Русская беседа
 
23 Августа 2019, 17:20:45  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Святая равноапостольная Ольга - Начальница веры и Корень Православия на Руси  (Прочитано 1284 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9469


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 24 Июля 2014, 09:09:54 »

Преставление блаженной княгини Ольги, во святом крещении Елены

Святитель Димитрий Ростовский




На конце темной ночи идолослужения, облегавшей Русскую землю, блаженная Ольга явилась как заря пред наступлением светлого дня святой веры во Христа — «Солнце правды».

Блаженная Ольга происходила из знаменитого рода: она была правнучка Гостомысла, того славного мужа, который начальствовал в Великом Новгороде до тех пор, пока, по его же совету, не был призван от варягов на княжение русское Рюрик с братьями[1]. Родиной Ольги была весь Выбутская, находящаяся ныне близ города Пскова, тогда еще не существовавшего[2]. Родители блаженной Ольги сумели внушить своей дочери те правила честной и разумной жизни, которых сами держались, несмотря на свое идолопоклонство. Ольга отличалась целомудрием и светлым умом, как это сейчас же будет видно.

Рюрик, умирая[3], оставил после себя сына своего Игоря еще малолетним отроком, поэтому как Игоря, так и самое княжение, до дней совершеннолетия сына, Рюрик поручил попечению родственника своего Олега. Последний, собрав значительное войско и имея при себе малолетнего наследника княжения Игоря, отправился к Киеву. Убив здесь Аскольда и Дира, Олег подчинил себе Киев, и стал он единовластителем варяго-русских владений, сохраняя княжение для племянника своего Игоря; по делам правления Олегу приходилось бывать то в Киеве, то в Великом Новгороде. Князь же Игорь, достигнув юношеского возраста, занимался охотой. Случилось ему, во время охоты по окрестностям Новгорода, зайти в пределы Пскова; выслеживая зверя около помянутой веси Выбутской, он увидел на другой стороне реки место, удобное для лова, но не мог туда попасть за неимением лодки. Спустя немного времени Игорь заметил какого-то юношу, плывшего в лодке; призвав его к берегу, он велел себя перевезти на ту сторону реки. Когда они плыли, Игорь, внимательнее всматриваясь в лицо гребца, увидел, что последний не юноша, а девица; то и была блаженная Ольга, выделявшаяся своею красотою. Красота Ольги уязвила сердце Игоря; в нем разгорелось похоть; и он начал прельщать ее словами, склоняя к нечистому плотскому смешению. Блаженная же Ольга, уразумев помыслы Игоря, разжигаемого похотью, пресекла беседу его, обратившись к нему, точно мудрый старец, с таким увещанием:

— Зачем смущаешься, князь, замышляя дело неисполнимое? Слова твои обнаруживают твое бесстыдное желание надругаться надо мною, чего да не будет! — я об этом и слышать не хочу. Прошу тебя, — послушайся меня и подави в себе эти нелепые и позорные помышления, которых нужно стыдиться: вспомни и подумай, что ты князь, а князю для людей должно быть, как правителю и судии, светлым примером добрых дел; ты же теперь близок к какому беззаконию?! Если сам ты, побежденный нечистою похотью, будешь совершать злодеяния, то как же ты будешь удерживать от них других и судить справедливо своих подданных? Оставь такое бесстыдное вожделение, которого гнушаются честные люди; и тебя, хотя ты и князь, последние могут возненавидеть за это и предать позорному осмеянию. Да и то знай, что, хотя я и одна здесь и бессильна по сравнению с тобой, ты всё-таки не одолеешь меня. Но если бы даже ты мог и одолеть меня, то глубина этой реки мне тотчас же будет защитой: лучше мне умереть в чистоте, похоронив себя в сих водах, чем быть поруганным моему девству.

Такие увещания к целомудрию, обращенные блаженною Ольгою к Игорю, образумили последнего, пробудив в нем чувство стыда. Он молчал, не находя слов для ответа; так они переплыли реку, а потом расстались. И удивился князь столь выдающемуся разуму и целомудрию юной девицы. Действительно, — подобный поступок блаженной Ольги достоин удивления: не зная истинного Бога и Его заповедей, она обнаружила такой подвиг в защите целомудрия; тщательно охраняя чистоту своего девства, она образумила юного князя, укротив его похоть словами мудрости, достойными ума мужа.

Спустя немногое время после сейчас описанного, князь Игорь вместе с родственником своим Олегом отправился в Киев с намерением там утвердить престол княжения, что и было исполнено: они сели на княжение в Киеве, и в Великом Новгороде, как и в прочих подчинившихся им городах Русской земли, посадили своих наместников. Когда наступило время бракосочетания князя Игоря, то выбрали многих красивых девиц, чтобы среди них найти достойную княжеского чертога; но ни одна из них не полюбилась князю. Вспомнив целомудренную и прекрасную Ольгу, Игорь тотчас послал за нею родственника своего Олега. Олег с великою честью привез Ольгу в Киев[4], и Игорь вступил в брак с нею. Затем умер и Олег[5], родственник и опекун Игоря, и Игорь стал править безраздельно. В начале своего самостоятельного княжения Игорь вел упорные войны с окрестными народами. Он ходил даже на Царьград: захватив многие страны греческой земли, он возвратился из этого похода с добычею и славою[6]. Остальные годы своей жизни он проводил в тишине, имея мир с пограничными землями. В это время у Игоря родился от блаженной Ольги сын Святослав, впоследствии отец святого и равноапостольного князя Владимира. И правил Игорь на престоле великого княжения в Киеве с благополучием: богатство стекалось к нему в изобилии из многих мест, ибо и дальние страны присылали ему многие дары и дани.

Смерть постигла Игоря таким образом. Пользуясь наступившим после многих войн миром, Игорь начал обходить города и области для взимания обычной дани. Придя к древлянам[7], он вспомнил, что они в начале его княжения отступили от него, и только после войны покорились ему снова: за это Игорь удвоил на древлянах дань, чем очень отяготил их. Они же, опечалившись, начали советоваться с князем своим Малом:

— Когда волк повадится к овцам, то по одной может растащить всё стадо, если не убьют его; так и мы, — если не убьем Игоря, то он всех нас погубит.

После этого совещания они начали выискивать удобного времени. И вот когда Игорь полученную с древлян дань отослал в Киев, а сам остался у них с небольшим числом дружины, то древляне сочли этот случай подходящим для себя: они неожиданно напали на Игоря под городом своим Коростенем; убили дружину князя и его самого, и похоронили их там. — Такова была кончина князя Игоря — доброго властителя областей земли русской, внушавшего страх окрестным народам. По смерти опекуна своего Олега Игорь прожил тридцать два года[8].

Весть об убийстве Игоря, достигнув Киева, вызвала сильные слезы у Ольги, оплакивавшей вместе с сыном Святославом своего мужа; плакали также и все жители Киева. Древляне же, по убийстве Игоря, составили следующий дерзкий замысел: они хотели Ольгу взять в жены своему князю Малу, а наследника Игоря, малолетнего Святослава, тайно умертвить. Таким образом древляне думали увеличить власть своего князя. Они немедленно на ладьях отправили к Ольге двадцать нарочитых мужей, чтобы они просили Ольгу сделаться женою их князя; а в случае отказа с ее стороны им было велено угрозами понуждать ее — пусть, хотя и насильно, стать женою их господина. Посланные мужи водным путем достигли Киева и пристали к берегу. Услыхав о прибытии посольства, княгиня Ольга позвала мужей-древлян к себе и спросила их:

— С добрым ли намерением прибыли вы, честные гости?

— С добрым, — отвечали последние.

— Скажите же, — предложила Ольга, — зачем именно вы прибыли к нам?

Мужи отвечали:

— Нас послала к тебе древлянская земля с такими словами: «Не гневайся, что мы убили твоего мужа, ибо он, как волк, расхищал и грабил. А наши князья добрые правители, распространившие древлянскую землю. Нынешний же князь наш без сравнения лучше Игоря: молодой и красивый, он к тому же кроток, любвеобилен и милостив ко всем. Пойди же за нашего князя, — ты будешь нам госпожою и обладательницею древлянской земли».

Княгиня Ольга, скрывая свою печаль и болезнь сердечную о муже, сказала посольству с притворною радостью:

— Мне угодны слова ваши, — ведь мужа мне уже не воскресить, а оставаться вдовою для меня не беспечально: будучи женщиной, я не в состоянии как следует управлять таким княжеством; сын же мой — еще малый отрок. Итак я с охотою пойду за вашего молодого князя; к тому же я еще и сама не стара. Теперь идите, отдохните в ладьях ваших; утром же я позову вас на почетный пир, который устрою для вас, чтобы всем стала известна причина прибытия вашего и мое согласие на ваше предложение; а затем я пойду к князю вашему. Вы же, когда посланные утром придут звать вас на пир, знайте, как вам должно соблюдать, при этом, честь пославшего вас князя и вашу собственную: вы прибудете на пир таким же образом, как прибыли к Киеву, т. е. в ладьях, которые понесут киевляне на головах, — пусть все увидят вашу знатность и мою любовь к вашему князю, ради которой я почитаю вас такою великою честью пред моими людьми.

С радостью древляне удалились в свои ладьи. Княгиня же Ольга, мстя за убийство своего мужа, раздумывала, — какою бы смертью погубить их. Она приказала тою же ночью выкопать глубокую яму во дворе при загородном дворце княжеском, в котором находилась и прекрасная палата, приготовляемая для пира. На утро княгиня послала честных мужей звать сватов на пир; они, же, как безумные, сидя в ладьях говорили:

— Мы не пойдем пешими, ни поедем на конях, ни в колесницах, но как присланы от князя нашего в ладьях, так нас и несите на головах ваших к вашей княгине.

Киевляне же, смеясь над их безумием, отвечали:

— Наш князь убит, а княгиня наша идет за вашего князя; и мы ныне, точно невольники, делаем приказанное нам.

И посадив их в маленькие лодочки по одному, киевляне понесли их, надутых пустою гордостью Когда принесли древлян на помянутый двор княжий, Ольга, смотревшая из палаты, приказала бросить их в глубокую яму, приготовленную для этого. Затем, подошедши сама к яме и нагнувшись над нею, она спросила:

— Угодна ли вам такая честь?

Они же кричали:

— О, горе нам! Мы убили Игоря и не только не приобрели через это ничего хорошего, но получили еще более злую смерть.

