Русская беседа
 
10 Июля 2020, 19:13:16  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2]
  Печать  
Автор Тема: Бунт схиигумена Сергия (Романова)  (Прочитано 287 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10358


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 06 Июля 2020, 23:39:09 »

(Окончание)


Церковь проявила к Вам снисхождение, закрывая глаза на канонические препятствия к хиротонии, которые делали принятие Вами священнического сана абсолютно невозможным. Мы надеялись, что труды, понесенные Вами на благо Церкви, покаянный плач и смирение быть может перевесят на чаше праведного Суда Божия строгость канонов.

Объясняя, как Вы стали священником, Вы не взяли смиренно ответственность на себя, а трусливо переложили её на Святейшего Патриарха Алексия II и архимандрита Кирилла (Павлова). Но нельзя прикрыться чужими благословениями от суда Божия. Блаженный Иоанн Мосх сообщает следующий назидательный случай: «Блаженный Лев, бывший предстоятелем Церкви Римской, в течение сорока дней пребывал при гробе Апостола Петра в непрестанной молитве и посте, прося Апостола, чтобы он предстательствовал за него пред Богом и испросил ему отпущение его прегрешений. По прошествии сорока дней, апостол Петр явился ему и сказал: «Я молился о тебе, и прощены тебе все твои грехи, кроме – рукоположения. Вот в этом только ты сам должен будешь дать отчет, правильно ли рукополагал ты поставленных тобою». Поэтому скорее не Ваша хиротония оправдается добродетелями благословивших её совершение, а добродетели благословивших пострадают по причине её совершения. И это при условии, что их благословения были осознаны и реальны.

В действительности же не было никаких красивых историй про то, что Святейший Патриарх Алексий II уговаривал Вас рукоположиться, а потом заставил дать Вам наперсный крест. Что якобы и исполнил владыка Викентий, возведя Вас немедленно в сан игумена и возложив наперсный крест. А правда в том, что совершенное Вами преступление в автобиографии при принятии сана Вы зашифровали фразой: «1984-1997 гг. находился и работал в УЩ-349/13 по специальности электрика». Я думаю, всем очевидна Ваша изворотливость и лукавство при формулировке неудобного факта Вашей биографии.

Вы сочинили небылицу про встречу со Святейшим Патриархом Алексием II у Владимирской иконы Божией Матери, где он не знает, кто Вы и где Вы служите, но с угрозами напоминает владыке Викентию о необходимости дать Вам наперсный крест. Хотя Патриарху проще и естественнее было бы в такой ситуации возложить этот крест самому. В действительности же Вы были рукоположены в 2001 году, наперсный крест получили в 2005, а в сан игумена Вас возвели в 2009 году уже при Патриархе Кирилле.

Пока Вы упиваетесь своим тщеславием и оттягиваете на себя всеобщее внимание, Церковь в единстве иерархии и народа Божия находится под гнетом суровых искушений. И глобальный контроль, и разрушение системы образования, и разработка вживляемых в человеческое тело устройств, и чрезмерность мер борьбы с коронавирусом, очевидно дискриминационных по отношению к Церкви – всё это требует очень вдумчивого и грамотного ответа. Мы нуждаемся в интеллектуалах, способных, не впадая в истерию алармизма, аргументировано и взвешенно формулировать позицию Церкви и всех, кто не обольщен цифровизацией и предапокалиптической глобализацией. Вы заявляли, что Никита Сергеевич Михалков повторяет то же, что и Вы. Это неправда. Это Вы неумело пытаетесь ему подражать, на самом деле только мешая делу. Никита Сергеевич говорит то, что знает сам и делает это взвешенно и любя истину, а не себя самого. Вы же, пересыпая правильные мысли пригоршнями лжи, обскурантизма и откровенного шизофренического бреда, в действительности дискредитируете борьбу с новыми вызовами времени. Ложка дёгтя, брошенная в бочку мёда, делает весь мёд несъедобным. Ассоциировав в сознании общества неумело поднятые Вами темы с Вашим отвратительным фанатизмом, Вы заранее дискредитировали всех, кто будет говорить о том же, но уже грамотно и основательно. Есть множество аналитиков, уверенных, что Ваша активность вызвана и поддерживается именно глобалистами с той целью, чтобы заранее маргинализировать любые попытки борьбы с их разрушительными инициативами. А ставшие известными осуществлявшиеся Вами методы воспитания детей, только укрепляют позиции сторонников ювенальной юстиции и предоставляют им множество доводов в споре с действительно добрыми традиционными воспитателями.

