Русская беседа
 
28 Мая 2018, 05:21:14  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2]
  Печать  
Автор Тема: Неделя о блудном сыне  (Прочитано 2287 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 28 Февраля 2016, 05:40:56 »

Путь к Великому посту

Слово протоиерея Александра Шаргунова в Неделю о блудном сыне



Наш путь к Великому посту почти столь же продолжителен, как сам Пост. И эти подготовительные недели имеют большое значение. Преподобный Амвросий Оптинский говорит, что человек может покаяться за одну минуту, но к этой минуте он должен придти. Неделя о мытаре и фарисее, о блудном сыне, о Страшном Суде, наконец Прощеное воскресенье, которое бывает перед самым наступлением Великого поста, для того и существуют, чтобы напомнить нам о самом главном в нашем покаянии.

В течение Поста Церковь будет постоянно возвращаться к образам и мытаря и фарисея, и блудного сына, и напоминать о Страшном Суде и о том, что прежде чем нам надеяться на испрашивание прощения от Господа, мы должны примириться друг с другом.

Все эти недели связаны друг с другом. Возьмем, например, Евангелие в Неделю о блудном сыне. Можно со многих сторон рассматривать эту богатую тайнами притчу. Обычно мы останавливаемся на блудном сыне, который оставил отчий дом, и нам как бы не достает времени, чтобы более подробно сказать о старшем сыне, только вскользь мы говорим о нем. Да, прежде всего в этой притче говорится о великой радости по поводу возвращения грешника в отчий дом. Поистине, больше радости бывает на небесах об одном грешнике кающемся, нежели о девяносто девяти грешниках, не имеющих нужды в покаянии. Все любящие Бога, все принадлежащие к роду Христову, принимают участие в этой радости. И вот мы видим недовольство и зависть человека благочестивого, старшего брата, который представляет собой тех, кто благочестив, кто никогда не уходил «на страну далече», и, кажется, ему не в чем каяться. По крайней мере, такие люди не совершали грубых грехов. Но, смотрите, какую мрачную греховность обнаруживает этот человек внезапно по случаю возвращения младшего брата, с каким негодованием отворачивается он от него.

Он был на поле, когда пришел домой его брат, и когда он возвращался с работы, веселье уже началось. Когда он приблизился к дому, он услышал пение и ликование. Он спросил, что происходит. Ему сказали: «Твой брат пришел! И отец его устроил пир, и у всех великая радость, что он возвратился здоровым». В Евангелии сказано одно только слово «здоровым». Обо всем это слово говорит: он вернулся здоровым и телом, и душой. Не только телом здоровым, но и раскаявшимся, и потому исцеленным от своих пороков. Эти слова показались старшему брату оскорбительными в высшей степени. Он разгневался, сказано в Евангелии, и не хотел войти. Кажется, он требует, чтобы отец выставил его из дома. Послушайте, как он говорит о своих добродетелях, о своем послушании: «Вот, я столько лет служу тебе, и никогда не преступал приказания твоего». Явно, что он перехваливает себя, говоря, что никогда не переступал приказания отца, иначе не проявлял бы теперь такого упорства в непослушании, когда отец его, выйдя, звал его.

Пусть по милости Божией было кому-то из нас дано служить Богу и уберечься от грубых грехов. Мы должны ответить на это только смиренной благодарностью Богу, но никак уж не горделивым самовосхвалением. Теперь старший сын упрекает своего отца, что тот никогда не дал ему и козленка, чтобы он мог повеселиться со своими друзьями. Он рассержен, и потому наговаривает на отца. Нет сомнения, что если бы он попросил его о чем-нибудь подобном, то получил бы по первому слову. Но заклание «тельца упитенного» по случаю возвращения младшего брата вызвало у него гнев и несправедливые упреки в адрес самого отца. Тот, кто считает свои заслуги, и к тому же, как ростовщик, надеется иметь с них проценты, говорят святые отцы, рискует дойти до уничижения и отвержения своего господина и отца. Мы должны исповедовать себя совершенно недостойными тех милостей, которых Господь сподобляет нас. И тем более, никогда не роптать.

Он не хотел войти — не хочет войти человек — в дом, где радость. В Царство Божие, ведь это же образ Царства Божия, не хочет войти, потому что другой человек входит в него. Как он может быть в одном доме с таким братом! Пусть даже это дом Отца Небесного. Святая Церковь постоянно говорит нам, что мы должны остерегаться общения с такими грешниками, от которых мы можем заразиться грехом, но мы не должны стыдиться общения с кающимися грешниками, у которых мы можем научиться самому главному, чему должен научиться в течение всей своей земной жизни человек — покаянию. Оно одно-единственное, в конце концов, открывает двери Царства Небесного.

Он видел, что отец принял старшего брата, и поэтому не хотел войти к нему. Не правда ли, что мы бываем слишком высокого мнения о себе, если не можем принять в свое сердце тех, кого Бог принял, тех, кто вступил в дружбу и общение с Богом! Обратите внимание, он не называет его братом, но говорит «этот сын твой». И мы слышим здесь не просто надмение, но обвинение в его грехах отца. Он усугубляет вину своего брата и выделяет его худшие грехи. Этот сын твой, говорит он, расточивший имение свое с блудницами. Тот, действительно, истратил свою часть вполне безумно, хотя не сказано буквально в Евангелии с блудницами или нет. Может быть, это только говорит злоба и недоброжелательство старшего брата. Вот чем оборачивается его благочестие долгих лет — способностью смотреть на все как бы через черный хрусталик, видеть во всем худшее и представлять все в мрачном свете. В то время как Отец Небесный наполняет все светом и радостью того, кто пришел с покаянием и кто участвует в этом великом событии.