И приказала Ольга засыпать их живыми в той яме.

Сделав это, княгиня Ольга немедленно послала своего гонца к древлянам со словами:

— Если вы действительно хотите, чтобы я пошла за вашего князя, то присылайте за мной посольство и более многочисленное и более знатное, чем первое; пусть оно с честью ведет меня к князю вашему; присылайте же мужей — послов как можно скорее, пока меня не удержали киевляне.

Древляне с великою радостью и поспешностью послали к Ольге пятьдесят знатнейших мужей, начальнейших старейшин земли древлянской после князя. Когда они пришли в Киев, Ольга велела приготовить для них баню и послала к ним с просьбой: пусть послы после утомительного пути вымоются в бане, отдохнут, а потом уже придут к ней; они с радостью отправились в баню. Когда древляне начали мыться то сейчас же нарочно приставленные слуги крепко снаружи заложили затворенные двери, обложили баню соломою с хворостом и подожгли; так с банею сгорели старейшины древлянские вместе со слугами. И снова Ольга отправила к древлянам гонца, извещая о скором своем прибытии для бракосочетания с их князем и приказывая приготовить меда и всякого питья и пищи на том месте, где убит был ее муж, чтобы, придя к ним, сотворить прежде второго своего брака по первом своем муже тризну, т. е. поминальный пир по обычаю языческому; и потом уже пусть будет брак. Древляне на радости всё приготовили в изобилии. Княгиня же Ольга по обещанию своему отправилась к древлянам со многим войском, точно приготовлялась к войне, а не для бракосочетания. Когда Ольга приблизилась к стольному городу древлян Коростеню, последние выступили ей навстречу в праздничных одеждах, — одни пешими, а другие на конях, — и приняли ее с ликованием и радостью. Ольга же прежде всего пошла на могилу своего мужа, и здесь сильно плакала о нем; совершив затем, по обычаю языческому поминовенную тризну, она повелела насыпать над могилой большой курган. И сказали ей древляне:

— Госпожа-княгиня! Мы убили твоего мужа за то, что он был немилостив к нам, как волк хищный. Ты же милостива, как и наш князь, — теперь мы заживем благополучно!

Ольга отвечала:

— Я уже не скорблю о первом своем муже, совершив над могилою его то, что должно было совершить; наступило время с веселием готовиться ко второму браку с князем вашим.

Древляне же спрашивали Ольгу о первых и вторых послах своих.

— Они идут вслед за нами по другому пути со всем моим богатством, — отвечала княгиня.

После этого Ольга, снявши печальные одежды, облеклась в брачные светлые, свойственные княгине, показывая, вместе с тем, радостный вид. Она повелела древлянам есть, пить и веселиться, а своим людям приказала, чтобы они прислуживали древлянам, ели с ними, но не упивались. Когда же древляне напились, княгиня велела своим людям заранее приготовленным оружием, — мечами, ножами и копьями избивать древлян: убитых пало до пяти тысяч и более. Так Ольга, смешав веселье древлян с кровью и отомстивши этим за убийство своего мужа, возвратилась в Киев.

На другой год Ольга, собравши войско, пошла на древлян с сыном своим Святославом Игоревичем, и его привлекая к отмщению за смерть отца. Древляне вышли им навстречу с немалою воинскою силою; сойдясь вместе[9], обе стороны ожесточенно бились, пока киевляне не одолели древлян; и гнали первые последних до стольного города Коростеня, предавая смерти. Древляне затворились в городе, Ольга целый год неотступно осаждала его. Видя же, что трудно взять город приступом, мудрая княгиня придумала такую хитрость. Она послала сказать древлянам, затворившимся в городе:

— Зачем, безумные, хотите уморить себя голодом, не желая мне покориться? Ведь все остальные города ваши мне выразили покорность; жители их уплачивают дань и живут покойно в городах и селах, обрабатывая свои нивы.

— Мы хотели бы тоже, — отвечали затворившиеся, — покориться тебе, да боимся, как бы ты не стала снова мстить за князя своего.

Ольга же отправила к ним второго посла со словами:

— Я уже неоднократно мстила и на старейшинах и на прочих людях ваших; и теперь желаю не мести, но требую от вас дани и покорности.

Древляне согласились уплачивать ей дань, какую она захочет. Ольга предложила им:

— Я знаю, что вы сейчас обнищали от войны и не можете уплатить мне дани ни медом, ни воском, ни кожами, ни другими годными для торговли вещами; да я и сама не хочу отягощать вас большою данью; дайте мне какую-нибудь малую дань в знак вашей покорности, хотя бы по три голубя и по три воробья от каждого дома. Мне совершенно этого достаточно, чтобы убедиться в вашей покорности.

Древлянам день эта настолько показалась ничтожной, что они даже насмехались над женским разумом Ольги; они тотчас поспешили собрать от каждого дома по три голубя и воробья и послали ей с поклоном. Ольга сказала пришедшим к ней из город мужам:

— Вот, вы теперь покорились мне и сыну моему, — живите же в мире, завтра я отступлю от города вашего и отправлюсь домой.

С этими словами она отпустила помянутых мужей; все жители города сильно обрадовались, услыхав о словах княгини. Ольга же раздала птиц своим воинам с приказанием, чтобы поздним вечером к каждому голубю и каждому воробью привязан был лоскут пропитанный серою, который следовало зажечь и пустить всех птиц на воздух вместе. Воины исполняли это приказание: птицы полетели в город, из которого были взяты; каждый голубь влетал в свое гнездо и каждый воробей в свое место, и тотчас город загорелся во многих местах, а Ольга в это время отдала своему войску приказ окружить город со всех сторон и начать приступ. Население города, спасаясь от огня, выбегало из-за стен и попадало в руки неприятеля. Так взят был Коростень; много людей из древлян погибло от меча, другие с женами и детьми сгорели в огне, а иные утонули в реке, протекавшей под городом; в это же время погиб и князь древлянский. Из оставшихся же в живых многие отведены были в плен, а другие оставлены княгинею на местах их жительства, причем она наложила на них тяжкую дань[10]. Так княгиня Ольга отомстила древлянам за убийство своего мужа, подчинила себе всю древлянскую землю и со славою и тожеством возвратилась к Киеву.


(Продолжение следует)
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9469


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 24 Июля 2014, 09:10:30 »

( Продолжение)


И управляла княгиня Ольга подвластными ей областями Русской земли не как женщина, но как сильный и разумный муж, твердо держа в своих руках власть и мужественно обороняясь от врагов. И была она для последних страшна, своими же людьми любима, как правительница милостивая и благочестивая, как судия праведный и никого не обидящий, налагающий наказание с милосердием, — и награждающий добрых; она внушала злым страх, воздавая каждому соразмерно достоинству его поступков; во всех делах управления она обнаруживала дальновидность и мудрость. При этом Ольга, милосердная по душе, была щедродательна к нищим, убогим и малоимущим; до ее сердца скоро доходили справедливые просьбы, и она быстро их исполняла. Все дела ее, несмотря на ее пребывание в язычестве, были угодны Богу, как достойные благодати христианской. Со всем этим Ольга соединяла воздержную и целомудренную жизнь: она не хотела выходить вторично замуж, но пребывала в чистом вдовстве, соблюдая сыну своему до дней возраста его княжескую власть. Когда же последний возмужал, она передала ему все дела правления, а сама, устранившись от молвы и попечений, жила вне забот управления, предаваясь делам благотворения.

Наступило время благоприятное, в которое Господь восхотел славян, ослепленных неверием, просветить светом святой веры и привести в познание истины и наставить на путь спасения. Начатки этого просвещения Господь благоизволил в посрамление жестокосердных мужей явить в немощном женском сосуде, т. е. чрез блаженную Ольгу. Ибо как прежде проповедниками Своего воскресения Он соделал жен-мироносиц (Мф.28:9—10), и Свой крест честный, на котором распялся, явил миру из недр земных, женою-царицею Еленою[11], так и потом, в земле Русской, изволил насадить веру святую, дивною женою, новою Еленою — княгинею Ольгою. Господь избрал ее как честный сосуд для пресвятого имени Своего — да пронесет она его в земле Русской. Он возжег в сердце ее зарю невидимой благодати Своей, отверз ее умные очи к познанию истинного Бога, Которого она еще не знала. Она уже уразумела обольщение и заблуждение языческого нечестия, убедившись, как в истине самоочевидной, в том, что чтимые безумными людьми идолы — не боги, но бездушное произведение рук человеческих; поэтому она не только не почитала их, но и гнушалась ими. Как купец ищет многоценный жемчуг, так Ольга от всей души искала правого богопочитания, и нашла его следующим образом. По смотрению Божию она услышала от некоторых людей, что один есть Бог истинный, Творец неба, земли и всего создания, в Которого и веруют греки; кроме же Его нет иного Бога[12]. Стремясь к истинному богопознанию и от природы не будучи ленивой, Ольга захотела сама сходить к грекам, чтоб своими глазами посмотреть на службу христианскую и вполне убедиться в их учении об истинном Боге. Взяв с собою особо знатных мужей, она отправилась с большим имением к Царьграду водным путем, здесь ее приняли с великой честью царь и патриарх, которым Ольга вручила многие дары, достойные таких лиц. В Константинополе Ольга поучалась вере христианской, ежедневно с усердием внимая словам Божиим и присматриваясь к великолепию богослужебного чина и к другим сторонам христианской жизни. Сердце ее разгорелось любовию к Богу, в Которого она уверовала без сомнения; поэтому Ольга выразила желание приять святое крещение. Царь же греческий, бывший в то время вдовым, хотел Ольгу сделать своею супругою: его привлекала в ней красота ее лица, ее благоразумие, храбрость, слава, а также обширность российских стран. Император сказал Ольге:

— О, княгиня Ольга! Ты достойна того, чтобы быть христианскою царицею и жить вместе с нами в этом стольном городе нашего царства.

И начал император говорить Ольге о супружестве с ним. Она же показывала вид, что не отвергает предложения царя, но сначала просила о крещении, говоря:

— Я пришла сюда ради святого крещения, а не ради брака; когда же я буду крещена, тогда возможна речь и о супружестве, ибо не велено нечестивой и не крещеной жене сочетаться с христианским мужем.


