Русская беседа
 
19 Сентября 2020, 00:37:00  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2] 3
  Печать  
Автор Тема: Оптинские старцы и их наследие. Ольга Рожнева  (Прочитано 15906 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 82772

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 05 Апреля 2013, 17:26:23 »

Богатство
Из наследия Оптинских старцев


Пример нестяжательности

Оптинские старцы являли собой пример нестяжательности.


Старец Лев

Первый старец Оптиной, Лев, пережил многочисленные гонения. Старца переселяли из скита в монастырь, из одной кельи в другую, запрещали принимать страждущих, носить схиму, в которую он был пострижен келейно. Всё это он принимал с полным благодушием и переходил на новое место с пением «Достойно есть» и своей любимой иконой – Владимирским образом Божией Матери. Эта икона, подарок духовного наставника, была его единственным сокровищем.

Преподобный Макарий до поступления в монастырь владел имением. Но, управляя им, за прибылью не гнался. Позднее он писал о своем понимании счастья: «Жизнь, проходимая с чистой совестью и со смирением, доставляет мир, спокойствие и истинное счастье. А богатство, честь, слава и высокое достоинство нередко бывают причиною многих грехов и не доставляют счастья».

Старец жил в скромной келье, где вся мебель состояла из узенькой койки, кресла и письменного стола. На столе – стопки многочисленных писем, духовные журналы и святоотеческие книги. (С именем старца Макария связано начало издания в монастыре святоотеческих трудов, которое объединило вокруг Оптиной лучшие духовные и интеллектуальные силы России.)

В восточном углу – иконы с неугасимой лампадой и вместо аналоя деревянный треугольник для совершения правила, с Евангелием. Это было всё богатство старца, под чьим духовным руководством находилась не только Оптина пустынь, но и многие другие монастыри.

Преподобный Моисей, будучи настоятелем Оптиной, много строил. Все громадные постройки были произведены без накопления денег, с помощью Божией, – и столько же для обители, сколько на помощь бедным для заработков. Он покупал иногда за высшую, чем просили, цену вовсе ненужные вещи только для того, чтобы помочь нуждающемуся продавцу, покупал гнилые припасы, сам употребляя их в пищу, держал на жаловании сирот: одних для отпугивания ворон, других для ловли кротов.

В гостинице не было установлено никакой платы, но всякому предлагалось класть в кружку по усердию. Один богатый купец спросил, не боится ли настоятель, что все будут жить даром. И преподобный Моисей ответил: «Не заплатят девяносто девять, Бог пошлет сотого, который за всех заплатит». Купец после этого сделался благодетелем Оптиной. При приеме в обитель преподобный Моисей не требовал денежного вклада; он любил принимать больных, слепых, бедных, которые ничем не могли воздать обители. Когда при его кончине открыли ящик, где он хранил деньги, нашли один гривенник, застрявший между дном и стенкою. «Верно, батюшка не заметил его, а то бы непременно и его истратил на бедных», – сказал его брат, преподобный Антоний.


Преподобный Амвросий Оптинский

Преподобный Амвросий, когда был молодым монахом, работал в пекарне: пек хлеб, варил хмелины (дрожжи), помогал повару. Любителям карьерной лестницы это будет непонятно: как же так: с блестящими способностями, знанием пяти языков – и помощник повара? Он мог достичь высот карьеры и стать богатым человеком, но всё это променял на монашескую рясу. И жил в скромной келье.

Преподобный Исаакий I своей жизнью подавал пример нестяжательности.

Так, когда однажды родные прислали ему меховую шубу, он спрятал ее, и она лежала у него без употребления. Обстановка его кельи (как и всех тогдашних помещений в скиту) отличалась необыкновенной простотой. Даже простого шкафа для одежды у него не было, и лишь скромная деревянная кровать, покрытая ватным одеялом, составляла все убранство кельи смиренного подвижника. Денег и ценных вещей он никогда у себя не держал, а если получал что из дому, то тотчас же относил духовному отцу и таким образом соблюдал себя от страсти сребролюбия, возгревая в сердце любовь к нестяжанию и нищете.

Преподобный Иосиф, ученик старца Амвросия, много лет не имел своей кельи и спал в приемной своего духовного отца, преподобного Амвросия. Причем эта приемная была занята посетителями с утра и до ночи. Однажды, изнемогая от трудов, отец Иосиф дожидался в темном проходном коридорчике, пока старец закончит прием посетителей, и заснул, сидя на пороге. Старец по дороге в свою спальню запнулся о келейника. Разбуженный отец Иосиф только кротко улыбнулся, а его великий наставник, несомненно, вознес молитву за своего преданного ученика, чтобы Господь укрепил его в подвиге смирения и терпения.

Когда по праздникам старец Иосиф служил собором в монастыре, пока был в силах, никогда не позволял себе ездить, а ходил пешком и зимой и осенью, в любую непогоду. Носил старую и бедную одежду. Долгое время носил он потертый меховой подрясник, который уже не грел, а только тяготил его, слабого и зябкого, но он никак не соглашался поменять его. Наконец уже духовные чада, не спрашивая у него, купили мех и сшили ему новый подрясник. Батюшка, не желая огорчить своих питомцев, принял этот подрясник с любовью, но и то велел переменить воротник, чтобы ничем не отличаться от простого монаха.

Родственников, приезжавших к нему, он принимал наравне со всеми, в той же приемной. Беседовал с ними, но никаких чаепитий и особых утешений не предлагал. В общении был ровен со всеми. Всегда приветливый и участливый, он ни перед кем не заискивал, никого не привлекал, никого особо не отличал, даже для лиц высокопоставленных не изменял своих порядков. В нем не было лицеприятия или человекоугодничества. Подадут ему большую сумму на поминовение или же бедная крестьянка принесет в дар простое полотенце – благодарность одна: «Спаси, Господи», просфора, иконочка на благословение и теплое отеческое слово в напутствие.


Преподобный Варсонофий Оптинский

Преподобный Варсонофий, будучи в миру блестящим военным, полковником, поменял богатую жизнь на монашество.

«Когда я принимал настоятельство от отца Иосифа, – вспоминал отец Варсонофий, – то он вручил мне 100 рублей денег, с которых 54 рубля велел заплатить одному козельскому торговцу, у которого он брал для скита рыбу и другие припасы. Следовательно, осталось 46 рублей на содержание скита. Сначала приходило на ум, как я на такие средства буду содержать скит, но затем я успокоился, положившись на волю Божию. Ведь скит-то не мой, а Иоанна Крестителя, он нас и прокормит, чего мне смущаться. И действительно, Иоанн Креститель не оставил скит. Мы ни в чём не нуждались. Рекой полились пожертвования».

Он умолчал, однако, о первом пожертвовании, внесенном в скитскую казну, – собственных сбережениях: 60 000 рублей.

Когда отца Варсонофия переводили в заброшенный монастырь в Коломну, сборы старца, не имевшего почти никакого имущества, были недолгими. Он говорил духовным чадам: «Немного вещей беру я с собою: образа все остаются, а из картин возьму только портрет великого старца и духовного благодетеля моего отца Анатолия и батюшку отца Амвросия. Остальное останется так, как было».

Духовное чадо преподобного Нектария вспоминал: «Я помню, мне зачем-то нужны деньги. Я прошу у батюшки. Он выносит целую скомканную пачку. С усмешкой: “Вот, сосчитай эти тряпочки”».

Этих примеров так много, что можно сказать: Оптинские преподобные самой жизнью своей дали нам пример нестяжательности.

От мирских людей старцы не требовали такого же подвига, понимая, что им нужно содержать семью, но учили правильно относиться к деньгам.

Само по себе богатство не губит и не спасает

Старцы объясняли, что губит людей не богатство само по себе, которое есть вещь ни добрая, ни злая – средняя, а привязанность души к этому богатству, страсть сребролюбия. Само же по себе богатство не губит и не спасает. Старец Лев наставлял:

«Подлинно, что трудно спастись среди обилия, или, яснее, в богатстве; однако же “от Бога вся возможна”. А поелику богатство есть вещь сама по себе ни добрая, ни злая – средняя и при том сказано: “Избавление мужу свое ему богатство”, то, следственно, ничто не возбраняет богатому хранить умеренность в отношении нужных в жизни, никто не препятствует ему посильно трудиться, милосердствовать и пребывать в глубоком унижении духа».

Опасения, что богатым невозможно спастись

Преподобный Лев советовал богатым людям:

«Итак, ни богатство не обвиняйте, ибо судьбы Всевышнего привели вас в жизнь такого семейства, и о том равно не беспокойтесь, что оно не в полной нашей воле, но храните умеренность; любите труд посильный, милостыню, непосредственную преданность к Богу, возможную молитву и одно изящнейшее святое смирение, за коим да управит в прочем Господь вас, о вас и в вас и утешит сердце ваше, по мере смирения, утешением благодатным».

Старец Макарий отвечал своему духовному чаду на его опасения, что, имея много денег, он не сможет спастись:

«Пишешь, что тебя беспокоит мысль безнадежия о спасении, что, имея деньги, будто не можешь спастися. Это явное коварство вражие и сеть его, не дающая тебе мира и спокойствия. Оставя пристрастие к сребролюбию, скажи мне: можешь ли проходить жизнь совершенно нестяжательную и нищенскую? Ни силы твои, ни образование, ни состояние твоего здоровья не позволят тебе сего исполнить, а того, что выше силы твоей, Бог от тебя не потребует».

Не сами деньги мешают спасению, а пристрастие к ним

Преподобный Макарий советовал тому же духовному чаду:

«Но избегай пристрастия к богатству и надежды на него, также излишества в пространстве и роскоши; но живи, сообразуясь со своими немощами, благодари Бога, даровавшего тебе обеспечение жизни, и смиряй свои помыслы».

Преподобный Иосиф объяснял, что не сами деньги мешают спасению, а пристрастие к ним:

«Не деньги виноваты, а пристрастие к деньгам. Мало ли было царей и князей, которые жили в богатстве. Но так как они не имели пристрастия к богатству, то и оказались в лике святых, о чем свидетельствуют их нетленные мощи.

Можно жить и в крайней бедности и в то же время иметь пристрастие или сердечную привязанность к богатству – чрез это одно душа может погибнуть, если человек при жизни не раскается в этом грехе. Можно и наоборот, иметь деньги и не иметь к ним пристрастия, то есть, есть ли они, нет ли их, человек бывает равнодушен – тогда и деньги не помешают его спасению».

Старец Варсонофий напоминал, что огромное богатство не помешало спастись Филарету Милостивому или Аврааму, который тоже был очень богат. Можно и в бедности погибнуть, привязавшись к деньгам:

«Вот, например, Филарет Милостивый: он имел огромное богатство, но этим богатством приобрел себе Царство, помогая бедным и обездоленным. Авраам тоже был очень богат; его богатство по тогдашнему времени заключалось в огромных стадах, но это не помешало ему спастись.

А можно и в бедности погибнуть, привязавшись к деньгам. Стоял, например, один нищий на паперти: терпел и голод, и холод, лишь бы накопить денег. Накопил рублей 40–50 и умер. И пошла его душа в ад, так как привязана была к деньгам, а не к Богу».

                     

Душа, алчущая богатства, никогда не насытится

В то же время Оптинские старцы понимали, какой соблазн несут в себе деньги, предупреждали об опасности для души человека богатства и желания обогащения.

На желание своего чада иметь богатство преподобный Иосиф отвечал:

«Богаты люди чистотою сердечною, терпением, кротостию, смирением, любовью, а настоящее, земное богатство – его считают богомудрые люди уметом, мусором, тенью. Душа, алчущая богатства, никогда не насытится, хотя целые горы золота приобретет, и тогда не будет покойна, а будет мучиться алчбою еще больше приобрести. И чем больше приобретает, тем больше делается скупее. Так и сказано: “Сребролюбие – корень всякому злу” (1 Тим. 6: 10). Надо, с болью надо понуждать себя к добродетели».

Богатство не приносит счастья

Старец Варсонофий говорил о том, что богатство не приносит человеку счастья, и приводил в пример Рокфеллера:

«Кажется, ни в какой другой стране нет таких колоссальных богачей, как в Америке. В настоящее время, например, там славится миллионер Рокфеллер. Кроме всякого недвижимого имущества, денег у него целый миллиард. Ведь это 1000 миллионов. Вообразите себе 1000 сундуков, и в каждом сундуке по миллиону, и около каждого сундука по солдату с ружьем, ведь целый полк солдат разместить придется. Рассуждая по-человечески, этому ли человеку не быть счастливым?

А между тем он несчастнейший человек в мире. У него неизлечимая болезнь желудка, в котором сделан треугольный клапан, куда золотыми зондами накачивается пища; остальные питательные соки втираются в тело. При этом он иногда испытывает такие мучительные боли, что жаждет умереть, думая, что в аду легче будет. Все время он проводит в том, что читает всевозможные газеты, желая узнать, не появилась ли какая-нибудь знаменитость в медицинском мире. И как скоро прочтет о какой-нибудь знаменитости, сейчас же сооружает корабль и посылает за ним. Но до сих пор облегчения ни от кого не получил. Вам кажется странным, отчего я заговорил о Рокфеллере, какое вам до него дело? А заговорил я о нем, чтобы показать вам, что само по себе богатство не может принести человеку счастья».

Внезапное богатство

Преподобный Варсонофий в беседе также рассказывал о внезапно разбогатевшем человеке. Это богатство не принесло ему счастья, а наоборот, угрожало гибелью его душе:

«Жил тут один офицер, необычайно набожный. Часто ходил он в монастырь молиться Богу и жертвовал на обитель сколько мог из своих скудных сбережений. То коврик принесет, то лампадочку, то кулич копеек за сорок в подарок кому-либо из братии. Все любили его, и особенно радовался за него один из схимников монастыря. И вот начал этот схимник просить Господа послать офицеру богатство. Молитва была услышана. Понравился этот офицер дочери миллионера, и он на ней женился.

И вот произошла в нем резкая перемена. Он вышел в отставку, начал вести роскошную праздную жизнь и в монастырь уже больше не заглядывал, разве промчится мимо на своих рысаках вместе со своею супругою. Но по молитвам схимника Господь не допустил погибели раба Своего. Бывший офицер разорился и опять вернулся к своему прежнему образу жизни».


Притча о богаче и Лазаре (Codex Aureus Epternacensis, 1035-1040 годы)

Богатые часто забывают единое на потребу

Преподобный Варсонофий напоминал, что счастье и радость возможны для человека, только когда он с Господом. А богатые люди, озабоченные удовлетворением только своих прихотей, часто забывают об этом:

«Люди богатые часто забывают единое на потребу и всё время проводят лишь в том, как бы удовлетворить свои бесчисленные прихоти».

«Радость бывает только о Господе, а если человек далек от Бога, то далек он от истинного счастья».

Верить в Божественный Промысл и полагаться на волю Божию

Преподобный Лев учил, что Господь мог бы обогатить всех сразу, но это было бы не полезно. Для получения вечных благ бедность удобнее, чем богатство, и большая часть людей пребывает в умеренном или бедном состоянии по Божией воле:

«…для получения благ вечных бедность удобнее, нежели богатство, и большая часть людей находится в умеренном или бедном состоянии, чем в богатом. А это всё творит Премудрый Промыслитель: неужели бы Он не мог всех обогатить? Но какая из сего была бы польза? Он смиряет и возвышает, убожит и богатит; и воли Его кто противиться может?»

Один человек пожаловался старцу Льву на бедность и получил ответ:

«Жалуешься на бедность, но богатство для тебя ещё вредно: когда зашевелится четвертак в кармане, то ты уж и покажешь себя».

Преподобный Варсонофий советовал верить в Божественный Промысл, Который устраивает всё во благо каждому человеку, и полагаться на волю Божию. Двум инокам, жаловавшимся на нехватку денег и писавшим, что, если бы деньги были, они могли бы часто навещать Оптину, старец отвечал:

«Как важно полагаться во всем на волю Божию! Крепко нужно верить в Его Божественный Промысл, устрояющий всё во благо. Эту Пасху я был утешен приездом двух иноков, которые раньше жили у нас, а потом были переведены в Петроград. Скучают они по Оптиной обители, дорога дорога, при их скудных средствах часто не поедешь. Они сетуют: вот денег нет, а было бы их много, часто навещали бы святую обитель Оптину пустынь. Я же отвечал им на это: “Было бы у вас много денег, верьте, что вовсе не поехали бы к нам”».

Старец также писал:

«Нужно помнить, что Господь всех любит и обо всех печется, но если, и по человечески рассуждая, опасно дать нищему миллион, чтобы не погубить его, а 100 рублей легче могут поставить его на ноги, то тем более Всеведущий Господь лучше знает, кому что на пользу».

Лишнего не собирай

Преподобный Иосиф наставлял:

«Имей, что нужно и необходимо, а лишнего не собирай, а если не будешь иметь да будешь скорбеть, то что толку? Лучше держись середины. Можно иметь, только не привязываться ни к чему и быть как неимущему – такое устроение и было у святых.

Как устроились обстоятельства, так и должно жить, потому что окружающие нас обстоятельства устрояются не просто случайно, как думают многие современные нам новомодные умники, а всё делается с нами Промыслом Божиим, непрестанно пекущимся о нашем душевном спасении».

Перенесение без ропота потери имущества вменяется в милостыню

Преподобный Амвросий учил, что если мы потеряем какое-то имущество или его украдут у нас, то нужно переносить это без ропота, благодушно, и тогда Господь вменит нам это в милостыню:

«Отъятие имения вменяется в двойную милостыню. Не жалей».

Старец Иосиф также наставлял, что когда не возвращают долг люди бедные, то если простишь этот долг, это вменится в милостыню:

«Про долги можно и не напоминать, особенно если знаешь, что те, кому дала, нуждаются. Это в милостыню тебе вменится от Господа».

Разумное употребление богатства земного

Эту статью мы закончим мудрыми словами преподобного Амвросия:

«Блага здешние кратковременны, и никто богатства земного не переносит с собою в будущую жизнь, разве только кто разумно употребит его на милостыню и благотворения».

Преподобные отцы наши, старцы Оптинские, молите Бога о нас, грешных!

Ольга Рожнёва

http://www.pravoslavie.ru/put/60574.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 82772

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 07 Июня 2013, 14:01:12 »

Мир или монастырь?
Из наследия Оптинских старцев



М.В. Нестеров. Святая Русь

Преподобный Антоний Оптинский на вопрос о выборе монашеского пути отвечал, что спастись можно как в монастыре, так и в миру. И напоминал о том, что враг может подавать усердие к непосильным для нас добродетелям, а к посильным, наоборот, влагать пренебрежение: «Вы упомянули о женщине, которая питается приятною идеею – оставить всё – но не постигает, от Бога ли такое внушение, или от противника. Если бы она раскрыла сердце своё самому благоискусному старцу или провидцу, то и тот не одобрит мысль оную, ибо действие противника таково: к возможным и посильным добродетелям влагает он хладность и пренебрежение, а которые добродетели превышают меру сил наших, к тем подаёт неослабное усердие, а цель его – уловить бедную душу».

Старец говорил о том, что Господь даёт обильные средства ко спасению как монашествующим, так и пребывающим в мирском звании: «…нет ни одного человека, в каком бы кто быту ни был, чтоб лишён он был средств к приобретению вечных благ, ибо Господь Бог всем хощет спастися, как непосягшим, так и оженившимся, как удалившимся в монастыри, так и обитающим в мирском звании. И тем и другим обильные даны способы ко спасению!»

Преподобный Макарий о монастырях отзывался так: «Обиталища сии – монастыри – не изобретение человеческого ума, но Дух Святой, через богодухновенных Отцов, установил жительство сие для тех, кто позван будет Богом или из любви к Нему, или по причине множества грехов своих».

Преподобный Варсонофий называл монашеский путь – путем царским: «Конечно, путь монашеский есть путь царский, и кто, поступив в монастырь, будет истинным монахом, тот сподобится великой награды».

Тем, кто мог вместить сказанное, старец прямо говорил о том, что высшее совершенство достигается в монастырях: «Спастись можно и в миру, но высшее совершенство достигается в монастырях. И в Писании сказано: Не женивыйся печется... како угодити Господеви, а женивыйся... како угодити жене (1 Кор. 7, 32–33). Вот и разница между миром и монастырем».

Старец искренне радовался, когда светские люди оставляли мирские удовольствия и приезжали на святые праздники в монастырь, чтобы провести эти дни вдали от мирской суеты в молитве: «Своим пастырским словом свидетельствую вам, что вы совершили подвиг, приехав сюда из разных мест на великий праздник Рождества Христова. Верю твёрдо, что милосердый Господь вознаградит вас, как – не знаю, но не оставит вас ни в этой жизни, ни в будущей. Еще лет сорок – пятьдесят тому назад это время от Рождества Христова до Крещения называлось святыми днями. Это было на святых днях, – говорили. Теперь эти два слова сокращены в одно: «святки»... Что подразумевают под этим словом теперь? Обыкновенно период времени от Рождества до Крещения, но часто с этим понятием соединяется понятие о греховных удовольствиях, которых так много бывает именно в это время. Враг издевается над христианами, и время, в которое совершалась тайна нашего спасения, обращается во время совершения всевозможных пороков. Оттого–то и назвал я подвигом то, что вы оставили все мирские удовольствия – театры, балы, маскарады… и приехали в нашу тихую обитель, чтобы провести эти дни в молитве, духовной беседе и удалении от мирской суеты. Здесь вы говели и приобщались Святых Таин».

