Русская беседа
 
17 Февраля 2020, 07:02:57  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 88 89 [90] 91
  Печать  
Автор Тема: Папизм - злейший враг Православной Церкви  (Прочитано 246321 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1335 : 12 Ноября 2019, 10:23:12 »

Святитель Иннокентий (Борисов)

О новоучрежденной епархии римско-католической в Херсоне в 1847 году



Ниже мы публикуем очень важную записку выдающегося богослова, историка Церкви, проповедника, святителя Иннокентия (Борисова) (1800–1857), которого называли «русским Златоустом».

11 июня 1997 года архиепископ Иннокентий (Борисов) был причислен к лику местночтимых святых Одесской епархии. 30 ноября 2017 года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви  благословил общецерковное почитание святителя Иннокентия, архиепископа Херсонского и Таврического .

Публикацию, специально для Русской Народной Линии
(по изд.: Иннокентий, архиеп. Записка Иннокентия, архиепископа Херсонского и Таврического, о новоучрежденной епархии Римско-католической в Херсоне / Примечания П.И. Савваитова // Русский Архив. 1868. №3. – Стб. 412–435) подготовил профессор А.Д. Каплин.

В предисловии к публикации в «Русском Архиве» известный русский историк, археолог, археограф П.И. Савваитов отметил: «По существу дела эта записка преосвященного Иннокентия  находится в связи с записками его, напечатанными в №10-м «Русского Архива 1867 года. Но вызванная особенным, частным случаем, она представляет с одной стороны, фактические доказательства той настойчивости и ловкости, с какими Romana curia ведет свои дела, силясь, вопреки непреложному историческому ходу событий и, как выражается наш архипастырь, вопреки неотразимому суду Божию, не только остановить свое падение, но и распространить и усилить свое могущество; с другой стороны, эта записка служит новым доказательством и политической прозорливости, и самого заботливого попечения о своей пастве, какими всегда отличался преосвященный Иннокентий».

В нашу публикацию не включены обширные примечания П.И. Савваитова.

Постраничные сноски святителя Иннокентия (Борисова) помещены в публикуемый текст в квадратных скобках.


+   +   +


О новоучрежденной епархии римско-католической в Херсоне


Вследствие конвенции, заключенной с папой в 1847 году, учреждена, как известно, новая епархия римско-католическая, с наименованием Херсонская, и при ней (покамест) два суфраганства с капитулом и семинарией. Без сомнения, правительство имело на это, со своей стороны, немаловажные причины и, во всяком случае, согласилось на учреждение новой для католиков епархии не для распространения в России католичества.

Тем не менее, газетное известие об учреждении в Херсоне новой латинской епархии по всей России произвело (и не могло не произвести) впечатление неблагоприятное. Для чувства русского нелегко было видеть, как понятие о Риме и латинстве соединено будет отселе навсегда со священным для России именем Херсона, в коем произошло крещение святого Владимира и откуда на всю землю Русскую воссиял свет Веры Православной.

Новым учреждением, конечно без намерения, но тем не менее, подан и с нашей стороны значительный повод [Curia Romona не преминула (как увидим ниже) воспользоваться этим в самой булле об учреждении нового епископства Херсонскаго. Пр. Инн.] к новому провозглашению той исторической лжи, которую римские католики издавна привыкли рассеивать по Европе в разных сочинениях, – доказывая, якобы Россия обращена в христианство первоначально римскими миссионерами, и что она была тогда в послушании у папы...

Те, кто более других знаком с католичеством и положением римских католиков в России, кои уверены посему в очевидном излишке и существовавших доселе у нас епархий латинских, и твердо знают, как трудно самому правительству управляться с этой неугомонной иерархией, иначе не умели объяснить себе нового явления, как предположением каких-либо при сем особенных, дальнейших, сокровенных видов у правительства; поелику же нелегко было представить себе, что именно могло иметься у него в виду при употреблении средства столь небезопасного, как возвышение и расширение латинской иерархии, то невольно приходили к мысли, не сделана ли нашими дипломатами в сем случае, вместо дальновидного расчета политического, необдуманная и простодушная уступка Риму под влиянием каких-либо особенных обстоятельств, или непонятых, или не надлежащим образом оцененных?

В самом деле, как можно было согласиться с известными видами правительства сотворить им же из ничего, propvio motu, без всякой особенной нужды, вдруг трех епископов латинских, через что для латинской пропаганды открылся, – не представлявшийся ей и во сне, – способ взять отселе под опасное влияние свое и весь юг России, как взять весь Запад? «Если, – рассуждали, – для весьма небольшого числа рассеянных по югу латинских костелов действительно необходим был ближайший иерархический надзор, то для сего предостаточно было прибавить к какой-либо римско-католической кафедре одного суфрагана, с помещением его, пожалуй, где-либо и на юге» [А весьма легко было обойтись и без нового суфрагана: потому что целые десятки прежних, которым решительно нечего делать. Пр. Инн.]

Все эти и подобные впечатления получали большую силу от новых событий и переворотов европейских, обрушившихся над Ватиканом с таким необычайным громом и молнией, что многие из самих католиков не могли не признать в сем случае карающего перста Божия. «Неужели, – рассуждали и рассуждают, – православной России предлежит, не во благо себе, поднимать на высоту, укреплять и расширять в недрах своих то, что Сам Промысл Божий видимо предопределяет к ослаблению, умалению, а может быть и уничтожению даже на Западе?..»

Особенно, – как и ожидать надлежало, – учреждением нового епископства латинского встревожено было чувство православных жителей г. Херсона и окрестных мест. До тех пор в этом городе существовал только один ксендз латинский, терявшийся в толпе и почти никому неизвестный; и вот вдруг, в середине прошедшего лета, является перед ними латинский бискуп со свитою собранных нарочно издалека ксендзов, представляет из себя лицо, нарочно посланное от правительства для каких-то важных, никому вполне не известных целей, учреждает и освящает тесный латинский костел в собор кафедральный, составляет из своего служения, в продолжение нескольких дней, всенародное зрелище, проповедует о милости Императора Всероссийского к католикам и вместе с тем – сообразно с буллою папскою – еще о большей милости какого-то Римского государя – о коем вовсе не знали многие и из католиков – к народу Российскому, с объявлением, что все это лишь одно начало, что, по отшествии его, прибудут уже не на время, а на постоянное жительство в Херсон не один, а два или три епископа латинских, с немалым числом каноников, с консисториею и семинариею, и что город их (Херсон), по милости наместника Христова, главы всего христианства, обращен будет отселе в столицу истинной веры (то есть римской) на юге.

Можно представить себе и не будучи при этом случае в Херсоне, как должно было подействовать все это на православный народ!.. «Ужели нас хотят сделать католиками? – спрашивали одни. – Ибо надобно же, чтобы у трех новых епископов была хоть какая-либо паства, а среди нас нет ее для них!»

Чем вводить у нас латинство, – рассуждали другие, – не лучше ли было бы, по примеру других губернских городов, дать православного епископа нам, кои живем среди всякой нехристи, и потому во всегдашней опасности потерять чистоту веры? – «Сколько сот тысяч казне, а вместе с тем, сколько хлопот, затруднений, неудовольствий самому правительству будет стоить это новое, Бог знает откуда и для чего взятое учреждение латинского епископа с его викариями, канониками и семинарией? – примечали третьи.

Не без затруднений было положение при сем случае местного гражданского начальства, которое не знало, в какое отношение поставить себя к новопоявившемуся латинскому епископу, и тем менее находило средств отвечать удовлетворительно на толки и мнения народные, хотя видело крайнюю нужду говорить что-либо в успокоение встревоженного чувства религиозного.

Даже евреи, коими наполнен теперь весь Херсон, не остались позади других в догадках о новом событии и, что примечательно, сходились в одном и том же заключении, что поляки берут верх, и ксендзам русским приходит невзгода...

При таком всеобщем смущении мыслей, рассудительнейшие и более набожные из православных жителей Херсона приходили не раз к решимости просить высшую власть, чтобы, – если уж неизбежно водворение между ними епископов латинских, то, по крайней мере, хотя бы для некоторого соответствия, дан был Херсону и епископ православный.

Но всего более смущены были новым учреждением раскольники, а вслед за ними и единоверцы, коих имеется значительное количество по разным местам Херсонской губернии, начиная с Одессы, Херсона, Николаева и Елисаветграда. В глазах этих малолетних по духу детей такое торжественное введение среди православного юга латинства упадало до действия антихристианского, угрожающего бедствием не только вере православной, но и Отечеству, и потому видимо являлось следствием какого-либо гнева Божия…

Были ли рады новому учреждению, по крайней мере, сами католики? Утвердительно можно сказать, что не были – в той степени, как надлежало ожидать. Новый дар правительства был слишком велик и видимо не соразмерен с местной потребностию, почему невольно вынуждал у каждого размышляющего сомнение и подозрение насчет видов правительства и истинной цели его действий.

Суфраган латинский с двумя канониками в виде благочинных был бы принят от сердца и с благодарностью; а вдруг три епископа, при осязательной ненужде и в одном, казались – и долго будут казаться – чем-то неестественным, так сказать, противоправительственным, и потому подозрительным. «Возможно ли, – рассуждали католики, – чтобы русские решились сделать без нужды для нас то, чего, при видимой нужде, никогда не делали и не делают для своих? Вероятно, хотят ввести в нашу иерархию, доселе чисто польскую, новую стихию – немецкую, чтобы, раздвоив ее в составе, духе и видах, тем самым неприметно ее обезсилить. Но не москалям перехитрить иезуитов! При благоразумных действиях с нашей стороны из каждого нового епископа католического (а их, благодаря русской простоте, трое) можно будет сделать по новой крепости на юге против русского духа».

Все таковые и подобные впечатления, произведенные новым учреждением епархии латинской в Херсоне, очевидно говорят не в пользу нового учреждения, и могут быть искуплены только какой-либо весьма важной пользой, от него ожидаемой, которой, сказать правду, нелегко доискаться тому, кто не посвящен во все тайны политики.

Между тем невыгоды от нового учреждения лежат, можно сказать, перед глазами у каждого.

И, во-первых, уже весьма немаловажно то, что учреждением новой, ненужной по суду всех, даже римских католиков, епархии латинской в таком обширном составе и размере, какого (сравнительно) не имеет ни одна из наших православных епархий, несмотря на многочисленность их паств, дипломатия наша подверглась и еще будет подвергаться перед лицом всей России нареканию в уступчивости двору Римскому, простертой за необходимые пределы, и в какое притом время? Когда этот двор сам, вследствие своих вековых грехов и заблуждений, по неотразимому суду Божию видимо распадается на части и приближается к конечному запустению.

Во-вторых, кроме нарекания, в настоящем случае и не без потери, учреждение в России новой епархии Римской для двора папского есть то же, что завоевание новой области. Отселе новые для него права над значительной частью России, из коих он не замедлит извлечь для себя новые выгоды и новые поводы к спорам и жалобам в слух всего света на Россию.

Пример на все это – Польша и Литва. Сколько затруднений всегда ставил и ставит до ныне римский двор при одном назначении епископов! Не вследствие ли подобного затруднения принесен в жертву Херсон?.. Между тем эта жертва такого рода, что сама, в свою очередь, будет требовать новых жертв при каждом назначении новых епископов.

В-третьих, есть опасение и другого рода – еще большее. Доселе свободный и непререкаемый для Православия юг России с новым учреждением неизбежно отдается под влияние римской пропаганды, которая, как тень за телом, всюду следует за латинством. В Херсоне, – по крайне малому числу католиков, – епископ со своими суфраганами самим положением своим, то есть от нечего делать, будет невольно располагаться к умножению всеми мерами своего духовного стада. Между тем, бороться с пропагандой римскою, если какому краю неудобно, то нашему южному, частью по самой юности его и разносоставности в населении, частью по влиянию смежных, наполненных поляками губерний [Вследствие сего злосчастнjго влияния, по Херсонской губернии значительная часть имений помещичьих уже находится в распоряжении управителей поляков, кои, дыша тайною неприязнию к России и будучи самого сомнительного поведения, всячески стараются угнетать народ, обращая злохитро это угнетение в укор правительству, о чем не без известно и местному гражданскому начальству. Пр. Инн.], частью по его географическому положению, открытому, вследствие торговли и морских портов, для всего западного, особенно итальянского, частью, наконец, по недавности учреждения там православных кафедр и крайне ограниченным их способам к действию.

(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 12 Ноября 2019, 21:29:33 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1336 : 12 Ноября 2019, 10:24:21 »

(Окончание)

В-четвертых, нельзя забыть вовсе и того, что на устройство помещения для нового епископа с его суфраганами, для консистории, капитула и семинарии и на обеспечение их содержания потребуется не один миллион, который мог быть употреблен на более нужное и полезнейшее. Поелику, – как показывает опыт с Петербургскою римско-католическою академиею, – принято, неизвестно почему, как бы за правило, чтобы производимая от казны сумма на содержание римских католиков была гораздо выше той, какая производится на содержание православных кафедр и семинарий, то обстоятельство сие, кроме издержек, будет еще служить постоянным поводом к превозношению для католиков и к соблазну для православных. [По силе нового учреждения, для Херсонского епископа латинскаго казна отпускает ежегодно 4480 руб. сер., тогда как оклад ежегодный православного архиепископа состоит не более, как из 600 руб. сер.  Члены консистории латинской будут получать каждый весьма немалое жалованье, а члены консистории православной не получают ни копейки. Пр.Инн. Каждому из суфраганов назначено по 2000 руб. сер. в год. П. С—в.]

В-пятых, если правительство действительно предполагает, посредством латинской семинарии в Херсоне, образовать из детей южных колонистов наших в составе иерархии римско-католической новый элемент немецкий, то должно сказать, что этот элемент немногим будет лучше польского. Не говоря уже о том, что новые воспитанники получат образование от наставников поляков, кои не преминут передать им свой дух, южные колонисты сами по себе доселе составляют видимое status in statu, живя почти в совершенном разобщении с русскими, не стараясь знакомиться, даже в училищах [Что не раз было примечено и г. попечителем Одесскаго учебнаго округа. Пр. Инн.], с языком русским. Взирая доселе на себя как на иностранцев, в сравнении с коими русские ничего не значат, они не перестают мечтать о Германии и готовы отдаться под всякое чуждое влияние.

Что же, – спросят, – делать, когда мы уже обязали себя силою трактата с двором римским? Не принимая на себя полного решения этого вопроса, которое принадлежит, очевидно, не тем, кои смотрят снизу, а тем, кои стоят вверху, можно, вместо ответа, сделать несколько примечаний.

Если уж нельзя возвратиться назад, то:

1. Неблагоразумно было бы спешить и вперед, тем паче, когда, идя и шаг за шагом, нельзя идти иначе, как только с немалым усилием. На бумаге новую епархию латинскую можно было учредить в одну минуту; а на самом деле устроение ее неизбежно требует нескольких лет, уже потому, что нет ни одного готового здания, а их нужно несколько и значительных размеров. Где, потом, взять лиц для трех митр епископских, когда и одного, предназначенного во главу остальных, оказалось нужным прежде окрестить, а потом произвести во епископа? Откуда набрать капитул и каноников, когда в Херсоне один только ксендз? Из чего образовать семинарию? Ужели правительство обязано и в сем случае творить все из ничего, когда само латинство не представляет необходимых материалов? Кто и по какому праву может требовать сего? Между тем, пройдет два-три года, и – кто знает, что будет с католичеством в самом Риме? Во всяком случае, можно надолго ограничиться одним епископом без суфраганов, даже до времени – без капитула, в том обширном и преухищренном составе и виде, как любят размалевывать его римские католики. [Зачем напр. составлять Херсонский капитул из девяти особ, живущих в Херсоне, когда первоначальною буллою папы о Могилевском архиепископстве положено находиться в самом Могилеве только четырем? — Зачем три мансионария, когда церковь так мала, что еслибы служили в ней все члены капитула, то не было бы места народу? Пр. Инн.]

2. Вместо ненужных латинских суфраганов необходимо поспешить с учреждением для весьма обширной православной епархии Херсонской викарного епископства, с помещением его в Херсоне. Этим успокоен будет дух тамошнего православного населения, поставлен необходимый оплот против римской пропаганды в Херсоне и положено начало ближайших действий на мусульманский Крым.

Вместе с сим, – для устранения неблагоприятных для Православия сравнений в глазах людей не только духовных, но и светских, – необходимо увеличить штаты по православному ведомству херсонскому до той степени, на какой они определены там теперь для католиков, а равно предоставить православному архиепископу то же право, каким будет пользоваться латинский бискуп касательно командирования, в случае нужды, благочинных на казенный счет.

3. Если бы оказалось возможным (а почему не так?) поместить нового епископа латинского не в Херсон, а в другом месте, например в Ставрополе [В буллах папских по случаю учреждения Латинских епископств в России нераз говорится, что такое-то епископство учреждается в таком-то городе потому, что он в центра епархии. Пр. Инн.], составляющем центр его епархии, то одно это уже было бы небесполезно в разных отношениях. Таким образом, епископ сей, во-первых, был бы ближе к Саратовской губернии, где наибольшая часть его, вообще невеликой по числу душ, паствы; а с другой стороны, к собственному его спокойствию, он находился бы вдали от черноморских портов и, следовательно, от вольных и невольных, не всегда безопасных связей со множеством иностранцев, кои почти круглый год толпятся по сим портам и могут сделаться, – разумеется не в пользу правительства, – постоянными посредниками между Римом и римско-католическим Херсоном. В пользу Православия при сем случае оставалось бы то, что чувство русское не страдало бы, видя как латинство с такой силой ставит крыж римский у самой колыбели веры православной.

