Русская беседа
 
19 Марта 2019, 19:08:11  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Пятница Первой Седмицы Великого Поста  (Прочитано 3474 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 13 Марта 2008, 19:50:55 »

ПЯТНИЦА ПЕРВОЙ СЕДМИЦЫ ВЕЛИКОГО ПОСТА
 
Пусть никто не будет коварным, пусть никто не питает злобы, пусть никто не питает яда в душе, чтобы не причащаться во осуждение.
Святитель Иоанн Златоуст



В пятницу первой седмицы Великого Поста после вечерни и Литургии Преждеосвященных Даров в храмах совершается молебный канон святому великомученику Феодору Тирону и благословляется в честь его коливо – рис, сваренный с медом. Празднование это установлено по следующему случаю.

В 362 году греческий император Юлиан Отступник в насмешку над христианами приказал тайно окропить идоложертвенной кровью все съестные припасы, продававшиеся на рынках Антиохии. Отступник от христианской веры хотел таким образом осквернить верующих, которые строго постились в первую неделю Великого Поста. Но великомученик Феодор, сожженный в 306 году за исповедание веры Христовой, явился во сне епископу Евдоксию, рассказал об этом распоряжении Юлиана и дал совет вместо оскверненной пищи употреблять в течение недели коливо.

В конце первой седмицы Великого Поста все члены Церкви Христовой исповедуются и причащаются святых Христовых Таин. Приступающий к Таинству покаяния приходит к священнику, совершающему исповедь у аналоя, и кается в своих грехах. На аналое лежат Крест и Евангелие, символизируя невидимое присутствие Самого Бога, Которому исповедуется человек, тогда как священник является лишь свидетелем при этом Таинстве. Священник, видя чистосердечное раскаяние человека, возлагает конец епитрахили на его приклоненную голову и читает разрешительную молитву, прощая ему грехи от имени Самого Иисуса Христа, и осеняет его крестным знамением. Поцеловав Крест и Евангелие, исповедавшийся принимает благословение от священника на причащение Святых Христовых Таин.

Песнопения 1-й седмицы Великого Поста

Креста Твоего Господи, сила великая: ибо образующе сего в себе, абие демонов крепость отражаем.

Из канона пятницы первой седмицы

Велия веры исправления, во источнице пламене, яко на воде упокоения, святый мученик Феодор радовашеся: огнем бо всесожжегся, яко хлеб сладкий Троице принесеся. Того молитвами, Христе Боже, спаси души наша.

Тропарь святому Феодору Тирону

Веру Христову яко щит внутрь приим в сердце твоем, противные силы попрал еси, многострадальче: и венцем небесным венчался еси вечно, Феодоре, яко непобедимый.

Кондак святому Феодору Тирону

Об исповеди

Грехи оплаканные, исповеданные и разрешенные, уже не в нас, или не на нас. Они тоже, что сучья, отрубленные от дерева: когда любили грехи, они были на дереве жизни нашей живыми ветвями и питались от него; когда же мы отвратились от них, стали мерзить ими, раскаялись и исповедались, – этим действием мы отсекли их от себя. В минуту разрешения они отпали от нас. Теперь это сухие ветки, и Господь идет попалить в нас сие терпение прегрешений. Чрез разрешение грехов Он Себе приготовляет в нас достойную Себя обитель.

Святитель Феофан Затворник

Не говори: сегодня согрешу, а завтра покаюсь, но лучше сегодня покаемся, ибо не знаем, доживем ли до завтра.

Преподобный Ефрем Сирин

Хорошо делают те, которые, готовясь к исповеди в первый раз после долгого пребывания во грехах, находят случай предварительно переговорить с духовным отцом и рассказать ему всю историю жизни своей греховной. Таким нет опасности забыть или пропустить что-либо в смятении во время исповеди. Всячески стоит позаботиться о полном открытии грехов своих. Господь дал власть разрешать не безусловно, а под условием раскаяния и исповеди.

Святитель Феофан Затворник

Если же не будем достодолжно об грехах исповедоваться, то во время исхода нашего страх некий неопределенный найдем в себе. А нам, любящим Господа, надлежит желать и молиться, чтобы в то время оказаться непричастными никакому страху, – ибо кто тогда будет находиться в страхе, тот не пройдет свободно мимо князей адских, потому что эту боязливость души они считают за признак соучастия ее в их зле, как это в них самих есть.

Блаженный Диадох

Когда согрешашь ты, не плачь и стенай не о том, что будешь наказан: это еще не важно; но о том, что ты оскорбил своего Владыку, который столько благ, столько тебя любит; столько заботится о твоем спасении, что и Сына Своего предал за тебя. Вот о чем ты должен плакать и стенать, и плакать непрестанно. Ибо в этом состоит исповедание.

Святитель Иоанн Златоуст

Пост почитай оружием, молитву – стеною, слезы – банею.

Преподобный Нил Синайский

Всякий грех совершается для наслаждения, и всякое прощение грехов получается через злострадание и печаль.

Преподобный авва Фаласий

Кто здесь не плачет о себе, тот будет вечно плакать там. Итак, необходимо плакать или здесь – добровольно, или там – от мучений.

Преподобный авва Арсений

Чин исповеди

Исповедуюся Господу Богу Вседержителю, в Святой Троице славимому и поклоняемому Отцу, и Сыну, и Святому Духу…, во всех моих грехах, зле мною, содеянных мыслью, словом, делом и всеми моими чувствы.

Согрешил я пред Господом и Спасителем моим неблагодарностью, маловерием и неверием. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил вероломством и неверностью, непостоянством в добродетели, легкомыслием, суетностью, тщеславием, боязливостью, ропотом, унынием, малодушием. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил я Господи: самолюбием, гордостью, унижением других, завистью, ненавистью, злобою, ехидством, грубостью, дерзостью, жестокостью. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил объядением, пьянством, курением, леностью, похотью, блудом, нечистотою. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил своенравием, самочинием, непослушанием, неповиновением, строптивостью нрава. – Каюсь, Господи. Помилуй, прости и спаси!

Согрешил корыстолюбием, скупостью, жадностью, лживостью, лукавством, клеветою, придирчивостью, божбою, лицемерием. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил похищением, татьбою, присвоением чужого, утаением найденного, обвешиванием и обманом в купле и продаже, поблажкою и потворством грехам и преступлениям. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил я, Господи: суетным провождением времени, пустословием, празднословием, сквернословием, игрою в карты, страстью и чтению пустых книг, нерадением к чтению Священного Писания и других духовных и душеполезных книг. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил недоброжелательством, зложелательством, злорадством, злопамятством… Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил небрежностью к молитве как к церковной , так и домашней, суеверием, гаданием. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил недобросовестным исполнением служебных обязанностей, роскошью, неуважением к старости, оскорблением родителей, придумыванием извинения своим грехам и самооправданием вместо самоосуждения и самообличения…, подстрекательством на зло, проклятием на ближнего, ругательством, убийством … … – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Каюсь во всех беззакониях своих, горько сокрушаюсь о согрешениях и впредь, при Божией помощи, буду от них блюститься.

