Русская беседа
 
25 Июня 2019, 21:23:10  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Неделя 1-я по Пятидесятнице, Всех Святых  (Прочитано 2688 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
протоиерей Георгий Завгородний
Администратор
Ветеран
*****
Сообщений: 1142


Русь Святая! Храни Веру Православную!


Просмотр профиля
Православный священник
« : 10 Июня 2012, 19:01:13 »

Проповедь произнесенная в Неделю 1 по Пятидесятнице, Всех Святых

http://f-georgiy.livejournal.com/130913.html

« Последнее редактирование: 29 Июня 2013, 15:45:41 от Александр Васильевич » Записан

С ув. прот. Георгий
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74759

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 29 Июня 2013, 15:41:41 »

«Вси святии, молите Бога о нас»

Православная Церковь отмечает Неделю Всех Святых



В Православии День всех святых, или иначе Неделя Всех святых, празднуется в первое воскресенье («неделю») после дня Пятидесятницы (переходящий праздник), то есть в 8-е воскресенье после Пасхи, напоминает Православие.Ru.

Праздник известен с конца IV — начала V веков. Существует проповедь святителя Иоанна Златоуста на память «всех святых, по всему миру пострадавших», в которой уже указывается день празднования, аналогичный существующему в настоящее время. Среди песнопений преподобного Ефрема Сирина есть упоминание о праздновании в честь всех святых 13 мая.

Студийский, а затем и Иерусалимский Типиконы окончательно помещают праздник в честь всех святых на первую неделю (воскресение) после Пятидесятницы. Такая последовательность праздников обнаруживает их логическую связь: святые просияли хоть и в разное время и различными подвигами, но по благодати единого Святого Духа, излившегося на Церковь в день Пятидесятницы.

В годовом богослужебном круге Православной Церкви День всех святых является пограничным. Заканчивается период использования за богослужением песнопений Цветной Триоди и начинается период пения Октоиха. На утрене Дня всех святых начинается чтение «столпа» — последовательности 11 воскресных Евангелий, рассказывающих о Воскресении Христовом.

В этот день Церковь напоминает нам о том, что святость – это не удел отдельных личностей, а цель жизни каждого христианина. Сама способность к святости заложена Творцом при создании человека, сотворенного по образу и подобию Божию.

Однако, если образ Божий в нас есть и он неотъемлем (как человеческая ипостась), хотя и значительно помрачен из-за греховного существования, то подобие Божие – в значительной мере утраченное через грехопадение прародителей свойство, бесконечно приобретаемое по мере возрастания в благодати.

На вечерне праздника читаются три паремии, содержащие ветхозаветные указания на славу святых: Ис.43:9-14 — святые названы свидетелями и благовестниками Божественного спасения («Мои свидетели, говорит Господь, вы и раб Мой, которого Я избрал»); Прем.3:1-9 — святые, хоть и уничиженные на земле, прославлены Богом («А души праведных в руке Божией, и мучение не коснется их. В глазах неразумных они казались умершими, и исход их считался погибелью, и отшествие от нас — уничтожением; но они пребывают в мире»); Прем.5:15 - 6:3 — святые восторжествуют в день пришествия Господня («Праведники живут во веки; награда их — в Господе, и попечение о них — у Вышнего. Посему они получат царство славы и венец красоты от руки Господа, ибо Он покроет их десницею и защитит их мышцею»)

Читающийся на литургии отрывок из Послания к Евреям (Евр.11:33 -12:2) прославляет ветхозаветных праведников и называет их «облаком свидетелей», а составное евангельское чтение (Мф.10:32-33, Мф.10:37-38, Мф.19:27-30) указывает на необходимые признаки святости («Кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным…Кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня…Всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную»).

Гимнография праздника изобилует поэтическими оборотами: святые называются «непрелестными светилами» (канон утрени, песнь 3), «божественным облаком» (там же, песнь 6), «начатками естества» (кондак), «терпеливодушными» (стихира на литии); их кровью Церковь украшается «багряницею и виссом» (тропарь); они «уясняют церковное небо» (канон утрени, песнь 8 ), «добродетелей светлостью» делают землю небом (стихира на хвалитех).

В понедельник после праздника всех святых начинается чтение на литургии Послания к Римлянам и Евангелия от Матфея (в пасхальный период читались Деяния святых апостолов и Евангелие от Иоанна). В этот же понедельник начинается Петров пост, сменяющий сплошную (то есть без постных среды и пятницы) седмицу по Пятидесятнице.

http://ruskline.ru/news_rl/2013/06/29/vsi_svyatii_molite_boga_o_nas/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74759

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 29 Июня 2013, 15:49:51 »

Об отречении от Христа

Слово протоиерея Александра Шаргунова в Неделю Всех святых



Сегодня мы прославляем всех святых Церкви нашей, которые святы святостью Божией. И все мы призваны к этой святости. Для того мы крещены во имя Отца и Сына и Святаго Духа, для того мы приобщаемся святых Таин Христовых, где перед самым причастием мы слышим: «Святая святым». Кто не свят, говорит по этому поводу святой Кирилл Иерусалимский, — да не приступает. «Един свят, един Господь, Иисус Христос», и святые отцы-монахи из своих пустынь, которые были полем их духовной битвы, вместе с мучениками говорят каждому из нас об единственной тайне жизни: «Отдай кровь, и приими Дух». Где нам взять эту силу самоотдачи? Только у Господа. Мы должны принять в Евхаристии кровь Первомученика, Первосвятого, единого святого Господа нашего Иисуса Христа, через Него приобщиться Божественному Духу, с тем, чтобы быть способными отдавать себя и быть святыми, Христовыми.

«Всякий, кто исповедует Меня перед людьми, — говорит нам сегодня в Евангелии Спаситель, — Я исповедую его перед Отцом Моим Небесным, и всякий, кто отвержется Меня перед людьми, того отвергнусь Я перед Отцом Моим Небесным». Вот эта верность перед лицом страданий, перед лицом смерти — то, что определяет святых. Быть верующим — значит быть верным, и этим только Церковь жива. Нам надо сегодня услышать эти слова Спасителя о том, что мы можем отречься от Христа нашего, и можем оказаться лишенными Царства святости, жизни Божественной. Как мы отрекаемся? Мы отрекаемся от Христа словами, когда говорим, что не знаем Его. Неужели мы такое можем сказать? Как рассказывала одна женщина, с покаянием рассказывала, что когда в 30‑е годы прошлого века была перепись населения, там, где в анкете стоял вопрос о вероисповедании, она написала: «неверующая». И миллионы как будто бы ходящих в церковь, отреклись в те страшные годы от своего Господа. Это отречение может быть как бы не прямым. В «Древнем патерике» рассказывается об одном монахе, который отправился в город по послушанию, чтобы купить что-то для монастыря. Там он встретил одного иудея, очень красноречивого, который стал рассказывать ему о своей вере. Он слушал его и сказал как-то очень отвлеченно, отсутствующе: «Может быть, и правда то, что ты говоришь». Когда он вернулся в монастырь, его духовный отец сказал ему: «Ты больше не христианин. Ты отрекся от Господа. Какой мрак я вижу в твоей душе!» Это отречение может быть и таким, как было оно у одного очень ученого, весьма образованного человека. Однажды его спросили, как он, такой просвещенный, такой образованный человек, может верить в Бога: «Неужели вы правда верите во Христа?» Да, ответил он, — но не фанатично. Это означало, что вера его — сама собой, а мир — само собой, одно другого не касается, мир может не беспокоиться — он не доставит никаких неприятностей своей верой этому миру, он не потревожит мир ничем, чтобы заставить уважать те смутные принципы, на которых зиждется его вера.

Нам нужно абсолютно ясно увидеть, что мы тогда только верующие, когда отличаемся от мира. Само слово «святой» означает «отличающийся от мира», святой — это тот, кто посвящен Богу. Мы знаем, что храм — свят, он отличается от всех других зданий, потому что он Богу посвящен. Суббота в Ветхом Завете была свята — она отличалась от всех других дней, потому что она была посвящена Богу. Христианин — это человек, который посвящен Богу, и потому он должен отличаться от других людей. Самое ужасное — когда мы ничем не отличаемся от них. Еще не так давно многие христиане спокойно отдавали своих детей в пионеры, комсомольцы, не задумываясь даже, что это — участие в организации, которая официально и обязательно исповедует атеизм, то есть косвенное отречение от Бога. Точно так же сейчас многие из нас готовы отдавать своих детей на какое угодно растерзание, каким угодно программам, телевизионным и другим, еще более глобальным программам воспитания человека с полным истреблением самого главного, что есть в человеке, — разума, стыда и совести. И при этом мы как будто верующие. Мы живем в мире, но мы призваны не сливаться с этим миром, не смешиваться с ним. Побеждать мир мы можем только тем, чем мы отличаемся от мира, то есть Божиим присутствием в нас, тем Христовым, Божественным и подлинно человеческим, которое не уступает зверю-растлителю ничего в нашей вере.

Еще отрекаться от Христа можно не словами, а просто молчанием. Снова и снова жизнь дает нам возможность заступиться за нашего Господа, когда Он снова поруган, когда снова вокруг — бесчестие, кощунство, богохульство, и возможность выступить против зла, уже открытого, наглого, в котором — явное присутствие диавола, человекоубийцы, отца лжи. И мы снова и снова храним молчание. Когда появилась возможность для Церкви говорить, когда объявили как будто бы все свободы, неужели это была свобода говорить только полуправду-полуложь, только ложь, а не слово правды! Раньше Церковь нашу называли «Церковью молчания», потому что насильно был замкнут рот. Неужели она может быть и теперь этой Церковью молчания! Если бы с самого начала так называемой перестройки Церковь возвысила свой голос против этого страшного сатанинского растления, которое совершается в нашем Отечестве, не молчала, то, конечно, многое сейчас было бы иным. Тогда авторитет Церкви был самым высоким, по всем опросам социологов. Люди за годы безбожного коммунизма изголодались по слову высшей правды, тогда разврат еще ужасал, шокировал нормальное сознание, еще не привыкли к нему так, как сейчас. То, что упущено, уже не вернешь. И сейчас, если мы будем продолжать хранить это молчание, которое может обществом восприниматься как знак согласия с беззаконием, плохо, конечно, будет и нам, и всем, кто ждет от Церкви спасения.

Но бывает еще отречение от Христа всей жизнью своей. Мы так живем, что непрестанно отрекаемся от Христа. Слишком часто мы оказываемся только слушателями Слова Божия, а не делателями его. Из-за вас, как говорит апостол Павел именно о таком отречении, Имя Божие хулится, подвергается поруганию у язычников. И, конечно же, если все слова о правде, о чистоте, о любви, которые мы произносим, в нашей жизни не осуществляются, то они делаются подозрительными для тех, кто слушает нас. И Имя Божие, и Церковь Христова снова подвергаются бесчестию. Это исповедание, эта верность Христу дорого стоит. Как в Евангелии Христос говорит: «Кто хочет быть Моим учеником, тот должен взять крест». Это означает, что мы всегда стоим перед выбором, всегда должны принести в жертву либо Христа, заповедь Его, либо себя и свое благополучие. Не бывает такого, чтобы мы смогли сохранить и то, и другое. И до тех пор, пока в нашей жизни не будет решимости: «Да будет воля Твоя!» — не только во всех обстоятельствах, самых страшных и скорбных, которые посылает нам Господь, но во всем, что мы исполняем в жизни, говоря: «Да исполнится с Твоей, Господи, помощью и силой заповедь, которую Ты мне дал!» — до тех пор наше исповедание не будет истинным. Господь предупреждает нас о том, что кто хочет жизнь свою, душу свою сохранить, сберечь в этом мире, тот погубит ее. И мы знаем, что именно так всегда бывает, и в те годы великих гонений очень многие хотели сберечь свою жизнь, потому и отрекались от Христа, и потому погубили свою жизнь.

Сейчас мир самым главным принципом жизни считает именно то, как сохранить свою жизнь, сберечь ее и приобрести все, что необходимо для этой жизни (как мир это понимает). Но при этом невозможно не видеть, что теряется единственное, что делает эту жизнь драгоценной, то, благодаря чему действительно стоит жить, потому что без Христа, без любви к Нему жизнь бессмысленна и пуста, и только через жизнь по вере, через бескорыстную любовь ко Господу и к людям, через отдачу себя, через трату своей жизни ради этого, мы приобретаем ее. Мы очень немощны и слабы, и никто из нас не может сказать, что он сильнее Петра, который из-за одного слова служанки отрекся от своего Спасителя. И каждый из нас должен сегодня увидеть, сколько раз он отрекался от Христа или словом, или молчанием, или жизнью своей. И мы должны все обратиться к святым нашим, которые тоже были немощны и хрупки. У них тоже были порой колебания в вере, некоторые даже отрекались от Господа, но они знали, что Господь, если всем своим сердцем, с покаянием обращаться к Нему, все может восстановить. Эти святые напоминают нам, что хотя по естеству своему мы не имеем порой сил противостоять самым малым скорбям и искушениям, но когда придет самое главное испытание, то будет действовать в нас Христос. Господь Духом Святым дает утешение всякому страданию и крепость всякой немощи человеческой. Он говорит нам: «Не бойся, малое стадо!» Он говорит нам: «Посмотрите, не множество ли птиц продаются за два ассария, но всякая из них в памяти Отца Небесного, Который заботится о них и знает, что с каждой из них произойдет, не дороже ли вы этих малых птиц?» «Не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать». Неужели меч или гонения, говорит нам вся Церковь святых, — или мука какая-нибудь, или какое-либо горе могут одолеть любовь Божию, которую Он имеет к каждому из нас? Будем верны нашему Господу заступничеством всех наших святых. А Господь всегда будет нам верен, ибо Он не может, как говорит Писание, на быть верным Себе.

Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая Чудотворца в Пыжах

http://ruskline.ru/news_rl/2013/06/29/ob_otrechenii_ot_hrista/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74759

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 29 Июня 2013, 17:58:17 »

Схиархимандрит Зосима (Сокур)

Проповедь в неделю Всех святых


Схиархимандрит Зосима (Сокур)

Всех вас, возлюбленная паства моя, приветствую с воскресным, праздничным днем сегодняшним. По милости Божией, провели мы Великий пост, провели мы Пасху, провели мы светлый праздник Пятидесятницы – праздник Святой Троицы, вчера совершили отдание, проводы этого праздника. И сегодня как бы итог всей истории Церкви Православной, осененной Духом Святым – Собор всех святых, от века Богу угодивших. Всемирный праздник торжества, весь мир сегодня празднует престольный день всех святых угодников Божиих.



Начиная от Ангелов, Архангелов, Херувимов, Серафимов, Господствий, Престол, Начальств, Властей – с Небесного Воинства начиная и кончая земными ангелами во плоти, которые Богу угодили и стали равными Ангелам. Здесь и великие наши праотцы Адам и Ева, прародители наши, великие праведники Ной, Енох и другие. Пророки великие, ветхозаветные патриархи, которые верою в грядущего Спасителя жили, спаслись и во пришествии Христовом стали наследниками Царствия Небеснаго, стали равны ангелам. Праведный Иов Многострадальный, праведный Иосиф Прекрасный и другие ветхозаветные праведники, Симеон Богоприимец, Иоанн Креститель, ставшие уже на границе Ветхого и Нового Заветов.

