Русская беседа
 
26 Сентября 2018, 04:42:54  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2
  Печать  
Автор Тема: Неделя 3-я Великого Поста. Крестопоклонная  (Прочитано 3659 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 30 Марта 2008, 13:26:22 »

НЕДЕЛЯ 3-Я ВЕЛИКОГО ПОСТА. КРЕСТОПОКЛОННАЯ

Слово о кресте …для нас, спасаемых, – сила Божия.
1 Кор. 1, 18



В воскресенье третьей недели Великого Поста на всенощном бдении в центр храма выносится Животворящий Крест, которому всю неделю поклоняются верующие.

Как путник, уставший от долгой дороги, отдыхает под раскидистым деревом, так и православные христиане, совершая духовное путешествие в Небесный Иерусалим – к Пасхе Господней, находят в середине пути «Древо крестное», чтобы под его сенью набраться сил для дальнейшего пути. Или как перед приходом царя, возвращающегося с победой, вначале шествуют его знамена и скипетры, так и Крест Господень предваряет Христову победу над смертью – Светлое Воскресение.

При сем поклонении поется песнь:

Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим.

Церковь выставляет, в середине Четыредесятницы, верующим Крест для того, чтобы напоминанием о страданиях смерти Господней воодушевить и укрепить постящихся к продолжению подвига поста. Поклонение Кресту продолжается и на четвертой неделе поста – до пятницы, и потому вся четвертая неделя называется крестопоклонною.

«Крест – хранитель всей вселенной, крест – красота церкви, крест – царей держава, крест – укрепление верующих, крест – ангелов слава и демонов язва». Так объясняет одно из церковных песнопений значение креста для всего мира. «Тростию креста, обмакнув ее в красные чернила Твоей крови, Ты, Господи, по-царски подписал нам прощение грехов» – говорится в одной из стихир праздника.

О поклонении Кресту

… «Слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия» (1 Кор. 1, 18). Ибо духовный судит о всем, а душевный человек не принимает того, что от Духа Божия» (1 Кор. 2, 15, 14). Ибо это есть безумие для тех, которые не принимают с верой и не помышляют о Благости и Всемогуществе Бога, но божественные дела исследуют посредством человеческих и естественных рассуждений, ибо все, что принадлежит Богу, выше естества и разума, и мысли. И если кто-нибудь станет взвешивать: каким образом Бог вывел все из небытия в бытие и ради чего, и если бы он захотел постигнуть это посредством естественных рассуждений, то он не постигнет. Ибо это знание душевное и бесовское. Если же кто, руководствуясь верой, примет во внимание, что божество – благое и всемогущее, и истинное и мудрое, и праведное, то он найдет все гладким и ровным и путь – прямым. Ибо вне веры спастись невозможно, потому что все, как человеческое, так и духовное, основано на вере. Ибо без веры ни земледелец не разрезает борозды земли, ни купец на малом древе не вверяет своей души беснующейся бездне моря; не происходят ни браки, ни что-либо иное в жизни. Верою уразумеваем, что все приведено из небытия в бытие могуществом Божиим; верою правильно совершаем все дела как – божеские, так и человеческие. Вера, далее, есть нелюбопытствующее одобрение.

Всякое, конечно, деяние и чудотворение Христово – весьма велико и божественно, и удивительно, но удивительнее всего Честной Его Крест. Ибо смерть ниспровергнута, прародительский грех уничтожен, ад ограблен, даровано Воскресение, дана нам сила презирать настоящее и даже саму смерть, возвращено первоначальное блаженство, открыты врата рая, наше естество село одесную Бога, мы сделались чадами Божиими и наследниками не через другое что, а через Крест Господа нашего Иисуса Христа. Ибо все это устроено через Крест: «все мы, крестившиеся во имя Иисуса Христа, – говорит апостол, – в смерть Его крестились» (Гал. 3, 27). И далее: Христос есть Божия сила и Божия премудрость (1 Кор. 1, 24). Вот смерть Христа или Крест, одел нас в ипостасную Божию мудрость и Силу. Сила же Божия есть слово крестное или потому, что через него открылось нам могущество Божие, то есть победа над смертью, или потому, что подобно тому как четыре конца Креста, соединяясь в центре, твердо держатся и высота , и глубина, и длина, и широта, то есть вся видимая и невидимая тварь.

Крест дан нам в качестве знамения на челе, как Израилю – обрезание. Ибо через него мы, верные, различаемся от неверных и узнаемся. Он – щит и оружие, и памятник победы над диаволом. Он – печать, для того, чтобы не коснулся нас Истребляющий, как говорит Писание (Исх. 12, 12, 29). Он – лежащих восстание, стоящих опора, немощных посох, пасомых жезл, возвращающихся руководство, преуспевающих путь к совершенству, души и тела спасение, отклонение от всяких зол, всяких благ виновник, греха истребление, росток воскресения, древо Жизни Вечной.

Итак, самому древу, драгоценному по истине и досточтимому, на котором Христос принес Самого Себя в жертву за нас, как освященному прикосновением и Святого Тела, и Святой Крови, естественно должно покланяться; подобным образом – и гвоздям, копью, одеждам и святым Его жилищам – яслям, вертепу, Голгофе, спасительному животворящему гробу, Сиону – главе Церквей, и подобному, как говорит Богоотец Давид: «Пойдем к жилищу Его, поклонимся подножию ног Его». А что он разумеет Крест, показывает то, что сказано: «Стань, Господи, на место покоя Твоего» (Пс. 131, 7-8). Ибо за Крестом следует Воскресение. Ибо если вожделенны дом и ложе, и одежда тех, которых мы любим, то насколько более – то, что принадлежит Богу и Спасителю, через посредство чего мы и спасены!

Поклоняемся же мы и образу Честного и Животворящего Креста, хотя бы он был сделан и из иного вещества; поклоняемся, почитая не вещество (да не будет!), но образ, как символ Христа. Ибо Он, делая завещание Своим ученикам, говорил: «тогда явится знамение Сына Человеческого на небе» (Мф.24, 30), разумеется Крест. Поэтому и Ангел воскресения говорил женам: «Иисуса ищите Назарянина, распятого» (1 Кор. 1, 23). Хотя много христов и иисусов, но один – Распятый. Он не сказал: «пронзенного копьем», но: «распятого». Поэтому должно поклоняться знамению Христа. Ибо где будет знамение, там будет и Сам Он. Веществу же, из которого состоит образ Креста, хотя бы это было золото или драгоценные камни, после разрушения образа, если бы такое случилось, не должно поклоняться. Итак, всему тому, что посвящено Богу, мы поклоняемся, относя почтение к Нему Самому.

Древо жизни, насажденное Богом в раю, предызобразило этот Честной Крест. Ибо так как смерть вошла через посредство древа, то надлежало, чтобы через древо же были дарованы Жизнь и Воскресение. Первый Иаков, поклонившись на конец Жезла Иосифа посредством образа обозначил Крест, и , благословив своих сыновей переменными руками (Быт. 48, 14), он весьма ясно начертал знамение Креста. То же обозначили жезл Моисеев, крестообразно поразивший море и спасший Израиля, а фараона потопивший; руки, крестовидно простираемые и обращающие в бегство Амалика; горькая вода, услаждаемая древом, и скала, разрываемая и изливающая источники; жезл, приобретающий Аарону достоинство священноначалия; змий на древе, вознесенный в виде трофея, как будто бы он был умерщвлен, когда древо исцеляло тех, которые с верой смотрели на мертвого врага, подобно тому, как и Христос Плотию, не знавшей греха, был пригвожден за грех. Великий Моисей говорит: увидите, что жизнь ваша будет висеть на древе пред вами (Втор. 28, 66). Исаия: «всякий день простирал Я руки Мои к народу непокорному, ходившему путем недобрым, по своим помышлениям» (Ис. 65, 2). О, если бы мы, поклоняющиеся ему (то есть Кресту), получили удел во Христе, Который был распят!

Преподобный Иоанн Дамаскин,
Точное изложение православной веры кн. 4


http://www.pravoslavie.ru/put/040312175811
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 26 Марта 2011, 18:44:22 »

Неделя 3-я Великого Поста. Крестопоклонная

Слово о кресте …для нас, спасаемых, – сила Божия.
1 Кор. 1, 18



В воскресенье третьей недели Великого Поста на всенощном бдении в центр храма выносится Животворящий Крест, которому всю неделю поклоняются верующие.

Как путник, уставший от долгой дороги, отдыхает под раскидистым деревом, так и православные христиане, совершая духовное путешествие в Небесный Иерусалим – к Пасхе Господней, находят в середине пути «Древо крестное», чтобы под его сенью набраться сил для дальнейшего пути. Или как перед приходом царя, возвращающегося с победой, вначале шествуют его знамена и скипетры, так и Крест Господень предваряет Христову победу над смертью – Светлое Воскресение.

При сем поклонении поется песнь:

Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим.

Церковь выставляет, в середине Четыредесятницы, верующим Крест для того, чтобы напоминанием о страданиях смерти Господней воодушевить и укрепить постящихся к продолжению подвига поста. Поклонение Кресту продолжается и на четвертой неделе поста – до пятницы, и потому вся четвертая неделя называется крестопоклонною.

«Крест – хранитель всей вселенной, крест – красота церкви, крест – царей держава, крест – укрепление верующих, крест – ангелов слава и демонов язва». Так объясняет одно из церковных песнопений значение креста для всего мира. «Тростию креста, обмакнув ее в красные чернила Твоей крови, Ты, Господи, по-царски подписал нам прощение грехов» – говорится в одной из стихир праздника.

О поклонении Кресту

… «Слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия» (1 Кор. 1, 18). Ибо духовный судит о всем, а душевный человек не принимает того, что от Духа Божия» (1 Кор. 2, 15, 14). Ибо это есть безумие для тех, которые не принимают с верой и не помышляют о Благости и Всемогуществе Бога, но божественные дела исследуют посредством человеческих и естественных рассуждений, ибо все, что принадлежит Богу, выше естества и разума, и мысли. И если кто-нибудь станет взвешивать: каким образом Бог вывел все из небытия в бытие и ради чего, и если бы он захотел постигнуть это посредством естественных рассуждений, то он не постигнет. Ибо это знание душевное и бесовское. Если же кто, руководствуясь верой, примет во внимание, что божество – благое и всемогущее, и истинное и мудрое, и праведное, то он найдет все гладким и ровным и путь – прямым. Ибо вне веры спастись невозможно, потому что все, как человеческое, так и духовное, основано на вере. Ибо без веры ни земледелец не разрезает борозды земли, ни купец на малом древе не вверяет своей души беснующейся бездне моря; не происходят ни браки, ни что-либо иное в жизни. Верою уразумеваем, что все приведено из небытия в бытие могуществом Божиим; верою правильно совершаем все дела как – божеские, так и человеческие. Вера, далее, есть нелюбопытствующее одобрение.

Всякое, конечно, деяние и чудотворение Христово – весьма велико и божественно, и удивительно, но удивительнее всего Честной Его Крест. Ибо смерть ниспровергнута, прародительский грех уничтожен, ад ограблен, даровано Воскресение, дана нам сила презирать настоящее и даже саму смерть, возвращено первоначальное блаженство, открыты врата рая, наше естество село одесную Бога, мы сделались чадами Божиими и наследниками не через другое что, а через Крест Господа нашего Иисуса Христа. Ибо все это устроено через Крест: «все мы, крестившиеся во имя Иисуса Христа, – говорит апостол, – в смерть Его крестились» (Гал. 3, 27). И далее: Христос есть Божия сила и Божия премудрость (1 Кор. 1, 24). Вот смерть Христа или Крест, одел нас в ипостасную Божию мудрость и Силу. Сила же Божия есть слово крестное или потому, что через него открылось нам могущество Божие, то есть победа над смертью, или потому, что подобно тому как четыре конца Креста, соединяясь в центре, твердо держатся и высота , и глубина, и длина, и широта, то есть вся видимая и невидимая тварь.

Крест дан нам в качестве знамения на челе, как Израилю – обрезание. Ибо через него мы, верные, различаемся от неверных и узнаемся. Он – щит и оружие, и памятник победы над диаволом. Он – печать, для того, чтобы не коснулся нас Истребляющий, как говорит Писание (Исх. 12, 12, 29). Он – лежащих восстание, стоящих опора, немощных посох, пасомых жезл, возвращающихся руководство, преуспевающих путь к совершенству, души и тела спасение, отклонение от всяких зол, всяких благ виновник, греха истребление, росток воскресения, древо Жизни Вечной.

Итак, самому древу, драгоценному по истине и досточтимому, на котором Христос принес Самого Себя в жертву за нас, как освященному прикосновением и Святого Тела, и Святой Крови, естественно должно покланяться; подобным образом – и гвоздям, копью, одеждам и святым Его жилищам – яслям, вертепу, Голгофе, спасительному животворящему гробу, Сиону – главе Церквей, и подобному, как говорит Богоотец Давид: «Пойдем к жилищу Его, поклонимся подножию ног Его». А что он разумеет Крест, показывает то, что сказано: «Стань, Господи, на место покоя Твоего» (Пс. 131, 7-8). Ибо за Крестом следует Воскресение. Ибо если вожделенны дом и ложе, и одежда тех, которых мы любим, то насколько более – то, что принадлежит Богу и Спасителю, через посредство чего мы и спасены!

Поклоняемся же мы и образу Честного и Животворящего Креста, хотя бы он был сделан и из иного вещества; поклоняемся, почитая не вещество (да не будет!), но образ, как символ Христа. Ибо Он, делая завещание Своим ученикам, говорил: «тогда явится знамение Сына Человеческого на небе» (Мф.24, 30), разумеется Крест. Поэтому и Ангел воскресения говорил женам: «Иисуса ищите Назарянина, распятого» (1 Кор. 1, 23). Хотя много христов и иисусов, но один – Распятый. Он не сказал: «пронзенного копьем», но: «распятого». Поэтому должно поклоняться знамению Христа. Ибо где будет знамение, там будет и Сам Он. Веществу же, из которого состоит образ Креста, хотя бы это было золото или драгоценные камни, после разрушения образа, если бы такое случилось, не должно поклоняться. Итак, всему тому, что посвящено Богу, мы поклоняемся, относя почтение к Нему Самому.

Древо жизни, насажденное Богом в раю, предызобразило этот Честной Крест. Ибо так как смерть вошла через посредство древа, то надлежало, чтобы через древо же были дарованы Жизнь и Воскресение. Первый Иаков, поклонившись на конец Жезла Иосифа посредством образа обозначил Крест, и , благословив своих сыновей переменными руками (Быт. 48, 14), он весьма ясно начертал знамение Креста. То же обозначили жезл Моисеев, крестообразно поразивший море и спасший Израиля, а фараона потопивший; руки, крестовидно простираемые и обращающие в бегство Амалика; горькая вода, услаждаемая древом, и скала, разрываемая и изливающая источники; жезл, приобретающий Аарону достоинство священноначалия; змий на древе, вознесенный в виде трофея, как будто бы он был умерщвлен, когда древо исцеляло тех, которые с верой смотрели на мертвого врага, подобно тому, как и Христос Плотию, не знавшей греха, был пригвожден за грех. Великий Моисей говорит: увидите, что жизнь ваша будет висеть на древе пред вами (Втор. 28, 66). Исаия: «всякий день простирал Я руки Мои к народу непокорному, ходившему путем недобрым, по своим помышлениям» (Ис. 65, 2). О, если бы мы, поклоняющиеся ему (то есть Кресту), получили удел во Христе, Который был распят!

Преподобный Иоанн Дамаскин,
Точное изложение православной веры кн. 4


http://www.pravoslavie.ru/put/1645.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 26 Марта 2011, 18:54:38 »

Синаксарь в неделю третью Великого поста



Стихи:
Кресту вся земля да покланяется,
имже познала Тебе покланяться, слова.

 
Пусть вся земля поклонится Кресту,
Через который поняла слова о поклонении Тебе
.

В этот день, в третью Неделю поста, мы празднуем поклонение Честному и Животворящему Кресту по следующей причине. Так как во время сорокадневного поста и мы некоторым образом распинаемся, умерщвляя страсти, и ощущаем горечь, унывая и изнемогая, то и полагается перед нами Честной и Животворящий Крест, как прохлаждающий и укрепляющий нас, напоминающий нам о страданиях Господа нашего Иисуса Христа и утешающий: если Бог наш распялся ради нас, то сколько же нам подобает делать ради Него, — облегчающий наши труды представлением и воспоминанием скорбей Владыки, и надеждой на славу Креста. Ибо как Спаситель наш, взойдя на Крест, прославился через поношение и огорчение, так и нам подобает делать, чтобы и прославиться с Ним, если когда потерпим что-нибудь печальное (скорбное). Иначе говоря, как проходящие долгий и трудный путь усталые путники, найдя где-нибудь тенистое дерево, отдыхают, присев под ним, и со свежими силами идут дальше, так и теперь, во время поста, на пути скорбей и подвига, посередине его святые отцы посадили источающее жизнь дерево Креста, дающее нам облегчение и прохладу, и делающее нас, уставших, сильными и способными к дальнейшему труду. Или как при приближении [пришествии] царя сначала несут его знамена и скипетры, а потом и сам он приходит, радуясь и веселясь о победе, и подданные веселятся вместе с ним. Так и Господь наш Иисус Христос, желая явить окончательную победу над смертью и со славою прийти в день Воскресения, прежде послал нам Свой скипетр, царское знамя — Животворящий Крест, наполняющий нас многой отрадой и утешением и приготовляющий нас подобающим образом принять насколько можем вместить [елико мощно] Самого Царя и радостно восхвалить как Победителя.