Если бы Вы хотели помочь Церкви, Вы бы предложили свою помощь в борьбе с врагами Церкви, а не начинали борьбу с самой Церковью. Те, кто хочет закрыть храмы не только на карантин, а навсегда, могут быть довольны Вами. Вы им помогли как никто другой. Тогда, когда надо объединиться перед лицом сильной и организованной угрозы, Вы разрушаете церковное единство, настраиваете прихожан против священноначалия. Вы делаете всё, чтобы пока мы будем слушать и тратить время на обсуждение Вашего очередного бредового выступления, глобалисты побеждали. Я обвиняю Вас не в том, что Вы боретесь с попытками установления тотального контроля, я обличаю Вас в том, что Вы мешаете этой борьбе. Вы должны были бы знать, что серьезная работа на этом направлении ведется Всемирным Русским Народным Собором, но теперь любые здравые их инициативы будут восприниматься через призму Вашей личности. А сопровождающий Вас бэкграунд серьезно усложнит им задачу быть услышанными здоровой частью общества.

Я, как и многие знающие Вас люди, был сердечно к Вам расположен и обманут Вашей харизмой. И сейчас переживаю болезненный момент разочарования и избавления от иллюзий. Поэтому не осуждаю Ваших чад, хотя они и ведут себя чрезмерно нервно, а порой агрессивно. Я знаю, как болезненно разочарование. Но всё проходит - за отрицанием проблемы приходит гнев, что мы видели среди Ваших чад. Но гнев не вечен. За ним будет торг, за ним депрессия, а потом принятие того факта, что Вы более не священник.

Я уже не умоляю Вас, как раньше, покаяться и сохранить хотя бы монашество, но готов проявить снисхождение и найти Вам место для покаяния, если Вы ещё помните, что это такое. Вступать с Вами в полемику, переубеждать и уговаривать я Вас не стану. Мой долг как архиерея, в частности, состоит и в том, чтобы выдворять за ограду Церкви тех священнослужителей, кто не работает смиренно на Христовом винограднике и не приносит плоды послушания. Мне неприятен этот долг, но я не уклонюсь от его исполнения»
.


06.07.2020

Источник: Екатеринбургская епархия
« Последнее редактирование: 06 Июля 2020, 23:40:56 от Дмитрий Н » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10358


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 09 Июля 2020, 00:29:19 »


Между бунтарством и отступничеством

Священник Димитрий Шишкин



Никита Пустосвят. Спор о вере. 1880-1881. Фрагмент. Художник: Василий Перов


На днях решением церковного суда схиигумен Сергий (Романов) был извержен из сана. Печальный, но естественный итог долгого и разрушительного процесса, именуемого святыми отцами «прелестью».

Вместе с тем, резко негативно относясь к бунтарскому и вызывающему поведению опального схиигумена, многие православные считают обсуждаемые им явления, тенденции и процессы важными и значимыми.

Больше того, возникает мысль, что сам сатана подвигает людей, скажем так, неуравновешенных и радикально настроенных, на бунт и восстание, в том числе и против каких-то реально существующих негативных явлений, с тем чтобы дискредитировать само противодействие этим явлениям под видом «мракобесия». Потому что достаточно приставить к любому благому делу группу «ревнителей» во главе с «настоящим» батюшкой, вручить им «иконы» царя Ивана Грозного и «старца» Григория Распутина, добавить пару знамен с «гамматическими крестами» (свастикой) – и дело будет обречено, дискредитировано.

Итак, стоит ли открыто и прямо обсуждать некоторые острые и непростые вопросы, становящиеся перед всяким христианином, да и просто неравнодушным и думающим человеком, в том числе о внутрицерковной жизни, об отношениях между Церковью и государством? Вопрос не праздный.

