Русская беседа
 
16 Октября 2019, 15:49:26  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2 3
  Печать  
Автор Тема: Трагедия Ирака  (Прочитано 3685 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 11 Марта 2015, 10:04:51 »

Антон ВЕСЕЛОВ

Трагедия Ирака (I)



 Немало тяжких испытаний выпало на долю иракцев за последние годы. Страну, по праву претендовавшую на лидирующее положение в регионе, иностранная интервенция отбросила на многие десятилетия назад. А события 2014 года впервые в современной истории подвели к той черте, когда ребром встал вопрос о существовании Ирака как единого государства. В феврале 2015 г. президент Курдистана Масуд Барзани в интервью газете «Аль-Хайят» (Лондон) заметил, что «у Ирака остался последний шанс сохраниться единым».

Приходится констатировать, что Ирак сегодня уже фактически разделён и собрать его воедино исключительно трудно. Влиятельные силы делают всё, чтобы этого не допустить. Возрождение сильного, независимого Ирака является кошмаром для тех, кто на сегодняшний день добился главного: в Багдаде уже давно не говорят о поддержке борьбы палестинского народа или необходимости ликвидации «сионистского образования», как ранее здесь обозначали Израиль. Теперь там, разводя руками, жалуются на происки внешних врагов, но еще больше ищут врагов внутренних. Ищут и находят.

В результате просчетов, а также сознательных действий ведущих иракских политических игроков, главными мотивами которых стали ненависть и алчность, Ирак скатился к катастрофе – масштабной гражданской войне и потере трети территории страны, включая города Мосул (до июня 2014 г. там жили более 2,5 млн. человек), Тикрит, Рамади и другие, захваченные бандами радикальных исламистов и разного рода отребьем под чёрными флагами «Исламского государства» (ИГ). В 2014 г. в Ираке погибли насильственной смертью свыше 17 тыс. человек – самый высокий показатель за последние восемь лет.

Среди других итогов 2014 года - коллапс финансово-экономической системы. В Багдаде на официальном уровне заговорили о банкротстве страны, располагающей богатейшими запасами нефти и газа. Уровень безработицы достиг 25% трудоспособного населения. Правительство Нури аль-Малики не смогло предложить даже проект бюджета, и в 2014 году Ирак вынужденно обошёлся без этого основополагающего для любого государства документа. Коррупция в «новом свободном и демократическом Ираке» достигла невиданных размеров. Воруют много и самозабвенно, используя малейший шанс. У иракских казнокрадов не принято использовать замысловатые схемы и хитроумные комбинации: госконтракт с подставной фирмой гарантирует многомиллионный куш, а шансы ответить за преступление равны нулю. И примеров тому несть числа. Так, 28 ноября 2014 г. ливанские спецслужбы задержали в Бейруте Ахмеда аль-Малики - сына бывшего премьера, а ныне вице-президента Ирака. На вилле задержанного были обнаружены 1,5 млрд. долл. наличными, и это лишь один из обналиченных валютных переводов из Багдада, сделанных для приобретения недвижимости в Ливане и европейских странах.

В начале 2014 г. необходимость смены руководства Ирака стала для американцев очевидной настолько, что госсекретарь США Джон Керри открыто призвал Нури аль-Малики уступить свой пост. Главным же для Вашингтона является сохранить свой контроль над Ираком. Перспектива утраты доступа к иракской нефти побудила Запад перейти от вялого осуждения «Исламского государства» к более решительным действиям. В августе в Брюсселе была созвана экстренная встреча представителей стран-членов ЕС, где главным вопросом стала «выработка мер по недопущению незаконной торговли нефтью исламскими боевиками». В последующие полгода были приняты две резолюции СБ ООН о противодействии финансированию исламистов ИГ, состоялась масса всевозможных конференций, заседаний, консультаций.

Для Запада задача не из простых, так как свои интересы в Ираке утверждает и Иран, у которого рычагов воздействия на ситуацию никак не меньше, чем у США. К примеру, 8 сентября, в день голосования по составу Кабинета министров, посол ИРИ в Багдаде заявил, что его страна откажется от поддержки нового правительства, если Министерство внутренних дел Ирака не возглавит лидер радикальной проиранской шиитской организации «Бадр» Хади аль-Амери – фигура в глазах многих иракцев крайне одиозная. (В начале ирано-иракской войны 1980-88 гг. Хади аль-Амери перешел на сторону противника, лично участвовал в пытках иракских военнопленных, был принят в штат Корпуса стражей исламской революции - КСИР и дослужился там до генерала. Еще при Нури аль-Малики иранцы продвинули Хади аль-Амери на пост министра транспорта. Министр начал с того, что в аэропортах появились большие плакаты с надписью: «Закон выше всех!» и одновременно было введено правило: любой авиапассажир, если он не иностранный дипломат, может попасть в аэропорт или выехать из него исключительно на транспорте единственной уполномоченной компании. Владельцем этой компании был сын министра. Рассказывают также, как однажды сын министра опоздал на самолет компании MEA, вылетевший из Бейрута в Багдад. Командиру запретили посадку в столице Ирака, и самолет вернули в аэропорт вылета за опоздавшим пассажиром. Возник международный скандал, но Хади аль-Амери извинился лишь после того, как MEA в знак протеста приостановила рейсы в Багдад).

Весной 2014 г. в Ираке появились группы иранских советников и специалистов. Не раз посещал Багдад и командующий силами «Кудс» (спецназ КСИР) бригадный генерал Касим Сулеймани. В Тегеране дали понять, что отныне неприкосновенность шиитских святынь в Ираке — прямая забота иранских властей. А Хади аль-Амери прямо заявил: «Если бы не Иран, Багдад бы пал. Иран нам очень помог. Он дал нам оружие, он дал нам боеприпасы, он дал нам свой военный опыт».

На Западе тоже не сидели сложа руки: редкий день обходился в Багдаде и Эрбиле без визита делегации из США или Западной Европы. В результате довольно хитроумной многоходовой комбинации удалось почти невозможное - поменять в структурах власти Ирака всё, ничего не меняя. Формально изменения произведены существенные – лишь 4 министра прежнего состава остались в новом правительстве, при этом только один сохранил прежнюю должность. Фактически же произошла перетасовка старой колоды и смена декораций. Большинство прежних главных действующих лиц и исполнителей остались в высших эшелонах власти, и речь идёт лишь о перераспределении сфер и степеней влияния. Специально под некоторых высших руководителей прежней администрации были введены должности трёх вице-президентов и трёх вице-премьеров. Сам Нури аль-Малики занял пост вице-президента Ирака и вскоре дал понять, что положение свадебного генерала не для него: он заявил, что готов вновь возглавить правительство, «если народ попросит».

Ключевые позиции в аппарате власти вновь заняли те же две основные группы политиков — прозападная и проиранская (при этом некоторые политики умудрились войти одновременно в обе группы). Проиракских, увы, не видно. Абсолютное большинство ныне пребывающих у власти в Ираке провели по 25-30 лет в эмиграции, всех их объединяет ненависть к прежнему режиму и всему, что с ним связано. Многие из них были доставлены в Багдад в 2003 г. на самолетах коалиции из Лондона, именно они составили обойму тех, на кого сделал ставку Запад. Не зря полнилась словами благодарности Западу речь президента Ирака Фуада Маасума (занял этот пост в июле 2014 г.), когда он вынужденно расставался в декабре прошлого года со своим британским паспортом. В соответствии со ст. 18 Конституции Ирака госслужащие не имеют права иметь двойное гражданство, однако ничего не сообщалось о том, что от статуса подданных Её Величества отказались другие высшие иракские руководители, имеющие гражданство Великобритании: премьер-министр Хейдар аль-Абади, его заместитель Айяд Алляви, министр иностранных дел Ибрагим аль-Джаафари и др.

Впрочем, список невелик, и «сторонников западной демократии» пришлось разбавить теми, кто провели столько же лет в Иране, сколько иные в Лондоне и выступают на иракской политической сцене ярыми проводниками курса Тегерана. Наиболее заметный среди них — упомянутый выше Хади аль-Амери. Он, по мнению многих, является фигурой разделяющей, а не консолидирующей, и сунниты отчаянно сопротивлялись его назначению, но их мнение по-прежнему в лучшем случае игнорируется, а чаще пресекается - выстрелами.

Те же из суннитов, кто был допущен в высшие эшелоны власти, не пользуются авторитетом даже среди сородичей: так, Салех аль-Мутлак, будучи в ранге вице-премьера, в 2012 г. едва избежал линчевания суннитами провинции Анбар, которые обвинили его в предательстве их интересов. Некоторым успехом суннитов можно считать назначение на пост министра обороны Халеда аль-Обейди вместо блеклого Саадуна ад-Дулейми, который за 3 года так и не смог избавиться от приставки «исполняющий обязанности» и имел сомнительную репутацию. Новый глава иракского военного ведомства — хорошо образованный технократ (бывший военный авиационный инженер), не замеченный в политических дрязгах. Однако ему быстро пришлось столкнуться с обвинениями в... «притеснении шиитов», в чём обвинили его в парламенте, когда министр сместил 29 офицеров ВВС.

(Окончание следует)

http://www.fondsk.ru/news/2015/03/11/tragedia-iraka-i-32156.html
« Последнее редактирование: 22 Июня 2018, 13:40:14 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 12 Марта 2015, 10:29:05 »

Антон ВЕСЕЛОВ

Трагедия Ирака (II)



 В августе 2014 г. правительство Ирака возглавил Хейдар аль-Абади – заместитель Нури аль-Малики в руководстве партии «Исламский призыв», его давний сподвижник и соратник. В ходе парламентских слушаний в октябре 2014 г. Нури аль-Малики пытался обвинить в катастрофическом поражении в Мосуле и Тикрите всех вокруг и даже заговорил о предательстве курдов, но своей ответственности как верховного главнокомандующего Вооружёнными силами Ирака он так и не признал.

А ведь фантастический успех «Исламского государства» в Ираке в 2014 году был бы невозможен, если бы шиитское правительство Нури аль-Малики в интересах сохранения территориальной целостности страны удовлетворило в конце 2013 года требования (по большей части справедливые) иракских арабов-суннитов. Вместо этого суннитов, составляющих более трети населения Ирака, власти вынудили встать на путь вооруженной борьбы. К середине января 2014 г. сунниты установили контроль почти над всей провинцией Анбар, обширными районами провинций Нейнава и Салах эд-Дин, а также значительной частью еще четырёх провинций страны. Это открыло оперативный простор боевикам-суннитам «Исламского государства» (ИГ), хлынувших в Ирак из соседней Сирии, где их теснили верные Башару Асаду войска и курдские отряды пешмерга. За несколько месяцев военная машина Ирака была сокрушена, а отряды ИГ подошли к Багдаду на расстояние 20-30 километров.

Боевики ИГ навели такой ужас на иракские правительственные войска, что те бежали без оглядки, бросая технику и вооружение. Прекратили свое существование пять дивизий регулярной армии и дивизия Министерства внутренних дел. Сдались в плен и были расстреляны свыше 7000 иракских военнослужащих, более 12 тыс. до сих пор числятся пропавшими без вести. В руки исламских террористов попало свыше 2500 единиц бронетехники (включая почти 100 танков «Абрамс» М1А1), артиллерийские системы, склады боеприпасов и т. д. Иракская армия, на вооружение и подготовку которой США потратили, по разным данным, от 22 до 24 млрд. долларов, оказалась полностью деморализованной. А точнее говоря, армии как таковой в «новом Ираке» и не было — трудно назвать армией сборище вооруженных людей в камуфляже, заражённое коррупцией и кумовством. В сентябре 2014 г. в структурах Министерства обороны и МВД Ирака обнаружились свыше 60 тыс. «мёртвых душ» (в Ираке их называют «космонавтами»), коим регулярно начислялась зарплата, оседавшая в карманах военных и гражданских воров. Продажа должностей и званий стала в Ираке распространённым бизнесом; комиссия по борьбе с коррупцией обнаруживала старших офицеров, не только не имеющих военного образования, но не умеющих читать и писать.

