Русская беседа
 
26 Сентября 2018, 05:33:50  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Юань роет яму доллару  (Прочитано 1756 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 11 Марта 2015, 22:39:56 »

Алексей Вязовский

Юань роет яму доллару



Китай последовательно создает все условия для того, чтобы юань стал новой резервной валютой

Мало кто обратил внимание, но начало года ознаменовалось важным событием. За январь Китай скупил в свои резервы более 140 тонн золота.

Всего запасы драгоценного металла в хранилищах Поднебесной увеличились к концу февраля сразу на 220 тонн.

Можно сказать, что Китай поставил очередной рекорд и скупил все добытое в 2015 году золото, опередив таким образом Индию, которая до недавних пор являлась крупнейшим потребителем драгоценного металла в мире. Это факт номер один.

Факт номер два – наш сосед упорно продолжает увеличивать количество своп-линий с центральными банками разных стран. Что такое своп-линия? Это взаимный обмен валютами по определенному курсу и на определенный срок, минуя доллары США. Заключив соглашение о своп-линии, правительства могут пользоваться иностранной валютой, эмитируя внутреннюю и сразу же обменивая ее.

Кроме того, центральные банки, с кем Китай подписал валютные свопы, могут выдавать кредиты своим банкам в юанях. Уже больше 20 стран подписали подобные соглашения на общую сумму свыше 3,64 трлн юаней.

Всего за четыре года объем своп-линий вырос в 350 раз. Кстати, и у российского ЦБ есть своп-линия с Народным банком Китая на 150 млрд юаней (около 24,5 млрд долларов) сроком на три года.

Факт номер три. По данным международной системы расчетов SWIFT, доля операций, проводимых с использованием юаня, за декабрь прошлого года увеличилась до нового рекордного уровня в 2,17% относительно данных октября 2014 года в 1,59%. Юань обогнал канадский доллар и занял пятое место по объему платежей.

Таким образом, мы видим, как Китай последовательно создает все условия для того, чтобы юань стал новой резервной валютой. Во-первых, Поднебесная увеличивает обеспеченность своей валюты золотом.

Речь, разумеется, не идет о возврате к золотому стандарту (всего драгоценного металла во всех хранилищах всех центральных банков слишком мало, чтобы обслужить объемы мировой торговли). Однако увеличение запасов золота очевидным образом вызывает доверие у потенциальных инвесторов.

Если же им еще будут предложены первоклассные долговые бумаги, номинированные в юанях – то можно считать, что спрос на валюту будет гарантированным. Во-вторых, спрос на юани подогревается через своп-линии, которые обслуживают взаимную торговлю Китая с другими странами. Чем больше торговля – тем больше объем своп-линий.

По прогнозам к 2020 году Поднебесная вполне может отвязать курс юаня от доллара США, отменить ограничения на капитальные операции и пуститься в свободное плавание по волнам финансовых рынков.

http://www.km.ru/economics/2015/03/11/zoloto-i-dragotsennye-metally/755950-yuan-roet-yamu-dollaru
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 18 Марта 2015, 20:52:50 »

Западные банки слетелись на азиатский сахарок



 Имиджевой революцией для западной банковской системы можно назвать планы Франции, Германии и Италии войти в копилку Asia Infrastructure Investment Bank (AIIB), который считается потенциальным конкурентом Всемирного банка.

Учреждение, созданное трудами Китая, собрало под своей крышей всех тружеников азиатского тыла: Бангладеш, Бруней, Камбоджа, Индия, Казахстан, Кувейт, Лаос, Малайзия, Монголия, Мьянма, Непал, Оман, Пакистан, Филиппины, Катар, Сингапур, Шри-Ланка, Таиланд, Узбекистан и Вьетнам.

Теперь в этой компании появятся бледные прихлебатели из Священной Римской империи. Очевидно, что решение войти в азиатскую долю принято европейцами не от легкой жизни. Тем более что месяцем ранее США призывали своих европейских коллег воздержаться от членства в банке. Интерес к AIIB также проявляет Австралия.

Идея организации финансовой структуры для развития региона и промышленных преобразований — плод бессонных трудов лидера КНР Си Цзипина. Теперь из фондов этого банка финансируется строительство эпической трансконтинентальной железной дороги Пекин-Багдад. Предполагается участие и в других проектах такого рода.

Комментарий экономиста Алексея Пухаева:

«Западные банки хотят застолбить себе место на одном из самых динамичных рынков мира. Главной мотивацией для них в данном случае является спрос. Быстрее всего доходы (в их абсолютном, а не относительном значении) могут расти в Азиатском регионе. Спрос на какие-то потребительские товары растет здесь намного быстрее, нежели в Европе или в США. Упускать такую возможность из-за политических или идеологических мотивов неразумно с точки зрения выгоды. Американцы сами не прочь интегрироваться в Азию. Именно этим объясняется их недовольство поведением финансовых партнеров из Европы.

США расчетливое государство, — абсолютно все их решения исходят исключительно из национального интереса. Чему мы, в свою очередь, можем только позавидовать. Например, США ни за что бы не ввели санкции против России, если бы это могло ударить по их экспорту. Поэтому в результате их санкций товарооборот России с европейцами сократился, а с американцами вырос. В данном случае речь также идет не о какой-то идеологии, а о банальной борьбе за рынок».

http://rusvesna.su/economy/1426675418

http://nacontrol.ru/ekonomika/zapadnye-banki-sletelis-na-aziatskij-sakharok/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 04 Сентября 2015, 16:38:35 »

Глава ВТБ: Банк готов к переходу на расчеты с Китаем в нацвалютах



 Банк ВТБ готов к переходу на расчеты с Китаем в национальных валютах. Об этом в интервью телеканалу «Россия 24» заявил президент, председатель правления банка Андрей Костин.

    «На сегодня банковская система готова к этому. По крайней мере, такой банк, как ВТБ»,- сказал он, отметив, что процесс к перехода к расчетам в нацвалютах «не остановить».

По его словам, резерв использования национальных валют позволяет серьезно нарастить потенциал взаимной торговли и взаимных инвестиций.

«Механизмы для этого созданы. Я думаю, что абсолютно нормально за 3–4 года нарастить реальный потенциал. Во многом это зависит от поведения самих контрагентов», — сказал Костин.

Он отметил, что преобладание доллара в торговле между Россией и Китаем сейчас обусловлено характером российского экспорта.

«Большую долю торговли между странами составляют энергоносители. Там расчеты традиционно проводились прежде всего в американском долларе», — подчеркнул банкир.

http://rusvesna.su/economy/1441366274

http://tass.ru/ekonomika/2236734
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 04 Сентября 2015, 18:56:29 »

Создание российско-китайского рынка золота уничтожит доллар



США пытается убедить весь мир в том, что цены на золото снижаются, поскольку «желтый металл» стал угрожать роли доллара как мировой резервной валюте.

Об этом пишет доктор политических наук Принстонского университета Вильям Энгдаль в своей колонке для New Eastern Outlook.

    На бирже Comex c 2011 г., когда золотые фьючерсы стоили $1896 , постоянное падение привело их к отметке $1099 за тройскую унцию. Однако эта площадка управляется крупными западными банками, которые делают все, что в их силах, не брезгуя даже продажей поддельных слитков, чтобы обрушить цены на этот драгоценный метал. Основания для подобных действий у них есть самые серьезные — в 2011 году золото серьезно угрожало роли доллара как мировой резервной валюте.

    Подобными действиями западные банки не смогли провести ни Россию, ни Китай. Вслед за созданием Банка развития БРИКС, странами-членами этой организации уже намечено создание золотого резервного фонда БРИКС. Более того, Россия и Китай продолжают стремительно наращивать добычу золота, что особенно актуально для Москвы, золотые резервы которой сильно поредели в советские годы и в 90-е гг.

    Действия России и Китая по созданию собственного рынка золота позволят избавиться от англо-американского сговора по манипулированию ценами, который препятствовал естественным потокам желтого металла в мировой экономике.

    В первые пять месяцев года Россия увеличила золотодобычу в шесть раз и, по мнению многих, она недалека от обеспеченного золотом рубля. В то же время Китай, стремящийся сделать юань мировой резервной валютой, также заинтересован поддержать его металлом.

Как отмечает Энгдаль, Китай и Россия предпринимают все попытки, чтобы подкрепить свою эмиссионную политику хорошим золотым запасом. На его взгляд, эти действия сделают рубль и юань чрезвычайно конкурентными в борьбе с долларом.

Китай и Россия занимают первое и третье места в списке мировых производителей золота. ЮАР, входящая вместе с ними в БРИКС и в 2006 году бывшая лидером производства золота, сейчас на седьмом месте, в то время как Узбекистан, член Шанхайской организации сотрудничества, занимает восьмое место. По словам аналитика, все вместе эти страны медленно, но верно формируют новую альтернативу системе, основанной на раздутом долларе, и через 3-5 лет станут самым быстрорастущим и крупным экономическим пространством на планете. И это определенно беспокоит Уолл-стрит, казначейство и Федеральную резервную систему США.

http://ktovkurse.com/mirovaya-ekonomika/sozdanie-rossijsko-kitajskogo-rynka-zolota-unichtozhit-dollar?utm_source=infox.sg
« Последнее редактирование: 14 Декабря 2015, 11:26:22 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 08 Сентября 2015, 17:08:38 »

Как Китай наносит удар по нефтедоллару



 Фьючерсный контракт на нефть, который китайские власти собираются запустить к концу года, станет еще одним ударом по американскому доллару. Об этом пишет издание The Telegraph.

О запуске нового нефтяного контракта, который будет номинирован не в долларах, а в юанях, стало известно на прошлой неделе. Эксперты практически сразу оценили это событие и назвали его важным сигналом для мировых рынков. Это и неудивительно, ведь китайский фьючерс должен составить конкуренцию фьючерсу на смесь Brent, который сейчас является своего рода эталоном.

Вторая по величине экономика в мире не желает сидеть сложа руки и хочет принимать активное участие в ценообразовании товара, являющегося основным источником энергии для страны. Именно поэтому было принято решение о запуске на Shanghai International Energy Exchange (INE) своего контракта, который, как мы уже отметили, будет номинирован в юанях.

Необходимо также учитывать тот факт, что роль Китая в формировании сырьевых цен и так довольно высока. Объемы торговли металлами на биржах Китая уже зачастую превышают объемы торговли на Лондонской бирже металлов (London Metal Exchange). 10 из 20 контрактов по сырьевым активам сельскохозяйственного сектора, которые показали наибольший объем торгов в 2014 г., пришлись на китайские сырьевые площадки.

В связи с этим есть все основания полагать, что новый фьючерс будет также пользоваться спросом и сможет составить серьезную конкуренцию и контракту на смесь Brent, и его двоюродному брату — фьючерсу на WTI. Forbes Отметим также, что китайские власти действуют довольно грамотно, ведь они не просто запускают контракт, они готовят для его запуска серьезный фундамент.

Впервые в истории Поднебесной независимым НПЗ разрешено импортировать нефть, а государственным компаниям фактически предписано обеспечивать обороты на внутреннем рынке, где и будет торговаться контракт на нефть в юанях. Кроме того, к торговле фьючерсными контрактами на нефть будут допущены иностранные инвесторы.

Торговля нефтяными фьючерсами на INE фактически создаст первую сырьевую площадку в Китае, которая будет открыта для иностранцев. Таким образом, это можно расценивать как шаг в рамках долгосрочной стратегии по постепенному увеличению открытости финансовой системы Китая.

Конечно же, пока рано говорить о кончине фьючерса на смесь Brent: для этого еще должно пройти достаточно много времени, но тем не менее изменения, которые мы увидим, безусловно, будут оказывать влияние на рынок нефти и на мировую финансовую систему в целом. Юань за последние годы и так совершил огромный рывок и стал одной из самых используемых в мировой торговле валют, а расчеты за нефть в юанях придадут этой динамике еще один очень сильный импульс.

http://rusvesna.su/economy/1441638809
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 10 Октября 2015, 07:15:04 »

Валентин КАТАСОНОВ

Юань завоёвывает место под солнцем



 На днях ведущие информационные агентства сообщили, что, по данным международной расчетной системы SWIFT, юань занял четвертое место среди всех валют по использованию в международных расчетах. Доля платежей с использованием юаня в августе увеличилась до 2,79% с 2,34% в июле. Китайская валюта обогнала японскую иену (2,76%). Всего за три года юань оставил позади 7 валют по объемам использования в мировом товарообороте, включая сингапурский и гонконгский доллары, норвежскую и шведскую кроны, швейцарский франк, канадский доллар. Сегодня впереди юаня как валюты международных расчетов остаются только доллар США, евро и фунт стерлингов.

