Русская беседа
 
19 Июня 2019, 03:03:45  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2] 3 4 ... 9
  Печать  
Автор Тема: Фашистская Литва. Грибаускайте: дочь офицера КГБ,марксистка, русофобка,лесбиянка  (Прочитано 26393 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 27 Января 2011, 17:38:25 »

Владислав Швед

Вильнюсская трагедия-91 (часть 3)


Как КГБ СССР боролся за независимость Литвы



Анализ событий, связанных с обретением Литвой независимости в период горбачевской перестройки, приводит к выводу о том, что она состоялась в результате целой цепочки предательских решений и действий Москвы и провокационных - Вильнюса.

Противостояние

Завершить трилогию вильнюсской трагедии следует разоблачением мифов, до сих пор тиражируемых в Литве и России. Прежде всего, докажем, что утверждение литовских властей о том, что накануне январских событий вся республика шла в независимость в «едином монолитном строю», за исключением жалкой кучки «отщепенцев», не соответствует действительности.

К осени 1990 г. большинству стало ясно, что декларативная независимость, провозглашенная 11 марта 1990 г., ввергла республику в социально-экономический кризис. Недовольство политикой Верховного Совета Литвы (ВС), возглавляемого В. Ландсбергисом, нарастало, как снежный ком.

Используя принудительный призыв в Советскую Армию литовских призывников, Ландсбергис попытался перевести «стрелки» недовольства на Москву. В итоге в республике в авральном порядке стали уничтожать таблички с названиями улиц и автобусных остановок на русском языке. Повсеместными стали отказы на обращения на русском языке в официальные учреждения, в том числе и поликлиники. В итоге популярная газета «Respublika» (от 6 января 1991 г.) ситуацию в Литве оценила, как «состояние общественного психоза».

В этот период глава литовского правительства К. Прунскене, благодаря зарубежным поездкам и встречам с рядом мировых лидеров, существенно повысила свой рейтинг. В вопросах отношений с Союзом Прунскене занимала прагматичную позицию и готова была пойти на определенные уступки в вопросах независимости Литвы. Она явно теснила на политической арене Ландсбергиса.

Газета «Lietuvos balsas» (от 30.01.90-06.01.91) опубликовала результаты общественного опроса, проведенного Институтом философии, социологии и права АН Литвы, согласно которым деятельностью ВС были недовольны 46% опрошенных. Поддержали ВС лишь 31% опрошенных.

Одним словом власть явственно ускользала из рук Ландсбергиса. В этой связи он задумал дьявольскую провокацию, которая должна была устранить с политического поля не только Прунскене, но и Компартию Литвы /КПСС (в дальнейшем КПЛ/КПСС). Как теперь стало ясно, активно в этом Ландсбергису помогали Яковлев и Горбачев.

Ухудшающаяся экономическая ситуация заставила правительство Литвы пойти с 7 января 1991 г. на значительное повышение (в 3-6 раза) розничных цен. Этот шаг Прунскене согласовала с Ландсбергисом. Однако, давая согласие на повышение цен, Ландсбергис приготовил «камень за пазухой». Подконтрольный ему Союз либералов Литвы отреагировал на повышение цен заявлением, что ВС и правительство республики окончательно утратили доверие трудящихся. Его поддержала Лига свободы Литвы (ультранационалистическая организация, также сторонница Ландсбергиса). Вечером 7 января Лига провела первый протестный митинг напротив здания ВС. В нем приняли участие, ошеломленные новыми ценами покупатели, вышедшие из магазина «Таллин», находившегося напротив ВС. (См. «Эхо Литвы» от 08.01.91).

8 января 1991 г. Ландсбергис, игнорируя тревожную ситуацию, направил Прунскене в Москву на встречу с Горбачевым. По удивительному совпадению тогда же в ЦК КПСС под разными предлогами были вызваны руководители КПЛ/КПСС. А в Вильнюсе в это время площадь у здания Верховного совета заполнили рабочие вильнюсского завода топливной аппаратуры, которых привела группа «Саюдиса». К ним присоединились рабочие ряда предприятий союзного подчинения. Вскоре вся площадь была полна людьми, которые прибывали из разных районов Вильнюса. Митингующие пытались прорваться в здание ВС, чтобы высказать депутатам своё недовольство. Но это им не удалось.

Протесты закончились, когда Ландсбергис лично пообещал митингующим, что цены будут возвращены. В итоге правительство Прунскене было вынуждено уйти в отставку, а коммунисты (КПСС) были обвинены в попытке захвата здания ВС и свержения законной власти. Но это был только первый акт задуманной Ландсбергисом провокации. Теперь наступила очередь действовать Горбачеву. Заметим, что Ландсбергису прекрасно были известны планы президента СССР и советских военных, вплоть до маршрутов, по которым двинется бронетехника на захват объектов в Вильнюсе.

Могло ли быть иначе?

10 января 1991 г. Горбачев направил Обращение к Верховному Совету Литвы с требованием восстановить действие Конституции СССР и Конституции Литовской ССР. В ответ Ландсбергис назвал обращение президента СССР «ультиматумом» и заявил, что Горбачев обратился якобы к «несуществующей Литовской ССР и Литовская республика отвергает все его обвинения». Далее события развивались стремительно.

11 января 1991 г. десантники взяли под охрану республиканский газетный комплекс (Дом печати), продукция которого способствовала разжиганию антисоветских настроений и межнациональной розни в республике. Формально всё было правильно. Но возникает ряд вопросов. Почему Дом печати не был взят под охрану в марте 1990 г., когда под охрану были взяты здания Вильнюсского горкома партии и ЦК Компартии Литвы, которые Компартия А. Бразаускаса отказалась разделить с КПЛ/КПСС. Почему надо было ждать до января 1991 г.? Ведь Совет Министров СССР ещё 28 марта 1990 г. принял постановление «О мерах по защите собственности КПСС на территории Литовской ССР».

В то время единственным наследником партийной собственности в республике провозгласила себя независимая Компартия Литвы А. Бразаускаса. Однако значительная часть партийной недвижимости в Литве по праву принадлежала КПСС. Дело в том, что в советские времена (с 1946 по 1988 гг ) доходы Компартии Литвы. составили 300,6 млн. рублей и все они пошли на выплату зарплат партийным работникам республики и текущие расходы. Общие же расходы Компартии Литвы за это время составили 414,5 млн. рублей.

Члены КПСС, в основном из российских краевых и областных парторганизаций, «спонсировали» коммунистов Литвы на сумму в 113,9 млн. руб.!

Эти средства были в основном использованы на строительство зданий для партийных нужд, того же Дома печати (29,8 млн. руб.), который и был взят под охрану (см. «Известия». 13 апреля 1990 г.). КПСС в Литве представляла КПЛ/КПСС. которой и передавались взятые под охрану партийные объекты.

Однако возникает вопрос. Почему при взятии под охрану собственности КПСС военные обязательно требовали присутствия при этом работников аппарата ЦК КПЛ/КПСС? В результате КПЛ/КПСС предстала перед литовской общественностью, как инициатор этой акции. Законный, но силовой «захват» спорных партийных зданий позволил Ландсбергису отождествить коммунистов-членов КПСС с брутальными захватчиками, которые изначально сделали ставку на грубую военную силу. Ясно, что передача КПЛ/КПСС партийных объектов, взятых под охрану, должна была осуществляться не в момент взятия объекта под охрану, а позже на основании официального распоряжения Управления делами ЦК КПСС. Мои попытки придать этому процессу правовой вид не имели успеха.

Создавалось впечатление, что Москва специально пыталась представить коммунистов-членов КПСС в неблагоприятном свете. В этом плане крайне странным и необъяснимым является возникновение 11 января 1991 г. буквально из «ниоткуда» Комитета национального спасения Литвы (КНС). Его союзные власти преподносили, как выразителя и защитника интернациональной части населения Литвы. Даже в докладе Генерального прокурора СССР Н. Трубина утверждалось, что якобы на основании просьбы этого Комитета командование внутренних войск МВД СССР и Вильнюсского гарнизона решили направить воинские подразделения к телерадиоцентру и телебашне, дабы прекратить подстрекательское телевещание (?!)

С правовой точки зрения это просто бред. Трубину следовало бы возбудить уголовное дело об антиконституционной деятельности КНС и разобраться, кого представлял этот Комитет, от чьего имени действовал, и кто предоставил ему полномочия заявлять о взятии власти в республике? Заметим, что для прекращения радиотелевещания «саюдистов» нужна была не просьба Комитета национального спасения, а исполнение Закона СССР «Об усилении ответственности за посягательства на национальное равноправие граждан и насильственное нарушение единства территории Союза СССР», принятого 2 апреля 1990 г. Он запрещал любую деятельность, направленную на дискриминацию граждан по национальному признаку, разжигание межнациональной ненависти, вражды и насилия.

Для введения президентского правления в Литве достаточно было другого Закона СССР - о чрезвычайном положении, принятого 3 апреля 1990 г. Согласно этому Закону, в случае, если органы власти в отдельных регионах страны «не обеспечивали надлежащего осуществления своих функций» было предусмотрено введение «временного президентского правления». Учитывая критическую ситуацию в Литве, которую усугубляли воинственные антиконституционные заявления Верховного Совета Литвы, оснований для введения президентского правления было более чем достаточно.

Возникает вопрос, кто хотел созданием Комитета национального спасения сделать коммунистов Литвы «крайними» в январских событиях? Заметим, что озвучивание заведующим идеологическим отделом ЦК КПЛ/КПСС Ю. Ермалавичюсом заявлений и требований этого Комитета не может быть свидетельством того, что Комитет являлся партийным детищем.

Вероятнее всего, некий московский гость, ссылаясь на чрезвычайные полномочия, полученные от Центра, ввел Ермалавичюса в заблуждение. Не случайно даже секретари ЦК КПЛ/КПСС были в неведении, кого представлял Комитет национального спасения. Ермалавичюс по этому поводу отмалчивался.

Заметим, что в ходе судебного процесса над литовскими коммунистами выяснилось, что документы КНС печатались на пишущей машинке, находившейся в штабе Вильнюсского гарнизона, который являлся штаб-квартирой московских гостей!

Сегодня практически невозможно установить, какие гости из Москвы и с какими полномочиями действовали в Вильнюсе в период с 8 по 13 января 1991 г. В течение 1990 г. в Вильнюс, а соответственно, и в ЦК КПЛ/КПСС, приезжало немало эмиссаров из Центра. Многие из них представляли не только ЦК КПСС, но армию и КГБ СССР. Все они козыряли особыми полномочиями. Работники ЦК привыкли к ним. Военная форма и соответствующее удостоверение гостей стали для них своеобразным мандатом на получение руководящих указаний. Это сыграло роковую роль в те январские дни.

Так, выяснилось, что 12 января 1991 г. Светлана Бабаева, технический секретарь первого секретаря ЦК Компартии Миколаса Бурокявичюса, по распоряжению неких московских чекистов собрала в зале ЦК городской партийный актив, который впоследствии, и в союзных и литовских документах, был представлен, как дружина Комитета национального спасения. Валентин Лазутка, бывший тогда первым секретарем горкома партии, об этом ничего не знал, так как был вызван той же Бабаевой к Бурокявичюсу, которого напрасно прождал в приемной несколько часов. Потом выяснилось, что и Бурокявичюс к его вызову был непричастен. Первый секретарь также в это время был деликатно изолирован. В итоге руководство всей ситуацией от имени ЦК и горкома Компартии Литвы 12 января 1991 г. осуществляли чекисты из Москвы.

Вышеизложенная информация может вызвать недоверие. Однако приведем ещё одно доказательство того, что многие события в Литве в те годы инспирировала Москва. Сегодня известны убедительные свидетельства, что литовский «Саюдис», как и большинство других общественных движений периода перестройки, был задуман Яковлевым и Горбачевым. Идея состояла в том, чтобы создать альтернативу КПСС, которая позволила бы Горбачеву оказывать общественное давление и на партию в целом, и на «забронзовевших» региональных партийных князьков.

Практическое осуществление проекта было поручено КГБ СССР. Об этом рассказал в своих воспоминаниях вышеупомянутый Валентин Антонович Лазутка. В 1988 г. он руководил Институтом философии и одновременно был секретарем парткома Академии наук Литовской ССР, в стенах которой зародился «Саюдис», После раскола Компартии Литвы в декабре 1989 г. Лазутка был избран первым секретарем Вильнюсского ГК КПЛ/КПСС, а впоследствии секретарем ЦК КПЛ/КПСС.

В силу своего положения В. Лазутка весной 1988 г. оказался непосредственным участником событий, предшествующих созданию «Саюдиса». Он вспоминает, что тогда весьма активизировалась деятельность сотрудников КГБ, курировавших Академию наук. В ЦК КП Литвы работу по созданию «Саюдиса» возглавлял секретарь ЦК Лёнгинас Шепетис, единомышленник Александра Яковлева. Однажды Лазутка даже стал свидетелем телефонного разговора Шепетиса с помощником Яковлева по поводу необходимости создания движения за перестройку в Литве. Я, будучи в то время первым секретарем Октябрьского райкома КП Литвы г. Вильнюса, неоднократно слышал в кулуарах ЦК Компартии Литвы разговоры о том, что создание «Саюдиса» санкционировала Москва.

Лазутка пишет, что именно сотрудники КГБ Литовской ССР провели в июне 1988 г. всю организационную работу по подготовке учредительного собрания «Саюдиса». Ими же был подобран персональный состав Инициативной группы «Саюдиса», в которую вошли 35 человек. Многие из них были людьми, пользующимися большим авторитетом в Литве. Однако подлинным костяком группы являлись 16 человек, как впоследствии выяснилось, давно сотрудничавших с КГБ. Сегодня это неопровержимый факт.

Лазутка также сообщил, что накануне учредительного собрания «Саюдиса» в Литве появился сотрудник Отдела науки ЦК КПСС, уточнивший все детали будущего собрания, но воздержавшийся от участия в нем. Известна и другая пикантная подробность. Оригинал протокола этого учредительного собрания в архивах «Саюдиса» отсутствует. Он до сих пор находится где-то в архивах КГБ, так как секретарь учредительного собрания Зигмас Вайшвила сразу же передал его своему куратору из КГБ. Как видим, московские эмиссары управляли ситуацией в Литве с момента создания «Саюдиса». (Воспоминания доктора философских наук В.Лазутки опубликованы в газете «Karštas komentaras»: №13, 2007 г. и №1, 2008 г.)

Дополнительно следует процитировать разговор В. Лазутки с председателем республиканского Комитета госбезопасности Ромуальдасом Марцинкусом. Лазутка пишет: «Я не хотел бы подробно излагать содержание нашей беседы, но позволю себе рассказать об ответе генерала на один из моих вопросов. «Если ваш Комитет является государственной структурой СССР и вы сам являетесь советским человеком, то как можете служить ландсбергистам, явным врагам Советской власти?», - спросил я. Ответ был таков: «Я выполняю приказ из Москвы лично Крючкова, и не больше». Вот такой горький ответ получил я на свой наивный вопрос».

Тема предательства в КГБ СССР и Советской армии заслуживает отдельного разговора. Известно, что председатель КГБ СССР В. Крючков до конца жизни отстаивал советские ценности. Но, видимо, А. Яковлев в тот период сумел каким-то образом убедил Крючкова в том, что всё делается на благо советской власти. Но руководителю секретной службы, это не делало чести. К сожалению, известны и другие непростительные промахи Крючкова, прежде всего, в отношении Горбачева и Яковлева, которые очень дорого обошлись стране под названием СССР. Что же касается В.Лазутки, то он в любых ситуациях вел себя, как честнейший и глубоко порядочный человек.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 27 Января 2011, 17:38:58 »

(Окончание)

О явно предательской роли Центра в литовских событиях свидетельствует и такой факт. В 1990-1991 гг. начальник Департамента охраны края Литвы А. Буткявичюс ездил по воинским частям Советской Армии, дислоцированным в Литве, и уговаривал советских офицеров переходить на службу в литовскую армию. Военное командование не возражало против этих визитов. На все недоуменные вопросы следовал один ответ: «Москва дала такое указание!».

Помимо этого Буткявичюс в 2000 г в интервью «Независимой газете» (от 4.08.2000) заявил, что в сентябре 1990 г. он неоднократно встречался с начальником Генштаба Вооруженных сил СССР генералом армии Моисеевым. Буткявичюс утверждает, что Моисеев: «дал мне понять, что мы ломимся в открытую дверь. У них в штабе, по его словам, уже тогда были готовые документы на случай отделения Прибалтики, и они уже обсуждали статус военных баз в Литве». Конечно, это не говорит о предательской позиции начальника Генштаба. Военные обязаны иметь планы на все случаи жизни, но зачем об этом говорить явному «сепаратисту»?

Но вот факт продажи в декабре 1990 г. штабом Прибалтийского Военного округа Департаменту охраны края непризнанной Литовской республики 215 единиц военной техники и имущества, по сути, являлся предательским.

Без команды из Москвы такая сделка была бы невозможна. После этого только остается размышлять о том, кто и на чьей стороне был в литовско-советском противостоянии.