В то же время преподобный Варсонофий подчёркивал, что монашеский путь предназначен не всем. Человек слышит призыв Божий – это Сам Господь призывает его на служение: «Спасающихся в монастырях часто упрекают в эгоизме: подумайте, – говорят, – такой–то поступил в монастырь! Он делал в миру то–то и то–то, так много приносил пользы, и вдруг всё бросил. Это – грех! – Не смущайтесь подобными речами. Если Господь призывает человека на служение Себе в иноческом чине, то надо всё бросить и последовать призыву Божию».

Преподобный указывал, что иногда есть и прямые указания человеку спасаться в миру: «Есть разные пути ко спасению. Святитель Николай Мирликийский ушёл в пустыню, чтобы подвизаться там в посте и молитве, но Господь не благословил его остаться там. Явившись святому, Господь велел ему идти в мир: «Это не та нива, на которой ты принесешь Мне плод», – сказал ему Господь. Таисия, Мария Египетская, Евдокия также не жили в монастырях. Везде спастись можно, только не оставляйте Спасителя. Цепляйтесь за ризу Христову, и Он не оставит вас».

Старец учил не мудрствовать в деле спасения и не придумывать себе особенных подвигов, подчёркивая, что не все способны идти в монастырь, и для кого этот путь невозможен, тому не нужно и насиловать себя: «И снова повторяю: я не зову в монастырь, и в миру много путей, которые ведут к Богу и к ближним: святое это дело, несомненно, – спасая других, и самому спасаться».

«И перед вами лежат различные пути, некоторым иноческий, но не все способны идти в монастырь; у кого нет этого желания, тому и не нужно насиловать себя. Есть выражение: “И белые одежды не погубляют, и черные сами по себе не спасают”. Можно спастись и в миру, не забывайте только Господа и по силе своей соблюдайте Его заповеди. Главное – дорожите верой Православной и не меняйте её ни на какие сокровища мира сего».

Ольга Рожнёва

http://www.pravoslavie.ru/put/62001.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10592


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 22 Июля 2013, 13:28:57 »

О литературе.   Из наследия Оптинских старцев

Ольга Рожнёва



преподобный Варсонофий Оптинский

Оптинские старцы оставили нам в наследство свои взгляды и суждения как о литературе XIX века, так и о произведениях более ранних времён. Эти суждения поражают своим глубоким пониманием литературного творчества, личности авторов.

Как могли старцы иметь такое превосходное представление о литературе, проживая в монастыре? Многие Оптинские старцы были блестяще образованы. Например, преподобный Амвросий окончил духовное училище первым из 148 человек, затем учился в семинарии, знал пять иностранных языков. Таланты и интеллект сулили ему самое блестящее будущее в миру. Но будущий старец предпочёл жизнь духовную, монашескую.

Преподобный Варсонофий курс семинарии окончил третьим учеником, много читал, прекрасно знал мировую литературу. Затем была учёба в Оренбургском военном училище, штабные офицерские курсы в Петербурге. Постепенно повышаясь в чинах, он скоро стал начальником мобилизационного отделения, а затем и полковником. Увлекался классической музыкой и хорошо разбирался в музыке и литературе. Позднее, будучи старцем, отец Варсонофий часто говорил о пользе чтения для души, особенно советовал читать житий святых.

Некоторые из старцев, не имея высшего образования, тем не менее, занимались самообразованием. Преподобный Нектарий, например, не имел высшего образования, но, по благословению старцев, уйдя в затвор, прочитал всю библиотеку Оптиной пустыни. В Оптинской библиотеке в те годы было более 30 тысяч книг. Сначала преподобный Нектарий изучал творения святых отцов: аввы Дорофея, преподобных Иоанна Лествичника, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова, Макария Великого, святителей Тихона Задонского и Димитрия Ростовского.

Через десять лет пребывания в затворе духовные отцы благословили его читать светских авторов и изучать светские науки. Видимо, для того, чтобы приобрести познания, которые могли бы ему помочь приводить к спасению души мятущейся и ищущей творческой интеллигенции. Так преподобный стал изучать географию, математику, иностранные языки, латынь, читать Данте и Шекспира, Пушкина, Гоголя, Достоевского.

В единственный час отдыха, после обеда, он читал Пушкина или народные сказки, Пушкина и Державина цитировал наизусть. Как-то преподобный сказал: «Многие говорят, что не надо читать стихи, а вот батюшка Амвросий любил стихи, особенно басни Крылова». И до последних дней своей жизни преподобный Нектарий просил привозить ему книги, интересовался направлениями современного искусства, расспрашивал о постановке образования в новое время. Окончив лишь сельскую церковно-приходскую школу, преподобный мог легко общаться с писателями, учёными.

Таким образом, хоть некоторые из старцев и не получили систематического образования, но благодаря самообразованию, а, главное, своей духовной мудрости, могли хорошо понимать направление писателей и поэтов, их внутреннее устроение, тончайшие движения их души. Могли дать совет о том, насколько полезно нам читать те или иные произведения.



Главный критерий – направленность к Богу


Оптинские старцы судили о творчестве писателя, исходя из многих критериев. Но главным критерием для них была направленность авторов к Богу. Этот вектор духовной направленности мог воспитывать в человеке лучшие чувства и будить совесть, побуждать к работе ум, обращаться к долгу, ответственности, любви. А направленный в противоположную сторону, мог уводить людей в пучину страстей и похоти, в глубины тёмных и мрачных теней подсознания.

Старцы высоко ценили лучших писателей, которые «поднимали над будничной серой обыденной жизнью и приводили к Богу». Старец Варсонофий в беседе объяснял это так:

«Опять повторяю: лучшие наши писатели стремились к Богу, хотя теперь как-то забыли об этом; студенчество сейчас ничего не читает и не имеет понятия ни о Шекспире, ни о Пушкине. А эти писатели могли бы поднять их от будничной серой обыденной жизни и привести к Богу».

Преподобный Варсонофий приводил примеры того, как чтение великих писателей облагораживает душу:

«Когда я был в гимназии, в моём классе были два товарища, отчаянные шалуны. В общем, они были добрые малые, и их шалости никогда не были скверными. Но вот начали замечать, что мальчики изменились: незаметно уже их прежних выходок, всё свободное от занятий время они стали проводить за чтением. Спросишь, бывало: «Что ты читаешь?». И получишь ответ: Пушкина, Никитина или вообще кого-нибудь из наших великих писателей. Под влиянием чтения даже лица их изменились, сделались более серьезными, осмысленными».

«Если чтение великих писателей так облагораживает душу, то не тем ли более облагородит и освятит её чтение Слова Божия и святых Отцов? Проникновение в Священное Писание вводит человека в глубину Богопознания и дарует ему такое блаженство, с которым не может сравниться никакая земная радость. Внешний мир с его красотами благотворно действует на человека, и душа, способная наслаждаться красотою мира, есть душа возвышенная, но человек, достигший совершенства, созерцает в душе своей такую красоту, перед которой видимый мир ничего не стоит».



Оптинские старцы и русские писатели


Преподобный Варсонофий высоко оценивал творчество Гоголя. В одной из бесед старец подробно рассказывал о приезде Николая Васильевича в Оптину к старцу Макарию и о том, какой духовный перелом произошёл в великом писателе после этой встречи:



Н. В. Гоголь


«…Есть предание, что старец отец Макарий предчувствовал приход Гоголя. Говорят, он был в это время в своей келлии, и, кто знает, не в этой ли самой, так как пришел-то Гоголь прямо сюда. Отец Макарий, быстро ходя взад и вперед по келлии, говорил бывшему с ним иноку:

– Волнуется что-то сердце у меня. Точно что-то необыкновенное должно совершиться, точно ждет оно кого-то.

В это время докладывают, что пришел Николай Васильевич Гоголь.

– Проси!

И вот Гоголь у Старца. Начинается беседа. Без свидетелей происходила она, никем не записана, но Бог присутствовал во время неё невидимо, и Божественная благодать преобразила душу Гоголя.

Как бы я желал, да и вы, я думаю, тоже не отказались бы послушать эту замечательную беседу великого Старца с великим писателем. Вероятно, была она весьма содержательна и представляла величайший интерес. Старец Макарий в высшей степени обладал даром властного слова, и речи его оказывали огромное влияние на душу слушателя. Выйдя от Старца, Гоголь говорил:

– Да, мне сказали правду, это единственный из всех известных мне людей, кто имеет власть и силу повести на источники воды живой.

И Гоголь переродился. Он сам говорил: «Вошёл я к Старцу одним, вышел другим».

Гоголь хотел изобразить русскую жизнь во всей её разносторонней полноте. С этой целью он начал свою поэму «Мёртвые души» и написал уже первую часть. Мы знаем, в каком свете там отразилась русская жизнь: плюшкины, собакевичи, ноздревы, чичиковы – вся книга представляет собой душный и тёмный погреб пошлости и низменности интересов. Гоголь сам испугался того, что написал, но утешал себя тем, что это только накипь, только пена, снятая им с волн житейского моря. Он надеялся, что во втором томе ему удастся нарисовать русского православного человека во всей его красоте, во всей чистоте. Как это сделать, Гоголь не знал.

Около этого времени и произошло его знакомство с батюшкой отцом Макарием. С обновлённой душой уехал Гоголь из Оптиной, но не оставил мысли написать второй том «Мертвых душ» и работал над ним. Но потом, чувствуя, что ему не по силам воплотить во всей полноте тот идеал христианина, который жил в его душе, он разочаровался в своем произведении, – вот причина сожжения второго тома «Мертвых душ».

…Есть предание, что незадолго до смерти он говорил своему близкому другу:

– Ах, как я много потерял, как ужасно много потерял!

– Чего? Что вы потеряли?

– Оттого, что не поступил в монастырь. Ах, отчего батюшка отец Макарий не взял меня к себе в Скит?

Неизвестно, заходил ли раньше у Гоголя с батюшкой отцом Макарием разговор о монашестве, неизвестно, предлагал ли ему Старец поступить в монастырь; очень возможно, что отец Макарий и не звал его, видя, что он не понесёт трудностей нашей скитской жизни».

И старец Варсонофий делал вывод:

«Наш великий писатель Гоголь переродился духовно под влиянием бесед со старцем Макарием, которые происходили в этой самой келлии. Великий произошёл в нем перелом. Как натура цельная, не разорванная, он не был способен на компромисс. Поняв, что нельзя жить так, как он жил раньше, он без оглядки повернул ко Христу и устремился к Горнему Иерусалиму. Из Рима и святых мест, которые он посетил, он писал друзьям своим, и письма эти составили целую книгу, за которую современники осудили его. Гоголь еще не начал жить во Христе, он только пожелал этой жизни, и уже мир, враждебный Христу, воздвиг гонение против него и вынес ему жестокий приговор, признав его полусумасшедшим».


А.С. Пушкин и митрополит Филарет

Преподобный Варсонофий много размышлял о таланте Пушкина, рассказывал о назидательных случаях из жизни великого русского поэта в своих беседах.

С грустью говорил старец о том, что Пушкин «много увлекался временною красотою», сожалел о том, что великий поэт, будучи аскетом в душе, вынужден был вести жизнь шумную, светскую. Преподобный Варсонофий особенно высоко ценил те стихи Пушкина, в которых поэт поднимался над «тленным, земным», и выражал ему тёплую благодарность за стихи, написанные под впечатлением слов митрополита Филарета. Старец даже выражал надежду на то, что за это «чудное стихотворение, наверное, многое ему простил Господь» и рассказывал о его создании так:

«Однажды митрополит Филарет говорил проповедь в Успенском соборе. Пушкин стоял, скрестив руки, боясь проронить хотя бы слово. Возвращается он домой.

– Где ты был? – спрашивает жена.

– В Успенском соборе.

– Кого там видел?

– Ах, оставьте, – сказал Пушкин и, положив голову на руки, зарыдал.

– Что с тобою? – удивилась жена.

– Ничего, дай мне бумагу и чернила. – И под впечатлением слов митрополита Филарета Пушкин написал свое чудное стихотворение, за которое, наверное, многое простил ему Господь.

В часы забав иль праздной скуки
Бывало, лире я моей
Вверял изнеженные звуки
Безумства, лени и страстей.
Но и тогда струны лукавой
Невольно звон я прерывал,
Когда твой голос величавый
Меня внезапно поражал.
Я лил потоки слез нежданных,
И ранам совести моей
Твоих речей благоуханных
Отраден чистый был елей.
И ныне с высоты духовной
Мне руку простираешь ты
И силой кроткой и любовной
Смиряешь буйные мечты.


Последнее четверостишие особенно замечательно:

Твоим огнем душа палима
Отвергла мрак земных сует:
И внемлет арфе серафима
В священном ужасе поэт.

Первоначальный вариант данной строфы таков:

Твоим огнем душа согрета
Отвергла мрак земных сует:
И внемлет арфе Филарета
В священном ужасе поэт.


Пушкин, конечно, не слышал серафимского пения, но, очевидно, подразумевает под этим нечто великое, с чем только и можно сравнить слова митрополита Филарета. Мы благодарны Пушкину, что он оставил нам такой памятник о митрополите Филарете».

Преподобный Варсонофий неоднократно обращался к творчеству М.Ю.Лермонтова. Старец видел гениальность поэта, его озарения, его тоску о Боге:

«По блаженной жизни тоскует теперь на земле человеческая душа. Есть предание, что раньше, чем человеку родиться в мир, душа его видит те небесные красоты, и, вселившись в тело земного человека, продолжает тосковать по этим красотам. Так Лермонтов объяснил присущую многим людям непонятную тоску. Он говорит, что за красотой земной душе снился лучший, прекраснейший мир иной. И эта тоска по Боге – удел большинства людей».

Преподобный Варсонофий высоко оценивал такие стихи М.Ю. Лермонтова как «Когда волнуется желтеющая нива...» и «По небу полуночи ангел летел…». О втором стихотворении он говорил в беседе с духовным чадом:

«Когда я жил ещё в миру, то был однажды в одном аристократическом доме. Гостей было много. Разговоры шли скучнейшие. Передавали новости, говорили о театре, и т.п. Людей с низменной душой удовлетворял этот разговор, но многие скучали и позёвывали. Один из гостей обратился к дочери хозяина дома с просьбой сыграть что-нибудь. Другие гости также поддержали его. Та согласилась, подошла к дивному концертному роялю и стала петь и играть:

По небу полуночи ангел летел
И тихую песню он пел.
И месяц, и звезды, и тучи толпой
Внимали той песне святой.

Он пел о блаженстве безгрешных духов
Под кущами райских садов,
О Боге Великом он пел, и хвала
Его непритворна была.

Он душу младую в объятиях нёс
Для мира печали и слез;
И звук его песни в душе молодой
Остался – без слов, но живой.

И долго на свете томилась она,
Желанием чудным полна,
И звуков небес заменить не могли
Ей скучные песни земли.

Пела девушка, и окружающая обстановка так подходила к этой песне. Всё это происходило на большой стеклянной террасе; была ночь, из окон был виден старинный дворянский сад, освещённый серебряным светом луны... Я взглянул на лица слушателей и прочел на них сосредоточенное внимание и даже умиление, а один из гостей, закрыв лицо руками, плакал, как ребенок, а я никогда не видел его плачущим. Но отчего же так тронуло всех пение это? Думаю, что произошло это оттого, что пение оторвало людей от земных житейских интересов и устремило мысль к Богу, Источнику всех благ».

Преподобный высоко оценивал стихотворение «В минуту жизни трудную» и предполагал, что речь идёт об Иисусовой молитве:

«Наш известный поэт Лермонтов испытывал сладость молитвы и описал её в стихотворении своем:

В минуту жизни трудную,
Теснится ль в сердце грусть:
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучье слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненья далеко –
И верится, и плачется,
И так легко, легко...

(«Молитва», 1839 г.)

Преподобный Варсонофий вспоминал и о Достоевском, о его встрече с преподобным Амвросием. Старец верил, что великий писатель спасся:

«Достоевский, который бывал здесь и сиживал в этом кресле, говорил отцу Амвросию, что раньше он ни во что не верил.

– Что же заставило вас повернуть к вере? – спрашивал его отец Амвросий.

– Да я видел рай, как там хорошо, как светло и радостно! И насельники его так прекрасны, так полны любви. Они встретили меня с необычайной лаской. Не могу я забыть того, что пережил там, и с тех пор повернул к Богу.

И, действительно, он круто повернул вправо, и мы веруем, что Достоевский спасся».

Преподобный Нектарий, по воспоминаниям своих духовных чад, нередко высказывался о писателях и поэтах. Его высказывания и оценки духовны и назидательны. Поэтесса Надежда Павлович в своих воспоминаниях писала о словах старца, который любил цитировать из “Гамлета”:

Есть многое на свете, друг Горацио,
Что и не снилось нашим мудрецам.


Она же вспоминала о преподобном Нектарии: «Он говорил о необходимости для писателя продумывать каждое слово: “Прежде чем начинать писать, обмакните перо семь раз в чернильницу”».

Литературные взгляды и исполненные глубокой мудрости оценки творчества русских и мировых писателей и поэтов не только влияли на литературные процессы прошлого – они не менее актуальны и сейчас. Эти оценки позволяют нам составить правильное, духовное представление о литературных произведениях и звучат для современных литераторов как духовное завещание и напутствие.

Преподобные отцы наши, старцы Оптинские, молите Бога о нас, грешных!



Ольга Рожнёва


18 июля 2013 года





http://www.pravoslavie.ru/put/62843.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10592


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 09 Декабря 2013, 12:58:32 »

Язык и литература

Протоиерей Андрей Ткачев


Наиболее распространенные в мире языки выделить не трудно. Это, конечно, китайский – по причине огромного количества людей, считающих его родным. Это арабский, поскольку он есть язык динамически развивающейся и распространяющейся религии. Это испанский, на котором, учитывая диалекты, говорит без малого целое полушарие, за что отдельное спасибо католическим миссионерам. Это, конечно, английский, который выполняет в мире ту же функцию, что койне в эпоху эллинизма или русский – в СССР; сегодня это – язык межнационального общения, в основном коммерческого и научно-технического. И это – русский.



Русский язык не язык коммерции. Для этих целей он сам напичкан англоязычной лексикой. Он также не является родным языком для мировой религии, как арабский или иврит. Для собственных богословско-христианских целей русский язык принял в себя множество греческих и латинских терминов. Что и правильно. Количеством мы, подобно китайцам, никого не пугаем и не удивляем. Здесь спорить не о чем. Что же такое в мире русский язык, и в чем его ценность? Не язык всемирных колонизаторов, не язык всемирных торговцев, не язык новых религиозных откровений, он есть язык особенной культуры, в центре которой – русская литература. В этом его всемирное значение.

Данная черта сближает русский с французским с той лишь разницей, что франкофоны существуют в мире тоже благодаря долгому колониальному периоду. В Сенегале, Вьетнаме и на Таити французский учили не ради наслаждения Расином, а потому что французский колонизатор повелел. А вот в России со времен детей Петра Великого французским увлекались из чистого наслаждения культурой и без всякого желания попасть в политическую зависимость. Точно так же сегодня и русским в мире наслаждаются.

Русский язык есть язык великой русской литературы, которая сама есть дитя Евангелия и Церкви Христовой в самом широком и свободном понимании этого огромного термина.

Обобщая исторический путь, мы можем выделять Русь Киевскую, Московскую, Петровскую, Советскую и постсоветскую. Литература, без сомнения, началась вместе с верой и письменностью в Руси Киевской. Но там она не развилась, как не развилась и в Московской. Литература у нас развилась и стала мировой после Петра и его торнадообразных перемен. С тех пор и (надеюсь) доныне история Руси связана с литературой неразрывно и в некоторой степени является собственно историей литературы. Чтобы проиллюстрировать себе эти слова, вспомните, как повлиял на жизнь мира такой человек, как Владимир Ульянов (Ленин), а потом вспомните, сколько десятков раз он прочитал книжку Чернышевского «Что делать?». Сначала Руссо влияет на Толстого настолько, что вытесняет с груди молодого графа нательный крестик собственным портретом. Потом Толстой влияет на страну и весь мир вплоть до превращения в зеркало русской революции.

Значение литературы выросло в Петровскую эпоху. Это значение не упало, но специфически, хотя и однобоко, выросло в Советскую эпоху, потом на инерции держалось в переходные периоды и стало замирать только в новейшие времена, с тенденцией к возрождению (ура!) в последние часы и минуты, если говорить образно. Нам не понять свою историю и не разобраться в ней, если мы не разберемся в своей литературе: в религиозных корнях ее, в ораторских успехах революционеров, в гражданском пафосе лучших писателей и проч.

Типография и газета вряд ли в какой-то еще стране, кроме России, имели такой разрушительный потенциал, и в этом тоже стоит разобраться. Лекарство не лечит, если не может отравить, и то, что успешно разрушало, способно успешно созидать.

Когда народ собирается с мыслями, а власть бесчувственна к его тихому труду, то это чревато со временем восстанием масс. Когда власть жжет по ночам свет в кабинетах и думает, думает, а народ думать ни о чем, кроме потребительской корзины, не собирался, то это тоже беда. Хорошо, когда проблему чувствует и стоящий наверху, и гуляющий у подножья. Поэтому речь Путина на Российском литературном собрании – симптом бодрящий.

