Русская беседа
 
27 Января 2020, 06:06:59  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Церковь и деньги: ответы на “острые” вопросы  (Прочитано 54 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 78823

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 24 Января 2020, 13:47:53 »

Церковь и деньги: ответы на “острые” вопросы

Христос изгонял торгующих из храма, а сегодня в храмах открыты церковные лавки, по всему храму стоят ящики для пожертвований, да ещё и на службе с тарелками ходят… Зачем Церкви столько денег и действительно ли у Неё их так много? Попробуем разобраться вместе!



Критики Церкви, не знакомые с Её природой и смыслом существования, любят задавать “острые”,  как им кажется, вопросы о церковных финансах: Зачем Церкви столько денег? Откуда получены все эти средства? Не берёт ли Церковь грязные деньги бандитов?  Куда Она тратит полученное? Почему не отчитывается перед нами (критиками)? Почему толстые попы ездят на мерседесах? Почему в Церкви всё за деньги? И тому подобные.

В первой статье из цикла “Церковь и деньги” мы попытаемся честно ответить на многие распространённые вопросы о церковной экономике, которые на поверку могут оказаться не “острыми” а “тупыми”…

1. Почему в Церкви всё за деньги? Разве это нормально?!

Да, это нормально! Приход существует и должен существовать на деньги верующих!

С первого века существования христианства верующие брали сначала апостолов, а потом и поставленных ими во главе общин епископов и свои молитвенные помещения на кошт общины (церкви). И это не воспринималось ими, как покупка или продажа религии.

Все понимали, что проповедь Евангелия дала им неизмеримо больше того, чем они обладают сейчас – надежду на Вечную жизнь в Царствии Божием, как и то, что проповедникам нужно чем-то питаться, а собранная ими милостыня может быть использована также для больных и нуждающихся в других христианских общинах. Верующие отдавали толику своего материального достатка ради того, чтобы Церковь могла поддерживать своё существование и продолжать миссию.

Вот как эту мысль в девятой главе Первого послания к Коринфянам выразил святой апостол Павел: “Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника? Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования”.

В те времена, как писал в своей статье “Откуда у Церкви деньги?” протодиакон Андрей Кураев, устройство жизни имело известную простоту. Во-первых, при каждом храме складывалась постоянная община из живущих поблизости верующих, в которой все друг друга знали и все уделяли значимую часть дохода (церковную десятину) на нужды храма. Во-вторых, большая часть вещей, которые использовались в храме, изготавливалась самими верующими в рамках их хозяйств.

Крестьяне сами сеяли злаковые и, как следствие, мололи зерно в муку и выпекали хлеба и просфоры. Виноделы лично изготавливали кагор и приносили его в храм. То же самое происходило с материей для облачений, ладаном, свечами, елеем и т.п. – это были продукты хозяйств верующих, которые они приносили и жертвовали в храм.

Сегодня общественное устройство усложнилось. Теперь сам храм занимается изготовлением просфор, закупкой вина, ладана, елея, облачений и утвари, изготовлением свечей. А мы – программисты, врачи, пожарные, лётчики, логопеды, фрезеровщики и прочие – не способны использовать прямые продукты своего труда для совершения богослужений.

Мы конвертируем свой труд в деньги, которые приносим в церковную лавку и на которые заказываем записки и свечи, а уже сама Церковь берёт на себя труд обратить нашу непрямую жертву во всё, потребное для Таинств.

Кроме того, развитие транспортной инфраструктуры и ритм современной жизни в городах “размывает” общину. Сегодня я хожу в один храм, а завтра захотел, сел на метро и поехал в другой, расположенный от моего дома за несколько километров или вообще на другом берегу громадной реки, но легко мне доступный. Или моя сменная работа два через два не позволяет мне посещать не то, чтобы каждую, а хотя бы и каждую вторую литургию…

Таким образом, в постоянной “обойме” храма остаются лишь немногие, что не позволяет содержать его за счёт десятины. Поэтому её и не собирают с верующих. А деньги на содержание храма нужны… Так что не стоит удивляться указанным в храме “рекомендуемым суммам пожертвования” за записки, свечи и разные требы. Это современная замена той десятой части доходов, которую мы, верующие, должны бы отдавать в Церковь.

2. А если у меня нет денег? Мне откажут в молитве или в совершении Таинства?