Но предательство гнездилось не только в Москве. ЦК КПЛ/КПСС работал под плотным контролем литовского Департамента госбезопасности Литвы (ДГБ). Три агента ДГБ (видимо, их было больше. Полагаю, что некоторых, на всякий случай, до сих пор не расшифровали) действовали в аппарате ЦК Компартии. Два агента работали в штабе Вильнюсского гарнизона в Северном городке.

В настоящее время является установленным факт изготовления и озвучивания агентами ДГБ ряда подложных документов от имени ЦК Компартии Литвы и Гражданского Комитета Литовской ССР. Также известно, что ДГБ в 1990 г. тиражировал подстрекательские заявления от имени мифической радикальной организации «Коммунисты за демократию». Путем распространения подложных листовок и призывов агенты ДГБ провели десяток подставных митингов, которые внесли неразбериху в стан сторонников КПЛ/КПСС. ДГБ даже наладил издание газеты «Большевик» - орган также мифического Особого Отдела партии большевиков Литвы.

Об этих «подвигах» ДГБ поведала газета «Литовский курьер» в статье «Юбилей с пробелами памяти» (№ 15/268, апрель 2000 г.). Возможно, в недрах ДГБ и родился мифический КНС? Не исключено, что в этой провокации были задействованы некоторые прибывшие из Москвы лица, возможно и чекисты, имевшие цель дискредитировать работу ЦК КПЛ/КПСС. Имея соответствующее удостоверение и полномочия можно было легко заставить профессора Ермалавичюса, сугубо гражданского человека, поверить в то, что Комитет национального спасения действует по указанию из Москвы и он строго засекречен. Не случайно за истекшие двадцать лет так и не удалось обнаружить каких-либо реальных доказательств существования КНС.

Ну, а теперь вновь вернемся к январским событиям 1991 г.

«Quid prodest?» или - кому выгодно?

Не вызывает сомнений, что в силовых акциях советских военных был наиболее заинтересован Ландсбергис и его окружение. Этот факт подтвердил А. Буткявичюс 11 января 2001 г. в телепередаче «Независимое расследование» с Николаем Николаевым

Анализируя вильнюсскую акцию у телебашни, организованную КГБ СССР и советским генералитетом, невольно приходишь к выводу, что она не столько преступна, как утверждает литовская сторона, сколько абсурдна. Известно, как тщательно КГБ СССР планировал свои операции. Создается впечатление, что к январю 1991 г в КГБ перевелись специалисты. В результате «Альфа» и десантники, как бычки на веревочке, двинулись к месту заклания, которым стала телебашня. Что это - глупость или чей-то коварный расчет? Все говорит о втором.

Заметим, что литовское радио и телевидение провокационные призывы транслировало с осени 1990 г. Ждать до 13 января 1991 г., когда Ландсбергис собрал на защиту телебашни тысячи людей, было просто преступно. Не вызывает сомнения, что 5 или 6 января, то есть в предыдущую субботу и воскресенье, Дом печати, телебашню и здание телерадиокомитета можно было взять под охрану силами небольших патрулей без применения бронетехники.

Но кому-то в Москве понадобилось организовать «шоу» с шумом и громом, с холостыми выстрелами танков и сплющиванием легковых машин. Да, и необходимость силовой акции 13 января вызывает большие сомнения. Проблему можно было решить другим путем. Это наглядно показала ситуация 19 августа 1991 г.

Тогда, в первой половине дня после заявления ГКЧП у «ландсбергистов» началась подлинная паника. Многие депутаты Верховного Совета Литвы предпочли уехать из Вильнюса. Работникам аппарата Верховного Совета Литвы выдали на руки трудовые книжки и трехмесячную зарплату. Представители литовских силовых структур сняли национальные знаки различия, а мне постоянно звонили бывшие «соратники» по литовской Компартии и спрашивали, не планируются ли их аресты.

Ландсбергис с дрожью в голосе звонил Г. Янаеву в Москву и спрашивал, что будет предпринято в отношении Литвы. То есть, для наведения порядка в Литве Кремлю достаточно было реально повысить голос.

Добавим, что в январе 1991 г. проблему с литовским радио и телевещанием можно было решить путем прекращения подачи электроэнергии на передающие устройства телебашни. Специалисты из «Альфы» сделали бы это тихо и незаметно в течение получаса. В этой связи недоумение вызывает такой момент. Как известно, захват вильнюсской телебашни не лишил «саюдистов» радио и телевещания. Эту роль стал выполнять каунасский радиотелецентр. Почему же одновременно не захватили и его? Получается, что разработчики акции были или дилетантами или подобное было запланировано?

Ответ приходит, если признать, что акция у телебашни была провокацией, которую совместно организовало горбачевское и ландсбергистское окружение. Не случайно известный литовский писатель и общественный деятель Витаутас Петкявичюс в интервью («Обзор» 14. 10. 2002 г.) подчеркнул, что январская провокация у вильнюсской телебашни «была подготовлена с обеих сторон: М. Горбачевым и В. Ландсбергисом при участии руководителя КГБ Э. Эйсмунтаса и А .Буткявичюса».

Первой о том, что январские события были спровоцированы Ландсбергисом, публично заявила известная литовская писательница и активная сторонница независимости Литвы депутат ВС Литвы Видманте Ясукайтите. 17 июня 1991 г. на учредительной конференции регионального отделения Форума будущего Литвы в г. Пренай она сказала (в изложении).

«Печально, что 13 января наши юноши неизвестно почему пали жертвами у телебашни. Я, вместе с другими депутатами, прибыв к башне, уговаривала ребят уйти, так как нам было известно, что эта провокация была подготовлена В. Ландсбергисом. Но ребята были пьяны и не хотели нас слушать.

Здания телевидения и Дом печати были заняты, так как оттуда распространяли клеветническую политику ландсбергистов. Если бы Ландсбергис был настоящим литовцем, то всего этого не было бы. Советские солдаты выполняли воинский долг, а люди погибли из-за расчетов Ландсбергиса. Такое правительство ведёт нас к обнищанию и погибели. А Ландсбергис, идя по пятам своего отца, создает в Литве фашизм…»

Это выступление Ясукайтите «саюдисты» предпочли замолчать. Не заинтересовало оно и литовскую прокуратуру, так как противоречило официальной версии. Также отнеслось литовское правосудие и к заявлению ранее упомянутого А. Буткявичюса, которое он сделал в 1997 г. в Англии, находясь там на военной стажировке.

Пытаясь преподнести себя, как основное действующее лицо в организации обороны Литвы в январе 1991 г. Буткявичюс заявил английским журналистам, что во время штурма вильнюсской телебашни в толпу с крыш домов стреляли его боевики.

Ибо только это, по его мнению, позволило Литве окончательно порвать с СССР с минимальным количеством жертв.

В статье Виктора Чеботарева «Зачем Николаеву "Расследование"?» сообщается, что один из офицеров английской САС (подразделение антитеррора английских спецслужб) переслал кому-то из офицеров спецгруппы «Альфа» вырезки английских газет с заявлениями Буткявичюса. Их обнародование могло бы серьезно ударить по официальной версии гибели январских жертв. Но пока они безмолвно лежат в чьем-то письменном столе.

Лондонское заявление Буткявичюса осталось для общественности Литвы неизвестным. Однако возмездие со стороны тогдашнего председателя ВС Литвы Ландсбергиса последовало незамедлительно. После возвращения в Литву на Буткявичюса было сфабриковано уголовное дело о взятках и он был осужден на 5 лет. Но отсидел лишь два года. После выхода из тюрьмы Буткявичюс стал осторожнее в высказываниях, но упорно отстаивает свой приоритет в методах ведении «психологической войны» против СССР, которые позволили «малой кровью» отстоять независимость Литвы.

В апреле 2000 г. Буткявичюс в интервью литовскому еженедельнику «Обзор» (№15 /170/) вновь подтвердил, что жертвы январских событий были им изначально запланированы, якобы для того, чтобы оплатить свободу Литвы «малой кровью». Заявление Буткявичюса произвело в Литве эффект разорвавшейся бомбы, тем более, что его подтвердил упомянутый В.Петкявичюс. Он лично знакомился с материалами уголовного дела по факту гибели людей у телебашни, так как с 1993 по 1998 г. возглавлял Комитет по национальной безопасности Сейма

Выступая 14 апреля 2000 г. в еженедельной русской телепрограмме «Неделя», Петкявичюс заявил, что «с крыш соседних домов по собравшейся у телебашни толпе людей стреляли наши «саванорисы». Это полностью опровергало официальную версию, согласно которой 13 января 1991 года литовские граждане у телебашни погибли от пуль военнослужащих Советской Армии и от наезда советской бронетехники. Но литовское правосудие вновь не услышало этого заявления.

Литовские следователи также предпочли не заметить изданную в 2003 г. книгу Пяткявичюса «Корабль дураков». В ней было написано: «На совести Ландсбергиса и А. Буткявичюса жертвы ночи тринадцатого января, поскольку один придумал, а по приказу другого несколько десятков пограничников были переодеты и впущены в телебашню. Это они сверху вниз стреляли в толпу… Я это своими глазами видел, когда возле моих ног от асфальта рикошетом отскакивали пули». (Стр. 78).

В интервью «Обзору» (от 14. 10. 2002 г.) Петкявичюс рассказал, каким образом он выяснил, что в людей у телебашни стреляли литовские пограничники. Оказывается в 1993 г. все 18 пограничников пришли в Сейм к Петкявичюсу с жалобой на то, что их вычеркнули из списков участников событий 13 января. «Они рассказали, что их начальник Чеснулявичюс с пистолетом в руке поставил всех к стенке и заявил, что если они хоть одним словом заикнутся, что были на телебашне, — с ними будет покончено!»

Существуют и другие свидетельства, подтверждающие причастность боевиков «Саюдиса» к гибели январских жертв. Так, на момент суда, рассматривавшего дело бывшего лидера «Единства» В. Иванова, в уголовном деле имелись свидетельские показания о том, что почти за час до появления около телевизионной башни советских десантников, «в темноте под кустами» уже лежали на земле тела людей.

Известно также, что в 1 час 10 минут ночи 13 января 1991 г. из окна здания Верховного Совета Литовской Республики ксёндз Альгимантас Кейна начал служить мессу по погибшим от Советской армии, начав её со слов: «Уже есть первые жертвы!». В то же время известно, что колонна с десантниками появилась у телебашни в 1 час.50 мин. О первых жертвах стало известно только в 2 часа 30 мин.

Завершить тему январских жертв хочется цитатой из книги Георгия Ефремова «Мы люди друг другу. Приложение 5». Это монолог литовца после январских событий. «Это не просто мерзость – это великая глупость! Теперь нет пути ни к какому компромиссу – за эту ночь Москве придется платить одним: уходом отсюда. Мы знаем, что ни русские, ни поляки, да и коммунисты ни в чем не виноваты, – но как им, как вам теперь жить? Как может великая держава доверяться проходимцам? Как можно, борясь с Ландсбергисом, давать ему такой шанс? Ведь он шахматист, даже чемпионом Литвы был, – такие промахи он использует мгновенно и безжалостно! И правильно: с такими соперниками говорить не о чем, с ними всё ясно». Комментарии излишни.

P. S. Вышеизложенные факты не являются секретом, но они так и не заинтересовали литовских прокуроров. Подобное поведение литовского правосудия вполне объяснимо. Оно не может назвать имена настоящих убийц, виновных в январских жертвах. Ведь у власти в Литве до сих пор наследники «Саюдиса». В случае обнародования имен подлинных убийц, миф о героической роли «Саюдиса» в обретении Литвой независимости в 1988-1991 гг. рухнет.

Добавим, что после введения в Литве уголовной ответственности за непризнание советской агрессии и оккупации, рассчитывать на пересмотр версии о январских событиях стало нереально.

Об этом свидетельствует ситуация с лидером литовских социалистов Альгирдасом Палецкисом. В ноябре 2010 г. в ходе обсуждения трагических событий 13 января 1991 г. в эфире радиостанции «Žinių radijas» (Радио новостей) Палецкис заявил, что «становится ясно, свои стреляли в своих».

В этой фразе консерваторы, духовным лидером которых является Ландсбергис, усмотрели отрицание «советской агрессии». В результате против Палецкиса возбуждено уголовное дело и ему грозит до двух лет тюрьмы, если будет доказана его вина. Такова литовская демократия в действии. Некоторым российским либералам она весьма по душе.

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/vilnusskaja_tragedija-91_chast_3_2011-01-26.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 04 Февраля 2011, 17:28:38 »

Рудницкий Леонид Анатольевич

Литва нацелилась на компенсацию от России



Министр иностранных дел Литвы Аудронюс Ажубалис считает, что его страна и Россия приближаются «к одинаковой оценке прошлого». Тому, кто не очень в курсе российско-литовских отношений, может стать интересно: какого прошлого? Монголо-татарского ига? Падения Древнего Рима? Или же Ледникового периода? Может, Литва считает, что Ледникового периода не было, а иго оказалось для России исключительно полезным? Увы, нет. Под прошлым Литва понимает все то же – «советскую оккупацию» себя любимой.

О приближении к единой точке зрения на больной для Литвы вопрос Ажубалис заявил по итогам своего трехдневного визита в Москву. Поскольку разъяснений от российских дипломатов на этот счет
не последовало, остается только гадать, что же литовский министр имел в виду: то ли Литва склоняется к точке зрения России, то ли наоборот. Последнее, впрочем, представляется маловероятным... но чем черт не шутит. Взяла же Россия на себя устами нынешних руководителей ответственность за Катынь, вопреки здравому смыслу и вероятным последствиям такого шага, так что и тут все может быть.

Вообще давно замечено, что президенты (и премьеры) приходят и уходят, а результаты их деятельности остаются с народом на долгие годы, если не десятилетия (это уж как тот или иной президент постарается). С них потом взятки гладки, словно с гуся вода, а народу приходится за все отвечать. Взять хоть того же Ельцина: его уже нет, и семейство его ни при чем, а заваренную им кашу мы расхлебываем до сих пор, и долго будем расхлебывать...

Но вернемся к «советской оккупации» Литвы. На пресс-конференции министра спросили, станет ли Литва после того, как единая оценка прошлого будет достигнута окончательно, требовать с России как правопреемницы СССР компенсацию в размере $31 млрд. «Мне неизвестны такие цифры», – уклончиво заявил он в ответ, из чего следует, что требование все-таки будет, а сумма пока уточняется.

«Я также не буду говорить про такие прямолинейные утверждения, равно как и про т. н. советскую оккупацию, потому что она всегда признавалась и признаётся всем мировым сообществом. Другое дело, что у нас есть закон и есть референдум, согласно которому каждое литовское правительство обязано добиваться этого решения», – пояснил Ажубалис.

Приведенная цитата – хороший образец дипломатического языка, который существует для того, чтобы говорить много, но сказать мало. Впрочем, даже и этого вполне достаточно, чтобы понять: Литва тихой сапой станет добиваться поставленной цели.

«В меня вселяет надежду то, что мы с Россией подходим к одинаковой оценке прошлого. Наша совместная комиссия историков работает уже шестой год, скоро будет выпущен второй том документов «Литва и Россия, 1939-1940 гг.». Мы дискутируем по поводу нашего прошлого. Без общего согласия по поводу прошлого все разговоры о компенсациях звучат смешно и нереально. Мы сейчас говорим об общем понимании нашего прошлого, которое нас и разделяет, и объединяет», – заявил Ажубалис.

Ну, если речь идет о понимании на уровне историков, то это еще ладно, пускай. Лишь бы не было никаких громких заявлений о признании «оккупации» из уст президента, премьера или главы МИД РФ. Им-то что – продержатся еще один, другой или даже третий срок, но затем неизбежно придут иные руководители, а слово, выпущенное однажды высшим руководителем страны, еще в большей степени не воробей, чем слово любого из нас: его и не поймаешь, и не забудется оно никогда. Им ли об этом не знать? А ведь складывается иногда впечатление, что не знают…

«В этом году мы празднуем 20-летнюю годовщину подписания договора между Литвой и Россией, – продолжил Ажубалис. – Это подчеркнул вчера на конференции и мой коллега, г-н Лавров. Там все очень ясно сказано. Так что самой Россией дана оценка прошлого. Но консенсуса в политической элите по поводу оценки этого прошлого нет. И мы должны понемногу к нему идти».

«Мы» в понимании литовского министра – это кто? Литва или Россия? Или обе вместе? Если Литва, то пусть идет. А если Россия, то тут же хочется поинтересоваться: почему это она «должна понемногу» идти туда, куда ей ходить невыгодно? Пусть бы Литва отправлялась туда сама и не искала себе компанию, а мы уже однажды свою позицию высказали и с тех пор ее придерживаемся: Россия не отвечает за действия СССР.

Литва же, однако, упорно нас туда тащит, по пути расставляя капканы. Вот один из последних: 31 января Министерство юстиции Литвы сообщило, что им подготовлен проект поправок к соответствующему закону, которыми предусматривается право для «пострадавших от советской оккупации» с 1941 по 1991 (!) гг. требовать компенсации, независимо от срока давности.