«Даже если, – говорит Владимир Владимирович, – снижение интереса к чтению, к книгам является общемировой тенденцией, мы не вправе с этим смириться». Толстой и Достоевский – большее наше богатство, нежели нефть и газ, поскольку нефть и газ лежат у нас под ногами без нашего труда, а писательский гений вынашивается в недрах народного сознания. Если угодно, это наши опознавательные маркеры, знаки нашего присутствия в мировой культуре. И до чего мы доехали на сегодняшний момент.

Как огромные природные богатства не мешают у нас существованию нищеты и убожества, так и огромный культурный потенциал не мешает прозябать в невежестве в полном соответствии с общемировыми тенденциями. Нехорошо.

Те 9 минут, которые, согласно статистике, отдает книге в день средний россиянин, должны испугать нас своей ничтожностью. Книге хорошо бы отдавать столько времени, сколько отдается сидению за обеденным столом, и ничуть не меньше, чем жертвуется телевизору.

Путин сумел коснуться «до всего слегка». Он упомянул об информационных технологиях, которые явно влияют на культуру чтения; обмолвился о том, что мысль зреет и оттачивается только в работе с текстами; напомнил об оскудении бытовых запасов языка и о превращении литературной речи в исключение. Он тезисно, но емко сказал всё, что должен был сказать правитель, не чуждый гуманитарной сфере, более того – осознающий, какого народа, в смысле словесности, он правитель. И если бы он только критиковал, то для этого много ума не надо.

Конструктив тоже был, и даже в виде штрих-пунктира были обозначены тенденции. Что же планирует государство Российское?

– Возрождение престижа педагогов-словесников.

– Содействие сохранению объединяющей роли русского языка на пространстве государства.

– Перевод на русский язык всего яркого и значимого, что появляется в литературах других народов, населяющих Россию.

– Для поддержки современных авторов – учреждение премии Президента РФ в области литературы и искусства за произведения для детей и юношества. Премия начнет вручаться с 2014 года, объявленного Годом Культуры. Предложено подумать над тем, чтобы объявить 2015 год в России Годом Литературы.

Власть в лице президента понимает, что (sic!) рынок не всесилен. По крайней мере, в означенной сфере рыночные механизмы саморегуляции бездействуют. Нужны осознанные и волевые усилия общества и власти. Предполагается создавать условия для координации усилий тех, кто трудится в «библиотеках, литературных музеях, мемориальных домах писателей».

Задачи выходят за рамки чистой сферы изящного. Среди задач:

– привлечь особое внимание общества к отечественной литературе;

– сделать русскую литературу, русский язык мощным фактором идейного влияния России в мире;

– внутри страны формировать среду, в которой образованность, эрудиция, знание литературной классики и современной литературы станут правилом хорошего тона.

О чем всё это нам говорит? Говорит о должных критериях величия Родины.

Петр Первый, которого мы похвалили за причастность к рождению нашей великой литературы, достоин и порицания. Именно с Петра мы мыслим славу России в количественных категориях внешних успехов и побед. Величие стало описываться в терминах «построили», «полетели», «наваляли», «победили». Всё теплое и тихое, описываемое при помощи глаголов «пожалели», «погрустили», «раскаялись», ушло в литературу, как в подполье. По сути, перед нами вопрос Владимира Соловьева, переформулированный языком XXI столетия:

«Какой ты хочешь быть, Россия? Россией Ксеркса иль Христа?»

Верховная власть уже, слава Богу, понимает, что признаки величия подлинного связаны с поэтической строкой не меньше, а даже больше, чем с острым воинским железом.

Итак, за книги! Церковь Святая, покажи пример!

Бессловесная паства не может быть христианской. А не читающий книг священник не может быть служителем Бога Слова. Если кто-то не поймет сказанного президентом, то люди Церкви должны понять. Как евреи, вернувшиеся из Вавилона, вновь открыли для себя забытую Книгу Закона, так и мы должны открыть для себя подлинный источник народного величия – его литературу. Она не отведет нас от Христа, но лишь сильней к Нему привяжет. Стыдно, братишки, что в Принстоне и Йеле студенты ради чтения Достоевского в оригинале над русской грамматикой потеют, а наш Ваня сплошь и рядом на великом и могучем только матюкаться горазд.

Переведем-ка мы лучше мягонько 9 минут для начала в 10. Потом «психанем» и 10 доведем до 15. Потом выключим «ящик» и увеличим с 15 до 18. Уже на этом этапе, который займет годик-другой, то есть на этапе увеличения 9 минут в два раза, Господь порадует нас и новыми именами в литературе, и новой благодатью в повседневной жизни, и успешным заживлением застарелых ран.


http://www.pravoslavie.ru/jurnal/66356.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10592


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #19 : 14 Мая 2014, 16:18:38 »

Самый сокровенный Оптинский старец

Памяти преподобного Нектария (1853–1928)


Ольга Рожнёва



Двенадцатого мая — день памяти преподобного Нектария (1853–1928), последнего соборно избранного Оптинского старца, наделённого Богом великим даром пророчества и прозорливости. Он задолго до революции и гражданской войны видел грядущие беды и скорби людей, молился за всю Россию, утешал людей, укреплял их в вере, брал на себя бремя людских грехов. Старец разделил участь многих своих верующих соотечественников: был гоним, сослан, почил в изгнании.





Преподобный Нектарий Оптинский


Кому нужны такие?

Рассказы о своём детстве преподобный Нектарий часто начинал словами: «Было это в младенчестве моём, когда жил я с маменькой. Двое нас было на белом свете, да ещё кот жил с нами. Мы низкого были звания и притом бедные. Кому нужны такие?» Его отец, умирая, благословил семилетнего сына иконой святителя Николая, поручая ребёнка попечительству святого. С этой иконой преподобный Нектарий не расставался всю жизнь.

Вскоре умерла и мать, мальчик остался круглым сиротой и уже в одиннадцать лет должен был сам зарабатывать себе на жизнь, работая у богатого купца. В свободное время любил ходить в храм и читать церковные книги.


Монастырь вместо женитьбы

Когда юноше исполнилось двадцать лет, его, отличавшегося кротостью, скромностью и душевной чистотой, старший приказчик решил женить на своей дочери. Николая отправили за благословением к столетней схимнице, старице Феоктисте, духовной дочери святителя Тихона Задонского. Старица вместо женитьбы благословила юношу пойти в Оптину пустынь.

Так весной 1873 года будущий старец оказался в монастыре. Он пришёл в обитель с одной котомкой, в которой лежало Евангелие. Много лет спустя старец Нектарий вспоминал о своём первом впечатлении от Оптиной: «Какая красота здесь! Солнышко с самой зари, и какие цветы, словно в раю».


Самый что ни на есть последний

Монастырь в те годы процветал, и юный Николай думал о себе: «Круглый сирота, совсем нищий, а братия тогда вся была — много образованных. И вот я был самым что ни на есть последним». Тем не менее, великий старец Амвросий, приёма к которому приходилось многочисленным паломникам ждать неделями, принял «самого что ни на есть последнего» сразу, и, несмотря на огромную занятость, говорил с никому не известным юношей два часа. О чём была их беседа, преподобный Нектарий никогда не открывал, но после неё юноша навсегда остался в скиту.


Духовное окормление старцев

Николай стал духовным сыном преподобного Анатолия (Зерцалова), а на совет ходил к преподобному Амвросию. О духовном окормлении старцев и советах преподобного Амвросия вспоминал позднее так: «… я питал к нему великую любовь и веру. Бывало, придёшь к нему, и он после нескольких слов моих обнаружит всю мою сердечную глубину, разрешит все недоумения, умиротворит и утешит. Попечительность и любовь ко мне, недостойному, со стороны старцев нередко изумляли меня, ибо я сознавал, что их недостоин.

На мой вопрос об этом духовный отец мой, иеромонах Анатолий, отвечал, что причина сему — моя вера и любовь к старцу, и что если он относится к другим не с такой любовью, как ко мне, то это происходит от недостатка в них веры и любви. Как человек относится к старцу, так точно и старец относится к нему».


Николка проспится — всем пригодится!

Молодого послушника старцы вели истинно монашеским путём. Старцы Амвросий и Анатолий (Зерцалов), провидя в юноше своего достойного преемника, прикрывая свою святую любовь к нему полуюродством и шутками, обучали юного послушника высшей и спасительной добродетели — смирению.

По воспоминаниям тех, кто знал отца Нектария в годы его юности, он был очень красив. И старец Амвросий для смирения называл его «губошлеп». Юный послушник всегда с любовью и смирением принимал его укоризны. Так, братия Скита часто получала посылки от родственников с «утешениями» — печеньем, вареньем, чаем. Николаю некому было присылать эти «утешения», и сами великие старцы потчевали его, но при этом смиряли. Придёт он к старцу Амвросию, просит сладостей к чаю, а тот ему строго: «Как, ты уже всё съел? Ах ты, губошлеп!»

Первым послушанием его в Оптиной было ухаживать за цветами. Порой ему приходилось выходить из Скита в монастырь и под большие праздники вместе с шамординскими монахинями плести венки на иконы. При этом, как потом вспоминали сёстры, молодой послушник часто краснел и старался не поднимать на них глаза. Ревностный ученик великих старцев «хранил зрение», чтобы достигнуть евангельской чистоты.

Вскоре его назначили на пономарское послушание: прислуживать священнику в алтаре. У преподобного Нектария была келья, выходившая дверью в церковь, в ней он прожил двадцать лет, не разговаривая ни с кем из монахов: только сходит к старцу или духовнику и обратно. Сам он любил повторять, что для монаха есть только два выхода из кельи — в храм да в могилу.

По ночам постоянно виднелся у него свет — послушник читал или молился. А утром должен был первым, до прихода братии, прийти в храм, подготовить алтарь к богослужению. Утреня в Скиту начиналась около часа ночи и продолжалась до половины четвёртого утра. Нелегко было мирскому юноше привыкать к строгому уставу святой обители. Простояв на молитве ночь, он приходил в храм полусонный. Случалось, опаздывал в церковь и ходил с заспанными глазами. Братия жаловались на него старцу Амвросию, на что он отвечал: «Подождите, Николка проспится, всем пригодится». Так преподобный Амвросий предсказывал его будущее старческое служение.


Крылышки за плечами чувствовал

14 марта 1887 года Николай был пострижен в мантию. При монашеском постриге ему было дано имя Нектарий в честь преподобного Нектария Киево-Печерского. Принятие ангельского чина стало для инока великой радостью. Будучи старцем, он вспоминал: «Целый год после этого я словно крылышки за плечами чувствовал».


В затворе

Получив мантию, отец Нектарий почти перестал покидать свою келью, не говоря уже об ограде Скита. По благословению старцев в затворе отец Нектарий читал духовные книги. В те годы в Оптиной была большая библиотека, в которой насчитывалось более тридцати тысяч книг.

Занимался он также географией, математикой, изучал иностранные языки, латынь. Мог прочитать наизусть Пушкина и Державина. Как-то сказал: «Многие говорят, что не надо читать стихи, а вот батюшка Амвросий любил стихи, особенно басни Крылова». И до последних дней своей жизни старец просил привозить ему книги, интересовался направлениями современного искусства, расспрашивал о постановке образования в новое время. Окончив лишь сельскую церковно-приходскую школу, он мог легко общаться с писателями, учёными.

Одна духовная дочь отца Нектария говорила подруге в его приёмной: «Не знаю, может быть, образование вообще не нужно, и от него только вред. Как его совместить с Православием?» Старец, выходя из своей кельи, возразил: « Ко мне однажды пришёл человек, который никак не мог поверить в то, что был потоп. Тогда я рассказал ему, что на самых высоких горах в песках находятся раковины и другие остатки морского дна, и как геология свидетельствует о потопе. И он уразумел. Видишь, как нужна иногда учёность».

Однажды к нему пришли семинаристы со своими преподавателями и попросили сказать слово на пользу. Старец посоветовал им жить и учиться так, чтобы учёность не мешала благочестию, а благочестие — учёности. Он советовал читать святоотеческую литературу, жития святых, но прежде всего, учил пристальному и внимательному чтению Священного Писания. Не раз повторял, что не может быть ничего в мире выше его истин: «Все стихи в мире не стоят строчки Божественного Писания».


Отец Нектарий, прими послушание

Переход из уединённой кельи к общественному служению дался отцу Нектарию нелегко. В 1913 году оптинская братия собралась, чтобы избрать нового старца. Преподобный Нектарий по своему смирению даже не присутствовал на собрании. Братия заочно избрали его в старцы и послали за ним.

Тогда отец Нектарий покорно надел рясу и как был — одна нога в туфле, другая в валенке — пошел на собрание. «Батюшка, вас избрали духовником нашей обители и старцем», — встречают его. «Нет, отцы и братия! Я скудоумен и такой тяготы понести не смогу», — возражает отец Нектарий. Но архимандрит Агапит сказал ему решительно: «Отец Нектарий, прими послушание». И тогда он подчинился, только по послушанию согласившись принять на себя старчество.

Позднее духовная дочь отца Нектария вспоминала: «…батюшка сказал мне: “Я уже тогда, когда избирали меня, предвидел и разгром Оптиной, и тюрьму, и высылку, и все мои теперешние страдания — и не хотел брать этого всего…” Он часто говорил: “Как могу я быть наследником прежних старцев? Я слаб и немощен. У них благодать была целыми караваями, а у меня — ломтик”. Про старца Амвросия говорил: “Это был небесный человек или земной ангел, а я едва лишь поддерживаю славу старчества”».


Самый «сокровенный» из Оптинских старцев

Преподобный отец Нектарий был, возможно, самым «сокровенным» из оптинских старцев. Ведь что видели случайные посетители, что оставалось в памяти о внешнем? Игрушки: крошечные автомобили, самолетики и поезда, подаренные ему кем-то когда-то, цветные кофты, надетые поверх подрясника, странные обувные «пары» — башмак на одной ноге, валенок — на другой. Музыкальные ящики и граммофон, пластинки с духовными песнопениями… Одним словом, «странным» и уж очень непредсказуемым был этот батюшка. А в странностях его был глубокий смысл.

В юродстве старца часто содержались пророчества, смысл которых открывался часто лишь по прошествии времени. Например, люди недоумевали и смеялись над тем, как старец Нектарий внезапно зажигал электрический фонарик и с самым серьёзным видом ходил с ним по своей келье, осматривая все углы и шкафы. А после 1917 года вспомнили это «чудачество» совсем иначе: именно так, во тьме, при свете фонариков, большевики обыскивали кельи монахов, в том числе и комнату старца Нектария.

За полгода до революции старец стал ходить с красным бантом на груди — так он предсказывал наступающие события. Или насобирает всякого хлама, сложит в шкафчик и всем показывает: «Это мой музей». И действительно, после закрытия Оптиной в скиту был музей.

Однажды старец Варсонофий, будучи ещё послушником, проходил мимо домика отца Нектария. А он стоит на своём крылечке и говорит: «Жить тебе осталось ровно двадцать лет». Это пророчество впоследствии исполнилось в точности.


«Детская игра старого человека»

Часто вместо ответа старец Нектарий расставлял перед посетителями куклы и разыгрывал маленький спектакль. Некоторых это смущало и казалось детской игрой старого человека.

Так, однажды владыка Феофан Калужский, посетивший Оптину, с изумлением наблюдая за тем, как старец одну за другой стал своих куколок «сажать в тюрьму», «побивать» и выговаривать им что-то невнятное, отнёс все это к возрастной немощи.

Смысл же всех этих таинственных манипуляций прояснился для него намного позднее, когда большевики заключили его в тюрьму, подвергли унижениям, а после ссылке, где владыка очень страдал от хозяина — владельца дома. Слова, сказанные старцем и показавшиеся тогда невразумительными, относились к тому, что ожидало епископа в будущем. Он вспоминал: «Грешен я перед Богом и перед старцем. Всё, что он мне показывал тогда, было про меня…».


Не читая, видел содержание

Протоиерей Василий Шустин рассказывал, как батюшка, не читая, разбирал письма:

«В один из моих приездов в Оптину пустынь я видел, как отец Нектарий читал запечатанные письма. Он вышел ко мне с полученными письмами, которых было штук пятьдесят, и, не распечатывая, стал их разбирать. Одни он откладывал со словами: “Сюда надо ответ дать, а эти благодарственные можно без ответа оставить”. Он, не читая, видел их содержание. Некоторые из них он благословлял, и некоторые даже целовал…»



Преподобный Нектарий Оптинский


Она будет здорова

Известны многочисленные случаи, когда батюшка исцелял смертельно больных людей. Приехала в Оптину мать, дочь которой страдала неизлечимой болезнью. От больной отказались все врачи. Мать дожидалась старца в приёмной и вместе с другими богомольцами благословилась у него. Она ещё не успела сказать ему ни слова, как старец обратился к ней сам: «Ты пришла молиться о больной дочери? Она будет здорова». Он дал матери семь пряников и велел: «Пусть каждый день дочь съедает по одному и почаще причащается, будет здорова». Когда мать вернулась домой, дочка с верой приняла пряники, после седьмого причастилась и выздоровела. Болезнь к ней больше не возвращалась.


Вот тебе лекарство

Как-то приехала к нему монахиня Нектария с мальчиком-подростком, который вдруг заболел. Температура поднялась до сорока градусов. Она и говорит старцу: «Олежек у меня заболел». А он отвечает: «Хорошо поболеть в добром здравии». На другой день дал мальчику яблочко: «Вот тебе лекарство». И, благословляя их в путь, сказал: «Во время остановки, когда будете лошадей кормить, пусть выпьет кипяточку и будет здоров». Так они и сделали. Мальчик выпил кипяточку, заснул, а когда проснулся, был здоров.


Ни синяка, ни царапинки

Духовная дочь старца схимонахиня Фомаида (Ткачёва) вспоминала, как избежала серьёзной травмы: «Это было в Холмищах. Батюшка вынес блюдце с водой и ватку и стал, крестя меня, обмывать водой все мое лицо. Я смутилась и подумала: “Не к смерти ли он меня готовит?”

На следующий день я помогала снимать с чердака оледенелое белье. Я стояла внизу, а мне передавали белье сверху. Вдруг кто-то уронил огромное, замерзшее колом одеяло, и оно ударило меня по лицу. Такой удар мог бы меня серьезно искалечить, но у меня на лице не оказалось даже синяка или царапинки. Я пошла к батюшке и рассказала ему: он молча снова обмыл мне лицо таким же образом…»


Открытая книга

Принимал преподобный старец Нектарий посетителей в «хибарке» прежних старцев. На столе в его приемной обычно лежала какая-нибудь книга, раскрытая на определенной странице. Посетитель в долгом ожидании начинал читать эту книгу, не подозревая, что это является одним из приемов отца Нектария давать через открытую книгу предупреждение, указание или ответ на задаваемый вопрос, чтобы скрыть свою прозорливость. А преподобный Нектарий по своему смирению замечал, что они приходят к преподобному старцу Амвросию, и сама келья говорит за него.


Бог за послушание поможет

Высоко ценил старец послушание. Митрополита Вениамина (Федченкова) он наставлял: «Примите совет на всю вашу жизнь: если начальники или старшие вам предложат что-нибудь, то, как бы трудно ни было или как бы высоко не казалось, не отказывайтесь. Бог за послушание поможет».

Сам батюшка не только в молодые годы, но и будучи старцем, всегда подавал пример смирения и послушания. В последние годы жизни в Оптиной он болел и с трудом передвигался. Когда же ему советовали взять палочку, отвечал: «У меня нет на это благословения духовника». Даже такую мелочь он не дерзал решать самостоятельно, без благословения. До конца дней своих строго следил за исполнением послушания и сам исполнял.

Наглядный урок послушания он дал студенту Василию Шустину (будущему протоиерею), как-то сказав, что научит его ставить самовар, потому что скоро придёт время, когда у него не будет прислуги и придётся самому ставить себе самовар. Юноша с удивлением посмотрел на старца, недоумевая, куда может деться состояние их семьи, но послушно пошёл за батюшкой в кладовку, где стоял самовар. Отец Нектарий велел налить в этот самовар воды из большого медного кувшина.

— Батюшка, он слишком тяжёлый, я его с места не сдвину, — возразил Василий.

Тогда Батюшка подошёл к кувшину, перекрестил его и сказал: «Возьми!» И студент легко поднял кувшин, не чувствуя тяжести. «Так вот, — наставил отец Нектарий, — всякое послушание, которое нам кажется тяжёлым, при исполнении бывает очень лёгким, потому что делается как послушание».


Брать на себя страдания и грехи приходящих

Как-то спросили старца, должен ли он брать на себя страдания и грехи приходящих к нему, чтобы облегчить их или утешить. «Иначе облегчить нельзя, — ответил он. — И вот чувствуешь иногда, что на тебе словно гора камней — так много греха и боли принесли тебе, и прямо не можешь снести её. Тогда приходит благодать и размётывает эту гору камней, как гору сухих листьев. И можешь принимать снова».


(Окончание следует)
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10592


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #20 : 14 Мая 2014, 16:19:10 »

(Окончание)



Господи, даруй мне благодать Твою!

Старец часто и с любовью говорил о молитве. Он учил постоянству в молитве, считая добрым знаком от Господа неисполнение прошений. «Надо продолжать молиться и не унывать, — поучал Батюшка, — Молитва — это капитал. Чем дольше лежит, тем больше процентов приносит. Господь посылает Свою милость тогда, когда Ему это благоугодно, когда нам полезно её принять… Иногда через год Господь исполняет прошение… Пример надо брать с Иоакима и Анны. Они всю жизнь молились и не унывали, и какое Господь послал им утешение!» Однажды посоветовал: «Молитесь просто: “Господи, даруй мне благодать Твою!” На вас идёт туча скорбей, а вы молитесь: “Господи, даруй мне благодать Твою!” И Господь пронесёт мимо вас грозу».


