Русская беседа
 
28 Мая 2018, 05:23:23  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2
  Печать  
Автор Тема: Неделя о блудном сыне  (Прочитано 2288 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 21 Февраля 2011, 09:20:45 »

Евангелие о блудном сыне



Лк., 79 зач., 15:11-32

Бескрайняя любовь Божия к людям являет себя в величайшем терпении, в величайшем прощении и в величайшей радости. Такая любовь на земле может быть уподоблена только любви материнской. Кто имеет большее терпение по отношению к какому бы то ни было живому творению на земле, чем мать ко своему чаду? Чье прощение превосходит материнское? Чьи очи так плачут от радости над исправившимся грешником, как очи матери над исправившимся чадом своим? Материнскую любовь на земле, с тех пор как существует земля, превзошел лишь Господь наш Иисус Христос Своею любовью к роду человеческому. Его терпение простерлось до страшных мук на Кресте; Его прощение изливалось из сердца и уст Его даже и с самого Креста; Его радость о покаявшихся была единственною радостью, озарявшею Его мученическую душу в течение всей жизни на земле. Только любовь Божественная превосходит любовь материнскую. Только Бог любит нас более, нежели мать; только Он проявляет по отношению к нам больше терпения, нежели мать; только Он прощает нам больше, нежели мать; и только Он радуется нашему исправлению более, нежели мать.

У кого нет терпения к нам, когда мы грешим, тот не любит нас. Не любит нас и тот, кто не прощает нас, когда мы каемся во грехах. А менее всего любит нас тот, кто не радуется нашему исправлению.

Терпение, прощение и радость суть три главные особенности Божественной любви. Сии суть особенности и всякой истинной любви – если вообще существует какая-либо иная любовь, кроме Божественной! Любовь без этих трех особенностей – не любовь. И если ты что-либо иное назовешь любовью, это то же самое, что козу или свинью назвать овцою.

В притче о блудном сыне Господь наш Иисус Христос представил пред нас икону истинной, Божественной любви, столь ясно написанную, что она трепещет пред нами живо, как этот мир, когда его после ночной тьмы осияет солнце. Две тысячи лет не бледнеют краски на иконе сей, и никогда не побледнеют, пока существуют люди на земле и любовь Божия к людям. Напротив, чем люди грешнее, тем живее, яснее, новее выглядит икона сия.

У некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение. Что может быть проще этого драматичного начала притчи? А какие судьбы скрываются под сею простотою! Под именем человека скрывается Бог, а под именем двух сынов – человек праведный и человек грешный, или все праведники и все грешники. Человек праведный старше человека грешного; ибо Бог в начале сотворил человека праведного, который затем сам сделал себя человеком грешным. Грешник требует раздела, раздела и с Богом, и с братом-праведником.

Также под двумя сынами подразумевается двойственность природы в одном и том же человеке: одна природа жаждет Бога, а другая влечет ко греху. Одна природа подвигает человека жить по закону Божию, по закону ума, как говорит апостол, а другая – по закону плоти (Рим.7:22-23). Духовный человек и плотской человек – сии суть два человека в одном и том же человеке. Духовный человек не может представить своей жизни отдельно от Бога, в то время как плотской человек полагает, что его жизнь только начинается разделением с Богом. Духовный человек – старший, плотской – младший. И по самому происхождению духовный человек старше, ибо рассказывается, как сперва Бог сказал: сотворим человека по образу Нашему (Быт.1:26), образ же Божий – духовной природы, а не плотской; и затем создал человеческую плоть из праха земного (Быт.2:7), в который вдунул предварительно сотворенный образ Свой, то есть духовного человека. Конечно, плоть человеческая, какою ее создал Бог, ни в чем не была грешною, хотя и была сотворена из праха земного. Но ею человек был приведен ко греху. И Ева была младше Адама. Она, созданная из плоти Адама, чрез желание плоти своей нарушила заповедь Божию и впала в искушение, и падением своим отделилась от Бога, а умом своим пошла в дальнюю сторону – в царство диавола.

Дай мне следующую мне часть имения. Так говорит грешник Богу. А что из принадлежащего человеку не принадлежит Богу? Прах; и ничто, кроме праха. Правда, и прах сотворен Богом, но прах не принадлежит существу Божию. И посему человек только прах может назвать своим; все прочее – Божие, все прочее принадлежит Богу. Пока человек не отделился от Бога, все Божие – и его. Как и сказал Бог: сын мой! ты всегда со мною, и все мое твое. Как и человек в этом случае может сказать: Все, что имеет Отец, есть Мое (Ин.16:15). Однако, когда человек желает отделиться от Бога и требует свою часть неизмеримого имения Божия, Бог может дать Ему ничто – и пребудет праведен. Ибо человек без Бога – ничто, и все его имение – ничто. Дав же ему прах, то есть одно тело без духа, без души и без каких бы то ни было духовных даров, Бог все-таки дал более, нежели следует человеку; и дал ему это не по правде, а по милости. Но поскольку милость Божия несравнимо больше, чем милость матери к своему чаду, то Бог дает Своему грешному сыну и нечто большее, нежели прах. А именно, наряду с телом, Он оставляет ему в теле душу, как и у животных, и, сверх всего того, оставляет ему и немногое из духовных даров: немного разума, совести, стремления к добру, лишь одну искру, чтобы только не отпускать его совсем как животное, равное другим животным.

И отец разделил им имение. Старший сын остался с отцом, дабы и далее пользоваться всем отцовским имением, а младший по прошествии немногих, дней…, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Не скрывается ли за сими словами по прошествии немногих дней тайна кратковременного пребывания Адама в Раю? Совершив грех, Адам тем самым потребовал и добился раздела с Богом. Отделившись от Бога, он увидел наготу свою, то есть увидел: без Бога он – ничто. И Бог, по милости Своей, не отпустил его нагим, но сделал ему одежды – в соответствии с его умалившимся ростом; одел его в те одежды и отпустил (Быт.3:21). Прах ты и в прах возвратишься, – говорит Бог Адаму. А это означает: «Твоим, в лучшем случае, является только прах, все прочее есть Мое. Ты требовал следующую тебе часть, Я тебе ее даю; но, чтобы ты мог жить и быть хотя бы тенью того, чем ты был доныне, Я даю тебе и более: даю тебе одну искру Своего Божественного достоинства».

Произошедшее с Адамом повторялось и повторяется с миллионами сынов Адамовых, которые грехом отделились от Бога и со своим имением пошли в дальнюю сторону. Бог никого не принуждает оставаться с Ним, ибо Бог сотворил человека свободным и, будучи верен Самому Себе, никогда не желает побеждать сей человеческой свободы.

А что делает безумный грешник, когда отделится от Бога? Младший сын пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Это сделал не только один грешник; это сделал не только младший сын отца сего; это делает всякий человек, когда отделится от Бога, всякий без исключения. И исчезоша в суете дние их (Пс.77:33).

Живя распутно. Что сие значит? Это значит – проводя дни во всяком грехе и беспутстве, в пьянстве, ссорах, гневе, расточительности, наипаче же в блуде, который более всего и быстрее всего губит жизненные силы и угашает Божественную искру. Когда человек не имеет любви, он предается страстям. Когда человек оставляет стезю Божию, он оказывается в сетях многих путей и бегает туда-сюда: то по одному пути, то по другому. Распутник держит секиру при корне своей жизни и каждый день надрубает секирою корень, пока дерево не начнет в муках засыхать.

Живя распутно, блудный сын расточил все имение свое, полученное от отца. Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться. В той дальней стране, удаленной от Бога, всегда голод, ибо земля не может насытить алчущего человека, лишь усиливая его голод своею пищей. Земля едва может утолить голод бессловесных животных, но никак не человека. В дальней стране всегда голод; однако для грешника, совершенно забывшего Бога и расточившего все жизненные силы, дарованные ему по милости Божией при разделе, настал великий голод, то есть такой голод, который земля, что бы она ни предлагала, не могла утолить ни на мгновение. Так происходит и ныне со всяким грешником, ненасытно и полностью предавшимся земле, плоти и плотским наслаждениям. Наступит момент, когда грешнику омерзеет и земля, и плоть, и все земные и плотские наслаждения. Все сие станет для него мерзостью и смрадом. Тогда он начинает жаловаться на весь мир и проклинать жизнь. С истощенными силами и телесными, и душевными, он чувствует себя полою и сухою тростью, чрез кою дует хладный ветер. Все для него мрачно, все для него отвратительно, все для него гнусно. Находясь в таком положении, он не знает, что делать с самим собою. Он перестал верить в эту жизнь, кольми паче в жизнь вечную. Жизнь вечную он забыл, а временную возненавидел; и Бога он забыл, а мир сей возненавидел. Что ему теперь делать? Куда идти? Вселенная ему тесна. И нигде нет дверей для выхода из нее. И могила означает не выход, но вход. Когда же его положение становится столь отчаянным, является ему диавол, который и до того постоянно был с ним и вел его от зла ко злу – но сокровенно и неявленно. А ныне он является грешнику, берет его к себе на служение и посылает его на поля свои пасти свиней. Ибо написано: и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней. Так бывает и со всяким непослушливым сыном, отделившимся и удалившимся от отца своего: уходит он от отца с гордыми и великими планами о своем счастье, а в конце концов становится слугою у худшего себя, свинопасом при чужих свиньях. Но под именем одного из жителей страны той, несомненно, подразумевается диавол. И хотя он здесь изображается в виде человека, как и отец назван человеком, тем не менее, этот образ совершенно противоположен образу человека-отца, от коего отделился безумный сын. Сие человек, однако человек не из Царства Небесного, но из некоего третьего царства – царства мрака и ужаса, смрада и пламени, царства бесовского. У первого человека – Отца – грешник носил имя сына, а у сего человека – диавола – он нарекается слугою. У человека Отца он блаженствовал во всяком изобилии, а у человека диавола он голодает, и притом настолько, что рад поесть тех рожков из-под земли, коими питаются свиньи; но и этого ему не удается. И он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Под свиньями, в более глубоком смысле, подразумеваются бесы, жители царства диавольского. Ибо бесы суть носители всякой нечистоты, а свинья – явственный символ нечистоты. Когда Господь изгнал бесов из одержимого в Гадаре, Он послал их в свиней. Как свиньи роются в земле, так бесы роются в человеке, доколе не найдут в нем какой-либо душевной нечистоты себе в пищу. Под рожками поэтому следует понимать всякую нечистоту внутреннего человека: злые мысли, грязные желания, себялюбивые намерения, грехи, пороки, страсти – особенно страсти. Все, что душу человеческую истощает и иссушает, то бесов питает и утучняет. Все, что растет во мраке души человеческой, не освещенной прямым Божиим светом, подобно тому как растут рожки во мраке подземном, все сие является нечистою пищей бесов. Но и этой пищи бесы не давали наемнику диавола. Той самою пищей они кормили его, пока он всецело не попал под их власть; а теперь, когда он уже полностью был в их руках, они не имели более нужды чем-либо кормить его. Их пища есть яд, а он уже был весь насквозь отравлен. И се, его яд ныне служил им пищею. Они грызли душу его, ожидая лишь ее исхода от тела, дабы питаться еще большими ее муками во тьме внешней. Как говорит венценосный пророк: Яко погна враг душу мою, смирил есть в землю живот мой, посадил мя есть в темных, яко мертвыя века (Пс.142:3). Се, блудный сын был яко мертвый и прежде телесной смерти!

Но в этот момент крайнего отчаяния, крайнего голода и крайнего ужаса вспыхнула в блудном сыне некая искра. Нечаянная и позабытая искра! Откуда же взялась она в холодных углях? Откуда в трупе искра жизни? А вот откуда: как мы сказали вначале, Отец при разделе с сыном дал ему более, нежели тому следовало. Дал Он ему, вместе с прахом, и искру совести и разума. Мудрый и милостивый Отец словно говорил Самому Себе, отделяя часть имения младшему сыну: «Добавлю Я ему еще и это, немного совести и разума; именно того, от чего он хочет отделиться. Пусть, они ему понадобятся. Он идет в холодную и голодную страну; и когда постигнет его величайшая скорбь, сия единственная искра может осветить ему путь назад ко Мне. Пусть, пусть он возьмет ее с собою; воистину, она ему пригодится. Искра сия спасет его».

И вот, эта искра вспыхнула в самой непроглядной тьме, в полночь, когда блудный сын уже сошел в третье царство и предался служению диавольскому. Как чудесный светильник, возгорелся в нем давно позабытый свет совести и разума. И при свете том он пришел в себя. И только при свете том узрел он, в какую пропасть пал, каким смрадом дышал и жил, к какому гнусному обществу присоединился. При свете сего таинственного светильника, который поддерживала в его душе милостивая Отчая рука, он пробудился от своего ужасного сна, и тогда начал сравнивать свою жизнь, бывшую у Отца, со своей теперешней жизнью.

(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 12 Февраля 2012, 12:39:20 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 21 Февраля 2011, 09:21:22 »

(Окончание)

Придя же в себя (Придя же в себя; из сего явственно следует, что, «доколе он творил зло, он был вне себя». Блж. Феофилакт. Воистину, блуждая чувствами вне себя, мы сами от себя удаляемся, выходим из себя и покидаем Царствие Божие, кое внутрь нас, внутрь вас есть – Лк.17:21), сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. Как только искра вспыхнула в душе блудного сына и как только он сравнил жизнь у Отца своего с жизнью на чужбине, он тут же пришел и к решению: встану, пойду к отцу моему. Встану, – говорит он, ибо видит свое страшное падение. Третьего пути нет: или вниз на самое дно пропасти диавольской, или вверх, к Отцу своему. А Отец богат-пребогат; у Него никогда не бывает голода; Его наемники избыточествуют хлебом, а я, будучи сыном, умираю от голода. Под хлебом подразумевается жизнь, под наемниками – сотворенные Богом существа, низшие человека, животные и прочие. Блудный сын пал ниже животных и пожелал иметь хотя бы столько жизни, сколько ее имеют животные. Животные суть несвободные существа, и ими Бог управляет исключительно Своею силой и по Своей воле. И им Бог дает столько жизни, сколько им необходимо, печется о них и удовлетворяет их потребности. А блудный сын расточил распутством даже те жизненные силы, кои Бог дает животным и коими животные не злоупотребляют.

Я согрешил против неба и пред тобою. Под небом здесь подразумеваются, во-первых, святые ангелы Божии вообще, наипаче же ангел-хранитель; а во-вторых, Божественные дары, которые Бог дает всякому человеку и которые представляют небо даже в грешниках и по внутреннему человеку …удовольствие в законе Божием (Рим.7:22). А что здесь под небом имеются в виду ангелы Божии, видно из слов Самого Господа: Так, говорю вам, бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся (Лк.15:7-10). Если же бывает радость о кающихся, то бывает и скорбь о нераскаянных грешниках. Преисполненные любви и преданности Богу, святые ангелы смотрят на всякий грех пред их Творцом как на грех против них самих. Что под небом подразумеваются и присутствующие в человеке духовные дары, данные ему от Бога, явствует из приведенных слов апостола Павла, как и из следующих его слов: Не знаете ли, что тела ваши – суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои (1Кор.6:19)? А еще яснее это видно из слов Спасителя: Царствие Божие внутрь вас есть (Лк.17:21). И, таким образом, согрешающий пред Богом неизбежно согрешает и против ангелов Божиих, и против праведника, который есть в нем от Бога, а сие значит – против неба. Потому и говорит кающийся: я согрешил против неба и пред тобою. Так безгранична и преумилительна любовь Божия! Каково доныне было Его терпение по отношению к грешнику, таковы же ныне Его прощение и Его радость. Как только грешник покается и вступит на стезю, ведущую к Богу, Бог уже спешит ему в сретение, принимает его, падает ему на шею, целует его. Велика радость матери, видящей исправление сына; велика радость пастыря, нашедшего пропавшую овцу; велика радость женщины, отыскавшей потерянную драхму; но все сие не может сравниться с радостью Божией, когда грешник покается и возвратится к Богу. Как только началось покаяние в сердце нашем, хотя мы еще далеко-далеко от Бога, Бог уже видит нас и быстрее солнечного света, устремляющегося в темную землю, идет нам в сретение. В сретение новому человеку, который чрез покаяние зачинается в нас! Ты разумел еси помышления моя издалеча, – восклицает пророк, обращаясь ко Всеведущему (Пс.138:2). Спешит Отец Небесный нам на помощь, простирает руки Свои и поддерживает нас дабы мы не пали назад, снова в пропасть бесовскую на поле свиное, в страну голода. Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам, – говорит апостол Иаков (Иак.4:8 ). О, помощь скорейшая! О, руки благословеннейшие! Если мы еще не угасили в себе и последней искры совести и разума, то должны устыдиться пред таковою любовью Божией, должны как можно скорее покаяться и поспешить с опущенными долу очами и вознесенными горе сердцами в объятия своего оскорбленного Родителя.