Новый иракский премьер Хейдар аль-Абади на первый план в ряду задач своего правительства поставил борьбу с «Исламским государством» и разоружение всех неподконтрольных властям военизированных формирований и полувоенных организаций. Однако то, что новые власти по-прежнему отказываются признать раскол иракского общества по этноконфессиональному признаку и низведение суннитов до положения униженных и оскорбленных, заставляет усомниться в возможности успешного решения поставленных задач.

Сунниты в свою очередь условиями поддержки нового Кабинета министров называют создание «Национальной гвардии» (НГ) и амнистию бывших членов партии БААС (надо заметить, что членами БААС были не только сунниты, как пытается внушить американская пропаганда). Иракские сунниты намерены придать своим вооруженным отрядам официальный статус и, заручившись поддержкой властей, единым фронтом выступить против «Исламского государства»: их тактический союз с ИГ исчерпал себя уже летом 2014 г., после того как неистовые сторонники «халифата» стали принудительно вводить свои варварские порядки, беря в заложники целые деревни и безжалостно уничтожали всех, заподозренных в сопротивлении. Тогда же сунниты начали активные действия в тылу ИГ, предотвратив захват Багдада. Помимо проправительственных отрядов «Сахва» («Пробуждение»), против ИГ выступили «Армия накшбанди» (состоит в основном из профессиональных военных армии Саддама) и ряд других суннитских формирований. Все они просят одного — современного оружия, но постоянно наталкиваются на отказ федерального правительства. Дошло до того, что в декабре 2014 г. шейхи суннитских племен провинции Анбар решили отправить с просьбой об оружии делегацию в Тегеран.

Депутаты-шииты иракского парламента, которые, как и раньше, составляют непримиримое большинство, опасаются, что если вооружить суннитов (речь идет о 80-120 тыс. человек), то после изгнания из Ирака боевиков ИГ они повернут стволы против центрального правительства. В Багдаде это многих пугает больше, чем «исламский халифат». И законопроект, подготовленный Хейдаром аль-Абади, сначала вернули в правительство, затем у шиитских депутатов возникла идея включить в состав «Национальной гвардии» формирования «народного ополчения», то есть объединить боевые отряды суннитов с формированиями Хади аль-Амери, который всех суннитов зачисляет в пособников ИГ и призывает уничтожать их по одному лишь признаку веры!

По контролем Хади аль-Амери находится сейчас и Министерство внутренних дел, численность кадров которого почти вдвое превышает численность армии. Одновременно на первый план пытаются выдвинуться боевики радикальных шиитских военизированных организаций «Асаиб аль-Хак», «Бригады мира», «Хезболла». Появились даже вооруженные формирования вроде «дивизии Аббас», набор в которые производится исключительно по принципу вероисповедания — только для шиитов.

Особо следует сказать о курдах. Иракские курды на 95% являются суннитами, но их религиозность ослаблена по сравнению с этническим самосознанием. Благодаря поддержке Запада курды сумели существенно укрепить свои позиции. В Эрбиле начинается строительство крупной авиабазы США. Курдские власти официально заявляют, что Киркук и прилегающие богатые нефтеносные месторождения — часть Курдистана и они готовы отстаивать этот статус Киркука силой оружия. Президент Барзани говорит, что курды не допустят туда ни иракские правительственные войска, ни шиитских добровольцев, ни кого-либо ещё: эти земли отныне и навсегда являются неотъемлемой частью Курдистана.

Командование курдских отрядов пешмерга, очень неплохо зарекомендовавших себя в боях с ИГ в Синджаре (провинция Нейнава), а также в провинциях Дияла и Киркук, подтвердило, что присоединятся к операции по изгнанию ИГ из Мосула, но лишь потому, что этот город расположен близко к Курдистану и радикалы-исламисты представляют угрозу для курдской автономии. Ранее иракские курды активно выступили в поддержку своих собратьев в Сирийском Курдистане, направив бойцов в город Кобани. Что касается борьбы с «Исламским государством» в других районах, которые географически ближе, но не входят в сферу интересов курдов (например, та же провинция Анбар), то курды дают понять, что это не их дело.

Боевики «Исламского государства» всячески пытаются раздвинуть рамки войны на Ближнем Востоке. Этим объясняются их нападения на погранотряд в Саудовской Аравии, угрозы в адрес Иордании, попытки «дотянуться» до американских военных в Ираке: они атаковали, например, авиабазы в Тикрите и Баляде (2014), Айн аль-Асад и Хаббании (2015), то есть все места, где дислоцированы джи-ай. Обеспечить поставку в США «груза 200» и этим вынудить Вашингтон направить сухопутные силы в Ирак — вот задача номер один. Смысл очевиден: шииты дали понять, что в случае высадки американских войск в Ираке они повернут оружие против них, что сразу изменит соотношение сил.

«Исламское государство» уже превратилось в глобальную угрозу - в этом сходятся практически все. Король Иордании Абдалла II и вовсе полагает, что началась третья мировая война. Если к коалиции против ИГ присоединились 60 стран, то под знаменами ИГ собрались граждане почти 90 стран. Оценки численности боевиков ИГ варьируются в диапазоне от 20 до 80 тыс. человек.

Для успешной борьбы с ИГ необходимы многосторонние, скоординированные и при этом жёсткие, решительные действия. Однако предпосылки для этого пока не просматриваются. Страны коалиции заявили о своей готовности оказать Ираку дипломатическую и гуманитарную поддержку, поставить технику и военное имущество, некоторые страны направили своих инструкторов для подготовки иракских военных, но все при этом ставят обязательным условием неучастие своих военнослужащих в наземных операциях против «Исламского государства».

Юрген Тоденхефер, бывший немецкий политик, в свое время яростно выступавший против военной операции в Ираке, в 2014 г. побывал в захваченном исламистами Мосуле и смог познакомиться с «халифатом» изнутри. Он был поражен невероятной жестокостью боевиков и размахом их планов. «Такого энтузиазма я раньше никогда не видел в зонах боевых действий. Они очень уверены в себе и своих силах. Это самый опасный и жестокий враг. Я не вижу никого, кто мог бы действительно остановить их. Только арабы могут остановить "Исламское государство"», - говорит Юрген Тоденхефер.

США и их ближайшие союзники, всё время заявляющие о необходимости сокрушить «халифат», с августа 2014 г. наносят воздушные удары по позициям исламистов, но делают это с интенсивностью не более 15-20 ударов в сутки (две трети из них приходятся по территории Сирии). Для сравнения: при вторжении в Ирак в 2003 г. авиация коалиции выполняла в сутки более 1000 самолетовылетов.

2 марта в Багдаде объявили о решающем наступлении на Тикрит, который рассматривается как основной плацдарм для последующего взятия Мосула. Освобождение Тикрита и Мосула могло бы стать преддверием полного разгрома ИГ. Примечательно, однако, что США отказались предоставить авиационную поддержку боевых действий против ИГ в районе Тикрита, мотивируя это тем, что в боях принимают участие подразделения иранского спецназа «Кудс».

8 марта иракские СМИ со ссылкой на «народное ополчение» Хади аль-Амери сообщили, что Тикрит полностью окружен. И уже 9 марта в Багдад прибыл председатель объединённого комитета начальников штабов ВС США Мартин Дэмпси, который встретился с верховным главнокомандующим иракскими вооружёнными силами Хейдаром аль-Абади и выслушал доклады американских военных советников, участвующих в планировании операций против ИГ. Похоже, однако, что американцы не спешат развить успех. Во всяком случае, нынешняя попытка взять Тикрит — шестая по счёту за последние десять месяцев. Если в 2014 г. в Вашингтоне осторожно говорили, что война с «Исламским государством» продлится не менее трёх лет, то на днях представитель Пентагона контр-адмирал Джон Кирби пообещал уже пять лет войны с ИГ. Трудно даже вообразить, какими новыми бедствиями и страданиями обернутся эти годы для многих тысяч людей...

http://www.fondsk.ru/news/2015/03/12/tragedia-iraka-ii-32175.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 25 Августа 2015, 08:55:18 »

Антон ВЕСЕЛОВ

Ирак: верхи не могут, низы не хотят. Период полураспада



 Ровно год назад в Ираке сменилось правительство. С приходом нового многие связывали большие надежды, которые, как уже можно констатировать, не сбылись. Ни один из семи пунктов программы, обнародованной новым премьер-министром Хейдаром аль-Абади в сентябре 2014 г., не был выполнен. Глава правительства делал все, от него зависящее, но каждый раз натыкался на мощное противодействие. А ситуация стремительно обострялась, охватив самые чувствительные и важные аспекты. Сбылись, увы, самые худшие прогнозы.

Безопасность. Количество беженцев и внутренних переселенцев за год возросло вдвое и превысило 3 млн. человек. Если за весь 2014 г. в стране погибли 17 174 мирных жителя (и это наивысший показатель с 2007 года), то с начала 2015 убиты уже более 10,6 тысячи. В конце апреля после тяжелых полуторамесячных боев удалось выбить боевиков «Исламского государства» (ИГ) из столицы провинции Салах эд-Дин города Тикрита, а также  района Беджи к северу от него, где находился крупнейший в Ираке НПЗ. Причем основую роль сыграла не регулярная армия, а многочисленные отряды шиитского «народного ополчения», которые по способам и методам своих действий мало чем отличались от боевиков ИГ. Тем не менее взятие Тикрита было представлено как историческая победа, за которой последует освобождение Мосула и полное изгнание террористов из Ирака. Дело, однако, обернулось иначе: 17 мая отряды ИГ всего за несколько часов овладели Рамади - крупнейшим городом провинции Анбар. Расположенный по соседству г. Феллуджа находится под контролем ИГ с января 2014 года и от него до Багдада менее 80 км. В начале августа исламисты вернули под свой контроль и Бейджи, хотя от тамошнего НПЗ уже давно остались одни руины: он многократно переходил из рук в руки и в итоге был практически стерт с лица земли. В полном окружении находится гарнизон близ г. Хадиса на западе провинции Анбар – снабжение находящейся там группировки и почти 100-тысячного населения города осуществляется исключительно по воздуху благодаря наличию хорошей ВПП, построенной во времена Саддама, а также присутствию почти 400 американских военнослужащих,  именуемых советниками и специалистами.

Экономика и финансы. Вице-премьер Баха аль-Араджи публично заявил: в период с 2004 по 2014 год был израсходован почти триллион долларов (800 млрд. из бюджета страны и 200 млрд. иностранных инвестиций), но никаких ощутимых результатов в улучшении экономической ситуации не отмечается. Масштабы коррупции достигли размеров, ограниченных только размерами Галактики. В 2015 году известное рейтинговое агентство Fitch Ratings присвоило Ираку категорию В-, то есть существенно недостаточный уровень кредитоспособности. Говоря иначе, государство находится на грани дефолта, при этом финансовые показатели бюджета неуклонно ухудшаются, и к концу 2015 г. долг может составить 51%  от ВВП. Эксперты объясняют такие прогнозы тем, что резко падают цены на нефть (а это 90% поступлений в бюджет Ирака) при возрастающих расходах на войну с ИГ. Специалисты, менее зависимые от биржевых индексов, объясняют это более доступно: страна разворована дотла. Такое объяснение, во-первых, недалеко от истины, а во-вторых, очень понятно населению. И оно массово ощутило это на себе – задержки выплаты зарплат достигли полугода, а некоторые категории работников власти принудительно отправили в неоплачиваемый отпуск задним числом.

Свою роль в донесении до сознания общества степени проблем сыграла даже природа. Нынешнее лето в Ираке оказалось на редкость жарким. В июле температура неоднократно превышала 53 градуса, из-за чего власти официально четырежды объявляли в южных провинциях нерабочие дни. При этом перебои в подаче электроэнергии достигали 10-12 часов в сутки, а некоторые районы оказались и вовсе обесточенными. Даже привычные к тяготам и лишениям иракцы не выдержали – люди вышли на массовые демонстрации, требуя обеспечить минимально приемлемые условия существования. Власть сделала шаг навстречу – посыпались заявления о конституционном праве граждан страны на проведение акций и шествий, силовым структурам был отдан строгий приказ ни в коем случае не препятствовать «реализации гражданами своих законных прав» и, напротив, всемерно оберегать их от «провокаций и поползновений внешних сил».