Он завидует доброте, которую отец проявил к нему. Ты заколол для него «тельца упитенного». Нехорошо завидовать грешникам в самом простом земном смысле, видя, как Бог дождит и светит солнцем на неблагодарные и злые, осыпает их земными дарами, не оставляя их своим промышлением. Но сколь ужасно завидовать кающемуся, когда он получает благодать и милость, каких мы никогда не сподоблялись за все свое благочестие от Бога. Апостол Павел прежде своего обращения был блудным сыном, но после обращения ему была дана большая благодать. Он сам свидетельствует об этом в Духе Святом со смирением, в истине. Ему была дана большая благодать, чем другим апостолам. Преподобная Мария Египетская и множество других грешников покаянием достигли такой высоты святости, какой не имели иные всю жизнь подвизающиеся в благочестии. Господь так щедро утешает их, чтобы показать, как ценит он покаяние и как бесконечно Его милосердие, и чтобы все мы поняли, как страшна зависть. Вы все знаете это выражение «надежда умирает последней». Это сказано о глубине долготерпения милосердия, которое Господь имеет по отношению к каждому человеку. Он долготерпелив и многомилостив по отношению к другому человеку — не потому что Он снисходителен к его грехам, а потому что Он видит глубже и дальше. Надежда умирает последней.

Но нам следует сказать, что зависть умирает последней, если смотреть на то, что есть темное в человеке. А зависть — это самое страшное, что есть в человеке. Когда человек завидует, в нем совершается торжество диавола. Завистью, говорит нам слово Божие, в мир вошла смерть. И всякий раз она входит в наши сердца. Вечная смерть, ад входит в наши сердца всякий раз, когда мы даем в них место зависти. Победить зависть, научиться радоваться с радующимися, значит войти в победу Христову. Здесь тайна Церкви, тайна Царства Божия, средоточие всей духовной жизни.

Что же делать старшему сыну, если, несмотря на все свои подвиги благочестия, он оказывается так позорно побежденным, и зависть гонит его из отчего дома, как некогда себялюбие, сребролюбие и сластолюбие изгнали его младшего брата? Мы должны увидеть снова, какую любовь, поистине побеждающую смерть, являет к нему отец. То, что он совершает по отношению к старшему сыну, поражает не меньше, чем то, что было у него по отношению к блудному младшему. Наш Бог во Христе долготерпелив и многомилостив. Его долготерпение, Его милость — неисследимы. Это единая тайна Крестной Его любви к роду человеческому. Когда старший сын не хотел войти, его отец, выйдя, звал его, умолял его. Он не может сказать: если ты отвергаешь отчую любовь, поступай как знаешь. Но как он вышел встречать младшего сына, так теперь он выходит и зовет старшего. Он умягчает его сердце, уверяя, что щедрость, которую он оказал младшему сыну, не должна быть нисколько, во-первых, обидна для него. «Мой сын, ты всегда со мной», — говорит он. Доброта по отношению к нему — не отвержение тебя, не умаление трудов, которыми ты трудился, не отнятие того, что тебе принадлежит. Все мое – твое. Это значит, и все, что мною дано другому, твое, тебе принадлежит. Но все заключается в способности принять этот дар. Все благочестие, все подвиги, вся благодать, которой сподобляется другой человек, нам принадлежит, если мы будем способны войти в радость этого человека. А если мы не будем способны войти в эту радость, то мы окажемся вне Царства Божия. Слишком много дает нам Господь, и мы не готовы к этому. Бог хочет дать нам все, а мы хотим иметь свою жалкую часть.

Раньше младший сын хотел иметь отдельно свое и лишился всего, а теперь старший отделяет то, что имеет от дара отца и не может принять то, что вместе с его братом предлагается ему. Ему тоже предлагается вместе с братом то, что щедрый Господь открывает в этом пире. И будучи не в состоянии войти в его радость, он готов отойти с печалью.

Однако притча заканчивается таинственными словами. Мы не слышим, чтобы старший брат сказал что-нибудь в ответ отцу. Он молчит, и в нем происходит глубокая внутренняя работа. Мы почти слышим, как он с покаянием и благодарностью принимает то, что говорит ему отец: «Это брат твой». И примиряется со своим братом. Смысл покаяния Великого поста, к которому мы идем, и смысл Пасхи Господней заключается в том, чтобы мы узнали, что победа над нашими грехами дается только по дару Христа, чтобы мы научились смирению, и чтобы мы вошли в радость Господа своего. Даже если и на этот раз другие будут больше утешены благодатью, чем мы. Будем учиться входить в их радость. В эту радость Господа нашего, которая всем чадам Божиим принадлежит, в радость всех, которая откроется в полноте как наша радость, в Царстве Отца Небесного.

Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

http://ruskline.ru/news_rl/2016/02/27/put_k_velikomu_postu/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 12 Февраля 2017, 11:25:57 »

Сравни

Размышляя над притчей о блудном сыне



 Событийный ряд притчи о блудном сыне истолкован за две тысячи лет многократно. Но, мне кажется, и ее «фон» заслуживает внимания и поучителен. Сопоставив отчий дом и дальнюю страну, мы сможем точнее понять разницу между Церковью и греховным миром.

Итак, внешний мир влечет и манит юношу своим разнообразием. Тут и широкий выбор развлечений, и постоянно меняющиеся «друзья», и так хочется попробовать все! Здесь люди говорят: «Все мне позволительно!» — и не желают думать, что «не все полезно» (1Кор. 6:12). Им кажется, что они пользуются абсолютной свободой, но это свобода пса в радиусе натянутой привязи.

А в доме отца все привычно и обычно, размеренно и умеренно. Практически одни и те же лица братьев и сестер, один и тот же круг обязанностей. Скучно лишь тем, кто не научился ценить и держать, что имеет (см.: Откр. 3:11). Кому-то может показаться, что даже дети здесь находятся в рабстве. Но это не рабство, а радостное соработничество.

Внешний мир из притчи воспринимается изменчивым и нестабильным. Здесь властвуют стихии, а человек трепещет перед хаосом или роком завтрашнего дня, и это неуютное чувство пытается заглушить шумом развеселья. Здесь люди вычеркнули из своего бытия Бога, и потому Он не может им помочь. В Церкви же все в деснице Его, под мудрым управлением, в стабильности и уповании.

В далекой стране не гнушаются свиньями, то есть не думают о том, что благоугодно Богу, что такое хорошо, а что такое плохо — пред Ним! А у отца пасут лишь чистых животных, это взращиваются добродетели.