Особенно богат ангелами, угодниками Божиими – ангелами во плоти – Новый Завет: святой Иоанн Креститель, святые апостолы, святители Христовы, святые мученики, проповедники, апологеты, аскеты, преподобные отцы, пустынники, черноризцы, патриархи. Их же несть числа. Юродивые, цари и царицы, князья и княгини, преподобные, их же несть числа угодников Божиих, которые исполнили заповеди Божии, Богу угодили и наследовали Царствие Небесное, в лике Ангелов предстоят у Престола Божия.

Особенно богата Русская земля подвижниками XХ века, новомучениками, которые бесчисленным сонмом многомиллионным предстоят у Престола Божия и молятся о нас, о земле святой Русской.

И нас Господь всех создал не для погибели, но для спасения и для наследия жизни вечной. И нам нужно угождать Богу, и нам нужно приходить к Богу, и нас Господь ждет: “Приидите ко Мне, вси труждающиеся и обременении, и Аз упокою вы…” – и мы должны также наследовать Царствие Небесное.

Не должно быть нытья, уныния, отчаяния о том, что мы не спасемся, что напрасна наша жизнь. Это ложь, мы лжецы и обманщики перед Богом.

Сегодня читали житие преподобного Никиты. Кем он был? Разбойник был, убийца, грабитель. И как Господь его чудесно обратил к Себе, и он стал еще, покаявшись, равный Ангелам – ангелом во плоти. Вот какое целебное свойство Господь дал нам всем – искреннее покаяние. И мы духовные разбойники, и мы духовные убийцы, и мы духовные отступники и отреченцы от Господа, но нам Господь также дал свойство: “Покайтесь, ибо (и для вас всех)  приблизилось Царствие Небесное”. Всех нас ждет Господь, никого не отвергает. У Бога нет любимчиков, у Бога все одинаковы, все равны, все благодатны. Каждому Господь дает при зачатии бессмертную душу, и дай Господи, чтобы эта душа по греховности и по нерадивости нашей не погибла, но чтобы мы все спаслись и наследовали Царствие Небесное. Дай, Господи, чтобы и среди нас стояли скромные подвижники и угодники Божии, святые, от века Богу угодившие. Аминь.

Со святым праздничным днем великим приветствую всех вас! И входящих в храмы, всех встречают все святые. На каждый день написан угодник Божий на древнем образе минейном, и постоянно должна лампада гореть перед ним, каждый день. Это праздничный образ. Там написаны лишь только особо главные подвижники, а неизвестных подвижников – их же несть числа, от века Богу угодивших.

И у вас всех, у каждого, день Ангела есть. День Ангела Господь дает: при крещении – Ангела-Хранителя, и особый покровитель второй, тот угодник Божий, в честь которого вы крещены при крещении. Как два крыла птица имеет для полета, так и человек  крещеный двух Ангелов-Хранителей имеет в жизни своей.

Так что дорожите всегда и сегодняшним днем, и днем памяти Ангела-хранителя – праздник Архистратига Божия Михаила. Дорожите и своим небесным покровителем. День Ангела всегда как особый пасхальный праздник, всегда чувствовать эту пасхальную духовную радость. И радуется тогда, когда мы чтим день Ангела своего, и тот угодник Божий, наш защитник и Ангел-Хранитель, в честь которого мы крещены. Монашествующим еще один добавляется Ангел-Хранитель. А у меня уже их сколько?  Аж четыре, или три? Три, хотел на четвертого заехать – не получилось. Аж три: Иоанн Креститель, Зосима и Савватий. Уже больше не дадут, все получил, что нужно, от Господа, дай Бог сохранить то. Так что, слава Богу! А может, из вас еще кого Бог призовет, постригем, еще нового Ангела-Хранителя дадим. Тайна сия велика – спасение. Думал ли Никита-разбойник, что он станет столпником, что он станет подвижником? Думал ли благоразумный разбойник, осужденный на смертную казнь, что он спасется, что он обратится к Богу?! Пришло время – Господь сотворил чудо, призвал. И над вами, всегда подчеркиваю, Бог творит чудо. Призвал вас к Себе – будьте верны этому чуду, будьте верны Господу до последнего издыхания.

Праздник иконы Божией Матери «Умягчение злых сердец». Перед вами образ Божией Матери. Пресвятая Дева Мария со сложенными руками на груди, молящаяся за нас. Умиления образ, умиленной молитвы. И скорбь Божией Матери о всех нас, грешных. Семь мечей, семь стрел пронзают сердце Пресвятой Девы Марии. Семь символических наших грехов: гордость, тщеславие, грубость, наша обидчивость, блуд и прочие мерзкие грехи, которые отторгают нас от Господа, творят врагами нас Божиими, пронзая сердце Пресвятой Девы Марии. Почему мы с особой любовью сегодня молились и молимся о врагах наших, о недоброжелателях наших и прежде всего о самих себе, чтобы не было у нас каменное, жестокое сердце, как во многих оно бьется, чтоб плотяное, любящее, доброе сердце, как мы читаем молитву у Престола Божия, священники: «Плотяное сердце дай нам, Господи», читаем мы молитвы ко причащению Святых Христовых Таин, это слово есть. Любящее сердце дай, Господи, смягчи, Матерь Божия, наши сердца человеческие. И когда наше сердце смягчится, тогда и окружающих людей всех смягчится сердце. Сами знаете: когда простишь от всего сердца – камень падает тогда с души, легко становится, радостно становится, Пасха. Такое чувство, готов объять тогда весь мир уже. Вот такого чувства благодатного, Матерь Божия Умиление злых сердец, даруй нам ощутить настоящую духовную земную Пасху в земной нашей жизни, и все люди чтоб ощущали эту духовную радость примирения, мира, покаяния, очищения и исправления своего злого сердца. Смягчи, Матерь Божия, сердца всех человек, молящихся и прибегающих под кров Твой! Вот таков праздник сегодняшнего дня Православная Церковь празднует после святой Пятидесятницы.

Сегодняшним днем окончили мы петь и читать Великую книгу церковную, Триодь Цветную. От Пасхальной ночи начали ее читать и петь, служить по ней. Ежедневно всю книгу вычитали мы, все службы, все трипеснцы, сегодня с чистой совестью закрываем эту книгу до будущего года, кто доживет из нас по милости Божией. За эту милость Божию, за подвиг молитвы в нашем храме благодарим мы Господа. Что Господь сподобил полностью выслужить все службы святой Пятидесятницы, Пасху Христову, во славу Божию.

Сегодня говорим, что 200 лет со дня рождения исполняется великого нашего русского поэта любимого – Александра Сергеевича Пушкина. Говорил вам, чем он ценен для нас, кончиной своей, покаянием. Говорят, и масон он был, и развратник. Да, все было у него в жизни. Но кающегося Бог всегда прощает, и кончина его чудная – настоящая христианская мирная кончина. Почему нам он должен служить светлым образом добрым, путеводной звездой нам всем, заблудшим грешникам. Как его Господь ждал до смертного вздоха, так и нас Господь ждет.

Сегодня читали письмо, как в больницу после автокатастрофы попал человек в тяжелейшем состоянии, некрещеный был. Рядом лежал с переломанным позвоночником христианин. Разговорились, узнал, что некрещеный, просит: «Покрестись». И он согласился. Пришел священник в больницу, покрестил его. Мирно он причастился, простился со всеми и на операции он легко, спокойно умер. Вот Господь предсмертный вздох принял. И я верю, что Господь обязательно помилует его, простит, и душа его во благих водворится. Почему и всем желаю, хоть мы и грешные люди, но обязательно со вздохом всегда каждый день помолитесь: «Господи, только дай мне христианскую мирную кончину, когда придет время, и добрый ответ на Суде Божием». Часто говорю: старые священники, еще царского рукоположения, отец Димитрий, помню, всегда в этот момент, пока колени гнулись, земной поклон ложили, когда дьякон или батюшка возглашал это прошение. Просили земным поклоном. И им Господь, я замечал, кто молился об этом даре Божием, даровал всегда мирную кончину христианскую. И нам всем!.. Мы все с каждым днем приближаемся к вечности. Вечером приду в келию, на сон грядущий перекрещусь на святые образа:  «Слава Богу, день протопал». Уже не говорю: «ближе к смерти», – чтоб вас никого не шокировать. «Ближе к Царствию Небесному». Еще на один шаг, еще на один день, – вздохну. Вот так. Так и вам дай Бог вздохнуть в конце каждого дня: «Слава Богу!» «Про смерть, – кажуть, – не гадай, не хочемо», – а «ближе к Царствию Небесному» – мудро скажите, да и все, ближе приблизились, во славу Божию. Только не унывайте, только не нойте, что нам плохо. За все Слава Богу! Вот это самое главное – благодарение Богу, а Бог никогда благодарных чад Своих не оставит, во славу Божию.

Спаси, Господи, тружеников, которые потрудились на этой неделе. Одиннадцать гектар подсолнуха попололи. Вот так. Вот, кто потрудился, спаси Господи. Огороды свои повыпалывали все, лежебоки, а? Ай-ай, ай-ай, це Василь, мабуть, такий убогий? Василь: "Я батюшка". Василю, стыдно мені. Чтоб огородики все чистые были, чтоб вы хорошо за землей святой ухаживали. Спаси, Господи, и мужиков наших – сена нам накосили. А пахнет как – не надышишься. Действительно, святое лето, сенокос, во славу Божию. Какая все-таки прекрасная, добрая, христианская такая жизнь. И какие вы убогие те… Ой, чуть не заругался. Живете в тех, хотел культурное слово сказать в кавычках, «курятниках» своих. Да. В городе там. Боже, я как побывал на этой неделе в Донецке, освящал квартиры. Посмотрел. Боже мой, какие вы убогие там живете! Ой-ой-ой-ой-ой! Боже… Деревня – и двор свой, и воздух свой, и все свое. Там, в этой клетке, сиди, как зверь. Там за стенкой стукают, там грюкают, вверху с…ся, внизу беснуются. Не поймешь, где находишься. В аду настоящем, да. Ад настоящий! А дышать нечем… Стены все закупорены эти, Боже мой. Городских много здесь? Да. Какие вы несчастные, бедные вы мои городские! Как хорошо по земельке босыми ногами походить, да огород пополоть, да с криницы воды напиться! Как мы эту землю забыли. Сядут у того бесовского ящика и смотрят. Не пообщаются, не поговорят между собой, не почитают ничего. Дьявола того, что вдалбливает свою ложь в голову, слушаем, блымаем глазами, верим да мерзости смотрим. Ой, какие вы убогие, городские мои, бедные вы люди! Недаром старец говорил: «Служи все время в селах, в городе погибнешь». Я всю жизнь, сколько прослужил, ни разу в городе не служил. Даже не знаю, как это там городские дамы эти ходят раскрашенные, певчие эти, безбожные артисты эти, накрашенные, распатланные поют. Говорят: «В церкви мы не были, мы были в опере церковной». Вот так, не поют, а завывают. По оперному все там, души-то нет. А как хорошо в деревне: хоть и просто поют, но с душой поют. Как я вам рассказывал про пение церковное. Старец был отец Епифаний в Винницкой губернии, юродивый он был, но прозорливый был. По деревням ходил, по церквам молился. Пришел, а его все почитали. Певчие, правый хор, так стараются, поют, выводят все эти ноты, полутона, тона, Боже мой, ну, как мы б сказали бы: «Ангелы поют». А на левом клиросе бабки беззубые еле «Господи, помилуй» тянут. Вот, после службы все ждут, сейчас отец Епифаний похвалит певчих. И отец Епифаний со скорбью посмотрел на правый хор: «Гав-гав, а Богу нет ничего». А на этих бабусь беззубых посмотрел: «Ангелы поют, ангелы с душой поют, славят Господа». Вот так. Так это и в деревнях. Хоть и просто поют, но с душой поют, во славу Божию. Так что, какое счастье жить в деревеньке! Бедные вы мои горожане. Что ж сделаешь, уже вас не научишь труду, вы разучены, вы уже бездельники. Я замечаю, городские приедут, ну покушать, поозорничать, да и все. А чтоб уже действительно помыть посуду побежать да все прочее – не-а, городских не заставишь, они уже к этому не приучены. Телевизор, к сожалению, этому не учит же, по-моему?  Нет наверно? Трудолюбию святому не учит.

(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 29 Июня 2013, 18:10:56 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74759

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 29 Июня 2013, 17:59:05 »

(Окончание)

Да, еще вот. Вчера говорил и сегодня: наступает лето. С детьми… Не обременяйте меня своим «семейным счастьем», чтоб они мне тут не путались под ногами. Привели детей, помолились и с Богом после службы поехали домой. По неделям живут, по месяцу тут болтаются. Ну ладно, вы молитесь, а дети болтаются. Вчера я обмер: иду на полиелей в алтарь, детвора лазит по культиватору по этому. Ну оборвется ребенок, это же острые такие предметы железные, покалечится! Что ж тогда будет, радость мне? А она себе молится, хоть бы что ей. Таких блаженных мне не нужно, кукушек. Нарожали свое «семейное счастье» – воспитывайте их. Я отрекся от этого «счастья». И самый счастливый человек, что я – монах. Ни попадьи, ни попенят, ни внучат-сатанинят. Самый счастливый человек. А вы свое «счастье» понарожали, так уже и радуйтесь о нем. Подрастут, поумнеют, тогда мы будем уже заниматься. А сейчас детям нужны папа и мама, домашнее воспитание. У меня здесь нянек нет ходить за ними. Вот эта просьба. И уезжайте со своими детьми в свое семейное любимое счастье. Для многих, конечно, да почти для всех в кавычках это «счастье», так или нет? Семейная жизнь. Да всех спроси, и все опустят голову: так оно и есть. Ну что ж поделаешь. Прежде чем похоть исполнить, подумайте: а что ж с детьми будет, а как, куда их определить? А то – "Отец Зосима, куда мне детей определить?" Ваши проблемы! Я-то что, рожал их или что? Ваши же проблемы определять детей. Куда уже, как сможете, определяйте, только на добрый путь. На преступный путь чтобы дети не шли. Вот это мой сказ вам. Чтобы не было у нас напряженки никакой. Помолились. Дети – очень подвижные существа, им тяжело такие службы наши длинные выстаивать. Постояли немножко, вышли с детьми, на лавочке посидели, на крылечке. Там служба сейчас слышна, передается, транслируется все. Повели их, по надобностям сходили, вокруг храма обвели, что-то доброе сказали деткам, потом опять зашли – вот так нужно. Чтоб не томились дети, но чтобы живые они были. В храме Божием не стыдно выйти с ребеночком и на крылечке побыть, на воздухе. Старайтесь умнеть, рассуждение духовное иметь и в воспитании детей своих. Вот все, что хотел я вам рассказать.

В отношении поста, значит, – вот эту недельку постимся, рыбы не лопаем. А на Русских святых рыбу лопаем ради престольного праздника. В субботу и в воскресенье в Петров пост кушаем рыбу. И в праздники полиелейные все, кушаем рыбу, во славу Божию. А остальное – белки кончаются сегодня, витамины начинаются. Щавель хороший, петрушка, укроп хорошие, все хорошее. Кругом все начинается. Добрая витаминная растительная пища. У доброй хозяйки весь зеленый стол, как  на Пасху, во славу Божию. Вот. Так что не стоните: «А что нам кушать?» Господь все дает, только умейте пользоваться даром Божиим. Все рассказал. Понятно все? Вопросы, есть какие?

Вопрос о голосовании за Кучму, перед выборами на второй срок.