И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его.

Когда покаявшийся сын предстал пред отцом, он сказал ему то, что и задумал: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. Но этим он даже еще не закончил всего, что желал сказать. Он еще хотел добавить: прими меня в число наемников твоих. Однако отец и не дал ему завершить. Отец не допустил, чтобы покаянник унижался, прося у отца сделать его своим наемником. Потому отец прервал его и начал обнимать его и целовать. Его, столь оборванного, и грязного, и иссохшего, и одичавшего, начал милостивый отец обнимать и целовать и крикнул рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. Лучшая одежда представляет собою все богатство и красоту духовных даров Божиих. Сие есть одежда святости и чистоты, в какую был облечен Адам до грехопадения и ухода от Бога в дальнюю сторону. Сия одежда есть Сам Христос; потому она и называется лучшею. Нет на небесах одежды лучше сей. И апостол говорит: все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись (Гал.3:27). Душа, обнаженная от всякого блага, полностью совлекается; ее старая, грязная и изорванная одежда отбрасывается, душа же облекается в одежду новую. Эта новая одежда души представляет собою нового человека, покаявшегося, возрожденного, прощенного и принятого Богом. Без новой одежды сей никто не может пребывать в Царствии Божием, что ясно видно из притчи Христовой о брачном пире царского сына (Мф.22:1-14). Это облачение, по словам апостола, составляют милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение… Более же всего… любовь, которая есть совокупность совершенства (Кол.3:12-14; сравни: Еф.4:24; Откр.7:14; Зах.3:3-4).

Перстень на руку означает венчание души со Христом. Покаявшийся разрывает все блудные связи с миром сим, прилепляется душою своею ко Христу и пребывает с Ним в нераздельном единстве. Это обручение происходит силою и благодатью Святаго Духа, за печатью Коего хранятся дары небесные.

Дайте… и обувь на ноги, – говорит отец рабам своим. Обувь означает силу воли, с которою человек пойдет по пути Божию, исполнившись решимости, не уклоняясь направо и налево, не озираясь назад.

Под откормленным и закланным теленком следует понимать Самого Господа нашего Иисуса Христа, Который предал Себя на заклание ради очищения грешников от грехов. Под рабами подразумеваются или ангелы, или священники. Если под домом отчим имеется в виду только небо, тогда под рабами надо разуметь ангелов; если же считать, что дом отчий есть Церковь Божия на земле (а это столь же верно), то в таком случае под рабами должно понимать священников, призванных совершать Таинство Жертвы Христовой и им питать людей в жизнь вечную. Что здесь прежде всего имеется в виду Церковь, ясно из следующего: блудный сын еще не умер телесно, а пока человек не разлучится от своего тела, он принадлежит к Царствию Божию в виде Церкви Божией на земле. Но под рабами, наряду со священниками, подразумеваются и ангелы. Это явствует, во-первых, из того, что ангелы присутствуют в храме при совершении Святых Таинств, а во-вторых, из того, что чрез ангела-хранителя Бог направляет людей на стези спасения.

Ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. Тело его еще кое-как существовало, но душа была мертва. Одна оставшаяся в нем искра Божественного дара загорелась и оживила всю его душу. Он был осужден с той самой минуты, как потребовал раздела от Отца своего. И нашелся. Это значит: он нашел себя при свете Божией искры, ибо до того он сам себя потерял. Бог знал о нем и не терял его из вида до последнего мгновения, до мгновения покаяния.

И начали веселиться. Услышав обо всем происшедшем, старший сын осердился и сказал отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка. Так праведный сын сказал отцу. Так сердито говорят Церкви многие праведники, когда Церковь с радостью и умилением принимает покаявшихся грешников и допускает их ко святому Таинству Причастия. Так могут сказать Богу и ветхозаветные праведники, видя, как Бог принес Сына Своего Единородного в жертву младшему и более грешному поколению человечества. «Ты никогда не дал нам и козленка!» То есть: в сравнении с огромною жертвой, которую Ты приносишь для этих наших грешных и блудных потомков, для нас Ты не пожертвовал даже самым малым и незначительным. А поскольку коза вообще означает грех, то те же самые праведники могут сказать: «Нам Ты запрещал совершать и самый малый грех – малый и незначительный, как козленок; в то время как ныне Ты награждаешь грешное поколение сие величайшим благом, какое имеешь, – жертвою Сына Своего!» А если мы пойдем еще дальше, то увидим, что эта с виду простая притча обымает сущность всей истории рода человеческого, от падшего Адама до величайшего Праведника, Господа нашего Иисуса Христа, Который в отношении к человечеству, Адаму и его потомкам, есть как бы Старший Сын Отца Небесного – хотя Единый Рожденный, а не усыновленный. Если бы Сам Господь Иисус Христос говорил, как обычный смертный человек, Он мог бы сказать Отцу Своему: «Адам согрешил и отпал от Тебя; и он, и все его потомки похулили имя Твое, а ныне Ты ему и его потомкам приуготовляешь такую славу и радость, какую и Я, и все небеса мало когда знали». Конечно, Господь наш Иисус Христос никогда бы и не мог осердиться на Отца Своего Небесного и никогда бы так не сказал Отцу Своему, исключая тот случай, если бы Он намеренно, переносясь в наши сердца, изрек сие как укор и поучение для нас, дабы мы не гордились своею праведностью и в гордости этой не презирали покаявшихся грешников. Как если бы Он хотел сказать нам: «Если Я, Превечный Праведник, от вечности нераздельно сущий со Отцем, не протестую против принятия покаявшегося Адама обратно в Царствие Небесное, как можете вы, праведные со вчерашнего дня, а грешные еще с первого греха Адамова, протестовать против любви Божией к покаявшимся грешникам?»

Сын мой! – сказал ему отец, – ты всегда со мною, и все мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся.

Так Бог умиряет праведника, напоминая ему о безмерных благах, коими тот вместе с Ним обладает и располагает. «Все Мое твое. С возвращением твоего покаявшегося брата твои блага не умаляются, а твоя радость должна возрасти. А о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся».

Так завершается эта притча, сама по себе являющаяся целым Евангелием тайн и поучений. Тот, кто будет молитвенно углубляться в притчу сию еще более, откроет в ней еще больше тайн и поучений. Слава Господу нашему Иисусу Христу, давшему нам притчу сию, словно полную сокровищницу премудрости, из коей поколение за поколением черпает для себя Богопознание и самопознание, научаясь любви чрез терпение Божие, прощению чрез человеколюбие Божие и радости чрез радость Бога, приемлющего покаявшихся грешников. Слава и Его безначальному Отцу и Животворящему Духу – Троице Единосущной и Нераздельной, ныне и присно, во все времена и во веки веков. Аминь.

Святитель Николай (Велимирович)

http://www.pravoslavie.ru/put/44816.htm
« Последнее редактирование: 12 Февраля 2012, 06:26:38 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 12 Февраля 2012, 09:25:37 »

Подражание в покаянии

Проповедь иерея Сергия Карамышева в неделю блудного сына



Пришедши в себя, сказал…
Встану, пойду к отцу моему, и скажу ему: Отче! Я согрешил против неба и пред тобою...
/Лк. 15, 17-18/.

В сегодняшней евангельской притче рассказывалось, как младший сын, тяготясь строгой, но справедливой, опекой своего отца, выпросил принадлежавшую ему по праву наследства часть имения; ушел с этим отцовским богатством «на страну далече» и расточил его, «живя блудно». Потом в той стране случился голод, и бедняга нанялся к одному из чужестранцев пасти свиней. Он желал от нестерпимого голода наполнить чрево кормом, предназначенным для животных, но и этого ему не позволяли сделать.

Перед нами притча, иносказание. Под отцом здесь разумеется Господь Бог, а под младшим сыном - душа человеческая, обольщенная прелестями мiра сего и отпавшая от своего Создателя и Благодетеля. Указанное отпадение знакомо в какой-то мере всякому христианину. У кого-то оно продолжается десятилетия, у кого-то - годы, у кого-то - часы, а у кого-то - считанные секунды, ибо святые люди почитают отпадением от Бога всякое суетное блуждание мыслей. Так что никто не говори: эта притча не про меня. Всякая душа получает от Бога многие дарования: жизнь, родителей, веру, добрые качества души, разум, телесную крепость, различные таланты и способности. Свое у нас - это грехи, а все хорошее - от Бога. Поэтому желание младшего сына назвать часть отцовского имения своим обнаруживает в его сердце неправомыслие, зависть и гордость. Таковым был и путь падения Денницы: он стал почитать божественную славу, которая его окружала, своим достоянием, и через это стал диаволом.

Итак, в начале всякого отпадения от Бога лежит гордость души. Вслед за нею, как за великой змеей, вползают прочие, более мелкие, змеи страстей, присасываются к душе человека и истощают ее. Она очень быстро нищает, опустошается и начинает истаевать от духовного голода. Возвышенные стремления глохнут, душа опускается и начинает пресмыкаться по земле, т.е. вести чисто биологическое, скотское, существование.

Основываясь на святоотеческом опыте, мы вкратце изъяснили общий смысл первой половины притчи в применении ее к каждому отдельно взятому христианину. Однако она столь же хорошо применима и к целому народу, в особенности к нам сегодня.

Православный Русский народ, предводимый от Бога поставленными вождями: Божиими Помазанниками и архиереями, путем напряженных трудов, скорбей и борений, отстоял свою свободу и создал мощную государственность. Под приветливой ее сенью укрылись многие малые народы, благодаря чему сохранили свою самобытность.

Наши предки имели смиренное о себе мнение. Землю свою они называли Святой Русью. Святость - достояние Божества. Это значит, что землю свою они разумели Божией собственностью. Называли наши предки Русь домом Пресвятой Богородицы, а себя слугами в этом доме. На вопрос: что с тобой будет? Отвечали: «На то воля Божия да Государева».

Не так отвечали жители Западной Европы, некогда, в древности, также сиявшей Православием. Они на протяжении столетий все дальше отпадали от Бога своей гордостью. Потому, как у евангельского младшего сына, у них не замедлили явиться стремления к своеволию, как в вопросах церковных, так и в государственных. С горы идти легче, чем в гору, и они резво побежали с горы богопознания в страну познания материального мiра, игриво насвистывая веселые песенки. Но ниже этой страны, кишащей змеями чувственных страстей, лежит только адская бездна. И мiр, влекомый так называемыми передовыми странами, теперь медленно в нее погружается.

Когда Русское Царство уверенно утвердилось на просторах Европы и Азии, постепенно стало вызревать в нашем народе греховное стремление - как и у всякого блудного сына - назвать Божие достояние своим и жить по своей воле. Прежде русские люди понимали главным образом обязанности, священный долг перед Богом и Царем. Теперь же начались поползновения в сторону прав и привилегий. На этих стремлениях, как на дрожжах, разбухло чудовище гордыни сначала в дворянском сословии. За ним потянулись прочие.

Глядя сквозь туман собственного умопомрачения, как веселится безпечная Европа, стали некоторые помышлять: и что мы все штурмуем эту гору? Ей конца и края не видно. Вот живут же люди в спокойных долинах. И мы могли бы жить также. Побежали наиболее малодушные из Русских в смрадные долины и «завязли в грязи западной по уши», как выразился свт. Феофан Затворник. Сначала единицы, потом сотни, тысячи, и вот уже миллионы русских людей понеслись вниз с горы, чтобы разбиться насмерть. Имея мысли в долинах, кишащих материальными благами, подходили к Богу и Царю с ясно читаемым в глазах требованием: «дай мне следующую мне часть имения». И давали русские Цари все большие права все большему числу подданных, сами изнемогая под тяжестью царского венца, уже почти никем не поддерживаемые, терпя поношения и клевету за свою доброту от многочисленных иуд и хамов.

И вот младшие сыны Русского народа, предводимые интернациональной бандой, часть свободы и имения получают от Царя, другую часть забирают силой, убив Царя. Что же дальше? Все та же знакомая картина: расточил Русский народ все отцовское имение, живя распутно, гоняясь за призраками материальных благ, и вот теперь нанимается к иноплеменникам пасти свиней и питается отходами, которые ему пренебрежительно кидают: материальными и информационными.

Подобное явление, конечно, не впервые совершается в человеческой истории, но впервые в таком грандиозном масштабе и с такими ужасающими подробностями. Пророк Божий Иеремия 2600 лет назад оплакивал гибель царства Иудейского, которая постигла последнее за те же преступления - попрание Божиих законов и чужебесие /следование нечестивым обычаям безбожных народов/.

«Вспомни, Господи, что над нами совершилось; призри и посмотри на поругание наше. Наследие наше перешло к чужим, домы наши - к иноплеменным; мы остались сиротами, без отца; матери наши - как вдовы. Воду свою пьем за серебро, дрова наши достаются нам за деньги… Протягиваем руку к Египтянам, к Ассириянам, чтобы насытиться хлебом. Отцы наши грешили: их уже нет, а мы несем наказание за беззакония их. Рабы господствуют над нами, и некому избавить от руки их… Упал венец с головы нашей; горе нам, что мы согрешили! От сего то изнывает сердце наше; от сего померкли глаза наши… Обрати нас к Тебе, Господи, и мы обратимся; обнови дни наши, как древле. Неужели Ты совсем отверг нас, прогневался на нас безмерно?» /Плач. 5/.

В начертанной пророком Иеремией картине нашим дням не хватает только страшного разврата, подлейшего лицемерия, моря лжи и злобы; преступной человеконенавистнической идеологии, подспудно насаждаемой массовому сознанию. Телевидение и прочие средства массовой информации - эти мировые отстойники общечеловеческой грязи - льют свою зловонную жижу в отверстые посредством зрения и слуха двери наших душ. Зловонная жижа струится по нашим квартирам и домам, льется потоками по городам и весям. На их улицах отовсюду нагло прет в глаза реклама табака, спиртных напитков, пищи и скотских удовольствий. От обилия изображений обнаженных тел заведения, торгующие печатной продукцией, напоминают мясные лавки, предлагающие в богатом ассортименте человеческое мясо. На эстраде редко увидишь что-нибудь иное, кроме обезьяньих ужимок; редко услышишь что-нибудь иное, кроме скотских завываний. Сколько можно терпеть это скотство, сколько можно спокойно поглощать душой это информационное пойло, рассчитанное на свиней?! Неужели истинно православный, а не по названию только, когда-нибудь согласится с постоянно внушаемой ему извне мыслью, что человек рождается на свет лишь для того, чтобы есть, пить, курить, удовлетворять свою похоть, кривляться под шаманские завывания нынешних мракобесов, играть в идиотские теле- и компьютерные игры, оставить после себя чахлое полудебильное потомство, а самому стать пищей могильных червей?

Если вы с этим не согласны, выходите из страны духовного изгнания, смойте с себя ее грязь, растопчите без пощады худшую часть своей души, ту, в которой гнездятся: безбожие, безсовестность, гордость и неразлучные от них скотские поползновения. Тогда лучшая часть души понесет вас точно на легких крыльях к вершинам богопознания. А стоит вам самим приобщиться благодати Отца Небесного, не останется неизменной и окружающая вас обстановка. Освящайте свои души, и ваше земное отечество вновь, как древле, сочетается с небесным, и явится омытая слезами покаяния Святая Русь.

Начните каждый не только со своей души, но и со своего жилища: сжигайте без пощады безбожные и развратные книги, порнографию и гороскопы; уничтожайте безбожные и развратные аудио- и видеокассеты, диски и все тому подобное. Разбивайте без сожаления изваяния знаменитых безбожников. Место всей этой нечисти - в геенне огненной. Ибо Господь Сам говорит в Св. Евангелии: «Пошлет Сын Человеческий Ангелов своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие; и ввергнут их в печь огненную, там будет плач и скрежет зубов». /Мф. 13, 41-42/. Не хотите, чтобы имеющиеся в вашем распоряжении соблазны увлекли вас в геенну, сами уничтожьте их. Не смотрите на их призрачную ценность; подражайте в этом деле обращенным ап. Павлом от чернокнижия, т.е. магических, колдовских книг, жителям г. Эфеса, которые, как повествует книга Деяний св. Апостолов, «собрав книги свои, сожгли пред всеми, и сложили цены их, и оказалось их на 50 тыс. драхм. С такою силою возрастало и возмогало слово Господне» /Деян. 19, 19-20/. \Названная сумма соответствует 10-ти тысячам русских царских рублей\.