Прости меня, отче честный, и будь мне свидетелем в день суда против обличителя моего диавола, что все сие я исповедал и, по данной тебе от Бога власти прощать кающимся грехи, разреши от них, и помолися, да управит Господь путь мой во спасение.


Житие святого великомученика Феодора Тирона

Великомученик Феодор Тирон был войном в городе Аласии Понтийской области в Малой Азии, под начальством некоего Врника. Его принуждали принести жертву идолам. Святой Феодор твердо, во всеуслышание исповедал свою веру во Христа Спасителя. Начальник дал ему несколько дней на размышление, во время которых Святой Феодор усиленно молился. Его обвинили в поджоге языческого храма, и бросили в темницу на голодную смерть. Там ему явился Господь Иисус Христос, утешил и подкрепил его. Привезенный к правителю, Святой Феодор еще раз смело и безбоязненно исповедал свою веру, за что был предан новым истязаниям и осужден на сожжение. Мученик Феодор без трепета взошел на костер и с молитвой и славословием предал свою святую душу Богу.

Это произошло около 306 года при Римском императоре Галерии. Неповрежденное огнем тело святого Феодора было погребено в городе Евхаитах, недалеко от Амасии. Впоследствии мощи его были перенесены в Царьград, в храм, освященный во имя его. Глава же его находится в Италии, в городе Гаэте.

Спустя 50 лет после мученической кончины святого Феодора, император Юлиан Отступник (361 – 363), желая надругаться над христианами, приказал градоначальнику Константинополя окроплять в первую седмицу Великого Поста все съестные припасы на рынках идоложертвенной кровью. Святой Феодор, явившись во сне архиепископу Евдоксию, повелел ему объявить всем христианам, чтобы никто не покупал ничего на рынках, а ели вареную пшеницу с медом – коливо (кутью или сочиво). В память этого события Православная Церковь ежегодно совершает празднование в субботу первой недели Великого Поста. В навечерие субботы, в пятницу, на Божественной Литургии Преждеосвященных Даров после заамвонной молитвы читается канон молебный Святому Великомученику Феодору, составленный преподобным Иоанном Дамаскиным. После этого коливо благословляется и раздается верующим. Празднование великомученику Феодору в субботу первой седмицы Великого Поста описывал патриарх Константинопольский Нектарий (381 – 397).


Настольная книга священнослужителя, Т. II


http://www.pravoslavie.ru/put/040227110611

Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 10 Марта 2011, 19:49:21 »

Поучение в пяток 1-й недели Великого поста

Телеса ваша храм живущаго в вас Святого Духа суть
1 Кор. 6, 19.


Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Возлюбленные братия! В настоящее время, когда мы приуготовляемся сделаться причастниками всесвятого Тела и всесвятой Крови Богочеловека, благоприлично нам войти в рассмотрение того, какое значение имеет наше собственное тело. Значение его необыкновенно важно. Значение это изобразил святой Апостол Павел так: Телеса ваша храм живущаго в вас Святаго Духа суть.

Братия! обращали ли мы должное внимание на значение нашего тела? Не смотрели ли мы на этот предмет легко и поверхностно, как на предмет, ненуждающийся ни в каком рассматривании? Между тем Бог возвещает нам устами Апостола: Телеса ваша храм живущаго в вас Святаго Духа суть.

От земли было взято тело человеческое, но сотворено не для земли. Оно ниспало в тление, — сотворено было не для тления. Сотворенное, благоукрашенное Создателем для вечности и вечным, оно, немедленно по сотворении, оживлено бессмертною и святою душею, вместе с нею восхищено с земли в светлый рай для пребывания в нем, для духовной деятельности, для духовного наслаждения; для плотских наслаждений оно было неспособно. Оно не могло выйти из рук Всесвятого Творца иначе, как вполне чистым и святым; впоследствии исказил, обезобразил его грех. Его око было так непорочно, что не видело наготы прочих членов, которые, в свою очередь не представляли ничего, что бы нуждалось быть прикрытым. Душа не была обуреваема и волнуема страстями; не было волнуемо ими и тело. Не закипала кровь от гнева и не охлаждалась она от печали и уныния. Смерть была несвойственна этому телу; несвойственны ему были недуги; не имело оно нужды ограждаться от влияния стихий; оно не было узами и темницею для души: оно было для нее чудною, вечно новою одеждою.

Человек пал. Грех поразил смертию и душу его и тело его. Область смерти над человечеством так всеобща и так могущественна, что ни один из многочисленной семьи человеческой не избег ее; каждый человек родится уже с началом смерти в себе, может подвергнуться ей ежечасно во время земной жизни, и непременно подвергается в свой известный час. Безошибочно можно признать всех странников земных движущимися мертвецами! Что наша жизнь на земле, как не непрестанная борьба с смертью? Из такого состояния мы никак не можем умозаключить о состоянии, которое было естественным человеку до его падения; по телу нашему никак не можем судить о теле первозданных. Первозданное блаженное и бессмертное состояние мы можем созерцать только в Божественном Откровении. Мы можем видеть опытное, полное доказательство его в Господе нашем Иисусе Христе и частию в тех избранниках Божиих, которые проявили не только в душах, но и в телах своих силу искупления, дарованного Богочеловеком человечеству.

Тело Адама не утопало в водах, не сгорало от огня, было неприступно для смерти[1]. Таким явилось тело нового Адама, Господа нашего Иисуса Христа; оно вкусило смерть, но вкусило единственно по благоволению Богочеловека: вкусивши смерть, оно не преставало быть живым, потому что, разлучившись с душею, не разлучалось с Божеством. Оно вознеслось на небо, повторяя с избытком восхищение тела Адамова в рай. Туда оно привлечет тела истинных христиан: идеже тело всесвятое, тамо соберутся и духовные орли (Лук. 17, 37). Хотя и видим, что теперь тела усопших отцов и братий спускаются в мрачную могилу, и покрываются землею; хотя ожидаем, что та же участь постигнет и наши тела; но веруем и знаем, что эти тела не пребудут навсегда в земле. Они воскреснут. Мало того: воскресшие праведники и живущие праведники—праведниками называю истинных христиан — не останутся на земле: они в последний день мира сего преходящего, в начале невечернего дня вечности будут восхищены с телами своими на воздух, в сретение Господа, и тако всегда там — на небе, пребудут с Господом[2]. Посеянное в могилу тело в тление, восстанет в нетлении, восстанет в славе, восстанет в силе; тело земное соделается телом небесным, тело душевное — телом духовным[3].

