Русская беседа
 
17 Января 2022, 11:26:46  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 38 39 [40] 41 42 ... 45
  Печать  
Автор Тема: Вот она, ювенальная юстиция!  (Прочитано 180785 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #585 : 07 Ноября 2014, 18:32:36 »

«Возникнет конструкция противопоставления родительских и детских прав»

Протоиерей Максим Обухов о готовящейся ратификации конвенции о защите прав детей



Министерство образования и науки и Министерство юстиции России подготовили проекты законов, создающие правовые механизмы для ратификации конвенции о защите прав детей, сообщает РИА Новости.

Европейская конвенция об осуществлении прав детей принята Советом Европы 25 января 1996 года. Цель конвенции – обеспечение, в высших интересах детей, их прав, предоставление им процессуальных прав и облегчение реализации этих прав, а также обеспечение их участия в судопроизводстве, затрагивающем их интересы. Документ вступил в силу 1 июля 2000 года, а 10 мая 2001 года был подписан от имени Российской Федерации. На текущий момент Конвенция ратифицирована 17 странами.

В поддержку ратификации конвенции Минюст России подготовил проект законопроект, который расширит гражданскую процессуальную дееспособность несовершеннолетних.

О готовящейся ратификации конвенции рассуждает в интервью «Русской народной линии» известный священник, руководитель православного Медико-просветительского центра «Жизнь» протоиерей Максим Обухов:


«Многие организации не выступают против защиты прав детей, однако не приемлют подхода, который обозначен в этом документе. Что не нравится родителям? Несоответствие законопроектов заявленной поддержке традиционных семейных ценностей, которые предполагают признание абсолютного суверенного права родителей на воспитание своих детей. Семейная политика должна отталкиваться от рассмотрения семьи как одного целого и неделимого. Но когда рассматривают ребенка как отдельный правовой субъект, это становится порочным подходом. Конечно, в результате неправильной расстановки приоритетов возникнет конструкция противопоставления родительских и детских прав, с вытекающими последствиями в виде манипуляций детьми различными соответствующими органами и чиновниками, превышающими свои полномочия.

Вспоминается поговорка: "Умные учатся на ошибках других людей!" России необходимо поучиться на ошибках западных стран, которые используют эту порочную схему, где ребенок рассматривается отдельно от родителей как самостоятельный субъект, а далее вступает механизм правового противопоставления.

Правовые подходы к семье противоречат семейным традициям. Нельзя рассматривать каждого члена семьи по отдельности, что, к сожалению, делают наши законы. За основу концепции защиты прав детей должно браться абсолютное исключительное неотъемлемое право родителей на воспитание ребенка, на суверенитет семьи. Государство не должно вмешиваться в семейные дела, тем более запрещать родительское наказание. Эти меры совершенно не нужны, ведь по статистике преступлений, традиционная семья является самым безопасным местом для ребенка. В семье совершается самое малое количество преступлений, нежели за ее пределами, поэтому такой подход ударит по обыкновенной семье. Стоит ждать таких случаев, как в Норвегии, где отобрали ребенка из семьи по причине сломанного зуба. Но это страна фьордов, а мы этот случай должны помножить на российские реалии – на всевластие чиновников.

Введение подобного закона избыточно по причине того, что ныне существуют различные структуры по защите детей. Представьте себе такую картину: маленький провинциальный городок или небольшое село, где чиновник добрался до власти, захватив контроль над уязвимым слоем населения, будь-то болящие, бедные, сироты, оставшиеся без отца, или просто граждане с низкой правовой грамотностью. Что их ждет?! 

Кроме того, при принятии антисемейных законов часто используют подложную статистику. Например, заявляют об убийстве миллионов детей, но это не соответствует правде. В одну кучу смешивают криминальные убийства и простое родительское наказание – шлепок по попе для вразумления или некупленное мороженое. В итоге, население пугают чудовищной статистикой. Я убежден, что нужно создать сильное просемейное движение в России. Это могло бы послужить иммунитетом нации против искажений законодательства, где к нормальным законам примешивают отрицательные нововведения».
 


http://ruskline.ru/news_rl/2014/11/07/vozniknet_konstrukciya_protivopostavleniya_roditelskih_i_detskih_prav/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #586 : 07 Ноября 2014, 18:56:21 »

Владимир Легойда: Нельзя защищать детей, лишая родителей права на воспитание

Председатель СИНФО критически отозвался о проекте закона, предполагающего уголовную ответственность за любое физическое наказание родителями собственных детей



Выступая в эфире радио «Вера», председатель Синодального информационного отдела В.Р.Легойда критически отозвался о проекте закона, предполагающего уголовную ответственность за любое физическое наказание родителями собственных детей, сообщает сайт СИНФО.

«Нужно защищать детей? Конечно, но нельзя впадать в крайности. Иначе, защищая детей, мы лишим родителей права на то воспитание, которое они считают нужным», — заявил В.Р.Легойда.

«Мы знаем, что дети, особенно в подростковом возрасте часто бросают родителям вызов. А по новому закону получается, что дети могут «обсудить» свои проблемы с родителями сразу с государством, которое ожидаемо бросится защищать ребенка в ситуации, когда скорее нужно помочь именно родителям. Ведь любое воспитательное воздействие, ограничение, может трактоваться как насилие», — подчеркнул представитель Церкви.

Председатель Синодального информационного отдела отметил, что педагогика предполагает саму возможность наказания, которое при этом должно быть обоснованным и соразмерным проступку ребенка.

«У родителей должно быть право самостоятельно определять то, как они будут воспитывать детей», — заключил В.Р.Легойда.

http://ruskline.ru/news_rl/2014/11/07/vladimir_legojda_nelzya_zawiwat_detej_lishaya_roditelej_prava_na_vospitanie/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #587 : 14 Ноября 2014, 17:27:20 »

Ирина  Волынец, Ирина  Медведева,

Ювенальная юстиция: разрушение семьи под маской закона



Ирина Волынец и Ирина Медведева о насилии над детьми, опасности нового законопроекта для родителей и диктатуре бытового фашизма.

См.видео по нижеприведённой ссылке:

http://www.youtube.com/watch?v=OdG0qAzCuvs&feature=player_embedded

http://ruskline.ru/video/2014/noyabr/14/yuvenalnaya_yusticiya_razrushenie_semi_pod_maskoj_zakona/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #588 : 19 Ноября 2014, 23:35:52 »

«Не хочу, чтобы нас задавили втихаря»

Ювенальщики пытаются отобрать у диакона Дионисия Васильева трех его малолетних детей



Тревожный сигнал пришел от диакона Дионисия Васильева, клирика Введенского прихода Новосибирска:

«Прошу помощи!

Возлюбленные братья и сёстры!

Сегодня, 17.11.2014 г. в очередной раз в больницу попала моя неизлечимо больная супруга, Екатерина. Каждая её госпитализация - это трагедия (во многих смыслах).

Впрочем, жизни семьи это не угрожает: несмотря на регулярные приступы болезни жены и матери, мы умеем собираться с силами и продолжать работать, учиться, развиваться, поддерживать должный уровень жизни. Кроме того, мы никогда - ни в горе, ни в радости - не испытывали недостатка в поддержке родных, друзей и православных общин городов Бердска и Кольцово.

Беда в другом. Из безусловно заслуживающих доверия источников мне стало известно, что соответствующими органами г. Бердска начата процедура изъятия из семьи моих детей - Дарьи (10 лет), Михаила (8 лет) и Никиты (6 лет).
 
Основание классическое - донос соседей. Кому-то из живущих за стеной обстановка в многодетной семье показалась недостаточно кладбищенской. Впрочем, не исключаю, что донос - подделка: со всеми соседями по подъезду у нас хорошие отношения.

Сколь-нибудь вменяемых оснований для беспокойства за Васильевых-детей у нормального человека быть не может: малыши здоровы, чисты, всегда опрятно и по погоде одеты, сыты, психологически адекватны, что неоднократно подтверждалось, в частности, администрацией лицея №7, в котором учатся все дети.

Старшая дочь второй год является отличницей. Средний сын закончил I четверть на одни пятёрки. Все дети учатся в ДМШ имени Свиридова. Мальчишки посещают занятия по биатлону и авиамоделирование.

Оба родителя (диакон и матушка...) непьющие, несудимые, к физической расправе несклонные.

Всё это заставляет меня предположить заказной характер изъятия. И правда (скажу, хоть это и общее место): никого из "компетентных органов" не возмущает побирушничество малолетних цыганят при храмах области. Не к спеху решать проблемы родителей-наркоманов, алкоголиков. Всё в порядке в семьях мигрантов. А нас - сразу "заспасали".

Среднего мальчика уже опрашивали в школе.     

Оно и понятно: светленькие, голубоглазые, здоровые, воспитанные и весьма развитые для своего возраста дети на рынке "мяса" для извращенцев всего мира стоят существенно дороже, чем инвалиды и дети из неблагополучных семей.

Вот так.

Ничего материального не прошу: всего в достатке, если Родина не вмешается, проживём безбедно.

Единственное: помолитесь, пожалуйста, братья и сёстры, за болящую Екатерину, мл. Никиту и отрр. Дарию и Михаила. И - сделайте репост: не хочу, чтобы нас задавили втихаря».


«Я лично знаю диакона Дионисия Васильева уже более 12 лет, когда он ещё был не женат, учился в НГУ на филологическом факультете и пел вместе с будущей женой Екатериной у нас в хоре Преображенского собора (где и я раньше пел), - сообщает журналист, православный активист и представитель родительского движения Иван Квасницкий. -Вчера общался с диаконом Дионисием поздно вечером по телефону. Он сказал, что вчера к нему домой приходили из школы №7 зам. директора Пестрякова Светлана Анатольевна и социальный педагог.

Сайт лицея-интерната. Уточнение: лицей-интернат работает в режиме как школы, так и интерната. Дети о.Дионисия живут с родителями, посещают лицей как среднюю школу.

Я сегодня звонил в школу №7 и попытался общаться с зам. директора Пестряковой Светланой Анатольевной. Попытался узнать цель её визита в семью Васильевых. В ответ получил отказ: "Без официального запроса никакие сведения по этому делу я Вам сообщать не буду". Этот же лицей причастен к резонансному случаю изъятия Оскара Низмутдинова: "Опека загоняет добычу"».