Здесь важен и такой показатель, как доля юаня в международных резервах разных стран. Известно, что уже многие государства (по экспертным оценкам, на начало текущего года не менее 30) накапливают китайскую валюту в своих резервах, но данные о величине таких накоплений не раскрываются.

Правительство и Народный банк КНР упорно продвигают свою валюту по всему миру. Китай имеет соглашения с более чем 170 странами по использованию юаня в качестве платежного инструмента. Еще с 27 странами Китай подписал соглашения о валютных свопах на общую сумму почти 3 трлн. юаней. Юань начинает использоваться не только для расчетов в международной торговле, но и в операциях на фондовых биржах и для инвестиций. В октябре 2014 г. Великобритания выпустила суверенные облигации в китайской валюте на сумму 3 млрд. юаней (300 млн. фунтов стерлингов, или 488 млн. долл.). Это первая эмиссия суверенных облигаций в китайской валюте в Европе. Кроме того, в прошлом году облигации в юанях выпустили Австралия, Канада и Шри-Ланка. Имеются сведения, что юань стал использоваться в офшорах.

8 октября 2015 года официально начала работу китайская система международных платежей (CIPS), которая даст возможность зарубежным участникам рынка вести расчеты в юанях напрямую с китайскими партнерами. Правительство КНР надеется с ее помощью повысить уровень международного признания своей валюты.

Для Пекина вопросом принципа становится официальное присвоение юаню статуса полноценной резервной валюты. К таковым на сегодняшний день относятся лишь те валюты, которые Международным валютным фондом включены в так называемую корзину SDR. Напомним, что SDR (Special Drawing Rights, специальные права заимствования) – это безналичная денежная единица, выпускаемая МВФ. Первая порция SDR была выпущена в январе 1970 года, когда возник острый дефицит международной ликвидности. В те времена были даже планы замены доллара США на SDR как наднациональную валюту, но вариант не прошел. На Ямайской международной валютно-финансовой конференции дяде Сэму, умело защищающему интересы хозяев печатного станка ФРС, удалось продавить решение о замене золотодолларового стандарта на бумажно-долларовый стандарт. Однако денежная единица под названием SDR сохранилась как рудимент мировой валютной системы.

Курс SDR публикуется Международным валютным фондом ежедневно и определяется на основе долларовой стоимости корзины из четырех ведущих валют: доллар США, евро, иена и фунт стерлингов. До введения евро курс был привязан к корзине из пяти валют: доллара США, немецкой марки, французского франка, иены и фунта стерлингов. Вес валют в корзине пересматривается каждые пять лет. В конце текущего года должен состояться очередной пересмотр. Китай очень рассчитывает на то, что в результате такого пересмотра юань окажется в корзине SDR. СМИ сообщают, что США как главный акционер Международного валютного фонда (им принадлежит самая большая доля в капитале и голосах фонда) всячески противодействуют включению юаня в корзину. Китай же тщательно готовит почву для решения о таком включении. Одним из последних шагов в этом направлении можно считать решение Пекина о предоставлении фонду информации о международных резервах КНР в соответствии со стандартами МВФ. Событие знаковое. Фактически Китай заявил о том, что становится полноправным участником программы фонда, которая называется COFER (Сomposition of official foreign exchange reserves). COFER - это база данных МВФ, в которой отражается состав официальных валютных резервов 146 стран-членов организации (напомним, что всего в фонде состоит 188 стран, следовательно, 42 страны в программе не участвуют). Некоторые обобщенные данные из базы COFER находят отражение в официальной статистике МВФ. Однако большая часть информации по резервам хранится в строгой тайне. Совокупный объем международных резервов, по которым предоставляется информация в COFER, составила на середину 2015 года 11,4 трлн. долл.

Присоединение Китая к программе COFER – серьезный и рискованный шаг со стороны Пекина. Фонд, а следовательно, и главный его акционер (США) будут лучше понимать игру, которую ведет Пекин. Хорошо известно, что Китай много лет накапливает золото в своих резервах. Об этом косвенно можно судить по статистике национальной добычи металла (более 400 тонн в год), импорта золота, операций с драгоценным металлом на Шанхайской бирже и т.д. По оценкам экспертов, золотые резервы Китая составляют не менее 5 тысяч тонн. А некоторые даже полагают, что Китай уже догнал Соединенные Штаты, у которых золотые резервы, согласно официальным данным, равны 8100 тоннам. С 2009 года статистика КНР неизменно давала одну и ту же цифру золотых запасов – 1054 тонны. И вот, наконец, в июле 2015 года Народный банк Китая неожиданно выдал новую цифру золотых запасов – 1658 т. Прирост по сравнению с предыдущим месяцем 604 тонны! В августе цифра запасов снова обновилась – 1693 т. Можно ожидать, что теперь каждый месяц Пекин будет увеличивать эту цифру, рассчитывая получить поддержку фонда в вопросе о включении юаня в корзину резервных валют.

До конца планы Пекина по продвижению юаня не понятны. Можно предполагать, что включение юаня в корзину нужно для того, чтобы сделать следующий шаг в Международном валютном фонде – добиться пересмотра доли Китая в капитале и голосах фонда. ВВП Китая, рассчитанный по паритету покупательной способности (ППС), в прошлом году превзошел ВВП США. Китай стал первой экономикой мира. В то же время квота США в голосах МВФ равна 17,7%, а квота Китая – лишь 4,2%. Вашингтону все еще принадлежит право вето по решениям МВФ (для этого необходимо не менее 15% голосов). Китай рассчитывает на повышение своей квоты как минимум в два раза. Однако Вашингтон страшно боится пересмотра квот. В конце этого года будет уже пять лет с того времени, когда МВФ принял решение о корректировке квот, но США до сих пор его не ратифицировали. Из-за этого работа фонда фактически парализована. Если юань получит статус резервной валюты, то нынешняя квота Китая будет тем более выглядеть абсурдно мизерной.

Полагаю, что официальное присвоение юаню звания резервной валюты для Пекина является вопросом престижа. Не могу согласиться с теми экспертами, которые считают, что Пекин будет стремиться бесконечно наращивать долю юаня в международных расчетах. Превращение национальной денежной единицы в международную валюту имеет много минусов, порождает смертельно опасные последствия. Достаточно посмотреть на доллар США. Когда в 1944 году на международной конференции в Бреттон-Вудсе американской делегации удалось продавить решение о золотодолларовом стандарте, патриоты-изоляционисты в Америке начали активное противодействие ратификации этого решения. Они прекрасно понимали, что превращение доллара США в международную валюту будет означать смертный приговор американской промышленности. Ведь для того чтобы доллар оказался за пределами США и обслуживал расчеты в мире, надо было сделать торговый и платежный баланс США дефицитным. Только при наличии дефицита «зеленая продукция» печатного станка ФРС могла оказаться за пределами американской экономики. Позднее эта простая истина была изложена в учебниках по экономике и финансам под названием «Парадокс Триффина» (Триффин - американский экономист бельгийского происхождения).

В свою очередь, увеличение зеленой бумажной массы за пределами США означает не что иное, как наращивание внешнего долга Америки. А делать это бесконечно можно лишь при опоре на военную силу, поскольку добровольно зелёные бумажки (необеспеченные долговые расписки) никто принимать и накапливать не захочет. Обеспечением доллара как международной валюты на сегодняшний день является не экономика США (там процесс деиндустриализации уже близок к завершению), а 6-й американский флот и бомбардировщики ВВС США.

Думаю, что в Пекине многие это понимают. Далеко не все в Китае разделяют восторги по поводу планов завоевания мира юанем. Точно так же многие в Китае понимают, что тупиковым вариантом является и введение золотого юаня. Можно уверенно сказать, что если Пекин и накапливает жёлтый металл, то отнюдь не для того, чтобы ввести у себя золотую валюту. Скорее всего, запас золота рассматривается как стратегический ресурс, чрезвычайное платежное средство. В высших партийно-государственных кругах КНР есть немало людей, которые полагают, что самой подходящей для страны является социалистическая модель, основанная на государственной валютной монополии и запрете использования национальной денежной единицы в международных расчетах. Сегодня эти люди пребывают в глухой обороне, поскольку китайское общество находится под сильным влиянием идей экономического либерализма.

Тактические цели и задачи Пекина в области валютно-финансовой политики достаточно понятны. Намного сложнее понять, в чем заключается его валютно-финансовая стратегия. Впрочем, смею предположить, что на сегодняшний день её просто нет. В партийно-государственном руководстве КНР борьба за выбор пути развития страны продолжается.

http://www.fondsk.ru/news/2015/10/10/uan-zavoevyvaet-mesto-pod-solncem-35947.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 08 Декабря 2015, 06:29:12 »

Валентин КАТАСОНОВ

Доллар и юань. Два варианта валютной политики Китая



 В валютной политике двух крупнейших экономических держав – США и Китая – можно усмотреть немало парадоксального и противоречивого. США, например, обвиняют Китай в том, что тот занижает курс юаня и тем самым искусственно стимулирует экспорт. Однако задумаемся: за счет чего Китаю удается занижать курс национальной денежной единицы? Ответ очевиден: за счет валютных интервенций Народного банка Китая. Чем активнее Центробанк Китая скупает на валютном рынке доллары, тем, соответственно, выше курс «зеленого» по отношению к юаню и тем ниже курс юаня по отношению к «зеленому». Разве США не заинтересованы в том, чтобы Народный банк Китая закупал продукцию печатного станка ФРС? Если Китай возьмет курс на повышение курса юаня, тогда возникнет проблема с дальнейшей реализацией «зеленой продукции». А для паразитического американского капитализма прекращение спроса на «зеленую продукцию» ФРС смерти подобно. То есть Америка недовольна и в том случае, когда Пекин играет на понижение своей валюты, и в том случае, когда он ее укрепляет или, по крайней мере, поддерживает на плаву.

Точно так же Китай недоволен как тем, что Вашингтон на протяжении ряда лет проводил политику количественных смягчений, ослаблявшую доллар США и укреплявшую юань по отношению к американской валюте, так и тем, что Вашингтон свернул программу количественных смягчений и собирается впервые за несколько лет поднять учетную ставку ФРС. В первом случае подрываются позиции китайских экспортеров, ориентированных на рынок США. Во втором случае возникает угроза мощного оттока капитала из Китая. Впрочем, ставка ФРС еще не поднята (ее повышения ожидают в самое ближайшее время), а капитал из Китая уже бежит в направлении Америки. Планы Пекина по интернационализации юаня могут быть сорваны.

Такой парадоксальный «валютный дуализм» Вашингтона и Пекина объясняется тем, что оба государства пытаются совместить в своей валютной политике противоположные задачи. Они хотят обеспечить своим экспортерам благоприятные позиции на мировых товарных рынках и одновременно создать крепкие позиции на мировом рынке капитала. Для решения первой задачи нужно снижение валютного курса своей денежной единицы, для достижения второй задачи – укрепление.

Если посмотреть на реальную валютную политику США, абстрагируясь от конъюнктурных заявлений американских чиновников, то очевидно, что Вашингтон проводил и продолжает проводить долгосрочный курс на крепкий доллар. Если бы было иначе, мировая долларовая система давно бы уже рухнула. А возмущенные заявления Вашингтона насчет того, что Китай проводит курс на занижение курса своей валюты («валютный демпинг»), носят в основном политический характер. Это одно из традиционных, хорошо отработанных средств давления США на Пекин. Вашингтон гораздо больше боится курса Пекина на укрепление юаня. Ибо этот курс будет подрывать мировую систему доллара, которую США выстраивали на протяжении всего ХХ века, организовав для этого две мировые войны. Таким образом, у США «валютный дуализм» существует лишь в риторике американских политиков, реальная валютная политика Вашингтона нацелена на ослабление других валют по отношению к доллару.