Независимо от всего вышесказанного, нельзя не сделать еще одного примечания касательно некоторых мыслей и выражений, кои Curia Romana позволила себе употребить в учредительной булле об епископстве Херсонском. Сверх всякого ожидания здесь в слух всего света прямо говорится, что якобы Отечество наше проповедь о вере христианской впервые услышало от латинских миссионеров, что некоторые из них даже удостоились якобы принять от руки наших предков венец мученический. Скажите, пожалуйста, кто эти мученики? И откуда видно, что свет Евангелия пришел к нам из Рима?–

Когда подобная ложь провозглашалась, по временам, от поборников папства в разных неважных книжонках, то можно было смотреть на это равнодушно, как на выходки школьной полемики; но теперь, когда мы допустили и, следовательно, приняли за истину эту обидную для нашего Православия ложь, в папской булле, имеющей пред лицом всего света силу трактата, в какое положение поставлены защитники Православия, и что остается делать им? И в силу какой крайности допущено все это в новой булле?

В прежних буллах не было о сем и помину; так могло оставаться и теперь.

Кроме сей, очевидно весьма важной с нашей стороны ошибки, сколько потом в булле выражений, кои папа мог употребить только в отношении к какому-либо городу своей Римской области!

Вообще бедный Херсон, с именем коего у православных россиян неразрывно связана память о крещении святого Владимира и обращении всея России к христианству, трактуется в сей булле почти как город идолопоклоннический, коему теперь только, по милости Ватикана, даруется кафедра христианского епископа, с пожалованием неизвестно каких прав и преимуществ.

Не так писаны учредительные акты за семьдесят лет для архиепископства Могилевского; там город не производится ни в какой новый чин, а только говорится, что такая-то церковь в городе сделалась кафедральной, или архиепископской.

Скажут, что «это у двора римского слова и выражения как бы технические, кои в существе дела ничего не значат и ни к чему не обязывают». Нет, техника слов и оборотов в полной команде у двора римского, и никто так не умел извлекать из нее выгод для себя, как Ватикан.

Сколько, непреложных теперь, прав над всем западным духовенством выработала для себя дипломатика римская из неважных, по-видимому, и общеупотребительных выражений учтивости и преданности, кои в простоте сердца употребляли некогда в сношениях с Римом западные епископы!

Раз уступленное выражение Ватикан тотчас обращает чуть не в догмат, и давая ему, посредством диалектики, вид преувеличенный, составляет из него для себя право.

Во всяком случае, зачем было допускать в новой булле такие выражения, кои сопряжены с нареканием для господствующей Церкви, и на основании коих через сто лет любой историк, по всем правилам науки, может допустить, что в 1847 году в Новороссийском краю господствующим вероисповеданием был католицизм, а Восточное Православие, если и было там, то в таком малом и слабом виде, что в сравнении с латинством как бы ничего не значило...

http://ruskline.ru/analitika/2019/11/10/o_novouchrezhdennoi_eparhii_rimskokatolicheskoi_v_hersone
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1337 : 12 Ноября 2019, 21:33:06 »

Игорь Романов

Упыри, Папа Римский и река огненная

Своими глазами видеть будут, как река огненная пожрёт всю мразь адскую, по земле Русской расползшуюся



Народ уже почти в три погибели согнулся. Едва на ногах стоит. Дышать тяжело. Смрад и вонь несусветная от прорванных канализаций информационных. Из ада повылазили упыри, скачут по России-матушке. Скачут и новости рассказывают. И заткнуть им пасти никто не пытается. А кто заткнуть может? Да тот же Роскомнадзор. Но у Роскомнадзора на упырей аппаратура не настроена, она их не видит, не пеленгует. Какой тут пеленг, когда пеленговать не велено. Кем не велено? Да самими упырями и не велено. Народу тяжело. Упыри в каждом айфоне. Айфоны в руках детей маленьких. Идет второклассник по улице, у него из айфона упыри свои смрадные песни поют. Вот послушайте сами, что из айфона второкласснику и одноклассникам его бесы напевают: «Вдвоём под один капюшон и режим авиа на ON.Сегодня я не болен, ведь я контролирую всю боль. И уже не надо нам ждать, один момент - и мы никто. Словно скрываясь от дождя, но ты под моим козырьком».

А если вы скажете, что это чушь, бред и галиматья, то слегка ошибетесь. Эта галиматья называется весьма благородно на языке благородных экспертов. Это называется наркокультура. А наркокультуру даже папа Римский уважает. Посещая страны Латинской Америки старый Франциск в 2015 году попробовал наркотические средства. Листья коки вкусил старый баобаб. И об этом широко известили общественность канализационные СМИ. Газета «Коммерсант» в статье «Папа Римский попробовал листья коки» сообщала тогда: «В ходе начавшегося в среду визита в Боливию папа римский Франциск попробовал чай, содержащий листья коки. Кока включена ООН в список наркотических средств, при этом власти Боливии борются за декриминализацию листьев коки, которые несколько лет назад даже включили в культурное наследие страны».

В 2015 году Франциск коку в Боливии пробовал, а на днях там президента скинули. Нашего старого друга Моралеса, между прочим. Есть тут какая-нибудь связь, какая-нибудь мораль? Всё в мире связано. И папа Римский, и наркотики, и Боливия, и переворот тоже связаны… Но в первую очередь – папа Римский и наркотики. Дело в том, что папа Римский – ключевая фигура, которая должна собрать население планеты под лапу Антихриста. Он, папа, главный экуменист. Он – старший прораб на стройке Нового мирового порядка. А наркотики – это очень важное средство для утверждения Нового мирового антихристианского порядка в душах человеческих. Вот папа Франциск поэтому и жует коку, рекламирует наркотики. Мол, наркотики в малых дозах хороши и полезны. Будете жевать коку, станете бодрыми и очень веселыми. И реальность будет тревожить вас не больше, чем листопад тревожит фонарный столб. Люди-столбы, которым «всё до фонаря», очень нужны Новому мировому порядку. На этих людях-столбах весь мировой порядок держится. И этих людей растят с самых малых лет. Со второго класса средней российской школы. Пожевал коки – и «всё до фонаря». Но чтобы жевать коку стало привычным занятием, надо наркокультуру взращивать, лелеять, детям передавать.

Дорогие родители, Вы разве не замечаете, что ваши дети тотально захватываются наркокультурой? Пока вы, дорогие родители, на работе, детей воспитывают айфоны. Учителя в школах сегодня – это преимущественно гаджеты к новейшим носителям искусственного интеллекта. Учителя – это вообще вещь уже ненужная и несовременная. В новом мировом наркопорядке учителя не нужны. Там нужны наркотики. Чтобы народ жевал и радовался, но при этом не терял работоспособность.

Препятствием для ада, который сегодня утверждается на земле с помощью мировых политических и религиозных лидеров является Россия. Поэтому Россию ад пытается взорвать. И для того, чтобы случился этот взрыв, в оборот взяты наши дети. Атака сил зла сегодня направлена в первую очередь на детей. На самых беззащитных. И родители в большинстве своём далеки от понимания всей сути духовно-политической и улично-подворотней ситуации в стране. А на улицах наши дети с айфонами в руках. И эти айфоны являются носителями наркокультуры. И даже если запретить все айфоны, наркокультура останется. Папа Римский все равно будет ради рекламы жевать коку.

Вся реальность в стране сейчас с помощью СМИ подаётся как страшный наркоманский бред. СМИ вываливают такой сумасшедший и грязный поток новостей на головы потребителей информации, что складывается инфернальная картина нашей действительности.

Сейчас на площадках Санкт-Петербурга и Москвы ожидают концерты некоей группы странных певцов-исполнителей. Певцы – лысые худосочные ребята со злобными глазками. По своей смекалке и музыкальной сноровке они напоминают молодых крысят. Недавно, 7 ноября, прямо в день инфернальной революции 1917 года эти крысята выпустили очередной клип. В свинцовых, мрачных красках клип жёстко бьет по неокрепшей подростковой психике сценами мрачного извращенного насилия. Герой клипа – прыщавый новобранец под какие-то завывания расправляется со своими сослуживцами в армии. И потом, совершая ряд адских действий, приходит к финалу. Финал – суицид в форме харакири. Всё натуралистично, с вызовом. Толкает молодых к бунту. И через бунт к самоубийству. Крысёныши, которые сделали клип давно должны быть в крысоловке. Они даже выходить не должны были оттуда. Но они дают концерты по всей стране. И судя по мощной информационной поддержке, их запускают какие-то кукловоды, крысиные короли, которые сидят высоко и не испытывают сомнений в том, что им за это ничего не будет.

За две недели до появления клипа, в Забайкалье такой же крысёныш расстреливает своих сослуживцев, добивая их контрольными выстрелами в голову. Кровавому событию делается мощная реклама. Из крысёныша-преступника пытаются лепить справедливого бунтаря, революционера. Финал героя уже показан в клипе музыкальной группы, выпустившей свой продукт 7 ноября. Кровавые события, кровавые видеоклипы, кровавые новостные каналы…

Людей это, конечно, сгибает в три погибели. Детям нашим ад уже представляется нормальным, обыкновенным миром, обычной реальностью. Выход из этой реальности показывают на экранах, где рекламируют наркотики и суицид. И никакой Роскомнадзор не вмешивается. Да куда им вмешиваться? Сметут, как президента Боливии. И сжуют с листьями коки. В стране воровство и коррупция такая, что уже целыми космодромами таскают. Наш президент об этом так сказал: «Воруют сотнями миллионов!» Никто не сомневается, что президент имел ввиду деньги. А мы думаем, что души. Души человеческие воруют. К маленьким детям прямо в сердце залезают и душу крюком подцепляют. Музыку наркоманскую вливают, песни и клипы суицидальные забрасывают, на иглу сажают… Души детские упыри и крысы адские утаскивают, души неокрепшие крысятничают. Воруют сотнями миллионов. Через айфоны, через концертные площадки, через телевизоры и интернеты, через газеты и журналы… А ведь недавно Швыдкой, экс-министр по культуре, рэперов поддерживал. А ведь, по сути, министр по культуре, хоть и бывший, поддерживал культуру, хоть и наркоманскую.

А народ-то куда смотрит? Народ в землю глядит и на ладан дышит. Кто народ подымет? Кто исцелит его и к жизни призовёт? Пока наш народ призывают к смерти. Но кто же поможет нашему народу глаза от земли оторвать, в небо взглянуть и лоб перекрестить? Кто? Лучшие из народа. Самые любящие и преданные Богу. И такие в России есть. Таких ведь много не надо. Господь услышит глас немногих. Услышит малое стадо Свое. Услышит Господь молитвы монахов русских и людей праведных. Есть ещё такие на Руси. Кто-то в затворе пребывает, кто-то высоко в горах спасается. Кто-то даже в больших кабинетах сидит. Есть в России честные и мужественные люди. Есть истинные сыны Родины нашей премногострадальной.

Их-то и услышит Господь. Услышит и пробудит нас. Страшно бывает, когда Господь будить начинает. Глас Божий громоподобный, рука Господня крепка и меч в ней остр. Растешет Господь народ наш мечом Своим пополам. Одна половина с Ним пойдёт. Другая – в ад. А та половина, что на стороне Бога выступит, та и наведёт порядок в России. Евангельский порядок. Огненная лава польётся по Руси. Крысы со своими королями от ужаса сами в лаву бросаться будут. Сгинут в реке огненной. С шумом падут великаны и воротилы, космодромы и игорные зоны на своих руках носящие. «Один момент и они никто» - как пел айфон в руках второклассника. А те, кто с Богом будут, те на берегу останутся. И своими глазами видеть будут, как река огненная пожрёт всю мразь адскую, по земле Русской расползшуюся. И к берегу этому не то, что папа Римский подойти не сможет. Сам Антихрист издали смотреть убоится.

Так будет стоять Россия – Церковь Христова на берегу Господнем, на земле Богородичной. А придёт Господь, явится как молния, со всех концов земли видимый, и убьет Словом Своим всемогущим Антихриста и самого змия проклятого. Тогда сгорит и огнем обновится вся земля. Тогда история наша земная окончится и будут новое небо и земля новая. Так говорит Иоанн Богослов, которому было Откровение Божие. И всего-то от нас требуется – молиться, каяться, друг другу помогать, друг друга любить. А паче всего любить Господа Бога своего. Так и спасёмся и детям погибнуть не дадим.

Да воскреснет Бог! И расточатся врази Его!

Романов Игорь Анатольевич, Центр церковно-государственных отношений «Берег Рус»

http://ruskline.ru/news_rl/2019/11/12/upyri_papa_rimskii_i_reka_ognennaya
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1338 : 13 Ноября 2019, 19:38:59 »

Римский папа согрешил: От Франциска требуют покаяния за поклонение Пачамаме


Фото: Massimo Valicchia/Globallookpress

В интернете распространяется петиция против "кощунственных и суеверных действий" римского папы Франциска, совершённых им в ходе октябрьского заседания Синода Римско-католической церкви по проблемам Амазонии. Подписи под ней поставили более ста представителей католического духовенства и светских учёных.

Авторы петиции призывают папу "публично и однозначно покаяться в объективно тяжких грехах и всех публичных преступлениях против Бога и истинной веры".

В документе указаны 6 главных "святотатств", совершённых папой на "амазонском" Синоде. В их числе значится присутствие на акте поклонения языческой богине Пачамаме, церемония в честь которой проводилась в Ватиканских садах, что осквернило окрестности могил мучеников и церковь апостола Петра, указывают авторы петиции.

Кроме того, говорится в петиции, папа принял участие в идолопоклонстве, благословив идола. Изображение Пачамамы было размещено перед главным алтарём собора Святого Петра, а после этого его с процессией перенесли в зал Синода.

При этом понтифик с молитвами присоединился к процессии. После того как деревянные статуэтки идола были вынесены разгневанными католиками из церкви Святой Марии и выброшены в Тибр, папа извинился, но не перед ними, а перед поклонниками Пачамамы, которой в церкви установили другой деревянный образ.

В конце концов в ходе заключительной мессы Синода папа принял чашу, которая была задействована в идолопоклоннической церемонии, и водрузил её на алтарь.

В петиции также помянут "Документ о человеческом братстве", подписанный папой и имамом египетской мечети Аль-Азхар Ахмадом аль-Тайебом в феврале. В нём было сказано, что "все религии созданы по воле Бога".

https://tsargrad.tv/news/rimskij-papa-sogreshil-ot-franciska-trebujut-pokajanija-za-poklonenie-pachamame_225694
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1339 : 15 Ноября 2019, 15:32:20 »

Акт вероотступничества Франциска

После поклонения папы Римского языческой богине Пачамаме никакие контакты с Ватиканом более невозможны



В интернете появилась петиция против «кощунственных и суеверных действий» папы Римского Франциска, допущенных им на октябрьском заседании Синода римско-католической церкви по проблемам Амазонии. Подписи под ней поставили свыше 100 представителей католического духовенства и светских ученых, сообщает «Интерфакс».

Авторы петиции призывают понтифика «публично и однозначно покаяться в этих грехах и всех публичных преступлениях, совершенных им против Бога и истинной религии».

В документе указаны шесть главных святотатств, которые были совершены Франциском на «амазонском» Синоде. Среди них - присутствие на акте поклонения языческой богине Пачамаме (церемония проводилась в Ватиканских садах, «оскверняя тем самым окрестности могил мучеников и церковь апостола Петра»). Кроме того, Франциск принял участие в акте идолопоклонства, благословив идола. Изображение Пачамамы разместили перед главным алтарем собора Святого Петра, а затем процессией перенесли в зал Синода, причем понтифик, произнеся молитвы, присоединился к процессии. Когда деревянные статуэтки идола были вынесены возмущенными католиками из церкви Святой Марии и брошены в Тибр, папа извинился за это, и в церкви установили другой деревянный образ Пачамамы. Наконец, во время заключительной мессы Синода он принял чашу, использованную в идолопоклоннической церемонии, и поставил ее на алтарь.

Статуэтки были подарены прихожанкой папе Франциску во время церемонии высадки деревьев накануне Синода по проблемам Амазонии. По мнению женщины, это были статуи Девы Марии, однако фотоагентство, разместившее снимки подарка в интернете, пометило их как изображения богини Пачамамы - южноамериканского языческого идола. В конце октября в интернете появился видеозапись того, как неизвестный выносит деревянные статуи из церкви Санта-Мария-ин-Траспонтина в Риме и выкидывает их в Тибр. Позднее выяснилось, что статуи выкинул 26-летний австрийский католик Александр Цуггель.

Тем временем, Missio, пастырское агентство Итальянской епископской конференции, издало молитву Пачамаме («Пачамама» означает буквально «Мать мира»: «пача»— мир, пространство, время, вселенная; «мама» — мать на языке индейцев кечуа) по более ранней публикации, обнародованной в апреле 2019 года и посвященной Специальной Ассамблее Синода Епископов по Амазонии, сообщает Сибирская католическая газета со ссылкой на информационное агентство Седмица и Catholic World News.

Молитва, описываемая как «Молитва к Матери-Земле народов инков», гласит: «Пачамама из этих мест, пей и ешь это приношение по желанию, чтобы эта земля была плодотворной. Пачамама, добрая мама, будь благосклонна! Будь благосклонна! Сделай так, чтобы волы ходили хорошо, и чтобы они не уставали. Сделай так, чтобы семя хорошо росла, чтобы с ней не случилось ничего плохого, чтобы холод не разрушил ее, чтобы она получала хорошую пищу. Мы просим тебя об этом: дай нам всё. Будь благосклонна! Будь благосклонна!»

