Русская беседа
 
18 Июля 2024, 21:03:54  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Валдайская речь В.В.Путина  (Прочитано 4732 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104813

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 20 Сентября 2013, 08:04:11 »

В.Путин: Мы залечим раны



Президент России Владимир Путин принял участие в итоговой пленарной сессии международного дискуссионного клуба «Валдай». Тема юбилейного заседания клуба – «Многообразие России для современного мира». Редакция приводит моменты выступления российского лидера по ключевым вопросам новейшей истории и современности с сокращениями.

Кто мы? Кем мы хотим быть?

Для россиян, для России вопросы «Кто мы?», «Кем мы хотим быть?» звучат в нашем обществе все громче и громче. Мы ушли от советской идеологии, вернуть ее невозможно. Приверженцы фундаментального консерватизма, идеализирующие Россию до 1917 года, похоже, также далеки от реальности, как и сторонники западного ультралиберализма. Очевидно, что наше движение вперед невозможно без духовного, культурного, национального самоопределения, иначе мы не сможем противостоять внешним и внутренним вызовам, не сможем добиться успеха в условиях глобальной конкуренции. А сегодня мы видим новый виток такой конкуренции.

Основные направления сегодняшней конкуренции – экономико-технологическое и идейно-информационное. Обостряются и военно-политические проблемы, и военно-политическая ситуация. Мир становится все более жестким, порой отвергается не просто международное право, но даже элементарные приличия. Нужно быть сильным в военном, технологическом, экономическом отношении, но все-таки главное, что будет определять успех, – это качество людей, качество общества интеллектуальное, духовное, моральное. Ведь, в конце концов, и экономический рост, и благосостояние, и геополитическое влияние – это производные от состояния самого общества, от того, насколько граждане той или иной страны чувствуют себя единым народом, насколько они укоренены в этой своей истории, в ценностях и в традициях, объединяют ли их общие цели и ответственность. В этом смысле вопрос обретения и укрепления национальной идентичности действительно носит для России фундаментальный характер.

Удары по коду нации и иллюзии 91-го

Между тем сегодня Россия испытывает не только объективное давление глобализации на свою национальную идентичность, но и последствия национальных катастроф ХХ века, когда мы дважды пережили распад нашей государственности. В результате получили разрушительный удар по культурному и духовному коду нации, столкнулись с разрывом традиций и единства истории, с деморализацией общества, с дефицитом взаимного доверия и ответственности. Именно в этом многие корни острых проблем, с которыми мы сталкиваемся. Ведь вопрос ответственности перед самим собой, обществом и законом – один из основополагающих не только в праве, но и в повседневной жизни.

После 1991 года была иллюзия, что новая национальная идеология, идеология развития, родится как бы сама по себе. Государство, власть, интеллектуальный и политический класс практически самоустранились от этой работы, тем более что прежняя, официозная идеология оставляла тяжелую оскомину. И просто на самом деле все боялись даже притрагиваться к этой теме. Кроме того, отсутствие национальной идеи, основанной на национальной идентичности, было выгодно той квазиколониальной части элиты, которая предпочитала воровать и выводить капиталы, и не связывала свое будущее со страной, где эти капиталы зарабатывались.

Не пинать будущее страны

Практика показала, что новая национальная идея не рождается и не развивается по рыночным правилам. Самоустроение государства, общества не сработало, так же как и механическое копирование чужого опыта. Такие грубые заимствования, попытки извне цивилизовать Россию не были приняты абсолютным большинством нашего народа, потому что стремление к самостоятельности, к духовному, идеологическому, внешнеполитическому суверенитету – неотъемлемая часть нашего национального характера. К слову сказать, не срабатывает такой подход и во многих других странах. Прошло то время, когда готовые модели жизнеустройства можно было устанавливать в другом государстве просто, как компьютерную программу.

Мы также понимаем, что идентичность, национальная идея не могут быть навязаны сверху, не могут быть построены на основе идеологической монополии. Такая конструкция неустойчива и очень уязвима, мы знаем это по собственному опыту, она не имеет будущего в современном мире. Необходимо историческое творчество, синтез лучшего национального опыта и идеи, осмысление наших культурных, духовных, политических традиций с разных точек зрения с пониманием, что это не застывшее нечто, данное навсегда, а это живой организм. Только тогда наша идентичность будет основана на прочном фундаменте, будет обращена в будущее, а не в прошлое. Это главный аргумент в пользу того, чтобы вопрос идеологии развития обязательно обсуждался среди людей разных взглядов, придерживающихся разного мнения о том, что и как нужно делать с точки зрения решения тех или иных проблем. Нам всем: и так называемым неословянофилам, и неозападникам, государственникам и так называемым либералам – всему обществу предстоит совместно работать над формированием общих целей развития. Нужно избавиться от привычки слышать только идейных единомышленников, с порога, со злобой, а то и с ненавистью отвергая любую другую точку зрения. Нельзя даже не перекидывать, а пинать будущее страны, как футбольный мяч, окунувшись в оголтелый нигилизм, потребительство, критику всего и вся или беспросветный пессимизм. А это значит, что либералы должны научиться разговаривать с представителями левых взглядов и, наоборот, националисты должны вспомнить, что Россия формировалась именно как многонациональное и многоконфессиональное государство с первых своих шагов, и что, ставя под вопрос нашу многонациональность, начиная эксплуатировать тему русского, татарского, кавказского, сибирского и какого угодно еще любого другого национализма и сепаратизма, мы встаем на путь уничтожения своего генетического кода. По сути, начинаем уничтожать сами себя.

«Красные линии» России

Суверенитет, самостоятельность, целостность России – безусловны. Это те «красные линии», за которые нельзя никому заходить. При всей разнице наших взглядов, дискуссия об идентичности, о национальном будущем невозможна без патриотизма всех ее участников. Патриотизма, конечно, в самом чистом значении этого слова. Слишком часто в национальной истории вместо оппозиции власти мы сталкиваемся с оппозицией самой России. Я уже вспоминал об этом. Пушкин сказал об этом. И мы знаем, чем это заканчивалось – сносом государства как такового. У нас практически нет такой семьи, которую бы обошли стороной беды прошлого века. Вопросы оценки тех или иных исторических событий до сих пор раскалывают страну и общество. Мы должны залечить эти раны, восстановить целостность исторической ткани. Нельзя больше заниматься самообманом, вычеркивая неприглядные или идеологически не удобные страницы, разрывая связь поколений, бросаясь в крайности, создавая или развенчивая кумиров. Пора прекратить замечать в истории только плохое, ругать себя больше, чем это сделают любые наши недоброжелатели. Критика необходима. Но без чувства собственного достоинства, без любви к Отечеству эта критика унизительна и непродуктивна.

Мы должны гордиться своей историей, и нам есть, чем гордиться. Вся наша история без изъятий должна стать частью российской идентичности. Без признания этого невозможно взаимное доверие и движение общества вперед.

О вызовах нашей идентичности

Еще один серьезный вызов российской идентичности связан с событиями, которые происходят в мире. Здесь есть и внешнеполитические, и моральные аспекты. Мы видим, как многие евроатлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации. Отрицаются нравственные начала и любая традиционная идентичность: национальная, культурная, религиозная или даже половая. Проводится политика, ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнерство, веру в бога или веру в сатану. Эксцессы политкорректности доходят до того, что всерьез говорится о регистрации партий, ставящих своей целью пропаганду педофилии. Люди во многих европейских странах стыдятся и боятся говорить о своей религиозной принадлежности. Праздники отменяют даже или называют их как-то по-другому, стыдливо пряча саму суть этого праздника – нравственную основу этих праздников. И эту модель пытаются агрессивно навязывать всем, всему миру. Убежден, это прямой путь к деградации и примитивизации, глубокому демографическому и нравственному кризису.

Что еще может быть большим свидетельством морального кризиса человеческого социума, как не утрата способности к самовоспроизводству. А сегодня практически все развитые страны уже не могут воспроизводить себя, причем даже с помощью миграции. Без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без формировавшихся тысячелетиями норм морали и нравственности люди неизбежно утратят человеческое достоинство. И мы считаем естественным и правильным эти ценности отстаивать. Нужно уважать право любого меньшинства на отличие, но и право большинства не должно быть поставлено под сомнение.

Об однополярном мире и роли России

Одновременно мы видим попытки тем или иным способом реанимировать однополярную унифицированную модель мира, размыть институт международного права и национального суверенитета. Такому однополярному, унифицированному миру не нужны суверенные государства, ему нужны вассалы. В историческом смысле это отказ от своего лица, от данного Богом, природой многообразия мира.

Россия с теми, кто считает, что ключевые решения должны вырабатываться на коллективной основе, а не по усмотрению и в интересах отдельных государств либо группы стран, что должно действовать международное право, а не право сильного, не кулачное право, что каждая страна, каждый народ не исключителен, но уникален, конечно, самобытен, имеет равные права, в том числе право на самостоятельный выбор своего развития. Таков наш концептуальный взгляд, он вытекает из нашей собственной исторической судьбы, из роли России в мировой политике. Наша сегодняшняя позиция имеет глубокие исторические корни. Россия сама развивалась на основе многообразия, гармонии и балансов, привносила такой баланс и в окружающий мир. Хочу напомнить, что и Венский конгресс 1815 года, и ялтинские соглашения 1945 года, принятые при очень активной роли России, обеспечили долгий мир. Сила России, сила победителя в эти поворотные моменты проявлялась в благородстве и справедливости. И давайте вспомним Версаль, заключенный без участия России. Многие специалисты, и я с ними абсолютно согласен, считают, что именно в Версале были заложены корни будущей Второй мировой войны. Потому что Версальский договор был несправедлив по отношению к немецкому народу и накладывал на него такие ограничения, с которыми он в нормальном режиме справиться не мог, на столетие вперед это было ясно.

Россия как «цветущая сложность»

Еще на один принципиальный аспект хочу обратить внимание. В европейских, да и в ряде других стран, так называемый мультикультурализм, во многом привнесенная, искусственно сверху внедряемая модель, ставится сейчас под сомнение, и понятно почему. Потому что в основе лежит своего рода плата за колониальное прошлое. Неслучайно сегодня политики и общественные деятели самой Европы все чаще говорят о крахе мультикультурализма, о том, что он не способен обеспечить интеграцию в общество иноязычных и инокультурных элементов.

В России, на которую пытались в свое время навесить ярлык «тюрьмы народов», за века не исчез ни один, даже самый малый этнос. Все они сохранили не только свою внутреннюю самостоятельность и культурную идентичность, но и свое историческое пространство. Вы знаете, я с интересом узнал (не знал даже), в советское время так внимательно к этому относились, почти каждый маленький народ имел свое печатное издание, поддерживались языки, поддерживалась национальная литература. Кстати говоря, многое из того, что делалось в этом смысле раньше, нам нужно бы вернуть и взять на вооружение. При этом у нас накоплен уникальный опыт взаимовлияния, взаимообогащения, взаимного уважения различных культур. Эта поликультурность, полиэтничность живет в нашем историческом сознании, в нашем духе, в нашем историческом коде. На этом естественным образом тысячелетие строилась наша государственность.

Россия – как образно говорил философ Константин Леонтьев, – всегда развивалась как «цветущая сложность», как государство-цивилизация, скрепленная русским народом, русским языком, русской культурой, Русской Православной Церковью и другими традиционными религиями России. Именно из модели государства-цивилизации вытекают особенности нашего государственного устройства. Оно всегда стремилось гибко учитывать национальную, религиозную специфику тех или иных территорий, обеспечивая многообразие в единстве. Христианство, ислам, буддизм, иудаизм, другие религии – неотъемлемая часть идентичности и исторического наследия России в настоящей жизни ее граждан. Главная задача государства, закрепленная в Конституции, – обеспечение равных прав для представителей традиционных религий и атеистов, права на свободу совести для всех граждан страны.

О сбережении народа

Однако идентификация исключительно через этнос, религию в крупнейшем государстве с полиэтническим составом населения, безусловно, невозможна. Формирование именно гражданской идентичности на основе общих ценностей, патриотического сознания, гражданской ответственности и солидарности, уважения к закону, сопричастности к судьбе Родины без потери связи со своими этническими, религиозными корнями – необходимое условие сохранения единства страны. Как политически, идейно, концептуально будет оформлена идеология национального развития – предмет для широких дискуссий, в том числе и с вашим участием, уважаемые коллеги. Но глубоко убежден в том, что в сердце нашей философии должно быть развитие человека, развитие моральное, интеллектуальное и физическое. Еще в начале 90-х годов Солженицын говорил о сбережении народа после тяжелейшего ХХ века как о главной национальной цели. Сегодня нужно признать, полностью переломить негативные демографические тенденции пока и нам не удалось, мы только немного отступили от опасной черты утраты национального потенциала.

К сожалению, в истории нашей страны ценность отдельной человеческой жизни часто была невелика. Слишком часто люди оставались лишь средством, а не целью и миссией развития. У нас больше нет не только права, но и возможности бросать в топку развития миллионы людей. Нужно беречь каждого. Именно образованные, творческие, физически и духовно здоровые люди, а не природные ресурсы или ядерное оружие, будут главной силой России этого и последующего веков.

Роль образования и великой русской культуры

Роль образования тем важнее, что для воспитания личности, патриота нам нужно восстанавливать роль великой русской культуры и литературы. Они должны быть фундаментом для самоопределения граждан, источником самобытности и основы для понимания национальной идеи. Здесь очень много зависит от учительского, преподавательского сообщества, которое было и остается важнейшим хранителем общенациональных ценностей, идей и установок. Это сообщество говорит на одном языке – языке науки, знания, воспитания. И это на огромной территории – от Калининграда до Владивостока. И уже тем самым это сообщество, имея в виду учительское, преподавательское сообщество в целом, в широком смысле слова, скрепляет страну. И поддержка этого сообщества – один из важнейших шагов на пути к сильной, процветающей России.

Еще раз подчеркну, не сконцентрировав наши силы на образовании и здоровье людей, на формировании взаимной ответственности власти и каждого гражданина и, наконец, на восстановлении доверия в обществе, мы проиграем в исторической конкуренции. Граждане России должны ощутить себя ответственными хозяевами своей страны, своего края, своей малой родины, своего имущества, собственности и своей жизни.

О самоуправлении наших граждан

Гражданин тот, кто способен самостоятельно управляться с собственными делами, свободно сотрудничая с равными себе. А лучшая школа гражданственности – это местное самоуправление и самодеятельные организации граждан. Конечно, имею в виду в данном случае НКО. Кстати, одна из лучших российских политических традиций, земская традиция, также строилась именно на принципах самоуправления. Только из эффективных механизмов самоуправления может вырасти настоящее гражданское общество и настоящая национально ориентированная элита, включая, разумеется, и оппозицию с собственной идеологией, ценностями, мерилами хорошего и плохого, собственными, а не навязанными средствами массовой информации или тем более из-за рубежа.

(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 20 Сентября 2013, 18:17:05 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104813

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 20 Сентября 2013, 08:04:49 »

(Окончание)

Государство готово и будет доверять самодеятельным и самоуправляющимся структурам, но мы должны знать, кому мы доверяем. И это абсолютно нормальная мировая практика, именно поэтому мы приняли новое законодательство, повышающее прозрачность деятельности неправительственных организаций.

О потенциале федерализма России

Говоря о любых реформах, важно не забывать, что наша страна – это не только Москва и Петербург. Развивая российский федерализм, мы должны опираться на собственный исторический опыт, использовать гибкие и разнообразные модели. В конструкцию российского федерализма заложен очень большой потенциал. Нам необходимо учиться его грамотно использовать, не забывая главное: развитие регионов, их самостоятельность должны работать на создание равных возможностей для всех граждан страны, вне зависимости от их места проживания; на ликвидацию дисбалансов в экономическом, социальном развитии территорий России, а значит, на укрепление единства страны. Конечно, это сложнейшая задача, потому что развивались эти территории на протяжении десятилетий, а то и столетий, конечно, неравномерно.

Евразийский союз – шанс России

…ХХI век обещает стать веком больших изменений, эпохой формирования крупных геополитических материков, финансово-экономических, культурных, цивилизационных, военно-политических. И потому наш абсолютный приоритет – это тесная интеграция с соседями. Будущий Евразийский экономический союз, о котором мы заявляли, о котором мы много говорим последнее время, это не просто набор взаимовыгодных соглашений. Евразийский союз – это проект сохранения идентичности народов, исторического евразийского пространства в новом веке и в новом мире. Евразийская интеграция – это шанс для всего постсоветского пространства стать самостоятельным центром глобального развития, а не периферии для Европы или для Азии. Хочу подчеркнуть, что евразийская интеграция также будет строиться на принципе многообразия. Это объединение, в котором каждый сохранит свое лицо, свою самобытность и политическую субъектность. Вместе с партнерами будем последовательно, шаг за шагом реализовывать этот проект. И мы рассчитываем, что он станет нашим общим вкладом в сохранение многообразия и устойчивости мирового развития.

