Пантюркизм. Синдром Османской империи. Неоосманизм Эрдогана

(1/28) > >>

Александр Васильевич:
Алексей Чичкин

Синдром Османской империи

Крупнейший стадион в Турции назван именем профашистского премьера



В мае 1942-го, 70 лет тому назад, потерпела поражение Восточно-Крымская – Керченско-Феодосийская группировка советских войск, которую в конце декабря 1941 года высадили в этом районе для освобождения Крымского полуострова от фашистов. Одной из причин поражения стали прогерманские действия ВВС и ВМС Турции в Центральном и Восточном секторах Черного моря.

Недавно открытые архивные документы, в том числе германские и турецкие, показывают, что именно в ходе решающих боёв за Керченский плацдарм турецкие разведывательные самолеты и корабли так часто совершали провокационные действия, особенно на Крымском направлении, что в руководстве СССР пришли к выводу: Анкара провоцирует Москву на соответствующую ответную реакцию, чтобы дать Турции реальный повод вступить в войну на стороне Германии и, таким образом, блокировать советские ВВС и ВМС в Закавказском Причерноморье.

Число нарушений турецкой стороной советской зоны в Черном море в апреле-мае 1942-го выросло более чем вдвое в сравнении с январем-мартом того же года. А в период завершающих боев на Керченском плацдарме – во второй половине мая – число таких нарушений значительно возросло. Причем, в первую очередь, – к югу, юго-востоку от Крыма и невдалеке от военно-морских баз в Поти, Сухуми и Батуми. Естественно, эта ситуация негативно сказалась и на обороноспособности Севастополя, и на его поддержке с Большой Земли.

Активно работала против СССР турецкая разведка, снабжая ценными сведениями Третий рейх и совершая диверсии на Кавказе и в Средней Азии. Бывший сотрудник британской военно-морской разведки Д. Мак­лахлан отмечал: «Одним из лучших источников разведывательной информации о России в то время была Турция» (см. «Истоки», М., 17.11. 2010 г.).

Германское посольство имело все основания в конце мая 1942 года сообщить в Берлин, что «…возросшие опасения Кремля по поводу турецкого вторжения сыграли свою роль в том, что Москва отказалась от попыток спасти свою восточнокрымскую армию и провести новые десанты на юге и юго-востоке Крыма».

Именно турецкие действия в апреле-мае не позволили направить подкрепления в Восточный Крым из портов Туапсе, Сухуми, Поти и Батуми. Вдобавок, пришлось усилить патрулирование закавказского, то есть примыкающего к Турции, сектора черноморской акватории СССР. Такая линия поведения Анкары была составной частью ее внешней политики. Турция не только потворствовала фашистской агрессии против нашей страны, но и, прежде всего, добивалась дестабилизации всего Кавказа, чтобы в последующем поделить его с Германией.

Однако успешные операции советских войск летом-осенью 1942 г. вблизи Дзауджикау (в 50-х – 80-х гг. - Орджоникидзе), Махачкалы, Грозного, Туапсе и Сочи не позволили немцам прорваться к Каспию и в Закавказье. Вследствие чего Турция вынуждена была воздержаться от нападения на СССР.

Тем не менее, власти Турции активно стимулировали великодержавно-пантюркистские настроения, более того, открыто насаждали русофобию и даже – расизм. С осени 1941-го они разрешили деятельность различных пантюркистских организаций (наиболее крупные - «Бозкурт» и «Чинаралтыу»), открыто призывавших к войне с СССР. Протесты советской стороны игнорировались.

В конце августа 1942 года министр иностранных дел Назым Менеменджоглу заявил германскому послу в Анкаре (бывшему канцлеру Германии) фон Папену: «Турция как прежде, так и теперь самым решительным образом заинтересована в возможно более полном поражении России». А турецкий премьер Шюкрю Сараджоглу тому же послу говорил куда более откровенно: «Уничтожение России явится подвигом фюрера, равный которому может быть совершён раз в столетие. Оно является также извечной мечтой турецкого народа. Русская проблема может быть решена Германией, но только если будет уничтожена, по меньшей мере, половина всех живущих в России русских» (см., например, «Действия Турции против СССР в годы Великой отечественной войны», НКИД-НКГБ СССР (ДСП), 1946 г.; «Истоки», М., 17.11.2010 г.).

По данным российского историка Анны Цуркан, еще перед Второй мировой войной нацистская Германия и Турция развернули активную подрывную работу на Северном Кавказе и в Закавказье. А весной 1942 года при пособничестве Берлина и Анкары из эмигрантов и попавших в плен представителей народов Северного Кавказа был создан так называемый «Комитет Чечено-Горской национал-социалистической партии».

Согласно тому же источнику, в этом регионе в 1942-1944 гг. действовал германско-турецкий диверсионный батальон «Бергман», с которым тесно сотрудничала и черкесско-чеченская диаспора Турции.

Кроме того, вопреки протестам со стороны СССР турки, в нарушение нейтрального статуса Проливов, позволяли проходить в Германию и Италию танкерам с румынской нефтью. Захват немцами Крыма и их продвижение на Кавказе пробудили реваншистские мечты в турецких правящих кругах. К границе с СССР выдвинулось до 45 турецких дивизий. Германия, в свою очередь, усиленно подталкивала Турцию к вступлению в войну, обещая ей Крым, Аджарию, Азербайджан. Северный Кавказ, добавим, планировалось объявить «Горско-Чеченской федерацией» или «конфедерацией» под совместным протекторатом Германии и Турции. Что касается Крыма, то все крупные его порты намечалось разделить между Германией и Италией, «остальное» отдавалось под протекторат Турции.

В мемуарах «Битва за Кавказ» А. А. Гречко, министра обороны СССР в 1967 - 1976 гг., сказано: «Летом 1942 г. турецкий генеральный штаб считал вступление Турции в войну с СССР почти неизбежным».