Иван Квасницкий также сообщил, что связался с активистами Родительского всероссийского сопротивления для организации помощи в случае возможных проблем со стороны социальных служб.

Анна Кисличенко, РОО «Семья и мир»[/i]





http://ruskline.ru/news_rl/2014/11/19/ne_hochu_chtoby_nas_zadavili_vtiharya/

Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 11907


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #589 : 20 Ноября 2014, 11:55:01 »

Родительская жестокость: реальность и подтасовки

Беседа с юристом и криминологом Еленой Тимошиной


В последнее время муссируется тема жестокого обращения в семье, насилия над детьми. Постоянно слышишь, что «насилие в семье зашкаливает» и «с этим надо что-то делать». На недавно состоявшемся в Москве X съезде уполномоченных по правам детей тоже неоднократно выражалась озабоченность родительским насилием и звучали призывы ужесточить контроль и ответственность. Памятуя, что, в связи с продвижением в России так называемых «ювенальных технологий» в области защиты детей, было в последние годы много разных спекуляций, я обратилась за разъяснением к Елене Михайловне Тимошиной, кандидату юридических наук, криминологу, члену Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при Уполномоченном по правам ребенка при Президенте Российской Федерации.


Елена Тимошина

– С удовольствием поговорю на эту тему, но прежде хочу озвучить статистику преступлений в отношении детей. За последние пять лет с 2009 по 2013 год общее число несовершеннолетних, признанных потерпевшими от всех преступлений, совершенных в России, сократилось на 18,1%. Число несовершеннолетних, потерпевших от насильственных преступлений, снизилось на 31% Что касается коэффициента виктимизации детей, то есть тех детей, которые стали жертвами преступлений и были признаны потерпевшими, то для понимания происходящих процессов необходимо сравнить коэффициент виктимизации взрослых лиц, признанных потерпевшими, и несовершеннолетних.

Мы увидим, что коэффициент виктимизации взрослых лиц (от 18 и старше) составляет 1489 человек на 100 тысяч взрослого населения, а коэффициент виктимизации несовершеннолетних – 330 человек на 100 тысяч несовершеннолетнего населения, проживающего в России. Удельный же вес числа несовершеннолетних, потерпевших от семейного насилия, то есть от всего насилия со стороны родителей, дедушек, бабушек, сожителей, в последние годы колебался от 8,2 до 17,8%.

– Иными словами, наибольший процент насилия над детьми приходится на долю несемейного насилия?

– Совершенно верно. Более 80% детей страдает от насилия со стороны чужих людей. Такого насилия в разы, в некоторые годы даже в 10 (!) раз больше, чем насилия со стороны членов семьи. Если же обратиться к теме родительского насилия над детьми…

– …теме, которая педалируется «детозащитниками» особенно упорно…

    Дети страдают, прежде всего, от насилия вне семьи. Статистика свидетельствует: таких случаев почти 90%

– …то мы увидим, что на протяжении последних пяти лет удельный вес непосредственно родительского насилия ежегодно составлял от 6 до 11,6% от общего количества насильственных преступлений в отношении несовершеннолетних. То есть на долю неродительского насилия приходилось от 94 до 88%. Этот вывод опровергает искусственно созданный миф о преобладании в структуре насильственной преступности над детьми родительского насилия. Это очень важно знать для того, чтобы разрабатывать и применять меры профилактики правонарушений и преступлений, совершаемых против несовершеннолетних. Что касается непосредственно цифр, то зададим себе вопрос: какие это цифры? Мы говорим об относительных категориях, а ведь очень важно исследовать абсолютные показатели. Например, в 2009 году число детей, потерпевших от родителей, составило 4122 человека. А в 2013 году это число выросло до 5423 человек. Рост на 1000. Безусловно, это много. Но надо учитывать, что потерпевших от несемейного насилия в 10 раз больше.

– То есть несемейное насилие представляет собой куда большую проблему и для детей, и для общества?

– Конечно. И это тоже надо учитывать при разработке законов и профилактических мер.

– Давайте немного поясним. Где, как правило, происходят случаи несемейного насилия над детьми?

– Поскольку это насилие со стороны чужих лиц, то оно, как правило, происходит вне дома, где проживает ребенок: в чужих квартирах, подъезде, на улице, в парках, скверах, в школе… Где угодно. Подтверждением того, что дети в семье лучше защищены, нежели в любых других местах и сообществах, служит также коэффициент виктимизации по возрастным группам.

– Что это такое?

    Коэффициент виктимизации малолетних в 5 раз ниже, чем коэффициент виктимизации подростков, проводящих больше времени вне семьи

– Виктимизация – это процесс или конечный результат превращения в жертву преступного посягательства. Есть еще понятие «виктимность». Оно обозначает способность стать жертвой преступления. А виктимизация – это уже факт. Так вот, подтверждением того, что дети в семье наиболее защищены, служит сравнительный анализ коэффициентов виктимизации малолетних детей до 14 лет и подростков от 14 до 17 лет (включительно). Коэффициент виктимизации малолетних в 5 раз ниже, чем коэффициент виктимизации подростков.

– О чем это говорит?

– О том, что семья (даже со всеми ее проблемами) благополучно оберегает детей и является сдерживающим преступность механизмом, а существующая в России система защиты детей работает успешно. И в связи с этим мы не можем говорить, что у нас в данной сфере серьезные проблемы. Динамика позитивная! К примеру, в 2013 году коэффициент виктимизации подростков от 14 до 18 лет был 497, 2 человек на 100 тысяч населения этой группы, а коэффициент виктимизации детей до 14 лет составлял 91,8 на 100 тысяч малолетних, проживающих в России. Вот показательный пример того, что семья – зона безопасности для детей!

– Наверное, сейчас такой большой разрыв между этими коэффициентами связан с тем, что детей стали позже отпускать «в свободное плавание»? Во всяком случае, в крупных городах. Если в 1980-е годы дети гуляли во дворе одни уже с 5–6 лет, то сейчас зачастую даже 10-летних детей не отпускают на улицу одних. Современные дети дольше находятся под надзором взрослых, и, соответственно, опасность стать жертвой преступления им угрожает гораздо меньше, нежели подросткам.

    Любая бытовая травма детей, вплоть до синяков, подлежит проверке на наличие в действиях взрослых состава преступления

– Вы совершенно правы. Но еще играет роль то, что на федеральном уровне и в регионах принимаются дополнительные меры по защите детей от преступлений. Они выражаются в том, что сейчас любая бытовая травма, вплоть до синяков, особенно у малолетних, подлежит проверке на наличие в действиях взрослых, несущих ответственность за ребенка (родителей, если травма получена дома; учителей, если травма получена в школе и т.д.), состава преступления или правонарушения. То есть проверяется умышленная причастность взрослых к несчастному случаю. Подавляющее большинство детей нашей страны посещают детские учреждения и находятся в поле зрения специалистов: воспитателей, учителей, врачей, медсестер. Заметив какую-то травму, специалисты обязаны сообщить об этом в органы полиции для последующей проверки. Поэтому латентность подобных преступлений в отношении несовершеннолетних очень мала. Хотя, конечно, есть и высоколатентные преступления. Это, прежде всего, касается преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Они очень трудно выявляемы, в основном по факту. Также весьма высока латентность и преступлений против нравственности. Подобные преступления в последние годы тоже растут, но совершаются они, в основном, опять-таки не родителями, а чужими людьми.



– Хочу заострить внимание на синяках. Не кажется ли вам, что если по любому синяку и царапине на теле ребенка тягать родителей в полицию и учинять расследование, то это будет способствовать невротизации семьи? Особенно запуганными окажутся мамы мальчиков, ведь мальчики подвижнее девочек, они чаще падают, чаще дерутся. Поэтому мамы, боясь ответственности, начнут еще сильнее опекать сыновей, и те будут расти несамостоятельными, трусливыми. А у нас и так уже ребром стоит проблема феминизации юношей, особенно в неполных и однодетных семьях. Ситуацию, казалось бы, нужно менять в обратную сторону, но пристальный контроль за каждой царапиной не позволит это сделать.

– Да, вы во многом правы. Важно не допускать перегибов. Кроме того, встает вопрос о мере ответственности родителей. Скажем, ребенок выпал из окна. Всегда ли родители в этом виноваты? Во всем ли можно их винить? Мы же понимаем, что большинство родителей в нашей стране вынуждены работать, чтобы прокормить семьи, детских садов не хватает. Да и неработающая мама чисто физически не может 24 часа в сутки непрестанно следить за ребенком. Несчастный случай может произойти даже в самой благополучной, заботливой семье, от этого никто не застрахован. Однако важно и не пропустить случаи систематически недобросовестного отношения родителей к своим обязанностям, в результате которого ребенок может оказаться в ситуации, угрожающей его жизни или здоровью. Поэтому в обязанности правоохранительных органов входит объективное исследование всех обстоятельств происшествия для принятия верного решения.

– Мне кажется, нет на свете людей, которые в детстве не получили бы какие-нибудь незначительные травмы, легкие ожоги и уж тем более синяки и царапины…

– Обвинительное отношение к родителям, которое в последнее время нередко демонстрируют чиновники, чрезмерно. Ребенок ошпарился кипятком из чайника. Виновата ли мама? Если виновата, то в чем? В том, что она чайник включила, или в том, что ребенка на цепочке не держит? Вопрос очень тонкий, и, наверное, нужно быть на стороне родителей, а не против них.

– Обвинительный подход предполагает, что родители спят и видят, как бы навредить ребенку. Но на самом деле, когда с ребенком происходит несчастный случай, для подавляющего большинства родителей самое страшное наказание – это то, что ребенок пострадал. Многие родители готовы сами заболеть, сами пострадать, лишь бы с ребенком всё было хорошо. А с позиций обвинительного подхода, характерного для сторонников ювенальной системы, получается, что есть некие компетентные органы, которые больше любят детей, чем родители, и всё время подозревают родителей в плохом отношении к детям.