Избавляйтесь от ползущего во все щели информационного зловония. Оградите холодным презрением места тиражирования порока - и они захиреют, из славных сделаются ничтожными. Называйте эти места заслуженными именами. Назовите киоск, обвешанный порнографией, помойкой или сточной канавой. Назовите точку по продаже самогона и разведенного спирта свиным хлевом - и достаточно на первое время. Само имя будет заключать в себе приговор и проклятие. А то, что проклинается каждый день по тысяче раз, не может устоять.

Будем подражать евангельскому блудному сыну в его покаянии, раз уж сумели подражать ему в грехе. Блудный же сын, «пришедши в себя, сказал… Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! Я согрешил на небо и пред тобою…» /Лк.15, 17-18/. Не стал он ждать и колебаться, ибо нечего ему было терять в далекой стране греха. Что можно было, он все уже потерял: богатство, невинность, честь. Осталась одна только жизнь. И потек он от великой душевной туги в дом отца своего, пал ему в ноги со слезами и сказал: «Отче! Я согрешил на небо и пред тобою, и уже недостоин называться сыном твоим. Прими меня в число наемников твоих.» Как в начале отпадения была гордость, так в начале обращения лежит смирение. Будем подражать в этом драгоценнейшем качестве блудному сыну, ибо « Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Притч. 3, 34). И милосердный отец простил ему все, радуясь пробудившейся сыновней любви, потому что нет для родительского сердца ничего ее драгоценнее. Он распорядился устроить пир, ибо говорил «Сын мой сей был мертв и ожил; погибал и нашелся».

Поистине мертв душой всяк возлюбивший страну греха и поправший любовь Отчую. Но придите в себя, очнитесь, теките к Небесному Отцу, припадите к Нему со слезами, исповедуя грехи свои без всяких лукавых самооправданий. И не смущайтесь. Никого Небесный Отец еще не отталкивал. Аминь.

Иерей Сергий Карамышев, настоятель храма Св. Троицы пос. Каменники Рыбинского благочиния Ярославской епархии

http://www.ruskline.ru/news_rl/2012/02/11/podrazhanie_v_pokayanii/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 12 Февраля 2012, 12:38:42 »

Поучение в неделю блудного сына.
О покаянии




Возлюбленные братия! Святая Церковь, эта чадолюбивая мать верующих, родившая их во спасение и принимающая на себя все заботы, чтоб чада ее не лишились своего наследия – Неба, приготовляя их к успешному совершению наступающего подвига святой Четыредесятницы, постановила сегодня читать на Божественной Литургии притчу Господа нашего Иисуса Христа о блудном сыне.

В чем заключается подвиг святой Четыредесятницы? Это – подвиг покаяния. В настоящие дни мы стоим пред временем, преимущественно посвященном покаянию, как бы пред вратами его, и воспеваем исполненную умиления песнь: покаяния отверзи нам двери, Жизнодавче! Что наиболее обнаруживает ныне слышанная нами во Евангелии притча Господа нашего? Она обнаруживает непостижимое, бесконечное милосердие Отца Небесного к грешникам, приносящим покаяние. Радость бывает пред ангелы Божиими о едином грешнице кающемся (Лк. 15: 10), – возвестил Господь человекам, призывая их к покаянию, и, чтоб эти слова Его сильнее запечатлелись в сердцах слышателей, благоволил дополнить их притчею.

«Некоторый богатый человек, – поведает евангельская притча, – имел двух сынов. Младший из них просил отца, чтоб он выделил следующую ему часть имения. Отец исполнил это. По прошествии немногих дней меньшой сын, забрав доставшееся ему имущество, ушел в дальнюю страну, где расточил имение, проводя жизнь распутную. Когда он прожил все, в стране той сделался голод. Сын богача не только начал нуждаться, но и пришел в бедственное состояние. В такой крайности он пристал к одному из местных жителей, а тот послал его на поля свои пасти свиней. Несчастный, томимый голодом, рад был бы наполнить чрево тем грубейшим кормом, которым питались свиньи! Но это оказалось невозможным. В таком положении он, наконец, очувствовался и, вспомнив обилие, которым преисполнен дом отцовский, решился возвратиться к отцу. В мыслях он приготовил, для умилостивления отца, сознание греха, сознание своего недостоинства и смиренное прошение о причислении уже не к семейству отцовскому – к сонму отцовских рабов и наемников. С таким сердечным залогом младший сын отправился в путь. Еще был он далеко от родительского дома, как отец увидел его, увидел и сжалился над ним: побежал навстречу к нему, кинулся на шею ему, стал целовать его. Когда сын произнес приготовленные исповедь и просьбу, отец повелел рабам: “Принесите лучшую одежду, облеките его ею, возложите перстень на руку его и наденьте сапоги на его ноги. Приведите и заколите тельца упитанного: мы вкусим и возвеселимся. Этот сын мой был мертв, но ожил, пропадал, но нашелся!” Старший сын, всегда покорный воле отца, и находившийся на поле, возвратился во время пира в дом. Он нашел странным поведение отца в отношении к младшему сыну. Но отец, воодушевляемый праведностию любви, пред которою всякая другая праведность скудна, ничтожна, возразил ему: “Сын мой! Ты всегда со мною, и все мое – твое. А тебе надлежало бы возрадоваться и возвеселиться о том, что этот брат твой был мертв и ожил, пропадал, и нашелся!”» (См. Лк. 15: 11-32).

Меньшой сын, по изъяснению святых Отцов[1], может быть образом и всего падшего человеческого рода и каждого человека-грешника. Следующая часть имения меньшему сыну – дары Божии, которыми преисполнен каждый человек, преимущественно же христианин. Превосходнейшие из Божиих даров – ум и сердце, а в особенности благодать Святого Духа, даруемая каждому Христианину. Требование у отца следующей части имения для употребления ее по произволу – стремление человека свергнуть с себя покорность Богу и следовать своим собственным помыслам и пожеланиям. Согласием отца на выдачу имения изображается самовластие, которым Бог почтил человека в употреблении даров Божиих. Дальняя страна – жизнь греховная, удаляющая и отчуждающая нас от Бога. Растрата имения – истощение сил ума, сердца и тела, в особенности же оскорбление и отгнание от себя Святого Духа деяниями греховными. Нищета меньшего сына: это – пустота души, образующаяся от греховной жизни. Постоянные жители дальней страны – миродержители тьмы века сего, духи падшие, постоянные в падении своем, в отчуждении от Бога; их влиянию подчиняется грешник. Стадо нечистых животных – помышления и чувствования греховные, которые скитаются в душе грешника, пасутся на пажитях ее, они – неминуемое последствие греховной деятельности. Напрасно вздумал бы человек заглушать эти помышления и ощущения исполнением их: они наиболее невыполнимы! А и выполнение возможных человеку страстных помыслов и мечтаний не уничтожает их: возбуждает с удвоенною силою. Человек сотворен для Неба: одно истинное добро может служить для него удовлетворительною, жизнеподательною пищею. Зло, привлекая к себе и обольщая вкус сердца, поврежденный падением, способно только расстраивать человеческие свойства.

Ужасна пустота души, которую производит греховная жизнь! Невыносима мука от страстных греховных помышлений и ощущений, когда они кипят, как черви, в душе, когда они терзают подчинившуюся им душу, насилуемую ими душу! Нередко грешник, томимый лютыми помышлениями, мечтаниями и пожеланиями несбыточными, приходит к отчаянию; нередко покушается он на самую жизнь свою, и временную и вечную. Блажен тот грешник, который в эту тяжкую годину придет в себя и вспомнит неограниченную любовь Отца Небесного, вспомнит безмерное духовное богатство, которым преизобилует дом Небесного Отца – святая Церковь. Блажен тот грешник, который, ужаснувшись греховности своей, захочет избавиться от гнетущей его тяжести покаянием.

Из притчи Евангелия мы научаемся, что со стороны человека для успешного и плодовитого покаяния необходимы: зрение греха своего, сознание его, раскаяние в нем, исповедание его. Обращающегося к Богу с таким сердечным залогом, еще далече ему сущу, видит Бог: видит и уже поспешает к нему навстречу, объемлет, лобызает его Своею благодатию. Едва кающийся произнес исповедание греха, как милосердый Господь повелевает рабам – служителям алтаря и святым Ангелам – облечь его в светлую одежду непорочности, надеть на руку его перстень – свидетельство возобновленного единения с Церковью земною и небесною, обуть ноги его в сапоги, чтоб деятельность его была охраняема от духовного терния прочными постановлениями такое значение имеют сапоги – заповедями Христовыми. В довершение действий любви поставляется для возвратившегося сына трапеза любви, для которой закалается телец упитанный. Этою трапезою означается церковная трапеза, на которой предлагается грешнику, примирившемуся с Богом, духовная нетленная пища и питие: Христос, давно обетованный человечеству, приуготовляемый неизреченным милосердием Божиим для падшего человечества с самых минут его падения.

Евангельская притча – Божественное учение! Оно глубоко и возвышенно, несмотря на необыкновенную простоту человеческого слова, в которую благоволило облечься Слово Божие! Премудро установила святая Церковь всенародное чтение этой притчи пред наступающею Четыредесятницею. Какая весть может быть более утешительною для грешника, стоящего в недоумении пред вратами покаяния, как не весть о бесконечном и неизреченном милосердии Небесного Отца к кающимся грешникам? Это милосердие так велико, что оно привело в удивление самих святых Ангелов – первородных сынов Небесного Отца, никогда не преступивших ни единой Его заповеди. Светлыми и высокими умами своими они не могли постичь непостижимого милосердия Божия к падшему человечеству. Они нуждались относительно этого предмета в откровении Свыше, и научились из откровения Свыше, что им подобает веселитися и радоватися, яко меньший брат их – род человеческий – мертв бе, и оживе: и изгибл бе, и обретеся при посредстве Искупителя. Радость бывает пред ангелами Божиими даже о едином грешнице кающемся.

Возлюбленные братия! Употребим время, назначенное святою Церковию для приуготовления к подвигам святой Четыредесятницы, сообразно его назначению. Употребим его на созерцание великого милосердия Божия к человекам и к каждому человеку, желающему посредством истинного покаяния примириться и соединиться с Богом. Время земной жизни нашей бесценно: в это время мы решаем нашу вечную участь. Да даруется нам решить вечную участь нашу во спасение наше, в радование нам! Да будет радование наше бесконечно! Да совокупится оно с радостью святых Божиих Ангелов! Да исполнится и совершится радость Ангелов и человеков в совершении воли Небесного Отца! Яко несть воля пред Отцем Небесным, да погибнет един от малых сих (Мф. 18: 14) человеков, умаленных и уничиженных грехом. Аминь.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

http://www.pravoslavie.ru/put/4030.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 12 Февраля 2012, 12:41:38 »

Слово в неделю о блудном сыне



Наводит ли нас, братие, слышанная нами ныне притча о блудном сыне на те размышления, какие хочет вы­звать в нас посредством нее святая Церковь? Быть может, многие вы­слушали ее как бы в полудремоте, так что она не вызвала в них ника­ких воспоминаний, не навела ни на какие размышления? Другие, быть может, слушая притчу и сопровождавшие ее церковные песно­пения, снова пленялись ее красотой и трогательностью? Но и это еще не все то, чего желает святая Церковь, - она хочет, чтобы, слу­шая притчу, мы пришли к сознанию, что мы и сами - блудные сыны и дщери, чтобы, подобно блудному сыну, мы пали в раскаянии пред Отцом небесным и воззвали к Нему: Отче, согреших на небо и пред Тобою (Лк. 15, 18). Сделали ли мы это, братие, почувствовали ли горечь рас­каяния и желание пасть пред Отцом небесным, если не на землю, со слезами и великим самоуничижением, то хотя бы со скорбью в серд­це, мысленно?

Конечно, в нынешний гордый век весьма немногие склонны на­звать себя блудными сынами и дщерями. И они, быть может, правы с точки зрения мира, с той точки зрения, которая провозглашалась в наши дни открыто, когда учащиеся подростки обоего пола, ходя по улицам города, кричали: «Да здравствует свободная любовь!» Но ведь не должны мы забывать, что после суда мира мы будем еще судимы судом Евангелия Христова. Неужели мы можем оправдаться пред Богом за то только, что еще не погрязли в блуде и распутстве, как блудный сын притчи, если еще не утратили чистоту тела своего? Разве нечистые помыслы и вожделения не оскверняют нашего храма те­лесного еще более иногда, чем самое дело, совершенное посредст­вом тела? Разве, исполненные нечистыми и страстными помыслами, мы можем сделаться «храмами Духа Святого», к чему призываемся мы нынешним апостольским чтением (1 Кор. 6, 19)? Вспомним сло­во Христово о том, что даже взирающий на жену с вожделением со­вершает уже чрез то в сердце своем прелюбодеяние (Мф. 5, 28). Итак, хранили ли мы себя от нечистых помыслов и вожделений, ког­да ходили по улицам, когда увлекались не в меру чтением книг, воз­буждавших нечистые мечты и образы плотской любви, когда охотно беседовали о том же?

Будем измерять свое духовное настроение той мерой, какую ука­зал Господь, когда сказал: Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею (Мф. 22, 37)! Между тем мы, обольщая себя мыслью, что те или иные удовольствия мира сего дозволены или не запрещены в Евангелии Христовом, готовы преда­ваться им без меры и размышления, со страстью, которая совершен­но погашает в сердце нашем любовь ко Христу. Конечно, не запреще­но в Евангелии пользоваться благами мира, но в какой мере? Не за­поведал ли Господь всем Своим последователям (не инокам только) оставлять и даже возненавидеть ради Него жену, детей, братьев, сес­тер, имения (Лк. 14, 26), когда кто начинает любить их более, чем Христа, оставлять если не самым делом, то волею, путем подавления в сердце пристрастной любви, погашающей любовь ко Христу?

Ко­нечно, не запрещено людям ни наслаждаться благами мира, ни же­ниться, ни пользоваться вообще благами мира, но как пользоваться? Так, чтобы «имеющие жен были, как не имеющие, и плачущие, как не плачущие, и радующиеся, как не радующиеся, и покупающие, как не приобретающие» (1 Кор. 7, 29-30), то есть не предавались бы любви к миру с всепоглощающей страстью.

Не поэтому ли Господь, не запрещавший жениться и пользовать­ся благами мира сего, чрезмерное пристрастие ко всему этому при­равнивал к состоянию развращенного мира пред всемирным потопом или во время гибели Содома и Гоморры: Как было во дни Ноя, так будет и во дни Сына Человеческого: ели, пили, женились, выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и пришел потоп и погубил всех. Так же, как было и во дни Лота: ели, пили, покупали, продавали, садили, строили; но в день, в который Лот вышел из Содома, пролился с неба дождь огненный и сер­ный и истребил всех; так будет и в тот день, когда Сын Человеческий явит­ся (Лк. 17, 26-30).

Посему слышанная нами ныне притча да напомнит нам, братие, о всех путях нашей жизни, которыми мы ходили блудно! Не будем оправдывать себя и исключать из числа блудных сынов потому лишь, что не погрязли мы в порочных делах: ведь уже услаждение нечисты­ми помыслами и вожделениями в сердце есть прелюбодеяние духов­ное, так как из помыслов, как из семени, рождаются непременно и худые дела, когда не отгоняем от себя первых. Исполнимся и к са­мым помыслам той же ненавистью, какой исполнены были к врагам своим пленные евреи, воспевавшие: Блажен, иже имет и разбиет мла­денцы твоя (то есть Вавилона) о камень (Пс. 136, 9); именно помыслы, по духовному изъяснению святых отцов подвижников, должны мы подразумевать под младенцами Вавилона. Пусть не погашают в нас страстные помыслы и вожделения любви к дому Отчему, как прист­растие к благам мира побудило некоторых пленных евреев не воз­вращаться в отечество из пленившего их Вавилона! Будем подобно лучшей части еврейских пленников питать одинаковую с ними любовь к дому Отчему, возбуждая себя к тому словами песни их: Аще за­буду тебе, Иерусалиме, забвена буди десница моя, прильпни язык мой горта­ни моему, аще не помяну тебе, аще не предложу Иерусалима, яко в начале ве­селия моего (Пс. 136, 5-6), всякого земного удовольствия и радости.