Таково назначение тела человеческого. Родится оно зараженным смертью и грехом, родится оно в смерть, по образу того тела, каким сделалось тело первого, сотворенного из персти и возвратившегося в персть, погибшего человека; но возрождается в купели крещения во спасение по образу тела, которое приял Небесный Человек, зачавшийся и родившийся от Духа Святого и Пречистой Девы: елицы бо во Христа крестистеся, во Христа облекостеся (Гал. 3, 27). Посредством чудного таинства Евхаристии наше тело соединяется с телом Самого Христа, — соединяется тело с Божественным телом, кровь с Божественною кровию. Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь, сказал Господь, во мне пребывает, и Аз в нем (Иоан. 6, 56). Ядущий всесвятое тело Христово и пиющий всесвятую кровь Христову, при посредстве такой полноты вкушения, приходит в совершенное соединение с Богочеловеком: тело его делается телом Богочеловека, кровь его соделывается кровию Богочеловека. Истинный христианин почивает в Господе, и Господь почивает в нем; христианин облечен во Христа, и опять в христианине — Христос. Созерцая это величие христиан, Апостол взывает к нам: Телеса ваша удове Христовы суть (1 Кор. 6, 15). Тело Господеви и Господь телу (1 Кор. 6, 13). Облецытеся Господем нашим Иисус Христом, и плоти угодия не творите в похоти (Рим. 13, 14). “Дары Святаго Духа”, сказал некоторый великий угодник Божий[4], “уже естественны естеству обновленному”. Уже естественно телу, составляющему собою единое с телом Христовым, быть храмом Святаго Духа: где Христос, там неслитно и неразлучно со Христом и Дух Святый.

Многие истинные служители Божии проявили во время земной жизни присутствие Святого Духа в телах их и тем опытно доказали, что тела христиан должны и могут быть храмом Святого Духа. Тень святого Апостола Петра исцеляла больных[5]; принадлежности из полотна, которые имел святой Апостол Павел для своего употребления, были приносимы к больным — и больные от прикосновения к ним исцелялись, а нечистые духи оставляли мучимых ими[6]. Ехидна, этот самый ядовитый змей, ужалила Апостола; но он остался невредим, как бы вовсе неподвергшийся укушению змея. Некоторые Святые ходили по водам, протекали, как крылатые, значительные пространства в самое короткое время, при молитвах возвышались телами своими от земли, как бы предначиная, по выражению некоторого святого писателя[7], будущее восхищение на воздухе и являя к такому восхищению способность. Не только в душах их, в самых телах воздействовал Святой Дух! Как в телах человеческих, низведенных к подобию скотов несмысленных, кипят различные страсти: так, напротив, в освященных телах кипит и преизливается Божественная благодать, услаждая тело небесною и духовною сладостию, и вместе умерщвляя его для греха. По разлучении души с таким телом тление не дерзает прикасаться к нему: потому что, несмотря на отсутствие души, соприсутствует ему Дух Святой, обнаруживая присутствие Свое различными, достойными Духа и свойственными Духу знамениями.

Отчего тела наши чужды духовного освящения? Отчего тела наши способны только к ощущениям скотоподобным, между тем как Дух Святой засвидетельствовал, что ина плоть человекам, ина же плоть скотом (1 Кор. 15, 39)? Оттого, что не внимаем предостережению Господа нашего, Который сказал: Внемлите себе, да не когда отягчают сердца ваша объядением и пьянством и печальми житейскими (Лук. 21, 34). Отяготели сердца наши, прилепились к земле души наши: такое положение духа низводит в дебелость тело, и мы остаемся чуждыми опытного познания, что плоть наша может возрадоваться о Бозе живе (Пс. 83, 3): Горе имеим сердца, и повлечется туда, вслед за сердцем, тело. Возлюбим Господа так, как Он повелел любить Себя, всем сердцем, всею душею, всем умом, всею крепостию (Марк. 12, 30), чего невозможно исполнить без участия тела. Соделаем тела наши духовными, небесными! Избавим их от горестного перехода из темницы в темницу: из темницы могильной в темницу ада. На нас лежит непременная обязанность совершить это: мы первоначально сотворены для неба, впоследствии, по падении, мы искуплены для неба. Мы вполне принадлежим Богу, а не себе. Несте свои, говорит нам Апостол: куплени есте ценою, ценою бесценной крови Сына Божия. Прославите убо Бога в телесех ваших, и в душах ваших, яже суть Божия: яко и телеса ваша, не только души, храм живущаго в вас Святаго Духа суть (Кор. 6, 19–20). Аминь.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

__________________________________________

[1] Прп. Макария Великого, слово 4-е, глава 3

[2] 1 Кор. 15, 51–52; 1Сол. 4, 15–17

[3] 1 Кор. 15, 40, 46

[4] Великий Сисой. См. Скитский Патерик

[5] Деян. 5, 15

[6] Деян. 19, 12

[7] Каллиста и Игнатия Ксапфопулов о безмолвии и молитве, гл. 25. Добротол., ч. 2

http://www.pravoslavie.ru/put/2977.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 10 Марта 2011, 19:53:31 »

Прощайте и прощены будете

Слово перед исповедью вечером в пяток 1-й седмицы Великого поста


Протоиерей Валериан Кречетов

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Каждому из нас придется предстать перед Богом, когда Он явится видимо для всех и будет судить весь мiр. Об этом нужно вспомнить, потому что мы часто забываем о том, что нам придется дать отчет о своих делах.

Для того чтобы получить прощение и здесь, и там, когда Господь придет судить весь мiр, первое условие, которое Господь всем нам заповедал, – это прощать самим других: их грехи и обиды, причиненные нам. Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. Господь нам так и сказал: если хотите, чтобы вам оставили грехи, и вы прощайте согрешения.

Самое последнее мытарство, которое проходит человеческая душа и с которого низвергается в преисподнюю, даже если человек оказался чист при других испытаниях, – это мытарство немилосердия: если не был милосерд, если не прощал другим, если не был снисходителен к немощам других, то не жди себе снисхождения, не жди прощения от Бога. Вот самое главное условие. Поэтому нужно всеми силами стремиться к тому, чтобы ни на кого никакого зла не было в душе, так как это – первый залог погибели.

Все прочие грехи, конечно, тоже ведут к погибели, но этот грех… Милосердие Божие неизмеримо, и Господь может простить любой другой грех, если вдруг начнешь рыдать – даже и на Страшном суде, кто знает – и просить: «Господи, прости меня!» Но ты не получишь прощения, если сам не прощал.

Поэтому, прежде чем начать пост, прежде чем положить начало покаянию, Церковь установила такой благочестивый обычай, который введен даже в чин богослужения, – «чин прощения», когда мы просим друг у друга прощения и должны прощать.

В этот день мы говорим друг другу: «Прости меня». И обычно отвечают: «Бог тебя простит». При этом, как теперь и многое у нас, не договаривают. Так же, как говорят теперь «спасибо», что значит «спаси Бог», а слово Бог не договаривают. Так же и «Бог простит» – это часть фразы, которая вся звучит очень ответственно: «Да простит тебя Бог, как я тебя прощаю». Значит, ты человеку этому даешь прощение его согрешений уже от милосердия Божия. Мы иногда языком-то говорим: «Бог простит». А потом начинаем все-таки вспоминать: «Да как же это было… Да что же это он?» Так что же, простили мы или не простили? Так как же страшно такие слова говорить: «Бог простит, как я прощаю», – а я-то ведь, получается, не прощаю…

Это страшные слова: «Не прощаю». Мы часто хоть и не говорим их, но так поступаем. Упаси Бог кому-то и вправду сказать: «Не прощаю»! Как же ты сам тогда можешь надеяться на прощение?