Действительно, наряду с военными приготовлениями Турции у границ СССР во многих турецких СМИ с осени 1941-го публиковались географические карты будущего государства, так называемой Великой Турции. С комментариями, что «граница Турции проходит далеко за горами Кавказа и за Каспийским морем», и «Волга – это река, в которой веками наши предки поили своих коней».

Подобные измышления печатались из номера в номер. Более того, по данным советского посольства в Турции, в газетных киосках только Стамбула в 1942 году продавалось свыше 40 откровенно профашистских газет и журналов. Причем, почти все турецкие газеты (113) и журналы (227) одобряли фашистскую агрессию против СССР и вели целенаправленную антисоветскую пропаганду.

Явно враждебным является и тот факт, что по приглашению командования вермахта в конце сентября - начале октября 1941 года на Восточном фронте побывала делегация сухопутных и бронетанковых войск Турции во главе с начальником национальной военной академии генералом Али Фаудом Эрденом. По некоторым сведениям, она вручила многочисленные подарки германским частям, в том числе, и продовольственные. После возвращения делегации в Анкару многие турецкие СМИ, ссылаясь на Эрдена и других участников поездки, сообщили, что «дни Советского Союза сочтены». Они призвали к «скорейшему оказанию военной помощи Германии и ее союзникам».

Антисоветская политика Турции зашла так далеко, что турецкий генштаб уже к весне 1942-го подготовил план вторжения в СССР через Иран в направлении на Баку. А в начале октября 1942 года – в разгар битвы под Сталинградом - Турция официально согласилась поставлять военной промышленности Германии крайне дефицитный стратегический материал – хром и его сплавы. Эти поставки продолжались вплоть до конца ноября 1944 года.

Берлин отвечал адекватно. Весной 1943 году Третий рейх, к примеру, предоставил Турции кредит в 100 млн. рейхсмарок на приобретение германских военных материалов. В том же году был заключен торговый договор на 62 млн. турецких лир. Турция продолжала поставлять Германии большое количество остро дефицитных хрома, меди, свинца, хлопка, мясопродукктов, шерсти, кукурузы, табака, другого сырья. В июне 1943 года по приглашению вермахта турецкая военная миссия опять побывала на Восточном фронте, вблизи Курской дуги. Правда, на сей раз без подарков. То была последняя поездка турецких военных на Восточный фронт (см. «Истоки», М., 17.11. 2010 г.).

Полковник Николай Ляхтеров, в те годы резидент советской разведки в Турции, 19 января 1942 г. докладывал в Москву: «...По данным турецкого источника «Замея», немцы в Анкаре через завербованных выходцев из Кавказа передали в г. Карс (приграничный с Грузией и Арменией. - А.Ч.) большую партию взрывчатых веществ. Цель - организация диверсионных актов на пути транспортировки военных грузов союзников через Иран в СССР». В январе-феврале 1942-го он сообщал в Центр, что «германская военная разведка беспрепятственно проводит в Анкаре и других турецких городах активные антисоветские мероприятия, направленные на подрыв авторитета СССР и дальнейшее обострение советско-турецких отношений». Ляхтеров неоднократно сообщал о деталях и изменениях в планах турецкого вторжения в СССР и Иран (см., например, «Исследовательский портал – Южный следопыт»).

Впрочем, и Великобритания, даже будучи союзником СССР, вела себя иезуитски, прямо или косвенно подыгрывая антисоветской политике Турции. Так, в 1941-1943 гг. британские дипломаты в СССР давали понять, что изменить позицию Турции могло бы согласие СССР на аренду турками порта Батуми, а еще лучше - на передачу Турции всей Аджарии, что предусматривалось ещё Брест-Литовским договором РСФСР (1918 г.) с Германией, Турцией и Австро-Венгрией.

Запад в отношении Советского Союза вообще вел двурушническую политику. Так, по данным советской разведки, в 1942 году под руководством германского посла фон Папена в Турции начались сепаратные переговоры Германии с Великобританией и США.

В их ходе стороны согласились, в частности, проработать схему раздела СССР, в том числе Закавказья и Северного Кавказа, в связи с возможной капитуляцией Советского Союза.

В начале мая 1942 года источник советской разведки информировал о попытках Турции выступить посредником при заключении сепаратного мира между Лондоном и Берлином. По данным этого источника, британскому послу в Анкаре сообщили, что СССР, якобы, «собирается заключить новый Брестский мир с Германией, бросив Англию на произвол судьбы… Англии нужно опередить русских и первой заключить мир с Германией, предоставив СССР самому решать свою судьбу». В противном случае положение Англии и Турции «будет обоюдно плачевным».

В феврале 1943 года гитлеровский эмиссар князь М. Гогенлоэ впервые встретился в Швейцарии с небезызвестным А. Даллесом. Обсуждались вопросы будущего Европы и СССР. Во время этой и последующих встреч, а также в ходе контактов эмиссаров Вашингтона и Лондона с представителями Германии в Турции, Испании, Португалии, Ватикане, Швеции и Ирландии обговаривались, например, проекты объединения и общей деятельности существовавших в Германии, США и Великобритании антисоветских эмигрантских группировок на Кавказе, в Прибалтике, Поволжье и Средней Азии (подробнее см. «О тех, кто предал Францию», М., 1942; Л. Безыменский, «Германские генералы с Гитлером и без него», М., 1961; «За кулисами радио «Свобода», М., 1974; Л. Живкова, «Англо-турецкий союз», София, 1973; «Фальсификаторы истории: справка», М., 1948; Жорж Бомье, «От Гитлера до Трумэна», М., 1951; Александр Верт, «Россия в войне 1941-1945 годов», М., 1967; «Битва за Кавказ (1942-1943)», Владикавказ, 2002).