Молитва к Пачамаме — одна из трех молитв, включенных в публикацию Итальянской епископской конференции. Две другие молитвы были опубликованы без сопроводительного описания. Первая — это молитва Единому и Триединому Богу, которой Франциск завершил свою энциклику Laudato si (2015 года). Вторая молитва — это текст, начинающийся со слов «Возьми улыбку» (в течение многих лет различные итальянские веб-сайты характеризовали этот текст как стихотворение Махатмы Ганди).

Изображения голых беременных женщин, которые 25 октября Франциск описал как «статуи Пачамамы», вызвали много споров в ходе завершившегося 27 октября Синода епископов по проблемам Амазонского региона. 4 октября, на особом экуменическом богослужении в Ватиканских садах, на котором Франциск посвятил начинавшийся тогда Синод святому Франциску Ассизскому, 15 человек, включая францисканского монаха, встали на колени вокруг принесенных на место проведения богослужения изображений Пачамамы и склонили головы к земле.

В последнюю неделю работы Синода двое неизвестных, проникнув в римскую церковь Санта-Мария-ин-Траспонтина, забрали оттуда привезенные участниками Синода статуэтки Пачамамы и бросили их в Тибр. Этот поступок был осужден в Ватикане, а его акторов назвали «новыми иконоборцами». Выброшенные в реку фигурки были найдены, и их выставили в Зале Синода 26 октября, в последний день синодальных дискуссий.

Идолопоклоннические увлечения папы Римского Франциска прокомментировал в телефонном интервью «Русской народной линии» кандидат филологических наук, доктор исторических наук, кандидат богословия, профессор Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии протодиакон Владимир Василик:


Прочтение молитвы богине Пачамаме во время официальной ассамблеи епископов является без преувеличения актом вероотступничества. Папа Франциск произнес молитвы языческой богине, пойдя на неслыханный акт синкретизма, посмев смешивать христианского Бога единого в Святой Троице поклоняемого с богиней Земли, уравняв Подателя всех благ с языческим идолом.

Сама новость у настоящего христианина ничего, кроме тошноты, вызвать не может. Тысячи и тысячи христианских мучеников Запада и Востока проливали свою кровь, горели живьем, лишь бы не поклониться перед идолами. А теперь Pontifex maximus — великий понтифик — предает миллионы своих единоверцев, живых и усопших. Он оскорбил мертвых и живых. На этом фоне никакие контакты с Римом более невозможны.

Поступок папы Франциска ничем не лучше венчания гомосексуальных пар. Те, кто призывает к какому-либо объединению с «церковью-сестрой», по сути дела, призывают нас к объединению с папой-идолопоклонником.

Рим воочию показал свое лицо - гнилой труп, с которым нельзя соприкасаться, чтобы не заразиться трупной болезнью. Как сказано в Писании: «Выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее…» (Отк.18:2).

Конечно, стоит принести соболезнования тысячам простодушных верующих католиков, которых предал Франциск, и пригласить их в нашу родную Православную Церковь, где они найдут то, что искали в течение всей своей жизни.

http://ruskline.ru/news_rl/2019/11/15/akt_verootstupnichestva_franciska
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1340 : 02 Декабря 2019, 15:13:36 »

ДМИТРИЙ СКВОРЦОВ

За что Сталин запретил украинскую унию

К 30-летию открытого исповедничества нацизма


Священники-униаты на киевском майдане, 2014 год

Униатская «Украинская грекокатолическая церковь» празднует 30-летие начала официальной регистрации своих общин в СССР. Договорённость об этом была достигнута на встрече папы римского с Горбачёвым 1 декабря 1989 г., но сегодня это преподносится на Украине как «торжество справедливости», звытяга украинского духа, победа униатской веры над зловещими московскими запретами и т. п. На самом деле ни дух, ни вера тут ни при чём. Всё гораздо приземлённее и непригляднее.

«Данной нам от Бога Советской властью…»

Не станем лишний раз доказывать тот очевидный факт, что УГКЦ весь период гитлеровской оккупации верно служила фюреру. Да, фашистам по всей Европе помогали представители разных конфессий и местами целые диоцезии, но чтобы целая «церковь»… Так, начальник 2-го отдела абвера Эрвин фон Лахузен отмечал: «Сотрудничество с митрополитом [А. Шептыцким] и его окружением – яркий пример использования широких возможностей церкви в интересах абвера» (здесь и далее выделено мною. – Д.С.). Штурмбаннфюрер СС, руководитель отдела Главного управления имперской безопасности Карл Нейгауз подтверждал: «В течение всей войны германские правительственные органы имели тесный контакт и полную поддержку со стороны униатской церкви в Польше и на Украине… Это был один из редких случаев, когда представители церкви добровольно, непосредственно участвовали в эсэсовской организации».


Шептыцкий со знаком «Свастика Заслуги»

Перевоплощение (очередное) Шептыцкого случилось на третий день после освобождения Львова, простите за тавтологию, от «победоносной немецкой армии-освободительницы». 29 июля 1944 г. он устроил своему духовенству большой приём по случаю собственного 79-летия, где сообщил, что советская власть изменила свое «прежнее враждебное» отношение к религии: «Восстанавливаются духовные семинарии, восстанавливается богословская академия во Львове. Военные приветствуют на улицах священников. Это ли не доказательство уважения советской властью религии?»

С подобными откровениями Шептицкий неоднократно выступал и на епархиальных сборах. В беседе с и. о. уполномоченного Совета по делам религиозных культов при Совете народных комиссаров УССР С.Т. Даниленко он подтверждал: «Такие соборы у меня бывают каждый четверг. Так вот я поучал их, как нужно быть благодарным и покорным советской власти, ниспосланной нам Богом, и духовенство с искренностью воспринимало и воспринимает мои поучения».

«Вы бы видели, как митрополит Андрей выступал перед собором духовенства, который у него до болезни собирался каждый четверг, – свидетельствовал протопресвитер Гавриил Костельник. – Речь страстная, глаза от увлечения собственными словами блестят, ну настоящий большевик!»

В выступлении Шептицкого на праздничной сессии Собора униатского духовенства 7 сентября 1944 г., как пишет историк унии львовянин профессор В.И. Петрушко, «также много и ярко говорилось о том, что в религиозной политике советского правительства в период войны по сравнению с 1939–1941 гг. произошли большие перемены и большевики прекратили гонения на Церковь».

Относительно той части клира, которая продолжала духовную опеку над засевшими в лесах бандеровцами, глава униатов ответил подполковнику Даниленко: «Судите сами таких людей, и я их осужу, ибо бандеровщина — это вредное явление, с которым нужно бороться. Хотите, я пошлю своих священников в леса, чтобы они уговорили этих слепых людей прекратить борьбу с советской властью и возвратиться к мирному труду».

Запомним здесь и слова Шептыцкого о служителях, которые ушли с немцами: «К священникам, которые бежали с оккупантами, я отношусь так, как военные начальники относятся к тем солдатам, которые покидают свой пост. Я издал распоряжение, запрещавшее священникам покидать свои приходы и бежать с немцами».

10 октября 1944 г. Шептыцкий составил послание на имя Сталина: «Эти светлые события и терпимость, с которой Вы относитесь к нашей Церкви, вызвали и в нашей Церкви надежду, что она, как и весь народ, найдет в СССР под Вашим водительством полную свободу работы и развития в благополучии и счастье».

Обращение он планировал доставить в Москву лично во главе униатской делегации. Но 1 ноября 1944 г. он скончался. В НКГБ УССР поступила информация о том, что “митрополит Андрей Шептицкий был отравлен за свои просоветские настроения и за инициативу воссоединения греко-католической Церкви с православной”, но прямых доказательств этому не обнаружено.

Делегация во главе с братом Шептыцкого Климентом (экзарх апостольского экзархата России) была принята председателем Совета по делам религиозных культов Полянским. В НКВД состоялась встреча униатских служителей с генералами Судоплатовым, Федотовым и Леонтьевым. Речь шла об отношениях унии с продолжавшими действовать в Галиции бандеровцами. Гости же собирались обсудить в Москве куда более обыденные вопросы: о епархиях и кандидатурах епископов; о церковном имуществе; об освобождении от призыва в Красную армию униатского духовенства; о системе богословского образования и т. п. Кроме того «делегация имела своей задачей ознакомиться со всеми новейшими советскими законодательствами о Церквях, а также с установками в области взаимоотношения государства и Церкви».

Иными словами, униаты были далеки от мысли, что власти намерены ликвидировать их конфессию. Да и большевики, вернувшись в 1944 г. в Галицию, не собиралась этого делать, о чём свидетельствует инструкция НКГБ УССР: «Советская власть будет относиться к униатской Церкви и ее священнослужителям исходя из наличия лояльности с их стороны и преданности Родине, как граждан ее, т. е. “какой мерой Вы будете мерить, такой же мерой и Вам будет отмеряно”… Лояльным людям будет предоставлена полная свобода удовлетворения своих религиозных потребностей, как это предусматривается Конституцией СССР».

Однако, отметим, в составе делегации не было ни одного епископа.

«Несчастье в пути»

Вероятный преемник Шептыцкого Йосып Слипый в Москву ехать отказался под слишком уж смешными предлогами: его «могут там арестовать» (как будто во Львове не могли); «может случиться катастрофа с аэропланом» или «несчастье в пути» (монах боится перехода в «жизнь вечную?»). «Греко-католический епископат во главе с митрополитом Слипым к началу 1945 г. давал все больше поводов для сомнения в своей лояльности, – пишет профессор Петрушко. – Еще в ноябре 1944 г. Слипого посетили члены Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию нацистских преступлений, которые предложили униатскому митрополиту поставить свою подпись под заключением о зверствах гитлеровцев во Львове, однако Первоиерарх греко-католиков в вежливой форме отказался сделать это… Слипого больше волновали другие проблемы. На встрече с Даниленко он заявил: “Самый главный вопрос, разрешение которого не может удовлетворить меня, – это вопрос о печати для митрополита”. Иосиф Слипый был недоволен распоряжением властей об изъятии из его официальной титулатуры упоминания города Каменец-Подольского. Более того, он претендовал на включение в титул главы униатской Церкви наименования “митрополита Киевского”».



Отказ осудить преступления своих недавних благодетелей (и это в условиях продолжающейся войны с ними) наряду с наглым выдвижением заведомо невыполнимых требований лишний раз свидетельствовали о более чем уверенном «самочувствии» унии.

– Мы умалчивали о своем отношении к оккупантам по той причине, что боялись навлечь репрессии на наших представителей, т. е. на священников греко-католической Церкви и верующих, находящихся на территории, занятой немцами, – пояснял Слипый Сергею Даниленко. – Мы боялись, что после нашего выступления против оккупантов они применят репрессии к нашим людям.

– А Вы не боитесь, что ваше молчание в вопросе отношения к оккупантам мы вправе расценить как солидарность с ними и начать репрессии против представителей греко-католической Церкви, находящихся на нашей территории? – попытался Сергей Тарасович вернуть собеседника к реальности.

– Мы не подумали над этим, – признался Слипый.

– Выходит так, что, боясь репрессий немцев против представителей греко-католической Церкви, находящихся на их территории, вы фактически солидаризовались если не с самими немцами, то с их пособниками, ибо какое духовенство очутилось на территории, занятой немцами? Все это священнослужители греко-католической Церкви, которые активно помогали немцам, – изменники, предатели, пособники. Так рассматривать их нужно с точки зрения и гражданской, и с точки зрения церковной. Ведь по церковным канонам как должны рассматриваться священники, сбежавшие из своих приходов? Они должны быть запрещены в священнослужении, лишены сана, если сбежали без разрешения епископов (вспомним, что так считал и Шептыцкий. – Д.С.). А Вы не только не сделали этого, но ещё боитесь, чтобы немцы их не арестовали из-за того, что Вы, сидя на советской территории, выявите свое отношение к тем злодеяниям, которые творились в период оккупации на Украине, – резюмировал представитель власти.

Однако Слипый отказался принимать какие-либо меры по вразумлению своих духовных чад – бандеровцев, продолжавших террор в Галиции и на Волыни.

«Получается, что Вы фактически солидаризируетесь с бандеровским злом, – более чем прозрачно предупреждал главу униатов Даниленко. – Больше того, потворствуете этому злу, тем более что если принять во внимание десятки случаев активного пособничества служителей культа украинско-немецким националистам из ОУН* и УПА", агентам немецкой разведки и гестапо».

Однако подписал приговор униатам… папа римский.

На фоне утверждений Слипого о том, что воссоединение православных и униатов возможно «только и только под главенством папы Римского» (и это в 1944 году!), папа Пий XII выступил с Рождественской речью, которая стала «духовным предисловием» к Фултонской речи Черчилля, ознаменовавшей начало холодной войны против СССР.



Уже в июле 1945 г. бывший капеллан батальона «Нахтигаль», а затем – дивизии СС «Галичина» Иван Гриньох был дважды принят командующим американскими оккупационными войсками в Европе Эйзенхауэром. Стороны (а Гриньох был, ко всему прочему, вторым вице-президентом Украинского главного освободительного совета) договорились о проведении силами ОУН на средства новых хозяев шпионской деятельности на территории СССР. И дело пошло: в начале 1946 г. секретарь Священной конгрегации по делам Восточной церкви кардинал Тиссеран свёл Гриньоха с сотрудником американской политической разведки Новаком. Последнему были переданы шпионские материалы, добытые осенью 1945 г. бандеровским подпольем.

Поэтому ещё 3 февраля 1945 г. нарком Государственной безопасности УССР Савченко утвердил план ликвидации украинской унии. В соответствующей директиве указывалось: «…греко-католическая униатская Церковь в том виде, в каком она существует в настоящее время, является чуждой нам по влиянию, легальной резидентурой Ватикана и активно действующей украинской националистической организацией на нашей территории. Исходя из этого, необходимо взять курс на полную ликвидацию униатов на нашей территории и на отрыв греко-католической Церкви от Ватикана с последующей целью воссоединения ее с православной Церковью в СССР».

Заметим, что к тому времени настроенным на воссоединение с Православием был и целый ряд служителей, сгруппировавшихся вокруг Гавриила Костельника – наиболее авторитетного деятеля унии (в отличие от Слипого, которого откровенно недолюбливали).

Да и в среде простых верующих данное воссоединение не вызывало отторжения. В конце концов, большинство галицких русинов ещё помнили, с каким ликованием – целыми сёлами и городами – возвращались они в Православие во время краткосрочного освобождения края из-под австрийского владычества в 1915 году.

О том, что спустя тридцать лет украинская уния была ликвидирована как политическая профашистская организация, а не как конфессия, свидетельствует и современное чествование духовенством УГКЦ всякого рода террористов, эсэсовцев, полицаев, надзирателей и прочих массовых убийц гитлеровской эпохи.

https://www.fondsk.ru/news/2019/11/30/za-chto-stalin-zapretil-ukrainskuju-uniu-49577.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1341 : 11 Декабря 2019, 07:45:51 »

По благословению католического архиепископа Вены на благотворительном концерте в соборе XIV века выступил певец-содомит Кончита Вурст



По благословению католического архиепископа Вены на благотворительном концерте в соборе XIV века выступил(-а) Кончита Вурст.


Кардинал Кристоф Шенборн. Фото: medjugorje.com.br

Архиепископ римско-католической Церкви кардинал Кристоф Шенборн благословил провести в кафедральном соборе Святого Стефана концерт по случаю Международного дня борьбы со СПИДом, в ходе которого выступал(а) Кончита Вурст, сообщает «Интерфакс».

Благотворительный концерт проходит третий год подряд, но шоумен выступал на нем впервые. Певец пел в святилище кафедрального собора Вены в сопровождении подростков обоих полов.

Учредитель мероприятия организация LIFE+ поблагодарила кардинала за присутвие на концерте и разрешение провести выступление в древнем кафедральном соборе Вены. Шенборн в свою очередь поблагодарил организаторов за их «большое сердце».

Не все жители Вены были рады происходящему. Во время концерта группа несогласных католиков молилась у стен собора.

Как сообщал СПЖ, алтарь протестантской церкви в Щвеции украсила картина с изображенными на ней геями и трансгендерами.

http://ruskline.ru/politnews/2019/12/10/po_blagosloveniyu_katolicheskogo_arhiepiskopa_veny_na_blagotvoritelnom_koncerte_v_sobore_xiv_veka_vystupil_pevecsodomit_konchita_vurst

https://spzh.news/ru/news/66962-jepiskop-rkc-blagoslovil-v-kafedralynom-khrame-veny-vystuplenije-konchity-vurst


Веселый" папа римский Франциск
« Последнее редактирование: 10 Февраля 2020, 22:07:30 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1342 : 11 Декабря 2019, 15:25:56 »

Всё идет по плану!

Папский легат в Москве объявил о планах Ватикана



Ватикан надеется на проведение Вселенского христианского собора, в будущем будет искать способ его провести, заявил в понедельник на пресс-конференции в РИА Новости апостольский нунций в РФ архиепископ Челестино Мильоре.

Как говорится – приехали! Папский легат синьор Мильоре не без вдохновения, очевидно, выпалил это в Москве! С превеликой радостью, ну как же без этого!