Мы знаем страшные примеры. Так, у нас на Руси, в Киево-Печерской лавре, поссорились пресвитер и диакон. Один из них заболел и, чувствуя, что скоро умрет, просил позвать другого. Когда тот пришел, умиравший сказал: «Прости меня». А тот говорит: «Не прощу». Я еще с детства помню старинную гравюру в Киево-Печерском патерике: ангел поражает копьем того, кто сказал: «Не прощу». Он падает мертвым, а того, кто просил прощения, Господь исцеляет. Вот как страшно непрощение.

Конечно, простить от сердца, действительно, очень трудно. Трудно вырвать из сердца обиду. Но никогда, что бы вы ни чувствовали, не произносите этих слов – «не прощу». Как страшно мы иногда распоряжаемся своим языком, своими словами. Это Господь говорит: От словес своих оправдишися и от словес своих осудишися (Мф. 12, 37).

Великое значение имеют дела, подвиги. Господь говорит: От плод их познаете их (Мф. 7, 16). По делам судят о человеке, по делам нашим будет нас судить и Господь. Но и слово имеет большую силу. Слово и дело часто отделяются друг от друга только обстоятельствами.

Иногда слово имеет особую силу – например, проклятие. Поэтому и в молитве таинства исповеди говорится: или под клятву ведошася, то есть под проклятие. Мы просим в этой молитве, чтобы с падшего человека снялась клятва, потому что слово может человека спасти, но может и погубить. Слова раскаяния разбойника: Достойное по делом наю восприемлева… Помяни мя Господи, егда приидеши во Царствии Си – очистили все его грехи, и он получил ответ: Днесь со Мною будеши в раи (Лк. 23, 41–43).

Вот как велика сила слова. Конечно, если при этом в него вкладывается определенное чувство. Чувство, вложенное в слово, может изгладить всю греховную жизнь, как у разбойника, но может изгладить и все добродетели, и даже мученические страдания за Христа.

Часто мы говорим, не раздумывая, сыплем словами направо и налево: «Зря я это сделал», – про какое-нибудь доброе дело. Бывает, что в обиде так говорим: «Вот, я этому человеку сделал столько-то, и все зря». Все, хоть несколько лет трудов – все насмарку, все зачеркнуто. Вот как страшны эти необдуманные слова. Потому и сказано: От словес своих оправдишися и от словес своих осудишися. Пример тому – в Евангелии, которое читалось в преддверии поста. Фарисей все делал правильно: и постился, и жертвовал, и молился. Но когда он возгордился этим, подумал, что он не как прочие человецы или как сей мытарь, который вот здесь стоит, то все его заслуги пошли прахом, вся его праведная жизнь ни во что вменилась. Мытарь же, который неправильно делал, но в покаянии думал: «Я недостоин проходить в церкви вперед, я недостоин взирать на небо», – опустив очи долу и бия в себя в грудь, только просил: Боже, милостив буди мне грешнику, – получил прощение грехов (Лк. 18, 10–14).

Мы часто забываем об этом примере. Гордыня наша непомерная везде лезет. Нам сделают замечание – а мы как будто и не помним, что грешные. Покаянное чувство, чувство своей вины, греховности должно быть постоянным. Если его не будет, то все время будет так: сделали доброе дело – и все, а дальше в добре не удержимся. Еще больше грехов набирать будем необдуманными словами, побуждениями, они будут зачеркивать и то малое добро, которые мы кое-как еще сделаем. Поэтому надо следить за своим языком, стараться стяжать и хранить то чувство, которое имел пророк Давид и которое он высказал в своем покаянном псалме: Помилуй мя Боже… Яко беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну (Пс. 50, 1, 5). Выну – значит «всегда». Всегда надо помнить о своей греховности. Не подробности своих грехов – это совсем необязательно, а просто: что грешные. Люди иногда перечисляют подробности грехов, целые «хартии» могут написать, а исправления-то все равно нет, покаянного чувства нет. И ты сам каждый день греховные «хартии» пишешь, и за тебя там бесы пишут, еще больше напишут, чем ты за собой можешь записать, там бухгалтерия ведется поточнее, за нами все записывается: и то, что мы замечаем, и то, чего не замечаем. Сколько бы мы ни писали – это капля в море наших грехов. Это мы только сейчас начали писать. Приходят сюда, когда уже тридцать, сорок и больше лет – и начинают писать.

Что писать? С детства, от юности, как сказано, человек прилежен, то есть старателен, на лукавое – столько у нас греха. Мы тут если записываем что-то, конечно, в этом есть некий труд. Но это записывание может ничего не дать, если не будет постоянного чувства своей греховности: будешь одно писать, распутывать, а в это время другое наматывать, и что быстрее – еще неизвестно… А греховность так и будет оставаться.

Иногда чувство своей чуть ли не праведности приводит нас к тому, что мы начинаем учить других, обижаться на кого-то. Вот если бы было постоянное чувство своей греховности, покаянное чувство, то мы бы всегда чувствовали себя недостойными ни милости Божией, ни благодати Божией, ни радости. И каждое утешение, которое Господь посылает нам в жизни, мы принимали бы с неизмеримой благодарностью, как недостойные. А каждую скорбь – только так: «Да, вот так мне и надо». И даже радовались бы, что Господь здесь посылает нам потерпеть что-то за наши грехи.

Мы знаем множество примеров истинного покаяния: преподобные Мария Египетская, Варвар-разбойник… Или разбойник, который пришел в монастырь и просил, чтобы его приняли на покаяние. Игумен велел ему сначала долго поститься, а потом надеть вретище, рваную одежду, что было как бы символом его душевного состояния, истрепанности души; и в таком виде его на веревке, связанного, поволокли в церковь. Когда его втаскивали в церковь, то игумен ударил посохом и сказал:

– Стой, ты недостоин переступить порог храма!

И он упал и зарыдал. Тогда игумен говорит:

– А теперь перед всеми исповедуй грехи свои, прежде чем войти в храм.

И он начал перед всеми говорить, так что братия даже ужасались, слыша то, что он за свою жизнь натворил. А после исповеди игумен велел тут же постричь его в монахи. Все были удивлены, потому что раньше монашеский искус проходили много лет. Но игумену было открыто, что ангел изглаждал все его грехи, как только он их исповедовал.

Вот как каялись-то…

Разве у нас есть такое чувство покаяния, чтобы каждый вышел и перед всем народом так бы и начал говорить? Да мы больше, чем греха, боимся того, что узнают, что мы в чем-то грешны. Наше тщеславие боится: что о нас скажут? что о нас подумают? Да уж, какой есть – куда ты денешься? На Страшном суде перед всем мiром будешь стоять таким, какой есть.

Мы совсем забываем о покаянии, когда начинаем ругать кого-то, превозноситься. В иные моменты, бывает, что почувствуешь: «Да, действительно, я грешный». Но это чувство у нас – как пыль, которая от дуновения ветерка моментально отлетает. И мы уже опять смотрим вокруг: кто – какой?

Нужно стяжать чувство покаяния, без него невозможно никакое духовное совершенствование. Без чувства покаяния все остальное – только призрак духовной жизни, состояние прелести, то есть ложное духовное состояние.

Состояние всегдашнего видения своих грехов стяжали святые. Для нас это непостижимо. Они, действительно, были святы, вели жизнь, до которой нам как от земли до неба. И при этом имели в душе покаянное чувство. Куда же нам-то тогда деваться?