Значит, когда они распевали на наших телевизионных «огоньках» свои прибалтийские шлягеры с характерным акцентом, они были «оккупированными»? И когда учились в наших лучших вузах – тоже? И когда получали порты, дороги, заводы, АЭС и прочие материальные активы, превратившие их отсталые аграрные страны в индустриально развитые, – это они так страдали под пятой поработителей?.. Воистину, если нужно рассказать о том, что такое черная неблагодарность, то лучшего примера не сыскать.

Расчет
при принятии упомянутых законодательных поправок прост: Литва хочет повторить опыт истцов к послевоенной Германии. Тогда пострадавшие завалили ее огромным количеством исков, и власти ФРГ в конце концов решили, что выгоднее
выплатить компенсации всем централизованно, чем разбираться с каждым истцом по отдельности.

Примерно такое же будущее готовят для нас и бывшие прибалтийские «братья». И тут нашим властям следует быть очень осторожными в вопросе «одинаковой оценки прошлого», а блаженным историкам, заседающим в «совместных комиссиях», понимать, что они творят своими писульками.

В ходе визита в Россию, который прошел 1-3 февраля, Ажубалис также встретился с представителями правозащитного общества «Мемориал» и с председателем Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ Михаилом Федотовым. Литва готовит почву для компенсационно-искового наступления по всем направлениям.

Справка KM.RU

Официальные цели визита министра иностранных дел Литвы, действующего председателя Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) Аудронюса Ажубалиса в Москву: обсуждение с российскими должностными лицами выполнение обязательств саммита ОБСЕ в Астане и приоритеты литовского председательства, к числу которых относятся затяжные конфликты, транснациональные угрозы, энергетическая безопасность
, свобода СМИ, а также способы укрепления ОБСЕ.


http://news.km.ru/litva-natselilas-na-kompensatsiyu-ot-rossii
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 07 Февраля 2011, 22:41:17 »

Литва требует компенсаций за то, что уже украла



Литовцы в оккупированном ими по сталинской воле городе Вильно наконец-то подсчитали, сколько им Россия задолжала. Сделали они это с должной серьезностью, считали вдумчиво, и совсем не смеялись при оглашении итогов.

Оказывается, хотят литовцы $31 млрд. На пресс-конференции в Москве глава МИД Литвы Аудронюс Ажубалис изрек: «Я также не буду говорить про такие прямолинейные утверждения, равно как и про «так называемую» советскую оккупацию, потому что она всегда признавалась и признаётся всем мировым сообществом. Другое дело, что у нас есть закон и есть референдум, согласно которому каждое литовское правительство обязано добиваться этого решения».

Судя по размерам суммы, можно предположить, что литовцы, включили в нее стоимость недвижимости, которую они захватили в оккупированном Виленском крае, убив или изгнав ее хозяев. Компенсаций за истребление мирного населения в России и Белоруссии они попозже потребуют, когда подсчитают затраченные на это литовскими пособниками гитлеровцев усилия.

Хотелось бы понять, не является ли Аудрунюс Ажубалис одним из потомков тех, кто явился в Вильно по сталинской воле, кто порадовал Гитлера усердием в истреблении и изгнании жителей этого города и его окрестностей? Не является ли Аудрунюс Ажубалис в Вильно прямым результатом масштабного геноцида его жителей? Кто является законным хозяином земли, на которой его нынешний дом находится, и куда именно этот человек подевался? Не живут ли, Боже упаси, министр иностранных дел Литвы, как и его сподвижники по литовскому правительству, на ворованной земле, хозяин которой был убит или изгнан из родного дома? Этот вопрос подлежит вдумчивому изучению.

Нет в современной истории более смешного анекдота, чем литовцы, в Вильно «оккупацией» возмущающиеся. Но анекдот этот не только смешон, но и страшен. Как известно, подавляющее большинство литовского населения города, который ныне переименован в Вильнюс, - это потомство переселенцев, которые приехали в оккупированный Вильно после событий осени 1939 года. Литовская миграция на оккупированные территории с осени 1939 года проходила в относительно бескровных формах, сталинский тоталитаризм мешал развернуться, но с конца июня 1941 года обернулась масштабным геноцидом местного населения.

Еврейских хозяев домов литовские пришельцы убивали самыми разнообразными способами с благословения гитлеровцев, коих считали освободителями. С польскими владельцами недвижимости литовцы обходились значительно гуманнее и толерантнее. Их, конечно, борцы за свободу Литвы тоже убивали в больших количествах, но далеко не всегда. Зачастую поляк мог отделаться всего лишь потерей дома, остаться в живых и благодарить литовцев за гуманность и милосердие. Не быть убитым литовскими холуями Гитлера и кумирами русскоязычных подрабинеков у поляка шансов было неизмеримо больше, чем у евреев.

А небольшая часть польской общины в Виленском крае даже до сих пор сохранилась. Она, правда, сильно раздражает литовских мигрантов своим глупым нежеланием носить польские фамилии, облагороженные по литовскому образцу.

Конечно, литовцы считают ужасно неприличными воспоминания о своем кровавом «освоении» Виленского края. Но при этом прекрасно понимают, что им ничего не остается, кроме как использовать древний воровской прием – громко кричать «Держи вора», с совершенно серьезным видом обличая пакт Молотова–Риббентропа. А ведь Литва в ее нынешнем виде – прямое порождение этого пакта. Без него о присутствии Ажубалиса и компании в их нынешней столице сейчас и речь бы не шла. И требовать компенсаций за то, что их дедушки и бабушки когда-то украли, литовцы бы не стали.

Максим Купинов

http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=1&newsid=13417
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #19 : 30 Апреля 2011, 07:16:10 »

Литва в 1940 году



В июле 2010 года исполнилось 70 лет со дня добровольного вхождения республик Прибалтики в состав Советского Союза.  Споры по данной теме продолжаются и в наше время. В соответствии с очередной политической конъюнктурой руководящие круги независимых государств Балтии и сегодня пытаются мифологизировать историю, изображая их присоединение к СССР исключительно как советскую оккупацию.

Что же на самом деле происходило в Прибалтике летом 1940 года? Рассматривать этот вопрос необходимо с двух сторон: во-первых, исходя из внутриполитической ситуации, складывавшейся в этих государствах в данный период, и, во-вторых, трезво оценивая внешнеполитическую остановку того времени.

Попробуем посмотреть на события 1940 года на примере Литвы.

Начиная с 1926 года Литва находилась под жестким авторитарным управлением диктатора националистической партии таутининков Антанаса Сметоны, в 1928 году официально провозглашенного «вождем нации» и сосредоточившего в своих руках огромные властные полномочия. Ведущие политические партии Литвы были запрещены, а  литовский парламент состоял исключительно из членов правящей партии. Люди оппозиционных взглядов, принадлежавшие к левым политическим движениям, и прежде всего – коммунисты, находились в глубоком подполье или были заключены в тюрьмы и 2 концентрационных лагеря, расположенных в Варняй и Димитраве. В стране были запрещены профсоюзы и другие рабочие организации. Вспыхивавшие то и дело во второй половине 1930-х годов крестьянские восстания против низких цен и высоких налогов подавлялись, а их участники подвергались жестоким преследованиям, вплоть до вынесения им смертных приговоров. Особенно жестоко было подавлено выступление крестьян в Сувалкии в 1936 году. Поэтому в среде интеллигенции и студенчества были распространены левые, просоветские настроения.

Следует также отметить, что у Литвы сохранялись крайне напряженные отношения с соседней Польшей, оккупировавшей в 1920 году Вильнюсский край, на который претендовала Литва.

После прихода в соседней Германии к власти нацистов, политические события в Литве начали развиваться с особой стремительностью. В июне 1934 года пронацистски настроенный бывший литовский премьер-министр А. Вольдемарас, являвшийся «фюрером» военизированной националистической группировки «Гялянжинас вилкас» («Железный волк») и начальник генерального штаба генерал П. Кубилюнис организовали неудачный путч против своего старого соратника Сметоны. За спиною путчистов явно просматривались интриги гитлеровского руководства. Путчисты были арестованы, но после амнистии многие из них перебрались в Германию, где позднее создали печально знаменитую группировку «Союз активистов Литвы» (ЛАС). Германия и поощряемая ею Польша со 2-й половины 1930-ых годов стали оказывать на Литву жесткое давление, добиваясь от её руководства внешнеполитических уступок. Так, 17 марта 1938 года Польша, сконцентрировавшая на польско-литовской границе значительные войска, предъявила литовскому правительству ультиматум о  немедленном и безусловном установлении дипломатических отношений, что фактически означало отказ Литвы от прав на Вильнюс и Вильнюсский край. 19 марта правительство Литвы приняло польский ультиматум. Такие действия вызвали всенародное возмущение, сопровождавшееся массовыми антиправительственными демонстрациями в крупнейших городах Литвы.  Год спустя, в марте 1939-го, нацистская Германия, активно поощрявшая прогерманский сепаратизм на территории Клайпедского края, тоже предъявила ультиматум Литве, в котором изложила свои территориальные претензии, и 22 марта сметоновское правительство подписало договор о передаче Германии Мемельского (Клайпедского) края. Единственным гарантом независимости Литвы, готовым прийти к ней на помощь в случае агрессии Польши и Германии, являлся Советский Союз.

Заключение советско-германского договора 23 августа 1939 года и последовавший за этим разгром Польши вызвал у значительной части литовской общественности восхищение. Многие литовцы считали, что таким образом Вильнюсский край и город Вильнюс, в конце концов, будут возвращены литовскому народу. Например, известный журналист – редактор пресс-бюллетня «Литауен динтс» Симон в беседе с советским полпредом в Литве Н. В. Поздняковым, состоявшейся вскоре после взятия Вильно Красной Армией, выразил своё восхищение огромнейшими внешнеполитическими успехами Советского Союза, считая что «гениальный маневр советской политики (пакт с Германией и последующие события) в конечном счёте приведёт режим Гитлера к гибели». Симон, как и многие другие литовские представители, заявил, что «доволен тем, что польских панов здорово проучили» и выразил уверенность в том, что виленский вопрос можно будет разрешить посредством дипломатических переговоров и с общего согласия всех заинтересованных сторон.  Об этом же откровенно писал известный левый общественный деятель Литвы Антанас Венцлова: «Мы не ошиблись – 10 октября… Советский Союз торжественно передал древнюю столицу и Вильнюсский край Литве. Это был единственный луч солнца и огромная радость той мрачной, темной осенью. Трудно себе представить, что пережил тогда каждый честный литовец – независимо от его взглядов! Свершилась извечная мечта – Литва обрела свое сердце! Стиснув зубы, держа кукиш в кармане, правительство Литвы 10 октября в Москве подписало «Договор о передаче Вильнюса и Вильнюсской области Литовской Республике и договор о взаимной помощи». Опираясь на этот договор, Советский Союз ввел в Литву военные подразделения. Мы видели, что это изменяет международное положение Литвы в лучшую сторону».

И действительно, литовское правительство очень желало заполучить Вильно, при этом не возлагая на себя никаких обязательств. Лишь 22 сентября литовский посланник в Москве Л. Наткевичиус сделал осторожный запрос советскому руководству о разрешении Виленской проблемы. В ответ 29 сентября председатель СНК и Наркоминдел СССР В. М. Молотов в ходе встречи заявил Наткевичиусу, «что Советскому Союзу известна дружественность Литвы… Настала пора сделать эту дружественность более реальной. Ни для кого не является секретом, что Литву стремиться перетянуть на свою сторону Германия. Следовательно, для СССР важно знать, к какой стране Литва испытывает большие симпатии. Сейчас недостаточно быть «ни теплым, ни холодным, а надо принять решение». Молотов высказал пожелание пригласить в Москву руководителей литовского правительства, которые бы «дали в этом смысле ответ». Уже 3.10.1939 г. В Москву прибыл министр иностранных дел Литвы Ю. Урбшис, а с 7 по 11 октября там находилась большая литовская правительственная делегация подписавшая 10.10.1939 года «Договор о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой».

С этого момента обстановка в Литве и других прибалтийских республиках стала все больше революционизироваться. 26 сентября ЦК Компартии Литвы распространил воззвание, в котором говорилось: «Рабочие, крестьяне, трудовая интеллигенция и все честные люди страны! Литва в опасности! Нашему народу грозит гитлеровское иго и гибель нации! Повсеместно, в городах и сёлах, на предприятиях и в поместьях, создавайте комитеты защиты Литвы от гитлеровской Германии и литовских предателей. Созывайте демонстрации и сплачивайте весь народ на защиту Литвы. Боритесь за то, чтобы в защите своей независимости Литва опиралась лишь на Советский Союз – защитника и освободителя малых народов…»

А 5 октября вице-президент Литовского общества по изучению культуры народов СССР и председатель запрещённого Союза молодёжи Литвы (организация, примыкавшая к Союзу крестьян-ляудининков (народников) Литвы – литовской разновидности эсеров и трудовиков) Юстас Палецкис объявил об образовании комитета, объединяющего коммунистов, ляудининков и социал-демократов, требующего «создания Литовской Свободной Трудовой Республики и объявления врагами народа должностных лиц, назначенных партией таутининков (националистов), как активных пособников режима насилия».

11 октября в Каунасе и других городах Литвы состоялись митинги в поддержку советско-литовского договора, на одном из которых Ю. Палецкис подчеркнул заслуги Советского Союза в  деле возвращения Вильнюса Литве и публично потребовал ухода Сметоны и «отставки правительства насилия и бесправия». Несколько часов спустя Палецкис был арестован. Митинг, состоявшийся вечером возле здания Каунасской тюрьмы с требованием амнистии, реформ и отставки правительства, был разогнан полицией, жестоко избивавшей и арестовывавшей его участников. На следующий день полиция разогнала просоветскую демонстрацию возле полпредства СССР, зверски избивая собравшихся. Литовскую столицу наводнила полиция. В местном университете начались избиения студентов-евреев. Официальная пресса обвинила арестованного Палецкиса в получении средств «от одного иностранного государства и инородцев». Из правительства в СМИ была дана директива – не допускать никаких проявлений дружественных чувств по адресу СССР. А  газета «Летувос жиниос» поместила статью с нападками на советское руководство, прямо говорящую, что по договору Литвой «получено слишком мало» и, в частности, ей не отдан район Свенцян.

Между тем, литовские власти зарекомендовали себя на новоприобретенных землях не лучшим образом. Американская журналистка А. Стронг сделала следующие наблюдения: «Когда Красная Армия впервые вошла в Вильнюс 19 сентября 1939 года, простой народ встретил её восторженно. Через 6 недель она ушла и Вильнюс был передан Литве. Сразу же сметоновское правительство устроило один из самых страшных в истории Вильнюса погромов, преследуя под маской «евреев» всех, кто проявлял симпатию по отношению к Красной Армии. Около 20 тысяч вильнюсских рабочих, главным образом евреев, ещё до погрома ушли с Красной Армией в СССР… Получив Вильнюс, сметоновское правительство возродило в городе литовский национализм, столь же крайний и деспотичный, как и польский. Никто не мог получить гражданских прав, а также права на работу, если не мог доказать, что жил в Вильнюсе до захвата его поляками в 1920 г. Повсюду господствовал бюрократизм, требовалось столько документов, что из 250 тысяч человек, живших в городе, лишь 30 тысяч смогли получить гражданские права. Гражданство можно было купить за взятку, на которую у многих еврейских семей не было денег. Служащие Сметоны разговаривали с посетителями только на литовском языке, на котором большинство  населения Вильнюса не говорило. Школьные учителя должны были сдать экзамен по литовскому языку, в противном случае они лишались работы. Поляки увольнялись не только с государственных должностей, но даже в костёлах польские ксендзы были заменены литовскими. Город голода и безработицы, полный давней национальной вражды, где власти отказывались говорить на языке, понятном народу. Таким был Вильнюс, в который в 1940 году второй раз вошла Красная Армия».

Однако, не смотря на репрессии, в Литве продолжали нарастать революционные настроения. Это отмечал в своих донесениях и директор департамента государственной  безопасности А. Повилайтис, подчеркивавший, что «коммунистическая агитация находит себе неплохую почву среди наших рабочих». Демонстрации, митинги и собрания в поддержку укрепления связей с СССР и требованиями демократизации политической жизни проводили не только рабочие, но также студенчество, представители крестьянства и интеллигенции.

Росту просоветских настроений в стране особенно способствовали тревожные сообщения из Западной Европы. По воспоминаниям А. Венцловы, «в апреле 1940 года Германия оккупировала Данию, Норвегию, в мае ворвалась в Голландию, Бельгию и Люксембург. В конце мая англичане, побросав военную технику, отступили из Дюнкерка. В начале июня немцы уже приближались к Парижу. Что случится с Литвой? Этот вопрос не давал покоя ни днём ни ночью…».