Да не угасает в сердцах наших любовь, особенно к сему дому, в ко­тором собираемся для молитвы и поучений духовных, ибо Господь храм назвал домом Отца Своего по преимуществу, когда сказал: Дом Мой домом молитвы наречется (Мф. 21, 13; Ин. 2, 16; сравнить: Лк. 2, 46, 49). Кто с неохотой, с холодностью, даже с ожесточением приходит и стоит в доме сем, тот - блудный сын, ушедший из дома отчего «в страну далече». Посему возлюбим дом сей, чаще и с любовью будем сюда приходить к небесному Отцу Своему! Аминь.

Священномученик Фаддей (Успенский)

http://www.pravoslavie.ru/put/1588.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 12 Февраля 2012, 12:45:38 »

Синаксарь в неделю о блудном сыне

Стихи:
Кто, как и я, блудник, — дерзай, иди:
Ведь Божиих щедрот для всех открыта дверь.




В этот день мы празднуем возвращение блудного сына, которое божественные отцы поставили в Триоди на втором месте по следующей причине.

Поскольку некоторые знают за собой множество беззаконий, от юности жив блудно, проводя время праздно, в пьянстве и нечистоте, и таким образом впав во глубину зол, приходят в отчаяние, которое есть порождение гордости. Поэтому они никак не хотят перейти к исправлению, выставляя (в оправдание) пленение злом, из-за чего впадают в еще большее зло.

Святые отцы, проявляя и к таковым людям отеческое человеколюбие и желая избавить их от отчаяния, предлагают здесь настоящую притчу после первой, выдергивая с корнем эту страсть и восставляя их к приобретению добродетели, открывая много согрешившим, блудным преблагое Божие милосердие, показывая через эту притчу Христову, что нет таких грехов, которые могут превзойти Его человеколюбие.

Итак, два сына человека, то есть Богочеловека Слова — это праведные и грешные. Старший — это всегда пребывающий в исполнении заповедей Божиих и во благодати Его и никогда не отступающий от Него. А младший — возлюбивший грех и через постыдные дела отпавший от пребывания с Богом, грехом истощивший Божие человеколюбие, живя блудно. Он не сохранил целомудрия, послушался лукавого демона и по сластолюбию поработился его воле, но не мог удовлетворить желания. Ибо грех, разжигающий привычкой к временному наслаждению, ненасытен, и Господь в притче уподобляет его рожкам — пище свиней, потому что рожки кажутся вначале сладкими, а после бывают жесткими и грубыми, как плевелы; так же и грех.

Наконец, придя в себя, блудный (сын), погибающий от голода добродетели, возвращается к Отцу со словами: Отче! я согрешил против неба и пред Тобою и уже недостоин называться сыном Твоим (Лк. 15, 8 ). Но Отец принимает кающегося без укора, с распростертыми объятиями, являя Божественную и отеческую любовь. И дает ему одежду, то есть Святое Крещение, печать и обручение — благодать Всесвятого Духа, к тому же и сапоги, чтобы отныне змеями и скорпионами не уязвлялись стопы его ног, но наоборот, сами сокрушали их головы. Потом Отец ради него с величайшей радостью закалывает откормленного тельца — Сына Своего Единородного, и дает причаститься Плоти и Крови Его.

И как бы удивляясь бесконечному милосердию Отца, старший сын высказывает все свое негодование. Однако Человеколюбец и его приводит в молчание, приглашая тихими, кроткими и благосклонными словами, говоря: «Ты всегда со Мною, и надо было разделить с Отцом пир и радоваться, что сей сын Мой раньше был мертв грехом, — и ожил, раскаявшись в безрассудных делах; пропадал, удалившись от меня привычкой ко греху, — и нашелся Мною, пострадавшим (за него) по милосердию Своему и призвавшим его по милости Своей» (ср.: Лк. 15, 31—32).

Притча эта приложима и к еврейскому народу, и к нам. По той причине она помещена здесь святыми отцами, что, как сказано ранее, удаляет отчаяние и нерешительность начать добрую жизнь, поучает покаянию и обращению согрешившего подобно блудному. Ибо раскаяние — это лучшее оружие и сильная помощь против демонских стрел.

Христе Боже наш, по неизреченному Твоему человеколюбию помилуй нас. Аминь.

http://www.pravoslavie.ru/put/2106.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 12 Февраля 2012, 12:54:08 »

Толкование Евангелия на каждый день года.
Неделя о блудном сыне


Лк, 79 зач., 15, 11—32

Сказал Господь такую притчу: у некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться. Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым. Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка. Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и все мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся.



Притча о блудном сыне — о грехе и покаянии. Это рассказ об отношении человечества к Богу, народа к Царю, о том, как уходят сейчас от нас наши дети, и о том, как одно связано с другим. Заблудившийся сын — это прежде всего младший сын. Он требует у своего отца: «Отец, дай мне часть своего имения, то, что полагается мне по праву». Здесь уже начало всех бед.

Когда люди смотрят на Божии дары как на то, что Бог должен дать им, это оказывается безумием даже с практической земной точки зрения. Дай мне сейчас то, что причитается мне, а все мои права на имение в так называемом будущем мне не нужны, я отказываюсь от них. Величайшее безумие грешного человека заключается в том, чтобы довольствоваться немедленно частью, отказываясь от целого. Это желание теперь же получить на руки неважно сколько, только бы, так сказать, наличными, то есть, здесь в этой жизни получить все блага. Люди смотрят только на видимое, ищут сиюминутного успеха и немедленного наслаждения. А жизнь будущего века их мало заботит.

Почему этот юноша так хотел получить свою долю в полное свое распоряжение? Ему была тягостна опека отца, и он желал свободы — того, что ложно называется ее именем. Посмотрите на безумие большинства нынешних молодых людей. Им хорошо сумели объяснить через все существующие средства воздействия, что они никогда не станут хозяевами своей судьбы, пока не разорвут все Божии узы и вместо них не повяжут себя по рукам и ногам узами собственных похотей. Вот суть отступничества человека от Бога. Люди не хотят быть связанными Божественными заповедями. Они хотят сами быть как боги, знающие добро и зло. А в результате оказываются не знающими никакого зла и добра, кроме того, что нравится им.

Образы Отца Небесного, земного отечества и отца родного раскрываются в притче один через другой. И, кажется, порой сливаются. Этот юноша хочет удалиться от отцовского взора. Он не доверяет управлению своего отца, он хочет сам иметь свою долю, потому что думает, что отец будет ограничивать его траты, и ему это не нравится. Он горд собой, у него высокое мнение о своих способностях. Он думает, что если он возьмет свою часть имения, то управится с ней лучше, чем отец, и проявит себя более яркой личностью. Снова и снова слово Божие говорит нам, что гордость, более чем какой-либо иной грех, разрушает человека, особенно в молодости.

Мы видим, как добр и кроток отец к своему сыну. Он разделил свое имение. Но, видимо, старший сын пожелал, чтобы отец оставил его часть в своей власти. И мы видим, что он получил за это. «Все мое — твое», — слышит он от отца. Младший сын получил от отца, сколько хотел. Так он мог увидеть, по крайней мере, и по прошествии времени доброту отца. Благодаря этому он сможет понять свое собственное безумие, и что он не был столь мудрым управителем своих дел.

Как же он распорядился всем, когда получил свою часть? Он не замедлил истратить ее. И через короткое время превратился в нищего. Такое впечатление, что все его намерение было как можно скорее расточить все. И для этого, собрав все, он отправился в дальнюю страну.

Мы можем видеть, что жизнь блудного сына в этом удалении его в чужую страну представляет собой описание того духовного состояния, в котором оказался отпавший от Бога падший человек. Это прежде всего состояние разлуки с Богом, удаленности от него. Вот почему в Неделю о блудном сыне на утрени звучит впервые горестная песнь «На реках Вавилонских».

Этот юноша ушел из дома отца, а грех — всегда отступничество от Бога. Несчастье грешников заключается в том, что они удалились от Бога, и все более и более удаляются от Него. Мир — «страна далече», в которой люди живут. Но степени удаления могут быть различными. Мы ушли от родного дома так далеко, как только могли. Что такое ад в конце концов как не предельное удаление от Бога? И этот ад может начаться еще здесь на земле. Что такое немыслимые несчастья и беды на нашей земле, как не удаление от Бога? Как мы пришли в эту страну, которая когда-то называлась Русью Святой?

Притча показывает нам, что духовное состояние падшего человека — сплошное растрачивание жизни. Он расточил имение свое, живя распутно, с блудницами, и в короткое время все истратил. Так и мы промотали все богатство. О, если бы только земное! Добровольно идущие на грех расточают дары отцовские. Они тратят впустую свой ум и все силы души. Они не только закапывают в землю свои таланты, но бесстыдно продают их. Дары Божии, которые они должны были употребить на служение Богу и людям, употребляют на служение порочным желаниям. Душа человека становится заложницей мира, плоти и диавола, расточает свое богатство и живет распутно.

Далее притча показывает духовное состояние живущего грехом человека как состояние горькой нужды. Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться. Разгульная, расточительная жизнь скоро доводит человека до нищенской сумы. Особенно, когда приходят плохие времена, как расплата за плохое управление полученным добром.

Человек отказывается от милосердия Божия, предпочитая Ему жестокость диавола. Ради сладости греховной жизни, богатства преходящего мира совершил он этот отказ от Божиих даров, а теперь погибает от недостатка их.

Удалившемуся от Бога недостает самого необходимого для его души. У него нет ни пищи, ни одежды. Если бы только для внешнего человека! У него нет надежды, что ему будет дано утешение после мучительной смерти. Духовное состояние пожинающего плоды своего греха человека — это страна, где настал великий голод. Страдание и отчаяние усугубляются сознанием, что сам он, преодолевая все преграды, изо всех сил добивался этого.

Грех начинается с возвышения и гордости, однако, духовное состояние грешника с неизбежностью выявляется как низкое, рабское состояние. Когда разгульное веселье молодого человека довело его до нищеты, нужда заставила его пойти в рабское услужение. Он пошел и нанялся к одному из жителей страны той. Нечестие, которое до этого проявлялось в распутстве, теперь обнаруживается в рабской жизни. Как этот гордый, независимый юноша мог столь унизить себя, обесчестить себя, чтобы пойти на такое служение к столь злому господину?

Голод и ГУЛАГи, а говорили: «Мы наш, мы новый мир построим», «нам нет преград ни в море, ни на суше», а сегодня уж тем более нет никаких преград. Злой господин послал его на поля свои, сказано в Евангелии, не овец пасти, а свиней. Дело диавола — заставлять своих рабов удовлетворять похоти падшего естества. Это ничем не лучше, чем пасти грязных, чавкающих шумно свиней. Могут ли разумные бессмертные души больше опозорить себя!

Он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи. Этот молодой человек дошел до прекрасного времяпровождения, сидя за одним столом со свиньями. Рожки — пища для свиней, но не для человека. Богатство мира и сладости жизни для тела, а что остается для драгоценной души? Грех — состояние вечного ненасыщения, состояние, в котором невозможно ожидать облегчения ни от кого на земле.

Этот блудный сын, когда он был не в состоянии, постоянно работая, обеспечить себя едой, перешел к попрошайничеству, но никто не давал ему. И никто ничего, скажем мы, не даст нашей России. Тем, кто удаляется от Бога, никто на земле не может помочь. Напрасно мы взываем к миру: у него есть все, что может отравить душу, но он неспособен дать то, что питает ее.

Сегодняшнее Евангелие говорит нам, что состояние греха — состояние смерти. «Этот сын мой был мертв», — говорится о нем. И смерть не только в том, что народ наш умирает физически, делается мертвым. Грешник мертв в своих преступлениях и грехах, он лишен духовной жизни. Нет у него связи со Христом Богом, и потому он мертв. Греховное состояние — состояние заблудившегося человека. Этот сын пропадал, он заблудился по отношению к отцовскому дому, ко всему, что добро. Души, удалившиеся от Бога, — заблудшие души. Они заблудились, как путник, потерявший дорогу. Если бесконечное милосердие Божие не поможет им, они не возвратятся никогда.

Состояние греха — состояние безумия. Это выражено в словах «когда он пришел в себя», что означает, что до этого он был вне себя, потерял рассудок. Несомненно, он был таким, когда оставил отцовский дом и стал еще более безумным, когда присоединился к жителям той страны. Грешник — это тот, кто сошел с ума, кто губит себя безумными похотями и в то же время обманывает себя безумными надеждами.

И вот возвращение блудного сына домой. После подробного рассказа о грехе — рассказ о покаянии. Что было причиной его возвращения, его покаяния? Горе, нужда. Когда он оказался в предельной нужде, он пришел в себя. Скорби оказываются счастливым средством для обращения грешников от их заблуждений. Когда мы видим неадекватность всех способов вернуть то, что мы потеряли, все вместе и каждый в отдельности, и когда мы испытаем все другие пути в поисках исхода из нашей беды и убедимся, что все напрасно, наступает время возвратиться к Богу.

Что подготовило обращение блудного сына? Размышление. Нам пора не только задуматься, настало время глубоко осознать, что с нами произошло. Беда наша заключается в том, что нет осознания происшедшего — не только в народе, но порой и в Церкви. Он сказал себе, когда пришел в здравый ум: «Сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода». Он размышляет, сколь бедственным является его состояние. Не просто голодаю, но — умираю от голода. Никто не придет ко Христу, пока не увидит, что находится на грани погибели в служении греху. Святые отцы говорят, что вера — это когда человек, несмотря ни на какие обстоятельства, устремляется к Богу.

Однако если мы даже в силу обстоятельств приходим к Нему, Он не оскорбляется, но радостно встречает нас. Блудный сын размышлял, насколько все было бы лучше, если бы он возвратился: «Сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом». Какой чудесный он содержит дом! В доме нашего Отца — пища для всего человечества, для всей Его семьи. Есть пища с избытком, достаточная для каждого и избыточествующая любовью. Пусть размышление об этом хлебе, земном и небесном, вдохновит сегодня всех, кто заблудился, удалившись от Бога, вернуться к Нему.

Размышление блудного сына приводит его к решимости: «Встану, пойду к отцу моему». Добрые намерения — хорошая вещь, но гораздо важнее их исполнение. Хотя он был в дальней стороне, вдалеке от отчего дома, все же, как бы ни было далеко, он вернется. Каждый склон и изгиб дороги, по которой он уходил от Бога, он должен пройти на своем пути возвращения к Нему. Что бы ни было — он решился. И он должен будет идти.

Подлинное покаяние — встать и пойти к Богу. Но с какими словами мы придем к Нему? Как выразить то, что с нами происходит? Прежде всего, блудный сын исповедует свой грех и безумие. «Я согрешил», — говорит он. И поскольку мы все согрешили, всем нам надлежит исповедать это пред Богом. Исповедание греха необходимо как условие мира и прощения, говорит святой Феофан Затворник вместе с другими святыми отцами, размышляя об этой притче. Не так, как иные сегодня говорят: «Не русский народ виноват, а только те, кто его соблазнил». Если мы скажем: «Нет в том нашей вины», мы будем подвержены суду. Если осознаем свою вину с сокрушенным, кающимся и смиренным сердцем, мы предстанем пред Божиим милосердием, которое дарует прощение всем, кто исповедует свои грехи.

Блудный сын был так далек от самооправдания, что готов был принять всю тяжесть вины на себя за то, что он совершил. Обратим внимание на слова, которые он хочет сказать: «Я согрешил против неба и пред тобою». Пусть те, кто не исполняет своего долга по отношению к земным родителям, подумают об этом. Они грешат против неба и перед Богом. Обиды и оскорбления, нанесенные им, — обиды и оскорбления Богу. Речь идет не только о наших родителях. Наши отцы, наши предки и наши святые отцы, и святой наш мученик Царь-батюшка Николай. Грех совершается в презрении Божией власти. Мы согрешили против неба. Зло греха нацелено высоко, оно против неба. Но это бессильное зло, ибо мы не можем ранить небо. Только Христа на Кресте. Только мучеников, только наших родителей. «И зло, которое сегодня в мире, будет еще сильнее. Но не зло победит, а любовь».