Небезынтересна в этой связи и публикация «Вечернего Минска» от 1 июля 1997 года. В ней цитируется сообщение советского агента от 12 мая 1942 года: «...В Англию на шведском гражданском самолете инкогнито прилетел один из руководящих сотрудников германского посольства в Стокгольме. Он заявил, что прибыл по поручению фон Папена, посла Германии в Турции, со следующими, в частности, предложениями: «Германия совместно с Англией договорится с СССР; судьба Кавказа, Поволжья и Средней Азии будет определена в ходе отдельных переговоров с возможным участием Турции».

Приводится в публикации и характерная выдержка из телеграммы посла прогерманского (Вишистского) правительства Петэна в Швейцарии в петэновский МИД от 11 июля 1942 года: «Крупные английские и американские банки отправили в Швейцарию своих представителей, которые уже имели несколько секретных встреч с представителями германских банков. Обсуждены вопросы послевоенного финансирования Германии и устройства Европы, включая бывшие европейские и кавказские территории терпящего поражение СССР».

Сегодня очень похоже, что политика Турции 70-летней давности в отношении России и соседних с ней регионов едва ли претерпела изменения.

Меняются лишь формы и публичные акценты этой политики, суть, примерно, остается та же. В Стамбуле, кстати, один из крупнейших стадионов страны называется именем бывшего турецкого премьера Шюкрю Сараджоглу, который в 1942 году говорил послу Третьего рейха: «Как турок, я страстно желаю уничтожения России». Аналогии напрашиваются, однако...

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/sindrom_osmanskoj_imperii_253.htm

Александр Васильевич:
Антирусский пантюркизм



В последнее время идея общетюркского единства то набирает популярность, то вновь теряет её. Пик популярности этой идеологии пришёлся на 1990-е, когда с распадом СССР огромное пространство проживания тюркских народов оказалось политически не занятым.

Крымские татары, казахи, киргизы, азербайджанцы, алтайцы, балкарцы и иные тюркские народы бывшего Советского Союза сразу попали в поле зрения Турции. Анкара тогда намеревалась воспользоваться сложившимся на послесоветских просторах идеологическим вакуумом, и взять под опеку всех тюрок.

Но турецкие власти просчитались. Турция не обладала на тот момент необходимыми финансовыми, политическими и идеологическими ресурсами, и объединить всех тюрок под своим крылом для Анкары оказалось не под силу.

Тем не менее, сбавив обороты, турки продолжают поддерживать своё влияние в тюркских регионах бывшего СССР. В Крыму Анкара поддерживает крымских татар. В карабахском вопросе симпатии Турции – на стороне азербайджанцев. Во время чеченских войн Анкара негласно поддерживала чеченских экстремистов.

Все эти годы Турция была очень активна в информационном поле, распространяя идеи пантюркизма и позиционируя себя в качестве полюса притяжения для всех тюрков.

В итоге в информационном поле действуют сегодня множество страничек, посвящённых пантюркистской идеологии. И ничего плохого бы в этом не было (ведь есть же идея панславянского единения, почему бы не быть пантюркистской?), но только идеологическая выдержанность таких порталов явно направлена против России. Их содержателя почему-то хочется именно Россию представить главным врагом тюркских народов.

Не станем перечислять адреса этих пропагандистских ресурсов, дабы не создавать им рекламы. Они же так к ней стремятся! Укажем лучше на недопустимость свойственной им трактовки русско-тюркских отношений.

После средневековой эпохи «всех против всех» за еду и территорию, человечество пришло к пониманию возможности заключения мира и союзнических договоров с вчерашними соперниками.

Так, русские и тюрки, провоевав друг с другом не один год, образовали крепкий культурно-стратегический союз. Казань, тюркский город, и ныне называют третьей столицей России. Иван Грозный своим замом назначил этнического татарина Симеона Бекбулатовича. Политическая спаянность русских и татар – недавних соперников – дала повод русскому учёному Льву Гумилёву заявить о геополитическом союзе Леса и Степи, то есть, славян и тюрок.

Славяно-тюркский союз превратил Россию в мощную державу, способную на равных противостоять западным колонизаторам.

Но у антироссийски настроенных тюркоманов в голове только вражда с русскими да масса к ним претензий. При этом подход к освещению всех проблем русско-тюркских отношений крайне однобокий, примитивный.

Где свои, где чужие, определяется быстро и принципиально. Если тюрок – автоматически свой. Если русский – автоматически чужак и поработитель.
Доходит до того, что в герои записываются даже тюрки, запятнавшие себя сотрудничеством с нацистами.

Воспевая, например, воинов Азербайджана всех времён, тюркисты-русофобы разместили на одном фото азербайджанцев в форме солдат Советской Армии и в форме вермахта. Коллаж снабдили глуповатым призывом поклониться памяти всех азербайджанцев, как павших за освобождение СССР от фашизма, так и шагавших с фашистами в одном ряду. Мол, СССР и нацистская Германия канули в Лету, а Азербайджан есть и будет.

Ничего, кроме чувства гадливости к подобной политической нечистоплотности испытывать невозможно. Тысячи азербайджанцев гибли под фашистскими бомбами, пока небольшая группка иуд-предателей лелеяла надежду сделать карьеру в вермахте. Этих подонков и воспевают тюркисты-русофобы!

Особые надежды они возлагают на политический союз крымских татар с украинскими националистами. Их действительно, ничего не разъединяет, кроме генетики и языка. И те, и другие пускают лживые слёзы, оправдывая продавшихся Гитлеру соплеменников. И те, и другие слепили себе из предателей пантеон героев, которым и потчуют свою молодёжь. И те, и другие играют по правилам, выгодным антироссийски настроенным идеологам пантюркизма.