Как вспоминал другой известный литовский общественный деятель – Юстас Палецкис, «в Литве назревала революционная ситуация. На повестку дня вставал вопрос о восстановлении Советской власти, задавленной реакцией в 1919 году при содействии зарубежных империалистов». Между тем сметоновское правительство пыталось решить политические проблемы путем активизации антисоветской пропаганды и усиления репрессий. В начале 1940 г. был даже открыт третий концлагерь – в г. Пабраде. Усилились провокации против советских военнослужащих.

14 июня 1940 года советское правительство направило в литовскую столицу ноту с требованием реформирования правительства с устранением из него наиболее реакционных элементов, с тем, чтобы оно могло воплотить в жизнь положения советско-литовского договора о взаимопомощи. 15 июня литовское правительство, не смотря на сопротивление Сметоны, приняло советские требования. «Вождь нации» А. Сметона сдал свои полномочия премьер-министру А. Меркису и в ночь на 16 июня перешел границу Германии. В тот же день в Литву прибыл дополнительный контингент Красной армии и по призыву Компартии Литвы состоялись массовые демонстрации в крупных городах Литвы в поддержку этих решений. А 17 июня и.о. президента А. Меркис поручил левому политическому деятелю Ю. Палецкису сформировать так называемое «народное правительство». 18 июня стала легально выходить коммунистическая газета «Голос народа». 19 июня правительством была запрещена деятельность профашистской партии таутининков. В тот же день в беспартийное «народное правительство» был введен первый коммунист – Мечисловас Гедвилас, ставший министром внутренних дел. Позднее в правительство были введены еще 3 коммуниста, а только что освобождённый из заключения первый секретарь ЦК КПЛ А. Снечкус стал директором департамента безопасности. 24 июня в Каунасе состоялась огромная, 70-тысячная, демонстрация в поддержку нового правительства. 25 июня была легализована  деятельность Коммунистической партии Литвы, Комсомола и профсоюзов. Из тюрем и концлагерей были освобождены свыше 400 политических заключенных. 26 июня был издан Акт о роспуске сметоновского Сейма, а также принято решение о создании отрядов народной милиции. 3 июля был принят закон о реорганизации 32-тысячной литовской армии и переименовании ее в народную армию. 5 июля было принято постановление о выборах в Сейм и опубликована платформа Союза трудового народа Литвы. 13 июля была распущена военно-полицеская организация сметоновцев «Шаулю саюнга». 14-15 июля состоялись выборы в народный сейм, в которых приняли участие 95,5 % избирателей; 99,2 % голосов были отданы за Союз трудового народа. «Выборы в народный сейм прошли триумфально, - вспоминал А. Венцлова. – Этот факт не станет отрицать ни один объективный наблюдатель, который тогда имел возможность следить за их проведением. Чем это объяснить? Сметоновский режим настолько опостылел большинству населения Литвы, что каждый ждал чего-то нового, лучшего. На мой взгляд, много значила и угроза со стороны фашистской Германии. Люди инстинктивно чувствовали: новое правительство, действуя сообща с ближайшим нашим другом – Советским Союзом, помешает гитлеровскому дракону, проглотившему прошлым летом соседнюю Польшу, уничтожить слабую Литву».

В печати появлялись новые произведения известных и ещё никому не известных поэтов и писателей. В те достопамятные дни почти все важнейшие газеты республики поместили «Поэму о Сталине» Саломеи Нерис. В своём поэтическом обращении к вождю народов, вспоминая о времени его пребывания в Сибири она писала:

…Сиянье северное зыбко

Мерцает в черноте окна.

Твоя прекрасная улыбка

Бессмертной мудрости полна.

Ты видел сквозь мороз жестокий,

Когда, казалось, жить невмочь,

Зарю на брезжущем востоке,

Рассеивающую ночь…

По воспоминаниям А. Венцловы «Сталин был человеком, который помог нашему народу освободиться от ненавистного режима… Без этого имени не обходилась в эти дни ни одна публичная речь, ни одна политическая статья. «Сталин – это партия, это лучшее, что есть в Советской стране», объясняли нам члены партии. И когда мы читали поэму Нерис, посвященную Сталину, нам казалось, что она говорит не столь о нём, сколь об истории своего народа, что она воспевает вообще героическое начало в революции». Несомненно в литературных произведениях и пропагандистских сочинениях того времени достаточно много сталинских идеологических штампов. Но просоветским пафосом в тот период были охвачены все левые деятели культуры, в том числе и будущие ведущие либеральные литовские литераторы. Попытки современных либеральных историков изъять любые упоминания об этом преобладавшем «просоветском пафосе» литовского общества в1940-ом году, исходя из политической конъюнктуры и идеологического заказа сегодняшнего дня, не имеют ничего общего с реальными историческими фактами.

В эти же дни молодой комсомольский поэт Эдуардас Межелайтис так описал свои чувства в редактируемой им молодёжной газете «Комъяунимо тиеса»:

Человека, как пса, продавали

Там, где молоты громко куют.

Нынче новое время настало

И рабочие вольно поют.

Над хибарками и над дворцами

Красный флаг мы подняли навек.

Взяв свободу своими руками,

На работу идёт человек.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #20 : 30 Апреля 2011, 07:16:43 »

(Окончание)

Для понимания причин, способствовавших возникновению революционной ситуации в буржуазной Литве, следует обратиться к свидетельствам её собственных руководителей. Бывший президент Литвы от крестьянской партии ляудининков д-р Гриниус в 1939 году в календаре благотворительного общества «Капля молока» сообщил результаты своего обследования 150 крестьянских хозяйств. По его данным, 76 % обследованных литовских крестьян носят деревянные башмаки, 2 % - кожаные ботинки. Только 1 % женщин носят ночные рубашки, 19 % женщин не употребляют мыла. Паразиты имеются в 95 семьях из 150. Мясо ежедневно едят 2 % обследованных, четыре раза в неделю – 22 %, реже – 7 %, остальные совершенно не едят. 19 % детей умирают, не достигнув года.

Тот же автор в своей статье в «Лиетувос Жиниос» за 25 января 1940 года доказывает, что смертность в Литве превышает рождаемость и что если так будет продолжаться и впредь, то через 150 лет литовский народ как нация вымрет. В Литве 150 тысяч больных туберкулезом. Около 80 % детей больны рахитом.

Не удивительно, что Антанас Венцлова так отразил происшедшее в своих воспоминаниях: «Сбежал Сметона! Человек, который установил давящий режим, вернул помещикам поместья, убивал в газовой камере сувалкийских крестьян; при его власти тысячи хозяйств пустили с молотка, тысячи крестьян уехали в другие страны на поиски куска хлеба; его режим душил печать, уничтожил свободу слова и совести…».

Пожалуй, наиболее глубоко сумел передать психологическую атмосферу 1940 года революционно настроенный ксёндз Винцас Миколайтис-Путинас в «Литве трудовой»:

Под утренним ветром

Колышется даль полевая.

Отчизна встает,

Хлеборобов к страде призывая.

К страде – кто боролся,

К страде – кто сражался,

Кто перед судьбою

Покорно сгибался!

Вы светлой стезёю

По жизни шагайте!

Лачуги оставьте!

Косою, пилою,

Работой любою,

Мозолистой крепкой рукою

И совестью чистой

Отчизну прославьте!

И хлынули сотни,

И тысячи, и миллионы,

Расцвечены площади.

Улицы, склоны.

И желтые нивы шумят благосклонно.

Как будто поток,

Что, разрушив плотину, струится,

Литва трудовая

К свободе и свету стремиться.

От радости головы кружатся

И от свободы,

И руки тоскуют

От жажды великой работы.

Звенят голоса

И колышется рожь, созревая,

И новое утро

Встречает Литва трудовая.

Как вспоминал Ю. Палецкис, «народные массы не только ждали с нетерпением, но и настоятельно требовали реальных преобразований. За первые две недели деятельности правительство приняло ряд постановлений. Вскоре была прикрыта партия националистов и все фашистские организации, распущены фашистский сейм и государственный совет, старые местные органы власти. Быстро шла чистка государственного аппарата и армии от реакционных элементов. На крупных промышленных, торговых предприятиях и в банках устанавливался государственный контроль. Имущество бежавших из страны реакционеров было конфисковано. Основали фонд культуры. Сделали первые шаги к системе бесплатного медицинского обслуживания граждан. Расторгли конкордат с Ватиканом и договор о Прибалтийской Антанте, не соответствовавшие духу договора о взаимопомощи между СССР и Литвой. Рабочим предоставили широкие демократические свободы и права. Из представителей рабочего класса сформировали народную милицию, вскоре заменившую полицию. Большую активность проявляли профсоюзы…»

21 июля в Каунасе состоялось первое заседание народного сейма под руководством и.о. президента Ю. Палецкиса. Прибывший на заседание писатель Казис Борута зачитал стихотворное приветствие:

Призвали вас

Решать судьбу отчизны.

Решили вы

За братьев и сестёр.

Нам руку дружбы

Протянул великий

Сосед и друг –

СССР.

Депутаты единогласно приняли декларацию о государственном строе Литвы, в которой она объявлялась советской социалистической республикой,  декларацию о вступлении Литвы в состав СССР, а также (после дискуссии с представителями крестьянства) декларацию о провозглашении земли общенародной государственной собственностью.

С 3 по 6 августа 1940 года на 7-й чрезвычайной сессии Верховного Совета СССР  был  принят закон о принятии Литовской ССР в состав СССР. Там же было принято решение о передаче Советской Литве части территории Белорусской ССР с городами Свенцяны (Швенчёнис), Солечники (Шальчининкай), Девянишки (Девянишкис) и Друскеники (Друскининкай). Весьма примечательно, что литовские делегаты первоначально просили передать в состав ЛССР только Свенцянский (Швенчёнский) район, но находившийся в составе делегации многолетний председатель Союза писателей Литвы Людас Гира «ещё напомнил о литовских селениях Марцинконис, Девянишкес, о курорте Друскининкай». Гира в те дни посвятил этому событию стихотворение «Четыре буквы», в котором так выразил свою благодарность:

И теперь островком не лежим мы оставленным

Средь бушующих бурь, средь кипящей волны –

Сталин стал нам отцом, а с отцом нашим Сталиным

Никакие нам бури теперь не страшны!

В другом своём сочинении («Сталинская конституция ЛССР») тот же Л. Гира так дополняет картину:

Работал народ, избиваем бичами,

И труд для него был мученьем веками,

Теперь он почувствовал радость труда,

Украсит деревни он и города.

Отныне имеем мы право на труд

И с радостью люди работать идут.

Пятнадцать сестёр, породнившихся с нами,

Обрадовать надо большими делами –

Достойно прославить большую семью;

Вперёд неустанно в Советском строю

Идём мы за Сталиным твёрдо и в ногу.

Недаром на новую вышли дорогу!

Шестнадцать сестёр – за великим вождём

В грядущее светлое вместе войдём!

*

Старину победили молот и серп!

Наша Литва – ЛССР!

Нет в Литве тех, кто нас угнетал…

Сталин нам Конституцию дал.

Сталин – наше победное знамя.

Правда Маркса и Ленина с нами.

Разумеется, далеко не все жители Литвы питали искренние симпатии к СССР и новой власти. По воспоминаниям Ю. Палецкиса «после провозглашения народного правительства каждый день поступали охапки поздравлений со всей Литвы; одна за другой рвались в президентуру и кабинет министров различные делегации поздравить лично новых членов правительства. В первые же дни нам пришлось принять ряд таких делегаций. Значительная их часть представляла трудящихся. Но другие… Просто удивительно, как много вдруг появилось у нас революционеров, о которых раньше никто и не подозревал. Даже самые ярые реакционеры и столпы фашистского режима стали усердно доказывать свою прогрессивность. Один напоминал о своём участии  в революции 1905 года. Другой уверял, что нёс красный флаг во время Февральской революции 1917 года. Третий утверждал, что он был ярым противником сметоновского режима, но просто не сумел проявить себя, а вот теперь считает своим долгом заявить об этом. Однако как только начали осуществляться радикальные преобразования в литовском обществе, многие из пресловутых «революционеров» постарались удрать из страны».

Кроме того имелся в Литве и особый тип двурушников, успешно мимикрировавших под любой строй из карьеристских соображений. Венцлова описывает таких людей на конкретном примере: «В Народном сейме обличал буржуазию писатель Людас Довиденас, раньше тесно связанный с буржуазной печатью. На второй сессии Народного сейма он ликовал по поводу вступления Литвы в Советский Союз. Когда же позднее гитлеровцы оккупировали Литву, Довиденас издал книгу лживых «воспоминаний», в которой охаивал всё, что защищал раньше в Народном сейме, - Советский Союз и наших революционеров; он снова переметнулся к прежним работодателям»

Развивая мысль о разном отношении в обществе к происходившим событиям, А. Венцлова писал: «Подавляющее большинство населения Литвы ликовало в предчувствии новой жизни, в которой рабочий человек станет хозяином, однако не было недостатка и в тех, кто съежился в своей скорлупе и выжидал, что же будет дальше. Ближайшие холуи Сметоны удрали за границу, в гитлеровскую Германию, но осталась плутократия, которая привыкла чувствовать себя полновластным хозяином не только в своих поместьях, на фабриках и в банках, а и во всей Литве. Остались люди, воспитанные старым режимом и преданные ему. Вся эта публика с первого же дня с нетерпением ждала, как же развернутся международные события. Война, Гитлер – вот на что они надеялись».

Война действительно уже приблизилась вплотную к границам СССР и главным в повестке дня для Литвы стоял вопрос о выживании литовской нации. Сталинские репрессии касались только отдельных представителей политической и экономической элиты. В планах же нацистов все прибалты подлежали либо ассимиляции, либо выселению в завоёванные отдалённые регионы России. Из двух альтернатив необходимо было выбирать что-то одно. Никакого иного, «третьего» пути на тот момент для Литвы не существовало. Это понимали руководители народного правительства, которые сделали в те летние дни 1940 года решающий выбор свой жизни.

ПРИМЕЧАНИЕ: Следует признать, что к началу 1941-го года в Литве в мелкобуржуазных городских слоях, ранее настроенных исключительно просоветски, отмечались признаки недовольства в связи с экономическим дефицитом отдельных видов товаров. Разумеется, всегда резко оппозиционно были настроены и все «бывшие» из числа прежней правящей литовской элиты.  По данным Литовского НКГБ, в связи с ростом нераскрытых террористических убийств и бандпроявлений, поощряемых немецкой разведкой, в феврале-апреле 1941 г. было арестовано 262 человека. А в ночь с 14 на 15 июня 1941 г. была предпринята знаменитая спецоперация, в ходе которой было арестовано 5664 человека и ещё 10187 человек были выселены. В числе репрессированных значились активные члены националистических, контрреволюционных и белогвардейских организаций, жандармы, полицейские, тюремщики, бывшие крупные помещики, фабриканты, чиновники, какая-то часть офицеров литовской и белой армий, а также польских беженцев, на которых имелись компрматериалы, и члены их семей. В их числе оказались 400 проституток и 1230 уголовников. Всего 16113 человек.

Игорь Гуров

http://zapadrus.su/rusmir/istf/322--1940-.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #21 : 08 Июня 2011, 08:24:09 »

Филатов Юрий

Литовские националисты хотят отобрать у России Калининград


Ромуалдас Озолас

МИД РФ пока никак не отреагировал на призыв одного из «отцов-основателей» современной Литвы

Кто сказал, что границы России неприкосновенны? Отнюдь нет! Во всяком случае, Россия должна быть лишена права на Калининградскую область – край Караляучус, как его еще называют в Литве. Караляучус должен получить независимость! И Литва должна бороться за это! С таким призывом обратился 2 июня с. г. со страниц центральной газеты Lietuvos žinios один из «отцов-основателей» современной Литвы Ромуалдас Озолас.

«Юридический статус Караляучуса, переданный в администрирование Советскому Союзу вследствие договоренности между победителями во Второй мировой войне, давно окончился, – пишет Озолас, слова которого приводит ИА REGNUM. – Постановления Хельсинкских договоренностей насчет неизменности границ давно стали проблематичными по той простой причине, что получившего полномочия их исполнять Советского Союза тоже давно нет. Россия, перенявшая права и обязанности СССР, отказалась не только от некоторых обязанностей, но и прав, и вопрос, насколько традиционное право управлять краем Караляучус юридически оправданно, является полностью законным».

Примечательно, что литовский националист ставит вопрос не о перекройке всех послевоенных границ этого макрорегиона (например, о передаче Вильнюса Польше, а Клайпеды – Германии), а лишь об отторжении от России Калининградской области. Впрочем, что еще можно ожидать от политика (ушедшего было на покой, но решившего недавно вернуться к активной политической деятельности), которому принадлежит, например, такие слова (произнесенные им гораздо раньше): «Россия должна быть уничтожена. Русские дебильны в национальных отношениях»?