…Годы после 91-го принято называть постсоветским этапом. Мы пережили, преодолели это бурное драматическое время. Россия, как это уже бывало в истории не раз, пройдя через ломки, испытания, возвращается к самой себе, возвращается в собственную историю.

Упрочив свою национальную самобытность, укрепив свои корни, оставаясь открытыми и восприимчивыми к лучшим идеям и практикам Востока и Запада, мы должны и будем идти вперед.

Об идее со статьей в «Нью-Йорк таймс»

…Эта идея пришла мне в голову совершенно случайно. Я посмотрел, что Президент Обама перевел дискуссию о возможности нанесения ударов по Сирии в Конгресс и в Сенат. Мне просто захотелось донести до тех людей, которые должны будут сформулировать свое мнение по этой проблеме, мою собственную позицию и разъяснить ее. Потому что, к сожалению, в СМИ очень часто та или иная проблема подается однобоко или вообще что-то замалчивается. Поэтому это была моя идея, я позвонил одному из помощников, и сказал, что хотел бы опубликовать статью в одной из ведущих американских газет так, чтобы эта информация дошла только до потребителя, продиктовал то, что я хотел бы там увидеть. Если вы заметите, там нет ничего такого, чего я не говорил раньше публично. …Просто я все это продиктовал, потом, когда коллеги набросали, я посмотрел, не все мне понравилось, кое-что переписал, кое-что добавил, опять им отдал, они поработали еще, опять мне прислали, я опять поправил и хотел уже публиковать. Через наших партнеров мы договорились, что это будет «Нью-Йорк таймс», предупредили и договорились с этим уважаемым изданием, что статья будет опубликована без купюр. Если это не устраивает, то мы разместим статью в другой газете.

Но надо отдать должное руководству «Нью-Йорк таймс», они полностью исполнили наши договоренности, все как есть, так они и напечатали. Причем они даже ушли от обычных своих требований по количеству знаков, по количеству слов в статье, там было чуть побольше. Собрались уже отдать ее, но потом один из моих помощников сказал: «А вот Президент Обама собирается завтра выступать публично с обращением к нации. А вдруг он объявит о том, что никаких ударов не будет, и раздумали? Лучше подождать». Я сказал: «Хорошо». Подождали, на следующий день утром мне принесли выступление Президента Обамы. Когда начал читать, понял, что принципиально ничего не изменилось, отложил, не дочитал даже до конца, потом думаю: нет, все-таки надо до конца досмотреть. Когда я дочитал до конца, мне стало ясно, что того, что есть в статье, недостаточно. Как вы понимаете, речь шла об исключительности американской нации. И я тогда взял эту статью и прямо тут же от руки дописал последний абзац. Отдал коллегам, они ее переслали в «Нью-Йорк таймс». Вот и вся работа.

О ловкой провокации с зарином

После доклада экспертов ООН стало ясно, что было применено оружие. Но и нам с самого начала, между прочим, было это ясно. И наши эксперты тоже так считали. Не ясно только, кто это сделал.

Мы все время говорим об ответственности правительства Асада, если он применил. А если применила оппозиция? Никто не говорит. А что мы сделаем с оппозицией тогда? А это ведь тоже непраздный вопрос. У нас есть все основания полагать, что это провокация, ловкая, конечно, умная, но в то же время и по технике исполнения примитивная. Взяли старинный снаряд советского производства, снятый с вооружения в сирийской армии уже давно, главное, чтобы там было написано, что это сделано в СССР, и использовали. А ведь это не первое применение химического оружия в Сирии. А предыдущие случаи почему не расследовали?

Это должно быть подвергнуто самому тщательному изучению. Если мы добьемся, в конце концов, как бы трудно ни было, ответа на вопрос, кто совершил это преступление, – а это, безусловно, преступление, – тогда будет следующий шаг, тогда мы вместе с другими коллегами в Совете Безопасности ООН должны будем определить степень ответственности тех, кто совершил это преступление, вместе и солидарно.

Об угрозах удара по Сирии

Угроза применения силы и применение силы – далеко не панацея от решения всех международных вопросов. Мы как-то забываем суть проблемы. Мы говорим об угрозе применения силы вне рамок действующего международного права. В Конгрессе США, в Сенате дискутируется вопрос: применять силу или не применять? Этот вопрос не там должен обсуждаться. Он должен обсуждаться в Совете Безопасности ООН. Вот в чем проблема. Это первое.

Второе. По поводу того, удастся ли нам убедить Асада, или не удастся. Я не знаю. До сих пор все выглядит таким образом, что Сирия полностью согласилась с нашим предложением и готова действовать в соответствии с планом, который вырабатывает международное сообщество на площадке ООН. Россия и США в лице Госсекретаря Керри и Министра иностранных дел Лаврова, наметки этого плана уже практически сверстали. Там есть специальная организация, которая сотрудничает с ООН по вопросу химического разоружения. Сирия объявила о том, что не только готова присоединиться, она считает себя уже присоединившейся к Международной конвенции о нераспространении химического оружия – это практические шаги, которые сирийское правительство уже сделало. Удастся ли довести все до конца? Я на 100 процентов не могу сказать. Но все, что мы видели до сих пор за последнее время, внушает уверенность в том, что это возможно и что это будет сделано.

Напомню только о том, что химическое оружие в Сирии появилось как альтернатива ядерному оружию Израиля, мы же это хорошо знаем. И вопрос о том, что делать с проблемами распространения или нераспространения оружия массового уничтожения, остается очень актуальным. Если это выйдет из-под контроля, как когда-то вышел из-под контроля порох, чем это закончится, очень трудно себе представить, самые тяжелые могут быть последствия. Поэтому надо стремиться, конечно, к безъядерным статусам отдельных регионов мира, особенно таких взрывоопасных, как Ближний Восток. Действовать нужно аккуратно, с тем, чтобы обеспечить безусловную безопасность всех участников этого процесса.

Ведь в самом Израиле есть люди, которые категорически против ядерного оружия. Вы помните известный случай, когда ядерщика посадили в тюрьму, он отсидел благополучно и все равно продолжал считать, что он прав. Почему? В его позиции нет ничего антинационального и антиизраильского, он сам еврей и гражданин своей страны, но просто технологическое превосходство Израиля такое, надо прямо сказать, что оно не требует наличия ядерного оружия, Израиль и так в технологическом военном смысле на несколько голов выше всех стран региона. А ядерное оружие только делает из него цель и создает ему внешнеполитические проблемы. И в этом смысле логика этого физика-ядерщика, который придал гласности наличие ядерного оружия в Израиле, не лишена смысла.

О плохом знании Маккейном России

Мы поверхностно знакомы с сенатором, он был в Мюнхене, когда я выступал там с речью, которая приобрела такую известность. Кстати, ничего в ней нет тоже антиамериканского, я просто честно излагал нашу позицию, и агрессивного там ничего нет, надо внимательней только посмотреть. О чем я говорил? Что нам когда-то обещали то, что НАТО не выйдет за восточную границу бывшей ФРГ, говорили же об этом, Горбачеву обещали прямо. Не зафиксировали, правда, нигде. И где сейчас НАТО? Где граница? «Надули» просто, вот и все. Что здесь агрессивного? Просто неохота признавать то, что я сказал. Но я это говорил не для того, чтобы кого-то обличать, а для того чтобы мы с открытым забралом разговаривали, понятным, честным, открытым способом выясняли проблемы. Тогда легче будет договариваться, нельзя камуфлировать ничего.

У сенатора свой взгляд на вещи. Я думаю, что у него все-таки есть дефицит информации о нашей стране. И то, что он хочет опубликоваться именно в «Правде», а он хочет ведь публиковаться в таком издании, которое наиболее сейчас авторитетно и имеет массовое распространение, говорит о том, что у него дефицит информации. «Правда» – уважаемое, кстати говоря, издание оппозиционной сегодня коммунистической партии, но уровень ее распространения в стране минимален. Он же хочет, наоборот, чего-то такого, что довело бы его точку зрения до подавляющего большинства людей. Это просто говорит о том, что он плохо знает страну. Я, кстати, приветствовал бы, если бы он приехал на Валдайский клуб, поучаствовал бы в дискуссиях. Насколько я знаю, наши ведущие общенациональные телеканалы предложили ему приехать и принять участие в открытой, честной дискуссии. Кстати, вот вам и свобода слова, и открытость прессы. Пожалуйста, он может на всю страну изложить свою точку зрения, подискутировать с равными себе – с политологами, политиками, членами Государственной Думы либо Совета Федерации. И в этой связи могу выразить только сожаление, что американские коллеги наших депутатов не отреагировали на их предложение и отказались принять их в Вашингтоне для дискуссии по Сирии. Почему? Я, честно говоря, не вижу здесь ничего плохого. Наоборот, предложение мне показалось очень интересным, правильным. Чем больше мы будем друг с другом напрямую общаться, тем легче будет решать проблемы.

Об отношениях с Украиной

Украина, без всяких сомнений, независимое государство. Но не будем забывать, что сегодняшняя российская государственность имеет днепровские корни, как мы говорим, у нас общая днепровская купель. Киевская Русь началась как основа будущего огромного российского государства. У нас общая традиция, общая ментальность, общая история, общая культура. У нас очень близкие языки. В этом смысле, я еще раз хочу повторить, мы один народ.

Конечно, украинский народ, украинская культура, украинский язык имеют замечательные особенности, которые составляют идентичность украинской нации как таковой. И мы не просто относимся к этому с уважением, я, например, это очень люблю, мне нравится все это. Это часть нашего большого российского мира, российско-украинского. Но так судьбе было угодно, что сегодня эта территория является независимым государством, и мы относимся к этому с уважением.

Украина к сегодняшнему своему состоянию шла долгим и тяжелым путем. Она была частью то одного государства, то другого государства, и в каждом из государственных образований части Украины не были привилегированными частями. Украинский народ прошел очень тяжелую судьбу, а вот объединившись в единую Русь, и эта часть страны стала развиваться быстрыми темпами, начала развиваться инфраструктура, промышленность. После Второй мировой войны на восстановление конкретных предприятий советское правительство выделило, по-моему, 1,5 триллиона рублей. На крупнейшие предприятия. Треть из них пошло на Украину.

Как нам видится этот процесс присоединения к ассоциации с Европой либо подписание соглашения о Таможенном союзе с Россией, Казахстаном и Белоруссией? Ведь мы, Россия, мы тоже собираемся подписать новое базовое соглашение. И мы в принципе обсуждали вопрос подписания с Евросоюзом... Это возможно.

В чем разница заключается? В том, что мы в ходе переговорного процесса по присоединению к ВТО достигли одного уровня таможенной защиты. И то для нас это тяжело, потому что конкуренция с дешевыми, качественными товарами в области сельского хозяйства, сельхозтехники, по некоторым другим отраслям, для наших отраслей является очень сложной. Но уровень таможенной защиты у нас больше, чем у Украины, по-моему, в два раза или почти в два раза.

Почему мы топчемся в переговорном процессе с нашими европейскими партнерами? Я неслучайно сказал, что они живут по принципу: сначала съедим твое, а потом – каждый свое. Они – очень хорошие ребята, очень приятные, интеллигентные, с ними приятно общаться, икры можно съесть и водки выпить, и пива немецкого, хорошего, либо вина итальянского или французского, но они очень жесткие переговорщики.

Сейчас мы никак не можем продвинуться по заключению нового базового соглашения и тем более последующего Соглашения о свободной торговле. Потому что наши партнеры, как мы считаем, предъявляют нам завышенные требования и, по сути, навязывают нам договор, который мы условно называем «ВТО плюс», то есть требования ВТО по раскрытию рынков и по некоторым другим параметрам, в частности по стандартам и т.д. и плюс еще что-то. Но нам сначала это переварить надо – присоединение к ВТО, мы не можем так поступить. И мы полагаем, что если бы Украина присоединилась к Таможенному союзу, а потом мы скоординировали бы свои общие усилия и вели бы переговоры с европейцами, у нас больше шансов выговорить большие, лучшие условия по торговым взаимоотношениям, по экономическим отношениям с нашим главным партнером в Европе. А Европа остается нашим главным торгово-экономическим партнером, 50 % оборота у нас приходится на Евросоюз. И в этом смысле мы считаем, что это соответствует общим интересам: и нашим, и украинским, – более того, за счет того, что в ходе этого переговорного процесса мы идем на понижение цен на энергоносители, на открытие своих российских рынков. По нашим подсчетам, а, собственно, Украинская академия наук это подтверждает, плюсом $9 млрд. Украина получает. Не минусом, а плюсом.

В чем преимущество присоединения к ассоциации с Евросоюзом? Открытие рынков? Ну, да, это делает экономику более либеральной. Сможет ли справиться с таким либерализмом сама украинская экономика, я не знаю. Но это не наше дело, действительно, это украинские партнеры сами для себя должны определить.

Наша проблема в том, что если уровень таможенной защиты еще больше будет понижен на Украине, то на Украину хлынут достаточно хорошие по качеству и дешевые по цене европейские товары. И они будут с внутреннего украинского рынка выдавливать товары украинского производства, куда? К нам. И это создает проблемы. Мы поэтому заранее предупреждаем: слушайте, мы все понимаем, это ваш выбор, хотите – делайте так, но имейте в виду, мы вынуждены будем защищать свой рынок, вводить инструменты защиты. Мы заранее об этом прямо и честно вам говорим, чтобы потом нас не упрекали в том, что мы кому-то мешаем или подвергаем сомнениям суверенное право принимать решение Союза.

Нужно просто считать, понимаете, какой объем товаров придет на наш рынок, и какие защитные меры мы должны будем принять. Посмотрите, сколько из всего, что импортирует в области сельского хозяйства Украина, идет на российский рынок. Я думаю, что процентов 70-80, наверное, из всего импорта продовольственных товаров. А трубы куда они будут девать, другую продукцию? Там целая номенклатура, у нас огромная внутренняя кооперация, некоторые предприятия существовать друг без друга не могут. А если мы будем вводить какие-то ограничения, эти предприятия, – целые отрасли, может быть, – подвергнутся достаточно суровым испытаниям. Вот мы о чем говорим, вот мы о чем предупреждаем, мы делаем это честно и заранее, ни в коем случае не покушаясь на суверенное право принимать то или иное решение в сфере международной деятельности.

По материалам Президент.рф

http://www.segodnia.ru/content/128457
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104813

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 20 Сентября 2013, 18:19:35 »

Валдайская речь Путина

Россия и мир вступают в новую эпоху, в которой от нашей страны будет зависеть многое



Вчерашняя речь Президента России перед участниками международного дискуссионного клуба «Валдай» обречена войти в историю как некий рубеж в политическом развитии современной России. Это событие такого же масштаба, как знаменитая уже речь, произнесённая Президентом России на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности 10 февраля 2007 года. Та речь стала прологом к проведению Россией самостоятельной внешней политики, итогом чего стал сирийский триумф, когда Россия впервые в новейшей истории сумела остановить агрессию мирового гегемона США против суверенного государства. Валдайская речь, надеемся, станет прологом к формулированию государственной идеологии, без которой невозможно национальное единство и подлинное возрождение России.

Валдайскую речь Путина, думаю, адекватно можно понять в контексте последних заявлений и действий нашего Президента.

Напомню, на мой взгляд, главное.

В конце июля Владимир Путин принял участие в торжествах, посвященных 1025‑летию Крещения Руси в Киеве. Президент России принял участие в молебне и посетил Киево‑Печерскую Лавру, где встретился с архиереями и духовенством Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Путин говорил о духовном фундаменте нашего единства, о том, что мы «наследники духовных ценностей Днепровской киевской купели». Однако главные слова были сказаны им не в его речи, а в ходе общения с духовенством и были процитированы даже не всеми СМИ. Президент России сказал: «Духовное единство является настолько прочным, что не подвержено никаким действиям властей - ни государственных, ни, позволю себе даже себе сказать, церковных. Потому что, какая бы власть над людьми ни была, но крепче, чем власть Господа, ничего быть не может». Прочитав это, я подумал, что Путин заговорил как царь.

Потом была Сирия. После того как Путин сумел переломить ситуацию, заставил США отказаться от агрессии против Сирии, многие политологи заговорили, что Россия фактически восстановила биполярный мир, который существовал во времена СССР. Ну если еще не восстановила, то, по крайней мере, находится на пути к восстановлению. В любом случае, после сирийского кризиса в мире складывается новая политическая ситуация. Эпоха гегемонии США уходит в прошлое, - и это уже, что называется, медицинский факт. Россия становится альтернативным центром мировой цивилизации.