Потому что существует мнение, что не нужно смущать людей обсуждением каких-то «неудобных и трудных» вопросов. Мол, в жизни и так много негативного. Давайте говорить о позитивном, и жизнь постепенно сама собою будет становиться светлее и чище. Но в реальности оказывается, что насущная необходимость говорить о «позитивном» вовсе не отменяет необходимости глубокого и серьезного осмысления и разрешения текущих проблем, которые от того, что их «не замечают», не исчезают сами собой, а накапливаются и в конце концов либо вырываются наружу со скандалом и шумом, либо вовсе грозят взорвать «паровую машину» изнутри.

Но здесь возникает другой вопрос. Всегда ли бескомпромиссность и борьба за правду равняются истине?

    Вот и возникает вопрос: всегда ли бескомпромиссность и борьба за правду равняются истине?

Как-то на просторах интернета я наткнулся на текст человека, называющего себя священником и относящегося к последователям так называемой катакомбной церкви. Этот человек яростно обрушивался на святителя Луку (Войно-Ясенецкого), обвиняя его в сервилизме и предательстве идеалов Православия ради угождения власти. Кроме прочего этот человек приводил выдержки из статей святителя, опубликованных в разные годы в «Журнале Московской Патриархии». И действительно, если мы почитаем эти тексты, то в них можно найти немало суждений, призванных засвидетельствовать лояльность святителя советской власти. Но вот в чем вопрос: являются ли эти высказывания признаком предательства?

Святитель Лука, как и патриарх Сергий (Страгородский), а затем и патриарх Алексий (Симанский) жили в то время, когда безбожная власть в силу разных обстоятельств сделала пусть небольшие, но явные шаги навстречу Церкви, и, естественно, от Церкви требовалось ответное проявление лояльности. Противоречит ли это учению Церкви? Отнюдь. Ценой этих компромиссов (социальных, но не догматических) были осуществлены возможность сохранения церковной жизни и облегчение жизни миллионов верующих в России, и именно с этой позиции можно и нужно оценивать эти примеры икономии (снисхождения).

И напротив, мы знаем о бескомпромиссных и жестких «борцах за правду» в годы гонений на Церковь, таких, например, как «диссидентствующие» священники Николай Эшлиман и Глеб Якунин. Казалось бы, они говорили чистейшую правду и отстаивали «священное» право на свободу вероисповедания, но в конечном итоге их борьба за справедливость оказалась вне истины и эти люди закончили свои дни печально. Бог им судья, конечно, но по плодам их, то есть по множеству тех самых «печальных» фактов, о которых мы упоминаем, можно отчасти судить и об их деятельности в общем.

Очевидно, что Промысл Божий заключался в том, чтобы Русская Церковь в XX веке претерпела период очистительных гонений и миллионы верующих прошли свое огненное испытание, а многие и отдали жизнь за веру. Были ли эти гонения справедливыми? – Очевидно нет, но очевидно также то, что воля Божия состояла в том, что Церкви нужно было этот период пережить. И те, кто, не принимая лжи, склонив свою главу, претерпели испытания до конца с кротостью и смирением, – сподобились святости. А те, кто, борясь с ложью, приобщались духу ярости и бунтарства, – те отпали от Церкви, и участь их печальна.

Вместе с тем существует очевидная проблема, которую нам надо постоянно иметь в виду. Это попытки государства так или иначе влиять на Церковь в своих интересах. Думается, такие попытки были всегда. Впрочем, справедливости ради надо сказать и о влиянии Церкви на государство. Но если говорить о влиянии подлинно церковном – то есть не административно-правовом, а духовном – на государство, то это влияние, безусловно, всегда положительно и благотворно, в то время как влияние государства на Церковь зачастую преследует чисто прагматические, светские цели, отстаивает интересы «плотского человека» и потому не может быть принимаемо безусловно. И здесь кажется естественным и нормальным процессом обозначение и обсуждение в постоянном режиме тех «красных линий», за которые государство не должно переступать, как, наверное, и государство вправе обозначать такие «линии» для Церкви. Кажется, это полезно и правильно для организации общей жизни народа, при всей своей цельности очень разнообразного по духовному и нравственному устроению.

Когда-то митрополит Антоний Сурожский сказал удивительные слова о реальности церковной жизни и о нашем участии в ней:

   «Мы исповедуем Церковь одну, а создаем и живем в другой. Эмпирическая Церковь, Церковь, в которой мы фактически живем и
   действуем, страшно не похожа на ту Церковь, которую мы исповедуем… Я знаю, что большая часть духовенства Церковь никогда не
   критикует и не ставит под вопрос ничего церковного. Но я думаю, что если мы не будем ставить под вопрос то, что неминуемо
   должно быть исправлено, то мы окажемся недостойными Церкви, которую мы исповедуем».