– Конечно, это недопустимо. И мы рады, что на пленарном заседании X съезда уполномоченных по правам ребенка Павел Алексеевич Астахов подчеркнул важность соблюдения презумпции невиновности родителей. Чиновники должны относиться к родителям как к добропорядочным гражданам, честно выполняющим свои родительские функции, и быть на их стороне, рассматривая ту или иную ситуации. В том числе когда речь идет о каких-то несчастных случаях. Наказывать родителей следует только тогда, когда представлены веские доказательства злого умысла, намеренного причинения вреда. Еще раз вернусь к статистике. То, что коэффициент родительского насилия над ребенком значительно ниже, чем со стороны чужих лиц, а также коэффициент малолетних жертв преступлений существенно ниже, чем соответствующий показатель виктимизации подростков, как раз и демонстрирует, что дети находятся в большей безопасности именно с родителями, нежели без них. А значит, именно родители лучше всего защищают интересы своих детей.

– Почему же сейчас так педалируется тема семейного насилия?

– Любая программа и любой закон, которые планируется принять, должны быть актуализированы в общественном мнении.

– Значит, хотят принять новый закон? Какой?

– Я полагаю, речь идет о проекте Федерального закона о профилактике семейно-бытового насилия, с помощью которого пытаются ввести в том числе категории экономического и психологического насилия. В действующем Уголовном Кодексе таких понятий пока нет. Официально в соответствии с российским законодательством выделяются три вида насилия: физическое, сексуальное и психическое. Это весьма разумно, поскольку наличие данных видов насилия доказуемо экспертизами. В отличие от психологического насилия, наличие психического насилия устанавливается специалистами по последствиям.

– Какие это последствия?

– Например, ребенок совершил попытку суицида в результате травли. В УК РФ есть даже специальный состав преступления: «Доведение до самоубийства». Ребенка никто не толкал с крыши и не затаскивал в петлю, но он решился на самоубийство потому, что его поставили в условия, действительно невыносимые для психики. Либо, например, доказано, что именно в результате психической травмы у ребенка развилось психическое заболевание. Здесь всё можно доказать и выявить причинно-следственные связи.

    Желание родителей знать, где и с кем ребенок проводит время, квалифицируется как преследование – один из видов психологического насилия

Психологическое же или экономическое насилие – это субъективные категории. Это настолько относительные, оценочные понятия, что установить их доподлинно невозможно. В данном случае делается акцент на внутреннем ощущении пострадавшего. Например, мне неприятно, как вы на меня посмотрели. Значит, я могу говорить о наличии психологического насилия с вашей стороны! В законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия вообще очень интересно понимается психологическое насилие. Один из его вариантов – «преследование» со стороны членов семьи. С какой стати мне, как жене или как матери, запрещено искать встречи с близким мне человеком? Почему это расценивается как насилие? Желание матери общаться с ребенком, знать, где он, с кем, быть в курсе его жизни – вполне естественно. Говорить, что это насилие, просто некорректно. А под экономическое насилие можно подвести отказ родителя купить ребенку игрушку, компьютерную игру, сотовый телефон. Если ребенок считает, что таким образом его поставили в ущемленное положение, и испытывает дискомфорт, то в тех странах, где в правовые нормативные акты введено понятие экономического насилия, он может пожаловаться на родителей в суд. И суд определит «насильникам» меру наказания.

По моему мнению, понятия «психологическое насилие» и «экономическое насилие» искусственно криминализируют общество, а это очень опасная тенденция.

– На Западе множество подобных примеров. Девочка хотела устроить день рождения в кафе и позвать около 20 друзей, а родители сказали, что «не потянут», и предложили ограничить круг приглашенных. Суд встал на сторону ребенка, защищая его от экономического насилия. Известно о подобном случае и в Ставропольском крае.

– Хотя понятие «экономическое насилие» в нашем УК РФ еще отсутствует.

– Да. Несколько лет назад, когда в России активно продвигались ювенальные технологии, подросток, который плохо учился и прогуливал школу, пожаловался, что ему не дают карманных денег. Судья присудила каждый день давать ему по 200 рублей. В месяц выходило 6 тысяч – деньги при тамошних зарплатах немалые. На что он потратит эти деньги, защитников прав ребенка не волновало. Хотя общеизвестно, что в тех краях распространено потребление спайсов и других наркотиков. Да и компьютерные игры, на которые подсел этот мальчик, тоже вызывают зависимость сродни наркотической.

– Это перенос зарубежного опыта в сферу наших правовых отношений. Однако анализ ситуации с соблюдением прав детей в Западной Европе свидетельствует о том, что там права детей нарушаются гораздо больше, чем в России. У нас намного меньше изъятий детей, больше восстановления родителей в родительских правах. Мы не должны перенимать их опыт, раз он ведет к негативным последствиям.


(Окончание следует)
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 11907


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #590 : 20 Ноября 2014, 11:55:51 »

 (Окончание)


– А если взять такую ситуацию: девочка переходного возраста решила переночевать у кавалера. Родители ее разыскивают, обзванивают подружек и, может быть, даже приходят забрать ее домой. Может ли такая, вполне естественная для нас форма родительской заботы и контроля быть расценена как «преследование»?

– Конечно. Если закон будет введен, то девочка будет знать, что закон защищает ее от «родительского преследования», и будет вольна бывать где и с кем ей пожелается, поступать как ей захочется в любой ситуации. Однако с учетом ее возраста и отсутствия жизненного опыта эта вольность может привести к опасным последствиям как для нравственности, так и для здоровья, а то и жизни. Также это будет повышать риск для несовершеннолетнего стать жертвой преступления, способствовать противоправному поведению самих детей. А родителей за их добрые намерения воспитывать, контролировать («преследовать») своих детей можно будет еще и привлечь к ответственности. И такой абсурд возможен всего-то в результате официального внесения в закон понятия «психологическое насилие»! Подобные перевертыши очень опасны!



– Особенно если учесть, что половые отношения между несовершеннолетними у нас законом не запрещены и не квалифицируются как педофилия. Кстати, насколько мне известно, в ряде европейских стран уже введены законы, согласно которым если ребенок старше 15 лет не ночевал дома, то родители не имеют права даже спросить у него, где он провел ночь. Захочет – сам расскажет. Не захочет – расспросы квалифицируются как вмешательство в его личную жизнь и нарушение прав.

– Думаю, ничего хорошего в этом нет. У нас такой подход будет противоречить не только нашим традициям, но и законодательству. Напоминаю, что во многих регионах России введен закон о комендантском часе для несовершеннолетних. После определенного времени они не имеют право выходить на улицу без сопровождения взрослых.

   Приучение детей к труду, их помощь родителям может стать поводом для обвинений в экономическом насилии

Хочу привести еще один пример экономического насилия из законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». В законопроекте сказано, что к экономическому насилию относится принуждение к тяжелому труду. Но, насколько мне известно, в нашей стране рабский труд несовершеннолетних – огромная редкость. Таких преступлений единицы в год. Что же касается принуждения к тяжелому труду в семье, то я просто не понимаю, как он должен выглядеть. У нас что, детей заставляют трудиться в каменоломнях или на рудниках? В российских семьях детей привлекают к помощи по хозяйству: дома и на приусадебном участке. Но если руководствоваться оценочным критерием, то к тяжелому труду можно будет отнести и помощь в уходе за младшими братьями и сестрами, и уборку квартиры, и мытье посуды. «Тебе тяжело было? – спросят у ребенка. – Ты, может быть, хотел бы в это время посмотреть телевизор или погулять?» И если ребенок ответит утвердительно, то родителей обвинят в принуждении к тяжелому труду. А ведь многие российские дети сейчас не приучены к труду, любая нагрузка может быть для них тяжела. Сколько проблем в семьях из-за того, что ребенок не хочет убирать игрушки или застилать свою постель! Хотя именно в интересах ребенка взрослые должны приучать его к труду. Это совершенно необходимый навык в жизни, без которого нельзя самостоятельно прожить, создать семью, вырастить детей, достичь успеха, наконец! Вспомним систему А.С. Макаренко, который благодаря трудовому воспитанию превращал юных преступников в сознательных, добропорядочных граждан, возвращал их в общество и доказал, что трудовая терапия, приемлемая, без перегибов, является важнейшим методом воспитания. Так что объявление тяжелым трудом нормального трудового воспитания можно расценивать как посягательство на нашу культуру, на наши традиции.

– И, в конечном счете, на психику детей. Мы же знаем, что трудотерапия очень эффективно применяется в работе с психическими отклонениями. Например, при обучении и социализации умственно отсталых детей и подростков. Это форма коррекции.

– Совершенно верно.

– На какой стадии находится принятие законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия?

– Он рассматривался на Совете по правам человека и был там одобрен. Но в Государственную Думу не поступил, потому что когда его представили Президенту, то глава государства предостерег от излишнего, неоправданного вмешательства в семью и посоветовал организовать широкое общественное обсуждение законопроекта. Однако текст законопроекта прячется от общества. Он до сих пор не выложен даже в Интернете. Мне удалось его достать, но широкая общественность лишена возможности ознакомиться с его текстом.

– И все-таки почему столь разнятся данные по насилию над детьми?

   Спрашивают у малыша: «Тебя мама обижает?» А мама «обижает» тем, что не дает есть снег, но это никого не интересует

– Всё зависит от методологии исследования. Если за основу понимания насилия брать то, что на сегодня закреплено в законодательстве, то мы получим цифры, которые я привела в начале интервью. Если же понятие насилия расширить, включив в него экономическое и психологическое насилие, тогда и цифры существенно возрастут. Ведь в эти категории можно включить всё что угодно. В одном из пленарных докладов, представленном на X съезде уполномоченных, говорилось об опросах, проводившихся с целью исследования уровня насилия среди детей, и звучали ужасающие цифры о якобы угрожающем уровне родительского насилия. Каким образом это выяснялось? Речь же идет не о преступном насилии, поскольку оно попало бы в данные статистики ГИАЦ МВД и насильники уже сидели бы в тюрьме, а не водили бы своих детей в детский сад. Поскольку опрашивали и дошкольников, наверное, у них интересовались: «Тебя мама обижает? Наказывает?» А то, что мама обижает ребенка тем, что не дает ему есть снег или ставит его в угол в наказание за драки с младшим братиком, уже никого не интересовало. Важна была субъективная оценка ребенка. Но самое главное, что, расширяя понятие насилия, мы должны применять такое расширенное понятие к обществу в целом, а не только к семье. Применив подобное понимание насилия к обществу, мы увидим, что и там уровень насилия автоматически вырастет. Поэтому пропорция между семейным и несемейным насилием сохранится. Тоже будет разница в 10 раз, а то и больше, ведь в семье люди друг друга любят и стараются уступать, а в современном обществе закон любви действует гораздо реже. Допустим, кто-то толкнул меня в транспорте. Вот вам и насилие! А потом вперед меня вскочили в вагон и заняли место, которое я облюбовала для себя. На работе на меня повысили голос, в магазине невежливо ответили… И получится, что везде одно насилие!