И тут возникает закономерный вопрос: каково идеологическое наполнение этого центра. В советскую эпоху биполярный мир имел идеологическую форму противостояния капитализма и социализма. Сейчас некоторые говорят, что Россия должна стать лидером антизападного мира. Об этом, в частности, пишет Эдуард Биров в своей в целом интересной статье «Россия восстановила двуполярный мир».

Однако сам Путин неоднократно подчеркивал, что он не хочет превращения России в противника Запада. И в этом Путин абсолютно прав. В этом Путин демонстрирует себя продолжателем традиций русской национальной политической мысли и политической практики.

Мой друг Константин Душенов, комментируя речь Владимира Путина, написал: «Судя по этим тезисам, Путин, конечно же, либерал. Но он либерал настоящий, классический, идущей в русле той русской либерально-патриотической традиции, к которой принадлежали многие русские мыслители конца девятнадцатого - начала двадцатого века». Глубочайшее заблуждение! В этой речи Путин предстал как раз как наследник русской консервативной политической традиции. Об этом свидетельствует уже такой штрих, что раньше Путин в речах идеологического характера цитировал Ивана Ильина, крупного русского мыслителя, но все-таки как раз умеренно-либерального, западнического толка (в годы революции Ильин был кадетом). Теперь же Путин цитирует Константина Леонтьева - не менее яркого мыслителя, но определенно антизападнического и одновременно жесткого критика националистически понимаемого славянофильства, певца русской империи-цивилизации. На что совершенно справедливо обратил внимание в своем по обыкновению остроумном и тонком комментарии священник Александр Шумский.

России недостаточно стать анти-Западом, Россия, по точному слову нашего национального гения Федора Михайловича Достоевского, должна сказать миру новое слово. Новое слово по определению не может быть враждебным Западу, поскольку оно должно быть обращено ко всему человечеству, в том числе и к Западу. И не только сказать новое слово должна Россия. Но и, по сути, стать нравственным маяком для человечества, погружающегося в пучину безнравственности, утраты не только идеалов, но и самих ориентиров жизни (чего стоит «свободный» выбор половой принадлежности). Результатом этого безумия может стать только диктат грубой силы, что и пытались осуществить Штаты в отношении Сирии. И Путин в своей Валдайской речи об этом говорит прямо. Он обличает Запад в отказе от традиционных христианских идеалов, в отказе от Бога!

Ну что могла противопоставить Натовской армаде у берегов Сирии пока еще слабая в военном отношении Россия? Разве могла наша спешно собираемая со всех флотов Средиземноморская эскадра стать серьезной преградой для флота США и их союзников?! Вопрос риторический.

Россия могла противопоставить агрессору только правду и справедливость. И как только Путин вслух сказал правду - военная операция США и НАТО против Сирии в обход Совета Безопасности ООН, в нарушение международного права будет агрессией против суверенного государства, - американцы «стухли». Никто из сильных мира сего не решался прежде говорить им в лицо такую правду. А чего стоит прямое и жесткое обличение во лжи госсекретаря США?!

Россия отстояла правду и справедливость в международных делах. После сирийского конфликта Россия законно становится моральным лидером человечества!

И мы, православные люди, прекрасно понимаем, что на роль морального лидера человечества Россия становится не в силу каких-то политических ухищрений нашей власти и политтехнологических манипуляций. Мы сталкиваемся с очевидным действием Промысла Божия в истории. Ну кто мог еще несколько лет назад предположить, что в качестве главной задачи Запад поставит защиту прав гомосексуалистов. Это - полный разрыв с христианской традицией! И таким образом сама логика истории, говоря церковным языком, сам Промысл Божий подталкивает Россию и ее национального лидера Владимира Путина стать защитником нравственности, стать моральным центром человечества.

В Валдайской речи Путин точно сформулировал суть переживаемого нами момента: «Россия возвращается к самой себе»! Вперед к нашей традиции! Вперед к самобытной цивилизации! Вперед к Третьему Риму!

И по сути, Валдайская речь Путина - это призыв к обществу, к нам с вами, дорогие читатели, принять участие в формулировании русской идеологии, идеологии возрождения России.

По сути, нам нужно современное прочтение уваровской триады: Православие, Самодержавие, Народность.

Может быть, она будет звучать так: Россия должна и вовне и внутри стать государством правды, справедливости и совести.

Анатолий Степанов, главный редактор Русской народной лини

http://ruskline.ru/news_rl/2013/09/20/valdajskaya_rech_putina/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104813

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 20 Сентября 2013, 18:22:20 »

«Россия может гордиться своим лидером!»

Генерал-майор Владимир Усманов о Валдайской речи Владимира Путина



Как сообщалось, 19 сентября Президент России Владимир Путин принял участие в заседании международного дискуссионного клуба «Валдай». Своими впечатлениями от его выступления делится в интервью «Русской народной линии» советник губернатора Курганской области, генерал-майор, профессор, доктор педагогических наук Владимир Викторович Усманов:

«Наш Президент высказал вслух всему мировому сообществу то, что живет в мыслях и чаяниях большинства российского народа, как русского, так и другого. И правильно мыслил философ Леонтьев - мы не подавляли, а приближали к себе другие народы.

Сейчас, когда вспоминают какие-то темные страницы, то они скорее были по каким-то идеологическим угрозам той же самой Европы, которая принесла на нашу землю свой призрак. Развитие нашей страны всегда основывалось на благополучии всех народов. Малым этносам власть помогала сохранить свое историческое лицо – письменность и культуру. Это невозможно отрицать.

Я напомню читателям «Русской народной линии», что в 1944 году был отменен призыв в действующую армию представителей малых народов и народностей с целью их сохранения. Это ярчайший пример не разговоров о России как «тюрьме народов», а о сохранении этих народов. Русские врачи, медсестры шли в неизведанные земли, где люди никогда не видели медицинского обслуживания, боролись с эпидемиями, зачастую подвергаясь уничтожению со стороны местных националистов. Ведь это надо всё помнить!

Вчера профессор Игорь Панарин написал мне, что он услышал из уст Президента термин «духовный суверенитет», который я, будучи с ним на Соборе родителей в Екатеринбурге два года назад, ему подарил. Я сказал, что он должен быть таким же, как суверенитет территориальный. Духовный и государственный суверенитет России определяется как раз теми красными линиями, о которых говорил Президент страны. В этом отношении характерна та прямота, с которой он говорил о неприемлемом давлении на Россию в плане проникновения к нам свободы гомосексуализма, лесбиянства, педофилии, инцеста.

Мы же видим, что творится вокруг нас, а Россия, кстати, начала выкарабкиваться из демографической ямы. Что же нам теперь потакать Европе с Америкой, чтобы они о нас думали хорошо? Прежде всего, надо думать хорошо о своем народе.

Я считаю, что это было сильнейшее выступление Президента страны за последние годы. Никакого пафоса, простой откровенный разговор. Видно было по лицам и по мимике иностранных государственных деятелей и журналистов, что они незаметно для себя соглашались с Путиным. Да, им не позволяло их реноме явно это высказывать, но это невозможно было скрыть. На экране были видны лица присутствующих, покачивание голов после четких и ярких формулировок нашего лидера. Это невозможно не скрыть.

Я уже не говорю о том, что это год вхождения Владимира Путина на вершину политического лидерства в мире. Кто бы что ни говорил, кто бы в чем ни обвинял Владимира Путина, сильнее политика на международном пространстве нет. Он с каждым своим шагом завоевывает все больше умов и сердец. Важно, что Путин заговорил о национальной идентичности и национальной идее, хотя она и отпугивает некоторых людей. Но в сущности эти понятие обозначают одно и то же.

Мы не хотим быть размытыми, мы хотим двигаться по тем путям, которые были определены нашими предками. Это было определено всеми действиями России.

Я думаю, что сейчас те бывшие республики Советского Союза, которые разбегаются в стороны, еще об этом пожалеют, ибо Российская Империя - это естественное образование различных народов и народностей с целью сохранения и защиты своих народов и земель. И только национальные элиты сопротивлялись этому естественному процессу тогда и сейчас. Думаю, что они еще горько пожалеют об этом. Поэтому я доволен тем, что Президент чувствует нерв нашей внутренней и внешней жизни.

Россия, может гордиться своим лидером!»

http://ruskline.ru/news_rl/2013/09/20/rossiya_mozhet_gorditsya_svoim_liderom/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104813

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 20 Сентября 2013, 18:24:59 »

Путину не по пути с либерастами!

Иерей Александр Шумский о выступлении Президента России Владимира Путина на заседании международного дискуссионного клуба «Валдай»



Владимир Путин, словно ядерная подводная лодка последнего поколения, набирает крейсерский ход и выходит на просторы мирового океана. Именно такой образ возник в моем сознании после выступления нашего Президента на Валдае. Что и говорить, давно мы не испытывали такой неподдельной радости за своего лидера. Владимир Путин продемонстрировал несколько качеств. Во-первых, он показал, что он никого и ничего не боится, прежде всего, США. Все присутствующие в зале сразу это почувствовали и уже ни на кого, кроме Путина, не обращали внимания. Все остальные политические вип-персоны оказались статистами, которые лишь оформляли и оттеняли бесстрашие и независимость российского лидера. Путин был абсолютно раскрепощен. Так ведут себя только люди, уже принявшие главное судьбоносное решение и сжегшие все мосты губительных и гнилых компромиссов. В Путине ощущалась какая-то особенная вдохновенная свобода. Я такого, пожалуй, еще не видел.

Во-вторых, наш Президент показал, что он очень хорошо понимает смысл мировой и отечественной истории. Видно, что несколько лет, в течение которых он был премьер-министром, не прошли даром. Владимир Владимирович проделал огромную интеллектуальную работу. И теперь очевидно, что он правильно и вовремя взял паузу, уступив один срок Дмитрию Медведеву. После этой паузы Путин пришел во власть свежим, наполненным новыми идеями и политической волей. Вот на Валдае это и проявилось со всей очевидностью. Если говорить об идеологической стороне, а это самое главное, поскольку Россия - идеологическая страна по определению, то Путин предложил царский идеологический русский путь. Он отверг и либеральную, и националистическую крайности. Он заявил о необходимости синтеза всего лучшего, что было в прошлом и есть сегодня.

Очень характерно, что наш Президент вспомнил Константина Леонтьева и его идею «цветущей сложности», которая всегда была присуща русскому бытию. Сам факт обращения Путина к леонтьевской философии свидетельствует об антилиберальном векторе путинской политики. Ведь не было и нет более пламенного борца с либеральным упрощением и вырождением, чем Константин Леонтьев. Поэтому я не могу согласиться с уважаемым Константином Душеновым, который полагает, что Владимир Путин на Валдае предстал как либерал старого классического типа. Напротив, на мой взгляд, Путин показывает, что он не либерал-патриот, а просто русский патриот и державник. Недаром он сделал специальный акцент на русском народе, русской культуре и Православии.

В-третьих, и это, пожалуй, самое главное в духовно-нравственном смысле - Путин показал всему миру, что он верующий православный человек, что Бог для него имеет первостепенное значение, в отличие от всех мировых политических лидеров, отказавшихся от Бога и предавших Христа. Владимир Путин удивительно остроумен и находчив. Чего только стоит его реплика по поводу Берлускони: «Берлускони судят за то, что он увлекается женщинами, а если бы он был гомосексуалистом, то его и пальцем никто не тронул бы». Все западные журналисты в зале после этой реплики испуганно промолчали. Еще бы, ведь либеральные комиссары внимательно наблюдают как журналисты и политики реагируют на любой выпад против педерастии. А Путин показал, что он свободный русский человек, и что ему с либерастами не по пути!

Иерей Александр Шумский, публицист, член Союза писателей России

http://ruskline.ru/news_rl/2013/09/20/putinu_ne_po_puti_s_liberastami/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104813

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 21 Сентября 2013, 12:38:14 »

Путин по-прежнему рулит: «Вы хотели государственную идеологию? Получите!»

Константин Душенов о выступлении Президента России перед участниками дискуссионного клуба «Валдай»



19 сентября Президент Путин выступил перед участниками Международного дискуссионного клуба «Валдай». Думаю, что это выступление является далеко не рядовым. Почему? Да хотя бы потому, что на протяжении долгого времени одной из основных претензий Русских патриотов к Путину было отсутствие государственной идеологии. «Мы ему не верим, не понимаем, чего он хочет. Где государственная идеология? Где ясное понимание того мировоззрения, которое будет положено в державное строительство?» - вот лейтмотив этой претензии. И действительно, сакраментальный вопрос «Ху из мистер Путин?» стал уже притчей во языцех, в связи с некоторой профессиональной, чекистской «неуловимостью» нашего президента.

И вот вчера, наконец, туман рассеялся. Путин высказался вполне определённо. Можно с ним соглашаться или нет, но сам факт того, что глава России определил государственное мировоззрение по большинству важнейших аспектов нашего бытия, несомненен.

Судите сами.

«Для России вопросы «Кто мы?», «Кем мы хотим быть?» звучат в нашем обществе все громче и громче, - сказал Путин. - Мы ушли от советской идеологии, вернуть ее невозможно. Приверженцы фундаментального консерватизма, идеализирующие Россию до 1917 года, похоже, также далеки от реальности, как и сторонники западного ультралиберализма. Очевидно, что наше движение вперед невозможно без духовного, культурного, национального самоопределения, иначе мы не сможем противостоять внешним и внутренним вызовам, не сможем добиться успеха в условиях глобальной конкуренции. А сегодня мы видим новый виток такой конкуренции. (...)

Основные направления сегодняшней конкуренции - экономико-технологическое и идейно-информационное. Обостряются и военно-политические проблемы, и военно-политическая ситуация. Мир становится все более жестким, порой отвергается не просто международное право, но даже элементарные приличия. Нужно быть сильным в военном, технологическом, экономическом отношении, но все-таки главное, что будет определять успех, - это качество людей, качество общества - интеллектуальное, духовное, моральное. Ведь, в конце концов, и экономический рост, и благосостояние, и геополитическое влияние - это производные от состояния самого общества, от того, насколько граждане той или иной страны чувствуют себя единым народом, насколько они укоренены в этой своей истории, в ценностях и в традициях, объединяют ли их общие цели и ответственность. (...)

Сегодня Россия испытывает не только объективное давление глобализации на свою национальную идентичность, но и последствия национальных катастроф ХХ века, когда мы дважды пережили распад нашей государственности. В результате получили разрушительный удар по культурному и духовному коду нации, столкнулись с разрывом традиций и единства истории, с деморализацией общества, с дефицитом взаимного доверия и ответственности. Именно в этом многие корни острых проблем, с которыми мы сталкиваемся. (...)

Была иллюзия, что новая национальная идеология, идеология развития, родится как бы сама по себе. Государство, власть, интеллектуальный и политический класс практически самоустранились от этой работы. (...)

Практика показала, что новая национальная идея не рождается и не развивается по рыночным правилам. Самоустроение государства, общества не сработало, так же как и механическое копирование чужого опыта. Такие грубые заимствования, попытки извне цивилизовать Россию не были приняты абсолютным большинством нашего народа, потому что стремление к самостоятельности, к духовному, идеологическому, внешнеполитическому суверенитету - неотъемлемая часть нашего национального характера. (...)

Мы также понимаем, что идентичность, национальная идея не могут быть навязаны сверху, не могут быть построены на основе идеологической монополии. Такая конструкция неустойчива и очень уязвима, мы знаем это по собственному опыту, она не имеет будущего в современном мире. Необходимо историческое творчество, синтез лучшего национального опыта и идеи, осмысление наших культурных, духовных, политических традиций с разных точек зрения с пониманием, что это не застывшее нечто, данное навсегда, а это живой организм. Только тогда наша идентичность будет основана на прочном фундаменте, будет обращена в будущее, а не в прошлое. Это главный аргумент в пользу того, чтобы вопрос идеологии развития обязательно обсуждался среди людей разных взглядов, придерживающихся разного мнения о том, что и как нужно делать с точки зрения решения тех или иных проблем. (...)

Суверенитет, самостоятельность, целостность России - безусловны. Это те «красные линии», за которые нельзя никому заходить. При всей разнице наших взглядов, дискуссия об идентичности, о национальном будущем невозможна без патриотизма всех ее участников. Патриотизма, конечно, в самом чистом значении этого слова. Слишком часто в национальной истории вместо оппозиции власти мы сталкиваемся с оппозицией самой России. (...)