Княгиня Ольга. Крещение в Константинополе. Автор: Сергей Ефошкин

Царь начал торопить с крещением: патриарх, наставив достаточно Ольгу в истинах святой веры, огласил ее таким образом ко крещению. И когда была уже приготовлена купель для крещения, Ольга начала просить, чтобы сам царь был восприемником ее от купели: «Я, — говорила она, — не буду креститься, если сам царь не будет мне крестным отцом: я уйду отсюда без крещения, — вы же воздадите Богу ответ о моей душе». Царь согласился на ее желание, и крещена была Ольга патриархом, царь же стал отцом ее, восприяв ее от святой купели. Ольга наречена была Еленою, как и первая христианская царица мать Константина Великого наименована была Еленою. По крещении патриарх за литургией причастил Ольгу Божественных Таин Пречистого Тела и Крови Христовых и благословил ее со словами:

— Благословенна ты среди жен российских, ибо ты, оставив тьму, взыскала истинного света; возненавидев идольское многобожие, ты возлюбила единого истинного Бога; ты избежала вечной смерти, обручившись жизни бессмертной. Отселе тебя будут ублажать сыны российской земли!

Так благословил ее патриарх. Из лиц, пришедших с Ольгою, многие, мужчины и женщины, также крестились, и была радость в Царьграде по случаю крещения княгини Ольги: царь же устроил в тот день великий пир, и все веселились, славя Христа Бога. Затем царь снова начал речь о браке с Ольгою, нареченною во святом крещении Еленою. Но блаженная Елена отвечала ему на это:

— Как можешь ты меня, свою крестную дочь, взять себе женою? Ведь не только по закону христианскому, но и по языческому почитается гнусным и недопустимым, чтобы отец имел женою дочь.

— Перехитрила ты меня, Ольга! — воскликнул царь

— Я и прежде говорила тебе, — возразила блаженная Ольга, — что пришла сюда не с тою целью, чтобы царствовать с тобою, — мне с моим сыном довольно власти и в русской земле, — но чтобы уневеститься бессмертному Царю, Христу Богу, Которого я возлюбила всею душою, желая сподобиться Его вечного царства.

Тогда царь, оставив свое невыполнимое намерение и плотскую любовь, возлюбил блаженную Ольгу духовною любовью как свою дочь, щедро одарил ее и отпустил с миром. Оставляя Царьград, блаженная Ольга пошла к патриарху и, прося напутственного благословения, сказала ему:

— Помолись, святой отец, Богу за меня, возвращающуюся в свою страну, где сын мой пребывает в языческом заблуждении и все люди тверды, как камень, в древнем своем нечестии, — да избавит меня там Господь, по твоим святым молитвам, от всякого зла.

Патриарх ответил ей:

— Верная и благословенная дочь моя о Святом Духе! Христос, в Которого ты облеклась во святом крещении, Сам да соблюдет тебя от всякого зла, как соблюл он Ноя от потопа, Лота от Содома, Моисея с Израилем от фараона, Давида от Саула, Даниила от уст львовых, трех отроков от печи. Так и тебя да избавит Господь от напасти, благословенна ты в народе твоем и тебя будут ублажать внуки и правнуки до последних лет.

Это благословение патриарха блаженная Ольга приняла как сокровище, ценнейшее самых дорогих даров; вместе с этим она приняла и наставления о чистоте и молитве, посте и воздержании и о всех добрых делах, свойственных богоугодному христианскому житию. Затем блаженная Ольга приняла от патриарха честный крест, святые иконы, книги и прочие потребные для богослужения вещи; она приняла от патриарха также пресвитеров и клириков. И удалилась блаженная Ольга из Константинополя к себе домой с великой радостью[13].

Повествуется, что честный крест, полученный ею из руки патриарха, имел следующую надпись: «Русская земля обновилась для жизни в Боге святым крещением, принятым блаженною Ольгою» По кончине блаженной Ольги верные хранили этот крест до дней великого князя Ярослава Владимировича; последний, создав в Киеве великую и прекрасную церковь святой Софии, поставил в алтаре ее, на правой стороне, помянутый крест. Ныне крест сей уже не существует: ибо во время многократных разорений Киева святые церкви его предавались опустошению. Но обратимся к повествованию о блаженной Ольге.

Возвратясь в Киев, новая Елена — княгиня Ольга, как солнце начала прогонять тьму идольского нечестия, просвещая омраченных сердцем. Она создала первую церковь во имя святителя Николая на Аскольдовой могиле, и многих от киевлян обратила ко Христу Спасителю. Но сына своего Святослава она никак не могла привести в истинный разум, — к познанию Бога: всецело отдавшийся военным предприятиям, он не обращал внимания на слова матери. Он был муж храбрый, любивший войны, так что жизнь свою проводил больше среди полков и ратей, нежели дома. Матери его, обращавшейся к нему с увещаниями, Святослав говорил:

— Если я приму христианскую веру и крещусь, то от меня, отступят бояре, воеводы и вся дружина, и мне не с кем будет воевать с врагами и защищать наше отечество.

Так ответил князь Святослав; впрочем, он не возбранял креститься хотевшим; но не много было вельмож, принимавших святое крещение, наоборот — вельможи поносили таких людей, ибо для неверных христианство есть безумие (Ср. 1 Кор.1:18); от простого же народа много прилагалось ко святой церкви. Святая Ольга посетила Великий Новгород и друге города, — всюду, где только было можно, приводя людей ко Христовой вере: она при этом сокрушала идолов, поставляя на их месте честные кресты, от которых для уверения язычников соделывались многие знамения и чудеса. Придя на родину, в Выбутскую весь, блаженная Ольга простерла и здесь слово проповеди христианской к близким ей людям. Во время пребывания в этой стране она достигла берега реки Великой, текущей с юга на север, и остановилась против того места, где в реку Великую впадает река Пскова, текущая с востока (в описываемое время на этих местах рос большой дремучий лес); и вот святая Ольга с того берега реки увидела, что с востока на сейчас помянутые места, озаряя их, сходят с неба три пресветлых луча: чудный свет от этих лучей видела не только сама святая Ольга, но и спутники ее; и сильно обрадовалась блаженная и возблагодарила Бога за видение, которое предуказывало на просвещение благодатию Божиею той страны. Обратившись к сопровождавшим ее лицам, блаженная Ольга сказала пророчески:

— Да будет вам ведомо, что изволением Божиим на это месте, озаряемом трисиятельными лучами, возникнет церковь во имя Пресвятой и Живоначальной Троицы и создастся великий и славный город, изобилующий всем.

После этих слов и довольно продолжительной молитвы, блаженная Ольга поставила крест: и доныне храм молитвенный стоит на месте, где блаженная Ольга его водрузила. Обойдя многие города земли русской, проповедница Христова возвратилась в Киев и здесь для Бога явила благие дела: если во дни язычества она творила дела добрые, то тем более теперь, просветившись святою верою, блаженная Ольга украшалась всякими добродетелями, стремясь благоугождать новопознанному Богу, своему Создателю и Просветителю. Вспомнив о видении на реке Пскове, она послала много золота и серебра на создание церкви во имя Святой Троицы; при этом она повелела населять то место людьми: и короткое время разросся город Псков, так названный от реки Псковы, в великий город, и прославлялось в нем имя Пресвятой Троицы.

В это время князь Святослав, оставив в Киеве свою матерь и детей своих Ярополка, Олега и Владимира, пошел на болгар[14]: во время войны с ними он захватил до восьмидесяти городов, и ему особенно понравился их столичный город Перяславец[15], где он и начал жить. Блаженная же Ольга, пребывая в Киеве, учила своих внуков, детей Святослава, христианской вере, насколько последняя была доступна их детскому пониманию; но она не решалась крестить их, опасаясь какой-либо неприятности со стороны сына, и положилась на волю Господню. В то время как Святослав замедлил в земле болгар, печенеги[16] неожиданно вторглись в пределы киевские, обступили Киев и начали осаду; святая Ольга с внуками затворилась в городе, которого печенеги не могли взять. Господь, хранивший верную рабу Свою, защитил и город по ее молитвам. Весть о нашествии печенегов на Киев достигла Святослава; он поспешил со своим войском из земли болгарской, неожиданно напал на печенегов и обратил их в бегство; войдя в Киев, он приветствовал свою мать, уже больную, и снова хотел оставить ее, чтобы идти в землю болгар. Блаженная же Ольга со слезами говорила ему:

— Зачем оставляешь меня, сын мой и куда ты идешь? ища чужого, кому поручаешь свое? Ведь, дети твои еще малы, а я уже стара, да и больна, — я ожидаю скорой кончины — отшествия к возлюбленному Христу, в Которого верую; я теперь ни о чем не беспокоюсь, как только о тебе: сожалею о том, что хотя я и много тебя учила и убеждала оставить идольское нечестие, уверовать в истинного Бога, познанного мною, а ты пренебрег этим; и знаю я, что за твое непослушание ко мне тебя ждет на земле худой конец, и по смерти — вечная мука, уготованная язычникам. Исполни же теперь хоть эту мою просьбу: не уходи никуда, пока я не преставлюсь и не буду погребена; тогда иди, куда хочешь. По моей кончине не делай ничего, что требует в таких случаях языческий обычай; но пусть мои пресвитер с клириками погребут по обычаю христианскому мое грешное тело; не смейте насыпать надо мною могильного холма и делать тризны; но пошли в Царьград золото к святейшему патриарху, чтобы он совершил молитву и приношение Богу за мою душу и раздал нищим милостыню.

Слыша это, Святослав горько плакал и обещал исполнить всё завещанное ею, отказываясь только от принятия святой веры. По истечении трех дней блаженная Ольга впала в крайнее изнеможение; она причастилась божественных Таин пречистого Тела и животворящей Крови Христа Спаса нашего; всё время она пребывала в усердной молитве к Богу и Пречистой Богородице, Которую всегда по Боге имела себе помощницею; она призывала и всех святых; с особенным усердием молилась блаженная Ольга о просвещении по ее смерти земли русской; прозирая будущее, она неоднократно во дни жизни своей пророчески предсказывала, что Бог просветит людей земли русской и многие из них будут великие святые; о скорейшем исполнении этого пророчества и молилась блаженная Ольга при своей кончине. И еще молитва была на устах ее, когда честная душа ее разрешилась от тела и, как праведная, была принята руками Божиими. Так она преселилась от земных к небесным и сподобилась войти в чертог бессмертного Царя — Христа Бога и как первая святая из земли русской была причтена к лику святых. Преставилась блаженная Ольга, во святом крещении Елена, в 11 день июля месяца[17]. Она прожила в супружестве сорок два года, а во время вступления в супружество она была девицею совершенного возраста и силы, — ей было около двадцати лет. На десятый год по смерти мужа она сподобилась святого крещения, по крещении же пожила богоугодно пятнадцать лет. Таким образом всех лет ее жизни было около девятидесяти. И оплакивали блаженную Ольгу сын ее князь Святослав, бояре, сановники и все люди; блаженная Ольга погребена была с честью по христианскому обряду.