Не обошлось и без «горьких фраз» для Ватикана, наподобие таких, как «в поместных православных Церквях, в целом, не поддерживают эти действия, поскольку основные вероучительные различия между христианскими конфессиями до сих пор не преодолены». Кто бы сомневался, падре! А может, многие Поместные Православные Церкви просто знают, кто будет «председательствовать» на этом соборе, планируемом на 2025 год? И Вы, монсеньор, активно пашете на ниве экуменизма, точнее, Ватикан и иже с ними, волки в овечьей шкуре, склонившие и господина Димитроса Архондониса (патриарха Варфоломея), и господина Николаоса Харифтакиса (патриарха Феодора), попытавшиеся внести раскол в Сербской Православной Церкви… Когда госдеповские шавки приехали в Белград, чтобы и там нагадить по поводу признания ПЭЦЭУШНИКОВ.

Вот где собака зарыта. А мы-то думаем и гадаем, зачем сокращают службы на некоторых приходах нашей Церкви, выбрасывают большие части из вечерних Богослужений, например, чтение Кафизм, изымая из богослужебного чина некоторые ектении. Попытка убрать из Литургии ектении об оглашенных… А про пение 33-го псалма и подавно, многие приходы вообще позабыли. Про то, как вешают репродукции на библейские темы таких художников, как Рафаэль, вообще, ни в какие рамки не влезающие, неканонические, и даже не иконы, в наших Церквах. А просто картины, висящие рядом с нашими, православными иконами. Это просто подрывная деятельность внутри Церкви! Единой, Соборной, Святой и Апостольской! Не заставляйте обливать кровью наши сердца. Это до добра не доведет. Не ваша ли это, господа апостольские нунции, работа - подорвать многовековые устои Православия изнутри? Упростить чин Православного Богослужения, дабы подвести под ваши, мирские, правила? И ведь многие поддаются на приманку «аще восхочет настоятель», давая священникам служить так, как «оне восхощат», не обремененным тем, что такие нововведения могут привести к духовным трагедиям не только тех, кто стоит у Престола Божьего, но и прихожан! Естественно, человек недавно воцерковившийся не заметит подвоха, а вот те, кто изучал или изучает Типикон, Апостольские правила, Правила Вселенских Соборов, что такой человек подумает? Не будет ли это смущением? Ватикан уже прошел таким путем, путем упрощения и обмирщения церковной жизни. Да! Подготовка к «воссоединению» всех Христианских конфессий идет полнейшим ходом! Уже паровоз стоит под парами.

Воплощение идеи «мировой христианской коммуны», с единым уставом, с единым «генеральным секретарем» наступило. Раньше это было в мечтах, а теперь мечты сбываются. Не приведи Господь, когда нам скажут: «Заткнитесь, ревнители благочестия! Ибо вы не понимаете, что экуменизм – это счастье». Представить невозможно, что Православные будут сидеть на англиканской мессе, которую проводит англиканский епископ-гомосексуалист, или англиканская женщина-епископ, да еще и лесбиянка, не верующая в Господа Бога! А ведь это реальность, и много примеров, когда на «кафедру» протестантских церквей возводят женщин нетрадиционной сексуальной ориентации. И она уже существует.

Но задача Ватикана объединить не только христиан, но и всех: индуистов, буддистов, мусульман, иудеев, язычников, сатанистов. Америка дошла до того, что этих самых сатанистов конгрессмены официально признали церковью, одной из конфессий. Значит, и дьяволопоклонники должны стать «братьями»?

Но почему местом для обсуждения униатско-экуменических вопросов стала Москва? Наверное, потому, что папский легат считает Россию территорией, входящей в юрисдикцию уже несвятого Престола. И скрывать, что добрая половина плана по созданию раскольничьей ПЦУ принадлежит Папе Римскому, ну, по крайней мере, не красиво. Не этично.

Естественно, что произойдет объединение всех религий, и что антихрист воссядет там, как первосвященник. Вот только с датой вы, господа ватиканские доброхоты, не торопитесь. А то получится как в анекдоте про Ходжу Насреддина, который пообещал эмиру Бухары научить осла говорить. И когда у Насреддина спросили, что он будет делать, если осел не заговорит, тот ответил: «К тому времени, пока осел сможет научиться говорить, умрет либо осел, либо я, либо эмир».

Михаил Красильников, православный журналист, Приморский край

http://ruskline.ru/news_rl/2019/12/11/vse_idet_po_planu
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1343 : 14 Декабря 2019, 18:06:14 »

Александр Беляев

О соединении церквей

Латинская церковь – раскольническая и еретическая церковь



Ниже мы помещаем фрагменты из сочинения известного богослова, историка Церкви, заслуженного профессора Московской Духовной академии А.Д. Беляева (См.: Беляев А.Д. О соединении церквей. – Сергиев Посад, 2-я тип. А.И. Снегиревой, 1897. – 238 с.)

+   +   +
 

Александр Дмитриевич Беляев (23.07.1849–29.10.1919) родился в г. Раненбург Рязанской губернии в семье священника. Учился в Рязанской Духовной семинарии, затем в Московской Духовной семинарии, которую закончил с отличием в 1876 г. по богословскому отделению.

С сентября 1876 г. – приват-доцент кафедры догматического богословия Московской Духовной академии (МДА). В 1880 г. за сочинение «Любовь Божественная» удостоен степени магистра богословия, в том же году избран доцентом МДА. С 1893 г. – экстраординарный профессор, с 17 мая 1899 г. – доктор богословия (по совокупности трудов и за диссертацию «О безбожии и антихристе»). 8 декабря 1899 г. избран ординарным профессором. С 23 ноября 1901 г. – заслуженный ординарный профессор МДА.

Основные научные труды А.Д. Беляева посвящены догматическому богословию.

+   +   +

Публикацию, специально для Русской Народной Линии подготовил профессор А.Д. Каплин.

Постраничные сноски А.Д. Беляева помещены в Примечания в конце текста. Нумерация сносок – составителя.


+   +   +
 

О соединении церквей

Разбор энциклики папы Льва XIII от 20 июня 1894 года
 

Вместо введения историческая справка о том, принесла ли кому-либо пользу Брестская уния


 
«Лучше война похвальная, нежели мир,

отделяющий от Бога».

Григорий Богослов.

Протекло ровно триста лет с тех пор, как на соборе в городе Бресте [1], в октябре 1596 г., с 6-го по 9-е число, была провозглашена уния Западно-русской Церкви с Римской церковью, постепенно подготавливающаяся латинянами и их сторонниками в течение почти полутораста лет. Окидывая мысленным взором историю Западной и Юго-западной России [2] за этот многовековой период времени, невольно задаешься вопросом, принесла ли Западно-русская уния хоть малую пользу кому бы то ни было? Ответ один: никому никакой пользы она не принесла, а погубила она многих, бедствия принесла неисчислимые.

Не принесла она большой выгоды даже тем, в чьих интересах она была предпринята и учреждена: ни Латинской церкви и папе, ни польским королям и их королевству, ни православным епископам, отступившим от веры отцов своих и передавшимся на сторону Латинской церкви из-за личных расчетов. Уния не возвысила ни духовной жизни, ни материального благосостояния всех вообще русских и литовцев, принявших ее и пребывавших в ней, а, напротив, повредила им во многом. А тем православным, которые пребыли тверды в вере отеческой, уния причинила величайшие бедствия.

Правда, Брестская уния расширила Латинскую церковь, число подданных папы умножилось, но на долго ли? Нет, отторгнутые от Православной Церкви обманом, коварством, обещанием земных благ и даже насилием, Белоруссия и литовцы спустя два с половиной века, в 1839 г., опять воссоединились с Православной Церковью.  Мало этого: насилия, которые допускали латиняне и униаты в отношении православных при введении и дальнейшем распространении унии, совершенно уронили латинян и их веру в глазах Русских людей.

Конечно, Русские и прежде знали, что латинская вера – неправая вера; но уния наглядно и опытно показала им, что латиняне не только веруют неправо, но и поступают не по-христиански и даже безчеловечно.

Уния внушила обитателям Западной и Юго-западной России не расположение, не любовь и уважение к папам и к латинской или униатской вере, а недоверие, чувства страха, неприязни, ненависти. А раз значительная часть населения прониклась такими чувствами к латинянам и униатам, дело унии и латинизации России было подорвано в корне.

Окончательное уничтожение унии было уже неизбежно, и оно, действительно, совершилось. Уния в России не только погибла, но погибла навсегда, она никогда не возродится. Из-за Брестской унии было столько пролито русской крови, пролито безжалостно, безплодно! и может ли Россия забыть это? Может ли она согласиться на унию с Римом в другой раз? Таким образом, Брестская уния, в конце концов, и сама пала и привела к последствиям, невыгодным для пап, для Латинской церкви и для латинской веры [3]. <…>

Что дала уния православным русским и литовцам, населявшим области Польского королевства?

Ничего, кроме величайших бедствий. Она разделила русских и литовцев на две враждующие между собой стороны: на униатов и православных. Сколько слез и крови было пролито в борьбе между православными, которые были доведены до необходимости оружием защищать неприкосновенность своей истинной, отеческой веры, и униатами, которые не гнушались никакими средствами для привлечения православных к унии, это хорошо всем известно.

Те, которые приняли унию добровольно, жалки были тем, что лучшую веру переменили на худшую. Те, которые были вовлечены в унию обманом, или насилием, были вполне несчастны, потому что за унижение и страдания их у них отнимали их родную и истинную веру и вводили в чуждую им церковь  и внедряли в них неистинную веру.

Униаты, распространявшие унию среди православных, возжигали ненависть к себе в последних. Иногда фанатичная пропаганда им стоила жизни, как это случилось с Иосафатом Кунцевичем. Но несравненно более страданий выпало на долю православных, как стороны слабейшей. Их храмы отдавали в аренду жидам и всячески издевались над православной святыней, православных теснили и гнали, мучили, казнили. Уния убивала душу в гонителях, отравляла жизнь гонимых, подкапывала благосостояние тех и других.<…>
 

Латинская церковь – раскольническая и еретическая церковь
 
С удивлением и негодованием латиняне нас спросят: «Вы считаете нас раскольниками, или даже еретиками»?

К прискорбию, признаем тем и другим и, во имя правды, не можем не признать [4].

Конечно, сами латиняне эту оценку их признают вопиющей несправедливостью. Самих себя, разумеется, они считают истинными, правоверующими христианами, и только себя одних они и считают истинными христианами. Протестантов они называют еретиками, а православных хотя и не дерзают называть еретиками, называют, однако же, схизматиками, т. е., раскольниками. Называя протестантов еретиками, они не погрешают, но не справедливо называют они православных схизматиками. Напротив, они сами и схизматики, и еретики.

Латиняне называют православных схизматиками на том основании, что будто бы Восточная Церковь отделилась от Латинской и доселе пребывает в разделении с ней. Но приводить такое основание, значит не указывать никакого основания. В самом деле, латиняне говорят, что Восток отделился от них, а Восток, напротив, утверждает, что Запад откололся от него. Латиняне должны бы по тверже доказать, что схизматики не они, а мы; доказать это они не могут.

История не на их стороне.

Мы не можем излагать здесь историю раздора между Востоком и Западом при патриархе Фотии и папах Николае и Адриане: это слишком удалило бы нас от предмета нашей речи, и, кроме того, об этом было много писано и православными, и латинянами [5]. Скажем только, что едва ли дело патриарха Фотия с Игнатием и вмешательство в это дело папы Николая I можно назвать корнем разногласия между Востоком и Западом, как это делает папа в своей энциклике.

Мы полагаем, что происшедший из-за этого дела разрыв был только проявлением обособленности между Востоком и Западом, которая проистекала из различий национальных и местных. Но обособленность и различия в строе жизни и в характере народов между Востоком и Западом могли и не привести к церковному разделению между ними, если бы не содействовали ему папы своим высокомерием, на которое жаловались еще много раньше Святой Киприан Карфагенский и Святой Василий Великий и которое с течением времени не ослабевало, а усиливалось, и своими притязаниями на вмешательство в дела других церквей, каковые притязания, как незаконные, вызывали отпор еще раньше отделения Запада от Востока, со стороны, напр., поместного Карфагенского собора.

Кроме того, варварское завоевание крестоносцами Византийской империи, с которой они скорее должны бы были вступить в дружественный союз для совместной борьбы против общего сильного и исконного врага христианства, против мухаммедан, еще более усилило вражду между Востоком и Западом; усилило и упрочило церковное разделение между ними.

Таким образом, если в основу решения вопроса о том, кто схизматики, – православные, или латиняне, – положить историческое обозрение раздора между Восточною и Западною церквами, то и в таком случае третейский судья решит его не в пользу латинян.

Впрочем, историю раздора между Восточной и Западной церквами едва ли следует признать наилучшим способом решения этого вопроса. Ведь и всякие еретики могут говорить: «не мы отделились от Церкви, а она сама отвергла нас; мы – обиженная, пострадавшая сторона; мы составляем истинную Церковь Христову, а не она». Говорим это к тому, что, если бы латиняне и доказали нам на основании истории, что не Латинская церковь отделилась от Восточной, а Восточная – от Латинской, в этом еще не заключалось бы твердого доказательства того, что Восточная Церковь – раскольническая, а Латинская – истинная церковь.

Мы могли бы сказать, что Восточная Церковь отделилась от Латинской в силу убеждения своего в неправоверии Латинской церкви. Если бы, притом, это убеждение оказалось объективно-истинным, т. е., если бы Латинская церковь оказалась неправоверующей не только по сознанию и убеждению Восточной Церкви, но и на самом деле, по свидетельству объективных и несомненных фактов; то в таком случае схизматической церковью нужно было бы признать не Восточную Церковь, хотя бы она первая порвала общение с Западной Церковью, а Западную Церковь, как потерявшую право на то, чтобы истинная Христова Церковь продолжала быть в единении с ней. Восточная Церковь могла, отделиться от Западной именно потому, что последняя перестала быть истинной Церковью.

Это не одни только примерные предположения, а они соответствуют тому, что было и есть в действительности. В самом деле, если бы папы не стали заявлять притязания на не принадлежащую им власть над независимыми церквами, а, с другой стороны, Латинская церковь не пошла бы по ложному пути, то раздора между Восточной и Западной церквами могло и не быть, или он произошел бы в менее резкой форме, да и в резкой форме он мог кончиться благополучно, – временным охлаждением, временным отчуждением и разобщением, а не постоянным разделением. Спорщики скоро сошли бы в могилу, горечь обид и неприятностей стерлась и забылась бы, и расстроенные отношения мало-помалу опять наладились бы. Так это обыкновенно и бывает между людьми при случайных распрях: в таких случаях даже сильный и резкий раздор, по истечении некоторого времени, кончается примирением.

Напротив, даже и ничтожный случай может вызвать большую ссору, а эта последняя может повести к непримиримой вражде между двумя сторонами и довести до окончательного и всегдашнего разделения их между собой, если ссора возникает на почве глубокого внутреннего различия между сторонами, или осложняется этим последним. Действительно, не раз возникали попытки к соединению Православной Церкви с Латинской, но оканчивались ничем, полной неудачей [6].

Таким образом, ни решение вопроса о том, Восточная ли Церковь отделилась от Западной, или Западная от Восточной, ни рассмотрение сущности и свойств происшедшего между ними раздора не дают достаточного материала для полного решения вопроса, кто правы, мы; или латиняне, называя друг друга схизматиками.

Но из сказанного о взаимоотношении между истинной Церковью и еретиками уже видно, что есть другой, более верный и надежный, путь к решению этого вопроса.

Нужно спрашивать не о том, Восточная ли Церковь отделилась от Западной, или Западная от Восточной, а о том, какая из них отделилась от древней единой вселенской Церкви, существовавшей до разделения. Выгода такого способа решения вопроса заключается в том, что эту единую нераздельную Церковь, как общую мать и Православной и Латинской церкви, признают истинной Церковью и православные, и латиняне; а потому и согласие с ней в вере латиняне не могут не считать признаком истинной Христовой Церкви, а разногласие – признаком лжеверующей, неистинной Церкви. Едва ли и латиняне осмелятся отвергать ту истину, что какая-либо церковь, верующая не согласно с древней неразделенной вселенской Церковью, должна быть признана церковью отделившейся, отколовшейся от нее, от единой истинной Христовой Церкви, и есть церковь схизматическая, хотя бы никаким собором она не была формально отлучена от существующей теперь единой правоверующей Церкви. Напротив, церковь, согласная с древней вселенской Церковью в своем вероучении и в главных основах своего управления и устройства, должна быть признана истинной, правоверующей, а не схизматической Церковью, хотя бы она пребывала в разделении с какою либо другой церковью.

Но Восточная Православная Церковь, как во время происшедшего между ней и Римской церковью раздора, так и после, вплоть до настоящего времени, верует так, как веровала древняя Вселенская Церковь, и в существенном удержала то же устройство, управление и обряды, какие имела древняя Вселенская Церковь [7]. Отрицать это не осмеливаются даже и латиняне.

Спрашивается, от кого же Православная Восточная Церковь откололась, если она пребывает в совершенном согласии с древней истинной Христовой Церковью? Поэтому есть ли основание называть Православную Восточную Церковь схизматической?

Никакого.

Напротив, Латинская церковь отступила от чистоты веры и от коренных основ управления древней вселенской Церкви, и через это она сама себя отсекла от истинной Церкви и стала церковью раскольнической, а потому и самоосужденной.