– В последние годы приходилось слышать о случаях, когда в семьях не было никакого насилия, но семья из-за какой-то трудной жизненной ситуации попадала под прицел органов опеки, и чиновники, нацелившись на изъятие детей, обвиняли родителей в жестоком обращении. Порой бывало даже, что изымали ребенка из дома, а в протоколах писали, что нашли его на улице. А когда начиналось разбирательство, оказывали давление на родителей, вынуждая их признаться в жестоком обращении с детьми и угрожая, что иначе им детей не вернут. Некоторые родители отказывались и вступали в тяжелую борьбу. А другие сдавались и подписывали всё, что от них требовалось. Такие случаи, естественно, пополняли соответствующую статистику. Что можно посоветовать родителям, которые, не дай Бог, столкнутся с подобной ситуацией?

– Если такое существует, то это, безусловно, должностное преступление. Родителям следует повышать уровень своего правового сознания и образования и знать, что никаких бумаг на себя писать они не должны. В подобной ситуации нельзя паниковать и идти на уступки. Необходимо отстаивать свои права. Помнить, что ты не один. Существуют множество правозащитных организаций, в том числе родительских, например АРКС (Ассоциация родительских комитетов и сообществ), где можно найти поддержку. Защищать свои права родители могут наравне с другими гражданами. Механизмы защиты те же.

– Куда им обращаться?

– В суд. Также можно пожаловаться на действия чиновников в полицию или прокуратуру. А еще имеет смысл обратиться в СМИ и привлечь внимание общественных организаций, защищающих права граждан. К примеру, обратиться в Общественный совет по защите семьи и традиционных семейных ценностей при Павле Астахове. Каждый случай таких обращений будет проанализирован, и при необходимости родителям, безусловно, будет оказана поддержка.


С Еленой Тимошиной
беседовала Татьяна Шишова

12 ноября 2014 года



http://www.pravoslavie.ru/jurnal/75050.htm
« Последнее редактирование: 20 Ноября 2014, 11:57:47 от Дмитрий Н » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #591 : 19 Декабря 2014, 12:11:18 »

Ювенальщики отобрали у священника девятерых детей!

В Липецкой области штурмом захвачен дом иерея Игоря Ащеулова



Сегодня с редакцией «Русской народной линии» связался представитель родительской православной общественности, пожелавший остаться неизвестным, и сообщил следующую тревожную историю:

В селе Озерки Тербунского района Липецкой области живет священник Игорь Ащеулов. К сожалению, несколько лет тому назад батюшка потерял место в епархии, поэтому он удалился в это глухое селение, где  с матушкой воспитывает девятерых детей. Отец Игорь выступает против глобализации и паспортов, однако никто в семье не голодает, дети всегда сыты, сами трудятся на огороде, возделывая 1,5 га земли. Батюшка содержит кур, уток, домашнюю скотину, выращивает натуральные продукты.

Сегодня днем у отца Игоря изъяли девятерых детей! Как это произошло?! Участковый полицейский, представители школы и прокуратуры, соцработники штурмом брали его дом. За волосы, заламывая руки, выволокли на улицу его пятнадцатилетнюю дочь. Другой его ребенок пытался заснять на телефон этот штурм, но ее остановили, сняв одежду и отобрав телефон с фотоаппаратом. Всех детей батюшки увезли в Тербунский районный центр.

Отца Игоря штурмовики обвиняли в том, что он пьяный, а в доме не топлено. Также мне батюшка передал т.н. сигнальный лист, составленный директором школы, где с нынешнего учебного года очно учатся его дети. Директор пишет, что двое детей священника не ходят в школу, остальные не посещают «Обществознание» по наставлению отца, так как содержание предмета не соответствует их взглядам и развращает детей. Представитель школы посещал данную семью, беседа происходила через изгородь. В заявлении есть ссылка на сообщение соседей, что в доме священника нет газа. Но, от себя подчеркну, что в доме тепло, натоплена печь, а во дворе стоит большая поленница.

Директор школы пишет, что дети уклоняется от ответа на вопрос о том, чем отапливается их дом, попутно он обвиняет батюшку в частом отсутствии в семье, его постоянных разъездах. Составитель т.н. сигнального листа не преминул возмутиться отсутствием детей в школе по православным праздникам, также обвинил священника в том, что он не предоставляет необходимые документы для составления личных дел учащихся, а двое его детей не имеют паспортов, так как отец Игорь игнорирует получение государственных документов.

Во время штурма дома отец Игорь пытался оказывать сопротивление, а нападавшие обвинили его в том, что он находится в пьяном виде. Но это не соответствует истине! Я нахожусь в доме этой семьи и могу засвидетельствовать, что отец Игорь находится в трезвом состоянии. Сейчас я его отвезу в больницу для официального засвидетельствования его трезвости.

Какие меры будем предпринимать?! Сейчас обратимся к СМИ, адвокатам, начнем процедуру оспаривания действий администрации Тербунского района.

http://ruskline.ru/news_rl/2014/12/12/yuvenalwiki_otobrali_u_svyawennika_devyateryh_detej/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #592 : 19 Декабря 2014, 12:18:31 »

Так кто же виноват в ситуации с семьей священника Игоря Ащеулова?

Следственный комитет по требованию Общественной палаты проводит проверку в связи с изъятием 9-х детей священника, а наши церковные либералы намекают, что детей отобрали «за дело»



«Русская народная линия» первой сообщила о штурме липецкими ювенальщиками дома священника Игоря Ащеулова и изъятии у него 9-х детей. Злодеяние произошло 12 декабря в селе Озерки Тербунского района Липецкой области. Сообщение об этом появилось на сайте РНЛ через несколько часов после происшествия. Событие вызвало общественный резонанс, только на «Русской народной линии» с ним ознакомилось более 6000 человек. Было много перепечаток, представители некоторых обращались с просьбой сообщать координаты людей, знающих проблему.

История вскоре получила развитие. Благодаря Общественной палате России она была вынесена на федеральный уровень. Как сообщил официальный сайт ОП, член Палаты Людмила Виноградова попросила председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина взять под личный контроль ситуацию с изъятием детей из семьи священника.

К члену ОП обратились представители сразу нескольких общественных организаций, которые рассказали ей эту историю. Старшая дочь священника связалась с журналистами информационного интернет-портала «Город 48» и рассказала, что приехавшие чиновники, срезали петли с входной двери, ворвались внутрь дома и силком вытащили ее на улицу.

«Женщина в форме с погонами капитана схватила ее за волосы, выволокла во двор, повалила на снег, а затем еще и ударила кулаком в лицо, разбив его до крови. По словам девочки, у нее отобрали видеокамеру, на которую она фиксировала происходящее, а также мобильный телефон. В редакцию GOROD48 она дозвонилась по телефону младшего брата», — говорится на сайте.

В данный момент дети находятся в инфекционной больнице, и к ним никого не пускают, в том числе и родителей, хотя те не лишены прав.

«Если эта информация соответствует действительности, то предварительно в действиях должностных лиц усматриваются признаки статьи 286 УК РФ, то есть превышение должностных полномочий. Поскольку у сотрудников полиции и опеки не было правовых оснований для вторжения в жилище. Действовать подобным образом в соответствие с частью 5 статьи 165 УПК РФ органы полиции имели право, только если знали, что в доме готовится или совершается преступление. В остальных случаях существует судебный порядок, санкционирующий вторжение в жилое помещение», — отметила Людмила Виноградова.

Она подчеркнула, что даже, несмотря на возможно имеющиеся основания для лишения родителей прав, должностные лица не могли применять насилие в отношении детей.

«В связи с тем, что в данный момент к детям никого не пускают, а по нашему мнению, по делу необходимо провести первоначальные следственные действия для закрепления доказательств, просим вас посодействовать в организации медицинского освидетельствования детей, осмотра места происшествия, в изъятии фото и видео материалов», — говорится в ее обращении.

Людмила Виноградова также отметила, что этот случай далеко не единичный и подобные преступления происходят во многих регионах страны. «В нашей практике имеются аналогичные дела, связанные с незаконным изъятием детей из семьи, по которым до сих пор не возбуждены уголовные дела», — возмущена она.

Следственный комитет России немедленно отреагировал на это обращение, начав проверку по факту изъятия из семьи священника девяти, сообщает региональное управление СК РФ. «Задонским МСО (межрайонным следственным отделом) СУ СК России по Липецкой области была незамедлительно организована доследственная проверка. В настоящее время проводятся проверочные мероприятия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего», — говорится в сообщении. По результатам проверки будет принято процессуальное решение.

Как ранее рассказала агентству представитель УВМД региона Наталья Маслакова, информация о фактах жестокого обращения к детям в семье священнослужителя была получена правоохранительными органами еще в 2007 году. Однако супруга священника, которая и сообщила об этом, затем заявила, что специально оклеветала мужа. В итоге решение изъять детей тогда не было принято.

Когда комиссия пришла домой к священнику в этот раз, было установлено, что условия для проживания детей там отсутствуют. По словам Маслаковой, у детей не было одежды по сезону, продуктов питания, не хватало спальных мест. По информации отдела образования, дети пропускали уроки.

