Русская беседа
 
08 Декабря 2019, 11:25:00  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 88 89 [90]
  Печать  
Автор Тема: Папизм - злейший враг Православной Церкви  (Прочитано 241742 раз)
0 Пользователей и 5 Гостей смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77836

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1335 : 12 Ноября 2019, 10:23:12 »

Святитель Иннокентий (Борисов)

О новоучрежденной епархии римско-католической в Херсоне в 1847 году



Ниже мы публикуем очень важную записку выдающегося богослова, историка Церкви, проповедника, святителя Иннокентия (Борисова) (1800–1857), которого называли «русским Златоустом».

11 июня 1997 года архиепископ Иннокентий (Борисов) был причислен к лику местночтимых святых Одесской епархии. 30 ноября 2017 года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви  благословил общецерковное почитание святителя Иннокентия, архиепископа Херсонского и Таврического .

Публикацию, специально для Русской Народной Линии
(по изд.: Иннокентий, архиеп. Записка Иннокентия, архиепископа Херсонского и Таврического, о новоучрежденной епархии Римско-католической в Херсоне / Примечания П.И. Савваитова // Русский Архив. 1868. №3. – Стб. 412–435) подготовил профессор А.Д. Каплин.

В предисловии к публикации в «Русском Архиве» известный русский историк, археолог, археограф П.И. Савваитов отметил: «По существу дела эта записка преосвященного Иннокентия  находится в связи с записками его, напечатанными в №10-м «Русского Архива 1867 года. Но вызванная особенным, частным случаем, она представляет с одной стороны, фактические доказательства той настойчивости и ловкости, с какими Romana curia ведет свои дела, силясь, вопреки непреложному историческому ходу событий и, как выражается наш архипастырь, вопреки неотразимому суду Божию, не только остановить свое падение, но и распространить и усилить свое могущество; с другой стороны, эта записка служит новым доказательством и политической прозорливости, и самого заботливого попечения о своей пастве, какими всегда отличался преосвященный Иннокентий».

В нашу публикацию не включены обширные примечания П.И. Савваитова.

Постраничные сноски святителя Иннокентия (Борисова) помещены в публикуемый текст в квадратных скобках.


+   +   +


О новоучрежденной епархии римско-католической в Херсоне


Вследствие конвенции, заключенной с папой в 1847 году, учреждена, как известно, новая епархия римско-католическая, с наименованием Херсонская, и при ней (покамест) два суфраганства с капитулом и семинарией. Без сомнения, правительство имело на это, со своей стороны, немаловажные причины и, во всяком случае, согласилось на учреждение новой для католиков епархии не для распространения в России католичества.

Тем не менее, газетное известие об учреждении в Херсоне новой латинской епархии по всей России произвело (и не могло не произвести) впечатление неблагоприятное. Для чувства русского нелегко было видеть, как понятие о Риме и латинстве соединено будет отселе навсегда со священным для России именем Херсона, в коем произошло крещение святого Владимира и откуда на всю землю Русскую воссиял свет Веры Православной.

Новым учреждением, конечно без намерения, но тем не менее, подан и с нашей стороны значительный повод [Curia Romona не преминула (как увидим ниже) воспользоваться этим в самой булле об учреждении нового епископства Херсонскаго. Пр. Инн.] к новому провозглашению той исторической лжи, которую римские католики издавна привыкли рассеивать по Европе в разных сочинениях, – доказывая, якобы Россия обращена в христианство первоначально римскими миссионерами, и что она была тогда в послушании у папы...

Те, кто более других знаком с католичеством и положением римских католиков в России, кои уверены посему в очевидном излишке и существовавших доселе у нас епархий латинских, и твердо знают, как трудно самому правительству управляться с этой неугомонной иерархией, иначе не умели объяснить себе нового явления, как предположением каких-либо при сем особенных, дальнейших, сокровенных видов у правительства; поелику же нелегко было представить себе, что именно могло иметься у него в виду при употреблении средства столь небезопасного, как возвышение и расширение латинской иерархии, то невольно приходили к мысли, не сделана ли нашими дипломатами в сем случае, вместо дальновидного расчета политического, необдуманная и простодушная уступка Риму под влиянием каких-либо особенных обстоятельств, или непонятых, или не надлежащим образом оцененных?

В самом деле, как можно было согласиться с известными видами правительства сотворить им же из ничего, propvio motu, без всякой особенной нужды, вдруг трех епископов латинских, через что для латинской пропаганды открылся, – не представлявшийся ей и во сне, – способ взять отселе под опасное влияние свое и весь юг России, как взять весь Запад? «Если, – рассуждали, – для весьма небольшого числа рассеянных по югу латинских костелов действительно необходим был ближайший иерархический надзор, то для сего предостаточно было прибавить к какой-либо римско-католической кафедре одного суфрагана, с помещением его, пожалуй, где-либо и на юге» [А весьма легко было обойтись и без нового суфрагана: потому что целые десятки прежних, которым решительно нечего делать. Пр. Инн.]

Все эти и подобные впечатления получали большую силу от новых событий и переворотов европейских, обрушившихся над Ватиканом с таким необычайным громом и молнией, что многие из самих католиков не могли не признать в сем случае карающего перста Божия. «Неужели, – рассуждали и рассуждают, – православной России предлежит, не во благо себе, поднимать на высоту, укреплять и расширять в недрах своих то, что Сам Промысл Божий видимо предопределяет к ослаблению, умалению, а может быть и уничтожению даже на Западе?..»

Особенно, – как и ожидать надлежало, – учреждением нового епископства латинского встревожено было чувство православных жителей г. Херсона и окрестных мест. До тех пор в этом городе существовал только один ксендз латинский, терявшийся в толпе и почти никому неизвестный; и вот вдруг, в середине прошедшего лета, является перед ними латинский бискуп со свитою собранных нарочно издалека ксендзов, представляет из себя лицо, нарочно посланное от правительства для каких-то важных, никому вполне не известных целей, учреждает и освящает тесный латинский костел в собор кафедральный, составляет из своего служения, в продолжение нескольких дней, всенародное зрелище, проповедует о милости Императора Всероссийского к католикам и вместе с тем – сообразно с буллою папскою – еще о большей милости какого-то Римского государя – о коем вовсе не знали многие и из католиков – к народу Российскому, с объявлением, что все это лишь одно начало, что, по отшествии его, прибудут уже не на время, а на постоянное жительство в Херсон не один, а два или три епископа латинских, с немалым числом каноников, с консисториею и семинариею, и что город их (Херсон), по милости наместника Христова, главы всего христианства, обращен будет отселе в столицу истинной веры (то есть римской) на юге.