Но должно прибавить, что главными виновниками отделения Латинской церкви от Православной Церкви и пребывания ее в расколе были и продолжают быть Римские папы. Что именно папы суть настоящие виновники отделения Церкви Западной от Восточной, это доказано в книге бывшего латинянина, но, по милости Божией, ставшего православным священником Владимира Геттэ, под заглавием: La Papauté рараute schismatique, оu Rоmе dans ses rapports avec l’Eglise Orientale. Paris. 1863 г.

В этом сочинении догматически, а преимущественно исторически изобличается незаконность папских притязаний на главенство в Церкви, излагается история спора между Фотием и Николаем и последующих отношений пап к Церкви Восточной до времени собора Ферраро-Флорентийского.

Этот труд, за который Московская Духовная Академия присудила автору его степень доктора богословия в том же 1863 г., весьма важен, как и другие сочинения о. Владимира [8]. Как бывший латинянин, он имел все способы гораздо лучше узнать папство, латинскую веру и историю, и жизнь Латинской Церкви, нежели православные ученые богословы. Добросовестность, безпристрастие и широкая ученость о. Владимира еще более возвышают достоинство его ученых трудов. Перевод этого сочинения на русский язык был помещаем в журнале «Вера и Разум», а недавно редакцией этого журнала издан и отдельной книгой под заглавием: Папство, как причина разделения церквей, или Рим в своих сношениях с Восточной Церковью. 1895 г.

Замечательно, что важные отступления Латинской церкви от чистоты православной веры начались со времени отделения ее от Восточной Церкви, начавшегося при святейшем патриархе Фотии. Разобщение с Восточной Православною Церковью, твердой хранительницей богопреданных религиозных истин, не могло не оказать дурного влияния на жизнь Латинской церкви и благоприятствовало развитию недостатков, семена которых были в ней и прежде.

С того времени до наших дней, в течение тысячи лет, и в вероучении, и в устройстве Латинской церкви, не говоря уже об обрядах, много накопилось новшеств, не имеющих основания ни в Священном Писании, ни в учении и практике неразделенной древней Вселенской Церкви, или даже прямо не согласных с духом, а то и с буквою Писания и с учением, обычаями, правилами и практикою древней Вселенской Церкви.

Важнейшие из новшеств – заблуждений Латинской церкви следующие: Она усвоила неправильный взгляд на состав канона Священного Писания, на сравнительное значение Писания и Предания и на достоинство латинского перевода Библии, называемого Вульгатой; она приняла учение об исхождении Святого Духа и от Сына (Filioque), объявила это учение догматом и даже внесла его в Никео-Цареградский Символ; в учении о естественных силах человека, о грехе первородном, о благодати и об отношении ее к природе человека она склоняется к пелагианству; она измыслила учение о непорочном зачатии Богоматери и объявила это учение догматом; она допустила немаловажные изменения в совершении всех таинств; она приняла странные учения о сверхдолжных заслугах святых, об индульгенциях, о чистилище, о почитании сердца Иисусова; она признает папу наместником Христа и Бога на земле, видимым и непогрешимым главой всей Церкви, признает власть его высшей церковной властью на земле и считает главенство папы над Церковью и его непогрешимость догматами. Не перечисляем заблуждений менее важных.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1344 : 14 Декабря 2019, 18:08:00 »

(Окончание)

Догматические заблуждения свои церковь Латинская признает не частными своими мнениями, т. е., не такими положениями, признание, или непризнание, исповедание, или неисповедание которых предоставлялось бы доброй воле каждого, а догматами, т. е., учениями безусловно истинными, для всех обязательными и непререкаемыми.

Всех своих заблуждений Латинская церковь держится постоянно и упорно, – иных в течении целой тысячи лет. Упорная и неискоренимая привязанность к заблуждениям – это обычное свойство еретиков.

Заблуждений в Латинской церкви столь много, и многие из них столь важны, что если бы только малую часть их представить на суд древней вселенской Церкви, то, без сомнения, она анафематствовала бы их и отлучила бы Латинскую церковь от общения с собой, признавши ее еретической.
 

Первовиновники неправоверия и раскола Латинской церкви – папы и иерархия
 
Должно заметить, что главным источником и постоянным проводником еретических и всяких иных заблуждений Латинской церкви являются папство и рабски зависимое от папы и его курии духовенство этой церкви [9].

Главными, почти даже единственными виновниками того, что Латинская церковь стала раскольнической и еретической и упорно пребывает в расколе и ереси, должно признать папу, пастырей и богословов этой церкви, и в особенности иезуитов, а не народ.

В Латинской церкви папству и духовенству принадлежит не только преобладающее, но чрезмерно преобладающее значение. Учение, правление, устройство, обычаи, особенности и вся жизнь Латинской церкви поставлены и направлены так, что как будто папа и духовенство одни и составляют церковь; а народ безропотно, страдательно и почти даже безсознательно принимает все, чему они учат.

Вот почему еретичество должно приписывать преимущественно папству и духовенству Латинской церкви, а не народу, который причастен еретичеству невольно.

И мы, называя Латинскую церковь раскольнической и еретической, разумеем по преимуществу папство и духовенство этой церкви.

Папы, а не народ Римской церкви, были главными виновниками отделения Запада от Востока; папы, духовенство и богословы, а не народ, измышляют ложные мнения и провозглашают ложные догматы и научают народ веровать так, как сами веруют.

Папы, латинское духовенство и подобострастные папе богословы несравненно виновнее в расколе и еретичестве, нежели народ Латинской церкви еще и потому, что народ в огромном большинстве не имеет возможности знать, что вера его, которую он принял от отцов своих и в которой его наставляют пастыри, не есть вера правая, апостольская; тогда как папы, духовенство и богословы знают Священное Писание, творения святых отцов древней Церкви, определения и правила соборов ее, церковную историю, одним словом, имеют все способы знать истину и отличать от нее ложь.

Если, тем не менее, папы, пастыри и богословы Латинской церкви удерживают старые лжеучения и измышляют новые и признают их благочестивыми догматами веры, то к ним можно применить слова Иисуса Христа, обращенные к фарисеям: Если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха; но как вы говорите, что видите, то грех остается на вас (Иоан. 9:41).

Если, далее, папы, пастыри и богословы латинские не только сами пребывают в заблуждениях, но и распространяют эти последние в народе своей церкви, научая народ веровать так, как сами веруют, выдавая человеческие лживые мнения за божественные догматы, если они усиливаются распространить свою неправую веру даже среди народов, исповедующих истинную христианскую веру, то будет ли несправедливостью назвать их, как и фарисеев, вождями слепыми и сказать им: Горе вам книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете царство небесное человекам; ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете (Матф. 23:13)?
 

Примечания А.Д. Беляева

[1] Это теперешний Брест-Литовск, большой уездный город Гродненской губернии, имеющий до 50 тыс. жителей, преимущественно евреев. Два года тому назад он почти весь выгорел. Близ него сильнейшая крепость того же названия. Брест составляет пограничный пункт между собственно Россией и так называемым теперь Царством Польским. Но должно сказать, что в этнографическом отношении Брест и в старину находился и теперь находится не на границе с собственно польскими областями, а внутри России, потому что пограничная с ним с запада губерния Седлецкая и лежащая на юг от него губерния Люблинская искони были населены русскими. Это – Забужная Русь. Занимая выгодное положение при реке Западном Буге, Брест и в старину был значительным городом. О Бресте и его древних храмах написал исторический очерк священник Л. С. Паевский под заглавием: Город Брест-Литовск и его древние храмы. Гродно. 1894 г.

[2] В настоящем случае Западной Россией мы называем Белоруссию и Литву, а Юго-западной – заднепровские губернии России и Галицию, или Червонную Русь.

[3] В настоящее время униаты есть только в Галиции. В газетах сообщалось, что они собираются торжественно отпраздновать трехсотлетний юбилей унии с Римом. Мы можем только молить Бога, чтобы и для галицких русских настал когда-нибудь час воссоединения с Православной Церковью, к которой принадлежали их предки. Тяжел для них неестественный политический союз под одною короной с поляками, мадьярами и немцами; и эта тяжесть, к несчастью, увеличивается еще неестественным церковным союзом с Римом.

[4] Для изучения не тех или других частных заблуждений Латинской церкви, а самого характера латинства и совокупности его заблуждений можем указать следующие сочинения.

Из старинных сочинений, в которых излагаются и опровергаются все или многие заблуждения латинян в вере и погрешности их в обрядах и в церковной дисциплине, кроме вышеупомянутых Апокрисиса, Сборника Василия, Палинодии Копыстенского и других, упомянем следующие: Мечец духовный, творение двух ученых греков братьев Софрония и Иоанникия Лихудов, учительствовавших в Москве при Софье Алексеевне; Мечец был написан на греческом языке, но вскоре был переведен на язык славянский; Исповедание веры Палладия Роговского, напечатанное в 18 т. «Древней Российской Вивлиофики» Новикова; Вопросы и ответы православному с папежником, – напечатаны в «Русской Исторической Библиотеке», 7 т., 2 кн. Не указываем сочинений, доселе остающихся в рукописи. Кроме того, во всех вообще старинных богословских системах, из которых иные сохранились в рукописях, а другие напечатаны, были излагаемы и опровергаемы догматические заблуждения латинян.

Из критико-библиографических трудов для ознакомления с древней православной полемической литературой укажем: Иеромонаха Августина Полемические сочинения против латинян, писанные в Русской церкви в XI и в XII в. в связи с общим историческим изысканием относительно разностей между Восточной и Западной церковью, в «Трудах Киев. Дух. Академии» 1867 г., №№ 6 и 9; А. Н. Попова Историко–литературный обзор древнерусских полемических сочинений против латинян (XI–XV вв.) 1875 г.; А. Павлова Критические опыты по истории древнейшей греко–русской полемики против латинян; Преосв. Филарета Обзор русской духовной литературы.

Из сочинений нового времени достойны внимания следующие: Богословие Обличительное Ректора Каз. Дух. Семинарии архимандрита Иннокентия. Казань. 1859 г. (обличению латинской веры посвящена вся вторая часть); Халколиванова брошюра О римско-католической церкви. Самара. 1865 г.; статьи профессора Н. Я. Беляева в «Прав. Собес.» за семидесятые и восьмидесятые годы и посмертное издание последнего его труда: Основной принцип Римского католичества; А. М. Иванцова: О римском католицизме и его отношениях к православию. Ч. 1 и 2. Москва. 1869–1870 г.; Его же: О западных вероисповеданиях, – лучшее издание – третье. М. 1894 г.; Филарета М. М. Разности в вере между Восточной и Западными Церквами, в «Чтениях в Общ. Люб. Дух. Просв.» 1872 г. № 2; его же другая статья о разностях догматических и обрядовых между В. и З. Церквами в том же журнале за 1874 г.; В. Краинского: О католицизме по католическим источникам. Киев, 1873 г.; Владимира Геттэ Папство схизматическое; Папство еретическое; оба сочинения с французского переведены на русский язык; Никанора, Архиепископа Херс., Беседа о том, есть ли что еретическое в Латинской Церкви? Спб. 1889 г. Характер латинства раскрыт особенно в сочинениях прот. А. А. Лебедева, А. С. Хомякова и других славянофилов.

[5] В наши дни писали о Фотии и происшедшем при нем разрыве между Востоком и Западом из латинян особенно Гергенротер, а со стороны православных А. М. Иванцов, написавший книгу: К исследованиям о Фотии. О том же и его же актовая речь. Еще есть в русской литературе перевод с ново-греческого языка сочинения Минятия, сделанный профессором Ловягиным, под заглавием: Камень соблазна или изложение начала и причин отпадения церкви Западной от Восточной и предметов несогласия.

[6] История попыток к соединению церквей Греческой и Латинской в первые четыре века по их разделении. Спб., 1868 г. профессора А. Л. Катанского.

[7] О православной Восточной Церкви и превосходстве ее пред Латинской церковью и другими исповеданиями любопытствующие могут читать в следующих сочинениях: Филарета, Митр. Моск., Разговоры между испытующим и уверенным о православии Восточной Греко-Российской Церкви, с присовокуплением выписки из окружного письма Фотия, Патриарха Цареградского к Восточным Патриаршим Престолам. Спб. 1815 г. (Было несколько изданий); Ивана Яхонтова О православии Российской Церкви. Спб. 1843 г. и 2-е издание в 1844 г.; Письма о православии. Киев. 1871 г.; Доктора богословия Овербека Свет с Востока. Вильна. 1868 г.; Его же Безспорные преимущества Православной Кафолической Церкви перед всеми другими христианскими исповеданиями, в Хр. Чт. за 1882 и 1883 г.

[8] Отзыв об этом сочинении А. В. Горского в «Прибавлениях к творениям Святых Отцов» за 1882 г., кн. 2, стр. 566 и след.

[9] Такой взгляд на папство пространно раскрыт в сочинении Владимира Геттэ; La papaute heretique; expose des heresies, erreurs et innovations de l’eglise romaine depuis sa separation de l’eglise catholique au IX siecle. Перевод этого сочинения напечатан в журнале «Вера и Разум» за 1895 г. под заглавием: Еретичество папства, или изложение погрешностей, заблуждений и нововведений Римской церкви, со времени отделения ее от Вселенской церкви в IX веке.

http://ruskline.ru/analitika/2019/12/13/o_soedinenii_cerkvei
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1345 : 16 Декабря 2019, 10:24:53 »

Владислав Мальцев

Из архивов ФСБ. Как в 1941-м Папа Римский поделил между униатами Россию, Белоруссию и Сибирь


© Joachim Specht / wikimedia

В августе 2018 года я получил доступ в Центральный архив ФСБ России и смог ознакомиться с хранящимися там документами, посвященными сотрудничеству греко-католиков с нацистами в годы Второй мировой войны

А теперь подробней. Получил я доступ туда не с первой попытки — месяцем ранее то же ведомство в официальном ответе убедительно сообщило мне, что такими документами вообще не располагает. И, увы, объем документов, которое ведомство тогда сочло нужным рассекретить, был просто до досадного малым — пара десятков листов в одной-единственной толстой папке (фонд 4, опись 3, дело 575), большая часть содержимого которой была закрыта аккуратно приколотыми с двух сторон белыми листами.

Рассекреченная выборка была довольно хаотической — тут и протоколы допросов, и фотографии старых газет. Кстати говоря, из одной из последних я узнал неизвестную деталь биографии протоиерея Гавриила Костельника, превозносимого у нас исключительно как борца с унией и национализмом — оказывается, летом 1943 года он был одним из участников торжественного греко-католического богослужения в кафедральном соборе Львова, посвященного дивизии Waffen-SS «Галичина».

Но больше всего меня заинтересовал следующий документ, представляющий собой сделанный в 1945 году в НКВД русский перевод письма №291/41, направленного 22 декабря 1941 года главой Конгрегации по делам Восточных церквей (в переводе НКВД названной Конгрегацией «За Восточную Церковь») кардиналом Эженом Тессераном «Его высокочтимому преосвященству монсеньеру Андрею Шептицкому, митрополиту Львовскому, архиепископу Русинскому». Как несложно понять, речь идет о тогдашнем главе Украинской греко-католической церкви (УГКЦ).


© Nationaal Archief / wikimedia.org/

Дам большую цитату из документа:

«Святой отец (Папа Римский Пий XII. — Авт.) познакомился с существом исключительных мероприятий, принятых, начиная с сентября 1939 г. по настоящее время, о которых сообщило Ваше высокопреосвященство, и в аудиенции от 22 ноября прошлого года соизволил сообщить мне следующие свои высокие решения:

1) Святой отец подтверждает (обеспечение) назначения экзархов, произведенные Вашим высокопреосвященством 17 сентября 1939 г. и 17 сентября 1940 г., и восстанавливает подведомственные им акты, которые они могли бы произвести;

2) Святой отец назначает многоуважаемого монсеньера Николая Чарнецкого, исполняющего должность епископа г. Лебеда, экзархом (апостольским наместником) (По велению святейшего до тех пор, пока его Величество не пожелает иначе) верующих восточного обряда в Волыни, Полесье, оккупированном ранее Советами, и в Подляхии;

3) Святой отец назначает преподобного Отца Климентия Шептицкого, игумена, экзархом (апостольским наместником) верующих восточного обряда в Великороссии и в Сибири;

4) Святой Отец назначает многоуважаемого монсеньора Иосифа Слипого, исполняющего должность архиепископа Русинского, митрополита монсеньера Андрея Шептицкого экзархом (апостольским наместником) верующих восточного обряда в Великой Украине;

5) Святой Отец назначает многоуважаемого отца Антония Неманчеревича экзархом (апостольским наместником) верующих восточного обряда в Белоруссии;

6) Святой Отец поручает многоуважаемому митрополиту Львовскому, архиепископу Русинскому, монсеньору Андрею Шептицкому действовать среди названных апостольских экзархов в качестве делегата Святого Престола, так что ему они должны направлять наиболее важные вопросы, и от него должны ожидать директивы, касающиеся вопросов общего характера;



7) Святой Отец поручает тому же митрополиту Львовскому, архиепископу Русинскому, монсеньору Андрею Шептицкому информировать Святой Престол всегда и немедленно, в зависимости от конкретных возможностей, о всяком общем решении, которое будет принято апостольскими экзархами, и о всяком важном вопросе, который может возникнуть в области, подчиненным отдельным апостольским экзархам;

8 ) Святой Отец устанавливает, что указанные назначения не должны быть опубликованы — даже не совместно с официальными сообщениями церковной области Русин — до тех пор, пока Святой Престол не даст ясно выраженного согласия;

9) Святой Отец возлагает на Святую конгрегацию по делам Восточной церкви рассмотрение постановлений, принятых экзархами на их собраниях во Львове в дни 18 и 19 сентября 1940 г. и 13 — 16 июня 1941 г., чтобы затем предложить на утверждение самого Святого Отца те постановления, которые после такого рассмотрения окажутся законными и уместными.