На пятой седмице Великого поста мы будем читать житие преподобной Марии Египетской. Она вела грешную жизнь, но ведь потом-то сорок девять лет провела в пустыне, в подвигах. И после этого все время твердила старцу Зосиме: «Кого ты пришел видеть, грешную жену?» Она себя называла «блудницей убогой», когда на молитве уже на воздух поднималась. Старца Зосиму сразу по имени назвала, когда в первый раз увидела, и сказала, что он – пресвитер, то есть уже и дар прозорливости имела, но при этом считала себя грешной и недостойной женой. Такое у нее было сердечное сокрушение.

Если бы у нас было покаянное чувство, разве мы бы осуждали, клеветали? Язык бы не поворачивался про другого что-то плохое сказать: «Как я буду другого судить?» Господь сказал: Не судите, да не судими будете (Мф. 7, 1). А ведь все мы нуждаемся в милосердии Божием. Дай Бог каждому, чтобы Господь его не судил. Но сами-то мы все время всех осуждаем, направо и налево, даже не замечая того. Сказано: «Покрой грехи брата твоего, и Господь твои грехи покроет». А мы не можем удержаться, чтобы не рассказать про кого-то: вот, она – такая-то, он – такой-то. Какая в нас, значит, греховность! Страшно даже подумать. Надо обязательно стараться стяжать покаянное чувство, жизнь-то ведь проходит.

Сейчас – время Великого поста. Видите, какие сейчас в храме службы, какое настроение. Самое время положить начало благое, начало покаяния.

Никого не осуждайте. Что бы человек ни делал. Один Бог Судия всем. Святые отцы говорили: «Видишь кого-то согрешающим – не осуждай его. Потому что ты видишь – и Бог видит. Господь-то его терпит, а ты – нет?»

Конечно, если у тебя на работе кто-то из подчиненных плохо исполняет свои обязанности, ты обязан сделать замечание, это твой долг. Так же и родители – детям. Но опять же делать такие замечания нужно с сознанием своей греховности, тогда будет нужный результат. Если мы выступаем как судьи, то все наши поучения, наставления могут принести только вред, а не пользу. Поэтому апостол Павел говорит: Братие, аще и впадет человек в некое прегрешение, вы духовнии исправляйте таковаго духом кротости, блюди себе (то есть, следи за собой), да не и ты искушен будеши (Гал. 6, 1). Человек и сам не знает, что может натворить, если враг приступит. Кто бы он ни был.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 10 Марта 2011, 19:54:12 »

(Окончание)

Вот пример апостола Петра. Как он любил Господа! Готов был за Него на смерть идти. И вдруг его объял такой страх, что он в одну ночь трижды, да еще с клятвой, отрекся. И ведь был предупрежден, но забыл, что Господь его предупреждал об этом. И что же Господь? Он ведь был при этом рядом, все видел. Что, упрекнул Он Петра? Сказано, что Господь взглянул на Петра (Лк. 22, 61). Не сказано: с укором, а просто – взглянул. С любовью, конечно, милостиво взглянул: «Петр… как же ты?» Так взглянул, что Петр потом рыдал о своем грехе всю жизнь. Каждую ночь в это время он вставал и плакал. А ведь он уже прощен был, уже Господь трижды возвел его опять в апостольский чин – после того, как Петр трижды отрекся от Него, сам сказал во дворе, своим языком, что он не Его ученик: значит, все – уже не ученик. И потому Господь потом трижды спрашивал его: Любиши ли Мя? – и Петр трижды отвечал: Ей Господи, Ты веси яко люблю Тя, и Господь трижды сказал ему: Паси агнцы Моя (Ин. 21, 15–17). То есть, вернул ему апостольское достоинство. И более того, ему была дана великая благодать, так что если только тень проходившего апостола Петра падала на больных, они исцелялись. Но он все равно каждую ночь оплакивал свой грех.

А апостол Павел? Сколько он претерпел: кораблекрушения, гонения, избиения, в темнице сидел, на суд к кесарю его тащили… И после всего этого он говорит, что, конечно, я много потрудился, но, впрочем, не я, но благодать Божия, яже со мною (1 Кор. 15, 10). Или еще говорит, что Господь после Воскресения явился многим, последи же всех явися и мне, яко некоему извергу (1 Кор. 15, 18). Яко некоему извергу! Это когда он уже был апостолом, когда от перевязи, которой он опоясывался, уже исцелялись, когда он воскрешал умерших… Что же мы-то тогда должны чувствовать? Где же наше покаянное чувство?

Апостол Иоанн Богослов, который ни единожды не отрекся от Господа, был Его любимым учеником, имел откровения велии. Когда один волхв, искушая его, говорил: «Ну, сотвори чудо!» – он сказал: «Господь не послал меня чудеса творить, а послал проповедовать Евангелие». А ведь он, Сын Громов, конечно, мог сотворить чудо, такая ему была дана непостижимая благодать. И – смирение. Он десять или двенадцать лет баню топил у злой женщины, хозяйки дома, в котором жил.

А мы? «За кого меня принимают? Я им кто? Я тружусь… Я, я… Мне только великие дела совершать…» Святые же ничего о своих трудах не говорили, они вменяли себя ни во что. А мы часто считаем себя чем-то исключительным, особенным.

Вот видите, апостолы, преподобные, мученики – у всех смирение, покаяние. Никто без этого не спасался.

Святитель Спиридон Тримифунтский пришел на Вселенский Собор в пастушеской одежде – он пас овец – и говорит привратнику, который не хотел его пускать:

– Я – архиерей.

А тот:

– Какой ты архиерей, смеешься, что ли?

И ударил его по щеке. Святитель Спиридон подставил ему другую. Тут воин говорит:

– Да, ты в самом деле архиерей, прости меня. Теперь я это увидел.

Вот чем засвидетельствовал он свое архиерейство. Не стал показывать митру или омофор, как мы сразу: «Ты знаешь, кто я такой! Спроси того-то и того-то!»

Нашего преподобного Сергия, когда он уже был игуменом, не могли отличить от простого монаха: подрясничек старенький, с заплатами. Это преподобного-то Сергия не могли отличить от простого послушника!

Однажды он, наш молитвенник и заступник, в стареньком подрясничке копал огород у стены монастыря. Подходит к нему человек и спрашивает:

– Как найти игумена Сергия?

А он:

– Да зачем тебе идти к нему? Он – простой человек.

А тот:

– Как ты смеешь так говорить об игумене Сергии?

И ударил его.

А преподобный не возмутился, смиренно претерпел такое поношение. И тот человек, увидев такое смирение, понял, что это сам преподобный и есть.

Преподобный Серафим Саровский, ближайший к нам святой, в ноги кланялся приходившим к нему. Преподобный, к святой иконе которого, к его святым мощам мы и прикасаться-то недостойны, когда приходили к нему такие же грешные люди, как мы (ну, не такие же – получше нас, пожалуй), кланялся им в ноги. О себе он говорил: «Я, убогий Серафим». Какое во всем смирение, покаянное чувство!