Можно представить себе и не будучи при этом случае в Херсоне, как должно было подействовать все это на православный народ!.. «Ужели нас хотят сделать католиками? – спрашивали одни. – Ибо надобно же, чтобы у трех новых епископов была хоть какая-либо паства, а среди нас нет ее для них!»

Чем вводить у нас латинство, – рассуждали другие, – не лучше ли было бы, по примеру других губернских городов, дать православного епископа нам, кои живем среди всякой нехристи, и потому во всегдашней опасности потерять чистоту веры? – «Сколько сот тысяч казне, а вместе с тем, сколько хлопот, затруднений, неудовольствий самому правительству будет стоить это новое, Бог знает откуда и для чего взятое учреждение латинского епископа с его викариями, канониками и семинарией? – примечали третьи.

Не без затруднений было положение при сем случае местного гражданского начальства, которое не знало, в какое отношение поставить себя к новопоявившемуся латинскому епископу, и тем менее находило средств отвечать удовлетворительно на толки и мнения народные, хотя видело крайнюю нужду говорить что-либо в успокоение встревоженного чувства религиозного.

Даже евреи, коими наполнен теперь весь Херсон, не остались позади других в догадках о новом событии и, что примечательно, сходились в одном и том же заключении, что поляки берут верх, и ксендзам русским приходит невзгода...

При таком всеобщем смущении мыслей, рассудительнейшие и более набожные из православных жителей Херсона приходили не раз к решимости просить высшую власть, чтобы, – если уж неизбежно водворение между ними епископов латинских, то, по крайней мере, хотя бы для некоторого соответствия, дан был Херсону и епископ православный.

Но всего более смущены были новым учреждением раскольники, а вслед за ними и единоверцы, коих имеется значительное количество по разным местам Херсонской губернии, начиная с Одессы, Херсона, Николаева и Елисаветграда. В глазах этих малолетних по духу детей такое торжественное введение среди православного юга латинства упадало до действия антихристианского, угрожающего бедствием не только вере православной, но и Отечеству, и потому видимо являлось следствием какого-либо гнева Божия…

Были ли рады новому учреждению, по крайней мере, сами католики? Утвердительно можно сказать, что не были – в той степени, как надлежало ожидать. Новый дар правительства был слишком велик и видимо не соразмерен с местной потребностию, почему невольно вынуждал у каждого размышляющего сомнение и подозрение насчет видов правительства и истинной цели его действий.

Суфраган латинский с двумя канониками в виде благочинных был бы принят от сердца и с благодарностью; а вдруг три епископа, при осязательной ненужде и в одном, казались – и долго будут казаться – чем-то неестественным, так сказать, противоправительственным, и потому подозрительным. «Возможно ли, – рассуждали католики, – чтобы русские решились сделать без нужды для нас то, чего, при видимой нужде, никогда не делали и не делают для своих? Вероятно, хотят ввести в нашу иерархию, доселе чисто польскую, новую стихию – немецкую, чтобы, раздвоив ее в составе, духе и видах, тем самым неприметно ее обезсилить. Но не москалям перехитрить иезуитов! При благоразумных действиях с нашей стороны из каждого нового епископа католического (а их, благодаря русской простоте, трое) можно будет сделать по новой крепости на юге против русского духа».

Все таковые и подобные впечатления, произведенные новым учреждением епархии латинской в Херсоне, очевидно говорят не в пользу нового учреждения, и могут быть искуплены только какой-либо весьма важной пользой, от него ожидаемой, которой, сказать правду, нелегко доискаться тому, кто не посвящен во все тайны политики.

Между тем невыгоды от нового учреждения лежат, можно сказать, перед глазами у каждого.

И, во-первых, уже весьма немаловажно то, что учреждением новой, ненужной по суду всех, даже римских католиков, епархии латинской в таком обширном составе и размере, какого (сравнительно) не имеет ни одна из наших православных епархий, несмотря на многочисленность их паств, дипломатия наша подверглась и еще будет подвергаться перед лицом всей России нареканию в уступчивости двору Римскому, простертой за необходимые пределы, и в какое притом время? Когда этот двор сам, вследствие своих вековых грехов и заблуждений, по неотразимому суду Божию видимо распадается на части и приближается к конечному запустению.

Во-вторых, кроме нарекания, в настоящем случае и не без потери, учреждение в России новой епархии Римской для двора папского есть то же, что завоевание новой области. Отселе новые для него права над значительной частью России, из коих он не замедлит извлечь для себя новые выгоды и новые поводы к спорам и жалобам в слух всего света на Россию.

Пример на все это – Польша и Литва. Сколько затруднений всегда ставил и ставит до ныне римский двор при одном назначении епископов! Не вследствие ли подобного затруднения принесен в жертву Херсон?.. Между тем эта жертва такого рода, что сама, в свою очередь, будет требовать новых жертв при каждом назначении новых епископов.

В-третьих, есть опасение и другого рода – еще большее. Доселе свободный и непререкаемый для Православия юг России с новым учреждением неизбежно отдается под влияние римской пропаганды, которая, как тень за телом, всюду следует за латинством. В Херсоне, – по крайне малому числу католиков, – епископ со своими суфраганами самим положением своим, то есть от нечего делать, будет невольно располагаться к умножению всеми мерами своего духовного стада. Между тем, бороться с пропагандой римскою, если какому краю неудобно, то нашему южному, частью по самой юности его и разносоставности в населении, частью по влиянию смежных, наполненных поляками губерний [Вследствие сего злосчастнjго влияния, по Херсонской губернии значительная часть имений помещичьих уже находится в распоряжении управителей поляков, кои, дыша тайною неприязнию к России и будучи самого сомнительного поведения, всячески стараются угнетать народ, обращая злохитро это угнетение в укор правительству, о чем не без известно и местному гражданскому начальству. Пр. Инн.], частью по его географическому положению, открытому, вследствие торговли и морских портов, для всего западного, особенно итальянского, частью, наконец, по недавности учреждения там православных кафедр и крайне ограниченным их способам к действию.