Мы должны гордиться своей историей, и нам есть, чем гордиться. Вся наша история без изъятий должна стать частью российской идентичности. Без признания этого невозможно взаимное доверие и движение общества вперед. (...)

Еще один серьезный вызов российской идентичности связан с событиями, которые происходят в мире. Здесь есть и внешнеполитические, и моральные аспекты. Мы видим, как многие евроатлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации. Отрицаются нравственные начала и любая традиционная идентичность: национальная, культурная, религиозная или даже половая. Проводится политика, ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнерство, веру в Бога или веру в сатану. Эксцессы политкорректности доходят до того, что всерьез говорится о регистрации партий, ставящих своей целью пропаганду педофилии. Люди во многих европейских странах стыдятся и боятся говорить о своей религиозной принадлежности. Праздники отменяют даже или называют их как-то по-другому, стыдливо пряча саму суть этого праздника - нравственную основу этих праздников. И эту модель пытаются агрессивно навязывать всем, всему миру. Убежден, это прямой путь к деградации и примитивизации, глубокому демографическому и нравственному кризису. (...)

Россия - как образно говорил философ Константин Леонтьев, - всегда развивалась как «цветущая сложность», как государство-цивилизация, скрепленная русским народом, русским языком, русской культурой, Русской Православной Церковью и другими традиционными религиями России. Именно из модели государства-цивилизации вытекают особенности нашего государственного устройства. (...)

ХХI век обещает стать веком больших изменений, эпохой формирования крупных геополитических материков, финансово-экономических, культурных, цивилизационных, военно-политических. И потому наш абсолютный приоритет - это тесная интеграция с соседями. Будущий Евразийский экономический союз, о котором мы заявляли, о котором мы много говорим последнее время, это не просто набор взаимовыгодных соглашений. Евразийский союз - это проект сохранения идентичности народов, исторического евразийского пространства в новом веке и в новом мире. Евразийская интеграция - это шанс для всего постсоветского пространства стать самостоятельным центром глобального развития, а не периферии для Европы или для Азии. Хочу подчеркнуть, что евразийская интеграция также будет строиться на принципе многообразия. Это объединение, в котором каждый сохранит свое лицо, свою самобытность и политическую субъектность. Вместе с партнерами будем последовательно, шаг за шагом реализовывать этот проект. И мы рассчитываем, что он станет нашим общим вкладом в сохранение многообразия и устойчивости мирового развития».


Судя по этим тезисам, Путин, конечно же, либерал. Но он либерал настоящий, классический, идущей в русле той русской либерально-патриотической традиции, к которой принадлежали многие русские мыслители конца девятнадцатого - начала двадцатого века.

В любом случае теперь каждый, кто с Путиным не согласен, может оспаривать его мировоззрение, впервые изложено более или менее систематично в публичном выступлении.

И это, на мой взгляд, огромный шаг в правильном направлении.

Помоги, Господи!

Константин Душенов, публицист, общественный деятель

http://ruskline.ru/news_rl/2013/09/20/putin_poprezhnemu_rulit_vy_hoteli_gosudarstvennuyu_ideologiyu_poluchite/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104813

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 23 Сентября 2013, 17:07:01 »

Москва возвращается к державному предназначению III Рима

Священник Сергий Карамышев о Валдайской речи Владимира Путина



Блаженной памяти митрополит С.-Петербургский и Ладожский Иоанн Снычев в книге «Русская симфония» дал следующее определение: «Империей (от латинского imperium - власть) в христианском понимании принято называть государство, почитающее сохранение истин веры своей главной обязанностью; государство, объединяющее в себе различные культуры, народы и племена, спаянные в единый общественный организм вокруг некоторого державного ядра. Таким ядром является народ-носитель державной идеи, народ-защитник святынь и страж устоев государственного бытия, блюститель мiровоззренческого единства, политической стабильности общества и экономической дееспособности страны».

Через почти 18 лет после его кончины В.В.Путин на Валдайском форуме заявил: «Мы видим, как многие евроатлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации. Отрицаются нравственные начала и любая традиционная идентичность: национальная, культурная, религиозная или даже половая. Проводится политика, ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнёрство, веру в Бога или веру в сатану. Эксцессы политкорректности доходят до того, что всерьёз говорится о регистрации партий, ставящих своей целью пропаганду педофилии. Люди во многих европейских странах стыдятся и боятся говорить о своей религиозной принадлежности. Праздники отменяют даже или называют их как‑то по‑другому, стыдливо пряча… нравственную основу этих праздников. И эту модель пытаются агрессивно навязывать всем, всему миру. Убеждён, это прямой путь к деградации и примитивизации, глубокому демографическому и нравственному кризису».

Нравится это кому-то или нет, национальный лидер России примеряет к себе бремя «Удерживающего» мiр от его сползания в сатанизм (2 Сол. 2, 7). Не корону Российской Империи примеряет, а ее бремя, ее сверхзадачу в этом мiре.

Председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Иларион еще 8 февраля 2012 г. на встрече представителей религиозных объединений России в Свято-Даниловом монастыре с тогда еще кандидатом в президенты В.В.Путиным сказал о наболевшем: «Мы видим на примере Ирака, Египта... что положение христиан в этих странах резко и катастрофически ухудшилось. При Саддаме Хуссейне в Ираке проживало 1,5 млн. христиан, сейчас их осталось около 150 тыс. В Египте мы слышим о нападениях на христианские храмы, пожарах, поджогах. Есть такая статистика, что каждые пять минут в мире погибает христианин за веру, и это прежде всего касается стран ближнего Востока, это опять же Египет, Ирак, Пакистан, Афганистан, сейчас в Индии складывается тяжёлая ситуация. Христиан убивают, христианских женщин насилуют, христианские храмы сжигают, и происходит массовый исход христиан из тех земель, где они на протяжении веков существовали мирно и гармонично с мусульманами и представителями других религий. Мне хотелось бы пожелать, чтобы при Вашем президентстве одним из направлений нашей российской внешней политики была систематическая защита христиан, проживающих в тех землях, где они сейчас подвергаются гонениям. Сильная Россия - это та Россия, которая защищает христианские меньшинства в этих странах, в том числе требуя гарантий соблюдения их прав в обмен на политическую поддержку или экономическую помощь».

Теперь в своей Валдайской речи, после определенных дипломатических успехов России в пока еще отсрочке интервенции Запада в Сирию, В.В.Путин дал ответ на тот посыл владыки Илариона, указав и на основы сильной России, что является ответом либералам самого разного пошиба, от космополитов до уранополитов: «Суверенитет, самостоятельность, целостность России безусловны. Это те «красные линии», за которые нельзя никому заходить. При всей разнице наших взглядов дискуссия об идентичности, о национальном будущем невозможна без патриотизма всех её участников».

Последние слова - государственная идеология в действии. Потому что времени на раскачку нет. Геополитический противник не дремлет, а недавнее прошлое - дополнительный стимул для мобилизации общественного сознания: «Отсутствие национальной идеи, основанной на национальной идентичности, было выгодно той квазиколониальной части элиты, которая предпочитала воровать и выводить капиталы и не связывала своё будущее со страной, где эти капиталы зарабатывались».

Далее В.В.Путин говорит о любви к свободе, как неотъемлемой особенности русского народа, что служит ответом лжецам, любящим изображать Россию и русских в качестве патологических рабов: «стремление к самостоятельности, к духовному, идеологическому, внешнеполитическому суверенитету - неотъемлемая часть нашего национального характера».

Американцы в последние десятилетия, так сказать, приватизировали тему свободы, сделав ее иконой статую ханаанской богини Астарты. Но Россия знает другую свободу - во Христе, свободу не хамского права силы, чем так прославился новый Карфаген (т.е США), но свободу силы права: «Россия сама развивалась на основе многообразия, гармонии и балансов, привносила такой баланс и в окружающий мир. Хочу напомнить, что и Венский конгресс 1815 года, и ялтинские соглашения 1945 года, принятые при очень активной роли России, обеспечили долгий мир. Сила России, сила победителя в эти поворотные моменты проявлялась в благородстве и справедливости. И давайте вспомним Версаль, заключённый без участия России. Многие специалисты, и я с ними абсолютно согласен, считают, что именно в Версале были заложены корни будущей Второй мировой войны. Потому что Версальский договор был несправедлив по отношению к немецкому народу и накладывал на него такие ограничения, с которыми он в нормальном режиме справиться не мог, на столетие вперёд это было ясно».

Раскритиковав вавилонский мультикультурализм, В.В.Путин противопоставил ему русский вариант добрососедских отношений представителей разных народов, по сути повторив тезис митрополита Иоанна Снычева о державном ядре: «Россия, как образно говорил философ Константин Леонтьев, всегда развивалась как «цветущая сложность», как государство-цивилизация, скреплённая русским народом, русским языком, русской культурой, Русской православной церковью и другими традиционными религиями России. Именно из модели государства-цивилизации вытекают особенности нашего государственного устройства. Оно всегда стремилось гибко учитывать национальную, религиозную специфику тех или иных территорий, обеспечивая многообразие в единстве».

Америка привыкла действовать нахрапом, подкупом, ее национальный эгоизм, основанный на вере в национальную исключительность, привели к безудержному росту эгоизма самых разных групп в глобальном масштабе. Вылазка прикрывающихся исламом фанатиков-фашистов в Кении и Пакистане, их непрекращающиеся тиранства в Сирии и других странах Ближнего Востока - лишь очередные проявления этого группового эгоизма. Как еще, помимо фашизма, охарактеризовать действия террористов в Найроби, которые всех мусульман пощадили, а немусульман убивали?

В.В.Путин - единственный политик мiрового масштаба, не побоявшийся возвысить свой голос в защиту христиан, умерщвляемых всякий день, единственный, не боящийся публично порицать (в отличие от хотя бы папы Римского) содомию, как на этом же Валдайском форуме: «Берлускони судят сейчас за то, что он живёт с женщинами, а если бы он был гомосексуалистом, его пальцем бы никто не тронул». Но мы должны понимать: Путин так возвысился не сам по себе, а милостью Богоматери, небесной Правительницы России; возвысился благодаря опоре на Церковь (сколько бы ни повторяли богоборческих басен о благодетельности отделения Церкви от государства), благодаря молитвам, восходящим от всех концов Земли в поддержку защитника правды Божией. Поэтому прав А.Д.Степанов, говоря, что Россия может и должна «вовне и внутри стать государством правды, справедливости и совести».

Путин - человек слова, он не из тех, что бросив красивую фразу, вскоре сам же про нее забывает. Поэтому он выстраивает основания для имеющего явиться мiру государства, защищающего Христову Церковь. Пусть на меня не ропщут представители других вероисповеданий за то, что говорю прежде всего о Церкви Христовой. Дело в том, что государства, покровительствующие другим религиям на Земле и без того существуют, например, Саудовская Аравия, Израиль и т.д., а государства, которое покровительствовало бы христианской вере во всемiрном масштабе, после 1917 г. на Земле не было.

Основания необходимых влияния и могущества, основанных на взаимовыручке, а не на тирании, В.В.Путиным представлены в самом конце его речи: «ХХI век обещает стать веком больших изменений, эпохой формирования крупных геополитических материков, финансово-экономических, культурных, цивилизационных, военно-политических. И потому наш абсолютный приоритет - это тесная интеграция с соседями. Будущий Евразийский экономический союз, о котором мы заявляли, о котором мы много говорим последнее время, это не просто набор взаимовыгодных соглашений. Евразийский союз - это проект сохранения идентичности народов, исторического евразийского пространства в новом веке и в новом мире. Евразийская интеграция - это шанс для всего постсоветского пространства стать самостоятельным центром глобального развития, а не периферии для Европы или для Азии. Хочу подчеркнуть, что евразийская интеграция также будет строиться на принципе многообразия. Это объединение, в котором каждый сохранит своё лицо, свою самобытность и политическую субъектность».

Все выше изложенное дает нам основания надеяться на возвращение Москвы к державному предназначению III Рима. А еще более - умолять об этой великой и незаслуженной нами милости Царицу Небесную.

Священник Сергий Карамышев, публицист











http://ruskline.ru/news_rl/2013/09/23/moskva_vozvrawaetsya_k_derzhavnomu_prednaznacheniyu_iii_rima/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104813

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 05 Октября 2013, 09:26:51 »

Виктор  Саулкин, Русская народная линия

Россия - это судьба

Размышления о выступлении В.В. Путина на Валдайском форуме



«Россия возвращается к себе самой»

С 1991 года российские либералы проводили чудовищный эксперимент, пытаясь превратить великую Россию  в «нормальную, цивилизованную страну». Несмотря на антикоммунистическую риторику, вся деятельность этих реформаторов до боли напоминала то, что творили с Российской Империей революционеры, прибывшие в 1917 году в Россию на пароходах из США и в пломбированных вагонах из Германии. Народ, словно одурманенный зловещим гипнозом, наблюдал за разгромом либералами российской государственности и невиданным грабежом страны. Потери от либерального эксперимента сравнимы с потерями, понесенными страной во время Великой Отечественной войны. Но заокеанские кураторы российских либералов и не скрывали, что обращаются с Россией, как с побежденной страной, потерпевшей поражение  в «холодной войне». И действительно, все, о чем мечтал Запад, развязывая войны с Россией в 1812-м, 1854-м, 1914-м и 1941-м годах было успешно исполнено  после либеральной революции августа 1991 года. От России были отделены не только Туркестан, Прибалтика, Закавказье, но и Белая и Малая Русь вместе с Новороссией и Таврическим полуостровом. Русские стали самым большим в мире разделенным народом;  в бывших советских республиках, ставших независимыми государствами, прихватившими при этом и часть исконных русских земель, остались жить 30 млн русских людей.

Либералами за эти годы удалось почти полностью провести демилитаризацию и деиндустриализацию страны,  в виде контрибуций были вывезены на Запад многие сотни млрд долларов. В США, как из побежденной Германии в 1945-м,  вывозили  ученых, научные секреты и изобретения. Естественно, либералы отказались от всех геополитических достижений великой державы и немедленно предали всех бывших союзников. Историческая Россия никогда не предавала союзников. Но либералы старательно отрекались от «имперского наследия» Царской России и Советского Союза. На глазах «демократической» России, испуганно отвергающей подозрение в любых «имперских амбициях»,  была жестоко разгромлена Сербия, а совсем недавно разнесли в прах Ливию.

Но в одном либералы не преуспели.  Несмотря на все усилия, им так и не удалось переделать сознание упрямого народа. Не случайно провал «рыночных реформ» российские либералы объясняют «архаичным сознанием» русских людей. Сегодня можно утверждать, что либеральный проект переустройства России, изменения исторического вектора страны полностью провалился. Это очевидно всем, кроме либеральных политиков и их информационной обслуги из т.н. «креативного класса».        

И, наконец, на Валдайском  форуме президент Владимир Путин произнес слова, которые мы с нетерпением ожидали и надеялись услышать два последних десятилетия. «Россия возвращается к себе самой. Россия возвращается в свою историю».

Отвечая на вопрос о том, каким он представляет проект будущей России, президент ответил: «Россия - это судьба!»
 

Судьба - Суд Божий

Действительно, возвращаясь к себе самой, в  свою историю, т.е. к своим корням и  истокам, Россия непременно вернется к своей судьбе - к тому пути, который предназначен Богом русскому народу. Судьба человека - Суд Божий о человеке. Стремились ли мы в своей земной жизни исполнить волю Божию, или желали жить по своим страстям. Точно так же Господь судит и народы. Удаляясь от пути, определенного Господом, не исполняя волю Божию,  мы болеем,  страдаем и  душой и телом. Скорбями Господь вразумляет нас и возвращает на путь истинный. Наказание Божие, это не месть Всеблагого и Всемилостивого Бога, но «наказ», «урок», который нас должен исправить. Только обладая свободной волей, человек сам выбирает, усвоить ли этот урок и исправить свои пути, или продолжать жить по своим страстям.

Весь ХХ век для русского народа - время суровых и трагических испытаний. Удалившись от своего  прямого пути, предначертанного Богом, русские люди претерпели много скорбей. Сурово вразумляет нас Господь. Но хотелось бы верить, что Россия усвоила наказ, урок Божий и постепенно возвращается на свой определенный Богом путь - «возвращается к себе», «возвращается в свою историю».