(Окончание следует)
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9469


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 24 Июля 2014, 09:11:36 »

(Окончание)


По преставлении святой Ольги сбылось ее пророчество о злой кончине сына и о добром просвещении земли русской. Сын ее Святослав (как сообщает об этом летописец) был убит, по истечении немногих лет, в битве князем печенежским Курей[18]. Куря отсек голову Святослава и из черепа сделал себе чашу, оковав ее золотом и написав следующее: «Ищущий чужого, губит свое». Во время пира с вельможами своими князь печенежский пил из этой чаши. Так великого князя Святослава Игоревича, храброго и доселе непобедимого в битвах, по предречению матери постигла злая кончина за то, что он не слушал ее. Исполнилось пророчество блаженно Ольги и о земле Русской. Спустя двадцать лет по ее кончине, внук ее Владимир принял святое крещение и просветил святою верою землю русскую[19]. Создав каменную церковь во имя Пресвятой Богородицы (называемую десятинною, потому что на содержание ее Владимир давал десятую часть от своих имений) и посоветовавшись с Леонтием, митрополитом Киевским, святой Владимир изъял из земли честные мощи бабки своей нерушимы, нетленны и исполнены благоухания; он с великою честью перенес их в помянутую церковь Пресвятой Богородицы и не под спудом, но открыто положил их ради притекающих к ней с верою и получающих исполнение своих молитв: многие исцеления различных недугов подавались от честных мощей[20].

Не должно предавать умолчанию и следующее: над гробницей блаженной Ольги в церковной стене было оконце; и если кто с твердою верою приходил к честным мощам, оконце само собою открывалось, и стоящий наружи ясно видел чрез оконце лежавшие внутри честные чудотворные мощи, причем особенно достойные видели и исходящее от них некое чудесное сияние; и из имеющих веру кто бы ни был одержим каким-либо недугом, тотчас получал исцеление. Приходившему же с маловерием оконце не открывалось, и он не мог видеть честных мощей, даже если бы вошел в самую церковь: он видел только гроб и не мог получить исцеления. Верующие же получали всё на пользу тела и души по молитвам святой Ольги, нареченной во святом крещении Еленою, и по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Ему же со Отцом и Святым Духом слава ныне и присно и во веки веков. Аминь.


Тропарь, глас 1:

Крилами богоразумия вперивши твой ум, возлетела еси превыше видимыя твари: взыскавши Бога и Творца всяческих, и того обретши, пакирождение крещением прияла еси. Древа животнаго наслаждающися, нетленна во веки пребываеши, Ольго приснославная.

Кондак, глас 4:

Воспоем днесь благодетеля всех Бога, прославльшаго в России Ольгу богомудрую: да молитвами ея подаст душам нашым грехов оставление.





[1] На основании: 1) имени блаженной Ольги, которое есть варяжское имя от мужского Олег, 2) прямых свидетельств некоторых житий и 3) того факта, что Ольга была женою князя Игоря, которому, как варягу, всего естественнее было взять жену из своего же племени, должно за более достоверное полагать, что блаженная Ольга была варяжка. — Варяги или норманны населяли Скандинавский полуостров, и их от новгородских славян отделяли только финны. Призвание варягов летопись относит к 862 г., но вернее относить его к 852 г.

[2] Так говорит позднейшее предание. Весь Выбутская, — в настоящее время вело Выбутино или Лабутино, — в двенадцати верстах от Пскова вверх по реке Великой. Из начальной же Летописи (под 903 г.) видно, что родиной блаженной Ольги был Псков, откуда и привел ее Олег Игорю и где она была, вероятно, дочерью одного из наместников или бояр.

[3] Умер в 879 г.

[4] См. прим. 2. То что Олег привел Игорю Ольгу из Пскова, подтверждает предание о ее красоте и большом уме: Олег не мог найти равной Ольге по качествам среди дочерей бояр киевских.

[5] В 912 г.

[6] Известны два похода Игоря на греков в 941 г. и 944 г.; из них первый был неудачен. В данном месте жития разумеется второй поход, когда император греческий, прислав Игорю большую дань, просил его не идти войной на Грецию; получив большую дань, Игорь с берегов Дуная возвратился обратно в Киев.

[7] Во время расселения восточных славян древляне заняли лесистую часть по среднему течению Днепра, севши на его притоке Припяти; отсюда и самое наименование древлян.

[8] Убит в 945 г.

[9] Когда оба войска сошлись, то малолетний Святослав бросил копье по направлению к древлянам; копье, брошенное детскою рукою, пролетело между ушей коня и ударило ему в ноги; тогда вожди киевской дружины сказали: «Князь уже начал — потянем дружина за князем», и загорелась битва.

[10] Две трети этой дани шли в Киев, и треть в принадлежавший Ольге Вышгород.

[11] Память ее совершается церковью 21 мая.

[12] Такими людьми должны быть варяги — христиане, которых много находилось среди дружины князя Игоря. «Как женщина весьма умная, — говорит известный историк Е. Е. Голубинский, — Ольга должна была обратить внимание на этих варягов новой веры; с своей стороны и сами варяги, рассчитывая на тот же ум Ольги, естественно должны были мечтать сделать ее своею прозелиткою. Проповедничество варягов-христиан и имело своим последствием то, что Ольга решилась стать христианкою. Мы знаем, что она была женщина не просто с большим умом, но с умом именно государственным. Это обстоятельство должно было послужить к тому, чтобы для лиц, принявших на себя заботу убеждать ее в истинности христианства, наполовину облегчить их труд. Указание на то, что христианство стало верою почти всех народов Европы и во всяком случае есть вера народов между ними лучших, — указание на то, что и между собственными ее сородичами (варягами) началось сильное движение к нему, по примеру других народов, не могли не подействовать на ум Ольги, делая для нее необходимым заключение, что у людей лучших и вера должна быть лучшей» (История Русской Церкви, т. 1, 1-ая полов., изд. 2-е, стр. 75).

[13] Обыкновенно полагают, что блаженная Ольга крестилась в Константинополе в 957 г. при императоре Константине Багрянородном. Но принять это предположение трудно. Дело в том, что император Константин Багрянородный оставил сочинение «Об обрядах или церемониях Византийского двора». В этом сочинении он подробно описывает, как блаженная Ольга была принимаема при дворе во время посещения ею Константинополя в 957 г., при этом император не делает даже и намека на то, что Ольга приезжала в Константинополь для крещения и была действительно крещена. Наоборот, — он ясно дает знать, что Ольга прибыла в Константинополь уже крещеною: при первом приеме Ольги во дворце уже присутствовал ее священник. Когда же она крестилась? «Представляется вероятным думать, что Ольга после смерти Игоря оставалась некрещеною до тех пор, пока была за малолетнего Святослава правительницей государства и продолжала оставаться в государстве лицом официальным, и что она крестилась после того, как, нашед возможность сложить с себя официальное регентство, отошла, по крайней мере формальным образом, в частную жизнь, после чего народ уже не имел права спрашивать с нее за ее поступки» (Е. Е. Голубинский. История Русской Церкви, т. 1, 1-ая полов., изд. 20е, стр. 78). Последнее могло случиться только по достижении Святославом гражданского совершеннолетия, которое в то время начиналось во всяком случае не ранее 10 года. Святослав родился в 942 г., а в 957 г. Ольга была уже крещена. Считая гражданское совершеннолетие Святослава с 10 года, почитаем, что блаженная Ольга крестилась в промежуток времени между 952 (когда Святославу исполнилось десять лет) и 957 гг. И имеется определенное свидетельство, относящее крещение блаженной Ольги к одному из годов отмеченного промежутка времени. Монах Иаков, основатель и начинатель у нас частной историографии, писавший в конце правления Ярослава и начале княжения Изяслава, — писатель заслуживающий доверия, говорит в сказании о крещении Ольги и Владимира, что Ольга пожила в крещении 15 лет. Следовательно по Иакову, полагающему смерть Ольги, как и летописец, в 969 г., Ольга крестилась 954 г. (969—15=954), когда в Греции императором был Константин Багрянородный (912—957 гг.), а патриархом — Феофилакт (933—956). — При путешествии святой Ольги в Царьград в 957 г. патриархом был уже святой Полиевкт.

[14] В 967 г.

[15] На Дунае.

[16] Печенеги — русское название народа тюркского происхождения. Некогда печенеги кочевали в степях Средней Азии и неизвестно в точности когда переселились отсюда в Европу. В IX веке они уже обитали между Волгой и Яиком (Уралом); до 60-х годов X века печенеги не тревожили Руси. Упоминаемое житием нападение печенегов на Киев и есть первое упоминание Летописи (под 968 г.) о набегах печенегов. С этого времени в продолжение с лишком полувека борьба Руси с печенегами была беспрестанная. Русь старалась оградить себя от них укреплениями и городами; таково происхождение Змиева вала в нынешней Киевской губернии. Св. Владимир строил укрепления по реке Стугне, Ярослав Мудрый по реке Роси (южнее). Последнее нападение печенегов на Русь (осада Киева) относится к 1034 г., когда они были совершенно разбиты.

[17] В 969 г.

[18] В 972 г.

[19] Память его 15 июля.

[20] В нашествие монголов мощи были сокрыты под спудом в церкви; к XVII в. снова сокрыты в неизвестном месте по не совсем ясной причине.



http://www.pravoslavie.ru/put/62978.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9469


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 24 Июля 2014, 09:16:22 »

Святая Ольга и мы

Священник Сергий Бегиян



Памятник святой равноапостольной княгине Ольге во Пскове. Скульптор В. Клыков

Есть святые, о которых мы читаем, и мало что остается в памяти. Есть святые, подвигом которых мы всегда восхищаемся, но он остается для нас высотой недосягаемой. А есть святые, которые как будто всегда подле нас, и их житие многократно входит в нашу собственную жизнь. Святая равноапостольная Ольга – одна из них.