(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 12 Ноября 2019, 21:29:33 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77836

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1336 : 12 Ноября 2019, 10:24:21 »

(Окончание)

В-четвертых, нельзя забыть вовсе и того, что на устройство помещения для нового епископа с его суфраганами, для консистории, капитула и семинарии и на обеспечение их содержания потребуется не один миллион, который мог быть употреблен на более нужное и полезнейшее. Поелику, – как показывает опыт с Петербургскою римско-католическою академиею, – принято, неизвестно почему, как бы за правило, чтобы производимая от казны сумма на содержание римских католиков была гораздо выше той, какая производится на содержание православных кафедр и семинарий, то обстоятельство сие, кроме издержек, будет еще служить постоянным поводом к превозношению для католиков и к соблазну для православных. [По силе нового учреждения, для Херсонского епископа латинскаго казна отпускает ежегодно 4480 руб. сер., тогда как оклад ежегодный православного архиепископа состоит не более, как из 600 руб. сер.  Члены консистории латинской будут получать каждый весьма немалое жалованье, а члены консистории православной не получают ни копейки. Пр.Инн. Каждому из суфраганов назначено по 2000 руб. сер. в год. П. С—в.]

В-пятых, если правительство действительно предполагает, посредством латинской семинарии в Херсоне, образовать из детей южных колонистов наших в составе иерархии римско-католической новый элемент немецкий, то должно сказать, что этот элемент немногим будет лучше польского. Не говоря уже о том, что новые воспитанники получат образование от наставников поляков, кои не преминут передать им свой дух, южные колонисты сами по себе доселе составляют видимое status in statu, живя почти в совершенном разобщении с русскими, не стараясь знакомиться, даже в училищах [Что не раз было примечено и г. попечителем Одесскаго учебнаго округа. Пр. Инн.], с языком русским. Взирая доселе на себя как на иностранцев, в сравнении с коими русские ничего не значат, они не перестают мечтать о Германии и готовы отдаться под всякое чуждое влияние.

Что же, – спросят, – делать, когда мы уже обязали себя силою трактата с двором римским? Не принимая на себя полного решения этого вопроса, которое принадлежит, очевидно, не тем, кои смотрят снизу, а тем, кои стоят вверху, можно, вместо ответа, сделать несколько примечаний.

Если уж нельзя возвратиться назад, то:

1. Неблагоразумно было бы спешить и вперед, тем паче, когда, идя и шаг за шагом, нельзя идти иначе, как только с немалым усилием. На бумаге новую епархию латинскую можно было учредить в одну минуту; а на самом деле устроение ее неизбежно требует нескольких лет, уже потому, что нет ни одного готового здания, а их нужно несколько и значительных размеров. Где, потом, взять лиц для трех митр епископских, когда и одного, предназначенного во главу остальных, оказалось нужным прежде окрестить, а потом произвести во епископа? Откуда набрать капитул и каноников, когда в Херсоне один только ксендз? Из чего образовать семинарию? Ужели правительство обязано и в сем случае творить все из ничего, когда само латинство не представляет необходимых материалов? Кто и по какому праву может требовать сего? Между тем, пройдет два-три года, и – кто знает, что будет с католичеством в самом Риме? Во всяком случае, можно надолго ограничиться одним епископом без суфраганов, даже до времени – без капитула, в том обширном и преухищренном составе и виде, как любят размалевывать его римские католики. [Зачем напр. составлять Херсонский капитул из девяти особ, живущих в Херсоне, когда первоначальною буллою папы о Могилевском архиепископстве положено находиться в самом Могилеве только четырем? — Зачем три мансионария, когда церковь так мала, что еслибы служили в ней все члены капитула, то не было бы места народу? Пр. Инн.]

2. Вместо ненужных латинских суфраганов необходимо поспешить с учреждением для весьма обширной православной епархии Херсонской викарного епископства, с помещением его в Херсоне. Этим успокоен будет дух тамошнего православного населения, поставлен необходимый оплот против римской пропаганды в Херсоне и положено начало ближайших действий на мусульманский Крым.

Вместе с сим, – для устранения неблагоприятных для Православия сравнений в глазах людей не только духовных, но и светских, – необходимо увеличить штаты по православному ведомству херсонскому до той степени, на какой они определены там теперь для католиков, а равно предоставить православному архиепископу то же право, каким будет пользоваться латинский бискуп касательно командирования, в случае нужды, благочинных на казенный счет.

3. Если бы оказалось возможным (а почему не так?) поместить нового епископа латинского не в Херсон, а в другом месте, например в Ставрополе [В буллах папских по случаю учреждения Латинских епископств в России нераз говорится, что такое-то епископство учреждается в таком-то городе потому, что он в центра епархии. Пр. Инн.], составляющем центр его епархии, то одно это уже было бы небесполезно в разных отношениях. Таким образом, епископ сей, во-первых, был бы ближе к Саратовской губернии, где наибольшая часть его, вообще невеликой по числу душ, паствы; а с другой стороны, к собственному его спокойствию, он находился бы вдали от черноморских портов и, следовательно, от вольных и невольных, не всегда безопасных связей со множеством иностранцев, кои почти круглый год толпятся по сим портам и могут сделаться, – разумеется не в пользу правительства, – постоянными посредниками между Римом и римско-католическим Херсоном. В пользу Православия при сем случае оставалось бы то, что чувство русское не страдало бы, видя как латинство с такой силой ставит крыж римский у самой колыбели веры православной.

Независимо от всего вышесказанного, нельзя не сделать еще одного примечания касательно некоторых мыслей и выражений, кои Curia Romana позволила себе употребить в учредительной булле об епископстве Херсонском. Сверх всякого ожидания здесь в слух всего света прямо говорится, что якобы Отечество наше проповедь о вере христианской впервые услышало от латинских миссионеров, что некоторые из них даже удостоились якобы принять от руки наших предков венец мученический. Скажите, пожалуйста, кто эти мученики? И откуда видно, что свет Евангелия пришел к нам из Рима?–

Когда подобная ложь провозглашалась, по временам, от поборников папства в разных неважных книжонках, то можно было смотреть на это равнодушно, как на выходки школьной полемики; но теперь, когда мы допустили и, следовательно, приняли за истину эту обидную для нашего Православия ложь, в папской булле, имеющей пред лицом всего света силу трактата, в какое положение поставлены защитники Православия, и что остается делать им? И в силу какой крайности допущено все это в новой булле?

В прежних буллах не было о сем и помину; так могло оставаться и теперь.

Кроме сей, очевидно весьма важной с нашей стороны ошибки, сколько потом в булле выражений, кои папа мог употребить только в отношении к какому-либо городу своей Римской области!