Закрытие монастыря и арест старца

После закрытия монастыря в Вербное воскресенье 1923 года преподобного Нектария арестовали. Старца повели в монастырский хлебный корпус, превращённый в тюрьму. Он шёл по мартовской обледеневшей дорожке и падал. Комната, куда его посадили, была перегорожена не до самого верха, а во второй половине сидели конвоиры и курили. Старец задыхался от дыма. В Страстной Четверг его увезли в тюрьму в Козельск. Позднее из-за болезни глаз старца перевели в больницу, но поставили часовых…

После высылки преподобного Нектария из Оптиной, большевики привели в его келью некоего оккультиста для того, что найти, как они надеялись, скрытые здесь сокровища. Была ночь, в келье старца горела керосиновая лампа. Колдун-оккультист начал свои чародейства, и, хотя лампа продолжала гореть, в комнате наступила мгла. В соседнем помещении находилась одна монахиня. Она взяла четки отца Нектария и ими начертала крестное знамение в сторону кельи старца. В его комнате сразу стало светло, а чародей бился на земле в конвульсиях эпилептического припадка.


Не оставляй духовных чад

По выходе из тюрьмы власти потребовали, чтобы отец Нектарй покинул Калужскую область. Старец был глубоко потрясен и печален, он пребывал в великой борьбе душевной, и всё утешение его было в молитве. Однажды уходящий от него обернулся и увидел, как батюшка с руками, простертыми, как у ребенка, зовущего мать, — весь обратился к иконам.

Как-то старец рассказал своим духовным детям, что к нему явились все Оптинские почившие старцы и сказали ему: «Если хочешь быть с нами, не оставляй своих духовных чад». И он тогда вернулся к старчеству. Жившие с ним уверяли, что духовный перелом был явен. Утром однажды вышел к ним прежний старец во всей силе духа.


В поисках утешения и совета

В Холмищи, где поселился старец, невзирая на трудности, добирались духовные чада в поисках утешения и совета, сюда потянулся поток людей со всех концов России. Святой Патриарх Тихон советовался с преподобным Нектарием через своих доверенных лиц. Добираться до села, особенно весной, из-за разлива рек, было трудно, даже сообщение на лошадях прекращалось. Порой приходилось идти пешком в обход до семидесяти пяти вёрст мимо леса, где было много волков. Они часто выходили на дорогу и выли, но, по святым молитвам старца, никого не трогали.

Преподобный Нектарий, будучи провидцем, предсказывал в 1917 году: «Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом будет богата, и в Оптиной будет еще семь светильников, семь столпов».



Блаженная кончина старца



Преподобный Нектарий Оптинский


С 1927 года преподобный Нектарий стал серьёзно недомогать, силы его угасали. 29 апреля 1928 года до Холмищ с трудом добрался отец Адриан, на руках которого старец скончался в эту же ночь. Незадолго до кончины на вопрос, где его хоронить, старец указал на местное кладбище. Когда его спрашивали, не отвезти ли его тело в Козельск, отрицательно качал головой.

Преподобный Нектарий не велел хоронить его и возле Покровской церкви в селе Холмищи, сказав, что там будет хуже свиного пастбища. Так и случилось. Храм разрушили, а на соборной площади устроили ярмарку и танцплощадку. Исполняя желание старца, его погребли на местном сельском кладбище в двух-трёх верстах от села Холмищи.

В 1935 году грабители разрыли могилу старца, надеясь найти там ценности. Они сорвали крышку гроба и открытый гроб поставили, прислонив к дереву. Утром колхозники, пришедшие на кладбище, увидели, что старец стоит нетленный — восковая кожа, мягкие руки. Гроб закрыли и опустили в могилу с пением «Святый Боже».


В лике святых

Несмотря на все потрясения революции и перемены могила старца Нектария была найдена. В 1992 году братия восстановленного Оптинского монастыря прибыла на место погребения старца и начала копать. Сначала нашли гроб схимонахини Нектарии (Концевич) — матери владыки Нектария Сеаттлийского и послушницы старца Нектария, а потом ниже и чуть в стороне — гроб с мощами старца Нектария. Когда открыли гроб старца, все ощутили благоухание; мантия его оказалась нетленна. Было совершено торжественное перенесение мощей с кладбища села Холмищи во Введенский собор Оптиной пустыни. Когда торжественная процессия двигалась по обители, от мощей старца исходило чудное благоухание, они были янтарного цвета.

В 1996 году преподобный Нектарий был причислен к лику местночтимых святых Оптиной пустыни, а в августе 2000 года — Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен для общецерковного почитания.

Как при жизни старца, так и после его блаженной кончины каждый, кто обращается к нему с истинной верой, получает благодатную помощь. По молитвам преподобного Нектария люди выходят из трудных жизненных ситуаций, совершаются чудеса духовного и телесного исцеления.

Преподобне отче Нектарие, моли Бога о нас!



12 мая 2014 года


http://www.pravoslavie.ru/put/70612.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10592


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #21 : 15 Мая 2014, 09:47:53 »

Иисусова молитва для мирян

Из наследия Оптинских старцев





Некоторые ошибочно думают, что Иисусова молитва только для монахов. Однако Оптинские старцы наставляли и мирян заниматься Иисусовой молитвой. Преподобный Варсонофий (Плиханков) учил:

«Чтобы всегда иметь память о Боге, для этого и молитва Иисусова».

Преподобный писал о разных ступенях молитвы:

«Молитва Иисусова разделяется на три, даже на четыре ступени. Первая ступень – молитва устная; когда ум часто отбегает и человеку надо употреблять большое усилие, чтобы собрать свои рассеянные мысли. Это молитва трудовая, но она дает человеку покаянное настроение.

Вторая ступень – молитва умно-сердечная, когда ум и сердце, разум и чувства заодно; тогда молитва совершается беспрерывно, чем бы человек ни занимался: ел, пил, отдыхал – молитва всё совершается.

Третья ступень – это уже молитва творческая, которая способна передвигать горы одним словом. Тогда такую молитву имел, например, преподобный пустынник Марк Фраческий.

Наконец, четвертая ступень – это такая высокая молитва, которую имеют только ангелы и которая дается разве одному человеку на всё человечество».

Для лучшего понимания того, какие дары посылает Господь молитвенникам и какая молитва соответствует уровню духовного возрастания молящегося, преподобный Варсонофий пояснял подробно:

«Первый от Господа дар в молитве – внимание, то есть когда ум может держаться в словах молитвы, не развлекаясь помыслами. Но при такой внимательной, неразвлекательной молитве сердце еще молчит. В этом-то и дело, что у нас чувства и мысли разъединены, нет согласия в них. Таким образом, первая молитва, первый дар есть молитва неразвлекаемая.

Вторая молитва, второй дар – это внутренняя молитва, то есть когда чувства и мысли в согласии направлены к Богу. До сих пор всякая схватка со страстию оканчивалась победой страсти над человеком, а с этих пор, когда молятся ум и сердце вместе, то есть чувства и мысли в Боге, страсти уже побеждены. Побеждены, но не уничтожены, они могут ожить при нерадении, здесь страсти подобны покойникам, лежащим в гробах, и молитвенник, чуть страсть зашевелится, бьет и побеждает.

Третий дар есть молитва духовная. Про эту молитву я ничего не могу сказать. Здесь в человеке нет уже ничего земного. Правда, человек еще живет на земле, по земле ходит, сидит, пьет, ест, а умом, мыслями он весь в Боге, на небесах. Некоторым даже открывались служения ангельских чинов. Эта молитва – молитва видения. Достигшие этой молитвы видят духовные предметы, например состояние души человека, так, как мы видим чувственные предметы, – как будто на картине. Они смотрят уже очами духа, у них смотрит уже дух».


Как правильно творить Иисусову молитву


Преподобный Лев Оптинский

Преподобный Лев учил молиться в простоте сердца, ожидая милосердия Божия: только один Господь знает, что на пользу для каждого конкретного человека:

«Молитву Иисусову проходи, как творишь, и приидет время, когда самое дело и милосердие Божие просветит и вразумит вашу душу, как и кого вопросить, и послётся, что ищешь и желаешь».

Старцы советовали произносить Иисусову молитву как можно чаще, но не искать при этом каких-то особых приятных чувств, духовных утешений и наслаждений.

Преподобный Амвросий объяснял:

«Устную молитву как бы кто ни проходил, не было примеров, чтобы впадал в прелесть вражескую. А умную и сердечную молитву проходящие неправильно нередко впадают в прелесть вражескую. И потому, прежде всего, должно держаться крепче устной молитвы, а потом умной, со смирением, а затем уже, кому удобно и кому благоволит Господь, переходить к сердечной, по указанию святых отцев, опытом прошедших всё это».

На вопрос, как достигнуть сердечной молитвы и что означает «опускать ум в сердце», преподобный Анатолий (Зерцалов) отвечал, предостерегая:

«Сердечного места отыскивать не должно: когда возрастет молитва, она сама отыщет оное. Наше старание – заключать ум в слова: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную”».

Во время Иисусовой молитвы часто находит буря помыслов, которые всевает враг.

Преподобный Иларион учил не противоречить вражьим помыслам, так как это под силу только опытным молитвенникам, а просто продолжать молиться в простоте сердечной, уповая на милость Божию:

«А если когда против желания ум пленится, тогда продолжать молитву, а не противоречить – противоречить не твоей еще меры».

Оптинские старцы предупреждали о необходимости смирения при молитве. Как-то духовное чадо отца Амвросия пожаловалась ему на то, что при произнесении Иисусовой молитвы она запинается на словах «Помилуй мя, грешную». Старец отвечал:

«Пишешь ты, что в молитве Иисусовой есть у тебя какое-то запинание на словах “Помилуй мя, грешную”; это показывает, что прежде эта молитва совершалась тобою без должного смирения, без которого неприятна Богу и молитва наша. Поэтому принудь себя ударять на слово “грешную” с должным понятием».

Преподобный Варсонофий напоминал о том, что идущий путем Иисусовой молитвы может претерпевать скорби, которые, однако, нужно принимать без ропота:

«Путь молитвы Иисусовой есть путь кратчайший, самый удобный. Но не ропщи, ибо всякий идущий этим путем испытывает скорби».


Об опасности «выпрашивания» духовных даров и молитвы высокой степени


Старец Макарий

Оптинские старцы предостерегали от самовольного стремления добиваться более высокого уровня молитвы или домогаться духовных даров, будь то слезы на молитве или чистота и бесстрастие.

Преподобный Лев писал, что, не очистив сердца, не победивши страстей, нельзя сохранить духовное богатство без вреда для себя:

«Вы, вкусивши по милосердию Божию сладость и утешение от молитвы, теперь не обретая сего в себе, смущаетесь, унываете, считаете себя виновницей сей потери, и ваше нерадение – это истинная правда. Но я нахожу здесь и Промысл Божий, отъявший от вас сие утешение. Не победивши страстей и не очистивши сердца своего, можно ли сохранить это богатство без вреда! И не дастся вам оно к пользе вашей, дабы не впали в прелесть».

Преподобный Варсонофий также предостерегал об опасности «выпрашивания» даров и молитвы высокой степени:

«Молиться о даровании молитвы внимательной можно, но молиться о даровании высоких молитвенных состояний, я полагаю, погрешительно. Это надо всецело предоставить Богу. Некоторые выпрашивают себе молитву высокой степени; Господь давал им по безграничному Своему милосердию, но им самим она не была впрок…»

Старец Макарий написал статью «Предостережение читающим духовные отеческие книги и желающим проходить умную Иисусову молитву», где он предупреждал, что Иисусову молитву нужно читать просто и главным должно быть чувство покаяния, а не искание высоких духовных даров.

Преподобный Макарий учил:

«Помните: дар молитвы, а не собственность твоя; надобно сей дар заслуживать не одною молитвою, но и прочими благими делами: смиренномудрием, простотою, терпением, простодушием, а без сих добродетелей хотя, мнится, кто якобы стяжал молитву, но прельщается: не молитва это, но маска молитвы».



Ольга Рожнёва

http://www.pravoslavie.ru/put/58415.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10592


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #22 : 22 Мая 2014, 15:31:13 »

Избранник Божией Матери

Памяти преподобного Иосифа Оптинского (1837–1911)


Ольга Рожнёва




Преподобный Иосиф Оптинский


22 мая мы празднуем память Оптинского старца преподобного Иосифа (Литовкина). Преподобный Иосиф – один из столпов и светильников Оптиной Пустыни, один из немногих, кого можно назвать «избранником Божией Матери». Старец удостоился неоднократного посещения Царицы Небесной, и Божия Матерь называла его «любимче Мой».

На отце Иосифе видимым образом почивала благодать Божия. Многие современники свидетельствовали о сиянии, исходящем от его лика, видели, как из глаз старца буквально лились потоки лучей.



Фаворский свет

Духовный сын старца, отец Павел, вспоминал: «…Через несколько минут и меня позвали к старцу… Я увидел старца, изможденного беспрерывным подвигом и постом… мы поздоровались, через мгновение я увидел необыкновенный свет вокруг его головы четверти на полторы высоты, а также широкий луч света, падающий на него сверху, как бы потолок келлии раздвинулся. Луч света падал с неба и был точно такой же, как и свет вокруг головы, лицо старца сделалось благодатным, и он улыбался…

Свет, который я видел над старцем, не имеет сходства ни с каким из земных источников… подобного в природе я не видел. Я объясняю себе это видение тем, что старец был в сильном молитвенном настроении, и благодать Божия видимо сошла на избранника своего…

Всё вышесказанное передаю как чистую истину: нет здесь и тени преувеличения или выдумки, что свидетельствую именем Божиим и своей иерейской совестью».


Невредим среди пожарища

Знаком избранничества будущего старца, в миру Ивана, было видение в детстве Божией Матери, после которого ребенок стал уклоняться от детских игр, и в его сердечке загорелась живая вера и любовь к Царице Небесной.

Вскоре после этого видения в селе случился пожар. Огонь грозил перекинуться на новый, только что отстроенный дом Литовкиных. Маленький Ваня с молитвой обратился к Божией Матери и начал кричать: «Царица Небесная! Оставь нам наш домик!» И дом остался стоять невредимым среди пожарища, а кругом всё сгорело.


Единственное наследство

Ваня рано узнал, что такое скорби. Любимая сестра ушла в монастырь, и он тосковал по ней. В 4 года он остался без отца, а в 11 лет умерла, заболев, и мать. Господь вел Ивана путем скорбей и испытаний. Ему пришлось работать и в трактире, и в бакалейной лавке, таскать пятипудовые мешки и прочие тяжести, сопровождать обозы с товаром. Воры снимали с него сапоги, он тонул, перенося доски с плотов, падал в обморок от голода, скитался, бывал бит жестоким хозяином, подвергался многочисленным опасностям и искушениям.

Мирские соблазны обходили стороной чистую душу юноши, Господь хранил его среди грубой и нередко развращенной среды, с ним был Покров Божией Матери. Вина Иван никогда не пил и в карты не играл, не общался с девушками.

Его как-то спросили: «Нравился ли вам кто-то в миру?» На это он ответил с наивной простотой, которая свидетельствовала о его искренности и невинности: «Да ведь я был близорук и никого не мог хорошо рассмотреть издали; а близко подходить совестился – был застенчив».

Молитва – единственное наследство, доставшееся ему от благочестивых родителей, – была неизменной спутницей скорбной жизни юноши, и храм – единственным местом утешения.

Когда наконец Иван устроился на хорошее место – к благочестивому купцу, тот был так тронут чистотой и честностью юноши, что решил женить его на своей дочери. Но Господь призывал молодого человека к другому пути. И он чувствовал это призвание. Иван решил оставить мир и отправиться на богомолье.


«Зачем тебе в Киев – оставайся здесь!»

Сначала собирался он в Киев, чтобы поклониться святым местам. Но Господь властно вмешался в планы юноши и через сестру-монахиню и стариц, духовных чад Оптинских отцов, привел молодого человека в Оптину. Ему даже нашлись в попутчицы две монахини, которые, приехав в Оптину, первым делом отправились к преподобному Амвросию. Они сказали старцу, что привезли с собой «брата Ивана», называя юношу в шутку братом из-за его монашеских устремлений.

На что великий старец прозорливо ответил: «Этот брат Иван пригодится и нам, и вам», – как бы прозревая будущего Оптинского старца и ту пользу, которую впоследствии он принесет и самой Оптиной, и женским монастырям, которые окормлялись у старцев.

Старец, выслушав Ивана, слегка ударил его по голове и сказал: «Зачем тебе в Киев – оставайся здесь». Юноша от всей души поверил, что слова старца указывают ему волю Божию, и вручил себя старцу.

Так с 1861 года началась монашеская жизнь молодого послушника в Оптиной. В хибарке преподобного Амвросия он прожил 50 лет: 30 лет рядом с преподобным Амвросием, будучи его духовным чадом, келейником и «правой рукой», и 20 лет после его смерти, когда уже сам стал старцем.


Время испытаний

Молодой послушник оказался в самом центре духовной жизни, так как к старцу приезжало огромное количество людей, искавших старческого совета и окормления. Ивану пришлось терпеть многочисленные столкновения, искушения, происходящие случайно и намеренно, «для испытания». Старший келейник, суровый и угрюмый, часто делал ему выговоры, иногда несправедливо.

У Ивана не было даже своего угла, где бы мог он почитать, помолиться, отдохнуть. Спал он в приемной, чуть не до полуночи полной посетителями, а в час ночи надо было уже идти к утрени…

Такие испытания были очень трудны для неокрепшего духовного воина. Его стали мучить помыслы о заветном Киеве, о тишине и покое, о святой горе Афон. Как-то раз, когда помыслы уехать на Афон досаждали особенно сильно, послушник услышал за спиной голос старца, который слегка ударил его по плечу и сказал: «Брат Иван, у нас лучше, чем на Афоне, оставайся с нами».

Прозорливость старца настолько поразила молодого послушника, что он со слезами раскаяния упал к ногам преподобного Амвросия. С этого момента он ясно понял, что смущающие его помыслы были просто искушением. Каких наставников ему еще искать, если рядом с ним старец, который читает его мысли?! И больше юноша не помышлял об уходе.


Труды и молитвы

В 1871 году, через десять лет после вступления в обитель, Иван был пострижен в монашество с именем Иосифа. Было ему в то время 34 года, и это был уже духовно опытный воин.

Жизнь его оставалась всё такой же многотрудной, полной дел и забот. Однажды, изнемогая от трудов, отец Иосиф дожидался в темном проходном коридорчике, пока старец закончит прием посетителей, и заснул, сидя на пороге. Старец по дороге в свою спальню запнулся о келейника. Разбуженный отец Иосиф только кротко улыбнулся, а его великий наставник, несомненно, вознес молитву за своего преданного ученика, чтобы Господь укрепил его в подвиге смирения и терпения.

В 1884 году отец Иосиф был рукоположен в иеромонаха. Старец Амвросий по болезни не мог посещать храм, и по воскресным и праздничным дням всенощное бдение совершалось в его келье. Теперь эту обязанность исполнял иеромонах Иосиф. Также он причащал старца.

Всё чаще старец отсылал посетителей спросить совета у своего келейника, и всех поражало, что его слова буквально совпадали с тем, что говорил сам преподобный Амвросий.


Истинный послушник

Однажды скитская братия была напугана приходом неизвестного человека, который, размахивая пистолетом, громко объявлял всем, что идет к отцу Амвросию. Все боялись выстрела и не смели остановить его. И только отец Иосиф сохранил спокойствие. Он вышел к незнакомцу, по-видимому с тайной молитвой, и спокойно и кротко спросил у него, что ему нужно.

«Мне нужно видеть отца Амвросия!» – отвечал этот странный человек, как оказалось впоследствии – сумасшедший, размахивая пистолетом. Тогда отец Иосиф, глядя ему в глаза, осенил его крестным знамением. Сумасшедший сразу же сник и опустил руку с пистолетом, который тут же отняли. Этот случай показал самоотверженную любовь отца Иосифа к своему духовному отцу, ради которого он был готов пожертвовать и своей жизнью.

В другой раз одна посетительница пыталась впутать отца Иосифа в одно неприятное для старца денежное дело и даже угрожала ему. Но отец Иосиф ответил ей спокойно: «Ну что ж, за старца я готов и в острог пойти».

Первая Шамординская настоятельница, мать София, известная своим умом и преданностью старцу, не раз повторяла: «Уж и любит батюшка своего отца Иосифа, да и есть за что». И действительно было за что: это был истинный послушник.


Как узнать, от Бога ли прозорливость?

Старцу Амвросию и отцу Иосифу задавали один и тот же вопрос о том, как узнать прозорливого человека: «Встречается человек, по-видимому прозорливый, а между тем чувствуется в нем что-то не то. Как узнать, от Бога ли его прозорливость?» Оба подвижника ответили одинаково: «Узнать таких людей нужно по смирению. Потому что враг прозорливость может дать человеку, а смирения никогда не дает – оно палит его самого».


Смертельная болезнь отступила

В 1888 году преподобный Иосиф сильно простудился и заболел. Его отвезли в больницу и, по благословению старца Амвросия, постригли в схиму. Когда больному стало совсем плохо, ему прочитали отходную, и все присутствующие решили, что кончина близка. После прочтения отходной отец Иосиф попросил ухаживающего за ним брата сходить к любимому наставнику и передать ему, что он просит отпустить его с миром.