Рупор нашего церковного либерализма портал «Православие и мир» опубликовал мнение анонимного церковного чиновника из канцелярии митрополита Липецкого и Задонского Никона. Из него выходит, что сам глава семейства виноват в сложившейся ситуации:

«Иерей Игорь Витальевич Ащеулов был переведен в Липецкую и Елецкую епархию из Ставропольской и Владикавказской епархии в 2004 году.

В Липецкой и Елецкой епархии отец Игорь служил в течение четырёх лет, до 2008 года. На протяжении четырех лет служения в епархии священник Игорь Ащеулов назначался настоятелем в разные приходы — Иоанно-Богословский храм села Пружинки Липецкого района, Никольский храм села Хмелинец Задонского района, Покровский храм села Верхний Ломовец Долгоруковского района, Вознесенский храм села Бурдино Тербунского района. Но нигде отец Игорь не мог найти общий язык с прихожанами и представителями местной власти. Его поведение не соответствовало облику священнослужителя, он неоднократно нарушал распоряжения священноначалия.

В 2008 году указом митрополита Липецкого и Задонского (тогда – архиепископа Липецкого и Елецкого) Никона иерей Игорь Ащеулов был почислен за штат за самовольное оставление прихода. За отцом Игорем было оставлено право перехода в любую другую епархию РПЦ, которым он не воспользовался.

В марте 2012 года в сопровождении благочинного Тербунского церковного округа протоиерея Романа Максимчука и священнослужителей епархии митрополит (тогда – архиепископ) Никон посетил село Озерки Тербунского района, где проживает заштатный священник. Целью визита была попытка провести беседу с отцом Игорем, однако дверь приехавшим никто не открыл. Тогда же в присутствии правящего архиерея к дому отца Игоря были принесены продукты. Однако принесших их жителей села в дом также не впустили. Продукты были оставлены на крыльце дома.

Жители села Озерки сообщили в митрополию, что отец Игорь никого не впускает на территорию своего дома и не желает принимать помощь, которую верующие неоднократно пытались оказать его многодетной семье».

«Русская народная линия» со своей стороны обратилась к священнику, который около двух лет служил на одном приходе с отцом Игорем Ащеуловым. Именно он и сообщил нам о происшествии. Собеседник, по понятным причинам, попросил не называть его имени. Он оказался в доме отца Игоря через пару часов после события. О штурме свидетельствовала сломанная дверь и разбитые окна дома. В доказательство этого есть фотографии. Ювенальщики заявили, что отец Игорь во время изъятия у него детей был пьян. Однако, как сообщил наш собеседник, медицинская проверка показала, что священник на тот момент находился в трезвом состоянии. Соответствующее медицинское заключение имеется и может быть предоставлено в качестве доказательства.

Также священник рассказал, что на днях встречался с митрополитом Липецким и Задонским Никоном, который внимательно следит за ситуацией. Владыка изложил нашему собеседнику историю семьи этого священника, которая в целом соответствует тому, о чем сказали сотрудники канцелярии митрополита «Правмиру».

Отец Игорь, сообщил наш собеседник, человек, действительно, некоммуникабельный, жесткий в общении с людьми, непримиримый. Он требовал от прихожан, готовящихся к крещению или венчанию, прохождение огласительных бесед, катехизации. Не всем нравились эти требования, которые в то время еще не вошли в общецерковную практику. В итоге между священником и прихожанами возникал конфликт, верующие жаловались на отца Игоря правящему архиерею. Владыке приходилось для достижения мира церковного переводить священника на другой приход. Таким образом, отец Игорь за короткое время сменил несколько приходов.

Однако несмотря на весь свой радикализм и ригоризм, как отметил собеседник РНЛ, за те два года, когда он служил на одном приходе с отцом Игорем и жил рядом с ним, он ни разу не видел, чтобы тот бил своих детей. Напротив, все это время он проявлял любовь к детям, которые всегда выглядели довольными и счастливыми. Дети никогда не казались испуганными, забитыми, голодающими. Семья священника выглядела счастливой. На внутренних стенах дома отца Игоря, продолжает наш собеседник, висят детские рисунки – светлые, радостные. Любой психолог, справедливо отмечает священник, подтвердит, что эти рисунки сделаны счастливыми детьми.

В 2007 году в отношении него было возбуждено уголовное дело по жалобе его жены. Однако позже супруга священника созналась в том, что его оклеветала. В интервью «Собеседник.ru» она сообщила, что «органы опеки постоянно апеллируют уголовным делом 2007 года, когда я заявила о том, что супруг избивал наших детей и угрожал мне убийством. Это мой грех, я оговорила любимого человека. Тогда была молодая и глупая, решила, что хочу забрать детей и уйти от мужа... Я потом просила заявление отозвать, возбудить дело на меня за клевету, но никому ничего доказать не смогла. В школе директора и учителей очень раздражает, что наши дети перед едой крестятся, соблюдают все посты, не сквернословят». Эта история наделала много шума.
 
В 2008 году отец Игорь был выведен за штат. С тех пор он официально нигде не трудоустроен. У священника есть участок площадью в полтора гектара, небольшое подсобное хозяйство, куры, свиньи, козы. Сам отец Игорь говорит, что вынужден жить в неказистом домике, потому что государство ни разу ему не предложило улучшить жилищные условия. Кроме того, батюшка выразил желание заняться сельским хозяйством, однако также не получил никакой помощи от государственных структур.

История священника Игоря Ащеулова поучительна. Липецкие чиновники обвиняют его в том, что его дети живут в плохих условиях. И им как будто невдомек, что семья священника бедствует, в том числе и по их вине. Именно они должны были обеспечить это семейство достойным жильем и помочь ему организовать фермерское хозяйство. Они фактически саботировали призыв Президента России В.В.Путина помогать многодетным семьям. «Нужно и будем делать всё, чтобы исключить ситуацию, когда рождение ребёнка ставит семьи в трудное, уязвимое положение, а порой вовсе отбрасывает за черту бедности. Вот почему предложены и, безусловно, будут реализованы наши новые шаги в сфере демографии. Имею в виду и дальнейшую индексацию материнского капитала, первоочередное обеспечение семей, имеющих трёх и более детей, земельными участками, жилой площадью, увеличение материальной поддержки многодетных семей», - заявил национальный лидер России в 2012 году.

Они не только не позаботились о материальном обустройстве этой семьи, но и, по всей видимости, решили ее уничтожить, тем самым идя наперекор позиции Президента России, выступившего с однозначной, жесткой критикой ювенальной юстиции.

Редакция Русской народной линии









http://ruskline.ru/news_rl/2014/12/18/tak_kto_zhe_vinovat_v_situacii_s_semej_svyawennika_igorya_aweulova/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #593 : 02 Января 2015, 18:19:04 »

Новогодний ювенальный «подарок»

1 января 2015 года вступает в силу закон «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», насаждающий ювенальную юстицию в России



Ассоциация родительских комитетов и сообществ России (АРКС) направило обращение Президенту России Владимиру Путину и председателю Государственной думы Сергею Нарышкину в связи с вступлением в силу с 1 января 2015 года закона «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», насаждающего ювенальную юстицию в России. Письмо родительской общественности было опубликовано на Change.org.

«Сегодня в России на федеральном уровне введена система ювенальной юстиции западного образца, - говорится в обращении родительского сообщества. - В декабре 2013 года был принят Федеральный закон №442 "Об основах социального обслуживания населения в РФ". Этот закон устанавливает чиновничий контроль над каждой семьей. Узаконивается система вмешательства организаций самого широкого круга в частную жизнь семей с возможностью отбирания из них детей только лишь на основании бедности, нуждаемости в помощи государства. Закон позволяет прийти в любую семью без какого-либо повода или сигнала, проводить там проверки в то время, когда родители ещё ничего не совершили. Это попирает основные демократические права и свободы граждан, такие как неприкосновенность жилища и частной жизни, конституционные принципы презумпции невиновности родителей, необоснованное вмешательство в дела семьи. Закон предоставляет неограниченные возможности для произвола и коррупции чиновников. Наказал ребенка? Не разрешил играть на компьютере? Заставил убрать в своей комнате?
Не дал карманных денег? Не позволяешь общаться с дурной компанией? Не пустил на дискотеку?»

«В результате принятого закона, уже в 2015 году за все это Вашего ребенка смогут отобрать на совершенно законных основаниях по доносу самого ребенка, соседей, учителей... кого угодно, даже по анонимному звонку! – возмущены авторы письма. - Нужны факты? Убедитесь сами. Наберите в поисковике слова "Ювенальная юстиция", а также просмотрите документальный фильм о ювенальной юстиции "Стена". Требуем переработать Федеральный закон "Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации" до вступления его в силу 1 января. Внести в него изменения, разработанные родительской общественностью:

- исключить возможности для необоснованного вмешательства чиновников в дела семьи (социальное сопровождение) на основе регламентов межведомственного взаимодействия, которые позволяют, применяя неопределенно широкие и не поддающиеся однозначному толкованию оценочные критерии, осуществлять контроль за семьями (социальный патронат), вплоть до отбирания из них детей;

- исключить технологии раннего выявления семейного неблагополучия в целях профилактики возможного наступления нуждаемости в социальном обслуживании (то есть когда родители ещё ничего не совершили);

- ввести четкие и обоснованные критерии признания граждан нуждающимися в социальном обслуживании с необходимым условием нахождения в "трудной жизненной ситуации". При этом исключить правовые основания для необоснованного признания граждан нуждающимися в социальном обслуживании в случаях любых "внутрисемейных конфликтов", а также "семейного насилия" и других ситуациях, не определенных действующим законодательством и способных привести к расширительному толкованию норм закона и вмешательству в частную жизнь семей;

- исключить установленную указанным Федеральным законом возможность вмешательства в частную жизнь семей коммерческим и некоммерческим фондам и организациям, в том числе иностранным, частным предпринимателям, с наделением их государственными полномочиями в сфере социального обслуживания населения и финансированием за счет бюджетных средств;

- отменить контрактную систему предоставления социального обслуживания, позволяющую соцработникам произвольно вмешиваться в дела семьи, в процесс воспитания детей под угрозой лишения права на социальное обеспечение, установленного статьями 7, 39 Конституции РФ;

- ввести гарантии защиты персональных данных получателей социальных услуг и членов их семей».