Вообще бедный Херсон, с именем коего у православных россиян неразрывно связана память о крещении святого Владимира и обращении всея России к христианству, трактуется в сей булле почти как город идолопоклоннический, коему теперь только, по милости Ватикана, даруется кафедра христианского епископа, с пожалованием неизвестно каких прав и преимуществ.

Не так писаны учредительные акты за семьдесят лет для архиепископства Могилевского; там город не производится ни в какой новый чин, а только говорится, что такая-то церковь в городе сделалась кафедральной, или архиепископской.

Скажут, что «это у двора римского слова и выражения как бы технические, кои в существе дела ничего не значат и ни к чему не обязывают». Нет, техника слов и оборотов в полной команде у двора римского, и никто так не умел извлекать из нее выгод для себя, как Ватикан.

Сколько, непреложных теперь, прав над всем западным духовенством выработала для себя дипломатика римская из неважных, по-видимому, и общеупотребительных выражений учтивости и преданности, кои в простоте сердца употребляли некогда в сношениях с Римом западные епископы!

Раз уступленное выражение Ватикан тотчас обращает чуть не в догмат, и давая ему, посредством диалектики, вид преувеличенный, составляет из него для себя право.

Во всяком случае, зачем было допускать в новой булле такие выражения, кои сопряжены с нареканием для господствующей Церкви, и на основании коих через сто лет любой историк, по всем правилам науки, может допустить, что в 1847 году в Новороссийском краю господствующим вероисповеданием был католицизм, а Восточное Православие, если и было там, то в таком малом и слабом виде, что в сравнении с латинством как бы ничего не значило...

http://ruskline.ru/analitika/2019/11/10/o_novouchrezhdennoi_eparhii_rimskokatolicheskoi_v_hersone
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77836

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1337 : 12 Ноября 2019, 21:33:06 »

Игорь Романов

Упыри, Папа Римский и река огненная

Своими глазами видеть будут, как река огненная пожрёт всю мразь адскую, по земле Русской расползшуюся



Народ уже почти в три погибели согнулся. Едва на ногах стоит. Дышать тяжело. Смрад и вонь несусветная от прорванных канализаций информационных. Из ада повылазили упыри, скачут по России-матушке. Скачут и новости рассказывают. И заткнуть им пасти никто не пытается. А кто заткнуть может? Да тот же Роскомнадзор. Но у Роскомнадзора на упырей аппаратура не настроена, она их не видит, не пеленгует. Какой тут пеленг, когда пеленговать не велено. Кем не велено? Да самими упырями и не велено. Народу тяжело. Упыри в каждом айфоне. Айфоны в руках детей маленьких. Идет второклассник по улице, у него из айфона упыри свои смрадные песни поют. Вот послушайте сами, что из айфона второкласснику и одноклассникам его бесы напевают: «Вдвоём под один капюшон и режим авиа на ON.Сегодня я не болен, ведь я контролирую всю боль. И уже не надо нам ждать, один момент - и мы никто. Словно скрываясь от дождя, но ты под моим козырьком».

А если вы скажете, что это чушь, бред и галиматья, то слегка ошибетесь. Эта галиматья называется весьма благородно на языке благородных экспертов. Это называется наркокультура. А наркокультуру даже папа Римский уважает. Посещая страны Латинской Америки старый Франциск в 2015 году попробовал наркотические средства. Листья коки вкусил старый баобаб. И об этом широко известили общественность канализационные СМИ. Газета «Коммерсант» в статье «Папа Римский попробовал листья коки» сообщала тогда: «В ходе начавшегося в среду визита в Боливию папа римский Франциск попробовал чай, содержащий листья коки. Кока включена ООН в список наркотических средств, при этом власти Боливии борются за декриминализацию листьев коки, которые несколько лет назад даже включили в культурное наследие страны».

В 2015 году Франциск коку в Боливии пробовал, а на днях там президента скинули. Нашего старого друга Моралеса, между прочим. Есть тут какая-нибудь связь, какая-нибудь мораль? Всё в мире связано. И папа Римский, и наркотики, и Боливия, и переворот тоже связаны… Но в первую очередь – папа Римский и наркотики. Дело в том, что папа Римский – ключевая фигура, которая должна собрать население планеты под лапу Антихриста. Он, папа, главный экуменист. Он – старший прораб на стройке Нового мирового порядка. А наркотики – это очень важное средство для утверждения Нового мирового антихристианского порядка в душах человеческих. Вот папа Франциск поэтому и жует коку, рекламирует наркотики. Мол, наркотики в малых дозах хороши и полезны. Будете жевать коку, станете бодрыми и очень веселыми. И реальность будет тревожить вас не больше, чем листопад тревожит фонарный столб. Люди-столбы, которым «всё до фонаря», очень нужны Новому мировому порядку. На этих людях-столбах весь мировой порядок держится. И этих людей растят с самых малых лет. Со второго класса средней российской школы. Пожевал коки – и «всё до фонаря». Но чтобы жевать коку стало привычным занятием, надо наркокультуру взращивать, лелеять, детям передавать.

Дорогие родители, Вы разве не замечаете, что ваши дети тотально захватываются наркокультурой? Пока вы, дорогие родители, на работе, детей воспитывают айфоны. Учителя в школах сегодня – это преимущественно гаджеты к новейшим носителям искусственного интеллекта. Учителя – это вообще вещь уже ненужная и несовременная. В новом мировом наркопорядке учителя не нужны. Там нужны наркотики. Чтобы народ жевал и радовался, но при этом не терял работоспособность.

Препятствием для ада, который сегодня утверждается на земле с помощью мировых политических и религиозных лидеров является Россия. Поэтому Россию ад пытается взорвать. И для того, чтобы случился этот взрыв, в оборот взяты наши дети. Атака сил зла сегодня направлена в первую очередь на детей. На самых беззащитных. И родители в большинстве своём далеки от понимания всей сути духовно-политической и улично-подворотней ситуации в стране. А на улицах наши дети с айфонами в руках. И эти айфоны являются носителями наркокультуры. И даже если запретить все айфоны, наркокультура останется. Папа Римский все равно будет ради рекламы жевать коку.

Вся реальность в стране сейчас с помощью СМИ подаётся как страшный наркоманский бред. СМИ вываливают такой сумасшедший и грязный поток новостей на головы потребителей информации, что складывается инфернальная картина нашей действительности.