У отца — простая, но, как говорится, полезная еда. Все скромно, без изысков. Так и манна имела невнятный вкус (Чис. 11:8 ), зато подавалась с Неба! В далекой же стране — блюда приправленные, источающие слюну, но подносит их искуситель.

Вне отчего дома юноша мог получить удовлетворение любых своих запросов без труда — только деньги отсчитывай. А в Церкви и насущный хлеб необходимо заслужить в поте лица своего. Вкусненькое здесь подают редко, по особым случаям. Притча как раз описывает один из них.

Встречаю я таких, новообращенных, покаявшихся, искренних. Они рассказывают, как Бог обильно проливает на них Свои благословения. А я кривлюсь — мол, экзальтация это все! Ведь я уже столько лет в Церкви и такого, как они, не испытывал!

А потом вспомнишь вдруг притчу о блудном сыне и как бы видишь себя со стороны — в лице старшего брата, негодующего от того, что вернувшийся мот-обормот одет в лучшую одежду и ест лучшую пищу. Почему же так незаслуженно одарен и обласкан этот беззаконник? Да потому, что в отчем доме действует, как говорил лев Аслан из замечательной сказки Льюиса, «древняя магия», выраженная у ап. Павла в такой формуле: «когда умножился грех, стала преизобиловать благодать» (Рим. 5:20).

В Церкви — Отчая любовь. В далекой стране — всеобщее безразличие, каждый сам по себе.

Церковь и мир отстоят друг от друга не географически. Путь оттуда туда — это путь между верой и неверием, терпением и нетерпеливостью, послушанием Богу или дьяволу. Все решает состояние души.

Твоей души.

Священник Леонид Кудрячов

http://www.pravoslavie.ru/91033.html
« Последнее редактирование: 13 Февраля 2017, 14:23:15 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 13 Февраля 2017, 14:37:14 »

Протоиерей  Валериан  Кречетов

О заблуждениях юности

Проповедь в неделю о блудном сыне



Неделя о блудном сыне

Собор новомучеников и исповедников Российских

   Лк., 79 зач., ΧV, 11-32

  Лк., 106 зач., ΧΧΙ, 12-19


Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Сегодня мы слышали два евангельских чтения. Одно - воскресному дню, как предваряющему приближающийся Великий пост, притча о блудном сыне, и именуется неделя эта - неделя о блудном сыне. Второе Евангелие - памяти святых новомучеников и исповедников российских и всех в годину гонения на Церковь Христову в последние времена пострадавших. Так, Промыслом Божиим, установлено Церковью это сочетание: неделя о блудном сыне и память новомучеников и исповедников российских.

Глубочайший смысл в тех евангельских чтениях, которые мы слышали сегодня.


Прот.Валериан Кречетов

Прежде всего - непостижимая, всепрощающая любовь Божия. И - неблагодарный человек, - младший сын. Сказано: Человек некий име два сына. И рече́ юне́йший ею́ отцу: Отче, даждь ми достойную часть имения. Не просто: «сказал один из них», но сказал юнейший, то есть младший, более юный. И этим Господь на все времена указал, что свойство молодости - считать, что она имеет право распоряжаться тем, что ей в какой-то степени принадлежит. Хотя имение-то было отеческое. То есть, глубочайший смысл: в том, что имеет молодость, всегда присутствует наследие старости.

Каждый разумный человек должен понимать, что он, как говорят, не с нуля начинает, а пользуется тем, что до него уже было сделано. Мы рождаемся не посреди необитаемого острова, или леса, или пашни - и так и остаемся, - а мы рождаемся, приходим в этот мiр, который уже устроен. И до нас уже научились и дома строить, и одежду делать, и нас в эту одежду одевают, нас кормят, поят - одним словом, мы живем во всем, что получили в наследие от своих родителей и вообще от предков. И поэтому почитание старших в каждом нормальном народе было естественным законом.

Другое дело, что часто, не ценя того, что дано, и не понимая, какой ценой это создано, человек пользуется этим и тратит бездумно и даже во вред себе, как случилось с младшим сыном отца. Это ясно даже в обычном, мiрском рассуждении и понимании.

Одного верующего ученого, микробиолога Реми Шовена, когда он был в нашей стране, спросили: «Какая наука самая главная?» Он ответил:

- Мiр стар, а наука молода. А молодым свойственно ошибаться. Поэтому я воздержусь от выбора того, что главное. Потому что пройдет время, и окажется, что это - не главное. А то, что считали главным, заведет неизвестно куда.

Так вот, это свойство молодых: делать выводы скоропалительные и самоуверенные - и привело сегодняшнего младшего сына к тому состоянию, в которое он пришел. То есть, он заблудился. Откуда и выражение: блудный сын.

Когда человек отбрасывает весь опыт существовавшего до него человечества, то более безумно поступать невозможно: всё, это уже предел, глупее - некуда.

Другой ученый, Майкл Фарадей, - кто проходил физику, помнит его еще, - сидит однажды, схватившись за голову, над Библией. Входит его друг и спрашивает:

- Майкл, что с тобой? У тебя с головой что-то - болит?

- Нет, я поражаюсь безумию людей! Имеют такую книгу, в которой сказано всё, даны все рецепты на все случаи жизни, и все бродят опять в потемках и полностью заблуждаются.

Как легко можно заблудиться в нашей жизни!

Революцию делали в основном молодые люди. А люди, умудренные жизненным опытом, их предупреждали:

- Обманут вас ваши предводители.

Как показала последующая история, это подтвердилось.

Сейчас некоторые пытаются прийти в разум и понимают, что без веры, без духовного опыта даже и думать нечего о том, чтобы как-то сориентироваться в нашей жизни. И пример этот очень горький. Потому что тысячелетия люди жили и в основу этой жизни клали духовную сущность. Тысячу лет в нашей стране - не так давно мы как раз и отмечали тысячелетие Крещения Руси - люди жили, и в течение этого времени нравственность все-таки как-то держалась. Это не значит, что не было преступлений, но такого количества, как сейчас, и в таких формах, конечно, не было, это однозначно. И потом, в течение нескольких десятилетий, молодежь, для которой «везде у нас дорога» (насчет «старикам почет» - тут что-то не получилось, хотя так тоже пели вроде бы), - эта «дорога», как в сегодняшнем Евангелии, - она блудного сына, и по ней пошли, и дошли, и стали жить вместе со свиньями.