Тактически США может пойти на временное укрепление других валют. Но только на временное. И только такое, которое нужно Вашингтону. Яркий пример – известное «соглашение Плаза» в 1985 году. Тогда Вашингтон добился от Токио поднятия курса иены. Это повышение было роковым для Японии: экспорт товаров Страны восходящего солнца стал падать, что нанесло удар по всей экономике. «Соглашение Плаза» поставило крест на так называемом японском экономическом чуде. Иена, которую еще в 70-е годы прошлого века называли конкурентом доллара, окончательно закатилась. Дядя Сэм великодушно разрешил иене сохранить статус резервной валюты, оставив ее в «валютной корзине» МВФ. Она стала чем-то наподобие музейного экспоната. Впрочем, экспоната поучительного.

Если же обратиться к Китаю, то «валютный дуализм» в политике Пекина - не оптический обман, как в случае с Вашингтоном.

На протяжении нескольких десятилетий Китай наращивал свой товарный экспорт, завоевывая мировые рынки и став на сегодняшний день экспортером №1. Благодаря экспорту Китай стал ведущей экономической державой мира, если оценивать валовой внутренний продукт страны по паритету покупательной способности юаня по отношению к доллару. Так называемое китайское экономическое чудо - результат действия нескольких факторов: низкие издержки на рабочую силу, торговый режим особого благоприятствования со стороны США и других стран Запада (что было обусловлено геополитическими планами Запада в отношении Китая), заниженный курс китайской валюты.

Нас интересует последний из названных факторов. В политике валютного курса юаня на протяжении последних десятилетий можно выделить четыре основных периода.

Первый период. С начала 1980-х гг. до 1994 года. Неуклонное снижение курса юаня по отношению к доллару США. Наиболее резким было снижение курса юаня в 1994 году, когда он обесценился на треть по сравнению с предыдущим годом. В целом за период 1981 – 1994 гг. номинальный валютный курс юаня упал на 80%. В начале периода 100 долларов США обменивались на 170,80 юаней, в конце периода – на 861,87 юаней (среднегодовые значения курса).

Второй период. 1994-1997 гг. Некоторое (примерно на 4%) повышение курса юаня.

Третий период. 1998-2004 гг. Стабильный (фактически фиксированный) курс юаня. Он составлял около 827 юаней за 100 долларов США.

Четвертый период. С 2005 г. по настоящее время. Постепенное повышение курса юаня. В начале периода среднегодовое значение курса было 835,10 юаней за 100 долларов США, а в 2014 году – 614,28 юаней. За десятилетний период произошло удорожание юаня к доллару примерно на 35%.

В целом за период 1981- 2014 гг. юань обесценился почти на три четверти (на 72,3%), причём процесс обесценения юаня закончился более 20 лет назад. Примечательно, что на фоне этого реального укрепления юаня Вашингтон продолжал твердить о «недооцененном» юане. Более того, укреплению юаня в немалой степени невольно способствовал сам Вашингтон. В ходе финансового кризиса ФРС и Казначейство США осуществляли громадные долларовые вливания в банковскую систему, что способствовало обесценению доллара. После финансового кризиса в США была запущена программа количественных смягчений, которая продолжала ослаблять зеленую валюту. Таким образом, некоторый вклад в укрепление юаня можно считать заслугой американских денежных властей.

В течение последнего года в поддержании юаня активно стали участвовать денежные власти Китая. Их задача состояла даже не в том, чтобы укреплять свою денежную единицу, а в том, чтобы не допустить ее падения. Уже в начале прошлого года ФРС США стала намекать, что программа количественных смягчений в Америке будет сворачиваться. Это было сигналом к тому, что период некоторого вынужденного ослабления доллара заканчивается и скоро начнется его укрепление. Еще до этого сигнала обозначился разворот мировых потоков капитала в сторону США - движение капитала из периферии мирового капитализма в сторону Америки. Это напрямую затронуло Китай. В силу несовершенства китайской статистики, трудно сказать, каковы были масштабы оттока капитала из Китая в прошлом году. Летом этого года СМИ писали о "пугающе большом" оттоке капитала из Китая в 2014 году на уровне 800 млрд. долл. По-видимому, это всё же завышенная цифра, но даже если взять половину от нее, нельзя не признать, что это серьезный фактор подрыва валютного курса юаня. По оценкам Минфина США, отток капитала из Китая за первые восемь месяцев текущего года составил еще 500 млрд. долл.

Все это было некстати Пекину, который в течение последнего года целенаправленно боролся за придание юаню статуса официальной резервной валюты. Для этого денежные власти Китая, начиная с середины прошлого года, стали активно проводить валютные интервенции, щедро тратя на это свои международные резервы. Как известно, летом 2014 года Китай поставил мировой рекорд по накоплению таких резервов, достигнув планки в 4 триллиона долларов. А после этого он начал их «палить». Согласно последним данным (на конец октября 2015 года), международные резервы Китая опустились до 3,5 трлн. долл. За год с небольшим Китаю пришлось «спалить» полтриллиона долларов. Игра была очень рискованная, затраты могли не окупиться. Но, к счастью для Пекина, в последний день ноября Совет директоров МВФ все-таки принял решение о включении юаня в корзину резервных валют Фонда.

Я не исключаю, что временный позитивный эффект от получения юанем статуса резервной валюты китайская экономика получить может. Часть инвесторов, вероятно, вложится в юаневые активы, проводя валютную диверсификацию своих инвестиционных портфелей. Однако вряд ли найдутся инвесторы, которые полностью уйдут в юань. Ряд событий уходящего года, скорее всего, будет охлаждать пыл инвесторов. Отметим два из них.

Во-первых, резкое проседание фондового рынка Китая летом этого года, когда правительству удалось купировать развитие масштабного кризиса благодаря введению жестких административных мер (типа моратория на операции с ценными бумагами) и бюджетных вливаний для поддержания тех участников рынка, которые являются стратегически важными для китайской экономики.

Во-вторых, так называемая девальвация китайского юаня, которая произошла в августе сего года. Тогда в течение одного дня имело место рекордное за 20 лет проседание валютного курса юаня (почти на 2%). Западные СМИ поспешили заявить, что Пекин начинает валютную войну. Конечно, никакой валютной войны Китай начинать не собирался. Скорее, это был досадный сбой со стороны денежных властей Китая, которые, несмотря на валютные интервенции, не смогли обеспечить поддержание имиджа юаня накануне судьбоносного решения вопроса о его резервном статусе.

У Китая накопилось немало проблем, которые с помощью превращения юаня в резервную валюту не решить. Это, во-первых, сохранение пузырей на фондовом рынке Китая. Во-вторых, большие долги разных секторов экономики. В-третьих, наличие громадного сектора теневого банкинга. В-четвертых, повышение стоимости рабочей силы в Китае. Плюс к этому ожидаемое повышение процентной ставки ФРС, что лишь ускорит бегство капитала из Китая. Если валютная звезда под названием «иена» поднималась на мировом небосклоне в течение многих лет (до 1986 года), то валютная звезда «юань» может упасть вскоре же после взлета.

Китаю в ближайшее время предстоит определиться со своей валютной политикой. В стране идут дискуссии на этот счёт, и здесь можно выделить два основных направления.

Сторонники одного направления настаивают на продолжении нынешней политики сдерживания роста курса китайской валюты, то есть на дальнейшем развитии китайской экономики за счет форсирования экспорта.

Сторонники другого направления ратуют за то, чтобы укреплять валютный курс юаня, превращая его в международную валюту, переходя постепенно от международной торговли к международным операциям с капиталом. Обе концепции уязвимы. В конце октября 2015 года в Китае прошел V пленум ЦК Коммунистической партии Китая (КПК), на котором был одобрен 13-й пятилетний план социально-экономического развития КНР на период 2016 – 2020 гг. Внимательное изучение этого 100-страничного документа показывает, что концепция нового пятилетнего плана представляет собой некое сочетание точек зрения сторонников первого и второго направлений. При таком «управлении автомобилем в четыре руки» риски чрезвычайно высоки.

Вместе с тем в Китае есть группа политиков и экономистов, которые предлагают третий вариант решения финансово-экономических проблем страны. Условно их можно назвать группой «ортодоксальных коммунистов», которые напоминают об опыте экономического строительства в первое десятилетие существования КНР, а также об опыте СССР. В части валютно-финансовых вопросов они выступают за полный запрет на допуск иностранного капитала в банковский сектор Китая, отмену свободного трансграничного движения капитала, установление государственной валютной монополии, использование юаня лишь в качестве внутренней денежной единицы, установление фиксированного валютного курса юаня.

http://www.fondsk.ru/news/2015/12/08/dollar-i-juan-dva-varianta-valjutnoj-politiki-kitaja-37269.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 14 Декабря 2015, 11:29:30 »

Валентин КАТАСОНОВ

2015 год: начало большой валютной войны между США и Китаем



 Сегодня в валютные войны вовлечены десятки стран мира, которые, с одной стороны, последовательно понижают валютные курсы своих национальных денежных единиц, а с другой стороны, постоянно выступают с протестами против аналогичных действий своих торговых партнеров и конкурентов. Преднамеренное снижение обменного курса своей валюты даёт стране возможность увеличить объёмы экспорта за счёт снижения в местной валюте себестоимости производства отечественных предприятий-экспортёров. Что касается средств понижения курса национальной валюты, то это могут быть и различные способы увеличения выпуска национальных денег, и активная скупка денежными властями данной страны иностранной валюты.

С 70-х годов прошлого столетия мир живет в условиях бумажного денежного стандарта, привязка национальных денежных единиц всех стран к золоту и другим драгоценным металлам исчезла. Происходит обесценение, или снижение покупательной способности всех без исключения валют. Однако скорость обесценения разных валют неодинакова. За сорок лет, прошедших с момента учреждения Ямайской валютно-финансовой конференции (январь 1976 года), отменившей золотодолларовый стандарт и легализовавшей бумажноденежный стандарт, произошло ослабление всех валют по отношению к одной-единственной валюте, доллару США – продукции печатного станка Федеральной резервной системы (ФРС). В 70-е годы ХХ века сложилась доллароцентричная мировая финансовая система. Особое место доллара США обеспечивалось, в первую очередь, за счет его привязки к нефти. Вторым эффективным и универсальным средством обеспечения доллара стала военная сила Америки, проецируемая в планетарных масштабах.

Уже на протяжении семидесяти лет доллар США является главной и по сути единственной мировой валютой. Такая валюта по определению имеет важное преимущество по отношению ко всем остальным валютам - стабильный или растущий обменный курс. На отдельных отрезках времени доллар США ослаблялся по отношению к некоторым валютам, но это могло быть лишь временным явлением. Любые затяжные ослабления курса смертельно опасны для доллара США как мировой валюты. Сильный доллар является условием существования паразитической экономики Америки.

Её паразитизм проявляется двояким образом:  это жизнь Америки в долг, что отражается в растущих долларовых резервах других стран, и это возможность Америки, располагающей продукцией печатного станка ФРС, покупать за границей товары и приобретать зарубежные активы за бесценок.

Валютные войны, которые ведут десятки стран, крайне выгодны Америке, поскольку в ходе этих войн происходит ослабление национальных валют по отношению к доллару. Для приличия дядя Сэм порицает валютные войны, называя их «недобросовестной конкуренцией», и даже отслеживает те страны, которые, с его точки зрения, слишком зарываются, однако всё это лицемерие. У Вашингтона просто появляется еще один аргумент для того, чтобы предпринять против «недобросовестного» государства те или иные санкции. «Заниженный курс валюты» на лексиконе Вашингтона – то же самое, что «нарушение прав человека» или «попрание демократии».

Однако с некоторых пор США перестали быть простым наблюдателем чужих валютных войн. Есть признаки того, что Америка постепенно сама становится участником валютной войны и её противником в этой войне выступает одно-единственное государство – Китай. Это большая валютная война, которая принципиально отличается от десятков нынешних малых войн, сводящихся к банальному валютному демпингу.

За десятилетия динамичного развития Китай стал крупнейшей экономикой мира. По показателю валового внутреннего продукта (ВВП), рассчитанного по паритету покупательной способности юаня и доллара США, Китай уже обошел Америку и стал экономической державой №1. Ещё в 2000-е годы отдельные государственные и партийные руководители КНР, а также зарубежные эксперты стали осторожно говорить о том, что юань имеет «большой потенциал» роста, что со временем он сможет стать «резервной валютой», «золотой валютой» и даже «мировой валютой», способной прийти на смену доллару США.