Пытаясь продемонстрировать деятельность по «удовлетворению чаяний народа», в Багдаде объявили, что МВФ согласился предоставить финансовую помощь в размере 1,24 млрд. долларов (что в масштабе экономического бедствия страны явно недостаточно, мягко говоря). При этом одновременно было принято более радикальное решение пополнения казны: под предлогом защиты местного производителя резко усилили фискальное давление и ввели новые налоги и сборы (например, на операторов мобильной связи - 20% за каждую операцию). Венцом креативной деятельности стали дополнительные таможенные пошлины на импорт – от 5 до 30% в зависимости от категории товара, а также инициатива введения двухсотпроцентной пошлины на ввоз кондиционеров – пока жарко. Причем все эти нововведения не коснулись Иракского Курдистана, поскольку в Багдаде совершенно справедливо предположили, что там их просто проигнорируют.

Реакция снизу не заставила себя ждать – произошло то, что называют «принципом домино». Осознав, что аргументы властей исчерпаны, 6 августа коммерсанты остановили импорт через погранпереходы на границе с Ираном и Кувейтом в южной провинции Басра, а именно через эти пункты и порт Умм Каср в страну ввозится ¾ товаров и грузов. На границе скопились тысячи груженых многотонных автопоездов. Местные власти быстро оценили ситуацию и взбунтовались: они отказались исполнять указания о введении повышенных налоговых ставок и в ультимативной форме потребовали того же от таможенников. Вышли на улицы сторонники предоставления провинции Басра статуса автономии. В связи с возникшей ситуацией премьер-министр Хейдар аль-Абади дал указание руководителю таможенной службы отложить исполнение новых тарифов до 15 августа, но было уже поздно.

Политика. Начались события, которые впечатляют масштабами, быстротой развития и последствиями. В пятницу 7 августа, верховный духовный лидер шиитов Ирака, Великий аятолла Али ас-Систани призвал премьер-министра «железной рукой» побороть коррупцию и навести в стране порядок. Спустя сутки было объявлено о масштабной реформе всей системы государственного управления и фактически децентрализации власти. Хейдар аль-Абади обнародовал программу действий, включающую такие мероприятия, подготовка которых даже при самых смелых оценках занимает недели, а то и месяцы кропотливой и напряженной работы большой команды профессионалов. Речь шла, в частности, о ликвидации должностей вице-президентов и вице-премьеров, передаче полномочий восьми федеральных министерств властям 15 провинций страны (всех, кроме входящих в состав курдской автономии) с последующим сокращением числа федеральных министерств с 33 до 22 (а на втором этапе – до 15), ликвидация партийных квот при назначении на руководящие должности, реформе судебной системы  и т.д. При этом президент страны Фуад Маасум публично заявил, что по поводу предложенных реформ с ним никто не консультировался, а содержание принятых решений глава государства узнал из сообщений СМИ.

Далее происходят еще более поразительные вещи: после мгновенного утверждения реформ в правительстве парламент страны, который весь прошлый год (да и ранее) откровенно бойкотировал практически все начинания премьера и его попытки найти выход из ситуации, не только одобрил все инициативы,  но и попытался выдать их за свои, расширив перечень мероприятий. При этом был установлен рекорд - на заседании присутствовали более 80% депутатов, чего не было за всю историю этого органа с 2003 года. Правда, один пункт был все же отложен – об отказе от двойного гражданства. Накануне вице-премьер Баха аль-Аараджи заявил, что, по его данным, по меньшей мере 11 министров и многие из депутатов имеют двойное гражданство, что является прямым нарушением законодательства.

В качестве отступления: 12 августа Генеральная прокуратура объявила о возбуждении уголовного дела в отношении Баха аль-Аараджи, курировавшего топливо-энергетический комплекс. О содержании обвинений не сообщается, однако стало известно, что к расследованию подключился антикоррупционный комитет.

21 августа вышеупомянутый Великий аятолла Али ас-Систани через своего официального представителя возложил ответственность за нынешнее крайне тяжелое положение в стране на предыдущих руководителей. Клерик отметил, что «многие из них не заботились о потребностях народа, уделяя главное внимание интересам собственным и стоящих за ними кланов и группировок». Он призвал к последовательному продолжению реформ системы управления и, в частности, совершенствованию судебной системы с целью беспощадной борьбы с коррупцией. Было подчеркнуто, что в случае провала реформ и разочарования населения в их результатах Ирак ждет неминуемый раскол.

Простой народ восторженно воспринял начавшиеся перемены, демонстрации приняли массовый характер и охватили большинство провинций страны, однако лозунги были уже иными: помимо требований улучшить условия жизни и предоставить работу люди требовали найти и покарать казнокрадов, положить конец кумовству, сменить потерявших доверие руководителей. Одним из первых ощутимых результатов объявленных реформ стала набирающая темп кампания показательных сокращений управленческого персонала. Уже уволены десятки руководителей среднего звена, ликвидированы многие управленческие структуры, но перечень запросов приобрел новый масштаб - появились требования отставки губернаторов, министров, роспуска советов провинций и т.д., вплоть до отставки премьера и роспуска парламента.

Представители трех ветвей власти (законодательной, судебной и исполнительной) уже замечены во взаимных претензиях. Так, парламентская фракция организации «Бадр» (составляет основу коалиции «Национальный альянс») потребовала от премьер-министра пояснить, на каком основании лишились постов два министра, представлявших эту коалицию. Последовали протесты туркоман, т.к. было ликвидировано Министерство по правам человека, которое возглавлял единственный в правительстве представитель этого нацменьшинства. В ответ пресс-служба главы правительства выпустила заявление, в котором эти шаги были приравнены к «противодействию принимаемым мерам по выводу страны из кризиса».

На 28 августа назначена «манифестация миллионов», к проведению которой призвал своих последователей и всех иракцев известный шиитский клерик Муктада ас-Садр. При этом он отметил, что существует реальная угроза использования законных требований народа некими силами в собственных интересах, далеких от интересов Республики Ирак. Впрочем, данное словосочетание все больше состоит из де-юре и меньше – из де-факто. Почему же перечисленные потрясения происходят именно сейчас? Ведь не секрет, что план расчленения страны был разработан довольно давно, а первым шагом по его реализации стало введение в  1991 г. «бесполетных зон», когда Багдад заставили вывести свои войска из Курдистана и Юга страны, а самолеты ВВС Ирака, залетевшие севернее Тикрита и южнее Насерии, подлежали уничтожению.

Вторым этапом стало раздробление иракского общества по конфессиональному признаку, стравливание суннитов и шиитов, чем усиленно занималась оккупационная администрация США, а затем посаженный ею в кресло премьера Нури аль-Малики (с согласия и одобрения Ирана). Усилия дали результат: то, что выдается за вторжение неких пришлых наймитов «Исламского государства» на самом деле является полномасштабной гражданской войной между иракцами-суннитами и иракцами-шиитами, с ожесточением уничтожающих друг друга.

Ответ на поставленный вопрос представляется очевидным: на сегодня государство ослабло настолько, что пришло время третьего этапа – оформление распада на три части (курдскую, шиитскую и суннитскую), как это и планировалось изначально. Впрочем, есть и более радикальный вариант. Недавно назначенный председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Джозеф Данфорд, выступая на слушаниях в конгрессе, сказал следующее: «Честно говоря, я думаю, что курды и шииты более обустроены в экономическом и ресурсном плане, кроме того – у них хорошие, перспективные системы управления, что позволяет им построить свои отдельные государства, чего я не могу сказать о суннитах». Генерал долго служил в морской пехоте и не привык к витиеватым дипломатическим фразам, но суть изложил верно и ему долго аплодировали.

http://www.fondsk.ru/news/2015/08/25/iraq-verhi-ne-mogut-nizy-ne-hotjat.-period-poluraspada-34970.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 30 Августа 2015, 14:00:32 »

Выяснилось, что слабоумный Буш даже не объявлял Ираку войну

Экс-глава аппарата госсекретаря США: Формально войну Ираку не объявляли



Не существует свидетельств того, что президент США Джордж Буш-младший объявил войну Ираку в соответствии с законом, заявил экс-руководитель аппарата госсекретаря США Колина Пауэлла Лоуренс Уилкерсон.

«Не было никакого формального решения (об объявлении войны Ираку). В этом вся загадка», - приводит его слова РИА «Новости» со ссылкой на Baltkom.

По его словам, «историки будут годами копаться в документах, рукописях и отшифровках, но так никогда и не найдут свидетельства тому, что Буш в установленном законом порядке объявлял Ираку войну».

«Нет ни официального документа, ни записей Совета по национальной безопасности США - нет ничего. Это просто произошло», - сказал он.

В декабре председатель комитета по делам вооруженных сил сената Конгресса США Карл Левин обвинил предыдущую администрацию во главе с Джорджем Бушем-младшим в намеренной дезинформации широкой общественности с целью начала войны в Ираке.



В сентябре СМИ подсчитали число нанесенных без объявления войны ударов США по другим странам. В список попали Сирия, Афганистан, Йемен, Ирак, Пакистан, Сомали и Ливия.

http://vz.ru/news/2015/8/29/763947.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 16 Сентября 2015, 09:46:48 »

Ирак проигнорировал просьбу США закрыть воздушное пространство для России



 Власти Ирака оставили без ответа запрос Вашингтона о закрытии воздушного пространства страны на пролет российских самолетов, направляющихся в Сирию, сообщает агентство Tasnim со ссылкой на местные СМИ.

Как отмечается, американские дипломаты попросили Ирак последовать примеру Болгарии и закрыть воздушное пространство для российских самолетов с гуманитарной помощью для Сирии еще 5 сентября. Иракская сторона ответила, что изучает эту возможность, однако официального ответа на просьбу США так и не последовало.

Ранее Болгария закрыла свое воздушное пространство для российских самолетов с гуманитарной помощью для Сирии.

http://www.fondsk.ru/news/2015/09/15/smi-irak-proignoriroval-prosbu-ssha-zakryt-vozdushnoe-prostranstvo-dlja-rossii-35421.html

http://www.gazeta.ru/politics/news/2015/09/15/n_7595345.shtml
« Последнее редактирование: 07 Декабря 2016, 09:37:56 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 16 Ноября 2015, 08:50:37 »

Антон ВЕСЕЛОВ

Чему улыбался Нури аль-Малики на похоронах?



 2 ноября в роскошном частном доме на севере Багдада обслуга обнаружила мертвое тело хозяина. Звали его Ахмед Абдель Хади аль-Чалаби, и трудился он на должности руководителя парламентского комитета по финансам. Пышная церемония прощания с телом, состоявшаяся 4 ноября, больше подходила царственным особам – в ней приняли участие президент Ирака, глава правительства, председатель парламента и другие высшие руководители страны. Похороны состоялись на одном из самых престижных кладбищ близ священного для шиитов города Неджеф. Чем же заслужил покойный такие почести и чему улыбался на его похоронах бывший премьер-министр и вице-президент Нури аль-Малики (фото были мгновенно растиражированы вездесущими журналистами)?

Фигуру усопшего можно было бы смело назвать одиозной, если бы не одно обстоятельство – это типичный портрет представителя новой иракской элиты, которая устремилась в Багдад вслед за штурмовавшими его американскими войсками и приняла самое активное участие в уничтожении всего, что было создано ранее, не построив ничего взамен и посвятив все усилия личному обогащению и сведению счетов с явными и мнимыми врагами. О том, насколько неоднозначной была эта личность, свидетельствует хотя бы то, что в одно и то же время в Вашингтоне его называли «иракским Джорджем Бушем», а в Лондоне (как следует из недавно рассекреченных материалов) - «осужденным мошенником, популярным на Капитолийском холме». Кто же такой этот персонаж?