«Требуем прекратить практику применения в регионах, в частности, в Москве, социального патроната как ювенальной технологии, содержащей социальные риски. Сегодня в России законодательно на федеральном уровне введена система ювенальной юстиции западного образца. В январе 2014 года был пролоббирован Федеральный закон "Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации". Этот закон устанавливает чиновничий контроль над каждой семьей - социальный патронат (в законе он именуется социальным сопровождением), который навязывается гражданам под видом социальной помощи. Узаконивается система вмешательства организаций самого широкого круга в частную жизнь семей с возможностью отбирания из них детей по усмотрению чиновников только лишь на основании бедности, нуждаемости в помощи государства. Но наибольшую тревогу вызывают положения закона, которые допускают раннее вмешательство государства в дела семьи в выявительном порядке в целях профилактики.

Закон позволяет прийти в любую семью без какого-либо повода или сигнала, проводить там проверки в то время, когда родители ещё ничего не совершили. Это попирает основные демократические права и свободы граждан, такие как неприкосновенность жилища и частной жизни, конституционные принципы презумпции невиновности и добросовестности родителей, невмешательства кого-либо в дела семьи. А отсутствие каких-либо правовых критериев оставляет неограниченные возможности для произвола и коррупции чиновников.

Принятие закона в таком виде означает введение в России ювенальной системы западного образца. Всё, что сегодня делается с семьей на местах, уже узаконено на федеральном уровне! Закон вступит в силу 1 января 2015 года. Сегодня у нас есть последний шанс внести поправки в закон. Времени осталось мало. Важно мобилизовать силы каждого родительского комитета, каждой организации. Если закон вступит в силу, то это можно рассматривать как "узаконенное уничтожение" населения и института семью с помощью официальной государственной власти», - заключили составители письма.

http://ruskline.ru/news_rl/2014/12/33/novogodnij_yuvenalnyj_podarok/
Записан
Евгений Юрьевич
Постоялец
***
Сообщений: 183


Просмотр профиля
православный УПЦ моск.патр.
« Ответ #594 : 02 Января 2015, 22:24:39 »

Добавьте сюда новые паспорта и возможности GPS, вот и мышеловка ...
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #595 : 24 Января 2015, 18:31:16 »

«Ласковые палачи» — фильм о ювенальной юстиции



О ювенальной юстиции знают во всех уголках России. И несмотря на то, что до сих пор попытки внедрения этой системы в нашей стране удавалось отбивать, к сожалению, растет число россиян, которые знакомятся с ней не понаслышке. Угроза внедрения ювенальной юстиции остается реальной.

Считая необходимым рассказать россиянам о ювенальной юстиции, авторы фильма «Ласковые палачи» не ограничиваются расхожими фразами. Раскрывается суть этого явления, шокирующие мотивы, из которых оно выросло, его последствия в тех странах, где оно уже проявилось в полной мере.

См.видео по нижеприведённой ссылке:

http://www.youtube.com/watch?x-yt-ts=1421914688&v=tXBvyw2Z1-E&x-yt-cl=84503534&feature=player_embedded

http://ruskline.ru/video/2015/14/24/laskovye_palachi_film_o_yuvenalnoj_yusticii/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 11907


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #596 : 19 Февраля 2015, 16:20:07 »


ЮЮ – постабортный синдром цивилизации

Елена Фетисова




Есть в нашей жизни такая опасная вещь, как информационная усталость. Это когда человек почти бессознательно «ставит блок», «пропускает мимо ушей» поднадоевшую – обычно злободневную – информацию. Такая «блокировка» все чаще встречается в отношении полемики «вокруг ЮЮ» – ювенальной юстиции.

Встречается подобное даже в среде верующих людей, тех, кто лишь несколько лет назад впервые узнал о проблемах ювенальных законов, и в ту пору зело возмутился. Сейчас многие уже поостыли и порой с изрядного «высока» посматривают на тех, кто все еще «зачем-то машет кулаками». Стало общим местом размышление о том, что «ювенальщиков боятся те, чья совесть не чиста». Мол, гуманнее и любвеобильнее детей воспитывайте – тогда и ЮЮ вас не коснется, а кого коснется, так те сами виноваты. <…>

Но то, что агрессивная риторика некоторых родителей и общественников начинает переводить вопрос ЮЮ в область маргинального – это опасный признак. Это вполне реальное преддверие того, что вскоре инфоповод из разряда: «У семьи священника N отобрали детей» вызовет в обществе лишь кривую ухмылку: «Значит, сам виноват». И общество преспокойно займется своими делами… пока не последует звонок из школы: «После беседы со школьным психологом нами было принято решение…».

«Вот, и она о том же, – могут подумать многие читатели, – звонки из школы, опека под дверью… Да хватит уже нас запугивать, мы не быдло! Мы будем фильтровать информацию!» Однако, заводя речь о ЮЮ, я даже не о «коварных планах Запада» собираюсь сказать. К сожалению, дело даже не в том, что в нашей стране ювенальные законы кто-то сознательно и целенаправленно продвигает (хотя про продвижение у меня есть в запасе история из жизни).

    По сути своей ювенальное сознание – это постабортный синдром цивилизации

Проблема вот в чем: угрозы ювенального законодательства реальны и велики именно потому, что для них есть готовая питательная почва в любой современной стране мира, и в нашей в том числе. Мне кажется, что по сути своей ювенальное сознание – это такой постабортный синдром цивилизации. В чем он выражается? Когда слишком большой процент женщин вовлекается в детоубийство (пускай только на стадии беременности), то не только убийство становится нормой. Ужасно, что не нормой становится деторождение.

Человеку трудно жить с мыслью, что его соседи, гуляющие с гурьбой детей на детской площадке, морально выше его, детоубийцы в квадрате (или кубе, или, не дай Бог, еще в какой страшной степени). Это нормальное (то есть обычное, часто встречающееся) свойство человеческой психики: самооправдание. С точки зрения христианства самооправдание греховно, а с точки зрения обывательской психологии – в самый раз. Иначе как жить-то, когда все вокруг герои, а ты…

И вот с такой обывательской точки зрения поводом для самооправдания становится семья. Семья просто выводится из поля нормального. «У меня нет семьи, и я хороший. А вот они женятся и даже детей заводят. Следовательно, кто они?» Тут человек, конечно, не сразу скажет «плохие». Он сначала потонет в общих фразах: «Они вступают в брак по причине личностной неразвитости, слабости характеров, склонности к созависимым отношениям…» Ну, и так далее.

А детей они почему рожают? Ну, ясное же дело: «они» авторитарны, у них склонность к садизму, доминированию и самоутверждению. Адекватные люди в наше время разве станут рожать детей? А неадекватным нельзя доверять детей воспитывать, иначе такое вырастят…

    Вместо презумпции невиновности в основе ювенального законодательства оказывается презумпция виновности родителей

Это гротеск, но по сути он вполне отражает ту идейную атмосферу, что ложится в основу ювенального законодательства. Вместо презумпции невиновности в основе оказывается презумпция виновности родителей. А почему? «А потому! Нормальный человек сейчас детей рожать не станет!» Невесело, верно? И вот, с одной стороны, не хочется «мракобесничать» и кричать: «Волки, волки!» там, где на экспертном уровне нам заявляют, что волков не обнаружено, но…

Но вот теперь, под занавес, тот самый случай из жизни.

Несколько лет назад, году, наверное, в 2007-м, мне довелось участвовать в международном конгрессе журналистов в Москве. Всемирный конгресс Международной Федерации журналистов – как-то так это действо, кажется, называлось. В программе была заявлена Школа молодого журналиста, и два или три рязанских редактора наивно решили свозить свой «молодняк» на «повышение квалификации».

Честно сказать, форум тогда для меня прошел довольно безлико. Я была молода и помолвлена, и думала в основном о том, что мы с моим будущим мужем должны вскоре в Москве встретиться, чтобы съездить за благословением к духовнику моего духовника.

Но даже посреди этих девичьих размышлений я успела подивиться тому, в каком странном виде какая-то делегация юных журналистов явилась на площадку презентации прессы. Ребята лет четырнадцати-шестнадцати приехали, кажется, исключительно ради эффектного дефиле по залу в футболках с надписью «Нет сексизму в СМИ!» Изображение под лозунгом не подлежит не только обсуждению, но даже упоминанию в среде приличных женщин, поэтому я оставлю этот набросок недорисованным. Помню лишь, что наша редактор подходила к их редактору с вопросом: «А знают ли родители этих детей, что их кровинушки в данный момент видят и носят на себе?» Кажется, на второй день футболки исчезли…

Там же, на конгрессе, нас активно знакомили с темой «гендерных стереотипов» и их «преодоления». Это был 2007 год. Прошло совсем немного времени, и брошенный камушек эффективно поднял соответствующую информационную волну.

    Наибольшее вдохновение охватило лектора, когда он вспоминал истории собственных судебно-финансовых побед…

Другой момент: лекция для юных журналистов об авторском праве. Вообще-то, полезная тема, да и лектор был уникальным профессионалом. Но тогда меня поразило то, что нам, молодому и зеленому поколению, не слишком-то много говорили о журналистском преломлении заповеди «не укради» (не нарушай чужие авторские права). Быть может, я пол-лекции витала в облаках, но сохранилось впечатление, что изрядная часть выступления была посвящена вопросу о том, как защищать собственные авторские права. Как, к примеру, через законодательство об авторском праве можно легко закрыть любую региональную газетенку (далее юридические выкладки с подсчетом: на сколько МРОТов можно оштрафовать издание, тиснувшее какую-то не ту фотографию). А наибольшее вдохновение охватило лектора, когда он вспоминал истории собственных судебно-финансовых побед… Наверное, это действительно ценная информация. Но стало мне от лекции невесело. Муторно как-то стало…

Да, к сожалению, я отошла от темы. Но не совсем. Просто пытаюсь рисовать то ожерелье, в котором тогда на наши юные глаза попался и такой «бриллиант», как ювенальная юстиция. Это была какая-то лекция о новаторском законодательстве в сфере профилактики молодежной преступности. Что-то в этом роде. Несколько раз лектор повторил новое словосочетание «ювенальное законодательство», а в качестве случая его конкретного применения привел такой пример.