На Россию выливаются ими тонны грязи. Ни слова о крымско-татарских и ногайских набегах на русские земли. Ни намёка на набеги горцев на соседнюю Грузию и славянские селения Юга России. Ни звука о захватнических планах Османской империи на Кавказе и Причерноморье.
Зато гневные тирады и обвинения адрес русских. И Крымское ханство, негодяи этакие, разбили! И ногайцев в состав своего государства включили! И с горцами как-то пришли к общему знаменателю!

Особую ненависть у тюркистов-русофобов вызывает фигура казака Ермака. Возмущённые намерением российских автопроизводителей приступить к производству в стране автомобиля под названием "Ермак", эти господа пишут, что это сродни тому, если бы Германия выпускала для продажи в Израиле автомобили марки "Гитлер".

Т.е. пришёл плохой Ермак, и погубил добрых, ни в чём не повинных татар, которые мирно жили – не тужили и безмятежно рисовали пасторали. Не утверждаю, что Ермак был тихий да кроткий.

Но нельзя утверждать того же и о его противниках. И перелопачиванием истории и выкапыванием старых гробов из могил занимаются только политические могильщики, мечтающие похоронить светлые страницы русско-тюркской дружбы под кучей ими произведённого «пропагандистского навоза».

Шабдан Джантаев (киргиз), Уциг Малсаг (ингуш), Чокан Валиханов (казах), Исмаил Гаспринский (крымский татарин), Габдулла Тукай (поволжский татарин) и множество иных национальных героев и выдающихся личностей в истории тюрок выступали твёрдо на стороне русско-тюркского союза. Их деяния навсегда запечатлела история. Их стойкостью и политической проницательностью восхищались современники.

И какими же интеллектуальными карликами и моральными пигмеями выглядят рядом с ними проповедники русско-тюркской вражды! Словно жуки навозники, эти проповедники роются в истории, как в куче перегноя, выискивая всё зловонное, многократно увеличивая неприятный запах своими измышлениями и политической бесятиной, прилагаемой ими к произошедшим событиям.

Они полагают, что им сегодня виднее, что нужно было делать тюркам вчера. С кем дружить, с кем воевать. И от собственной ограниченности не краснеют.

Олег Матюшин

http://www.segodnia.ru/content/111470

Александр Васильевич:
Дмитрий СЕДОВ

Очередное издание неоосманизма?



 Чем дальше турецкие правящие верхи демонстрируют взвинченную реакцию на любые реальные или сфабрикованные промашки соседней Сирии, тем больше становится понятным, что за этой экзальтацией кроется нечто особое, не связанное с относительно незначительными инцидентами в приграничной зоне. Ведь ни один парламент мира не даст своей армии мандат на начало войны с соседом из-за попадания нескольких снарядов в мирную деревню. Слишком несопоставимы причина и последствия.

Турецкие власти превратили практически всю приграничную полосу в плацдарм поддержки сирийской вооруженной оппозиции. Здесь расположены лагеря Сирийской свободной армии, здесь готовятся новые наемники для проникновения на сирийскую территорию, здесь работают офицеры ЦРУ, организующие снабжение и подготовку боевиков. И здесь идет накопление войсковых частей турецкой армии. Похоже, что достаточно еще одного-двух попаданий артиллерийских снарядов, которые прилетят с какой угодно стороны, чтобы пресловутое «терпение» Анкары закончилось и турецкая армия хлынула через границу. История знает достаточно примеров преднамеренной организации таких «случайных» попаданий.

Почему турецкие власти так лихорадочно рвутся к столкновению с Сирией?

Отвечая на этот вопрос, нельзя не коснуться положения дел в самой Турции. С приходом к власти Партии справедливости и развития (ПСР) под руководством Реджепа Тайипа Эрдогана и Абдуллы Гюля активных сторонников религиозного возрождения, с одной стороны, турецкому обществу была предложена концепция развития страны на основе возвращения к ценностям ислама при сохранении националистической идеологии, а с другой - курс на дальнейшую европеизацию Турции. Это была не первая в истории Турции попытка скрестить ислам и модернистский проект. И здесь полезно вспомнить о том, как к власти в стране прорвались в своё время младотурки.

Зародившееся в конце XIX века движение младотурок имело зарубежное происхождение. Основателем «Молодой Турции» был итальянский член Бнай Брит  Эммануэль Карассо. Надо сказать, что Бнай Брит имеет статус «еврейской общественной организации» и заслуженную славу «крыши» британской разведки. Создавая тайный кружок младотурок в 1890-х гг. в Салониках, Карассо продолжал оставаться гроссмейстером итальянской масонской ложи «Возрожденная Македония». Все лидеры младотурок были членами этой ложи. После победы младотурецкой революции Карассо руководил контрразведкой на Балканах, а во время Первой мировой войны контролировал все турецкие запасы продовольствия.

Государственный департамент США тоже участвовал в тех событиях. С 1890 годов и вплоть до периода Первой мировой войны сменилось три посла США в Турции (Оскар Страус, Абрахам Элькин и Генри Моргентау), и все трое были функционерами Бнай Брит.

Правление «Молодой Турции» оставило кровавый след. В 1914 году правящий младотурецкий «Триумвират» вовлёк Турцию в войну на стороне Германии. Внутри страны младотурки практиковали жестокий террор. В 1915 году под предлогом освобождения прифронтовой полосы от населения младотурецкие власти истребили свыше 1,5 млн. армян.