Сейчас на площадках Санкт-Петербурга и Москвы ожидают концерты некоей группы странных певцов-исполнителей. Певцы – лысые худосочные ребята со злобными глазками. По своей смекалке и музыкальной сноровке они напоминают молодых крысят. Недавно, 7 ноября, прямо в день инфернальной революции 1917 года эти крысята выпустили очередной клип. В свинцовых, мрачных красках клип жёстко бьет по неокрепшей подростковой психике сценами мрачного извращенного насилия. Герой клипа – прыщавый новобранец под какие-то завывания расправляется со своими сослуживцами в армии. И потом, совершая ряд адских действий, приходит к финалу. Финал – суицид в форме харакири. Всё натуралистично, с вызовом. Толкает молодых к бунту. И через бунт к самоубийству. Крысёныши, которые сделали клип давно должны быть в крысоловке. Они даже выходить не должны были оттуда. Но они дают концерты по всей стране. И судя по мощной информационной поддержке, их запускают какие-то кукловоды, крысиные короли, которые сидят высоко и не испытывают сомнений в том, что им за это ничего не будет.

За две недели до появления клипа, в Забайкалье такой же крысёныш расстреливает своих сослуживцев, добивая их контрольными выстрелами в голову. Кровавому событию делается мощная реклама. Из крысёныша-преступника пытаются лепить справедливого бунтаря, революционера. Финал героя уже показан в клипе музыкальной группы, выпустившей свой продукт 7 ноября. Кровавые события, кровавые видеоклипы, кровавые новостные каналы…

Людей это, конечно, сгибает в три погибели. Детям нашим ад уже представляется нормальным, обыкновенным миром, обычной реальностью. Выход из этой реальности показывают на экранах, где рекламируют наркотики и суицид. И никакой Роскомнадзор не вмешивается. Да куда им вмешиваться? Сметут, как президента Боливии. И сжуют с листьями коки. В стране воровство и коррупция такая, что уже целыми космодромами таскают. Наш президент об этом так сказал: «Воруют сотнями миллионов!» Никто не сомневается, что президент имел ввиду деньги. А мы думаем, что души. Души человеческие воруют. К маленьким детям прямо в сердце залезают и душу крюком подцепляют. Музыку наркоманскую вливают, песни и клипы суицидальные забрасывают, на иглу сажают… Души детские упыри и крысы адские утаскивают, души неокрепшие крысятничают. Воруют сотнями миллионов. Через айфоны, через концертные площадки, через телевизоры и интернеты, через газеты и журналы… А ведь недавно Швыдкой, экс-министр по культуре, рэперов поддерживал. А ведь, по сути, министр по культуре, хоть и бывший, поддерживал культуру, хоть и наркоманскую.

А народ-то куда смотрит? Народ в землю глядит и на ладан дышит. Кто народ подымет? Кто исцелит его и к жизни призовёт? Пока наш народ призывают к смерти. Но кто же поможет нашему народу глаза от земли оторвать, в небо взглянуть и лоб перекрестить? Кто? Лучшие из народа. Самые любящие и преданные Богу. И такие в России есть. Таких ведь много не надо. Господь услышит глас немногих. Услышит малое стадо Свое. Услышит Господь молитвы монахов русских и людей праведных. Есть ещё такие на Руси. Кто-то в затворе пребывает, кто-то высоко в горах спасается. Кто-то даже в больших кабинетах сидит. Есть в России честные и мужественные люди. Есть истинные сыны Родины нашей премногострадальной.

Их-то и услышит Господь. Услышит и пробудит нас. Страшно бывает, когда Господь будить начинает. Глас Божий громоподобный, рука Господня крепка и меч в ней остр. Растешет Господь народ наш мечом Своим пополам. Одна половина с Ним пойдёт. Другая – в ад. А та половина, что на стороне Бога выступит, та и наведёт порядок в России. Евангельский порядок. Огненная лава польётся по Руси. Крысы со своими королями от ужаса сами в лаву бросаться будут. Сгинут в реке огненной. С шумом падут великаны и воротилы, космодромы и игорные зоны на своих руках носящие. «Один момент и они никто» - как пел айфон в руках второклассника. А те, кто с Богом будут, те на берегу останутся. И своими глазами видеть будут, как река огненная пожрёт всю мразь адскую, по земле Русской расползшуюся. И к берегу этому не то, что папа Римский подойти не сможет. Сам Антихрист издали смотреть убоится.

Так будет стоять Россия – Церковь Христова на берегу Господнем, на земле Богородичной. А придёт Господь, явится как молния, со всех концов земли видимый, и убьет Словом Своим всемогущим Антихриста и самого змия проклятого. Тогда сгорит и огнем обновится вся земля. Тогда история наша земная окончится и будут новое небо и земля новая. Так говорит Иоанн Богослов, которому было Откровение Божие. И всего-то от нас требуется – молиться, каяться, друг другу помогать, друг друга любить. А паче всего любить Господа Бога своего. Так и спасёмся и детям погибнуть не дадим.

Да воскреснет Бог! И расточатся врази Его!

Романов Игорь Анатольевич, Центр церковно-государственных отношений «Берег Рус»

http://ruskline.ru/news_rl/2019/11/12/upyri_papa_rimskii_i_reka_ognennaya
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77836

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1338 : 13 Ноября 2019, 19:38:59 »

Римский папа согрешил: От Франциска требуют покаяния за поклонение Пачамаме


Фото: Massimo Valicchia/Globallookpress

В интернете распространяется петиция против "кощунственных и суеверных действий" римского папы Франциска, совершённых им в ходе октябрьского заседания Синода Римско-католической церкви по проблемам Амазонии. Подписи под ней поставили более ста представителей католического духовенства и светских учёных.

Авторы петиции призывают папу "публично и однозначно покаяться в объективно тяжких грехах и всех публичных преступлениях против Бога и истинной веры".

В документе указаны 6 главных "святотатств", совершённых папой на "амазонском" Синоде. В их числе значится присутствие на акте поклонения языческой богине Пачамаме, церемония в честь которой проводилась в Ватиканских садах, что осквернило окрестности могил мучеников и церковь апостола Петра, указывают авторы петиции.

Кроме того, говорится в петиции, папа принял участие в идолопоклонстве, благословив идола. Изображение Пачамамы было размещено перед главным алтарём собора Святого Петра, а после этого его с процессией перенесли в зал Синода.