Китайское руководство в течение нескольких лет целенаправленно работало на повышение авторитета юаня:  активизировало использование юаня в качестве средства международных платежей и расчетов по операциям внешнеторгового характера и капитальным операциям; усиленно добивалось в МВФ получения юанем официального статуса «резервной валюты» через включение китайской денежной единицы в корзину валют СДР (СДР – специальные права заимствования – наднациональная валюта, выпускаемая МВФ).

Ещё до недавнего времени Вашингтон не рассматривал всерьез юань как конкурента доллара. Трудно сказать, когда началась большая валютная война между США и КНР. Если в начале текущего десятилетия были одиночные выстрелы, то в 2015 году война велась уже по широкому фронту и непрерывно. Нет сомнения, что в следующем году она продолжится. Какие удары наносил в этой войне Вашингтон?

Во-первых, чиновники Белого дома и Казначейства США неоднократно в течение уходящего года заявляли, что юань еще не созрел для включения в список официальных резервных валют МВФ.

Во-вторых, некоторые эксперты заметили американский след в таком неприятном для Китая событии, как обвал китайского фондового рынка летом 2015 года. В частности, над организацией этого обвала поработали три международных агентства, составляющие «мировой рейтинговый картель» и находящиеся в сфере влияния хозяев денег (главных акционеров ФРС). Естественно, что такой обвал не способствовал повышению авторитета юаня.

В-третьих, ударами можно считать устные заявления, исходившие от представителей Федеральной резервной системы. Председатель ФРС Джанет Йеллен в течение всего 2015 года не раз намекала, что Федеральному резерву пора «закругляться» с политикой дешевых денег и поднимать учетную ставку с почти нулевой отметки. Пока реального повышения не произошло, но на инвесторов сегодня действуют даже «вербальные интервенции». Хотя Джанет Йеллен всегда акцентирует внимание на состоянии американской экономики, эксперты полагают, что в своих заявлениях и решениях она учитывает их влияние на мировые финансы. В нашем случае заявления ФРС бьют по китайской валюте, так как они провоцируют бегство капитала из КНР.

Косвенно по юаню наносят удары и многие другие инициативы Вашингтона с широким спектром антикитайских эффектов. Среди них особенно следует отметить инициированное Соединенными Штатами Транстихоокеанское партнерство, соглашение о котором было подписано 12 государствами  осенью 2015 года в Атланте. Это соглашение призвано ограничить или даже полностью перекрыть Китаю доступ на рынки Японии и ряда других государств Тихоокеанского бассейна.

Китай со своей стороны предпринял в большой валютной войне следующие ответные действия:

во-первых, сброс долларовых резервов КНР, прежде всего бумаг Казначейства США. В середине 2014 года Китай достиг рекордной отметки своих международных резервов – 4 трлн. долл. Осенью 2015 года они сократились до 3,5 трлн. долл. Согласно экспертным оценкам, примерно 2/3 сокращения резервов за указанный период пришлось на долларовые активы. Эта мера, с одной стороны, позволила предотвратить Пекину падение курса юаня, с другой - создала большой дискомфорт для Казначейства США, которому надо искать новых покупателей на свои долговые бумаги;

во-вторых, создание при решающей роли Пекина Азиатского банка инфраструктурных инвестиций – АБИИ. Китай – крупнейший акционер этого банка (29,78% капитала). Далее в списке крупнейших акционеров значатся Индия (8,37%) и Россия (6,54%). Среди учредителей банка много европейских государств, в том числе Англия, Швейцария, Германия, Франция, причём европейцы принимали решение об участии в АБИИ без консультаций с США. Такая самостоятельность союзников Вашингтона в серьезных финансовых вопросах проявлена впервые за всю послевоенную историю (если не считать действий Франции во времена де Голля). Вашингтон вместе с Токио оказался за бортом нового банка. Все прекрасно понимают, что если в ближайшее время кризис в Международном валютном фонде, связанный с блокированием Вашингтоном реформирования Фонда, не будет преодолен, то АБИИ может стать реальной альтернативой МВФ. И Китай в этом новом международном финансовом институте будет занимать примерно такие же ключевые позиции, какие занимали Соединенные Штаты в МВФ после создания Фонда 70 лет назад;

в-третьих, достаточно грамотные ходы Пекина позволили ему переиграть США в Международном валютном фонде по вопросу придания юаню статуса резервной валюты. 30 ноября 2015 года совет директоров МВФ проголосовал за включение юаня в «корзину резервных валют». Мало того что юань был включен в корзину, он сразу занял в ней третье место (по удельному весу), опередив иену и британский фунт стерлингов.

Большая валютная война между США и Китаем пока идет с переменным успехом. Исход ее трудно предсказать. В памяти всплывают два сценария выведения национальных валют на международные орбиты, которые разыгрывались в ХХ веке.

Первый сценарий можно условно назвать американским. Еще в самом начале ХХ века Соединенные Штаты вышли на передовые экономические рубежи в области промышленного и сельскохозяйственного производства. А вот доллар США тогда не имел на мировых рынках достаточного веса и авторитета. Очень похоже на ситуацию с Китаем и юанем в начале XXI века. Великобритания в начале ХХ века откатилась на третье место по промышленному производству, пропустив впереди себя Германию и США, но британский фунт стерлингов продолжал сохранять незыблемые позиции в мировой торговле и международных расчетах. Очень похоже на США и американский доллар в наши дни. В начале ХХ века дяде Сэму пришлось подготовить и развязать Первую мировую войну, итогом которой стало еще большее укрепление экономических позиций США и еще большее экономическое ослабление Англии. И только тогда фунт пошатнулся, хотя не упал. Доллар США и британский фунт стерлингов в 20-е и 30-е годы ХХ века занимали паритетные позиции в международных финансах. Дяде Сэму потребовалась Вторая мировая война для того, чтобы доллар смог стать действительно монопольной мировой валютой. Вот какую цену пришлось заплатить хозяевам денег, чтобы вывести доллар на мировую орбиту.

Второй сценарий назовем японским. Япония в 60-е и особенно 70-е годы переживала бум, который в литературе принято называть «японским экономическим чудом». В 1970-е годы некоторые эксперты рассматривали Японию в качестве конкурента Америки. Японская иена укреплялась. После того как в МВФ была сконструирована корзина валют СДР, иена была туда включена. Пошли даже разговоры, что «иена так же хороша, как и доллар». После краха золотодолларового стандарта курсы валют стали плавающими. Денежные власти Японии, пользуясь либеральным режимом формирования обменного курса, стали в «плановом порядке» понижать курс иены. Это было необходимо для того, чтобы стимулировать японский экспорт и сохранить «экономическое чудо». Однако «чудо» резко и неожиданно закончилось в 1985 году, когда в нью-йоркском отеле «Плаза» была проведена международная встреча по валютным вопросам, на которой американцы в приказном порядке заставили Токио повысить курс иены. После этого японская экономика начала свое падение. Разговоры о «японском экономическом чуде» и «восходящей валютной звезде иене» закончились.

Дальнейшее развитие боевых действий на фронте большой валютной войны между Пекином и Вашингтоном следует оценивать и прогнозировать с учетом двух названных сценариев. Не думаю, что Пекину окажется по силам превращение юаня в международную валюту по американскому сценарию. Впрочем, и из японского сценария китайские товарищи извлекли, надо полагать, необходимые уроки. Скорее всего, дальнейшее продвижение юаня на международной арене будет происходить по какому-то третьему сценарию, нам ещё неизвестному.

http://www.fondsk.ru/news/2015/12/14/2015-god-nachalo-bolshoj-valjutnoj-vojny-mezhdu-ssha-i-kitaem-37392.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #8 : 21 Декабря 2015, 18:33:17 »

«Игра на понижение юаня началась»

Экономист Валентин Катасонов о китайской хитрости в валютной войне с долларом



Народный банк Китая (НБК), являющийся центральным банком КНР, заявил о намерении изменить валютные ориентиры при формировании курса национальной денежной единицы. Суть планируемой реформы состоит в ослаблении привязки юаня к доллару США.

Юань никогда не был свободно плавающей валютой, его курс определялся на плановой основе Народным банком Китая и привязывался к доллару. То, что доллар являлся точкой отсчета для китайского Центробанка, не случайно. Америка с начала 80-х гг. прошлого века выступает главным торговым партнером Китая. В свою очередь, динамика и пропорции китайско-американской торговли во многом зависят от валютного курса юаня.

Надо иметь также в виду, что американо-китайская торговля характеризуется сильной несбалансированностью: поставки товаров из Китая в США намного превышают поставки товаров из США в Китай. Для Китая это крайне важно, так как доминирование экспорта над импортом даёт мощный импульс развитию многих отраслей китайской экономики и обеспечивает громадное положительное сальдо внешнеторгового баланса Китая. Пожалуй, лишь торговля Китая с Гонконгом давала сопоставимые объемы положительного сальдо, но при этом Гонконг традиционно выполняет функцию экспортных ворот Китая.

Доля США в товарообороте, экспорте и импорте Китая в текущем десятилетии по сравнению с началом 2000-х годов снизилась. Возникло ощущение ослабления зависимости Китая от заокеанского торгового партнера. Однако это иллюзия.

Роль китайско-американской торговли в формировании положительного сальдо внешней торговли Китая остается решающим. Это сальдо составило в 2014 году 382,5 млрд. долл., вклад китайско-американской торговли в его создание - 62%. На самом деле этот показатель еще выше, учитывая, что солидная часть китайского экспорта в США идет через Гонконг. Америка по-прежнему остается стратегически важным торговым партнером Китая. Из этого можно заключить, что для Пекина валютный курс юаня по отношению к доллару США имеет жизненно важное значение.

Политика формирования валютного курса юаня на первом этапе внешнеэкономической экспансии КНР сводилась преимущественно к тому, чтобы снижать этот курс по отношению к доллару США. Такая политика продолжалась до конца 1994 года, она позволила Китаю стать ведущим мировым экспортером. В течение последующего десятилетия (1995-2004 гг.) Пекин проводил политику стабильного курса юаня по отношению к доллару, причем в 1998-2004 гг. курс был фактически фиксированным. Наконец, под сильным давлением Вашингтона Пекину в течение последнего десятилетия пришлось курс юаня повышать. Повышение было плавным, без резких рывков, чтобы не нанести ущерб китайскому экспорту, рост которого продолжался, хотя и не такими высокими темпами, как раньше.

В августе 2015 г. впервые за многие годы курс юаня резко упал. За один день падение составило почти 2%. Вашингтон назвал это падение запланированной Пекином девальвацией юаня. Мол, у Китая возникли проблемы с дальнейшим поддержанием темпов экономического роста и наращивания экспорта и он прибег к тактике валютного демпинга. Некоторые эксперты, правда, объясняли это событие тем, что ФРС готовилась в сентябре повысить базовую процентную ставку (с 0-0,25%), что спровоцировало резкий отток капитала из Китая и привело к проседанию юаня. Однако трудно поверить, что при гигантских валютных резервах НБК (более 3,5 трлн. долл.) китайский Центробанк не мог поддержать курс юаня. Думаю, что падение юаня было пробным шаром со стороны Пекина.

И вот 14 декабря НБК объявил об изменении политики формирования валютного курса юаня. Власти КНР решили отказаться от привязки юаня к доллару, заменив его корзиной из 13 валют. В корзину должны войти доллар США, евро, японская иена и еще 10 других валют. В корзине, безусловно, должны находиться валюты тех стран, с которыми Китай имеет наиболее тесные торговые связи. А в некоторых случаях и связи, основанные на обмене капиталом. На десять ведущих партнеров КНР в 2014 году пришлось 54,1% всего товарооборота Китая с зарубежными странами, 56,1% экспорта, 53,9% импорта.

На долю главного торгового партнера Китая - США пришлось 12,9% всего товарооборота Китая, 16,9% его экспорта и 8,1% импорта. На четырех ведущих партнеров Китая из ЕС с валютной единицей евро (Германия, Франция, Италия и Голландия) пришлось 8,3% всего товарооборота Китая. Примерно такой же была доля указанных четырех стран в экспорте и импорте Китая. С учетом более мелких стран из зоны евро на страны с указанной валютой придется около 10% китайского товарооборота. Япония (иена) в 2014 году была третьим торговым партнером Китая, занимая в его товарообороте 7,3%; доли Японии в экспорте и импорте Китая равнялись соответственно 6,4 и 8,3%. Великобритания (фунт стерлингов) среди торговых партнеров Китая занимала лишь 12-ю строчку, ее доля в общем товарообороте была 1,9%; доли в экспорте и импорте Китая соответственно 2,4 и 1,2%. Таким образом, страны с четырьмя официальными резервными валютами (доллар США, евро, японская иена и британский фунт стерлингов) занимали в общем товарообороте Китая долю, примерно равную 1/3.