Всем она удивительна, многим походит на нас. Долго она не знала Христа. Почти всю жизнь прожила язычницей. Люди того времени считали ее «мудрейшей». Кроме этого, она была еще и мужественнейшей и нравственнейшей, но язычницей. Несгибаемая воля, природный ум, целомудренный образ жизни – вот ее краткий портрет. Несомненно, языческого «рая» – ирия – она была достойна еще до Крещения. Однако, перефразируя известные слова, можно сказать так: что для язычника – рай, для христианина – смерть.

Крещение «мудрейшая» приняла, когда ей было уже за 60. Приняла, когда ее сын Святослав уже достиг совершеннолетия и взял на себя управление княжеством. Святослав был единственным сыном Ольги. Она воспитала его таким же несгибаемым человеком, каким была сама. Еще когда сыну было лет пять, Ольга пошла войной на древлян, чтобы отомстить за убийство мужа – князя Игоря. Как она воспитывала сына, можно понять из того, что на эту войну Ольга взяла с собой малолетнего Святослава. Когда оба войска сошлись, Святослав первый бросил копье по направлению к древлянам. Копье, брошенное детской рукой, пролетело между ушей коня и упало ему под ноги. Тогда вожди киевских полков сказали: «Князь уже начал – потянем дружина за князем». Древляне были разбиты… Уже в этой истории многое поражает. Пятилетний ребенок – на коне с копьем в первых рядах войска, рядом со своей матерью-воительницей (слово «мама» тут совершенно не вяжется). Ольга-язычница не думала о том, что ее ребенок может пострадать в битве, может быть даже убит случайно. Она думала о том, что так он быстрее возмужает, скорее станет храбрым и отважным человеком.

Конечно, мы, христиане, не можем воспитывать детей рядом с кровью и насилием. Но сделаем поправку на то дикое время, когда жизнь обычного человека почти ничего не стоила… Взглянем на этот сюжет через призму нашего собственного отношения к детям, когда многие не в меру заботливые мамочки и бабушки готовы оградить ребенка даже от комариного укуса, от любой работы, а вместе с тем – и вообще от всяческих усилий. Ольга, будучи язычницей, правильно угадывала (или знала преемственно) вектор воспитания детей. Воспитание должно быть направлено на то, чтобы ребенок научился бороться. По тогдашнему мироощущению Ольги – с видимыми врагами. По христианскому пониманию – с собой, со своими греховными пожеланиями – с врагами невидимыми. Ольга знала, что из мальчика надо в первую очередь сделать воина. Мы, христиане, должны из своих детей делать воинов Христовых. Недаром наша земная Церковь называется Церковью воинствующей, то есть сражающейся (со грехом и духами зла), а небесная Церковь – торжествующей (так как святые уже победили в этой войне). И Ольга добилась, чего хотела. Она воспитала из Святослава доблестного воина и мудрого полководца.


Прием княгини Ольги византийским императором Константином Багрянородным. Миниатюра из Радзивиловской летописи. Начало XIII в.   

Прошло много лет. Умудренная жизнью душа Ольги обрела Христа. Святослав в то время уже княжил. Ольга отдалась всем сердцем доброделанию и проповеди христианской. Надо думать, что началась эта проповедь с сына. Но, увы, Святослав уже был взрослым человеком со сложившимся мировоззрением. Нельзя сказать, чтобы он был каким-то фанатичным язычником. Скорее он был фанатичным воином. Вопросы религии (какой бы то ни было) его мало интересовали. Сам он креститься не желал, но и желающим креститься не препятствовал. И уже в конце своей многотрудной жизни Ольга осознала, что воспитывала сына несколько однобоко, что языческое воспитание может иметь только некоторые правильные элементы, но совершенство в человеке – от Христа. Только Христом можно насадить в душе ребенка самое главное – любовь к Богу и человеку.


"Крещение княгини Ольги в Константинополе" Акимов Иван.1792 г.   

Около 15 лет Ольга прожила после крещения. До самой кончины она вела высокую подвижническую жизнь. Своих внуков она старалась воспитывать уже по-христиански, но тем не менее не решалась их крестить без разрешения сына. Сколько и в этой малости урока для нас! Для нас, которые, невзирая на чужую волю, пытаются «железной рукой» всех затащить в рай! Как сказал один современный богослов, вот если бы можно было всех затолкнуть в Царство Небесное, а двери – на ключ! Чтоб никто не убежал! О, как Господь и Его святые угодники ценят свободу человека! Когда думаешь об этом, то кажется, что намного меньше было бы в семьях скандалов на религиозные темы, если бы верующие родственники не тянули силком неверующих в храм… Проповедь жизнью – вот то, до чего мы не доросли. Проповедь жизнью оставила, наверное, след в сердцах внуков Ольги, след святой бабушки. Один из этих внуков станет позже великим князем и получит прозвище «Красное солнышко»…

Но и у Ольги была своя скорбь, близкая всем нам. 15 лет Ольга была в христианстве. 15 лет она «вовремя и не вовремя» (2 Тим. 4: 2) говорила о Христе своему сыну Святославу. 15 лет она возносила свои материнские святые молитвы Богу об обращении своего сына. И какой результат этих «мук рождения» (Гал. 4: 19)? На смертном одре Ольга говорит Святославу: «Я теперь ни о чем не беспокоюсь, как только о тебе. Сожалею о том, что, хотя я и много тебя учила и убеждала оставить идольское нечестие, уверовать в истинного Бога, познанного мною, ты пренебрег этим. И знаю я, что за твое непослушание ко мне тебя ждет на земле худой конец и по смерти – вечная мука, уготованная язычникам». Почему так случилось? Неужели Господь не слышал молитв святой Ольги?

Тут мы сделаем паузу. Я, как и любой священник, часто слышу на исповеди покаянные слова родителей, что их дети не ходят в церковь и что они их неправильно воспитывали. Часто это исповедь уже немолодых людей, которые сами не так давно пришли в церковь, и дети их к тому времени были уже женаты и сами имели детей. Надо ли в этом каяться? Надо ли выбирать из нашей прошлой, языческой жизни отдельные грехи, когда она вся была мраком и нечестием? Мы были слепыми, вот и вели своих детей, сами не зная куда. А если слепой ведет слепого (см.: Мф. 15: 14)… Прости нас, Господи, что мы жили, как бесы: блудили, пьянствовали, объедались, чародействовали и прочие мерзости творили. В том числе и детей дурно воспитывали. И вот, в словах святой Ольги мы видим, что она сожалеет не о том, что дурно воспитала сына в язычестве, а о том, что он пренебрег ее словами, сказанными уже в христианстве.



Вслед за этим всегда каются, что, видимо, мало молятся об обращении детей, и Господь не слушает молитв – поэтому и дети до сих пор не в храме. Вот мы и вернулись к тому же вопросу: неужели святая равноапостольная Ольга мало и не со слезами молилась о своем сыне? Или ее не слышал Господь? Просто кощунственно думать то или другое. Есть нечто еще. Нечто еще более ценное для Бога, чем даже молитвы святых, чем даже молитвы святых матерей. Это – человеческая свобода. Ее Господь никогда не нарушит. Вера в Бога – это таинство, которое совершается в душе. Совершается при помощи Божией. Господь ощутимо является каждому человеку в жизни, и каждый когда-то в себе или отвечает на этот призыв, или отворачивается от него. Поэтому в день Суда никто не сможет ответить Христу: «Господи, меня никто не учил, такое было время, я ничего не знал». Трагедия в том – что каждый знает. Но многим комфортно на земле и без Христа, и их, по слову святой Ольги, «ждет на земле худой конец и по смерти – вечная мука».

Поэтому думать, что от наших молитв абсолютно зависит, придет человек в Церковь или нет, – это где-то гордость, а где-то просто невежество. Да, мы должны молиться за наших неверующих родственников. Молиться горячо. Но конечный результат – это тайна, которую знает только Господь. И эту тайну мы созерцаем на протяжении всей церковной истории. Не сделал ли Господь всё, чтобы спасти Иуду? Но Иуда погиб. Не вразумлял ли Господь на заре христианства гонителей императоров бесчисленными невиданными чудесами святых мучеников? Но лишь единицы из них обращались. Не вразумляет ли и до сих пор всех атеистов чудо схождения Благодатного огня на Гробе Господнем и другие чудеса Православия, с которыми знакомы почти все? Но мы видим в храме лишь немногих людей. Потому что рождение веры в сердце – это чудо Божие, совершаемое при соизволении человека. Святые отцы учат: чтобы родилась вера, человек должен быть недоволен своей внутренней жизнью, должен быть внутренне готов изменить себя и свою жизнь по велению Истины, чтобы принять благодать. К сожалению, такой готовности измениться нет не только у явных атеистов, но и у многих людей, называющих себя верующими.


 
Так слышал ли Бог молитвы святой Ольги? Конечно. Только не допускал Святослав в свое сердце Христа Спасителя, поэтому по пророчеству своей матери и погиб злой смертью. Святослав был убит в битве с печенежским князем Курей. Куря отсек голову Святославу и из его черепа сделал чашу, из которой пил во время пиров. Конечно, мы не знаем, где в вечности находится Святослав. Вымолила ли его святая Ольга? Может быть. Есть ведь примеры, когда людей неверующих и некрещенных вымаливали святые. Но мы знаем, что на земле материнская молитва Ольги не смогла изменить сердце Святослава. Но при этом святая Ольга в своих последних словах горюет не о том, что мало молилась о сыне, а лишь о том, что он ее не слушал. Она знала, что чужая свобода важнее ее молитвы.

Много уроков нам дает жизнь Ольги до христианства и житие святой Ольги после крещения. И самый главный, быть может, – урок смирения и упования на Бога. Часто мы выпрашиваем у Бога исполнения своей воли, которая нам кажется правильной и благочестивой. Но никто не может дать гарантию, что мы не ошибаемся. Ведь и святые ошибались. «Мои мысли – не ваши мысли, ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь» (Ис. 55: 8.). Поэтому гораздо мудрее просто молиться о спасении своих неверующих родственников, а время и способ смиренно оставлять на волю Божию. «Да будет воля Твоя», – эту молитву дал нам Христос Спаситель. Мы же зачастую молимся так: «Господи, да будет воля моя»…

Надо всегда помнить, что Господь часто призывает людей в Церковь скорбями. И когда у наших неверующих родственников случаются скорби и тяжкие обстоятельства, то не нужно чрезмерно убиваться этим, но стараться увидеть в этом направляющую руку Божию, ведущую их к вере.