При этом понтифик с молитвами присоединился к процессии. После того как деревянные статуэтки идола были вынесены разгневанными католиками из церкви Святой Марии и выброшены в Тибр, папа извинился, но не перед ними, а перед поклонниками Пачамамы, которой в церкви установили другой деревянный образ.

В конце концов в ходе заключительной мессы Синода папа принял чашу, которая была задействована в идолопоклоннической церемонии, и водрузил её на алтарь.

В петиции также помянут "Документ о человеческом братстве", подписанный папой и имамом египетской мечети Аль-Азхар Ахмадом аль-Тайебом в феврале. В нём было сказано, что "все религии созданы по воле Бога".

https://tsargrad.tv/news/rimskij-papa-sogreshil-ot-franciska-trebujut-pokajanija-za-poklonenie-pachamame_225694
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77836

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1339 : 15 Ноября 2019, 15:32:20 »

Акт вероотступничества Франциска

После поклонения папы Римского языческой богине Пачамаме никакие контакты с Ватиканом более невозможны



В интернете появилась петиция против «кощунственных и суеверных действий» папы Римского Франциска, допущенных им на октябрьском заседании Синода римско-католической церкви по проблемам Амазонии. Подписи под ней поставили свыше 100 представителей католического духовенства и светских ученых, сообщает «Интерфакс».

Авторы петиции призывают понтифика «публично и однозначно покаяться в этих грехах и всех публичных преступлениях, совершенных им против Бога и истинной религии».

В документе указаны шесть главных святотатств, которые были совершены Франциском на «амазонском» Синоде. Среди них - присутствие на акте поклонения языческой богине Пачамаме (церемония проводилась в Ватиканских садах, «оскверняя тем самым окрестности могил мучеников и церковь апостола Петра»). Кроме того, Франциск принял участие в акте идолопоклонства, благословив идола. Изображение Пачамамы разместили перед главным алтарем собора Святого Петра, а затем процессией перенесли в зал Синода, причем понтифик, произнеся молитвы, присоединился к процессии. Когда деревянные статуэтки идола были вынесены возмущенными католиками из церкви Святой Марии и брошены в Тибр, папа извинился за это, и в церкви установили другой деревянный образ Пачамамы. Наконец, во время заключительной мессы Синода он принял чашу, использованную в идолопоклоннической церемонии, и поставил ее на алтарь.

Статуэтки были подарены прихожанкой папе Франциску во время церемонии высадки деревьев накануне Синода по проблемам Амазонии. По мнению женщины, это были статуи Девы Марии, однако фотоагентство, разместившее снимки подарка в интернете, пометило их как изображения богини Пачамамы - южноамериканского языческого идола. В конце октября в интернете появился видеозапись того, как неизвестный выносит деревянные статуи из церкви Санта-Мария-ин-Траспонтина в Риме и выкидывает их в Тибр. Позднее выяснилось, что статуи выкинул 26-летний австрийский католик Александр Цуггель.

Тем временем, Missio, пастырское агентство Итальянской епископской конференции, издало молитву Пачамаме («Пачамама» означает буквально «Мать мира»: «пача»— мир, пространство, время, вселенная; «мама» — мать на языке индейцев кечуа) по более ранней публикации, обнародованной в апреле 2019 года и посвященной Специальной Ассамблее Синода Епископов по Амазонии, сообщает Сибирская католическая газета со ссылкой на информационное агентство Седмица и Catholic World News.

Молитва, описываемая как «Молитва к Матери-Земле народов инков», гласит: «Пачамама из этих мест, пей и ешь это приношение по желанию, чтобы эта земля была плодотворной. Пачамама, добрая мама, будь благосклонна! Будь благосклонна! Сделай так, чтобы волы ходили хорошо, и чтобы они не уставали. Сделай так, чтобы семя хорошо росла, чтобы с ней не случилось ничего плохого, чтобы холод не разрушил ее, чтобы она получала хорошую пищу. Мы просим тебя об этом: дай нам всё. Будь благосклонна! Будь благосклонна!»

Молитва к Пачамаме — одна из трех молитв, включенных в публикацию Итальянской епископской конференции. Две другие молитвы были опубликованы без сопроводительного описания. Первая — это молитва Единому и Триединому Богу, которой Франциск завершил свою энциклику Laudato si (2015 года). Вторая молитва — это текст, начинающийся со слов «Возьми улыбку» (в течение многих лет различные итальянские веб-сайты характеризовали этот текст как стихотворение Махатмы Ганди).

Изображения голых беременных женщин, которые 25 октября Франциск описал как «статуи Пачамамы», вызвали много споров в ходе завершившегося 27 октября Синода епископов по проблемам Амазонского региона. 4 октября, на особом экуменическом богослужении в Ватиканских садах, на котором Франциск посвятил начинавшийся тогда Синод святому Франциску Ассизскому, 15 человек, включая францисканского монаха, встали на колени вокруг принесенных на место проведения богослужения изображений Пачамамы и склонили головы к земле.

В последнюю неделю работы Синода двое неизвестных, проникнув в римскую церковь Санта-Мария-ин-Траспонтина, забрали оттуда привезенные участниками Синода статуэтки Пачамамы и бросили их в Тибр. Этот поступок был осужден в Ватикане, а его акторов назвали «новыми иконоборцами». Выброшенные в реку фигурки были найдены, и их выставили в Зале Синода 26 октября, в последний день синодальных дискуссий.

Идолопоклоннические увлечения папы Римского Франциска прокомментировал в телефонном интервью «Русской народной линии» кандидат филологических наук, доктор исторических наук, кандидат богословия, профессор Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии протодиакон Владимир Василик:


Прочтение молитвы богине Пачамаме во время официальной ассамблеи епископов является без преувеличения актом вероотступничества. Папа Франциск произнес молитвы языческой богине, пойдя на неслыханный акт синкретизма, посмев смешивать христианского Бога единого в Святой Троице поклоняемого с богиней Земли, уравняв Подателя всех благ с языческим идолом.

Сама новость у настоящего христианина ничего, кроме тошноты, вызвать не может. Тысячи и тысячи христианских мучеников Запада и Востока проливали свою кровь, горели живьем, лишь бы не поклониться перед идолами. А теперь Pontifex maximus — великий понтифик — предает миллионы своих единоверцев, живых и усопших. Он оскорбил мертвых и живых. На этом фоне никакие контакты с Римом более невозможны.