Ответ: Не участвуйте в делах тьмы. Мы уже этого Кучму за пять лет посмотрели, лжеца и обманщика. Не надо участвовать в этом деле. Ну их. Они сейчас мягко стелют нам всем. Но он что кричит: «За єдину помісну українську церкву”. Это он нам беды несет. Этого Филарета нам несет, сатаниста этого, предателя; на что ж он нам сдался, такой бестолковый. А вот я почитал газетки коммунистов, их программу: они стоят за единую каноническую Церковь Русскую, я смотрю. Они ж тоже обманщики, наверное, да? Они ж 70 лет нас дурили-дурили, вели-вели к светлому будущему, привели нас всех, а теперь  Бог его знает… Но они в программу свою ставят: «Единая Церковь каноническая Русская». Объединяющая русских, украинцев и белорусов. Вот это серьезное дело. Наше дело… волнует нас, конечно, что? Церковь. Духовное состояние – самое главное. Единственная радость у нас – прожить проживем, до смерти доживем, – чтоб не отняли у нас радости духовной – Святой Церкви Православной. Чтоб кощунства этого не совершили, чтоб Филарета нам не сунули этого или другого подобного ему. Сохрани Господь. У нас есть законный Святейший Патриарх Московский и всея Руси, а киевских бандитов-самозванцев абсолютно нам не надо. Правильно сделали дончане, встретили Филарета, «угостили» его хорошо, а в Мариуполе еще лучше – этого басурмана из «Просвіти» накормили землей. Кричал: «Моя земля, що ви робите на моїй землi?» – так бабы ему как дали! Так он плевался потом ходил этой землей, накушался он, вот так. Из этой «Просвiти» бендеровец этот. Единственно, говорю: «Жаль, что меня там не было, бороду оторвал бы бесу этому точно я бы, и рука б не дрогнула, Филарету, сатанисту этому». Народ впрямую кричал: «Предатель ты несчастный, мы 30 лет за тебя Богу молились. Последние копейки тебе носили, верили в тебя, а ты растоптал нашу веру, нашу надежду растоптал, копейки наши все пограбил. Предатель же ты, Иуда». Вот он правильно говорит, народ… Устами народа истина глаголет всегда,  это мы должны знать. Никаких сношений.

Сейчас этого Юрчика, сатаниста, Филарет поставил нам «епископом» своим Донецким. Ой, пошли они по селам кругом. Кругом регистрируются по селам, народ дурят, говорят, что они – законная церковь. А народ что понимает? Батюшка, батюшка, да и все.

Как когда-то обновленцы. Читаю сейчас историю обновленчества в 20-х годах, точно так они. Даром отпевают, даром требы совершают, им же платит Филарет доллары. Все даром, только идите к нам. К нам, к нам – у нас хорошо в хохляцкой церкви. Оно-то хорошо… Даром что бывает только? Сыр в мышеловке бывает даром, там даром дают.  Ну а потом  что мыши после этого – сами знаете. Так и вот  это – мышеловка. С этим «даром» филаретовским – это погибель. Бояться как огня нужно. Лучше бы остаться неотпетым, чем чтоб отпел вот этот сатанист, лжепоп этот, самосвят этот сатанинский. Беснование страшное идет. Владыка с такой печалью говорит: «По селам пошли, захватывают кругом». Власти на их стороне, кругом зеленая улица открыта бесу. Просто самому бесу, преисподней, открыта зеленая улица. Печально все это. Но только одна вера нас освящает: Церковь пребудет до скончания века, и силы зла, врата адовы не одолеют ея. Дай, Господи, нам всем умереть в Матери-Церкви, и чтобы нам Церковь, как мы – 200 лет – пели сегодня «Вечную память» Пушкину, так и нам всем до скончания века Мать-Церковь пела бы вечную нашу христианскую память. Этого желаю себе, грешному, и вам всем, возлюбленная паства моя.

Все рассказал. Понятно все? Вопросы есть? Что у вас за мода у всех: на прием, на прием. Сидят днями, тяпку в руки взять попросить – нет, у ней ума нема. Чего сидишь? «На прием, мне нужно на прием». Ну ладно, позвали, послушал я: «А что мне делать с моими детьми? Что с моими внуками делать?» – «А что, я им ума вставлю? Ну что ты целый день просидела?» – «А я не знаю, что я просидела».

Вот так, мы попривыкали бездельничать, тунеядствовать, проводить даром время. Да пришла, да скорей помолилась, да дайте, сестры, я еще что-нибудь пополю, я что-нибудь сделаю да бумажку какую-то подниму, подмету где-то что-то. Да пойду в туалете порядок наведу, чтоб чистенько было. Нет, это нет – мы не понимаем. Сядут. Вчера приехали. Крестный ход идет – хоть бы встали, хоть бы перекрестились. Чего приехали, чего сидят? Зачем это мумии здесь нужны, в храме Божием? Вот, подумайте об этом. Мумии здесь не нужны. Здесь просто нужны добрые, трудолюбивые люди. И всем: прием, прием. Да за целый день зайдет один человек из нескольких десятков, которому действительно нужно что-то мне сказать. А так: то дети, то внуки, то мне не поробили, на мне порчи нет?..  И все прочее, прочее. Да что ж я вам? То посмотрите на фотографию сына моего.  Да что ж я тебе, колдун, экстрасенс какой-то или что? Я же простой священник. «Как мне квартиру поменять?» – Да я ж не обменное бюро тебе! Ну что ж я буду, Господи…  Ну духовное спросите что-то у меня. Да, я с удовольствием отвечу, приму, наставлю. «Квартиру продам я, не продам?» Продашь – хорошо, не продашь – еще лучше будет: ни квартиры, ни денег не будет, да и все. Так что в этом отношении не обременяйте просто меня временами пустотой. Вы мне даже, простите, не даете выйти на крылечко, подышать воздухом. Только выйду, сяду на лавочку, как ото на г...но мухи летят, так и на меня бабы все поналетели. Я махну рукой, все уже, подышал, пойду дальше. Вот так в затворе приходится мне сидеть – келья и церковь в основном. Ну, что ж сделаешь. Конечно, никому по мере сил стараюсь не отказать. Приехали люди издалека. Что-то церковное, важное – всегда отвечу, наставлю, подскажу, во славу Божию, как получится. Некоторые, только приедет, сразу же у меня сидит, некоторые три дня сидит, и неделю сидит, и никак не попадет. Значит, нет воли Божией на то. Все. Еще что?

-  В пятницу купаться будем?

- Обязательно! Всем купаться. Как князь Владимир: загоню всех в ставок голяка, и болтайтесь там. Пирогов чтоб понапекли вкусных хороших в пятницу, с маслом, с картошкой, во славу Божию, только с мясом нельзя, бо пост святой. Зеленых пирогов понапеките. Ещё что? Компоту, квасу понаделайте. Так, еще что? Говорите.

- Много скоромной пищи остается, а завтра пост. Что делать?

- Доедать завтра, да? А зачем ты столько наварил? Собака есть, кошка есть – подоедают они. Все. А ты завтра не доедай. Сегодня заговляйтесь, но не обжирайтесь. От поста никто не помирает. От обжорства люди помирают. Доктор, так?

- Так, батюшка.

- «Минздрав предупреждает».

Все рассказал, все объяснил. Что еще непонятно? Ну, слава Богу, что все растолковал. Спаси, Господи, тех, кто трудится здесь в нашем храме Божием. Просто помолиться и потрудиться. Дай, Боже, и в дальнейшем такой путь жизни. Что ты хотел?

-  Батюшка, у одного священника правая рука не работает. Крестится левой рукой можно?

-  Да пусть крестится, только справа налево. Если не работает рука, можно и той креститься, но только справа налево. Ну а что ж, ну если не работает рука? Можно и той креститься, но только с права налево. Это подожди как же? Это еще надо подумать… Беда заставит. Правильный крест можно положить, кощунства не будет. Еще что? Ну, дай Бог, чтоб все руки у вас работали.

Милостию Божией Господь укрепил: нас, священников, служить святую Божественную литургию, и вас, мирян, сподобил Господь мирно, тихо, спокойно молиться в сегодняшний воскресный день в нашем святом храме Божием. За сегодняшнюю молитву благодатную Божественной литургии и праздник «Всех святых» и Матери Божией иконы «Умягчение злых сердец» благодарим мы Господа. Матерь Божия, смягчи сердца всех человек, и добрых, и злых, чтобы кругом мир и тишина были, во славу Божию!

С завтрашнего дня пост наступает. Любое дело подвижническое, пост исполнить – нужно попросить помощи Божией. Чтоб не было гордыни у нас: «Мы постимся». С помощью Божией. Вот и попросим сейчас. Почитаем молитвы на начало поста, попросим Божиего благословения. Чтобы Господь помог мирно месяц попоститься, до праздника Петра и Павла дожить нам и окончить начинающийся с завтрашнего дня святой пост. Вот о чем мы и попросим сейчас в наших христианских молитвах.

Произнесено 06.06.1999 г.

http://www.pravoslavie.ru/put/2357.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74759

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 29 Июня 2013, 18:07:58 »

Толкование Евангелия на каждый день года.
Неделя 1-я по Пятидесятнице




Мф., 38 зач., 10, 32–33, 37–38; 19, 27–30

Сказал Господь: итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Тогда Петр, отвечая, сказал Ему: вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам? Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, – в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых. И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную. Многие же будут первые последними, и последние первыми.



Христос принимает быть всех Его последователями на одном-единственном условии: чтобы они были готовы принять крест и страдания. С самого начала, призывая апостолов, Он говорил, что они недостойны Его, если не хотят расстаться со всем ради Него. Теперь Он говорит, что честь и милость быть учениками Его дается тем, для кого Христос дороже всего на свете. Если вера наша что-нибудь значит для нас, она должна быть для нас всем. Кто не хочет принять креста на этих условиях, может оставить его к собственной погибели.

Мы должны предпочесть Христа всему, и в том числе, говорит Господь, нашим самым близким и дорогим отношениям с другими людьми. Дети должны любить своих родителей и родители должны любить своих детей. Но если они любят друг друга больше, чем Христа, они недостойны Его. Как ненависть к другим людям, а особенно к домашним нашим, лишает нас общения со Христом, так и любовь к ним по плоти, любовь без Христа, удаляет нас от Него.

Христос говорит, что всякий, кто оставит дом, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей ради Него, получит во сто крат и наследует жизнь вечную. Что значит – оставить и жену, и детей, и братьев и сестер ради Христа? Это значит, когда мы оказываемся перед выбором – оставить их или оставить Христа – мы должны предпочесть Того, без Кого мы лишимся навсегда, в конце концов, всех наших дорогих и близких. Самое главное условие святости, которое открывает нам Господь – это готовность оставить все. Апостол Петр спрашивает Господа, что получат они за то, что оставили все.

Мы понимаем, что это «все», что они оставили, на самом деле достаточно жалкое. Однако Господь понимает, что это было в тот момент их «все». Если бы у них было что-нибудь большее, и тогда они бы не поколебались отдать это Господу. Поэтому Христос с такой любовью их принимает. И всех, кто так приходит ко Христу, Он принимает.

Они последовали за Христом, когда созидание Церкви Божией только начиналось, и они все превозмогали среди самых больших скорбей, поэтому Господь воздает им особую честь. Господь особенно благоволит к тем, кто с самого начала с Ним. К тем, кто не отступает от Него во время сугубых испытаний. И самое главное испытание и милость, которая дается всем – это не только скорби, но и смерть. Все оставить – это значит быть способным принять смерть не как ужас, как это происходит со всеми людьми, не знающими Христа и Его благодати, но как жизнь новую, как высший дар, который может быть принят человеком. В этом заключается жизнь, в этом заключается святость. И ни один человек не лишен возможности все отдать Господу.

Дай Бог нам восходить к этому и понимать, что многие первые, как говорит Господь сегодня, будут последними. И многие последние – первыми. Небесное наследство не дается так, как земное. Не по старшинству возраста, не по благородству рождения оно дается, но так, как Бог благоволит. И дар Его определяется по нашей любви к Нему, по нашей готовности все оставить и все принять, потому что Господь всего Себя, все, что есть у Него, дает тем, кто святы.

Протоиерей Александр Шаргунов

http://www.pravoslavie.ru/put/3346.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74759

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 29 Июня 2013, 18:17:32 »

Неделя первая по Пятидесятнице, Всех святых.
Евангелие о следовании за Христом


Мф., 38 зач., 10:32-38; 19:27-30.


Собор 12 апостолов. Византийская икона. Начало XIV века. ГМИИ

Посылает ли домовладыка слугу за овцами, не накормив его?

Посылает ли отец сына на пахоту без плуга и волов?

Посылает ли воевода воина в бой без оружия?

Не посылает.

И Бог не посылает в мир сей слуг Своих, сынов Своих, воинов Своих, не напитав их, не обеспечив и не вооружив. Люди не мудрее и не милостивее Бога - далеко не так! А если и они умеют снабжать своих посланников необходимым, Бог тем более сумеет снабдить необходимым Своих.

О том, что Бог обильно подает Свою благодать делающим Его дело, очевиднее всего свидетельствует пример святых апостолов. То, что двенадцать человек, простого происхождения и ремесла, без войска и богатства, без земного блеска и силы, смогли оставить свои дома и родных и отправиться в мир проповедать Христово Евангелие, то есть нечто совершенно новое и противоположное всему тому, что мир дотоле считал истиною и благом, - не может быть объяснено ничем, кроме Божией помощи. А смелость восстать против ложной учености ученейших, пагубного богатства богатейших и жестокой власти сильнейших мира сего - как бы простые рыбаки посмели и сумели это сделать, если бы Бог не питал их Своею мудростью, не защищал Своею силой и не вооружал Своим оружием? И, кроме того, они с неустрашимостью и выносливостью претерпели неслыханные муки и неописуемые унижения: их терзали и люди, и природные стихии; их заковывали в цепи; их преследовали насмешками и побивали камнями; их морили голодом в темницах; в узах их перевозили по бурным морям с одного края земли на другой; их бросали диким зверям, их усекали и распинали; они, двенадцать рыбаков, видели весь мир до зубов вооруженным против них - и воистину, о, воистину, они не могли не иметь некоей непобедимой таинственной помощи, некоей пищи, которая не кладется в уста, но питает, некоего оружия, которое не держат в руках и которое не видно для войска вражеского. Взволновав весь мир неслыханною проповедью о воскресшем Христе, о Боге, явившемся людям во плоти и снова вознесшемся в Свое Небесное Царство, и посеяв семя новой веры, новой жизни, нового творения, они ушли из мира сего. Но именно тогда земля начала воспламеняться от них: от их семени, от их слов, от следов их ног. Народы, гнавшие их, рассеялись по свету; империи, сопротивлявшиеся им, без сил поверглись в прах; дома, их не принявшие, превратились в развалины; вельможи и мудрецы, мучавшие их, пережили позор и отчаяние и умерли ужаснейшей смертью. А семя их взошло и расцвело; Церковь воздвиглась из их крови, на развалинах насильственных и лживых человеческих творений; принявшие их прославились; поверившие им и последовавшие за ними спаслись. О, как обильно питает Господь Своих посланцев! Как роскошно наделяет Своих верных сынов! Как, словно добрый воевода, вооружает Своих воинов!