Взять одно только то, что человек забыл свое духовное родство - от Бога, по образу Божию, - когда он сказал, что произошел от обезьяны.

Не все, конечно, далеко не все в мiре, кстати, говорили, что они произошли от обезьяны. Это у нас так почему-то представили те, которые так жили, - что якобы все так думают. Ничего подобного - очень много народов, которые совсем не думали, что имеют корни обезьяньи.

А если говорить, что корни именно такие, то дальше уже само мнение о себе, что ты скотина, позволяет соответственно и жить.

Еще Достоевский на заре этого течения на страну далече сказал: «Человек без святынь, без духовных ценностей превращается или в зверя, или в скотину». Что и произошло. Сейчас мы видим конкретные плоды этого превращения тех, кто от Бога уходит, полностью попирает святыню, у кого нет ничего святого - путь только туда. Не только по пище, но и по сути своей человек приближается к этому скотскому состоянию. И поэтому возвращение к Богу, своему Отцу Небесному, возможно только через покаяние, через осознание того, что заблудился человек. До тех пор, пока человек будет считать, что он прав, что он умнее других, он не сможет совершить этого шага.

Есть такое выражение: грешник, который понимает, что он грешник, уже в начале пути к исправлению. Почти этими же словами, только они звучат немножечко по-другому, об этом говорится так: «Дурак, который понимает, что он дурак, - он не дурак». Если у него достаточно разумения понять, что он не очень умный, значит, у него уже есть дар рассуждения, а это - очень много. Так же и почувствовать, понять, что ты делаешь не так - это уже очень много. С этого начинается осознание того, что что-то нужно изменять.

Эту же истину святые Отцы изрекли такими словами: Не будь вельми́ прав. То есть, не будь чересчур прав. Всё у человека едва ли может быть правильно. И поэтому, когда мы говорим о том, с чего начинать, как начать движение к Отцу Небесному, тут нужно уяснить себе вот эту истину - тем, кто находится в семье, где-то на работе: в том, что ты делаешь, может быть не всё так, как нужно. Вот с этого нужно начинать.

Эта же истина по-разному высказана святыми Отцами, в духовной литературе. Она есть и в изречениях мыслителей и просто думающих людей, и звучит, например, так: «В любом инциденте, в любых обстоятельствах доля своей вины есть». Что бы ни было, - но ты здесь не «ни при чем». Даже в том, что вообще вокруг такая жизнь. Потому что ты тоже являешься одним из живущих в это время.

Приходится часто слышать такие высказывания: «Сейчас такой народ, такие люди, время такое...» Ну, народ, люди - это понятно, а время - это разве что-то такое отвлеченное? Нет, это те же самые люди, и ты в их числе, это само наше бытие, и мы родились и живем в это время, не во времена преподобных Сергия или Серафима. И родились мы в определенных семьях, родителей себе не выбирают - все это так. И если мы имеем таких родителей, а не иных - значит, таких Господь дал. Для чего и почему - это вопрос второй. Вопрос, на который мы большей частью ответить не можем. Если не сказать - почти никогда. Потому что это вопрос путей Промысла Божия - что выше нашего разумения. Поэтому здесь однозначно: когда доходит наша мысль до вопроса «А почему это так?» - нужно останавливаться и говорить: «Господь лучше знает».

Так что без веры сориентироваться в своей жизни невозможно.

Человек, натыкаясь на какие-то обстоятельства, на возникающие перед ним вопросы, пытается их разрешить и начинает, как у нас выражаются, думать. Но как человек думает - он даже сам не знает, никто из нас не знает. Бóльшая часть мыслей к нам приходит, а откуда они появляются - это опять второй вопрос. Хотя часто эти мысли со временем обнаруживают свое происхождение - по плодам. Но это уже жизненный опыт. И когда старшие начинают рассуждать, высказывать свое мнение молодым, говорят: «Милый, неправильно ты рассуждаешь, да и не твои это мысли», они слышат: «Да нет, как же, я же думаю!» - «Это тебе кажется, что ты думаешь, - за тебя думают».

Как часто в бытовой нашей жизни мы предпринимаем какие-то шаги, как-то строим свою жизнь, что-то приобретаем, а все это, как теперь говорят, запрограммировано, то есть специально били в точку, чтобы добиться, чтобы все считали, что нужно делать вот так. Жить, мол, нужно только так.

Одним из примеров того, как человек поступает, не задумываясь сильно, причем далеко не разумно, а иногда и просто безумно, - являются моды, подражания. Всевозможные эти рекламы, вдалбливание людям того, что им якобы нужно. Где-то было записано то, что кричат бесноватые, то есть бесы. И вот некоторые бесы кричат: «А мысли-то вдалбливаем в вас мы». Именно вдалбливают. И люди считают, что нужно делать так-то и так. И так поступают.

Некоторые вещи уже становятся прямо болезнью, эпидемией. Современная бесовская музыка - это тоже наглядный пример. Забыты красивые песни, мелодии, классическая музыка, оперы, романсы, ну так лишь иногда появляются кое-где. А все слушают эту дрыготню.

Недавно я ехал в метро, вошел молодой человек, у которого висел дебильник, это так устройство называется, и ухо было заткнуто. Но музыка была настолько сильной, что слышно было рядом, и сколько он ехал - все время доносилось: бом-бом, бом-бом. Даже никаких слов не было. Я смотрел на него и думал: а что он слушает там? Думает ли он под эту трескотню? И если начинать рассуждать, для чего это, то смысла, действительно, никакого нет.

Не говоря уже о многих вещах, которые просто вредны: это и курение, и пьянство, и нечего уже говорить о наркомании. Причем, все эти вещи - у молодежи, обратите внимание. Многие потом не могут избавиться от этого, но начинается всё в молодости. Наркомания поражает, начиная с 12-13 лет, и выше 30-ти особенно не встречается - потому что она поражает молодых, а дальше они просто помирают.