«Что мы должны и можем сделать прежде всего?» – вопрошает сейчас Озолас. И сам же намечает программу действий: «Отказавшись от мюнхенской традиции политической корректности, Литва может, используя абсолютно легальный международный язык, начать представлять стремления жителей края Караляучус (Калининградской области) стать независимой республикой». При этом он ссылается на примеры Косово и Абхазии, а также на имеющиеся якобы попытки неких «агентов» агитировать местных поляков за автономию Вильнюсского края – автономию, «которая, видимо, ориентирована на достойный грустного воспоминания сценарий присоединения «Срединной Литвы» к Польше».

Попутно стоит отметить, что Караляучус литовцы именуют еще «Малой Литвой». Соответственно, стремление добиться независимости этого края вряд ли можно считать со стороны литовских националистов чистейшим воды альтруизмом, основанным на одной лишь ненависти к России – следом за «независимостью» Караляучуса должно прийти присоединение этого края к современному литовскому государству. Такова «логика» самого названия «Малая Литва».

Но об этом Озолас пока не говорит – сначала надо отобрать у России Караляучус. И надо же – как только додумался до этого человек, которого многие в Литве называют Философом – сделать это, оказывается, можно, «используя абсолютно легальный международный язык»! Законно и легально то бишь! Ну прямо новое слово в современном международном праве!

Озолас даже придумал название для независимой страны, которая возникнет на месте нынешней Калининградской области, – «Балтийская Республика». По его словам, «создание Балтийской (или которая может назвать себя по-другому) Республики, позволив наблюдать за референдумом всем мыслимым наблюдателям, может произойти как совершенно прозрачный и законный акт. Весь ход событий поворачивает нас в направлении таких событий».

По прочтении всех этих «откровений» можно, конечно, и усмехнуться: дескать, это – игра больного воображения политика-«пенсионера». Но это далеко не так. Начать можно с самого Озоласа: он до сих пор является почетным лидером Партии центра (отнюдь не карликовой). Кроме того, с подобными (аналогичными, но не идентичными) взглядами регулярно выступают и небезызвестный Витаутас Ландсбергис, и другие персонажи литовской политической сцены. Да и нынешняя литовская официальная власть не спешит (как, впрочем, и российская) хоть как-то отреагировать на слова Озоласа, за которые в «цивилизованной» Европе политику неминуемо грозило бы привлечение к ответственности за экстремизм (ведь Озолас открыто призывает к перекройке послевоенных границ).

Но дело даже не в отдельных экстремистских высказываниях литовских националистов. Политтехнологический проект отторжения Калининградского анклава от России, несомненно, существует и реализуется. При этом реалистичен он или нет, на данном этапе для его истинных авторов не так уж важно. Главное – будоражить этим проектом «общественное мнение» (как в Литве, так и за ее пределами) в расчете хотя бы на то, что такая деятельность волей-неволей работает против России. Ну а если представится возможность оттяпать «Караляучус» от России (да и целый ряд других «спорных территорий») – это вообще стало бы «песней». И, к нашему сожалению, такой вариант возможен – хотя бы из-за страусиной позиции российских властей (глава государства у нас – юрист как-никак), свято уверовавших в незыблемость «права».

А вот корреспондент «Комсомольской правды», несколько лет назад посетивший приграничную (с Россией) территорию Литвы, наблюдал следующую картину: «Городок Пагегяй находится прямо на границе с Калининградской областью. Буквально в 15 минутах пути от центра города – река Неман, которую можно перейти по мосту королевы Луизы. На той стороне реки – Советск. Странности начинаются уже на въезде в город. Официальный дорожный указатель гласит: «Тильже – 15 км». Ладно, написали хотя бы «Советскас». Такие же указатели с надписью «Караляучус», т. е. Калининград. Простой турист никогда не поймет, о каких городах идет речь. Ведь нет такого города – Караляучус – на карте!

Неман здесь называют Рагэйне, а Славск – Гастос. Оказывается, абсолютно у всех городов, поселков и даже маленьких деревень Калининградской области есть свои литовские названия, которые продолжают существовать. Символ этой параллельной реальности – памятник Малой Литве в центре Пагегяя. На скульптуре изображена мать, обнимающая дочь. Это Литва обнимает Малую Литву и, видимо, надеется когда-нибудь снова вернуть потерянного ребенка.

На вопрос про историю этой земли местные жители ответят, что «вся эта поверхность на основании мирного договора в Мелно в 1422 году была отделена от Великого княжества Литовского и до 1701 года принадлежала Прусскому княжеству, до 1871 года – Прусскому королевству, до 1918 года – Германскому рейху и до 1945 года – Германии. После Второй мировой войны северная ее часть на Потсдамской конференции в 1946 году была отделена искусственной Потсдамской линией от управляемой поляками бывшей части Восточной Пруссии и до будущей мирной конференции была передана в управление Советскому Союзу». А еще добавят, что «в настоящее время Малой Литвой владеют три государства. Бывший Клайпедский край с 1923 года является частью Литовской республики. Окрестности Голдапа с южной частью Восточной Пруссии в 1945 году отошли к Польше. Большую часть Малой Литвы – Караляучуский край, именуемый Калининградской областью, с 1946 года администрировал Советский Союз, а с 1991 года – Российская Федерация"».

«А вы знаете, что Литва готовит план по захвату Калининградской области?» – с такого заявления началось, кстати, общение корреспондента издания с одной местной жительницей, позвонившей в редакцию газеты (видимо, этот звонок и стал поводом журналистской командировки).

Взволнованная женщина (которая по понятным причинам предпочла не открывать своего истинного имени) рассказала корреспонденту об огромном количестве собранных документов, которые подтверждают, что территориальные претензии Литвы на Калининградскую область – это хорошо спланированная акция, поддерживаемая полуправительственными литовскими и зарубежными фондами, которая финансируется с Запада.

По словам женщины, постепенный захват территории Калининградской области поделен на несколько этапов. Первый идет уже с середины 1990-х гг. На территорию области массово ввозится различная литература, энциклопедии, учебники, которые созданы специально для того, чтобы в голове жителей области устоялось такое понятие как «Малая Литва». Для этого созданы десятки псевдонеправительственных фондов и организаций. По различным литовско-российским программам эти фонды проникли даже в некоторые средние школы области. «И теперь там детям промывают мозги, и, если вы не знаете, даже в Советске в некоторых школах преподают учителя из Литвы – такая программа есть, по обмену учителей», – поведала женщина.

«Время от времени в нашем городе собираются американцы из Чикаго, – продолжала она свой рассказ. – Это – основные поставщики денег на все нужды по отделению области от России». В подтверждение своих слов она достала листовку некоего «Верховного литовского комитета освобождения», в которой напечатан призыв к западной общественности о «демилитаризации области» (Калининградской. – Прим. KM.RU) и «возврату Малой Литвы Литве». За листовкой последовала огромная энциклопедия Малой Литвы, где поэтапно доказывается, что территория Калининградской области — это исконно литовская земля. Затем – целая кипа газет с подобными текстами, где Калининград иначе как Караляучусом не называется.

Собрав воедино все эти факты, приведенные этой женщиной, невольно начинаешь понимать, почему программа по отторжению от России Калининградского анклава, озвученная Озоласом с показной, можно сказать, наглостью, на самом деле не так уж утопична…

И не так уж она утопична, наверное, прежде всего из-за какой-то «плюшевости», невнятности позиции самих российских властей. Озолас ведь выступил с призывом к отторжению Калининграда от России когда? 2 июня. А сегодня какое число? Уже 7 июня. Прошла почти неделя.

И где реакция нашего МИД на это наглое антироссийское заявление? Где нота протеста, где вызов на ковер литовского посла? Где прямая увязка, наконец, торгово-экономических связей с Литвой (выгодных прежде всего самой этой республике) с тем уровнем русофобии, который наблюдается в современной Литве?

Что, в Москве не читают центральных литовских газет? Даже если это и так, то Россия, вообще-то, содержит в Вильнюсе немалое по своей численности посольство. Оно что, занято более важными делами – проведением «прагматичного» курса в отношении прибалтийских государств (в данном случае – Литвы), при котором принято закрывать глаза на антироссийские выпады местных политиков (а то, глядишь, можно испортишь «конструктивные» отношения с местными властями)?

Во всяком случае, реакции хотя бы того же МИД РФ на антироссийскую выходку г-на Озоласа не последовало.

Зато на исходе минувшей недели глава нашего МИД всячески заверял своего украинского коллегу, что никаких претензий на Крым (где подавляющее большинство населения связывают свое будущее с Россией) у Москвы нет. Крым, конечно, совсем другой регион, но почему-то кажется, что это – пример «из той же оперы» (про отношение официальной российской власти к «окраинам» России).

http://www.km.ru/bsssr/2011/06/07/litovskie-natsionalisty-khotyat-otobrat-u-rossii-kaliningrad
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #22 : 21 Июля 2011, 18:37:48 »

Разочарованный Вильнюс вручил Москве ноту



Российскому послу в Вильнюсе вручена нота литовского МИДа, в которой выражена озабоченность, как сказано, "оскорбительными" для Литвы высказываниями российских дипломатов по поводу недавнего освобождения в Австрии полковника Михаила Головатова, подозреваемого в Литве в военных преступлениях, сообщает Радио Свобода.

Здесь необходимо напомнить, что 15 июля в венском аэропорту после короткого задержания был освобожден полковник КГБ в отставке Михаил Головатов, который в январе 1991 года во главе советского спецподразделения "Альфа" штурмовал вильнюсскую телебашню. Тогда погибло около полутора десятков мирных граждан. До сих пор идут споры, кто в них стрелял, и от чьих пуль они погибли. Впрочем, не совсем споры...

Только спустя годы перестало быть тайной, что по "Альфе" и десанту били с той башни снайперы. Били они и по местному "мирняку", иначе откуда у невинных жертв того штурма, по крайней мере, у многих из них, одинаковые характерные пулевые ранения – раневой канал сверху-вниз, как бывает, когда так и стреляют – сверху. Бывшие руководители сепаратистов теперь, под сенью НАТО, уже не стесняются признавать, что им удалось обойтись "малой кровью", то есть, признают, что именно они устраивали кровавые провокации с необходимыми для международного резонанса мирными жертвами.

Однако в Литве не спорят, там уверены: гибель мирных граждан - дело рук "Альфы".

Освобождение Михаила Головатова справедливым признали структуры Евросоюза. Так, еврокомиссар по вопросам юстиции, основных прав и гражданства Вивиан Рединг пояснила, что европейские законы, требующие от стран европейского блока задерживать подозреваемых по запросу других государств Евросоюза, применимы только в том случае, если события, в связи с которым составлен запрос, произошли после 2002 года.

"При рассмотрении этого по сути надуманного ордера австрийское правосудие проявило высокий профессионализм и беспристрастность, не позволив втянуть Австрию в грязные политические интриги недобросовестных политиков третьей страны, желающих набрать капитал путем сведения счетов с собственным историческим прошлым, - заявил посол России в Австрии С.Нечаев. "Уверен, что это не самый оптимальный способ утверждения новой государственной идентичности. После тщательного изучения представленных Литвой так называемых "обоснований" австрийские правоохранительные органы сочли их неубедительными, неконкретными и политизированными. Поэтому было принято объективное правовое решение, позволившее М.В.Головатову покинуть Австрию уже 15 июля", - подчеркнул посол.

При этом С.Нечаев особо отметил, что никто на Вену не давил по дипломатическим каналам. Россия в принципе не использует подобного рода методы, тем более, если речь идет о дружественной нам стране. Австрийские коллеги руководствовались только законом, в отличие от литовских коллег, которые вместо правовых рычагов задействовали политические каналы вплоть до вмешательства министра иностранных дел", - пояснил дипломат.

Понятное дело, получив "отлуп" от евроструктур, Вильнюс решил отыграться на России, благо при получении виз денег не просят. Как сообщает корреспондент Радио Свобода в Вильнюсе Ирина Петерс, в ноте литовского МИДа эти высказывания названы "не соответствующими действительности и оскорбительными". Также Литва просит Россию развеять подозрения в возможном давлении российских дипломатов на Австрию с целью освобождения Головатова, как об этом сообщалось в СМИ со ссылкой на источники в российском МИДе.

Ну и напоследок: Литва (а также Латвия и Эстония), разочарованная действиями Австрии и обвиняющая ее в грубом нарушении европейского права, зарегистрировала против Австрии дело в Евроюсте, считая, что Вена должна была выполнить полагающуюся процедуру экстрадиции Головатова. Вот пусть с Австрией и разбираются.

http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=1&newsid=14385
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #23 : 22 Июля 2011, 22:49:07 »

Филатов Юрий

Литва боится, что всплывет правда о январе 1991-го



Вильнюс который уже день негодует: Австрия отпустила полковника запаса КГБ Михаила Головатова

Вся Литва уже который день бурлит от негодования: Австрия, в руках которой находился полковник запаса КГБ Михаил Головатов, возглавлявший в 1991 году спецподразделение «А», штурмовавшее вильнюсский телецентр, взяла и преспокойно отпустила его домой, отказав Вильнюсу в выдаче «опаснейшего преступника».

И ладно бы тут была виновата одна Россия. Она виновата всегда, хотя бы потому, что – Россия. Чего тут негодовать, привыкли к ее «варварству»... Нет, Литва получила плевок в самую душу сначала от Австрии, а потом – и вовсе от Евросоюза, отказавшегося осудить Вену за решение отпустить Головатова в Россию!

Такого Литва даже вообразить ранее не могла: она-то уверовала, что вошла в уважаемое сообщество Евросоюза, на которое отныне всегда может полагаться в борьбе с «варварской» Россией, а тут – такой облом. И чего тогда было вступать в этот Евросоюз, раз он фактически принял сторону России? Как жить дальше – уму непостижимо.

«Помните, как бывший посол Франции в Лондоне назвал Израиль «маленькой дерьмовой страной» («shitty little country»)? Это были отвратительные и несправедливые слова. Но если сегодня кто-нибудь так же назовет Австрию, это уже не будет и не слишком отвратительно, и не слишком несправедливо. После подложенной свиньи это будет довольно метко», – читаем стоящий в самом «топе» портала Delfi комментарий известного литовского журналиста Владимираса Лаучуса. «А в отношении ЕС слова «little country» в данной ситуации, может, стоит заменить словами «big union», – добавляет он.

И мнение Лаучуса, надо отметить, отражает настроения масс. Страна, потерявшая за годы независимости почти 20% (!) населения (трудно там жить, многие в поисках работы вынуждены эмигрировать), забыла сегодня обо всех своих трудностях и только и делает, что клеймит и клеймит – Россию, Австрию, Евросоюз (кроме Эстонии, Латвии и Чехии, принявших сторону Вильнюса, а не Вены).

По всей Литве брошен клич: «Бойкотируем австрийские товары!». «Молодые либералы из партии «Саюдис» призывают патриотов Литвы построить из туалетной бумаги стену вокруг посольства Австрии в Литве», – сообщает ИА REGNUM. Эта символическая стена призвана отгородить «пророссийскую» Австрию от Литвы и Евросоюза.

А в Клайпеде, куда наведалась президент страны Даля Грибаускайте, на пресс-конференции ее всерьез спросили, не приведет ли развитие ситуации к разрыву дипломатических отношений между Литвой и Австрией. Грибаускайте, правда, исключила такую перспективу, назвав подобные предложения «дипломатической истерией». Но другие официальные лица Литвы, тем не менее, в выражениях не стесняются. Глава литовского МИД Аудронюс Ажубалис уже сравнил Михаила Головатова с Ратко Младичем, а член Сейма Андрюс Шеджюс – с самим Усамой бен Ладеном! Вот какой российский злодей ускользнул от литовского правосудия из-за Австрии!

В обосновании праведности своего гнева Вильнюс, впрочем, то и дело врет. Вчера, например, тот же глава литовской дипломатии Аудронюс Ажубалис даже обнаружил «раскол» в российском МИД. Во время своей онлайн-конференции на портале Delfi, сообщает ИА REGNUM, один из читателей задал ему вопрос: «Когда в последний раз Вы общались с послом России? Может быть, у него есть позиция по этой истории?». И Ажубалис ответил: «Во время вчерашней встречи вице-министра иностранных дел Эвалдасом Игнатавичусом с послом России посол признал, что интервью посла России в Австрии было некорректным (выделено нами. – Прим. KM.RU). Что касается роли России в этой истории, мы только собираем информацию, поэтому сейчас было бы неразумно официально заявлять то, что у нас есть».

Также глава МИД Литвы заявил, что в связи с заявлением Нечаева (посла России в Австрии. – Прим. KM.RU) Литва вручила ноту протеста посольству России в этой стране. «В ноте выражается озабоченность в связи с объявленными на официальном сайте МИД России не соответствующими действительности и оскорбительными утверждениями. Также мы просим объяснения о возможном воздействии России на официальные учреждения Австрии в связи с освобождением подозреваемого», – рассказал Ажубалис.

Глава МИД Литвы сделал это заявление в ответ на появление 19 июля на официальном сайте МИД РФ ответа посла России в Австрии Сергея Нечаева на вопрос о задержании бывшего командира группы «Альфа» Головатова в Вене. Вот фрагмент интервью Нечаева:

«Вопрос: Как Вы можете прокомментировать задержание российского гражданина?