2/3 всего товарооборота приходилось в 2014 году на страны с валютами, которые не входят в корзину СДР Международного валютного фонда (список официальных резервных валют). НБК опубликовал список всех 13 валют, которые будут включены в корзину, а также их «удельные веса». Доля доллара в ней составит 26,4%, евро - 21,39%, японской иены - 14,68%. Кроме того, в корзину войдут австралийский, канадский, гонконгский, новозеландский и сингапурский доллары, британский фунт, швейцарский франк, тайский бат, малайзийский ринггит, а также (с долей 4,36%) российский рубль. За пределами корзины оказались такие валюты стран группы БРИКС, как индийская рупия, южноафриканский рэнд, бразильский реал. Не попали в корзину и валюты ведущих торговых партнеров КНР: вьетнамский донг, южнокорейская вона, индонезийская рупия, новый тайваньский доллар, филиппинское песо.

Чем же продиктована запланированная реформа Народного банка Китая?

Некоторые эксперты усмотрели в новации китайского ЦБ попытку организовать валютное сотрудничество Китая со странами, осуществляющими эмиссию упомянутых 13 валют. Цель такого сотрудничества – выравнивание и стабилизация обменных курсов для развития взаимной торговли и инвестиционного обмена. В принципе контуры такого сотрудничества просматриваются в многочисленных соглашениях по валютным свопам между НБК и центральными банками других стран.

Такие соглашения - необходимое, но не достаточное условие для нормальных торгово-экономических отношений. Нужно ещё, чтобы центральные банки стран, объединенных валютной корзиной, заключили двух- и многосторонние соглашения о стабилизации обменных валютных курсов. Пока валюты многих стран, находящихся за пределами зоны «золотого миллиарда», имеют слишком большую волатильность. Достаточно вспомнить обвал российского рубля, который произошел год назад.

А вот шесть ведущих центробанков Запада имеют долгосрочное (по некоторым данным, бессрочное) соглашение о стабилизации своих валют. Фактически действует негласный картель ФРС США, ЕЦБ, Банка Англии, Банка Канады, Национального банка Швейцарии и Банка Японии.

Не исключено, таким образом, что своим решением от 14 декабря НБК сделал шаг к формированию подобного валютного картеля с участием центробанков, выпускающих 13 валют, включенных в корзину. Однако эта задача крайне сложна, и её решение потребует много времени. Вместе с тем есть другая, более приземленная причина валютной реформы НБК.

Пекин устал от постоянных обвинений со стороны США в том, что он, мол, осуществляет валютный демпинг на американском рынке. Теперь Пекин может заявить Вашингтону, что он ориентируется при определении курса юаня на корзину валют, а не только на доллар. Ну а поскольку почти ¾ наполнения корзины приходится на 12 валют, имеющих тенденцию обесцениваться по отношению к доллару (исключение - швейцарский франк), то юань по отношению к доллару будет также снижаться. Только теперь все претензии американцев Пекин может переадресовать другим государствам, валюты которых представлены в корзине.

После состоявшегося 30 ноября 2015 г. включения юаня в корзину официальных резервных валют МВФ многие гадали по поводу дальнейшей валютной политики Китая: будет ли взят курс на повышение юаня по отношению к его конкуренту доллару или, наоборот, начнется игра на понижение. Прошло всего две недели после исторического решения МВФ, и мы видим: игра на понижение юаня началась.

Курс юаня к доллару США на торгах 14 декабря обновил четырехлетний минимум: заявления НБК были восприняты трейдерами как сигнал того, что китайский Центробанк готов к дальнейшему ослаблению национальной валюты. А с августа юань подешевел на 3,9%. Однако теперь дяде Сэму будет трудно давить на Пекин: там будут ссылаться на «невидимую руку» валютного рынка или отсылать к другим странам, участвующим в валютной войне.

Валентин Юрьевич Катасонов, д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф.Шарапова

http://ruskline.ru/news_rl/2015/12/21/igra_na_ponizhenie_yuanya_nachalas/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #9 : 08 Марта 2016, 20:52:25 »

Китай признали развитой экономикой: теперь юань всерьез взялся за доллар

Международный валютный фонд сегодня официально признал китайский юань международной резервной валютой. Решение МВФ вступит в силу с 1 октября текущего года. Какое значение оно имеет для системы международных расчетов, мировой экономики и самого Китая, разбиралась «Экономика сегодня».
Китай признали развитой экономикой: теперь юань всерьез взялся за доллар
Власти Китая делают все, чтобы расширить влияние своей национальной валюты



Как объяснил нам заведующий сектором экономики и политики Китая ИМЭМО РАН Сергей Луконин, пока это больше имиджевое решение, потому что прежде чем китайский юань сможет занять весомое положение в мировой экономике должно пройти определенное время. «Пока центральные банки примут решения о включении юаня в корзины своих резервных валют, пройдет еще определенная временная задержка, потому как финансовые власти по природе своей достаточно консервативны. Но стоит отметить, что теперь Китай фактически является признанной развитой экономикой. Понятно, что доля юаня в дальнейшем будет увеличиваться в мировой системе. В целом решение МВФ положительно повлияет на дальнейшее увеличение объема китайских инвестиций за пределами Китая», - уверен эксперт.

«Главная опасность для китайской валюты заключаются в скачках стоимости юаня, которые могут повлиять на стабильность китайской экономики. Про эти риски ранее говорил и председатель Народного банка КНР И Ган», - продолжает Луконин.

Власти Китая делают все, чтобы расширить влияние своей национальной валюты на рынке капитала. Китай крупнейший экспортер в мире, а его валюта уже давно активно используют и за пределами страны.

Аналитическое подразделение британского журнала Economist провело исследование, в ходе которого были опрошены руководители 150 крупнейших международных компаний. Больше половины из них применяли юань в расчетах, причем не только на азиатских рынках.

Лондон, который считается крупнейшим финансовым центром в мире, нарастил объем торгов в юанях на бирже вдвое за последний год. На московской фондовой площадке китайская валюта торгуется за рубли с 2010 года, а осенью 2014 года Банк России и Народный банк Китая заключили соглашение о своп-линии на 150 млрд юаней. То есть у каждой из сторон будет доступ к ликвидности в валюте другой страны без необходимости приобретать ее на рынке. Подобные соглашения Пекин уже несколько лет заключает с другими странами, что является отличным способом продвигать свою валюту и одновременно снижать зависимость от доллара. Начиная с 2009 года, Народный Банк Китая открыл своп-линии с банками 30 странами, а общий объем этих контрактов превышает несколько триллионов юаней.

«Развитие механизмов взаимодействия центральных банков Китая с Центральными банками других стран, введение механизмов валютных свопов между центральными банками действительно значительно расширяет возможности использования национальных валют при проведении трансграничных торговых операций. В то же время свободная конвертация валюты является критичной для такого же активного развития и финансовых операций между странами», - объясняет главный экономист по России и СНГ «Ренессанс Капитал» Олег Кузьмин.

Как изменится мир, если юань всерьез начнет соперничать с долларов? Некоторые экономисты проводят здесь аналогии с тем моментом, когда мир перешел от фунта стерлинга к доллару. Но это было еще в середине прошлого века и в совершенно других реалиях. Тогда и доллар и фунт обеспечивались золотом по фиксированным ставкам. Сегодня же резервные валюты золотом не обеспечиваются. Стоимость их более подвижна и зависит от спроса и предложения.

Андрей Петров

http://finobzor.ru/show-7688-teper-yuan-vserez-vzyalsya-za-dollar.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #10 : 24 Марта 2016, 16:18:18 »

Китай жестко отреагировал на заявления ФРС



Банк Китая незамедлительно и жестко отреагировал на заявления президента Федерального резервного банка Сент-Луиса Джеймса Булларда о продолжении курса по ужесточению монетарной политики американского регулятора. Он отметил, что ключевая ставка, вопреки ожиданиям рынка, может быть повышена уже в апреле.

В четверг китайская валюта показала сильнейшее ослабление с 7 января этого года. Народный банк Китая снизил курс юаня к доллару на 0,33%.

Средний обменный курс юаня к американскому доллару ЦБ Китая установил на отметке 6,5150 за доллар, что на 214 пунктов больше фиксинга среды, когда курс составил 6,4936.

Пекин посылает Вашингтону недвусмысленный сигнал — ужесточение монетарной политики ФРС будет иметь неприятные последствия — девальвацию китайской валюты. Это должно стать холодным душем для ФРС. В предыдущих случаях подобные «китайские предупреждения» срабатывали.

В среду на фоне заявлений ФРС падают в цене фондовые индексы, нефть, металлы и золото.

http://politlife.ru/economy/10004/
« Последнее редактирование: 15 Марта 2018, 00:46:10 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #11 : 13 Октября 2017, 22:08:34 »

Валентин КАТАСОНОВ

Нефть за юани? Саудовская Аравия перед выбором



 Когда более сорока лет назад вместо ликвидированного золотодолларового стандарта был установлен бумажно-долларовый стандарт, доллар США на самом деле был не совсем бумажным. Это был нефтедоллар. Американская дипломатия во главе с государственным секретарем Генри Киссинджером сумела убедить страны, добывающие и экспортирующие чёрное золото, перейти в торговле нефтью исключительно на доллары США. Первой в ряду этих стран оказалась Саудовская Аравия. В обмен она получала статус главного союзника Америки на Ближнем Востоке, что обеспечивало Эр-Рияду бесперебойные поставки американского оружия и гарантии безопасности от Израиля. После того как Киссинджеру удалось «дожать» саудовского короля, процесс признания доллара в качестве единственной валюты расчётов пошёл среди стран ОПЕК веселее.

Монопольное положение доллара как валюты расчётов на рынке нефти было почти незыблемым на протяжении четырёх десятков лет. Случались, конечно, шероховатости. Например, в ноябре 2000 года Саддам Хусейн заявил, что собирается продавать чёрное золото за евро. За эту любовь к евро Ирак был наказан американской военной агрессией в 2003 году, а Саддам убит. Похожая история произошла с Ливией. Каддафи сначала заявил, что отказывается от поставок нефти за доллары США, а потом и за евро. Ливийский лидер планировал ввести в обращение золотой динар, используя его как альтернативу доллару и евро. Кончилась эта история уничтожением Ливии и убийством Каддафи.

Однако нести долларовое бремя многим странам всё тяжелее. Если ты находишься в системе долларовых расчётов, «наказать» тебя Вашингтону не представляет труда: все такие расчёты проходят через банковскую систему США. Кроме того, многим странам всё меньше хочется заниматься беспроцентным и бессрочным кредитованием Америки. Накопление долларовых резервов и является таким кредитованием. Все понимают: США с их суверенным долгом в 20 трлн. долл. становятся безнадёжным должником. И у некоторых стран вновь появляются основания для заявлений и планов по освобождению от долларовой зависимости.

Дальше всех здесь шагнул Иран. Вашингтон держал эту страну под экономическими санкциями с конца 70-х годов ХХ века. В начале текущего десятилетия санкции резко ужесточились. Однако Тегеран сумел в своих международных расчётах полностью эмансипироваться от доллара путём широкого использования бартерных (безвалютных) сделок во внешней торговле, использования риала и национальных валют стран-партнёров, схем встречной торговли, а также золота.

Другой пример. Последние годы Вашингтон последовательно закручивает гайки экономических санкций против Венесуэлы. И вот в сентябре сего года Каракас дал команду своим экспортёрам нефти в кратчайшие сроки прекратить её поставки за доллары США и перейти на расчёты в евро, а имеющиеся у государства в банках долларовые средства конвертировать в европейскую валюту. 8 сентября президент Николас Мадуро объявил о планах создания новой международной платёжной системы, а также валютной корзины для «освобождения от доллара».

Однако главная угроза для доллара сегодня исходит не от Тегерана или Каракаса, а от Пекина, который действует аккуратно, постепенно, без громких заявлений в адрес Вашингтона. В отличие от Венесуэлы, которая ставит задачу замены доллара на евро, Китай добивается замены доллара на юань. Благо юань уже используется в торговле с рядом партнёров Китая, хотя доля его пока скромная.