А мы, обремененные грехами многими, не имеем ни покаяния, ни смирения. Только величаемся друг перед другом. Сидим все в грязи, один другого глубже, и только думаем: «Я еще не так глубоко, как тот…» Чем бы только не превознестись! Да еще неизвестно, не так ли глубоко: как только оглянулся на других, осудил – так уже и еще больше увяз. Если и не совершил таких же явных грехов, которые другим видны, но одних только внутренних – гордыни и тщеславия – достаточно для того, чтобы погрузить человека в бездну. Вот сатана плотских грехов даже и не совершал: он не объедался, не опивался, потому что он – безплотный дух. Одна только гордыня превратила его из прекрасного первого ангела в безобразного диавола, низвергла в бездну.

Как сказал Господь: Видех сатану яко молнию с небесе спадша (Лк. 10, 18).

А нам – чем превозноситься? Ведь одни грехи. От юности если взять, то страшно подумать. С детства – обман, ложь, хитрость, капризы. Вот сейчас видишь это у детей-то, а ведь мы и сами были такие. И чего только ни делали: и ногами-то стучали, чтобы своего добиться, и ревели для того, чтобы выколотить то, что нам хочется от папы и от мамы. И хитрили, и перед подружками и перед товарищами, и лгали, и хвастали, и фантазировали сколько… Прости, Господи!

Сколько без спросу брали, сколько воровали! Прости, Господи!

Ведь если не прямо крали, то добивались своего при помощи лжи, лести: «Мне нужно это потому-то, оттого-то…» Обманывали друг друга, преподавателей: в том, что не сделали, обязательно оправдаться нужно. И все – ложь, ложь… Прости, Господи!

А как мы друг перед другом хвастаем! Это непостижимо, прямо болезнь, и у взрослых, как и у детей: «А у меня – это, а у меня – то…» Болтовня, ложь – все преувеличиваем. Точно не можем даже цену сказать, за сколько что купили. На работе все время смотрим на других: этот – такой, этот не разбирается, этот бестолковый, у этого слуха нет… Если дан нам Богом талант, то мы им превозносимся, а других укоряем, обижаем. Везде – гордыня, гордыня… Прости, Господи!

А своеволие? Оно – тоже с детства. «Своя воля – царя боле». «Мечта жизни» – ведь это почти у каждого: «Вот вырасту – я себе куплю то-то, поеду туда-то. Я вот этому докажу, этому покажу». И везде – только свое «я», наше тщеславие, пропитаны мы им! Не греха боимся, а того, что о нас скажут, что подумают. А это – тщеславие. Если грешен – так пусть скажут, и слава Богу, что скажут. «Ой, узнают!» Куда ж денешься, если такой есть? Только кайся.

Прости, Господи!

То есть, мало того, что мы грешные, мы при этом еще хотим другим казаться хорошими. Совершенно не понимаем, что если мы здесь понесем за свой грех какое-то поношение, оскорбление, то Господь простит нам там.

Помните блудницу, которую привели ко Господу и которой Господь сказал: Никто тебя не осудил? И Я тебя не осуждаю, иди и впредь не греши (Ин. 8, 10–11)? Но ведь нужно учесть, что прежде чем Господь простил ее, она-то, бедная, какой позор претерпела! Перед всеми людьми тащили ее: вот она, грешница! И ведь какое состояние у нее при этом было – на смерть привели: «Побить камнями ее нужно!» Она-то ведь слышала все это, значит, и страх смерти у нее был, и чего только она не испытала. И внутренне она очень страдала за свой грех. Конечно, это не какой-то баланс: столько согрешила – столько и пострадала. Не то. Господь, конечно, с избытком покрывает наши грехи Своим милосердием. И уже только за то, что она такой позор претерпела здесь, на земле, Господь простил ей все. Но все-таки она пострадала…

Так же – и разбойник, которому Господь сказал: Днесь со Мною будеши в Раи. После этого он еще долго висел на кресте, мучился, потом ему голени перебили. То есть и он все-таки пострадал.

Или та грешница, которая отирала ноги Христа власами своими, омывала слезами. Она же слышала, как вокруг говорили: Се аще бы был пророк, ведел бы, кто и какова жена прикасается Ему: яко грешница есть (Лк. 7, 39). Она знала, что недостойна к Нему прикасаться, и боялась, что Он может ее оттолкнуть. Мы вот не задумываемся над этим, а ведь в ее душе, может, какие страдания-то были! Она исповедуется Ему. А вдруг бы Он перед всеми отверг ее, как хананеянку – помните? Несть добро отъяти хлеба чадом, и поврещи псом. А та говорит: Ей, Господи, ибо и пси ядят от крупиц, падающих от трапезы господей своих. То есть: Боже, милостив буди мне, грешной. Видите, и здесь какое переживание, страдание. И Господь говорит ей: О жено, велия вера твоя! (Мф. 15, 26–27).

А Закхей, начальник мытарей? Когда он залез на дерево, чтобы лучше видеть проходившего мимо Господа, Господь сказал ему: Закхее, потщався слези: днесь бо в дому твоем подобает Ми быти. И потщався слезе, и прият Его радуяся. И видевше вси роптаху, глаголюще: яко ко грешну мужу вниде витати. Закхей тоже, наверное, слышал, как о нем говорили: «О, жулик, торгаш!» И слыша это, он, конечно, душою болел: а вдруг Господь правда прислушается к этим словам, скажет: «И в самом деле, как это Я к такому пришел?» Он, конечно, не понимал, что это – Господь, он думал, что это – пророк, великий святой человек. И, чтобы умилостивить Его, сказал: Пол-имения моего, Господи, дам нищим, и аще кого чим обидех, возвращу четверицею… (Господи, Ты не сомневайся, Ты не ошибся, что пришел ко мне). И Господь говорит ему: Днесь спасение дому сему бысть, зане и сей сын Авраамль есть. Прииде бо Сын Человеческий взыскати и спасти погибшаго (Лк. 19, 5–10).

Вот видите, везде – труд, терзания, мучения, такие порывы, через которые приходит прощение. И у нас часто бывает: «А как же я батюшке на исповеди это скажу, а вдруг он меня отвергнет, уважать перестанет?» Да нет, тут совсем не так! Господь с любовью принимает каждого кающегося. Покаяние необходимо. И не было такого, чтобы покаяние не дало благого плода, не дало радости, утешения. Господь Сам принимает наше покаяние, потому не бойтесь каяться. Аминь.

9 марта 1984 года

Протоиерей Валериан Кречетов

http://www.pravoslavie.ru/put/2973.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 8880


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 15 Марта 2019, 09:33:13 »


Пятница первой седмицы Великого поста


Пусть никто не будет коварным, пусть никто не питает злобы,
пусть никто не питает яда в душе, чтобы не причащаться во осуждение.
Святитель Иоанн Златоуст

В пятницу первой седмицы Великого Поста после вечерни и Литургии Преждеосвященных Даров в храмах совершается молебный канон святому великомученику Феодору Тирону и благословляется в честь его коливо – рис, сваренный с медом. Празднование это установлено по следующему случаю.