Мустафа Кемаль Ататюрк, принявший «эстафету» от младотурок в 1919 году, сумел повести страну между Сциллой западной экономической модели и Харибдой умеренного турецкого национализма. Это тоже была весьма рискованная политика, так как национализм требует секуляризации общества. А секуляризация ислама – вещь проблематичная, если не невозможная, способная стать миной замедленного действия. К тому же и Кемаль Ататюрк был не чужд масонства (в 1907 г. он был принят в масонскую ложу «Veritas» в Салониках). Масонами были и его ближайшие соратники, стремившиеся управлять страной в режиме «закрытых клубов». Однако, будучи незаурядным политиком, Ататюрк сумел всё же нейтрализовать подрывное влияние европейцев и дать Турции передышку в несколько десятилетий. Он предложил модель развития, основанную на умеренном национализме, что позволило стране уйти от младотурецкого радикализма. Тем не менее политика Ататюрка не могла преодолеть глубокие культурно-исторические различия между турецким обществом и Европой.

А Европа крепко запомнила кровавые эксцессы младотурецкого правления, и сегодня Евросоюз не хочет вступать на это «минное поле». Поэтому Турция и не допускается в ЕС. В свою очередь неудачи Турции на этом направлении (не помогло даже превращение Турции в «энергетический хаб» и основную транспортно-энергетическую артерию для Европы) привели к постепенной утрате турками интереса к «европейскому выбору». Горечи в отношения Турции с Европой добавляет и то, что турки, внесшие огромный вклад в восстановление послевоенной Германии (первые гастарбайтеры были турками), составляющие сегодня огромную этническую общину численностью более 2 млн. человек только в западных землях ФРГ, так и остались чужаками в Европе.

Правда, Турцию приняли в НАТО: ее полумиллионная армия может служить неплохим «пушечным мясом» для использования на азиатском направлении, но дверь в «европейскую цивилизацию» для Турции остаётся накрепко закрытой. Все это и подвело Анкару к поискам нового места в мировой и региональной политике. Турецкое руководство улучшило отношения с арабскими государствами, активизировало связи с другими странами исламского мира. Изменились к лучшему отношения с давним геополитическим конкурентом – Ираном. Свою роль сыграла и другая внешнеполитическая идея: под лозунгом «Ноль проблем с соседями» были предприняты попытки прекратить конфронтацию с Арменией, а также (в какой-то момент)  улучшить отношения с Сирией.

Однако для турецких националистов такой поворот представляется крайне рискованным с точки зрения сохранения единства турецкого государства: в дополнение к курдской проблеме Турция рискует получить и религиозные распри. Исламизм и национализм вновь вступили в противоречие.

Сильнее всего смена курса ударила по сирийско-турецким отношениям. Из национальной памяти турок нельзя выкинуть два обстоятельства:

 - Сирия 400 лет была территорией Османской империи;

 - правящие в Сирии алавиты относятся в представлении турецких суннитов к париям ислама.

Третье обстоятельство - военно-политического характера: Сирия сегодня настолько обескровлена действиями террористических группировок внутри страны, что военная операция против нее может пройти вполне удачно.

Все это создаёт, по мнению турецкого руководства, основу для возрождения былого влияния Турции в регионе и усиления ислама как международного фактора. Возрастающее день ото дня давление на Сирию не имеет ничего общего ни с правами человека, ни с «преступлениями режима Асада». Речь идёт о подготовке к новому изданию проекта неоосманизма. При поддержке Запада Анкара последовательно приближается к своей цели. В сирийском конфликте Турция хочет вновь снискать ореол защитницы интересов ислама. Анкара, видимо, приняла решение способствовать появлению на месте сирийского правительства марионеточного режима, который существенно укрепил бы турецкие позиции в регионе.

Вероятно, в Генштабе турецкой армии верстаются сейчас и планы разгрома курдских анклавов в Сирии. В свою очередь сирийские курды, получившие от Дамаска необходимую им свободу рук, уже формируют вооруженные отряды для борьбы с возросшей турецкой опасностью.

Указания на то, что Анкара готовится к активному участию в перекройке политической карты Ближнего и Среднего Востока, поступают со всех сторон. И один из признаков этого, заметный по продвижению Турции к войне с Сирией, - поддержка курса Анкары Вашингтоном. Расчет американских стратегов очевиден: турецкими руками вышибить из-под иранского режима сирийскую «подпорку», затем стравить две сильнейшие державы региона – Турцию и Иран. Однако как бы ни вписывался такой замысел в планы англосаксов, вряд ли он отвечает интересам самой Турции…

http://www.fondsk.ru/news/2012/10/12/ocherednoe-izdanie-neoosmanizma.html

Александр Васильевич:
Виктор ШЕСТАКОВ

Казахстан и соблазн пантюркизма



 О том, как уверенно президент Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев претворяет в жизнь литературное наследие Л.Н. Гумилева, популяризуя и пропагандируя евразийскую объединительную идею, хорошо известно. Опередившие его в беге к «беловежской баньке» руководители трех бывших советских республик не допустили, чтобы Н.Назарбаев вошёл в историю как разрушитель, но зато предоставили ему возможность обозначить перспективное историческое измерение геополитических процессов в Евразии – создание нового интеграционного объединения….

Давайте жить дружно?

Необходимость поддерживать дружественные, партнерские отношения между Россией и Казахстаном Назарбаев отстаивал и отстаивает по сей день. В деле создания модального законодательства СНГ, создания ОДКБ, подписания т.н. «Договора четырех» (29 марта 1996 года) роль позиции руководства Казахстана трудно переоценить. В декабре 2011 года в Москве при поддержке Астаны был подписан серьезный Протокол о размещении объектов военной инфраструктуры на территориях государств-членов ОДКБ.

Вряд ли ошибусь, если предположу, что на фоне неустойчивости в отношениях РФ с государствами Закавказья, Балтии, Средней Азии и Украиной взаимное притяжение Казахстана и Российской Федерации всегда выделялось в лучшую сторону.

При этом уже через год после создания Таможенного союза, пожалуй, наибольшее сопротивление со стороны бизнес-структур и ряда общественно-политических группировок стало исходить из Казахстана, где оппозиция даже инициировала проведение референдума о приостановке участия государства в этой организации. Назарбаев эти нападки отразил легко.