Десятки стран стали включать юань в состав своих международных резервов. Банк России сообщил, что он стал это делать с 2015 года. В начале 2016 года доля юаня в золотовалютных резервах Банка России была равна 0,1%. С 1 октября прошлого года юань стал официально резервной валютой, входящей в состав валютной корзины СДР (по удельному весу в этой корзине он сразу оказался на третьем месте после доллара США и евро, опередив британский фунт и японскую иену).

 При всех этих достижениях бросается в глаза большое несоответствие между экономическим потенциалом Китая и международными позициями юаня. В 2015 году доля Китая в международной торговле составила 13% (примерно столько же у США), а доля юаня в международных платежах была равна лишь 1,7%. Пекин делает всё возможное, чтобы ликвидировать такие перекосы и укрепить международные позиции юаня.

И главную ставку в этой валютной стратегии китайские власти делают на нефть и золото. В текущем году Пекин заявил о запуске торговли нефтяными фьючерсами. Фьючерсные контракты на нефть будут обращаться на Шанхайской международной энергетической бирже, и торговля будет открыта для иностранных компаний. Летом сего года торговля нефтяными фьючерсами уже успешно прошла в тестовом режиме. Для того чтобы этот инструмент стал более привлекательным, клиентам будет предоставлена возможность осуществлять расчёты по нему в золоте. На двух китайских биржах (с апреля 2016 года в Шанхае и с июля 2017 года в Гонконге) уже стартовала торговля фьючерсами на золото, номинированными в юанях. Пекин рассчитывает, что комбинация «нефтяного юаня» и «золотого юаня» позволит вывести китайскую валюту на более высокую орбиту в системе международных финансов.

По оценкам экспертов, Китай до конца года может обойти США по объёмам импорта нефти и стать крупнейшим в мире покупателем чёрного золота. С учётом этого планируется сделать юань полностью «нефтяным». Для чего, естественно, надо, чтобы нефть перестала торговаться исключительно за доллары. Китай, реализуя стратегию «нефтяного» юаня, главным направлением определяет торговлю с Саудовской Аравией. В прошлом году в китайском импорте нефти эта страна занимала первое место. Далее следовали: Россия, Ангола, Ирак, Оман, Иран. Примечательно, что все поставщики нефти в Китай уже частично перешли в расчётах на юани (точных сопоставимых данных, к сожалению, нет). По сообщениям СМИ, с июня 2017 года начала принимать китайские юани в качестве платежей за поставки нефти в Китай и Россия.

На этом фоне белой вороной остаётся Саудовская Аравия, которая продолжает упорно требовать от китайских импортёров за нефть только доллары. Пекин такая неуступчивость Эр-Рияда начинает раздражать. У китайцев достаточно богатый выбор поставщиков нефти. Китайские власти дают понять Эр-Рияду, что его долларовый фанатизм может обойтись ему дорого. Поставки арабской нефти могут быть заменены поставками России, Анголы и других лояльных партнёров. Статистика показывает, что Пекин от предупреждений переходит к действиям. Общий объём импорта нефти Китаем за первое полугодие 2017 года составил 212,4 млн. т (прирост на 14% по сравнению с первым полугодием 2016 года). На первое место среди экспортёров нефти в Китай вышла Россия (29,2 млн. т; прирост на 11%). На втором месте оказалась Ангола (27,1 млн. т; прирост на 22%). А Саудовская Аравия отлетела на третье место (26,5 млн. т; прирост был почти нулевым). Среди других крупных экспортёров, сильно продвинувшихся в экспорте нефти на китайский рынок, оказались Бразилия (прирост на 48%) и Венесуэла (прирост на 14%). В 2016 году Ангола нарастила экспорт нефти в Китай на 13%, Россия на 25%, Бразилия на 37%, Иран на 18%, экспорт Саудовской Аравии вырос только на 0,9%. Фактически уже два года наблюдается мягкое вытеснение Саудовской Аравии с китайского рынка при замене саудовской доли Россией, Анголой, Бразилией, Венесуэлой, Ираном.

У Китая нет наполеоновских планов перевести всю мировую торговлю чёрным золотом на юани. Речь идёт лишь о поставках нефти в Китай и Гонконг. Однако и этого будет достаточно, чтобы нанести серьёзный, а может быть, смертельный удар по шатающемуся доллару. По мнению главного экономиста компании High Frequency Economics Карла Вайнберга, нефтяной юань может серьёзно подорвать позиции доллара: «Если торговля нефтью перейдет на юани, это будет означать потенциальную потерю транзакций в объеме 800 млрд. долл. в год, а также схожее сокращение на 800 млрд. долл. вложений в долларовые активы. Это не очень красивая картина как для доллара, так и для ценных бумаг США, в долгосрочной перспективе».

Эр-Рияд оказывается между молотом и наковальней. Отказ от расчётов в юанях будет вести к дальнейшему ослаблению позиций саудовских экспортёров нефти на китайском рынке. Согласиться на расчёты в юанях – значит отказаться от тех соглашений с Вашингтоном, которые были достигнуты в 70-е годы прошлого века и отказ от которых чреват для Эр-Рияда серьёзными последствиями. Саудиты ещё не приняли окончательного решения о том, какую валюту они выберут в ближайшее время для расчётов за нефть, но они прекрасно понимают, что эра нефтедоллара близка к завершению. Они также понимают, что Вашингтон будет бешено защищать нефтедоллар, не брезгуя ничем.

Не так давно Дональд Трамп совершил турне в Саудовскую Аравию. Думаю, что главной целью того визита было предупредить Эр-Рияд о необходимости выполнять свои обязательства по нефтедоллару. Ради этого Трамп обещал Саудовской Аравии очень щедрые «подарки» в виде поставок оружия (назывались суммы в 100 млрд. долларов). Скорее всего, то, что Трамп обещал саудовскому королю, надо делить как минимум на десять.

А недавно король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд посетил Москву. Это первый за всю историю отношений двух стран визит короля Саудовской Аравии в Россию. В ходе встреч на высшем уровне обсуждались и вопросы энергетики, особенно те, которые связаны с рынком нефти, в том числе регулирование цен с помощью квотирования мировой добычи. Однако мне кажется, что главный вопрос, который интересовал саудовцев (и ради которого потребовался визит короля), – это покупка российского оружия. На прошедших в Москве переговорах обсуждался пакет оружейных контрактов на сумму свыше 3 млрд. долларов. Контракты подразумевают в том числе поставку Эр-Рияду зенитных ракетных систем С-400 "Триумф". Король Саудовской Аравии и его ближайшее окружение хорошо помнят, чем кончились попытки освободиться от нефтедоллара для Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи.

https://www.fondsk.ru/news/2017/10/12/neft-za-juani-saudovskaja-aravija-pered-vyborom-44831.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #12 : 25 Февраля 2018, 14:12:46 »

ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ

PVP, или Тихая война против доллара



В октябре прошлого года в СМИ прошла информация о PVP (payment versus payment, платёж против платежа). Такая схема расчётов достаточно широко используется для проведения операций на валютных и иных биржах, она позволяет избегать риска неисполнения обязательств одной из сторон сделки и не требует отвлечения средств в виде гарантийных депозитов.

9 октября 2017 года Пекин запустил систему PVP для проведения платежей межу Россией и Китаем в рублях и юанях. Система двухсторонних российско-китайских платежей и расчётов создавалась при активном участии Валютной торговой системы Китая (CFETS), проект получил одобрение Народного банка Китая (НБК). Это первая PVP-система для валютных расчётов между юанем и какой-либо иностранной валютой. Пекин предполагает запустить системы по обмену юаня на валюты и других стран, с которыми Китай имеет тесные торгово-экономические связи.

Из официальных заявлений китайской стороны по поводу проекта можно понять, что платежи через систему PVP осуществляются напрямую, без прохода через SWIFT. Это крайне важно для российских банков и компаний, ибо риск отключения России от SWIFT существует. Ещё сравнительно недавно значительная часть конвертаций юаней в рубль и рубля в юань на российских и китайских торговых площадках осуществлялась через доллар. Имели место дополнительные транзакционные издержки, а главное, искусственно поддерживался спрос на продукцию ФРС США. Сейчас появляется возможность промежуточную транзакцию через доллар убрать.

Запущенная система обменов рубля и юаня PVP – лишь один из шагов по мягкому выдавливанию доллара США из российско-китайских расчётов, где доллар всё ещё сохраняет ключевые позиции. По итогам девяти месяцев 2017 года доля доллара в общем объёме валютных поступлений от российского экспорта в Китай составила 78,8%; плюс к этому на евро пришлось 3,9%. На российский рубль пришлось 9,4%. И на «прочие валюты» (скорее всего, юань) – 7,9%. Получается, что на рубль и юань в валютной выручке российских компаний, поставляющих товары в Китай, приходится максимум 17 процентов. Не густо!

А как выглядит картина по российскому импорту из Китая? 76,0% платежей пришлось на доллар США, еще 5,6% – на евро. Доля российского рубя – 2,7%, «прочих валют» – 15,9%.

Торговый оборот между КНР и РФ достиг максимума в 2014 году, превысив, по данным Росстата, 88 млрд. долл. Ожидали, что в следующем году показатель преодолеет рубеж в 100 млрд долл., но вместо этого произошёл достаточно резкий спад (в 2015-2016 гг.). Помимо общего падения объёмов мировой торговли сказался обвал рубля в России в декабре 2014 года.

Только что Государственная таможенная служба России опубликовала данные о российско-китайской торговле за 2017 год. В стоимостном выражении внешнеторговый оборот РФ с Поднебесной вырос на 31,5% – до 86,9 млрд долл., при этом импорт на 26,1% – до 48,0 млрд долл., а экспорт на 38,9% – до 38,9 млрд долл. По итогам прошлого года на Китай пришлось почти 15% от всей торговли РФ. Он с 2014 года остаётся главным торговым партнёром России. А Россия по итогам прошлого года заняла 12 место среди торговых партнёров Китая (до этого она находилась на 14 месте). Стороны рассчитывают, что в 2018 году российско-китайский товарооборот превысит рубеж в 100 млрд долл. Министерство коммерции КНР и Министерство промышленности и торговли РФ обозначили в качестве целевого уровня двусторонней торговли значение в 200 млрд долларов к 2025 году. Важной гарантией того, что указанная цель будет достигнута, является переход сторон на национальные валюты. Ориентация на доллар США опасна, учитывая вероятность блокировки долларовых транзакций.

Запуск системы российско-китайского валютного обмена PVP совпал по времени с ещё одним событием. 11 октября 2017 года в Москве официально начал функционировать Промышленно-торговый банк Китая (ICBC) как китайский клиринговый банк для расчётов в юанях в России. Всё это вписывается в долгосрочную стратегию Пекина по продвижению юаня на мировых рынках. Китай уже создал немалое количество офшорных клиринговых центров – «юаневых хабов».

Пекин не скрывает, что в первую очередь будет внедрять системы валютных обменов с теми странами, которые станут участниками китайского международного проекта «Один пояс – один путь». Как образно выразился один эксперт, «Китай планирует в ближайшие десятилетия создать огромного транспортного осьминога с головой в Поднебесной и с щупальцами, протянувшимися во все концы Европы, Азии и Африки. Этот осьминог должен составить конкуренцию американскому проекту глобализации, центром которого является, соответственно, Америка, и щупальца которого тянутся по морю, а не по суше». Китай собирается по-прежнему оставаться крупнейшим в мире экспортером товаров и не хочет зависеть от доллара США.

Проект «Один пояс – один путь» – не только транспортный, но и промышленный, поскольку вдоль железнодорожных и автомобильных путей Китай планирует создавать предприятия самых разных отраслей. Это также финансовый проект, нацеленный на мягкое вытеснение доллара и продвижение юаня. Проект предусматривает три основных направления торговых потоков. Главный маршрут, северный, идёт из восточной части Китая через Монголию, север Китая, Казахстан и Россию. Заканчивается этот маршрут в Польше, откуда грузы могут расходиться по всей Европе. Второй маршрут, центральный, проходит через ряд стран Средней Азии и заканчивается на побережье Сирии. Третий маршрут, южный, идёт в Пакистан через Мьянму, Индию и Бангладеш. Это проект китайской глобализации, противопоставляемый проекту глобализации по-американски.