Освящение колива. Фото: Патриархия.Ru

В 362 году греческий император Юлиан Отступник в насмешку над христианами приказал тайно окропить идоложертвенной кровью все съестные припасы, продававшиеся на рынках Антиохии. Отступник от христианской веры хотел таким образом осквернить верующих, которые строго постились в первую неделю Великого Поста. Но великомученик Феодор, сожженный в 306 году за исповедание веры Христовой, явился во сне епископу Евдоксию, рассказал об этом распоряжении Юлиана и дал совет вместо оскверненной пищи употреблять в течение недели коливо.

В конце первой седмицы Великого Поста все члены Церкви Христовой исповедуются и причащаются святых Христовых Таин. Приступающий к Таинству покаяния приходит к священнику, совершающему исповедь у аналоя, и кается в своих грехах. На аналое лежат Крест и Евангелие, символизируя невидимое присутствие Самого Бога, Которому исповедуется человек, тогда как священник является лишь свидетелем при этом Таинстве. Священник, видя чистосердечное раскаяние человека, возлагает конец епитрахили на его приклоненную голову и читает разрешительную молитву, прощая ему грехи от имени Самого Иисуса Христа, и осеняет его крестным знамением. Поцеловав Крест и Евангелие, исповедавшийся принимает благословение от священника на причащение Святых Христовых Таин.


Песнопения первой седмицы Великого Поста

Креста Твоего Господи, сила великая: ибо образующе сего в себе, абие демонов крепость отражаем.  («Велика сила Креста Твоего, Господи: ибо, им себя ограждая, тотчас демонскую силу побеждаем».)

Из канона пятницы первой седмицы


Велия веры исправления, во источнице пламене, яко на воде упокоения, святый мученик Феодор радовашеся: огнем бо всесожжегся, яко хлеб сладкий Троице принесеся. Того молитвами, Христе Боже, спаси души наша. («О великие успехи веры! Посреди пламени, как в прохладной воде, святой мученик Феодор радовался: ибо, сгорев в огне, стал подобным сладкому хлебу для Троицы. Его молитвами, Христе Боже, спаси души наши».)

Тропарь святому Феодору Тирону


Веру Христову яко щит внутрь приим в сердце твоем, противные силы попрал еси, многострадальче: и венцем небесным венчался еси вечно, Феодоре, яко непобедимый. («Приняв, как щит, в сердце твоем веру Христову, вражеские силы попрал, многострадальный, и небесной вечной наградой увенчан был ты, Феодор, как непобедимый».)

Кондак святому Феодору Тирону


Об исповеди

Грехи оплаканные, исповеданные и разрешенные, уже не в нас, или не на нас. Они тоже, что сучья, отрубленные от дерева: когда любили грехи, они были на дереве жизни нашей живыми ветвями и питались от него; когда же мы отвратились от них, стали мерзить ими, раскаялись и исповедались, – этим действием мы отсекли их от себя. В минуту разрешения они отпали от нас. Теперь это сухие ветки, и Господь идет попалить в нас сие терпение прегрешений. Чрез разрешение грехов Он Себе приготовляет в нас достойную Себя обитель.

Святитель Феофан Затворник



Исповедь. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru


Не говори: сегодня согрешу, а завтра покаюсь, но лучше сегодня покаемся, ибо не знаем, доживем ли до завтра.

Преподобный Ефрем Сирин


Хорошо делают те, которые, готовясь к исповеди в первый раз после долгого пребывания во грехах, находят случай предварительно переговорить с духовным отцом и рассказать ему всю историю жизни своей греховной. Таким нет опасности забыть или пропустить что-либо в смятении во время исповеди. Всячески стоит позаботиться о полном открытии грехов своих. Господь дал власть разрешать не безусловно, а под условием раскаяния и исповеди.

Святитель Феофан Затворник


Если же не будем достодолжно об грехах исповедоваться, то во время исхода нашего страх некий неопределенный найдем в себе. А нам, любящим Господа, надлежит желать и молиться, чтобы в то время оказаться непричастными никакому страху, – ибо кто тогда будет находиться в страхе, тот не пройдет свободно мимо князей адских, потому что эту боязливость души они считают за признак соучастия ее в их зле, как это в них самих есть.

Блаженный Диадох


Когда согрешашь ты, не плачь и стенай не о том, что будешь наказан: это еще не важно; но о том, что ты оскорбил своего Владыку, который столько благ, столько тебя любит; столько заботится о твоем спасении, что и Сына Своего предал за тебя. Вот о чем ты должен плакать и стенать, и плакать непрестанно. Ибо в этом состоит исповедание.

Святитель Иоанн Златоуст


Пост почитай оружием, молитву – стеною, слезы – банею.

Преподобный Нил Синайский


Всякий грех совершается для наслаждения, и всякое прощение грехов получается через злострадание и печаль.

Преподобный авва Фаласий


Кто здесь не плачет о себе, тот будет вечно плакать там. Итак, необходимо плакать или здесь – добровольно, или там – от мучений.

Преподобный авва Арсений



Коливо. Фото: iliya-monastery.org

                 

Чин исповеди

Исповедуюся Господу Богу Вседержителю, в Святой Троице славимому и поклоняемому Отцу, и Сыну, и Святому Духу…, во всех моих грехах, зле мною, содеянных мыслью, словом, делом и всеми моими чувствы.

Согрешил я пред Господом и Спасителем моим неблагодарностью, маловерием и неверием. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил вероломством и неверностью, непостоянством в добродетели, легкомыслием, суетностью, тщеславием, боязливостью, ропотом, унынием, малодушием. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил я Господи: самолюбием, гордостью, унижением других, завистью, ненавистью, злобою, ехидством, грубостью, дерзостью, жестокостью. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил объядением, пьянством, курением, леностью, похотью, блудом, нечистотою. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил своенравием, самочинием, непослушанием, неповиновением, строптивостью нрава. – Каюсь, Господи. Помилуй, прости и спаси!

Согрешил корыстолюбием, скупостью, жадностью, лживостью, лукавством, клеветою, придирчивостью, божбою, лицемерием. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил похищением, татьбою, присвоением чужого, утаением найденного, обвешиванием и обманом в купле и продаже, поблажкою и потворством грехам и преступлениям. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил я, Господи: суетным провождением времени, пустословием, празднословием, сквернословием, игрою в карты, страстью и чтению пустых книг, нерадением к чтению Священного Писания и других духовных и душеполезных книг. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил недоброжелательством, зложелательством, злорадством, злопамятством… Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил небрежностью к молитве как к церковной , так и домашней, суеверием, гаданием. – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Согрешил недобросовестным исполнением служебных обязанностей, роскошью, неуважением к старости, оскорблением родителей, придумыванием извинения своим грехам и самооправданием вместо самоосуждения и самообличения…, подстрекательством на зло, проклятием на ближнего, ругательством, убийством … … – Каюсь, Господи, помилуй, прости и спаси!

Каюсь во всех беззакониях своих, горько сокрушаюсь о согрешениях и впредь, при Божией помощи, буду от них блюститься.

Прости меня, отче честный, и будь мне свидетелем в день суда против обличителя моего диавола, что все сие я исповедал и, по данной тебе от Бога власти прощать кающимся грехи, разреши от них, и помолися, да управит Господь путь мой во спасение.