Относительно просьбы Вашего Высокопреосвященства, т.е. получения полномочий «избрать среди обращенных ортодоксов кандидата, который мог бы стать, например, епископом Полтавским, и избрать, кроме того, двух или трех других епископов для Великой Украины и при случае одного для Великороссии и для Белой Закарпатской Украины, Святой Отец, несмотря на деликатность обстановки и трудности теперешней отправки духовенства из Западных областей во внутрь России, не счел уместным удовлетворить Вашу просьбу».

Стоит заметить, что этот документ был хорошо известен еще в советской литературе, в частности, опубликован  в известном сборнике документов «Правда об унии», вышедшем в 1968 году во львовском издании «Каменяр». Судя по всему, существует много копий данного документа в разных архивах, так как в 2002 году историк унии Владислав Петрушко цитировал его в своей статье со ссылкой на Центральный государственный исторический архив в Ленинграде (ЦГИАЛ), ныне вошедший в состав Российского государственного исторического архива (РГИА), фонд 201, опись 1, дело 6114. Так что, публиковать этот документ лишний раз я тогда не стал, предоставив это своим коллегам по цеху.



Другое дело, каждый ли сейчас имеет под рукой «Правду об унии» или, например, посвященные Шептицкому сборники документов, выходившие в 1990-х на Украине, где этот документ также опубликован? Нет. А без знания контекста его суть сложно понять.

На первый взгляд, перед нами наглядное признание в агрессивной фашистской сущности Ватикана. Гитлеровцы стоят под Москвой, а Папа Римский санкционирует создание униатских экзархатов в Белоруссии, России и Сибири!

С другой… Изначально эти экзархаты были созданы на упомянутых в письме Тиссерана заседаниях Синода УГКЦ в 1939 — 1940 годах, и тогда Ватикан категорически отказался подтверждать полномочия Шептицкого на подобную деятельность. Более того, после повторной попытки униатов добиться своего Папа Римский Пий XII даже официально аннулировал выданные его предшественниками чрезвычайные полномочия Шептицкого.

Как-то необычно, правда? Ведь на Украине все православные свято верят, что главной и едва ли не единственной целью Рима является обратить их в унию, и именно в этом ищут смысл любых церковных преобразований в стране. А тут Ватикан прямо отказывается от предложенного униатами (причем без санкций Папы) активного прозелитизма!

Однако в УГКЦ встали в позицию о том, что «поезд уже ушел». В письме Тиссерану назначенные Шептицким экзархи утверждали: «Известие об отмене полномочий пришло во Львов 26 сентября 1940 года, когда образование экзархатов и назначение экзархов были уже утверждены. Таким образом, все сделано законно и имеет каноническую силу».

«Несмотря на все попытки греко-католических экзархов убедить Ватикан в необходимости оказать содействие делу униатского прозелитизма в СССР Римская курия хранила молчание на протяжении почти целого года после обращения экзархов к кардиналу Тиссерану», — констатирует Петрушко. Перемены произошли уже на фоне новых событий, когда на Украине с приходом немцев возникли Автономная и Автокефальная православные церкви, начавшие активную борьбу за верующих, в том числе на Западной Украине, где в 1939 — 1941 годах целый ряд униатских приходов перешел в РПЦ.

Заметно, что кроме расплывчатых заявлений про Сибирь и Россию, в письме Тиссерана особое внимание уделено конкретным западноукраинским регионам — Волыни и Полесью, а также соседнему польскому Подляшью, населенному украинцами.

При всем при этом Ватикан отказался санкционировать, во-первых, назначение УКГЦ новых епископов даже на Украине, во-вторых, направление миссионеров в Россию.


https://ukraina.ru/exclusive/20191117/1025696758.html
« Последнее редактирование: 25 Декабря 2019, 02:19:00 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1346 : 17 Декабря 2019, 14:37:16 »

П. Бунин

Иезуиты за работой

Уничтожение ордена и новое его воскресение. Иезуиты в России



Ниже мы публикуем фрагменты из книги писателя начала XX века П. Бунина «Иезуиты» (М.: Кн.-изд-во «Дело», 1913.– 96 с.). См. также другие его книжки в исторической библиотеке книгоиздательства «Дело»: Легенда о смерти Александра I. Ист. б-ка. № 2; Лжедмитрий. Ист. б-ка. № 10; Великий Раскол. Ист. б-ка. № 39; Боярыня Морозова. Ист. б-ка. № 57.

Возможно, П. Бунин – это псевдоним, а не настоящее фамилия, хотя в словаре И.Ф. Масанова (Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей: В 4 т. – Т. 1. – М., 1956) такого псевдонима нет.

Публикацию (в сокращении), специально для Русской Народной Линии подготовил профессор А.Д. Каплин.

 

+   +   +

V.

Иезуиты за работой


Для того, чтобы доставить торжество своим идеям, иезуиты вели работу во всех слоях населения, приспособляясь ко вкусам и потребностям тех, среди кого им приходилось действовать. Они были демократами, когда приходилось действовать среди простого народа, и наоборот, высокомерно говорили о том же народе в аристократических салонах. Вели себя как строгие пуритане среди людей, известных строгой нравственностью, и были не прочь поболтать на скабрезные темы с каким-нибудь сластолюбцем. Впрочем, простой народ их привлекал мало. Они были даже убежденными противниками более или менее широкого народного образования. В уставе ордена взгляд на образование народа сформулирован следующим образом:

«Не желательно, чтобы простонародцы и прислуга умели читать и писать; тех же из них, которые уже обучены грамоте, не следует учить ничему большему; обучением простонародья и прислуги не следует заниматься без согласия генерала, потому что низшие классы должны только в простоте душевной и с полным смирением служить Господу Нашему, Иисусу Христу». Зато высшие классы пользовались их особым вниманием. Они стремились войти в доверие к людям, занимающим высокое положение, стать их духовниками, воспитателями юношества.

В особенности иезуиты стремились взять в свои руки воспитание и образование молодого поколения, совершенно справедливо полагая, что это будущие граждане, и от них будет зависеть успех проповеди. В этих видах иезуиты создали множество школ, приспособленных ко вкусам богатых людей, в которых старались внушить молодому поколению преданность папе и иезуитам. Педагогическая деятельность иезуитов имела быстрый успех. В 1600 году они имели 200 школ, в 1710 году – уже 612 школ, 137 пансионов и множество университетов.

Проявляя самую неутомимую деятельность, орден скоро покрыл всю Европу своими учреждениями. Через 17 лет после своего основания орден завоевал 12 провинций, в которых открыл 100 различных учреждений с 1000 членами. Через 70 лет после основания он уже распространил свою деятельность на 32 провинции, в которых имел 23 общежития для исповедников, 372 коллегии, 41 дом послушания и 123 различных общежитий, а число членов возросло до 13112 человек. В 1626 году орден уже господствовал над 39 провинциями и имел 15493 члена, 803 дома послушания, 467 коллегий, 63 миссии, 165 общежитий и 136 семинарий. В 1749 году общество иезуитов достигло высшего своего развития. В 39 провинциях оно имело 22589 членов, из коих 11293 принадлежали к духовному званию, 24 дома исповедников, 669 коллегий, 273 миссии, 176 семинарий, 61 новициат и 335 других учреждений. В 1710 году иезуиты руководили преподаванием философии и богословия в 80 университетах.

Развив такую деятельность и сосредоточив в своих руках громадные богатства, орден Иисуса естественно должен был играть громадную роль в жизни различных стран. Расширяя свою деятельность, орден стремился подчинить своему влиянию все стороны жизни. С другой стороны, всему тому, что не подчинялось этому влиянию, а, тем более, боролось, объявлялась война не на жизнь, а на смерть. Эта борьба за влияние привела иезуитов к целому ряду ими вдохновленных и организованных цареубийств. Как и всегда для оправдывания своих заговоров, иезуиты создали целую теорию.

Относясь пренебрежительно к народу, они тем не менее, когда это было выгодно, проповедывали самый крайний демократизм. Вот несколько образчиков этих рассуждений: «Всякий подданный имеет право убить государя, который овладел престолом хищнически, и история показывает, что у всех наций убийцам подобных тиранов воздавались величайшие почести. Но можно убить не только узурпатора, но и законного государя, если он обременяет подданных несправедливыми налогами, продает правосудие и тиранически действуй только в видах личной выгоды». А вот как об этом рассуждает другой иезуит, итальянец Комитоло: «Дозволительно убить всякого, кто несправедливо обижает, будь то генерал, принц или король. Своя жизнь дороже чужой, а правитель, обижающий своих подданных, подобен дикому хищному зверю, которого надо истребить».

Имануель Са подходит к делу ближе и создает прямо теорию, оправдывающую иезуитов в их деятельности. Он говорит: «Восстание духовного лица против государя той страны, где он живет, не составляет государственного преступления, потому что духовное лицо не может быть подданным никакого государя. Справедливо также, что народ может убить незаконного государя; убить же тирана считается заслугой».

Создав теорию, оправдывающую цареубийства, иезуитам оставалось только осуществить ее на практике.

<…>
  

VII
Уничтожение ордена и новое его воскресение


Энергичная деятельность иезуитов, их вмешательство в государственные дела, развращение юношества и последовательное противодействие всем новым идеям должны были породить глубокое недовольство в обществе. И вот мы видим, как в различных странах начинают раздаваться голоса, требующие изгнания иезуитов.

Скоро иезуиты были, действительно, изгнаны из Португалии, Испании и Франции.

Но со вступлением на папский престол Климента XIV святых отцов ждали еще большие огорчения. В 1769 году умер скоропостижно от разрыва сердца папа Климент XIII, бывший убежденным защитником ордена. Необходимо было употребить все усилия к тому, чтобы заместителем Климента XIII был не менее убежденный сторонник ордена.

На открывшемся 15-го февраля конклаве большинство оказалось на стороне иезуитского кандидата кардинала Киджи. Но иезуитам не пришлось торжествовать. Короли неаполитанский и французский решили принять самые крайние меры к тому, чтобы добиться, чтобы на папском престоле не было сторонников иезуитов. С этой целью они поручили кадиналам Орсини и де-Берни объявить конклаву, что если они не дождутся кардиналов Неаполя, Парижа и Лиcсабона и выберут папу без них, то выбранного они будут считать не папой, а просто римским епископом.

Противниками иезуитов кандидатом на папский престол был выдвинут Ганганелли. В сущности, это был ничтожный, но честолюбивый человек, но он дал королям письменное обязательство уничтожить орден иезуитов, а потому получил их поддержку. 18-го мая Ганганелли был избран папой. Он принял имя своего предшественника и стал править римской церковью под именем Климента XIV.

Но легко дать обещание, но не легко его исполнить. Это новый папа почувствовал тотчас, как только вступил на престол. Вступить в открытую борьбу с орденом, который в целях самозащиты пойдет на все, вплоть до убийства, решится не каждый. А Климент XIV к тому же не обладал смелостью. К удивлению покровительствовавших ему королей, он не только не думал об уничтожении ордена, но даже оказывал ему покровительство. Тогда короли напомнили Клименту XIV его письменное обещание и пригрозили опубликовать его.

Положение нового папы оказалось безвыходным. Уничтожить орден – значит рисковать собственной жизнью, обмануть королей и не исполнить обещание – значит лишиться престола и вызвать к тому же скандал, ибо по правилам католической церкви заключать какие-либо условия для получения папского престола считалось тяжелым грехом. Совершивший такой грех, лишается папского престола, и сами выборы его считаются ничтожными. Четыре года Климент оттягивал исполнение обещания. Он даже предлагал королям произвести реформы в ордене, только бы сохранить его. Наконец, когда короли остались неумолимыми, он просил указать хоть причины, почему бы он мог уничтожить «такой знаменитый орден, дабы оправдать себя, если не перед Богом, то перед людьми».

Но короли категорически потребовали уничтожения ордена, и Клименту пришлось подчиниться.

Была собрана комиссия из кардиналов для расследования деятельности ордена иезуитов, которая составила буллу об его уничтожении.

 Когда папе предложили подписать буллу, он пришел в страшное волнение.

– Этот акт – предвестник моего смертного часа! – Сказал он, подписывая буллу дрожащей рукой.

И он не ошибся...

   Осуществляли буллу довольно решительно. В 8 1/2 ч. вечера жители Рима были поражены необычайным зрелищем: корсиканская гвардия заняла все входы и все выходы иезуитских домов. Скоро показались отряды сбирров с папскими комиссарами. При каждом таком отряде было по прелату и по нотариусу. Буллу торжественно прочитывали во всех иезуитских домах, пересчитывали всех их обитателей. Собранным недоумевающим членам ордена объявлялось, что они должны или удалиться в какую-нибудь дальнюю обитель, или уйти в мир. На размышление давалось три дня сроку, причем любезно предлагалось пожизненное содержание и проезд.

Особенное внимание, конечно, было обращено на генерала Лоренцо Риччи. Думали, что у него найдут большие капиталы и драгоценности, поэтому сильный отряд корсиканцев занял прежде всего дворец генерала. Был произведен самый строгий обыск, но к удивлению ничего не нашли. Лоренцо Риччи держался с большим самообладанием. На все вопросы, где скрыты богатства ордена, он отвечал, что орден никаких богатств не имеет.

Риччи был арестован и, для удобства наблюдения за ним, отведен в английскую коллегию. В одно время с генералом были обысканы и арестованы ассистенты генерала. Их поместили в замок Ангела, куда скоро перевели и генерала.

Обыски производились очень тщательно, однако, денег не нашли, ибо все ценное заранее было увезено и размещено у богатых сторонников ордена.

Официально орден был закрыт. Но это было только официально. В действительности, он продолжал существовать. Да и нельзя было думать, что столь могущественная организация так легко уступит поле битвы. Началась упорная борьба, стоившая Клименту XIV жизни.

  Вскоре после уничтожения ордена по городу стали ходить слухи, что Климент скоро должен погибнуть. Эти слухи были настолько упорны, что многие, действительно, стали ждать несчастья. Было очевидно, что иезуиты к чему-то готовятся. Скоро случилось то, чего ждали со страхом. На страстной неделе в 1774 году папа вдруг почувствовал сильный озноб, начались судороги, в голосе хрипота. Сначала думали, что только обыкновенная простуда, но скоро появились зловещие признаки. Весь организм оказался поражен каким-то странным катаром: во рту и в горле появилась опухоль. Больной чувствовал страшный жар и тошноту, в безпокойстве метался на постели. Скоро началась рвота и страшная боль в нижней части живота. Живот распух. Из головы стали лезть волосы. Даже ногти расшатались и выпадали. Климент заживо стал разлагаться. Было ясно, что больной отравлен каким-то страшным ядом, но противоядия не помогали. 19-го сентября гангрена поразила низ живота и Климент впал в безпамятство. 22-го сентября 1774 года в 7 1/2 час. утра Климента не стало. Когда 23 числа тело хотели бальзамировать, то оно оказалось настолько сгнившим, что пришлось похоронить не бальзамируя.

Так страшно отплатили иезуиты за попытку их уничтожить. Иезуиты поспешили воспользоваться смертью Климента и издали документ, по которому будто Климент отменил свою буллу. К этому документу было приложено предисловие, в котором иезуиты писали, что «как только папа подписал свою нечестивую буллу, его начали мучить угрызения совести, и он решился исправить зло, которое нанес всему христианству уничтожением общества Иисуса. Он решился торжественно и добровольно отменить свою буллу, дабы преемник его мог восстановить орден в прежнем виде. С этой целью он собственноручно написал и подписал этот документ и отдал его великому кардиналу Боски для передачи будущему папе. Он сделал это тайно, чтобы бурбонские государи опять не подняли шум. Покойный Боски исполнил его приказание и все сановники церкви получили копии этого документа. Но до нынешнего времени его приходилось скрывать и только теперь, спустя 18 лет со смерти Климента XIV, когда бурбонские правители совершенно изменились, имеется возможность издать его в свет».

Трагическая судьба Климента XIV заставила его преемника Пия VI изменить свое отношение к ордену иезуитов. Он не только прекратил всякие преследования против иезуитов, но стал даже назначать их на наиболее видные должности. Скоро папа стал действовать смелее и признал открытое существование ордена в пределах Малороссии и Литвы.

Скоро наступило благоприятное для иезуитов время, когда они могли вновь смело поднять голову. <…>

В 1814 году 7-го августа орден был восстановлен во всех своих правах и вновь мог начать в широких размерах свою деятельность. Иезуиты, конечно, немедленно использовали благоприятно сложившиеся обстоятельства и постарались восстановить свои организации. Правда, не везде им удалось вновь получить право свободной деятельности, но все же признание папы облегчало им борьбу.

<…>   Число членов ордена равнялось: в 1816 г. – 674 члена, в 1841 г. – 3563, в 1880 г. – 10521 и в 1889 г. уже 12306 членов. <…>
  

VIII
Иезуиты в России


   Иезуиты прежде всего появились на юге и на западе. В 1569 году мы их видим в Вильне, где они открыли школу. Позднее в Ярославле (Галиция) у них появилась уже коллегия. Энергичные и ловкие, вместе с тем сравнительно с другими представителями католической церкви, ученые, они скоро приобрели большое влияние в польском обществе. Скоро они стали самыми энергичными борцами в деле борьбы католической церкви с православной в западных русских областях. Понимая, какую большую роль могут сыграть иезуиты в деле распространения католичества, им покровительствовал сам Баторий. Вслед за правительством и частные лица стали оказывать иезуитам содействие. Иезуиты строили храмы, устраивали школы, неустанно проповедывали. Скоро они заняли годсподствующее положение, в их руках было воспитание почти всего тогдашнего поколения, так как они считались лучшими воспитателями.