О том, что Россия возвращается к Богу, свидетельствуют три миллиона русских людей, которые десятки часов стояли под дождем и снегом, чтобы поклонится Честному Поясу Пресвятой Богородицы, возрожденный Храм Христа Спасителя и тысячи  восстановленных или заново построенных храмов,  в которых совершается Божественная литургия. Свидетельствуют возрожденные Соловки и Оптина, Валаам и Дивеево и десятки небольших монастырей  по всей стране, в которых также возрождается монашеская  молитва. Вновь каждый год идет по России Великорецкий Крестный ход, возобновлен Крестный ход из Курской-Коренной обители. На месте дома Ипатьева, где богоборцы ритуально убивали Русского Царя, высится храм Спаса на Крови. И каждый год десятки тысяч православных русских людей 17 июля после Божественной литургии на Русской Голгофе идут Крестным  ходом в монастырь Царственных мучеников на Ганиной яме.

Свидетельствуют о возвращении русских людей к Богу и   сто тысяч православных христиан, которые  недавно прошли Крестным ходом вместе со Святейшим Патриархом от Казанского собора к Александро-Невской Лавре в северной столице. А разве не свидетельствуют о том, что Россия постепенно возвращается к Богу истерика испуганных  «антиклерикалов» и мощная антицерковная информационная компания в либеральных СМИ?    

«Толерантность» к каннибалам

В последнее время мы видим, что Российское государство совершает  шаги, которые также говорят о том, что Россия постепенно «возвращается к себе, возвращается в свою историю». Россия  не желает идти по той дороге, по которой стремительно движется к гибели «постхристианская»  Европа. Европейцы так поражены тем, что в России не дают содомитам совершать парады на улицах Москвы, что президенту Путину на любой встрече с журналистами приходится  отвечать на вопросы представителей иностранной прессы, скорбящих о судьбе гонимых и несчастных извращенцев.

Но почему-то этих журналистов совершенно не интересует судьба христиан, в то время, когда мир стал свидетелем открытых гонений на Веру Христову. В «постхристианской» Европе гонения пока принимают форму методичного наступления воинствующих содомитов, запрета на ношения крестиков, внедрения ювенальной юстиции,  эвтаназии и прочих прелестей торжествующей  «толерантности» и «борьбы за права человека». Но на Ближнем и Среднем Востоке и странах Магриба в начале ХХI века христиан убивают тысячами, уничтожаются древние христианские святыни. На земле, где христиане жили  с апостольских времен, где зарождалось монашество,  в христианских храмах свободно возносилась молитва во времена Арабского Халифата и Османской Порты, сегодня  во имя «торжества идеалов демократии» могут быть полностью уничтожены древние поместные Православные Церкви.

Неудивительно, что европейское «цивилизованное сообщество» равнодушно наблюдает за истреблением христиан мусульманскими экстремистами, при этом всей душой переживая об ущемлении прав содомитов, которым в «архаичной» и «тоталитарной»  России запретили вести свою пропаганду среди несовершеннолетних. Мы помним, как это же самое «цивилизованное сообщество» во главе с США дружно бомбило Сербию, ради того, чтобы албанские террористы, наркоторговцы и торговцы человеческими органами имели право разрушить древнейшие  в Европе православные храмы и монастыри  на землях Косово и Метохии. По замыслам этого «цивилизованного сообщества» христиан на земле Египта, Сирии и Ливана должна ожидать такая же участь, как и сербов  Косово - либо бегство, либо смерть.

Евросоюз  и США проявляют удивительную толерантность не только к секс-меньшинствам, но и к убийцам и даже каннибалам, которые перед камерой едят сердца убитых сирийских солдат.  Но о пресловутой толерантности и защите прав человека никогда не вспоминают, когда речь идет о христианах.

В современной «постхристианской» Европе, по-видимому, скоро смогут иметь право на существование только те  т.н. «церкви», которые «венчают» однополые пары и не мешают комфортно жить,  назойливо напоминая о каких-то там грехах. Судебные процессы должны научить законопослушных европейцев  толерантности  к греху. Европейцы всегда отличались дисциплинированностью. Вспомним, как дружно возмутилась  политическая  и творческая элита «цивилизованных стран», когда в России «не толерантно» посмели осудить кощунниц, устроивших свои «тараканьи пляски» в Храме Христа Спасителя. Россию  заклеймили позором, как «тоталитарную страну, где царят средневековые пережитки».
 

Возмутительная «нетолерантность» российского  президента

Казалось, что все постепенно привыкают к мысли о неизбежной победе «демократии и общечеловеческих ценностей» во всем мире.  Но неожиданно на Валдае президент России произнес возмутительно не толерантные слова.  

«Мы видим, как многие евроатлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации. Отрицаются нравственные начала и любая традиционная идентичность - национальная, культурная, религиозная или даже правовая. Проводится политика, ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнерство, веру в Бога и веру в сатану».

Лица многих европейских и заокеанских политиков и экспертов, присутствовавших в  зале, вытянулись, окаменели; такой вопиющей «неполиткоректности» никто не ожидал. Но президент России продолжал поражать «цивилизованное сообщество» своими «архаичными представлениями», упрекая европейцев в отступлении от Христа.  


«Эксессы политкорректности доходят до того, что всерьез говорится о регистрации партий, ставящих своей целью пропаганду педофилии. Люди во многих европейских странах стыдятся и боятся говорить о своей религиозной принадлежности. Праздники отменяют даже или называют их как-то по-другому, стыдливо пряча саму суть этого праздника - нравственную основу этих праздников. И эту модель пытаются агрессивно навязывать всем, всему миру. Убежден, это прямой путь к деградации и примитивизации, глубокому демографическому и нравственному кризису».

А затем Владимир Путин посмел откровенно учить европейцев, словно забыв, что учить в современном мире имеют право только США и Евросоюз!

«Что еще может быть большим свидетельством морального кризиса человеческого социума, как не утрата способности к самовоспроизводству. А сегодня практически все развитые страны уже не могут воспроизводить себя, причем даже с помощью миграции».

Изавершил эту часть своего выступления президент Путин, откровенно противопоставив Россию «постхристанской» Европе.

«Без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без формировавшихся тысячелетиями норм морали и нравственности люди неизбежно утратят человеческое достоинство. И мы считаем естественным и правильным эти ценности отстаивать».
 

«Если не мы, то кто?»

Президент России, недавно обратился в  «Нью-Йорк Таймс» к гражданам США со статьей, в которой  объяснял, что Россия, препятствуя агрессии против Сирии, прежде всего отстаивает  международное право, не желает, чтобы ООН повторила судьбу Лиги Наций. Подробно объяснял президент Путин позицию России и на встрече «двадцатки». Позицию России можно было объяснить и прагматическими мотивами - отстаивая многополярный мир и отрицая «право силы», как принцип международной политики, Россия заботится о своей собственной безопасности и отстаивает возможность защищать свои интересы.

Но утверждение, что Россия собирается отстаивать христианские ценности и сформировавшиеся тысячелетиями нормы нравственности и морали - это настоящий вызов, брошенный современному «цивилизованному сообществу».

Для нас же это слова, которые вселяют надежду на то, что Россия, действительно, «возвращается в свою историю». Не могучий двухмиллиардный Китай, с растущей экономикой, не миллиардная быстро развивающаяся Индия, а нынешняя невероятно ослабленная либеральным погромом последних двух десятилетий  Россия бросает вызов устроителям Нового Мирового Порядка.

Россия «возвращается к себе» -  после гибели Восточной Римской Империи  Московское Царство, а затем   Российская Империя оказывали покровительство всем православным христианам, оказавшимся под властью иноверцев  на Святой Земле и Балканах.  Русские Государи считали своим долгом быть защитниками Веры Христовой и покровителями Вселенской Православной Церкви. В ХХI веке собравшись на празднование 1025-летия Крещения Руси первоиерархи Восточных Православных Церквей вновь ищут защиты у России.

Но Россия сегодня заступается не только за православных, наша страна возвышает голос в защиту всех гонимых христиан.

Казалось бы, Папа Римский возглавляет сотни миллионов католиков во всем мире, английская королева  является главой Англиканской Церкви, американские президенты по прежнему присягают положив руку на Библию, а на Всемирный Совет Церквей съезжаются сотни представителей различных сект, гордо именующих себя «церквями». Но мы видим, что сегодня  осталась единственная страна, которая готова защищать подлинные Евангельские ценности и Веру Христову - это Россия. Не случайно у русских десантников есть девиз «Если не мы, то кто?».  

Это и есть «возвращение в свою историю», Русский Путь, завещанный России Богом. Владимир Путин не случайно напомнил в своем выступлении о том, что Россия всегда стремилась внести в политику христианские ценности, отрицая «кулачное право».

«Таков наш концептуальный взгляд, он вытекает из нашей собственной исторической судьбы, из роли России в мировой политике. Наша сегодняшняя позиция имеет глубокие исторические корни. Россия сама развивалась на основе многообразия, гармонии и балансов, привносила такой баланс и в окружающий мир. Хочу напомнить, что и Венский конгресс 1815 года, и ялтинские соглашения 1945 года, принятые при очень активной роли России, обеспечили долгий мир. Сила России, сила победителя в эти поворотные моменты проявлялась в благородстве и справедливости. И давайте вспомним Версаль, заключенный без участия России. Многие специалисты, и я с ними абсолютно согласен, считают, что именно в Версале были заложены корни будущей второй мировой войны. Потому что Версальский договор был несправедлив по отношению к немецкому народу и накладывал на него такие ограничения, с которыми он в нормальном режиме справиться не мог, на столетие вперед это было ясно».

И Владимир Путин произносит слова, которые перечеркивают все надежды либералов переделать Россию. Президент, вслед за православными русскими мыслителями Константином Николаевичем Леонтьевым и Николаем Яковлевичем Данилевским, утверждает, что Россия - государство-цивилизация.

«Россия - как образно говорил философ Константин Леонтьев, - всегда развивалась как «цветущая сложность», как государство-цивилизация, скрепленная русским народом, русским языком, русской культурой, Русской Православной Церковью и другими традиционными религиями России. Именно из модели государства-цивилизации вытекают особенности нашего государственного устройства».

Но беда заключается в том, что последние два десятилетия, оказавшиеся у власти либералы, упорно пытались сломать и сокрушить все основы Русской цивилизации. И мы понимаем, что, несмотря на замечательные слова президента, попытки уничтожить Русскую цивилизацию будут продолжаться.

Слишком прочно обосновались либералы в коридорах власти, по-прежнему почти все электронные и печатные СМИ находится под их контролем. Огромные финансовые средства сосредоточены в руках тех, кого Путин назвал противниками обретения Россией своей национальной идеи,  «квазиколониальной частью элиты, которая предпочитала воровать и выводить капиталы, и не связывала свое будущее со страной, где эти капиталы зарабатывались».

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104813

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #8 : 05 Октября 2013, 09:27:42 »

(Окончание)

Поэтому борьба за возвращение Росси на свой исторический путь предстоит нелегкая. В борьбе за предотвращение агрессии против Сирии  Россия одержала серьезную дипломатическую победу. Победа была одержана потому, что США не ожидали, что очередную «гуманитарную интервенцию» единственной сверхдержавы в защиту «борцов за свободу» и утверждение «ценностей демократии», кто-то осмелится назвать неприкрытой агрессией против суверенного государства.  Такое впечатление, что эти прозвучавшие слова правды, словно огнем обожгли хищника, уже приготовившегося к прыжку, и зверь испуганно  отступил от своей добычи. Но мы понимаем, что ошеломленные неожиданным сопротивлением России США отступили лишь на время.

Разгром Сирии - всего лишь один из этапов в глобальном переустройстве мира. И от своих планов архитекторы Нового Мирового Порядка не откажутся.
 

Задача глобализации - Новый Вавилон

Народу США очередная война совсем не нужна, и американцы в подавляющем большинстве не желают, чтобы страна втягивалась в очередную военную авантюру. Тем более не желают этой войны европейцы. Но их мнение и  интересы европейских стран, а также самих США совершено не имеют значение для класса мировых олигархов, занятых «переформатированием» мира. Армии США и НАТО - лишь наемники, которые должны выполнить свою работу. Такие же, как и оплаченные Катаром и Саудовской Аравией бандиты, воюющие в Сирии.

В начале ХХ века международный интернационал ростовщиков  разжигал Первую мировую войны  для того, чтобы уничтожить в Европе Христианские монархии и прежде всего сокрушить Российскую Империю.

В начале ХХI века речь уже идет о том, что должны быть разгромлены и лишены права на суверенитет любые национальные государства, препятствующие  утверждению Нового Мирового Порядка. Должны быть  окончательно разрушены все нормы нравственности и морали,  изгнаны из мира традиционные ценности. Сегодня строят глобальный мир, в котором  должен быть установлен невиданный тоталитарный контроль над всеми странами и народами. И для выполнения этой стратегической задачи  будут задействованы все колоссальные ресурсы транснациональных корпораций.

Жестокость, цинизм и лицемерие хозяев и идеологов мировой глобализации  намного превосходит все замыслы вождей Третьего Рейха. В глобальном мире, этом Новом Вавилоне, где будет навязана идеология всеобщего потребления, где не будет различия между добром и злом, между Богом и сатаной, должно  произойти самое страшное - расчеловечевание людей, утрата человеком образа Божия.

Как писал во время Великой Отечественной войны Твардовский «бой идет святой и правый, бой идет не ради славы, ради жизни на земле». И сегодня вновь на пути «архитекторов» Нового Мирового Порядка встала Россия.
 

Неравное противостояние

Мы должны ясно представлять, какие силы, какие ресурсы могут быть сегодня задействованы «классом глобальных олигархов», чтобы сломить Россию. Многотысячные орды исламских боевиков, желающих вести джихад, и десятки тысяч наемников из Частных Военных Компаний, за которыми будет стоять вся мощь военной машины США и НАТО, весьма скоро могут оказаться в Средней Азии, в Поволжье и на Северном Кавказе. Похоже, мы стоим на пороге войны.

Что же представляет сегодня современная Россия, бросившая вызов Западу?

Российская Армия и Военно-Морской Флот, ВПК еле-еле начинают оживать после двух десятилетий методичного погрома. Либеральные реформы привели к деиндустриализации, разгромы системы образования,  российской науки.   

Российские либералы хорошо умеют и могут научить своих последователей лишь «пилить» бюджет и  осваивать финансовые потоки.   

Либеральный проект обустройства страны полностью провалился, - это очевидно. Но либералы  находятся на верхних этажах власти и эксперты ВШЭ продолжают определять экономическую политику страны.

В современных условиях мировой интернационал ростовщиков-глобализаторов имеет тысячу способов, чтобы создать России серьезнейшие экономические проблемы, способные, если не спровоцировать социальный взрыв, то вызвать серьезное недовольство властью.

А в это время страна заполнена миллионами мигрантов из соседних мусульманских республик,  и «российский бизнес» требует завозить миллионы новых гастарбайтеров, потому как «прибыль превыше всего». Этническая преступность, тесно связанная с террористическим подпольем, беспредел выходцев с Кавказа, которых выгораживают диаспоры,  доводит межнациональные отношения до точки кипения - русские люди справедливо считают, что власть не защищает их должным образом.

Как вступать в противостояние с Западом и США, в то время, когда подавляющая часть современной российской элиты хранит свои деньги за рубежом, там же владеет недвижимостью и все свои планы связывает не с Россией, а с благополучием стран входящих в «золотой миллиард»?

Как вступать в противоборство с Западом, когда народ не считает эту элиту своей, возмущен колоссальным имущественным расслоением общества, а «болотная оппозиция» радостно потирает руки в ожидании экономических трудностей и  социального взрыва?

И в это же время значительная часть русских патриотов не верит в искренние намерения Путина, справедливо указывая на то, что продолжают творить либералы со страной, но упорно не желая видеть хоть какие-то положительные изменение в государственной политике, а потому горделиво устраняясь от любого сотрудничества с властью.

На что же рассчитывает Владимир Путин, бросая в этих условиях вызов устроителям Нового Мирового Порядка? По человеческому разумению ситуация, в которой оказалась Россия, - безнадежная.
 

Россия возвращается в свою историю

Думаю, что Владимир Владимирович Путин  рассчитывает в этих условиях  на врожденный государственный инстинкт и любовь к Родине русского народа, способного, как в 1941 году, забыть свои обиды и встать на защиту Отечества.

В 1941-м году многие помнили кровавый террор революционеров-богоборцев, захвативших власть над Россией в 1917 году, и издевательства над народом, его святынями над Русской историей и культурой. Но любовь к Родине оказалась сильнее.

Либеральные экстремисты  в конце ХХ столетия проявили не меньшую ненависть к Русской истории, Русской культуре, к Русскому  народу, чем Троцкий и Ко. Сокращали «архаичный народ», не желавший вписываться в «рыночную экономику» иными методами, но также очень эффективными.  Хотя не остановились и перед танковым расстрелом  двадцать лет назад Российского Парламента - преподали «урок демократии».   