И последнее. Постараемся, братья и сестры, проповедовать Христа нашим присным не столько языком и словами, сколько делом и жизнью, чтобы все, кто окружает вас, «без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие» (1 Пет. 3: 1–2).


24 июля 2014 года

http://www.pravoslavie.ru/put/72453.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75915

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 24 Июля 2014, 12:03:04 »

«Величаваго диавола из России прогнала еси»





Мы прославляем сегодня святую равноапостольную великую княгиню Ольгу, которая, прежде всеобщего крещения Руси ее внуком Владимиром, обходила грады и веси, сокрушая кумиры и уча людей поклонению Единому Богу. Как волнуют наши сердца эти стихиры, в которых Церковь поет о самой жизненно важной потребности и в наше, особенно наше, время: «Величаваго диавола из России прогнала еси», «древо жизни, Крест Христов, в России водрузила, и всем верным рай отверзеся». Церковь называет великую княгиню Ольгу равноапостольной и говорит о ее мудрости. Не просто о ее изначальной предрасположенности к высшему знанию, не о врожденном ее целомудрии, которым она удивила князя, своего будущего супруга, не о других ее естественных добродетелях. Потому что со всеми этими прекрасными качествами, не встретив однажды Христа, она могла бы оставаться до конца жизни в безумии языческого идолопоклонства. Точно так же, как ее внук Владимир. А ее природный ум помогал бы ей не только в военных хитростях, но и обнаруживался бы в самой изощренной жестокости, как это было в ее мести за гибель мужа диким древлянам. Но мы прославляем ее за мудрость избрания истинной веры, благодаря которой в русской земле на века было положено начало Православию. Вернее сказать, за избрание ее Премудростью Божией, которая, как сказано в церковной стихире, «прежде о ней написала: ты еси добрая моя и прекрасная». «Кого Бог предузнал, того и предопределил», - говорит слово Божие. И в молитве Церкви очень точно обозначен порядок ее принятия добра и отвержения зла: «Ревность Святаго Духа приемшая, отеческое зловерие возненавидела еси». Поэтому пусть никого не удивляет, что за Божественной литургией в праздник святой равноапостольной Ольги читается Евангелие о спасении не кого-нибудь, а грешницы. Задумаемся об этой тайне спасения, о которой непрестанно напоминают нам все святые.

Не потому что мы исполнили Закон - весь Закон - надеемся мы стать праведными, оправдаться пред Богом. Не благодаря нашим заслугам, нашим жертвам, облеченным в наши добродетели, становимся мы освященными Богом. Не под силой нашего напора открывается дверь в небо. Она открывается сама, даром чистой благодати Божией, смертью и воскресением Христовым, явленным ради нас. Чистой благодатью Божией, совершенно не заслуженной нами, - совершается наше спасение Христом, по мере того как мы становимся едиными с Ним верою. Потому освобождением от греха, оправданием, просвещением благодатью Христовой мы можем начать жить законом Христовым, законом Духа (Рим. 8, 2), законом свободы (Иак. 1, 25), исполняясь радостной готовности ко всякому подвигу, ко всякой жертве. Мы не становимся ангелами, но у нас появляются крылья. Радость, блаженство поднимает нас над нашими естественными силами. Чистота приходит, но после веры, после спасения даром, полученным нами от Бога. И наша святость всегда будет пропорциональна нашей вере во Христа Иисуса.

Именно так произошло с прощеной женщиной. Не так, как слишком часто понимают: она прощена, потому что возлюбила много. Это превращало бы любовь в предварительное условие прощения - в то, из чего можно извлечь выгоду. Наоборот, Христос утверждает, что ей много прощено, потому что она засвидетельствовала о принятии дара Христовой любви. Свидетельство, что она спасена, - в том, что она внезапно начинает проявлять любовь к своему Спасителю. Спасение пришло первым - прощением, чистым Божиим милосердием. Любовь, переливающаяся через край, пришла следом как следствие, как река, исходящая из своего источника. Радость увидеть себя освобожденной, блаженство обретенной чистоты и прежде всего чудесное открытие, что Бог знает ее и любит ее, преобразили эту женщину. Совершилось новое творение, подлинное возрождение.

Нравственные последствия этого уже не могут не обнаружиться: «Вера твоя спасла тебя, иди в мире». Так же было с женщиной, взятой в любодеянии: «Иди и больше не греши» (Ин. 8, 11). Так же было с Закхеем: «Половину имения моего, Господи, отдам нищим, и если кого чем обидел, возвращу вчетверо» (Лк. 19, 8 ). Так же было, должно быть, со всеми нами.

Надо ли еще говорить о законе, о предписаниях, о соблюдении всех внешних установлений? Да, где нет листьев и цветов, там не может быть плодов. Но здесь речь идет о бесплодных деревьях. Так что все внешнее оказывается за пределами спасения. Во всяком случае, нам не могут помочь никакие наши заслуги. Мы вышли из мира расчета. Мы вошли в мир милосердия, прощения, в мир Бога. «Вера твоя спасла тебя», - говорит Христос. Что же такое спасительная вера? Почему святая равноапостольная Ольга, как и ее внук, великий князь Владимир, просветитель Руси, предпочли всему православие? Предание говорит, что вначале Ольга, а потом и Владимир были поражены красотой византийского богослужения. Но о какой красоте идет речь? Очевидно о той, где им дано было прикоснуться к самой сути истинной веры.

В те времена римским папой предпринимались попытки насадить на нашей земле свою веру и власть. Промысл Божий, избравший святых равноапостольных Ольгу и Владимира, хранил наш народ. Из католицизма явится лютеранство, со всеми его нововведениями Реформации и искажениями подлинного христианства. Мы вспоминаем сейчас об этом, потому что нам небезызвестны крайности католического и протестантского вероучения. Когда-то одни из них увидели в сегодняшних евангельских словах Спасителя возможность отказа от дел спасения: человеку уже не нужно участвовать в своем спасении, потому что его нельзя ничем заслужить. Так обретается самоуспокоенность, что мы уже спасены - внезависимости от того, как мы живем, потому не надо страшиться никакого греха. И какое значение после этого могут иметь таинства - много ли смысла в них? Другие, наоборот, увидели здесь возможность спасения собственными заслугами и индульгенциями, таким возвращением к системе ветхозаветного Закона и Храма, которые, как пишет апостол Павел в Послании к Галатам, делают напрасной смерть Христову. Православие же предлагает истинное, лишенное опасных крайностей решение. Да, грешница прежде и совершенно даром прощена. Не после, а прежде. Принятием этого дара, а не тем, что она может предложить в качестве залога. Она спасается не своими, само собой разумеющимися, заслугами, но только благодатью Христовой.

Однако нельзя сказать, что она получила этот дар совсем ни за что. Разве не пришла она ко Христу? Почему она пришла к Нему? Не потому ли, что вдруг увидела в Нем своего единственного Избавителя? И по какой причине испытывала она нужду в избавлении? Не потому ли, что сознавала себя глубоко несчастной, погибающей грешницей, лишенной радости и света? Неужели это ничто? Не есть ли это смирение (желание истины и правды), мужество, глубокая человеческая потребность в подлинной радости, неосознанное еще стремление осуществить свое главное призвание, способность пренебречь тем, «что скажут люди», не убояться их презрения, стать выше суетного суда толпы? Можно назвать это отчаянной надеждой, потерявшим благоразумную осторожность доверием неведомому Промыслу, криком о помощи, верой в то, что человек способен узнать, что есть высшее добро. Это уже немало, хотя можно было бы продолжить список ее «заслуг». Это никак не ничто!

Спасение совершается там, где происходит встреча человеческой устремленности к истине с милосердной Божественной любовью. В союзе любви не могут не участвовать обе стороны. Такой завет оставляет святая равноапостольная великая княгиня Ольга каждому из нас, исповедующему православие, чтобы мы прилагали его к своей жизни и ко всем в Отечестве нашем, до сих пор не обретшим веру или от веры отвратившимся.

Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма святителя Николая в Пыжах, член Союза писателей России

http://ruskline.ru/news_rl/2014/07/24/velichavago_diavola_iz_rossii_prognala_esi/
« Последнее редактирование: 24 Июля 2017, 23:02:04 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75915

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 24 Июля 2017, 23:06:55 »

Виктор БОБЁР

Начало просвещения страны Российской

Памяти святой равноапостольной великой княгини Ольги



 Её единственную из русских женщин Церковь причислила к числу равноапостольных. Вообще, такой чести удостоились ещё только Мария Магдалина, первомученица Фёкла, Апфия Колосская, царица Елена Константинопольская и просветительница Грузии Нина. Русскую святую, прославившуюся ещё до так называемого великого раскола 1054 года, почитают и католики. Имя «Ольга» в средневековье становится крестильным на Западе и более всего распространено у чехов.

Так что не исключено, в какой-нибудь из своих визитов в Европу Порошенко попытается уговорить, скажем, Милоша Земана объявить урождённую псковитянку символом вековечного духовного единства Украины и Чехии. Да только получится ещё более нелепо, чем в случае с Макроном, который ради «демонстрации давних отношений» с Украиной переименовал родившуюся в Великом Новгороде Анну Русскую (как её тысячу лет именовали во Франции) в «Анну Киевскую». Ведь Ольга прославилась тем, что нейтрализовала западное влияние на зарождавшуюся Россию.

Именно Россию, как это ни печально для украинствующих «знавців історії». Ведь данный топоним появляется в анналах раньше, чем его синоним «Русь». В сборнике описаний церемониального протокола Восточной Римской империи «О царском устройстве» под 957 годом упоминается приём Ольги, «архонтиссы России». Ещё раньше, около 950 года, император Константин VII Порфирогенет в знаменитом «Об управлении империей» называет «Ольгин град» Вышгород среди «городов России». Более того, саму Россию по сути уже делит на Великую («Внешнюю») и Малую. И – о, украинские боги! – никакой «Украины»! Это, кстати, к попыткам филарэтовцев и драбынковцев прицепить к великой общероссийской святыне – иконе Владимирской Божией Матери – второе название: «Вышгородская» (подразумевая «изначально украинскую святость» всемирно почитаемого образа).