Как тяжело остановить в степи разгоряченного галопом коня, так и сложно было остановить практические шаги по интеграции не только государств, но и субъектов федерации и областных центров Казахстана, что и подтвердила сентябрьская Павлодарская встреча В.Путина, Н.Назарбаева и представителей регионов двух стран. Интеграционным настроениям не помешали даже робкие попытки русского сообщества обратить внимание на реальное положение дел с русскоязычным образованием и перманентным ростом националистических настроений в Казахстане.

А 7 октября 2012 года Назарбаев подписывает Закон Республики Казахстан «О ратификации Протокола о создании общего страхового рынка государств-членов Евразийского экономического сообщества». Под Алма-Атой начинаются совместные военные учения государств-членов ОДКБ «Нерушимое братство-2012». И вот…

«Новая Порта» или Новая Орда?

Сигналы о том, что внутри государственного механизма Казахстана есть неполадки, появились еще в сентябре, когда секретарь президентской партии «Нур Отан» Ерлан Карин назвал обнародованную в конце 2011 года инициативу своего президента о создании Евразийского парламента «только лишь желанием российской стороны». Карина поддержал советник Назарбаева по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев. Заявления было расценены экспертами как санкционированные сверху.

И всё это время не высыхал риторический фонтан казахского политолога-националиста Айдоса Сарыма, которого в республике считают продуктом президентской администрации. Сарым известен своей концепцией «единственной альтернативы» казахскому исламизму - казахского национализма. В своей статье «Нарышкин труд» Айдос обрушился с нападками на идею Евразийского союза: «…предпринимаемая российскими властями тактика выкручивания рук и вынуждения руководства Казахстана на более «решительные» интеграционные проекты Казахстана может не только сорвать все интеграционные проекты, но и самым отрицательным образом сказаться на межэтнических отношениях внутри страны». Горячо поддерживаемый единомышленниками в социальных сетях, Айдос Сарым называет интеграционную модель «ущербной и нереализуемой» и вещает: «Идея с ТС в итоге задохнется, точно так же, как задохнулась идея СНГ вместе с его Парламентской Ассамблеей и тысячами принятых соглашений и договоров. Таможенный союз, который уже сегодня доказал свою неэффективность и невыгодность для Казахстана, схлопнется под давлением обстоятельств и общественного мнения… Мы обречены быть соседями. Но какими мы будем соседями? Вы будете уважать высокомерного, не уважающего вас соседа по лестничной площадке? Радоваться при встрече, протягивать ему руку, зная, что он когда-то причинил вам много горя? Не просто причинил много горя, но ещё и утверждает, что так и должно быть?... О каком доверии можно говорить, если большинство казахов считают Таможенный союз реинкарнацией СССР, красной империи? Откровенно его боятся…» (журнал «Бизнес-Мир Казахстан», №5-6 (23-24), май-июнь 2011). Это пишет человек, которого называют «придворным националистом Назарбаева» и который сам именует себя «ярым приверженцем тюркской интеграции».

У рассмотренной в этом свете стамбульской речи Назарбаева 12 октября, произнесённой под развевающимися флагами Казахстана, Азербайджана, Кыргызстана и Турецкой Республики, имеются корни в самом Казахстане. Однако были в речи и новые нотки.

Президент Назарбаев редко позволял себе намекать на оскорбленную русским империализмом историческую память, а здесь (в Стамбуле) вспомнил об убиенном, правда, не русскими, а кокандцами Кенесары-хане. («После того, как в 1861 году был убит последний казахский хан, мы были колонией Российского царства, затем Советского Союза. За 150 лет казахи едва не лишились своих национальных традиций, обычаев, языка, религии»). Хотя считать это сенсацией, бегло взглянув на школьную программу истории Казахстана, явно не стоит. Уж там претензий к России - на пол-учебника.

Нельзя считать особой новостью и посыл о том, что «между Белым морем и Алтаем живет более 200 миллионов наших соплеменников. Если бы они объединились, мы стали бы большим и влиятельным в мире государством». Назарбаев уже 20 лет выстраивает идеологические обоснования величия и значимости степного народа, широко используя для этого в риторике и политике прямые отсылки к тюркизму. Достаточно вспомнить его инициативы по созданию Тюркского совета, да и Евразийский национальный университет им. Л.Гумилева в Астане соседствует с Тюркской академией.

Куда тревожнее звучали тезисы об экономической необходимости пантюркизма. Низкий объем товарооборота Назарбаев называет «не соответствующим нашим отношениям, нашей близости [отношениям и близости с Турцией – В.Ш.]» и заявляет о максимальном открытии своего рынка для турецкого бизнеса. А за экономикой всегда идёт политика. Вполне вероятно, что в противовес проекту Евразийского экономического союза, с инициативой которого выступила Россия, будет выдвинут еще сырой, но вполне аппетитный для некоторых антироссийский тюркский интеграционный проект.

Конечно, призыв тюрков к объединению выглядит несколько наивным, как если бы Уго Чавес предложил объединиться всем потомкам цивилизации инков и ацтеков. Возникает банальный вопрос, а где будет центр притяжения и объединения тюрков? В Астане? В Баку? В Бишкеке? В Стамбуле? На Арарате или в районе священной горы Хан-Тенгри?

«Напрасные слова» или восточные хитрости?

Бесспорно, речь Назарбаева была с восторгом принята в среде национал-патриотов. Однако пока «стамбульские тезисы» вызывают больше скепсиса. Отношения в «братской тюркской среднеазиатской среде» скорее можно назвать сдержанной напряженностью, нежели «добрососедскими отношениями». Иначе к чему Казахстану увеличивать свою военную группировку на Каспии и проявлять нервозность вокруг милитаризации Узбекистана? Не прибавляют оптимизма и едва не обернувшиеся войной, вопросы водной энергетики.