Блудный сын признает себя лишенным достоинства принадлежать любимой семье. «Я уже недостоин называться твоим сыном», — говорит он отцу. Он не отвергается родства, ибо это единственное, на что он может уповать, но он сознает, что отец его по правде и справедливости может не принять его. Разве не получил он по своему требованию ту долю, которая принадлежала ему? И потому он имеет все основания не рассчитывать на большее. Наше покаяние только тогда является подлинным, когда мы признаем себя недостойными получить милость от Бога. Тем не менее, он продолжает молить о том, чтобы быть принятым в отчий дом, хотя бы в самом смиренном положении. «Прими меня в число наемников твоих, — говорит он. — Это достаточно для меня, о большем я не могу и помыслить». Если последует отчее наказание — быть ему как одному из слуг — он не только покорится этому, но и посчитает это великим благом по сравнению с тем, что имеет сейчас.

«Прими меня в число наемников твоих, чтобы я мог показать теперь любовь к отчему дому не меньше того презрения, которое я проявил к нему». И при всем этом он не перестает думать о своем отце как об отце. «Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче!» — повторяет он про себя. Видеть Бога как Отца, как нашего Отца, к Которому мы каждый день обращаемся в молитве Господней: «Отче наш», — это существенный момент нашего покаяния. Только это может сделать нашу печаль о грехе неложной, нашу решимость не допускать греха — крепкой, и даст нам силы надеяться на прощение.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 12 Февраля 2012, 12:55:16 »

(Окончание)

И вот он встал и пошел к своему отцу. Свое доброе решение он исполняет без промедления. Что вы без конца говорите: «Встанем и пойдем» — а сами ни с места? Давайте немедленно все встанем и пойдем. Он был не из тех, кто проходит половину пути, а потом говорит, что устал и не может дальше идти, что он слаб, измучен — и с него хватит.

Как же встречает его отец? Он вернулся к отцу, но принял ли его отец? Разве могут родители отвернуться от своих детей, как бы они ни были безумны и непослушны, когда они приходят к ним с покаянием! Тем более, благодать Божия по отношению к кающимся грешникам. Отец Небесный, когда они возвращаются к Нему, не может не простить их. Мы видим великую любовь, с которой отец встречает своего сына. «Когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его». Доброта отца идет впереди покаяния сына. Как будто с того момента, как сын покинул дом, он не переставал смотреть в ту сторону, куда он ушел, и у него была одна только мысль: «Если бы только я мог увидеть своего несчастного сына, возвращающегося домой». Насколько несравненно более Бог желает обращения грешников! И Он готов всегда встретить с любовью тех, кто возвращается к Нему. От Него не может укрыться даже самое первое наше движение навстречу Ему.

Нас не может не потрясать глубина Божия и родительского милосердия. Блудный сын под тяжестью стыда и страха шел медленно. А любящий отец — бежит навстречу ему. Пусть он виноват и заслуживает наказания. Пусть он грязный и пахнет еще свиньями, которых он пас, — отец обнимает его и прижимает к груди. Так дороги Богу те, кто истинно кается. Отец целует своего сына. Это не просто целование приветствия. Это печать полного прощения и любви. Все его прежние безумства забыты. Ни одного слова упрека не будет сказано ему. Наверное, отец мог бы сказать: «Ты никогда не пришел бы домой, если бы нужда не погнала тебя». Нет, ничего подобного! Воистину, когда Бог прощает кающихся, Он никогда больше не напоминает им грехов.

Как отцовская доброта проявляется, прежде чем сын выражает покаяние, так покаяние сына продолжается, после того, как отец показывает ему такую доброту. Хотя отец целует его и прощает его, запечатлевая поцелуем прощение, он говорит: «Отче! я согрешил против неба и пред тобою». Даже после того, как мы получаем прощение наших грехов, в сердце у нас остается искреннее сокрушение о содеянном. Чем больше открывается нам готовность Божия простить нас, тем труднее для нас бывает простить себя. «Отче! — говорит блудный сын, — я уже недостоин называться сыном твоим». И хочет, как и намеревался, сказать: «Прими меня в число наемников твоих». Но отец не дает ему договорить это.

Если с такой любовью встречает его отец, как он может быть наемником! Как он может быть чем-то меньшим, чем сын! Он — его возлюбленный сын. И ради него устрояется царский пир — то, чего он не мог даже помыслить. Блудный сын шел домой между страхом и надеждой, как говорит преподобный Амвросий Оптинский, — страхом быть отринутым и надеждой быть принятым. Но любовь отчая превосходит все его страхи и надежды. Он пришел домой в лохмотьях, и отец его говорит слугам: «Принесите лучшую одежду и оденьте его». Может быть, ему стыдно оборванному и грязному надеть такую одежду на себя, потому «оденьте его, и дайте перстень на руку его» — с печатью, со знаком, что он господин в этом доме. Он пришел домой босой, и потому «дайте обувь на ноги его».

Праведность Божия — одежда, в которую мы облекаемся, приходя к Богу с покаянием, говорят святые отцы. В покаянии, как в крещении, мы во Христа облекаемся. Лучшая одежда — это наше новое естество. Перстень на руке — обручение Духа Святого и печать силы Его. «Дайте перстень на руку его», чтобы он всегда помнил о доброте своего отца, чтобы никогда не забывал ее. Обувь на ногах означает готовность благовествовать мир и твердо ходить стезями его. Он пришел домой голодным, и отец его не просто накормил его — он устроил пир. «Приведите откормленного теленка, и заколите, чтобы мой сын насытился лучшим, что у нас есть». Тот, кто рад был до этого времени наполнить свое чрево рожками, которые ели свиньи, теперь приглашается на радостный небесный пир. Так все, кто напрасно трудился, желая насытиться тварным, обретут эту небесную пищу у Господа, когда возвратятся к Нему. Ибо телец упитенный есть Агнец Божий, закланный прежде создания мира, — Христос. И об этом пире веры возвещает Церковь всему спасенному человечеству среди пасхального торжества.

Сегодняшнее Евангелие показывает нам великую радость и ликование всех, когда один человек возвращается с покаянием. Заколание тельца упитенного было праздником не только для него, но праздником для всей семьи. «Станем есть и веселиться, ибо это великий день. Ибо этот сын мой был мертв и ожил. Мы думали, что он умер, но вот — он живой. Мы считали его пропавшим, но он нашелся». Обращение души от греха к Богу — воскресение ее от смерти к жизни и обретение большего, чем то, что было потеряно. Это великая, чудесная и радостная перемена. Кто-то сравнил ее с переменой, которая бывает на лице земли, когда возвращается весна. Когда наступит наша весна — Великий пост, а за ним Пасха — да будет дано нам покаяние возвратиться к Богу нашему и к нашим близким, от которых мы также удалились.

Возвращение грешника — великая радость Отцу Небесному. И все, кто принадлежит Его семье, радуются с Ним. Все, кроме старшего сына, который не хочет войти в дом.

Обычно, размышляя над этой притчей, мы останавливаем свое внимание на младшем сыне, а о старшем упоминаем только вскользь. Да, в этой притче прежде всего говорится о великой радости по поводу возвращения грешника в отчий дом. Поистине, больше радости бывает на небесах об одном грешнике, кающемся, нежели о девяносто девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии. И все любящие Бога, все принадлежащие к роду Христову, принимают участие в этой радости. Но вот мы видим недовольство и зависть старшего брата — человека, который представляет собой тех, кто благочестив, кто никогда не уходил на страну далече, и, кажется, кому не в чем каяться. По крайней мере, такие люди не совершали грубых грехов. Но посмотрите, какую мрачную греховность внезапно обнаруживает этот человек по случаю возвращения младшего брата, с каким негодованием он отворачивается от него.

Он был на поле, когда пришел домой его брат, и когда он возвращался с работы, веселье уже началось. Когда он приблизился к дому, он услышал пение и ликование. Он спросил, что происходит. Ему сказали: «Твой брат пришел! И отец его устроил пир, и у всех великая радость, что он возвратился здоровым». В Евангелии сказано одно только слово «здоровым». Это означает — он вернулся здоровым и телом, и душой. Не только здоровым телом, но и раскаявшимся, и потому исцеленным от своих пороков. И эти слова показались старшему брату оскорбительными в высшей степени. Он разгневался, сказано в Евангелии, и не хотел войти. Кажется, он требует, чтобы отец выставил его из дома. Послушайте, как он говорит о своих добродетелях, о своем послушании: «Вот, я столько лет служу тебе, и никогда не преступал приказания твоего». Явно, что он перехваливает себя, говоря, что никогда не преступал приказания отца, иначе не проявлял бы теперь такого упорства в непослушании, когда отец, выйдя, звал его.

Пусть по милости Божией было кому-то из нас дано служить Богу и уберечься от грубых грехов. Мы должны ответить на это только смиренной благодарностью Богу, но никак уж не горделивым самовосхвалением. Теперь старший сын упрекает своего отца, что тот никогда не дал ему и козленка, чтобы он мог повеселиться со своими друзьями. Он рассержен, и потому наговаривает на отца. Нет сомнения, что если бы он попросил его о чем-нибудь подобном, то получил бы по первому слову. Но заклание тельца упитенного по случаю возвращения младшего брата вызвало у него гнев и несправедливые упреки в адрес самого отца. Тот, кто считает свои заслуги, и к тому же, как ростовщик, надеется иметь с них проценты, говорят святые отцы, рискует дойти до уничижения и отвержения своего господина и отца. Мы должны исповедовать себя совершенно недостойными тех милостей, которых Господь сподобляет нас. И, тем более, никогда не роптать.

Он «не хотел войти». Не хочет войти человек в дом, где радость. В Царство Божие не хочет войти, потому что другой человек входит в него. Как он может быть в одном доме с таким братом! Пусть даже это дом Отца Небесного. Святая Церковь постоянно говорит нам, что мы должны остерегаться общения с такими грешниками, от которых мы можем заразиться грехом, но мы не должны стыдиться общения с кающимися грешниками, у которых мы можем научиться самому главному, чему должен научиться в течение всей своей земной жизни человек, — покаянию. Это единственное в конце концов что открывает двери Царства Небесного.

Старший сын видел, что отец принял его младшего брата, и поэтому не хотел войти к нему. Как часто мы бываем высокого мнения о себе, а сами не можем принять в свое сердце тех, кого Бог принял, тех, кто вступил в дружбу и общение с Богом. Обратите внимание, он не называет его братом, но говорит «этот сын твой». И мы слышим здесь не просто надмение, но обвинение в его грехах отца. Он усугубляет вину своего брата и выделяет его худшие грехи. «Этот сын твой, — говорит он, — расточивший имение свое с блудницами». Тот, действительно, истратил свою часть вполне безумно, хотя не сказано буквально в Евангелии с блудницами или нет. Может быть, это только говорит злоба и недоброжелательство старшего брата. Вот чем оборачивается его благочестие долгих лет — способностью смотреть на все как бы через черный хрусталик, видеть во всем худшее и представлять все в мрачном свете. В то время как Отец Небесный наполняет все светом и радостью того, кто пришел с покаянием и кто участвует в этом великом событии.

Он завидует доброте, которую отец проявил к своему младшему сыну. «Ты заколол для него тельца упитенного». Нехорошо завидовать грешникам в самом простом земном смысле. Видя, как Бог дождит и светит солнцем на неблагодарные и злые, осыпает их земными дарами, не оставляя их своим промышлением. Но сколь ужасно завидовать кающемуся, когда он получает благодать и милость, каких мы никогда не сподоблялись от Бога за все свое благочестие. апостол Павел прежде своего обращения был блудным сыном, но после обращения ему была дана большая благодать. Он сам свидетельствует об этом в Духе Святом со смирением, в истине. Ему была дана большая благодать, чем другим апостолам. Преподобная Мария Египетская и множество других грешников покаянием достигли такой высоты святости, какой не имели иные всю жизнь подвизающиеся в благочестии. Господь так щедро утешает их, чтобы показать, как ценит он покаяние и как бесконечно Его милосердие, и чтобы все мы поняли, как страшна зависть. Вы все знаете это выражение «надежда умирает последней». Это сказано о глубине долготерпения милосердия, которое Господь имеет по отношению к каждому человеку. Он долготерпелив и многомилостив по отношению к другому человеку, не потому что Он снисходителен к его грехам, а потому что Он видит глубже и дальше.

Но следует сказать, что и зависть умирает последней, если смотреть на то, что есть темное в нас. Зависть — это самое страшное. Когда человек завидует, в нем совершается торжество диавола. Завистью, говорит нам слово Божие, в мир вошла смерть. Вечная смерть, ад входит в наши сердце всякий раз, когда мы даем в нем место зависти. Победить зависть, научиться радоваться с радующимися, значит, войти в победу Христову. Здесь тайна Церкви, тайна Царства Божия, средоточие всей духовной жизни.

Что же делать старшему сыну, если, несмотря на все свои подвиги благочестия, он оказывается так позорно побежденным, и зависть гонит его из отчего дома, как некогда себялюбие, сребролюбие и сластолюбие изгнали его младшего брата? Мы снова должны увидеть, какую любовь, поистине побеждающую смерть, являет к нему отец. То, что он совершает по отношению к старшему сыну, поражает не меньше, чем то, что было у него по отношению к младшему. Наш Бог во Христе долготерпелив и многомилостив. Его долготерпение и милость неисследимы. Это единая тайна крестной Его любви к роду человеческому. Когда старший сын не хотел войти, его отец, выйдя, звал его, умолял его. Он не может сказать: «Если ты отвергаешь отчую любовь, поступай, как знаешь». Но как он вышел встречать младшего сына, так теперь он выходит и зовет старшего. Он умягчает его сердце, уверяя, что щедрость, которую он оказал младшему сыну, не должна быть нисколько обидна для него. «Сын мой! ты всегда со мною, — говорит он. — Доброта по отношению к нему — не отвержение тебя, не умаление трудов, которыми ты трудился, не отнятие того, что тебе принадлежит. Все мое — твое. Это значит, и все, что мною дано другому, тебе принадлежит». Но все заключается в способности принять этот дар. Все благочестие, все подвиги, вся благодать, которой сподобляется другой человек, нам принадлежит, если мы будем способны войти в радость этого человека. А если мы не будем способны войти в эту радость, то мы окажемся вне Царства Божия. Слишком много дает нам Господь, и мы не готовы к этому. Бог хочет дать нам все, а мы хотим иметь свою жалкую часть.

Раньше младший сын хотел иметь отдельно свое и лишился всего, а теперь старший отделяет то, что имеет, от дара отца, и потому не может принять то, что вместе с братом предлагается ему. Вместе с братом он позван на пир. Но, будучи не в состоянии войти в его радость, он готов отойти с печалью.

Однако притча заканчивается таинственными словами. Мы не слышим, чтобы старший брат сказал что-нибудь в ответ отцу. Он молчит, и в нем происходит глубокая внутренняя работа. Мы почти слышим, как он с покаянием и благодарностью принимает то, что говорит ему отец: «Это брат твой». И примиряется со своим братом. Смысл покаяния Великого поста, к которому мы идем, и смысл Пасхи Господней заключается в том, чтобы мы узнали, что победа над нашими грехами дается только по дару Христа, чтобы мы научились смирению, и чтобы мы вошли в радость Господа своего. Даже если и на этот раз другие будут больше утешены благодатью, чем мы. Будем учиться входить в их радость. В эту радость Господа нашего, которая принадлежит всем чадам Божиим, в радость всех, которая откроется в полноте как наша радость в Царстве Отца Небесного.

Протоиерей Александр Шаргунов

http://www.pravoslavie.ru/put/4031.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #8 : 04 Марта 2013, 10:33:14 »

«Важно уметь прощать»

Протоиерей Виктор Горбач о том, чему нас учит притча о блудном сыне



Притча о блудном сыне – это притча о взаимоотношении человека с Богом. Младший сын, который требует у своего отца наследство, проявляет часто встречающееся в наше время душевное бедствие, когда дар принимается как должное. Тот дар, который Бог дает человеку, он воспринимает как обязанность. И далее сын уходит «на страну далече», в связи с чем у меня возникла ассоциация, что наша страна была похожа на блудного сына, который в начале 90-х годов после десятилетий духовного плена отправился в то «цивилизованное общество», где главным девизом является лозунг «Бери от жизни все». Для тех, кто в 90-е годы определял будущее страны, это время стало временем разгульного прожигания жизни в погоне за временными материальными ценностями.

Естественно, что этот «праздник жизни» всегда быстро заканчивается. Мы помним многотысячные собрания, проходившие в Москве и других городах. Люди чего-то ждали. Для многих жизненной позицией стало презрение к отечественной истории и родной культуре. Говорили, что Россия – это страна тысячелетнего рабства, где нет ничего хорошего. Но, как с блудным сыном, так и со многими людьми, кто был очарован, прельщен рекламой, обещавшей счастливую, сытую жизнь, такую же, как на западе, вскоре произошло разочарование.