    Митрополит Антоний: «Если мы не будем ставить под вопрос то, что неминуемо должно быть исправлено, то мы окажемся недостойными Церкви»

Мы любим нашу Церковь и наше Отечество той ревностной любовью, которая понуждает нас с болью говорить обо всём том вопиюще-несправедливом, горьком и неправильном, что есть в земном устроении Церкви и государства, в отношениях между людьми. Нам говорят: что вы можете изменить? На это можно сказать с уверенностью: с помощью Божией мы можем добиться многого! Мы можем и должны изменить себя, мы можем помочь людям поменять отношение ко многим важным вещам. И, смею полагать, обязаны это делать во Христе и со Христом, во славу Божию. И это ничуть не противно заповеди Господа о кротости и смирении, потому что и Сам Господь не молчал, но когда это было нужно – говорил и обличал и даже гневался, но делал это всё с любовью, полагая душу Свою за овцы Своя.

Когда мы говорим с болью о государстве, о страшной и бессмысленной бюрократии, например, – мы говорим не о государстве вообще, потому что понимаем, что государство – это «костяк» нашего Отечества, и мы за многое искренне благодарны ему. Но мы говорим о бездушии и равнодушии чиновников, работающих в «системе». Мы говорим о самой этой бездушной «системе», которая перемалывает «по закону» судьбы живых людей. Мы говорим и будем говорить о том, что такой «системы» вовсе не должно быть в нашем Отечестве, а если она есть, то надо сделать всё, чтобы ее изменить, сделать иной. Чтобы отношения между людьми, как бы их ни разделяли социальные, психологические или имущественные различия… – чтобы отношения между людьми в нашем Отечестве строились на принципах сострадания, христианской любви и милосердия, и законы должны только помогать и содействовать построению таких отношений, но никак не ломать их и не калечить судьбы людей. И мы верим, что, Богу содействующу, при нашем общем осмысленном труде и участии, жизнь в нашем Отечестве может измениться к лучшему. Мы будем говорить об этом и будем делать всё, что возможно, для того, чтобы не «бездушная система», пусть даже система пресловутого «права», руководила жизнью людей, а милосердие, любовь и сострадание. Пусть даже эти добродетели будут облечены в необходимую и строгую законодательную форму.

Нам не надо бояться в духовном, нравственном и культурном отношении отделять себя от иных народов, ясно осознавая свое призвание и предназначение, помня слова апостола Павла:

   «Я говорю и заклинаю Господом, чтобы вы более не поступали, как поступают прочие народы, по суетности ума своего, будучи
   помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией, по причине их невежества и ожесточения сердца их. Они, дойдя до безчувствия,
   предались распутству так, что делают всякую нечистоту с ненасытимостью» (Еф. 4: 17–19).

    Мы можем и должны говорить о синергии – то есть о соработничестве – государства и Церкви сегодня

И если снова обратиться к опыту жизни исповедника Луки, архиепископа Крымского, то, при всей его мудрой лояльности в отношении к светской власти вообще, он зачастую умел быть жестким и неуступчивым в частных, но существенных и важных для Церкви вопросах. И во многом благодаря способности святителя и многих других исповедников XX века, уступая в каких-то общих вопросах и не выпячивая себя в качестве «борцов с режимом», быть твердыми и последовательными в отстаивании действительных важных вопросов – благодаря им Церковь сохранила свою «осоляющую» идентичность даже в условиях государственной (господствующей) атеистической идеологии.

Тем более мы можем и должны говорить о синергии – то есть о соработничестве – государства и Церкви в наше время, когда, с одной стороны, улучшение качества жизни не противоречит учению Церкви, а с другой – повышение уровня духовного и нравственного самосознания людей является всё более очевидным приоритетом внутренней государственной политики. Словом, именно в наше время и именно в нашем Отечестве всем нам предоставляется удивительная и редкая возможность сообща строить добрую и спасительную, благодатную жизнь.


8 июля 2020 г.

https://pravoslavie.ru/132425.html
Записан
Страниц: 1 [2]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!