Ахмед Абдель Хади аль-Чалаби родился 30 октября 1944 г. в Багдаде в богатой и влиятельной шиитской семье. В 1956 г. отец вместе с семьей эмигрировал в Ливан. Высшее образование Ахмед получил в США, где окончил Массачусетский технологический институт (факультет математики), а также защитил диссертацию по политической философии в Чикагском университете. Учась в США, он подружился и сохранил хорошие отношения на многие годы с теми, кто впоследствии занял высокое положение. Среди них - Пол Вулфовиц (заместитель министра обороны США в 2001-2005 годах, затем президент Всемирного банка), Ричард Перл (скандально известный глава Совета по оборонной политике), эти знакомства в будущем оказались весьма полезными.

Вернувшись в Ливан, Ахмед стал преподавать математику в Американском университете Бейрута. В 1971 г. выгодно женился – его супругой стала Лейла Оссейрэн, дочь известного местного политика. Однако роль обычного профессора не устраивала деятельную натуру Ахмеда, и в 1977 г. он перебрался в Иорданию, где быстро нашел выход на наследного принца Хасана и при его поддержке основал банк Petra, который вскоре превратился в крупнейшее частное финансовое учреждение страны. Одновременно его братья Хазем и Джавад основали в Швейцарии финансовую корпорацию Socofi. В 1989 г. обе компании обанкротились в результате финансовых махинаций, а братья скрылись в Лондоне. Иорданский суд заочно приговорил Ахмеда к 22 годам каторжных работ за банковскую аферу, мошенничество и растрату средств:он похитил и незаконно перевел на свои личные счета в швейцарских банках около 280 млн долларов, а общий ущерб превысил 350 млн долларов.

В 1992 г. Ахмед при поддержке и финансировании американских спецслужб основал в Лондоне «Иракский национальный конгресс» (ИНК) — коалицию эмигрантских сил, оппозиционных режиму Саддама Хусейна. В 1995 г. ИНК предпринял попытку организовать курдское восстание на севере Ирака – акция провалилась, погибли сотни курдов, а сам Ахмед опять бежал в Лондон, успев, однако, обзавестись нужными знакомствами среди курдских лидеров. Услуги аль-Чалаби неплохо оплачивались: в октябре 1998 г. Вашингтон выделил на поддержку иракской оппозиции 97 млн долларов, фактически все эти деньги осели на счетах ИНК. В период с марта 2000 до сентября 2003 года Государственный департамент США заплатил ИНК еще почти 33 млн. долл. Далее финансирование осуществляло Управление военной разведки – по 335 тыс. долларов ежемесячно вплоть до 28 мая 2004 г.

Именно Ахмед аль-Чалаби и возглавляемый им ИНК сыграли одну из главных ролей в информационно-пропагандистском обеспечении планов США по свержению Саддама Хусейна, заявляя о наличии у того оружия массового поражения и обвиняя в связях с «Аль-Каидой». Благодаря знакомству с Вулфовицем и Перлом Ахмед стал одним из главных консультантов администрации Джорджа Буша по Ираку и пользовался особым расположением в Пентагоне. Удивительный факт: спустя несколько дней после атак 11 сентября 2001 г. он участвовал в секретном совещании, посвященном выработке стратегии национальной обороны США в новых условиях, где обсуждался ввод войск в Афганистан и захват Ирака!

Ахмед аль-Чалаби прибыл в Багдад вскоре после его взятия американскими войсками и сразу был включен в состав Временного управляющего совета (ВУС) из девяти специально отобранных иракских эмигрантов - специального органа, функционировавшего при оккупационной администрации Пола Бремера, где был введен принцип ротации (смена через каждый месяц). 1 сентября 2003 г. ВУС возглавил Ахмед, сменив Ибрагима аль-Джаафари (в 2005-м стал премьером, ныне возглавляет МИД). Племянник Ахмеда, Салем аль-Чалаби, был назначен председателем специального трибунала, созданного для суда над Саддамом Хусейном, что всеми было расценено как знак особого доверия, а сам Ахмед стал рассматриваться как основной кандидат на пост нового руководителя Ирака после свержения Саддама.

Ахмед с рвением участвовал в ликвидации основ прежней государственности под лозунгом дебаасизации, а фактически стравливал различные этноконфессиональные группы еще недавно единого иракского общества, где гражданство превалировало над религиозной, этнической либо иной групповой принадлежностью. Конкуренция между членами ВУС была ожесточенной, ставки – высокими, и в какой-то момент Ахмед утратил чувство реальности: осенью 2003 г. он заявил, что «иракцы должны сами руководить страной», а затем стал делать намеки на вовлеченность некоторых американских политиков в грандиозную аферу под название «Нефть в обмен на продовольствие». По сути он был прав:  итогом этой «многонациональной мифотворческой операции» стало уничтожение военно-экономического потенциала Ирака, катастрофическое обнищание иракского народа при невероятном обогащении группы разномастных персонажей, начиная от некоторых высокопоставленных чиновников ООН до ряда политиков и наиболее прытких жуликов и проходимцев из разных стран. Однако для Вашингтона такая выходка Ахмеда была уже нетерпима – и реакция не заставила себя ждать.

Американцы срочно переориентировались и сделали ставку на Айяда Алляви (затем на Ибрагима аль-Джаафари, затем  на Нури аль-Малики), одновременно начав подготовку к устранению аль-Чалаби с политической сцены. Судя по срокам и уровню вовлеченных лиц, американцы подошли к делу со всей серьезностью, и события развивались по нарастающей. В мае 2004 г. Ахмеда аль-Чалаби обвинили в передаче американской секретной информации Ирану и вывели из состава ВУС, несмотря на его заявления о готовности дать показания под присягой в Конгрессе США. 9 августа был выписан ордер на арест Ахмеда и Салема аль-Чалаби, при этом было указано, что Ахмед занимался валютными махинациями, изготовлением фальшивых динаров старого образца и отмыванием средств, а Салем и вовсе был обвинен в убийстве.

Примечательно, что ордеры были выписаны иракскими судебными властями (то есть Вашингтон вроде бы и ни при чём) и в тот момент, когда оба обвиняемых находились за пределами Ирака (Ахмед - в Иране, Салем – в Великобритании). Уже на следующий день иракская полиция и представители оккупационных властей потребовали от сотрудников штаб-квартиры ИНК освободить занимаемые ими четыре здания. Однако затем произошло нечто, до сих пор покрытое тайной: через два дня, 11 августа, Ахмед вернулся из Тегерана в Багдад «под гарантии президента и премьер-министра Ирака».

Последняя фраза не случайно взята в кавычки: в то время единственным гарантом чего бы то ни было в Ираке мог быть только Пол Бремер и все иракские министры вели себя исключительно корректно при пересечении американских блокпостов, сознавая, что их жизнь и здоровье целиком зависят от настроения 3-4 солдат во главе с сержантом, которые несли там службу.  Гарантии гарантиями, но уже 1 сентября 2004 г. на Ахмеда было совершено покушение в районе Латыфия, когда он возвращался из Неджефа после встречи с аятоллой Али ас-Систани. Стрелявших не нашли, да и не искали: благодаря стараниям Запада в Ираке уже наступил полный «расцвет демократии» – убивать стали много, часто и почти любого, оказавшегося на дальности стрельбы, так что всё списали на случайность.

Между тем 28 сентября иракский суд, словно по мановению волшебной палочки, и вовсе закрыл дело по обвинению А. аль-Чалаби в мошенничестве, подделке документов и денежных знаков «за недостатком улик». Как полагают некоторые эксперты, Ахмед пригрозил обнародовать такую информацию, от которой у многих в Белом доме сильно разболелась бы голова, а для гарантии собственной безопасности заблаговременно передал компромат в надежные места с соответствующими инструкциями на случай его внезапной смерти. Эту версию подтверждает тот факт, что он не постеснялся подать иск в суд Бостона к Полу Бремеру с требованием компенсировать ему «моральный ущерб». История просочилась в СМИ и в США быстро закрыли дело «к удовлетворению всех заинтересованных сторон».

Спустя полгода, 28 апреля 2005 г., Ахмед был назначен вице-премьером Ирака и одновременно возглавил Министерство нефти – ключевую отрасль в стране с гигантскими запасами углеводородов. Напомним: здание этого министерства, где хранилась вся документация на месторождения, оказалось единственным госучреждением в Багдаде, не пострадавшим в ходе боев за город в апреле-мае 2003 г., – по нему было запрещено стрелять.

В ноябре 2005 г. Ахмед отправился в США уже в новом качестве и провел встречи с ведущими американскими государственными чиновниками, включая министра обороны Дональда Рамсфельда, вице-президента Дика Чейни, советника по вопросам национальной безопасности Стивена Хэдли, госсекретаря Кондолизу Райс и её заместителя Роберта Зеллика. Примечательно, что вскоре после этой поездки аль-Чалаби отправился в…Тегеран, где был радушно принят президентом Махмудом Ахмадинеджадом. 

После этого  дела Ахмеда вновь ухудшились, и неудивительно. В Вашингтоне стали сознавать, что поставили на «хромую лошадь», которая к тому же долго водила их за нос, а они за это еще и платили. Попутно выяснилось, что рейтинг ИНК среди иракцев оказался ниже самых пессимистических прогнозов американских аналитиков и к моменту выборов в декабре 2005 г. опустился до такого уровня, что движение вообще не попало в парламент - представители ИНК получили 0,5% голосов. Тем не менее в 2006 г. Ахмед аль-Чалаби участвовал в ежегодной встрече Бильдербергского клуба, что само по себе говорит о многом.

В 2007-м премьер Нури аль-Малики назначил его куратором некой программы, которая «регулировала» финансовые потоки восьми главных министерств и ведомств страны, но Ахмед быстро покинул этот пост. В последующие годы он посвятил себя партийной работе в ИНК и не занимал каких-либо видных постов, хотя был в курсе всего происходящего. Его имя периодически упоминалось то в связи с поддержкой шиитской оппозиции в Бахрейне «аль-Вифак» (Национальное исламское общество), то в связи с инициативой запретить 500 суннитским кандидатам участвовать в выборах 2010 г. На выборах 2014 г. его кандидатура рассматривалась на различные высокие государственные должности, даже велись предварительные консультации, но он неизменно отказывался. Впоследствии многие вспомнили его слова, которыми он характеризовал происходящее в Ираке: «Унылая, беспросветная картина. В стране царят хаос и анархия».

Казалось, 70-летний Ахмед потерял интерес к жизни. Однако он решил дать ещё один бой и в сентябре 2015 г. публично заявил, что готов представить документы, проливающие свет на масштабные хищения из казны и вопиющие случаи коррупции. Как сообщил один из членов парламентского комитета по финансам, доходы Ирака от добычи нефти в период с 2006 по 2014 год составили 551 млрд долларов, 312 млрд из этой суммы были переведены за границу, причем около 200 млрд «исчезли в неизвестном направлении». Мало того, что суммы ошеломительные, так еще и довольно прозрачный намек: все эти годы правительство возглавлял Нури аль-Малики.

Тут же вспомнили, что еще в январе 2005 г. Ахмед публично обвинил тогдашнего министра обороны Ирака Хазема Шааляна в хищении 500 млн. долларов из бюджета, что впоследствии подтвердилось (хотя министр успел покинуть Ирак). Комитет по борьбе с коррупцией назначил дату, когда Ахмед аль-Чалаби должен был передать имеющуюся у него информацию, но тут он внезапно умер. Члены семьи потребовали независимой медицинской экспертизы, а в иракских СМИ появились статьи на тему «Кто убил аль-Чалаби?». Тут-то и пригодились снимки Нури аль-Малики, улыбающегося на похоронах Ахмеда.