Сначала Господь снабжает и вооружает Своих верных, а затем посылает их на труды и борьбу. То, что это так, показал и Христос во время Своей земной жизни, показала и история Церкви после сошествия Святого Духа. В Евангелии говорится, что Христос, призвав Своих учеников, дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь. И повелел им идти и проповедовать, что приблизилось Царство Небесное, и еще сказал: больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте. Таким образом, сначала Он дал им власть, могущество и силу, а затем послал их на дело. Для столь великого дела апостолы должны были получить и величайшую силу. А что они воистину ее получили, видно из слов Самого Спасителя: даром получили. И, чтобы показать апостолам, как велика и необорима сия Божественная сила, которая всегда пребудет с ними, Господь повелевает им без забот идти на свое дело, не беря с собою ни золота, ни серебра, ни пищи, ни двух одежд, ни сумы, ни обуви; не гневаться, если кто-нибудь их не примет; не обдумывать заранее, что сказать в судилищах. И, только дав им необходимую силу и объяснив, что этой силы довольно для всех нужд и всех скорбей в жизни, Он открыто перечислил все ожидающие их скорби и страдания. Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков. Но после того снова ободряет их: у вас же и волосы на голове все сочтены; не бойтесь же. Сила Божия помогает и малым птицам, тем паче поможет и вам! И, наконец, завершает Господь решительными словами, кои и составляют сегодняшнее Евангельское чтение и ясно показывают, что ожидает тех, кто данную ему Божию силу употребил во благо, а что - тех, кто или никак ее не употребил, или покусился употребить во зло:

Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным. Первое есть награда доброму и верному воину, который выстоял и победил; второе - наказание злому и лукавому воину, который поколебался, усомнился и сдался врагу. Разве может быть для человека награда большая, чем то, что Сам Господь наш Иисус Христос в Царстве Небесном, пред Отцем Небесным и бесчисленным воинством ангельским, исповедает его Своим? Впишет его в вечную Книгу Жизни; венчает его славою несказанною и поставит его одесную Себя в бессмертном небесном соборе? И разве существует для человека наказание большее, чем то, что Сам Господь наш Иисус Христос отречется от него, скажет ему пред собором ангелов и всех народов и пред Отцем Небесным: "Не знаю тебя; ты не из Моих; тебя нет в Книге Жизни; иди от Меня!" А о том, что обязательно нужно открыто признавать и исповедовать имя Господа нашего Иисуса Христа точно так же, как и сердцем веровать в Него, говорит апостол Павел: Ибо если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься, потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению (Рим.10:9-10). Сие означает, что мы должны исповедать Господа нашего Иисуса Христа и душою, и телом. Ибо человек состоит из души и тела, и потому необходимо, чтобы весь человек исповедал Того, Кто пришел спасти всего человека.

Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня. Подобные удивительные слова может сказать тебе только Тот, Кому ты своею жизнью обязан более, нежели земным отцу и матери. Так смеет сказать только Тот, Кто любит тебя более, нежели отец и мать; Тот, Кто и твоего сына и твою дочь любит более, нежели ты умеешь любить их. Отец и мать родили тебя лишь для сей мгновенной жизни, а Он рождает тебя в жизнь вечную; отец и мать родили тебя на муки и унижения, а Он рождает тебя для вечной радости и вечной славы. И, кроме того, отец и мать, чтобы дать тебе, берут у Него. Отец и мать готовят тебе пищу, а Он дает тебе дыхание. Что важнее: пища или дыхание? Отец и мать кроят тебе одежду, а Он скроил твое сердце. Что нужнее: одежда или сердце? Он привел тебя в этот мир, отец и мать суть ворота, чрез которые Он тебя ввел. У кого заслуга больше: у того ли, кто привел тебя в какой-либо город, или же у ворот, чрез которые ты в этот город вошел?

Конечно, той любви к родителям и детям, с которой мы должны относиться ко всем своим ближним и о которой говорит нам одна из двух главных заповедей Христовых, Господь не исключает. И Сам Господь явил любовь к Пречистой Своей Матери даже на Кресте, указав Ей на Своего возлюбленного апостола Иоанна как на сына вместо Себя. Но сие Он глаголет в связи с гонениями и страданиями, предстоящими Его апостолам. Убоятся отец и мать; убоятся сын и дочь; и скажут они апостолу Христову: "Отрекись от Христа и спокойно живи с нами, и не уходи из дома своего. Живи, как все люди; откажись от новой веры! Она может разлучить тебя с нами и привести на плаху. И что мы тогда будем делать? Могут и нас мучить голодом и побоями; могут и нас казнить. Разве мы для того тебя родили, - скажут отец и мать, - чтобы из-за тебя терпеть горе на старости лет? Чтобы над тобою насмехались сверстники, чтобы тебя презирали и преследовали, а в конце концов, может быть, и убили? Если ты любишь нас, оставь Христа и живи здесь с нами, мирно и спокойно". И вот, в такую решающую минуту апостол должен будет решить: кто ему мешает и кого он любит более - Христа или своих родителей? От решения этого зависит вся его вечность - и вечность его родных. Никогда в жизни человек не может быть поставлен на более страшное распутье; и он не может одною ногой идти по одному пути, а другою - по другому. Не может человек в такую минуту разделить сердце: он обязан отдать его или одной, или другой стороне. Даровав свое сердце Христу, он может, кроме себя самого, спасти и родных своих; даровав же свое сердце отцу и матери, сыну и дочери, он неизбежно погубит и себя, и их. Ибо он отрекся от Христа пред людьми, отречется и Христос от него на Страшном Суде пред Отцем Небесным и пред всем воинством ангелов и святых. Преподобный Исидор Пелусиот писал градоначальнику Филею, который печалился, не стяжав в обществе славы, каковой желал: "Слава в жизни сей - не значительнее паутины и ничтожнее сновидения; потому возвысь ум твой к первоначальному, и ты легко утишишь печаль души. Кто желает иметь и одну, и другую славу, тому невозможно достичь обеих. Возможно достичь обеих, когда мы возлюбим не две, но одну - небесную. Потому, если ты желаешь славы, возлюби славу Божественную (небесную), а за сею нередко следует и земная" (Письма, 5, 152).

О том, как тяжела будет эта решительная минута, Господь предупредил апостолов, сказав: И враги человеку - домашние его, то есть его родные, которые более, чем кто бы то ни было в мире, будут препятствовать ему пойти за Христом и более всех будут осуждать его, в случае если он пойдет. Ибо, воистину, к миру сему нас привязывают не враги, но друзья, не чужие, но сродники. Дабы облегчить это расставание с семьей и успокоить совесть тех, кто хотел бы ради Него оставить все свое, Господь говорит им заранее, чтобы они ни о чем не заботились, как не заботятся малые птицы. Пусть Его последователи не заботятся о том, кто будет в их отсутствие кормить и одевать их родных. Будет их кормить и одевать Тот, Кто и малых птиц кормит и одевает. Без воли и ведения Отца Небесного ни одна из малых птиц не упадет на землю. Господь словно хочет сказать: и с вашими родными, как и с вами, ничего не может произойти без воли и ведения Отца Небесного. У родных ваших, как и у вас, и волосы на голове все сочтены. Потому оставьте их и идите за Мною. Ведь и тогда, когда вы с ними, не вы о них заботитесь, но Бог. Точно также Бог будет о них заботиться и без вас.

Но отец и мать, сын и дочь имеют здесь и внутренний смысл. Под отцом и матерью подразумеваются и наши учителя и духовные руководители, которые своим ложным учением сообщают нам дух, противный Христу и Евангелию. Они суть наши духовные родители. Они нас учат земной мудрости, которая более служит телу, чем душе и которая, рабски привязывая нас к земле, отлучает от Христа. Еще не познав Христа, мы смотрим на этих духовных родителей наших как на идолов; и, слушаем ли мы их лично или читаем их книги, мы даруем им сердца свои, любовь свою, почтение свое, славу и поклонение. Кто любит их более, нежели Христа, не достоин Христа.

Под сыновьями же и дочерьми следует понимать, во внутреннем смысле, наши дела, наши осуществления, наши достижения, нами построенное, написанное и все прочее, чем мы гордимся как плодом своего ума или своих рук. В плодах сих - и сердце наше, любовь наша, гордость наша. Но что все эти наши достижения и все дела наши рядом с Христом? Клубы дыма рядом с солнцем! Пыль времени рядом с мрамором вечности! Итак, кто любит их более, нежели Христа, не достоин Христа.

Далее говорит Господь: и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Под крестом следует понимать, во-первых, то, что само собою следует из предыдущих слов, то есть расставание с отцом и матерью, сыном и дочерью, со своими родными, своими друзьями и учителями и со своими свершениями. Крест есть боль, и расставание есть боль.

Далее, под крестом следует понимать все страдания, муки и скорби, которые последователь Христов встретит на своем пути. Но все сие необходимо для истинной любви, дабы еще более ее воспламенить; все сие совершенно необходимо, как горькое лекарство для больного, желающего выздороветь. Всякий последователь Христов встретит на своем пути различные страдания, муки и скорби, оттого кресты и различны. Посему Господь и повелевает всякому взять свой крест.

Далее, под крестом надо понимать не только страдания и боль, приходящие к человеку извне, но и внутренние страдания и боль при расставании с самим собою, со своим ветхим человеком, со своими греховными навыками и страстями, со своею плотью. Это один из самых тяжких крестов, и его невозможно понести без помощи Божией и величайшей любви человека ко Христу. Но и сей крест неминуемо надо взять на себя. Ибо говорит Господь далее: Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее. То есть: кто заботливо бережет свою ветхую душу, всю испачканную грехами и запыленную страстями, тот несомненно ее потеряет, ибо ничто испачканное и нечистое не явится пред лице Божие. А кто потеряет свою ветхую душу, кто отречется от нее, кто отвергнет ее ради Христа, то есть ради обновления и перерождения, ради нового человека и новой души, тот сбережет ее, то есть сбережет сию новую душу, более сияющую и более богатую, стократно более сияющую и более богатую; так же как и во сто крат больше получит тот, кто оставит плотского отца или мать, братьев или сестер, жену или детей.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74759

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 29 Июня 2013, 18:18:49 »

(Окончание)\

Далее, под крестом следует понимать Честный Крест Христов, Честный и Животворящий. Мы не оставляем одного креста земного и не оставляем одной скорби, дабы заменить ее другою, схожею скорбью. Мы берем на себя Крест Христов, то есть скорби, боль и страдания ради очищения от грехов, ради обновления души и ради жизни вечной. Вот что апостол Павел говорит о Кресте Господнем: А я не желаю хвалиться, разве только Крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира (Гал.6:14). Для того, кто понесет Крест Христов, мир мертв, так же как и он сам мертв для мира - мертв для мира, но жив для Бога. То, что этот Крест для иных соблазн, а для иных безумие, не удивительно, ибо люди с ветхою, грешною душой, порабощенные миром сим и похотями плоти, не могут понять никаких страданий, за исключением тех, что человек переносит ради некоей земной выгоды, здоровья или богатства, чести или славы. Между тем Крест Христов означает страдания и боль, переносимые ради здравия и богатства духовного и ради чести и славы Христовой, чести и славы Того, Кто есть Царь нового Царствия и единая Любовь исповедующих Его.

Тогда Петр, отвечая, сказал Ему: вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам? Этот вопрос апостол Петр поставил тогда, когда Господь посоветовал богатому юноше, искавшему жизни вечной, пойти, продать имение свое и раздать нищим, а затем следовать за Ним; и когда юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение. Тогда Петр и задал приведенный выше вопрос, который Церковь соединила с сегодняшним Евангельским чтением из-за тесной духовной связи одного и другого. Святой Петр спрашивает от имени всех апостолов, что с ними будет. Вот, они оставили все: и дома свои, и родных своих, и занятие свое и последовали за Ним.

Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, - в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых. На вопрос Петра Господь отвечает всем апостолам: сказал им. Но здесь, среди них, и Иуда-предатель. Разве и он сядет на престоле? В то время Иуда еще не предал Христа, хотя, может быть, предательство уже зачалось в его сердце. Заранее зная, что Иуда предаст Его, Господь и говорит условно и осторожно. Посмотрите: Христос не сказал "вы все", но вы, последовавшие за Мною. Эти слова исключают Иуду-предателя, ибо он лишь пошел с Христом, но не последовал за Христом. Вскоре он полностью отойдет от Христа и апостолов, и на его место придет другой, и на его престоле сядет другой.

Своим верным апостолам Господь обещает великую награду. Они будут судиями всему народу израильскому, не всему человечеству - ибо Он Сам будет единым Судией всему человечеству - но народу израильскому, из которого они и вышли. Этот народ осудит апостолов в жизни сей, но апостолы будут ему судиями на Страшном Суде, когда все народы и все люди будут разведены направо и налево и одни будут призваны в блаженство вечное, а другие - в муку вечную. Тогда, при этом новом рождении, двенадцать апостолов сядут по правую сторону у Господа на двенадцати престолах судить свой народ, своих судей в жизни сей. Однако суд их будет не судом мести, но судом правды.

То, что Господь ответил апостолам, относится исключительно к апостолам. Но к этому ответу Он добавляет теперь то, что относится ко всем верным Его последователям всех времен:

И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную. Разве апостолы и угодники Божии и в мире сем не получили во сто крат более того, что оставили ради имени Христова? Не возносятся ли по всему земному шару сотни и сотни храмов, носящих имена их? Не называют ли их не сотни, но сотни миллионов мужей и жен своими духовными отцами и духовными братиями? Божие обетование, данное Аврааму, исполнилось дословно и на святых Божиих: духовное семя их воистину стало многочисленно, как звезды небесные и как песок на берегу моря (Быт.22:17). Разве угодницы Божии, мученицы и девственницы, не стали духовными матерями и сестрами многим и многим верным, которые, следуя их примеру, последовали за Христом? Разве и теперь, как и на протяжении всей истории Христианской Церкви, нет на земле у апостолов и святителей многочисленных духовных чад и духовных невест? Разве для них, оставивших свои домы и свои земли, все домы и все земли верующих не стали своими? Оставив мало, даже и в самом начале своей апостольской миссии все они приобрели много и не нуждались, и не оскудевали. Семя духовное многочисленнее, нежели семя телесное. Прибыль духовная больше, нежели прибыль телесная. Посему Господь и добавляет, что все они наследуют, сверх того, и жизнь вечную.

Во внутреннем смысле домы означают ветхую, грешную душу; братья и сестры, отец, мать и жена означают земные привязанности нашей души; дети означают наши греховные дела, а земли - весь чувственный мир вместе с нашим телом. Кто оставит все это ради Христа, получит во сто крат более и лучше, чем имел. И, сверх того, наследует жизнь вечную.