Острейшей проблемой «внутритюркских отношений», которые вряд ли возможно решить в обозримом будущем, является фактор исламо-экстремистской угрозы, которая исходит для Казахстана именно с территорий южных соседей.

Поддерживать сегодняшний «пантюркизм» Казахстана вряд ли будут самодостаточная Туркмения и тревожный, как улей, Таджикистан. Смелые идеи Назарбаева могут вызвать раздражение и у Пекина, для которого «пантюркизм» и сепаратизм в Синьцзяне - одно и то же.

Кроме того, заявления, сделанные в Стамбуле, могут осложнить отношения Казахстана с «нетюркскими» Ираном и Ираком. Багдад, всерьез занявшийся сохранением своей территориальной целостности, дал понять Анкаре, что не желает падения режима Асада в Сирии, и выразил свой протест Турции в связи с несанкционированным визитом в иракский Киркук турецкого министра Ахмеда Давутоглу. Парламент Ирака также намерен вынести на голосование решение, отменяющее соглашение с Турцией, разрешающее ее военное присутствие на севере Ирака. Вряд ли потепление отношений Астаны и Анкары, некое, пусть даже надуманное, осуждение Дамаска получат одобрение в Багдаде и Тегеране.

Опасность «нового пантюркизма» исходит, конечно, не от покрывшихся плесенью идей Исмаила Гаспаринского, Энвер-паши и Ататюрка. Ключевое слово в этом термине - «новый». Казахстан принципиально важен для геополитики США, которые уже почти десятилетие моделируют в этой стране ситуации нестабильности - от организации забастовок и «жанаозеней» до провокации межжузовой борьбы кланов и «мягкого покровительства» исламистов-салафитов. А присутствие в Казахстане в роли «экономического советника» (!!!) бывшего британского премьера Тони Блэра прямо указывают на уши англосаксов.

США энергично раскладывают в Центральной Азии свой пасьянс, то обещая поддержку (оружием и инвестициями) Исламу Каримову, то заигрывая с Астаной, когда из уст помощника госсекретаря США Ричарда Баучера звучат слова о том, что Казахстан «может играть лидирующую роль в качестве инвестора региональных инфраструктурных проектов».

Как известно, 28 июня 2012 года Ташкент уже направил ноту с уведомлением о приостановлении членства Узбекистана в ОДКБ, и это - успех администрации Обамы. Не исключено, что вариант нового союза старых друзей США (Турции и Азербайджана) с новыми Казахстаном и Киргизией - тоже плод трудов заокеанских мыслителей.

Впрочем, из администрации президента Казахстана уже прозвучали объяснения и намеки по поводу неверных трактовок и неточного перевода стамбульской речи Нурсултана Абишевича. Восток всегда был полон хитростей и сюрпризов…

http://www.fondsk.ru/news/2012/10/24/kazahstan-i-soblazn-pantjurkizma.html

Александр Васильевич:
Османский тупик



Александр Дугин, философ:

"Турецкая геополитика в последние 20-30 лет проделала очень мощную эволюцию.

Но если брать ещё чуть-чуть раньше, надо напомнить, что Османская империя была противником Российской империи. И одновременно всякий раз, когда мы пытались заключить альянс с Османской Турцией, тогда уже Запад в лице Англии и Франции категорически этому противился. Поэтому и тут уже был относительный соперник.

И вот наш философ Константин Леонтьев говорил о том, что сходство двух империй - Османской и Русской - наоборот способствовало бы логически их объединению, поскольку они бы отстояли друг друга перед лицом Запада, который стремился разрушить и ту, и другую. Так оно и произошло. Леонтьев оказался пророком в этом отношении, но его не послушали.

Тем не менее, это был наш противник. Когда Османская империя рассыпалась, и Ленин, создавая Советскую Россию, вместе с Кемалем Ататюрком, который создавал национальную Турцию, наоборот были союзниками. Вот это противостояние закончилось, и мы вместе проводили границы на Кавказе, солидарно. Из-за этого, конечно, пострадали армяне в значительной степени, потому что Карабах достался азейбарджанцам.

Ну, ещё было множество других таких спорных моментов, но, тем не менее, российско-турецкие отношения вошли в фазу положительную. Дальше. После Второй мировой войны особенно Турция, которая в общем ориентировалась до конца Второй мировой войны больше на Германию, на страны «Оси», она оказалась перед лицом: либо ей присоединяться к восточному блоку, либо - к западному. Тогда был выбор такой. Под угрозой (реальной или мнимой) сталинского вторжения турки выбрали Запад, стали частью НАТО, и с тех пор, с 50-ых годов XX века, Турция находилась в контексте в лагере НАТО, в лагере атлантизма, в лагере Запада. Отсюда проект пантуранизма.

Многие думают, что это турки такие вот этнические расисты-националисты, которые его придумали. На самом деле это был проект ЦРУ, который предлагал туркам и турецким спецслужбам усилить своё влияние на тюркские народы Центральной Азии, входившей в Советский Союз, позже уже после распада Советского Союза тоже в республики, самостоятельные государства Центральной Азии, а также на тюркские народы Поволжья, Кавказа и вплоть до Якутии.

Т.е. пантуранизм была идея сторонников атлантизма, западников, представителей американского стратегического геополитического планирования для Турции. Самим туркам это было особенно не нужно. И попытки осуществить нечто реальное в политическом проекте через распространение тюркских школ, переориентация на Турцию вот этих новых образовавшихся государств - всё это потерпело крах, потому что по-настоящему турки в это не вложились. Они поддерживали эти тенденции, но довольно пассивно. Почему? Потому что реальные интересы Турции заключаются в сохранении её национальных границ, которые сами по себе внутри являются очень проблематичными за счёт большого курдского фактора. Существует мощная проблематика, связанная с Северным Кипром, который в случае передачи объединения Кипра просто растворится. Турецкое меньшинство там просто растворится. И много других проблем.