Из тех стран, которые поддерживают проект «Один пояс – один путь» и готовы в нём участвовать, Россия, пожалуй, находится на первом месте. На форуме, посвящённом этому проекту и проходившем в Китае в середине мая 2017 года, Россию представлял президент В. Путин. При этом России надо постоянно иметь в виду свои национальные интересы и не делать ставку на один Китай. Другие страны, с которыми России следует инициативно развивать отношения, – это, прежде всего, страны ближнего зарубежья, постсоветское пространство. А из стран дальнего зарубежья – Иран, Венесуэла, Куба…

И в первую очередь необходимо избавиться от использования доллара во взаимных расчётах со всеми этими странами. Среди возможных средств ухода от доллара можно назвать: использование бартерных (товарообменных) операций во взаимной торговле; межгосударственные клиринговые соглашения (где доллар или иная западная валюта может использоваться лишь для погашения возникшего торгового сальдо); золото как валюта цены и платежа по торговым контрактам; коллективная (региональная) валюта, привязанная к национальным валютам стран-партнёров. Следует присмотреться к ходу реализации проекта цифровой валюты El Petro, который только что запущен Венесуэлой (Николас Мадуро уверен, что эта цифровая валюта поможет Венесуэле преодолеть экономические санкции Вашингтона).

Для противодействия экономическим санкциям Запада Россия недавно запустила в эксплуатацию так называемую систему посылки финансовых сообщений (СПФС). Банк России анонсировал её как альтернативу SWIFT, которая сможет обезопасить банковскую систему России от блокирования расчётов через SWIFT. Увы, пока СПФС может обслуживать расчёты лишь внутри страны. На днях прошло сообщение о том, что услуги СПФС будут в ближайшем будущем предоставляться банкам и компаниям Евразийского экономического союза (ЕАЭС), но надо продвигать услуги СПФС и в дальнее зарубежье.

Вот и Народный банк Китая в октябре 2015 года запустил аналог SWIFT, международную платёжную систему CIPS (Chinese International Payment System). Пока, правда, китайская система, как и российская, имеет ограниченный радиус действия, осуществляет операции лишь с юанями и, конечно, полностью заменить систему SWIFT не может.

Не последнее место в арсенале средств перехода России на использование национальных валют в расчётах со своими партнерами может занять и технология PVP. Она может оказаться очень востребованной в свете тех заявлений, которые делают руководители России и близких к ней стран. Так, 3 декабря 2016 года президент Турции Р. Эрдоган предложил президенту России Владимиру Путину перейти на расчёты в национальных валютах. Эрдоган сообщил также, что аналогичное предложение он сделал и руководителям Китая и Ирана, где расценили эту инициативу как разумную.

Несколько ранее, 30 марта 2017 года, глава Центробанка Ирана Валиолла Сеиф заявил, что в ближайшее время собираются перейти на национальные валюты во взаимной торговле Иран и Россия. В конце прошлого года вопрос об использовании национальных валют обсуждался уже в трёхстороннем формате. 1 ноября 2017 года СМИ сообщили: Иран, Россия и Азербайджан договорились создать таможенный коридор и рассматривают возможность перехода на расчёты в национальных валютах.

И тем не менее выдавливание доллара из международного оборота идёт слишком медленно. Согласно статистике Банка России, в поступлениях по российскому экспорту доля доллара США в 2013 году была равна 80,0%, а в 2017 году – 68,8%. В платежах по импорту доли доллара США были соответственно 40,6% и 33,1%. Успехи есть, но очень умеренные. Особенно учитывая, что частично снижение доли доллара компенсировано увеличением доли евро. Так, в 2017 году совокупная доля доллара и евро в экспортных поступлениях была равна 83,6%, а в платежах по импорту – 79,4%. Доля рубля в поступлениях по экспорту выросла с 10,5% в 2013 году до 14,6% в 2017 году, а его доля в платежах по импорту – с 28,0% до 31,1%.

Можно согласиться с теми экспертами и политиками, которые, как Рон Пол, говорят, что «схлопывание долларового пузыря» произойдёт «быстро и неожиданно». Так происходят землетрясения или извержения вулканов. И к этому надо быть готовым уже сейчас. Если к моменту, когда долларовый пузырь лопнет, доллар США в международных расчётах России будет всё так же находиться на первом месте, это станет больным ударом по российской экономике.

https://www.fondsk.ru/news/2018/02/24/pvp-ili-tihaya-vojna-protiv-dollara-45662.html

Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #13 : 13 Марта 2018, 05:42:55 »

ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ

Народный банк Китая перед сменой руководства



Интернационализация юаня призвана сделать Народный банк Китая реальным конкурентом ФРС США

9 мая на полях проходящей в Пекине сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) состоялась пресс-конференция главы Народного банка Китая (НБК) Чжоу Сяочуаня. Многие обратили внимание на это событие. Руководитель китайского Центробанка сделал несколько значимых заявлений, непривычно откровенных для чиновника такого ранга, – об отношении к частным криптовалютам, об интернационализации юаня, о государственном долге Китая.

Яркий интеллектуал в партийно-государственном руководстве КНР

В ближайшее время Чжоу Сяочуань покинет свой пост. В январе ему исполнилось 70 лет, по китайским законам это предельный возраст для занятия должности председателя НБК. На этом посту Чжоу Сяочуань находится более 15 лет, что много по любым меркам (например, пост председателя Федеральной резервной системы США за сто с лишним лет лишь двум банкирам удавалось занимать более длительное время: Уильяму М. Мартину – с 1951 по 1970 г. и Алану Гринспену – с 1987 по 2006 г.).

Чжоу Сяочуань – один из наиболее ярких интеллектуалов в партийно-государственном руководстве Китая. На посту председателя НБК он не только занимался текущими вопросами управления Центробанком, но и готовил, а затем осуществлял реформу денежно-кредитной системы Китая. Товарищ Чжоу Сяочуань – человек, мыслящий глобально. В марте 2009 года он опубликовал статью под названием «Реформа международной валютной системы», которой произвёл сенсацию в экономических кругах. По мнению главы НБК, специальные права заимствования (СДР), выпуск которых в своё время произвёл в небольших объёмах Международный валютный фонд, должны в будущем заменить доллар США в роли мировой резервной валюты. То есть Чжоу Сяочуань – сторонник сохранения МВФ, переживающего в последние годы кризис. А также сторонник укрепления позиций Китая в этой международной финансовой организации. Чжоу Сяочуань был в тесном контакте с Домиником Стросс-Каном, который занимал пост исполнительного директора МВФ в 2007-2011 гг. Нынешний руководитель НБК считается одним из самых влиятельных экономистов мира. В 2010 году американский журнал Foreign Policy поставил его на 4-е место в своём рейтинге «ведущих мировых мыслителей». Его относят к так называемой Шанхайской фракции в партийно-государственном руководстве КНР.

Приговор биткойну

Многие российские СМИ передали следующий фрагмент выступления председателя Центробанка на его пресс-конференции 9 марта: «Китай, возможно, уменьшит зависимость от широкой финансовой поддержки для обеспечения экономического роста, так как страна стремится к высококачественному развитию… Нет необходимости делать условия ликвидности жёсткими, поскольку Китай повышает эффективность использования широкой денежной массы». Здесь в достаточно витиеватой форме выражена мысль о том, что нужно уже отказаться от погони за высокими темпами экономического роста и сделать упор на качественную сторону экономического развития. Тем более не следует добиваться высоких темпов за счёт вливания в экономику больших денег. Ставку надо делать на эффективность.

Кроме того, Чжоу Сяочуань фактически огласил смертный приговор биткойну и другим частным криптовалютам и подтвердил, что НБУ продолжает работу над внедрением официальной цифровой валюты. Это будет юань, но его использование будет основываться на самых совершенных технологиях. «Биткойн и другие цифровые валюты, – заявил Чжоу Сяочуань, – выходят на рынок слишком быстро, и они недостаточно надёжны. Их слишком быстрое распространение может привести к негативному влиянию на потребителей. Кроме того, они могут привести к самым непредсказуемым последствиям на финансовом рынке… Виртуальные деньги вроде биткоина в настоящее время не признаются Народным банком Китая и банковской системой в качестве платёжного средства вроде наличных денег». А вот официальные цифровые валюты на базе новых технологий Китай должен развивать. Чжоу Сяочуань сказал, что НБК разрабатывает цифровую валюту для электронных платежей, которая будет основываться на существующих китайских банкнотах и монетах, не меняя позиции центрального банка и коммерческих банков в финансовой системе. По мнению главы НБК, официальная цифровая валюта в Китае «должна обеспечить бесперебойную денежно-кредитную и финансовую стабильность и в то же время защитить потребителей… Мы не хотим создавать продукты для спекуляций … Иллюзия разбогатеть на ночь – это нехорошо».

Интернационализация юаня

А самым главным заявлением Чжоу Сяочуаня стало признание того, что стратегической задачей Пекина является интернационализация юаня. Он подтвердил, что интернационализация юаня может быть обеспечена за счёт дальнейшего открытия китайской экономики, снятия барьеров для иностранных инвесторов. Председатель НБК не преминул напомнить, что многое здесь уже сделано, в частности в 2015 году МВФ включил китайскую денежную единицу в корзину резервных валют. Получение юанем статуса резервной валюты – в немалой степени заслуга лично Чжоу Сяочуаня. Хотя, оговаривается он, «ещё можно кое-что сделать в установлении взаимодействия между внутренним и международными рынками капитала».

По части установления такого взаимодействия важную роль должен сыграть проект Stock Connect (Фондовая связь). Цель проекта – соединить фондовый рынок КНР с аналогичным рынком Гонконга и в более отдалённой перспективе создать единую торговую площадку, которая могла бы конкурировать с ведущими фондовыми биржами мира. Первая очередь проекта стартовала в ноябре 2014 года, она предусматривала соединение биржи Гонконга с биржей Шанхая. В конце 2016 года была запущена вторая фаза проекта, которая предусматривает соединение биржи Гонконга с биржей Шэньчжэня. Проект предусматривает возможность инвесторам КНР приобретать акции тех китайских и гонконгских компаний, которые имеют листинг на Гонконгской бирже, а иностранным инвесторам – приобретать акции, обращающиеся на биржах Шанхая и Шэньчжэня.

Сейчас конъюнктура на мировых финансовых и валютных рынках такова, что ветер дует в паруса китайского корабля. В частности, весь прошлый год наблюдался устойчивый рост курса юаня по отношению к доллару США. Январь 2018 года также закончился рекордным (на месячной основе) приростом валютного курса юаня. Торговые партнёры опять готовы в торговле с Китаем использовать юань в качестве валюты расчётов. Объёмы офшорных юаней в 2018 году, согласно прогнозам экспертов, увеличатся.

JPMorgan Chase как клиринговый центр для работы с юанем

Известно, что Дональду Трампу юань не нравится. И он явный противник того, чтобы Америка торговала с Китаем на юани. Однако даже президент США не может этого запретить частным американским компаниям. Так вот, в прошлом месяце НБК объявил о том, что в США будет действовать клиринговый центр для операций в юанях. А функцию клирингового банка будет выполнять один из крупнейших американских банков – JPMorgan Chase. Такие клиринговые центры по операциям с юанем сегодня уже созданы во многих странах, но все они действуют на базе филиалов или дочерних структур китайских государственных банков. JPMorgan Chase Bank – первая некитайская кредитная организация, выполняющая роль клирингового центра для работы с юанем. Так что коммунист Чжоу Сяочуань проявил незаурядные способности договариваться с самыми крутыми капиталистами.

Ещё одна тема, которую не мог обойти Чжоу Сяочуань, – национальный долг Китая. Он признал, что риски, связанные с высоким уровнем долга (по западным оценкам, не менее 300% ВВП и даже согласно официальной статистике Китая – 260% ВВП), очень серьёзны. В прошлом году по этой причине тройка мировых рейтинговых агентств даже понизила рейтинг Китая. Председатель НБК выразил надежду, что Китай «поставит под контроль свой долг». Правда, конкретики на этот счёт не привёл.