Ответ: Да, действительно 14 июля с. г. в венском аэропорту Швехат в транзитной зоне по инициированному Литвой европейскому ордеру на арест австрийскими правоохранительными органами был задержан российский гражданин, которому вменялось в вину участие в событиях в Вильнюсе – тогдашней столице Литовской ССР – в январе 1991 года. При рассмотрении этого, по сути, надуманного ордера австрийское правосудие проявило высокий профессионализм и беспристрастность, не позволив втянуть Австрию в грязные политические интриги недобросовестных политиков третьей страны, желающих набрать капитал путем сведения счетов с собственным историческим прошлым. Уверен, что это – не самый оптимальный способ утверждения новой государственной идентичности. После тщательного изучения представленных Литвой т. н. «обоснований» австрийские правоохранительные органы сочли их неубедительными, неконкретными и политизированными. Поэтому было принято объективное правовое решение, позволившее М.В. Головатову покинуть Австрию уже 15 июля.

Вопрос: Оказывала ли Россия на Вену политическое давление при урегулировании этого вопроса?

Ответ: Россия в принципе не использует подобного рода методы, тем более если речь идет о дружественной нам стране. Австрийские коллеги руководствовались только законом, в отличие от литовских коллег, которые вместо правовых рычагов задействовали политические каналы, вплоть до вмешательства министра иностранных дел. Очевидно, что Литве предстоит непростой и длительный путь, чтобы достичь уровня правовой культуры «староевропейцев», в частности, Австрии».


Литовцев такая оценка происшедшего, естественно, взбесила. Они-то, такие хорошие, старались, отлавливая «российского Усаму бен Ладена», не только для себя, а для всего «цивилизованного» мира. И тут Россия надавила на Австрию, и злодей поистине международного характера ускользнул от возмездия... Очень обидно. Вот Ажубалис и опустился до передергивания сути беседы своего зама с российским послом в Вильнюсе.

МИД РФ пришлось дезавуировать «разногласия» между российскими послами в Австрии и Литве, которые «выявил» Ажубалис. Для этого посольство РФ в Литве выступило со следующим заявлением: «В связи с появившимися в прессе комментариями по поводу состоявшейся 20 июля с. г. беседы в МИД Литовской Республики посла России в Литве В.В. Чхиквадзе с заммининдел Литвы Э.Игнатавичюсом посольство Российской Федерации сообщает, что в ответ на претензии литовской стороны по поводу интервью российского посла в Австрии С.Ю. Нечаева в связи с задержанием в аэропорту г. Вены российского гражданина М.В. Головатова нами было заявлено следующее.

Возможно, слова российского посла и прозвучали резко, но, по сути, они отражают сложившуюся ситуацию. В отличие от литовской стороны, Россия не оказывала на официальную Вену политического давления. Действительно, у России и Литвы имеются различные взгляды по ряду вопросов нашего совместного прошлого, в т. ч. и на события 13 января 1991 г. Можно лишь предположить, что аргументов, поддерживающих литовскую точку зрения на эти события и ответственность за участие в них российского гражданина, для австрийского правосудия оказалось недостаточно. Являясь правовым независимым государством, Австрия принимает самостоятельные решения, и то, что в данном конкретном случае она поступила правильно с юридической точки зрения, подтвердила еврокомиссар В.Рединг».

Сегодня же свой комментарий по этому вопросу, вызвавшему большой резонанс (как же, раскол в российском МИД!), дал официальный представитель российского внешнеполитического ведомства Александр Лукашевич. Прежде всего он дал понять, что литовские власти в этой ситуации повели себя, мягко говоря, непорядочно, а затем полностью поддержал позицию, изложенную нашим послом в Австрии: «Прежде всего хотел бы отметить, что сложившаяся дипломатическая практика обычно не предполагает разглашения содержания подобных встреч, тем более передергивания сказанного. Мотивы, когда не следуют этой практике, вполне понятны. Что касается оценки действий и заявлений глав российских дипломатических миссий, то это является исключительно прерогативой руководства нашей страны и министерства иностранных дел. Наш посол в Вене адекватно изложил существо ситуации».

Евросоюз, на который Вильнюс возлагал такие большие надежды, действительно ошарашил литовскую сторону своей реакцией на происшедшее. Сразу после случившегося Ажубалис прибыл в штаб-квартиру ЕС Брюссель, где обратил внимание министров иностранных дел других государств Евросоюза на «недопустимую с точки зрения общеевропейской солидарности» (выделено нами. – Прим. KM.RU) позицию австрийских правоохранительных органов, отпустивших «российского «Усаму бен Ладена». Однако дискуссию о позиции официальной Вены, начатую было Ажубалисом, остальные члены ЕС решили перенести на 28-29 июля в польский Сопот, сообщили ИА REGNUM в департаменте информации МИД Литвы. Так что европейцы пошли навстречу Литве лишь в том, что не сняли сразу дискуссию с повестки дня, а перенесли ее на достаточно отдаленное будущее: авось и сам Вильнюс к тому времени поостынет. В остальном же Брюссель поддержал Вену. Согласно разъяснению, которая распространила Еврокомиссия, именно правовые нормы не позволили Австрии выдать Головатова Литве, ибо процедура выдачи не распространяется на дела до 2002 года. А требование Вильнюса к Вене проявить «солидарность», по оценке Брюсселя, является как раз не правовым, а политическим. Литва, таким образом, «умылась».

Представляете, каково было Вильнюсу выслушивать подобное от Брюсселя? Литва ведь все годы своей независимости исправно старалась выполнять функцию выдвинутого к самым границам врага «авангарда» того общего антироссийского фронта (ЕС + НАТО), в который она вступила. Вильнюс вел себя все это время как отважный «боец с передовой» – который, естественно, свято верил, что в случае чего основные силы общего антироссийского фронта его в обиду не дадут. А тут Еврокомиссия возьми и запросто наплюй на «солидарность». Это же крушение всего мироздания – каким оно видится из Литвы...

И не случайно Вильнюс стал искать поддержки у других лимитрофов и, разумеется, у США. Председатель Комитета по международным связям литовского Сейма Эмануэлюс Зингерис даже проговорился вчера на теледебатах, что «в его (литовско-австрийского конфликта) решении больше надеется на поддержку США, чем Европы». И добавил: «Военный бюджет Литвы должен быть серьезным, потому что мы не можем рассчитывать на солидарность в случае опасности». Вот как обидели «старые европейцы» Литву.

Между тем, как это ни покажется парадоксальным на первый взгляд, Австрия, вполне вероятно, спасла Литву от позора, отказав ей в выдаче отставного советского чекиста.

«Австрия в этом смысле, возможно, даже спасла литовскую власть от возможных неудобных Литве показаний Михаила Головатова, поскольку все больше объективных фактов не совпадает с официальной версией следствия», – заявил 20 июля корреспонденту ИА REGNUM председатель Литовского социалистического фронта Альгирдас Палецкис. По его словам, «литовские консерваторы не заинтересованы в объективном расследовании дела о событиях 13 января в Вильнюсе. Более того, литовская власть вообще никогда не была заинтересована в таком расследовании».

KM.RU уже рассказывал о том, что «расстрел» мирных защитников вильнюсского телецентра в январе 1991 года на самом деле был предельно циничной, но, тем не менее, очень результативной провокацией, устроенной рвавшимися к власти литовскими националистами.

Официально принятая в Литве версия событий 13 января 1991 года гласит, что спецподразделение «А», которым командовал Головатов, применило тогда против мирных защитников телецентра оружие, в результате чего погибли 14 мирных граждан и один советский спецназовец.

На этой легенде базируется очень и очень многое. Именно это «преступление» советских спецназовцев оправдывает последующий захват власти националистами и, тем самым, «легитимность» независимой Литвы. Более того, то «преступление» советского спецназа предопределяет (с точки зрения прибалтов, разумеется) и «преступность» современной России – и как официальной правопреемницы СССР, и просто как страны, которая «унаследовала» от СССР «варварские гены». Следовательно, официальная (принятая в Литве) версия событий 13 января 1991 года оправдывает и создание вокруг России буферной зоны из преданных цивилизованному миру государств-лимитрофов, которым «старая Европа» призвана оказывать всемерную поддержку в их борьбе с Россией.

И вся эта конструкция мигом обрушится, если вскроется, что официальная версия – миф и гнуснейшая политтехнологическая операция самих литовских националистов и их иностранных покровителей. А на то, что это – именно миф, указывают многие неопровержимые факты, которые, впрочем, литовской стороной всячески замалчиваются и скрываются.

Начать надо с того, что мирные защитники телецентра были убиты сверху: это показывают входящие отверстия от пуль. Как могли советские спецназовцы застрелить этих мирных защитников сверху (с высоты нескольких этажей), если они пробивались к входу в здание телецентра снизу, с земли? Значит, по мирным защитникам кто-то вел стрельбу сверху. Кто же?

Больше всего на сей счет рассказал в апреле 2000 Аудрюс Буткявичус – бывший министр обороны Литвы, бывший соратник и коллега небезызвестного Витаутаса Ландсбергиса. Вот фрагменты его откровенного интервью, которое он дал русскоязычному изданию «Обзор» (в изложении ИА REGNUM):

«– Жертвы январских событий Вы планировали?

– Да.

Т. е. Вы сознательно шли на эти жертвы?

– Да.

И Вы не чувствовали угрызений совести за то, что Вы, в общем-то, подставили людей?

– Чувствовал. Но и мои родители тоже там были. Я не имел никакой личной гарантии. Вот это – единственное мое оправдание. Там стояли мои папа и мама. Я не охранял себя даже бронежилетом. Я не имел какой-то личной охраны. Я просто играл, ясно сознавая, что произойдет. Но я хочу сказать: по сравнению с тем, что происходило в других местах Союза, это были очень маленькие жертвы. Я не могу оправдать себя перед родными погибших, но перед историей – да. Я могу сказать другое: эти жертвы нанесли такой сильный удар по двум главным столпам советской власти – по армии и КГБ; произошла их компрометация. Я прямо скажу: да, я планировал это. Я работал долгое время с Институтом Эйнштейна, с профессором Джином Шарпом, который занимался, что называется, гражданской обороной, или психологической войной. Да, и я планировал, как поставить советскую армию в очень неудобную психологическую позицию, чтобы любой офицер стал стыдиться того, что он там находится. Это была психологическая война. В этом конфликте мы не могли выиграть, употребляя силу, это было ясно. И я старался перетянуть конфликт на другую фазу – на фазу психологической стычки. Я выиграл. Я могу сказать «я», потому что планы ненасильственной обороны были разработаны задолго до январских событий. И это лежало на мне как на человеке, со студенческих лет занимавшемся психологией, в т. ч. и психологической войной как дисциплиной.

Вы не обижайтесь, но Вы стали своеобразным психологическим провокатором. Вы просто спровоцировали...

– А как же? Да, я намеренно шел на ТО, думая, какие действия будут. Зная, как будет выглядеть игра с ИХ стороны. Знаете, наверное, такой старый анекдот про военных: вскрывают череп военному и смотрят, что между ушей мозгов нет, есть только красная нить. Никто не знает, для чего эта нить. «Давай перережем». И уши отвалились. Оказывается, нить была для поддержки ушей... Там есть только одна нить. ОНИ работают очень прямо. В Советском Союзе в военной среде не было разработано психологических операций: все действовали по одной, очень примитивной схеме. И я это понимал. Вот и все.

И Вы этим успешно воспользовались...

– Да. Я знал, что они делают, знал, какая у них игра. Были мои разговоры тогда с Моисеевым, Маршалом Советского Союза. Я знал, что выход Литвы из состава Союза – в их планах. Для меня не было какого-то недопонимания, что тут происходит. ОНИ играли очень ясно (я имею в виду группировку вокруг Ельцина), шло все это брожение, и просто я знал, что нельзя допустить, чтобы нас раздавили. Так и шла игра... Вы все это напишите. Мне надоело политиканство, я хочу очень прямо сказать, что было сделано. Я не хочу что-то скрывать».

Вот почему так нервничает сейчас Литва.

Справка KM.RU

Действия силовых структур СССР в Литве в январе 1991 года осудили парламенты России, Украины, Белоруссии, Казахстана, а также Моссовет и Ленсовет. Запад, занятый в то время Кувейтским кризисом, также сделал резкие заявления в адрес Михаила Горбачева, однако тот заявил, что «ничего не знал» о событиях той ночи. Никто не захотел взять на себя ответственность: министры МВД и МО также заявляли о своей непричастности.


http://www.km.ru/bsssr/2011/07/22/istoriya-sssr/litva-boitsya-chto-vsplyvet-pravda-o-yanvare-1991-go
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #24 : 23 Июля 2011, 03:10:05 »

О ФАЛЬСИФИКАЦИИ ВИЛЬНЮССКИХ СОБЫТИЙ



Председатель Социалистического народного фронта А. Палецкис письменно обратился в Генеральную прокуратуру Литвы с просьбой начать расследование в связи с возможным халатным отношением к своим должностным обязанностям или умышленным сокрытием преступлений работниками генеральной прокуратуры Литовской республики, которые были или ныне являются ответственными за расследование событий 13 января 1991 года в Вильнюсе.

   А.Палецкис утверждает, что хотя после событий 13 января прошло уже 20 лет, однако данные, содержащиеся в решениях судов Литовской республики, долго длящееся расследование по делу 13 января, многочисленная информация, которая появилась за эти 20 лет и которая не укладывается в рамки официальной версии, побуждают общественные дискуссии по данной актуальной для граждан Литвы теме. Реагируя на всё это, Сейм Литвы даже планирует начать специальное расследование в связи с возможной умышленной волокитой по делу 13 января.

   До сих пор не расследованы и не даны исчерпывающие ответы на следующие элементарные вопросы:

   - Почему Генеральная прокуратуры ЛР не представила выводы о конкретных обстоятельствах гибели каждого конкретного человека 13 января 1991 года в Вильнюсе, т.е., кто конкретно, кого конкретно, где конкретно, при каких конкретных обстоятельствах, при каких конкретных свидетелях, каким конкретным предметом или оружием убил или нанёс смертельные увечья?

   Почему не сделано то, что обычно в таких случаях всегда делается при расследовании других криминальных дел, в которых речь идёт о насильственной смерти?

   - Почему обстоятельно не расследован один случай конкретной смерти возле Вильнюсской телебашни, когда погибшего человека сбила неясно кому принадлежавшая легковая машина «Москвич»? Почему до конца не выяснены обстоятельства того, в ту ночь некоторые жертвы в больницы доставляли частные автомобили – кто были владельцы этих автомобилей, водители, пассажиры? Почему не расследовано то, некоторые трупы, как писала газета „Karštas Komentaras“ (Горячий комментарий) были обнаружены не у телебашни, а в других микрорайонах Вильнюса? (Источник „Karštas Komentaras“, 2007.03.02-16 . Статья Альгирдаса Плукиса «Можно ли предать легенду?». В статье цитируется документ Nr. 29 Республиканского бюро судебно - медицинской экспертизы, который подписан начальником бюро А. Гармусом).

   - Почему не было до конца исследовано то обстоятельство, о котором свидетельствует Ромуальдас Озолас, бывший в то время зам. председателя Совета министров Литвы. В недавно изданной книге дневников „Aušros raudoniai“, на 199 стр.: « Было известной и планируемых ночных событиях. Поэтому и люди призывались намеренно. Организаторы отлично знали, что на американцев действует только один аргумент – убийство невоюющих людей. Поэтому и были брошены под танки невооружённые люди». Кто знал заранее об убийстве ничего не подозревавших людей? Кто их намеренно позвал? Кто их бросил под танки? Если Р. Озолас утверждает, что «было известно», что были «организаторы», что «были брошены под танки невооружённые люди», то не скрывает ли. Возможно, Р. Озолас преступление?

   - Почему до конца не расследовано, подтвержденное ни одним свидетелем, обстоятельство, что стрельба велась и сверху, с крыш, из окон близстоящих домов? Почему следствие не заинтересовало, кто были эти люди на крышах, кого они представляли, кто дал им приказ стрелять? (Источник „Karštas Komentaras“, 2007.03.02-16 . Статья Альгирдаса Плукиса «Можно ли предать легенду?». В статье цитируется документ Nr. 29 Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы, который подписан начальником бюро А. Гармусом).

   - Почему до конца не было расследовано то обстоятельство, что в телах нескольких жертв обнаружены стреляные ранения, сделанные по траектории сверху вниз под углом 40-60 градусов? (См. Приговор по делу 13 января, стр. 110.).

   - Почему не расследовано то обстоятельство, что несколько пуль в телах жертв были в результате судебно-медицинской экспертизы признаны пулями винтовки Мосина образца 1903 года или охотничьими пулями малого калибра? (См. Приговор по делу 13 января, стр. 122.).

   - На стр. 117 упоминаемого Приговора написано: « Проведя криминалистическую экспертизу установлено, что представленная на исследование пуля, извлечённая из тела одного из погибших во время вскрытия была 7,62 калибра, образца 1908 года и предназначенная для винтовок, карабинов и пулемётов Мосина образца 1891/1930 гг.» Почему не расследовано, кто мог быть вооружён таким оружием?