В 41-м году Иосиф Сталин обратился к народу «Братья и сестры!». Враг стоял у стен Москвы, когда на параде 7 ноября 41-го года прозвучали имена святых благоверных князей Александра Невского и Дмитрия Донского, Минина и Пожарского, Суворова и Кутузова. Россия после революционного погрома возвращалась в свою историю.

Может быть, пришло время и Путину обратится к народу с такими же сокровенными словами?

После изуверского нападения террористов на Беслан выступая митинге Владимир Путин сказал: «Нам объявлена война!». Рядом с Путиным на митинге стоял Генри Резник и еще кто-то из подобной компании.  В те дни в своей передаче на радио «Радонеж» я задал риторический вопрос президенту: «Владимир Владимирович! с кем Вы воевать будете? с либералами в бой пойдете?». Необходима скорейшая смена  «квазиколониальной» элиты, которая пуповиной связана с Западом и представляет сегодня огромную «пятую колонну». Наиболее болтливая, «креативная» часть этой  «пятой колонны»,  не считает нужным скрывать свою ненависть к «этой» стране - «отсталой Рашке».

Необходимо привлекать ученых-экономистов и предпринимателей, которые связывают свою жизнь с Россией, для которых также «Россия - это судьба».

Необходимо немедленно навести порядок с заполнившими русские города толпами нелегальных мигрантов, многие из которых  в подпольных вахабитских «джамаатах» вербуют в  ряды бандформирований, самыми решительными и жесткими мерами ликвидировать этнические ОПГ.  Иначе нам грозит повторение трагедий Буденовска,  Беслана и «Норд-Оста», а возможно и более страшные события.

Было бы нелепо думать, что Владимир Путин этого не понимает.

На Валдае было четко и недвусмысленно заявлено миру о том, что Россия вновь возвращается в  международную политику, как великая держава, противостоящая, по словам Путина, силам, желающим «тем или иным способом реанимировать однополярную унифицированную модель мира, размыть институт международного права и национального суверенитета. Такому однополярному, унифицированному миру не нужны суверенные государства, ему нужны вассалы. В историческом смысле это отказ от своего лица, от данного Богом, природой многообразия мира».

После  многолетнего позора и унижения «козыревской дипломатии», в 2008 году Россия впервые перестала отступать, защитив Южную Осетию и Абхазию от агрессии американского вассала  Саакашвили. Но, наверное, именно поддержка Сирии стала тем поворотным пунктом, тем рубежом, на котором Россия решительно заявила, что «возвращается в свою историю».  Но чтобы сохранить свое данное Богом лицо, сохранить суверенитет, необходимо совершить такие же решительные действия и во внутренней политике. Времени до часа «Х» остается все меньше и меньше.
 

«Никто, как Бог!»

Владимир Путин говорил в своем выступлении на Валдайском форуме о необходимости для страны национальной идеологии. Святитель Серафим Соболев в своей книге «Русская идеология» утверждал, что Православие, как основа личной и общественной жизни - и есть Русская идеология. 

Ровно 70 лет назад, в сентябре 1943 года в Кремле Иосиф Виссарионович Сталин принимал митрополита Сергия (Страгородского), митрополита Алексия (Симанского) и митрополита Николая (Ярушевича). Эта встреча стала поворотной в то время в отношениях между властью и Русской Православной Церковью.

Владимир Владимирович Путин - православный христианин, немало сделал для воссоединения Московской Патриархии и Русской Православной Церкви Заграницей, бывал на Афоне. Нет сомнения в том, что слова Святейшего Патриарха Кирилла о едином Русском Мире, о Православии, как основе Русской цивилизации, об исторической роли России, как защитницы христиан, оказывают огромное влияние на Путина. Потому и была развернута мощнейшая антицерковная компания после неудачи «болота». Два человека вызывают сегодня особенную ненависть в стане российских либералов - Святейший Патриарх Кирилл и президент Владимир Путин.   

Либералы и их заокеанские хозяева смертельно испугались соработничества Русской Православной Церкви и Российского государства. Поэтому с такой  злобой кричат о «клерикализации» жизни в стране, «сращивании Церкви и государства». Христоненавистники не хуже нас знают, из какого Живоносного Источника Русский народ и Русское государство всегда черпало силы для преодоления смуты и своего возрождения.

В Великую Отечественную Россия вспомнила о своей истории, о своих святынях, «вернулась к себе» и одержала Великую Победу на Пасху Христову 1945-го года. Хотя летом 1941-го многие эксперты гадали сколько удастся продержаться России в войне с Третьим Рейхом, три недели или целых два месяца.  В мае 45-го эти эксперты рассуждали о «Русском чуде» и «загадочной русской душе».


Сегодня Россия вновь вступает в неравное противостояние с «архитекторами» Нового Мирового Порядка. Но выбора у нас нет. Когда-то Бжезинский, уверенный в необратимости либеральных реформ и окончательном крушении  исторической Российской государственности, откровенно написал: «Новый Мировой Порядок будет строиться против России, на руинах России и за счет России».     

Думаю, что Владимир Владимирович Путин, как и все православные христиане, надеется прежде всего на Бога. Не случайно в Киеве президент Росси произнес, что нет в этом мире власти выше власти Господа.  Крест главы государства - тяжелый крест. Особенно в  России. Геополитики называют Россию - Хартленд, считая, что в этом «сердце земли» и проходит «географическая ось мировой истории». Для православных Россия - Дом  Пресвятой Богородицы,  «Подножие Престола Божия на земле» - по словам святого Иоанна Кронштадтского.  Владимир Путин - православный христианин. Будем молиться, чтобы Господь его укрепил, даровал разум и силы. Но все, что будет происходить со страной, зависит не только от главы государства, но и от нас с вами, от всех граждан нашего Отечества, для которых Россия - это судьба.

Русское чудо всегда совершалось, когда горячая и искренняя молитва русских людей  Господу и Пресвятой Богородице сочеталась с самоотверженностью и подвигом народа ради жизни Отечества. Православные старцы  во время надвигающихся испытаний и скорбей, укрепляют нас напоминая: «Никто, как Бог!».

Да воскреснет Русь Святая молитвами Святых Царственных мучеников и страстотерпцев, всех Святых в земле Российской просиявших, и расточатся врази ея!  Пресвятая Богородица спаси нас!

 http://ruskline.ru/analitika/2013/10/5/rossiya_eto_sudba/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104813

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #9 : 16 Октября 2013, 19:17:38 »

Анатолий  Степанов, Русская народная линия

Идеология Развития невозможна без опоры на Традицию

Необходимое дополнение к Валдайской речи Владимира Владимировича Путина



Президент России Владимир Владимирович Путин выступил 19 сентября перед участниками международного дискуссионного клуба «Валдай» с без сомнения программной речью, посвященной проблеме национальной идентичности России. О значении и политическом контексте программного выступления Президента страны мне уже доводилось писать. Невольно напрашивается сравнение Валдайской речи Путина с Мюнхенской речью 2007 года, которая стала прологом к проведению Россией самостоятельной внешней политики, итогом чего стал сирийский триумф, когда Россия впервые в новейшей истории сумела остановить агрессию мирового гегемона США против суверенного государства. Валдайская речь, на мой взгляд, может и должна стать прологом к формулированию государственной идеологии, без которой невозможно национальное единство и подлинное возрождение России.

Действительно, впервые Владимир Путин прямо и определенно заявил о необходимости государственной идеологии. Президент сказал: «После 1991 года была иллюзия, что новая национальная идеология, идеология развития, родится как бы сама по себе. Государство, власть, интеллектуальный и политический класс практически самоустранились от этой работы, тем более что прежняя, официозная идеология оставляла тяжёлую оскомину. И просто на самом деле все боялись даже притрагиваться к этой теме. Кроме того, отсутствие национальной идеи, основанной на национальной идентичности, было выгодно той квазиколониальной части элиты, которая предпочитала воровать и выводить капиталы и не связывала своё будущее со страной, где эти капиталы зарабатывались. Практика показала, что новая национальная идея не рождается и не развивается по рыночным правилам. Самоустроение государства, общества не сработало, так же как и механическое копирование чужого опыта. Такие грубые заимствования, попытки извне цивилизовать Россию не были приняты абсолютным большинством нашего народа, потому что стремление к самостоятельности, к духовному, идеологическому, внешнеполитическому суверенитету - неотъемлемая часть нашего национального характера. К слову сказать, не срабатывает такой подход и во многих других странах. Прошло то время, когда готовые модели жизнеустройства можно было устанавливать в другом государстве просто как компьютерную программу. Мы также понимаем, что идентичность, национальная идея не могут быть навязаны сверху, не могут быть построены на основе идеологической монополии. Такая конструкция неустойчива и очень уязвима, мы знаем это по собственному опыту, она не имеет будущего в современном мире. Необходимо историческое творчество, синтез лучшего национального опыта и идеи, осмысление наших культурных, духовных, политических традиций с разных точек зрения с пониманием, что это не застывшее нечто, данное навсегда, а это живой организм. Только тогда наша идентичность будет основана на прочном фундаменте, будет обращена в будущее, а не в прошлое».

Здесь все точно:

- и тезис об омертвелости официальной советской идеологии, которая, действительно, «оставляла тяжёлую оскомину»;

- и тезис о том, что в поисках национальной идеи развития необходимо обращение к нашим культурным, духовным и политическим традициям, при этом нужно исходить из того, что государственная идеология - живой организм, и она должна быть обращена в будущее, а не в прошлое (это путинский ответ тем, кто пытается предложить обществу сусальный образ дореволюционной России, выдавая это за нечто незыблемое);

- и тезис о шкурной заинтересованности «квазиколониальной части элиты» (и добавим, обслуживающих интересы компрадоров представителей журналистского и экспертного сообщества) в отсутствии государственной идеологии;

- и тезис о гибельности заимствования чужих, возникших в иной цивилизационной парадигме идеологических систем (по сути, Путин, озвучивает лозунг всех настоящих русских реформаторов «технологии без идеологии»).

Чувствуется - Президент знает, о чем говорит. И со всем этим нельзя не согласиться.

Но дальше он говорит слова, которые свидетельствуют о том, что некоторые старые схемы еще довлеют и над сознанием нашего национального лидера и над сознанием «путинской команды» - той части элиты, которая связывает свое будущее с Россией, отвергает компрадорский путь развития.

Справедливо говоря о необходимости обращения идеологии в будущее, Путин сказал далее: «Это главный аргумент в пользу того, чтобы вопрос идеологии развития обязательно обсуждался среди людей разных взглядов, придерживающихся разного мнения о том, что и как нужно делать с точки зрения решения тех или иных проблем. Нам всем: и так называемым неославянофилам, и неозападникам, государственникам и так называемым либералам - всему обществу предстоит совместно работать над формированием общих целей развития. Нужно избавиться от привычки слышать только идейных единомышленников, с порога, со злобой, а то и с ненавистью отвергая любую другую точку зрения. Нельзя даже не перекидывать, а пинать будущее страны, как футбольный мяч, окунувшись в оголтелый нигилизм, потребительство, критику всего и вся или беспросветный пессимизм. А это значит, что либералы должны научиться разговаривать с представителями левых взглядов и, наоборот, националисты должны вспомнить, что Россия формировалась именно как многонациональное и многоконфессиональное государство с первых своих шагов, и что, ставя под вопрос нашу многонациональность, начиная эксплуатировать тему русского, татарского, кавказского, сибирского и какого угодно ещё любого другого национализма и сепаратизма, мы встаём на путь уничтожения своего генетического кода. По сути, начинаем уничтожать сами себя».

Путин верно говорит об опасности национализма, чувствуется, что он очень глубоко чувствует опасность национализма для нашей имперской, по природе своей, страны, - такое впечатление, что Владимир Владимирович на досуге читает «Русскую народную линию». Можно также только поддержать его, когда он предостерегает от «оголтелого нигилизма, потребительства, критики всего и вся и беспросветного пессимизма».

Но вот с чем категорически нельзя согласиться в речи нашего Президента, так с его попыткой идеологически уравнять неославянофилов и неозападников, представить их как равноправных партнеров в идеологическом диалоге. В.В.Путин предложил в качестве основы для такого идеологического диалога безусловность «суверенитета, самостоятельности и целостности России». Но этого явно недостаточно. Если посадить за один стол неославянофилов и неозападников, никакой идеологии развития не получится. Конечно, нельзя с ненавистью относиться к чужим взглядам и политическим предпочтениям, надо уметь слушать и уважать взгляды друг друга. Но это относится скорее к правилам сосуществования в одном социуме.

А вот идеологию из синтеза неославянофильства и неозападничества создать невозможно. По одной простой причине: западничество, русский либерализм не является самобытным направлением русской мысли. Главная интенция западничества заключается в том, чтобы доказать, что Россия не является самобытной цивилизацией, что Россия просто недоразвитая часть Запада, а развиться Россия может только в том случае, если скопирует западные институты у себя, примет ценности западного общества. Некоторые, наиболее агрессивные неозападники, говорят даже о том, что главной помехой для успешного развития России является православие (эта мысль - не новая, об этом писал еще основоположник западничества П.Я.Чаадаев), призывают к реформированию Русской Православной Церкви по протестантскому образцу. Иными словами, призывают, демонтировать одну из несущих конструкций нашей самобытности, нашего самостояния. Словом, неозападничество в основах своих противоположно базовым идеям Валдайской речи Владимира Путина.

Тут надо сразу оговориться по поводу использования термина славянофильство (и соответственно, неославянофильство), поскольку существует, как минимум, четыре традиции его употребления.

Первая. Исторически впервые славянофилами называли людей круга выдающегося государственного деятеля и самобытного мыслителя начала XIX века адмирала Александра Семеновича Шишкова. Его система корнесловия до сих пор вызывает противоречивые оценки и суждения. Можно соглашаться или не соглашаться с отдельными идеями Шишкова, но нельзя не принять его пафос обращения к национальным традициям русского языка, не приветствовать его борьбу против слепого заимствования иноязычных слов (как нам сегодня, в условиях, когда наш язык засоряется англицизмами, нужен новый Шишков!). Термин славянофилы использовался как пренебрежительная кличка для обозначения идейных сторонников адмирала.

Вторая. Славянофилами чаще всего называют представителей московского кружка русских интеллектуалов 30-х-50-х годов XIX века (самые крупные из них: Иван Васильевич Киреевский, Алексей Степанович Хомяков и Константин Сергеевич Аксаков), которые заложили основы самостоятельной русской философской мысли и, по сути, сформулировали основы национальной идеологии.

Третья. Нередко термин славянофильство используют более широко, включая в это понятие и тех последователей славянофилов 60-х-70-х годов, которые сами себя называли учениками старших славянофилов (И.В.Киреевского, А.С.Хомякова, К.С.Аксакова), но включали в корпус славянофильства национал-демократические идеи (И.С.Аксаков, князь В.А.Черкасский, О.Ф.Миллер, С.Ф.Шарапов, отчасти Н.Я.Данилевский и др.).

Четвертая. Наконец, есть широкое использование термина славянофильство, когда славянофилами называют всех представителей национально-консервативной мысли, всех, кто исходил в своих историософских и идеологических конструкциях из триады «Православие-Самодержавие-Народность», в том числе и тех, которые критиковали те или иные идеи исторического славянофильства (как М.Н.Катков или К.Н.Леонтьев). Именно в этом широком смысле употребил это понятие и Владимир Путин, противопоставив неославянофильство и неозападничество. И сделал это совершенно справедливо, ибо современные консервативные мыслители и писатели мыслят себя наследниками ВСЕХ представителей национально-консервативной мысли, в реальной жизни часто полемизировавших друг с другом (А.С.Шишкова и Н.М.Карамзина, И.В.Киреевского и К.С.Аксакова, М.Н.Каткова и А.С.Хомякова, И.С.Аксакова и К.Н.Леонтьева, Н.Я.Данилевского и К.П.Победоносцева, Ф.М.Достоевского и Л.А.Тихомирова). Для конкретно исторических исследований такое широкое использование термина «славянофильство» непригодно, ибо будет вносить путаницу, зато для целей разработки идеологии это весьма уместно.

Таким образом, для создания современной государственной идеологии (Идеологии Развития, по Путину) необходимо, прежде всего, обратиться к наследию представителей национально-консервативной политической мысли конца XVIII - начала ХХ веков (поименованных выше и калибром поменьше), идеологов русского монархического (черносотенного) движения начала ХХ века, а также представителей русской консервативной мысли в эмиграции (И.А.Ильин, протоиерей С.Н.Булгаков и др.) и даже в СССР (писатели-деревенщики, В.В.Кожинов и др.).
 