По окончании сессии ВСНП все ожидают, что в Центробанке произойдет смена руководства. Претендентов на кресло председателя НБУ Чжоу Сяочуаня несколько. Среди них председатель Комиссии по регулированию банковской деятельности Китая (CBRC) Го Шуцин, секретарь комитета КПК провинции Хубэй Цзян Чаолян, заместитель председателя Народного банка Китая И Ган, глава Китайской комиссии по регулированию ценных бумаг (CSRC) Лю Шиюй. Однако наибольшие шансы, по оценке экспертов, имеет советник председателя КНР Си Цзиньпина по экономическим вопросам Лю Хэ. Ожидается также, что 66-летний Лю (технократ, окончивший Гарвард) в марте станет вице-премьером по экономическим и финансовым вопросам. Если Лю Хэ будет совмещать должности вице-премьера и председателя НБК, китайский Центробанк, возможно, сможет взять на себя некоторые обязанности Национальной комиссии по развитию и реформам, а также министерства финансов.

Смена руководства китайского Центробанка – событие серьёзное не только для Китая, но и для всего мира. Народный банк Китая считается самым крупным в мире: его активы оцениваются в 5,5 трлн. долл.; а активы ФРС США осенью прошлого года, когда они были на максимуме, равнялись 4,5 трлн. долл. И тем не менее хотя Федеральная резервная система США и уступает по активам китайскому Центробанку, она пока по степени влияния на мировые финансы находится в более высокой весовой категории, чем НБК. Вероятно, интернационализация юаня призвана сделать НБК реальным конкурентом Федерального резерва.

https://www.fondsk.ru/news/2018/03/11/narodnyj-bank-kitaja-pered-smenoj-rukovodstva-45747.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #14 : 17 Марта 2018, 21:26:22 »

ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ

Юань: новый раунд борьбы за место под солнцем



Официально Пекин амбициозных целей по части интернационализации юаня (жэньминьби) не провозглашал, но китайская денежная единица с некоторых пор стала активно продвигаться за пределы страны.

В 2005 году денежные власти Китая отказались от жёсткого режима валютного курса юаня. С 2005 по 2013 год цена юаня в долларах росла почти ежегодно, всего за этот период он укрепился на 36,7%. Пик был достигнут 26 января 2014 года: 6,0427 юаня за 1 доллар США. Некоторые резервы конкурентоспособности китайской экономики ещё сохранялись, поэтому удорожание юаня не влияло радикально на состояние торгового баланса Китая. А юань при этом становился в мире привлекательной валютой. Спрос на него возрастал.

Что такое офшорный юань

Пекин уже в 2000-е годы стал предлагать торговым партнёрам использовать в расчётах по экспорту и импорту свою национальную валюту. Партнёры за редкими исключениями не возражали. В ноябре 2010 года тогдашний премьер-министр РФ Владимир Путин в ходе переговоров с главой китайского правительства Вэнь Цзябао подписал Протокол о внесении изменений в Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о торгово-экономических отношениях от 5 марта 1992 года. Протокол предусматривал возможность осуществлять торговые операции между странами в национальных валютах России и Китая.

В 2012 году начало действовать соглашение между Китаем и Японией об использовании в расчётах по двухсторонней торговле юаня и иены. Каждая из этих двух стран является для другой важнейшим торговым партнёром.

Рост масштабов использования юаня в расчетах по торговле Китая с другими странами в 2010-2011 гг. носил взрывообразный характер. Если в 2010 г. объём расчётов в юанях составил 500 млрд юаней, примерно 2% от общего размера товарооборота, то по итогам 2011 г. объем трансграничных расчетов в китайской валюте с 180 зарубежными странами и территориями достиг 2,58 трлн юаней, доля расчётов в юанях выросла до 9,2%.

В результате внедрения юаня в торговлю появился так называемый офшорный юань – китайская валюта, размещаемая на счетах банков других стран. Банки стран – торговых партнёров Китая стали открывать корреспондентские счета в китайских банках в юанях. Например, такие счета открыли более 100 российских банков.

Помимо торговли появились и другие сферы использования офшорного юаня. Для стимулирования более широкого использования юаня Народный банк Китая заключил с центробанками других стран большое количество соглашений о валютных свопах в национальных валютах для того, чтобы партнёры Китая не испытывали дефицита юаней. Юани стали торговаться на валютных рынках некоторых стран. Возникли зарубежные клиринговые центры по операциям с юанями. Как правило, в таких центрах в качестве клирингового банка выступает филиал или дочерняя структура крупного китайского государственного банка.

Среди зарубежных юрисдикций по объёмам офшорных юаней и операций с ними выделяется Гонконг. Хотя в 1997 году Гонконг перестал быть британской территорией и перешёл под юрисдикцию КНР, он имеет особый статус и значительную автономию. В частности, у этой территории есть собственная валюта – доллар Гонконга. А юань формально считается иностранной валютой. Так вот Гонконг сосредоточил большую часть всех офшорных юаней и операций с ними. А «победное шествие» юаня в мире сводилось к тому, что его присутствие наращивалось в Гонконге.

В январе 2013 года в мире насчитывалось в виде банковских депозитов 700 млрд юаней, а величина таких депозитов в Гонконге превышала 600 млрд юаней, то есть почти 90% мирового итога. В марте-мае 2015 г. величина юаневых депозитов достигла 1.850 млрд, а в Гонконге их величина в первой половине 2015 года вышла на рекордный уровень в 1 триллион юаней. Доля Гонконга в мировом итоге снизилась за счёт того, что в 2013-2015 гг. динамично росли юаневые депозиты в других странах; тем не менее Гонконг оставался абсолютным лидером, его доля в мировом итоге была равна примерно 55%.

Наверное, апогеем шествия юаня по миру стало решение совета директоров МВФ о включении юаня в корзину СДР осенью 2015 года. Это означало присвоение юаню почётного звания «резервной валюты». До этого в корзине находилось четыре валюты: доллар США, евро, иена и фунт стерлингов. У каждой из них имелась своя квота. Юань, став пятой валютой, по своей квоте необходимой для расчёта курса СДР, сразу стал третьей по весу валютой в корзине МВФ (10,92%), уступив доллару (41,73%) и евро (30,93%), но обогнав японскую иену (8,33%) и фунт стерлингов (8,09%).

Укрепление юаня как следствие ослабления доллара США

Однако осенью 2015 года было уже очевидно, что юань испытывает серьёзные проблемы. На протяжении всего этого года китайская валюта слабела по отношению к доллару США, что было вызвано усиливающимся оттоком капитала из Китая. Пекин стал принимать меры по ограничению вывода капитала за границу, а Народный банк Китая использовал свои международные резервы, чтобы снижение курса юаня не превратилось в обвал. Китай боролся за поддержание юаня, а из Вашингтона сыпались обвинения в том, что Пекин ведёт валютную войну против всего мира (и особенно США), якобы сознательно занижая курс юаня.

Несмотря на все усилия китайских властей по итогам 2015 года юань обесценился по отношению к доллару США на 6%. В 2016 году процесс падения юаня продолжился. Курс жэньминьби к американской валюте упал за год ещё на 6,7%. Летом 2016 года будущий президент США Дональд Трамп с возмущением говорил о том, что Китай ведёт целенаправленную валютную войну против Америки. И обещал, что когда станет хозяином Белого дома обязательно накажет Китай, введя дополнительные пошлины на китайские товары.

Однако, когда Дональд Трамп стал президентом США, так называемая валютная война Китая завершилась. В 2017 году китайский юань пошёл вверх по отношению к доллару США. Хотя правильнее говорить не столько об укреплении юаня, сколько об ослаблении доллара. В прошлом году юань укрепился к доллару на 6,28%. Это рекордный рост курса китайской валюты к американской за последние девять лет.

Пока ещё укрепление валютного курса юаня не отразилось на некоторых показателях, характеризующих позиции китайской валюты в мире. Система СВИФТ опубликовала недавно свежие данные о валютной структуре проходящих через неё международных платежей. В декабре 2015 года доля платежей в юанях во всех платежах составляла 2,31%. Через год этот показатель опустился до 1,68%. А в декабре 2017 года он упал до 1,61%. В декабре 2015 года на юань приходилось 1,60% всех трансграничных платежей, а в декабре 2017 года доля юаня упала до 0,98%. Это свидетельствует о серьёзном ослаблении международных позиций юаня. Однако надо иметь в виду инерционность событий в международной финансовой системе. Многие из контрактов, которые заключались в 2017 году, учитывали растущий курс юаня; поэтому можно предположить, что платежи по таким контрактам, которые будут совершаться в 2018 году, будут чаще и в больших объёмах производиться в китайской валюте.

В конце января 2018 года Банк Китая обнародовал доклад, посвящённый проблемам интернационализации юаня. Документ констатирует, что китайская валюта после двухлетнего отступления уже в прошлом году перешла в наступление. В конце прошлого года свыше 250 тысяч предприятий и 245 банков в мире производили трансграничные операции в жэньминьби. В докладе с удовлетворением отмечается, что недавно Германия и Франция заявили о включении жэньминьби в корзину инвалютных резервов. Полгода назад ЕЦБ тоже заявил об увеличении инвалютных резервов в жэньминьби.

Доклад Банка Китая пронизан уверенностью, что в 2018 году наступление будет продолжаться. Свой оптимизм банк основывает на результатах опроса участников рынка. Он был проведен среди 3134 зарубежных и китайских торгово-промышленных предприятий и 118 финансовых институтов из 25 зарубежных стран и юрисдикций. Согласно опросу, 76% респондентов считают, что международный статус жэньминьби, вероятнее всего, приближается к доллару США, евро, фунту, японской иене и другим международным валютам. Объём трансграничных сделок в юанях среди опрошенных предприятий и финансовых институтов выросли на 13% по сравнению с 2016 годом. 61% зарубежных респондентов (относящихся к категории рыночных субъектов) заявили о готовности к применению или дальнейшему повышению процента использования юаня. Представляя 31 января доклад, вице-президент Банка Китая г-н Чжан Цинсун заявил, что «в 2017 году интернационализация жэньминьби в целом проявила благоприятную тенденцию укрепления и развития и имеет оптимистические перспективы».

Для сторонников интернационализации юаня приятной была новость об укреплении китайской валюты за первый месяц 2018 года. В январе 2018 года курс юаня к доллару США укрепился на 3,38 процента. Это максимальный месячный рост с 1994 года.

Пока, правда, не очень понятно, чего в конечном счёте хотят руководители Китая от юаня на международной арене. Нужен ли им офшорный юань лишь для того, чтобы заместить американский доллар в торгово-экономических отношениях Китая с другими странами? Или же Пекин вынашивает планы полностью заместить юанем американский доллар, занять все обслуживаемые им мировые ниши: торговлю, инвестиции, валютные резервы, рынок ФОРЕКС и т. д.?

Америка на дух не переносит юани

При всех отливах и приливах процесс интернационализации юаня продолжается. Правда, на сегодняшний день интернационализация юаня не идёт ни в какое сравнение с интернационализацией доллара США. Осенью прошлого года суммарный объём офшорной китайской валюты оценивался в 1150 млрд юаней. В то же время на конец 2016 года в банках КНР депозиты составили 155,5 трлн юаней. То есть офшорные депозиты в юанях составляли лишь 0,7% по отношению к аналогичным депозитам внутри Китая. А с офшорным долларом США всё наоборот: за пределами США количество «зелёной бумаги» примерно в два раза превышает её массу в стране происхождения. Как говорится, почувствуйте разницу.

А сколько же нужно офшорных юаней, чтобы, скажем, обслуживать внешнюю торговлю Китая? Внешнеторговый оборот Китая в 2017 году, согласно предварительным оценкам, составил около 4 трлн долл. В китайской валюте это примерно 25-26 трлн юаней. Если предположить, что валютами расчётов в торговле Китая с другими странами будут выступать на паритетной основе (50:50) юань и национальная денежная единица страны-партнёра, тогда для обслуживания текущего объёма торговли потребовалось бы 12,5-13 трлн юаней. То есть нынешнюю массу офшорных юаней следует увеличить примерно на порядок. Однако трудно представить, чтобы Китаю удалось договориться с Америкой о расчётах во взаимной торговле в долларах и юанях на паритетной основе. По предварительным данным, в 2017 году оборот торговли между США и Китам составил 600 млрд долл., что эквивалентно 3,95 трлн юаней, – и все расчёты велись исключительно в долларах. Америка юани на дух не переносит. Не только в двухсторонних с Китаем отношениях, но и вообще.

https://www.fondsk.ru/news/2018/03/13/juan-novyj-raund-borby-za-mesto-pod-solncem-45761.html
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!