Однако улыбался он, похоже, зря. Как выяснилось через несколько дней, Ахмед успел передать копии документов на 41 странице с указанием замешанных в финансовых аферах компаний, банковских структур и т.п. доверенным лицам. Более того, незадолго до смерти он посетил Великого аятоллу Али ас-Систани и также вручил ему копии. Верховный духовный лидер шиитов Ирака, к тому же лично инициировавший борьбу с коррупцией и проведение реформ, – это уже очень серьезно. Неудивительно, что 11 ноября в Верховном суде Ирака была создана специальная группа для изучения документов. Многие в Ираке (и не только) ожидают сейчас результатов ее работы – кто с надеждой, а кто с ужасом.

http://www.fondsk.ru/news/2015/11/15/chemu-ulybalsja-nuri-al-maliki-na-pohoronah-36780.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 02 Мая 2016, 17:21:35 »

Антон ВЕСЕЛОВ

Ирак: ещё одно несостоявшееся государство?


Багдад, 4 июля 2015 г.. Торжественные проводы на пенсию начальника генерального штаба генерал-полковника БабукараЗибари: министр обороны Халед аль-Обейди вручает ему наградной карабин СКС конструкции Симонова с инкрустацией и позолотой. Годом ранее под руководством этого военачальника разбежались шесть дивизий (треть всей «новой иракской армии»), не оказав противнику никакого сопротивления и оставив ему свыше 3000 единиц бронетехники и массу другого вооружения.

 В первых числах марта 2016 года в Ираке начались события, которые не просто знаменуют очередную фазу перманентного политического кризиса, но сигнализируют о худшем из возможных вариантов развития ситуации.

Первым сигналом того, что страна «идёт не туда» и после смены премьер-министра Нури аль-Малики, явилась прошлогодняя инициатива духовенства: великий аятолла Али Систани и группа других видных шиитских клириков потребовала от властей предпринять решительные меры для исправления положения. В срочном порядке правительство представило программу реформ, резко активизировал свою деятельность парламент, стали затухать массовые народные демонстрации и акции протеста – появилась надежда. Сбыться ей, увы, было не суждено.

Уже через полгода стало ясно: усилия власти направлены на то, чтобы поменять всё, ничего не меняя. Специальная парламентская комиссия по расследованию обстоятельств позорной сдачи Мосула и бегства оттуда четырех дивизий (а спустя месяц – еще двух дивизий из Тикрита), оставивших огромное количество техники боевикам «Исламского государства» (ИГ), сделала единственно возможный вывод – ответственность за это должен нести верховный главнокомандующий ВС и высшее армейское руководство. Однако для Нури аль-Малики это не повлекло никаких последствий, а начальник Генерального штаба и командующий сухопутными войсками, также признанные виновными, торжественно и со всеми почестями ушли на пенсию с вручением наградного оружия. Косметическая чистка командного состава не затронула ставленников аль-Малики, не говоря уже о родственниках. Так, единственной в Ираке танковой дивизией уже который год продолжает командовать генерал-лейтенант Касем аль-Малики, а армейскую авиацию возглавляет генерал-полковник Хамид аль-Малики (причем оба имеют воинские звания на ступень выше положенных по штату). Генералов и полковников с фамилией аль-Малики в иракской армии и МВД – не один десяток, и карьера складывается у них на удивление хорошо.

Схожим образом закончились расследования парламентского комитета по борьбе с коррупцией: несмотря на многомиллиардные суммы, наличие доказательной базы и большой общественный резонанс, все дела были тихо закрыты. Так, решение премьер-министра аль-Абади от 3 декабря 2015 г. прекратить полномочия министра торговли Миляса аль-Касназани сопровождалось формулировкой «за систематические прогулы и невыход на работу в течение более 30 дней». Надо сказать, что этот мошенник (он стал федеральным министром, имея непогашенную судимость за финансовые махинации) к тому времени уже полтора месяца как выехал с семьей в Турцию, не простившись. Был, правда, еще приговор суда в отношении другого бывшего министра, который покинул Ирак восемь лет назад, но ему заочно назначили условное наказание. Видимо, посчитали украденную сумму (вменялось хищение 260 млн долл.) малозначимой.

Было бы странным, если в «панамском досье» не обнаружились представители Ирака. И они там, конечно, есть, в частности бывший глава правительства и вице-президент Айяд Алляви со товарищи. Венцом стали сообщения СМИ о том, что бывший вице-премьер и один из главных «борцов с коррупцией» Баха аль-Араджи имеет, помимо британского паспорта, недвижимость в ОАЭ и личные инвестиции на сумму свыше 7,2 млрд. долл. На этом фоне совершенно меркнут обвинения в адрес нынешнего исполняющего обязанности министра нефти, который, по информации арабской прессы, довольствуется всего лишь несколькими сотнями тысяч долларов взяток в месяц и потому не гнушается подарками в виде мужских костюмов и двухнедельных туров в тот же Дубаи для своего сына на несуществующие курсы по переподготовке…

При этом задержки зарплат обычным госслужащим превысили три месяца, заморожены практически все стройки и важнейшие объекты с финансированием из бюджета. Местные власти, оставленные практически без денег, стали лихорадочно изыскивать способы выжить – и всё это отразилось на тех, кто и так еле сводил концы с концами. Стал платным первичный визит к врачу для консультации, вдвое дороже стали кондиционеры и сплит-системы (это в стране, где среднесуточная температура в летние месяцы превышает 35 град.), появилась еще тысяча способов отобрать последнее. Долго так дальше продолжаться не могло, и народ начал роптать всё громче и громче.

6 марта премьер Хейдар аль-Абади был приглашен на совещание в священный для шиитов город Кербелу. Разговор с ним вели Муктада ас-Садр (он же командующий вооруженными формированиями радикальных шиитов, называющими себя «Роты мира»), глава Высшего исламского совета Ирака Аммар аль-Хаким (он же лидер влиятельного политического блока «Гражданин») и ряд других клириков. Главе правительства фактически был предъявлен ультиматум: срочно реорганизовать кабинет министров и немедленно приступить к проведению хотя бы части объявленных реформ. Излишне говорить, что выбора у премьера не было.

По некоторым данным, Великий аятолла Али Систани от участия в этой встрече отказался, отметив, что он утратил веру в успех перемен и «такие реформы, возможно, никто уже не в состоянии осуществить». Если подобное заявление действительно было, оно является знаковым во всех смыслах.

Главу правительства предупредили, что у него не так много времени – начало массовых акций с требованиями перемен было назначено на 18 марта, а новый кабинет министров в составе профессионалов-технократов должен быть сформирован в срок не позднее 45 суток, а еще лучше - в течение 10 дней с этой даты. Чтобы у властей не оставалось сомнений в серьезности происходящего, Муктада ас-Садр сумел за неделю не только мобилизовать свыше 200 тыс. своих сторонников в семи провинциях страны, но организованно доставить их в столицу. Всё было проведено с образцовой чёткостью, необходимой логистической поддержкой и, как представляется, потребовало немалых расходов. Что само по себе - любопытный показатель.

В Багдаде предприняли попытку показать мускулы (силы безопасности были переведены на усиленный режим несения службы, в город прибыли армейские подкрепления) и сделали ряд грозных заявлений, но впечатления это не произвело - на центральной площади Тахрир и в непосредственной близости от «Международной зоны» были установлены палатки, в которых тысячи людей начали круглосуточную сидячую демонстрацию. Затем М. ас-Садр стал планомерно наращивать давление. 21 марта он представил список из 90 кандидатов на 22 министерских поста, подчеркнув, что они отобраны независимой комиссией. Глава Высшего исламского совета Ирака Аммар аль-Хаким эту инициативу поддержал, попутно назвав деятельность премьера «набором теоретических рассуждений». Ситуацией не преминули воспользоваться и курды. В Эрбиле заявили, что МИД должен возглавить Бархам Салих, бывший вице-премьер Ирака, и никто иной. На этом фоне уже никого не удивило заявление Арифа Тейфура, депутата парламента от Курдистана, который прямо обвинил нынешнего и предыдущего премьер-министров в «уничтожении страны».

Почувствовав нешуточную угрозу, прозорливые стали покидать корабль. 24 марта министр нефти Адель Абдель Махди направил премьер-министру заявление с просьбой считать его в отпуске с открытой датой. На следующий день подали в отставку глава МВД и министр планирования. 31 марта премьер-министр представил на утверждение парламента обновленный состав правительства, но кандидат на пост министра нефти Назар ан-Нуаман тут же взял самоотвод.

12 апреля раскололся парламент. Около 100 оппозиционно настроенных депутатов заявили, что более не признают председателем Салима аль-Джабури и избрали себе второго председателя - Аднана аль-Джанаби. 26 апреля, когда в парламент прибыл премьер-министр Хейдар аль-Абади, чтобы представить новый состав правительства, его оппоненты не дали ему выступить. Обстановка в законодательном собрании накалилась до такой степени, что в зал пленарных заседаний был вызван спецназ с собаками. Премьер и группа лояльных членов парламента удалились в другое помещение, где в закрытом режиме провели голосование: вотум доверия получили пять новых руководителей второстепенных министерств, а голосование по другим было перенесено сначала на два дня, потом еще на два. Главу правительства немедленно обвинили в закулисных играх и затягивании времени, после чего последовали призывы к смене уже не только членов правительства, но и глав ветвей власти, включая премьера, председателя парламента и президента.

Муктада ас-Садр предостерёг от любых попыток «заболтать реформы», подчеркнув, что всё происходящее является «продолжением сопротивления ненавистной американской оккупации».

Вечером 28 апреля в Багдад на несколько часов экстренно прилетел вице-президент США Джозеф Байден. За предыдущие две недели в Багдаде побывали госсекретарь Джон Керри, глава Пентагона Эштон Картер и председатель ОКНШ генерал Джозеф Данфорд, что однозначно свидетельствует о крайней озабоченности Вашингтона. Ранее американцы попробовали установить «теплые отношения» с Муктадой ас-Садром: генконсул США в Басре Стивен Уокер посетил раненых шиитских ополченцев в местной больнице, где заявил, что «победа над террористами ИГ неминуема благодаря двум факторам – доблести иракской армии и ополчения, а также поддержке США». Расчёт не оправдался: ас-Садр назвал американское консульство «враждебным исламу», самого консула - «террористом», а его визит – «негодной попыткой примазаться к священной войне». Шиитский деятель подчеркнул, что Вашингтон создает и использует террористические группировки в интересах установления мирового господства и предостерег США от дальнейшего вмешательства в дела Ирака. Анализ развития обстановки побудил Белый дом приостановить поставки оружия и боевой техники в Ирак; запланированная на март передача очередной партии самолетов F-16IQ перенесена на неопределенный срок.

Одновременно Вашингтон концентрирует усилия на развитии отношений с курдской автономией.

На 30 апреля было запланировано голосование по остальным кандидатам на посты в правительстве, к полудню у периметра безопасности в непосредственной близости от здания парламента собралась большая толпа сторонников М. ас-Садра. Вскоре появились сообщения, что сессия переносится из-за отсутствия кворума, и лидер «садристского движения» выступил с гневной речью. Она так распалила собравшихся, что те снесли часть бетонного забора высотой около 3 метров, после чего толпа ворвалась в парламент, круша все на своем пути и подвергая «физическому воздействию» попавшихся под руку, включая депутатов и журналистов. В Багдаде ввели чрезвычайное положение, все въезды в город закрыты, персонал семи иностранных дипмиссий, размещенных внутри «Международной зоны», укрылся на территории самого охраняемого объекта в Ираке – посольства США. При этом армия заявила о нейтралитете, а некоторые военнослужащие открыто выражали солидарность с протестующими. Были отмечены случаи братания солдат и протестующих под знаком ликования по поводу «победы народа».

К вечеру 30 апреля «революционные массы» несколько угомонились и стали покидать захваченный плацдарм, но предсказать, как будут развиваться события дальше, не берется никто. Заботой о народе развернувшаяся борьба продиктована в самую последнюю очередь. На кону стоят совсем другие интересы. В Ираке идёт ожесточённое сражение за власть, но в итоге проиграют все. Продолжающаяся гражданская война, глубокий раскол общества, терроризм, отсутствие дееспособного правительства и парламента, тотальная коррупция, небоеспособная армия, масса незаконных вооруженных формирований – всё это классические признаки несостоявшегося государства.

http://www.fondsk.ru/news/2016/05/02/irak-esche-odno-nesostojavsheesja-gosudarstvo-39983.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 11 Мая 2016, 10:56:29 »

Александр КУЗНЕЦОВ

Куда привела иракско-американская демократия?