Установлено же это в среднюю седмицу посередине святой Четыредесятницы — потому, что святая Четыредесятница подобна горькому источнику из-за сокрушения нашего и бывающей горести и печали, которую доставляет нам пост. Поэтому как в середину того источника божественный Моисей положил дерево и усладил его, — так и Бог, проведший нас через духовное Чермное море и изведший от фараона мысленного, Животворящим Древом Честного и Животворящего Креста услаждает горечь сорокадневного поста и утешает нас, как пребывающих в пустыне, пока не возведет Своим Воскресением к горнему Иерусалиму. Или, поскольку Крест называется и является древом жизни, а это древо посажено было посреди рая — Эдема, сообразно этому и божественные отцы посадили Крестное Древо посреди святой Четыредесятницы, одновременно напоминая тем Адамово сластолюбие (падение), и вместе с тем получая через древо избавление от него, ибо, вкушая от него, мы уже (больше) не умираем, но напротив, оживляемся.

Силою его, Христе Боже, сохрани нас от искушений лукавого, сподоби нас, радостно пройдя сорокадневный путь поста, поклониться Божественным Твоим Страстям и Живоносному Воскресению и помилуй нас, ибо Ты один Благ и Человеколюбец. Аминь.

http://www.pravoslavie.ru/put/1642.htm

Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 26 Марта 2011, 20:47:38 »

Слово о душе в третью неделю Поста

Кая... польза человеку, аще приобрящет мир весь, и отщетит душу свою?
или что даст человек измену на души своей?

Мк. 8, 36-37.



Мир и душа – вот два предмета, которых люди не могут познать, ибо суждение человеческое ложно. Весь ум их как будто сосредоточен в очах: люди ценят только то, что видят, а чего не видят, того и не ценят. Видят они мир, и ценят его больше, чем это следует; не видят души, и совершенно не ценят ее, как бы это следовало. Поэтому они неправы, лживы в своих суждениях о мире и душе — лживи сынове человечестии в мерилех (Пс. 61, 10). Мир и душа – об этих двух предметах не умеют судить живые, умеют судить только мертвые.

Цари земные, властители городов, князья людей, богачи мира! Вы наслаждаетесь земной славой, красотой, богатством. Что же вы в конце концов стяжали? Что унесли с собой в могилу? Умерли вы, и мир умер для вас. Но, погубив душу ради мира, вы потеряли все: небо, рай, вечную жизнь, Бога. Итак, что пользы человеку, если он приобретет мир, кончающийся для него вместе с жизнью, и погубит свою душу, бессмертную? Никакой пользы, наоборот — великая потеря. О, если бы живые узнали от мертвых, что такое мир, что такое душа! Но как же? Разве мы не знаем, что такое мир? Это мы знаем очень хорошо, ибо воочию видим непостоянство мира. Мы видим, как его блага труднодостижимы, горьки в наслаждении, близки к концу. Видим, сколько забот, страхов, зависти, разорений потрясают, ослабляют, делают горькими или даже разрушают все мирское благополучие. Видим, сколько страданий и болезней, сколько войн совне и коварных умыслов колеблют жизнь и спокойствие мира. Мы видим, что воды рек не текут так быстро, полевые цветы не вянут так легко, молнии небесные не рассеиваются так мгновенно, как скоро протекает, легко увядает, мгновенно уничтожается вся сладость, наслаждение и радость мира. Мы хорошо знаем, что такое мир, ибо видим его. Но, поистине, мы не знаем, что такое душа, ибо не видим ни красоты, ни природы души. Поэтому я сегодня хочу говорить о том, первое, что такое душа; второе, что она единственная и что, потеряв ее, мы теряем все; и о том, третье, что она бессмертна и что, если мы ее раз погубим, то потеряем навсегда.


I

Если спросить мудрецов, усильствовавших исследовать глубины природы, о том, что такое душа, они дадут очень разнообразные, но мало подходящие ответы. Поэтому, оставив суесловия философов, посмотрим при свете учения отцов Церкви на чистейшее зерцало истины, на Божественное Писание, чтобы узнать, что такое душа, — это благородное, драгоценное существо, которое не может пойти в обмен на что-либо другое.

Творческая премудрость и сила Божия явила три особенности при создании человека. Прежде всего, одним словом Он создал небесное и земное; рече, и быша (Пс. 148, 5) – тотчас явились солнце и луна, звезды на небе и птицы в воздухе, столько животных и растений на земле. Но при создании человека Он не только сказал слово, но предварительно как бы подумал и посоветовался, ибо сказал сначала: Сотворим человека (Быт. 1, 26), – как бы приглашая на совет и прочие лица Святой Троицы. Этому дивился и Григорий Нисский. «О чудо, — говорит он, — все приводится к бытию одним словом и не предваряется никаким советом. К созданию же человека Творец всяческих приступает обдуманно». Далее. Для того чтобы появились прочие твари, Бог говорил только: Да будет, – больше ничего не делал. Для создания же человека Он и говорил, и действовал. Чтобы создать тело, взял Своими Божественными руками (это нужно понимать в смысле, соответственном для Бога) и слепил прах – персть (взем) от земли (Быт. 2, 7); чтобы создать душу, Он вдохнул в него дыхание из Своих Божественных уст — вдуну в лице его дыхание жизни (Там же). Наконец, главное: ни одно творение не создано по образу Божию. Этой чести удостоился один только человек, созданный по образу ибо Бог по природе бестелесен, а по душе, которая есть дух, как и Бог есть Дух. В этом заключается врожденное свойство души, в этом ее благородство.

Если сравнить душу и самих святых ангелов, я не знаю, в чем ее превзойдут они, эти вторые светы от первого Света, утренние звезды разумной тверди, которые так близко воспринимают блаженные сияния трисиятельного Богоначалия. Он имеют умственную природу — и душа есть разум; они бестелесны — и душа есть дух; бессмертны — и душа бессмертна. Они разделены на три троичные порядка, которые подразделяются на девять чинов, как это отмечают Ареопагит и Дамаскин.

В первом состоят серафимы, херувимы и престолы; во втором – господства, начала, силы; в третьем – власти, архангелы и ангелы. Подобное этому мы находим в силах и способностях душевных. В серафимах пылает чистое горячее пламя любви, почему они и изображаются огненными, — точно то же и в воле души, в которой огонь любви разгорается все жарче и шире, стремится к Вожделенному. В херувимах бодрствует созерцание, почему они и называются многоочитыми, — то же самое есть и в разуме души, который есть поистине многоочитое существо, всегда готовое к созерцанию, даже и тогда, когда тело покоится в глубоком сне. На престолах восседает справедливость — в душе смысл познаваемого умом и желаемого волей есть самые точные весы. Господства имеют величие царственного достоинства в дольнем мире — и душа имеет господственное, царя страстей. Начала имеют мироправительное промышление — душа обладает рассудительностью. Силы двигают небесные тела в дивной гармонии — и душа движет членами тела со столь чудесной стройностью. Власти охраняют всеобщий строй вещей — и душа сохраняет строй жизни. В архангелах — сокровищница небесных откровений, которой вверяются неизреченные таинства Божественной премудрости, — и в душе есть память, обиталище ведения, где разум скрывает сокровища познаний. Ангелы суть служебные духи, посылаемые в служение, невещественные по существу, быстрейшие в движении, неутомимые в течении, восходят на небо, нисходят на землю, обтекают всю тварь — и душа имеет своих слуг, мысли, которые, беспрестанно рождаясь, в мгновение перелетают с востока на запад, от земли на небо, с неба в ад, преходят бесконечные пространства, стены, горы, моря, им не препятствуют стражи, замки, и печати их не сдерживают.

Душа есть образ Божий в трех отношениях: по природе, благодати и славе. По природе, ибо при создании она образована по образу Божию; по уму подобна Отцу, источнику всякого ведения; по внутреннему разуму подобна Сыну, началу премудрости; по свободной воле подобна Духу Святому, источнику всех благ. По благодати: в воссоздании она сообразуется через сыноположение с Самим Сыном Божиим, как говорит Павел: Ихже... предъуведе, (тех) и предъустави сообразных быти образу Сына Своего (Рим. 8, 29). По славе: в блаженстве она силой Божественного Света восприемлет образ Самого Бога; славу Господню, говорит тот же апостол, взирающе, в тойже образ преобразуемся от славы в славу (2 Кор. 3, 18). И Иоанн говорит: подобни Ему будем, ибо узрим Его, якоже есть (1 Ин. 3, 2). Итак, кто спрашивает, что такое душа, пусть узнает, что душа есть величайшее дело Божественного Совета, есть живой отпечаток Святой Троицы. О, неувядающая красота души! Как вы, христиане, представляете себе Царство Небесное, райское блаженство, славу праведных? Это ничто иное, как созерцание Лика Божия. Так прекрасен Лик Божий, что святые ангелы готовы всегда на него взирать. Они с жаждой смотрят на этот неисчерпае-мый источник Света неприступного. Поэтому Петр и говорит: В няже желают ангели приникнути (1 Петр. 1, 12). Если бы Он на мгновение явился в аду, ад превратился бы в рай, и если бы Он на мгновение скрылся из рая, рай превратился бы в ад. Образ этого Божественного Лика есть душа. Что же даст человек взамен души своей? Чем он может заменить существо та-кое прекрасное, подобного которому нельзя найти ни на небе, ни на земле? И, созерцая в своей душе такую красоту, могу ли я после этого взирать на какую-либо другую красоту в этом мире? Я чту дощечку, на которой написан образ царя или вельможи, и не стану чтить души моей, на которой Бог начертал Свой образ? Оскверняя душу плотским вожделением, я как бы бросаю в грязь и нечистоту образ Божий и не сознаю, что совершаю великое зло! О душа! Сколь часто уничижаю тебя! О, Боже, как Ты терпишь такое оскорбление! Вполне справедливо, что мы не имеем ничего драгоценнее души, но и ничто мы так мало не ценим, как душу. Мы отдаем это многоценное сокровище за мгновенное наслаждение грехом. Мы меняем ее на ничтожное богатство. Мы предаем ее ради однодневного блеска временной славы...

Это еще терпимо, если бы у нас было несколько душ; ибо если погибнет одна, останется другая. Но мы имеем одну только душу, ради которой создано небесное и земное, ради которой трудится природа, движется небо, сияет солнце, плодоносит земля, появляются растения и животные; ради которой насажден рай, уготовано Небесное Царство, бесконечное блаженство, беспредельная слава и все вообще блага вечной жизни, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша (1 Кор. 2, 9). Погубив душу, мы все решительно теряем: и небо, и землю, и мир, и рай, и эту – временную, и другую – вечную — жизнь. Все, все! Чтобы испытать терпение праведного Иова, Бог дал дьяволу власть искушать его, вредить ему, огорчать и поражать его в детях и в собственном здоровье. Се, вся, елика суть ему, даю в руку твою... токмо душу его соблюди (Иов. 1, 12; 2, 6). Пребогатый Иов обнищал во мгновение ока; его многочисленные стада мелкого и крупного скота частью были рас-хищены разбойниками, частью попалены молнией. Его высокие чертоги пали, разрушенные бурным дыханием сильного ветра. Его сыновья и дочери в один час подверглись непредвиденной и внезапной смерти. Сам он, нищий, бездетный, бездомный, вне града, пораженный язвами с головы до ног, лежал на гноище. Днем палили его солнечные лучи, ночью еще сильнее мучил его холод. Иов потерял все: и богатство, и детей, и здоровье; нет, собственно говоря, Иов ничего не потерял, ибо не погубил души своей. Что, говорит он, я потерял? Мои богатства? Но я нагим родился, что же удивительного, что нагим же и умру? Сам наг изыдох от чрева матере моея, наг и отыду (Иов. 1, 21). Я потерял мое здравие? Так угодно было Богу — якоже Господеви изволися, тако и бысть (Там же). Я потерял детей? Господь даде, Господь отъят (Там же). Я все потерял, и все-таки ничего не потерял, доколе не погубил души своей. Я еще праведен перед Богом и без прежнего моего благополучия, богатства, детей, здоровья. Как Тот, Кто дал их мне, отнял, так что Тот, Кто отнял их, может возвратить мне. Хоть я и все потерял, однако и за это славлю, благословляю имя Его святое, ибо Он попустил испытать меня во всех отношениях, но только не касаться души моей. Буди имя Господне благословено. (Там же) Итак, человеколюбец Бог имеет столь великое промышление, что, когда попускает наше испытание или наказание или когда позволяет дьяволу искушать нас и вредить нам в самых драгоценных для нас в этом мире предметах, Он все же заповедует ему: токмо душу его соблюди, чтобы он был осторожен и не причинил какого-либо вреда душе, этой единородной дщери Иисуса Христа, наследнице Царства Его, которую Он главным образом вручает ангелу-хранителю, дабы он покрывал ее, смотрел за ней и хранил ее от страха нощнаго, от стрелы, летящия во дни, от вещи во тме преходящия, от сряща и беса полуденнаго (Пс. 90, 5–6). Почему же это? «А потому, что всего другого, — говорит Златоуст, — много, и если одно потерпит ущерб, мы пользуемся услугами другого. — и продолжает: — если одно сегодня потерялось, то найдется завтра, как и Иов нашел это в двойном и тройном количестве. А душа единственна, и от нее зависит все прочее, если мы погубим ее, чем жить будем?» Поэтому если мы потеряем наши сокровища, недвижимое имущество, дома, родителей, братьев, детей, здоровье, славу, честь, но если при этом сохраним душу, мы ничего не потеряли. Но все потеряно, если мы погубили и душу. Потеря всего, если сохранена душа, нисколько не чувствительна. Приобретение всего, если загублена душа, ничего не возмещает. Одна только душа есть то, что дает людям жизнь в этом мире и что внушает надежду на блаженную жизнь в раю. Если мы погубили ее, то потеряли мир и рай, потеряли все. Почему? «Если погубим ее, чем жить будем?»

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 26 Марта 2011, 20:49:24 »

(Окончание)

Странное дело! Если у нас есть дитя единственное, как сильно мы заботимся о том, чтобы его не опалило солнце, не повредил ветер, не огорчил бы кто-либо. А ведь наше спасение нисколько не зависит от этого ребенка. Если мы имеем какой-нибудь драгоценный камень, мы храним его с такой тщательностью, что готовы, если это возможно, спрятать его в сердце. А ведь этим камнем мы не можем купить рая. И после этого мы ни во что не ценим душу, от которой зависит благополучие нынешней и блаженство будущей жизни? Это неоценимое сокровище, с потерей которого мы теряем все небесное и земное, мы вверяем в руки, о которых я стыжусь сказать!

Алкивиад был изгнан из Афин. Когда прошло долгое время по изгнании, когда афиняне ради нужд возникшей войны отправили людей призвать его, послав при этом письмо, в котором все архонты подписью обязывались не причинять ему никакого зла, Алкивиад, имевший много случаев убедиться в нетвердости решений своих сограждан, не поверил и решительно отказался вернуться. «Как, Алкивиад? — сказал ему один друг. — все отечество тебя зовет, приглашает, дает тебе обещание, и ты не веришь отечеству?» – «Во всем прочем, — ответил тот, — я верю отечеству, но жизни моей я не доверю никому, даже матери, дабы она как-нибудь по неведению не положила черный шар вместо белого». — Во всем, что требуют от меня афиняне, хотел сказать Алкивиад, я им верю. Но что касается жизни моей, я не верю никому, даже родившей меня. Почему? А потому, что у меня жизнь одна, только одна, и если погублю ее, все потеряю. Так рассуждал Алкивиад о своей жизни, ибо жизнь одна. А у нас, христиане, сколько жизней? Итак, говорю я, ради нашего отечества, родителей, братьев, детей, ради учителей и всего прочего я с удовольствием согласен подвергнуть опасности деньги и имущество, вообще все, что имею в мире. Но если речь идет о душе, одной-единственной, погубив которую, я теряю все, пусть мне простят и отечество, и родители, и братья, и учителя, и друзья, моей души я никому не доверю! Алкивиад не захотел подвергнуть жизнь свою опасности, которая во всяком случае временна и имеет определенный конец, а я, если только этого требует необходимость, согласен подвергнуть опасности и жизнь. Какая разница, умру я сегодня или завтра? Но подвергать опасности свою душу, бессмертную, гибель которой есть гибель навеки? О, этого я никогда не сделаю, никогда!

Бессмертие есть другое, замечательное преимущество души. Этот суетный и тленный мир со всем красивым, хорошим и ценным, что в нем есть, имеет положенный конец. Преходит бо образ мира сего (1 Кор. 7, 31). Рано или поздно придет смерть и принесет с собой всему конец. Все, что мы имеем, или оставляет нас, когда мы все теряем, или мы оставляем все, когда умираем. Всяка плоть сено, и всяка слава человеча яко цвет травный; изсше трава, и цвет отпаде (Ис. 40, 67). В нас бессмертна только душа, которая живет вечно и никогда не умирает. Кая... польза человеку, аще приобрящет мир весь, и отщетит душу свою? (Мк. 8, 36). Если я потеряю вещь, могу снова ее приобрести, если потеряю честь, могу ее вернуть, если потеряю свободу, могу ее искупить, если потеряю здоровье, могу излечиться, если даже потеряю саму жизнь, могу воскреснуть. Так я верую: чаю Воскресения мертвых. Но если я погублю душу, нет уже выкупа, нет исцеления, нет воскресения. Я потерял ее раз и навсегда! О, если бы было возможно, чтобы это однажды и навсегда вошло в наш ум и сердце! Бог создал рай и ад; первый – место вечной жизни, второй – вечной муки. Там – души праведных, здесь – грешников. Идут сии в муку вечную, праведницы в живот вечный (Мф. 25, 46). Ключи от рая Он предал в руки людей. И дам ти, говорит Он Петру и всем апостолам, ключи царства небеснаго (Мф. 16, 19). Ключи от ада не даны ни людям, ни ангелам, их держит Сам Бог. Он Сам говорит это в первой главе Откровения: Имам ключи ада (18). Почему же ключи от рая, чертога Божия, царского чертога Божественной славы, Он отдал в руки людей, т. е. рабов Своих, а ключи от ада, страшной темницы кромешной тьмы, место мук терзаемых душ, удержал у Себя Бог Сам, Царь и Господь? Это для того, чтобы дать нам понять, что в этой жизни, как только мы пожелаем отворить рай для спасения в нем своей души, мы легко находим ключи. Они поручены людям здесь, на земле. Как только обратимся, мы тот же час находим их в руках епископа или каждого духовника.

Но если придет естественная и внезапная смерть и найдет нас (не дай Бог этого) отягощенными мирскими заботами или связанными мирскими цепями и мы умрем, не исправившись, не покаявшись, погубим свою душу, обреченную в ад, то где мы найдем ключи, чтобы отворить ад и спасти оттуда душу? Их не имеет человек, не получил ангел, их держит Сам Бог. Тогда Он, Судия без милости, не отверзает, ибо заключена дверь. «Нет надежды на освобождение, ибо в аде нет покаяния». Итак, несчастная душа, заключенная в аду однажды, заключена навсегда? Навсегда. Она погибла раз, погибла уже навсегда? Навсегда.

О душа моя! Вместо того чтобы тебе погибнуть, пусть лучше погибнет для меня весь мир со всем, что он имеет прекрасного и хорошего. Да и что же такое мир? Какое-то сновидение. А ты прекраснейшее творение, ибо ты – образ Божий; ты драгоценнейшее имущество, ибо, погубив тебя, я теряю все; ты бессмертна, и потерять тебя раз означает потерять навеки. Зачем мне губить тебя? Разве ты душа какого-нибудь зверя? Или какого-нибудь смертельного врага? Нет, ты моя душа. Кто не ценит свою душу в тысячу раз дороже этого суетного и тленного мира, тот или не имеет души, или же недостоин иметь ее.


II

Душа и мир, повторяю, это два таких предмета, о которых люди судят очень несправедливо. Вся забота людей, вся любовь и попечение обращены на мир! А на долю души осталось нерадение и пренебрежение. По молитве Илии Фесвитянина, заключившего небо, так что оно не одождило три с половиной года, бе глад крепок в Самарии (3 Цар. 18, 2). Какое плачевное зрелище представляло все царство! Земля иссохла, деревья обнажились, растения завяли, люди полумертвы или совершенно перемерли. Царь, которым был тогда Ахаав, старается подать какую-либо помощь. И призва Ахаав Авдиа строителя дому... И рече Ахаав ко Авдию: гряди, и прейдем на землю и на источники водныя, и на вся потоки, да негли како обрящем былие... И разделиша себе путь ити по нему: Ахаав иде путем единым един, и Авдий иде путем другим един (3 Цар. 18, 3–6). Какой хороший царь, хороший отец своего народа! Он сам берет на себя труд и отправляется искать пищу! О нет, мы ошиблись, слушатели мои! Знаете ли, чего идет искать царь Ахаав? Сена для своих коней и мулов. Прекормим кони и мски, да не изгибнут от скот (3 Цар. 18, 5). Сколько людей гибнет от голода, а царь этого народа старается напитать своих животных, а не людей! И это предмет его заботы, совещания и труда! Это ли царь, это ли отец? Это тиран и убийца. Не так поступал его эконом Авдий. Он боялся Бога, помнил о душе: егда нача избивати Иезавель пророки Господни, и взя Авдий сто мужей пророки и скры я по пятидесяти во двоих вертепех, и кормяше их хлебом и водою (3 Цар. 18, 4).

О, если бы среди людей только немногие разделяли бы образ мыслей бесчеловечного Ахаава! Но сколько из них заботятся и стараются больше о животных, чем о людях! Неужели и десятой части того, что расходуется на содержание лошадей в стойлах и гончих собак, нельзя бы уделить на пропитание вдов и сирот? Но так требует мир, и это исполняется, а то, что необходимо для души, не исполняется. То, что отдается на корм ненасытным зверям, не лучше ли было употребить на освобождение заключенного должника? На выдачу замуж бедной девушки? Но исполняются лишь требования мира, а не нужды души. То, чем откармливают псов, умеющих только кусаться и лаять, не лучше ли бы отдать на пропитание голодающей семьи бедняка? Но исполняются лишь требования мира, а не нужды души. И что расточается на зрелища и распутство, не лучше ли было отдать на церкви и монастыри? Но первого хочет мир, и оно исполняется, а второе нужно для души и потому не исполняется. Все подражают тому худому царю Ахааву, который во время голода заботился о прокормлении своих коней и мулов, но никто не подражает доброму строителю Авдию, который заботился о пропитании ста голодающих пророков. Что требует мир, то исполняется, а чего хочет душа – нет. И все пойдет на яства и наряды для этого животного тела, но ничего – на милостыни для души. О, несправедливость человеческая! О, несчастье души! Твоя душа, о человек, погибает от голода добрых дел, а тебя это не касается? И после этого ты раздумываешь и трудишься, чтобы напитать животных, совершенно не сознающих твоей милости. Ты должен поступать совсем наоборот, говорит тебе Василий Великий. «Что другое ты должен делать, как не заботиться только о душе своей, отложив все другие заботы?»

Распятый Иисусе мой, Сыне Бога Живаго! Ты дал Свое дыхание, чтобы создать эту душу; пролил кровь Свою, чтобы искупить ее, даровал купель Божественного крещения, чтобы омыть ее; установил еще второе крещение покаяния, чтобы ее очистить; уготовал трапезу пречистых Твоих Тайн, чтобы напитать ее; устроил здесь Церковь, чтобы освятить ее; а там – рай, чтобы даровать ей блаженство; Ты сделал все, что могла совершить крайняя твоя благость, чтобы спасти эту душу. А мы делаем все, что только может сделать наша крайняя злоба, чтобы погубить ее! Да не будет этого, вечный Женише душ наших, да не будет! Лучше пусть мы потеряем все, но сохраним душу. Ибо спасши ее раз, мы спасаем ее навсегда. Какая... польза человеку, аще приобрящет мир весь, и отщетит душу свою? Даруй нам Твою благодать, чтобы мы стяжали ее для Твоего царства. Аминь.

Святитель Илия (Минятий)

http://www.pravoslavie.ru/put/3040.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 26 Марта 2011, 20:52:06 »

Поучение в третью неделю Великого поста.
О крестоношении



Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет (Мк.8:34), — сказал Господь ученикам Своим, призвав их пред Себя, как сегодня слышали мы в Евангелии.

Возлюбленные братия! И мы — ученики Господа нашего Иисуса Христа, потому что мы — христиане. И мы призваны пред лице Господа во святой храм сей для слышания учения Его. Мы стоим пред лицем Господа; взоры Его устремлены на нас. Пред Ним обнажены наши души; тайные мысли и сокровенные ощущения наши явны Ему. Он видит все намерения наши; Он видит правды и согрешения, содеянные нами от юности нашей; видит всю жизнь нашу и прошедшую и будущую; несодеянное еще нами, уже написано в книзе Его[1]. Он прозирает час перехода нашего в неизмеримую вечность и возвещает нам для спасения нашего Свое всесвятое заповедание: Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет.

Силою живой веры возведем к Господу мысленное око наше, — и мы узрим Его, узрим Его, Вездесущего, присутствующего здесь с нами! Отверзем наше сердце, отвалив от входа в него тяжкий камень ожесточения; услышим, рассмотрим, примем, усвоим себе учение Господа нашего.

Что значит — отречься себя? Отречься себя — значит оставить греховную жизнь. Грех, при посредстве которого совершилось наше падение, так объял все естество наше, что сделался для нас как бы природным: отречение от греха сделалось отречением от естества; отречение от естества есть отречение от себя. Вечная смерть, поразившая нашу душу, обратилась для нас в жизнь. Она требует пищи своей — греха, своего наслаждения — греха; при посредстве такой пищи и такого наслаждения вечная смерть поддерживает и сохраняет свое владычество над человеком. Но падший человек признает поддержание и развитие в себе владычества смерти развитием и преуспеянием жизни. Так зараженный смертельным недугом преобладается насильственным требованием недуга и ищет яств, усиливающих недуг, ищет их, как самонужнейшей пищи, как необходимого, приятнейшего наслаждения. Против этой вечной смерти, представляющейся жизнью болезнующему страшным падением человечеству, Господь произносит приговор Свой: Иже аще хощет спасти душу свою, развивая в ней жизнь падения или вечную смерть, тот погубит ю: а иже погубит душу свою Мене ради и Евангелия, умерщвляя в себе греховные пожелания и отрицаясь от греховного наслаждения, той спасет ю (Мк.8:35). Указывая на весь мир, предстоящий нашим взорам, со всеми его красотами и прелестями, Господь говорит: Кая польза человеку, аще приобрящет мир весь, и отщетит душу свою? Какая польза для человека, какое приобретение, если б он возобладал не чем-либо маловажным, но даже всем видимым миром? Этот видимый мир — только кратковременная гостиница человека! Нет никакого предмета на земле, нет на земле ни одного преимущества, которое мы могли бы признать нашею собственностью. Все отнимает у нас неумолимая и неминуемая смерть, а часто и прежде смерти отнимают их непредвидимые обстоятельства и перевороты. Самое тело наше мы слагаем с себя на заветном шаге в вечность. Собственность наша, наше имущество и сокровище — это наша душа, одна наша душа. Что даст человек измену на души своей? (Мк.8:37), говорит слово Божие. Нечем нам вознаградить потерю души, когда убьет ее вечная смерть, обольстительно представляющаяся жизнью.

Что значит взять крест свой? Крест был орудием поносной казни для черни и пленников, лишенных права гражданского. Гордый мир, мир враждебный Христу, лишает учеников Христовых тех прав, которыми пользуются сыны мира. Аще от мира бысте были, — говорит Господь своим последователям, мир убо свое любил бы: якоже от мира несте, но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир. От сонмищ ижденут вы, и всяк, иже убиет вы, возмнится службу приносити Богу (Ин.15:19; 16:2-3). Взять крест свой — значит великодушно переносить те насмешки и поношения, которыми мир осыпает последователя Христова, те скорби и гонения, которыми грехолюбивый и слепотствующий мир преследует последователя Христова. Сие бо есть угодно пред Богом, — говорит святой апостол Петр, аще совести ради Божия терпит кто скорби, стражда без правды. На сие бо и звани бысте (1Пет.2:19, 21)Господом, Который известил Своим возлюбленным: в мире скорбни будете: но дерзайте, яко Аз победих мир (Ин.16:33).

Взять крест свой — значит доблестно претерпевать тяжкий невидимый труд, невидимое томление и мученичество ради Евангелия при борьбе с собственными страстями, с живущим внутри нас грехом, с духами злобы, которые с яростию восстанут против нас и с ожесточением воспротивятся нам, когда мы вознамеримся свергнуть с себя иго греха и подчиниться игу Христову. Несть наша брань — сказал святой апостол Павел — к крови и плоти, но к началом, и ко властем, и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным (Еф.6:12). Оружия воинства нашего не плотская, но сильна Богом на разорение твердем: помышления низлагающе, и всяко возношение, взимающееся на разум Божий, и пленяюще всяк разум в послушание Христово (2Кор.10:4-5). Одержав победу в этой невидимой, но многотрудной брани, апостол восклицал: Мне же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа, имже мне мир распяся, и аз миру (Гал.6:14).

Взять крест свой — значит с покорностью и смирением подчиниться тем временным скорбям и бедствиям, которые благоугодно Божественному Промыслу попустить нам в очищение наших согрешений. Тогда крест служит для человека лествицею от земли к небу. Востек по этой лествице упоминаемый в Евангелии разбойник, востек из среды ужаснейших преступлений в светлейшие обители рая: он с креста своего произнес исполненные смиренномудрия глаголы; смиренномудрием вступил в богопознание, богопознанием приобрел небо. Достойная по делом наю восприемлева, — сказал он; помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии си (Лк.23:41-42). И мы, возлюбленные братия, когда окружат нас скорби, будем повторять слова разбойника, слова, цена которых — рай! или, подобно Иову, благословим карающего нас правосудного и вместе милосердого Господа. Благая, — говорил этот страдалец, — прияхом от руки Господни, злых ли не стерпим? яко Господеви изволися, тако и быстъ: буди имя Господне благословенно во веки (Иов.2:10; 1:12). Да сбудется над нами неложное обетование Божие: Блажен муж, иже претерпит искушение: зане искусен быв приимет венец жизни, егоже обеща Бог любящым Его (Иак.1:12).

Взять крест свой — значит добровольно и с усердием подчиниться лишениям и подвигам, которыми обуздываются бессловесные стремления нашей плоти. К такому распятию плоти прибегал и святой апостол Павел: умерщвляю тело мое, — говорит он, — и порабощаю, да не како, иным проповедуя, сам неключим буду (1Кор.9:27). Сущии во плоти, то есть не обуздывающие своей плоти, но допустившие ей преобладание над духом, Богу угодити не могут. И потому, живя во плоти, мы должны жить не для плоти! Аще по плоти живете, имате умрети вечною смертью; аще ли духом деяния плотская умерщвляете, живи будете вечною, блаженною жизнию[2]. Плоть существенно обуздывается духом; но тогда только дух может владычествовать над плотью и управлять ею, когда она приготовлена к повиновению распятием ее. Распинается плоть постом, бдением, коленопреклонениями и другими телесными трудами, возлагаемыми на нее благоразумно и умеренно. Благоразумный и умеренный телесный подвиг освобождает тело от тяжести и дебелости, изощряет его силы, содержит его постоянно легким и способным к деятельности. Иже Христовы суть, — говорит апостол, — плоть распяша со страстьми и похотьми (Гал.5:24).

Что значит взять крест, и взять крест именно свой? Это значит, что каждый христианин должен терпеливо переносить именно те оскорбления и те гонения от мира, которые его постигают, а не какие-либо другие. Это значит, что каждый христианин должен с мужеством и постоянством бороться именно с теми страстями и с теми греховными помыслами, которые возникают в нем. Это значит, что каждый христианин должен с покорностью, с преданностью воле Божией, с исповеданием правосудия и милосердия Божия, с благодарением Богу переносить те именно скорби и лишения, какие попустит ему Божественный Промысл, а не другие какие-либо, рисуемые и предлагаемые гордостным мечтанием. Это значит — довольствоваться именно теми телесными подвигами, которые соответственны нашим телесным силам, в которых именно нуждается плоть наша для содержания ее в порядке, а отнюдь не стремиться, увлекаясь тщеславным усердием, по выражению святого Иоанна Лествичника[3], к усиленному посту, к усиленному бдению и прочему безмерию в подвигах, разрушающему телесное здравие и направляющему дух к самомнению и самообольщению. Все человечество трудится и страждет на земле; но как разнообразны эти страдания; как разнообразны страсти, которые нас борют; как разнообразны те скорби и искушения, которые посылает нам Бог для врачевания нашего, для очищения наших согрешений; какое различие у человеков в самых телесных силах, в самом здравии! Точно: у каждого человека — крест свой. И этот-то крест свой заповедано каждому христианину принять с самоотвержением и последовать Христу. Кто принял крест свой, отвергшись себя, тот примирился с самим собою, с обстоятельствами своими, с положением своим, внешним и внутренним, тот только может разумно и правильно последовать Христу.

Что значит — последовать Христу? Значит: изучать Евангелие, иметь Евангелие единственным руководителем деятельности ума, деятельности сердца, деятельности тела. Значит: заимствовать свой образ мыслей из Евангелия, настроить сердечные чувства по Евангелию и служить выражением Евангелия всеми поступками, всеми движениями, тайными и явными. К такому последованию Христу способен, повторяем, только тот, кто, избежав обольщения изволенным ему смиренномудрием (Кол.2:18), восхотел обрести истинное смиренномудрие там, где оно почивает, — в послушании и покорности Богу. Вступивши в повиновение Богу, в повиновение, соединенное с полным самоотвержением, взял крест свой, признал и исповедал этот крест своим.

Возлюбленные братия! Воздавая сегодня, по уставу святой Церкви, поклонение честному Кресту Господню телами нашими, воздадим ему поклонение и духом! Почтим честный Крест Христов — орудие победы и знамя славы Христовой, — исповедав каждый с креста своего: «Достойное по делам моим восприемлю! Помяни мя, Господи, во царствии Твоем!» Сознанием своей греховности, благодарением Богу, покорностью воле Божией соделаем крест свой — орудие казни и знамя бесчестия — орудием победы и знаменем славы, подобно Кресту Господню. Отверзем себе крестом рай. Не позволим себе зловредного ропота, в особенности не позволим себе душепагубной хулы, которые часто слышатся из уст ослепленного, ожесточенного грешника, терзающегося и бьющегося на кресте своем, тщетно порывающегося избавиться от креста. При ропоте и хуле крест делается невыносимою тяжестью, увлекающею во ад распятого на нем. «Что я сделал?» — вопиет несознающийся грешник и укоряет в неправосудии и немилосердии правосудного и милосердого Бога, порицает и отвергает Промысл Божий; увидев распятым Сына Божия, насмешливо и лукаво требует от Него: аще Ты ecu Христос, спаси Себе и наю (Лк.23:39), сниди со креста (Мф.27:41-42). Но Господь наш Иисус Христос волею благоволи плотию взыти на крест и смерть претерпети [4], чтоб крестом примирить с Богом человечество, смертью спасти человечество от вечной смерти. Приуготовляя святых апостолов к великому событию — к имеющему совершиться искуплению рода человеческого страданиями и поносною смертию вочеловечившегося Богочеловека, Господь благовременно поведал апостолам, что Ему надлежит быть предану в руки грешников, много пострадать, быть убитым и воскреснуть. Такое предсказание показалось некоторым из святых апостолов странным и несбыточным. Тогда Господь призвал пред Себя учеников Своих и сказал им: Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет. Аминь.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

____________________________________________

[1] Симеон Новый Богослов, преподобный. По книге, написанной стихами, слово 55-е.

[2] См. Рим.8:8, 12-13.

[3] Лествица. Слово 26-е.

[4] Тропарь воскресный гласа 2-го и тропарь воскресный гласа 5-го.

http://www.pravoslavie.ru/put/34388.htm
« Последнее редактирование: 26 Марта 2011, 20:55:47 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 26 Марта 2011, 20:54:52 »

О Несении креста. Слово в Неделю 3-ю Великого поста



Господь наш Иисус Христос после  того, как заповедал Своим последователям подражать Ему, понес свой Крест и добровольно распялся на нем ради спасения человече­ства. Ближайшие ученики не могли тогда уразуметь причины и не­обходимость подражания Учителю, так как они были далеки от мыс­ли, что Сын Божий мог подвергнуться распятию. Но не удивительно ли, что многие христиане нашего времени так же трудно уразумева­ют необходимость и неизбежность несения того креста, который имеется у каждого из них, и полезность, и спасительность подража­ния Христу?  Насколько люди восхищаются величайшею заповедью Сына Божия о любви друг к другу, настолько они смущаются запо­ведными страданиями на земле для своего спасения. «В чем же тог­да заключается искупление?» — вопрошают до сих пор многие хри­стиане.

Сын Божий, излагая условия и пути спасения, сказал, что кто хочет идти за Ним, т. е. быть Его последователем, учеником, вос­пользоваться Его заслугами и совершающимся искуплением, долж­ны отвергнуться себя, взять крест свой и следовать за Ним, а затем добавил еще загадочное изречение, в объяснение только что ска­занного, а именно: кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее а, кто потеряет душу свою ради Его и Евангелия, тот сбережет ее. Это совершенно ясное объяснение неизбежности и необходимости крестоношения каждому христианину представляется многим до сих пор еще менее понятным. Почему нельзя воспользоваться за­слугами Божиими, не страдая на кресте? Почему нельзя спасти свою душу, не погубивши ее?

Человечество, отрешаясь не от мирской жизни, а от духовной, без которой нельзя спастись, и представляя себе искупление, совер­шенное распятием Христа, не искуплением душ христианских, а восстановлением какого-то земного благоденствия, чуть не перво­бытного рая на земле, настолько заблуждается, что не хочет слы­шать о том, что у всех христиан есть свой крест, отстраняется от не­го, отвергает любовь Божию, соединенную с Его страданиями, скорбями и испытаниями, отказывается от жизни по Евангелию и в полном неведении, что губит свои души, воображает, будто сберега­ет их этим путем. Но чем же, какими средствами и мерами? Теле­сным довольством, покоем и развлечениями, беспечностью и на­слаждениями. О, если бы люди были бы Ангелами, то и тогда бы они такою жизнию сгубили бы себя и свои души! Христос потому и ска­зал, что кто хочет душу свою сберечь таким путем, — потеряет ее.

 Для сбережения или спасения души есть только один путь, пройден­ный Сыном Божиим, и на который Он и зовет всех желающих спа­сения. Это путь самоотвержения, несения своего креста и распятия на нем, страдания до самой смерти: путь, сберегающий душу, но му­чительный для тела, плоти человеческой, путь, победительный для души и духа над страстями и греховными навыками, но губитель­ный, следовательно, для грехов, путь исполнения заповедей Христо­вых и непослушания велениям духа злобы и лжи, путь плача, слез и скорби мирской, но радости, торжества и сладости духовной, путь распятия плоти, страстей и греха, но воскресения души. Это путь ра­зумения, что только неразумный мир считает плотские скорби и страдания потерею и гибелью души, но души христианские, искуп­ленные неизъяснимою ценою, страданиями и Кровью Сына Божия, Господа Создателя и Вседержителя, о чем даже страшно и невырази­мо больно помыслить, не могут, не должны, не смеют после этого усомниться в заповеданном правдой Божией и обязаны ради Хрис­та своего и Святого Евангелия, всей цели своей жизни, всей радости  своей, любви и благодарности к Спасителю устремляться вслед Гос­поду и, не сгибаясь под тяжестью своего креста, а неся его в руках как знамя победы, идти на распятие, которое, — мы хорошо знаем это, — оканчивается воскресением! Все остальные пути — это не пу­ти Божии, а человеческие, стремления не вслед Христу, а вслед вра­гу Христову и христианскому, не ради Спасителя, Его Святого Еван­гелия и любви к Нему, а ради себя и своего самолюбия.

«Возьми крест свой», — говорит Иисус Христос. Ведь не сказал Он: создай, сооруди себе крест. Христос также не избирал и не со­оружал Себе Креста, не увеличивал тяжести его, а добровольно принял тот, который Ему был предопределен Отцом Небесным. Но какие это кресты, которые посылаются или даются христианам? Похожи ли они на Крест Христов? Нет, заслугами Христа эти крес­ты были видоизменены, облегчены, уменьшены, действительно, их не нужно уже нести на плечах своих и сгибаться под их тяжестью, а легко носить на своей груди. Они теперь внутренние, а внешние, тяжелые и непосильные, навсегда уничтожены победою христиан­ства. Если это так, то не потому ли их забывают, сбрасывают с себя, даже не видят и не замечают многие христиане? Или они так срос­лись с телом нашим, что некоторые и не чувствуют их? Посмотри­те, сколько есть, по-видимому, счастливых, беспечных, увлеченных земными радостями, молодостью, красотою, богатством или свои­ми страстями, самодовольством! Где их кресты? Понятно, что мно­гие сомневаются после этого в необходимости нести свой крест, когда возможно, и не брать его вовсе. Но не самообман ли это? Вну­тренний крест, сросшийся с телом, нельзя ни взять, ни нести, а мож­но только закрыть, прикрыть от глаз своих и человеческих.

Всякий грех — уже внутренний крест, он недолго услаждает, а весьма скоро порождает скорби, страдания, испытания, которые поневоле пере­носят и молодые, и старые, и красивые, и богатые. Равнодушные мучаются от своего равнодушия, гордые терзаются самомнением, богатые страдают от сребролюбия, славолюбцы - от унижения. Грехи разоряют, лишают здоровья, уничтожают дарования, напол­няют сердце унынием, тоскою, отчаянием. Все это кресты, и без них, как без врачебных мер, немыслимо излечить болящих душев­но, сердечно и духовно. Есть только более видимые кресты для человеческих глаз, как многосемейность, бедность, одиночество вдовство, потеря любимого человека, и менее видимые, как сердечные испытания, умственные болезни, нервные страдания.

 Духов­ные болезни, естественно, могут быть излечиваемы только лишь духовными средствами. Так, надо понести крест унижения, чтобы сделаться смиренным, крест беспомощности и человеческого рав­нодушия — чтобы ощутить милосердие и всепрощение Божие и возлюбить Христа до желания идти за Ним, крест своеволия — что­бы охотно отдаться благой воле Господней, крест разочарования в светской жизни — чтобы ожить для Господа, крест собственной гре­ховности и нечистоты — чтобы истинно покаяться и решить побе­дить в себе греховность слезною молитвою ко Христу и Богомате­ри, крест пленения злым духом — чтобы возжаждать Божественной благодати и, испытав на себе непреложность каждого слова Еванге­лия, уразуметь учение Христа, крест борьбы, страдания, терпения и искушения — чтобы сделаться сознательным христианином, пра­ведным человеком, способным на подвиги, и полезным наставни­ком для других. Иначе нельзя уразуметь истины, приобрести духов­ное зрение, оказаться на пути Христовом, познать правду Божию, уверовать в будущую жизнь и, главное, понять беспредельную, не­сравненную, животворную, животворящую любовь Божию и вооду­шевиться познанием истины до решимости ответить Христу: «Иду за Тобой, милосердный Господи, хочу спастись!»

О чем спорят люди, зачем пререкаются, сомневаются, умствуют и бедствуют? Ведь смерть неизбежна! Многие, которые были нам до­роги, близки, незаменимы, ушли, переселились в вечные обители. А мы куда пойдем, за кем пойдем? Ведь мы хотим быть там же, с ними опять, среди любимых и любящих, делить с ними радости, блажен­ство в награду за долгую разлуку, за пролитые слезы, за мучительную тоску, проникнуть в это глубокое, бесконечное небо, чтобы найти их там торжествующими, славящими Отца Небесного, счастливы­ми, удостоенными тех светлых обителей, которые обещаны Госпо­дом любящим Его. О чем мы со дня разлуки молились, просили со слезами и рыданиями, хотим найти их стоящими пред лицем Божиим, созерцающими славу Его, наслаждающимися пением Ангелов, пред Тем, Который им ближе и дороже всех и всегда их не осуждал, а  привлекал Своею снисходительностью, милосердием, любовью и всепрощением, всю жизнь питал и возрождал Своею животворя­щею Кровию и всечестным Телом, принесенным ради них в жертву на Голгофском Кресте! Хотим быть там, где Бог наш, Создатель, Спа­ситель, Иисус Христос — единая, бесконечная радость, жизнь наша, любовь и отрада, и не решаемся здесь, на земле, вступить на этот крестный путь с самоотвержением, а стоим при дверях его, и, устра­шаемые временной, неизбежной, телесной болью, малодушествуем и даже молим: «Да мимо идет час скорби!»

Господь и эту молитву слышит, но спрашивает: «А какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за свою душу?!» Аминь.

Священномученик Серафим (Чичагов)

http://www.pravoslavie.ru/put/1641.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 26 Марта 2011, 20:59:12 »

Слово в Неделю 3-ю Великого поста. Приидите вернии, животворящему древу поклонимся



Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Приидите вернии, Животворящему Древу поклонимся... - зовет сегодня Святая Церковь чад своих к подножию Честнаго и Животворящего Креста Господня. Это Голгофа, перешагнув время, приблизилась к нам, воспоминанием о себе вторгаясь в сознание. Ибо на ней вознесся Крест - иже есть лествица к небесам, и на Кресте - Тот, Кто сказал: "...Я есмь путь и истина и жизнь..." (Ин. 14, 6).

Крест Христов - великая спасительная сила всех земнородных. Он простирается и в долготу всех времен, и в широту по всем местам, высота его до небес, а глубина до бездн адовых.

А сегодня, в день преполовения спасительного постного подвига, Господь снисходит к тем, кто устал и изнемог под бременем поста, даруя им Свою любовь, и силу, и кроткое напоминание, что они еще не до крови сражались с грехом. Господь сегодня напоминает нам и о единственности, непреложности спасительного пути - пути Креста и страданий - и вдохновляет на нем надеждой. Свет Христова Воскресения виден только с Креста.

Животворящее Крестное Древо - Крест Христов - взращено посреди земли Божией любовью к людям, чтобы погибельный крест - от древа познания добра и зла, взятый в раю на себя человеком своеволием и непослушанием Богу,- претворить в спасительный Крест, вновь отверзающий райские двери.

Крест Христов вознесен над миром со времен спасительных страданий Господа. Но и всякий пришедший в мир человек с рождения наследует крест прародителей своих и неизменно до конца дней несет его по жизни. Земля же - юдоль плача и печали, место изгнания преступившему Божие повеление - полна скорбями и страданиями. Волчцы и терния греховных навыков и страстей, с которыми мы сроднились и услаждаемся, одновременно ранят душу и воспаляют круг жизни.

Присмотритесь, други наши, к жизни людей вне Христа. Как часто она кончается духовной смертью намного раньше смерти физической. Зло и грех пожирают в человеке все человеческое, зло ненасытно, и ненасытен человек во зле. И это тоже страдание, но страдание не спасительное; оброком этого страдания всегда будет неминуемая смерть и гибель души. Суетен и бесплоден жизненный крест без Христа, как бы тяжел он ни был.

Крест свой может преобразиться в спасительный крест только тогда, когда с ним пойдут вослед Христу.

Христос Спаситель наш "...грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды..." (1 Петр. 2, 24).

Крест Христов стал знамением славы Самого Христа и оружием Его победы над грехом, проклятием, смертью и диаволом. И мы сегодня, предстоя Кресту Христову, ощущая на раменах* (*Рамо, рамена - плечо, плечи) тяжесть своих жизненных крестов, должны вглядеться внимательно в единственно спасительный Крест Христов, чтобы во Христе узнать правду жизни, чтобы понять ее светлый смысл.

И сегодня у Креста Господня - благовествуемое Святое Евангелие и с Креста Господня - вид Божественного Страдальца возвещают нам для спасения нашего всесвятое заповедание: "...аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет" (Мф. 16, 24).

Други наши, восклонимся от земли, воззрим на Крест Христов, перед нами - пример полного и истинного самоотвержения. Он, будучи Сыном Божиим, пришел в мир в рабием зраке* (* зрак - вид, образ), смирил Себя и был послушлив даже до смерти, и смерти крестной. Он отвергся самой жизни, чтобы спасти нас. Нас же зовет Господь Спаситель отвергнуться греха и смерти, которую грех вскармливает для нас.

Дело нашего спасения начинается с отвержения себя и своей греховности. Надо отвергнуться всего того, что составляет суть нашего падшего естества, и должно простираться до отвержения самой жизни, предания ее всецело воле Божией. Господи! Тебе все ведомо; сотвори со мной как изволишь.

Свою житейскую правду мы должны признать пред Богом лютейшей неправдой, свой разум - совершеннейшим неразумием.

Начинается самоотвержение борьбой с собой. И победа над собой - самая трудная из всех побед по причине силы врага, ведь я сам и есть свой враг. И борьба эта самая длительная, ибо оканчивается она только с окончанием жизни.

Борьба с собой, борьба с грехом всегда останется подвигом, а значит, будет страданием. И она же, наша внутренняя борьба, рождает и другое, еще более тяжкое страдание, ведь в мире зла и греха человек, идущий путем праведности, всегда будет чужим в жизни мира и будет встречать враждебность по отношению к себе на каждом шагу. И с каждым днем подвижник все более и более будет ощущать свою несродность с окружающим и болезненно переживать ее.

А самоотвержение неминуемо продолжает требовать, чтобы мы во всей полноте начали жить для Бога, для людей, для ближних, чтобы мы сознательно и безропотно приняли и покорились всякой скорби, всякой душевной и телесной боли, чтобы приняли их как попущение Божие на пользу и спасение душ наших. Самоотвержение же становится частью нашего спасительного креста. И только самоотвержением можем поднять мы свой спасительный жизненный крест.

Крест - орудие казни. На нем распинали преступников. И вот правда Божия зовет и меня на крест как преступника Закона Божия, ведь мой плотской человек, любящий покой и беспечалие, моя злая воля, мое преступное самолюбие, моя гордость до сих пор противятся живительному Закону Божию.

Я уже и сам, познав силу живущего во мне греха и обвиняя себя, как за спасительное от греховной смерти средство хватаюсь за скорби моего жизненного креста. Сознание, что только скорби, ради Господа претерпеваемые, усвоят меня Христу, и я стану участником Его земной участи, а значит, и небесной, вдохновляет на подвиг, на терпение.

Крест Христов, гвоздие, копие, терние, богооставленность - это непрерывные, ничем не облегчаемые страдания Голгофы. Но ведь и вся земная жизнь Спасителя от рождения до гроба есть путь к Голгофе. Путь Христа от страдания к большему страданию, но с ними и восхождение от силы в большую силу, путь Его до смерти, поглотившей смерть. "Где твое, смерте, жало, где твоя, аде, победа?"

Страшен Крест Христов. Но я люблю его - он родил для меня ни с чем несравнимую радость Святой Пасхи. Но к этой радости я могу приблизиться только со своим крестом. Я должен добровольно взять свой крест, я должен полюбить его, признать себя вполне достойным его, как бы труден и тяжел он ни был.

Взять крест - это значит великодушно переносить насмешки, поношения, гонения, скорби, которыми греховный мир не поскупится одарить послушника Христова.

Взять крест - это значит претерпеть без ропота и жалоб тяжкий, невидимый никому труд над собой, невидимое томление и мученичество души ради исполнения евангельских истин. Это и борьба с духами злобы, которые яростно восстанут на того, кто возжелает свергнуть с себя иго греха и подчиниться Христу.

Взять крест - это добровольно и усердно подчиниться лишениям и подвигам, которыми обуздывается плоть. Живя во плоти, мы должны научиться жить для духа.

И надо обратить особое внимание на то, что каждый человек на своем жизненном пути должен поднять именно свой крест. Крестов бесчисленное множество, но только мой врачует мои язвы, только мой будет мне во спасение, и только мой я понесу с помощью Божией, ибо он дан мне Самим Господом. Как бы не ошибиться, как бы не взять крест по своему произволу, тому произволу, который в первую очередь и должен быть распят на кресте самоотвержения?! Самовольный подвиг - это самодельный крест, и несение такого креста всегда оканчивается падением великим.

А что же значит свой крест? Это значит идти по жизни по своему пути, начертанному для каждого Промыслом Божиим, и на этом пути подъять именно те скорби, что попустит Господь (Дал обеты монашества - не ищи женитьбы, связан семьей - не стремись к свободе от детей и супруги). Не ищи больших скорбей и подвигов, чем те, что есть на твоем жизненном пути,- это гордость сбивает с пути. Не ищи освобождения и от тех скорбей и трудов, что посланы тебе,- это саможаление снимает тебя с креста.

Свой крест - это значит довольствоваться тем, что по твоим силам телесным. Дух самомнения и самообольщения будет звать тебя к непосильному. Не верь льстецу.

Как разнообразны в жизни и скорби, и искушения, которые посылает нам Господь для врачевания нашего, какое различие у людей и в самих телесных силах и здоровье, как разнообразны и наши греховные немощи.

Да, у каждого человека - крест свой. И этот свой крест заповедано каждому христианину принять с самоотвержением и последовать Христу. А последовать Христу - это изучить Святое Евангелие так, чтобы только оно стало деятельным руководителем в несении нами нашего жизненного креста. Ум, сердце и тело всеми своими движениями и поступками, явными и тайными, должны служить и выражать спасительные истины Христова учения. И все это значит, что я глубоко и искренне сознаю врачующую силу креста и оправдываю суд Божий надо мною. И тогда мой крест становится Крестом Господним.

"Господи, в несении креста моего, Твоей десницей мне ниспосланного, укрепи меня вконец изнемогающего",- молит сердце. Сердце молит и скорбит, но оно же уже и радуется сладостной покорности Богу и своему причастию страданиям Христовым. И это несение своего креста без ропота с покаянием и славословием Господа - есть великая сила таинственного исповедания Христа не только умом и сердцем, но самим делом и жизнью.