Обратившись к наследию классиков русской национальной политической мысли, можно сформулировать несколько базовых постулатов, на которых может быть основана государственная идеология современной России, идеология нашего развития.
 

Постулат первый. Россия - это особый тип цивилизации, отличный не только от цивилизаций Востока, но и от Романо-германской (западной) цивилизации.

Это - главное, фундаментальное открытие русской историософии, которое сделали ранние славянофилы. Именно поэтому непродуктивно и даже вредно слепо копировать западные институты и идеи, о чем говорил Президент в своей речи. Отношения с Западом нужно строить по максиме: «заимствование технологий, но не идеологии». Если с цивилизациями Востока никаких проблем не возникало и не возникает, мы понимаем, наглядно видим, что мы - разные цивилизации, зато на протяжении веков Россия сталкивалась с искушением Западом. В результате русское общество, по слову Н.Я. Данилевского, заразилось болезнью, которую мыслитель называл «европейничанье». Причина понятна - исторически Западная цивилизация возникла тоже как цивилизация христианская. Этим часто пользовались и пользуются западники, пытаясь обосновать тезис, что Россия - всего лишь «недоразвитая часть Запада», а не особая цивилизация.

Однако еще ранние славянофилы констатировали с недоумением, что для Европы характерно недоверие и даже враждебность в отношении России. А.С.Хомяков, пытаясь объяснить эту особенность Запада, писал: «Недоброжелательство к нам других народов, очевидно, основывается на двух причинах: на глубоком сознании различия во всех началах духовного и общественного развития России и Западной Европы и на невольной досаде перед этою самостоятельною силою...».

Еще острее ставил вопрос Н.Я.Данилевский, возражая тем, кто видел причину враждебности Европы к России в том, что Европа не знает Россию: «Европа не знает, потому что не хочет знать, или, лучше сказать, знает так, как знать хочет». Все дело в том, «что Европа не признает нас своими», видит «в Руси и славянстве не чуждое только, но и враждебное начало», инстинктивно чувствует в нас «крепкое, твердое ядро», которое «нельзя будет себе ассимилировать, претворить в свою кровь и плоть, - которое имеет и силу, и притязание жить своею независимою, самобытною жизнью».

В столь же острой форме противопоставлял Россию Европе И.С.Аксаков: «Попробуйте вразумить просвещенную и доступную логическому вразумлению Западную Европу на счет России, ее бескорыстия и миролюбия!.. Не вразумите. У нее нет даже органа для понимания России». Забыли мы наследие русской политической мысли. А некоторые представители современной элиты и не знали никогда.

И.В.Киреевский прекрасно сформулировал особенности, давшие отличительный (от русской) характер западной образованности: «особая форма, через которую проникло в него Христианство»; «особый вид, в котором перешла к нему образованность древнеклассического мира»; «особые элементы, из которых сложилась в нем государственность». Иными словами, Запад отличает от России иной тип духовной традиции, иной психо-этнический субстрат цивилизации, иные традиции государственности.

Н.Я.Данилевский так объяснял истоки этого различия: «Европа есть поприще германо-романской цивилизации, ни более ни менее; или... Европа есть сама германо-романская цивилизация. Оба эти слова - синонимы». И далее: «Принадлежит ли в этом смысле Россия Европе? К сожалению или к удовольствию, к счастью или к несчастью, - нет, не принадлежит». Западная цивилизация для нас должна быть равнозначна китайской или индийской, т.е. прекрасное понимание наших фундаментальных отличий не должно препятствовать нашему сотрудничеству.

(Продолжение следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104813

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #10 : 16 Октября 2013, 19:19:10 »

(Продолжение)

Сегодня мы видим, сколь прозорливы были наши мыслители, видим, как западное общество буквально на глазах решительно отказывается от христианского наследия, наглядно демонстрируя, что основа западной цивилизации - вовсе не христианство, а либерализм и гуманизм, т.е. религия человекобожия, религия прав человека, которые все более понимаются как права сексуальных меньшинств, в результате господствующей становится религия безнравственности. Конечно, мы понимаем, что на Западе есть много добропорядочных католиков и протестантов, которые не смирятся с таким вектором развития Запада, не смогут принять ту модель Содома и Гоморры, которая все решительнее навязывается западными элитами. Может быть, мы станем свидетелями того, как сбудется пророчество прп. Серафима Вырицкого о том, что настанут времена, когда люди с Запада побегут в Россию. При этом это будут лучшие люди, самые нравственные и хорошо образованные.
 

Постулат второй. Россия является исторической наследницей Византии, Третьим Римом, призвание наше - хранить чистоту Православного Вероучения. В нынешних условиях почти помимо нашего желания складываются условия, при которых Россия становится нравственным центром мира. Дело теперь за малым, чтобы наш народ, наша власть стремились соответствовать той роли, которую уготовал России Промысл Божий.

Еще в первой трети XVI века старец Спасо-Елеазаровского монастыря Филофей в посланиях к дьяку М.Г.Мисюрю-Мунехину и Великому князю Василию III четко сформулировал идею призвания России и русского народа. В послании к главе государства старец написал знаменитые слова: «Блюди и внемли, благочестивый царю, яко вся христианская царства снидошася в твое едино, яко два Рима падоша, а третей стоит, а четвертому не быти». Идея особого эсхатологического призвания русского народа и российского государства с тех пор прочно вошла в ткань русской историософии. Веками лучшие представители русского народа понимали: пока мы исполняем задание Божие - быть хранителями чистоты христианского вероучения, сохраняется ценность нашего существования в Очах Божиих.

Примечательно, что и многие западные мыслители признавали особое положение и особую миссию России. Широко известна фраза австрийского поэта Райнера Мария Рильке: «Все страны граничат друг с другом, а Русь граничит с Богом». Но даже такой недруг России, как основатель геополитики англичанин Хэлфорд Маккиндер, весьма своеобразно доказал особую миссию России, сформулировав идею Хартленда (сердца мира), той территории, обладание которой обеспечивает возможность контролировать весь мир, и это - территория Евразии. А из Маккиндера выросла вся англо-американская геополитика и политика в отношении России в ХХ веке.

Быть Третьим Римом - это также значит, что Россия обречена быть только империей. Поэтому крайне важно реабилитировать понятие империя в общественном сознании. Одновременно нужно осознать, что сравнивать Российскую империю можно только с Византийской и Римской империями, преемницей которых она является. Но не с империями Запада, которые имели иную природу, это были своего рода симулякры, задачей которых было стремление похитить идею Империи, затемнить ее смысл. К сожалению, нередко ученые и публицисты даже консервативного образа мысли, сравнивают Россию с Британской империей, тем самым ставя под сомнение саму идею Третьего Рима.
 

Постулат третий. Залог социальной стабильности России - симфония властей, власти духовной и власти светской.

Идея симфонии была сформулирована еще в VI веке св. блгв. императором Византии Юстинианом. В знаменитой 6-й новелле Юстинианова Кодекса провозглашается: «Величайшие дары Божии, данные людям высшим человеколюбием, - это священство и царство. Первое служит делам божеским, второе заботится о делах человеческих. Оба происходят от одного источника и украшают человеческую жизнь. Поэтому цари более всего пекутся о благочестии духовенства, которое, со своей стороны, постоянно молится за них Богу. Когда священство бесспорно, а царство пользуется лишь законной властью, между ними будет доброе согласие». Понимание двумя ветвями власти - светской и духовной - своего фундаментального единства возможно, конечно только в условиях, когда и та, и другая власть понимают свое предназначение как служение Богу. На практике степень симфоничности отношений двух властей зависит от того, насколько государственные законы основываются или хотя бы не противоречат церковным канонам. Идеал симфонии властей: государственные законы сообразуются с церковными канонами, глава государства и высшие должностные лица - члены Церкви, духовенство находится на содержании у государства.

В нашей истории есть немало примеров сложностей в отношениях между светской и духовной властью. Помимо прямых гонений на Церковь в эпоху богоборчества можно вспомнить и конфликт Государя Алексея Михайловича с Патриархом Никоном, и ликвидацию Императором Петром Великим института Патриаршества, и секуляризацию монастырских земель в годы царствования Екатерины Великой, и фактическую легитимизацию Святейшим Синодом государственного переворота в феврале 1917 года путем признания «благоверного» Временного правительства. Все это приводило к дестабилизации в жизни общества. Поэтому сегодня жизненно необходимы выстраивание церковно-государственных отношений и какая-то институализация статуса Церкви в государстве. В противном случае враги России будут бить в это наше самое слабое место.

Весьма показательно, что идеалом Западной цивилизации является не симфония, а разделение властей. У истоков этой концепции стояли английский философ Джон Локк и особенно французский просветитель барон Шарль Монтескье, разработавший учение о разделении законодательной, исполнительной и судебной власти, ставшее с тех пор неотъемлемой частью политической культуры Запада. Примечательно, что здесь даже не рассматривается власть духовная, она выведена за скобки политического процесса в Западной цивилизации.
 

Постулат четвертый. Россия является главной охранительной, антиреволюционной силой в мире.

Это следует из того, что Москва является Третьим Римом, последним Римом, силой удерживающей мир от сползания на путь погибели. Мысль об антиреволюционной природе России первым сформулировал великий русский поэт и мыслитель Федор Иванович Тютчев, отметивший: «В Европе [а тогда это был весь мир, поскольку Восток «спал» - А.С.] есть только две силы - Революция и Россия». Таким образом, Россия есть сила антиреволюционная, консервативная по природе своей. Поэтому нет ничего удивительного в том, что сегодня Россия становится оплотом борьбы за сохранение нравственных устоев, за продолжение самой Богоустановленной жизни рода человеческого.
 

Постулат пятый. В основе русской цивилизации лежит триада «Православие, Самодержавие, Народность», которую известный русский философ советского времени Арсений Владимирович Гулыга называл «формулой русской культуры».

Впервые знаменитая «уваровская триада» появилась в конце 1831 г. в отчете министра народного просвещения Российской Империи графа Сергея Семеновича Уварова о ревизии Московского университета. Упомянув об ошибках в образовании, Уваров выражал надежду, что «нам остаются средства сих ошибок не повторять и постепенно завладевши умами юношества, привести оное почти нечувствительно к той точке, где слияться должны к разрешению одной из труднейших задач времени образование правильное, основательное, необходимое в нашем веке, с глубоким убеждением и теплой верою в истинно русские охранительные начала православия, самодержавия и народности, составляющие последний якорь нашего спасения и вернейший залог силы и величия нашего отечества». Впрочем, высказывается обоснованное предположение, что формула эта родилась из бесед министра с Императором Николаем I.

Логику проявления в историческом процессе «уваровской», а правильнее русской триады прекрасно описал один из идеологов черносотенного движения русский немец Владимир Андреевич Грингмут: «Юридическая основа этой идеи... была выработана в полном совершенстве в Риме... Но этому материальному целому не доставало живительного духа, не доставало христианства. Лишь в Византии римское самодержавие стало самодержавием православным и достигло полного юридически-церковного совершенства... Выработанной в Византии идее православного самодержавия не доставало, однако, еще подходящей народной почвы для практического ее осуществления. Почва эта дана была ей в России. Из кабинетов византийских юристов и богословов идея православного самодержавия перешла в сердца Русского народа и, просветив эти золотые сердца, сама получила в них недостававшее ей глубокое этическое просветление.... Таким образом, римское самодержавие, византийское православие и русская народность соединились в одно гармоническое, неразрывное целое...».

Примечательно, что формула русской культуры, русская триада является прямой антитезой главному лозунгу Великой французской революции, ставшему формулой европейской цивилизации: «Свобода, Равенство, Братство». Идее свободы, которая означала прежде всего свободу вероисповедания, т.е. свободу веры истинной и ложных верований, контрреволюционная Россия противопоставила истинную веру - Православие. Идее равенства, означавшей не только уравнивание неравного по природе, но и уничтожение социальной иерархии, противостояла идея Богоустановленной вертикали власти. А идее братства, которая означала безнациональное всесмешение, социальную биомассу, из которой архитекторы мирового порядка призваны лепить социальное пространство, идею Богоустановленного народного многообразия мира. По сути, западная триада «Свобода, Равенство, Братство» и породила тот нравственный беспредел, в который катится современная западная цивилизация.
 

Постулат шестой. Духовной основой русской (евразийской) цивилизации было, остается и только может быть Православие.

Иван Васильевич Киреевский писал: «Все, что препятствует правильному и полному развитию православия, все то препятствует развитию и благоденствию народа Русского; все, что дает ложное и не чисто православное направление народному духу и образованности, все то искажает душу России и убивает ее здоровье нравственное, гражданское и политическое. Потому чем более будет проникаться духом православия государственность России и ее правительство, тем здоровее будет развитие народное, тем благополучнее народ и тем крепче его правительство, и, вместе, тем оно будет благоустроеннее, ибо благоустройство правительственное возможно только в духе народных убеждений»

По мнению Алексея Степановича Хомякова, именно Православная Церковь создала единую Россию и укрепила ее: «Церковь создала единство Русской земли, или дала прочность случайности Олегова дела. Церковь восстановила это единство, нарушенное междоусобиями».

Православная Церковь, считал Константин Сергеевич Аксаков, неотделима от русского народа: «Православная вера есть весь смысл его жизни, без нее он не имеет значения».
 

Постулат седьмой. Для России приемлема только форма государственности с сильной централизованной властью, а нашим государственным идеалом является Самодержавная Монархия.

Широко известна фраза знаменитого британского государственного деятеля и острослова Уинстона Черчилля: «Демократия - самый худший вид правления, но человечество не придумало ничего лучшего». А вот русский теоретик монархии Лев Александрович Тихомиров определял сущность монархии, как «Верховную власть нравственного идеала». Тихомиров указывал, что форма Верховной власти зависит от духовно-нравственных идеалов народа: «В различных формах Верховной власти выражается то, какого рода силе нация по нравственному состоянию своему наиболее доверяет. Демократия выражает доверие к силе количественной. Аристократия выражает преимущественное доверие к авторитету, проверенному опытом; это есть доверие к разумности силы. Монархия выражает доверие по преимуществу к силе нравственной». Беда Черчилля была в том, что он не знал настоящей монархии - самодержавия, поэтому его суждение нельзя признать основательным.

Монархическая форма правления укоренена в вековой истории России. Идею о неразрывной связи самодержавия и России, о невозможности иной формы государственной власти в столь обширной и многонациональной стране прекрасно сформулировал наш известный историк Николай Михайлович Карамзин: «Самодержавие основало и воскресило Россию: с переменою Государственного Устава ее она гибла и должна погибнуть, составленная из частей столь многих и разных, из коих всякая имеет свои особенные гражданские пользы. Что, кроме единовластия неограниченного, может в сей махине производить единство действия?». Карамзин видел истоки власти монарха в патриархальных традициях, во власти отца семейства над детьми: «В России государь есть живой закон: добрых милует, злых казнит... В монархе российском соединяются все власти: наше правление есть отеческое, патриархальное. Отец семейства судит и наказывает без протокола, - так и монарх в иных случаях должен необходимо действовать по единой совести».

О структурирующей необъятные российские пространства роли Верховной власти прекрасно в свое время написал Михаил Никифорович Катков: «Есть в России одна господствующая народность, один господствующей язык, выработанный веками исторической жизни. Однако, есть в России и множество племен, говорящих каждое своим языком и имеющих каждое свой обычай... Но все эти разнородные племена, все эти разнохарактерные области, лежащие по окраинам великого русского мира, составляют его живые части и чувствуют единство с ним в единстве государства, в единстве Верховной власти, - в Царе, в живом всеповершающем олицетворении этого единства. В России есть господствующая церковь, но в ней же есть множество всяких, исключающих друг друга верований. Однако все это разнообразие бесчисленных верований, соединяющих и разделяющих людей, покрывается одним общим началом государственного единства. Разноплеменные и разноверные люди одинаково чувствуют себя членами одного государственного целого, подданными одной верховной власти. Все разнородное в общем составе России, все, что может быть исключает друг друга и враждует друг с другом, сливается в одно целое, как только заговорит чувство государственного единства. Благодаря этому чувству Русская земля есть живая сила повсюду, где имеет силу Царь Русской земли». Примечательно, что такую же мысль мы находим и в Валдайской речи В.В.Путина.

Только сильная Верховная власть, опирающаяся на народ, может ограничить безчинства бюрократии и олигархата, положить предел их стремлению грабить и эксплуатировать народ. Катков писал: «Народ организованный, имеющий одно отечество и одну верховную власть, которой всякая власть в народе подчинена, есть едино с государством и его главою. Не только никакого антагонизма, но ни малейшей розни не должно быть между интересами народа и интересами государства. Каждая местность в государстве есть живая часть его». И еще: «Мы не можем считать себя их [правительства. - А.С.] верноподданными и не обязаны сообразовываться с личными взглядами того или другого из них. Над правительственными и неправительственными деятелями, равно для всех обязательная, возвышается Верховная Власть;... ее интересы суть интересы всего народа».