 В 2003 году американская армия оккупировала Ирак, чтобы «свергнуть кровавую диктатуру Саддама Хусейна и принести в эту страну демократию». Что здесь сыграло главную роль – традиционное невежество американцев в делах Востока или лживость внешней политики США, неизвестно, но вся пропаганда Вашингтона строилась на том, что правящая в Ираке партия Баас была аналогом гитлеровской НСДАП, а иракские шииты находились на положении евреев в Третьем рейхе. Результатом стало решение «ливанизировать» Ирак, выделив квоты в парламенте и правительстве для шиитов, суннитов и курдов.

Агония системы

Сегодня правящие политические силы Ирака можно разделить на три группы. 1. Объединенный блок курдских партий, главными из которых являются Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК). ДПК и ПСК соперничают за власть и влияние у себя на родине, но солидарно выступают в Багдаде. 2. «Суннитские объединенные силы» Усамы ан-Нуджайфи и «Национальный диалог» («Хивар») Салеха аль-Мутлака. Данные группировки не имеют большого влияния среди суннитской общины и рассматриваются большинством суннитов в качестве коллаборационистов. 3. Наиболее влиятельная в кабинете министров коалиция Иракский национальный альянс (ИНА), объединяющая представителей крупнейших шиитских партий. Разнородный конгломерат политиков, входящих в ИНА, до недавнего времени сплачивало общее соперничество с курдами и суннитами и страх перед взрастающим влиянием этих этнорелигиозных групп. Однако сегодня факторы сплочения иракских шиитов заметно ослабевают.

Произведенный в годы американской оккупации раздел системы власти в Ираке по этноконфессиональному признаку (шииты – сунниты – курды) не только сорвал формирование единой иракской нации, начавшееся при Саддаме Хусейне, но и привёл к расцвету клановости, к редкостной неэффективности управления и чудовищной коррупции. По разным оценкам, из иракского бюджета за последнее десятилетие было украдено около 330 миллиардов долларов, а сумма установленных «откатов» за подряды на осуществление общественных работ составляет до 70% от их стоимости.

Коррупция, как раковая опухоль, поразила все институты новейшей иракской государственности. Одной из причин легкого захвата Мосула боевиками террористической организации «Исламское государство» стало полное разложение иракской армии, годившейся лишь на то, чтобы собирать дань на блокпостах. Так, парламентское расследование выявило присутствие в армии 55 тысяч военнослужащих, числившихся в списках, но не появлявшихся в казармах. Выделенное им довольствие шло в карман генералов и офицеров. Сами иракцы в шутку прозвали таких солдат «космонавтами». Такая система долго существовать не могла, и последние месяцы мы, похоже, присутствуем при ее агонии.

«Самый опасный человек в Ираке»

Основных причин нового витка политического кризиса в Ираке две. Во-первых, растущее недовольство иракцев новыми правителями, которые были приведены к власти в результате американской оккупации и ничего не дали народу кроме нищеты и войны. Во-вторых, соперничество между США и Ираном за влияние на Ирак.

Экспансия террористической группировки «Исламское государство» в 2014 году в сочетании с развалом иракской армии и полной неспособностью правительства Нури аль-Малики противостоять экстремистам повлекли за собой отставку правительства в августе 2014 года. Новым премьер-министром стал Хейдар аль-Абади. Он, как и аль-Малики, является одним из лидеров Партии исламского призыва («Да'ава»), но принадлежит к другой фракции. В отличие от проиранского аль-Малики Хейдар аль-Абади, долгое время проживавший в Великобритании, считается прозападным политиком.

Протесты с требованием замены нынешнего кабинета на компетентное правительство технократов начались в Ираке 4 марта. Возглавил их Муктада ас-Садр - «самый опасный человек в Ираке», как ещё в 2004 году прозвали его американские оккупанты.

Первоначальный план Хейдара аль-Абади по реформированию правительства был согласован с американским планом обновления иракской политической сцены, предусматривавшим вывод с нее многих проиранских статусных политиков, включая и Муктаду ас-Садра. Американцы составили список из 53 иракских политических лидеров, виновных в выводе из страны в офшоры 181 миллиарда долларов. Резидентура ЦРУ в Ираке пригрозила, что, в случае если представители иракских политических кругов не поддержат новое либерально-технократическое правительство, этот список будет предан огласке. Неизвестно, впрочем, возымела ли эта угроза действие на условия жизни в Ираке.

В планах американцев был вывод на иракскую политическую сцену ряда политиков, проживавших в последнее время в эмиграции в США и Европе. К ним относятся, в частности, Али Аллауи, которого в Вашингтоне намечали на должность нового министра финансов; Имад аль-Хурсан, проживающий в настоящее время в Америке и считающийся близким к Пентагону; некоторые бывшие баасисты, такие как Вафик ас-Самарраи, возглавлявший в годы ирано-иракской войны службу безопасности партии Баас, но затем перешедший в оппозицию к Саддаму Хусейну и покинувший страну. Конечной целью этой операции было вытеснение проиранских кадров и увеличение американского военного присутствия в стране вплоть до размещения в Ираке шеститысячного американского контингента «инструкторов» для «борьбы с ИГ».

По мнению иранского аналитика Али Мусави Хальхали, Муктада ас-Садр решил помешать осуществлению американского плана, действуя по принципу «если не можешь противостоять какому-либо движению, возглавь его». Целью широкого протеста, организованного ас-Садром, были перехват у аль-Абади инициативы по формированию правительства, а также дискредитация его самого. Это в значительной степени удалось.

Есть ли шанс у иракского государства?

Наиболее острый момент противостояния настал в двадцатых числах марта, когда М. ас-Садр заявил, что «если реформы и дальше будут носить не серьезный, а косметический характер», то он вместе со своими последователями пойдет на штурм «Зеленой зоны» (района в центре Багдада, где расположены иностранные и правительственные объекты).

Новое обострение политической ситуации началось 18 апреля, когда Хейдар аль-Абади под давлением пошел на попятную с программой реформ. После встречи с президентом Фуадом Маасумом, спикером парламента Салимом Джубури, лидером партии Высший исламский совет Аммаром аль-Хакимом, лидером блока «Бадр» Хади аль-Амири, Усамой ан-Нуджайфи и Салехом аль-Мутлаком иракский премьер подписал «Национальный документ по реформам», подразумевающий, в частности, что назначения министров должны осуществляться президентом после согласования с лидерами партийных блоков. После этого Муктада ас-Садр призвал к возобновлению протестов, которые переместились с улицы непосредственно в парламент.

Около 170 депутатов иракского парламента, большинство среди которых составили сторонники Муктады ас-Садра и Нури аль-Малики, инициировали сидячую забастовку в парламентской резиденции. В результате им удалось добиться отставки спикера Салима аль-Джубури. 27 апреля иракский парламент утвердил 5 министерских кандидатур, представленных премьером. Кульминация народных протестов пришлась на 30 апреля, когда митингующие снесли бетонный забор, ограждающий «Зеленую зону», и ворвались в здание парламента, оттягав за волосы нескольких народных избранников. К настоящему моменту страсти несколько утихли, но предсказать дальнейшее развитие событий не возьмётся никто.

Ситуация в Ираке остаётся сложной. С одной стороны, политическая лихорадка существенно осложняет борьбу с «Исламским государством». С другой стороны, нынешний кризис может привести к созданию новой правящей коалиции не на сектантской и клановой, а на общенациональной основе. Неслучайно среди протестующих есть как шииты, так и сунниты. Например, поддержку шиитскому аятолле ас-Садру оказал политик-суннит Мишан аль-Джубури, бывший баасист, много лет участвовавший в антиамериканском сопротивлении. При этом Муктада ас-Садр, возглавлявший в 2004-2008 годах непримиримое крыло иракских шиитов и наводивший своей «Армией Махди» ужас на врагов, даёт понять, что он готов выступить лидером общенационального движения за обновление Ирака.

http://www.fondsk.ru/news/2016/05/11/kuda-privela-iraksko-amerikanskaja-demokratia-40157.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #8 : 21 Мая 2016, 04:05:53 »

Антон ВЕСЕЛОВ

Ирак: сползание во мрак



 События 30 апреля увенчали очередной этап развития «нового демократического и свободного Ирака» - толпа ворвалась в здание высшего законодательного органа страны, избила попавшихся под руку депутатов, разгромила помещения и авто на прилегающей парковке, провела пикник на Площади торжеств, после чего, не торопясь, малыми группами, покинула «Международную зону» - ту самую, которая официально и неоднократно объявлялась властями предержащими самым безопасным местом в Ираке.

Стало окончательно ясно: ситуация выходит за все допустимые границы и требует немедленных и самых решительных мер. 1 мая по инициативе президента страны Фуада Маасума состоялась экстренная встреча высшего руководства Ирака с некоторыми политико-религиозными лидерами, по итогам которой было обнародовано совместное заявление: «Решено продолжить консультации с целью скорейшего выхода из сложившейся ситуации».

Гораздо больше для понимания происходящего дали сведения о том, что мнения ведущих политических группировок разделились на три примерно равные группы: одна склонна обвинить в случившемся премьера и командование вооруженных сил, которые не способны контролировать даже центр столицы, другая – самих парламентариев, всячески затягивающих проведение реформ и тем самым игнорирующих требования народа, а третья – буйствовавших демонстрантов. Всё как в арабской поговорке: «Договорились о том, что не договоримся».

Калейдоскоп последующих событий попутно обнажил некоторые любопытные детали. Во-первых, довольно чётко были обозначены сроки начала очередного этапа великой смуты («масштабного реформирования»). Так, 2 мая Муктада ас-Садр заявил, что берёт паузу и на два месяца уходит из политики, после чего покинул Ирак и вылетел в Тегеран. Примечательно, что накануне он потребовал скорейшего отстранения спикера парламента Салима аль-Джабури, но высказался против отставки премьера Х. аль-Абади, отметив, что «сейчас неподходящее для этого время». Вслед за этим в среде законодателей начали раздаваться призывы сформировать «временное правительство национального спасения» с широкими полномочиями на период до полутора лет, а также было высказано предложение об уходе депутатов на парламентские каникулы на период до двух месяцев. Снова упомянуты два месяца, почему?

Через два месяца, в середине июля, закончится мусульманский месяц Рамадан, период строгого мусульманского поста. Соблюдать его непросто даже в обычной обстановке, но в условиях постоянных перебоев с электроэнергией (и это когда температура в тени достигает 50 градусов), задержки зарплат, пенсий и иных бытовых проблем, роста терроризма пост превращается в крайне тяжелое испытание. В народе неизбежно будет накапливаться недовольство, и эта отрицательная энергетика потребует выхода. Понадобится только призыв, и масса обозлённых людей с готовностью выйдет на улицы.

В Багдаде это понимают, но изменить что-либо не в силах. Правительство и парламент фактически прекратили функционировать. Так, на заседание кабмина 10 мая прибыли лишь 13 из 22 министров, и премьер Хейдар аль-Абади объявил, что берёт на себя руководство министерством нефти. Назначенное на тот же день открытие сессии парламента не состоялось из-за отсутствия кворума, и возобновление нормальной работы высшего законодательного органа страны в ближайшее время маловероятно, поскольку бойкотировать заседания намерены представители движения М. ас-Садра, депутаты от курдской автономии (соответствующее решение было принято 5 мая в г. Сулеймания на совещании ведущих партий), «либерального блока» Айяда Алляви и некоторые другие. Более того, по мнению ряда оппозиционных депутатов, решения, принятые 30 апреля на заседании «фракции сторонников нынешней власти» (блока «Государство закона» и примкнувших), являются юридически ничтожными по причине отсутствия кворума, не являются обязательными для исполнения и могут быть оспорены в суде. Кратко, но ёмко охарактеризовал происходящее высший духовный лидер шиитов Ирака Великий аятолла Али Систани: «Мы предполагали, что они будут служить интересам граждан, но они устроили политическую свару и аукцион».