При императоре Византии Константине Багрянородном княгиня Ольга приняла крещение, предпочтя восточный обряд христианства. Был ли этот выбор исключительно духовным или также геополитическим?

В начале 880-х годов норманны под предводительством рюрикового воеводы Хельги (Олега) захватили Киев после того, как Олег вероломно убил соправителей Русского каганата – тремя десятилетиями ранее отколовшегося от Рюриковой дружины единоплеменника Аскольда и, скорее всего, дулеба Дира. Последние, приняв православное крещение, обрели благосклонность Константинополя, благодаря чему существенно нарастили мощь своего государства. Территориально оно совпадало с землями полян, охватывая Поднепровье между Полесьем и границей степи, на которой Владимир Святославич, внук Ольги, в 992 году и возведёт пограничный город-крепость Переяславль-Русский (ныне именуемый Переслав-Хмельницкий).

Олег же, а вслед за ним и подросший сын Рюрика Игорь (у скандинавов Ингвар), взяв на себя ответственность за новых подданных, разладили дружелюбные отношения поднепровских славян и автохтонных росов-росомонов с ромеями. Потеряв союзника, они стали зависимы от геополитического конкурента Восточной Римской империи – Хазарского каганата, чьи агенты к тому же проникли в крупнейшие европейские государства, выступив «генеральными спонсорами» королевских домов. Так образованные здесь купцами-рахдонитами иудейские общины заставили Каролингов работать в интересах контролируемой Хазарией первой в истории всемирной торговой сети, включавшей и так называемый Шёлковый путь.

Почувствовав «проигрыш Константинополя на русском направлении», глаз на Киев положил и Рим.

В итоге восьми десятилетий внешнеполитической деятельности Олега и Игоря Киевский каганат впал не просто в вассальную, но в кабальную зависимость от каганата Хазарского. Россия имела все шансы повторить незавидную судьбу самой Хазарии – некогда процветающей страны в благодатной дельте Волги, в которой власть захватили закабалившие исконных хазар пришельцы.

Славяне, правда, пытались сопротивляться. И убийство древлянами князя Игоря (опрометчиво отправившего собственную дружину на обслуживание очередных кампаний Итиля) стало предвестником «мятежа», устроенного уже Ольгой и её сыном Святославом (первым Рюриковичем со славянским именем) вскоре после гибели Игоря.

Дальше, как мы помним, было крещение княгини, возвращение к союзническим отношениям с Царьградом и его друзьями в Великой степи, уничтожение вселенской раковой опухоли под названием Хазария, провал католической миссии в Киеве, ассимиляция нормандского элемента на Руси и стремительный рост славянской уже державы, которая вскоре станет второй в ойкумене по могуществу. Всего лишь через поколение после Ольги, «начало положившей просвещению страны Российския во спасение душ наших» (как говорится в Житии святой), Киев станет третьей культурной столицей мира после Константинополя и Кордовы.

Кто-то спросит, отчего же княгиня столь показательно жестоко расправилась с единомышленниками-древлянами за смерть Игоря? А была ли «месть Ольги»?

Ряд исследователей, включая Д. С. Лихачёва, считают данный сюжет поздней вставкой в «Повесть временных лет», хотя и основанной на народных преданиях. Новелла о сакральной языческой мести (похороны в ладье, кремация, человеческое жертвоприношение на поминальной тризне) как бы удостоверяла, что вдовствующая княгиня с самого начала держала власть «крепкой рукой» – при ней усобиц не было и «жила земля тихо». Это было действительно злободневно, ведь при Игоре от Русской земли отпало все днепровское левобережье.

Но по-настоящему объединит восточных и северных славян, русов и их финно-угорских соседей в единый этнос православие, семя которого Ольга успеет вложить во внука Владимира.


«Княгиня Ольга (Крещение)». Первая часть трилогии «Святая Русь». Художник С. А. Кириллов, 2009

В вышеупомянутом труде «О царском устройстве» описывается парадный обед в зале Юстиниана, где встретились за одним столом четыре «государственных дамы»: бабушка и предполагаемая мать крестителя Руси Владимира (княгиня Ольга и её спутница Малуша) с бабушкой и матерью его будущей супруги Анны (императрица Елена и её невестка Феофано). Пройдёт немногим более полувека, и в Десятинном храме Святой Богородицы в Киеве будут рядом стоять мраморные гробницы святой Ольги, святого Владимира и царицы Анны.

Десятинная церковь, увы, не сохранилась. Как и первый киевский храм Софии, построенный Ольгой – в крещении уже Еленой. Имя сие было дано в честь равноапостольной царицы – матери императора Римского Константина. Той самой, что в IV веке снарядила и возглавила экспедицию в поисках креста, на котором был распят Христос. Частицу креста, обнаруженного равноапостольной Еленой Константинопольской, равноапостольная Елена Киевская привезла из Царьграда в Киев. Святыня обрела место в Софийском храме, а после случившегося с ним пожара была перенесена в Софийский собор, построенный Ярославом Мудрым. Увы, через полтысячелетия – в первый же год объединения Великого княжества Литовского (в которое тогда входил Киев) и Королевства Польского в Речь Посполитую - частица креста была вывезена ксёндзами в Люблин. Что лишь подтвердило прозорливость Ольги, которая, устанавливая первые государственные границы Руси, начала с размежевания с ляхами.

Кстати, София и Никольский собор были построены Ольгой над могилами первых киевских князей-христиан Дира и Аскольда. Что также знаменовало преемственность их внешнеполитической линии. Не забыла святая и родной Псков, поставив там храм Живоначальной Троицы (отчего в летописях город часто величается Домом Святой Троицы). Установление тесных отношений с Восточной Римской империей способствовало развитию каменного строительства в Киеве. Первые каменные здания на Руси – дворец и терем княгини.


Памятник княгине Ольге в родном ей Пскове

Застала Ольга и начало языческой реакции сына Святослава, но твёрдо завещала похоронить себя по христианскому обряду – пусть даже на её отпевание единоверцы побоятся прийти.

Согласно Иакову Мниху, тело княгини сохранилось от тлена. Её «светящийся как солнце» лик можно было наблюдать через окошко в каменном гробу, от которого «многие находили исцеление».

Как святая Ольга начала почитаться, скорее всего, уже через 10-15 лет после земной кончины – при её сыне Ярополке (не исключено, христианине и уж точно благосклонно относившемуся к православию). Об этом свидетельствует перенесение её мощей в церковь и описание чудес, изложенное у Иакова Мниха. Именно с того времени память святой равноапостольной княгини стала праздноваться 11 июля (24 июля по новому стилю). Однако официальная канонизация произошла, вероятно, позднее, к середине XIII века. В это время в славословиях ей закрепляется эпитет «богомудрая».

«Крилами богоразумия вперивши свой ум, возлетела еси превыше видимыя твари: взыскавши Бога и Творца всяческих, и Того обретши, пакирождение крещением прияла еси. Древа животного наслаждаюшися, нетленна во веки пребываеши, Ольго приснославимая.

Воспоим днесь благодетеля всех Бога, прославльшего в России Ольгу богомудрую: да молитвами ея подаст душам наших грехов оставление»
(тропарь и кондак равноапостольной княгине Ольге).

https://www.fondsk.ru/news/2017/07/23/nachalo-prosveschenija-strany-rossijskoj-44379.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9469


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 26 Июля 2018, 01:00:37 »


Святая Ольга и двери храма, открытые для нас

Сергей Комаров

   


Однажды, читая житие святой Ольги, мне подумалось, что в нашей современной жизни часто происходит нечто подобное тому, что и с равноапостольной случилось. А именно.

Как известно, одна из самых загадочных страниц в биографии Ольги – время и место ее крещения. Об этом есть много разных предположений, споры до сих пор не утихают. В этой истории есть деталь, которая часто остается без внимания. Деталь, может быть, и второстепенная, но знаете, как часто бывает, что второстепенное определяет первостепенное.

Крещение Ольги связано с ее поездкой в Константинополь. В число спасаемых княгиня вошла или в самом Царьграде, или (что менее вероятно) после посещения его. Несомненно, на Ольгу произвел сильное культурное впечатление визит во второй Рим. И, скорее всего, пиком ее потрясения был знаменитый Софийский собор. Языческие капища, которые Ольга знала на своей земле, не могли идти ни в какое сравнение с размерами и красотой Великой церкви. Небесное великолепие Софии всегда поражало человека любого вероисповедания. Об этом существует множество рассказов. Не могло оно не сразить и впечатлительное сердце Ольги.

Можно попытаться представить себе, как зашла первый раз в этот храм княгиня. Робкие, неуверенные шаги... Входит... Громада купола накрыла ее, словно небесный свод. Да это и есть целое небо – только уже небо новое, преображенное золотым светом воскресения. Таким светом залит весь храм. Он струится не только из золота купола, но и потоками льется от иконных нимбов, мозаики, от всего сверкающего убранства храма, от облачений священнослужителей. Невидимый хор из тысячи голосов наполняет все храмовое пространство. Лики святых, написанные тонкой кистью лучших мастеров Византии, смотрят, кажется, прямо в сердце. Из специальных отверстий в полу медленно поднимаются вверх клубы кадильного дыма. Кажется, что ты оказался в центре неба, и выше уже может быть только Сам Господь...

Возможно, что-то такое почувствовала Ольга, до этого всю жизнь прожившая под низкими потолками русских срубов. И, может быть, именно это впечатление и стало последним шагом в длинном духовном пути великой княгини. Стоя под широкими сводами Софии, Ольга почувствовала, что она дома. И сердце ее сделало решающий выбор – она крестилась.

Возможно, это было так. И известная летописная история ничуть не мешает такому пониманию, а даже дополняет. Идеологический и политический факторы вполне могут нанизываться на стержень личного духовного выбора. Как, например, случилось впоследствии с князем Владимиром.

А если это было так, тогда можно сказать, что Ольгино обращение было неким прототипом пути русской души к Богу. И в моей жизни поворотным моментом в духовном поиске стало посещение Никольского собора Киево-Покровского монастыря. Этот храм, построенный на средства семьи святого царя Николая, самый большой в Киеве. И, как мне до сих пор кажется, самый красивый. Когда я первый раз зашел туда, мне приоткрылся новый мир и началась новая жизнь. Разумеется, что-то уже было передумано и прочувствовано раньше, до храма. Но именно через храм Бог поставил точку во всех сомнениях и открыл дыхание для жизни внутреннего человека.