Господь употребляет число сто, выражающее полноту всех чисел, дабы обозначить сим всю полноту даров, которые примут верные. Не сотни, но сотни тысяч мужей и жен оставили все - и получили все. Таковым и посвящена сегодняшняя Неделя - Неделя Всех святых. Некоторые святые имеют в году свои особые дни празднования. Но это лишь самые известные. Кроме них, однако, есть еще огромное количество угодников Божиих, кои остались сокровенными для человеческих очей, но Живому и Всеведущему Богу не менее известны. Они составляют победившую, или торжествующую Церковь Христову и находятся в самой тесной связи с нами, составляющими на земле Церковь воинствующую, сражающуюся. Чрез них светит Господь, как солнце чрез звезды, ибо они суть члены тела Его, от плоти Его и от костей Его (Еф.5:30). Они живы, сильны и близки к Богу. Но точно так же они близки и к нам. Непрестанно взирают они на жизнь Церкви Божией на земле; недреманно следят за нами от рождения нашего до смерти; слышат наши молитвы, знают наши скорби, помогают нам своею силой и своими молитвами, которые, подобно дыму фимиама, возносятся чрез высокие горы ангельские ко престолу Божию. Сие суть великие мученики и мученицы за Христа, святители и богоносные отцы, пастыри и учители Церкви, благочестивые цари и царицы, защитившие Церковь Божию от гонителей, исповедники и пустынники, постники и отшельники, воины и юродивые - словом, все те, для кого любовь Христова затмила всякую иную любовь на земле и кто ради имени Христова оставил все и претерпел все до конца, чем и сам спасся, и других спас. Они и сегодня помогают нам спастись; ибо нет в них ни себялюбия, ни зависти: для них радость, чтобы как можно больше мужей и жен спаслись и вошли в ту же славу, что и они. Все они верою побеждали. Все они угашали силу огня, которая в виде страстей попаляет слабые существа человеческие. Многие из них испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями. Многие из них, которых весь мир не был достоин, скитались, терпя недостатки, скорби, озлобления, по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли. Но жизнь сия есть практический экзамен, а награды даются в мире ином. Они сдали этот экзамен блестяще и ныне помогают и нам, чтобы и мы не посрамились, но сдали его, да уподобимся им во Царствии Божием. Воистину дивен и чуден Бог во святых Своих!

Неделю сию Церковь посвятила Всем святым умышленно, как первую после празднования Сошествия Духа Святого, для нашего вразумления. Дабы мы из того поняли, что и все святые, как и апостолы, явили себя величайшими героями в истории рода человеческого не столько благодаря своим силам, сколько помощью благодатной силы Духа Святого. Хлеб Божий питал их, Промысл Божий обеспечивал, оружие Божие вооружало. Посему они могли выстоять в борьбе, все претерпеть и все победить.

Преподобный Макарий Великий на основании своего опыта учит, что сперва сам человек должен долго упражняться в добродетели, с великим трудом и самопонуждением, и "приходит, наконец, Господь, в нем пребывает, и он пребывает в Господе, и сам Господь без труда творит в нем Свои собственные заповеди, исполняя его духовного плода" (Беседа 19). Как пример апостолов, так и пример всех святых ясно открывает нам великую и сладкую истину, что Бог не отправляет Своих слуг в поле без пищи, Своих посланцев - на ниву без снаряжения, Своих воинов - в бой без оружия. Слава и благодарение о сем Всевышнему Богу, победами прославляющему святых Своих и в них препрославленному!

Многие же будут первые последними, и последние первыми. Этими пророческими словами завершает Господь Свою речь, обращенную к апостолам. Слова те и ныне исполнились, но лишь на Страшном Суде сбудутся они во всей полноте. Апостолы считались в Израиле последними людьми, а гнавшие их фарисеи и лицемеры - первыми: мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне, - пишет один из апостолов (1Кор.4:13). Но апостолы стали первыми, а их гонители - последними и на небе, и на земле. Иуда-предатель был среди первых, но из-за своего богоотступничества стал последним. Многие угодники Божии считались последними, но стали первыми, в то время как мучившие и презиравшие их пали с первых мест чести и славы мира сего на последние места пред лицем Божиим. А на Страшном Суде все исполнится, и мы узрим, как многие и многие, которые теперь считаются первыми среди нас, займут последние места, многие же, которые теперь, в этой жизни, считают себя последними и которых люди считают таковым, воссядут на первых местах.

Сие изречение имеет и свой внутренний смысл. В каждом из нас идет борьба между низшим и высшим человеком. Когда в нас воцаряется низкое, мерзкое, греховное, страшное, тогда низший человек в нас первый, а высший - последний. Исповедует человек свои грехи, покается, причастится Христа Живаго - тогда низший человек в нем низвергается с первого на последнее место, а высший возносится с последнего на первое. И, наоборот, когда красота и благообразие Христово царит в нас в смирении и послушании Господу, в вере и добрых делах, тогда высший человек бывает первым, а низший - последним. Но случается, к сожалению, что в таком случае добрый и набожный человек становится излишне самоуверен, а таковая самоуверенность порождает гордость, гордость же - все прочее зло, словно лествицу, по которой низший человек вползает на первое место, спихивая высшего на последнее. И так первые становятся последними, а последние - первыми.

Посему необходимо непрестанно бдеть над самим собою и никогда слишком на себя не полагаться, но всю надежду свою молитвенно возлагать на Господа и на Его победоносное оружие благодатной силы. Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (Флп.4:13), - говорит апостол Павел. Скажем и мы так: мы все можем, Господи Всемогущий, Тобою и Твоею присносущной силою в нас. Сами по себе мы не можем делать ничего - только грешить. Алчем мы без Тебя, Домовладыка наш. Наги мы без Тебя, Отец наш. Безоружны и бессильны мы без Тебя, Воевода наш. А с Тобою, победоносный наш Спаситель, мы всем обладаем и все можем. За все благодаря, молим Тебя: не отступи от нас и не оставь нас помощью Своею до конца жизни нашей. Слава Тебе, Господи Иисусе Христе, со Отцем и Святым Духом - Троице Единосущной и Нераздельной ныне и присно, во все времена и во веки веков. Аминь.

Святитель Николай (Велимирович)

http://www.pravoslavie.ru/put/47090.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74759

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #8 : 30 Июня 2013, 19:27:16 »

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Слово в неделю всех святых



Бесчисленны и необозримы, как песчинки великих пустынь Сахары и Гоби, современные нам люди и все жившие до нас. Кто они? Какова их жизнь? Что видим в душах их? Если бы можно было обозреть необозримое, то увидели бы мы, что огромное большинство человечества состоит из тех, которые в Священном Писании называются "народом земли". Почему называются они таким именем? Потому, что главнейшая цель их жизни и основные стремления их направлены на достижение земных благ, тех благ, которые получают они от материальной природы.

   

Они или совсем не духовны, или духовная жизнь их не глубока! Они или совсем не верят в духовный мир, или уделяют ему мало внимания.    

Таков народ земли, таковы люди душевные, не духовные.    

Это основная масса всего человечества. Но со страхом и болью душевной видим мы на левом фланге человечества несравненно худших и даже страшных людей. Видим людей-скотов, людей-зверей, людей-извергов и даже людей-бесов. А на правом фланге народа земли видим цвет и славу рода человеческого, тех блаженных и благословенных Богом людей, которых великий Иоанн Богослов называет детьми Божьими, друзьями Христовыми.    

С благоговейным трепетом видим великий сонм святых, сияющих во тьме мира, как яркие Божьи звезды на темном небосклоне. Видим сонм пророков и Апостолов, великих святителей и пастырей, проповедавших и утверждавших Евангелие Христово.    

Видим огромный сонм святых мучеников и мучениц, великих преподобных и отшельников и даже людей, подобных Ангелам Божиим.    

Что сделало их святыми, совсем не похожими на народ земли? Это узнаем мы из глубочайших слов Апостола Павла, слов, которых до него никто не мог сказать.    

Ужас и безмерная слава Креста Христова так потрясли его душу, что он забыл о всем мире и сказал: "…крестом Господа нашего Иисуса Христа… для меня мир распят, и я для мира...", " Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос" (Гал. 6, 14; 2, 19-20). Эти святые слова могли бы повторить о се6е и все великие святые. Вера в Господа Иисуса и любовь к Нему ярким пламенем пылала в сердцах святых мучеников и давала им силу переносить ужаснейшие мучения и страшную смерть.    

Мир потерял всю свою привлекательность для великих преподобных и отшельников, мир был распят для них.    

Невыносимо было для них оставаться среди людей, способных на такое безмерное преступление как распятие на кресте Спасителя мира, Сына Божия; и уходили они в безлюдные пустыни и непроходимые лесные дебри, чтобы жить там в неразлучном молитвенном общении с Богом.    

Их молитва была глубока, как море, и лилась неустанно день и ночь.    

Наш великий преподобный Серафим Саровский тысячу дней и ночей молился в лесу на плоском камне. Преподобный Арсений Великий стоял от вечера до утра с воздетыми к небу руками в пустыне, молясь о всем мире. И даже его превосходила по силе молитвы преподобная Мария Египетская.    

Можно было бы еще долго говорить и о других великих подвижниках, которых весь мир не был достоин.    

В нынешнюю первую неделю по Пятидесятнице Святая Церковь празднует память всех святых.    

Почему установлен этот праздник? В святцах немного имен святых; всего около 2000 имен; но не может быть, чтобы святых было так мало; их больше, конечно, неизмеримо больше.    

В седьмой главе Откровения Иоанна Богослова читаем: "…взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих... это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца" (Откр. 7:9,14).    

Необозримое и неисчислимое множество святых было показано Иоанну Богослову в этом видении, а не 2000 святых, имена которых читаем в святцах.    

У Бога есть огромное множество святых, ради спасения которых сошел на землю и воплотился от Пресвятой Девы Марии Предвечный Сын Божий, Спаситель мира.    

Только ничтожное число святых канонизировано Церквами Православной и Римо-католической. А все огромное множество других святых известно только Богу, о котором говорим, что Он единый Сердцеведец, "Единый сведый сердечная". В Его всевидящих очах велики и драгоценны ничего не значащие для мира и даже презираемые и гонимые миром простые и бедные люди, которых на самом деле весь мир не достоин. Нынешняя первая неделя (воскресенье) по Пятидесятнице посвящается Церковью памяти всех святых – и поименно известных Церкви, и ведомых только одному Богу.    

Велик и свят этот день, и надлежит нам, хотя бы молебным пением, почтить его и испросить у всех святых предстательства их пред Богом за нас, чтобы и нам грешным стать хотя бы в последних рядах тех, которых удостоил Господь Бог назвать Своими чадами, тех, которые вторично родились, уже "не от хотения плоти, не от хотения мужа" (Ин. 1:13), но от Самого Бога и безмерной силы Евангелия Христова.    

Сие да будет со всеми нами!    

Аминь

http://www.3rm.info/36688-slovo-v-nedelyu-vseh-svyatyh-svyatitel-luka-voyno-yaseneckiy.html
« Последнее редактирование: 26 Июня 2016, 08:19:54 от Александр Васильевич » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9281


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #9 : 15 Июня 2014, 19:35:16 »

Наши небесные родные

Сергей Худиев




Икона Всех Святых

 Церковные праздники — неиссякаемый источник утешения, ободрения и надежды, и если бы мы только задумывались над их смыслом, наша жизнь была бы гораздо более радостной. Это относится и ко дню Всех Святых. Что мы вспоминаем в этот день?

Что у мира, в котором мы живем, есть цель, смысл и предназначение. Все события мировой истории, радостные или невыносимо трагические, обращены к одной цели — и эта цель есть Царство, состоящее из святых. Зачем проходят века, зачем возникают, укрепляются и погибают могучие державы, зачем Церковь проповедует слово Божие, зачем благовестники отправляются в далекие страны, зачем вообще создана вселенная, зачем светят звезды, зачем сотворены галактики? С одной целью — чтобы Царство наполнилось святыми. Вселенная создана, чтобы породить святых; история развивается, чтобы в ней являлись святые, жизнь на земле существует, солнце восходит и дождь идет с той же целью — чтобы явились святые Божии.

Таков замысел Бога о вселенной; Он пожелал разделить ту вечную жизнь, любовь и радость, которой обладает Он Сам, с сотворенными существами — ангелами и людьми. То, что Он хочет создать в итоге — прославленное и преображенное мироздание, в котором спасенные люди и ангелы составляют одну семью, Глава которой — Христос. Все века истории Церкви прошли для того, чтобы многие и многие люди, из всех народов, покаянием и верой вошли в Его дом и водворились там навсегда.

Чьи-то имена мы знаем и чтим; но святых у Бога гораздо больше, чем мы знаем — и, в частности, поэтому Церковь отмечает этот день, обращаясь к ним всем: «Все святые, молите Бога о нас!»

В этот день мы особенно вспоминаем, что у нас есть огромная любящая семья, наши отцы и братья, матери и сестры, прежде нас прошедшие путем спасения и ныне пребывающие с Господом на небесах. Мы никогда не бываем одиноки, забыты, брошены — множество взглядов, полных любви, заботы, глубокого сочувствия, обращены на нас с небес, даже когда мы этого не чувствуем — более того, в такие моменты особенно.

Церковь верит, что святые, водворившись на небесах, ни в коем случае не забывают нас, но по воле Божией о нас заботятся. Подобно тому, как в любящей семье Отец поручает старшим детям заботиться о младших, так и на небесах ангелы и святые пекутся о нас, совершающих свой путь на земле.

Этот праздник напоминает нам о том, что Церковь — это не «общественная организация», это мистическое тело, сообщество, объединяющее всех ныне живущих православных христиан, с теми, кто уже водворился на небесах. Принадлежа к Церкви, мы принадлежим к этому простирающемуся через все страны и века собранию, Глава которого — Христос. Принадлежать к Церкви, с благоговением входить под своды храма, приступать ко святым Христовым Тайнам — значит принадлежать небесам; уйти из Церкви — значит порвать с небесами.

Там, на Небесах, у Господа и Его святых, нет ненависти, нет конфликтов, нет разделений — там только любовь и подлинное братство, там прощены все грехи и обиды и исцелены все раны. Святые напоминают нам о Небесах — о той реальности, наполненной присутствием Господа, в которой они пребывают, в бесконечной радости и утешении, о нашем Доме, где наши родные ожидают нас, чтобы тепло встретить.

Святые напоминают нам и о надежде. Это были подобные нам человеки, сделанные из той же плоти и крови. Жившие во времена, которые тоже были полны препятствий и соблазнов — не меньше, чем наши. И они дошли, они теперь дома, у Господа. Значит, и нам нельзя унывать, и мы дойдем и в свое время присоединимся к ним.

А сейчас, пока мы проходим наш земной путь, со всеми его ловушками, ямами и корягами, со всеми блуждающими огоньками и ложными указателями, нам очень важно не отрываясь видеть перед собой Город Святых, Небесный Иерусалим, куда мы идем, и, с помощью Божией и по молитвам всех святых, дойдем.



14 июня 2014 года

http://www.pravoslavie.ru/put/71459.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74759

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #10 : 07 Июня 2015, 08:35:05 »

Слово в Неделю Всех святых

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!



В прошлое воскресенье мы праздновали день Пятидесятницы, день схождения Святого Духа, день рождения Церкви Христовой. А сегодня мы созерцаем результаты действия Святого Духа в человеческой истории, видим те плоды, которые принесла Церковь в людских душах. Мы отмечаем день Всех святых.

Святых так много, как звезд на небе, есть среди них известные по именам и подвигам, и неизвестные, ведомые только Богу. Совсем недавно мы издали книгу «Синаксарь», шеститомник, в котором по возможности рассказано о каждом из святых, которые на сегодняшний день открыты и прославлены Церковью. Иногда это только имя и всего лишь несколько строк о жизни человека. Но в совокупности это дает впечатляющую картину духовного звездного неба, многообразной святости. Здесь есть святые императоры и домохозяйки, полководцы и земледельцы, монахи-аскеты и благочестивые праведники.

Звезда от звезды разнится в славе. Есть великие святые, подвигам которых мы можем только удивляться, но подражать – только на малую часть. Таковы, например, преподобный Антоний Великий или преподобный Сергий Радонежский. Мы можем ими восхищаться, можем усвоить дух и настроение их подвижнической жизни, но повторить их труды и подвиги было бы желанием весьма самонадеянным.