   Как отмечает А. Палецкис, все эти элементарные вопросы, на которые до сих пор нет ответа, заставили его обратиться в прокуратуру с просьбой начать досудебное расследование в связи с возможным халатным отношением работников прокуратуры к своим должностным обязанностям или в связи с возможным сокрытием преступлений.
   

Подготовил Валерий ИВАНОВ-ВИЛЕНСКИЙ
   СНФ
   www.fronte.lt


http://www.rv.ru/content.php3?id=9101
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #25 : 28 Июля 2011, 06:30:59 »

Ветераны «Альфы» обратились к Медведеву по делу Головатова


ГОЛОВАТОВ Михаил Васильевич

Международная ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» обратилась с открытым письмом к президенту России Дмитрию Медведеву в связи с разворачивающимися событиями вокруг бывшего командующего отряда подразделения Михаила Головатова, преследуемого Литвой.

«Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Обратиться непосредственно к Вам заставили события в Вене, где 14 июля по запросу литовских властей был задержан бывший командир Группы «А» полковник в отставке Головатов, бездоказательно обвиняемый в военном преступлении», - говорится в письме, передает «Интерфакс».

«Есть все основания считать, что политические силы Литвы, стремящиеся решать свои внутренние проблемы за счет поиска внешнего врага в лице России, стремясь вбить клин в отношения ЕС и России, не остановятся на провокации против Головатова и предпримут акции против других ветеранов Группы «А», находившихся в служебной командировке в Вильнюсе в 1991 году», - говорится в письме.

«Мы озабочены действиями литовских властей и той поддержкой, которую оказывают им Латвия и Эстония, поскольку это напрямую связано с безопасностью членов Международной Ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа», которые всегда четко и безупречно выполняли свой долг по защите национальных интересов СССР и России», - пишут ветераны.

В письме они напоминают, что «сотрудники Группы «А» Седьмого управления КГБ СССР во главе с Головатовым в служебной командировке в 1991 году действовали на основании приказа, полученного от руководства Комитета госбезопасности, на территории Литовской Советской Социалистической республики в составе СССР».

«Поставленная подразделению «А» задача была успешно выполнена без применения огнестрельного оружия (использовались только холостые патроны и спецсредства). От действий наших сотрудников не пострадал ни один гражданин Литовской ССР», - пишут ветераны.

«Всем известны многочисленные факты, свидетельствующие о попытках переписать литовской стороной историю как времен Великой Отечественной войны, так и периода СССР, выставив Россию в качестве оккупанта. Просим Вас как гаранта конституции дать оценку попыткам подобных выпадов в отношении граждан РФ, затрагивающих интересы России, а также честь и достоинство ветеранов «Альфы». Рассчитываем на Вашу поддержку!», - говорится в сообщении.

13 января 1991 года советские власти направили военные силы в столицу Литвы, провозгласившую 11 марта 1990 г. независимость от СССР. При столкновениях с участниками акции протеста у Вильнюсской телебашни погибли 14 человек, в том числе выстрелом в спину был убит боец «Альфы».

Позже появилась информация, что случившееся стало результатом провокации литовских спецслужб, которые стреляли по участникам столкновения. При этом бывший начальник Департамента охраны края Литвы Аудрюс Буткявичюс признавался СМИ, что отдавал приказ снайперам занять позиции на крышах домов по соседству с Вильнюсской телебашней и открывать огонь. Расследования после его признания в Литве не проводилось.

23 августа 1999 года Вильнюсский окружной суд осудил шесть человек за преступления, якобы совершенные советскими военными. 23 человека остаются в статусе подозреваемых, из них 21 гражданин России и два белоруса.

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, в среду президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что Литва не ждет от Австрии извинений по делу об освобождении бывшего командира группы «Альфа» Михаила Головатова, однако вопрос о попустительстве по отношению к таким людям должен быть поднят на уровне ЕС.

22 июля Чехия присоединилась к протесту Литвы касательно освобождения Головатова австрийскими властями.

Днем ранее, в четверг, Финляндия аннулировала шенгенскую визу, выданную полковнику КГБ в запасе и экс-командиру группы «Альфа» Михаилу Головатову, которого Литва объявила в европейский розыск.

В тот же день Литвы Даля Грибаускайте заявила о намерении обсуждать вопрос о задержании и освобождении австрийскими властями полковника КГБ, экс-командира группы «Альфа» Михаила Головатова на европейском уровне.

Ранее в этот же день МИД Литвы вручил ноту послу России, попросив ответить, оказывала ли Москва давление на официальные органы Австрии с тем, чтобы те освободили задержанного экс-командира «Альфы» Михаила Головатова, сообщил министр иностранных дел Литвы Аудронюс Ажубалис.

Днем ранее глава литовского МИДа заявил, что российская сторона принижает Литву и создает негативный фон вокруг задержания полковника КГБ в запасе.

В среду руководитель отдела уголовной юстиции министерства юстиции Австрии Кристиан Пилначек заявил, что тот факт, что Михаил Головатов командовал отрядом спецназначения «Альфа» при событиях в Вильнюсе, «недостаточен как доказательство».

Во вторник в МИД России заявили, что российские власти не оказывали влияние на принятие Австрией решения по делу полковника КГБ в запасе бывшего командира группы «Альфа» Михаила Головатова, который был освобожден 15 июля.

В этот же день позицию Литвы, которая критикует Австрию за решение не выдавать Вильнюсу Михаила Головатова, поддержали две другие прибалтийские республики. В совместном письме к Еврокомиссии три страны заявили, что международный ордер на арест «должен эффективно применяться на практике».

Позже уполномоченный Европейской комиссии по юстиции и гражданским правам Вивиан Рединг заявила, что согласно законодательству Австрия не должна была исполнять ордер на задержание бывшего офицера КГБ Михаила Головатова, поэтому решение отпустить экс-командира «Альфы» было законным.

http://www.imperiya.by/news.html?id=69683
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #26 : 24 Августа 2011, 19:16:47 »

Гладилин Иван

Литва никак не может отделиться от России



Ибо на выдуманной «российской угрозе» до сих пор покоится все представление Литвы о «независимости»

Литва, снискавшая себе поистине международное признание на ниве русофобии, оказывается, все еще окончательно не отделилась от России. Казалось бы, нонсенс, особенно если вспомнить, какими «эпитетами» регулярно награждают Россию такие литовские политики, как, например, Витаутас Ландсбергис. Но это действительно так: на уровне подсознания Литва все еще не отделилась от России (как, впрочем, и многие другие «независимые» постсоветские государства), ибо о России в этой стране постоянно говорится как о потенциальной угрозе, заявляет завкафедрой политических наук Литовской военной академии Гедиминас Виткус. Как сообщает портал delfi, такое мнение он высказал в эфире телеканала LRT.

Парадоксальная точка зрения, скажите? Но это только на первый взгляд. Ведь если из превалирующего сейчас в Литве (да и во всей Прибалтике, а также кое-где еще на постсоветском пространстве) понятия «независимости» изъять внешний раздражитель – «российскую угрозу», что же тогда от «независимости» останется?

Поэтому, убежден политолог, чтобы осознать себя как отдельное государство, Литва должна научиться узнавать возникающие угрозы и управлять ими. «Подсознательно мы еще не отделились окончательно от России, чувствуем свою зависимость от нее, подозреваем, что Россия хочет вернуть нас обратно, – поясняет он. – Но на самом деле процессы меняются, мир меняется. В этом случае надо спросить нас самих, нужна ли нам Россия как какая-то точка отсчета в нашей политике, чтобы мы могли ее конструировать и думать о будущем. Не мы ли сами выдумали эту угрозу, от которой хотим убежать?»

Как видим, Виткус не говорит, что «российской угрозы» не существует вовсе. Быть может, здесь сказывается и его статус: как-никак, он – почти «придворный» эксперт. Но Виткус дословно называет ту «российскую угрозу», которая превалирует в массовом сознании его страны, «выдуманной».

«Мне кажется, – продолжает он, – мы должны признать, что на нас оказывается огромное влияние, мы тесно связаны по многим аспектам. Это – экономические вопросы: нашим основным рынком экспорта является Россия (Германия – только на втором месте), основной источник импорта – Россия, интересы многих наших предприятий – на востоке, мы ждем российских туристов. Множество вещей неизбежно оказывают на нас влияние, и это влияние надо признать и управлять им».

Таким образом, Литве нужно не выдумывать «российскую угрозу», что она сейчас старательно делает, а признать неизбежное влияние России и постараться им управлять.

«Т. к. нам необходимы равноценные отношения (с Россией), – продолжает политолог, – у нас есть неиспользованные возможности развивать такие отношения. Очень странно, что в последние годы, с приходом нового президента, будто бы появились знаки, что будут достаточно интенсивные контакты на высшем уровне, но я не понимаю, почему это все остановилось: контакты появились, но не развиваются, – сетует Виткус. – Конечно, они сами не решат всех проблем, но они могли бы создать другой контекст и предоставить более широкую перспективу для наших разносторонних отношений».

Согласитесь, достаточно трезвая и прагматичная точка зрения – особенно в сравнении с русофобскими заклинаниями политиков типа Ландсбергиса. Но надо отдавать себе отчет в том, что в современном литовском политическом спектре такая позиция носит маргинальный характер. Литве, как и всей Прибалтике, да и современной Грузии с Молдовой американцами «на роду» написано быть лимитрофами, главная функция которых – сомкнув ряды, образовать вокруг России плотный «санитарный кордон». Только посмей последовать советам Виткуса – вмиг ощутишь на себе гнев заокеанского хозяина. Так что пока его рекомендации остаются лишь благими пожеланиями.

Справка KM.RU

Лимитроф (от лат. limitrophus – пограничный) – пограничная область Римской империи, которая была обязана содержать стоящие на своей территории римские войска, сообщает «Википедия». В XX-XXI вв. у термина «лимитроф» появилось еще одно значение: так стали называть государства, образовывавшиеся после 1917 года, а затем в 1991 году на территории, входившей в состав, соответственно, Российской империи и СССР.

http://www.km.ru/bsssr/2011/08/24/geopoliticheskaya-strategiya-zapada-v-otnoshenii-respublik-bsssr/litva-nikak-ne-moz
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #27 : 22 Октября 2011, 18:38:11 »

Сергей Орлов

Вильнюс дошел до печки



Высокие цены на отопление и ссора с «Газпромом» заставляют горожан запасаться дровами и торфом

Как в стародавние времена жители литовской столицы – те, кому повезло и сохранились печки – снова закупают дрова. По мнению газеты Lietuvos rytas, с приходом зимы Вильнюс станет напоминать большую деревню. Дым из труб опять окутает столицу. О таком ее виде помнят только старики.

Тогда перед каждым отопительным сезоном семьи закупали дрова и уголь. Недалеко от центра Вильнюса, в 10 минутах езды, около вокзала, была огромная база, обеспечивавшая город дровами и уголем. Там высились угольные горы. Их завозили в основном из Силезии. Дрова и уголь жители накапливали в сараях.

Давно уже нет ни сараев, ни той угольно-дровяной базы, потому что повсюду центральное отопление. Оно работает в основном на российском газе. Частные дома сохранили печки, которые не используются много десятилетий, а отапливают такие квартиры в основном газовыми котлами.

Но центральное отопление в крупных городах. А в целом в трехмиллионой Литве лишь 600 000 жителей обеспечены им. Тем не менее, подавляющее большинство все равно использует газовые котлы.

Российский газ стоит в Литве очень дорого. В начале зимы прошлого года республика платила «Газпрому» 348 долларов за 1000 кубометров. К примеру, в соседней Белоруссии эта цена составляла 184 доллара. В этом году к осени цена на газ для Литвы подскочила почти на 40%, ожидается рост еще процентов на 20. При этом Эстония и Латвия договорились с «Газпромом» о снижении цены на 15%, а вот Литве российская компания не идет навстречу. У Вильнюса в отличие от соседей постоянные претензии к «Газпрому» из-за цены, хотя она обусловлена договором, звучат обвинения в политическом давлении. Литва жалуется на «Газпром» в Евросоюз, но почему-то не подает в арбитражный суд в Стокгольм, хотя обещала это сделать. Республика намерена в экстренном порядке выполнить директиву Евросоюза - внедрить так называемый «Третий энергопакет», предусматривающий вопреки предыдущим договорам отделение газотранспортной системы от поставщика, то есть от «Газпрома», которому принадлежат трубы. Российскую компанию такой поворот не устраивает, но Литва категорична, не собирается договариваться с «Газпромом», однако при этом требует снизить цену.

В результате в республике - паника среди населения. Люди испуганы ценами на отопление. По прошлогодним данным, средний счет за отопление в Литве составлял 300 литов (более 3700 рублей). Но это усредненные сведения по тысячам квартир, больших и маленьких. А вот, например, в Вильнюсе за отопление трехкомнатной квартиры в доме старой постройки в прошлом году платили от 300 с лишним литов до... 900 (более 11200 рублей) – в зависимости от качества здания, отрегулированности систем отопления и т.д. Причем зимой этого года за отопление в Вильнюсе приходилось платить на 5% больше чем в Таллине и на 15% больше чем в Риге. И при этом предполагается, что цена отопления в Литве вырастет еще на 20%!

Паника и привела к стремлению заменить – там, где еще возможно - газовое отопление печным. По словам хозяина одного из предприятий по продаже дров Нериюса Пенялиса, которое находится в полусотне километров от Вильнюса, заказов так много, что он еле успевает их выполнять. Ежедневно фирма поставляет около 50 кубометров дров. Обычно заказывают до 20 кубов. Объем зависит от того, какой ожидается зима – холодной, длинной или нет. Синоптики долговременных прогнозов пока не дают, но народ их и не ждет - опасается худшего. Из-за наплыва клиентов заказ у Нериюса Пенялиса выполняется через неделю. Обращаются к нему в основном жители Вильнюса. Самым большим спросом пользуются березовые дрова. В прошлом году их кубометр стоил 120 литов (примерно 1500 рублей). Ажиотаж поднял цену пока до 135 литов (почти 1700 рублей). Покупают и дубовые - по 150-160 литов за кубометр (1800 – 2000 рублей).

Снова пользуются спросом, как десятилетия назад, торфяные брикеты. Это полезное ископаемое использовалось здесь в качестве топлива испокон веков, но в советские годы его почти полностью вытеснили мазут и газ. И вот началось возвращение к традиционному виду литовского топлива. В этой стране еще в советский период было открыто более шестидесяти месторождений торфа с мощностью промышленных пластов от 1,5 до 7 метров, иногда до 16 метров. Общие запасы торфа оцениваются в 2,6 миллиарда тонн. Есть, правда, в Литве и залежи сланцевого газа и даже... нефти. Но нефть низкокачественная и ее мало. А газа – считается - много, но он плохо разведан, добыча его сложна, и по признанию министра энергетики Арвидаса Секмокаса, вряд ли его разработка даст результат раньше чем через 10 лет. Еще хотят построить в Клайпеде терминал сжиженного газа, чтобы покупать не в России. Но он появится не раньше чем через четыре года, к тому же некоторые эксперты сомневаются, что вместе с доставкой он будет дешевле российского голубого топлива.

Так что у жителей надежда пока на дрова и торф. Фирма Agrochema, торгующая торфяными брикетами, прошлой зимой продала около 5000 тонн. Нынче, видимо, объемы продаж вырастут. Цена тонны торфяных брикетов сегодня составляет около 320 литов (примерно 4000 рублей).

Тем временем министерство энергетики Литвы признает: цены на отопление для жителей действительно слишком высоки. «Мы не все сделали, что привело бы к снижению цен», - соглашается вице-министр энергетики Кестутис Жиленас. Страна пытается исхитриться с помощью манипуляции ресурсами, которыми она располагает. Парламент принял закон, позволяющий передать «лишний» газ с Литовской электростанции на теплофикационные электростанции. Предполагается, что эта мера поможет снизить финансовую нагрузку на отопление на 13%. Но у Государственной комиссии по контролю над ценами и энергетикой есть разные сомнения.

«Возможности помочь людям реально существуют, и если существуют какие-либо юридические препятствия, их необходимо рассмотреть и удалить, - потребовал премьер-министр Андрюс Кубилюс - Приоритет - интересы потребителей».

Пока же жители Литвы не очень верят в обещания и запасаются. Кто дровами, кто торфом, а кто... деньгами. Эксперты так и говорили: не тратьте деньги на развлечения и отпуска, копите на отопление.

http://ru-news.ru/art_desc.php?aid=6008#ixzz1bWNyuGCX

Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #28 : 24 Ноября 2011, 18:53:50 »

Гладилин Иван

Литва так и не смогла обосновать свою независимость



Хотя экс-сотрудник Фонда Горбачева передал посольству Литвы в Лондоне 170 страниц секретных документов

Официальная Москва уже много лет делает все для того, чтобы убийцы памятного 13 января 1991 года не были наказаны, негодует Lietuvos Rytas (перевод – «ИноСМИ.ру»). Однако есть и такие русские, отмечает популярная литовская газета, которые, оказывается, хотят и могут помочь расследованию. Одного из таких, к радости литовских прокуроров, им посчастливилось найти в Лондоне.