Когда к одному батюшке, довольно известному, обратилась одна бабушка: «У меня внук - наркоман, что делать?», - тот ответил: «Молись. И приготовь гроб».

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 13 Февраля 2017, 14:38:18 »

(Окончание)

Если не вымолишь, если он не одумается - то только покойник. И какая тут жизнь предстоит? Ранняя смерть, скоропостижная. Где тут рассуждение? Никаких рассуждений тут нет. У них нет ни нормальной семейной жизни, ничего уже нет. Это просто наглядные примеры того, что происходит с человеком, если он не имеет веры и нет у него никаких духовных святынь и ценностей.

Юнейший, сказано, расточи́ имение свое, то есть, забрал свою часть и растратил. И это относится ко всему человечеству. Те поколения, которые жили раньше, еще рассуждали, мыслили. Тогда мудрецы почитались, и считалось, что старшего в роде нужно слушать, потому что у него есть опыт. А потом, когда стали дальше и дальше удаляться от всего этого, то получилось так, как с блудным сыном.

Сейчас происходит как раз то, что произошло с блудным сыном.

Многие люди, уйдя от веры, от истины, поняли, что заблудились, и пытаются возвратиться. Но здесь нужна решимость. Здесь вся бездна адская восстает, потому что идет борьба за душу. Не так просто возвратиться. Диавол, как зверь лютый, яко лев рыкаяй (1 Петр. 5, 8 ), как говорит апостол, цепляется за душу. Не так просто. Вдруг встречаются друзья, начинается: «Пойдем». Если есть семья, то начинают попрекать: «Ну что ты там, жена или бабка на тебя действуют». Играют на самолюбии, на гордыне, для того, чтобы человек опять вернулся, как пес возвращься на свою блевотину (2 Петр. 2, 22), начал бы заниматься тем же самым, добивал бы остатки своего здоровья и коверкал бы свою жизнь и своих детей.

Так вот, на самом деле-то начинается лютая борьба, лютая война. И война эта идет во всем мiре, не только в нашей стране, в нашем народе. Все это происходит везде. Везде то же самое, везде диавол старается душу не выпустить из своих когтей. Поэтому, как говорит апостол, несть наша брань к крови и плоти, но к нача́лом, и ко власте́м, и к мiродержи́телем тмы века сего, к духовόм злобы поднебе́сным (Еф.6, 12). Здесь только с Божией помощью можно устоять. Из этого скотского, свинского состояния можно вырваться только с помощью Божией.

Специалисты-профессионалы, которые связаны со всевозможными человеческими болезнями, прямо свидетельствуют, что многие из них - дело бесовское. И внешние элементы - таблетки там или еще что-то, - это только некая телесная помощь, а на самом деле все это сложнее и глубже. Поэтому начинать нужно с молитвы. Особенно, когда дело касается другой души. Вот этот призыв: Душé моя, душé моя, востани, что спиши; конец приближается... - а тем более по отношению к другой душе, - обязательно должен быть с молитвой. Потому что нужна помощь Божия. Прекрасно говорит святитель Филарет: с советом можно идти только в отрытую дверь, когда душа открыта, способна принять. В закрытую дверь можно только стучаться, и с молитвой. То есть, если душа закрыта, не открылась, то нужно молиться. И если своя душа никак еще не может воспринять духовную истину, тоже нужно начинать с молитвы.

Приходят люди, далекие от Церкви, от веры, ото всего. Первое, что им говорят: «Нужно помолиться». - «Как? Что? Я не понимаю, зачем, для чего? Почему?» Вот эти мысли, которые приходят, это опять же мысли, которые стараются отвести от молитвы. И люди не могут сдвинуться с места.

А задумывался ли ты, когда первый раз брал в рот сигарету, для чего ты это делаешь, почему, зачем? Не задумывались многие. Потому что везде изображается какой-нибудь там кинотемнило (слово «звезда»-то тут не подходит, наверное), и обязательно в зубах с сигаретой. Герои кинофильмов не могут говорить, если у них во рту нет этой соски.

Как-то, будучи студентом, я спросил своего ровесника:

- А чего ты куришь?

Ну, как же, он же настоящий мужчина.

Это что, единственный атрибут мужчины? А если сигарету отнять, что с ним тогда будет, он уже и не мужчина?

Это, конечно, примитив. Можно подумать, что, когда наши предки не курили, не было мужчин. Что, святой благоверный князь Александр Невский, который в восемнадцать лет разбивал направо и налево противников, был не мужчина? Объяснений нет, логики-то нет, рассуждения нет в этих вещах никакого.

И когда говорят, что надо молиться, ходить в церковь, то сразу начинают считать: сколько времени они на это потратят... А часами смотреть на то, как кусок воздуха, обтянутый кожей, несколько мужиков гоняют между двух бревен, стараясь попасть, это кажется очень разумным. Или ждать, когда побрякушку какую-нибудь резиновую загонят в какую-нибудь дырку, - и тогда такой вопль стоит, и они с ума сходят в восторге: забили, гол! Какой тут глубокий смысл, в этом существовании? Что, до того времени, пока не стали гонять по льду или по лужайке все эти придуманные предметы, когда не было этих придуманных интересов, люди не жили, что ли? Сколько было создано: опер, картин, я уж не говорю - храмов, монастырей, которыми теперь восхищаются. Или шарик надутый - и весь смысл? Насколько же человек деградировал, не говоря уже духовно, а просто и в земном-то смысле - во что он превращается?

Когда-то люди знали природу, травы, поведение животных, могли за ними ухаживать, любили все это. А теперь - пластмассовый ящик, начиненный микроэлементами, и около него дергающиеся дети - телевизор. Что это такое, смысл жизни, да?

Когда-то, тридцать с лишним лет назад, когда я служил в Переделкино, туда приехал Патриарх Алексий I, старец, ему было девяносто с лишним лет, с ножками было трудно, и вот его повезли на колясочке по храму. Он смотрит - а там электрические лампочки вместо лампадок. И Святейший, Царствие Ему Небесное, спрашивает:

- А это электричество, да?

- Да, Ваше Святейшество.

- А если что-нибудь - чик - и всё, будет темно?