Поступок папы Франциска ничем не лучше венчания гомосексуальных пар. Те, кто призывает к какому-либо объединению с «церковью-сестрой», по сути дела, призывают нас к объединению с папой-идолопоклонником.

Рим воочию показал свое лицо - гнилой труп, с которым нельзя соприкасаться, чтобы не заразиться трупной болезнью. Как сказано в Писании: «Выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее…» (Отк.18:2).

Конечно, стоит принести соболезнования тысячам простодушных верующих католиков, которых предал Франциск, и пригласить их в нашу родную Православную Церковь, где они найдут то, что искали в течение всей своей жизни.

http://ruskline.ru/news_rl/2019/11/15/akt_verootstupnichestva_franciska
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77836

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1340 : 02 Декабря 2019, 15:13:36 »

ДМИТРИЙ СКВОРЦОВ

За что Сталин запретил украинскую унию

К 30-летию открытого исповедничества нацизма


Священники-униаты на киевском майдане, 2014 год

Униатская «Украинская грекокатолическая церковь» празднует 30-летие начала официальной регистрации своих общин в СССР. Договорённость об этом была достигнута на встрече папы римского с Горбачёвым 1 декабря 1989 г., но сегодня это преподносится на Украине как «торжество справедливости», звытяга украинского духа, победа униатской веры над зловещими московскими запретами и т. п. На самом деле ни дух, ни вера тут ни при чём. Всё гораздо приземлённее и непригляднее.

«Данной нам от Бога Советской властью…»

Не станем лишний раз доказывать тот очевидный факт, что УГКЦ весь период гитлеровской оккупации верно служила фюреру. Да, фашистам по всей Европе помогали представители разных конфессий и местами целые диоцезии, но чтобы целая «церковь»… Так, начальник 2-го отдела абвера Эрвин фон Лахузен отмечал: «Сотрудничество с митрополитом [А. Шептыцким] и его окружением – яркий пример использования широких возможностей церкви в интересах абвера» (здесь и далее выделено мною. – Д.С.). Штурмбаннфюрер СС, руководитель отдела Главного управления имперской безопасности Карл Нейгауз подтверждал: «В течение всей войны германские правительственные органы имели тесный контакт и полную поддержку со стороны униатской церкви в Польше и на Украине… Это был один из редких случаев, когда представители церкви добровольно, непосредственно участвовали в эсэсовской организации».


Шептыцкий со знаком «Свастика Заслуги»

Перевоплощение (очередное) Шептыцкого случилось на третий день после освобождения Львова, простите за тавтологию, от «победоносной немецкой армии-освободительницы». 29 июля 1944 г. он устроил своему духовенству большой приём по случаю собственного 79-летия, где сообщил, что советская власть изменила свое «прежнее враждебное» отношение к религии: «Восстанавливаются духовные семинарии, восстанавливается богословская академия во Львове. Военные приветствуют на улицах священников. Это ли не доказательство уважения советской властью религии?»

С подобными откровениями Шептицкий неоднократно выступал и на епархиальных сборах. В беседе с и. о. уполномоченного Совета по делам религиозных культов при Совете народных комиссаров УССР С.Т. Даниленко он подтверждал: «Такие соборы у меня бывают каждый четверг. Так вот я поучал их, как нужно быть благодарным и покорным советской власти, ниспосланной нам Богом, и духовенство с искренностью воспринимало и воспринимает мои поучения».

«Вы бы видели, как митрополит Андрей выступал перед собором духовенства, который у него до болезни собирался каждый четверг, – свидетельствовал протопресвитер Гавриил Костельник. – Речь страстная, глаза от увлечения собственными словами блестят, ну настоящий большевик!»

В выступлении Шептицкого на праздничной сессии Собора униатского духовенства 7 сентября 1944 г., как пишет историк унии львовянин профессор В.И. Петрушко, «также много и ярко говорилось о том, что в религиозной политике советского правительства в период войны по сравнению с 1939–1941 гг. произошли большие перемены и большевики прекратили гонения на Церковь».

Относительно той части клира, которая продолжала духовную опеку над засевшими в лесах бандеровцами, глава униатов ответил подполковнику Даниленко: «Судите сами таких людей, и я их осужу, ибо бандеровщина — это вредное явление, с которым нужно бороться. Хотите, я пошлю своих священников в леса, чтобы они уговорили этих слепых людей прекратить борьбу с советской властью и возвратиться к мирному труду».

Запомним здесь и слова Шептыцкого о служителях, которые ушли с немцами: «К священникам, которые бежали с оккупантами, я отношусь так, как военные начальники относятся к тем солдатам, которые покидают свой пост. Я издал распоряжение, запрещавшее священникам покидать свои приходы и бежать с немцами».

10 октября 1944 г. Шептыцкий составил послание на имя Сталина: «Эти светлые события и терпимость, с которой Вы относитесь к нашей Церкви, вызвали и в нашей Церкви надежду, что она, как и весь народ, найдет в СССР под Вашим водительством полную свободу работы и развития в благополучии и счастье».

Обращение он планировал доставить в Москву лично во главе униатской делегации. Но 1 ноября 1944 г. он скончался. В НКГБ УССР поступила информация о том, что “митрополит Андрей Шептицкий был отравлен за свои просоветские настроения и за инициативу воссоединения греко-католической Церкви с православной”, но прямых доказательств этому не обнаружено.

Делегация во главе с братом Шептыцкого Климентом (экзарх апостольского экзархата России) была принята председателем Совета по делам религиозных культов Полянским. В НКВД состоялась встреча униатских служителей с генералами Судоплатовым, Федотовым и Леонтьевым. Речь шла об отношениях унии с продолжавшими действовать в Галиции бандеровцами. Гости же собирались обсудить в Москве куда более обыденные вопросы: о епархиях и кандидатурах епископов; о церковном имуществе; об освобождении от призыва в Красную армию униатского духовенства; о системе богословского образования и т. п. Кроме того «делегация имела своей задачей ознакомиться со всеми новейшими советскими законодательствами о Церквях, а также с установками в области взаимоотношения государства и Церкви».

Иными словами, униаты были далеки от мысли, что власти намерены ликвидировать их конфессию. Да и большевики, вернувшись в 1944 г. в Галицию, не собиралась этого делать, о чём свидетельствует инструкция НКГБ УССР: «Советская власть будет относиться к униатской Церкви и ее священнослужителям исходя из наличия лояльности с их стороны и преданности Родине, как граждан ее, т. е. “какой мерой Вы будете мерить, такой же мерой и Вам будет отмеряно”… Лояльным людям будет предоставлена полная свобода удовлетворения своих религиозных потребностей, как это предусматривается Конституцией СССР».