Проживающий в настоящее время в Соединенном Королевстве русский историк, писатель и диссидент Павел Строилов, сообщает издание, передал посольству Литвы в Лондоне 170 страниц секретных документов, имея в виду раздобытые «историком» копии материалов из Фонда М.С. Горбачева. Литовские дипломаты, радостно сообщает газета, уже перенаправили эту папку в Вильнюс, в Генпрокуратуру, следователи которой с мая этого года безуспешно пытаются опросить по «делу 13 января» бывшего президента Советского Союза.

«Ах ты сволочь, предатель», – подумают многие. И будут правы – но только отчасти. Дело в том, что Строилов – действительно предатель и к тому же вор. Вот только изменил он, собственно, такому же, как и он сам, – Горбачеву.

К Строилову литовская прокуратура обратилась после того, как в августе этого года он опубликовал в британском журнале The Spectator часть раздобытых им материалов из архивов Фонда Горбачева. Литовское издание, позиционирующее себя как независимое, попыталось выяснить, что же в действительности показывают эти архивные документы Политбюро ЦК КПСС и ближайшего окружения Горбачева, ради чего корреспондент Lietuvos Rytas и встретился с г-ном Строиловым.

В ходе интервью диссидентствующий историк подтвердил, что скопировал документы из личного архива Горбачева и вывез их, когда уехал на Запад. Чтобы было совершенно ясно, поясняет Строилов, оригиналы всех документов Политбюро бывшего генерального секретаря коммунистической партии, а позднее – президента СССР хранятся в секретном и никому не доступном Архиве президента РФ в Кремле. Но когда начал распадаться Советский Союз, Горбачев, покидая Кремль, велел сделать копии многих связанных с ним документов и шифрограмм. Позднее, сообщает Строилов, Фонд Горбачева, в котором хранились около 50 000 архивных документов, решил немного приоткрыть завесу секретности. По указанию самого Горбачева некоторым «дружественным» российским и иностранным историкам был предоставлен довольно ограниченный доступ к некоторым делам.

«Я тогда был только 19-летним студентом юридического факультета, – вспоминает Строилов. – Помнится, еще подумал: «Долго такая открытость не продлится. Я обязательно должен воспользоваться этой возможностью и увидеть эти документы Горби». Может быть, потому, что я был молодым человеком с энтузиазмом, понравился работникам Фонда. И теперь я думаю, что это было какое-то чудо – убедить их, чтобы мне разрешили пользоваться архивом. Все документы уже были перенесены на компьютеры, и нам, посторонним, было разрешено читать на экране компьютера лишь весьма ограниченную их часть. Ничего, что вызвало бы неудобства владельцу этого фонда. Более того, даже эти документы можно было копировать только с письменного согласия самого Горбачева. А такое согласие он давал редко. Я посещал архивы Фонда с конца 2000 года до начала 2003 года. Сотрудники за это время ко мне привыкли. Иногда компьютеры, за которыми мы, посторонние, сидели, начинали тормозить. Перезапустить их могли только сотрудники Фонда, имеющие пароли. Я внимательно за ними следил и через некоторое время уже знал эти пароли. Тогда мне пришлось самому решать дилемму – то ли играть по правилам, то ли взять и украсть секретный архив. Владимир Путин уже начал закручивать гайки в России, и было ясно, что рано или поздно Кремль велит Горбачеву закрыть этот архив. Поэтому я решил, что в следующий раз такой возможности может и не представиться. Взломал секретную часть архивов фонда и скопировал все».

Более того, продолжает Строилов, в компьютерах Фонда имелся Интернет, так что ему даже не пришлось вносить и выносить какие-либо накопители информации. Все файлы он просто отправлял по электронной почте самому себе. Таким образом, в руках Строилова оказалось свыше 50 000 копий документов, которые в настоящее время он хранит на нескольких серверах. «Кстати, – поясняет Строилов, – насчет политики открытых дверей Фонда я оказался прав: в конце 2003 года Кремль вынудил закрыть доступ к архивам Фонда для посторонних».

Вот так в распоряжение предприимчивого «историка» попали архивы, по сути, государственной важности (в «цивилизованных» государствах их принято раскрывать лишь по прошествии определенного периода времени): сначала их запросто скопировал Горбачев, а потом и он сам стал жертвой подобного же ему вора.

Ну и что же открыли эти материалы миру? По сути, ровным счетом ничего нового. Разве лишь в очередной раз продемонстрировали ту неприглядную роль, которую сыграл в развале СССР первый и последний президент этого могущественного прежде государства. А ведь, придя в 1985 году к власти, Горбачев обладал такой властью, которой не имел, наверное, ни один другой человек в мире, включая президента США Рональда Рейгана. Но всю эту власть Горбачев попросту разбазарил, направив ее, по сути, лишь на развал СССР.

«Сразу должен подчеркнуть, – признается Строилов, – в переданных документах нет никаких горячих следов, чтобы там было сказано, что в тот январский день 1991 года Горбачев приказал армейским спецподразделениям «Альфа» и «Витебск» стрелять по безоружным людям в Литве». Правда, он не лишает литовского журналиста интриги, которой тот ждет от «разоблачителя»: «Надеяться на то, что этот политик будет хранить такой приказ в архивах своего Фонда, было бы нереально».

Вот такой оказывается «сухой остаток» от 50 000 копий документов, спертых Горбачевым из секретного государственного досье СССР. Даже их оказалось недостаточно, чтобы хоть как-то подтвердить господствующую в Литве версию о событиях, происшедших 13 января 1991 года в Вильнюсе. По этой версии, напомним, советские спецназовцы тогда убили 14 «мирных» литовцев, штурмуя здание вильнюсского телецентра, который «живым щитом» обороняли тысячи безоружных защитников.

Единственное, повторим, что подтверждает интервью Строилова литовскому изданию, – это двуличная роль в тех событиях самого Горбачева. «Однако эти документы, – свидетельствует историк, – раскрывают не менее важные принципиальные установки Горбачева, что он никоим образом не был склонен предоставлять Литве и другим прибалтийским республикам, а также Грузии и Азербайджану полной независимости. И то, что он был убежден в том, что если для поддержания целостности СССР потребуется применить силу против гражданских лиц, такое применение метода принуждения оружием он полностью оправдывал».

А что же тогда действительно произошло в Литве? Чем на самом деле были те события, и кто их подстроил? Ведь обнаружилось, что по многим «жертвам» советских спецназовцев, «штурмовавшим» телецентр с земли, огонь на поражение велся откуда-то сверху...

На главные из этих вопросов уже давно откровенно ответил один из непосредственных организаторов и исполнителей тех событий – бывший министр обороны Литвы Аудрюс Буткявичус, тогдашний самый близкий соратник небезызвестного Витаутаса Ландсбергиса. Вот что он рассказал в апреле 2000 года в откровенном интервью литовскому русскоязычному изданию «Обзор»:

«– Жертвы январских событий Вы планировали?

– Да.

– Т. е. Вы сознательно шли на эти жертвы?

– Да.

– И Вы не чувствовали угрызений совести за то, что Вы людей, в общем-то, подставили?

– Чувствовал. Но и мои родители тоже там были. Я не имел никакой личной гарантии. Вот это – единственное мое оправдание. Там стояли мои папа и мама. Я не охранял себя даже бронежилетом. Я не имел какой-то личной охраны. Я просто играл, ясно сознавая, что произойдет. Но я хочу сказать: по сравнению с тем, что происходило в других местах Союза, это были очень маленькие жертвы. Я не могу оправдать себя перед родными погибших, но перед историей – да. Я могу сказать другое: эти жертвы нанесли такой сильный удар по двум главным столпам советской власти – по армии и КГБ; произошла их компрометация. Я прямо скажу: да, я планировал это. Я работал долгое время с Институтом Эйнштейна, с профессором Джином Шарпом, который занимался, что называется, гражданской обороной, или психологической войной. Да, и я планировал, как поставить советскую армию в очень неудобную психологическую позицию, чтобы любой офицер стал стыдиться того, что он там находится. Это была психологическая война. В этом конфликте мы не могли выиграть, употребляя силу, это было ясно. И я старался перетянуть конфликт на другую фазу – на фазу психологической стычки. Я выиграл. Я могу сказать «я», потому что планы ненасильственной обороны были разработаны задолго до январских событий. И это лежало на мне как на человеке, со студенческих лет занимавшемся психологией, в т. ч. и психологической войной как дисциплиной.

– Вы не обижайтесь, но Вы стали своеобразным психологическим провокатором. Вы просто спровоцировали...

– А как же? Да, я намеренно шел на ТО, думая, какие действия будут. Зная, как будет выглядеть игра с ИХ стороны. Знаете, наверное, такой старый анекдот про военных: вскрывают череп военному и смотрят, что между ушей мозгов нет, есть только красная нить. Никто не знает, для чего эта нить. «Давай перережем». И уши отвалились. Оказывается, нить была для поддержки ушей... Там есть только одна нить. ОНИ работают очень прямо. В Советском Союзе в военной среде не было разработано психологических операций: все действовали по одной, очень примитивной схеме. И я это понимал. Вот и все.

– И Вы этим успешно воспользовались...

– Да. Я знал, что они делают, знал, какая у них игра. Были мои разговоры тогда с Моисеевым, Маршалом Советского Союза. Я знал, что выход Литвы из состава Союза – в их планах. Для меня не было какого-то недопонимания, что тут происходит. ОНИ играли очень ясно (я имею в виду группировку вокруг Ельцина), шло все это брожение, и просто я знал, что нельзя допустить, чтобы нас раздавили. Так и шла игра... Вы все это напишите. Мне надоело политиканство, я хочу очень прямо сказать, что было сделано. Я не хочу что-то скрывать».

Так что никаких приказов о применении оружия против «мирных литовцев», оборонявших вильнюсский телецентр, ни Lietuvos Rytas, ни литовские прокуроры, судя по всему, никогда не обнаружат – за отсутствием таковых. Те события были просто предельно цинично (но умело разыгранной) инсценировкой, специально предусматривавшей человеческие жертвы, которая была нацелена на дискредитацию союзного руководства и, в конечном итоге, на развал СССР. Впрочем, надо признать, что и особого труда дискредитировать тогдашнее союзное руководство для организаторов этой инсценировки не представляло: одна фигура Горбачева чего стоит.

В Литве сейчас проходит очень показательный суд над лидером оппозиционной партии «Фронт» Альгирдасом Палецкисом, потомком бывшего главы литовского парламента. И показателен он вот чем (KM.RU об этом уже рассказывал): 2 ноября прошлого года в эфире одной литовской радиостанции он неосторожно обмолвился, что во время событий 1991 года у телецентра «свои стреляли в своих». Этого оказалось достаточно, чтобы обвинить молодого Палецкиса в нарушении закона, принятого в Литве тоже в прошлом году, который запрещает отрицать «преступления советского режима». Прокурор на суде так и заявил, что Палецкис обвиняется в том, что высказал утверждения, отрицающие и грубо уничижающие события 13 января 1991 года и их жертв. За это ему и грозят два года тюрьмы или крупный денежный штраф.

Кстати, Палецкису вполне могла бы грозить и гораздо более суровая кара, да закон этого не позволяет (о чем власти Литвы, видимо, сейчас сожалеют). Ведь, по сути, он совершил покушение на святая святых современной Литвы (и не только Литвы) – на то, что оправдывает и отделение этой республики от СССР, и последовавший за этим развал всего Советского Союза. Ведь если усомниться в официальной литовской версии событий 13 января 1991 года, то придуманный и с блеском реализованный в Вильнюсе миф попросту развалится, и вскроется величайший обман. Какое тогда «моральное оправдание» будут иметь и отделение Литвы, и развал всего СССР? Вот почему литовские власти так ищут в российских архивах хотя бы блеклое подобие «приказов» о начале штурма союзным спецназом вильнюсского телецентра в январе 1991-го. Иначе «легитимность» их отделения от СССР теряет всякую основу.

К сожалению литовских властей, даже 50 000 документов, прихваченных Горбачевым из секретного государственного досье, подтверждения официальной литовской версии так и не дали.

http://www.km.ru/bsssr/2011/11/24/istoriya-sssr/litva-tak-i-ne-smogla-obosnovat-svoyu-nezavisimost
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74653

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #29 : 14 Декабря 2011, 22:21:24 »

В Литве бичуют Альгирдаса Палецкиса



«Приглашаем Вас стать свидетелями или попытки судебно-политической расправы над инакомыслием, или оправдания». Этими словами заканчивается воззвание движения «Литва – без нацизма» к людям доброй воли, не равнодушным к тому, что творит литовская Фемида.

В этот раз она ополчилась на политика и дипломата Альгирдаса Палецкиса, вся вина которого в том, что он выражает публичное несогласие с официальной трактовкой событий в Вильнюсе 13 января 1991 г., когда произошли столкновения демонстрантов с подразделениями Советской Армии.

Поскольку все слова, идущие вразрез с официальной историей, трактуются как оправдание оккупационного советского режима, а за это по литовским законам полагается уголовное наказание, Палецкису 14 декабря грозятся вынести приговор за его „неправильное мнение“.

Председателя Социалистического Народного Фронта Литвы А. Палецкиса судят за так называемое „отрицание агрессии СССР против Литвы 13 января 1991 года“. Это – первый случай за последние 20 лет на всём постсоветском пространстве, когда судят за „отрицание советской агрессии и оккупации“. Прокурор требует осудить А. Палецкиса на 1 год тюрьмы условно. Ранее звучали требования впаять непокорному политику 5 лет тюрьмы!

Как явствует из официального обращения движения «Литва без нацизма», «А. Палецкис в ноябре 2010 года в радио-интервью сказал, что во время событий в Вильнюсе 13 января 1991 года „свои стреляли в своих“. Эта единственная фраза и послужила поводом, чтобы член парламента Литвы Кестутис Масюлис обратится в прокуратуру с просьбой возбудить против А. Палецкиса уголовное дело по статье 170 Уголовного Кодекса Литвы („отрицание советской агрессии и оккупации в 1940 и 1991 годах“). Прокуратура охотно откликнулась на требование представителя правящей консервативной партии, и дело передала в суд, требуя, как упомянуто, 1 года тюрьмы условно. 14 декабря будет объявлен вердикт.

Слова А. Палецкиса ввергли литовскую элиту в панику. Дело в том, что официальная версия Вильнюса о 13 января 1991 года гласит: тогда, при взятии под контроль телебашни, "советские воины умышленно убили 13 безоружных гражданских лиц и одного спецназовца". На этой версии строится идеология современного литовского государства, „идеология“ русофобской конфронтации с Россией – и если эта версия рушится, рушится фундамент, "обоснование" этой „идеологии“. Поэтому всякие сомнения в официальной версии караются законом. Однако есть достаточно данных о том, что 13 января действовали провокаторы, которые стреляли в собравшихся людей с крыш из охотничьих ружей. В 1991 году сама литoвская судебно-медицинская экспертиза установила тот факт, что в телах погибших были обнаружены пули от охотничьих ружей, а траектория поражения некоторых тел была сверху вниз под углом 40-50 градусов, в то время как советские воины были внизу у телебашни.

Правоохранительные органы, расследующие январские события, целенаправленно об этом умалчивают. Это одна из причин, по которой „дело 13 января“ затянулось на долгих двадцать лет, и до сих пор не найдены убийцы. Факты о стрельбе с крыш, смело озвученные А. Палецкисом, на суде подтвердили и многочисленные свидетели тех событий. Мало того, это на суде подтвердил и бывший сотрудник МВД Литвы В. Шульцас, в ту ночь фиксировавший события. Кроме того, бывший член руководства „Саюдиса“ („Национального Фронта за Перестройку“) Б. Билотас на суде подтвердил, что сразу после событий сами члены руководства „Саюдиса“ констатировали, что „свои стреляли в своих“, но коллективно решили об этом умолчать... Другие свидетели показали, что 13 января 1991 года видели, как трассирующие пули летели с крыш близстоящих жилых домов в сторону телевизионной башни. Видели, как после этих выстрелов люди, находящиеся внизу, падали как подкошенные. Стрелявшие с крыш и окон верхних этажей люди были одеты не в какую-либо форму, а были в гражданской одежде, некоторые – в спортивных костюмах. На суде А. Палецкиса прокурор проигнорировал эти факты и показания».

Соблазн всё свалить на Россию и русских у официального Вильнюса столь велик, что в «благосклонности» литовской Фемиды к мятежному политику можно не сомневаться. Благо, что для этого есть весь необходимый юридический инструментарий – та самая пресловутая 170 статья Уголовного Кодекса Литвы. И о правах человека в этот раз в Вашингтоне и Брюсселе промолчат.

Илья Макаров

http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=5&newsid=15270
Записан
Страниц: 1 [2] 3 4 ... 9
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!