Встал вопрос, что делать дальше? Смириться, что мы будем вечными аутсайдерами или постараться что-то изменить? Первое ощущение, которое возникло, и сегодня нам навязывается западом, что мы обречены на неудачу, на вымирание. Некоторые публицисты любят бросаться фактами о зашкаливании у нас потребления алкоголя, о кризисе демографии, «подкрепляя» ими тезисы о том, что ничего изменить уже нельзя, надо смириться, мы вымираем.

Но из притчи мы видим, что «придя в себя» блудный сын проявляет решимость, он возвращается домой, к своему отцу. И он даже не думает, чтобы требовать от отца что-то, потому что все, что было потребовано, все наследство он промотал. Сын возвращается к отцу в надежде, что отец примет его хотя бы как наемника. Это важный урок для каждого из нас. Урок того, что даже в самой сложной ситуации мы не должны предаваться унынию. О важности решимости есть замечательные слова святого праведного Иоанна Кронштадтского: «Дерзновение – великий дар Божий и великое сокровище души! В земной брани или войне смелость или храбрость много значит, ибо она творит просто чудеса, а в духовной брани и тем паче».

Здесь очень важный момент, который показывает нам, в каких случаях Бог напрямую участвует в жизни человека, а в каких случаях он дает ему свободу. Тут мы видим, что Бог дает человеку полную свободу. Он дает право решать, он его не осуждает, не ограничивает в своей свободной воле. Человек получает это наследство, идет туда, куда считает нужным, он делает со своим богатством, что считает нужным, и остается наедине со своими страстями. Момент, когда отец (Бог) выходит навстречу человеку – это тот момент, когда человек сам идет навстречу Богу. Ключевой момент, когда блудный сын возвращается домой, навстречу отцу, то и отец выходит ему навстречу. Это здесь главное.


Рембрант *Возвращение блудного сына*

Важно уметь прощать, и мы готовы простить человека, который просит прощения. Но иногда нами пытаются манипулировать и в тех случаях, когда никто прощения и не просит, говорят, что надо простить преступников. Человек сам должен идти на встречу, иметь желание изменить свою жизнь. Это важный момент встречи с Богом – покаяние. Когда такое желание есть, то Бог делает шаг навстречу ему и принимает человека не просто как наемника, а сына и наследника.

В этом уникальность христианской религии, потому что мы обращаемся к Богу как к небесному Отцу. Мы являемся Его наследниками. В этом у нас принципиальная разница в отношениях между человеком и Богом, по сравнению с другими верованиями, где Бог далек от людей. В христианстве Сам Христос приходит и становится одним из нас, чтобы нас спасти.

Притча о блудном сыне – это еще и хороший пример того, как мы не должны осуждать, потому, как помимо истории с младшим сыном, мы узнаем историю со старшим сыном. Проблема его в том, что, хоть он и был послушным, был все время с отцом, но не имел милосердия. Он позавидовал младшему брату и упрекнул отца в излишне добром отношении к тому. Это проблема для многих церковных людей, потому что, к сожалению, мы не всегда бываем милосердны и внимательны к окружающим, к тем, кто только начинает церковную жизнь. Эта ревность постоянно присутствует в среде церковных людей и тихо тлеет между разными группировками. Мы забываем, что находимся в Церкви, и каждому из нас этим надо дорожить. Мы должны научиться проявлять любовь к своим ближним и ко всем, кто идет путем спасения, потому что никто из нас не гарантирован от падений и важно поддерживать друг друга.

Эта притча – еще история, как мы должны радоваться покаянию наших ближних. Радоваться тому, что ближние идут путем спасения, тому, что оступившись, они пытаются вернуться на истинный путь. Не случайно неделя о блудном сыне совершается Церковью накануне Великого поста. Пост – время покаяния, примирения с Богом и с ближними. Если мы увидим эту историю в своей жизни, если научимся делать правильный вывод из нее, научимся находить в себе силы для покаяния, а вместе с тем, научимся прощать ближних, тогда мы будем настоящими учениками Христовыми, настоящими христианами.

Протоиерей Виктор Горбач, руководитель Миссионерского отдела Южно-Сахалинской и Курильской епархии

http://ruskline.ru/news_rl/2013/03/04/vazhno_umet_prowat/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #9 : 08 Февраля 2015, 17:31:06 »

Он обрел самую великую радость

Слово протоиерея Александра Шаргунова в Неделю о блудном сыне



Это Евангелие повествует о двух неожиданностях — относительно блудного сына и относительно его брата, старшего брата. Но когда речь заходит об отце — нет ничего неожиданного. Совершенно не видно по нему, что произошло что-то неожиданное, когда возвращается его сын. Напротив, он так его ждал, что узнал его издали. С самого его ухода из дома он знал, что этот сын однажды вернется. Он знал это, потому что любил его.

Другие могли сомневаться, соблазняться бедствиями, постигшими блудного сына, может быть, посмеиваться над этим наивным отцом, упорствующим в своей надежде. Но отец никогда не сомневался. Об этой части оставленного наследства он мог законно не бояться, что она пропадет, ибо он был уверен, что этот сын, оставивший ее, однажды вернется, когда будет пойман отцовской любовью. Любовь, говорит апостол, «все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1 Кор. 13, 7). Она бесконечно терпелива.

В некотором смысле отец был даже соучастником этого несчастного ухода сына. Он не противился ему. И это снова, потому что он верил в любовь и знал, что путь любви никогда не бывает прямым, так чтобы с самого начала без сучка, без задоринки. И что, с другой стороны, никакой блудный сын не может долго прожить без подлинной любви. Деньги, женщины, удовольствия — только несчастный случай, который, впрочем, может оказаться смертельным, это авария на дороге по небрежности и по неосторожности — с точки зрения истинной любви. Пусть пройдет год, пять лет, даже двадцать лет — разве могут они уравновесить любовь отца, которая длится всегда.

Отец, позволивший своему сыну уйти, предчувствовал другое. Он видел, что тот, живя в благополучии, был на грани привыкания к этой отцовской любви, которой он наслаждался, как это произойдет со старшим сыном после того как вкус ее начнет утрачиваться силой привычки. Он ждал этого возвращения блудного сына через пустыню, где нет любви и даже какой-либо ложной любви, ждал, пока не раскроется в нем, застигнутом любовью, новая способность ответить на эту любовь. В самом деле, о какой любви может идти речь там, где ничего никогда не предпринимают, чтобы достигнуть прощения?

Это прощение и было неожиданностью для блудного сына при его возвращении. Достаточно было для него возвратиться, протянуть руки к отцу и начать произносить слова о прощении, как все было тотчас же восстановлено в прежнем виде и даже еще прекрасней! Он думал быть принятым в число наемников. Но это немыслимо! Поистине ему еще предстоит научиться чудесам отчей любви, все более изумляясь ей. Он был окружен такой глубокой сострадательной человеческой любовью, что просто растерялся от этого. Но подлинная человеческая любовь — это рана в нашем сердце, через которую Бог начинает проникать в нас. Что значила бы эта столь, в общем-то, обыденная человеческая история, если бы речь в ней не шла о непостижимой премудрости Божественной любви, которой блудный сын был побежден. Он обрел самую великую радость, и эта радость едина с радостью его Отца Небесного и всех ангелов. «Сказываю вам, — говорит Христос, — что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк. 15, 7).

Вы можете представить себе праведников, которые уже не имеют нужды в милосердии Божием? Таким представляется нам старший брат, который при виде бесконечной доброты своего отца исполнился горечи и зависти. Потому что и он еще не познал любви. Он удовлетворялся исполнением правила, он знал свои обязанности, а также права, не требуя большего. В нем совершенно не осталось места для дара, для любви. И его тоже подстерегает неожиданность: он забывает о своей особенной радости — быть всегда рядом с отцом и иметь с ним все общее. Ему тоже предстоит печальный уход от своего блудного брата и торжественного пира по случаю его возвращения, который так мучительно жжет его, чтобы и он, старший сын, в свой черед начал учиться истинной любви. Нет иной возможности для нашего Отца Небесного научить нас понимать, что Его Божественная радость заключается в том, чтобы найти погибшее. Понимаем ли мы и принимаем ли эту любовь, отвечаем ли на нее подлинным покаянием, исполняемся ли решимости так жить, чтобы вся жизнь наша была возвращением к Богу?

Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

http://ruskline.ru/news_rl/2015/02/07/on_obrel_samuyu_velikuyu_radost/
« Последнее редактирование: 08 Февраля 2015, 18:07:12 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #10 : 28 Февраля 2016, 05:10:26 »

Наш портрет

 Все слышали о Свободе, Равенстве и Братстве. Всем должно быть понятно, что эти, украденные у Нового Завета понятия, со времени Французской революции изрядно изменили смысл, связавшись с образом обнаженной дамы во фригийском колпаке и на баррикадах.

Если забыть, что «Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3:17), то слово «свобода» начнет выскальзывать из рук, как живая рыба, или исчезать, как пар, или становиться таким тяжелым, что люди добровольно начнут от свободы отказываться.



И равенства никакого в жизни нет, ни между полами, ни между народами, ни между личностями. Нет его ни в стартовых возможностях, ни в загробной участи, да и хорошо, что нет. В лесу, где на всех деревьях одинаково число ветвей и листьев, ни одна разумная душа грибы собирать не согласится. Но мы будем говорить о «братстве».

В своем библейско-историческом смысле «братство» скорее отпугивает, чем притягивает. Первое убийство (Каином Авеля) совершено внутри очень небольшой семьи. Брат пал жертвой братского удара. Иосифа Прекрасного тоже братья чудом не убили из зависти, сменив рабством возможное кровопролитие, и чудом затем не умер Иаков, увидев окровавленную одежду любимого сына. Братьями по отцу (Авраам имя ему) являются арабы и евреи. И что-то подсказывает мне, что вековечному конфликту между кровно родственным потомством Измаила и Исаака, конфликту, начавшемуся еще со времен изгнания из дому Агари, суждено длиться до скончания века.

Знали бы французские революционеры Библию лучше, они не связывали бы так легкомысленно идею братства с одной лишь теплотой семьи и взаимопомощью. Помнили бы они тогда, что спор за наследство и борьба за первородство так же органичны для земного братства, как и вожделенная теплота отношений.

***

Притча о блудном сыне тоже говорит о темных сторонах братских отношений. Внимание молящихся в это воскресенье традиционно сосредоточивается на перипетиях жизни младшего братца, в котором каждый волен узнать себя. «Неблагодарный! Ушел, обидел Родителя, все расточил, опозорился, дошел до дна, до свиного корыта. Теперь смиряюсь и иду домой». Слава Богу! Отец ждет! Теплота объятий, забвение обид, радость, покрывающая собою все! Телец, одежда, пение – Евхаристия. И вот на заднем плане появляется старший брат. О нем мы говорим и думаем мало. А зря.

Уж такова наша жизнь, что если кто-то искренне радуется нашему возвращению, то кто-то непременно спросит: «Ты зачем пришел?» Есть такое и в семьях, есть такое и в Церкви. Братья дерутся за внимание родителей, иногда за первородство дерутся даже в материнском чреве (Фарес и Зара в утробе Фамари). Почему бы тогда и народам, к примеру, не оспаривать свое первенство в Божией семье? С этой точки зрения «братский мир между народами» и есть постоянное оспаривание первородства. Узнаете историческую и богословскую риторику на эту тему?

– Мы первые к Богу пришли, а вы потом у нас научились.

– Да если бы не наши штыки, что было бы с вашими библиотеками?

– Вы всегда были варварами, и вся ваша сила только в количестве людей.

– У нас больше святых.

– А у нас храмы выше.

– А мы поем красивее.

И так далее, и тому подобное. Армяне, греки, русские, евреи, грузины, сербы, поляки… Все вообще в Единого Бога верующие народы способны опознать свое мрачное безумие в этих репликах, а значит и в этой, ежегодно читаемой и разбираемой, притче. При этом ссоры о первородстве и споры за Отчую любовь таковы, что о братстве уже речь не идет. «Этот сын твой», – говорит о младшем брате отцу брат старший. То есть он отказывается назвать братом вернувшегося, что означает– «лучше бы он умер» или «мне он больше не брат».

Земля такая большая, а нам так мало на ней места. И мотив смерти, которой мы желаем для кого-то, или кто-то желает для нас, так явно проступает на поверхности жизни, как симпатические чернила на проявляемой шифровке. Митрополит Антоний Сурожский отмечал, что просьба «дай мне мою часть имения», означает «умри быстрее», так как в обладание своей долей собственности вступали только по смерти родителей. Хочешь жить по своей воле, нужно чтоб отец умер и оставил наследство. Вот так. И даже если в притче отец это – Бог, смысл не меняется. Сказал же Ницше (не от себя одного, а от лица миллионов, ощутив общее настроение), что «Бог умер». Так смерть заползает в невинную по виду просьбу о разделе имения. И так же точно смерть заползает в слова старшего сына о младшем: «Сын твой». «Сын твой» означает «не брат он мне», то есть «нет у меня брата», то есть «умер брат мой».

Для отца блудный сын как раз был мертв, когда отсутствовал, и ожил, вернувшись. Он так и говорит: «Мертв был и ожил, пропадал и нашелся». А для старшего брата наоборот – младший был жив в воспоминаниях, пока отсутствовал, но вот пришел и – умер. Духовно умер, перестал быть братом.

***

Причина мрачности старшего – сильная любовь Отца. Эта любовь выше человеческой, и оттого она может мучить своей высотой и чистотой. Старший мог бы сказать Отцу: «Я не злился бы так и не обижался, если бы ты любил этого мота и транжиру меньше. Ты бы мог поругать его, пожурить, побить даже. Мог бы подержать между слугами пару недель и покормить объедками. А Ты вот так сразу – одежду, перстень, сапоги, тельца. Обидно мне. Если бы Ты его ругал, то я бы даже жалел его и подкармливал. И еще мне обидно, что мой смиренный труд в тени твоего имени почти не заметен, словно его и не было. Неужели нужно нагрешить и пройти через стыд и потери, чтобы войти в новую радость и попасть в Твои объятия? Не понятно мне. Не понятно и обидно».

Так скулит эгоизм, которым мы пропитаны. Но есть и правда в этих вопросах, и нужно отдать этой правде должное. Бог непонятен. Мысли Его – не наши мысли. Любовь Его является то строгостью высоких требований, то всепрощением. Все, что от Него и в Нем, и с Ним – выше ума и больше всех ожиданий. Поэтому старший сын не похож поведением на Отца, не дотягивает до Его высоты, не может забыть себя, не умеет радоваться.

***

В неделю мытаря и фарисея мы справедливо говорим, что черты того и другого уживаются в нас. И грешим, и гордимся, и молимся напоказ, и считаем себя лучшими других. Но и стенаем, и пытаемся принести чистую молитву, и опускаем глаза. Все в нас есть. Так и с братьями – блудным и верным. Оба они в нас.

О внутреннем тождестве жизни нашего сердца, его духовной истории и истории блудного сына и говорить нечего. Это – наш портрет. (О! Божественное слово Божественного Учителя! Всего несколько предложений, а в них – все нутро детей Адама!) А вот узнаем ли мы себя в старшем сыне? Это вопрос. Подумаем сегодня над ним. Вот список наводящих вопросов:

Кому завидуем?

Кого считаем несправедливо облагодетельствованным от Бога?

Кого из ближних или дальних называем недостойным милости?

Кого не хотим братом назвать?

Какие свои труды считаем несправедливо забытыми Богом?

За что на Отца ропщем и обижаемся?

Вот пишу и чувствую, что все вопросы меня непосредственно касаются. И до чего же это трудное занятие – узнавать себя в самых непривлекательных персонажах Евангелия.

Протоиерей Андрей Ткачев

http://www.pravoslavie.ru/59856.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #11 : 28 Февраля 2016, 05:15:41 »

Возвращение блудного сына



Притча о блудном сыне! Самое глубокое место в Святом Писании, самое близкое сердцу грешника. Думается, если бы в Евангелии была только эта притча, из нее одной можно было бы получить полное представление о любви Бога к человеку. Такое непосредственное и сострадательное участие Бога в судьбе грешника не оставляет места греху; от такой отеческой любви покаяние становится как бы необходимостью. Это дивное уважение Бога к человеку, находящемуся в грехах, исключает всякое равнодушие к святости и чистоте жизни.