И вот тогда, особенно после 1991-го года, поняв, что противостояние с Россией и Советским Союзом более неэффективно, начался евразийский крен Турции. Вот тут снова, как в эпоху Ленина и Ататюрка, стала идея пересмотра отношения к России, которая больше не угрожает турецким интересам, а Америка продолжает свою экспансию на Ближнем Востоке, переделывая границы.

Особенно после вторжения в Ирак - наоборот размораживает курдский фактор, и политика США, и Израиля на Ближнем Востоке грозит национальным интересам Турции. Это было осознанно. Соответственно, вчерашний противник в лице России и частично Ирана, и союзники в лице США поменялись местами. Турецкое руководство стало думать о евразийском проекте. Особенно это было в турецком военном командовании, которое переосмыслило положение интересов национальных Турции в кемалийском ключе и стало двигаться в сторону Евразийского союза, т.е. сближаться с Россией, с Ираном и отдаляться от США, вплоть до возникновения первых идей о выходе Турции из НАТО. Это как раз пришлось на 2000-е годы, когда бурно росло сближение России с Турцией, в том числе - экономически, гигантский прогресс. Там на несколько порядков вырос торговый оборот. Русские туристы просто стали неотъемлемой частью турецкой экономики, и всё это выражалось в неком политическом евразийстве.

Тогда американцы поняли, что дело плохо, что они теряют Турцию, разгерметизировав курдский фактор и поставив вопрос о признании геноцида армян в Конгрессе США и в Европе. А это болезненно очень Анкарой воспринималось. Они придумали дело «Эргенекона», когда обвинили руководителей Турции военных в том, что они участвуют в неком евразийском заговоре, якобы, направленном на осуществление государственного переворота. Ну, турецкое командование военное многократно осуществляло в истории государственные перевороты и устанавливало свой военный контроль, когда выходила политика из каких-то рамок, которые, они считали, соответствовали кемалийским заветам, потом объявляли новые выборы там и т.д., сажали подчас даже премьеров, разгоняли партии. Это всё достаточно было в ходе вещей. Поэтому это была правдоподобная история. А на сей раз это было антиевразийское, смонтированное американцами дело, в результате которого военная верхушка Турции вся была, наоборот, посажена, смещена со своих постов и под надуманным предлогом просто помещена в тюрьму. Это - дело «Эргенекона».

Таким образом, американцы заново перехватили влияние на Турцию, на Эрдогана, и с этим был связан ещё один новый поворот, который немножко напоминал пантуранистскую политику, но приобрёл название «паносмаская политика» или «неоосманская политика», которая противоположна предшествующей евразийской. И вот эта неоосманская политика Турции выражается на сегодняшний момент, она реализуется, в сближении с проамериканскими арабскими режимами, такими, как Саудовская Аравия и Катар. Позиция Турции жёстко направлена против Асада, и охлаждение отношений резкое с Ираном и с Россией. На самом деле эта османская геополитика - это фикция, такая же, как пантуранизм. Турция в современном состоянии вообще ни при каких обстоятельствах, никак и никогда не сможет восстановить даже подобие Османской империи.

Реально настаивая на усилении своего влияния на Ближнем Востоке, особенно - в союзе с Саудовской Аравией, Катаром и такими ультра-салафитскими радикальными исламистскими государствами, может привести только к одному: к краху Турецкой Республики, к гражданской войне между светскими националистами, кемалистами, республиканцами, которых где-то половина населения, и религиозными фанатиками, которых меньшинство, и к распаду Турции по этническому признаку.

Единственный способ сохранить Турцию в рамках кемалийских границ - это евразийское направление. Но оно блокировано для нынешнего руководства Турции именно этим делом «Эргенекона», потому что даже если бы сейчас евразийцев военных отпустили бы из тюрем, едва ли бы они своих палачей легко простили бы.

Соответственно турецкое руководство находится в тупике. Оно в очередной раз пошло по атлантийскому сценарию. Оно сблизилось с Америкой, оно отдалилось от России и Тегерана, от евразийского блока. И оно вошло, вступило, по сути дела, активно в антисирийский конфликт, поддерживая радикальных экстремистов вместе с саудовцами.

Конечно, арабский ислам сегодня совершенно не в том положении, чтобы принимать какое бы то ни было лидирующее положение Турции, - это абсолютно ирреально. Ничего эффективного Турция не добьётся этой политикой. Отношения она с нами реально может испортить, несмотря на визит В.В.Путина недавний, который просто проходил в таких условиях: он отменялся до этого, проходил в условиях такой формальной, дежурной процедуры-церемонии. И вместо реального сближения с Россией сейчас идёт охлаждение отношений. Поэтому на самом деле Турция всё более и более вовлекается в деструктивные проекты. Ну и соответственно, я полагаю, что геополитика Турции сейчас переживает критическое состояние. Неоосманизм - это фикция, это иллюзия. И никаких положительных результатов он не даст, а отрицательные, скорее всего, даст, и в ближайшем будущем.

Поэтому мне представляется, что сегодня наступили не лучшие дни в российско-турецких отношениях. Турция стала не на правильный путь. Она следует сейчас в том направлении, которое ослабит турецкое государство и принесёт туркам невзгоды, и фактически будет ликвидировано кемалийское наследие. Оно-то ликвидировано будет, а никакого реального, особенно радикального исламского общества в этом, привыкшем к светским нормам, турецком государстве создать не удастся.

Соответственно распад, развал, конфликт, кровь, беспорядок и хаос - вот что грозит Турции, если она не откажется от своего неоосманского фиктивного, обманчивого, тупикового пути".

См.видео по нижеприведённой ссылке:

http://www.segodnia.ru/content/117658

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница