Русская беседа
 
20 Октября 2021, 17:32:54  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2 3 ... 45
  Печать  
Автор Тема: Вот она, ювенальная юстиция!  (Прочитано 177002 раз)
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 90589

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 31 Марта 2008, 17:51:40 »

Шишова Т. Л.  

Царица добродетелей



Послушание - это царица детских добродетелей, и при наличии послушания за ним последует в ребенке развитие всех душевных достоинств", - писал в начале XX в. известный православный писатель и богослов Н. Е. Пестов. А св. прав. Иоанн Кронштадский выражался еще более определенно и жестко: "Каприз - зародыш сердечной порчи, ржа сердца, моль любви, семя злобы, мерзость Господу".

Непослушание первых людей, Адама и Евы, повлекло за собой вселенскую катастрофу, последствия которой испытывает на себе каждый из нас. С грехом вошла в жизнь смерть, вошли болезни, скорби, разные неприятности. Память об этом, пусть и в стертом виде, жива до сих пор. Даже у тех народов, которые не признают Библию своей Священной Книгой, или в среде атеистов детское непослушание никогда не считалось чем-то хорошим и правильным. Что вполне естественно: для самого ребенка такое поведение опасно, а для взрослых - оскорбительно. Ведь если ребенок, которого родители, в силу его детского возраста, полностью обслуживают, еще и начинает ими командовать, то взрослые автоматически низводятся до положения рабов. Их авторитет, естественно, рушится. Дети очень тонко чувствуют нарушение семейной иерархии и пытаются использовать это в своих эгоистических целях, причем реагируют по-детски ярко и непосредственно, не церемонясь. "Подай, принеси, унеси, пошла вон и не смей мне перечить, а то я тебе задам!" - вот кредо такого юного "рабовладельца". Конечно, подобное обращение, даже если оно по тем или иным причинам допускалось в некоторых семьях, неизменно вызывало осуждение окружающих.

- Ох, смотрите, наплачетесь вы с ним (с ней)! Разве можно так детей распускать? - со всех сторон слышали чересчур снисходительные родители.


ДЕТИ БЕЗ ВЗРОСЛЫХ


Однако в последние десятилетия люди все чаще слышат противоположное. Воспитание называется "давлением", наказание - "насилием", взрослых уверяют, что дети ненавидят дидактику и что педагогика должна быть "недирективной". Дескать, вы изложите разные точки зрения, а ребенок пусть сам делает свой выбор. Он же свободная личность! Какое право вы имеете диктовать ему, с кем дружить, какие фильмы смотреть, играть или не играть в компьютерные игры, вступать или не вступать в интимные отношения, потреблять или не потреблять наркотики? Попробуйте убедить его, а если не получится - смиритесь. Значит, вы не подобрали правильных слов или не сумели завоевать авторитет. (Хотя как можно завоевать авторитет у ребенка, который сызмальства привык, что тебя можно не слушаться, если ты "неубедителен"? Ясно же, что для своевольного человека только свое слово - закон, а к остальным он прислушивается лишь до тех пор, пока это не вступает в противоречие с его волей и желаниями.) Уже не первый год либерально настроенные политики агитируют депутатов ввести в России систему так называемой "ювенальной юстиции", в рамках которой дети бы получили возможность подавать на родителей в суд, если те нарушают их права. В тех странах, где ювенальная юстиция введена, родителей могут лишить родительских прав за то, что они... не дают ребенку играть в компьютерные игры, наказывают за прогул школы, не пускают на дискотеку или в сомнительную компанию. Да-да! Ведь они лишают ребенка права на отдых, на общение, на творческую самореализацию... В Америке, по отзывам живущих там людей, многие дети теперь разговаривают с родителями с позиции силы, держа палец на кнопке мобильного телефона и угрожая в случае отказа выполнить их требования, что они позвонят по телефону 911 и пожалуются на психическое насилие. "911" - телефон службы спасения. Не правда ли, симптоматично, что теперь она занимается еще и спасением детей от родителей?

А учителя Германии в начале 2006 года устроили массовую забастовку, требуя от правительства, чтобы им вернули хоть какие-то рычаги воздействия на детей.

- Их стало невозможно учить! - сетуют учителя. - Они нас совершенно не слушаются. Мы им говорим" "Дети! Сегодня мы будем проходить такую-то тему". А они в ответ: "Пожалуйста! Только без нас". И это в начальной школе! В старших же классах вообще творится полный бедлам. Пусть те, кто дал детям право издеваться над учителями, сами их учат. Мы умываем руки.

Чтобы нашим читателям, еще не увидевших воочию всех последствий ювенальной юстиции, было понятно, как именно выглядит детское своеволие в странах, опередивших нас в этом направлении, приведу пример из книги известного немецкого психолога Ирины Прекоп "Маленький тиран": "Учительница что-то написала на доске. Внезапно Александр бросился к ней с криком: "Как ты можешь занимать всю доску - половина моя!" И он в мгновение ока вытер написанное на доске. Учительница спокойно велела ему вернуться на место. Александр закричал еще более злобно: "Я не уйду, убирайся лучше ты!" Тут он заметил, что учительница сохраняет полнейшее спокойствие и даже улыбается <А что ей, бедняге, еще остается делать? Вывести хулигана из класса она не имеет права, а если прикрикнет - обвинят в жестоком обращении с детьми - прим. авт.>,а одноклассники, как назло, стали смеяться - и опрометью бросился в коридор. Там он принялся стучать кулаками по стенкам шкафа и кричать: "Пусть она убирается! Пусть она убирается!" Изо всех дверей выбежали учителя и ученики. Они пытались утешить бедного ребенка, затем отвели его домой. И тогда у врачей появились подозрения на школьную фобию".

А вот примеры захвата власти над родителями:

"Свен будит мать по ночам, добивается, чтобы зажгли свет и дали бутылку с водой, из которой, однако, не желает пить. Позднее он издает свое "законодательство", согласно которому мать должна носить его на руках по всей квартире. Он диктует порядок пользования выключателем и, наконец, заставляет мать играть с его машинкой согласно его же режиссерским указаниям... Ирене удается каждую ночь ровно в 2 ч. 20 мин. - по ней можно проверять часы - заставлять мать брать ее к себе в постель. Но после этого мать не может снова лечь, а должна сидя, скрестив ноги, качать девочку на руках и напевать вполголоса мелодию колыбельной - причем именно мелодию, так как если мать начинает напевать слова, то Ирена протестует пронзительным криком...

Ральф, засыпая, настаивает на том, чтобы мать сидела на краю кровати и держала его руку в своей - до тех пор, пока он не заснет. Он не разрешает матери ни прилечь, ни погладить его, ни даже взять правую руку вместо левой...

Пятнадцатимесячного Яна принесли в детскую клинику по поводу крайнего истощения. Начиная с седьмого месяца Ян питался только материнским молоком, отказываясь принимать любую другую пищу. Мать охотно мирилась бы с этим и дальше, но у нее не хватало молока для насыщения ребенка. Ян будил мать трижды за ночь и добивался, чтобы его накормили грудью. Если же мать отказывала ему, он пытался порвать ее ночную рубашку и кусал грудь до крови... Семилетний Марио ест только кексы и сухие хлебцы. Да, он может съесть какую-либо другую пищу, но при одном условии - если над ним будет раскрыт зонт... Катрин был один год, когда родители отправились с ней в горы. Они хотели изменить на время городской образ жизни и решили обойтись без автомобиля, детской коляски и телевизора. Во время странствий по горам отец носил Катрин на плечах. Девочка особенно радовалась, когда отец прыгал с камня на камень. Однажды, запыхавшись, он хотел постоять, чтобы передохнуть, но Катрин требовала, чтобы он шел дальше - причем она со всей силой барабанила своими маленькими кулачками отцу по голове. Отец подчинился. Но так пошло и дальше, и ему удавалось отдыхать все реже" (Ирина Прекоп "Маленький тиран", С-П,"Речь", 2004, стр.98-99).

У нас подобное поведение пока что является поводом обратиться к психиатру. (Хотя даже тяжело больных детей обычно не распускают настолько, чтобы они позволяли себе так обращаться со взрослыми.)

После вышеописанного не удивляешься, прочитав в той же книге, что "в США статистика выявила два миллиона родителей, с которыми жестоко обращаются дети. (Речь идет именно о насилии детей над родителями.)" (Ирина Прекоп, там же, стр.54).


СВОЕВОЛИЕ - ХОДКИЙ ТОВАР


Однако приверженцы "антиавторитарной волны" не унимаются. Они всячески рекламируют детское непослушание, стараясь не только вывести его из числа пороков, но и ввести в ранг добродетели. Своеволие становится ходким товаром.

Сейчас на мировой (и, стало быть, российский) рынок усиленно "продвигают" кукол Братц, что означает по-английски, на жаргоне, "дерзкая, избалованная девчонка". Барби, еще недавно так шокировавшая взрослых своей недетской сексуальностью, теперь кажется образцом целомудрия по сравнению с новыми куклами, наделенными уже откровенно проституцкой внешностью. А рекламный буклет вдобавок дает девочкам четкие поведенческие установки: "Почувствуй себя настоящей принцессой - уверенной в себе, озорной и ослепительной!.. Празднуй свою независимость, будь модной, проявляй свой яркий темперамент!.. Возьми власть в свои руки!.. Ночь! Самое время покорять город! Веселая компания Bratz высыпала на ночные улицы столицы! Их стиль - очень смело, даже дерзко! Прохожие так и замирают, как вкопанные, едва Братц появляются на горизонте".

Я думаю, мы тоже вскоре замрем, когда подросшее поколение Братц выйдет на наши улицы. Это будет уже не просто развязная, матерящаяся молодежь "поколения Барби", а нечто принципиально иное. Ребенок, с малолетства (Братц, как указано в том же рекламном проспекте, предназначены для детей от 3 лет) привыкший играть порнодивами и подражать их образу жизни, не может не повредиться. О глубине этого повреждения пока судить преждевременно: таких воспитательных экспериментов (во всяком случае, в массовом масштабе) в нашей стране еще не было. Но то, что без последствий это не останется, очевидно.Не в преддверии ли грядущих перемен в массовое сознание вбрасывается мысль, что "дети мудрее нас" и потому они должны учить взрослых, а не наоборот, как было всегда? Да и тема "детей индиго", якобы "новых", особых, "звездных" обладающих сверхъестественными способностями, ясновидением, тоже зазвучала в последние годы, думаю, неспроста.

Пропагандисты "феномена индиго" утверждают, что таких ценных личностей воспитывать нельзя. Они сами кого хочешь воспитают, поскольку "знают все и обо всем". "Мы даже слышим предостережения, скорее похожие на угрозы: дескать, из-за неправильного отношения к ним "индиго" запросто могут превратиться в детей-убийц, - потому что когда они чувствуют, что на пути выполнения их "особой миссии" возникают препятствия, им "ничего не остается, как убрать то, что, по их мнению мешает", - пишет журналистка А.А. Добросоцких, цитируя пособия по воспитанию таких детишек. И добавляет: - Для достижения своей высшей цели "индиго", по мнению тех, кто их раскручивает, не останавливаются ни перед чем" ("Православная газета для простых людей" N3 (57) 2006 г.).

Страшно представить себе, какая жизнь нас ожидает, если мы будем сидеть сложа руки и дадим мрачным пророчествам сбыться.


ПОЧЕМУ НЕСОБЛЮДЕНИЕ ИЕРАРХИИ - СМЕРТЬ?


В нашей с Ириной Медведевой книге "Проклятие Хама" мы уже цитировали это высказывание архимандрита Рафаила (Карелина). Но мне оно кажется таким важным, что я приведу его еще раз. "В душевном плане пятая заповедь представляет собой учение об иерархии. Нужно подчинить себя вышестоящему звену в единой иерархической цепи (как бы включить себя в некую энергетическую сеть) - подчинить, чтобы иметь возможность воспринять. Здесь непокорность старшим – это выключение себя из структуры. Без соблюдения иерархии и субординации (подчинения низшего высшему) невозможно никакое общество и никакая система, начиная с семьи и кончая государством, даже более того: начиная с атома и кончая космосом "(арх. Рафаил "Умение умирать или искусство жить", изд-во Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2003, стр. 158).

И действительно, без соблюдения иерархии (которое непременно подразумевает послушание) все начинает деградировать. Бунт "детей" против "отцов" или "низших" слоев общества против "высших" ведет к мятежу, к революции. А революция сеет хаос. Государственные, общественные структуры оказываются парализованными, жизнь распадается. Смертность в условиях хаоса, естественно, резко возрастает.

И лишь с укреплением новой власти (т.е. с установлением новой иерархии), либо с подавлением мятежа и восстановлением прежней иерархической структуры наступает хоть какая-то стабилизация.

Схожая картина наблюдается и на уровне семьи. Там, где дети не слушаются родителей, а те борются между собой за главенство, царит разобщенность и даже враждебность. Такие семьи часто разрушаются. А если до развода не доходит, то дети все равно растут в атмосфере, калечащей их психику. Она хаотизируется, нередко развиваются различные психосоматические заболевания, что, естественно, не удлиняет человеческую жизнь. Многие подростки из неблагополучных семей бегут от родительских распрей на улицу, попадают в группу риска, могут рано погибнуть. И в любом случае, даже при самом благоприятном развитии событий, такой ребенок с раннего детства получает образцы неправильного, разрушительного поведения. Они глубоко запечатлеваются у него в душе и потом ему бывает очень трудно избавиться от этих вредных стереотипов. А если он, повзрослев, будет так же реагировать на какие-то ситуации, как реагировали в его семье, или подобным образом выстраивать отношения, то и у его, скорее всего, не сложится семейная жизнь. А может, он и вовсе не захочет иметь семью и детей. Тем более, что в этом ему сейчас есть кому помочь: антисемейные установки транслируются в массы по самым разным каналам, начиная от подростково-молодежных СМИ и кончая некоторыми школьными программами и даже детскими игрушками (см. выше про Братц). В тех же семьях, где младшее поколение командует старшим, у детей, вдобавок к вышесказанному, развивается множество пороков: эгоизм, своеволие, грубость, черствость, жестокость, лень, безответственность и другие вредные для нормальной жизни качества. Нетрудно себе представить, какой хаос возник бы, если бы большинство людей хотели всегда настаивать на своем и ни за что не отвечать. Это были бы даже не джунгли, потому что в звериных стаях очень строго соблюдается иерархия, а нечто совсем уж дикое, бесоподобное. Вот что говорит о духовных корнях непослушания игумен N, чья книга "От чего нас хотят спасти: НЛО, экстрасенсы, оккультисты, маги" уже выдержала не одно переиздание: "В Евангелии мы читаем, как Сам Христос, Сын Божий, был послушен своим родителям. Вот - краеугольный камень воспитания. Господом дана человеку пятая заповедь. В Священном Писании прямо сказано, как дети должны относиться к родителям: уважать их, почитать. В первую очередь это означает послушание. Оно совершенно необходимо нашей душе, потому что человек после грехопадения заразился дьявольской гордостью. Именно послушанием врачуется и изживается грех гордыни, который присущ душе каждого человека. Поэтому обязательно надо воспитывая в ребенке умение подчинить свою волю воле любящих родителей. Для непредвзятого сознания совершенно очевидно, что отец и мать подчиняют и направляют волю ребенка, чтобы дать ему что-то доброе, уберечь от зла. Ребенок, не имея ни жизненного опыта, ни развитых аналитических способностей, не может проанализировать последствия своих желаний и поступков, и то, что ему кажется хорошим, может привести к тяжким последствиям.

(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 25 Апреля 2013, 09:52:18 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 90589

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 31 Марта 2008, 17:54:48 »

Шишова Т. Л.   

Царица добродетелей

Окончание

Поэтому послушание благотворно в плане Божественном для воспитания личности ребенка, для уничтожения в нем чувства исключительности, которая является проявлением гордыни - главного из всех грехов. Когда же в ребенке превалирует злоба, неимоверная гордыня, нежелание подчиняться своим родителям, учителям и т.д. (то, что раньше называлось расторможенностью) - это признак болезненного состояния души этого ребенка. А с точки зрения Православия, такой ребенок одержим злым духом. Такой дух - иначе говоря, демон, который может вселиться в человека, - чрезвычайно горд. Гордыня - это основа основ всего демонического мира. Демоны отпали от Бога именно через гордыню. Поэтому ребенок, одержимый злым духом, в первую очередь, вызывающе непослушен. Он не желает слушать никого" (интервью о детях-"индиго" "Искушение сверхспособностями" в "Православной газете для простых людей", N3 (57) 2006 г., стр.5). И, - добавлю от себя, - неизбежно попадет в беду, поскольку сатана - враг рода человеческого, человекоубийца искони, о чем свидетельствует даже одно из его наименований - Аваддон, по-еврейски "губитель". Ну, как тут не вспомнить, что именно за соблюдение пятой заповеди человечеству обещано счастье и долгожительство? Все остальные заповеди даны безо всяких обоснований, как императивы, а пятая - "чти отца твоего и матерь твою" - единственная, которая указывает на последствия:... и благо ти будет, и да долголетен будешь ты на земле".

НА КАКОЙ ПОЧВЕ ПРООИЗРАСТАЕТ ПОСЛУШАНИЕ?

К счастью, большинство российских родителей пока не успело заразиться духом либеральной педагогики и не готово стать марионетками в руках детей-тиранов. Даже те, кто позволяют ребенку в первые годы жизни сесть себе на голову, спохватываются, когда ребенок идет в детский сад и начинаются нарекания. Или когда приходит пора учиться, а своевольные дети не вписываются в группу, не слушаются учителя и упорно отказываются преодолевать трудности. Поскольку сейчас престиж образования высок, отставание ребенка в учебе, пожалуй, как ничто другое способно активизировать родителей. И тогда они уже совсем иначе воспримут, например, такое высказывание: "Без послушания невозможно научиться чему бы то ни было по-настоящему: чтобы усвоить какие-либо знания, послушание необходимо. Поэтому гордый человек чаще всего обрекает себя на некое неистребимое невежество, особенно в духовном плане" (арх. Рафаил (Карелин), там же, стр. 290). Хотя и тут, конечно, могут быть исключения. Я знаю одну маму, которая настолько уважала свободолюбие своего сына, что в первом классе он полгода просидел под партой, но ее это нисколько не беспокоило.

-Что делать, если ему скучно? - пожимала плечами она -В конце концов, это проблемы учительницы. К ребенку нужен подход.

Поскольку школа была частной, с Сашиным поведением мирились. Однако потом мальчика пришлось забрать, поскольку, почувствовав безнаказанность, он начал срывать уроки, а родители других учеников оказались не столь большими поклонниками Сашиной свободы, как хотелось его маме.

Но такое пока встречается редко. Куда чаще, теоретически соглашаясь с необходимостью послушания, взрослые просто не умеют его добиться и ищут совета, как это сделать. Конечно, необходимо простроить систему поощрений и наказаний, которая подошла бы для данного конкретного ребенка, учитывала бы его особенности и психологические ресурсы. Но эта система - лишь набор приемов. Лишенная серьезной основы, она не заработает в полную силу. А основой в данном случае служит родительское отношение к Богу, к государству, к окружающим людям и, конечно, друг к другу и к своим детям.

"Послушание, - предупреждал в свое время Ириней, епископ Екатеринбургский и Ирбитский, -есть такое растение, которое может расти и созревать не во всяком доме; это растение созревает только там, где почва для него благоприятна. Но, к общему прискорбию, есть такие семейства, в коих ничего нет благоприятствующего воспитанию детей в послушании. Это все те семейства, в коих господствует дух вольномыслия, неуважения законов Божеских и человеческих, - тот дух, который не хочет знать никаких авторитетов.

Обыкновенно ныне большею частию тогда только прибегают к защите Божеского или человеческого закона, когда это находят удобным для себя и полезным. Где родители заражены этим духом, там невозможно воспитать детей в послушании... В иных семействах Бог - самое последнее лицо, на которое обращают внимание; о Нем не принято говорить... Что есть обязанности к Богу, об этом многие совершенно не думают, и кто надлежащим образом исполняет их, такой, по меньшей мере, возбуждает в обществе удивление. Все это дитя видит и слышит. Какое же выведет оно отсюда заключение? Очень простое: если отец мой не почитает Бога, не слушается Бога, то и я могу не почитать, не слушаться отца; если Бог и заповеди Его - вымысел, то и пятая заповедь также; следовательно, родители для меня не имеют никакого значения. И согласитесь, при таком рассуждении логика ведь будет на стороне детей!.." ("Чтобы дети были послушны и правдивы", М., "Даниловский благовестник", 1997, стр. 4-5). Сказанные достаточно давно, еще до революции, эти слова с годами стали, увы, только актуальней. "Везде, где только не признается и не уважается Божеская и установленная Богом власть, где законы исполняются только страха ради, там воспитание к послушанию не имеет почвы, - писал епископ Ириней. -Кто презирает авторитет Божий, авторитет Церкви, авторитет всякого начальства, тот не может требовать от своих детей, чтобы они уважали родительский его авторитет; и кто добровольно и по чувству долга не следует названным авторитетам, тот никогда не может воспитать своих детей послушными" (там же, стр. 6-7). А что с пеленок слышат и видят дети во многих современных семьях? Мать спорит с отцом; мнение бабушек-дедушек в расчет не принимается, а зачастую и вовсе встречается в штыки; про милиционеров говорят, что они в сговоре с преступниками, про армию рассказывают всякие ужасы; критика правительства, Думы и прочих органов власти стала привычным фоном нашей жизни. В обществе царит атмосфера недовольства, для многих людей главным авторитетом являются они сами. Самость вообще всячески подчеркивается и превозносится. Ребенок, даже толком не понимая происходящего, все равно интуитивно улавливает суть и заражается духом анархии. Положение на самом деле трагическое. Думаю, мы даже не осознаем в полной мере его трагизма, поскольку сами в нем находимся и не можем от него как следует абстрагироваться, чтобы дать объективную оценку. Ситуация осложняется еще и тем, что все вышеперечисленные люди и инстанции действительно нередко подают повод для критики, а то и борьбы. Разве можно, например, было смириться с проектом министерства образования ввести в школы секс-просвет? А как не возмущаться тем, что бывший министр культуры Швыдкой публично оправдывает матерные ругательства и всячески поддерживает непристойные спектакли, фильмы, выставки? И такого сейчас очень много.

Верующие люди знают, что слушаться начальства нужно, пока его распоряжения не противоречат Божиим заповедям. Об этом даже публично заявлено в Социальной концепции Русской Православной Церкви: "Церковь должна указывать государству на недопустимость распространения убеждений или действий, ведущих <...> к разрушению личной, семейной или общественной нравственности, оскорблению религиозных чувств" (раздел III.6). А "в тех случаях, когда человеческий закон совершенно отвергает абсолютную Божественную норму, заменяя ее противоположной, он перестает быть законом, становясь беззаконием, в какие бы правовые одежды он ни рядился" (раздел IV.3).


ЧТО КОНКРЕТНО СЛЕДУЕТ ДЕЛАТЬ?


Хотя условия для воспитания детей послушными сейчас, мягко говоря, непростые, родителям нельзя опускать руки.

Иначе ни у кого не будет нормальной жизни: ни у них самих, ни у ребенка, ни у всего общества. Что можно посоветовать?

- Конечно, прежде всего внимательно следить за собой и не подавать дурной пример. Когда ребенок видит, что близкие относятся друг к другу уважительно, это и для него становится нормой. Причем выражаться это должно не только в чем-то главном, но и в мелочах, поскольку именно мелочи часто привлекают внимание детей. Они, будто обезьянки, копируют тон, словечки, повадки окружающих людей. - Не чувствуя со стороны взрослых защиты, ребенок начинает тревожиться. А тревога у детей часто выражается усилением непослушания. Право на защиту - одно из основных прав ребенка. Поэтому, пока дети маленькие, надо надежно ограждать их не только от реальных опасностей, но и от опасной информации - такой, которая способна вызвать запороговые страхи, подорвать веру в справедливость, вогнать в тоску и уныние. Ребенку для нормального развития совершенно необходимо верить, что мир хороший и добрый, что "злых" немного и их всех победят, что родители и люди, олицетворяющие в его представлении власть (милиционеры, солдаты и проч.) на стороне добра. - Кроме того, никогда нельзя забывать о главной цели воспитания. "Хотя бы вся наша жизнь была благополучна, мы подвергнемся строгому наказанию, если не радели о спасении детей. Дети - не случайное приобретение, мы отвечаем за их спасение", - учит св. Иоанн Златоуст. Поэтому, важно почаще задавать себе вопрос: для чего нам нужно, чтобы дети нас слушались? Одно дело запрещать или принуждать, заботясь о спасении души ребенка и совсем другое - пытаться таким образом самоутвердиться, показать себя, свою власть.

Говоря о послушании, Н.Е. Пестов приводит следующие десять принципов:

1. Без крайней необходимости нельзя никогда отменять своих распоряжений и приказаний. <Добавлю от себя, что приказания, конечно, должны быть разумными, родитель не должен превращаться в капризного деспота - прим. авт.>.

2. Распоряжения должны быть точно выражены и сказаны категорически <но, конечно, не грубо и властно, как бывает в иных малокультурных семьях - прим. авт.>.

3. Выполнения приказаний следует требовать немедленно и приучать детей слушаться с первого слова. <Однако нервные, возбудимые, гиперактивные дети часто не могут соответствовать этому требованию. А родители, не понимая, что это болезненный симптом, раздражаются, кричат и тем самым только усугубляют состояние ребенка - прим. авт. >

4. Родителям важно всегда взаимно поддерживать у детей свой авторитет. Для этого у них должно быть полное согласие между собой. Один из родителей не может отменять распоряжений другого, при детях нельзя спорить о необходимости или характере распоряжений. В присутствии детей вообще не должно быть у родителей разногласий, чтобы авторитет их ничем не колебался. Об этом так пишет в письме старец Амвросий Оптинский: "Никак не спорьте о своих разных взглядах при детях".

5. Не оставлять без наказания ослушания, усиливая наказание при повторном ослушании.

6. Не изменять требований, разрешая сегодня то, что было запрещено вчера.

7. Не командовать постоянно детьми и не давать им слишком частых приказаний, иначе будет притупляться послушание.

8. Не требовать от детей чего-либо слишком трудного для исполнения или несправедливого в каком-либо отношении.

9. Не позволять детям фамильярного к себе отношения. Любовь, ласка и нежность должны сочетаться с требованием полного к себе уважения и почтения. Маленьким детям нельзя позволять трепать себя за волосы или уши, ударять, хотя бы в шутку, и т.п.

10. Самим давать пример послушания - жены мужу и обоих - своему духовному отцу (Н.Е. Пестов "Путь к совершенной радости. Воспитание детей", Фонд "Христианская жизнь", Клин, 2003, стр. 110-111).


А ЕСЛИ ВСЕ РАВНО НЕ СЛУШАЕТСЯ?


Да! Может ли вообще такое быть, что родители соблюдают вышеперечисленные правила, а ребенок все равно не слушается?

- К сожалению, может. Нервные дети, которых сейчас достаточно много, отличаются импульсивностью, раздражительностью. Повышенная тревожность у них оборачивается вспышками агрессии, они плохо переносят стрессовые ситуации, могут впасть из-за них в состояние неуправляемости. Дети, родившиеся с асфиксией, по моим наблюдениям, всегда более нервные, упрямые, часто склонны к истерикам. Естественно, плохо управляемы гиперактивные дети, многие дети с задержками развития, с проявлениями аутизма, дети, пережившие какую-то психическую травму.

Бывает так называемое "протестное поведение", причина которого коренится в том, что в младенчестве, когда только еще устанавливается система "мать - дитя", между мамой и ребенком не существовало полного взаимопонимания. Известный детский психиатр проф. Козловская Г.В. указывает на то, что очень многое в облике и манерах современных матерей противоречит традиционному образу материнства. Мать одевается в мужскую одежду, коротко пострижена, пахнет не молоком, а духами, не поет колыбельных, ведет себя с ребенком нервно, напряженно, раздражительно или равнодушно, ухаживая за ним чисто физически, но эмоционально не включаясь. Все это идет в разрез с генетически заложенными представлениями младенца о том, какой должна быть мама, вызывает отторжение, протест. А поскольку все это происходит на бессознательном уровне, причем в самом раннем возрасте, то запечатление дефектной модели поведения бывает очень прочным и впоследствии она воспроизводится автоматически.

А бывает и просто своевольный характер, (который, кстати, нередко достается ребенку в наследство от матери с отцом или от каких-то более дальних родственников). Потакать непослушанию, конечно, не следует, но надо учитывать "отягчающие обстоятельства", понимая, что к таким детям требуется особый подход. В каждом случае свой. Какой именно - лучше посоветоваться со специалистом.

http://www.portal-slovo.ru/rus/pedagogics/208/11791/&part=2
 
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 90589

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 19 Января 2009, 20:33:38 »

Игорь Друзь

Ювенальная юстиция: дети ваши будут наши

"Человек, как и предмет, будет находиться в постоянном передвижении, без адреса или стабильной семьи".
Жак Аттали, бывший глава Европейского Банка Реконструкции и Развития, советник Президента Франции Жака Ширака


Получается, что это такая ювенальная диктатура?
– Мое мнение, что это самый настоящий психологический и моральный террор. Ребенок, проводящий столько времени в насильственной разлуке с родителями, теряет свою личность. Он не понимает, кто он. А система этого и добивается, потому что тогда такими детьми легко управлять и делать из них зомби.
Н. Захарова, известная русская актриса, дочь которой была отнята органами ювенальной юстиции во Франции.


В странах Европы уже давно возникла т.н. "Ювенальная юстиция". Что же это такое? Это замкнутое ведомство, имеющее беспрецедентно широкие права лишать родителей прав на собственных детей. Как известно, т.н. права человека давно стали ширмой, прикрывающей беззаконие и грязь. Данная система также паразитирует на правах, в данном случае – детских. В законодательстве любой нормальной страны, в т.ч. и Украины, предостаточно законодательных норм, защищающих права ребенка от родителей-извергов, пьяниц и наркоманов, в т.ч. – и лишая таких личностей родительских прав. Но в "цивилизованной" Европе решили пойти дальше. Там создали особые нормы, согласно которым:

– ребенка могут забрать у родителей за невыдачу карманных денег (в Нидерландах, например, каждый ребенок имеет право на определенный социальный стандарт, и его несоблюдение чревато);

– ребенка могут забрать за то, что родители на него "давят", например, не пуская на дискотеку, нарушая теми самым его "свободу самовыражаться";

– ребенка могут забрать за недосмотр – например, если он сам играется во дворе без присмотра;

– забрать могут даже за то, что родители входят в его комнату, а их чадо – против.
И по множеству других, не менее "весомых" причин.

Для этого детей систематически приучают стучать на родителей. Плакаты и интернет-сайты подразделений ювенальной юстиции внушают детям, что жаловаться на родителей – дело очень хорошее и выгодное для них. Социальные службы открыли множество офисов, "телефонов доверия", где выслушиваются самые абсурдные детские жалобы. И меры принимаются быстро. Печальная история произошла с известной русской актрисой Натальей Захаровой. В начале 1990-х годов она вышла замуж за француза, уехала в Париж и родила дочь. Однако жизнь не сложилась, так как супруг жестоко обращался с девочкой и употреблял наркотики. После развода, по решению суда по семейным делам, Маша осталась с мамой, и, если бы дело происходило в России, так продолжалось бы и по сей день. Но во Франции существует, как мы говорили, еще и ювенальный суд. Когда Маше было три года, ее, по просьбе бывшего мужа Натальи, насильно разлучили с мамой, отдали в приют, а затем в приемную семью. И вот уже девять лет Наталья не может вернуть дочь, несмотря на то, что ее дело получило широкую международную огласку и обсуждалось на самом высоком межгосударственном уровне. С просьбой помочь воссоединению семьи обращался к Кардиналу Франции (а во время своего визита во Францию еще и к президенту Николя Саркози) и Святейшему Патриарху Алексий II. Но проблема до сих пор не решена, потому что ювенальная юстиция – это государство в государстве.

Приведем короткий отрывок из интервью с Н. Захаровой, которое у нее взяла известная московская публицистка и психолог Т. Шишова:

- Что собой представляет система ювенальной юстиции во Франции?

- В системе ювенальной юстиции работают судьи по делам несовершеннолетних, сотрудничающие с социальными службами… В законе написано, что ребенок изымается из семьи только в том случае, если его жизни угрожает физическое, психическое и моральное насилие. Но что конкретно имеется в виду, не уточнено. Вероятно, подразумеваются побои, издевательства и т.п. Но парадокс заключается в том, что родители, действительно жестоко обращающиеся с ребенком, нередко остаются безнаказанными, а страдает тот, кто ребенка любит и заботится о нем. Когда моя дочь Маша возвращалась после свиданий с отцом, Патриком Уари, в кровоподтеках, совершенно потрясенная, в подавленном психическом состоянии, все мои попытки связаться с судьей по делам несовершеннолетних и сотрудниками социальных служб были тщетными. Никто из них не хотел реагировать. И даже когда адвокат принес судье фотографии Маши со следами побоев, а врач написал заявление прокурору, который, в свою очередь, отправил судье по детским делам указание разобраться в деле, даже тогда судья не начала расследование.

- Почему?

- Потому что не сочла это необходимым. И мой случай не был единичным. В ассоциации, созданные во Франции для защиты прав семьи, поступают обращения о вопиющих нарушениях закона судьями и безнаказанности преступников. Вспоминаю такой случай. В одну из ассоциаций обратилась за помощью женщина. Ее бывший супруг был начальником тюрьмы. Однажды их пятилетний сын после свидания с папой рассказал, что тот со своим приятелем (который, кстати, работал… психологом в той же тюрьме!) делал ему больно. Когда потрясенная мать обратилась к судье по детским делам и показала медицинское заключение об изнасиловании мальчика, судья приказала: "Немедленно заберите ребенка у матери и поместите его в приют, поскольку мать манипулирует ребенком и восстанавливает его против отца".

- И ребенка забрали?

- Да! Он сопротивлялся, плакал, но его насильно оторвали от матери и увезли.

- Но ведь это же противозаконно!

- Да. Во французском законе написано, что помещение ребенка в приют предпринимается как радикальная мера, во всяком случае хотя бы после встречи судьи с родителями и ребенком. Но и моя дочь насильно и обманным путем была помещена в приют, о котором мне не было известно ровным счетом ничего. Дочь пробыла там целую неделю, и только потом судья назначила заседание. Но и тогда мне не дали адрес приюта и официально запретили визиты, хотя Маша была больна, у нее была температура под 40. А ведь ей было всего три года, к тому же она не говорила по-французски! Моей дочери была нанесена тяжелейшая психологическая травма, но это не волновало ни судью, ни сотрудников социальных служб. Прежде чем применить подобные жесткие санкции к родителям, нужно предъявить хотя бы какие-то обвинения. Однако никаких обвинений мне тогда не предъявили, а в судебном решении было написано: "В связи с тем, что отец уличен в насилии над ребенком и обвиняет в этом мать, ребенка надо немедленно поместить вне зоны семейного конфликта". Понимаете? Отец "уличен", но при этом "обвиняет"…

- Не могли бы Вы привести еще какие-нибудь примеры, когда у нормальных родителей отнимали детей?

- Таких случаев масса. Приведу те, которые потрясли меня больше всего. У нас было большое совещание, на котором присутствовало 250 пострадавших семей из разных городов Франции. Рядом со мной сидела молодая беременная женщина. Она рассказала, что после развода с мужем сотрудники социальных служб написали на них донос, и их маленький ребенок был помещен в приют. Потом она встретила другого мужчину, вышла за него замуж. И когда родила от него ребенка, то малыша забрали прямо с родильного стола. Она даже не успела его рассмотреть!

- Но на каких основаниях отняли младенца?

- Заявили, что раз она была плохой матерью для первого ребенка, то, вероятно, будет плохой и для второго. Не могла же она так быстро "исправиться"! Поэтому жизнь новорожденного в опасности, его надо срочно изолировать от матери. Выслушав эту историю, я с ужасом спросила: "А Вы не боитесь, что у Вас отнимут и ребенка, которого Вы сейчас вынашиваете?" "Боимся, – ответили в один голос женщина и ее муж. – Но мы хотим иметь детей и решили пойти на риск". Эта история меня потрясла до глубины души. И второй случай – с женщиной в инвалидной коляске. У нее отняли четверых детей. Отнятых детей поместили не в один, а в четыре различных приюта, и ей приходилось к ним ездить на поезде. Для нее это было сущим мучением, потому что каждый раз коляску нужно было затаскивать в поезд, потом вынимать, делать это было некому… Причем всех четырех приходилось иногда навещать в один день!…

….А сотрудница социальной службы Кислик говорила предельно откровенно: "Мы работаем над Машей, чтобы она забыла Ваш образ, выбросила его из головы и сердца. Мы приучаем ее жить без матери". Такова установка сотрудников социальных служб: разрушить семью и приучить ребенка жить без родителей. Во Франции немало семей сексуальных меньшинств. Сеголен Руаяль, которая баллотировалась в президенты, обещала узаконить гомосексуальные "браки" и предоставить этим парам возможность усыновлять детей. Отнимать у нас и отдавать им!…


Все это женские эмоции, могут сказать скептики. Поди разберись там, кто прав. Но в 2000 году французское правительство под давлением профессионалов, забивших тревогу, обратилось к генеральному инспектору по социальным делам Пьеру Навесу и генеральному инспектору юридического отдела Брюно Катала с просьбой представить доклад о положении дел в судах по делам несовершеннолетних и в социальных службах, о разлучении детей с родителями. Доклад, сделанный этими вполне трезвомыслящими мужчинами получился обширный и совершенно шокирующий. В нем говорилось: "Колоссальное количество детей отнято у родителей и помещено в приюты и приемные семьи… Социальные работники и судьи имеют полную, безграничную власть над судьбой ребенка. Сотрудники социальных служб часто отнимали детей по анонимным телефонным звонкам… что та или иная семья в опасности"… По мнению юристов, не менее 50% (!) детей забраны незаконно. Всего же забрано детей – родители не падайте со стула – 2 млн (!!!). А всего во Франции проживает 63 млн. чел. Из них детей до 14 лет (основные жертвы ювенальной юстиции, забирающей в основном малолеток): 18.6 %, или 11 839 453 млн человек. Итак, государство забирает в приюты и приемные семьи каждого пятого ребенка! Вы об этом не знали, об этом не говорят – так ничего удивительного! Почти вся пресса у нас какая? – правильно прозападная! Она таких материалов не пропустят… А у них это просто запретная тема.

Цели ювенальной юстиции понятны: идет построение всемирного государства под железной пятой мировой олигархии. Для них нужны верноподданные – тупые и развращенные зомби. В семьях, даже в не очень хороших, таковых не воспитывают. Вот они и забирают детей у родителей под предлогами "прав ребенка".

Но все это не просто зарисовка из серии "их нравы". В том – то и дело, что через сеть украинских грантоедских организаций, окормляемых западными правительствами, этот кошмар пытаются, и к несчастью, пока успешно, внедрить у нас. В настоящее время в парламент Украины внесен Закон "Про Загальнодержавну програму "Нацiональний план дiй щодо реалiзацii Конвенцii ООН про права дитини". Вот некоторые из организаций, которые его лоббируют: медиа центр "Розмай", Фундация "Вiдкрите суспiльство" та "Украiнський Центр Порозумiння за пiдтримки представництва Эвропейської Комiсii в Украiнi". Это те же структуры, которые, например, "помогли" сделать т.н. "оранжевую революцию". И вообще, учитывая занятия т.н. "неправительственных" организаций на Украине, которые состоят обычно в сборе секретной информации, растлению общественной морали, политическому лоббированию интересов наших геополитических противников, ясно, что ничего хорошего от ювенальной юстиции ожидать нельзя.

Эти же структуры лоббируют и т.н. "вiдновлювану юстицiю". Если сказать упрощенно, то это попытка заменить систему детских исправительных колоний на воспитательную работу с малолетними преступниками в приемных семьях, приютах. Поскольку отобранные дети нередко становятся преступниками, то якобы для борьбы с этим создается новая система работы с ними. Во Франции именно такая система привела к полной безнаказанности подростков, которые там до 18 лет вообще практически ненаказуемы. Маразм, скажете вы? Нет, у процесса есть железная логика! Благодаря безнаказанным французским подросткам под чьим-то чутким руководством там были организованны массовые беспорядки, поджоги машин. И кто пришел благодаря этому "организованному хаосу"? Правильно, Саркози, глобалист из глобалистов. Французы захотели "сильную руку", национально ориентированного Президента. А пришел, воспользовавшись этими лозунгами, силовик – проамериканский, похлеще самих американцев. "Оранж" по-французски. Выборы не только у нас проводятся путем многоходовых провокаций. Наши прозападные политиканы – только ученики. Представьте, какие провокации смогут организовывать у нас те, кто будет заправлять ювенальной юстицией. И у нас они будут точно еще более грубые и жестокие.

Внимание, депутаты и бизнесмены: не надейтесь, что в случае принятия такого закона ваших детей не тронут! Напротив, с высокой долей вероятности именно их-то и тронут в первую очередь! Если раньше политические и бизнес-разборки проходили с помощью снайперских винтовок и налоговой инспекции, то теперь ваши оппоненты разрулят ситуацию с помощью ювенальной юстиции. Поставить на колени оппозиционного политика станет теперь проще простого, совершенно законно взяв в заложники его детей. То же с детьми бизнесменов, чиновников. Поводы, как мы уже говорили, найдутся… Конечно, "оранжевые" вожди начнут "нагибать" своих депутатов, дабы те приняли столь европейские стандарты. Но надеемся, в этих депутатах все же заговорит если не совесть, то хоть чувство самосохранения.

Избиратели, люди имеющие хоть какую-то идейность! Ваших детей могут забрать, например, на основании того, что вы на них "давите" – вы повели, допустим, ребенка на некую демонстрацию или митинг, а он хочет спать. "Добрые" дяди и тети позаботятся, чтобы он знал, куда пожаловаться на ваше "неполиткорректное" воспитание…

А пропаганда введения ювенальной юстиции уже давно идет полным ходом. Легко заметить, что сейчас по всем ведущим телеканалам Украины постоянно идут сюжеты о злых родителях и о слабой на сегодня защите детей от них. Бесспорно, таковые есть. Но не столько же! И есть у нас законы, которых вполне достаточно, чтобы решать эти проблемы. Да, их внедрение надо усовершентсвовать, но не таким же путем… Ведь даже всемирно известные тираны все же не занимались массовым отбором детей у родителей в своих же странах. Гитлер отдыхает! И все это наступление невиданных форм диктатуры идет под флагом борьбы за права ребенка!


http://www.rusk.ru/st.php?idar=113690

« Последнее редактирование: 14 Февраля 2011, 16:33:56 от Александр Васильевич » Записан
Александр
Ветеран
*****
Сообщений: 684


Просмотр профиля
Православный мирянин. РПЦ МП.
« Ответ #3 : 19 Января 2009, 21:01:16 »

То же самое, только в Германии.
http://www.expert.ru/printissues/expert/2008/50/u_nih_est_formulyary/
У них есть формуляры [ 11 ]
Сергей Сумленный, собственный корреспондент журнала «Эксперт» во Франкфурте-на-Майне.

Немецкая политика в области защиты детей наделяет чиновников почти неограниченными правами по вмешательству в дела семей. Все чаще такие вмешательства оборачиваются трагедиями

Фото: AFP/East News


Жизнь маленькой светловолосой девочки по имени Талея из вестфальского промышленного городка Вупперталь была короткой и грустной. Ее родители, принадлежавшие не то к низшему среднему, не то к высшему нижнему классу, расстались, когда Талее было три года. Когда девочке исполнилось четыре, ее мать начала злоупотреблять алкоголем. Когда Талее было пять лет, девочку убили — убили в приемной семье, а именно в выбранной службой по защите детей семье мормонов, куда девочку поместили заботившиеся о ее благополучии чиновники. На протяжении нескольких месяцев, предшествовавших смерти Талеи, воспитатели детского сада, куда она ходила, неоднократно сообщали чиновникам, что ребенок приходит в синяках и порезах, что у девочки выдраны целые клочья волос, что ее в очередной раз искусала хозяйская собака. Служба по делам защиты детей, однако, не находила времени прореагировать на сигналы.

18 марта 2008 года реагировать стало поздно. Кто-то из членов приемной семьи — предположительно приемная мать — избил девочку, бросил ее в ледяную ванну и задушил. Похороны Талеи собрали тысячи горожан, зажегших алые свечи.

Судьбу приемной матери, которой предъявлено обвинение в убийстве, суд Вупперталя пока не решил: этот скандальный по своей сути процесс привлек широкое внимание общественности Германии.

Особую пикантность делу придает то, что в отношении работников службы по делам защиты детей вердикт уже вынесен. Оба сотрудника, принимавшие решение об изъятии Талеи у матери и размещении ее в семье, где девочку ждала смерть, полностью оправданы за отсутствием состава преступления. Эти чиновники могут и дальше принимать решения об изъятии детей у родителей и размещать их в отобранных, проверенных и надежных семьях.

Логика быстрого выстрела
Смерть пятилетней Талеи была трагической, но не удивительной, полагает правозащитник из Вупперталя Пауль Блудау — один из лидеров местной общественной организации, объединяющей родителей, пострадавших от действий службы по защите детей. «Последние изменения в законодательстве привели к тому, что только в Северном Рейне-Вестфалии число изъятий детей из семей выросло на 60 процентов. Чиновники из службы по делам защиты детей приходят в семью и просто забирают ребенка. Они делают это без решения суда. По закону чиновники могут обойтись без судебного ордера, они обязаны лишь сразу же проинформировать суд. На практике это означает, что они проинформируют суд в течение недели. Служба по делам защиты детей не подчиняется никому. Никто не контролирует ее решения. Я уверен: если бы удалось создать внешний орган пусть даже только с совещательными полномочиями, который — хотя бы в закрытом режиме! — давал бы советы службам по делам защиты детей в каждом конкретном городе, то ситуация улучшилась бы», — рассказывает «Эксперту» г-н Блудау.

Невысокий худощавый правозащитник знает, о чем говорит. В свое время, когда ему было 18 лет, служба забрала его детей — «они посчитали, что я слишком молод». К счастью для Блудау, его семья была знакома с хорошим адвокатом, и дети вернулись домой уже на следующий день. «Но тогда я поклялся, что с моими детьми такого больше не произойдет», — говорит Блудау. Сегодня он регулярно сталкивается со случаями необоснованного изъятия детей у других родителей.

«Последнее время служба по делам защиты детей реагирует слишком быстро и без раздумий. Это поведение ковбоя: сначала я тебя убью, а потом буду разбираться, представлял ли ты для меня угрозу. Число изъятых детей настолько велико, что в Вуппертале чиновники уже не могут найти семьи для временного содержания. В Северном Рейне-Вестфалии самая высокая доля изъятия детей по всей стране. В Вуппертале же — самая высокая доля изъятий по Северному Рейну-Вестфалии. Только за прошлый год в городе изъяли 600 детей. А ведь еще несколько лет назад речь шла о 30–40 детях в год», — продолжает рассказ Пауль Блудау.

Впрочем, рост числа изъятий детей наблюдается по всей Германии. По официальным данным федерального министерства по делам семьи, престарелых, женщин и молодежи, за прошлый год в Германии сотрудники службы по делам защиты детей отобрали у родителей 28,2 тыс. детей и подростков. Это на 8,4% больше, чем годом раньше. Согласно тем же данным, в настоящее время от 5 до 10% (или от 250 до 500 тыс.) детей в возрасте до шести лет испытывают «недостаток ухода» со стороны родителей. Подчеркнем, что в 50% случаев вмешательства государства в дела семьи именно «недостаток ухода» являлся центральным фактором угрозы благополучию ребенка, побочным фактором он являлся в 65% случаев.

Таким образом, потенциальными кандидатами на перемещение в приюты являются как минимум 125–250 тыс. находящихся на территории Германии детей.

Просьба закрутить гайки
Значительное учащение случаев вмешательства в семьи признают и чиновники, работающие на местах. «Если ко мне придет семья и скажет, что готова взять ребенка, то прежде всего я страшно обрадуюсь, потому что таких семей не хватает», — признается «Эксперту» Инге Бюттнер, начальница службы по защите детей во франкфуртском районе Заксенхаузен.

В зоне ответственности отдела фрау Бюттнер и трех десятков ее подчиненных проживает 106 тыс. человек — это шестая часть населения Франкфурта, и проблем здесь больше чем достаточно. «Фактически мы работаем на пределе возможностей, — говорит Инге Бюттнер. — В последнее время у нас резко вырос объем работы. После трагической гибели Кевина люди стали гораздо более чувствительны к подобным вещам, стало гораздо больше тревожных сигналов, которые надо обрабатывать».

Кевин — двухлетний мальчик, чье имя стало в Германии символом халатности службы по делам защиты детей. В 2005 году годовалый Кевин попал в приют города Бремен из дома приемного отца — с переломанными ногами и многочисленными ушибами. Несколько месяцев Кевин провел в приюте, затем его — несмотря на активные протесты руководства приюта — вернули приемному отцу, при формальном сохранении опеки над ребенком со стороны государства. Хотя мальчик находился под защитой государства, чиновники проверяли дела в семье крайне редко — последний раз служба по делам защиты детей навещала Кевина в апреле 2006 года. Когда чиновники пришли к Кевину второй раз, в октябре 2006−го, ребенок был уже давно мертв. Его труп с двадцатью переломанными костями лежал в морозилке отчима.

Один только этот чудовищный случай мог заставить немцев потребовать больше — гораздо больше! — государственного контроля за семьями с детьми. Но, к ужасу жителей Германии, смертью Кевина дело не ограничилось. 20 ноября 2007 года сотрудники службы по делам защиты детей города Шверин (столица федеральной земли Мекленбург-Передняя Померания) решили нанести визит в дом пятилетней девочки Леи-Софи, по поводу которой уже не первый месяц поступали тревожные сигналы от соседей и знакомых. Девочка перестала ходить в детский сад, не появлялась на улице. Когда чиновники пришли в квартиру, они обнаружили умирающего истощенного ребенка.

В свои пять лет Лея-Софи была похожа на узника лагеря смерти и весила 7,2 кг — при норме от 15 до 20 кг. Как выяснилось потом, родители перестали ее кормить, и в течение нескольких месяцев ребенок медленно умирал, лежа в кровати и не в силах подняться из собственных испражнений. Лея-Софи была срочно доставлена в больницу, где умерла в тот же день. Во время ареста родители просили соседей позаботиться в их отсутствие о кошках — домашние животные привыкли получать еду регулярно.

Спустя всего две недели, 5 декабря, на новостных лентах появилось сообщение еще об одном провале службы по делам защиты детей. В северонемецком городке Плён находившаяся под наблюдением службы по делам защиты детей психически больная 31−летняя мать убила пятерых своих детей — мальчиков в возрасте от трех до девяти лет. Всего, согласно официальной немецкой статистике, ежегодно от рук родителей в Германии гибнет от 80 до 120 детей — по одному ребенку каждые три-четыре дня.

«Громкие случаи гибели детей последних лет привели к настоящей истерике и в обществе, и в службе по защите детей. Общественность, разумеется, возложила вину на службу, которая реагировала на сигналы с мест с большим запозданием. Теперь чиновники исповедуют принцип “лучше раньше, чем позже”», — резюмирует в интервью «Эксперту» профессор психологии Уве Йопт, преподаватель Университета Билефельда и один из ведущих специалистов в вопросах представления детей на суде в Германии.

Просто, как забрать ребенка
Требования общественности усилить контроль государства за семьями достигли цели. Никогда раньше за всю историю ФРГ изъять ребенка у родителей не было так просто. Сегодня достаточно, чтобы чиновник службы по защите детей, посещающий семью даже в первый раз, пришел к заключению, что благополучию находящегося в семье ребенка угрожает опасность. При этом толкование опасности оставляется на усмотрение чиновника — в результате под опасностью может пониматься грязная одежда ребенка или небольшая площадь родительской квартиры.

Если мнение чиновника разделяет сопровождающий его напарник, то сотрудники службы вызывают полицию — полицейские обязаны забрать ребенка у родителей и перевести его в указанный чиновниками приют или выбранную им приемную семью. После этого родители могут начинать многомесячную судебную тяжбу с государством за право вернуть ребенка или даже просто увидеться с ним.

«Потерять ребенка в сто раз проще, чем вернуть его назад. Если же изымается маленький ребенок, то в 99 процентов случаев родители его никогда больше не увидят, даже если им удастся доказать, что изъятие было ошибочным, — рассказывает “Эксперту” Уве Йопт. — А ведь служба может изъять — и изымает — детей даже из родильных отделений больниц — и не только в том случае, если мать страдает наркоманией или алкоголизмом, но даже тогда, когда чиновник полагает, что женщина не готова стать матерью из-за “отсутствия знаний о материнстве”. А далее мы имеем дело фактически с необратимым изъятием — хотя решения Европейского суда, обязательные для выполнения немецкими властями, ясно говорят, что изъятый однажды ребенок должен иметь пожизненное право на возвращение в родную семью. Но немецкая служба по делам защиты детей исходит из того, что после возвращения ребенка в семью ему “в будущем может снова угрожать опасность”. Конечно, это идеальный несокрушимый аргумент».

Проблема возвращения детей родителям настолько остра и значима, что ею лично занимается президент Конференции неправительственных организаций при Совете Европы Аннелизе Эшгер. «Германия открыто игнорирует решения европейских судебных властей относительно права детей вернуться к своим родителям. Немецкая служба по делам защиты детей методично нарушает европейское законодательство. Это нарушение прав человека, и в данной сфере я не наблюдаю никакого прогресса — скорее, один регресс», — холодно констатирует в разговоре с корреспондентом «Эксперта» госпожа Эшгер.

Записан
Александр
Ветеран
*****
Сообщений: 684


Просмотр профиля
Православный мирянин. РПЦ МП.
« Ответ #4 : 19 Января 2009, 21:02:01 »

Продолжение
Презумпция виновности
Журналистка уважаемой газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung Катрин Хуммель не первый год занимается проблемами нарушения прав родителей и детей. Раз за разом вскрываются совершенно неправомерные действия службы по делам защиты детей — в отношении детей самого разного возраста.

«Когда я рассказываю своим знакомым о таких ситуациях, мне обычно не верят, говорят: как же так, это же просто невозможно! Но чем больше я занимаюсь этой проблематикой, тем больше я понимаю, что таких случаев очень много. После каждой статьи на тему изъятия детей мне приходит все больше писем от семей, переживших такую же ситуацию», — говорит «Эксперту» госпожа Хуммель и начинает один за другим приводить примеры человеческих трагедий, произошедших по вине чиновников.

В баварском Эрлангене 15−летнего школьника, страдавшего от травли со стороны одноклассников, служба по делам защиты детей под прикрытием полицейских силой перевезла в детский дом — якобы «для защиты от авторитарной матери». Полгода мать добивалась возвращения ребенка, и только помощь психолога, специализирующегося в области подростковых конфликтов, помогла ей доказать свою невиновность и вернуть сына.

В том же Эрлангене служба по делам защиты детей изъяла из семьи 15−летнюю школьницу, пожелавшую обучаться дома, — девочка вернулась к родителям лишь через четыре недели.

В вестфальском городке Зёст многодетная семья немцев после рождения седьмого ребенка (и получения полагающегося по закону в такой случаях детского пособия в 500 евро) стала объектом пристального внимания со стороны службы по делам защиты детей. Угрожая забрать детей, чиновники заставляли родителей покупать нужную, как они полагали, бытовую технику, перепланировать дом и менять рацион питания детей. Контроль за выполнением указаний осуществляла практикантка социальной службы.

«Сотрудники службы по делам защиты детей перегружены работой, завалены бумагами. Кроме того, у них очень плохое образование — обычно четыре семестра социальной педагогики. При этом они должны быть в одном лице полицейским, психологом, социальным работником. Неудивительно, что регулярно принимаются ошибочные решения. Первая и часто единственная их реакция: забрать ребенка — и дело закрыто. Разумеется, все должно решаться через суд, но в случае изъятия ребенка судья обычно подписывает все, что предложит служба по делам защиты детей, — размышляет Катрин Хуммель. — Я не могу огульно обвинять всю службу по делам защиты детей. Многие ее сотрудники действительно работают не покладая рук на благо детей. Но отдельные случаи регулярно выходят из-под контроля. Проблема заключается в том, что если в отношении семьи однажды возникло подозрение, то служба намертво вцепляется в эту семью и уже не отпускает ее. Кроме того, во многих случаях начинает играть роль личная неприязнь. Чиновники хотят “наказать” несговорчивых родителей, которые не проявили к ним достаточного почтения или сказали им что-нибудь вроде “мы сами лучше знаем, как воспитывать ребенка”».

Приехавшая из России 25−летняя Анна живет в гессенском городке Гисен и не понаслышке знает, как выглядит повышенный интерес со стороны службы по делам защиты детей. Мы сидим у нее на кухне. Голос очаровательной, модельной внешности брюнетки с огромными глазами непроизвольно дрожит, когда начинает рассказывать историю своей дочери.

Год назад служба по делам защиты детей потребовала от Анны явиться на профилактическую беседу после сигнала из детского сада. Тогда Анна еще не знала, что ее ждет. Как выяснилось, воспитатели сообщили в службу, что мать перегружает свою дочку занятиями, что угрожает ее здоровью. «Мы интенсивно занимались ее развитием — и я, и бабушка. Дочка ходила на английский для детей, занималась балетом, посещала игровую группу для русскоязычных детей, и еще мой друг-пианист занимался с ней игрой на пианино. Впрочем, про пианино, слава богу, они не знали», — рассказывает Анна.

Анна вспоминает, как курировавший ее дело чиновник активно давал указания, как именно ей надо заниматься развитием дочки, но при этом признался, что у него самого нет детей. «Но зато я учился в университете на социального педагога», — с гордостью добавил он.

Похоже, такое мнение главенствует в немецких социальных службах. «Это не вопрос для дискуссии. У нас есть стандарты. У нас есть формуляры для оценки потенциала угроз для ребенка. Это стандарты производства, с помощью которых можно определить, угрожает ли ребенку опасность. На основании этого формуляра любой может оценить степень угрозы ребенку — все равно, есть у этого человека дети или нет», — удивленно отвечает Инге Бюттнер на вопрос корреспондента «Эксперта» о том, сколько из ее подчиненных имеют собственных детей.

«Я думаю, причина во многом была в том, что я мигрантка, к тому же родила ребенка рано — в девятнадцать лет, — добавляет после недолгой паузы Анна. — Чиновникам же невозможно объяснить, что это был желанный ребенок».

Иностранцы действительно особенно уязвимы перед службой по делам защиты детей. Только в этом году — после крайне агрессивных демаршей польского МИДа — матерям-полькам, чьи дети после развода оставались с немецкими отцами, наконец-то было позволено разговаривать во время редких разрешенных свиданий с детьми по-польски. Раньше одного лишь «я люблю тебя», сказанного матерью ребенку по-польски, было достаточно, чтобы обязательно присутствовавший во время свидания чиновник прервал встречу.

Служба по делам иностранцев мотивировала запрет на родной язык боязнью того, что мать может попытаться оказать на ребенка давление или склонить его к побегу, а немец-чиновник не сможет этого понять.

Несколько лет борьбы и более чем жесткие обвинения в попытке повторить опыт 40−х годов по «онемечиванию» поляков заставили немецкие власти выделить дополнительные деньги на приглашение на подобные встречи переводчиков. Но когда Анна находилась под наблюдением службы по делам защиты детей, новые правила еще не вступили в силу — и значит, в случае возникновения проблем ей, скорее всего, предстояло бы потерять право общаться с дочкой по-русски.

Несколько месяцев, испытывая пристальное внимание чиновников, Анна и ее друг провели в страхе за своего ребенка. «Мы всерьез подумывали о том, чтобы сбежать из Германии. У нас осталась квартира в Москве, и я бы точно не стала продолжать жить здесь, если бы увидела, что у чиновников появилась мысль забрать мою девочку», — говорит Анна.

Свобода оценки
Главная причина сложившейся тупиковой ситуации состоит в том, что чиновники имеют право давать крайне субъективные оценки положения дел в семье и фактически не подотчетны никому в своих действиях.

«Решение об изъятии детей часто принимается на основании факторов, совершенно не относящихся к собственно отношениям родителей и детей. Например, на основании образования родителей, их материального положения, качества жилья, — перечисляет профессор Уве Йопт из Университета Билефельда. — Если семья однажды попала в поле зрения службы по делам защиты детей, чиновники так и будут считать ее неблагополучной. Дальше свою роль играет чисто человеческое нежелание признать себя неправым. И поверьте: даже задним числом всегда можно найти аргументы относительно того, что ребенку действительно угрожала опасность “недостаточного обеспечения”, особенно если речь идет о бедной семье. Проблема заключается и в том, что судьи, которые занимаются подобными делами, обычно не хотят портить отношение со службой по защите детей, ведь им работать с этими чиновниками всю жизнь. Поэтому порой, даже если судья видит, что материал, подготовленный службой, не выдерживает критики, он принимает псевдокомпромиссное решение, которое не обидит чиновников. Например, судья говорит: ребенка надо вернуть родителям, но сделать это не сейчас, а через три месяца».

Профессор Йопт давно является одним из наиболее активных критиков как имеющейся системы оценки рисков для детей, так и самой концепции безоговорочного примата государства в сфере семейных отношений. «Вмешательство службы по делам защиты детей в семью — это всегда огромный стресс и для родителей, и для детей. Фактически речь идет о государственном вторжении в автономию семьи, закрепленную в немецком законодательстве. Последствия такого вмешательства часто просто ужасны», — говорит Йопт, и это не преувеличение. В середине 1990−х годов именно Йопт был экспертом на одном из самых громких процессов, инициированных службой по делам защиты детей и окончившихся колоссальным скандалом — так называемом Вормсском процессе.

В воробьином гнезде
Вормсский процесс начался в 1993 году, а закончился фактически только в 2007−м. За эти годы чиновники из службы по делам защиты детей успели сломать судьбы более чем трех десятков невинных людей.

Все началось с того, что служба по делам защиты детей стоящего в среднем течении Рейна города Вормс объявила о раскрытии активной сети родителей-педофилов. По словам чиновников, проводивших беседы с детьми и пришедших к такому выводу, 27 родителей, а также бабушек и дедушек детей в возрасте от нескольких месяцев до нескольких лет создали подпольную организацию, построенную на сексуальной эксплуатации собственных детей. 15 предполагаемых детей-жертв были немедленно изъяты из семей и переведены в приют «Воробьиное гнездо», а подозреваемых родителей поместили в следственный изолятор.

Следствие и суд продолжались четыре года. За это время одна из подозреваемых скончалась в изоляторе. Большинство обвиняемых потеряли работу, разорились на адвокатах или были покинуты оставшимися на свободе супругами. В 1997 году суд оправдал всех обвиняемых за полным отсутствием состава преступления и закрыл дело, заключив, что показания детей были неверно интерпретированы.

«Оказалось, что во время следствия была полностью проигнорирована такая особенность детей, как возможность попадать под влияние психолога. В таких стрессовых ситуациях, как регулярные опросы, тем более в отсутствие родителей, дети легко попадают под внешнее влияние. Ужасно то, что сам психолог может не замечать, как он начинает контролировать ребенка и фактически вкладывает ему в уста те слова, которые хочет от него услышать», — поясняет профессор Йопт.

Но самое страшное началось потом. После четырех лет пребывания в приюте шестеро из пятнадцати изъятых детей наотрез отказались возвращаться домой. «Руководитель приюта был совершенно неадекватным человеком. Все эти годы он настраивал детей против родителей. Даже после того, как суд доказал невиновность родителей, он продолжал фанатично верить в то, что родители насиловали детей. Он говорил: “Я отрежу себе руку, если они их не насиловали”», — вспоминает Йопт.

По словам свидетелей, руководитель приюта частенько подводил детей к забору приюта и, показывая на внешний мир, повторял: «Там живут ваши злые родители. Они сделали вам много ужасного, но теперь с вами я, и я буду вас защищать».

Согласно немецкому законодательству служба по делам защиты детей не имела права вернуть родителям детей, явно выразивших свое нежелание возвращаться домой к «злым маме и папе». Так что промывание мозгов в приюте продолжилось и после оправдательного вердикта. Более того, оправданным родителям было запрещено пытаться наладить с детьми любой контакт, ведь дети явно высказались против него. «Самая младшая из изъятых девочек — ей было восемь месяцев, когда ее забрали у мамы, — говорила мне, что она ненавидит родителей. Она в деталях рассказывала о самом грязном сексуальном насилии, которое она якобы пережила со стороны родителей. Разумеется, это все были истории, которые ей внушили. Она не могла их пережить в реальности, будучи восьмимесячной девочкой. Понятно, что она ненавидела родителей и не хотела возвращаться к ним. Только сейчас, через 14 лет после изъятия из семьи, эта девочка начинает шаг за шагом восстанавливать контакт с матерью», — продолжает профессор Йопт.

Параноидальный мир «Воробьиного гнезда» существовал вплоть до осени 2007 года, когда на компьютере главы приюта случайно были обнаружены фотографии маленьких голых девочек, некоторые из них были идентифицированы как воспитанницы приюта. Со временем полиции стало известно, что педагог, любивший также организовывать летние лагеря для детей, регулярно приглашал своих воспитанниц ночевать к себе в комнату, а также настаивал на собственноручной проверке гигиены девочек, в том числе часто лично мыл их.

В феврале 2008 года педагог, руководивший приютом на протяжении 14 лет, был взят под стражу по обвинению в педофилии. В августе он был признан виновным в совращении малолетних и приговорен к одному году заключения условно. «Если бы эта история была выдумана, это была бы плохая выдумка», — сокрушается профессор Йопт.

Тупик без выхода
Руководительница службы по делам защиты детей во франкфуртском Заксенхаузене Инге Бюттнер разводит руками: «Мы всегда оказываемся виноватыми. Либо потому, что слишком активны, либо потому, что недостаточно активны. Никто никогда не скажет, что мы делаем все правильно. Единственное, что мы можем делать, это продолжать защищать детей настолько профессионально, насколько это позволяют нам наши знания и наши полномочия».

Удивительно, но во многом чиновница права. Широчайшие легальные полномочия, взвинченное общественное мнение и общенациональная убежденность в том, что государство — это всемогущий, всеведущий и всеблагой господь, загнали немецкую службу по защите детей в тупик, выйти из которого практически невозможно.

Нелогичная и громоздкая система, то проявляющая явно излишнюю жесткость, то закрывающая глаза на откровенные угрозы жизням детей, становится жертвой собственных безграничных полномочий — чиновники, проработавшие здесь не один десяток лет, отлично это чувствуют. Трагедия в том, что главной жертвой системы оказываются дети, которых она призвана защищать.

Вупперталь—Гисен—Франкфурт-на-Майне
Записан
Виктор Викторович
Ветеран
*****
Сообщений: 625


Просмотр профиля
православный христианин (РПЦ)
« Ответ #5 : 19 Января 2009, 21:12:20 »

Похоже, что Европа уже стала сообществом конченых людей.
Прошу прощения за эмоциональность.
Важно не допустить подобное в России. А первые "ласточки" уж настойчиво "в сени к нам летят". Сегодня поутру обсудил новость с супругой, и от нее узнал, что в Северо-восточном округе Москвы на улицах уже выставлены ящички оранжевого цвета, надписи на которых призывают детей поведать о сложностях своих отношений с родителями. Так что пробный шар нам уже вовсю вкатывают.
« Последнее редактирование: 20 Января 2009, 09:21:53 от Виктор Викторович » Записан
Ярослав Владимирович
Старожил
****
Сообщений: 264

Жить значит воевать.


Просмотр профиля WWW
православный УПЦ МП
« Ответ #6 : 20 Января 2009, 11:23:26 »

У Чайковского есть сборник "Детский альбом" для фортэпиано. Том есть очень простая и красивая грустная "Старинная французская песенка". Когда слушаю, мне почему то становится жаль эту изуродованную до неузнаваемости Францию. И остальніх европейцев то же. Ложь. Как мучительно все таки на это смотреть!
Записан

Яко два Рима падоша, третий стоит, а четвертому не быти.
Андрей
Ветеран
*****
Сообщений: 3232


Просмотр профиля
Православный
« Ответ #7 : 24 Января 2009, 02:56:24 »

Похоже, что Европа уже стала сообществом конченых людей.
Прошу прощения за эмоциональность...

Да уж какая тут эмоциональность после сегоднешнего известия из Бельгии, где маньяк зарезал детей в детсаду! Именно сообщество конченных людей. В свете соседней темы о бесновании в Европе это особенно выпукло видно. Первая мысль, когда я прочитал об этом бесновании и об этом маньяке - это всплывшая откуда-то цитата "...отряхнуть прах сего места с ног...".
Записан

Андрей
Игорь Шаукатович
Ветеран
*****
Сообщений: 572


Просмотр профиля
православный
« Ответ #8 : 24 Января 2009, 17:35:34 »

Да уж какая тут эмоциональность после сегоднешнего известия из Бельгии, где маньяк зарезал детей в детсаду! Именно сообщество конченных людей. В свете соседней темы о бесновании в Европе это особенно выпукло видно. Первая мысль, когда я прочитал об этом бесновании и об этом маньяке - это всплывшая откуда-то цитата "...отряхнуть прах сего места с ног...".
Интересно, если взять отдельного европейского человека, то человек, как человек, может быть на россиянина похож. Значит то, что их портит находится вне простых людей. Значит есть режиссеры, которые ведут европейцев в определенном направлении. А сами они, простые люди, этого не понимают , не чувствуют. Всем довольны ? Тогда получается человек вообще не способен управлять собой. Удручающая картина. И европеец ничего сделать не может ?
Записан

Игорь
Anna
Ветеран
*****
Сообщений: 6955


Просмотр профиля
православная христианка РПЦ
« Ответ #9 : 24 Января 2009, 17:40:25 »


Интересно, если взять отдельного европейского человека, то человек, как человек, может быть на россиянина похож. Значит то, что их портит находится вне простых людей. Значит есть режиссеры, которые ведут европейцев в определенном направлении. А сами они, простые люди, этого не понимают , не чувствуют. Всем довольны ? Тогда получается человек вообще не способен управлять собой. Удручающая картина. И европеец ничего сделать не может ?
Получается  именно так. Европейцы сами не способны уже стали управлять собою .
Как режиссёрам  удалось это сделать?
Европейцы  слепо верят всему,что им скажет пресса или власть,как попугаи повторяю за ними и никаких собственных мыслей не могут выразить. Всегда удивлялась этому,причем не способны иное мнение воспринять,сразу обижаться начинают. Это как нужно поиздеваться над человеческой психикой,чтобы добиться такого "единодушия" .
Записан
Владимир К.
Модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 3940


Просмотр профиля
Православный, Русская Православная Церковь
« Ответ #10 : 24 Января 2009, 20:51:53 »

Европейцы  слепо верят всему,что им скажет пресса или власть,как попугаи повторяю за ними и никаких собственных мыслей не могут выразить.


Уважаемая Анна! Напрасно Вы так категоричны. Даже недавняя реакция по поводу рекламы атеизма на автобусах противоречит Вашему заявлению. Как известно, один водитель в Англии даже отказался выйти в рейс, когда увидел, как расписан его автобус. Просьба не делать безоговорочных заявлений. Простите, если обидел.
Модератор Владимир К.
Записан
Anna
Ветеран
*****
Сообщений: 6955


Просмотр профиля
православная христианка РПЦ
« Ответ #11 : 24 Января 2009, 21:10:26 »

Европейцы  слепо верят всему,что им скажет пресса или власть,как попугаи повторяю за ними и никаких собственных мыслей не могут выразить.


Уважаемая Анна! Напрасно Вы так категоричны. Даже недавняя реакция по поводу рекламы атеизма на автобусах противоречит Вашему заявлению. Как известно, один водитель в Англии даже отказался выйти в рейс, когда увидел, как расписан его автобус. Просьба не делать безоговорочных заявлений. Простите, если обидел.
Модератор Владимир К.

Это у меня личное. Я только что приехала оттуда. Сама насладилась общением лично. Не перестаю удивляться. За то,что мы не умеем есть спагетти и не считаем это основным продуктом питания нас назвали варварами.
 А другой знакомый европеец сильно возмущался,что в России не разрешают продавать землю иностранцам. Тоже счёл это дикостью. Ну и конечно сполна выслушала про газ ! Тут уж всё мнение  инопрессы было представлено. Короче , у нас в России плохо всё! Причем это мнение  людей,которые никогда не были в России. Ну что тут можно сказать? Зато инагурацию Обамы и фильм про Буша "W" все смотрели с интересом. И говорили,что " у вас в России это не покажут". А это такая чепуха,что и время терять нет смысла на просмотры подобной ерунды. Игровой фильм про Буша,какой он-Буш плохой и хулиганил в молодости. Я пыталась объяснить,что это черный PR,который лучше всего понимают американцы и европейцы,вызывается интерес к Бушу через скандал. Так  они больше понимают и запоминают и уже фигура Буша выглядит более заманчивой. А европейцы не видят,что их обрабатывают по полной программе. Думают,что это "свобода информации".
Причем при мне был митинг на главной площади города против войны в Палестине,мусульмане митинговали, а когда у них наступило время намаза,они тут же повалились на землю ,чтобы молиться и стали хватать и валить на землю всех прохожих и предлагать им молиться вместе. Прохожие были ,естественно, местные европейцы. Они вырывались и уходили подальше. Но не возмущались ,потому что боялись. Возмущались потом между собой ,дома.
Записан
СЕРГЕЙ С.
Ветеран
*****
Сообщений: 626



Просмотр профиля
Православный христианин
« Ответ #12 : 25 Января 2009, 00:10:18 »

Цитировать
Зато инагурацию Обамы и фильм про Буша "W" все смотрели с интересом. И говорили,что " у вас в России это не покажут".
... точно нет, у нас просто это смотреть не будут (я про фильм), так какой смысл эфирное время тратить... а что особого в ианугурации (которую кстати показывали) я вообще не пойму.
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 90589

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #13 : 08 Февраля 2009, 14:34:22 »


Анна Журавлева. В ювенальном омуте. Статья 1

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/29129.htm

Анна Журавлева. В ювенальном омуте. Статья 2

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/29147.htm

Записан
Виктор Викторович
Ветеран
*****
Сообщений: 625


Просмотр профиля
православный христианин (РПЦ)
« Ответ #14 : 08 Февраля 2009, 18:53:29 »


Анна Журавлева. В ювенальном омуте. Статья 1

Еще одно напоминание, что и в своей стране уже надо быть готовым(и желательно, вооруженным) к насилию со стороны органов опеки, выполняющих чужой корыстный заказ на приглянувшегося ребенка.
Записан
Страниц: [1] 2 3 ... 45
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!