Лампадочка, когда светится огонечком, она теплится, от нее тепло. А если где-нибудь нажмут, в РАО ЕЭС - простите, не с амвона выражаться такими словами, - если они там что-то перекроют - то всё, жизнь кончится? Конец света? Выключат свет - телевизоры не работают, компьютеры не работают. Ни холодильники, ни комбайны кухонные не работают - всё, с голода помрут?

За границей - это точно. У нас, слава Богу, не всегда всё работает, поэтому еще и головы работают, и руки. Поэтому мы еще выживем, Бог даст, за счет того, что у нас происходит. А там - нет, там конец электричества - это уже конец света.

Вот иногда задумаешься над существованием человечества, и картина выходит очень печальная: деградирует и нравственно, и умственно. Слава Богу, что мы еще не настолько закованы в эти благополучные сети. Поэтому и Церковь, заботясь о нашем здоровье, не говоря уже о душе, предлагает нам свои посты, когда человек хоть невольно все-таки сдерживает себя и начинает есть то, что и полагается есть, то, что в раю ели. В раю ведь только растительная пища была, имейте в виду. Вот хоть несколько дней в году в райском состоянии побудем. А та пища, которой питаются свиньи, - это все остальное, чем начинена наша современная жизнь.

Поэтому постараемся мы почаще бывать в храме Божием. Кто не умеет или не знает - купите молитвеннички, молитесь. Молитесь чаще, молитесь больше, молитесь хотя бы краткими молитвами: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго; Боже, милостив буди мне, грешному, или Пресвятая Богородица, спаси нас, или, кто не умеет, просто: Господи, помилуй - и этого уже достаточно.

Если мы в этой жизни чем-то расстроены - то, что у нас происходит, кажется, не так, - то опять нужно обратиться к Богу с молитвой и вспомнить о своих грехах. Как сказано: вспомнил сын, что есть у него отец. И вспомнил, и задумался над тем, какую он ведет жизнь, и какую жизнь нужно вести, какая жизнь бывает иная. Эта иная жизнь дается нам в житиях святых, на примерах людей благочестивых, еще живущих, слава Богу, и в наше время. И возможно это. Если человек задумается над своей жизнью и начнет храм Божий посещать, посты стараться соблюдать, молиться, то он почувствует, как все чужеродное начнет отходить. Так называемые друзья постепенно забудут о нем, что такой был - все реже и реже начнут видеться, потому что они устраивают застолье, а тут нужно в церковь идти, они хотят его кормить мясом именно в тот день, когда нельзя, а тут постный день или идет длинный пост. Один раз, второй раз - да и какой он им собутыльник, когда не пьет? И постепенно, смотришь, начинает человек видеть и других людей, и жизнь становится интересней. Даже внешне - те едят, едят, едят - вот так мясо, вот эдак мясо. А когда человек попостится, ему не то что мясо, ему чуть-чуть чего-нибудь скоромненького - так вкусно! А у тех уже этой радости нет, они этого не замечают.

Действительно, воздержная жизнь дает полноту жизни.

Вот людям спальни нужны - и такие, и такие, и такие. А когда как следует потрудишься - было бы только на чем лежать, даже не думаешь, чтобы особо мягко было, потому что рад, что вообще лег. Даже иногда рад, что сел, где там лечь. Так вот, даже в таком сравнении, и то видно, что жизнь уже здесь становится богаче. Не говоря о том, что человек меньше грешит и Господь простит уж все остальное, что по немощи совершено, и помилует в жизнь будущую. И жизнь-то - слава Богу, да если Господь еще и примет - опять же, только прими, Господи, душу мою. Поэтому становится, как говорит апостол, и éже жити, Христос, и éже умре́ти, приобрете́ние (Фил. 1, 21). То есть, человек начинает жить по-другому, а когда так - он становится свободным. О чем сказал Господь: Аще убо Сын вы свободит, воистинну свободни будете (Ин. 8, 36). При помощи комфорта, при помощи всяких материальных благ стараются закабалить человека. Почему верующие и не по нраву мiру - потому что они становятся свободными от мiра. А мiру нужны рабы. И ведется эта война против верующих, против рабов Божиих.

Поэтому будем стараться жить по-христиански. И здесь еще мы почувствуем облегчение, по слову Господню, - помните? Научи́теся от Мене, яко крóток есмь и смирéн сердцем... Иго мое бла́го, и бремя мое легко́ есть... И обря́щете покой душа́м вашим (Мф. 9, 29-30). Аминь.
 

11 февраля 2001 г.

http://ruskline.ru/analitika/2012/02/03/o_zabluzhdeniyah_yunosti/
« Последнее редактирование: 14 Февраля 2017, 05:41:39 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70909

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #19 : 14 Февраля 2017, 05:46:10 »

Преодоление главного искушения



Блудный сын решается возвратиться к своему отцу, но ему надо будет пройти еще долгий путь, который он теперь едва только начал. Он промотал свое богатство, он дошел до нищеты, до голода. И он вспоминает о всех благах, которые имел у отца. Почему бы не взять себя в руки и не попытаться вернуть хотя бы что-нибудь из прежнего?

Просить больше у отца — он не смеет этого, он не может об этом даже подумать. Ему совершенно ясно: он не заслуживает уже называться сыном. Отныне он будет довольствоваться положением простого наемного работника своего отца, одним среди других. Как если бы он мог быть отстраненным от своего положения сына! И как если бы однажды он мог на самом деле заслужить любовь своего отца! Да, в первый раз он уступил искушениям — искушениям плоти. Но вот он готов уступить новому искушению, более тонкому, более страшному, которое таится в сердце каждого человеческого существа, — усомниться в любви своего отца.