Однако, отметим, в составе делегации не было ни одного епископа.

«Несчастье в пути»

Вероятный преемник Шептыцкого Йосып Слипый в Москву ехать отказался под слишком уж смешными предлогами: его «могут там арестовать» (как будто во Львове не могли); «может случиться катастрофа с аэропланом» или «несчастье в пути» (монах боится перехода в «жизнь вечную?»). «Греко-католический епископат во главе с митрополитом Слипым к началу 1945 г. давал все больше поводов для сомнения в своей лояльности, – пишет профессор Петрушко. – Еще в ноябре 1944 г. Слипого посетили члены Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию нацистских преступлений, которые предложили униатскому митрополиту поставить свою подпись под заключением о зверствах гитлеровцев во Львове, однако Первоиерарх греко-католиков в вежливой форме отказался сделать это… Слипого больше волновали другие проблемы. На встрече с Даниленко он заявил: “Самый главный вопрос, разрешение которого не может удовлетворить меня, – это вопрос о печати для митрополита”. Иосиф Слипый был недоволен распоряжением властей об изъятии из его официальной титулатуры упоминания города Каменец-Подольского. Более того, он претендовал на включение в титул главы униатской Церкви наименования “митрополита Киевского”».



Отказ осудить преступления своих недавних благодетелей (и это в условиях продолжающейся войны с ними) наряду с наглым выдвижением заведомо невыполнимых требований лишний раз свидетельствовали о более чем уверенном «самочувствии» унии.

– Мы умалчивали о своем отношении к оккупантам по той причине, что боялись навлечь репрессии на наших представителей, т. е. на священников греко-католической Церкви и верующих, находящихся на территории, занятой немцами, – пояснял Слипый Сергею Даниленко. – Мы боялись, что после нашего выступления против оккупантов они применят репрессии к нашим людям.

– А Вы не боитесь, что ваше молчание в вопросе отношения к оккупантам мы вправе расценить как солидарность с ними и начать репрессии против представителей греко-католической Церкви, находящихся на нашей территории? – попытался Сергей Тарасович вернуть собеседника к реальности.

– Мы не подумали над этим, – признался Слипый.

– Выходит так, что, боясь репрессий немцев против представителей греко-католической Церкви, находящихся на их территории, вы фактически солидаризовались если не с самими немцами, то с их пособниками, ибо какое духовенство очутилось на территории, занятой немцами? Все это священнослужители греко-католической Церкви, которые активно помогали немцам, – изменники, предатели, пособники. Так рассматривать их нужно с точки зрения и гражданской, и с точки зрения церковной. Ведь по церковным канонам как должны рассматриваться священники, сбежавшие из своих приходов? Они должны быть запрещены в священнослужении, лишены сана, если сбежали без разрешения епископов (вспомним, что так считал и Шептыцкий. – Д.С.). А Вы не только не сделали этого, но ещё боитесь, чтобы немцы их не арестовали из-за того, что Вы, сидя на советской территории, выявите свое отношение к тем злодеяниям, которые творились в период оккупации на Украине, – резюмировал представитель власти.

Однако Слипый отказался принимать какие-либо меры по вразумлению своих духовных чад – бандеровцев, продолжавших террор в Галиции и на Волыни.

«Получается, что Вы фактически солидаризируетесь с бандеровским злом, – более чем прозрачно предупреждал главу униатов Даниленко. – Больше того, потворствуете этому злу, тем более что если принять во внимание десятки случаев активного пособничества служителей культа украинско-немецким националистам из ОУН* и УПА", агентам немецкой разведки и гестапо».

Однако подписал приговор униатам… папа римский.

На фоне утверждений Слипого о том, что воссоединение православных и униатов возможно «только и только под главенством папы Римского» (и это в 1944 году!), папа Пий XII выступил с Рождественской речью, которая стала «духовным предисловием» к Фултонской речи Черчилля, ознаменовавшей начало холодной войны против СССР.



Уже в июле 1945 г. бывший капеллан батальона «Нахтигаль», а затем – дивизии СС «Галичина» Иван Гриньох был дважды принят командующим американскими оккупационными войсками в Европе Эйзенхауэром. Стороны (а Гриньох был, ко всему прочему, вторым вице-президентом Украинского главного освободительного совета) договорились о проведении силами ОУН на средства новых хозяев шпионской деятельности на территории СССР. И дело пошло: в начале 1946 г. секретарь Священной конгрегации по делам Восточной церкви кардинал Тиссеран свёл Гриньоха с сотрудником американской политической разведки Новаком. Последнему были переданы шпионские материалы, добытые осенью 1945 г. бандеровским подпольем.

Поэтому ещё 3 февраля 1945 г. нарком Государственной безопасности УССР Савченко утвердил план ликвидации украинской унии. В соответствующей директиве указывалось: «…греко-католическая униатская Церковь в том виде, в каком она существует в настоящее время, является чуждой нам по влиянию, легальной резидентурой Ватикана и активно действующей украинской националистической организацией на нашей территории. Исходя из этого, необходимо взять курс на полную ликвидацию униатов на нашей территории и на отрыв греко-католической Церкви от Ватикана с последующей целью воссоединения ее с православной Церковью в СССР».

Заметим, что к тому времени настроенным на воссоединение с Православием был и целый ряд служителей, сгруппировавшихся вокруг Гавриила Костельника – наиболее авторитетного деятеля унии (в отличие от Слипого, которого откровенно недолюбливали).

Да и в среде простых верующих данное воссоединение не вызывало отторжения. В конце концов, большинство галицких русинов ещё помнили, с каким ликованием – целыми сёлами и городами – возвращались они в Православие во время краткосрочного освобождения края из-под австрийского владычества в 1915 году.

О том, что спустя тридцать лет украинская уния была ликвидирована как политическая профашистская организация, а не как конфессия, свидетельствует и современное чествование духовенством УГКЦ всякого рода террористов, эсэсовцев, полицаев, надзирателей и прочих массовых убийц гитлеровской эпохи.

https://www.fondsk.ru/news/2019/11/30/za-chto-stalin-zapretil-ukrainskuju-uniu-49577.html
Записан
Страниц: 1 ... 88 89 [90]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!