Конечно, надо отдавать себе отчет, что в нынешних условиях говорить о монархии можно только как о мечте, ибо к монархии не готовы ни народ, ни государственные институты. Поэтому, будучи реалистами, нужно вести речь об укреплении института президентской власти. Необходимо не только решительно отказаться от идеи парламентской республики в каком бы то ни было виде, надо признать вредной и опасной и практику выборности губернаторов. Выборность имеет право на существование только на низовом, муниципальном уровне.
 

Постулат восьмой. Российское гражданское общество должно формироваться на основе традиций русской гражданственности, а не путем заимствования чуждых нам западных институтов.

Формулу русского гражданского общества вывел Константин Сергеевич Аксаков. Его мысль, что «русский народ есть народ не государственный, т.е. не стремящийся к государственной власти, не желающий для себя политических прав, не имеющий в себе даже зародыша народного властолюбия», ибо «нет ни одной попытки народной принять участие в правлении», разделяли А.С.Хомяков и И.В.Киреевский.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104813

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #11 : 16 Октября 2013, 19:20:13 »

(Окончание)

К.С.Аксаков писал: «Россия представляет в себе две стороны: Государство и Землю. Правительство и народ. Государство и Земля, хотя ясно разграничены в России, тем не менее, если не смешиваются, то соприкасаются. Каково же взаимное их отношение?». Оно, по мысли нашего славянофила, проявляется в трех видах. «Первое отношение между правительством и народом есть отношение взаимного невмешательства... Не подлежит спору, что правительство существует для народа, а не народ для правительства. Поняв это добросовестно, правительство никогда не посягнет не самостоятельность народной жизни и народного духа». Второе отношение - «положительная обязанность государства относительно народа есть защита и охранение жизни народа, есть внешнее его обеспечение, доставление ему способов и средств, да процветает его благосостояние, да выразит он все свое значение и исполнит свое нравственное призвание на земле». И, в-третьих, «самостоятельное отношение безвластного народа к полновластному государству есть одно - общественное мнение», «вот чем самостоятельно может и должен служить народ своему правительству, и вот та живая и нравственная и нисколько не политическая связь, которая может и должна быть между народом и правительством». Действенное общественное мнение может существовать, согласно Аксакову, при предоставлении народу свободы слова и при возрождении Земских Соборов, как средства общения правительства с народом.

Суть отношений правительства и народа К.С.Аксаков выразил в своей знаменитой формуле: «Правительству - неограниченная свобода правления, исключительно ему принадлежащая; народу - полная свобода жизни и внешней, и внутренней, которую охраняет правительство. Правительству - право действия - и, следовательно, закона; народу - право мнения - и, следовательно, слова. Вот русское гражданское устройство! Вот единое истинное гражданское устройство».

Парадоксально, что в тех условиях, когда К.С.Аксаков формулировал свои мысли его концепция не могла быть принята властью, поскольку была близка идеям либералов и народников. Поэтому, закономерно, что в тех условиях она не получила развития, зато сегодня звучит весьма актуально. Получается, что Аксаков сформулировал эту идею для нас. Государству - сила власти, народу - сила мнения, Верховная власть должна создать реально действующий механизм выражения народного мнения и реагировать на мнение народа. Именно так государство и земля (земство) должны взаимодействовать. А значит России нужно не развитие партийной структуры, а развитие местного самоуправления при укреплении государственной вертикали власти.
 

Постулат девятый. Неизбежно напряженные в Империи отношения между народностями могут быть умиротворены только путем выстраивания межнациональных отношений по модели семьи народов, где старшим братом является русский народ, а старший брат не только обязан заботиться о братьях младших, но должен и наказывать тех, кто ведет себя неподобающим образом.

Русский народ, ставший народом в Днепровской купели, создал государство Российское, сумел объединить вокруг себя множество больших и малых народов Евразии, поэтому русский народ по праву должен быть провозглашен народом государствообразующим, русский язык по закону является языком государственным, а русская культура - основой общей культуры нашей евразийской цивилизации.

Тот исторический факт, что именно русским удалось объединить евразийское пространство, связан в первую очередь с психологическими особенностями нашего народа. Н.Я.Данилевский, размышляя над этими особенностями, сравнивал их с особенностями европейских народов и отмечал, что народам европейской цивилизации присуща насильственность, а в характере у русских - терпимость. Яркое тому подтверждение - характер колонизации пространства: в ходе колонизации американского континента европейцами коренное население подверглось геноциду, русские же, даже встречая сопротивление и мечом покоряя территории, сохраняли местные народы, оберегали затем их язык и традиции. Не говоря уже о том, что большая часть народов, населявших колонизированные русскими территории, добровольно вошла в состав Российского государства.

В русской триаде, сформулированной графом С.С.Уваровым, третий ее член - Народность - вызывал разные трактовки, пока в начале ХХ века, в предреволюционную эпоху, идеологи монархического движения не уточнили, что речь идет именно о Русской народности, которую они понимали как единство великороссов, малороссов и белорусов. Сегодня это крайне актуально. Сегодня на политическую повестку дня должен быть поставлен вопрос о воссоединении разделенного границами русского народа. Иначе мы потеряем Украину и Белоруссию.

Русский народ открыт для вхождения в него и представителей любых других этносов, для кого русский язык и русская культура становится родными, а тем паче для тех, кто принимает православие. Наша история знает множество примеров, когда настоящими русскими становились этнические немцы, французы, англичане, греки, поляки, шведы, представители многочисленных малых народов Евразии. Среди них есть те, кого мы почитаем в сонме русских святых, кто проливал кровь за Россию, кем мы по праву гордимся, как выдающимися русскими полководцами, русскими учеными, русскими деятелями культуры.

Однако в начале ХХ века, когда впервые в России обострились национальные проблемы, на сцену истории вышел политический русский национализм, который выдвинул лозунг «Россия для русских». Этот лозунг, появившийся впервые еще в годы царствования Императора Александра II, по-разному трактовался в разные эпохи - он был направлен против панславизма, против засилия немцев в истеблишменте Российской Империи в конце XIX - начале ХХ вв., против инородцев (прежде всего против евреев, поляков, финнов) в годы революции. В конце прошлого - начале нынешнего века лозунг «Россия для русских» вновь становится популярным, но уже означает борьбу не против немцев, славян или евреев, а против нелегальных и легальных мигрантов, главным образом мусульман - выходцев с Кавказа и Средней Азии. Все чаще рядом с лозунгом «Россия для русских» звучит лозунг «Хватит кормить Кавказ».

Примечательно, что партия русских националистов, созданная выдающимся государственным деятелем России П.А.Столыпиным, уже после его кончины вступила в политический союз с либералами, националисты стали участниками антимонархического переворота в феврале 1917 года. Сегодня мы видим похожую метаморфозу - те, кто называют себя русскими националистами, кто громче всех кричит «Россия для русских», во время политического кризиса конца 2011 - начала 2012 годов оказались по одну сторону баррикад со своими недавними вроде бы непримиримыми противниками - политиками проамериканской ориентации. Как было и в 1917 году.

Случайно ли такое совпадение? Думаю, не случайно, это связано в том числе и с пониманием лозунга «Россия для русских», который эти люди пытаются интерпретировать как право на привилегии, а не обязанность служения. Лозунг «Россия для русских» имеет право на существование с одной существенной поправкой: «если русские для Христа, то Россия для русских». В противном случае русский национализм погубит Россию.
 

Постулат десятый. Нужно срочно ликвидировать западную модель системы образования и народного просвещения, навязанные силой России либералами-западниками, как модель, заимствованную из чужой цивилизации, образование должно быть основано на исконных духовно-нравственных идеалах нашей цивилизации и патриотизме.

Уже много лет молодежи навязывают ущербную модель поведения: стань хорошим профессионалом, на твои мозги или руки всегда будет спрос, можешь попасть на работу в Европу или даже США, а понятия Родина, патриотизм - это несовременно. Профессионализм должен дополняться идеей служения, любви к Родине, образование должно идти рядом с воспитанием. Об этом, кстати, недвусмысленно сказал Президент России В.В.Путин в последнем послании к Федеральному Собранию. Но воз и ныне там. А ведь еще Александр Семенович Шишков очень точно подметил: «Просвещение, не основанное на вере и верности к Государю и Отечеству, есть мрак и вредное заблуждение».
 

Постулат одиннадцатый. России нужен новый поворот к Востоку.

«Поворот к Востоку» - так называлась одна из работ Петра Николаевича Савицкого, одного из зачинателей евразийства - направления самобытной русской мысли первой трети ХХ века. Однако в реальности поворот к Востоку начался еще в царствование Императора Александра III. Вопреки сложившейся традиции он послал своего сына, Наследника Престола Николая Александровича в ознакомительную поездку не на Запад, а на Восток. Громадный интерес к Востоку переживает Россия в конце XIX - начале ХХ века: начинается грандиозное строительство Транссибирской железнодорожной магистрали и КВЖД, переселенческое движение становится одним из важнейших направлений русской политики, выходит большое число публикаций русских геополитиков и геостратегов, на дальней окраине России во Владивостоке открывается Восточный институт... Большевики, особенно со времени И.В.Сталина, своеобразно продолжают восточный тренд политики России - путем активной поддержки национально-освободительного движения народов Азии, Африки и Латинской Америки, создания большого антизападного блока. В годы правления Хрущева в центре политики снова становится Запад, главный тренд хрущевской политики - догнать и перегнать США. В годы правления Брежнева снова восточное направление активизируется, партийные идеологи придумывают специальный термин, чтобы «творчески дополнить» марксизм термином «страны социалистической ориентации». При Горбачеве и Ельцине происходит новый отказ от восточного направления политики. Новое, постепенно набирающее силу, возвращение восточного вектора в политике связано с именем Владимира Путина (создание БРИКС, организации Шанхайского сотрудничества, развитие отношений с Венесуэлой, Вьетнамом, Ираном), что не может не вселять оптимизм.
 

Постулат двенадцатый. Мы должны провозгласить идею преемственности русской истории, включающую в себя и советскую эпоху.

Необходимо противодействовать попыткам объявить советский период нашей истории выпадением из исторического процесса. Отношение к советскому периоду истории как некой нуждающейся в ампутации из исторической памяти народа аномалии есть, по сути, часть либерально-западнического взгляда на саму Россию и ВСЮ нашу историю как выламывающуюся из «общемирового развития» и «общечеловеческих ценностей». Русская история во всей ее трагичности и полноте должна быть осмыслена нами в своей целостности, иначе мы не извлечем из нее уроков. Небрежение историей приводит к тому, что исчезает историческая память, а беспамятство - верный признак деградации народа. Пропаганда единства и преемственности русской истории должна стать инструментом примирения российского общества, в связи с чем принципиально важным представляется акцентирование внимания на сюжетах из нашего прошлого, несущих «позитивный заряд», призванных содействовать общественному консенсусу, а не провоцированию конфликтов и разделения.
 

Постулат тринадцатый. России пора изжить комплекс исторической неполноценности, пора перестать считать себя «начинающей демократией», вспомнить о нашем великом прошлом и заявить во весь голос о миссии России.

Когда Федор Михайлович Достоевский сказал в своей знаменитой Пушкинской речи о том, что»нищая земля наша, может быть, в конце концов скажет новое слово миру», ему пришлось оправдываться от агрессивных нападок и насмешек господствовавших в общественном мнении западников.

Но Достоевский был не единственным, кто дерзал говорить о миссии России. Так идеолог черносотенства Владимир Андреевич Грингмут писал, что России намечена Богом историческая миссия. Если не в состоянии будет исполнить ее нынешнее поколение, то история «раздавит нас, очищая путь для другого, более достойного ее, поколения, которое окажется на высоте совершающейся великой миссии России... Такой взгляд на мировую задачу России не есть "шовинизм", а есть признание промысла Божия, ведущего Россию не всегда ведомыми нам путями... для исполнения ее мировой задачи, которою является, быть может, просвещение всего мира светом истинной христианской культуры». По его мнению, Россия «должна стать великим, самодовлеющим государством, не нуждающимся ни в нравственной, ни в материальной поддержке со стороны каких бы то ни было иноземных держав, но могущим, наоборот оказать им, при случае подобную поддержку. Тогда она, действительно, будет в качестве верховного, могущественного судьи, в буквальном смысле "диктовать мир вселенной", ибо нравственный ее авторитет будет стоять выше всяких споров и сомнений». Очевидно, что «как между частными людьми, так и между целыми государствами немыслимо сохранение мира без сильной центральной судебной и исполнительной власти. Такая власть будет покоиться в руках России, прочно и несокрушимо утвердившейся в обеих половинах своей империи и претворившей их в одно великое, не европейское и не азиатское, а православное, самодержавное, русское целое с богатою, своеобразною и разнообразною культурой».

Потом была революция, которая, как казалось, подтвердила правоту западников. Но потом наш народ победил фашизм. А сегодня, когда подтверждается тезис славянофилов о «гниении Запада» (также долгие годы бывший предметов насмешек и анекдотов), пора снова вспоминать Достоевского: «Народ же наш именно заключает в душе своей эту склонность к всемирной отзывчивости и к всепримирению... Русская душа, гений народа русского, может быть, наиболее способны, из всех народов, вместить в себе идею всечеловеческого единения, братской любви, трезвого взгляда, прощающего враждебное, различающего и извиняющего несходное, снимающего противоречия».

Настала пора перечитывать классиков русской политической мысли!
 

Возможно, этот перечень базовых постулатов новой русской идеологии, Идеологии развития можно расширить, сказав о русском хозяйстве, русском праве, русском искусстве. Но это - дело дальнейшего обсуждения. Нужна серьезная общественная дискуссия. Но самое главное, на мой взгляд, - на основе этой идеологии нам надо создать неославянофильское общественное движение, которое путем организации конференций, круглых столов, общественных дискуссий привлечет внимание русских интеллектуалов - ученых, священнослужителей, писателей, публицистов - и всего русского общества к этой проблеме.

http://ruskline.ru/analitika/2013/10/16/ideologiya_razvitiya_nevozmozhna_bez_opory_na_tradiciyu/
Записан
Анатолий(tak)
Новичок
*
Сообщений: 45


Просмотр профиля
православный христианин
« Ответ #12 : 16 Октября 2013, 22:46:23 »

Эти дополнения считает необходимыми  А.Степанов, а вот  Владимир Владимирович Путин
речь свою произнёс без этих дополнений . И согласится ли он их  считать необходимыми, принять и тем более начать их реализацию – это большой вопрос.

В ВТО вступили, хотя пожеланий и «дополнений» от людей, чья компетенция не вызывает сомнений, не делать этого, в открытой печати и в качестве рекомендаций виде посланий было более чем предостаточно…
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104813

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #13 : 17 Октября 2013, 00:29:26 »

Эти дополнения считает необходимыми  А.Степанов, а вот  Владимир Владимирович Путин
речь свою произнёс без этих дополнений . И согласится ли он их  считать необходимыми, принять и тем более начать их реализацию – это большой вопрос.

Уважаемый Анатолий!

Простите, но опять Вы пытаетесь подкинуть нам на Русскую Беседу зловонный мешок болотной зловонной пропаганды...

Сразу скажу, что не считаю себя безусловным путинистом. В подавляющем большинстве своей позиции согласен с Главным редактором Русской Народной Линии Вашим тёзкой Анатолием Дмитриевичем Степановым. Не считаю нужным публично озвучивать пункты несогласия с весьма почитаемым мною Анатолием Дмитриевичем. Опубликованные на РНЛ мысли А,Д. Степанова на заменяют, а дополняют, систематизируют пункты выступления Президента Путина. Простите великодушно, но не вижу смысла в выискивании противоречий между Валдайской речью Путина и статьёй Степанова. Считаю верным путь осмысления Валдайской речи Президента России. А.Д.Степанов как раз об этом и говорит, Вы же выловили какие-то противоречия или несоответствия...

Это не наш удел. Это делают платные враги Отечества нашего. Со скорбью могу только констатировать, что и Вы, уважаемый Анатолий, примыкаете к ним и исполняете их волю.

Будучи модератором форума Русская Беседа, из всех сил борюсь с тем, чтобы наш православно-патриотический ресурс не превращали в жёлтый листок кагальной болотной антипутинской русофобской  пропаганды.

Простите, если обидел Вас лично.

Во Христе Иисусе
А.В., модератор форума
Русская Беседа

 

Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!