Однако есть и такие святые, жизнь которых, казалось бы, не так уж сильно отличается от нашей, просто они в определенный момент всего себя вверили Богу, и «сокровенный сердца человек» стал подлинным христианином, в полном значении этого слова.

Например, сегодня празднуется святого мученика Захарии Прусского, прославленного Греческой Церковью. Вот что повествует о нем Синаскарь.

Святой Захария родился в 1764 г. Он служил приходским священником в гор. Пруссе, в Вифинии, – сейчас это турецкий город Бурса. Для него стало обычным неумеренное употребление вина. Однажды в состоянии сильного опьянения он дошел до того, что отрекся от христианской веры и принял ислам.

Как-то раз, выпив много вина, он поссорился с бедной вдовой, которая не могла вернуть ему долг. Он отправился в суд подать на нее жалобу, но турецкие чиновники сказали, что не примут к рассмотрению жалобу человека, своим пьянством нарушающего законы ислама. И тут, парадоксальным образом, Захария осознал свое заблуждение и ответил, что отрекается от мусульманской веры и исповедует Христа Творцом и Господом. Он бросил на землю османский головной убор и стал топтать его ногами. Его заключили в тюрьму.

В темнице Захария плакал горючими слезами над своими грехами и просил, чтобы за него молились во всех городских церквях. На следующий день он предстал перед судом, но остался непреклонен и на все льстивые предложения чиновников отвечал, что ничто не может более поколебать его веру.

Его снова отправили в тюрьму, где он почувствовал, что к нему вернулась утраченная во время отступничества благодать Божия, наполнившая его несказанной радостью и желанием пролить кровь за Христа. Его подвергли страшным пыткам, о которых рассказывается в Синаксаре, однако его радость только возрастала. Единственной печалью было опасение умереть без покаяния и святого Причастия. По Промыслу Божию почтенные христиане города нашли способ тайно отправить к нему священника, который после исповеди причастил мученика.

Во время нового допроса Захария на все угрозы судьи казнить его громко возвещал о своей вере в Святую Троицу и призывал турок принять истинную веру. После вынесения смертного приговора его снова отправили в тюрьму, полагая, что страх заставит его изменить решение. Но и на следующий день, явившись в суд, христианин проявил еще большую готовность и радость — лицо мученика сияло, когда его вели к его собственному дому, выбранному местом казни.

Святому Захарии отсекли голову 28 мая 1802 года. Ему было тридцать восемь лет.

Как мы видим, очень непростая жизнь была у этого святого и даже тяжкие грехи, но однажды он сумел сказать себе: «Хватит! С сегодняшнего дня я христианин» - и засвидетельствовал это пред всеми, даже до мученической смерти…

Святость – это не почетная грамота за хорошо прожитую жизнь, не аттестат с оценками, где одни только пятерки. Святость – это свидетельство о том «да», которое однажды человек говорит на призыв Божий, на веяние Святого Духа. Говорит не просто устами, а полным изменением своего взгляда на жизнь, исправлением своего бытия.

В жизни каждого есть место ошибкам и заблуждениям, большинство из нас не избежало и тяжелых согрешений, но если мы хотим быть христианами, то мы призваны к святости, это практически синонимы. Об этом постоянно говорит в своих посланиях апостол Павел. Например, так: Бог «избрал нас прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви» (Еф. 1, 4). То же самое утверждает апостол Петр: «По примеру призвавшего вас Святого и сами будьте святы во всех поступках» (1 Петра, 1, 15).

С нынешнего дня, с настоящего часа для нас открыта эта дверь – подлинно стать христианами. Блж. Августин сравнивал наше постоянное откладывание своего исправления – завтра! завтра! – с карканьем ворона. Долго мы еще будем каркать? Почему бы нам не исправиться?

Почему не сегодня? Почему не сейчас?..

Святость – это наше призвание, это наш категорический императив, без выполнения которого мы не можем называться христианами.

Иеромонах Симеон (Томачинский)

http://www.pravoslavie.ru/put/54161.htm
« Последнее редактирование: 07 Июня 2015, 08:36:51 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74759

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #11 : 26 Июня 2016, 13:31:34 »

Святые завершают воплощение Божие

Слово протоиерея Александра Шаргунова в Неделю 1-ю по Пятидесятнице



В праздник Всех святых Церковь говорит о высоком вечном призвании каждого человека. Но как удалился мир от знания тайн, на которых всегда строилась жизнь! Мы знаем, что качественный скачок науки дает возможность сегодня некоторым ученым выдвигать гипотезу о человечестве-мутанте, о постчеловечестве, о «биологической революции». Разве генетика не приводит фактически к неразличимой общности между человеком и животным? Современные исследования науки предлагают возможность создания искусственного мозга — искусственного разума, то есть говорят о сходстве человека и машины. Скоро, внушают нам, будет трудно определить, что такое человек. Многие уже не могут этого сделать. Человек — это «полуфабрикат» — таков новый философский термин, модный сегодня. Для нас несомненно одно — мир стоит в растерянности перед собственными достижениями. Что должна делать Церковь в этой ситуации? Как объяснить, где выход? Есть ли такие люди, которые могли бы это сделать?

Выход, согласно логике жизни, — в возвращении к богооткровенной истине. В каком-то смысле можно согласиться с утверждением, что человек — это «полуфабрикат». Одно из самых главных слов Евангелия — слово Христа Никодиму: «Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Ин. 3, 3). «Как может человек снова родиться, будучи стар?» — отвечает Ему искушенный в ветхозаветной мудрости Никодим. Родиться снова! Это одно из самых главных слов Писания, которое сегодня исключительно актуально. Человек не полностью сформирован, вся жизнь его — постоянное становление. И сегодня со стороны психологов, этнологов, биологов мы видим стремление умалить человека, свести его к его гландам, к его нервам, к его архетипам, к его предкам, к животным, или еще проще — к некоему механизму. «Нет никого, никто не мыслит, за нас думают механизмы, никто ничего не хочет, есть биологическая пульсация, которая решает все, человека не существует».

Есть что-то очень скорбное в самой констатации этого нигилизма. Он естественно приводит к полной дезориентации значительной части людей, главным образом, молодежи, которая сегодня абсолютно обманута, и которая действительно руководствуется уже только своими инстинктами, потому что все, что имеет подлинную ценность, без конца попирается.

Человек еще не родился, мы можем его умалять (или возвеличивать), благодаря множеству экспериментов над ним, каждый раз как будто подтверждаемым. Большую часть времени, почти всегда, его жизнь доведена до автоматизма, восходящего к его далекому детству или к животному началу — какая разница! Почти всегда он — «полуфабрикат», и действует согласно этому. Вот почему слово Евангелия бьет нас в самое сердце: «Должно вам родиться свыше». Рождение по плоти — ничто с человеческой точки зрения. Оно ничего не значит. Подлинное рождение должно наступить, подлинное рождение — впереди нас.

Но как может оно совершиться? Что может способствовать ему? Что может привести к нему? Это поистине тайна, в ней — все богатство Евангелия, ведущее нас к общению Любви. К встрече с Любовью, которая делает живыми наши каменные сердца, камень наших сердец, и дает нам возможность обрести неложную свободу.

Никто не может узнать, что это такое, кроме как Духом Святым. На самом деле, нет ничего проще этого, нет ничего выше. Но это можно узнать лишь Духом Святым, Которого не видел никто, кроме как в новом рождении, в совершенстве нашей свободы. Да, свободы по отношению ко всему, что является «полуфабрикатом», свободы до глубины нашего существа, там, где обретается наше живое общение, чистая устремленность к этому лику Любви, который святые отцы называют «красотой всегда древней и всегда новой».

Поэтому нет никаких сомнений, что все наше рождение — в этом рождении, в этом новом источнике, существующем прежде нас. В устремленности к этому источнику есть некий риск, но стоит ради него рисковать собой. Путь к нему относительно легкий, потому что всякий, кто пойдет этим путем, прикоснется к красоте «всегда древней и всегда новой» — там, где истина. Она и есть это высшее благо, то добро, которое называется благодатью. И только здесь бессмертная человеческая душа узнает подлинную свободу.

Но если это так, если подлинный человек существует прежде нас, если речь идет о рождении, в котором мы становимся самими собою, мы можем родиться только в живой связи с Богом, в нас пребывающем.

Мы знаем измышленного Декартом собственного бога, который дает вселенной первоначальные импульсы, а потом оставляет ее самой развиваться. В нем — только начало первого движения, он не поднимается до Духа. Этот бог двусмыслен и неприемлем для христианского сознания. Потому что «в начале было Слово», Которое дает нам жизнь и зовет нас стать самими собою.

Бога познают по мере любви к Нему. Поэтому речь идет о том, чтобы мы всегда углублялись в этом сокровенном общении с Богом, открывающим нам наше лицо. Подлинный лик Божий будет являться нам в преодолении всех ограничений нашего ума, всех заблуждений, потому что мы будем следовать за Богом как источником нашей подлинной жизни.

Кто покажет нам реальность этого пути? Наши святые, великое множество их, явленное во все времена. И все, кто именуется христианами, призваны к святости. Среди нынешней беспросветности и всеобщего уныния мы должны обращаться прежде всего к ним. Мы обращаемся к святым — не для того, чтобы они облегчили нам жизнь, избавив нас от всяких усилий, но чтобы показали нам смысл нашего существования, чтобы вдохновили нас, чтобы дали нам узнать подлинный вкус свободы, когда она означала освобождение от всякого рода «полуфабрикатов». От всего, что мешает нам достигнуть достоинства нашего человеческого призвания.

Мы предстоим перед всеми этими свидетелями (самые малые из них, которые не оставили имени в истории, не менее самых великих святых), радостно узнавая, что они были прежде всего любящими и смиренными. В научении их любви и смирению, а не просто в восторге перед вдохновенными текстами и самыми красивыми на свете словами, можем мы начать постигать, что значит соединиться с Иисусом Христом. По крайней мере, эти тексты всегда становятся живыми в подвиге тех, кто жизнью своей продолжает писать Христово Евангелие.

Какое чудо через лицо святого Сергия Радонежского, святого Серафима Саровского, святого Силуана Афонского, святого Иоанна Кронштадтского, святого Амвросия Оптинского, святого царя-страстотерпца Николая увидеть лик Божий, ощутить Его жизнь в наших сердцах, пережить в себе этот зов к освобождению, где мы станем наконец самими собою!

Святые являют призвание Божие, святые завершают Воплощение Божие, которое может быть для нас реальным, лишь когда Христос воплощается в нас. Святые показывают, что наше познание Бога, наше знание Бога соответствует нашему единству с Ним или, вернее, исходит от единства с Богом. Христианство не есть религия книги. Это религия Бога Живого, всегда верного, Бога, Которого надо встретить и узнать сегодня. Но как Его встретить? В каком направлении идти, чтобы увидеть Его?

Святые ставят Его в центре нашей духовной жизни, потому что они святы в той мере, в которой они освободились от себя. И они освободились от себя в той мере, в какой они соединили себя с Богом, которого они сообщают нам как присутствующего среди них. Святой — это тот, через которого можно увидеть лик Божий. И ничто так необходимо в нашем восхождении к Богу — в мире, где все меньше и меньше верят книгам и советам, где все нападки на Церковь сводятся к тому, что «мы уже слышали это тысячу раз».

И если мы хотим узнать сегодня, что такое святость, мы должны тоже стать святыми. В этом смысл нашего христианского призвания, которое есть настоящее, в конечном счете, наше подлинное освобождение, которое идет до последней глубины жизни в общении с Богом, и более сокровенно для нас, чем все самое сокровенное в нас.

Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

http://ruskline.ru/news_rl/2016/06/25/svyatye_zavershayut_voplowenie_bozhie/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9281


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #12 : 22 Июня 2019, 23:24:28 »


НЕДЕЛЯ ВСЕХ СВЯТЫХ




«Собор всех святых» —  день памяти всех святых. В православной традиции, День всех святых празднуется в 1-е воскресенье (неделю) после дня Пятидесятницы (переходящий праздник), т.е. в 8-е воскресенье после Пасхи.

День Святой Троицы (Пятидесятницы), когда произошло сошествие Святого Духа на апостолов – это День Рождения Церкви, и потому логично, что следующая за ним Неделя посвящена памяти всех святых, которые просияли и которым надлежит просиять благодатью Святого Духа во всем мире от Адама и до Второго Пришествия Христова. Это – «Неделя всех святых». Термин «Все святые» охватывает как канонизированных святых, так и тех, кто остался при жизни неизвестен, и поэтому не почитаем.

Сколько всего святых в христианстве – неизвестно. Жития и описания святых не вмещаются в самые толстые тома Четьих–Миней, о подвиге тысяч никогда не будет известно… Мы не узнаем о мучениках первых веков христианской церкви, разорванных дикими зверями на арене цирка за веру в Христа, сокрытыми от нас останутся имена подвижников и монахов, живших в удалении от мира и так горячо молившихся за мир, не счесть и имен верующих, расстрелянных в годы безбожия в лагерях.

Церковная канонизация не определяет прославление святого у Бога: для судьбы человека неважно, прославлен ли он Церковью, ведь это лишь признание факта, официальное благословение на всенародное почитание.


О почитании святых

Разными путями святые угодники прославились в Боге. Как писал апостол Павел, «одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков» (1Кор. 12:8-11). Согласно словам Апостола, Церковь почитает самых разных людей, получивших бесценный дар Святого Духа через свою жизнь или через свою смерть.

В зависимости от подвигов святых Православная Церковь разделяет их по ликам святости: апостолы (ученики Христа), равноапостольные (святые, подобно апостолам, потрудившиеся в обращении ко Христу целых стран и народов), пророки, святители (патриархи, митрополиты, архиепископы, епископы), преподобные (уподобившиеся Господу - святые, прославившиеся в монашеском подвиге), мученики (те, кто претерпел страдания и смерть за имя Христово, за православную веру), великомученники, преподобномученники, священномученики, бессребренники (святые, отказавшиеся от богатства ради Христа, врачеватели, не бравших платы за свой труд), юродивые ради Христа (подвижники, добровольно принявшие на себя образ безумных), исповедники (те, кто много пострадал за Христа, но избежал мученической смерти), страстотерпцы (погибшие от рук убийц и злодеев; почитается особый характер их подвига — беззлобие и непротивление врагам), праведные (миряне и священнослужители из белого духовенства, почитаемые за праведную жизнь).

Православная Церковь почитает святых не как богов, а как верных слуг, угодников и друзей Бога; восхваляет их подвиги и дела, совершенные ими при помощи благодати Бога и во славу Бога, так что вся честь, воздаваемая святым, относится к величеству Божию, которому они благоугождали на земле своей жизнью; чествуют святых ежегодными воспоминаниями о них, всенародными празднествами и созиданием во имя их храмов. Почитая святых, как верных слуг, угодников и друзей Божих, Церковь, вместе с тем, призывает их в молитвах, не как богов, могущих помогать нам своей собственной силой, а как предстателей наших пред Богом.

Апостол Иоанн засвидетельствовал, что святые возносят свои на небе молитвы пред Агнцем Божим, помня в них и о сочленах своих в церкви воинствующей (см. Откр. 5:8; Откр. 8:3-4). На основании Священного Писания, Церковь всегда учила призывать святых, с полной уверенностью в их предстательстве за нас перед Богом.