«Отче, я согрешил на небо и пред Тобою, и недостоин больше называться твоим сыном». А как тогда? Как если бы быть сыном было плодом торга, как если бы можно было купить любовь своего отца и милосердие Божие, как если бы достаточно было быть мудрым, чтобы обрести дары Его благодати. Но едва покаявшийся сын начал эту фразу, как у него не оказалось времени закончить ее. Впредь он будет наемным работником? Немыслимо! Отец уже бросился навстречу тому маленькому просвету, который открыл ему его сын, как сразу бросился он к нему, еще издалека узнав его. Разумеется, блудный сын теперь знает свой грех. Он приобрел обжигающий опыт своей немощи и всех скорбей, проистекающих из нее. Но он должен еще научиться бесконечно большему. Даже стоя на пороге отчего дома, он находится только на полпути. Ему дано будет сейчас узнать, до какой степени любовь его отца — абсолютно ничем не заслуженный дар, и что никогда не сможет он заслужить ее, и поэтому ничто никогда не могло поколебать ее, несмотря на все, что с ним произошло. И что эта любовь может буквально потопить все его грехи.

Другой, старший сын, тоже должен этому научиться, но он еще так же далек, чтобы не сомневаться в отчей любви. И его обучение будет более трудным. Теперь он только исполнен презрения к этому своему младшему брату, который является позором семьи. Его-то, по крайней мере, не в чем упрекнуть. Его отец должен бы об этом помнить: «Вот я столько лет служу тебе, и никогда не преступал приказания твоего». С ним все в порядке, и это отец, полагает он, не соблюдает условия договора: «Но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими». Как если бы он заслуживал больше, чем отец давал ему, и как если бы он не получил все во всецелом даре любви и в непрекращающемся присутствии с ним его отца: «Сын мой! Ты всегда со мною, и все мое твое».

Чего большего он мог пожелать? Но именно этого старший сын не заметил. Он видел только свои добродетели, свои права, и это заслуживающее более чем оплакивания поведение другого брата, явного грешника, возвышало его в собственных глазах. Его добродетельная жизнь стала для него ловушкой, завесой, сокрывающей от него ничем не заслуженную любовь отца, в которой он купался всю свою жизнь.

На этом поражении старшего сына заканчивается притча. Как будто Господь хочет напомнить нам, что долгой будет дорога для того, кто ослеплен собственными заслугами, и считает себя лучше других. Это один из непостижимых парадоксов благовестия Христова, что грешники имеют преимущество перед праведниками. Те, кто сознают себя грешниками, перед мнящими себя праведниками. Главное недоумение и камень соблазна сегодня для мира, как и во времена земной жизни Господа: «Вот человек, который ест и пьет с грешниками» (ср. Лк. 7, 34). Для мира это камень соблазна, а для нас — драгоценный камень, единственное основание, на котором мы можем строить нашу жизнь.

Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

http://ruskline.ru/news_rl/2017/02/11/preodolenie_glavnogo_iskusheniya/
« Последнее редактирование: 14 Февраля 2017, 10:54:07 от Александр Васильевич » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 7558


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #20 : 04 Февраля 2018, 01:10:53 »


Евангелие о блудном сыне


11  Еще сказал: у некоторого человека было два сына;
12  и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение.

13  По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно.

14  Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться;
15  и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней;
16  и он рад был наполнить чрево свое рожка'ми, которые ели свиньи, но никто не давал ему.

17  Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода;
18  встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою
19  и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих.

20 Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его.

21  Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим.
22  А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги;
23  и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться!

24  ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться.

25  Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование;
26  и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое?

27  Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым.
28  Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его.
29  Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими;
30  а когда этот сын твой, расточивший имение своё с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка.

31  Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и всё мое твое,
32  а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся.

Лк., 79 зач., XV, 11-32.






_____________________________________



Святитель Игнатий (Брянчанинов).


Поучение в неделю блудного сына. О покаянии


Возлюбленные братия! Святая Церковь, эта чадолюбивая мать верующих, родившая их во спасение и принимающая на себя все заботы, чтоб чада ее не лишились своего наследия – Неба, приготовляя их к успешному совершению наступающего подвига святой Четыредесятницы, постановила сегодня читать на Божественной Литургии притчу Господа нашего Иисуса Христа о блудном сыне.

В чем заключается подвиг святой Четыредесятницы? Это – подвиг покаяния. В настоящие дни мы стоим пред временем, преимущественно посвященном покаянию, как бы пред вратами его, и воспеваем исполненную умиления песнь: покаяния отверзи нам двери, Жизнодавче! Что наиболее обнаруживает ныне слышанная нами во Евангелии притча Господа нашего? Она обнаруживает непостижимое, бесконечное милосердие Отца Небесного к грешникам, приносящим покаяние. Радость бывает пред ангелы Божиими о едином грешнице кающемся (Лк. 15: 10), – возвестил Господь человекам, призывая их к покаянию, и, чтоб эти слова Его сильнее запечатлелись в сердцах слышателей, благоволил дополнить их притчею.

«Некоторый богатый человек, – поведает евангельская притча, – имел двух сынов. Младший из них просил отца, чтоб он выделил следующую ему часть имения. Отец исполнил это. По прошествии немногих дней меньшой сын, забрав доставшееся ему имущество, ушел в дальнюю страну, где расточил имение, проводя жизнь распутную. Когда он прожил все, в стране той сделался голод. Сын богача не только начал нуждаться, но и пришел в бедственное состояние. В такой крайности он пристал к одному из местных жителей, а тот послал его на поля свои пасти свиней. Несчастный, томимый голодом, рад был бы наполнить чрево тем грубейшим кормом, которым питались свиньи! Но это оказалось невозможным. В таком положении он, наконец, очувствовался и, вспомнив обилие, которым преисполнен дом отцовский, решился возвратиться к отцу. В мыслях он приготовил, для умилостивления отца, сознание греха, сознание своего недостоинства и смиренное прошение о причислении уже не к семейству отцовскому – к сонму отцовских рабов и наемников. С таким сердечным залогом младший сын отправился в путь. Еще был он далеко от родительского дома, как отец увидел его, увидел и сжалился над ним: побежал навстречу к нему, кинулся на шею ему, стал целовать его. Когда сын произнес приготовленные исповедь и просьбу, отец повелел рабам: “Принесите лучшую одежду, облеките его ею, возложите перстень на руку его и наденьте сапоги на его ноги. Приведите и заколите тельца упитанного: мы вкусим и возвеселимся. Этот сын мой был мертв, но ожил, пропадал, но нашелся!” Старший сын, всегда покорный воле отца, и находившийся на поле, возвратился во время пира в дом. Он нашел странным поведение отца в отношении к младшему сыну. Но отец, воодушевляемый праведностию любви, пред которою всякая другая праведность скудна, ничтожна, возразил ему: “Сын мой! Ты всегда со мною, и все мое – твое. А тебе надлежало бы возрадоваться и возвеселиться о том, что этот брат твой был мертв и ожил, пропадал, и нашелся!”» (См. Лк. 15: 11-32).