Когда брат передал отцу Амвросию эту просьбу его любимого чада, тот отправил его обратно и велел, зайдя к больному, сказать про себя: «Свят, свят, свят Господь Саваоф». Брат в точности исполнил наказ старца, и только он произнес эти слова, как больному стало лучше, и он попросил чаю. По молитвам преподобного Амвросия смертельная болезнь отступила.


«Любимче Мой»

Во время этой болезни Своего избранника вновь посетила Царица Небесная со словами: «Потерпи, любимче Мой, немного осталось».

Когда как-то раз одна монахиня, беседуя с преподобным Амвросием, спросила у него, какая была Матерь Божия в последние годы Своей жизни, старец сказал ей: «Сходи к отцу Иосифу и спроси у него, какова была Матерь Божия, когда Ей было 60 лет».

Отец Иосиф по своему смирению никогда об этом не рассказывал. Неизвестно точно, сколько раз он сподобился посещения Богородицы, потому что, как истинный монах, он скрывал свои дары. Но своими словами преподобный Амвросий ясно давал понять, что его ученику являлась Сама Пречистая Дева.

По-видимому, отец Иосиф постоянно находился в молитвенном общении с Божией Матерью и, когда была необходимость, то, как последний довод, говорил: «А что, если это не моя воля, а Самой Царицы Небесной?» И все умолкали, благоговея и испытывая священный ужас перед этим аргументом.

По выздоровлении отца Иосифа архимандрит Исаакий официально назначил его помощником старца. Преподобный Амвросий был очень рад и говорил окружающим: «Теперь у нас новый духовник».


Таинственное сближение душ


Преподобный Иосиф Оптинский

10 октября 1891 года преподобный Амвросий скончался, оставив по себе великое множество плачущих. Но скорбь его ближайшего ученика и чада была, несомненно, самой тяжелой. И вот в эти скорбные минуты обнаружилась во всем величии его мужественная крепкая душа. В то время как многие весьма духовные люди были потрясены этой преждевременной, как казалось, кончиной, один он ни на минуту не потерялся, не упал духом, но нашел в себе силы утешать и успокаивать других. В нем все увидели надежное пристанище и оплот среди скорбей и жизненных бурь, нашли поддержку духовную.

Для той любви и преданности, которую питали все к старцу Амвросию, было очень тяжело перейти к другому наставнику. Но все давно уже почувствовали, что один дух с почившим старцем живет в его преемнике – преподобном Иосифе. И что преподобный Иосиф скажет именно то, что сказал бы отец Амвросий. Это духовное единение, видимая осязательная преемственность великого дара старчества позволили отцу Иосифу стать новым духовным светильником Оптиной Пустыни.

Даже наружно отец Иосиф стал походить на отца Амвросия, и это таинственное сближение душ двух старцев ощущалось всеми. Нередко, когда преподобный Иосиф выходил на общее благословение, слышались возгласы: «Да это точно сам батюшка Амвросий… как он похож на батюшку!»


В нескольких словах выразить самое главное

Преподобный Иосиф, принимая паломников и монашествующих, всегда отвечал на предложенные ему вопросы, но сам никогда не заводил речи. Один раз посетительница подумала: «Отчего это батюшка сам никогда ничего не скажет?» А старец вдруг, отвечая на ее мысли, говорит: «Вопрошаемый не должен сам говорить, а только отвечать вопросившему!»

Вообще преподобный Иосиф не любил баловства, уступок и, как истинный монах, никогда не был внешне ласковым, хотя и был добрым и снисходительным к человеческим немощам. Единственным проявлением его внимания и ласки к духовным чадам было то, что он легонько ударял по голове в особенных случаях. Старец ни с кем не вел длинных бесед, умея в нескольких словах выразить самое главное, наставить и утешить.


Дар исцелений

Сохранилось множество свидетельств о даре исцелений по молитвам преподобного Иосифа. Известен такой случай. Одна женщина, живущая в Оптиной, сильно заболела; она попросила отвести ее в «хибарку» к преподобному. Он ее принял и, дав ей в руки свои четки, пошел в спальню, сказав: «Подожди». А когда он вышел, она совершенно забыла о своей болезни.

Другая сестра страдала сильными головными болями. Однажды она почувствовала такой сильный приступ мигрени, что даже испугалась. Когда старец вышел на общее благословение, она смогла только проговорить: «Уж очень голова болит, батюшка». Он улыбнулся и ударил ее слегка по голове. Боль мгновенно прошла.

Мать с сыном приехали в Оптину к отцу Иосифу. У сына сильно заболела нога, и он не мог ходить. На руках внесли его к батюшке. Из хибарки он вышел сам: болезни как не бывало.


«Не советую переменять место службы»

Один господин, служащий на частной железной дороге, захотел переменить свое место на более выгодное. Относившись ранее к старцу Амвросию, он теперь очень скорбел, что нет больше наставника, у которого можно спросить совета. Жена предложила поехать к отцу Иосифу, но он отвечал: «Зачем я поеду к отцу Иосифу? Я к нему веры не имею и потому не могу спрашивать его совета». В конце концов жена уговорила его хотя бы попросить благословения у отца Иосифа перейти на другое место службы.

Когда господин начал просить это благословение, преподобный Иосиф ответил: «Я вам не советую переменять место службы: здесь вы можете получать награды и заслужить пенсию, и потому это место выгоднее той должности, какую вам предлагают». Господин возразил: «Но какая же тут может быть пенсия, ведь служба моя неказенная». Старец спокойно сказал: «Нет, все-таки подождите немного». Чиновник этот вышел от старца в большом волнении и смущении и говорит жене: «Чего же я буду ждать? Только выгодное место упущу!» Но жена уговорила его послушаться старца и немного подождать.

И что же? В скором времени эта железная дорога становится казенной, а служба государственной, и господин этот получает награду и право на пенсию. Слова старца исполнились в точности: место это сделалось гораздо выгоднее той должности, которую предлагали чиновнику.


План незнакомого дома


Преподобный Иосиф Оптинский

Одна дама приехала просить благословения переделать дом в имении. Старец стал расспрашивать, что и где она думает переместить. Она стала пояснять, а отец Иосиф принялся по столу пальцем чертить план, приговаривая: «Вот тут ведь у тебя вход, а там столовая, а здесь вот то-то». Дама до того увлеклась этим чертежом, что, только выйдя от старца, она сообразила: ведь батюшка никогда раньше не был в ее доме и не мог знать расположения комнат.


Не похожа карточка

Монахиня Л. с келейницей, приехав в Оптину, купили четки и портрет старца и отправились к батюшке. Позднее монахиня рассказывала: «Только я успела подумать: как было бы хорошо, если бы батюшка из своей ручки дал мне четки, – как старец, улыбаясь, быстро снял со своей руки четки и надел на мою руку и в то же время мои четки надел на свою руку. Слезы хлынули градом, я только могла сказать: “Дорогой батюшка, ожидала ли я этого?”

Старец был в шапочке, вдруг он снимает с головы шапочку, поворачивается к моей келейной, поправляет на голове волосы и, улыбнувшись, надевает снова. Моя келейная разрыдалась, бросилась в ноги к старцу, благодаря его за что-то. Батюшка и ее также благословил четками. Я недоумевала, что это значит. Оказалось, что моя келейная подумала: не похожа купленная карточка, вот если бы батюшка без шапочки был (на нашей карточке батюшка был без шапочки)».


(Окончание следует)
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10592


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #23 : 22 Мая 2014, 15:31:38 »

(Окончание)




Три жениха

Другая монахиня, М., вспоминала: «Пишет мне одна барышня и просит передать батюшке, что за нее сватаются три жениха, за которого из них ей пойти? Первый и третий ей не нравятся, а второй нравится. Батюшка ответил: “За Николая, за третьего, а то дело плохо будет”. Я была поражена. Ни она мне не писала, как зовут ее женихов, ни я ничего не говорила батюшке, не зная их имен. Я написала барышне ответ батюшки. Она вторично пишет, что ей не нравится этот жених.

Батюшка опять говорит: “По-моему, лучше ей идти за Николая, а не послушает, как хочет”. Она послушалась и вышла замуж за Николая, и до сих пор они живут очень счастливо. А с женихом, который ей нравился, случилось несчастье: переезжая речку, он утонул».


Нужно остерегаться прислуги

Приехала в Оптину богатая вдова генерала К. Она пошла к батюшке и, вернувшись от него, с удивлением рассказывала, что отец Иосиф предупредил ее, что ей нужно остерегаться прислуги. Говорил он так настойчиво, что генеральша встревожилась и поспешила вернуться домой. Здесь она узнала об аресте целой шайки грабителей, совершивших несколько убийств и грабежей. У главаря шайки был найден список предполагаемых жертв, среди которых было имя этой богатой вдовы, план ее квартиры и другие сведения, которые передавала ее прислуга.


Вопреки совету старца

Так велика была сила молитв старца Иосифа, что доверившиеся ему люди избегали опасностей и шли путем спасения. Те же, кто поступал вопреки совету старца, впоследствии горько пострадали и мучились поздним раскаянием.

Так, послушница О.М. рассказывала: «Мой брат, служа на заводе, повредил правую руку. Начальство добровольно предлагало ему 500 рублей вознаграждения и должность контролера. Но он не захотел: ему посоветовали судиться. Я спросила у батюшки, который сказал: “Да, присудят и больше, а всё же руки не дадут, лучше поменьше, да добровольно получить”. Но брат не послушался, и вот уже десять лет, как он судится, а ничего еще не получил».

Одна посетительница спрашивала батюшку, чем заниматься родственнику: он хотел торговать вином. Старец ответил: «Нет, он может проторговаться и попасть в тюрьму». Родственник же поступил вопреки совету старца. Вскоре он действительно проторговался, и пришлось продавать дом, чтобы выплатить долг и не попасть в тюрьму.


Духовный камертон

Мудрые советы старца, озаренные благодатным светом, могут быть «камертоном» правильной духовной настроенности:

«Как луч солнечный не может проникнуть сквозь туман, так и речи человека только образованного, но не победившего страсти, не могут действовать на душу. А кто сам победил страсти и стяжал разум духовный, тот и без образования внешнего имеет доступ к сердцу каждого.

Каждому тот поступок ближнего кажется великим, который обличает его самого в чем-нибудь.

Если видишь погрешность ближнего, которую ты бы хотел исправить, если она нарушает твой душевный покой и раздражает тебя, то и ты погрешаешь и, следовательно, не исправишь погрешности погрешностью – она исправляется кротостью.

Что легко для тела, то неполезно для души, а что полезно для души, то трудно для тела.

Имей, что нужно и необходимо, а лишнего не собирай, а если не будешь иметь, да будешь скорбеть, то что толку? – Лучше держись середины. Можно иметь, только не привязываться ни к чему и быть как неимущему; такое устроение и было у святых.

Сильнее всего в человеке действует противоречие. По своему желанию человек иногда и трудное что сделает, а скажи ему легкое что сделать, то сейчас же расстроится. А надо слушаться.

Как не должно искать чести, так не должно и отказываться от нее живущим в обществе для пользы других. Налагаемая честь есть также от Бога.

Как устроились обстоятельства, так и должно жить: потому что окружающие нас обстоятельства устрояются не просто – случайно, как думают многие современные нам новомодные умники; а всё делается с нами Промыслом Божиим, непрестанно пекущимся о нашем душевном спасении».


И после смерти старец продолжал помогать страждущим

9 мая 1911 года после причастия старец Иосиф тихо отошел ко Господу. Рука усопшего была мягкой и теплой, как у живого. На могиле, приготовленной рядом с любимым наставником, старцем Амвросием, совершили последнюю литию. При гробе старца Иосифа произошло несколько чудесных исцелений. И после смерти он продолжал помогать страждущим.


Преподобный Иосиф Оптинский
    
В 1996 году преподобный Иосиф был причислен к лику местночтимых святых Оптиной Пустыни, а в августе 2000 года Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен для общецерковного почитания. Мощи преподобного Иосифа покоятся во Владимирском храме Оптиной Пустыни.


Преподобне отче Иосифе, моли Бога о нас!



22 мая 2014 года



Источник: http://www.pravoslavie.ru/put/70875.htm
© Православие.Ru
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10592


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #24 : 19 Июня 2014, 12:31:22 »

Пою, славлю и благодарю за всё Бога моего…

Памяти преподобноисповедника Рафаила (Шейченко)


Ольга Рожнёва



Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)

Девятнадцатого июня мы чтим память преподобноисповедника Рафаила (Шейченко) (1891-1957), удивительного подвижника, исполнившего в полной мере заповедь Христову «любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас (Лк. 6:27, 28)».

Отец Рафаил (в миру Родион) родился в Курской губернии в обычной крестьянской семье. Отец работал сапожником, занимался переплётным делом. Родион окончил церковноприходскую школу, учился в земском училище, работал, как и отец, сапожником. Будучи призванным в армию в 1913 году, окончил военно-ветеринарную фельдшерскую школу. Все эти профессии очень пригодились ему в дальнейшей жизни.

Ещё в ранней юности побывал Родион в Оптиной Пустыни паломником и трудником. Оптина произвела такое сильное впечатление на душу юноши, что память о ней он хранил и в армии, и на фронтах Первой мировой войны. Позднее он напишет о себе так: «От дней детства, под кровом родителя своего, я всей пылкостью чистой юной души любил и жаждал святого иноческого жития. Оно было мечтой детства и усладой юности».

Военные годы только укрепили веру и желание служить Господу. Вернувшись с фронта, молодой унтер-офицер попрощался с домашними и отправился в Оптину. Был принят в число братии и нёс клиросное послушание и послушание ветеринарного фельдшера.

Советская власть преобразовала монастырь в племенное хозяйство, но братия могла ещё трудиться и молиться в родной обители. В 1923 году окончательно закрыли монастырь, и монахи со слезами покидали родную Оптину, селились в Козельске на частных квартирах. Послушник Родион вспомнил ремесло сапожника и стал зарабатывать им на жизнь.

Молодой человек вступает на путь исповедника, приняв в 1928 году, в страшное для верующих время, монашеский постриг. В этом же году отец Рафаил был рукоположен в иеродиакона.

Власти старались всячески притеснять монахов – «чуждый элемент», и зимой 1930 года отец Рафаил был принудительно мобилизован на лесозаготовки. Летом того же года ОГПУ обвинило группу оптинских монахов (и отца Рафаила) в антисоветской агитации и подстрекательстве крестьян к восстанию во время беспорядков, случившихся в Козельске на Духов день.

Отца Рафаила приговорили к десяти годам лагерей. Четыре года он провел в исправительно-трудовом лагере на Урале, затем был лагерь в Московской области. Здесь преподобноисповедник работал ветеринарным фельдшером при животноводческой ферме совхоза и жил в одном из пустых загонов для свиней. Питался тем, что давалось свиньям; и это ещё была милость Божия, так как другие заключенные не имели и такого дополнения к своему скудному рациону.


Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)     

Находясь в лагере, отец Рафаил не скрывал своей веры. Во время свидания ему передали Евангелие, молитвослов, икону, а поскольку жил он отдельно, то мог беспрепятственно молиться, приглашая иногда к себе некоторых из заключенных собратий.

Оперуполномоченные НКВД, в конце концов, решили, что оптинский монах ведёт слишком активную религиозную жизнь. До окончания срока оставалось четыре года, но этот срок продлили и, по решению суда, отправили молитвенника в отдалённые северные лагеря: сначала в Мурманск, а затем в Усольлаг в Соликамске Пермской области.

Из заключения отец Рафаил освободился только в 1943 году. Сначала в Козельске жить не разрешили и вернуться туда, ближе к милой Оптиной, удалось только в 1944 году.

В этом же году он был рукоположен и назначен, согласно просьбе двадцатки, настоятелем Благовещенской церкви. С этого времени началась многотрудная пастырская деятельность иеромонаха Рафаила.

Храм Благовещения был сильно поврежден, а колокольня снесена до основания. Отец Рафаил стал служить в наскоро отремонтированном приделе, тратя много сил на восстановление храма. Поскольку строительную технику было тогда достать невозможно, то строили вручную. К 1949 году храм почти восстановили и поставили иконостас.

Отец Рафаил был человеком великой любви и жалости к людям. Приехав в Козельск, он стал заботиться о состарившихся и немощных сестрах Шамординского монастыря, многие из которых тоже вернулись из ссылок. Душа его вмещала всех, кто нуждался в помощи, люди шли к нему, как к родному отцу, и всех он согревал своей любовью.

Много было и не монашествующих, но просто исстрадавшихся от многообразных трудностей, и для каждого в его душе находилось тепло. Верующие стали обращаться к отцу Рафаилу как к духовнику, со многими у него завязались близкие духовные отношения, которые нашли своё отражение в письмах.

Власти установили тщательную слежку за ревностным пастырем, его стали часто вызывать в местное отделение МГБ. Сделали своё чёрное дело и доносы завистников и недоброжелателей.

Было составлено обвинительное заключение. Отца Рафаила обвинили в антисоветской агитации, в том, что он «среди отсталых верующих и монашеского элемента пользуется большим авторитетом». Осенью 1949 года Особое Совещание приговорило его к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере Вятлаг.


Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)

Почти все близкие к отцу Рафаилу прихожане были убеждены, что в его страданиях повинны ставший после его ареста настоятелем отец Сергий (Шумилин) и бывшая староста храма Наталья. Сам же отец Рафаил просил благословить их и молиться за них, а никак не ругать, умолял своих духовных чад «простить Наташу» (которая прислала ему покаянное письмо о своём грехе доносительства).

Он писал духовным дочерям: «Детка Тоня! А за то, что ты носишь в сердце своём змею неприязненного чувства к отцу Сергию, и даже как ты пишешь: “Не простила и, наверное, никогда не прощу!” – за это не похвалю. Это чувство не христианское и гибельное для души».

«…И мы с тобою грешные, нуждаясь в прощении грехов, молимся: “Отче наш, иже еси на небесех... и остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должникам нашим”. Вот видишь, чтобы получить от Господа прощение, впредь надо самому простить.

Итак, дорогое дитя мое, прошу и за меня, и за себя – не сердись ни на кого, а тем более, на отца Сергия, как не сержусь ни на кого я и всем простил в самый час скорби моей ещё одиннадцатого июля, и сейчас, как и до самой смерти, буду о них молиться не яко за врагов и обидчиков своих, а яко о благодетелях спасения моего, – да помилует и спасёт их Господь. Поступи и ты так же, и воцарится в душе твоей мир и покой, а в этом всё счастье человеческое на земле.

…А то, что совершилось со мною, то это все не по хотению человеков, а по воле Божией – ко спасению моему, и этой воле Божией я покорен на все виды страданий и смерти, где и какова она ни будь. Со словом на устах и в сердце, с каким умер в изгнании святитель Иоанн Златоуст: “Слава Богу за все!”»

«Чадо! Прошу не огорчайся и не сетуй на Наташу, как не огорчаюсь ни на кого я. Кто весть пути и судьбы Господни? Разве Сыну Божию подал чашу Каиафа или Пилат, или Иуда, предавый его? Нет, Отец Небесный. Мой долг не судить, а простить всех, всех и за всё…

   Простить врагу – святое дело,
   Но кто в беде помог врагу,
   Вот про того сказать я смело,
   Как про подвижника могу!



Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)

Отцу Сергию скажи: “Если судит Господь живу мне быти и возвратиться, то одной милости буду просить у всего народа – быти ми сторожем святого храма Божия и дома Матери Божией – и только”...»

Отец Рафаил без ропота нёс крест исповедника, молился за всех духовных чад, и даже за гонителей. О пребывании в лагере старец писал своему духовному чаду так: «…Мы здесь 40-60 человек, как в улье пчелы, добавь к сему игры, ругань, споры, зависть, озлобленность и многое другое – до потери человечности. Поверь, что жизнь в лесу, в пещере была бы для меня – отблеск Рая на земле. Но надо терпеть, смиряться и паче благодарить Господа, спасающа мя грешнаго…»

О терпении в скорбях своих старец писал:

«… Неужели аз, безумный, окаянный, ничтожнейший прах, дерзну просить от Господа к себе большего внимания, чем заслуживал того вселенский вития, украшение Церкви Христовой, её слава – святой Иоанн Златоустый, окончивший дни свои в изгнании? Да не будет!

Но своё пребывание под спудом, свое уничижение и скорби не променяю ни на какие суетные радости, а свою умиленную, покаянную и радостную слезу – ни на какие чины, славу и сокровища мира сего. Но пою, славлю и благодарю за всё Бога моего, взывая купно со святым мучеником Евстратием: телесныя бо страдания, Спасе, суть веселие рабам Твоим! Грешный Рафаил».

Все хлопоты верующих об освобождении своего пастыря были безрезультатны. Центральная Комиссия по пересмотру дел оставила приговор в силе, так как, несмотря на репрессии, отец Рафаил не отказался от своих убеждений и в случае досрочного освобождения намеревался продолжить активную церковную деятельность.

Он был освобождён только в 1955 году, после того, как началось массовое освобождение из лагерей по неправосудным приговорам. Выйдя из заключения, начал служить в восстановленном им Благовещенском храме, где настоятельствовал отец Сергий. Отец Рафаил смиренно стал вторым священником в своём же храме.