Да что я – ведь вся Русь обрела веру благодаря храму. Разве не сказали некогда посланники князя Владимира, вернувшиеся из командировки, целью которой было сравнение разных мировых религий: «Когда мы стояли в святой Софии, не знаем, где были: на небе или на земле...» После этого свидетельства Владимир принял историческое решение крестить Русь. И впоследствии миллионы русских людей, еще не понимавшие службы, не знавшие никаких молитв, удостоверились в истинности христианства именно в чудотворной атмосфере храма.

Воистину, через храм Бог всегда говорит что-то человеку. Поэтому храм в некотором роде живой и несет миссионерское служение. Как пелось в одной песне:

Деревянные церкви Руси.
Перекошены древние стены.
Подойди и о многом спроси.
В этих срубах есть сердце и вены...


Храм есть живой и важный участник русской истории, которая, собственно, и начиналась с храма. Возведение важнейших храмов или же, наоборот, уничтожение их – это некоторые ступени, по которым восходила в русскую жизнь та или иная эпоха. Без Софийского собора, Ильинской церкви, Успенского собора Киево-Печерской Лавры разве можно, к примеру, представить историю Киева? Без Александро-Невской Лавры историю Санкт-Петербурга? Без храма Василия Блаженного историю Москвы? Наши храмы, пережив вместе с нами тяжелую эпоху безбожия и обретя новое рождение, продолжают звать нас ко Христу и проповедовать одним своим видом. Так же, как святая София проповедовала Ольге.

Церкви нужно строить, несмотря на чье-то брюзжание о том, что «их и так много». Бесплодный брюзжатель помрет, а храм останется на века, и в нем будут проповедовать, причащать, крестить, венчать, отпевать. Храмов много быть не может, а если говорить о таком мегаполисе, как Москва, то там церкви должны быть в каждом микрорайоне. В любой шестнадцатиэтажке помещается целое село, и для всех этих людей во дворе дома должен стоять храм. А еще в храмы нужно ходить, простите за банальность. Если бы все крещеные русские люди в воскресный день встали и пошли на богослужение, мы увидели бы, что церквей надо построить в десятки раз больше. Увы, пока этого нет.

Человек, входящий в храм, становится участником и продолжателем русской истории. Истории, которая немыслима без храма; истории, которая создана Православием. Именно в продолжающуюся историю святой Руси зовет нас образ равноапостольной княгини Ольги, а вместе с ним и двери храма, открытые сегодня для всех нас.


24 июля 2018 г.

https://pravoslavie.ru/114613.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9469


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 24 Июля 2019, 03:31:39 »


Начальница веры

Наши современницы о святой равноапостольной княгине Ольге



Святая равноапостольная Ольга

Святую равноапостольную Ольгу издревле называли Начальницей веры и Корнем Православия в Русской земле. Ведь именно через эту женщину началось просвещение Руси светом христианства. Корреспондент портала «Православие.Ru» попросила поразмышлять женщин-христианок – матушку Елену Фетисову, матушку Юлию Сысоеву, инокиню Ольгу (Гобзеву) и писательницу Ольгу Рожнёву – о том, что современная женщина-христианка может почерпнуть в образе великой княгини.


***
 

«Настоящая сила не боится смиряться и поклоняться тому, что достойно поклонения»


Елена Фетисова

Матушка Елена Фетисова:

– Образ княгини Ольги весьма востребован у современных женщин, и не только христианок. Образ воительницы, женщины сильной, властной и самостоятельной – это любимый образ современного кино и идеал для подражания многих женщин. Но святая княгиня не стала «заложницей образа», ее личность гораздо глубже.

Самовластная правительница-вдова не пожелала после смерти князя Игоря делить власть ни с одним мужчиной, сохранив ее для сына. Сильная женщина! Но она не стала рабой собственной силы, власти и «общественного мнения». Вырастив сына, она неожиданно для окружающих устремилась к Тому, Кому захотела добровольно покориться, – ко Христу. Ради крещения она презрела помыслы из разряда «что обо мне подумают» – ведь принятие веры от государства, на которое еще не так давно наводили страх походы ее покойного мужа, могло показаться подданным делом постыдным.

Сын Ольги Святослав тем позже и отговаривался от крещения: мол, дружина надо мной смеяться будет. И речь ведь могла идти не только о насмешках, но и об угрозе восстания, переворота, но для Ольги это был не аргумент. И современной женщине сегодня важно помнить, что настоящая сила не боится смиряться и поклоняться тому, что достойно поклонения, и не волнуется о том, что «люди скажут».


***


«Важно воспитать в себе терпение»


Инокиня Ольга (Гобзева).

Инокиня Ольга (Гобзева), председатель Координационного совета женских благотворительных организаций Русской Православной Церкви:

– Святая равноапостольная Ольга была мудрым государственным деятелем и тончайшим дипломатом. Она посетила Константинополь не только из-за государственных нужд, но и настояла на том, чтобы император Константин стал ее духовным восприемником при крещении. Это было нужно не только самой Ольге, но в большей степени это было важно для государства Российского. Великая княгиня, став дочерью императора, сделала Византию духовной матерью Руси, приобщив православной культуре свой народ. В скором времени Русь стала благодатной преемницей православной веры. Бог даст, и это преемство останется в веках с нами. Византия сама передала нам бесценный дар – христианскую веру – благодаря великой равноапостольной княгине Ольге.

Современная женщина-христианка должна, как мне кажется, воспитать в себе одно важное качество – терпение. Святая равноапостольная Ольга была очень терпелива. Она месяцами ожидала приема императора Константина. Терпелива была по отношению к сыну – князю Святославу, который так и не принял христианство, несмотря на уговоры матери.

Княгиню Ольгу любил и почитал русский народ, а в легендах и преданиях княгиня Ольга и мудрая, и прекрасная, и милостивая. Она была щедра и добра к своему народу. Нужно учиться терпению: потерпеть другого, а иногда потерпеть и себя. Относиться к собственной персоне трезво, не мечтая о себе слишком высоко. Большее внимание обращать на нужды и беды ближнего нашего, тогда и наша жизнь станет содержательней и глубже. Нет ничего лучше, нежели «постоять за други своя»!


***


«Святая княгиня может стать для страдающих женщин ближайшей молитвенной помощницей»


Юлия Сысоева.

Матушка Юлия Сысоева:

– Многие святые жили от нас в такие далекие времена, которые кажутся нам скорее сказочными и былинными, нежели реальными. И именно из-за этой сказочности зачастую незаслуженно умаляется значимость многих святых. Они нами воспринимаются не как реальные люди, а как некие полумифические персонажи, окутанные, словно туманом, вековой пеленой времен.

Церковь дает нам величайший дар почитания святых, который удивительным образом реализуется вне времени. Церковь учит нас смотреть сквозь время благодаря данному нам богослужению, в котором мы можем обращаться к святым непосредственно – как к живым. И одним из таких живых примеров является для нас великая княгиня Ольга, образ живой реальной женщины, наделенной по тем временам небывалой властью и высочайшим положением в обществе.

Став христианкой, она желала обратить ко Спасителю и единственного возлюбленного сына своего – князя Святослава. И можно легко понять ее скорбь, которую ей пришлось нести всю жизнь, до самой кончины, легко представить, сколько молитв и сколько слез пролила она за своего сына, прося у Бога вразумления и обращения для него. Даже на смертном одре она умоляла его оставить язычество и обратиться ко Христу. Это ли не пример для многих и многих современных женщин и матерей, которые, став христианками, не нашли понимания у своих близких, которые годами молятся за своих непутевых детей и неверующих мужей. Разве не то же самое многие наши современницы переживают, что переживала великая княгиня Ольга?

Ушли былинные времена, ушли князья, а человеческое горе осталось прежним, и счастье осталось прежним, и те же человеческие страсти кипят в душах людей, что и тысячи лет назад кипели, но и молитва осталась той же. Думаю, что великая княгиня, удостоившись дерзновения у Бога, может стать для страдающих женщин ближайшей молитвенной помощницей. И в том уникальность нашей христианской веры, что мы имеем возможность общаться со святыми вне времени и просить их заступничества в наших современных житейских и семейных скорбях. Молитвы Ольги всё же не остались без ответа, она была награждена в своем внуке – князе Владимире, который сыграл поворотную роль в судьбе нашей страны.

Сейчас, когда страсти междоусобицы вновь особенно накалились, все христиане должны усердно призывать заступничество тех святых, которые в свое время пережили нечто похожее и силой молитвы, силой своей веры сыграли немаловажную роль в историческом становлении и единстве нашей родины. Среди целого сонма таких святых находится и равноапостольная Ольга. Она может молиться и за нашу страну, которая ей небезразлична и сейчас, и она может молиться за каждого человека, который ее об этом попросит, особенно если это касается неверия и непонимания близкими людьми.

Святая равноапостольная Ольга, моли Бога о нас.


***


«Благословенна ты в женах русских, ибо оставила тьму и возлюбила Свет»


Ольга Рожнёва.


Ольга Рожнёва, писательница, филолог, переводчик:


– У великой княгини современная женщина-христианка, во-первых, может поучиться целомудрию, уму и решительности. Ведь охраняя чистоту своего девства, юная Ольга образумила князя Игоря, укротила его похоть; позднее она стала его законной женой.

Во-вторых, жертвенность характера: потеряв мужа, княгиня пребывала в чистом вдовстве, соблюдая сыну своему до его совершеннолетия княжескую власть. И сила духа – ее почувствовали и дружинники Игоря, признавшие после его гибели в Ольге законного правителя Киевской Руси.

Духовность: суетность мирских попечений, богатство, власть не затмили ей жизнь духа: она искала правую веру и обрела ее. Преподобный Нестор Летописец свидетельствовал: «Блаженная Ольга с малых лет искала мудрости, что есть самое лучшее в свете этом, и нашла многоценный жемчуг – Христа».

Мудрость, дипломатичность, дальновидность. Такого ненавистника русских, как император Константин, не просто было подвигнуть стать крестным отцом русской княгини. А крестивший ее патриарх Константинопольский Феофилакт предрек: «Благословенна ты в женах русских, ибо оставила тьму и возлюбила Свет. Благословят тебя русские люди во всех грядущих поколениях, от внуков и правнуков до отдаленнейших потомков твоих».


Подготовила Анна Ерахтина

http://www.pravoslavie.ru/put/72466.htm
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!