Сколько многоразличных суждений о природе греха, о его "законности и необходимости" породило грешное человечество... И все эти домыслы перечеркивает Любовь Бога-Отца к младшему сыну, соблазнившемуся мнимой радостью внешней свободы и еще не познавшему истинной радости свободы внутренней - свободы от грехов и безумия, которую человек получает, только возвратившись к Богу. В любви - вся суть жизни, и только в ней - настоящая свобода. Тайна жизни ставит всех нас на грань искушений, и порой тяжких. Каждый из нас проходит свою школу жизни и стремится увидеть, пережить в ней по возможности все. Мы ввергаем себя в безконечный круг желаний, и от ненасытности, от неудовлетворенности, от непонимания часто приходим в уныние, а порой - в отчаяние. Это знает Отец наш Небесный и потому сострадает нам, и потому с любовью ждет нашего возвращения в Отчий Дом, откуда увел нас сатана в свое дикое царство.

Мы не захотели поверить простому слову своего Отца, Который, как детям, сказал нам доброе о послушной жизни, решили все перепробовать сами, всего хотелось и желалось... И вот перед нами - свиные рожки, потерянная жизнь.

Послушание Богу - это способ познания сути вещей. В свободе человек - всегда в новом, неизведанном, и потому - возможно опасном. Послушание Богу в такой ситуации есть своеобразная гарантия безопасности и в то же время - приращение себя в любви. А всякое непослушание Богу - это оторванность от Целого, это какое-то кричащее проявление "я", которое ничего не знает, ничего не умеет, но мнит. И хотя мнит не на пустом месте, ибо в потенции человека заложено многое (по благодати), но не реализованный потенциал - это мираж в пустыне, а реализуется он только в Боге - через свободную любовь к Нему, в решимости принятия воли Божией о себе. И никак иначе.

Логически понятно послушание сына Отцу, здесь непослушание - безумие, гибель. И особая дивность притчи в том, что в ней нет места ни малейшей строгости, даже намека на нее. Старший сын добивался справедливости, но и ее Отец отверг - все разумно, милостиво и просто: да, человек получил свободу, но он не захотел услышать об опасностях, заложенных в ней; да, человек опробовал полученную свободу в полной мере, даже пренебрегши Творцом... а теперь он должен возвратиться к изначальному, чтобы, уже имея мудрость знания жизни, навсегда полюбить Бога - Отца и остаться в Его Доме, наследовать его.

Притча о блудном сыне не поднимает вопроса о цене возможности возвращения в Отчий Дом, а просто открывает двери покаяния для любого сознания, говорит о возможности покаяния для всякого грешника, словно ничего не случилось, будто жертва Креста - вещь обыкновенная для любящего Отца.

Нет никакой обиды Бога-Отца на блудного сына. Человек живет на земле в испытании свободы, и Бог, даруя свободу, знал, что все так и будет: человек захочет до конца ее познать, ведь радость свободы - высшая радость жизни, главная составляющая человеческого достоинства. Но Он верит человеку и надеется, что, обойдя все далекие страны, он все-таки возвратится и это возвращение будет чудесным праздником, радостью, которую невозможно ни выразить, ни передать. Это возвращение будет утверждением Божией Правды гораздо более, нежели когда старший сын, слушая Бога-Отца, никуда не уходил. Ибо это возвращение есть уразумение веры в непреложности Божественной Любви. Сын вначале просто верует, что Бог его любит, а здесь, при своем возвращении, он это увидел, пережил... Вера - это как бы ожидание любви, а здесь - любовь состоявшаяся. Всего этого не захотел понять старший сын и возмутился. Отец вышел его уговаривать, объясняя, что испытание свободы прошло успешно, жизнь получила свое утверждение.

Конечно же, жизнь разнообразна, и не все испытываются, как и в притче. Ведь не все проходят испытания войной, голодом, тяжкими болезнями, жуткими страстями... Но кого эти беды постигли, тому необходимо глубже размышлять над Евангелием, над таким простым и все содержащим смыслом жизни, изложенным в этой притче. Евангельская притча объясняет нам, что уход из Отчего Дома - совсем не радость обретения свободы, а потеря уникальной возможности не страдать. Уходя от Бога, человек уходит и от самого себя, становится неестественным, принимает маску, которую навязывает ему общество, и часто с этим не своим лицом живет всю жизнь...

Интересно отметить общественное мнение, которое сопровождает впадающих в искушение (мнение старшего сына). Это превозношение, какая-то неосмотрительная радость по поводу того, что не я, а другой согрешил, некое презрение к грешнику, который, по людскому мнению, недостоин любви Бога, и тем более - какой-то особой любви. Конечно же, хвалить пренебрегших заповедями Божиими не за что, потому что не все возвращаются... - свобода остается, остаются и опасности. Но разумное понимание жизни, ее сложности и глубины, ее переменчивости и непредсказуемости понуждает нас с любовью и участием следить за жизнью друг друга, не превозноситься и не отчаиваться.

Все мы находимся в зоне притяжения Любви Божией, но никто не застрахован от искушений. Память о Любви Бога-Отца да сохранит нас от отчаяния, да понудит к покаянию. Бог-Отец ждет нас, всегда ждет. Давно умерших Владыка жизни опять зовет жить, обещает брачную одежду и благодать.

При своей уникальности притча о блудном сыне, естественно, не охватывает всей жизни. Жизнь безконечна в проявлениях каждой свободной твари. Наличие свободы - это уже законная невозможность все предусмотреть, все разъяснить, от всего предостеречь... И в этом удивительность жизни, ее радость, ее всегдашняя новизна, в этом к ней неисповедимый интерес. Но особенная радость веры состоит в том, что от всех недоумений, противоречий, опасностей есть абсолютная гарантия защиты - Любовь Божия. Размышляя о ней, всякий человек найдет разрешение сугубо своих, для других не понятных, тяжких недоумений. Нужно лишь принять "Любовь Истины для своего спасения" (Ап. Павел).

Протоиерей Иоанн Гончаров, г. Самара

http://blagovest.cofe.ru/Slovo-pastyirya/Vozvrashhenie-bludnogo-syina
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #12 : 28 Февраля 2016, 05:25:40 »

Искупитель в притче о блудном сыне

Святоотеческое понимание притчи — против модернистского



Притча о блудном сыне (Лк., 15) является, вне всякого сомнения, одной из самых замечательных притч, рассказанных Господом во время Его земной жизни. Свт. Николай Сербский говорил, что она сама по себе является «целым Евангелием тайн и поучений». Поэтому не удивительно, что именно эту притчу  отрицатели догмата Искупления всячески пытались истолковать в пользу своей ущербной сотериологии.

«Вейс старается найти в притче о блудном сыне ту мысль, что для спасения человека достаточно одной любви Божией. В притче, — говорит он, — нет ни малейшего намека на крест Христов и на необходимость искупления. Пусть грешник раскается — и Бог сейчас же простит, без всякой искупительной жертвы… Эта мысль усматриваема была в притче еще унитариями (социнианами), — так думали и германские рационалисты XIX-го века», — сообщает нам Толковая Библия Лопухина.

В настоящее время эти и подобные им мысли выдаются представителями либерального богословия уже якобы за «православное» вероучение, подводя неискушенные души прямо под 4 и 5 анафематизмы Недели Торжества Православия. Не трудно догадаться, что святоотеческое толкование притчи о блудном сыне и на этот раз ясно обличает модернистские измышления, совершенно однозначно видя — в притчевом закалаемом «теленке» —  Самого Господа Искупителя, определенного на заклание «грех ради наших»  (Ис., 53. 6)  «от создания мира» (Откр., 13. 8 ):

Свщмч. Ириней Лионский

«Евангелие Луки, нося на себе священнический характер, начинается с священника Захарии, приносящего жертву Богу. Ибо уже готов был телец упитанный, которому предстояло быть закланным ради обретения младшего сына. Матфей же возвещает Его человеческое рождение, говоря: Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, сына Аврамова» (Свщмч. Ириней Лионский. Против ересей, кн.3, гл.11, http://orthlib.ru/Irenaeus/bk3_11.html)

Свт. Амвросий Медиоланский

«Кающийся [сын] столь скоро заслуживает прощение, что издалека встречает его отец и лобызает его, что есть знак священного мира; повелевает вынести ему первую одежду, то есть брачную одежду, не имеющий которой выгонется с брачной вечери; дает перстень на руку его, что есть залог веры и печать Святого Духа: приказывает принести сапоги, ибо празднующий Пасху Господню и едящий агнца должен иметь прикрытые ноги против всех нападений и зверей духовных и также укусов змия; приказывает заклать тельца; ибо Пасха наша, Христос, заклан за вас. Ибо, когда приемлем Кровь Господню, тогда возвещаем смерть Его. И поскольку Он однажды за всех пострадал, то прощаются нам грехи, когда приемлем таинство Тела Его» (Свт. Амвросий Медиоланский. О покаянии две книги. Кн.2-я, гл.3, http://pagez.ru/lsn/0106.php)

Свт. Иоанн Златоуст

«И приведите откормленного теленка, и заколите». Какого тельца Он называет упитанным? Какого? Которого телица Мария Дева родила. Принесите тельца неукрощенного, не подъявшего ярма греха, девственного и от Девы (рожденного),   следующего за теми, кто следует за Ним, не по принуждению, но добровольно; не прибегающего ни к силе, ни к рогам, но с готовностью склоняющего Свою шею желающим заклать Его. Итак, заколите Того, Кто добровольно заколается; заколите Того, Кто животворит закалающих; заколите закалаемого и не умирающего, заколите Того, Кто разнимается на части, и разнимающих Его освящает; заколите вкушаемого знающими Его и никогда не истребляемого; заколите Того, Кто  вкушающих Его делает блаженными. И вкусив Его, все будем радоваться, «ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся» (Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на притчу о блудном сыне, http://ispovednik.ru/zlatoust/Z08_2/Z08_2_096.htm)

Прп. Роман Сладкопевец

«Ради него (т.е., младшего сына), упавшего,
зарежьте, как велел Я,
вы непорочного Тельца, от девственной Телицы,
не преклонившегося под ярмо греха,
но шедшего за теми, кто влекли Его.
Не будет Он ножу сопротивляться,
но шею Он приклонит добровольно
пред палачами.
Влеките на закланье Жизнодавца,
казнённого, но не умершего,
во аде живодательного всем;
чтоб мы Его вкусили с радостью великой:
был мертв Мой сын,
а ныне ожил для любви Моей, люблю его
Владыка и Господь веков».

(Прп. Роман Сладкопевец. Кондак о блудном сыне, глас 8-й, пер. А.Маркова, http://vekperevoda.com/1950/markov.htm)

Блж. Феофилакт Болгарский

«Кто есть упитанный «телец», закалаемый и едомый, это не трудно понять. Он есть, без сомнения, истинный Сын Божий. Поскольку Он Человек и принял на Себя плоть, по природе неразумную и скотоподобную, хотя и наполнил ее собственными совершенствами, поэтому назван Тельцом. Телец Сей не испытал ярма закона греховного, но есть Телец «откормленный», поскольку определен на сие Таинство прежде создания мира (1 Пет, 1, 20)» (Блж. Феофилакт Болгарский. Толкование на Лк. 15, http://pagez.ru/lsn/0100.php)

Свт. Григорий Палама

«Затем (Отец) велит привести откормленного теленка и заколоть его и предложить в пищу. Этот Телец — Сам Господь, Который выходит из сокровенности Божества и от находящегося превыше всего престола, и как Человек, явившись на земле, как Телец закалается за нас грешных, и как насыщенный Хлеб предлагается нам в пищу. (…) Когда пришел (Господь), Он не пришел призвать праведников, но грешников к покаянию, и особенно ради них распинается Взявший на Себя грех мира; ибо благодать преизбыточествовала там, где умножился грех» (Свт. Григорий Палама. Омилия 3-я, на притчу Господню о спасенном блудном сыне, http://pagez.ru/lsn/palama/003.php)

Свт. Филарет Московский

«… Кого представляет сия притча под образом отца? – Бога, в отношении к человекам. (…) Кого изображает притча в лице и действиях младшаго сына? – Человека грешника. (…) Заблуждший, но раскаивающийся сын не имеет уже притязания на достоинство и права сына, и хочет довольствоваться состоянием наемника в доме отца. Сим изображает притча смирение кающагося грешника. (…) Отец ради погибшаго и обретеннаго сына заклал тельца упитаннаго. Бог ради погибшаго и взысканнаго им грешника предал Сына Своего в Жертву спасения, и в пищу жизни и веселия небеснаго. Не один отец, но и дом исполняется радости о погибшем и обретенном сыне. «Радость бывает на небесех о грешнице кающемся» (Лук. XV. 10) (Свт. Филарет Московский, Беседа в Неделю о блудном сыне и на память Святителя Алексия, http://stsl.ru/lib/book15/chap409.htm)

Свт. Игнатий (Брянчанинов)

«Премудро установила святая Церковь всенародное чтение этой притчи пред наступающею Четыредесятницею. Какая весть может быть более утешительною для грешника, стоящего в недоумении пред вратами покаяния, как не весть о бесконечном и неизреченном милосердии Небесного Отца к кающимся грешникам? Это милосердие так велико, что оно привело в удивление самих святых Ангелов – первородных сынов Небесного Отца, никогда не преступивших ни единой Его заповеди. Светлыми и высокими умами своими они не могли постичь непостижимого милосердия Божия к падшему человечеству. Они нуждались относительно этого предмета в откровении Свыше, и научились из откровения Свыше, что им подобает веселитися и радоватися, яко меньший брат их – род человеческий – мертв бе, и оживе: и изгибл бе, и обретеся при посредстве Искупителя. Радость бывает пред ангелами Божиими даже о едином грешнице кающемся» (Свт. Игнатий (Брянчанинов). Поучение в Неделю блудного сына. О покаянии, http://pravoslavie.ru/put/4030.htm)

Св. Прав. Иоанн Кронштадский

«В нынешнее лукавое время многие и каяться стыдятся, да еще и оправдывают себя во грехах, и греха за грех не считают, но тем строже будет их судить Праведный Судия. Покаяние есть величайший дар грешнику, верующему в Того, Кто Один имеет власть оправдывать кающегося нечестивца. А власть прощать грехи имеет только Один Иисус Христос, Агнец Божий, взявший на себя грехи мира (Иоан. 1, 29). … Он выстрадал нам у Отца Небесного власть прощать грехи и вводить в рай покаявшихся от всей души, как ввел Он благоразумного разбойника, уверовавшего и возгласившего: помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии Твоем (Лук. 23, 42). В этой притче [о блудном сыне] достойны особенного внимания неоцененные благодатные дары, в коих выразил Свою отеческую любовь к покаявшемуся сыну Отец Небесный; лучшая или первая одежда (которую человеки имели в начале, в состоянии невинности); перстень — знак вечного обручения покаявшегося со Христом; духовные сапоги, или способность исполнять удобно заповеди Божии. — Но особенно удивляет своим величием и безмерною благостью дарование грешнику в пищу и питие духовного Тельца, закланного за грехи мира — Пречистого Тела и Крови Сына Божия; ибо это самое означает в притче — заклание лучшего, откормленного тельца, каковым в Cтаром Завете изображался Сын Божий, закланный в конце концов, по исполнении времени, за грехи мира, и давший нам в пищу и питие пречистое Тело и Кровь Свою» (Св. Прав. Иоанн Кронштадский. Слова и поучения, произнесенные в 1905 году. Слово в Неделю о блудном сыне, https://iskuplenie.wordpress.com/st_ioann_kr_pritcha_1905/)

Свт. Николай Сербский

«Под откормленным и закланным теленком следует понимать Самого Господа нашего Иисуса Христа, Который предал Себя на заклание ради очищения грешников от грехов» (Свт. Николай Сербский. Неделя о блудном сыне. Евангелие о блудном сыне, http://pagez.ru/olb/velemir/42.php)

Синаксарь в Неделю о блудном сыне

«Отец принимает кающегося без укора, с распростертыми объятиями, являя Божественную и отеческую любовь. И дает ему одежду, то есть Святое Крещение, печать и обручение — благодать Всесвятого Духа, к тому же и сапоги, чтобы отныне змеями и скорпионами не уязвлялись стопы его ног, но наоборот, сами сокрушали их головы. Потом Отец ради него с величайшей радостью закалывает откормленного тельца — Сына Своего Единородного, и дает причаститься Плоти и Крови Его» (http://pravoslavie.ru/put/2106.htm)

Именно таково подлинное святоотеческое толкование притчи о блудном сыне.

https://iskuplenie.wordpress.com/pritcha/
« Последнее редактирование: 05 Марта 2016, 10:08:37 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #13 : 28 Февраля 2016, 05:31:46 »

Беседа на притчу о блудном сыне



На примере притчи о блудном сыне Господь раскрыл нам тайну бесконечной любви Бога к своему творению, всепрощающей любви родителей к детям, любви каждого из нас к ближнему. Если благодарить Бога любовью за его бесчисленные благодеяния мы в состоянии, то «возлюбить ближнего своего, как самого себя» (Мф. 22, 39) у нас получается далеко не всегда. Если и кровный брат блудного сына приревновал и с упреком и без радости воспринял его возвращение, то что говорить о нас, таких разных и далеких друг другу.