Старцу было уже за шестьдесят, он был болен и слаб, но пережитые скорби приблизили его ко Господу, научили глубокому состраданию к людям. Он любил и почитал нищих, завещал это и своим духовным детям. Каждое воскресенье приглашал нищих к себе на чай.

Однажды он велел привести и напоить некую нищую чаем в день её Ангела. Нищая была слепой и не могла даже дойти самостоятельно, тем причиняя дополнительные хлопоты другим. Тогда одна из духовных дочерей отца Рафаила с упреком сказала: «Да ну, батюшка, очень уж это нужный товар!» На что он ответил: «Это самый нужный товар!»


Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)

Отец Рафаил старался как можно чаще служить, никому не отказывал в исполнении треб, хотя порой это было для него физически крайне утомительно, особенно, когда приходилось в дни ненастья ходить на кладбище и служить по заказу родственников почивших панихиды. Он безотказно принимал страждущих, духовно изголодавшихся людей, которые стали съезжаться к нему со всех концов страны.

Весна 1957 года выдалась холодная и затяжная. Хотя отец Рафаил чувствовал себя физически нездоровым, он нудил себя часто служить и принимал всех приходящих. Троицкую родительскую субботу он дотемна провёл на кладбище, люди просили его отслужить ещё и ещё одну панихиду, всем хотелось, чтобы именно этот смиренный исповедник помолился за их почивших сродников. А он, привыкший к самоограничению, к крайнему самоотречению, никому не отказывал.

И никто не заметил вовремя, что всеми любимый батюшка давно превысил меру сил человеческих и тяжело заболел. Вечером, когда отец Рафаил вернулся домой, стало ясно, что он болен воспалением лёгких.

Духовные чада хотели позвать к больному старцу врача, просили на это благословения у настоятеля отца Сергия, но тот тянул и откладывал столько, что всякая врачебная помощь стала уже запоздалой. 19 июня 1957 года старец скончался.

Оказавшись слишком внезапной, его кончина потрясла людей. Когда отца Рафаила хоронили, то гроб с его телом почти в течение целого дня двигался от дома до кладбища, столько людей хотело проститься со старцем.

Отец Рафаил был погребен на старом кладбище в Козельске. В 2005 году по благословению Святейшего Патриарха Алексия его мощи перенесли на братское кладбище Оптиной пустыни, а в 2007 году – в Преображенский храм Оптиной.

Имя преподобноисповедника включено в Собор новомучеников и исповедников Российских.

Отче Рафаиле, моли Бога о нас, грешных!



19 июня 2014 года


http://www.pravoslavie.ru/put/71576.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10592


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #25 : 08 Июля 2014, 13:45:05 »

Истинный послушник Господа

Памяти преподобноисповедника Никона Оптинского


Ольга Рожнёва



Преподобноисповедник Никон Оптинский

 Восьмого июля мы чтим память Оптинского преподобноисповедника Никона. Преподобный Никон (в миру Николай Митрофанович Беляев) был великим образцом терпения и послушания, всегда, с дней юности и до кончины своей, благодушно переносил всё, ниспосланное ему Богом.

Ещё в детстве с ним произошли удивительные знаковые события. В 1888 году дом Беляевых посетил святой праведный Иоанн Кронштадтский. Отслужив молебен, он благословил молодую мать и подарил ей свою фотографию с собственноручной подписью и датой – «год 1888, год рождения сына Николая».

Вторым событием стало чудесное исцеление от смертельной болезни. В возрасте 5-ти лет мальчик тяжело заболел. Все усилия врачей спасти его оказались безрезультатными. Обнимая похолодевшее, бездыханное тельце младенца, его мать горячо молила святителя Николая сохранить ему жизнь. И совершилось чудо. Мертвый ребенок ожил. Впоследствии Оптинский старец Варсонофий особенно подчеркивал таинственное значение этого случая, в смысле явного предназначения Николая к иноческой жизни.

Юный студент университета Николай с братом Иваном решили уйти в монастырь, но не знали, в какой. Изрезали на полоски перечень русских монастырей и, помолившись, вытянули полоску, на которой было написано: «Козельская Введенская Оптина пустынь». Братья приняли это за послушание. Так Господь привёл их в Оптину.

Девятого декабря 1907 года, в день празднования иконы Божией Матери «Нечаянная Радость», братья Беляевы были приняты в число скитской братии и поселились в Иоанно-Предтеченском скиту Оптиной пустыни. Около года они проходили различные послушания, в том числе связанные с незнакомым им прежде тяжелым физическим трудом.

Николай охотно и жизнерадостно выполнял все послушания: работал в трапезной, разметал снег, носил дрова, мыл посуду, подметал пол. В церкви он был помощником пономаря. Работал в саду: носил навоз, копал, сажал. Избалованный и выросший почти в роскоши, непривычный к физическому труду, Николай не тяготился ничем. Его душа не знала ни уныния, ни недовольства, ни ропота.

Духовным руководителем братьев стал преподобный Варсонофий. В октябре 1908 года Николай был назначен письмоводителем старца. К этому времени юный послушник становится самым близким учеником и сотаинником старца Варсонофия, который провидел его высокое предназначение и готовил в свои преемники, руководил его духовной жизнью.

В 1915 году Николай был пострижен в мантию и получил имя Никон в честь святого мученика Никона, а в 1917 году он удостоился сана иеромонаха. В этом сане последний из Оптинских старцев пребывал до самой своей мученической кончины.

После октябрьского переворота Оптина была закрыта, начались гонения. «Умру, но не уйду», – так писал преподобный Никон в своем дневнике, будучи ещё послушником монастыря. Эти слова выражали общее настроение оптинской братии. Трудоспособные монахи создали «сельскохозяйственную артель», дававшую пропитание. Преподобный Никон ревностно трудился, делая все, что только возможно, чтобы сохранить монастырь.

В 1923 году Оптина Пустынь, подобно множеству других российских монастырей, была закрыта.

По благословению последнего архимандрита Оптиной пустыни, Исаакия II, иеромонах Никон остался служить при монастырском храме в честь Казанской иконы Божией Матери. «Благословляю тебя служить и принимать людей на исповедь», – сказал отец Исаакий иеромонаху Никону. И тот пробыл в стенах разорённого монастыря еще около года, духовно окормляя маленькую общину, состоявшую из сестер закрытого к тому времени женского Шамординского монастыря.

Так преподобный Никон за святое послушание настоятелю обители стал последним Оптинским старцем. К нему приходили духовные чада из Козельска и многочисленные богомольцы, по-прежнему съезжавшиеся к могилкам старцев со всех концов России: народная тропа в Оптину не желала зарастать. В те страшные годы верные чада Церкви особенно нуждались в укреплении и утешении, и именно такой духовной опорой был преподобный Никон.

Его арестовали в июне 1927 года. Около года преподобный Никон пробыл в тюрьме города Калуги, три страшных года провел в лагере «Кемперпункт». В августе 1930 года, больной туберкулёзом, был отправлен в ссылку Архангельскую область, в деревню Воспола.

Это было его последнее земное пристанище, последний этап земного страдания. Он нашёл квартиру в доме одной женщины, которая поставила в условие своему квартиранту выполнять все тяжелые физические работы по дому. Состояние здоровья преподобного Никона ухудшалось с каждым днем, он недоедал.

Однажды от непосильного труда страдалец не смог встать. В конце концов, узнав, что он неизлечимо болен туберкулезом, хозяйка в зимнюю стужу выгнала постояльца из дома, выбросив на улицу все его вещи. Тогда товарищ по несчастью, бывший насельник Оптиной Пустыни иеродиакон Петр, перевёз умирающего отца Никона в деревню Валдокурье, где жил и сам.

Во время предсмертной болезни, несмотря на всё усиливающиеся страдания, а под конец и полную беспомощность, отец Никон оставался верным данному им обету терпеть всё и не только почти не жаловался никому на свою болезнь, но и не требовал и не просил ничего для облегчения своих мук, не выказывая ни делом, ни словом, ни даже взглядом своего неудовольствия чем-либо, смиренно принимая всё ниспосланное ему, как должное.

До последних минут продолжал выполнять своё молитвенное правило, читал Священное Писание, заботился о духовных чадах и писал им записки слабеющей рукой.

В самый день блаженной кончины, 25 июня/8 июля 1931 года, он причастился, прослушал канон на исход души. Лицо почившего было необыкновенно белое, светлое, улыбающееся чему-то радостно. Господь, даровав Своему верному слуге мирную кончину, и по преставлении почтил его соответствующим его сану и заслугам погребением.

Он был отпет и погребен по монашескому чину на кладбище села Валдокурье. Проводить его в последний путь пришло множество ссыльных. Промыслом Божиим на погребение преподобного Никона одних священнослужителей собралось 12 человек. Несмотря на то, что все они находились на работе (за 60 километров от Валдокурья), они вдруг получили выходной – точно на погребение его были отпущены.

В 1996 году преподобный Никон был причислен к лику местночтимых Святых Оптиной Пустыни, а в 2000 году прославлен для общецерковного почитания.


Духовные наставления преподобного Никона

Советы живущим в миру

«“Если ты миряныня – живи среди мирян и твори дела их...”. Это надо понимать так: всякому виду христианского жития свойственны свои добродетели и занятия. Нам недоступны дела тех, с которыми мы имеем различный образ жизни. Например, мать, имеющая грудных детей, не может ходить ежедневно в церковь ко всем службам и дома подолгу молиться. Из этого будет не только смущение, но и даже грех, если, например, в отсутствие матери ребенок без призора искалечит себя или натворит шалостей, когда будет подрастать.

Не может она совершенно отречься от имущества ради личного подвига, ибо она обязана содержать и кормить детей. Она обязана угождать Богу делами, ей свойственными: терпением тягот семейной жизни, посильной молитвой, посильной милостыней, учением и воспитанием детей, соблюдением постов, хождением по праздникам в церковь, удалением от ропота, сплетен и т.п.»

О талантах и способностях

«Под талантом надо подразумевать не только богатство, учёность, знатность. Таланты – это благоприятные условия для спасения души. Каждому из нас даны таланты. Бедность, болезни, различного рода скорби – это всё таланты.

С мирской точки зрения, талантами считаются ум, учёность, музыкальные или художественные способности. Они не греховны, и хорошо, когда такую способность совмещают с христианской жизнью, когда посвящают её Богу.

Если же эта способность мешает жить по Богу и спасать свою душу, то её следует оставить. Лучше быть поглупее и попроще, но спастись. Что пользы тебе, если ты весь мир приобретёшь, душу же свою погубишь?»

О скорбях

«Бесскорбная жизнь – признак неблаговоления Божия к человеку. Не следует завидовать живущим бесскорбно, ибо конец их бесскорбия плачевен».

«Не должно дерзостно бросаться в пучину скорбей, в этом самонадеянность гордая. Но когда скорби придут сами собою, – не убойся их, не подумай, что они пришли случайно, по стечению обстоятельств. Нет, они попущены непостижимым Промыслом Божиим».

«Плод скорбей в очищении души и её духовном состоянии. Его надо хранить».

«Никогда не было, нет и не будет на земле беспечального места. Беспечальное место может быть только в сердце, когда в нём Господь».

О тщеславии

«Не должно тщеславиться ни здоровьем, ни красотою, ни другими дарами Божиими... Всё земное непрочно, и красота, и здоровье. Благодарить Господа надо, благодарить со смирением, сознавая своё недостоинство, а не тщеславиться чем-либо».

«Когда чувствуешь к кому-либо нерасположение»

«Когда чувствуешь к кому-либо нерасположение, или злобу, или раздражение, то нужно молиться за тех людей, независимо от того, виноваты они или не виноваты. Молись в простоте сердца, как советуют святые Отцы: «Спаси, Господи, и помилуй раба Твоего (имя) и ради его святых молитв помоги мне, грешной!» От такой молитвы умиротворяется сердце, хотя иногда не сразу».

О молитве

«…Мы сами по себе, без Божественной помощи, и помолиться-то не в состоянии: не можем мы молиться, как следует, и не знаем, как и о чём молиться».

«Во всякое время, что бы вы ни делали: сидите ли, идёте ли, работаете ли, читайте с сердцем: “Господи, помилуй!”»

«Всё испрашивается молитвой. Вы ещё только подходите к первой ступеньке, не поднимаетесь, а только подходите, а ещё надо пройти сквозь дверь и никакими усилиями невозможно в неё войти, если не будет милости Божией, а потому первым делом надо просить: “Милосердия двери, Господи, отверзи ми!”»

«Когда будешь скорбен и уныл и найдёт на тебя искушение тяжкое, ты только одно тверди: “Господи, пощади, спаси и помилуй раба Твоего!” И скорбь облегчится».

«Правило молитвенное старайся не упускать ни утром, ни вечером, но если когда по какой-либо причине опустишь, особенно по независящим от тебя обстоятельствам, то не смущайся, а смиренно укоряй себя в немощи, ибо самоукорение есть невидимое восхождение, а смущение, по словам батюшки Амвросия, нигде в числе добродетелей не поставлено».

О страстях

«Победа над страстями совершается силою Божиею. Наши немощные силы к этому недостаточны. В этом надо смиренно сознаться и смирением привлекать к себе милость и помощь Божию».

Святой преподобноисповедниче, отче Никоне, моли Бога о нас, грешных!


8 июля 2014 года

http://www.pravoslavie.ru/put/72057.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10592


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #26 : 20 Августа 2014, 11:50:09 »

Плоды смирения

Памяти преподобного Антония Оптинского (1795–1865)


Ольга Рожнёва



Преподобный Антоний Оптинский. Автор прижизненного портрета: иером. Гавриил (Спасский)

Двадцатого августа мы празднуем память преподобного Антония, старца Оптинского.

Преподобный Антоний, в миру Александр Иванович Путилов, родился в городе Борисоглебске Ярославской губернии в 1795 году в благочестивой семье, где ближайшие родственники: старшие братья, дядя, двоюродная сестра — тяготели к монашеской жизни.

Семья Путиловых подарила России трёх монахов-молитвенников, и после смерти отца три сына на его памятнике у алтаря церкви Всех святых написали: «Путилова дети: Моисей, игумен Оптиной Пустыни, Исаия, игумен Саровской Пустыни, Антоний, игумен Малоярославецкого Николаевского монастыря».

Жизнь будущего старца неоднократно подвергалась многочисленным смертельным опасностям, но Промысл Божий сохранял его невредимым. В 1812 году Александр попал в плен к французам и после десяти дней страданий и издевательств чудом бежал.

В двадцать один год юноша отправился в рославльские леса к старшему брату — монаху-отшельнику отцу Моисею, а после говаривал: «Приехавши к брату погостить, я прожил у него 24 года». Через четыре года был пострижен в иноческий чин, первый день ангела встретил в безмолвии и молитве и радовался этому: «Воистину Пасху Господню в то время чувствовала в себе самой душа моя».

Молодому послушнику поручали самые тяжёлые работы: рубить дрова, собирать для удобрения огорода по проезжим дорогам конский помет, готовить еду. За любую провинность «ставили на поклоны», и он так привык к этому, что бывало «скучал» без епитимьи в виде поклонов. Позднее вспоминал: «Я имел характер самый пренесносный, и старец мой чего-чего не употреблял, чтобы смирить мою жестоковыйность. Но ничто так не смирило моего окаянства, как ежегодное по нескольку раз, в течение шести лет, очищение отхожих мест».

Как-то темной дождливой осенней ночью отправили Александра через глухую лесную чащу на реку проверить сети. С молитвой, за послушание, дошёл он до реки, рыбы не оказалось, но на обратном пути он почувствовал удивительную радость и лёгкость, а вокруг, среди тьмы, разлился свет. Так Господь Сам утешал инока.


Преподобные Оптинские старцы: схиигумен Антоний (Путилов), схиархимандрит Моисей (Путилов), иеросхимонах Макарий (Иванов)     

В 1821 году по благословению епископа Калужского Филарета (впоследствии митрополита Киевского) отец Моисей и отец Антоний приезжают в Оптину Пустынь, первый становится настоятелем монастыря, а второй — скитоначальником. Скит и храм в честь святого Иоанна Предтечи они сами же и строят, очищая от многовекового леса участок земли.

Ввиду малочисленности братства сам скитоначальник исполнял многие братские послушания. Часто доводилось ему оставаться без келейника, который исполнял обязанности то повара, то садовника, то хлебопека. «Как самый бедный бобыль, — писал старец Антоний в 1832 году одному родственнику, — живу в келье один: сам и за водой, сам и за дровами... Чином священства почтенных теперь у нас в скиту собралось пять человек, но все они престарелы и многонемощны, почему и тяготу служения за всех несу один».

От многих трудов, от многочасовых молитвенных подвигов старец приобрёл тяжёлую болезнь — ноги от колен были покрыты ранами, когда раны вскрывались, текла кровь. Братия вспоминали, что многие, видя всегда светлое лицо отца Антония и слыша его оживленную беседу, не понимали, какой страдалец перед ними. Однажды во время всенощного бдения обе его ноги так кровоточили, что новые кожаные сапоги насквозь промокли, будто старец по колено стоял в воде. Болезнь продолжалась около 30 лет, до самой кончины преподобного.

Ежедневно днём и ночью отец Антоний испытывал невыразимую боль в ногах, даже посмотреть на них нельзя было без содрогания: больные ноги были тверды как дерево и скорее походили на прямые круглые брёвна шириной в диаметре до пяти вершков, темно-красного цвета, постоянно рделись. Из ран глубиной до самой кости сочилась всегда сукровица. Медицинские средства почти не помогали, а часто наносили ещё больший вред и усиливали болезнь.

Старец ещё и шутил по поводу своих болезней. Иван Васильевич Киреевский как-то сказал ему: «Вот, батюшка, на вас сбывается слово Писания, что “многи скорби праведным”: какой тяжкий крест возложил на вас Господь!» — «То-то и есть, — возразил старец, — что праведным скорби, а у меня-то все раны, как и святой пророк Давид говорит: “Многи раны грешному”«.

Известна история с одним иноком, привыкшим просыпать утреню. Преподобный Антоний убеждал его исправиться, но тот ссылался на нездоровье. Тогда старец сам пошел на утреню, несмотря на то, что по болезни ног вообще не мог стоять. После утрени он пришел в келью к тому брату и, встав на колени, стал просить пощадить его, немощного, и впредь самому посещать богослужение. От ран в его сапогах скопилась кровь, которая начала выливаться на пол. Инок был потрясён подвигом старца, который в такой болезни заботился о его спасении, и стал ревностно подвизаться.


Преподобные Моисей, Антоний, Варсонофий и Анатолий Оптинские Фото: А. Поспелов / Православие.Ru     

Жизнь в молитвах, трудах и смирении приносила плоды. Благодать, которую даровал Господь преподобному Антонию, была видна даже по необыкновенному выражению лица его после Литургии. Братия вспоминали, что от одного взгляда на старца в этот момент у некоторых происходил в душе нравственный переворот.

Старец был строг к самому себе и снисходителен к окружающим, относился с любовью к немощным и грешным, умел утешить и успокоить страждущих. Часто вспоминал слова святого Исаака Сирина, что с людьми надо обходиться, как с больными, и успокаивать их больше, чем обличать; ибо это больше их расстраивает, нежели приносит им пользы. «Больному,— говорил старец,— надо говорить: “Не хочется ли тебе какой похлебки или чего другого?”, а не следует говорить так: “Я тебе дам такую микстуру, что глаза выпучишь”«.

Так, однажды некто покаялся перед ним в некоторых своих согрешениях, а о других умолчал. Преподобный Антоний не стал обличать его, но, напротив, сказал каявшемуся, что он своим покаянием порадовал ангелов на небесах. И такими словами возбудил в этом человеке великое сокрушение и усердие к совершенному очищению совести.

Старец вёл обширную переписку с духовными чадами, которая была опубликована в Оптиной Пустыни в 1868 году с предисловием: «Слово его как устное, так письменное, по свойству своему простое, мягкое, всегда было растворено духовною солью и отличалось особенной какой-то меткостью и своеобразной выразительностью и силой; и часто в простой или даже и шутливой форме содержало высокое назидание».


Советы преподобного Антония:


Преподобный Антоний Оптинский

О хранении сердца в спокойствии от смущения

«…когда пришло благое желание помолиться Богу и прочитать то и то, помолитесь и прочитайте покойным духом. Не исполнили желания по немощи, спокойным духом скажите: “Помилуй мя, Господи, яко немощна есмь”.

Не исполнили благие желания от лености и нерадения, опять спокойным духом скажите: “Господи, не вниди в суд с рабой Твоей”.

Пришли дурные мысли, паки спокойным духом скажите: “Господи, избави меня от сих”.

Осердились на кого или осудили за что, паки тем же покойным духом обратитесь ко Господу и скажите: “Согреших, Господи, прости меня, горделивую и нетерпеливую!”

Вдруг, как туча, нашли тоска и отчаяние, паки ко Господу обратитесь и скажите к своей унылой душе: “Вскую прискорбна еси душе моя, и вскую смущаеши мя! Уповай на Бога”.

И таким образом во всех случаях старайтесь сохранять сердце свое в спокойствии от смущения!»

Думы о будущем

«О будущей участи своей или моей не думайте много, ибо у Господа Бога для вас милости много. Довлеет дневи злоба его, т. е., довольно с нас о настоящем дне позаботиться, чтобы провести его как бы получше, а не о будущих многих летах забивать себе голову».

Полезное слово

«Польза наша бывает не от количества слов, а от качества. Иногда и много говорится, а слушать нечего, а в другое время и одно услышишь слово, и оно остается на всю жизнь в памяти».