Вот, мол, юный хулиган сломает дверь в подъезде, и что? По обычному (читай: отстойно-российскому) законодательству суд штрафанет папашу, тот сыну даст ремня, и все. Положительного результата ноль. А гуманное-де ювенальное законодательство привлечет папу и ребенка к совместному – такому плодотворному – исправлению содеянного. А в процессе работы отец и сын найдут путь к сердцу друг друга, и наступит между ними дивная психологическая симфония с немедленным исправлением трудного подростка.

И – ни слова ни полслова о такой стороне ЮЮ, как грубое (в том числе физическое) вмешательство в жизнь семьи, причем даже той семьи, где хулиганов-то как раз и нет.

Знаете, мы были очарованы. Какая же гениальная юридическая практика!

Единственное, что несколько охладило мой восторг, был заключительный посыл лектора. Выступающий, прощаясь с нами, вдруг объявил обаятельным и радушным тоном о том, что следующая, мол, Школа молодого журналиста пройдет в солнечном городе Сочи. И всем, желающим съездить туда совершенно бесплатно, стоит сделать небольшое «домашнее задание»: просто написать в родном городе, в местной прессе, просветительскую статью о ЮЮ.

И мне отчего-то подумалось: разве хорошие темы требуют столь грубых взяток?...


22 января 2015 года

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/76683.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 11907


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #597 : 10 Июня 2015, 16:22:31 »


«Нужен ли такой закон в России?»: в Общественной палате обсудили законопроект о семейном насилии


Москва, 10 июня 2015 г.

8 июня 2015 года в Общественной палате РФ состоялись слушания на тему «Законопроект о предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия: мнение общественности», организованные Ассоциацией родительских комитетов и сообществ совместно с Уполномоченным при Президенте РФ по правам ребенка и Комиссией по поддержке семьи, детей и материнства Общественной палаты РФ.



Одним из инициаторов проведения слушаний и их модератором выступил член Общественной палаты, председатель Отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, сообщает Патриархия.ru.

Законопроект проходит широкое общественное обсуждение по поручению Президента России Владимира Путина, который 29 июля 2014 года на предложение внести этот законопроект в Государственную Думу сказал: «Это очень чувствительный вопрос, поэтому нужно его как следует проработать и обсудить с общественностью».

В слушаниях приняли участие священнослужители, юристы, психологи, педагоги, представители общественных организаций из многих регионов России.

Протоиерей Всеволод Чаплин обозначил основной вопрос слушаний: «Нужен ли такой закон в России? Если нет, то кто и по чьей подсказке его вносят? Почему поднимается тема насилия в семье, когда есть сообщества и ситуации, где оно применяется чаще?». Священник напомнил, что в Комитете Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей уже несколько лет находится пакет законодательных инициатив, подготовленный АРКС, который направлен на защиту прав родителей на воспитание своих детей. Отец Всеволод призвал активизировать деятельность по продвижению и принятию родительской законодательной инициативы.

Ольга Леткова, член центрального совета АРКС, директор Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности, председатель Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка, дала подробный правовой анализ законопроекта. Она сообщила, что законопроект чрезвычайно широко трактует насилие, что позволяет признать противозаконными практически любые действия родителей по воспитанию своих детей и что за это предлагается отбирать детей. По мнению эксперта, законопроект вводит в России ювенальную юстицию в прямом смысле слова, так как в нем предусматривается, что суд и полиция будут разбирать семейные ситуации и выносить предписания, как родителям строить свои отношения друг с другом и с детьми. Она пояснила, что законопроект предусматривает избыточное вмешательство государства в дела семьи, что не согласуется с российским законодательством.

Председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирновотметил, что принятие законопроекта не принесет семье пользы. Он рассказал об опыте воспитания детей-сирот в православных приютах, который показывает, что проблему семейных конфликтов целесообразно решать не репрессивными методами, а духовно-нравственным воспитанием детей, в том числе вводя специальные программы в школах (например, «Этику и психологию семейной жизни» или «Основы нравственности»), причем особое внимание следует уделять детям из неблагополучных семей.

Заведующий сектором демографии, народонаселения и миграции Российского института стратегических исследований Игорь Белобородов в своем выступлении коснулся определений новых видов насилия, которые вводятся этим законопроектом, таких как экономическое, психологическое, либо по-новому трактуемое физическое насилие. Эти понятия так широки, что могут повлечь ответственность родителей даже за то, что они не дают детям карманных денег, запрещают пользоваться компьютером, встречаться с нежелательными людьми или просто критикуют поведение своих отпрысков, отметил эксперт.

Представители родительской общественности, приехавшие из разных уголков страны, отмечали: несмотря на то, что законопроект еще не принят, правоприменительная практика уже идет по обозначенному в нем пути, и в регионах возбуждается все больше дел по обвинению родителей по самым ничтожным, а порой сфабрикованным основаниям, которые влекут отбирание детей. Особенно потряс собравшихся рассказ заместителя председателя Тюменской региональной общественной организации «Центр защиты материнства "Покров"» Константина Шестакова о том, как в результате жестких действий правоохранительных и социальных органов при отбирании пятерых детей из семьи их многодетная мать скончалась. Участники слушаний обратились к Уполномоченному при Президенте РФ по правам ребенка с просьбой расследовать этот трагический случай.

Многие участники слушаний отмечали, что для разрешения проблемы жестокости в семьях необходимо снизить уровень пропаганды насилия и жестокости в средствах массовой информации, установить соответствующие законодательные требования к компьютерным играм и детским игрушкам, вернуть в законодательство возможность принудительного лечения граждан от алкоголизма и наркомании по решению суда.

Эксперты пришли к выводу, что обсуждаемый законопроект противоречит национальному законодательству, не соответствует российским традиционным духовно-нравственным ценностям и является опасным инструментом для разрушения семей. Собравшиеся единогласно решили, что в России такой законопроект не нужен.


http://www.pravoslavie.ru/news/79896.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #598 : 15 Августа 2015, 16:46:07 »

В Новороссийске погиб изъятый из семьи грудной ребенок

 Новороссийск, 14 августа 2015 г.

Трехмесячный Родион Тонких, изъятый из семьи 6 августа, скончался 12 августа 2015 г. в детской городской больнице села Мысхако (фактически это район города Новороссийска, где находится соматическая детская больница). Помещение в больницу — это обычная процедура для всех изъятых детей.

   

Согласно справке о смерти, ребенок умер в результате черепно-мозговой травмы (контакт с тупым предметом, очаговая травма и отек мозга). Родители обратились в прокуратуру. Основная версия: ребенка в больнице уронили, пишет "Милосердие.ru".

В больницу младенец был доставлен органами опеки, которые 6 августа 2015 года отобрали двоих малолетних детей: трехмесячного Родиона и трехлетнюю Илону из семьи Виктории и Максима Тонких. Родители — выпускники детского дома, отец семейства потерял работу.

Социальные службы, со слов родителей, вместо помощи стали предъявлять претензии, что в холодильнике недостаточно продуктов, скопился долг по квартплате, в доме не убрано.

Виктория Ломака, старшая сестра новороссийской епархиальной службы милосердия «Благостыня», в разговоре с корреспондентом портала «Милосердие.ru» сказала, что в поле зрения сестричества семья Виктории и Максима Тонких попала только уже после изъятия детей 6 августа.

«Мы их навестили: они не пьют, приличная семья, у них свое жилье, они не бомжуют, хотя у них действительно бедненько. Пока им была оказана единоразовая помощь — купили продуктов».

Обоснованность отобрания детей вызывает сомнение у общественников. Согласно статье 77 Семейного кодекса РФ дети могут быть отобраны из семьи только в случае угрозы их жизни или здоровью, которая в данном случае не наблюдается. Никаких документов об изъятии родителям не предоставили.

Теперь сестры службы милосердия «Благостыня» будут сопровождать семью. Духовник службы иерей Роман Хотков, по сообщению Виктории Ломака, вместе с сестрой милосердия ходил на встречу с органами опеки. Там сестры предъявили сотрудникам опеки чек на продукты, купленные для семьи, на сумму 6 тысяч рублей, заверили, что теперь холодильник буквально забит, и добивались, чтобы маме разрешили находиться в больнице с младенцем Родионом.

«Мальчик был на грудном вскармливании; сегодня похороны, а у мамы до сих пор есть молоко. Пока он был жив, она очень волновалась, как он переносит переход на смеси, и наши девочки добивались, чтобы ее пустили к ребенку, но не успели… — рассказывает Виктория Ломака. — Теперь сестры и священники приложат усилия, чтобы к родителям вернулась трехлетняя Ульяна. Наш духовник иерей Роман Хотков ищет адвоката, который сможет помочь».

Накануне смерти, по сообщениям СМИ, маленького Родиона должны были вернуть в семью, но так как у матери не оказалось справки о том, что отец ребенка устроился не работу, младенца не отдали. На следующий день мальчик погиб.

http://www.pravoslavie.ru/news/81365.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #599 : 08 Сентября 2015, 16:41:45 »

Ювенальная юстиция де-факто распространяется по России



Тюменский родительский комитет просит Президента России остановить незаконное изъятие детей из семей

Вчера в Тюмени состоялось общегородское собрание родителей на тему «Актуальные вопросы защиты прав и интересов семьи и детей в Тюменской области», сообщил «Русской народной линии» организатор мероприятия – Тюменский родительский комитет.

Родители собрались в связи с участившимися случаями необоснованного изъятия детей из семьи и внедрением ювенальных технологий в сфере образования и социальной защиты населения как в России, так и в Тюменской области.
 