Как же нам полюбить своего ближнего? Как исполнить вторую, после любви к Богу, заповедь Христову? Прежде всего, нам необходимо постараться рассмотреть за внешним видом человека его внутреннюю, глубинную и, чаще всего, скрытую, потаенную суть. Нам нужно заглянуть туда, где в каждом человеке кроется образ Божий и наше человеческое, общее Богу Отцу сыновство. Часто мы видим лишь человека внешнего, поруганного грехом, тонущего в страстях, и не замечаем того образа Божиего, который скрывается под внешними наслоениями. А именно его мы должны увидеть в человеке и ему поклониться в каждом из наших ближних.

Очень распространенной является ошибка, которая становится причиной многих конфликтов между людьми; и заключается она в том, что мы не принимаем человека таким, каков он есть, а хотим видеть его другим. С нашей субъективной точки зрения тому или другому человеку чего-то не хватает, в чем-то он мог бы быть, или стать лучше. Мы создаем искусственный образ, искусственную схему, и хотим, чтобы окружающие вписывались именно в нее. Однако, а это случается чаще всего, тот, кого мы пытаемся поместить в какие-то рамки, в них не вмещается, и мы начинаем жить в конфликте между нашим представлением о том, каким человек должен быть, и тем, что он есть в действительности.

Необходимо помнить, что Бог любит каждого человека именно таким, каков он есть. Да, Бог ожидает, когда грешник покается, исправится, обратится к Нему; Бог хочет, чтобы каждый человек стал лучше, чем он есть; Бог, как любящий отец, страдает из-за нашего несовершенства, из-за наших грехов, из-за того, что человек оставляет и забывает Его. Но все это не мешает Богу любить человека, еще до того как он обратится, покается и исправится. Великий подвижник благочестия преподобный Исаак Сирин учил, что любовь Бога к человеку не уменьшается даже тогда, когда не встречает взаимности. И примером этому является именно притча о блудном сыне. Несмотря на то, что сын покинул отца, пошел «на страну далечеч», отец продолжает его любить и ждать.

Есть в притче и еще один момент — несмотря на всю свою любовь, отец не навязывает ее сыну, он не применяет насилия, не ограничивает его волю, свободу выбора.

В нашей повседневной жизни очень часто случается так, что родители недовольны своими детьми, считают, что дети занимаются не тем, чем нужно, не слушаются, не проявляют достаточно внимания и заботы. Да, дети должны быть послушны родителям, должны беспокоиться о них. Да, родители несут ответственность за своих детей и в некоторых случаях должны вмешиваться, чтобы помочь, чтоб с высоты своего богатого жизненного опыта указать детям чего они, из-за своей незрелости, не видят. Но родители не должны забывать, что их ребенок — свободная личность, которая имеет право свободно выбирать свой путь, формировать свои интересы, круг друзей. Любовь не должна перерастать в насилие над личностью. Часто мать держит ребенка в строгости, лишает его развлечений, контролирует круг его общения, запрещает встречаться с теми или иными друзьями. Случается, что ради определенных моральных норм верующие родители запрещают детям смотреть телевизор, ходить в кино, гулять на улице. При этом они не всегда могут объяснить, для чего такое воздержание, не дают детям позитивного наполнения жизни, а лишь запрещают те или иные вещи. Следует помнить, что никакое запрещение, никакое ограничение не может стать основой духовной жизни. И только до какого-то момента ребенок терпит, а затем, достигнув определенного возраста, сбрасывает с себя это иго навязчивости, и страшнее всего, что происходит в этом случае — вместе с ним теряет и веру.

В свою очередь и молодым людям следует помнить заповедь Декалога, в которой Господь говорит, что необходимым условием нашего благополучия и земного долголетия является почитание родителей, которое, конечно, невозможно без послушания. Не следует забывать об их жизненном опыте, а более всего о том, что ни один отец и ни одна мать не желают своим детям ничего, кроме добра. Аминь.

Блаженнейший митрополит Владимир

http://www.pravpost.org.ua/page-al-beseda_osine.html
« Последнее редактирование: 11 Февраля 2017, 05:47:33 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #14 : 28 Февраля 2016, 05:36:53 »

Притча о блудном сыне



(Лк.,15:11-32)

Господь Иисус Христос нередко проповедовал Евангельское учение в форме иносказательных рассказов, для которых брал примеры из природы или современной общественной жизни. Такие рассказы получили наименования притч. Хотя притчи были известны еще в ветхозаветные времена, особое совершенство и красоту они получили в устах Богочеловека.

Спаситель излагал свое Божественное учение в форме иносказательных рассказов по нескольким причинам. Во-первых, Он говорил о глубоких духовных истинах, постичь которые было не легко Его слушателям. А конкретный и яркий рассказ, почерпнутый из жизни, мог запомниться на многие годы, и человек, старающийся понять смысл этого рассказа, мог размышлять о нем, углубляться в его содержание и постепенно понять скрытую в нем мудрость. Во-вторых, люди, не вполне понимающие учение Спасителя, могли бы по-своему перетолковывать его, распространяя его в искаженном виде. Притчи сохраняли чистоту учения Христова тем, что облекали его содержание в форму конкретного повествования. В-третьих, притчи имеют то преимущество пред прямым поучением, что они не только содержат в себе общий Божественный закон, но демонстрируют его применимость, как в частной, так и в общественной жизни.

Притча о блудном сыне относится к той группе притч, в которой открывается величайшее Божие человеколюбие и неизреченное милосердие к роду человеческому, она была рассказана Господом к концу третьего года Его общественного служения.

У некоторого человека было два сына (ст.11). Под образом этого человека представляется Бог, два сына — это грешники и мнимые праведники — книжники и фарисеи.

Младший просит отца выделить следующую ему часть имения (ст.12). Под частью имения разумеются дары Божии, которыми наделен каждый человек, духовные и телесные. Согласием отца на выдачу имения изображается свобода, которую Бог даровал человеку. Пользуясь ей, человек должен сам избрать себе жизненный путь: служить Единому Богу, или угождать иным господам. Но человек злоупотребляет свободой. Под ней он разумеет своеволие. Как Прародители человечества, преступив повеление Божие, пали в своеволие, в грех, неизлечимый силами человеческими, так и всякий грешник, желая творить свою волю, а не волю Бога, падает в своеволие, не примечая, что оно есть рабство многим господам.

По получении имения в младшем сыне явилось желание жить на свободе, по своей воле, и он ушел в дальнюю страну (ст.13), где расточил полученное имение, живя распутно. Дальняя страна — жизнь греховная; растрата имения — истощение сил ума, сердца и воли деяниями греховными. Грешник, почувствовав влечение ко греху, начинает тяготиться Божественным законом, отвергает жизнь по воле Божией, и в духовном и телесном распутстве расточает все те дарования, которыми наделил его Бог, опускаясь в своем нравственном достоинстве до глубокого падения. Ум у такого человека не только теряет всякое понятие об истине, но и славу нетленного Бога изменяет или в образ тленного человека, или животных, или гадов. Сердце этого человека до того грубеет, что ему совершенно чужды бывают понятия о великих обетованиях Божиих. Воля этого человека до того закосневает во зле, что кроме служения тройственной мирской похоти («похоть плоти, похоть очес и гордость житейская» (1Ин.,2:16) — сластолюбие, сребролюбие и славолюбие) ничего не знает. Тело его делается совершенно неспособным к проявлению и осуществлению возвышенных стремлений души. Все духовное, святое, Божественное в конец уничтожается в душе грешника.

Настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться (ст.14). Нужда грешника — пустота души, которая образуется от греховной жизни. Страстные — греховные помышления и ощущения, гнездясь в душе, производят невыносимую муку. Часто грешник, мучимый несбыточными пожеланиями и мечтаниями, приходит к отчаянию. И это отчаяние у него нередко доходит до того, что, не видя никакого просвета в жизни, никакой радости и, тяготясь жизнью, кончает ее самоубийством. Грешник не думает об исправлении. Он ведь обольщен мнимой свободой. Как прежде понадеялся он на себя, так и теперь, при голоде духовном, мечтает исправить свое положение своими силами. Он не примечает еще бездны падения. Ярмо грехов давит на грешника, внутренняя тоска угнетает его, бедствия разных родов постигают его.

Он же пристал к одному из жителей страны (ст.15). Под жителем дальней страны разумеется дух падший, дух злобы, его влиянию подчиняется грешник, у него-то и просит он некоторого одолжения себе, чтобы избавиться от тяготы и нужды. В свое время духу злобы был дорог этот чужеземец — грешник. Он ведь обладал Божественными дарами в изобилии, да богато был одарен и силами душевными. Диавол с усердием и терпеливо соблазнял его на грех и теперь отправляет этого раба пасти свиней, то есть совершать крайне греховные помышления, чувствования и дела.

Напрасно человек пытается заглушить адское состояние души исполнением этих греховных дел. Выполнением человеком страстных помыслов, мечтаний не уничтожает их, а возбуждает с удвоенной силой, ибо все это — лишь свиные рожцы (ст.16), не могущие утолить мук голода, от которых изнемогает его бессмертный дух.
Но тут, по слову апостола Павла, где умножился грех, там явилось обилие благодати (Рим.,5:20), вразумляющей человека. Услышал грешник спасительный призыв Божией благодати и не отверг его, а принял. Принял и пришел в себя (ст.17).
Пришедши в себя, сказал: Встану, пойду к отцу моему (ст.18) — это он хочет избавиться от гнетущей его тяжести покаянием.

Встал (ст.20) — поднялся над своим греховным состоянием. Пошел к отцу своему — проходит покаянный подвиг.

Он жил, ходил в угоду себе, а теперь ищет и сердечно хочет пожить для Бога. И Бог, смотря не на внешний вид, а на внутреннее чувство смирения и покаяния, видит обращающихся к Нему с таким сердечным залогом и Сам бежит к нему навстречу с милостью, какой грешник и вообразить себе не может.

Сын же сказал ему : отче ! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. (ст.21).

Едва кающийся грешник произносит исповедание греха, как милосердный Бог повелевает рабам своим (ст.22) — служителям алтаря и святым Ангелам — облечь его в светлую одежду непорочности. На руку перстень — свидетельство возобновленного единения с Церковью земной и небесной, обуть ноги его в сапоги, чтоб деятельность его была охраняема от духовного терния прочными постановлениями — заповедями Христовыми.

В довершение действий любви отец приказывает заколоть откормленного теленка (ст.23) — раскаявшемуся предлагается духовная трапеза: Тело и Кровь Спасителя.
Старший же сын, возвращаясь (ст.25) домой, услышал пение и ликование.

И, призвав одного из слуг, спросил: что это такое? (ст.26).

Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка (ст.27).

Он осердился и не хотел войти (ст.28). Негодование и ропот старшего сына есть ропот мнимых праведников — книжников и фарисеев. Святой Евфимий говорит: «Показывает сие роптание, что такую Бог являет благодать тем, кои каются, что у других может возбудить зависть». Фарисеи стремились служить и угождать Богу исполнением своей воли и своих разумений, признавая их добрыми и истинными, что неестественно для падшего человеческого состояния, а не тщательным исследованием и исполнением воли Божией. При таком образе деятельности человек почти постоянно делает зло, признавая его добром, а когда делает добро, то приписывает его себе. При этом добро делается причиной зла, вводя человека в самомнение, питая пагубную из страстей — гордость.

Отец же его, выйдя, звал его — здесь говорится, что Бог через Христа и апостолов приглашал фарисеев, чтобы они вошли в Церковь Христову, но они не могли этого сделать по причине своей гордости.

Старший сын сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими (ст.29). Фарисей смотрел на свои дела как на жертвы, как на заслуги перед Богом. Для него тщетно возвещает Бог и в Ветхом и в Новом Заветах: «Милости хочу, а не жертвы» (Ос.,6:6;Мат.,9:13;Мат.,12:7). Господь не раз указывал на это выражение воли Божией Священным Писанием. Он говорил им, что они никогда бы не впали в осуждение невинных, если бы правильно понимали это выражение воли Божией: потому что милость не только не осуждает невинных, но и на виновных смотрит с состраданием.

Ожесточенные и слепые фарисеи, упорно отвергая милость, хотят, как бы насиловать Божество и приносить Ему не принимаемые Им жертвы. И самоуверенно заявляют николиже заповеди твоя преступих.

Про требование козленка святой Амвросий говорит: «иудеянин козленка требует, христианин агнца; и потому им Варавва, нам же агнец Христос закаляется», ибо иудеи не чувствовали своих ран, отвергали Врача душ и телес Христа.

Этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка (ст.30). Фарисеи обвиняют Бога, что Он предпочитает недостойных достойным, то есть грешников фарисеям. В своем горделивом помрачении не уразумеют, что Христос: «не приидох призвати праведники, но грешники на покаяние» (Мф.,9:13). Так об этом пишет преподобный Пимен Великий: «Для меня приятнее человек согрешающий и кающийся, нежели не грешащий и некающийся: первый, признавая себя грешником, имеет мысль благую, а второй, признавая себя праведником, имеет мысль ложную». Усвоенная ложная мысль соделывает все жительство непотребным — неправильным.

Самомнение и гордость фарисеев привела их к поклонению самим себе. Они по наружности были ближайшими, точными служителями и ревнителями истинного богопочитания, а, в сущности, совершенно отчуждались от Бога. И когда обетованный Мессия, Которого страждущее человечество ожидало в течение нескольких тысячелетий, явился среди них с неоспоримыми свидетельствами Своего Божества: они не приняли Его. Приняли Его грешники, через веру во Христа и покаяние, сделались достойными благодати и причащения Святого Тела и Крови Христовой, что и разумеется под именем откормленного тельца.

Ты всегда со мною, и все мое твое (ст.31) — этими словами указывается на то, что фарисеи, в руках которых закон, пророки, истинная вера, всегда могут иметь доступ к Богу и духовным благам, и, что в их воле находится общение с Отцом Небесным.

Но фарисеи не могут заслужить благоволение Его при таком извращенном и жестоком духовно — нравственном настроении. Фарисеи осуждали Господа Иисуса Христа за то, что Он: «принимает грешников и ест с ними». На это Господь и рассказал эту притчу, заключая ее словами: надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся (ст.32). «В этом и состоит цель притчи, — говорит святитель Феофилакт Болгарский, — Христос как бы так учит фарисеев: положим, что вы праведны, как и тот сын, всегда угождающий Отцу; прошу вас, святых и чистых, чтобы вы не роптали, что Я радуюсь о спасении грешника».

Много можно извлечь нравственных уроков из притчи о блудном сыне. Хотелось бы остановиться на одном из них:

Из притчи открывается, что Отец Небесный, наделяя всех дарованиями духовными и телесными, никого не стесняет в свободе действий и, что искание свободы, есть первый шаг к отступлению души от Бога. Эта жажда свободы, это настойчивое требование ее есть дело своеволия.

Своеволие, как видно из этой притчи, во-первых, отчуждает и удаляет от Бога, создателя своего, Которому каждый человек обязан служить и повиноваться; во-вторых, оно присвояет и расточает безумно все дары Божии, предоставленные человеку, ибо вожделение человеческое не полагает себе меры.

Что значит истинная свобода наша? Истинная свобода, какова свобода святых, есть безмолвная, добровольная покорность воле Отца Небесного. Когда же ищут себе свободы: значит, тяготятся быть под властью Божией, хотят жить не по воле Божией, дозволяют располагать свободой своевольно.

А потому верно положение, что там, где присутствует человеческое своеволие, многие бывают несправедливости и пагубы. Так, со своей волей первый шаг человека не только становится преступным, но шагом, который влечет нас от преступления к преступлению.

Иерей Владимир Колосов.

http://kazanskiy-sobor.cerkov.ru/pritcha-o-bludnom-syne/
Записан
Страниц: [1] 2
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!