Слепота душевная

«Как телу нашему приключаются различные недуги, так и душе. Есть слепота телесная, и есть слепота душевная. Кроме сего, у некоторых бывает еще какая-то темная вода в глазах, которыми хотя и смотрят, но ничего не видят. Подобно сему бывает темная вода и в душевных очах, от которой тоже не видят ничего. И если придет человек во глубину зол, не видит того и нерадит о спасении души своей».

Кто не умеет сам смиряться

«Горе тому человеку, кто не имеет смирения. Кто не умеет сам смиряться, того впоследствии будут смирять люди; а кого не смирят люди, того смирит Бог».

«Куда бы мы с вами ни надумали уклониться или переселиться, туда же и внутренний свой хаос перетащим, ибо как смиренным душам везде земной рай, так несмиренным везде будет мука и каторга не легче смерти».

О семейной жизни

«И если бы муж ваш действительно был не хорош, то спросите себя по совести пред Богом: “да стою ли я, грешная, хорошего и доброго мужа?” И совесть ваша непременно скажет, что ты совершенно хорошего не стоишь; и тогда во смирении сердца, с покорностию воле Божией, будете от души любить его и находить много хорошего, чего доселе не видали».

Здоровый и больной

«…Если посмотреть на человека здорового и посмотреть на человека, долговременно страждущего, и рассмотреть состояние души одного и другого, то кого из них назвать блаженным или окаянным: здорового или страждущего?

Например, вы в болезни своей сколько раз приносили раскаяние во грехах своих пред Господом Богом и пред духовным отцом и приобщались Святых Таин? Между тем здоровому человеку некогда и подумать о грехах; и если случится поговеть однажды в год, то не столько из усердия, сколько из приличия, чтоб сказать: “и я нынче говела”. А исповедь бывает такая, больше немая, т.е. ничего, кажется, нет на душе.

Вы в болезни своей сколько из глубины души испустили пред Богом тяжких воздыханий, которые все видит и слышит Господь. Но у здоровых совсем бывает не то; если же и они когда вздыхают, то больше о том, когда долго не видят кого, когда давно не имеют весточки о чем.

Вы в болезни своей нередко орошали лице свое слезами, а здоровые люди вместо слез сколько каждый день потратят мыла на лицо свое, чтоб было чисто, а об душе ни слова.

Вы в болезни своей очи свои часто с молитвою обращаете к образу Христа Спасителя и к Пречистой Его Матери, а здоровые дамы или девы вместо образа раз по сто в день посмотрят на себя в зеркало; а помолиться хорошенько или перекреститься как должно некогда.

А посему вы ныне в болезненном состоянии своем блаженнее всех здоровых, окружающих вас; а к сему еще и вечное блаженство на Небеси приготовлено для вас от Господа Бога; о чем во страдании своем радуйтесь вы и веселитесь, и от всей души благодарите Милосердого Бога, что у Него для страждущих приготовлено великое множество милости и утешения, которые в свое время получите вы за молитвы Богородицы».


***


Погребен преподобный Антоний в Казанском соборе Оптиной Пустыни рядом с любимым братом и духовным отцом, преподобным Моисеем. В 1996 году причислен к лику местночтимых святых в Соборе Оптинских старцев. Прославлен Архиерейским собором Русской Православной Церкви 2000 года для общецерковного почитания.

Преподобне отче наш Антоние, моли Бога о нас!


20 августа 2014 года

http://www.pravoslavie.ru/put/73045.htm


Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10592


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #27 : 20 Сентября 2014, 11:35:28 »

«Макарий идет!»

Памяти преподобного Макария, старца Оптинского


Ольга Рожнёва



Преподобный Макарий Оптинский

20 сентября мы празднуем память великого Оптинского старца преподобного Макария (1788–1860), сотаинника преподобного Льва, наставника преподобного Илариона, преподобного Анатолия (Зерцалова) и самого прославленного Оптинского старца Амвросия. Последним днем земной жизни старца стал день предпразднства Рождества Божией Матери, к Которой старец питал глубокую сердечную веру и преданную любовь.

Преподобный Лев как-то сказал о старцах Оптинских: «Отец Моисей и отец Антоний – великие люди, а Макарий – свят».

Воспоминания современников о духовной помощи старца Макария и его собственные советы о духовной жизни звучат своевременно и назидательно и в наши дни.



Корми жену и детей

Один казенный крестьянин Крапивенского уезда Тульской губернии, по имени Петр, имевший жену и детей, при жизни старца Макария коротко знавший его, с давнего времени имел стремление к подвижнической жизни. Раз как-то он сильно увлекался помыслами оставить жену и детей, дабы ради спасения душевного проводить жизнь отшельническую. Но вот он увидел во сне покойного старца, который будто явился ему среди Оптинского скита, одетый в рясу; а на голове у него была простая монашеская шапка. Подошедши к Петру, старец крепко взял его за руку своими обеими руками и, держа так, сказал: «Петр! Оставь свое намерение. Корми жену и детей. Это тебе будет полезнее. Да смотри свою гордость!» (то есть чтобы не упускал из виду мнения о себе, что будто он жил благочестивее других). После этого сна день и ночь смущавшие Петра помыслы рассеялись как дым, и он уже спокойно проводил семейную жизнь.


Макарий идет!

«Был и еще замечательный случай. Один из людей образованного круга имел несчастие подвергнуться припадкам беснования. Родные его обратились за помощью к искуснейшим докторам. Те долго лечили больного дома, наконец послали его за границу к водам, но облегчения не было. Признаки беснования были очевидны, ибо припадки болезни совпадали с днями нарочитых церковных праздников, а конвульсии усиливались от прикосновения священных предметов: Святого Креста, Евангелия, богоявленской воды. В заключение всего больной не в состоянии был добровольно приступать к таинствам покаяния и причащения Святых Таин. Несмотря на то, родные его боялись или не хотели назвать болезнь страдальца своим именем.

Видя беспомощное состояние больного, один из близких к нему людей из сострадания взял на себя труд свозить его в Оптину Пустынь с намерением попросить совета у старца Макария, которого он знал лично, что делать с непонятною болезнью приятеля. Успел ли он уговорить больного или привез его в монастырь, употребив для сего какую-либо хитрость, неизвестно. Только по приезде, остановившись в гостинице, он тотчас послал просить к себе в номер старца, не упоминая о приехавшем с ним приятеле и приятелю ничего не говоря о сем. Несмотря на это, больной в то же самое время начал обнаруживать сильное беспокойство – признак приближавшегося припадка, и говорил: “Макарий идет, Макарий идет!”

Старец, действительно, пришел, но едва вошел в занимаемые гостями покои, как больной бросился на него с бешенством, произнося разные неистовые слова, и, прежде чем успели удержать его, заушил старца. Зная, кто управлял в этом деле рукою несчастного, смиренный старец употребил против него сильнейшее оружие. По заповеди Христовой, он тотчас же подставил ему другую ланиту, произнося слова Господа: “Аще тя кто ударит в десную твою ланиту, обрати ему и другую” (Мф. 5: 39). Опаленный смирением старца, бес тотчас же оставил страдальца, который упал без чувств к ногам благодатного посетителя и пролежал долгое время в совершенном оцепенении; но потом, очнувшись, встал уже здоровым, не сохранив ни малейшего воспоминания о своем поступке, в котором он, попущением Божиим, был только лишь орудием».


Об исцелении сестры


«Вдруг сестра закричала: “Вон идет седой!” – и забилась. Действительно, из скита вышел батюшка, подошел к нам и каким-то пояском опоясал больную.»

Рассказывала монахиня Алевтина:

«Моя родная сестра, Мария Павловна Полунина, страдала припадками беснования. Мать наша приехала с ней в монастырь, и мы с матерью повели ее в Оптину Пустынь. Еще перед тем в нашей церкви она сильно беспокоилась, а дорогой всё бранила меня, что у меня рука проклятая, на руке же у меня были надеты батюшкины четки. Когда мы пришли в Оптину, то сели дожидаться батюшку на дорожке около скита. Вдруг сестра закричала: “Вон идет седой!” – и забилась. Действительно, из скита вышел батюшка, подошел к нам и каким-то пояском опоясал больную. Она перегнулась назад, как бы переломилась, и как будто оцепенела. Потом, как оправилась, батюшка послал нас на могилку батюшки отца Леонида. Он всегда прикрывал чем-нибудь свои исцеления. Там мы помолились и взяли песочку с его могилки. Сестра успокоилась. На другой день была у обедни. Батюшка давал ей антидор, и она принимала спокойно. После того прежних припадков с нею уже никогда не было».


Урок виновному


Часовня на месте захоронения старца оптинского Макария

 «При погребении старца случилось одно неприятное обстоятельство, которое, впрочем, послужило уроком виновному и было причиной прославления самого старца. Козельский мещанин Дмитрий Никитич Чурилин, уже много лет живший по найму в Оптиной Пустыни в числе рабочих по каменной части, в самый день похорон работал в могиле, закладывая свод склепа над гробом покойника. Братия, отправив погребение, по обычаю, отправились в трапезу, а мирские посетители, и в особенности духовные дети почившего, преимущественно из монахинь, всё еще не отходили от могилы своего нежно любимого отца, и некоторые из них, как обыкновенно бывает при погребении, бросали в могилу горсточки земли. Одна из монахинь в слезах, не обратив внимания, вместе с землею захватила и камешек и, бросив в могилу, попала Чурилину в голову. Тот, не разбирая правых и виноватых, избранил стоявших около могилы непристойными словами.

Монахини, как дождь, хлынули от могилы, а Чурилин в ту же минуту почувствовал боль в руке, как будто ее обожгло. Боль эта с каждым часом стала у него усиливаться, так что он скоро принужден был оставить свою работу. Приключившуюся таким образом болезнь Чурилин попросту называл “волосатиком”. Она ни днем ни ночью ни на минуту не давала ему покоя. Палец на руке гнил, и кость в пальце, изнывая, разъедалась. По времени она стала как будто раздробленная молотом, и из раны начали вываливаться осколочки. Врачебные средства не помогали. Некоторые из братии советовали ему обратиться с испрошением прощения в своем проступке к покойному старцу отцу Макарию и помазать больное место елеем из лампады, горевшей на его могиле, в надежде на его молитвенную помощь.

Но Чурилин, по неразумию своему, ответил однажды так: “Я же лучше помажу маслом из лампады от чудотворной иконы Казанской, а то что мне поможет отец Макарий?” Может быть, он и исполнил свои слова, но за такой горделивый ответ и презорливое отношение к почитавшемуся всеми старцу болезнь его не только не уступала, но еще больше усиливалась. Он стал ходить уже с подвязанною рукою, и болезнь длилась уже недель восемь или десять. Ему опять братия стали советовать обратиться за помощью к почившему старцу.

И, веря или нет, но уже проученный жестоким уроком неверия, сходил он к могиле старца, несколько раз поклонился пред ней, испрашивая у старца прощения в грехе своем, и лишь только потер свой больной палец землею с могилы покойника, как в тот же час почувствовал большое облегчение своей нестерпимо острой боли, которая затем постепенно и совершенно утихла, а вскоре потом Чурилин и совсем выздоровел и опять по-прежнему в Оптиной Пустыни работал по найму, хотя с искривленным пальцем…»


Исцеление от ужасной болезни

Бывали случаи, когда старец Макарий оказывал помощь людям на расстоянии, явившись во сне, помогал уже после своей смерти, или помогала земля с его могилы.

Бывшая помещица, а затем послушница Дивеевского женского монастыря Нижегородской губернии Мария Васильевна Ананьевская вскоре по кончине старца отца Макария рассказывала о себе следующее:

«В первые дни после кончины батюшки отца Макария я, при великой грусти о лишении его, подверглась какой-то ужасной болезни, похожей на ту, которую в простонародье называют волосатиками. Боль была неослабная. Ни днем ни ночью не было мне от нее покоя; и я уже несколько суток провела без сна. Рекомендованные средства не помогали.

Бывши в это время в Оптиной Пустыни, иду я однажды из скита и думаю: дай схожу на могилку батюшки отца Макария и возьму с нее земельки для пальца – авось полегчает. Пришла, взяла сначала из горевшей над его могилой лампады маслица, обмазала им свой больной палец и затем, осыпав его землею с могилы, обвязала и ушла на гостиницу. Тут я и скоро заснула крепким сном, а поутру встала совершенно здоровая».


Немой начал говорить

«Усердие их к почившему старцу вознаграждено было великою милостию Божиею: среди бдения немой сын начал говорить.»

Орловской губернии Малоархангельского уезда сельца Стрелки сын богатого крестьянина Ивана Афанасьева Дунаева, 24-летний юноша Иван, в продолжение шести годов был нем и несколько помешан умом. Некоторые близкие к Ивану Афанасьеву знакомые советовали ему съездить с больным сыном в Оптину Пустынь к старцу Макарию, бывшему еще в живых. После неоднократных таких предложений родитель наконец решился повезти сына своего в Оптину. В октябре 1860 года они прибыли в монастырь, но старца в живых не застали: по нему уже оканчивался сорокоуст. Поскорбев немало о своей неудаче, они в свое время пришли в храм Божий отслушать бдение, которое служилось ради памяти покойного старца Макария. И усердие их к почившему старцу вознаграждено было великою милостию Божиею: среди бдения немой сын начал говорить и получил прежнюю светлость мыслей. Об этом исцелении стало известно в Оптиной Пустыни в 1863 году.


Духовные наставления старца

О страстях

«Довольно известно, что куда ни пойдем, то и страсти туда с собою понесем».

«Пишешь: кажется тебе, что ты смиренна и терпелива. Какое наше смирение? – волчье, а терпение – гнилое».


О чужих падениях

«Читая о падениях людей, удивляйся милосердию Божию и удаляй от себя смущение от разговоров о тебе ли или о чем другом. Этому нечего дивиться, что ты прежде не была борима страстьми: ты еще была младенец, и до тебя ничто не доходило. Но разве в этом-то спасение, чтобы не быть бориму, а думать о себе много? И не знать своих страстей и немощей? Познавая же их, смиряйся и научайся борению и смирению».


О деньгах

«Пишешь, что тебя беспокоит мысль безнадежия о спасении, что, имея деньги, будто не можешь спастися. Это явное коварство вражие и сеть его, не дающая тебе мира и спокойствия. Оставя пристрастие к сребролюбию, скажи мне: можешь ли проходить жизнь совершенно нестяжательную и нищенскую? Ни силы твои, ни образование, ни состояние твоего здоровья не позволят тебе сего исполнить, а того, что выше силы твоей, Бог от тебя не потребует.

Но избегай пристрастия к богатству и надежды на него, также излишества в пространстве и роскоши, но живи, сообразуясь со своими немощами, благодари Бога, даровавшего тебе обеспечение жизни, и смиряй свои помыслы».


О почтении к родителям

«Принимай с самоукорением и смирением, что бы ни случилось, а паче от родителей, у коих ты теперь находишься. “Чти отца твоего и матерь твою”, – заповедал Господь (Исх. 20: 12), и закон естественный и гражданский повелевают нам сие. Благословение родителей великое доставляет благо детям, ибо низводит на них Божие благословение».


Можно ли стремиться к начальственной должности

«Касательно должностей или послушаний честолюбивых – должно уклоняться и самому не наскакивать, а когда будет звание Божие, то не без погрешения будет и противление. Святой Григорий Богослов велит не наскакивать на начальство, но и не отрицаться, а иначе может превратиться весь иерархический порядок. Ежели, например, через сопротивление твое займет место такой, который не может соответствовать назначению, и последует вред, то нельзя за это не дать ответа».


Молитвенные правила и дела любви к ближним

«Но одни правила молитвенные не могут нам принести пользы… советую стараться сколько можно обращать внимание ваше на дела любви к ближним: в отношении к матушке вашей, супруге и детям, пещись о воспитании их в православной вере и доброй нравственности к подчиненным вам людям и ко всем ближним. Святой апостол Павел, исчисляя разные виды добродетелей и подвигов самоотвержения, говорит: “Аще сотворю сие и сие, любве же не имам, ни кая польза ми есть”».

Преподобне отче Макарие, моли Бога о нас!


19 сентября 2014 года

http://www.pravoslavie.ru/put/73715.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10592


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #28 : 01 Октября 2014, 10:03:37 »

Врачеватель душевных и духовных недугов

Памяти преподобного Илариона, старца Оптинского (1805–1873)


Ольга Рожнёва



Преподобный Иларион Оптинский


1 октября мы чтим память преподобного Илариона Оптинского.

Этот замечательный подвижник имел неповторимый духовный опыт: будучи учеником самых первых Оптинских старцев Льва и Макария, продолжателем и хранителем Оптинских традиций, он с годами сам стал наставником и передал эстафету старчества следующему поколению Оптинских старцев.

Для людей нашего времени наставления преподобного Илариона особенно полезны, поскольку старец был прекрасным знатоком и искусным врачевателем душевных и духовных недугов, тех, что сейчас мы называем депрессией, неврозом, навязчивыми состояниями, разного рода зависимостями, фобиями.

Основными причинами этих заболеваний старец считал злопомнение, обидчивость, непримиримую вражду, непочитание родителей, нераскаянные грехи. Старец наставлял:

«Итак, причина наших болезней душевных и телесных суть грехи наши. Сообразно с сим и врачебство одно: страждущий человек должен внимательно рассмотреть себя, припомнить все грехи, совершенные им с семилетнего возраста, и сознать в особенности тот грех, в котором заключается причина болезни.

Потом он должен все эти грехи искренно исповедать пред священником, примириться с ближними, оставить всякую против них злобу и положить твердое намерение и начало не обращаться вновь на старые грехи и наконец с сокрушением приступить к принятию Святых Христовых Таин».


Если больные указывали на кого-либо как на причину своей болезни, то преподобный Иларион советовал испросить у того лица прощения, если оно живо, а если скончалось, то отслужить на его могиле панихиду о его упокоении, подавать о поминовении на проскомидиях и дома за него молиться, принести покаяние и понести епитимью.

Сохранились свидетельства чудесной помощи старца в исцелении душевных и духовных недугов.


Вражда и непокорность отцу

«Новосильского уезда купец был два года одержим недугом, не дававшим ему ни минуты покоя и доводившим его до безумия. Ему представлялось, что будто со всех сторон его преследуют, хотят вязать и лишить жизни. Не будучи поэтому в состоянии заниматься своим торговым делом, А.Е. бегал от людей с блуждающим взором, произнося безсмысленные слова. Домашние боялись, чтобы он в припадке безумия не лишил себя жизни.

Более всех обеспокоена была этою болезнью его жена, придумавшая наконец свозить его в Оптину пустынь. Прибыв в обитель, она объяснила старцу болезнь мужа и просила его помощи.

Старец долго занимался с ним и из расспросов дознал, что главная причина болезни была его вражда и непокорность отцу, которую он таил в своем сердце. Старец долго убеждал А.Е. оставить злобу и попросить у отца прощения, доказывая ему, что только в таком случае он может надеяться на помощь Божию и избавиться от болезни.

Больной сперва долго упорствовал, оправдывал себя, а отца обвинял, но наконец изъявил готовность исполнить всё, что приказывал ему старец. Преподобный Иларион исповедал его, и больной, пробыв в обители после принятия Святых Таин еще три дня, поехал домой к отцу совершенно здоровым».


Просить прощения у матери

«Один купеческий приказчик из Нижнего, средних лет, холостой, страдал несколько лет болезнью, не дававшей ему покоя. Он, по словам его, ощущал, что кто-то нашептывает ему мысли о самоубийстве. Подойдет он к воде – голос шепчет ему: “Зачем тебе больше жить на свете? Утопись!” Увидит он огонь – голос внушает ему кинуться в огонь. Увидит он нож или какое острое орудие – голос внушает ему зарезаться, так как незачем ему оставаться на свете.

Исхудалый, изнуренный, со впалыми от душевного недуга глазами, он приехал с матерью своей в обитель, был у старца и на вопрос, от чего он страждет, объяснял, что, по его убеждению, он болен от того, что, когда ему еще было два года, мать прокляла его.

Старец долго занимался с ним, подробно расспросил его, о чем находил нужным, и заключил, что причина болезни не та, которую он приводит, а другая и болезнь послана ему в наказание за ложные взгляды относительно своей матери.

Мать была добрая старушка и очень его любила и желала ему всякого блага, а он думал, что она сделала его несчастным на всю жизнь. Долго он не соглашался с мнением старца. Наконец на исповеди старец, с помощью Божией, убедил его оставить ложное мнение, что его прокляла мать, и вместо того смириться перед нею и с чувством раскаяния испросить у нее прощения в оскорбительном мнении о ней.

Исполнив наставление старца, он удостоился принятия Святых Таин и явился к старцу уже в обновленном виде – покойный и счастливый; погибельных внушений он уже не слыхал; совесть его умиротворилась, и душа его, освященная таинствами покаяния и причащения, возвратилась к светлой жизни. Возвратясь в Нижний, он уже вел жизнь свою по наставлениям старца».


Преподобные Амвросий, Иосиф, Иларион     

«Сохранилось трогательное повествование о послушнице Белевского монастыря Марии, ушедшей в Москву и там заболевшей нервными припадками. Старец предсказал ее возвращение в обитель, что и состоялось в 1871 году. Отец Иларион с любовью принял ее на исповедь и, когда с ней опять случился припадок, позаботился по его окончании самым подробным образом исповедать больную. По окончании исповеди утешал ее, как дитя, дал ей свои четки, своего служения просфору, святой воды и артос. Воду благословил ей пить при появлении припадка.