И, дорогие мои, так неприметно начинается в нас новая жизнь, когда уже "...не я живу, но живет во мне Христос" (Гал. 2, 20). Непонятное плотскому уму чудо совершается в мире - покой и райское блаженство водворяются там, где ожидались одни стоны и слезы. Жизнь самая прискорбная славословит Господа и отвергает от себя всякий помысел жалобы и ропота.

Сам крест, воспринятый как дар Божий, порождает благодарение за драгоценную участь быть Христовыми, подражая Его страданиям, родит и нетленную радость для тела страждущего, для сердца томящегося, для души ищущей и нашедшей.

Крест - есть кратчайший путь к небу. Христос Сам прошел им.

Крест - есть вполне испытанный путь, ибо им прошли все святые.

Крест - есть вернейший путь, ибо крест и страдания - удел избранных, это те тесные врата, которыми входят в Царство Небесное.

Дорогие мои, воздавая сегодня поклонение Кресту Господню телом и духом, привьем же наши малые кресты к Его великому Кресту, чтобы Его живительные силы напитали нас своими соками для продолжения подвигов Великого поста, чтобы исполнение заповедей Христовых стало единственной целью и радостью нашей жизни.

Почитая сегодня Честный Крест Христов, с покорностью воле Божией возблагодарим Его за наши малые кресты и воскликнем: "Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем". Аминь.

13 (26) марта 1995 года
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

http://www.pravoslavie.ru/put/2180.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #8 : 28 Марта 2011, 18:29:53 »

Евангелие о кресте и спасении души

Мк., 37 зач., 8: 34-9:1.



Велика сила Истины, и ничто в мире не может одолеть этой силы.

Велика целительность Истины, и нет в мире никакого страдания и никакой немощи, для коих Истина не была бы лекарством.

В своих страданиях и немощах болящие ищут врача, который даст им лекарство от страданий и немощей. Никто не ищет врача, что давал бы лекарства как можно более сладкие; но всякий ищет врача, знающего верное средство, и не придает значения тому, будет ли лекарство сие сладким, горьким или безвкусным. И чем более горькое лекарство врач прописывает больному, и чем труднее способ лечения, тем больше, как кажется, больные доверяют такому врачу.

Почему люди не переносят горького лекарства только из рук Божиих? Почему ищут и ожидают из рук Божиих только сладостей? Потому что не ощущают тяжести своей болезни греховной и таким образом мнят, будто могут исцелиться от одних сластей.

О, если бы люди спросили себя: - Почему все лекарства от телесных болезней так горьки?

Дух Святый ответил бы им:

- Чтобы быть метафорой и изображением горечи лекарств духовных.

Ибо как телесные болезни суть метафора и изображение болезней духовных, так и телесные лекарства суть метафора и изображение лекарств духовных.

Разве болезни духа, эти главные болезни, болезни-первопричины, не намного более тяжки, нежели болезни телесные? Как же тогда лекарствам для духа не быть горше лекарств для тела?

Люди попечительны и многопопечительны о своем теле; и когда тело заболит, они не жалеют ни трудов, ни времени, ни богатств - лишь бы возвратить телу здоровье. Тогда для них никакой врач не берет дорого, никакой курорт не далек, никакое лекарство не горько; особенно когда они еще и почувствуют близость телесной смерти. О, если бы люди были столь попечительны и многопопечительны о своей душе! Если бы они столь же ревностно искали для души своей лекарства и врача!

Тяжко ступать по терниям босыми ногами. Но если босоногий умирает от жажды, а за терниями находится источник воды - то не решится ли босоногий охотнее наступить на терния, окровавив и изранив стопы свои, дабы добраться до воды, - нежели умереть от жажды на мягкой траве, не преходя терний?

- Невозможно нам принимать столь горькое лекарство! - говорят многие, расслабленные грехом. Потому человеколюбивый Врач людей сперва Сам принял лекарство горькое, горчайшее, хотя был здрав, - только бы показать болящим, что сие не невозможно. О, насколько труднее здоровому, чем больному вкусить и проглотить лекарство от болезни! Однако Он принял Его, дабы это лекарство приняли и смертельно больные.

- Невозможно нам босыми пройти по зарослям терний, как бы мы ни жаждали и какой обильный и чистый источник воды ни находился бы по ту сторону их! - снова говорят расслабленные грехом. Потому человеколюбивый Господь Сам, босой, прешел тернистую ниву и ныне с той стороны вопиет, призывая жаждущих на источник воды живой.

- Возможно, - возглашает Он, - Я Сам прошел по терниям острейшим и Своими стопами примял их; итак, грядите!

- Если крест - лекарство, невозможно нам принять это лекарство! И если крест - путь, невозможно нам идти этим путем! - так говорят болящие грехом. Потому человеколюбивый Господь взял тягчайший крест на Себя, да покажет, что сие возможно.

В сегодняшнем евангельском чтении Господь предлагает крестоношение, это горькое лекарство, всякому, желающему спастись от смерти.

Сказал Господь: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Господь не гонит людей на крест вперед Себя, но призывает их следовать за Собою, Крестоносцем. Ибо, прежде нежели произнести призыв сей, Он предсказал Свои страдания, а именно: И начал учить их, что Сыну Человеческому много должно пострадать, быть отвержену старейшинами, первосвященниками и книжниками, и быть убиту, и в третий день воскреснуть (Мк.8:31). Он и пришел для того, чтобы быть Путем. Он пришел для того, чтобы быть Первенцем в страданиях и Первенцем во славе. Он пришел, да покажет, что возможно - и да сделает возможным - все то, что люди считали невозможным.

Он не заставляет людей и не принуждает их, но предлагает и советует. Кто хочет. По своей свободной воле люди впали в болезнь греховную, и по своей свободной воле люди должны лечиться и выздороветь от греха. Он не скрывает: горько-прегорько лекарство; но Он облегчает людям принятие его тем, что Сам первым принимает его, хотя и здрав, и являет его блистательное действие.

Отвергнись себя. И первый человек, Адам, отвергся себя, когда впал в грех, но он отвергся себя настоящего и истинного. Требуя ныне от людей, чтобы они отверглись себя, Господь требует отвергнуться себя ложного. Проще говоря: Адам отвергся Истины и прилепился ко лжи; ныне Господь требует от потомков Адама, да отвергнутся лжи и снова да прилепятся к Истине, от коей отпали. Отсюда, отвергнуться себя означает: отвергнуться иллюзорного не-существа, навязавшегося тебе вместо твоего существа, кое от Бога. Отвергнуться плотяности, вытеснившей в тебе духовность, и страсти, вытеснившей в тебе добродетель; и рабского страха, помрачившего в тебе образ богосыновства; и богохульного ропота, умертвившего в тебе дух послушания Богу. Отвергнись злых мыслей, злых желаний и злых дел. Отвергнись языческого поклонения природе и своему телу. Одним словом, отвергнись всего, что, как ты считаешь, является тобой, на самом же деле это не ты, а диавол, и грех, и тлен, и обман, и смерть. О, отвергнись злых навыков, ставших для тебя вторым естеством; именно: отвернись этого второго естества; ибо сие не естество, сотворенное Богом, но нагроможденный и окаменевший в тебе обман и самообман - олицетворенная ложь, коя живет под твоим именем, как и ты - под ее именем.

Что значит и возьми крест свой? Значит - добровольно прими из рук Провидения всякую цельбоносную горечь, тебе предлагаемую. Произойдут ли великие катастрофы - будь послушен воле Божией, как Ной. Требуется ли от тебя жертва - принеси ее с тою же верой в Бога, с какою Авраам хотел принести в жертву своего сына. Пропадет ли имение, умрут ли неожиданно твои дети, найдет ли лютая болезнь - все переноси с терпением, как Иов, не удаляя своего сердца от Бога. Оставят ли тебя друзья, будут ли тебя окружать одни враги - переноси все без ропота, с упованием на скорую помощь Божию, как поступали апостолы. Поведут ли тебя на казнь за Христа - будь благодарен Богу за такую честь, подобно тысячам христианских мучеников и мучениц. От тебя не требуют делать то, что до тебя никто никогда не делал; но требуется последовать многочисленным примерам других, исполнивших волю Христову: апостолов, святителей, исповедников и мучеников. Следует также знать, что, требуя нашего распятия на кресте, Господь требует только распятия ветхого человека, то есть человека, состоящего из злых навыков и служения греху. Ибо распятием сим умерщвляется в нас этот ветхий, скотоподобный человек и оживает новый, богоподобный, бессмертный. Как и апостол говорит: ветхий наш человек распят с Ним, - и тут же объясняет, почему распят: - чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху (Рим.6:6). Крест тяжек для ветхого, плотского человека, тяжек для плоти со страстями и похотями (Гал.5:24), но не тяжек для человека духовного. Крест для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, - сила Божия (1Кор.1:18). Посему мы хвалимся Крестом Христовым; и хвалимся крестом своим ради Христа. Господь требует от нас не того, чтобы мы взяли Крест Его, но крест свой. Его Крест - тягчайший. Он распялся на Кресте не за Свои грехи, а за наши; потому Его Крест - тягчайший. Мы распинаемся за свои собственные грехи; потому крест наш легче. И когда мы наиболее страдаем, мы не должны говорить, что наши страдания слишком велики и чрезмерны. Жив Господь, и ведает Он меру страданий наших, и не попускает нам страдать свыше сил. Мера наших страданий определена и исчислена не в меньшей степени, нежели мера между днем и ночью и мера движения звезд. Усиливаются ли наши страдания, отягощается ли наш крест - растет и сила Божия, как и апостол говорит: Ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше (2Кор.1:5).

Прежде всего, великое наше утешение - в том, что Господь призывает нас следовать за Ним. И следуй за Мною, - глаголет Господь. Почему Он призывает к сему взявших на себя крест свой? Во-первых, для того, чтобы они не пали и не сломились под тяжестью креста. Такова достойная жалости слабость человеческого естества: и для самого сильного человека слишком тяжек даже самый легкий крест, если нести его без небесной помощи. Посмотрите, в какое отчаяние впадают неверующие при наималейшем ударе! Как они бунтуют против неба и земли от одного игольного укола! Как беспомощно гнутся из стороны в сторону, ища опоры и защиты в пустоте мира сего, хотя и считают весь мир одной отчаянной пустотой, не могущей дать им ни опоры, ни защиты! Потому Господь призывает нас идти за Ним. Ибо, только идя за Ним, мы сможем понести крест свой. В Нем найдем мы силы, храбрость и утешение. Он будет для нас светом на темном пути, здравием в болезни, другом в одиночестве, радостью в скорби и богатством в нищете. Болящему телесно оставляют горящий свет на всю ночь. И в ночи жизни сей нам необходим негасимый свет Христов, который будет умягчать нашу боль и поддерживать надежду на рассвет.

Другая причина, по коей Господь требует, чтобы мы шли за Ним, точно так же важна, как и первая, и касается цели добровольного отвержения себя и несения креста своего. И многие наружно отвергались себя, дабы еще более возвыситься в мире сем. Многие налагали на себя бесчисленные труды и подвиги только для того, чтобы люди восхищались ими и прославляли их. Многие так поступали и поныне поступают, главным образом в языческих народах, для приобретения чрез то некоей колдовской, магической силы, чтобы с ее помощью властвовать над людьми, вредить одним и приносить пользу другим; и все сие - из пустого личного славолюбия и корыстолюбия. Такое самоотвержение - никакое не самоотвержение, а самопревозношение; и такой крест ведет не к воскресению и спасению, а к полной погибели и преданию себя в руки диавола. Тот же, кто со крестом своим следует за Христом, свободен от всякой гордости, от всякого превозношения над другими людьми и от всякого стремления к мирской славе и выгоде. Как больной принимает горькое лекарство не с целью показать, что он может такое горькое лекарство проглотить, но да исцелится; так и истинный христианин отвергается себя, то есть гнушается своего больного естества, берет крест свой на себя как горькое, но спасительное лекарство и идет за Христом, своим Врачом и Спасителем, не ради человеческих похвал и славы, но да спасет душу свою от смертоносного безумия в мире сем и от червя и огня в мире ином.

Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Се, глаголы резкие и неумытные! Се, пламя, желающее попалить ветхого человека до самого корня, и с корнем! Господь Иисус Христос пришел не для того, чтобы только поправить мир, но для того, чтобы его претворить, переродить: старое железо бросить в огонь и отлить все новое. Он не ремонтник, а Сотворитель, Он не латает, а ткет. Кто хочет сберечь старое червивое дерево, тот потеряет его. Он может трудиться над этим деревом снаружи, сколько ему угодно: поливать его, полировать, огораживать, стеречь; черви источат дерево изнутри, и оно неминуемо сгниет и погибнет. Кто срубит червивое дерево и бросит в огонь вместе с червями, а затем перенесет свое внимание на молодые ростки и сохранит их от червей, тот сбережет дерево. Кто хочет сберечь свою ветхую, адамову душу, разъеденную грехом и сгнившую от него, тот потеряет ее; ибо такую душу Бог не допустит пред лице Свое, а создание, не представшее пред лице Божие, все равно что не существует. Потерявший же эту свою ветхую душу сбережет душу новую, душу, заново рожденную от Духа (Ин.3:6) и венчанную со Христом. Душа, собственно, и составляет нашу жизнь, потому в некоторых переводах Священного Писания говорится: "кто хочет жизнь свою сберечь, тот потеряет ее"; и: "кто потеряет жизнь свою ради Меня и Евангелия тот сбережет ее". Толкование в обоих случаях одинаковое. Ибо кто хочет сберечь свою смертную жизнь во что бы то ни стало, тот потеряет обе жизни: и смертную, и бессмертную. Смертную - потому что, на сколько бы ни удалось ему продлить свою жизнь на земле, в конце концов со смертью он должен будет потерять ее. А бессмертную - потому что он не трудился и не старался получить ее. Тот же, кто трудится, дабы стяжать бессметную жизнь во Христе, получит и сбережет ее в вечности, хотя и бы и потерял сию временную смертную жизнь. Жизнь временную и смертную человек может потерять ради Христа и Евангелия или тогда, когда при необходимости принесет ее в жертву, приняв мученическую смерть за Христа и Его Святое Евангелие; или же тогда, когда, презрев сию жизнь свою, как грешную и недостойную, устремится всем сердцем, всею душою и всею крепостью своею ко Христу, всего себя отдаст Ему на служение, всем Ему пожертвует, во всем будет на Него уповать. Кто-нибудь может потерять душу свою, то есть жизнь свою, или покончив жизнь самоубийством, или принеся ее в жертву за некое дело неправедное, или же в ссоре и раздоре. Таковому не обещано, что он сбережет душу свою, то есть жизнь свою. Ибо сказано: кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Только Христос и Евангелие несравненно больше души нашей. Это - величайшее сокровище во времени и в вечности, и всякому человеку следует без колебаний пожертвовать всем ради некрадомого сего блага. Но почему Господь добавляет: и Евангелия? Не достаточно ли просто сказать: ради Меня? Не достаточно. Господь глаголет: ради Меня и Евангелия, - дабы тем расширить причины смерти для себя и жизни для Бога, а чрез то увеличить и число спасающихся. Итак, спасется тот, кто потеряет жизнь свою ради Христа живаго и бессмертного. Но спасется и тот, кто потеряет жизнь свою ради дела Христова в мире и Его святого учения. Наконец, спасется и тот, кто потеряет жизнь свою ради одной-единственной заповеди Христовой или одного-единственного слова Его. Господь - Законодатель жизни; кто пожертвовал собою ради Законодателя, тот пожертвовал собою и ради Его закона; и наоборот, кто пожертвовал собою ради Его закона, тот пожертвовал собою ради Него. Отождествляя Себя со Своим делом и Своим учением, Господь тем самым распространяет возможность спасения на многих.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #9 : 28 Марта 2011, 18:31:11 »

(Окончание)

Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Этими словами во многом разъясняются предыдущие. Из них видно, что Господь ценит душу человеческую выше всего мира. Из них видно также, какую душу человек должен потерять, чтобы душу сберечь: душу поврежденную, душу, погрязшую в мире сем, обремененную миром, порабощенную миру. Потеряет человек такую мнимую душу - спасет истинную душу свою; отвергнет ложную жизнь - приобретет истинную жизнь свою.

Что пользы, если человек приобретет весь мир, предопределенный к погибели, но повредит своей душе, предназначенной для бессмертия? Мир приближается к своему концу, и в конце будет отброшен как обветшавшая и пришедшая в негодность одежда. Истинные души, христолюбивые души, полетят тогда в Царствие бессмертной юности. Конец мира сего есть начало новой жизни душ. Так какая польза человеку от всего мира, если он скоро будет вынужден расстаться со всем миром и если и весь мир, в недалеком будущем, вынужден будет расстаться со своим бытием и исчезнуть, как сон после пробуждения? Чем поможет ему беспомощный мертвец? И какой выкуп даст он за душу свою? Се, даже если бы весь мир был собственностью человека, Бог не принял бы мира вместо души. Однако и мир принадлежит не человеку, а Богу; Бог сотворил его и дал человеку во временное пользование ради еще одного блага, высшего и драгоценнейшего, нежели мир. Главный дар Бога человеку - богообразная душа. И сей главный дар Бог в свое время потребует назад. Ничего человек не может возвратить Богу вместо души. Душа - царь, а все прочее - раб. Не примет Бог раба вместо царя, не взыщет временного вместо бессмертного. О, какой выкуп даст грешник за душу свою? Пока человек еще находится в теле и в мире сем, он увлекается многими ценностями мира; но, разлучившись от тела, он видит (увы, как бы не слишком поздно!), что не существует никаких других ценностей, кроме Бога и души. Тогда ему и помысл не сможет прийти о каком бы то ни было выкупе и замене за душу свою. О, как страшно положение грешной души, когда обрываются все нити, связывающие ее с миром и с Богом, и когда она, голая-преголая, бедная-пребедная, оказывается в мире духовном! Кого призовет она на помощь? Чье имя воспомянет? За край чьей ризы схватится, падая в бездонную пропасть - вечно падая в бездну? Блажен же тот, кто в этой жизни прилепился ко Христу, кто навык Его имя призывать деннонощно, нераздельно от дыхания и от биения сердца своего. Он над бездною будет знать, Кого призвать на помощь. Он будет знать, Чье имя воспомянуть. Он будет знать, за Чью ризу ухватиться. Воистину, он будет вне опасности под покровительством возлюбленного Господа.

Но се, главный ужас для всех тех, кто в этой жизни не боится греха. Господь говорит: Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами. Услышьте то, все верные, и не рассчитывайте сверх меры на милосердие Божие. Воистину, на нераскаянных богохульников милость Божия будет изливаться только в этой жизни, а на Страшном Суде милость сменится правосудием. Услышьте сие, все с каждым днем приближающиеся к неизбежной смерти, услышьте и вострепещите душою и сердцем. Эти слова произнес не враг наш, но Величайший Друг. Те же самые уста, что и со Креста простили врагов, изрекли и сии страшные, но праведные слова. Кто постыдится Христа в этом мире, того и Христос постыдится при кончине этого мира. Кто постыдится Христа пред грешниками, того и Христос постыдится пред ангелами святыми. Чем будешь хвалиться ты, о человек, если будешь стыдиться Христа? Если ты постыдишься жизни, значит, будешь хвалиться смертью! Постыдишься истины? Значит, будешь хвалиться ложью! Милосердия? Значит, будешь хвалиться злобою! Правды? Значит, будешь хвалиться неправдою! Страданий на Кресте? Значит, будешь хвалиться идольскою мерзостью! Бессмертия? Значит, будешь хвалиться смертным тлением и могильным смрадом! И пред кем, наконец, станешь ты стыдиться Христа? Пред тем ли, кто лучше Христа? Нет; ибо нет никого лучше Христа. Значит, ты постыдишься Христа пред тем, кто хуже Христа. Стыдится ли сын отца своего пред медведем или дочь матери своей пред лисицею? Так к чему тебе стыдиться Преблагого пред злыми, Чистейшего пред нечистыми, Всемогущего пред ничтожными, Премудрого пред тупыми? К чему стыдиться величественного Господа пред родом прелюбодейным и грешным? Потому ли, что род сей постоянно мелькает у тебя пред глазами, а Господа не видно? Но еще совсем немного, и Господь явится во славе, на облаках, составленных множеством ангелов, и род сей исчезнет от ног Его, как прах от сильного ветра. Воистину, тогда ты будешь стыдиться не Господа славы, а самого себя, однако стыд твой уже не принесет пользы. Лучше стыдиться теперь, пока стыд еще помогает, стыдиться всего пред Христом, а не Христа пред всем. Почему Господь говорит: кто постыдится Меня и Моих слов? Кто постыдится Меня означает: "кто усомнится в Моем Божестве, и в Моем Божественном воплощении от Пречистой Девы, и в Моих муках на Кресте, и в Моем Воскресении; и кто устыдится Моей нищеты в мире, Моей любви ко грешникам". Кто постыдится... Моих слов означает: "кто усомнится в Евангелии или отречется от Моего учения; или извратит Мое учение и чрез ересь внесет смуту и распри в собрание верных; или гордо вознесется превыше Моего откровения и попытается заменить Его неким иным, своим, учением; или намеренно умолчит и скроет Мои слова пред сильными и могущественными мира сего, стыдясь Меня и страшась за себя". Слова Христовы суть животворящее завещание миру, так же как и Его страдания, Его тело и Его кровь. Господь не отделяет Своих слов от Себя и не придает им меньшего значения, чем Своей личности. Его слово неотделимо от Него. Его слово имеет силу, как и Его личность. Потому Он сказал Своим ученикам: Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам (Ин.15:3). Он словом Своим очищал души, исцелял болящих, изгонял бесов, воскрешал умерших. Слово Его - творческое, очистительное, животворящее. Впрочем, что тут удивительного, если в Евангелии говорится: и Слово было Бог (Ин.1:1)?

Род сей Господь называет прелюбодейным в широком смысле этого слова, подобно древним пророкам, кои и поклонение другим богам называли прелюбодеянием (Иез.23:37). Прелюбодействует всякий, кто забывает свою жену и идет вслед чужой; но прелюбодействует и всякий, кто забывает Бога живаго и начинает поклоняться сотворенному миру. Кто оставляет веру в Господа и верует в людей, кто оставляет любовь к Богу и переносит ее на людей или вещи, тот совершает прелюбодейство. Короче говоря, все грехи, из-за которых твоя душа удаляется от Бога и сочетается с кем-либо или чем-либо вне Бога, могут быть названы одним общим именем - прелюбодеяние, ибо все они имеют особенности супружеской измены. Итак, кто постыдится Господа Иисуса Христа, Жениха души человеческой, пред таковым прелюбодейным родом, воистину, подобен невесте, постыдившейся своего жениха пред распутными людьми. Господь говорит не просто "в роде сем грешном", но прелюбодейном и грешном. Для чего? Дабы особым образом обличить прелюбодеяние. Под прелюбодеянием же здесь подразумеваются все самые тяжкие грехи, ядовитые и смертоносные, кои более всего отвращают человека от следования за Христом, от самоотвержения, от креста и перерождения.

Но посмотрите, сколь удивительно оканчивается сегодняшнее евангельское чтение: И сказал им: истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе. Можно было бы сказать, что на первый взгляд эти слова не связаны с предыдущими речами. Между тем, связь сия ясна, и конец дивен. Господь не хочет оставить Своих верных без утешения. Призвав их взять свой крест, отвергнуться и самой души своей, грозно предупредив их о страшном наказании, ожидающем того, кто постыдится Его и Его слов, Господь ныне изводит на небо радугу после бури. Он спешит возвестить и о награде тем, кто послушает Его и последует за Ним со своим крестом. Эта награда достигнет некоторых и прежде кончины мира и Страшного Суда, и даже прежде конца их жизни, здесь на земле. Они не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе. Сколь премудр Господь в проповеди Своей! Он никогда не говорит об осуждении, не упомянув и о награде; не обличает, не хваля; не подводит людей к тернистому пути, не поминая и о радостях в конце пути; не произносит угроз, не давая утешения. Он не оставляет небо покрытым тучами, без того чтобы вскоре не показать сияние солнца и великолепие радуги.

Но кто суть те, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе? Господь, говоря пред скоплением народа и учеников Своих, изрекает: есть некоторые из стоящих здесь. Так кого же Он имеет в виду? Прежде всего, всех тех, кто исполнит заповедь Его о крестоношении и отвержении себя. Они еще в этой жизни почувствуют на себе силу Царствия Божия. На них сойдет Дух Божий, Который очистит их и просветит, и отверзет им врата тайн небесных, как позднее произошло с апостолами и с архидиаконом Стефаном. Не видели ли апостолы в день Пятидесятницы Царствия Божия в силе, когда облеклись силою свыше? Стефан же, будучи исполнен Духа Святаго, воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога (Деян.7:55). И не видел ли евангелист Иоанн Царствия Божия прежде своей телесной смерти? И апостол Павел не был ли восхищен до третьего неба, не вкусив смерти? Но оставим апостолов. Кто знает, сколькие и сколькие из тех, кто присутствовал при сей проповеди Христовой, ощутили силу Духа Святаго и узрели Царствие Божие, пришедшее в силе, прежде расставания с этим миром?

Однако, кроме сего изъяснения, некоторые духоносные толкователи Евангелия дают приведенным выше словам Христовым и другое. А именно, они относят эти слова Спасителя к трем ученикам, Петру, Иакову и Иоанну, кои вскоре после проповеди сей увидели на Фаворе преобразившегося Господа, беседующего с Моисеем и Илией. Нет сомнения, что это толкование верно, но оно не исключает и первого объяснения. Трое апостолов воистину видели царствие Божие, пришедшее в силе, когда на горе Фаворской Господь показал Себя в небесном блистании Своем и когда из мира иного явились видимым образом Моисей и Илия, по обе стороны Господа славы. Но вовсе не следует думать, будто это единственный случай, когда смертные люди видели Царствие Божие, пришедшее в силе. Сей случай на Фаворе - воистину величественный и в своем роде уникальный; однако он не исключает и других бесчисленных случаев, когда смертные люди видели при своей жизни - хотя и иным образом - Царствие Божие в силе и славе.

Если мы захотим, то и мы можем, не вкусив смерти, узреть Царствие Божие, пришедшее в силе. При каких условиях оно отверзается, ясно глаголет сегодняшнее евангельское зачало. Возьмем добровольно крест свой и последуем за Господом. Постараемся потерять свою ветхую душу, свою греховную жизнь и усвоить то, что для человека спасти душу свою важнее, нежели приобрести весь мир. Так и мы удостоимся, по милости Божией, видеть Царствие Божие, великое в силе и несравненное в славе, где ангелы со святыми деннонощно славословят Бога живаго, Отца и Сына и Святаго Духа - Троицу Единосущную и Нераздельную, ныне и присно, во все времена и во веки веков. Аминь.

Святитель Николай (Велимирович)

http://www.pravoslavie.ru/put/45544.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #10 : 28 Марта 2011, 18:34:40 »

Слово на неделю Крестопоклонную


Распятие. Московский Сретенский монастырь

Во имя Отца, Сына и Святаго Духа!

Отношение в Церкви Божией к Кресту Господню иногда кажется миру необычным и удивительным. Да и мы с вами, будучи людьми во многом душевными, а не духовными, тоже порой разделяем с миром эти недоумения. Например, почему в церковном предании вот уже два тысячелетия сохраняется отношение к Кресту как особой, непостижимой, но действенной живой силе? Ведь и сейчас, Великим постом, мы каждый день за богослужением молимся: «Непобедимая и непостижимая, и Божественная сило Честнаго и Животворящего Креста, не остави нас грешных».

И еще Церковь смело утверждает такие поразительные истины: «Крест – хранитель всея вселенная, Крест – красото Церкви, Крест – царей держава, Крест – верных утверждение, Крест – ангелов слава и демонов язва»!

И вчера на всенощной мы слышали поразительное песнопение, обращенное ко Кресту и прославляющее его: «Радуйся, Живоносный Кресте, – обращалась Церковь к Кресту как к некоей таинственной личности, – благочестия непобедимая победа, дверь райская, верных утверждение, Церкве ограждение, имже тля разорися и упразднися, и попрася смертная держава, и вознесохомся (Крестом) от земли к небесным. Оружие непобедимое, бесов сопротивоборче». Может быть, все это преувеличения, гиперболы?

А что такое – «взять крест свой и последовать Христу»? Мы знаем, что это нечто очень важное – не что иное, как необходимое условие спасения христианина. «Но что такое – взять крест свой?» – спрашивают люди. И как понять, где этот крест? И как его взять? Как не ошибиться и выбрать именно свой, благословенный Богом, а не надуманный, никакого отношения к моему спасению не имеющий крест?

Всю силу этих слов Церкви о Святом Кресте понять на самом деле просто. Надо только уяснить одну истину.

Почему Господь Иисус Христос, спасая от вечной смерти человеческий род, готов был понести величайшие труды, претерпеть страдания, бесконечное умаление Своего Божества и в конце концов – Голгофу, Крест? Отвечая на этот вопрос, некоторые скажут: потому что Он любил людей. Несомненно, это так! Другие ответят: потому что хотел уничтожить зло в нашем мире. И это – правда. Еще скажут: Господь хотел вновь ввести людей в потерянный ими рай. Все это совершенно правильно! Но вот что говорит Сам Христос: «Я сошел с небес, чтобы творить волю пославшего Меня Отца» (Ин. 6, 38). И перед крестными страданиями Он молится в Гефсимании: «Да будет воля Твоя» (Мф. 26, 42).

Исполнение воли Божией в нашем мире, невзирая ни на какие препятствия, трудности, страдания и самою смерть, – это и есть крест в понимании Церкви.

Конечно, в первую очередь это относится к Кресту Господню – исполнению Христом Спасителем воли Его Небесного Отца. Крест Господень – это торжество исполнения закона Божиего, воли Божией и заповедей Божиих. Церковь победно возглашает: «Слава, Господи, Кресту Твоему Честному и Воскресению», – утверждая, что подвиг Креста Господня, который есть послушание воле Божией, и есть победа над последним врагом – смертью.

И для нас, христиан, тот крест, к которому призывает каждого из Своих учеников Спаситель: «Возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8, 34), – есть не что иное, как призыв к исполнению заповедей Божиих во всех обстоятельствах, в которых человек окажется в годы, отпущенные ему на земле. Тогда крест каждого из нас становится подобием Креста Христова. Тогда сила, полученная Спасителем от исполнения Им воли Отца, становится и нашей силой от исполнения нами заповедей Господних. Тогда особым смыслом наполняются слова возвышенных церковных песнопений.

«Радуйся, Живоносный Кресте, благочестия непобедимая победа»! Какова может быть победа человека над злом этого мира? Она может быть достигнута только исполнением заповедей Божиих, и эта победа никем и ничем непобедимая!

«Дверь райская!» – богословствует Церковь о Кресте. Господь Своим исполнением воли Небесного Отца, вплоть до крестных Своих страданий, отверз нам рай. Но мы, люди, можем войти в Царствие Небесное только, как учит Христос, если сами в своей жизни исполним волю Божию о нас. «Верных утверждение»! Чем еще утверждается союз верных Богу, как не жизнью по заповедям Божиим? «Церкве ограждение»! Наши грехи ослабляют земную Церковь, а исполнение заповедей ограждает ее от проникновения духа князя мира сего. «Имже (Крестом) тля разорися и упразднися, и попрася смертная держава»! Смертный человек лишь исполнением воли Божией и Его спасительных заповедей способен стать выше законов тления и смерти! И «вознестись от земли к небесным», как поет Церковь. «Оружие непобедимое, бесов сопротивоборче, славо мучеников, преподобных яко воистинну удобрение, пристанище спасения, даруяй миру велию милость». Все это даруется Крестом, который есть исполнение воли Божией.

Подвиг Самого Спасителя и жизнь Его Церкви по заповедям Божиим – это и есть то, что хранит вселенную. «Крест – хранитель всея вселенныя, Крест – красота Церкве, Крест – царей держава, Крест – верных утверждение, Крест – ангелов слава и демонов язва». В исполнении заповедей и в верности Богу – красота Церкви. Лишь такой верностью сохраняются христианские державы, и в нашем мире лишь одно страшит демонов – исполнение заповедей Христовых.

И евангелие сегодняшнего дня становится прозрачным и ясным, если мы будем иметь в виду именно это – наш крест как исполнение заповедей Спасителя.

Сначала обратим внимание на то, что предшествует отрывку, прочитанному в сегодняшнем воскресном евангелии.

«Начал учить их (Господь учеников Своих), что Сыну Человеческому много должно пострадать, быть отвержену старейшинами, первосвященниками и книжниками, и быть убиту, и в третий день воскреснуть. И говорил о сем открыто. Но Петр, отозвав Его, начал прекословить Ему. Он же, обратившись и взглянув на учеников Своих, воспретил Петру, сказав: отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мк. 8, 31–33).

Из человеческой жалости Петр предлагал своему Учителю не что иное, как отвергнуть волю Божию. Что на это сказал ему Господь? «Отойди от Меня, сатана (то есть противник воли Божией), потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое».

Часто и в нас голос человеческой жалости к самим себе в первую очередь и к людям затмевает то, что Божие.

«И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8, 34). Это как раз и означает то, что ученик Христов в любых обстоятельствах жизни должен выбирать то, что Божие, а не то, что человеческое; следовать заповедям Божиим, а не своим страстям и требованиям мира сего. Это и есть тот самый крест, который Бог дает каждому из Своих учеников на его пути в Царствие Небесное.

Тяжело это? При первом взгляде – невыносимо тяжело! Но вспомним хотя бы лишь тех, кто был связан с нашим монастырем. Священномученик Иларион. В страданиях, в заключении на Соловках, он, увидев, как в ледяном месиве океана тонет страшный для всех заключенных, жестокий надзиратель, не раздумывая бросился спасать его. Это было исполнение заповеди Христовой о любви к врагам. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) где-то рядом здесь, во внутренней тюрьме на Лубянке, во время очной ставки, от всего сердца бросился и обнял священника, который предал его и написал на него донос. Обнял изуродованными во время пыток руками человека, который был причиной его страданий.

Вот это и есть отвержение себя и несение креста своего ради исполнения заповедей Божиих. А сколько примеров несения своего креста мы найдем в многолетнем терпении больных? В терпении ухаживающих за больными? А крест матерей и отцов, десятилетиями молящихся за своих блудных детей? Все эти примеры вы знаете и сами.

И что ж, все эти люди скажут, что крест, исполнение заповедей, были тяжелы, невыносимы? Нет! Это только мы с вами порой ужасаемся их крестам. А они, как ни трудно было, они искренне засвидетельствуют, что исполнение заповедей Божиих дает высшее счастье, возможное для человека, исполнение заповедей делает жизненный крест поистине благой и легкой ношей!

«Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» (Мк. 8, 35), – слышим мы в сегодняшнем евангелии. Жизнь и душа в древнем сознании были единым понятием. Итак, кто хочет беречь и сохранять свое благополучие и земную жизнь в ущерб исполнению заповедей Христовых, тот неизбежно потеряет и временную жизнь (как все люди на земле), и жизнь вечную. А кто за исполнение заповедей Христовых претерпит неизбежные в нашем мире страдания – от людей, от дьявола, от жестокой борьбы со своими страстями, кто даже и саму жизнь свою потеряет ради Бога и Евангелия, тот обретет Царство!

Таков Божий закон. Такова Божия воля. Таково учение нашего Спасителя и Господа. И если мы стараемся исполнить все это не только на словах, но и на деле, то можем надеяться, что мы действительно Его ученики.

Сегодня после завершения Божественной литургии здесь, в храме, мы совершим поклонение Честному и Животворящему Кресту. Будем же помнить, что Крест – это образ и победное знамя непостижимого для нас подвига Христова. Господь один, наперекор всему миру, побеждал, исполняя волю Своего Небесного Отца. Но каждый христианский крест – и тот, который мы носим на груди, и тот, который лежит сейчас перед нами в центре храма, – вбирает в себя также и образ подвига неисчислимого воинства учеников Христовых, которые в монашеских кельях и в темницах, в страданиях и в победах, в апостольских проповедях по всему миру и в скромных всежизненных трудах неведомых миру мирян-подвижников несли свой подвиг исполнения заповедей Божиих в нашем лежащем во зле мире.

Поэтому-то от Креста и исходит такая сила. Поэтому в середине Великой Четыредесятницы его выносят в центр храма, чтобы и мы, укрепляемые им, несли свой крест исполнения повелений Божиих на всяком месте владычества Его, на всех путях и во всех обстоятельствах нашего земного странствия.

Нынешнее евангелие завершается словами: «Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет во славе Отца Своего со святыми ангелами» (Мк. 8, 38). Христу будет стыдно за людей, которые, имея в себе и образ бессмертного Бога, и возможность быть подобными Ему, так и не смогли постичь, к чему они призваны. Не смогли прозреть то величие, к которому они предназначены. И разменяли дары Божии на мелкое и тленное.

Никогда не будем стыдиться показать себя христианами! И помня обо всем, о чем мы думали и говорили сегодня, проходя мимо храма, увенчанного крестом, никогда не пренебрежем драгоценной возможностью поклониться всему тому, что заключено в великом и спасительном образе Святого и Честного и Животворящего Креста. Аминь.

Архимандрит Тихон (Шевкунов)

http://www.pravoslavie.ru/put/45592.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #11 : 28 Марта 2011, 18:41:16 »

О несении креста и следовании за Христом

Слово пастырей

В третье воскресение Великого поста совершается поклонение Честному и Животворящему Кресту. В воскресном евангельском чтении мы слышим слова Спасителя: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8: 34).

Так что же значат эти слова – «нести свой крест», которые, к сожалению, нередко становятся расхожим выражением? Имеют ли они какое-либо отношение к нашим жизненным обстоятельствам? Как понять, что именно есть «наш крест», несение которого является условием следования за Христом? За ответами на эти вопросы мы обратились к нашим пастырям.


***



Игумен Сильвестр (Стойчев), кандидат богословия, преподаватель Киевской духовной академии и семинарии:

– Прежде всего, надо различать мирское и сакральное понимание выражения «взять свой крест». Часто в нецерковной среде им обозначают простое несение трудностей без всякого религиозного их осмысления.

Само собой разумеется, что у каждого из живущих есть дела, «которыми трудится он под солнцем» (Еккл. 1: 3), и в большинстве случаев, по слову премудрого, это суета сует (Еккл. 1: 2). Естественно, даже самый нерелигиозный человек, осознающий тягость жизни, начинает характеризовать ее как крест.

Но крест, который мы должны взять и следовать за Христом, не просто заурядная тягость бытия, его монотонности. Крест, о котором говорится в евангельском тексте, непосредственно связан с верой во Христа! Кто верует Господу, тому дается крест! И этот крест не тот крест, о котором говорят в миру, не крест трудностей жизни, а крест Христа, ради Христа, и несем его вместе со Христом.

Следует обратить внимание на контекст фразы: «Возьми крест свой и следуй за Мною». Это исповедование Петра (см.: Мк. 8: 29), после которого апостол уговаривает Спасителя не идти на страдания, на что Господь и отвечает: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною».

Таким образом, кто хочет быть христианином, тот должен следовать за Христом и в несении креста Христова. Вместе с верой и доступом к благодати через веру во Христа (см.: Рим. 5: 2) даются и те испытания, которые мы должны нести ради Господа Иисуса Христа. Несение этого креста – подражание Христу. Верующим во Христа нужно быть готовыми к непониманию, к поношению, к оскорблению и даже к смерти. Вот в чем тот крест, который каждый из нас должен нести вслед Христу.

***



Игумен Нектарий (Морозов), настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» г. Саратова:

– Наверное, я скажу то, что мог бы сказать и практически каждый пастырь… Есть в церковной, христианской жизни темы, на которые проповедовать очень легко — столь богатый для этого материал находим мы как в самой теме, так и в творениях святых отцов, не говоря уже об окружающей нас реальности. Вот и о кресте говорить легко и говорить можно много. Но… стыдно подчас говорить, потому как ведь точно как-то выразился митрополит Антоний Сурожский: «Если проповедь священника не поразила прежде всего его собственного сердца, то и сердца слушателей она не достигнет». Да, повторюсь, говорить о кресте легко, нести вот только его непросто… Из чего складывается он? По большей части из двух составляющих. Из того, что влечет нас долу — наших греховных навыков, страстей, немощей. И из того, что все-таки заставляет стремиться горе — нашей веры, нашей слабой и несовершенной любви к Господу. Одно противится в нас другому, и нет оттого мира в душе, оттого страдает и мучается она. Как сказал однажды какой-то греческий подвижник: «Главное крест нести, а не тащить. Тащить — слишком тяжело». Нести — это значит мужественно «пробиваться» сквозь все то, что мешает идти за Христом каждому из нас, день за днем преодолевая себя, день за днем полагая начало исправлению. Тащить — малодушествовать, жалеть себя, страшиться вечной погибели и практически ничего не делать для своего спасения.

Впрочем, бывает и иной крест — болезней, невзгод, скорбей, несправедливых обид. И его тоже можно нести, а можно тащить. Можно благодарить за испытания Бога или, по крайней мере, раз за разом повторять: «Достойное по делам моим приемлю». И можно без конца малодушествовать, роптать, твердить без умолку: «За что мне все это?!». Забывая, что каков бы ни был посланный нам крест, все одно — древо, из которого он сделан, выросло на почве нашего сердца. И о том забывая, что из орудия казни претворил его Господь в орудие спасения. Не только Свой Крест, стоявший некогда на Голгофе, но и каждый из наших маленьких, едва приметных крестиков.

***



Священник Алексий Зайцев, клирик Свято-Троицкого храма г. Челябинска, член Союза писателей России:

– Мне видится, что «несение своего креста» в жизни христианина проявляется в стремлении исполнить волю Божию, в повиновении Промыслу Божию.

Для каждого человека на земле существует свой путь, уготованный Богом, по которому Творец желает привести нас к конечной цели бытия – спасению и жизни вечной. Господь непрестанно направляет нас к тому, чтобы мы более всего обогащались не земными благами, но небесными, которые сможем взять за пределы этой жизни. Каждый человек может принимать волю Божию в своей жизни и следовать согласно с ней, а может отвергать ее, следуя своей собственной воле. Принимающий волю Божию в своей жизни «берет свой крест», а отвергающий – «отвергает свой крест». При этом мы должны понимать, что практически никому не дано исполнить волю Божию в совершенстве, так как нечистота нашего сердца, отсутствие духовного опыта, гордость и прочие наши немощи не позволяют всегда ясно расслышать голос Божий и найти силы следовать ему.

Не стоит полагать, что «несение креста» относится к отдельным жизненным обстоятельствам, к отдельным важным решениям – как сегодня считают многие. На самом деле «несение креста» продолжается всю жизнь и не прерывается до самой кончины, ведь нам непрестанно приходится делать выбор между добром и злом, между земным и небесным, между правдой и ложью – между волей Божией и волей собственной. Наш путь к вечности, путь ко спасению, согласно Промыслу Божию, не должен прерываться ни на секунду. Поэтому даже среди повседневных жизненных забот мы не должны прерывать движение к вечности. Пример такого жития показали нам святые угодники Божии.

К сожалению, нередко случается так: человек считает, что он «несет крест Божий», а на самом деле следует своей собственной воле и противится Богу. Встречая все новые и новые искушения на своем пути, он считает себя страдальцем за веру, служителем Божиим, а на самом деле причиной страданий является его собственная гордыня. Подобные страдания в итоге опустошают человека и духовно, и физически.

Для того чтобы различать «волю Божию» и «волю человеческую» и не делать трагических ошибок на своем жизненном пути, в Православии имеются верные средства: 1) чистота духовная и смирение христианина, делающие его более чутким к действиям Божественного Промысла; 2) хорошее знание православной веры и чтение святоотеческих творений, которое уберегает от ложных представлений о Боге и искажений в духовной жизни; 3) полноценное участие в таинствах святой Церкви, а также участие в жизни своей церковной общины, стремление к послушанию Церкви и ее священноначалию, ибо с нарушения такого послушания начинались многие беды; 4) следование совету духовно опытных людей.

Не стоит упускать из внимания очень важного обстоятельства: когда мы «берем свой крест», исполняя волю Божию, то на этом пути Господь никогда не оставляет нас без духовных утешений, ибо Христос учил: «Иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11: 30). Внешние трудности могут быть значительными, но Господь всегда остается с нами, укрепляя сердце действием Своей благодати.

Если человек, «неся крест», не получает духовных утешений от Бога, то это, на мой взгляд, является признаком не совсем верного его следования за Христом. Возможно, где-то человек перепутал «волю Божию» с «личным произволением». Это повод для серьезных размышлений о своем жизненном пути, о своем духовном устроении.

***



Священник Глеб Грозовский, клирик Софийского собора в Царском селе, координатор социально-молодежных проектов и духовно-просветительских программ Царскосельского благочиния Санкт-Петербургской и Ладожской епархии:

– Крестом каждого из нас является несение в мир добра вопреки злу. Стать христианином в современном мире тяжело, но быть им – легко, если с радостью и любовью нести в себе образ Христа, Который учит нас быть добрыми, миролюбивыми, кроткими, трудолюбивыми и т.д. Мы имеем слова апостола Павла к Тимофею: «Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы». Это и есть наш крест! В семье, на работе, на улице, в церкви будем гонимы, но не надо бояться этого, ведь с нами – Бог!

Есть одна притча. По дороге шла толпа людей. Каждый нес на плече свой крест. Одному человеку казалось, что его крест очень тяжелый. Приотстав от всех, он зашел в лес и отпилил часть креста. Довольный тем, что ему стало гораздо легче нести свой крест, он догнал толпу и пошел дальше. Вдруг на пути оказалась пропасть. Все положили свои кресты на края пропасти и перешли по ним на другую сторону. А «умный» человек остался на той стороне, так как его крест оказался коротким…

Для христианина взять свой крест и нести его – это единственно верный спасительный путь. Не будем его оставлять, подпиливать, менять, а примем с благодарностью, кротостью и терпением.

***



Священник Павел Гумеров, клирик храма святителя Николая на Рогожском кладбище г. Москвы:

– Путь христианина – это всегда крестоношение. Это не путь удобства и комфорта. Что мы носим на груди? Никакой другой знак, а именно крест Христов. И он каждый день напоминает нам, что дорога к нашему воскресению лежит только через крест.

Христианская жизнь по правде Божией, борьба с грехами – это уже крест. Но Господь никому не обещал легких путей. Он Сам нес Свой крест на Голгофу и был распят на нем. И каждый, кто хочет любить Христа, должен быть к этому готов. Но даже в обычной, повседневной, земной жизни мы несем наш крест – это те испытания и скорби, которые посылает нам Бог. Но не те, что мы сами себе находим, от которых сами потом и мучаемся.

Мы часто ропщем, не выдерживая тяжести жизненных трудностей, но Господь Сам знает, что нам по силам и что мы можем понести, что нам будет полезно в данное время. Я думаю, лучше об этом расскажет одна христианская притча о крестах.

Решил один человек, что у него слишком тяжелая жизнь. И обратился к Богу с такой просьбой: «Господи, мой крест слишком тяжел, и я не могу его нести. У всех людей, которых я знаю, кресты гораздо легче. Не мог бы Ты заменить мой крест на более легкий?» И сказал Бог: «Хорошо, Я приглашаю тебя в хранилище крестов: выбери себе крест сам». Пришел человек в хранилище и стал примерять себе кресты. И все они кажутся ему слишком тяжелыми и неудобными. Перебрав все кресты, он заметил у самого входа крест, который показался ему меньше других, и сказал Богу: «Позволь мне взять этот крест, он кажется мне самым подходящим». И тогда Господь ответил ему: «Ведь это и есть твой крест, который ты оставил у дверей, перед тем как стал мерить все остальные».

***



Священник Димитрий Шишкин, клирик храма Трех святителей г. Симферополя:

– «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною». Чтобы правильно понять смысл этих слов, надо вспомнить, в каких обстоятельствах они были сказаны. Перед входом в Иерусалим апостол Петр стал отговаривать Христа от страданий примерно так: «Учитель… Зачем?.. Да не будет этого с Тобой!.. Ведь все только начало как-то мало-мальски устраиваться… Ты учишь, мы учимся… народ за нами ходит… слава, почет, уважение… Да и просто стабильность какая-то, устроенность житейская, доступная пониманию… И вдруг – какие-то страдания, смерть, катастрофа… Зачем это все, Учитель? Да не будет этого с Тобой! Мы Тебя так любим, не лишай нас Твоего общения, не покидай, будь с нами здесь, на земле, подольше…»

Так примерно говорил Петр, и вот Господь обернулся к нему и гневно сказал: «Отойди от Меня, сатана»! Вы слышите, что Господь сказал тому, кого недавно называл основанием Церкви?! «Отойди от Меня сатана, – сказал, – потому что ты думаешь о том, что человеческое, а не о том, что Божие». В этот момент в апостоле проявилось в полной мере то, чем живет современный мир. И дальше Господь говорит, как будто прямо о нашей цивилизации, о главном в ней: «Кто хочет душу свою спасти, – говорит Господь, – тот ее потеряет». То есть тот, кто захочет прилепиться к земле, к земной жизни с ее удобствами, наслаждениями, достатком, комфортом, властью, тот душу свою погубит.

Главная трагедия этого мира заключается в противлении человека Божественной воле, которая только и есть благо в полном смысле этого слова. Грехопадение человека, обрекшее мир на страдание и смерть, именно и началось с отделения свободной человеческой воли от воли Божественной. И самое трагическое заблуждение человека – это мысль, что счастье возможно без Бога. Именно в силу свободы человека ошибочность этой мысли нам приходится опытно познавать каждому на себе.

Иисус Христос преодолел это трагическое противоречие, соединив свободную человеческую волю с волей Божией. И воля Божия была не в том, чтобы Христос в страшных муках умер на кресте, а в том, чтобы Он преобразил человеческое естество, восстановил утраченное единство человека с Богом. С одной стороны, страдание и смерть Христа обнажили крайнее противоречие Божественной и человеческой воли, показали, до какого безумия дошло человечество в своем падении, но с другой – Иисус стал первым Человеком, не оскверненным от мира, то есть непричастным греху, и прежде всего греху болезненной гордости. И к согласию с Божественной волей Его привела не слепая покорность, а любовь. Эта любовь, жертвующая собой ради Бога, победила смерть, потому что смерть и была последствием человеческой непокорности.

Когда мы говорим о необходимости отвергнуться себя и взять крест, мы говорим о необходимости отречься греха и приобщиться святости Бога. Но святость противна этому миру, который «лежит во зле», вот почему этот выбор предполагает конфликт и страдание.

«Несение своего креста» – это всякое страдание за правду в этом неправедном мире. Но и правда бывает душевная, человеческая. Можно быть яростным правдолюбцем, начетчиком и ригористом, но при том быть лишенным правды Божией. Эта правда заключается в жертвенной любви, без которой, по слову апостола Павла, все наши дела – «медь звенящая или кимвал звучащий», то есть банальное пустозвонство.

По-житейски рассуждая, первый человек, оказавшийся в раю, – разбойник, распятый с Христом, – страдал совсем не за правду. Он страдал за свои грехи. Но что же сделало этого грешника святым? Вера в Бога, покаяние и смиренное терпение заслуженных мук. Вот такое расположение души более приличествует и нам, в большинстве своем утратившим понятие о подлинной праведности. Терпеливое перенесение находящих скорбей, покаяние и распятие себя греху – вот наш крест, крест кающегося разбойника, терпящего за прежние грехи очистительные страдания.

Разбойник в сердце своем пожертвовал мнением падшего мира о Христе, прозрев в распятом человеке Спасителя. И тогда «безвольные» страдания на кресте стали для кающегося грешника поступком жертвенной любви.

Распиная себя греху, смиренно перенося ради Христа прилучающиеся страдания, мы несем «свой крест», в каких бы обстоятельствах ни находились. И только тогда мы можем надеяться на исполнение в нашей жизни слов апостола Павла: «Если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царствовать будем» (2 Тим. 2: 11–12).

http://www.pravoslavie.ru/put/45590.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #12 : 29 Марта 2011, 06:17:24 »

Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в неделю 3-ю Великого поста, Крестопоклонную, в Успенском Патриаршем соборе Кремля



Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

В середине Великого поста мы особым образом вспоминаем о страданиях Христа Спасителя. На середину храма износится крест, и в течение всей седмицы мы поклоняемся Живоносному Древу, лобызаем крест Христов и вспоминаем о Его страданиях, а потому и неделя именуется Крестопоклонной.

Неслучайно именно в середине поста предлагается нам подумать о страданиях Спасителя. Через крест открывается сама тайна бытия, и в свете того, что означает крест, нам легче понять и смысл воздержания, смысл поста.

Отрывок из Евангелия от Марка, который мы только что слышали, как раз дает нам возможность поразмышлять о смысле креста. Хорошо известны слова: «Кто хочет идти за Мной, отрекись от себя и возьми крест свой и следуй за Мной» (см. Мк. 8, 34). Святитель Филарет Московский, размышляя на тему этого Евангелия, говорит следующее: «Отречение не есть пренебрежение ни душой, ни телом. Потому что душа, по слову Божию, — бесценный дар, а тело, по слову апостола, требует естественного удовлетворения. Отречься, — продолжает святитель, — значит отказаться от пристрастия. Не удовлетворение порицается, а пристрастие».

В этих замечательных словах открывается нечто очень важное для понимания человеком смысла его бытия. Дается некая евангельская норма того, как человек должен относиться к потребностям души и тела. Удовлетворение этих потребностей есть не что иное как Божий замысел о человеке. Без удовлетворения этих потребностей человек не может состояться как личность, не может совершенствоваться его дух, он не может развивать свой ум, укреплять свою волю. Без удовлетворения потребностей плоти не может быть физической жизни человека.

Греховным является пристрастие. Само это слово помогает понять смысл того, что есть страсть. Пристрастие — это победа страсти. Кстати, в русском, славянском языке слова «страсть» и «страх» близки. Всякая страсть несет в себе страх, потому что страсть есть победа над человеком плотского начала, того, что святые отцы называют похотью плоти. Когда страсть господствует, это и есть пристрастие. Человек не может поступать иначе, чем велит ему страсть, чем велит ему голос плоти.

Когда мы размышляем о страсти, то в сознании современного человека это понятие чаще всего отождествляется с чем-то абстрактным, далеким от реальной жизни. На самом деле страсть господствует над людьми, и последствия этого господства имеют значение не только для духовной жизни человека, не только для спасения его души, но и для спасения его тела.

Современный мир мало заботится о душе, поэтому та страсть, которая разрушает душу, вовсе не кажется ему опасной. Но даже современный мир признает опасность той страсти, которая разрушает человеческую жизнь. Ведь именно к таким страстям относятся алкоголизм, наркомания, а сейчас страна наша борется с игроманией — с зависимостью людей от азартных игр. Общество признает, что проявление этих страстей опасно и для личности, и для общества; отпускаются материальные средства для того, чтобы преодолевать эти человеческие страсти, потому что последствия их настолько очевидны и представляют настолько явную опасность, что следует мобилизовывать силы в борьбе с ними.

При этом современный мир совершенно бесчувственен к другим страстям, которые, может быть, так непосредственно не разрушают человека физически, хотя, несомненно, всякий грех наносит непоправимый вред и человеческому телу, а не только душе. И, тем не менее, поскольку эта связь неочевидна, то и борьбы нет; а когда Церковь призывает бороться с этими страстями, то у одних это вызывает недовольство, у других сарказм, у третьих безразличие.

Страсть — это господство над человеческим духом голоса плоти. Почему же нужно преодолеть пристрастие, чтобы следовать за Христом? Почему нужно преодолеть пристрастие, чтобы взять на себя свой крест? Вот эта связь между господством страсти и неспособностью преодолевать реальные страдания и утверждается так ярко и очевидно словом Божиим. Человек, живущий под властью страсти, неспособен нести крест. Он слаб, у него нет терпения, нет мужества, он несвободен, потому что страсть господствует над ним. Принять же крест может только духовно свободный и сильный человек. Потому нельзя взять крест, не отвергнувшись себя. Без этого отречения от пристрастия никакого крестоношения не получится ― человека раздавят стрессы.

Разве не так бывает в жизни современного человека, которому кажется, что он все может? А на деле многие уже не в состоянии жить без транквилизаторов, потому что стресс разрушает и духовную, и физическую стороны человека.

А разве наши стрессы можно сравнить с Голгофским крестом? Со страданиями мучеников? Почему же их не разрушали эти страдания? Да потому, что они победили в себе страсти, они были свободны от пристрастий, от тех человеческих слабостей, которые иногда кажутся такими безобидными, а на самом деле разрушают человеческую личность.

Нет пустяков в духовной жизни. Жизнь человеческой души — это самое главное, ведь от состояния души зависит качество нашей жизни. Можно до бесконечности улучшать внешние условия жизни, а внутри человека будет ад. И никакого качества жизни не получится — какими бы комфортными условиями ни обставлять жизнь человека, какие бы блага ему не предлагать.

С другой стороны, человек, побеждающий страсть, освобождает душу от похоти плоти, обретает и силу, и терпение, и внутреннюю свободу. И тогда всякое принятие креста, всякое преодоление страданий, что посылает нам жизнь и что возлагает на нас Господь, становится бременем благим и легким.

К этой внутренней духовной силе и к внутренней свободе и призывает нас крест Христов. А для того чтобы мы могли обрести эти спасительные силы и качества, нам дается пост как некая школа борьбы со своими пристрастиями. Дается время, когда мы можем проанализировать свою жизнь, подвергнуть ее критике, саморазоблачению и по милости Божией принести подлинное покаяние Богу, совлекая с себя тлен страстей и обретая свободу во Христе. И, преклоняя колена пред крестом Господним, будем помнить о замечательных словах святителя Филарета Московского, которые мы сегодня вспоминали и которые помогают нам понять разницу между удовлетворением потребностей души и плоти и пристрастием, разрушающим духовную жизнь человека. Аминь.

http://www.sedmitza.ru/news/1977600.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #13 : 17 Марта 2012, 12:16:52 »

«Кресту Твоему поклоняемся, Владыко!»

Завтра – Неделя Крестопоклонная



Третья Неделя (воскресенье) Великого поста называется Крестопоклонной, напоминает Православие.ру. На службе этой Недели Церковь прославляет святой Крест и плоды крестной смерти Спасителя. Особенностью богослужения этой Недели является чин выноса Креста на середину храма для поклонения. Крест находится посреди храма до пятницы 4-й седмицы. 

Вынос и поклонение Кресту в Крестопоклонную Неделю совершается с той целью, чтобы видом Креста и напоминанием о страданиях Спасителя укрепить верующих в прохождении трудного поприща поста. Воскресная служба Октоиха совершается вместе со службой Триоди.

На Литургии читается Евангелие от Марка (8, 34-38; 9, 1):

И призвав народы со ученики Своими, рече им: иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет: иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю: а иже погубит душу свою Мене ради и Евангелиа, той спасет ю: кая бо польза человеку, аще приобрящет мир весь, и отщетит душу свою? Или что даст человек измену на души своей? Иже бо аще постыдится Мене и Моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем, и Сын Человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со Ангелы святыми. И глаголаше им: аминь глаголю вам, яко суть нецыи от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, дондеже видят Царствие Божие пришедшее в силе.

Святитель Феофан Затворник о Кресте Господнем:

«Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» (Мк. 8, 34). За Господом крестоносцем нельзя идти без креста; и все идущие за Ним, непременно идут с крестом. Что же такое этот крест? Всякого рода неудобства, тяготы и прискорбности, налегающие и извне, и извнутрь, на пути добросовестного исполнения заповедей Господних в жизни по духу Его предписаний и требований. Такой крест так срощен с христианином, что где христианин, там и крест этот, а где нет этого креста, там нет и христианина. Всесторонняя льготность и жизнь в утехах не к лицу христианину истинному. Задача его себя очистить и исправить. Он, как больной, которому надо делать то прижигания, то отрезания, а этому как быть без боли? Он хочет вырваться из плена врага сильного, - а этому как быть без борьбы и ран? Он должен идти наперекор всем окружающим его порядкам, а это как выдержать без неудобства и стеснений. Радуйся же, чувствуя на себе крест, ибо это знак, что ты идешь вслед Господа, путем спасения, в рай. Потерпи немного. Вот-вот конец и венцы!

Тропарь Креста, глас 1:

Спаси Господи люди Твоя, и благослови достояние Твое, победы на сопротивныя даруя, и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство.

Кондак, глас 7:

Не ктому пламенное оружие хранит врат Едемских; на тыя бо найде преславный соуз древо крестное, смертное жало, и адова победа прогнася. Предстал бо еси, Спасе мой, вопия сущим во аде: внидите паки в рай.

http://www.ruskline.ru/news_rl/2012/03/17/krestu_tvoemu_poklonyaemsya_vladyko/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71848

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #14 : 17 Марта 2012, 16:18:57 »

Поучение в Неделю Крестопоклонную

Проповедь иерея Сергия Карамышева



Кресту Твоему поклоняемся, Владыко,

И святое Воскресение Твое славим.


Святой пост приблизился к середине. Немало пройдено, однако самая тяжелая часть пути впереди. В такой момент в душу легко входит печаль и какое-то недовольство от переживаемых скорбей и немощей. Чтобы пресечь в корне поползновения нашего малодушия, Святая Церковь выставляет для поклонения образ животворящего Креста Господня. Святая Церковь поступает в этом случае как мудрый полководец, который в самой напряженной обстановке вдруг выстраивает своих изнемогающих воинов под осеняющими их победными знаменами и тем самым возвращает им поколебавшееся было мужество. Победное знамя Церкви есть животворящий Крест Христов, ибо с его помощью одержана самая блистательная победа, именно, над державою смерти. И если воспоминание славных побед смертных царей и полководцев способно вселить мужество даже в робкие души, тем более воспоминание единственной, но настолько превосходящей все славнейшие победы смертных, вместе взятые, насколько небо выше земли, способно исполнить сердце христианина мужеством и живейшей готовностью продолжать подвиг. Тем более, что мы не только вспоминаем великую победу, но и лобызаем ее образ, исполненный благодати.

Святая Церковь воспевает: «Крест - хранитель всея вселенныя, Крест - красота Церкве, Крест - царей держава, Крест - верных утверждение, Крест - ангелов слава и демонов язва». Но как случилось столь дивное преображение? Мы говорим: как случилось, что символ самого страшного позора стал вершиной божественной славы? Ведь до светлого Воскресения Христова крест был ужасом для людей. На нем казнили беглых рабов и самых закоренелых, ставших язвою общества, преступников. А Моисей в своем законе пишет: «Проклят всяк висящий на древе» (Второзак. 21, 23). Не было под солнцем ничего более отвратительного и проклятого, чем крест. Он был бездною отчаяния и торжеством ада над бедным человечеством. Демоны радовались, видя безчеловечную злобу людей по отношению к ближним, когда они распинали подобных себе. В силу своей испорченной природы демоны наслаждались предсмертными муками распинаемых.

Именно поэтому воплотившийся Сын Божий избрал крестную смерть. Он знал, что все болезни ада обрушатся на Него ( Пс. 17, 6; Пс. 21), что ад истощит всю свою злобу, борясь против Его непобедимой любви. Он приманил мiродержителя тьмы века сего диавола ко Кресту, точно в западню и пригвоздил его к Древу - как Моисей медного змея в пустыне, чем и навел на диавола проклятие.

Апостол Павел учит: «первый человек из земли. Второй человек - Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и Каков небесный, таковы и небесные» (1 Кор. 15, 47-48). Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут. Первый Адам, вкусив от древа познания добра и зла, унаследовал смерть и сообщил смертность всему человеческому роду. Через отпадение Адама от Бога, над ним по праву победителя получил власть диавол. Душа человека, разлучившись с телом, становилась добычей ада. И Господь отдает Себя в пищу аду: совершает жертвоприношение и искупление. Приносит в жертву Самого Себя как Человека и искупает первозданного Адама от проклятия. Ад держал первого Адама в своей пасти. Узрев второго Адама, Господа с неба, покусился поглотить и Его. Раскрыл свою пасть, и первый Адам вышел на волю, Второй же Адам осветил светом Своего Божества преисподнюю, и ад низвергся. Господь выкупил нас из диавольского рабства и призвал свободных в Свое вечное Царство (1 Петр. 1, 17-19). Первый Адам ослабел в своем подвиге и не принес Создателю сердца сокрушенного и духа смиренного. Второй Адам приносит в жертву Свою Кровь Нового Завета, а через нее - все обновленное человеческое естество, чтобы новозаветное человечество в совершенстве служило Богу, поклоняясь Ему духом и истиною.

Господь совершил жертвоприношение взамен безчисленных жертв, которыми человечество чествовало силы ада. А Крест явился жертвенником. Окропившись божественной Кровью, он сам стал источником освящения.

Апостол Павел говорит: слово крестное для погибающих есть безумие, а для спасаемых - сила Божия (1 Кор. 1, 18). Кто же такие погибающие? Это те, кто не веруют, что на Кресте Христос победил ад и смерть. Эти погибающие люди с каменным сердцем и умом, изобретательным только на злое, пригвождая Господа к Древу, не могли уразуметь древнего пророчества Исаии: «ранами Его мы исцелились» ( Ис. 53, 5). Погибающие, проходя мимо Креста, кричали: «да снидет ныне со Креста, и уверуем в Него» (Мф. 27, 42), изобличая свое крайнее невежество, свою крайнюю приверженность только к земной жизни и ее удовольствиям, свое крайнее безбожие. Погибающие и сейчас, взирая на образ Животворящего Креста Господня, видят только страдавшего на Кресте и испустившего дух Человека, видят только образ смерти и не более того. Потому они и погибающие, что не видят очами веры за страданиями и смертью Богочеловека Его победы над смертью. Погибающие не веруют в Божество Иисуса Христа, и в этом основание их погибели. Как для безбожных евреев достаточно было одного утверждения Христа на вопрос Каиафы: «Ты ли Христос, Сын Благословенного», чтобы присудить Его к смерти, самим же унаследовать вечное проклятие, так для погибающих всех времен достаточно неверия в Божество Христа, чтобы наследовать с распявшими одну участь.

Если бы распятый Христос был всего лишь человек, его страдания и смерть на Кресте не принесли бы в мир ничего нового. Это была бы очередная жертва человеческих, а наипаче демонических, злобы и зависти. Но если, напротив, страдал Богочеловек Своей человеческой природой, Его божественная Природа не могла не стать Победительницей смерти, потому что с Богом смерть несовместима - это две крайние противоположности. Безбожные евреи, видя страдавшее на Кресте Тело, не видели побеждавшего на том же Кресте Бога. А Богоматерь очами веры видела, что орудие смерти наносит смертельный удар самой же смерти, преображаясь в символ жизни. Богоматерь очами веры видела, как Кровь Ее возлюбленного Сына, из Ее же утробы восприятая, не только поглощается прахом земным, но и омывает древний грех праотца Адама, видела очами веры ликующую Еву, потому что, наконец, совершилось древнее обетование: Семя жены стерло главу змия, пригвоздив его к Своему Кресту. Станем же вместе с Богоматерью очами веры видеть в образе животворящего Креста всерадостное знамя победы, которого трепещут силы ада.

Сегодня мы говорим и о другом кресте, о котором читалось в сегодняшнем Евангелии на литургии: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8, 34). Эти слова были сказаны до крестного подвига Спасителя, т.е. в то время, когда еще не открылась слава Креста, когда крестоношение было связано только с позором. В те времена не было ругательства более гнусного, чем «крестоносец», потому что кресты несли на себе осужденные на казнь через распятие. Эта ужасная казнь была воспринята римлянами у пунийцев, жителей Карфагена, потомков Ханаана. Пунийские солдаты считали обыкновенным делом распять своего полководца после его поражения. И когда тот мучительно, на протяжении часов, медленно умирал, они над ним издевались, тем самым выводя стихию зла из преисподней на землю. Из римлян первым эту казнь применил победитель Карфагена Публий Корнелий Сципион. Когда, согласно заключенным условиям мира, пунийцы выдали ему римских предателей, Сципион сказал им: вы предпочли Карфаген Риму - умрите же по-карфагенски, а не по-римски. И предатели были распяты. Впоследствии карфагенская казнь укоренилась у римлян, причину этого указывает их же поговорка: «Худая трава быстро растет».

Всякому христианину предначертана в этой жизни борьба против диавола и его служителей. Указанная борьба в общих чертах напоминает крестный подвиг Спасителя. Об этом говорит апостол Павел: «все благочестно жити хотящии гонимы будут». Все святые испытали и продолжают испытывать клевету и поношения. Это и есть крест. И по мере преуспевания христианина в духовной жизни, он становится непобедимым оружием, потому что диаволу просто нечего противопоставить силе христианского мужества, основанного на страхе Божием.

Неудивительно, что сатана и его служители ненавидят Крест. Все мы знаем о поступках богоборцев в России после февраля 1917 г. - о низвержение крестов с храмов Божиих, башен Московского Кремля (с последующей их заменой на кровавые пентаграммы); о запретах носить нательный крест. Кто считает, будто все это в прошлом, сильно заблуждается. Неужели злоба сатаны уменьшилась за последние сто лет? Скорее, она только возросла. Теперь Крест гонят в тех странах, которые нам в последнюю четверть века представляли как идеал, на которые призывали равняться - в Евросоюзе и Соединенных Штатах. Так в Британии всего несколько дней назад был принят закон, запрещающий носит нательный крест на работе (если он виден). Некоторых граждан Соединенного Королевства уже выгнали с работы за отказ снять крест. И все это происходит на фоне все усиливающейся пропаганды половых извращений. В наши дни Европу начинает поглощать сатанизм.

Пусть же Россия в эти дни все громче прославляет Крест Христов. Дай Господи, чтобы он воздвигся во главе нашего государственного здания. Пусть Крест осенит, как древле, сердце нашей Родины, воздвигшись над башнями Московского Кремля. Пусть Россия станет спасительным маяком для народов Земли в ярящемся всемiрном океане безбожия!

В Евангелии Крест назван знамением Сына Человеческого. Естественно будет ему явиться в день Страшного Суда. Увидев его на широте неба, те, которые принимали слово крестное как безумие, смятутся, а те, которые почитали Крест силой Божией, воспрянут уже изнемогшие от великих искушений и скорбей антихристова времени, потому что Крест для них - то же, что победа.

Крест Христов сейчас - райское древо жизни, поэтому радуйтесь, когда он предлагается Церковью для поклонения. Очами веры вместе с Богоматерью видьте в нем копье, которым Христос пронзил ненасытное адово чрево, видьте в нем меч, которым Христос сокрушил адские темницы, которым силен сокрушить и наши грехи, наконец, видьте в нем лестницу, возводящую от земли на небо. Лобзайте же его с верою в Победителя ада и смерти Господа Иисуса Христа Сына Божия.

Прикоснувшись к святыне Креста, противостанем всеобщему потоку беззакония, потрудимся ради Господа в святые дни поста, исповедуем грехи свои, соединимся со Христом во святом причастии Его Тела и Крови, чтобы стать общниками божественной благодати, чтобы со святыми ангелами прославлять всесвятое имя Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Иерей Сергий Карамышев, настоятель храма Св. Троицы пос. Каменники Рыбинского благочиния Ярославской епархии

http://www.ruskline.ru/news_rl/2012/03/17/pouchenie_v_nedelyu_krestopoklonnuyu/
« Последнее редактирование: 02 Апреля 2016, 18:08:32 от Александр Васильевич » Записан
Страниц: [1] 2
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!