Попытки иезуитов перенести свою деятельность в Москву проявились очень рано. Первым иезуитом, появившимся в Москве был Антоний Поссевин. Он приехал в Москву по просьбе Ивана Грозного, который обратился к папе с предложением взять на себя посредничество в войне между ним и Баторием. Папа прислал Поссевина. Римского первосвященника всего менее, конечно, интересовал вопрос о заключении мира между Русью и Польшей. Но в обращении Грозного он увидел отдаленную возможность привлечь к своему престолу и православную церковь. Для этой миссии нужен был энергичный, но хитрый и ловкий человек. Таким и был Поссевин. Попытка Поссевина склонить Грозного на сторону папы успехом не увенчалась.

– Папа – волк в овечьей шкуре! – был ответ на попытку Поссевина склонить Грозного на свою сторону. После этого Поссенину оставалось только уехать обратно. Не успев в своей главной миссии, он, конечно, не захотел выполнить и того, на что рассчитывал русский царь: он оказался плохим посредником и тотчас перешел на сторону Батория. При его посредстве русские потеряли всю Ливонию, тогда как сам Баторий склонялся оставить за русскими несколько городов.

Следующую попытку иезуиты сделали при появлении Лжедимитрия. Они, конечно, хорошо знали, что Лжедимитрий самозванец, но охотно поддерживали его, ибо его воцарение сулило им широкие перспективы. Приехав в Москву, они расположились, как дома. Но с падением Лжедимитрия кончилось и их торжество. Впрочем, они сначала попытались использовать для себя второго самозванца, Тушинского вора. С прекращением смуты на Руси, иезуиты должны были прекратить свои наезды на Русь.

Однако, в конце XVII века мы вновь видим их в Москве. Они прибыли под покровительством послов немецкого императора и замешались среди иностранцев, которых тогда уже было много на русской службе. Скоро они заручились расположением кн. Василия Васильевича Голицина и стали действовать смелее. У них появился дом, купленный на имя купца итальянца Гуаскони. Там иезуиты устроили школу. Скоро их влияние стало заметно и патриарх, дабы вовремя присечь их влияние на молодое поколение настоял на издании указа об изгнании иезуитов. Этот указ был издан 2-го октября 1689 года. Для выезда из Москвы дано было только два дня срока, в течение которых они должны были ликвидировать свои дела и оставить столицу.

Однако в Москве остались у них заступники и лишь только немного обстоятельства изменились, изгнанники появились вновь. При Петре Великом их вновь образовалась целая колония. Этому особенно помог друг Петра, Патрик Гордон. Он был ревностный католик и, конечно, всей душей был предан иезуитам. Скоро на месте дома Гуаскони выросла иезуитская церковь и школа. Дела иезуитов пошли так хорошо, что скоро появилась целая иезуитская слобода.

Иезуиты вели деятельную пропаганду и старались навербовать сторонников.

Петр, конечно, знал о деятельности иезуитов и вряд ли ей сочувствовал, но он их не трогал, дабы не нарушать дружественных отношений с немецким императором, который им покровительствовал. Но такой нейтралитет мог продолжаться только до тех пор, пока эти отношения были дружественны. Скоро, однако, в отношениях, ввиду бегства царевича Алексея, произошло охлаждение. Свое неудовольствие Петр прежде всего выместил на иезуитах. 18-го апреля 1719 года вышел указ о высылке за границу всех иезуитов, проживающих в Москве.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1347 : 17 Декабря 2019, 14:38:03 »

(Окончание)

Вновь иезуиты появились только при Екатерине. Случилось это само собой. Екатерина получила от Польши Белоруссию. А так как там крепко утвердились иезуиты, то пришлось вместе с Белоруссией получить и иезуитов. Екатерина очень подозрительно относилась к этим новым подданным и предписала местным губернаторам составить подробный список всех иезуитских монастырей и школ. В своем приказе она писала: «Вы имеете учредить особенное наблюдение над иезуитами, как над коварнейшим из всех латинских орденов, так как у них подчиненные ничего предпринимать не могут без разрешения своих начальников».

Однако скоро подозрительность и некоторое недоброжелательство Екатерины к иезуитам сменились милостью. Дело в том, что присоединение новых областей было насильственно, и понятно, что польское и литовское общество были настроены к русским враждебно. Иезуиты сумели использовать момент. Они первые заявили себя самыми преданными подданными новой императрицы. Свою преданность они демонстрировали как только могли. Екатерина оценила этот шаг иезуитов и с тех пор стала относиться к ним благосклонно. Эта благосклонность простиралась так далеко, что спасла иезуитов даже и от буллы Климента XIV, уничтожившего орден.

Декрет папы закрывал все учреждения ордена и понятно, что он поверг в великое уныние русских иезуитов. Но во главе их стоял хитрый и находчивый Станислав Черневич, ректор полоцкой коллегии, он нашел выход. Были пущены в ход все пружины, использованы все связи. А так как среди приближенных к Екатерине лиц были влиятельные друзья ордена, то все кончилось для них благополучно. 23-го ноября 1773 года Черневич от лица всех белорусских иезуитов подал Екатерине прошение. В этом прошении хитрый иезуит говорил о преданности всех иезуитов папе, о готовности их подчиниться его воле и просил: «Ваше Величество, благоволив разрешить обнародование декрета об упразднении общества, проявите этим Вашу Царскую власть, а мы неукоснительным послушанием окажем себя одинаково покорными, как власти Вашего Величества, имеющей дозволить исполнение декрета, так и власти верховного первосвященника, требующей от нас исполнения».

Екатерина прекрасно понимала тайные желания иезуитов и, во всяком случае, была подготовлена к этому. Она не разрешила иезуитам подчиняться папе и не распубликовала буллу.

– Вы обязаны послушанием папе в деле догматов, а во всем остальном вашим государям. Я вижу, что вы совестливы! Впрочем, для успокоения вашего я спишусь с варшавским нунцием через моего поверенного.

Так иезуиты «были вынуждены» не подчиниться папе. Это только и было им нужно. Напрасно варшавский нунций протестовал против такого нарушения папского декрета и требовал от иезуитов безпрекословного повиновения папе, иезуиты не обращали на его требования внимания и продолжали свою деятельность.

Но в особенности хорошо себя почувствовали иезуиты с восшествием на престол Павла. Павел скоро подпал под сильное влияние верховного настоятеля иезуитов Гавриила Грубера. Грубер приехал из Вены в Петербург под тем предлогом, что он хочет представить академии наук свои изобретения по части механики. Но в действительности не в механике тут было дело. Грубер по приезде в Петербург немедленно постарался завести связи с высшим обществом. И так как он был человек образованный и умный, то скоро обратил на себя внимание. О Грубере стали говорить, его стали везде приглашать. Скоро молва дошла до императора Павла, и он пригласил его к себе. Павел был в восторге от Грубера и захотел немедленно сделать его кавалером. Иезуит смиренно отклонил от себя эту честь и сказал Павлу:

– Ваше Величество, с прискорбием я должен отклонить от себя эту честь. Устав нашего ордена предписывает нам посвящать себя службе государя и их подданным единственно для большей славы Божией – ad maiorem Dei gloriam.

Императору очень понравилась речь Грубера и он велел ему приходить во всякое время без доклада. Грубер не замедлил воспользоваться предложением. В результате влияния Грубера в 1800 году Павел обратился к папе с просьбой о восстановлении в правах иезуитского ордена. Затем посыпался целый ряд указов в пользу иезуитов. Первый о том, чтобы в католической церкви св. Петра в Петербурге богослужение отправляемо было только иезуитами. Вторым передавалась иезуитам в полное их распоряжение церковь св. Екатерины со всеми принадлежащими ей домами и доходами. Третий разрешал иезуитскому новинциату в Полоцке умножать богоугодные его заведения и возвращал ордену по мере открытия этих заведений отобранные у него польским правительством имения, четвертый создавал для ордена независимое положение от католических властей.

Против владычества иезуитов выступил престарелый католический митрополит Сестринцевич. Правда, в открытую борьбу вступить он не решался, но иезуиты хорошо знали, что он против них. Надо было Сестринцевича убрать с дороги. Выступить открыто против него Грубер тоже не решился. Тогда он пошел закулисными путями. Через своих сторонников Грубер безпрестанно стал надоедать Павлу жалобами на Сестринцевича. Недоумевая, почему так недовольны Сестринцевичем, Павел захотел узнать об этом у Грубера. Тот воспользовался случаем и разукрасил Сестринцевича так, что тот высочайшим приказом был лишен Мальтийского ордена и ему было воспрещено являться ко двору.

Но старого митрополита ждали еще большие унижения. Через несколько дней вечером, часов в 11, к Сестринцевичу явился полицейский чиновник и передал высочайшее повеление немедленно встать с постели и очистить занимаемое Сестринцевичем помещение для отца Грубера. В ту же ночь к трем часам это было исполнено.

Сестринцевич не мог понять, почему такая немилость стряслась над его головой. Когда он обратился с вопросом по этому поводу к графу Палену, то тот ответил:

 – Право, я ничего не знаю!

А потом добавил:

– А в каких отношениях вы с отцом Грубером?

Для Сестринцевича стало ясно, что причина его несчастья Грубер.

Но на этом Грубер не остановился. Он захотел окончательно уничтожить своего противника. Скоро представился случай.

Грубер, пользуясь данным ему правом, как-то явился к Павлу.

– Что нового, о чем говорят в городе? – спросил император.

– Забавляются указом Вашего Величества в нашу пользу! – ответил иезуит.

Павел вскочил, как ужаленный.

– Кто смеет?! – визгливо крикнул он.

Услужливый Грубер подсунул ему лист бумаги, на котором было написано 27 имен. В числе их и имя Сестринцевича.

Этим доносом участь Сестринцевича была решена. 14 ноября 1800 года Сестринцевич был уволен и сослан на жительство под надзор полиции в свое имение. Другие лица, перечисленные в бумаге, подверглись также частью высылке, частью аресту.

– Эти негодяи никогда не вернутся! – воскликнул в радости Грубер, когда узнал о результатах доноса.

На место опального Сестринцевича был назначен его кондъютор Бениславский, человек бездарный, но преданный иезуитам. Теперь все управление латышской церковью сосредоточилось в руках иезуитов. Под покровительством Павла они могли развить широкую деятельность.

Влияние иезуитов на Павла было так велико, что он сам стал хлопотать перед папой о восстановлении ордена иезуитов в России. Папа удовлетворил просьбу императора, но булла о восстановлении ордена была получена уже после его смерти.

Вступивший на престол Александр I не был поклонником иезуитов, но все же опубликовал буллу. Однако, при этом иезуитам было предписано воздерживаться от католической пропаганды. После этого в 1802 году Грубер был избран в генералы; после его смерти генералом стал Березовский. Во время его управления деятельность иезуитов сильно расширилась. Появились миссии в Саратове, Астрахани, Риге, на юге России, в Москве и даже Сибири. Число членов ордена дошло до 349.

Запрещение заниматься католической пропагандой, конечно, не было выполнено иезуитами. Эту пропаганду они вели усиленно в высшем обществе, вербуя себе последователей. Скоро оказались совращенными в католичество кн. Одоевский, А. Ф. Голицин, княгиня Голицина, гр. Ростопчина, Екатерина Толстая и ряд других лиц. Пропаганда эта велась, конечно, тайно, ибо иезуиты хорошо понимали грозящую ответственность.

О том, как велась эта пропаганда, свидетельствует письмо аббата Сюрюга. «Зная край, – пишет он, – я из предосторожности не возбуждаю рвения, а только направляю его и в результате всегда оказывалось, что руководимые таким образом сами собою приходили к желанному концу. В сношениях моих с потаенною моей паствою затрудняет меня более всего не исповедь, а приобщение. Исповедать я могу во время гуляния, в гостиной, на людях, не возбуждая ни малейшего подозрения, но приобщая, я подвергаюсь гораздо большей опасности. Поэтому я просил бы вас сообщить мне ваше мнение об одном моем изобретении: я придумал устроить серебрянный ларчик, в котором бы можно было укладывать святые дары (следует подробное описание его устройства и наставление, как приносить его накануне в комнату причастника, для того, чтобы он мог на другой день поутру, после обычной молитвы приобщиться наедине). Таким образом, – заканчивает аббат, – устранились бы все неудобства тайного причащения».

Скоро, однако, эта тайная пропаганда была обнаружена. Случилось это благодаря гр. Растопчиной. «Несмотря на строгий мой запрет, – пишет тот же аббат Сюрюга, – и несмотря на все мои увещевания, она поведала тайну своему мужу... Этот необдуманный поступок срезал меня с ног».

С этого времени начались на иезуитов гонения. Указом от 20 декабря 1815 года иезуиты были высланы из Петербурга, и им было вообще запрещено жить в столицах. А 13-го марта 1820 года по докладу министра духовных дел и просвещения кн. Голицина вышел указ о высылке их из России навсегда, имущество было конфисковано, а школы закрыты. Так печально кончилась деятельность иезуитов в России.

Почему иезуиты оказались столь желанными гостями в России, что император Павел стал даже хлопотать за них перед папой? Объяснение этому следует искать не в религиозных воззрениях иезуитов, а в той политической позиции, которую они заняли к этому времени. В конце XVIII века и в первой четверти XIX века вопросы о защите веры мало кого волновали, но появились другие факты, которые заставили над собой задуматься. Революционное движение, грозившее перевернуть весь сложившийся политический уклад жизни, заставил защитников абсолютной монархии искать друзей, на которых бы можно было опереться. Иезуиты поняли, что настало время для их деятельности и они выступили, как оплот реакции.

Роль иезуитов в это время хорошо определил граф Иосиф де-Местр следующими словами: «Иезуиты, – это сторожевые псы верховной власти; вы не хотите дать им воли грызть воров, тем хуже для вас; по крайней мере, не мешайте им лаять на них и будить вас». Правда, эти «псы» не обладали только собачьей верностью; они оберегали и защищали того, кто гладил их по шерсти, в противном случае, немедленно показывали клыки и кусали, как мы видели, чувствительно. Эта роль псов, защищающих реакцию, и заставляла покровительствовать им русских императоров.

   Но, когда «псы» стали подкапываться под устои, на которых покоилась старая власть, псов безпощадно изгнали из России...

http://ruskline.ru/analitika/2019/12/17/iezuity_za_rabotoi
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1348 : 28 Декабря 2019, 15:11:14 »

Александр Беляев

О соединении церквей

Безполезность соединения с Латинской церковью Православной Церкви для устранения неурядиц международных, государственных и социальных



Ниже мы помещаем фрагмент из сочинения известного богослова, историка Церкви, заслуженного профессора Московской Духовной академии А.Д. Беляева (См.: Беляев А.Д. О соединении церквей. – Сергиев Посад, 2-я тип. А.И. Снегиревой, 1897. – 238 с.)

+   +   +

Александр Дмитриевич Беляев (23.07.1849–29.10.1919) родился в г. Раненбург Рязанской губернии в семье священника. Учился в Рязанской Духовной семинарии, затем в Московской Духовной семинарии, которую закончил с отличием в 1876 г. по богословскому отделению.

С сентября 1876 г. – приват-доцент кафедры догматического богословия Московской Духовной академии (МДА). В 1880 г. за сочинение «Любовь Божественная» удостоен степени магистра богословия, в том же году избран доцентом МДА. С 1893 г. – экстраординарный профессор, с 17 мая 1899 г. – доктор богословия (по совокупности трудов и за диссертацию «О безбожии и антихристе»). 8 декабря 1899 г. избран ординарным профессором. С 23 ноября 1901 г. – заслуженный ординарный профессор МДА.

Основные научные труды А.Д. Беляева посвящены догматическому богословию.

Публикацию, специально для Русской Народной Линии, подготовил профессор А.Д. Каплин. Постраничная сноска А.Д. Беляева помещена в Примечание в конце текста.


+   +   +
 

О соединении церквей

Разбор энциклики папы Льва XIII от 20 июня 1894 года


<…>

Безполезность соединения с Латинской церковью Православной Церкви для устранения неурядиц международных, государственных и социальных
 

Между тем как на недостатки Православной Церкви, которые будто бы будут устранены унией ее с Латинской церковью, папа только намекнул, о нестроениях политических, государственных и социальных он говорит прямо и определенно. Политические нестроения выражаются всего более в теперешнем вооруженном мире, который не легче войны, так как теперь вся Европа стоит под ружьем, а это сопровождается неисчислимыми потерями экономическими и наносит огромный вред и духовному развитию населения; государственные нестроения обнаруживаются в раздоре между волей народа и властью правительства; социальные – в борьбе между трудом и капиталом, между рабочими и работодателями, между бедными и трудящимися классами населения и капиталистами.

Никто, конечно, не станет отрицать, что политическое положение европейских государств крайне ненормально, затруднительно и тягостно в настоящем и грозит опасностями в будущем. Содержание и вооружение миллионных армий, постройка крепостей и флотов, упражнения в стрельбе поглощают ежегодно миллиарды рублей; мужское население в самом цветущем возрасте отрывается от домашнего очага и от мирных занятий; это содействует нравственному огрубению населения, причиняет ущерб всем мирным занятиям, задерживает рост промышленности, торговли, наук и искусств; само ожидание ужасной кровавой развязки этого вооруженного мира давит народы Европы тяжким гнетом. Если этот вооруженный мир протянется долго, то он может привести правительства к банкротству, народы – к разорению и одичанию. Одним словом, теперешний вооруженный мир – великое зло и угрожает кончиться ужасной общеевропейской войной.

Но как избавиться от этого зла?

Освободиться от этого вооруженного мира и достигнуть истинного мира, по мнению папы, можно не иначе, как по милосердию Иисуса Христа.

В этом мы вполне с ним согласны. Но спрашивается, разве Православная Церковь меньше Латинской может надеяться получить дары милосердия Христова? Разве она менее Латинской церкви достойна и способна привлекать милосердие Божие на народы?

Папа, конечно, скажет: да, потому что он считает Православную Церковь схизматической, неистинной церковью. А мы, напротив, убеждены, что Православная Церковь более достойна милости Божией, нежели Латинская церковь; потому что первая есть истинная Церковь, а последняя есть церковь раскольническая.

По мнению папы, погасить честолюбие, алчность и соперничество, от которых обыкновенно возгорается война, ничто не может лучше, как христианские добродетели, в особенности справедливость.

И в этом мы согласны с папой; но разве в Православной Церкви менее процветают христианские добродетели, нежели в Латинской? Не менее, а более.

Поэтому и для привлечения милосердия Христова к удрученным гнетом военщины народам и для процветания среди них христианских добродетелей не Православной Церкви нужно стать Латинской церковью, а, наоборот, Латинской церкви должно принять православие.

Папа вполне справедливо говорит, что Церковь, сообразуясь с переворотами времен, умеет наилучшим образом содействовать общему благу, что она способна разрешать самые трудные вопросы, что она может созидать царство права и справедливости, служащих твердыми основами общества, и доставлять благоденствие царствам.

Но, по нашему мнению, благотворное влияние на царства и народы может оказывать только истинная Церковь Христова, какова и есть Церковь Православная, а не Латинская. Что это и на самом деле так, это подтверждается отчасти военной историей. Возьмем в пример 19-е столетие. Кто в это столетие возжигал войны? Прежде всего Наполеон І-й. А Наполеон І-й был сыном Латинской Церкви, был императором народа, исповедующего латинскую веру. Крымская война была начата опять-таки французским императором Наполеоном III, и Франция была во главе коалиции против России.

Польский народ, принадлежащий к Латинской церкви, два раза поднимал знамя бунта против православной России. Хотя и не папистическая, но и не православная Пруссия троекратно возжигала войну, причем в 1870 г. за одно с ней против Франции воевали Бавария и другие южно-германские княжества, исповедующие латинскую веру. Пруссия намеревалась было воевать и в четвертый раз, в 1875 г., чтобы окончательно разгромить Францию, но была удержана Россией.

Латинская Австрия воевала против Латинской Италии. Италия вместе с Францией воевали против Папской Области. Дон-Карлос окровавил Испанию междоусобицей, и в этом деле папа поддерживал его так же, как он через ксендзов сильно поддерживал польских мятежников против России.

Напротив, православная Россия хотя много раз бралась за оружие, но воевала она или против неверных турок, защищая христианские народа, при чем в 1877 г. она была вопреки желанию втравлена в войну с Турцией, или против неверных и разбойнических народов на Кавказе и Средней Азии, внося туда после завоевания блага мира, законов и просвещения, или помогая слабым христианским народам против завоевательного нашествия сильного, как это было в 1805, в 1807, в 1813–1815 гг., или защищая монархическую власть против революции, как в Венгерскую компанию в 1849 г., или, наконец, обороняясь от напавших на нее врагов, как это было во время славной отечественной войны и во время Крымской компании.

Одним словом, Россия, не смотря на свою мощь, за последнее столетие не была завоевательной державой; и если, тем не менее, ее владения значительно увеличились за это время, то это было естественным результатом войн, которые не она первая начинала, на которые она была вызываема и вынуждаема ее врагами. А в последние два царствования она не только не держалась завоевательной политики, но даже тушила воинственный задор западных народов. Император Александр III справедливо получил прозвание «Миротворца». Но и Император Александр II не менее заслужил это название. Всем известно, как он не желал вести войну с Турцией, какие усилия он употреблял к тому, чтобы уладить дело мирно. Его и Россию втянула тогда в войну коварная политика Англии, Германии и Австрии. Кроме того и общественное мнение в самой России, возбужденное горячими воззваниями славянофилов, требовало войны. Всем также известно, что только благодаря безкорыстному заступничеству Александра II за Францию в 1875 г. предотвращено было нашествие Германии на Францию.

Напротив, все другие великие державы Запада: Франция, Германия, Австрия, Англия, если только имели возможность и случаи, держались завоевательной политики. Такой контраст тем более поразителен, что Россия слывет у иностранцев под именем варварской страны, да и действительно по грамотности и образованности она далеко отстала от всех народов Запада. Источником такого безпримерного в летописях истории миролюбия России можно признать мягкий характер, кротость и добродушие славян, каковые свойства принадлежат германским и романским народам в меньшей мере. Но несомненно, что и православная вера, как вера истинная, смягчила нрав Русского народа гораздо в большей степени, нежели как этого могла достигнуть латинская вера относительно исповедующих ее народов.

Мало того: сами папы иногда бывали виновниками кровопролития. Напр., при завоевании Папской области итальянцы проливали кровь своих же собратьев, между тем как для предотвращения безполезного кровопролития папа должен был бы добровольно отдать свою область, тем более, что ведь ни Апостол Петр, ни другие Апостолы никаких областей не имели и не желали иметь.

Что бы ни говорили про русское духовенство, но русские священники, памятуя, что они приносят безкровную жертву, и что их обязанность не сражаться, а молиться, никогда не запятнали своих рук кровью врагов, между тем как польские ксендзы стояли во главе повстанских банд. Никогда русское духовенство не причиняло никаких утеснений или обид живущим в России латинянам; да и народ русский не утеснял их.

Напротив, польское духовенство и папы некогда гнали православие и православных, в особенности православное духовенство, в Литве и в Юго-Западной России так, как в первые века христианства язычники гнали христиан: кощунствовали, грабили, жгли, убивали.

Так спрашивается, кто же более способен низводить блага милосердия Христова на народы – Православная ли Церковь, или Латинская? Кто способнее угашать возжигающие войну хищнические наклонности – Православная Церковь, или Латинская? В каких странах более процветают добродетели человеческого миролюбия и христианского миротворчества – в православных, или в латинских? Какое духовенство миролюбивее – православное, или латинское? Угнетаемая и разоряемая военщиной Европа от кого более может ожидать благодеяний мира – от миролюбивых ли православных народов Востока, или от воинственных народов латинского Запада?

По мнению папы, через соединение церквей произошло бы превосходное взаимообщение между народами.

Весьма возможно, что оно и произошло бы, но только при таком соединении церквей, которое состояло бы в принятии латинянами, протестантами и другими христианскими церквами и обществами православия. Но ведь папа желает не такого соединения церквей, а иного, при котором бы все церкви и христианские общества имели одинаковую веру с папой, веру латинскую. А исповедание всеми христианскими народами латинской веры примирило ли бы эти народы между собой?

Опыт показывает, что обещаемое папой примирение между народами не произошло бы. Что мы видим в настоящее время? Австрия и Италия, принадлежащие к Латинской церкви, дружат не с единоверными Испанией и Францией, а с протестантской Пруссией; союз Италии с Пруссией направлен прямо против Франции, так что итальянцы вот уже много лет состоят политическими друзьями протестантского народа и политическими врагами народа, исповедующего латинскую веру. Не так давно Австрия воевала против Италии. С другой стороны, подчиненная папе Франция дружит не с Испанией, или Италией, и не с Австрией, или Баварией, а с православной Россией, и это не смотря на то, что во Франции правление республиканское, а в России неограниченно-монархическое.

Таким образом, в настоящее время одинаковость, или разность исповедания не оказывают почти никакого влияния на образование политических союзов; разноверные народы вступают в союзы, а единоверные, и в частности исповедующие латинскую веру, воюют друг против друга, или по крайней мере собираются воевать.

Быть может, папа полагает, что если все церкви соединятся, т. е., с его точки зрения, все они подчинятся ему, то он сделается всемогущим главой всего христианского мира, и тогда будет достаточно одного его слова, чтобы запретить христианским народам воевать друг против друга и даже заставить их расковать копья на серпы и мечи на орала.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79219

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1349 : 28 Декабря 2019, 15:12:13 »

(Окончание)

Но спрашивается, почему же папа теперь не прикажет Италии, признающей его своим церковным главой, не вооружаться против единоверной Франции и не быть в союзе с еретической Пруссией? Если папа не имеет власти и силы установить взаимный мир между латинскими государствами, когда число латинян простирается до 200 миллионов, то легко ли ему будет поддерживать дружбу между всеми латинскими странами, когда число латинян возрастет до 400 миллионов? Привести к общему согласию десять народов гораздо труднее, чем уладить отношения между четырьмя народами.

Поэтому с подчинением всех церквей папе осуществление популярной теперь мечты о всеобщем разоружении и международном мире не подвинулось бы ни на волос. А если припомнить историю папства, то можно ожидать, что подчинение всего христианского мира папе, как церковному главе, не улучшит, а ухудшит международные отношения, принесет не блага мира, а ужасы кровопролития; потому что папство само было тем трояким очагом, на котором, по словам Льва ХIII, загорается война, ибо оно в своих стремлениях и деятельности не свободно ни от честолюбия, ни от своекорыстия и соперничества, ни, добавим, от властолюбия, этого четвертого очага, возжигающего войну.

Соединение церквей с Латинской церковью не окажет никакой помощи и решению вопросов государственного и социального. По мнению папы, для мудрого и справедливого решения их имеет первостепенное значение христианская вера, пробуждающая чувство долга и дающая силу осуществлять его. Это безспорная истина; но при чем тут присоединение Православной Церкви к Латинской?

Неужели папа воображает, будто православные не имеют христианской веры? Неужели этой веры, необходимой для благоприятного решения упомянутых вопросов, у православных христиан меньше, нежели у латинян? Не на Западе ли, и в частности не в государствах ли, исповедующих латинскую веру, государственные и социальные нестроения и бедствия достигли в наши дни угрожающих размеров?

Не во Франции ли, Бельгии, Италии и Испании зародились социализм и анархизм? Не там ли и не в Германии ли, значительная часть которой исповедует латинскую веру, социализм и анархизм укоренились и распространились до такой степени, что угрожают благосостоянию не только частных лиц, правителей и правительств, но заставляют даже опасаться, как бы они, усиливаясь все более и более, не подкопали всего современного строя европейской жизни и не разрушили достигнутых многовековыми трудами благ современной гражданственности европейских народов?

Каким образом превращение православного христианства в латинское может устранить государственные нестроения и социальные бедствия, если теперешняя Латинская церковь во главе с папой не могла ни предотвратить их возникновения, ни воспрепятствовать их росту и распространению? Врачу, исцелися сам, и тогда лечи других!

Пусть папа вкупе со своей церковью восстановит нарушенное равновесие между властью правительств и свободой народов, между капиталом и трудом, и тогда можно будет признать не пустыми фразами его обещания наградить благами государственного и общественного порядка те народы, которые он домогается подчинить своей церковной власти. Напомним, впрочем, папе, что православные народы, по благости Божьей, уже наслаждаются этими благами; а от добра добра не ищут [1].

В частности, для решения вопроса государственного, по мнению папы, особенно полезные указания может дать христианская философия. Допустим; но именно латинское духовенство всего менее благоприятствовало развитию христианской философии. Оно слишком фанатично относилось, да и теперь не прекратило своей нетерпимости, к проявлениям философской, богословской и вообще научной мысли. Каталоги запрещенных книг (Indices librorum prohibitorum) получили всемирную известность, как гасильники просвещения.

А главное, почему христианская философия может оказать пособие при решении государственного вопроса только в Латинской церкви и в тех церквах, которые соединятся с ней? Не то же ли значение имеет она в Православной Церкви, хотя эта последняя и не состоит в союзе с Латинской церковью?

«Установив, говорит папа, одобренное с общего согласия положение, что, какова бы ни была форма государственного правления, власть установлена от Бога, самый разум признает, что одним более принадлежит законное право повелевать, а другим – обязанность повиноваться». Такого соглашения относительно положения, что всякая власть установлена Богом, можно было бы достигнуть лишь при том условии, чтобы все люди были верующие. Но разве папе не известно, что теперь есть много неверующих? Как он убедит их признать источником власти Бога, когда они и в самое бытие Бога не веруют? И опять-таки неверующих гораздо более среди латинян, нежели среди православных, а потому папа не может нам дать блага, которым единоверные с ним народы пользуются в меньшей мере, нежели православные.

Но если бы даже и все люди признали, что власть от Бога, и что поэтому ей должно повиноваться, это не значило бы, что и на самом деле все стали бы оказывать надлежащее повиновение власти. Страсти людей порочных побуждают их сопротивляться власти и даже стремиться к ниспровержению ее, потому что это им выгодно; а таких людей везде много, и едва ли даже папа осмелится утверждать, что среди латинян их меньше, нежели среди православных, и что вследствие соединения церквей с Латинской церковью число их убавится.

Папа утверждает, что Церковь может очень много сделать в качестве примирительницы между народами и государями, помогая тем и другим своей властью и своими советами. Эти слова справедливы, но только в применении к истинной Церкви. И в самом деле, например, святители Русской Церкви «печаловались» перед царями за народ и неправедно обиженных. Но папы и латинское духовенство не столько устрояли мир между государями и народами, сколько сеяли раздоры.

Непрошенное, вытекающее из властолюбия вмешательство пап в государственные дела вызвало резкое противодействие папам со стороны государственной власти. Напр., в настоящее время, не смотря на высокие личные качества папы Льва XIII, в самой Италии, в самом Риме ни тамошний король, ни палата, ни даже народ в значительной своей части, не слушают больше папы в делах государственных, идут своею дорогой, не редко действуют даже наперекор папе; а во Франции республиканское правительство настолько неприязненно папе, и влияние папы и права духовенства там на столько умалены и стеснены, что папа, отчаявшись в возможности ниспровергнуть республику и восстановить более благосклонную к нему монархию, самым положением вещей вынужден теперь сносить республику и даже заискивать у нее.

Конечно, главной причиной противодействия папе, духовенству и даже самой вере христианской служит безбожие многих министров и членов палат. Но немаловажной причиной является также и способ действия самих пап и их духовенства, которые дурно исполняют слова Христа: отдавайте Кесарево Кесарю (Матф. 22:21), и уже совсем забывают другие слова Его: Кто поставил Меня судить или делить вас (Лук. 12:14)?

Социальный вопрос был обсуждаем папой в особой энциклике, изданной несколько лет тому назад, и потому в настоящей энциклике папа только упоминает о нем. В настоящее время у нас нет под руками той энциклики, но помнится, что в ней действительно социальный вопрос обсуждается на началах евангельских, человечных и разумных. Однако от разумного слова до согласного с ним дела еще очень далеко. Мало ли людей, которые превосходно рассуждают, но ни сами не исполняют того, что проповедуют, ни других не могут убедить и увлечь исполнять свои наставления. Даже в самих латинских странах многие столь мало доверяют папе и духовенству, что даже и к хорошим их словам относятся равнодушно, с недоверием, а то и прямо неприязненно.

Социальный вопрос очень легко решить на словах, но крайне трудно – на деле. Если бы богачи щедро давали избытки своих богатств на воспитание сирот, на лечение больных, на прокормление голодающих, на призрение дряхлых стариков, на подъем разорившихся и т. п., а, с другой стороны, если бы и бедные не завидовали богатым и довольствовались тем, что имеют, то социального вопроса и совсем не было бы. Все это знают, но попробуйте убедить богачей раздавать свои имения, а бедняков не роптать и увидите, что почти все готовы признать ваши слова истинными и, тем не менее, почти никто не хочет согласно с ними действовать.

Социальный вопрос давным-давно решен в Евангелии; но в настоящее время одни из людей не верят в божественность Евангелия и потому не придают его словам значения, или даже относятся враждебно к Евангелию, а другие хотя и верят ему, но не имеют сил исполнить его возвышенные требования.

История пап, латинского духовенства и Латинской церкви не располагает верить, будто они могут решить социальный вопрос не только на словах, но и на деле лучше, чем это доступно какой-либо другой церкви. Напротив, папы не проявили даже постоянства и последовательности в своих отношениях к разным состояниям людей. В старину папы и латинское духовенство дружили с аристократией, потому что она была сильна; а в настоящее время, когда аристократия потеряла прежнюю силу, а, напротив, усилилась демократия, папы и латинское духовенство стали сближаться с народом и даже заискивать расположение социалистов. Это совсем не евангельский и не апостольский способ действования – дружить с сильными мира сего, и только потому дружить с ними, что они сильны.

______________________________________________

Примечание

[1] Вопрос государственный, об отношении между властью и свободой, недавно был обсуждаем на основании учения Священного Писания Архиепископом Амвросием в Слове на день тезоименитства Государыни Императрицы Марии Феодоровны. См. Вера и Разум 1896 г. № 14 и Церковные Ведомости 1896 г. № 30.

https://ruskline.ru/analitika/2019/12/21/o_soedinenii_cerkvei
Записан
Страниц: 1 ... 88 89 [90] 91
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!