Меньшой сын, по изъяснению святых Отцов[1], может быть образом и всего падшего человеческого рода и каждого человека-грешника. Следующая часть имения меньшему сыну – дары Божии, которыми преисполнен каждый человек, преимущественно же христианин. Превосходнейшие из Божиих даров – ум и сердце, а в особенности благодать Святого Духа, даруемая каждому Христианину. Требование у отца следующей части имения для употребления ее по произволу – стремление человека свергнуть с себя покорность Богу и следовать своим собственным помыслам и пожеланиям. Согласием отца на выдачу имения изображается самовластие, которым Бог почтил человека в употреблении даров Божиих. Дальняя страна – жизнь греховная, удаляющая и отчуждающая нас от Бога. Растрата имения – истощение сил ума, сердца и тела, в особенности же оскорбление и отгнание от себя Святого Духа деяниями греховными. Нищета меньшего сына: это – пустота души, образующаяся от греховной жизни. Постоянные жители дальней страны – миродержители тьмы века сего, духи падшие, постоянные в падении своем, в отчуждении от Бога; их влиянию подчиняется грешник. Стадо нечистых животных – помышления и чувствования греховные, которые скитаются в душе грешника, пасутся на пажитях ее, они – неминуемое последствие греховной деятельности. Напрасно вздумал бы человек заглушать эти помышления и ощущения исполнением их: они наиболее невыполнимы! А и выполнение возможных человеку страстных помыслов и мечтаний не уничтожает их: возбуждает с удвоенною силою. Человек сотворен для Неба: одно истинное добро может служить для него удовлетворительною, жизнеподательною пищею. Зло, привлекая к себе и обольщая вкус сердца, поврежденный падением, способно только расстраивать человеческие свойства.

Ужасна пустота души, которую производит греховная жизнь! Невыносима мука от страстных греховных помышлений и ощущений, когда они кипят, как черви, в душе, когда они терзают подчинившуюся им душу, насилуемую ими душу! Нередко грешник, томимый лютыми помышлениями, мечтаниями и пожеланиями несбыточными, приходит к отчаянию; нередко покушается он на самую жизнь свою, и временную и вечную. Блажен тот грешник, который в эту тяжкую годину придет в себя и вспомнит неограниченную любовь Отца Небесного, вспомнит безмерное духовное богатство, которым преизобилует дом Небесного Отца – святая Церковь. Блажен тот грешник, который, ужаснувшись греховности своей, захочет избавиться от гнетущей его тяжести покаянием.

Из притчи Евангелия мы научаемся, что со стороны человека для успешного и плодовитого покаяния необходимы: зрение греха своего, сознание его, раскаяние в нем, исповедание его. Обращающегося к Богу с таким сердечным залогом, еще далече ему сущу, видит Бог: видит и уже поспешает к нему навстречу, объемлет, лобызает его Своею благодатию. Едва кающийся произнес исповедание греха, как милосердый Господь повелевает рабам – служителям алтаря и святым Ангелам – облечь его в светлую одежду непорочности, надеть на руку его перстень – свидетельство возобновленного единения с Церковью земною и небесною, обуть ноги его в сапоги, чтоб деятельность его была охраняема от духовного терния прочными постановлениями такое значение имеют сапоги – заповедями Христовыми. В довершение действий любви поставляется для возвратившегося сына трапеза любви, для которой закалается телец упитанный. Этою трапезою означается церковная трапеза, на которой предлагается грешнику, примирившемуся с Богом, духовная нетленная пища и питие: Христос, давно обетованный человечеству, приуготовляемый неизреченным милосердием Божиим для падшего человечества с самых минут его падения.

Евангельская притча – Божественное учение! Оно глубоко и возвышенно, несмотря на необыкновенную простоту человеческого слова, в которую благоволило облечься Слово Божие! Премудро установила святая Церковь всенародное чтение этой притчи пред наступающею Четыредесятницею. Какая весть может быть более утешительною для грешника, стоящего в недоумении пред вратами покаяния, как не весть о бесконечном и неизреченном милосердии Небесного Отца к кающимся грешникам? Это милосердие так велико, что оно привело в удивление самих святых Ангелов – первородных сынов Небесного Отца, никогда не преступивших ни единой Его заповеди. Светлыми и высокими умами своими они не могли постичь непостижимого милосердия Божия к падшему человечеству. Они нуждались относительно этого предмета в откровении Свыше, и научились из откровения Свыше, что им подобает веселитися и радоватися, яко меньший брат их – род человеческий – мертв бе, и оживе: и изгибл бе, и обретеся при посредстве Искупителя. Радость бывает пред ангелами Божиими даже о едином грешнице кающемся.

Возлюбленные братия! Употребим время, назначенное святою Церковию для приуготовления к подвигам святой Четыредесятницы, сообразно его назначению. Употребим его на созерцание великого милосердия Божия к человекам и к каждому человеку, желающему посредством истинного покаяния примириться и соединиться с Богом. Время земной жизни нашей бесценно: в это время мы решаем нашу вечную участь. Да даруется нам решить вечную участь нашу во спасение наше, в радование нам! Да будет радование наше бесконечно! Да совокупится оно с радостью святых Божиих Ангелов! Да исполнится и совершится радость Ангелов и человеков в совершении воли Небесного Отца! Яко несть воля пред Отцем Небесным, да погибнет един от малых сих (Мф. 18: 14) человеков, умаленных и уничиженных грехом. Аминь.




Святитель Игнатий (Брянчанинов)


[1] См. толкование блаженного Феофилакта.

http://www.pravoslavie.ru/put/4030.htm
Записан
Страниц: 1 [2]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!