Противниками почитания святых угодников являются выделившиеся из Западной Церкви в Средние века протестанты и мистические секты. Мартин Лютер отверг почитание и призывание святых на том основании, что видел в них своего рода посредников между Богом и верующими, каковое посредство исключалось его личной, непосредственной верой. Ему казалось, что даже и прославленные святые своим посредством будут отдалять верующих от Христа, подобно тому, как здесь на земле отдаляют их от Него члены церковной иерархии. Поэтому он настаивал на мысли, что почитание святых является унижением заслуг Иисуса Христа, как единственного ходатая между Богом и людьми. Святые, по мнению Лютера — это только замечательные исторические лица, о которых нужно вспоминать с благоговением, говорить с уважением, но к которым нельзя обращаться с молитвой.

В святых мы почитаем не безгрешность (безгрешен только Бог), не творимые ими чудеса, высказываемые предсказания, подвиги аскетики или ратного дела, а ту благодать Божию, которая в них просияла, сделав их «чистыми жилищами Божиими», по словам св. Иоанна Дамаскина.


О святости

В этот день Церковь напоминает нам о том, что святость – это не удел отдельных личностей, а цель жизни каждого христианина. Сама способность к святости заложена Творцом при создании человека, сотворенного по образу и подобию Божию. Однако, если образ Божий в нас есть и он неотъемлем (как человеческая ипостась), хотя и значительно помрачен из-за греховного существования, то подобие Божие – в значительной мере утраченное через грехопадение прародителей свойство, бесконечно приобретаемое по мере возрастания в благодати. <...>

По словам святого праведного Иоанна Кронштадтского, «у истиннаго христианина должно быть все иное в духе, в теле и в жизни: иные помыслы - духовные, святые; иныя вожделения - небесныя, духовныя; иная воля - правая, святая, кроткая, благая; иное воображение - чистое, святое; иная память, иной взор - чистый, простой, святой, нелукавый; иное слово - целемудренное, чистое, степенное, кроткое; словом - христианин должен быть иной человек, небесный, новый, святой, божественно живущий, мыслящий, чувствующий, говорящий и действующий Духом Божиим. Таковы были святые угодники. Читайте их жития, слушайте, поучайтесь, подражайте». (Христианская Философия, С-Петербург, 1902 г, стр.79). Святые - иные люди потому, что они борются и с помощью Божией побеждают "похоть плоти, похоть очей и гордость житейскую" (1Ин. 2:16), – все то, что порабощает людей мира сего. Своей жизнью святые показали, к какой высоте богоподобия призван и способен человек, и что есть это богоподобие. Оно – та духовная красота, которая является отражением невыразимого Бога.

Достижение святости предполагает вполне определенный путь духовного развития, определенную последовательность, постепенность, предполагает наличие особых законов. На эту последовательность и постепенность указывают евангельские «Блаженства» (Мф. 5:3-12). Основываясь на долговременном опыте подвижничества, Святые Отцы указывают, что главнейшим спутником, основой духовной жизни является смирение. По Евангелию, это, прежде всего, нищета духа (Мф. 5:3) – состояние души, проистекающее из видения своей греховности и неспособности освободиться от давления страстей своими силами, без помощи Божией. Свт. Игнатий (Брянчанинов) писал, что обильное сознание и ощущение своей греховности, даруемое Божественной благодатью, предшествует всем прочим благодатным дарам. Смирение же проистекает у человека при условии понуждения себя к исполнению заповедей Евангелия и покаянию. Познание своего бессилия стать духовно и нравственно здравым, святым без помощи Божией создает твердую психологическую базу для непоколебимого принятия Бога как источника жизни и всякого блага. Смирение исключает возможность горделивого мечтания стать «как Бог» (Быт. 3:5). Такое самопознание открывает человеку Того, Кто хочет и может спасти его из состояния погибели, открывает ему Христа. Именно этим объясняется столь исключительное значение, придаваемое смирению всеми святыми.



Но если лествица духовной жизни строится на смирении, то увенчивается она той из них, которая больше всех (1Кор. 13:13) и которой именуется Сам Бог (1Ин. 4:6), – Любовью. Ею святые более всего прославились, ею побеждали мир, ею в преимущественной степени явили они величие, красоту и благо Божественных обетовании человеку. Согласно Священному Писанию, истинная христианская Любовь есть дар Духа Святого, а не результат какого-то собственного напряжения. Достижение этой Любви невозможно без предварительного приобретения других добродетелей и в первую очередь смирения, являющегося основанием всей лестницы добродетелей. У христианина, не имеющего должного познания себя и опытного смирения, любовь изменчива, непостоянна, смешана с тщеславием, эгоизмом, сластолюбием и т.д., в ней дышит мечтательность. Таким образом, любовь святых это не обычное земное чувство, не результат целенаправленных усилий по возбуждению в себе любви к Богу, но есть дар Духа Святого, и как таковой переживается и проявляется совершенно иначе, чем даже самые возвышенные земные чувства. Об этом особенно красноречиво свидетельствуют плоды Духа Божия, ниспосылаемые всем искренним христианам соответственно степени их ревности, духовной чистоты и смирения.

Священное Писание и творения Святых Отцов постоянно говорят о тех совершенно особых по своей силе и по своему характеру состояниях радости, блаженства или, выражаясь обыденным человеческим языком, счастья, не сравнимых ни с какими обычными переживаниями, которые постепенно открываются у христианина, ведущего правильную духовную жизнь. Чаще всего эти состояния передаются словами: любовь и радость, поскольку высших, нежели эти, понятий, нет в языке человеческом.

Иллюстрацией того, что переживает человек, стяжавший Духа Святого, может служить встреча и беседа преп. Серафима Саровского с Н.А. Мотовиловым, во время которой, по молитве Преподобного, его собеседник смог ощутить и пережить начатки благих даров Духа Святого и поведать о них миру. «Когда Дух Божий приходит к человеку и осеняет его полнотою Своего наития, – говорил преп. Серафим, – тогда душа человеческая преисполняется неизреченною радостью, ибо Дух Божий радостотворит все, к чему бы ни прикоснулся Он... Господь сказал: «Царство Божие внутрь вас есть», – а под Царствием Божиим разумел Он благодать Духа Святого. Вот оно-то теперь внутрь нас и находится, а благодать Духа Святого отвне осиявает и согревает нас, благоуханием многоразличным преисполняя воздух... услаждает чувства наши пренебесным наслаждением и сердца наши напояет радостью неизглаголатою...»

«Обожение» - данный термин наиболее точно выражает существо святости. Она есть именно теснейшее единение с Богом, стяжание Духа Святого, о котором говорил преп. Серафим. Она – Царство Божие, пришедшее в силе (Мк. 9; 1) в тех верующих, о которых Спаситель сказал: Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов, будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы (Мк. 16:17-18). Эти знамения являются одним из очевидных указаний на то, что святость есть единство с Духом Господним (1 Кор. 6; 17), Который есть "Бог, творящий чудеса" (Пс. 76; 15).»

К святости, по учению Церкви, призван каждый. История знает немало парадоксов: нередко святыми становились, казалось бы, совершенно потерянные для общества люди. Первым вошел в рай… разбойник. Тот самый, который висел на кресте справа от Христа. Распят он был за свои «заслуги» сам это признавал. Но искреннего покаяния в последнюю мину жизни и слов, обращенных к распятому Христу «Помяни мя, Господи, когда приидеши во Царствии Твоем» оказалось достаточно для того, чтобы войти в рай. Мария Египетская– еще один парадоксальный пример: с ранней юности она предавалась разврату, утопала во грехе соблазняла всех окружающих мужчин. И вдруг она захотела войти в церковь, куда ее не пустила сила Божия. Тогда Мария и поняла весь ужас своей жизни и до конца дней каялась о своих прегрешениях.


Богослужение

Неделя всех святых имеет особое значение в годовом круге богослужения: с этого дня заканчивается период пения Триоди и начинается период пения Октоиха; Неделя всех святых открывает собой цикл чтения 11 воскресных утренних Евангелий.

В понедельник после праздника всех святых начинается чтение на литургии Послания к Римлянам и Евангелия от Матфея (в пасхальный период читались Деяния святых апостолов и Евангелие от Иоанна). В этот же понедельник начинается Петров пост, сменяющий сплошную (то есть без постных среды и пятницы) седмицу по Пятидесятнице.


Тропарь всех святых, глас 4

Иже во всем мире мученик Твоих,/ яко багряницею и виссом,/ кровьми Церковь Твоя украсившися,/ теми вопиет Ти, Христе Боже:/ людем Твоим щедроты Твоя низпосли,/ мир жительству Твоему даруй// и душам нашим велию милость.

Кондак всех святых, глас 8

Яко начатки естества, Насадителю твари,/ вселенная приносит Ти, Господи, богоносныя мученики,/ тех молитвами в мире глубоце// Церковь Твою, жительство Твое Богородицею соблюди, Многомилостиве.



http://hram-troicy.prihod.ru/pravoslavnye_prazdniki/view/id/1167804
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74759

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #13 : 24 Июня 2019, 11:34:15 »

«Какая же это мощь – Православие!»

Сегодня память Всех святых. Почему этот праздник так важен для Православной Церкви? – наш первый вопрос архиепископу Штутгартскому Агапиту (Горачеку), викарию Германской епархии Русской Православной Церкви Заграницей.


Икона Всех святых. Фрагмент

Мы приближаемся ко Христу через святых

– Память святых – это самое великое достояние, которые мы, православные, имеем и храним, – отвечает владыка Агапит. – Римо-католики это все уже потеряли, протестанты и не имели. Иногда пожить за рубежом полезно. Когда ты это все видишь и сравниваешь, только тогда и начинаешь воистину понимать и ценить: какая же это мощь – Православие!

Вслушайтесь, всмотритесь в наше богослужение. Треть его посвящена святому, треть – нашей Ходатаице Божией Матери и треть – Господу Иисусу Христу и нашему покаянию перед Ним. Такая пропорция более-менее сохраняется изо дня в день.

– А у католиков как?

– Да, меня это тоже в какой-то момент заинтересовало. У нас такой ксендз знакомый был, он нас, кстати, очень любил, уважал, приходил покупать у нас, в монастыре преподобного Иова Почаевского в Мюнхене, иконы. И вот я его однажды попросил: «Можете мне достать книги с полным вашим богослужебным кругом?» Он растерялся. Потом сказал, что действительно есть молитвослов монахов-бенедектинцев. И через некоторое время принес мне три тома бенедектинского Устава. Преподобный Бенедикт Нурсийский для нас тоже святой. Я был заинтригован.

Так вот, оказалось, что служба святым, так, как мы ее служим: тропари, кондаки, канон, – у католиков отсутствует. Они еще могут прочитать Евангелие, посвященное подвигу этого святого. Во время мессы может быть даже зачитано житие святого. Но на практике все это уже в большей степени утеряно. Очень мало уделяется этому внимания. Да и мессы сейчас бывают уже такие короткие, что там и при желании ничего не успеть. Кое-где по службе у них фигурируют псалмы – да, Псалтирь они немножко читают. А святых в службе уже практически нет. Протестанты же не то что на практическом, а на идейном уровне отсекли святых. Просто отвергли и всё!

Для православных без святых немыслима Церковь

А для православных без святых вообще немыслима Церковь. Мы и приближаемся ко Христу именно через святых. Понимать мы Христа начинаем только через святых! Если вы внимательно читаете Евангелие, – конечно, Христос вам непонятен. Что вы в Евангелии можете понять? Христос заповедует: «любите врагов» (ср. Мф. 5, 44). И что?.. А кто из нас на самом деле отдает свою последнюю рубашку? И там все такое! Простите меня, такие требования предъявляются! Разве мы их выполняем? А когда мы видим, как это делают святые, то за этими высокими словами для нас вдруг открывается реальная жизнь. Вот юродивый голым ходил. А новомученики были растерзаны всего-то столетие назад. Преподобный поклоны без конца бил. Что за всем этим сокрыто? Именно через врастание в опыт живых, конкретных людей, особенно близких к нам по времени, по опыту, у нас и ко Христу появляется живое отношение.

– Владыка Марк (Арндт) говорит: смысл жертвы новомучеников – открыть нам глаза на главную Жертву – Христову.

Православная Церковь, слава Богу, сохранила понимание того, что в духовной жизни все происходит на личном уровне. Каждый человек – личность. Христос – тоже личность: страдающая, сострадающая. «Пострадавый и сострадавый человеком, Господи, слава Тебе», – слова 4-го антифона Великого Пятка. Чем лечит нас Христос? Состраданием. Что это такое – сострадание? Мы же и этого не понимаем! Просто полагаем, что вот человек страдает, сопереживая нам. Но сострадающая любовь – это на самом деле то, что исходит от сострадающего человека и согревает нас.

Сострадающая любовь – это то, что исходит от сострадающего человека и согревает нас. Он смотрит нам в глаза и передает нам силу, которой нам так не хватало

Это не просто человек сочувствует нам в наших горестях и все, нам от этого ни холодно, ни тепло. Нет, он смотрит нам в глаза и передает нам силу, которой нам так не хватало. Он спасает нас своей сострадающей любовью. Открывается нам такая любовь тоже, конечно, в опыте святых. Только когда встречаешь духоносных отцов, начинаешь догадываться о том, что это такое.

Как Бог распространяет Православие, и Ему подражают… турки

– Владыка Агапит, в среде русской эмиграции и даже от бывших инославных, перешедших в Православие, не раз приходилось слышать, что попущенное Богом разорение России в XX веке и русский Исход – это Промысл Божий обо всем мире. Когда как раз вот эти духоносные отцы из закрывавшихся монастырей и лавр, просто православные христиане оказались рассеяны по свету…

– Да-да, я тоже думаю, что если у всего этого и был какой-то смысл, то это именно распространение Православия по всему миру. В Германии еще лет 100 назад, если умирал православный христианин и священник должен был его отпеть, он не мог этого сделать без участия ксендза и пастора. Даже на кладбищах римо-католики сообща с протестантами не позволяли православным священникам действовать самостоятельно. Сейчас такого, слава Богу, нет. Почил православный христианин, и наш священник может без всяких препятствий его отпеть. А в конце XIX века это сделать было очень непросто.

Еще недавно митрофорный протоиерей Амвросий (Бакгауз; † 3.04.2005), настоятель гамбургского храма Святого праведного Иоанна Кронштадтского, говорил, что после Второй мировой войны Православие в Европе – provisorium. Не знаю, как это перевести на русский: это некое неукорененное, временное явление. Cам он – немец, родившийся в лютеранской семье. Оказавшись во время войны в плену в России, принял Православие и стал православным священником. По профессии он – врач, занимал видную должность в Гамбурге. Каждый второй день он читал доклад в каком-нибудь костеле или кирхе. Активно занимался миссионерской деятельностью. Много общался с римо-католиками и протестантами. При этом особых надежд на успех проповеди среди них не возлагал. А сейчас, 50 лет спустя, у нас в Германии более 1,5 млн православных христиан.

Сейчас у нас в Германии более 1,5 млн православных христиан

– Это – считая представителей всех Поместных Церквей?

– Да, и Русской, и Греческой, и Румынской, и Сербской и др. Православные приходы сейчас постоянно растут. Если бы у нас были священники, мы бы и еще открыли приходы в новых городах. Мы, русские, к сожалению, глупее турок.

– ?

– Да, вот так. Если бы Российская Федерация поступала бы также умно, как Турецкая республика, вообще ситуация в мире сейчас складывалась бы по-другому. Турецкий парламент уже более 10 лет назад ввел программу по подготовке для Германии около 800 имамов. Оплачивает их обучение турецкое правительство. Многие из них изначально учатся уже в Германии, чтобы знать страну. Лет 9 назад первые 300 имамов, подготовленные в рамках этой программы, уже начали осваивать немецкие города, потом внедрялись и другие.