Террористическая группировка ИГ расценила наступивший хаос как подходящий момент для активизации боевых действий. На рассвете 3 мая исламисты предприняли крупнейшее с начала года контрнаступление одновременно на нескольких направлениях. Более 400 боевиков приняли участие в захвате г. Тель-Сакф в 20 км севернее Мосула, атакам подверглись небольшие городки Башика и Хазер (провинция Нейнава), район Махмур (провинция Эрбиль), бои возобновились к западу от г. Тикрит (провинция Салах эд-Дин), а также в районе Башир (на юго-западе провинции Таамим) и в южных пригородах Феллуджи (провинция Анбар). Наступление было отбито с большим трудом при массированной авиационной поддержке ВВС США.

В ответ на радужные сводки Министерства обороны Ирака о продолжающемся планировании победоносной операции по освобождению Мосула боевики ИГ резко увеличили интенсивность терактов с использованием смертников, демонстративно выбирая цели в районах, которые считаются наиболее защищенными. С начала мая произошло более 40 крупных терактов, жертвами которых стали свыше 350 человек. Неоднократным атакам подверглись различные районы Багдада, а также западный пригород Абу Грейб. 15 мая был атакован крупный завод по производству сжиженного газа в Таджи на севере столицы – погибли 18 человек, уничтожены три хранилища, огонь удалось погасить только спустя трое суток, временно была остановлена работа двух электростанций.

С целью нанесения наиболее болезненных ударов боевики ИГ объявили о планах распространить «красную зону» и в другие районы, в том числе на Юге. 1 мая они подорвали два заминированных автомобиля с водителями-смертниками в столице провинции Мусанна - городе Самава, в результате чего 33 человека погибли и около 70 были ранены. С середины мая все силовые структуры южных провинций Зи-Кар и Басра переведены в повышенную боевую готовность и несут службу в усиленном режиме в связи с тем, по данным спецслужб, что там резко возросла террористическая угроза, в том числе с использованием заминированных автомобилей и смертников с поясами шахида. Излишне напоминать, что на юге страны находится более 70% объектов нефтегазовой отрасли Ирака и основные пути снабжения, а почти все ранее дислоцированные там армейские части и соединения в 2014 г. были переброшены в провинцию Анбар и другие районы боев с ИГ.

Между тем «новая иракская армия», на подготовку, оснащение и вооружение которой США потратили более 24 млрд. долл., всё явственнее задвигается на второй план – на первые роли выходят военизированные формирования так называемого народного ополчения. Изначально заявленные как отряды шиитских добровольцев, они превратились в мощные, хорошо организованные силовые структуры. Общая численность «ополченцев» превышает, по оценкам, 130 тыс. человек, они располагают различными системами вооружения, включая реактивную артиллерию и танки. В отличие от армии и полиции, «ополченцы» идейно мотивированы и рвутся в бой, защищая «шиитские ценности и святыни» (в том числе в Сирии). Своими врагами они считают не только террористов ИГ с чёрными флагами, но и суннитов как таковых, а потому чрезвычайная жёстокость, в том числе в отношении местных жителей на территориях Ирака с преимущественно суннитским населением, для них норма.



«Народное ополчение» формально подчиняется напрямую главе правительства, однако созданный Комитет по делам ополчения по своим возможностям и влиянию превосходит любое федеральное министерство и нередко диктует свои условия. Так, ополченцам уже предоставлен статус участников боевых действий со всеми положенными льготами и привилегиями, семьям погибших выплачиваются значительные компенсации и выделяются земельные участки, раненых ополченцев отправляют на лечение за границу. В южных провинциях открыты официальные представительства, назначены ответственные за сектора и зоны, открыты лагеря подготовки, учебные центры и даже мастерские по ремонту вооружения.



Поскольку «народное ополчение» - организация шиитская (идея создания Национальной гвардии, с которой в 2014 г. выступили депутаты-сунниты, в парламенте не прошла), то линия противостояния в борьбе за власть всё отчётливее приобретает шиито-шиитский характер, а главными аргументами в споре становятся не политические силы, а стоящие за ними религиозные деятели и/или вооруженные группировки. В настоящее время они условно делятся на лояльных блоку «Государство закона» во главе с партией «Исламский призыв» и тех, кто оппонирует нынешней власти, стремясь сменить её. Между ними установилось равновесие сил, которое и сдерживает обе стороны от решительных действий. Однако паритет этот хрупкий – уже случались как отдельные стычки с применением оружия, так и ожесточенные боестолкновения. Переход одной из группировок, даже не самой большой, в другой лагерь может привести к масштабным боевым действиям на уничтожение. Достаточно сказать, что отряды «Асаиб аль-Хак» появились в результате распада «Армии Махди», а бывший ближайший сподвижник Муктады ас-Садра шейх Кейс аль-Хазали стал его личным врагом.



Лидер крупнейшей радикальной военизированной организации «Бадр» Хади аль-Амери (поддерживает Нури аль-Малики) уже заявил, что его формирования стягиваются к Багдаду, причём некоторые бригады снимаются с фронта и будут привлечены к охране «Международной зоны». Не отстают и на местах: в южных провинциях отмечены случаи, когда боевики «ополчения» выставляли свои блокпосты, а также осуществляли рейды и задержания. 8 мая группа вооруженных бойцов одного из формирований «народного ополчения» прибыла в порт Умм Каср и досмотрела одно из прибывших торговых судов на предмет наличия на борту оружия, при этом «ополченцы» были беспрепятственно допущены на территорию особо охраняемого стратегического объекта. Попытки военного командования противостоять «махновщине» привели к замене армейского генерала – командующего Оперативным командованием «Басра» на выходца из МВД. Главой МВД является ставленник и активных участник организации «Бадр».

Помимо ставших широко известными в Ираке группировок «Бадр», «Асаиб Ахль аль-Хак», «Кятаиб Хизболла», «Роты мира» появились многочисленные формирования с громкими названиями (дивизия «Аббас», «бригада Али», «Львы возмездия» и проч.), которые, являясь, по сути, незаконными вооруженными формированиями, предъявляют претензии не только на кусочек пирога, но и на собственную зону влияния. Опасность столкновения между ними будет нарастать, поскольку пирога на всех может не хватить. Однако их энергию можно направить в определённое русло, например для «сдерживания курдской экспансии». Курды открыто претендуют на нефтепромыслы близ Киркука и заявили, что не намерены уходить из занятых ими спорных районов, что уже неоднократно приводило к ожесточенным вооруженным столкновениям между пешмерга и «шиитскими ополченцами» в г. Туз-Хурмату (провинция Салах эд-Дин), а также в различных районах провинций Дияла и Нейнава.

Нелишним будет напомнить: большинство курдов исповедуют ислам суннитского толка, а численность курдского населения Ирака составляет около 5,5 млн человек (17,5% всего населения страны). И ещё одно важное обстоятельство - курды доказали, что умеют воевать и при этом ясно видят цель.

5 мая глава Совета безопасности Иракского Курдистана Масрур Барзани опубликовал статью в американской The Washington Post, где он заявил: «Ирак является несостоявшимся государством, и наше присутствие в нем обрекает нас всех на бесконечный конфликт и вражду… Ирак – это страна, которая не может защитить свой народ и едва ли может определить свои интересы… Именно поэтому Иракский Курдистан проведёт референдум по созданию суверенного государства, который формализует развод с Багдадом и сделает безопасный район, который мы теперь контролируем, родиной для курдского народа».

Референдум, если исходить из заявлений Эрбиля, состоится до конца 2016 года, возможно, уже в сентябре. Результаты референдума сомнений не вызывают, но осуществление давнего стремления курдов к независимости встретит решительное сопротивление влиятельных внешних сил, прежде всего Турции и Ирана. Судьбу граждан Ирака вновь будут пытаться решать за них.

http://www.fondsk.ru/news/2016/05/21/irak-spolzanie-vo-mrak-40362.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #9 : 03 Июля 2016, 16:58:44 »

Число погибших при теракте в Багдаде возросло до 131 человека



МОСКВА, 3 июл — РИА Новости. Число погибших при теракте в районе Аль-Каррада в центре Багдада возросло до 131 человека, сообщает в воскресенье телеканал "Аль-Джазира" со ссылкой на источники в силовых структурах.

Официального подтверждения этой информации не поступало.

Ранее сообщалось, что жертвами взрыва стали 83 человека, более 200 получили ранения.

Автомобиль со взрывчаткой взлетел на воздух рядом с религиозным центром для мусульман-шиитов. Ответственность за теракт взяла на себя группировка ИГ (запрещена в РФ). Позднее в иракской столице прогремел еще один взрыв — неподалеку от рынка на севере города взорвалась самодельная бомба.

РИА Новости

http://ria.ru/world/20160703/1457139852.html#ixzz4DLlJZ2Nd

Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #10 : 04 Июля 2016, 09:31:56 »

Число жертв теракта в Багдаде возросло до 165



 По последним данным, в результате теракта в столице Ирака Багдаде погибли 165 человек, ещё 168 получили ранения. Об этом сообщают местные власти.

«Взрыв в Эль-Карраде сегодня ночью привёл к гибели 165 человек и ранению ещё 168», — цитирует слова члена совета провинции Багдад Галиба аз-Замли РИА Новости.

Ранее сообщалось, что жертвами стали более 130 человек.

Напомним, один из взрывов произошёл в людном районе Эль-Каррада в центре иракской столицы: взлетел на воздух заминированный автомобиль. Позднее самодельное взрывное устройство сработало в восточной части Багдада.

Ответственность за двойной теракт в Багдаде взяли на себя боевики запрещённой в России террористической группировки «Исламское государство».

http://www.fondsk.ru/news/2016/07/04/chislo-zhertv-terakta-v-bagdade-vozroslo-do-165-41239.html

https://russian.rt.com/article/310735-chislo-zhertv-terakta-v-bagdade-dostiglo-165
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #11 : 07 Июля 2016, 09:37:42 »

В Великобритании признали ошибкой вторжение в Ирак



 Специальная следственная комиссия опубликовала доклад об участии Великобритании во вторжении в Ирак и роли Тони Блэра в этом процессе. По данным комиссии, вооруженный конфликт привел к гибели в общей сложности 150 тыс. человек, в том числе 179 британских солдат.

Иракский лидер Саддам Хусейн не представлял опасности на момент начала вторжения в страну в марте 2003 г., а операция Великобритании в этой стране «была ошибкой», с последствиями которой британские власти «сталкиваются до сих пор», говорится в отчете комиссии под руководством сэра Джона Чилкота.

По словам Чилкота, Ирак действительно имел некоторые запасы химического и биологического оружия, однако опасность этого оружия «преподносилась (британскими властями - ИФ) с такой степенью однозначности, которая не была оправдана».

«Мы пришли к заключению, что Великобритания приняла решение присоединиться к кампании в Ираке до того, как все мирные возможности решения конфликта были исчерпаны. Военные действия в то время не были последним средством», — сказано в документе.

Тогдашний премьер-министр Тони Блэр не представил хорошо проработанный план действий по решению кризиса в Ираке, подчеркнули авторы доклада.

«Мы должны использовать этот доклад, чтобы убедиться, что все ошибки войны в Ираке больше никогда не повторятся», — подытожил Чилкот.

Блэр рассказал о мотивах, побудивших его принять решение о вторжении в Ирак, и прокомментировал выводы государственной комиссии об участии страны в этом вооруженном конфликте. «Согласны люди с моим решением начать военные действия против Саддама Хусейна или нет, я могу сказать, что принял его из лучших побуждений и будучи уверенным, что оно послужит интересам страны», — заявил Блэр. Он отметил, что государственная комиссия предоставила конструктивную и полезную критику подготовительного этапа войны. «Я подробно отвечу сегодня днем. Я возьму на себя всю ответственность за все ошибки без исключения», — подытожил он.