Житие святого великомученика Феодора Тирона


Вмч. Феодор Тирон

Великомученик Феодор Тирон был войном в городе Аласии Понтийской области в Малой Азии, под начальством некоего Врника. Его принуждали принести жертву идолам. Святой Феодор твердо, во всеуслышание исповедал свою веру во Христа Спасителя. Начальник дал ему несколько дней на размышление, во время которых Святой Феодор усиленно молился. Его обвинили в поджоге языческого храма, и бросили в темницу на голодную смерть. Там ему явился Господь Иисус Христос, утешил и подкрепил его. Привезенный к правителю, Святой Феодор еще раз смело и безбоязненно исповедал свою веру, за что был предан новым истязаниям и осужден на сожжение. Мученик Феодор без трепета взошел на костер и с молитвой и славословием предал свою святую душу Богу.

Это произошло около 306 года при Римском императоре Галерии. Неповрежденное огнем тело святого Феодора было погребено в городе Евхаитах, недалеко от Амасии. Впоследствии мощи его были перенесены в Царьград, в храм, освященный во имя его. Глава же его находится в Италии, в городе Гаэте.

Спустя 50 лет после мученической кончины святого Феодора, император Юлиан Отступник (361 – 363), желая надругаться над христианами, приказал градоначальнику Константинополя окроплять в первую седмицу Великого Поста все съестные припасы на рынках идоложертвенной кровью. Святой Феодор, явившись во сне архиепископу Евдоксию, повелел ему объявить всем христианам, чтобы никто не покупал ничего на рынках, а ели вареную пшеницу с медом – коливо (кутью или сочиво). В память этого события Православная Церковь ежегодно совершает празднование в субботу первой недели Великого Поста. В навечерие субботы, в пятницу, на Божественной Литургии Преждеосвященных Даров после заамвонной молитвы читается канон молебный Святому Великомученику Феодору, составленный преподобным Иоанном Дамаскиным. После этого коливо благословляется и раздается верующим. Празднование великомученику Феодору в субботу первой седмицы Великого Поста описывал патриарх Константинопольский Нектарий (381 – 397).


Настольная книга священнослужителя, Т. II

http://www.pravoslavie.ru/1612.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 15 Марта 2019, 14:13:58 »

Пятница первой седмицы Великого поста. Чтение из Священного Писания: Ис 3, 1 – 14



"Вот, Господь, Господь Саваоф, отнимет у Иерусалима и у Иуды посох и трость, всякое подкрепление хлебом и всякое подкрепление водою, храброго вождя и воина, судью и пророка, и прозорливца и старца, пятидесятника и вельможу и советника, и мудрого художника и искусного в слове. И дам им отроков в начальники, и дети будут господствовать над ними. И в народе один будет угнетаем другим, и каждый - ближним своим; юноша будет нагло превозноситься над старцем, и простолюдин над вельможею. Тогда ухватится человек за брата своего, в семействе отца своего, искажет: у тебя есть одежда, будь нашим вождем, и да будут эти развалины под рукою твоею. А он с клятвою скажет: не могу исцелить ран общества; и в моем доме нет ни хлеба, ни одежды; не делайте меня вождем народа. Так рушился Иерусалим, и пал Иуда, потому что язык их и дела их - против Господа, оскорбительны для очей славы Его. Выражение лиц их свидетельствует против них, и о грехе своем они рассказывают открыто, как Содомляне, не скрывают: горе душе их! ибо сами на себя навлекают зло. Скажите праведнику, что благо ему,ибо он будет вкушать плоды дел своих; а беззаконнику - горе, ибо будет ему возмездие за дела рук его. Притеснители народа Моего - дети, и женщины господствуют над ним. Народ Мой! вожди твои вводят тебя в заблуждение и путь стезей твоих испортили. Восстал Господь на суд - и стоит, чтобы судить народы. Господь вступает в суд со старейшинами народа Своего и с князьями его: вы опустошили виноградник; награбленное у бедного - в ваших домах".

В сегодняшнем ветхозаветном чтении пророк Исаия говорит о том, какие бедствия ожидают богоизбранный народ, который отринул Бога. Народ, который имел праведников, пророков, Божественное Откровение, но не последовал по пути, указанному Господом. Среди многих бед предсказывается разорение Иерусалима, общественные нечестия, погибель: «Скажите праведнику, что благо ему, ибо он будет вкушать плоды дел своих; а беззаконнику - горе, ибо будет ему возмездие за дела рук его».

Данный отрывок из Ветхого Завета, читаемый в дни поста, напоминает нам о печальной участи всякого человека, живущего неправедно. Как могли спастись иудеи от предсказанных пророком бедствий, как нам спастись от грядущего гнева Божьего? Начать следует с того, чтобы осудить себя, увидеть свой грех. В чтении из Священного Писания, читаемого на вечерне, мы слышим: "Господь гордым противится, смиренным же дает благодать" (Прит. 3, 34). Необходимо оставить самооправдание и осуждение других. Настали дни испытания своей совести.

Святитель Феофан Затворник призывал в это время внимательно исповедаться: "Раскрой срамоту свою, да омоешься; покажи раны свои, да исцелеешь; расскажи все неправды твои, да оправдаешься. Чем безжалостнее будешь к себе, тем больше жалости явит к тебе Господь, и отойдешь ты с сладким чувством помилования".

Преподобный Амвросий Оптинский говорил: "Все мы сплошь да рядом больше или меньше недугуем тщеславием и горделивостью. А ничто так не препятствует успеху в духовной жизни, как эти страсти. Где бывает возмущение, или несогласие, или раздор, если рассмотреть внимательно, то окажется, что большею частию виною сего бывают славолюбие и горделивость".

Преподобный Макарий Оптинский учил: «Признаком смирения и гордости да будет для тебя следующее: вторая всех зазирает, укоряет и видит в них черноту, а первое видит только свою худость и не дерзает судить кого-либо».

Преподобный Амвросий Оптинский советовал как противостоять гордости: «Если будешь отвечать тщеславию вспоминанием своих грехов и лености, то увидишь, что нечем хвалиться». «Человек – яко трава. Кто гордится, тот вянет, как трава, а кто боится Бога, тот будет помилован Господом». «Надо вниз смотреть. Ты вспомни: “Земля еси, и в землю пойдеши”».

Гордость часто является причиной неверия. Рано или поздно всякий гордый человек будет посрамлен. Об архимандрите Павле (Груздеве) рассказывают, что как то его попросили принять участие в похоронах "одного сельчанина, шебутного деда, крепкого работяги. Хороший был мужик, но в Бога не верил". Отец Павел "поставил на могиле старинный кованный крест с распятием Спасителя, а на кресте повесил фанерку с надписью: «Во блаженном успении вечный покой безбожнику Алексею Братухину». Так ведь и впрямь – веришь ты в Бога или нет, а живешь и умираешь под святым Его кровом".

http://www.pokrov-monastir.ru/interpretation/15-marta-2019-pyatnitsa-pervoy-sedmitsy-velikogo-posta-chtenie-iz-svyashchennogo-pisaniya-is-3-1-14
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!