Если бы Российская Дума ввела бы такую программу и подготовила бы 800 священников, их с радостью бы приняли здесь. Пока у нас в Германии вместе с духовенством Московского Патриархата около 80 батюшек. А мы бы в каждом немецком «дорфе» (нем. dorf – деревня) открыли бы новый приход. И это было бы востребовано. Я вас уверяю. Сейчас в Германии всюду уже слышна русская речь. Собрать для начала пару-тройку человек – уже приходик. Остальные подтянутся. Нас даже немецкая власть уже понимает, идет нам навстречу. Это, конечно, вынужденно, при том засилии мусульман. Ислам чужд немецкой культуре. Потом, все эти вербовки в террористические организации…

– Когда митрополит Лимасольский Афанасий (Николау; Кипрская Церковь) выступал в Сретенской духовной семинарии, он сказал, что сейчас главная угроза для европейцев исходит уже не от Евросоюза с его ультралиберальными ценностями, а от ислама.

Самая большая беда – отчуждение самих христиан от веры

– Отовсюду угроза исходит. Но самая большая беда – отчуждение самих христиан от веры. Это проблематизирует жизнь. В эмиграции, где у человека и без того масса проблем в чуждой среде, это ощущается особенно остро. А мы можем похвалиться тем, что опосредованно вносим вклад в интеграцию русских немцев. Они, воцерковляясь, примиряются с Богом, с собой, с ближними, в конце концов, с Германией. Когда человек находит себя на приходе, он и страну оценивает уже не враждебно, а начинает любить. Потому что себя уже не чувствует здесь «никем и ничем», у него есть главное – вера. Именно эта обретенная самодостаточность позволяет ему начать уважать и чужие обычаи. Исчезает антагонизм. Мы это постоянно наблюдаем. Православие примиряет – это известный факт. Поэтому, когда мы общаемся с немецкими властями, я им с чистой совестью говорю: «Все эти ваши госпрограммы по интеграции – ничто по сравнению с тем, как люди интегрируются через Православие. У нас социализировать людей в новое общество лучше получается».

Православие – единственная альтернатива деструкциям, которые постигли западный мир


Владыка Агапит с племяницами

– Русская эмиграция в этом смысле имеет колоссальный опыт?

– Да, это вообще уникальное явление во всей истории Церкви: быть разбросанными по всей Вселенной и при этом хранить единство. Зарубежная Церковь – маленькая. Сколько нас всего-то, но все-таки в целом для Русской Церкви – это тоже очень важный опыт выживания и хранения православной традиции в чуждом, иногда враждебном окружении.

В военных условиях Второй мировой войны все просто-напросто за родных друг друга считали, такие любовь и взаимоуважение между людьми были, как в апостольские времена.

Да и сейчас зачастую наши условия приближены к «боевым». У нас большинство духовенства работает на светской работе, чтобы прокормить семью. А все свое свободное время такой священник уделяет пастве, стоит допоздна – исповедует, служит. Приход его за такой подвиг не может не уважать и не любить. Чем теснее обстоятельства, тем ярче, заметнее любовь. Этого невозможно не видеть со стороны. Пожалуй, в этом и заключается наша миссия.

– Архимандрит Илия (Раго) из Франции, бывший католик, уже более 40 лет, впрочем, исповедующий Православие, в интервью Православие.ру сказал как-то, что европейцы сейчас ищут свои православные корни, и для них соприсутствие Русской Зарубежной Церкви очень важно. 1000-летний период православного исповедания Христа европейскими народами до великого раскола не мог пройти даром. У многих европейцев есть молитвенники в роду среди их православных предков.

– Безусловно, такой поиск идет. Европа тоже уже исстрадалась от этой многовековой розни между католиками и протестантами. Они уже 500 лет не умолкая спорят! И этот спор ни к чему не привел. Только к тому, что все религиозные ценности оказались вытеснены из общественного пространства. Всё – пат, «игра вничью»! Публично о вере говорить категорически запрещено: «О Боге хочешь что-то сказать? Это всё частное! Молчи!» И немцы стали такими, что докопаться до их души практически невозможно. Он не откроет, что у него на сердце, ни-за-что.

Европа тоже уже исстрадалась от этой многовековой розни между католиками и протестантами

Это русский человек, каким бы он ни был: трезвым, пьяным – как видит батюшку, сразу даже через улицу кричит: «Э-э-э-э-э-э-й, батюшка! Есть Бог? Нету? Что вы мне скажете на мою пьяную голову? Накажет меня Господь за это?» Масса поводов для миссионерской работы.

– У нас тут как раз дискуссия у священников была – о пастырской работе с подвыпившими. Там слова отца Алексия Мечёва приводятся: «Нужно приходить к Богу из любого состояния». А бывает у вас так, что кто-то из немцев сам, общаясь с теми же русскими, начинает интересоваться Православием?

– Когда на наших приходах немец сам начинает интересоваться Православием, то, как правило, уходят годы на его подготовку к принятию таинства Крещения. Раньше, до 1980 года, когда Россия еще не освободилась и к нам приезжали этнические немцы из Советского Союза, этот подготовительный период растягивался и на 5, и на 10 лет. Наши священники далеко не сразу допускали желающих до Крещения. Это очень медленный процесс: немец годами аккуратно ходит на православные службы, даже поет уже на клиросе, ему это нравится, но он даже при этом оказывается не готов отказаться от своего протестантизма! Особенно католики бывают в этом смысле очень сформированы: у них железно католическое сознание. И пока такой человек до принятия Православия созреет... Батюшки у нас очень ответственно подходят к вопросу о переходе инославных в Православие. Если человек не может еще во всей его полноте принять Православия, он ходит на службы, не участвуя в таинствах. Бывает, конечно, что люди просто уходят.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74759

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #14 : 24 Июня 2019, 11:35:12 »

(Окончание)

– Не раз приходилось слышать: быть русским – значит быть православным, иногда и наоборот говорят: быть православным – значит быть русским. Ощущается ли теми, кто воцерковляется у вас, эта русскость через причастность к Православию?

– Тут надо ответить словами апостола Павла: «Для Иудеев я был как Иудей» (1 Кор. 9, 20). Сам я за себя могу сказать: общаясь с немцами, я немец, с русскими – русский. Стараюсь хвалить. Да и есть за что. Немцы, кстати, очень добродетельный народ. Не жадный! Экономный. Русские не могут этого понять. Потому что русские не умеют экономить. А немцы умеют.

– А что ищут в русской традиции Православия иностранцы?

– Православие, надо признать, единственная альтернатива всем тем деструкциям, которые постигли современный западный мир. Но донести до католиков или протестантов наше понимание соборности очень трудно.

Соборность и важное условие церковного мира

– А в чем заключается соборность? Как это по-простому объяснить?

– Святую Троицу мы можем познать только через открытые нам опыты. Вот ты младенец, потом подросток, наконец стал женихом, после – отцом. И только став отцом, ты начинаешь немножечко понимать, что это такое, когда Бог Отец жертвует Сыном. Это духовный рост. Он проявляется как врастание в соборное единство. Каждый раз мы разные, и нам открывается особый опыт. Когда мы младенцы, у нас одни отношения к родителям. Когда подростки – уже совсем другие. Мы становимся женихами – и это тоже уже нечто новое.

Соборность можно почувствовать, например, и в согласии мужа и жены между собой. Когда они становятся родителями, у них и с собственными родителями уже совершенно другой уровень взаимопонимания появляется. Так же и в отношениях с Богом. Все эти опыты мы, по идее, должны в себе сохранить. Ни в коем случае не отбрасывать, как пройденный этап. Иногда в своей жизни мы должны быть младенцами, иногда женихами, в другой раз – подростками, но человек призван достигнуть и состояния отцовской зрелости. Все эти опыты сразу должны в нас соприсутствовать.

Этот диапазон отчасти тоже приоткрывает нам вечность. Неужели мы становимся стариками для того, чтобы со всеми этими болезнями и ворчливостью перейти в вечность? Да кому такая вечность нужна?! Если мы уже все растеряли: и нежное младенчество, и экстремальную юность, и расцвет, и зрелость, и сыновство, и отцовство, – то кто мы есть и на что годны?

Святые тем и сильны, что в них ничего не умирало. С младенцами они могли быть младенцами – вспомните, как по-детски кроток был с маленькими преподобный Серафим? Но он же мог, если то требовалось, быть грозным старцем, как в случае с генералом, с которого попадали псевдонаграды. Вся палитра жизни в преподобном не выцвела, она обогащалась с годами. Вот это взаимопроникновение опытов, особенно когда ты общаешься с другими, очень важно. Почему родители не понимают своих детей? Да потому что забыли, что они сами были подростками! Единственное, что мотивирует их поведение: они хотят, чтобы их дети не были такими же гадкими, какими были они. Как вы понимаете, этого недостаточно, чтобы требовать совершенства от других.

Соборность всеобъемлюща. Нельзя сказать, что она ограничивается каким-либо одним пластом реальности. Вот собрались архиереи на Собор, пусть даже Всеправославный, – вот это и есть соборность, они там за соборность в нашей Церкви и отвечают – так, что ли? Нет. Хотя соборность православных архиереев – тем более при заявившем в этом мире о себе папстве и его константинопольском аналоге – чрезвычайно важна. Но к ней все не сводится. Она как закваска: Духом Святым животворится вся Церковь, все Тело Христово.

– У нас тут как-то был в академической среде спор. Одни говорили: «Благодать сходит по иерархии» (если ты слушаешься Священноначалие, своего игумена/игумению – ты в потоке благодати). А другие парировали: «Дух дышит, где хочет» (Ин. 3, !

– И то и другое верно. Иерархия должна быть, чтобы внутри нее воспитывалось священство. Тогда возможно богослужение. Это очень узкая стезя, по которой Церковь шествует. Здесь все конкретно: таинства, поклонение Господу и почитание Божией Матери, память святых. Сам язык богослужения очень отточен. Сохранение этого стержня имеет исключительную важность, что упустили из виду католики и чем даже не озаботились протестанты. Но подлинное выполнение этой задачи немыслимо без законной иерархии. Когда архиерей выдает священнику антиминс, миро и т. д. – он ему тем самым вручает паству. Конкретную паству! Вот тебе именно этот приход. Храни и возделывай.

– Раньше в некотором смысле считалось, что священник венчается пастве и уже не перемещается с прихода на приход.

– Да, вот он, твой приход – и не лезь в другой. Ты по совести отвечаешь за эту паству. Если вы посмотрите каноны, то это требование там проводится очень последовательно и определенно. Треть обещаний, которые я, как и любой архиерей, давал при хиротонии, – о том, что я не буду лезть в соседнюю епархию. Да! В твоей епархии – ты ответственный. Здесь твое слово – последнее. Но не в соседней епархии. Стоит тебе туда сунуться, все твои распоряжения там будет рассматривать уже Синод или Собор. Соблюдение канонических границ – это действительно очень важное условие церковного мира.

Споров среди христиан быть не должно. Всей этой никому на самом деле не нужной возни. Это опыт Церкви: так необходимо. Точно так же, как церковное сознание пришло к призванию необходимости, допустим, устанавливать иконостас в храме. Раньше же, при апостолах, никаких иконостасов не было. Сидели за столом, ели-пили, в конце трапезы совершалось преломление хлеба... Потом поняли, что дальше так продолжаться не может. Появился алтарь. Конечно, это рецепция новозаветной Церковью ветхозаветной традиции. Это у древних иудеев было особое пространство – Святая Святых. Но этот известный древнему человечеству опыт переживания святыни мы, православные христиане, возглашающие за литургией «святая святым», преобразовали под новозаветный формат. С каждым Собором Церковь все строже и строже упорядочивала церковную практику – и это все имеет свой внутренний смысл.

В Православной Церкви очень живо ощущается дыхание Божества

При этом в Православной Церкви очень живо как раз таки ощущается дыхание Божества. Вне каких-либо иерархий: будь ты простой мирянин или иерарх – стяжание Духа Святаго в Православии зависит не от степеней и чинов. Соборный разум Церкви чувствует духоносность церковных чад. Архиереи тоже ценят, допустим, духоносных монахов. Именно в Православной Церкви это соприсутствие Духа Божия во всей церковной полноте особенно ощутимо. Это мы видим, опять же, по святым.

Открытый вопрос о столице Вселенского Православия

– Что требуется от каждого из нас в свете этого соборного единства?

– Каждый человек сам должен осмыслить свою жизнь. Это трудно! Каждый сам должен найти Христа. Никто из нас не может просто так протянуть руку: «А ты уж, Господи, Сам подтяни меня как-нибудь!» Так не бывает. Усилие требуется и от нас. Свою жизнь надо пересмотреть и сделать выводы. А мы ленивые, мы не хотим. Мы и в церковь-то идем, потому что все идут, и думаем, что этого достаточно. Мы, православные, к сожалению, на поверку оказываемся не такими уж православными.

Оттого-то, наверно, мы и любим паломничать в оазисы первохристианства, в места подвигов наших предшественников. Они-то были настоящие христиане! Мы, например, охотники до Рима. Меня это место просто потрясло в какой-то момент. Это же был языческий город. 400 капищ в Риме стояло. Захватывающее зрелище. Город-то еще и расположен на холмах. На него можно часами смотреть.

Но самое поразительное, как это «ничтожное» христианство с горсткой «безумных» проповедников, как полагали эллины, все это идольское величие обесценило и перевернуло. Как это вся эта незыблемая, как казалось, римская красотища вся вдруг расплавилась при свете христианства?! Рим же действительно был величествен и силен. Представляете, как все эти легионы выстраивались в идеально ровные ряды! Всем этим запросто можно увлечься. Невероятно зрелищно! Захватывает!

Но вот приходит в Рим Константин Великий, и вся эта гарцующая оболочка языческой империи его уже не прельщает. Город тогда еще был на 80% языческим. Римляне привыкли, что императоры сразу же идут на Капитолий, а Константин не идет! Приносят жертвы, а он не приносит! Ему все это не надо. Сенаторы на него разобиделись: «Что это за безобразие такое?» Расстроились все. Помалкивали только из-за того, что у него символ власти – меч.

– Владыка Агапит, а как, кстати, относятся к идее «Москва – Третий Рим» в эмиграции?

– Был первый Рим, а Второго и Третьего не было! Ерунда все это!

Мне нравится исторический момент, когда Константин Великий пришел в Рим, посмотрел на все это языческое «великолепие» и говорит: «Из всего этого языческого наследства христианского города не слепить. Давайте устроим новую столицу!» Раньше Диоклетиан тоже в Никомидию управление выносил. При Константине Великом вся сила Римской империи сосредоточилась уже на Востоке. Безусловно, это было политической необходимостью. Но в глубине души у равноапостольного императора наверняка таилось представление о том, что Рим, с его вековыми традициями языческого культа и всеми этими капищами, не может быть столицей Вселенского Православия. А Константинополь в свое время таковой был...

Но православные не потеряли святых! Это главное. Евреи потеряли Иерусалим и остались «на бобах». Мы тоже потеряли свою вселенскую православную столицу. Но мы живем святыми! Иудеи-то Храм потеряли, и прекратилось у них жертвоприношение. А мы служим на антиминсах! Православие – Вселенское явление.

С архиепископом Агапитом (Горачеком)
беседовала Ольга Орлова


http://pravoslavie.ru/121995.html
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!