«Помни же, что лучше быть учеником ученика, нежели жить, полагаясь на свой разум и по своей воле».

Отпуская больную, благословил ее и сказал: “Благодари Бога, теперь будешь ты жива, а ежели бы даже пришлось и умереть – милостив Господь! Буди Его святая воля! Помни же, что лучше быть учеником ученика, нежели жить, полагаясь на свой разум и по своей воле”. И, обращаясь к сопровождавшим ее сестрам, приказал, чтобы не оставляли больную.

По уходе больной старец очень был утешен тем, что больная могла принести чистосердечное покаяние, и говорил: “Сестры хотя и думают, что она не так опасна, но Бог знает, и здоровые иногда умирают, а больная, да еще в таком страдальческом положении, тем более небезопасна. Мы не знаем, что с нами может случиться и в следующую ночь или завтра. Что только можно было сделать, чтобы помочь бедной, всё сделано. В подобных случаях не должно откладывать, а пользоваться каждою минутой, чтобы не упустить душу, ищущую спасения, без возможной помощи”.

Возвращаясь в гостиницу, больная говорила сестрам: “Други мои! Как у меня теперь легко на душе! Давно не ощущало мое грешное сердце такого отрадного спокойствия духа и такого необъяснимого чувства, какое я вынесла от батюшки. Слава Богу за всё!”

Она попросила засветить лампадку, выпила святой воды, взяла четки, полученные ею от старца, и легла на койку, перекрестивши себя и ее крестным знамением. Сестры оставили больную и пошли ужинать. Поужинав и поговорив между собою о той утешительной перемене, которая в этот вечер произошла в состоянии больной, они возвратились к ней, чтобы вместе читать правило на сон грядущий, – но нашли Марию уже уснувшей вечным сном.

Узнав о кончине ее, старец сказал: “Этого нужно было ожидать, потому я и не решился вчера оставить ее без исповеди”».


Извещение свыше

«Одна помещица страдала серьезным внутренним расстройством. В Москве ее болезнь признали очень опасной, трудно или почти не излечимой, так как была она запущена, и помещица возвратилась из Москвы в трудном положении. В начале августа 1871 года она поехала в Киев, чтобы лечиться там у известного доктора.

Старцу выразили опасение относительно неисцелимости и вероятности плохого исхода ее болезни. Старец не отвергал эти опасения, был, напротив, как бы тревожен и сам разделял их. Но, удалившись затем из своей приемной в спальную келью и пробыв в ней в удалении около четверти часа, старец снова возвратился в приемную и уже стал положительно говорить в том смысле, что болезнь ее пройдет.

Очевидно, старец в спальне по молитве получил извещение о благополучном исходе ее болезни. Действительно, помещица после киевского лечения совсем оправилась».


Исцеление от недуга неверия

В то время к болезням душевным относили и недуг, который уже в XX веке стали рассматривать как «право личности иметь свои убеждения», – неверие в Бога, атеизм. Вот пример исцеления от недуга неверия:

«Студент Московского университета тульский помещик А.П.А. дошел почти до полного неверия в Бога. Будучи проездом в обители, он имел продолжительные беседы со старцем. Полные искреннего участия и душевной доброты слова старца подействовали на молодого человека.

Он согласился признать свои заблуждения, провел по предложению старца в обители несколько дней, исповедался, принес покаяние, сподобился принять Святых Таин, к чему пред тем уже несколько лет не приступал, и поехал в Москву верующим и благочестивым христианином».


Советы преподобного Илариона


Преподобный Иларион Оптинский

«Замечания делай, не давая пищи собственному самолюбию, соображая, мог бы ты сам понести то, что требуешь от другого. Знай, когда можно сделать замечание, а когда лучше смолчать.

Если чувствуешь, что гнев объял тебя, сохраняй молчание; до тех пор не говори ничего, пока непрестанною молитвою и самоукорением не утишится твое сердце, а тогда можешь говорить с братом.

Если нужно вразумить брата, а ты видишь, что он возмущен гневом или смущен, не говори ничего, чтобы еще более не раздражить его. Когда же увидишь, что и ты, и он покойны, говори не укоряя, а с кротостью».

«Ежели ты свое собственное сердце умиротворишь к гневающемуся на тебя, то и его сердцу Господь возвестит примириться с тобою».

«На вопрос твой отвечаю, что ты верно понимаешь то, что, ежели ты свое собственное сердце умиротворишь к гневающемуся на тебя, то и его сердцу Господь возвестит примириться с тобою».

«Должно стараться иметь о людях хорошее мнение. Один Бог сердцеведец, мы же не можем безошибочно о них судить».

«На вопрос твой, может ли твоя совесть безошибочно показывать тебе твои погрешности, отвечу так: много доверять своей совести не должно, потому что она не очищена еще как надо».

«Желаешь исполнять волю и заповеди Божии, а на деле видишь, как исполнение далеко отстоит от желания? Спрашиваешь, можно ли достигнуть свободы духовной, или это не всем дается? – Кто просит, всякому дастся: «Просите, и дастся вам» (Мф. 7: 7). Как евангельская вдовица алкала защитить ее от соперника, так и нам должно просить».

Преподобне отче Иларионе, моли Бога о нас, грешных!


1 октября 2014 года

http://www.pravoslavie.ru/put/74023.htm

Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10592


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #29 : 23 Октября 2014, 11:26:03 »

Солнце Оптиной пустыни

Памяти преподобного Амвросия Оптинского


Ольга Рожнёва


23 октября мы празднуем день памяти преподобного Амвросия – ученика преподобных Льва и Макария, самого известного и прославленного из Оптинских старцев, который оказал огромное влияние на духовную жизнь всей России XIX века.


Преподобный Амвросий Оптинский
 
Преподобный Амвросий мог с каждым поговорить на его языке: помочь неграмотной крестьянке, которая жаловалась, что умирают индюшки и барыня может прогнать ее со двора; ответить на вопросы Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого и других самых образованных людей того времени. «Всем бых вся, да всяко некия спасу» (1 Кор. 9: 22). Слова Старца были простыми, меткими, порой с добрым юмором:

«Мы должны жить на земле так, как колесо вертится: чуть одной точкой касается земли, а остальным стремится вверх; а мы как заляжем, так и встать не можем»;

«Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено – там ни одного»;

«Отчего человек бывает плох? – Оттого, что забывает, что над ним Бог»;

«Кто мнит о себе, что имеет нечто, тот потеряет»;

«Жить проще – лучше всего. Голову не ломай. Молись Богу. Господь всё устроит, только живи проще. Не мучь себя, обдумывая, как и что сделать. Пусть будет – как случится. Это и есть жить проще»;

«Нужно жить – не тужить, никого не обижать, никому не досаждать, и всем мое почтение»; «Жить – не тужить, всем довольной быть. Тут и понимать-то нечего»;

«Если хочешь иметь любовь, то делай дела любви, хоть сначала и без любви».

А когда ему кто-то сказал: «Вы, батюшка, очень просто говорите», – Старец улыбнулся: «Да я двадцать лет этой простоты у Бога просил».

Преподобный Амвросий по данной ему благодати Божией исцелял множество больных и страждущих. К его молитвенной помощи и заступничеству прибегаем мы и сегодня: у мощей Старца происходят чудеса, люди исцеляются от многих, порой неизлечимых болезней.

Сохранилось множество свидетельств чудесной помощи преподобного Амвросия, из которых приоткрывается облик дивного утешителя народного.


Преподобный Амвросий Оптинский

Московская учительница госпожа М. П-а, урожденная княжна Да-я, имела к Старцу великую веру. Ее единственный сын был при смерти от брюшного тифа. Оторвавшись от него, она полетела в Оптину и умоляла батюшку помолиться о сыне. «Помолимтесь вместе», – сказал ей Старец, и оба стали рядом на колена. Чрез несколько дней мать вернулась к сыну, который встретил ее на ногах. В тот самый час, как Старец молился за него, наступила перемена, и выздоровление пошло быстро.

Опять эта госпожа, уже с выздоровевшим сыном, летом 1881 года была в Оптиной и прожила там более, чем думала. Ее муж, находившийся в южных губерниях, беспокоился о них и наконец назначил телеграммой день, когда за ними вышлет лошадей на станцию. М. П-а пошла проститься с батюшкой. Отец Амвросий, никогда и никого без особенной причины не задерживавший, объявил, что не благословляет ей ехать. Она стала доказывать, что не может больше жить в Оптиной, а он сказал: «Я не благословляю ехать сегодня. Завтра праздник, отстоите позднюю обедню – и тогда увидим».

    Старец задержал их еще на день. Потом они узнали, что с поездом, на котором хотели ехать, случилась Кукуевская катастрофа.

Она вернулась на гостиницу, где ожидавший ее сын был очень недоволен батюшкиным решением, тем более что не было никаких причин оставаться, но мать послушалась Старца. На следующий день батюшка сказал: «Теперь с Богом поезжайте». За Курском они узнали, что с поездом, который шел накануне и с которым они хотели было ехать, случилась Кукуевская катастрофа.


Исцеление от болезней

Государственная крестьянка с. Манаенок Лебедянского уезда Тамбовской губернии Анисия Ф. Монаенкова имела такую сильную боль в пояснице и нижней части живота, что не могла ни ходить, ни лежать. Медицинские средства не помогали. По освидетельствовании больной акушерками признано было, что у нее внутри язва. Почему и советовали ей ехать в Москву для операции, если только она желает остаться в живых. Но она предварительно приехала к старцу Амвросию, чтобы получить от него благословение на эту поездку, и скоро была им принята. «Дурка! – сказал Старец. – Зачем в Москву? Я травки дам». Вскорости выслал он ей с одним монахом травы. Стала она пить ее, и болезнь прекратилась.


***


В бытность летом 1898 года Оптинского иеромонаха отца Венедикта в Калужской Тихоновой пустыни дворянка Данковского уезда Рязанской губернии девица Марья Тимофеевна Турчанинова передала ему записку, в которой ею объяснено, что с самого детства страдала она кровотечением из носа, но в 1890 году исцелена была старцем отцом Амвросием.

«Ну что, ловко?»

    Старец весело спросил: «Ну что, ловко?» – «Ловко, батюшка, – отвечал монах при общем смехе, – да уж больно очень».

Преподобный Амвросий любил иногда прикрыть свою чудесную помощь шутливым словом или движением, чтобы таким образом отвлечь несколько в сторону внимание свидетелей. Пришел, например, к Старцу один монах с ужасною зубною болью. Проходя мимо него, Старец ударил его из всей силы кулаком в зубы и еще весело спросил: «Ну что, ловко?» – «Ловко, батюшка, – отвечал монах при общем смехе, – да уж больно очень». Но выходя от Старца, он почувствовал, что боль его прошла, да и после уж не возвращалась.

Крестьянки очень хорошо подметили эту черту отца Амвросия, и те из них, кто страдал головными болями, приходя к нему, просили его: «Батюшка Абросим, побей меня – у меня голова болит».


***


Были еще более удивительные случаи. Не выезжая никуда по болезненности из обители, старец Амвросий в то же время являлся за сотни верст людям, которые никогда его не видали и даже не слыхали о нем, и при этом или предостерегал их от какой-либо опасности, или давал больным наставление, как избавиться от болезни, или тут же исцелял.

Рассказ скитского иеромонаха отца Венедикта

«Г-жа А.Д. Карбоньер была тяжко больна и лежала на одре несколько дней, не вставая. В одно время она увидела, что старец Амвросий входит в ее комнату, подходит к постели, берет ее за руку и говорит: “Вставай, полно тебе болеть!” И потом в виду ее скрылся. Она в то же время почувствовала себя настолько крепкою, что встала от болезненного одра своего и на другой день отправилась пешком из города Козельска в Шамордино (где проживал тогда батюшка) поблагодарить его за исцеление. Батюшка ее принял, но разглашать об этом до кончины своей не благословил».

Рассказ Анисьи Андреевны Шишковой

«В 1877 году я очень хворала почти год сильною горловою болезнью вследствие давнишней простуды на вершине снеговых Пиренейских гор, едва могла глотать одну жидкую пищу. Жила я тогда в деревне и лечилась. Доктора, видя, что болезнь моя усиливается, посоветовали мне ехать в Москву, созвать консилиум и жить за границей в теплом климате.

В это время в соседний женский Троекуровский монастырь приехала госпожа Ключарева, жившая со своими внучками при Оптиной пустыни, где вблизи у нее было свое имение. Узнав, что я так хвораю, она предложила монахиням того монастыря передать мне ее совет – обратиться к Оптинскому старцу отцу Амвросию письменно и просить его молитв, ибо знала всю чудодейственную силу их. Сначала я не обратила внимания на эти слова. Но, видя ухудшение своего болезненного состояния, решилась написать Старцу (хотя и не знала его), прося его молитв за меня, болящую.

Батюшка скоро мне ответил: “Приезжай в Оптину, ничтоже сумнясь, только отслужи молебен Спасителю, Божией Матери, святому мученику Иоанну-воину и святителю Николаю Чудотворцу”. Предложение поехать в Оптину меня сильно устрашило, ибо я знала, какой трудный и длинный путь предстояло мне совершить, между тем как от истощения сил я не могла вставать. “Как я поеду?” – думалось мне. Но слова подчеркнутые “Ничтоже сумнясь” подкрепили мой дух и мои силы, и я, несмотря на просьбу детей не ехать и на убеждение доктора, пригласила священника, отслужила молебен и на другой же день поехала тихонько в карете до Ефремова, оттуда по железной дороге до города Калуги, а там на лошадях в Оптину пустынь. Везде, конечно, долго отдыхала по случаю сильной слабости и утомления.

    «Не я исцеляю, а Царица Небесная. Молитесь Ей», – говорил Старец.

По приезде в Оптину я просила узнать у батюшки в скиту, когда могу к нему приехать. Он приказал мне сказать, чтобы я сейчас отдыхала, а на другой день пошла бы к обедне и оттуда к нему. Едва могла я ходить, но всё это я исполнила за молитвы Старца, видимо подкрепившего меня. Когда я взошла к батюшке в комнату с госпожою Ключаревой, она, вставши перед ним на колени, начала со слезами просить: “Батюшка! Исцелите ее, как вы умеете исцелять”. Сильно Старец разгневался на эти слова и приказал госпоже Ключаревой немедленно удалиться. Мне же сказал: “Не я исцеляю, а Царица Небесная; обратись и помолись Ей”. В углу комнаты висел образ Пресвятой Богородицы. Потом он спросил, где болит горло. Я показала правую сторону оного. Старец с молитвою три раза перекрестил больное место. Тут же как будто некую бодрость я получила. Приняв благословение у батюшки и поблагодарив его за милостивый прием, я удалилась.

Прихожу в гостиницу, где меня ожидал муж и одна знакомая дама В.Д. Мусина- Пушкина. При них-то я попробовала проглотить кусочек хлеба, чтобы удостовериться, лучше ли мне стало за молитвами Старца. Прежде я не могла глотать ничего твердого. И вдруг – какая же была моя радость! – я без боли, очень легко могла всё есть, и до сих пор ни разу боль не возвращалась – вот уже прошло тому пятнадцать лет».

Рассказ Варвары Дмитриевны Мусиной-Пушкиной


Преподобный Амвросий Оптинский

«Позволяю себе изложить, как умею, рассказ о благодеянии Божием, оказанном моему сыну по святым молитвам досточтимого старца Оптиной пустыни отца Амвросия, которое вспоминаю с глубоким чувством умиления и благодарности к почившему любвеобильному молитвеннику. 27 мая 1878 года 14-летний сын наш Дмитрий заболел непонятным для нас недугом: страданием уха, головы и челюстей, с сильною течью из правого уха и жаром, доходившим по временам до 40 градусов. При этом он лишился слуха. Ночью он стонал, кричал от боли и бредил. Его сон был беспокойный, прерывистый, но часто ночи проходили совсем без сна. Мы приписывали эти страдания внутреннему нарыву в ухе и очень боялись последствий.

Приглашенный доктор – специалист по ушным болезням господин Беляев – по тщательном осмотре больного объявил нам, что у нашего сына очень серьезный случай ушного катара, происшедшего вследствие воспаления среднего уха, и что этот упорный катар произвел прободение барабанной перепонки. Эта болезнь признается неизлечимою. Доктор Беляев, между прочим, стал нас утешать, говоря, что надежда есть на молодые годы больного, что в этой болезни необходимо большое терпение, что в отдаленном будущем можно надеяться на поправку и прочее. Присутствие же нарыва он положительно отрицал. После двух недель то усиливающихся, то ослабевающих страданий доктор посоветовал нам перевезти нашего сына в деревню на чистый воздух, так как у больного явилось сильное малокровие, страшная бледность и упадок сил; отсутствие аппетита было тоже чрезмерное; отсюда недовольство и раздражительность.

Повинуясь совету врача, мы бережно перевезли сына в деревню (в Можайском уезде Московской губернии), надеясь на благотворное влияние перемены воздуха. В самый день приезда страдания больного до того усилились, что лицо его искажалось, глаза с трудом открывались и очень часто мучительные крики стали раздаваться по всему дому. Хотя первоначального жара, появлявшегося в Москве часто и периодически, почти не повторялось, но страдания и слабость с каждым днем усиливались так, что больному трудно было приподнимать голову с подушки, и малейший шум или даже звук причинял ему крайние страдания. Вообще состояние его казалось безнадежным, но Господь велик и милостив.

24 июня мой муж приехал из Москвы в деревню и предложил мне ехать всей семьей помолиться и поговеть в Оптину пустынь и там попросить благословения и святых молитв старца отца Амвросия. Уезжая, мы поручили больного сына попечению учителя и старой няни, которые оба его любили и в которых мы были уверены.

Приехав 26 июня в Оптину пустынь, муж мой, две дочери, племянник, воспитанница наша, горничная и я – все мы отправились в скит к отцу Амвросию и передали батюшке о состоянии нашего больного сына, переносившего нестерпимые муки, и просили его святых молитв о болящем. Батюшка спокойно ответил нам, приветливо улыбаясь: “Ничего-ничего – успокойтесь, всё пройдет; молитесь только Богу”.

    Старец подкреплял нас словами: «Молитва родителей доходна до Бога: веруйте только в Его милосердие».

Каждый день мы стали посещать отца Амвросия, и батюшка был настолько милостив, что беседовал с нами подолгу и тем подкреплял нас всех, говоря, что “молитва родителей доходна до Бога: веруйте только в Его милосердие и молитесь, а Господь вас утешит”. Мы говорили ему, что не надеемся на свои грешные молитвы, а уповаем на его ходатайство и святые молитвы. Он дал нам понять, что Господь нас обрадует.

По совету и благословению Старца мы пробыли в Оптине еще три дня, чтобы поговеть. Исповедь у него оставила в нас глубокое впечатление. Отговев и причастившись Святых Христовых Таин в самый день памяти святых апостолов Петра и Павла, мы еще были у батюшки и опять, по его благословению, остались еще на три дня, несмотря на то, что получали об сыне неудовлетворительные известия. Батюшка каждый день повторял: “Не беспокойтесь, Господь вас утешит, веруйте только в Его милосердие”.

1 июля, получив известие об сыне, что его невыносимо болезненное состояние ухудшается с каждым днем и что, по-видимому, надо ожидать близкого конца, мы решились не медля, приняв благословение отца Амвросия, тотчас пуститься в обратный путь. Но батюшка благословил нас выехать только на другой день. 2 июля тотчас после ранней обедни, в 9 часов утра мы все пришли к Старцу. Он всех нас благословил с лаской и напутственным словом и, обращаясь к моему мужу и ко мне, сказал: “Не беспокойтесь и не огорчайтесь, поезжайте с миром: надейтесь на милосердие Божие, и вы будете утешены. Молитесь Богу, молитесь Богу! Вы будете обрадованы”. Потом он мне подал два небольшие креста, надетые на пояски с вытканными на них молитвами: одна – святому Тихону Задонскому, а другая – святителю Николаю Чудотворцу, – для меня и для нашего сына, со словами: “Передай сыну мое благословение”. Уходя, мы еще раз усердно просили его молитв. “Хорошо-хорошо, – отвечал он поспешно и тотчас прибавил: – и вы молитесь Богу”. Благословивши всех, он нас отпустил.

Чрез час мы пустились в обратный путь домой к сыну. На станцию (в десяти верстах от имения) мы прибыли 3 июля, в 4 часа утра. Кучера, ожидавшие нас с экипажами, передали нам, что страдания нашего сына с нашего отъезда всё усиливались и состояние его здоровья ухудшалось с каждым днем, особенно 2 июля он страдал невыносимо, и крики его раздирали душу каждого, до кого они доносились. Сна не было целый день, так же как и две предыдущие ночи, и силы больного совсем упали. Учитель и няня собирались уже послать в Москву за доктором, когда получена была наша телеграмма о нашем возвращении из Оптиной.

С невыразимым трепетом и сердечной тоской мы поехали со станции. Я бессознательно относилась к окружающему. Внутри у меня как-то всё замерло, какое-то страшное чувство стало закрадываться в душу и овладело мною. Мне не верилось, что ему может быть хуже, а вместе с тем я боялась, что он умрет, что таким образом прекратятся его мучительные страдания и что к этому относились слова батюшки: “Всё пройдет”.


(Окончание следует)
Записан
Страниц: 1 [2] 3
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!