По материалам Forbes, Lenta.ru, «Росбалта», «Интерфакса»

http://www.stoletie.ru/lenta/v_velikobritanii_priznali_oshibkoj_vtorzhenije_v_irak_786.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #12 : 07 Июля 2016, 09:39:41 »

«Врет, как дышит» - Пушков о позиции Блэра по вторжению в Ирак



Присоединение британских вооруженных сил к военному вторжению в Ирак, в результате которого были убиты около 100 тысяч иракцев и 179 британцев было ошибочным по причине неверных разведывательных данных, на которые опиралось правительство Великобритании, принимая подобное решение. Такая позиция британского экс-премьера вызвала резко негативную реакцию председателя комитета по международным делам Государственной Думы Алексея Пушкова.

По мнению Пушкова, Блэр откровенно врет, потому что пока Британии было выгодно участвовать во вторжении, разведданные были верными. Когда же скрывать преступность и бессмысленность подобных действий британского правительства стало не возможно, Блэр начал обвинять разведданные в их фальшивости.

"Тони Блэр врет, как дышит: "развединформация была верной" до вторжения в Ирак! А потом вдруг стала неверной. Пример лживого порочного лидерства", - коротко, но жестко прокомментировал позицию Блэра Пушков на своей странице в Twitter.

Напомним, глава комиссии, проводившей официальное расследование британского участия в иракской кампании в 2003–2009 годах, Джон Чилкот обнародовал выводы комиссии, согласно которым правительство ввело в заблуждение парламент перед вторжением.

"Великобритания сделала выбор присоединиться к операции по вторжению до того, как возможности мирного разоружения были исчерпаны… Военные действия в то время не были последним способом", — заключил Чилкот.

http://politrussia.com/news/laquo-vret-kak-dyshit-raquo-807/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #13 : 07 Июля 2016, 11:33:29 »

“Алименты” за Саддама: Багдад хочет заставить Лондон заплатить за 2003 год

Парламент Ирака собирается потребовать от правительства страны подать иск в международный суд против Великобритании за военное вторжение, которое силы международной коалиции, куда как раз и входили британцы, в 2003 году совершили в отношении Ирака.


Столица Ирака – город Багдад

Дело в том, что глава комиссии Великобритании, которая проводила расследование обстоятельств этой военной кампании, Джон Чилкот пришел к выводу, что это решение было принято на основе недоказанных сведений. Кроме того, Чилкот заявил, что военные действия против Ирака, были здесь далеко не единственным способом, способным разрешить создавшуюся в отношении Багдада ситуацию.

Кандидат юридических наук, доцент МГИМО Николай Топорнин в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что Ирак имеет право обратиться по этому поводу в международный суд – это право никто у Багдада не отбирал и отобрать не может.

«Другой вопрос, что непонятно, как иракцы будут аргументировать свою позицию, и что они будут инкриминировать Великобритании, ведь в международной практике таких прецедентов практически нет, когда происходит какая-то военная операция, а потом выясняется, что она произошла ошибочно, и страна выдвигает претензии по факту военного нападения в свой адрес», - констатирует Топорнин.

Здесь, по словам Топорнина, можно вспомнить разве что претензии стран Прибалтики к России, да и современные обвинения Украины, которые не имеют никаких перспектив.


Кандидат юридических наук, доцент МГИМО Николай Топорнин

«Есть и другие подобные «истцы» – в частности, в Африке, но каких-либо прецедентов в международном праве, чтобы за это была выплачена какая-то компенсация, на сегодня нет. Так что, технический процесс запустить здесь, наверное, можно. Возможно Ирак даже добьется каких-то политических дивидендов, инвестиций и льгот из Великобритании, но не обязывающего решения суда в свою пользу», - резюмирует Топорнин.

Так что, как считает Топорнин, Ирак в этом вопросе не сможет заставить британцев выплатить себе какую-либо компенсацию.

Впрочем, бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр, который в то время возглавлял британское правительство и активно способствовал участию Лондона в этой военной операции США и НАТО, уже заявил, что готов нести за все это ответственность.

«Здесь также не может идти речи о том, чтобы судили Блэра или какого-нибудь министра из его правительства. Это нельзя сравнивать с делом президента бывшей Югославии Слободана Милошевича и другими международными процессами над политиками. Они все привлекались за преступления против человечности – геноцид и прочее, что и было предметом разбирательства в суде по делу о бывшей Югославии. Кроме того, здесь был создан специальный суд, а именно международный трибунал в Гааге, у которого был специальный статут, ратифицированный затем странами-членами. Таким образом, данный институт получил международный статус для деятельности данного суда, хотя и не все страны согласились на создание подобного органа», - заключает Топорнин.


Бывший премьер Великобритании Тони Блэр

По мнению Топорнина, здесь также не может идти речи о том, чтобы те же члены Совета безопасности ООН, поставили этот вопрос на свое голосование, не говоря уже про то, что не только одна Великобритания проводила эту военную кампанию в отношении Ирака.

Здесь можно вспомнить знаменитые пробирки государственного секретаря США Колина Пауэла на Совбезе ООН, в которых, как он утверждал, скрывается иракское химическое оружие, которого, естественно, в них не было, что в итоге этот американский генерал и вынужден был потом признать.

Ведь, по сути, на основании этой инсталляции, которая, впрочем, не прошла Совбез ООН, западная коалиция и начала свою военную компанию против режима Саддама Хуссейна.

«Кроме того, Блэр уже отставной политик и непонятно, что вообще ему можно инкриминировать. Кроме того, здесь есть такой момент, что все политики ошибаются, а политик на то и политик, что он принимает политические решения, которые могут быть ошибочными, в том числе, и в вопросах внешней политики. Однако, это ведь не говорит, что такого политика нужно тут же за это судить», - констатирует Топорнин.

Также непонятно, в какой суд Ирак может подать по этому поводу иск, ведь статут трибунала в Гааге на это дело точно не распространяется.

Топорнин считает, что единственным судом, который может подойти иракцам и принять к рассмотрению этот иск является международный суд ООН, но ООН не санкционировал эту операцию и никак в ней не участвовал, так что, вряд ли иракцы смогут добиться здесь справедливости.

«Поэтому перспективы у этого дела минимальны, причем можно утверждать, что шанс Багдада здесь на уровне статистической погрешности. Поэтому речь здесь идет только о получении со стороны Багдада каких-то исключительно политических дивидендов, но не о том, чтобы Ирак получил компенсацию за военное вторжение Великобритании на свою территорию», - резюмирует Топорнин.

Дмитрий Сикорский

http://rueconomics.ru/183589-alimenty-za-saddama-bagdad-hochet-zastavit-london-zaplatit-za-2003-god
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76802

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #14 : 07 Июля 2016, 16:31:02 »

Дмитрий СЕДОВ

Лицемерное раскаяние Тони Блэра



 Выводы комиссии британского парламента, занимавшейся расследованием участия Великобритании наряду с Соединёнными Штатами в интервенции в Ираке, следовало бы высечь в камне как образец лицемерия правящего класса большой страны.

Общий вывод комиссии под председательством лорда Джона Чилкота гласит: решение бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра присоединиться к вторжению США в Ирак было «неоправданным» и «ненужным». Для правителей Британии не существует понятия допустимости или недопустимости агрессии: агрессия может быть только оправданной или неоправданной с точки зрения интересов Соединённого Королевства.

Великобритания, как и США, выше ООН, требований международного права и прочих глупостей.

Вот основные аргументы доклада комиссии лорда Чилкота:

- вторжение в Ирак произошло тогда, когда возможности мирного урегулирования еще не были исчерпаны,

- решение было неудовлетворительным с юридической точки зрения и основано на недостаточных разведданных,

- оценка угрозы иракского оружия массового уничтожения (ОМУ) была представлена с неоправданной уверенностью,

- правительство недооценило последствия вторжения.

В докладе сделан вывод о том, что военная операция разожгла внутренние конфликты в Ираке, повлекла вмешательство Ирана в иракские дела и открыла новые возможности перед международными террористическими организациями.

Все эти упрёки в адрес Блэра справедливы, но комиссия не задала ему главный вопрос: с какой целью ты полез в эту авантюру?

Бывшего британского премьера упрекают в последствиях агрессии, но ни слова не говорят о её целях. Значит, не будь этих последствий, Тони Блэр считался бы национальным героем, водрузившим над Ираком знамя демократии.

Правители Британии убеждены, что диктаторов вроде Саддама Хусейна нужно наказывать путем вторжения в их страны, а международное право при этом можно соблюдать, а можно и не соблюдать. Как получится.

Незатейливую мысль о том, что Великобритания вместе с Соединёнными Штатами сама же таких диктаторов и порождает, сэр Чилкот и его товарищи игнорируют. Это, мол, выдумки. Хотя роль англосаксов в укреплении режима Саддама Хусейна бесспорна. В своё время Вашингтон и Лондон нашли в лице Саддама добросовестного исполнителя своих планов по «сдерживанию» революционного Ирана, накачали его деньгами и оружием, и не вина багдадского диктатора, что Иран устоял в ожесточённой восьмилетней войне.

Да и последовавшее нападение Саддама на Кувейт произошло не без негласного одобрения англосаксов, которым казалось, что чем больше нефтяных полей контролирует их подручный, тем лучше. Так, по крайней мере, считали боссы англо-американских нефтяных корпораций.

Если бы составители доклада комиссии сэра Чилкота не сосредоточились на переговорах между Бушем-младшим и Блэром о наличии в Ираке ОМУ, а попыталось разобраться с лоббистской деятельностью корпораций «Шеврон», «Шелл», «Бритиш петролеум» и других, то картина предстала бы иная. Обнаружилось бы столкновение, с одной стороны, противников вторжения в Ирак по причине отсутствия у Саддама ОМУ, с другой – сторонников того тезиса, что распоряжение иракской нефтью должно находиться в надёжных руках. Данные о запасах нефти в Ираке разнятся, но ниже третьего места в мире среди стран-обладательниц чёрного золота никто эту страну не ставит.

И что значит международное право перед лицом такого аргумента, как нефть?

Конечно, количество жертв агрессии британских лордов тоже беспокоит. Нехорошо получилось. Погибло около трёхсот граждан Соединённого Королевства и приблизительно миллион аборигенов.

Однако главная беда не в этом. Блэр не предусмотрел появления «Исламского государства» (ИГ) - террористической организации, дестабилизировавшей Ирак настолько, что заходить в его нефтяной бизнес со своими активами стало невозможно. Разве что только разделив Ирак на несколько частей. Например, американцы договорились с курдами и те продают им нефть месторождений вокруг Киркука. Однако в целом ситуация скверная. Иракские активы растаскивают соседние арабские режимы, не испытывающие страха перед ИГ. А цивилизованный мир (читай: англо-американский дуумвират) остаётся, понимаешь, ни с чем. Поэтому Блэр заслуживает того, чтобы его наказать и сделать это во славу демократии.

А он, бедолага, пусть умывается слезами и на весь мир вещает: простите меня, люди добрые, я не имел нужных разведданных для принятия правильного решения. Блэр и тут рассматривает своих сограждан и всех прочих как недоумков, не способных, подобно комиссии лорда Чилкота, задать ему несколько неудобных вопросов.

Раз не имел нужных данных, зачем полез? Почему игнорировал результаты многочисленных международных инспекций, перевернувших весь Ирак в поисках ОМУ, но так его и не нашедших? Почему не принял во внимание сведения иностранных спецслужб (не ЦРУ, конечно, а российских, например) о том, что нет у Саддама никакого ни химического, ни ядерного оружия? Почему поверил пробирке Колина Пауэлла, уверявшего, что иракцам нужно совсем немного порошка, чуть больше, чем в этой пробирке, чтобы покончить со всем свободным миром? Почему не настоял на расследовании загадочного убийства британского учёного, правительственного эксперта по Ираку Дэвида Келли, обвинившего Блэра в фальсификации данных об иракском оружии массового уничтожения?

На эти вопросы у Тони Блэра ответов нет и быть не может. Потому что дать на них честные ответы было бы равносильно заявлению о том, что Соединённое Королевство – пуп земли и его политика не может быть предметом общественных дискуссий.

Как говорится, на том стоим.

http://www.fondsk.ru/news/2016/07/07/licemernoe-raskajanie-toni-blera-41297.html
Записан
Страниц: [1] 2 3
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!