Основным докладчиком на собрании была председатель совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребёнка, директор Общественного Центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности, член Экспертного Совета комитета Государственной Думы РФ по вопросам семьи, женщин и детей, член Центрального совета Ассоциации родительских комитетов и сообществ Ольга Владимировна Леткова. Она рассказала о ситуации в сфере защиты семьи и детей. Были названы причины необоснованного вмешательства государства в семью: «ювенальные» законы и другие нормативно-правовые акты, а также «ювенальные» подходы и практика работы с неблагополучными семьями. Т.е. законы и подходы, копирующие западную модель ювенальной юстиции. В частности, шла речь о ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», который открывает доступ в частную жизнь семьи под видом «социального сопровождения». Были озвучены необходимые поправки, которые могли бы исправить данный закон. Также Ольга Владимировна рассказала о попытках про-ювенального лобби «протолкнуть» законопроект «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия», в котором прописаны такие экзотические для России виды «семейного насилия» как экономическое (даешь мало карманных денег ребенку), психологическое (любая критика, запреты), а также по-новому трактуемое «физическое насилие» (шлепки и наказания).

Хотя уже и сегодня обычной практикой стало возбуждение уголовного дела (по ст. 116 УК РФ) по факту использования ремня в воспитательных целях, когда это не повлекло никаких последствий для здоровья и обосновано резко аморальным или опасным для него самого поведением ребенка, продолжила докладчица. Все это является не чем иным, как проявлением ювенальной юстиции, которая не существует де-юре, но де-факто все более распространяется в России на основе «телефонного права», внутриведомственных инструкций, регламентов межведомственного взаимодействия, а также в результате правового волюнтаризма, произвола и коррупции. Лоббируемый законопроект «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия» в случае его принятия подведет законодательную базу и сделает случаи необоснованного изъятия детей у добросовестных родителей повсеместными и массовыми, поэтому здравомыслящая родительская общественность выступает против него. Также было отмечено, что данные скопированные на Западе ювенальные подходы прямо противоречат Конституции, Семейному Кодексу РФ (77ст.) и здравому смыслу.

Помимо законодательных инициатив были сформулированы конкретные предложения по совершенствованию правоприменительной практики «на местах» во избежание необоснованного вмешательства государства в семью.

Далее Ольга Владимировна рассказала о недавней трагедии в Новороссийске, где при неясных обстоятельствах умер изъятый из родной семьи трехмесячный Родион Тонких. Предположительно, после изъятия его просто уронили на пол. Согласно предварительному заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть ребенка наступила в результате травмы головного мозга. Никаких серьезных причин для изъятия ребенка из семьи не было. Родители Родиона непьющие и заботливые, хотя и малообеспеченные. И самое страшное, что этот случай не эксцесс, а проявление системы бесчеловечного вмешательства государства в частную жизнь семьи. Также в своем докладе Ольга Леткова сообщила, что и тюменский трагический и вопиющий случай семьи Шадриных находится на контроле у Павла Астахова и общественности.

После Ольги Летковой слово взяла сарший помощник прокурора Тюменской области по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних Екатерина Сергеевна Тютюник. Она говорила о тех случаях, когда вмешательство в дела семьи действительно необходимо, что выглядело попыткой уйти от темы обсуждения, поскольку необходимость вмешательства в ситуации явной непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка никто не оспаривал. После своего выступления Екатерина Сергеевна покинула собрание, хотя у присутствующих было к ней множество вопросов.

Далее слово было предоставлено родителям, пострадавшим в результате неправомерных действий представителей социальных служб и применения ювенальных технологий. Выступил Николай Шадрин, супруга которого Лариса Шадрина умерла после незаконного изъятия троих детей. Данный случай получил широкую огласку в СМИ. Он рассказал, как происходило изъятие детей, как фабриковались улики против его супруги. Как оклеветали ее и его самого, представив алкоголиками и маргиналами. Не погнушались «правоохранители» фальсификацией подписей, документов и лжесвидетельствами.

Николай Шадрин направил в Следственный комитет заявление с требованием привлечь к ответственности лиц, виновных в фальсификациях. Он будет добиваться возобновления закрытого по факту смерти обвиняемой уголовного дела Ларисы Шадриной с целью ее оправдания, реабилитации и восстановления честного имени своей преждевременно скончавшейся супруги и всей семьи.

Далее слово взял адвокат Николая Шадрина, председатель коллегии адвокатов «Паритет» Эдуард Михайлович Коргожа. Он засвидетельствовал перед всеми присутствующими то, что материалы уголовного дела против Ларисы Шадриной были действительно сфальсифицированы. И показал на этом примере изнутри всю порочную схему современной практики работы правоохранительных органов и социальных служб с неблагополучными семьями. Рядовых исполнителей он назвал «рабами статистики», которые вынуждены идти фактически на должностные преступления ради показателей.

Тему продолжила многодетная мать Евгения Новопольцева, которая без преувеличения «с боем» и через суд добилась выделения положенного ей по закону жилья… площадью 40 кв.м. на десятерых (родители и 8 детей). Судебные тяжбы по квартирному вопросу сопровождались рейдам и попытками захвата (в прямом смысле слова) детей и самой мамы, которые безнаказанно осуществляли сотрудники полиции в отношении непьющей трудовой семьи Новопольцевых, единственной «виной» которых является многодетность и малообеспеченность.

Черту подвела Директор фонда поддержки национальных традиций «Отчий дом» Александра Евгеньевна Кудрявцева, раскрыв методологическую основу внедрения ювенальной юстиции западного образца. Она зачитала открытое письмо собранию родителей, где были предметно, наглядно и неопровержимо раскрыты деструктивные стороны деятельности и сущность прозападных «ювенальных» НКО: Национального фонда защиты детей от жестокого обращения (руководитель которого г-н Спивак недавно провел обучающий семинар в департаменте социального развития Тюменской области) и Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. В письме Александра Кудрявцева предложила собранию обратиться в Министерство юстиции, Государственную Думу и Генеральную прокуратуру РФ с требованием признать вышеперечисленные фонды иностранными агентами и запретить в России их разрушительную деятельность. Предложение было единогласно поддержано и приобщено к резолюции собрания.

Председатель правления общественной организации «Тюменский областной родительский комитет» Андрей Владимирович Добрынин в своем выступлении обратил внимание на то, что в основу государственной семейной политики Российской Федерации положены следующие принципы (согласно принятой Концепции): самостоятельность семьи в принятии решений относительно своей внутренней жизни, презумпция добросовестности родителей в осуществлении родительских прав и повышение авторитета родительства в семье и обществе. Таким образом, современная «ювенальная» практика работы с неблагополучными семьями противоречит не только Конституции и Семейному Кодексу, но и Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года.

Андрей Добрынин отметил, что в обход Семейного Кодекса РФ (ст. 77) детей из семьи стали не «отбирать», а «изымать». Согласно данным органов опеки в Тюменской области уже 4 года нет «отобраний», но сотни «изъятий» детей (в 2014г. – 156). Но ни в Семейном кодексе РФ, нигде в российском законодательстве понятия «изъятия ребенка» не существует. Но есть понятие «отобрание ребенка». И оно четко регламентировано. Отобрание ребенка должно производиться по Приказу соответствующего органа, должен составляться акт, копия акта должна выдаваться родителям. Факт отобрания ребенка в порядке ст. 77 СК РФ обязывает органы опеки в течение 7 дней обратиться в суд с иском о лишении или ограничении родительских прав. И самое главное: для отобрания детей должны быть очень веские, несомненные основания и доказательства того, что жизни и здоровью ребенка угрожает очевидная опасность. И это надо доказать в суде. А при «изъятии» ребенка ничего этого не нужно.

«"Изъятые" дети, - рассказали в Тюменском родительском комитете, - оторванные от родителей, могут "без суда и следствия" по произволу чиновников и полицейских месяцами, а иногда и годами томиться в спецучреждениях. И не у каждой семьи есть возможность и сила духа противостоять этой беззаконной системе. Поэтому в Тюменской области ежегодно имеют место сотни изъятий детей, но ни одного "отобрания". Представители опеки даже ставят это себе в заслугу, заявляют, что "изъятие", якобы, мера намного более гуманная, т.к. вернуть детей проще. Но ведь и отобрать намного проще! Захотел - отобрал, захотел – вернул. В этой формуле отчетливо виден не только дикий коррупциогенный фактор, но и откровенный произвол. А страдания и психологическая травма детей, лишенных родителей, не становится меньше от того, что все это назвали термином "изъятие".

После выступления основных докладчиков пришло время дискуссии и выступлений у "открытого микрофона". В течение получаса участники собрания высказывались, задавали вопросы, обращались за помощью и чаще всего выражали поддержку резолюции, идеям и духу собрания. Особенно запомнилось выступление секретаря общественной палаты Тюменской области, президента Тюменского государственного университета Геннадия Николаевича Чеботарёва, который выразил поддержку собранию, предложил утвердить резолюцию и пообещал вынести ее на обсуждение в Исполком Общественной палаты Тюменской области.

Резолюция собрания была принята единогласно. В ней была выражена поддержка обращению Ассоциации родительских комитетов  и сообществ (АРКС) Президенту России В.В.Путину о внесении поправок в Федеральный закон №442-ФЗ "Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации", против проекта федерального закона "О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия", против введения ювенальной юстиции под термином "правосудие, дружественное к детям" и других ювенальных проектов.

Кроме того, в резолюции родители потребовали прекратить незаконную практику отбирания детей из семьи, провести объективное и беспристрастное расследование трагической гибели Ларисы Шадриной в связи со вновь открывшимися обстоятельствами и попросили губернатора Тюменской области Владимира Якушева поставить это дело под свой личный контроль.

Также в резолюции предложено создать в области постоянно действующую объединённую комиссию из представителей органов государственной власти, Русской Церкви и родительской общественности для рассмотрения вопросов отбирания детей и выработки совместных подходов к защите семьи и помощи детям – в соответствии с исторически сложившимися в России нормами воспитания, культурой и нравственностью.

Резолюция будет направлена Президенту РФ, в Государственную Думу РФ, Правительство РФ, Губернатору Тюменской области Владимиру Якушеву, профильным департаментам администрации Тюменской области и Думу Тюменской области».

http://ruskline.ru/news_rl/2015/09/08/yuvenalnaya_yusticiya_defakto_rasprostranyaetsya_po_rossii/
Записан
Страниц: 1 ... 38 39 [40] 41 42 ... 45
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!