Начнём с того, что никто не заставляет нас идти в Церковь и подавать записки, ставить свечу или заказывать сорокоуст. Если мы стремимся сделать это, значит мы верим в Господа Иисуса Христа и ощущаем себя членами Его Церкви. А коли так, то должны выделять толику средств на поддержание Её существования. Ведь находим же мы деньги на мороженое, походы в кино и поездку в Таиланд?!

Но, бывают и люди с тяжелобольным ребёнком на руках или иными сложными обстоятельствами, которым действительно уже не до удовольствий, быть бы живу… Неужели такому человеку, за неимением денег, священник откажет в Таинстве Крещения, или принятии записки на богослужение? Я не знаю таких священников! Всегда существует возможность подойти к батюшке и по-человечески объяснить ситуацию. Тогда батюшка пойдёт вам навстречу и сделает всё бесплатно.

Кроме того, самое важное Таинство Церкви – Причащение Святых Тела и Крови Христовых всегда происходит без взимания каких-либо пожертвований. Что ещё раз напоминает нам о том, что Церковь не стремится “нажиться” на верующих.

С этим разобрались. Но почему-же “рекомендуемая сумма пожертвования” довольно высока? Неужели нельзя оставить сумму пожертвования на усмотрение верующего?

Всё зависит от духовной культуры прихожан. В некоторых храмах, действительно, нет никакой “рекомендуемой суммы” и ты можешь оставить столько денег, сколько пожелает душа. Но нередко бывает и так, что при проявлении подобной инициативы все свечи разберут, а в храме оставят лишь горку мелочи…

Православный публицист Андрей Зайцев предлагает взглянуть на такой исход глазами священника и церковных работников и самим себе ответить на вопрос, не против ли это нашей христианской совести: “В храме есть певчие, которым нужно платить хоть какую-то зарплату. Сторож, алтарник, работник свечного ящика… Это означает, что каждый месяц священник должен  платить людям. Он не может сказать: “Вы знаете, в этом месяце у нас было мало жертвователей, поэтому вы трудились бесплатно””.

“Настоятель храма не может договориться с прохудившейся крышей, счетами за отопление и электричество. Не может не платить отчисления в епархию… Кроме того, у белого духовенства есть жена и дети, а значит, он должен  приносить какие-то деньги и домой” – добавляет он в своей статье “Зачем священнику деньги?”.

3. О толщине и мерседесовости попов

На вопрос о “толстых попах на мерседесах” отвечали уже многие православные публицисты, но напомним и мы. Зачастую, богатые машины священников – это просто растиражированный фейк, как например вот этот:



Но иногда у епископа или священника действительно можно увидеть дорогой автомобиль…

Машина для епископов и священников – это насущная необходимость, рабочий инструмент. Первым приходится посещать по делам множество государственных ведомств и регулярно объезжать все храмы епархии. Вторым – соборовать на дому больных, причащать умирающих, отпевать на кладбищах и совершать другие требы.

Большая часть епископов и настоятели некоторых крупных храмов действительно могут позволить себе дорогое (а значит и качественное, надёжное) авто. Что же плохого в том, что их машина не будет ломаться в дороге и быстро доставит к месту назначения?

И всё же, чаще хорошие машины владыки и пресвитеры не приобретают на церковные деньги. Их им просто дарят. Понимая нужду священнослужителей в хороших “колёсах”, состоятельные благотворители порой преподносят им какой-нибудь внедорожник для поездок по сельской местности или хороший седан для перемещений по городу. Такое пожертвование ничем не хуже денег или кирпичей для постройки храма и Церковь с благодарностью принимает его.

И да, священники и епископы нередко бывают полными. Это связано с диабетом и другими профессиональными заболеваниями. Во время богослужений священникам приходится подолгу стоять на одном месте, отчего затекают мышцы и излишне нагружаются сосуды на ногах.

Вспомните также, что Божественная литургия предполагает обязательное причащение присутствующих священнослужителей. Перед причастием не принято завтракать и даже пить воду. А значит, первую пищу священник может вкусить примерно в час дня. Потом требы, новая служба, исповедь и поздний ужин. И так изо дня в день. Отсюда и полнота.

4. Принимают ли в Церкви деньги бандитов?

На этот вопрос в интервью “Аргументам и Фактам” хорошо ответил епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон (Шатов), возглавляющий Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению.

Владыка напомнил, что: “На Церковь, по древним правилам, не положено принимать “деньги блудницы”, то есть любые нечестные деньги. Конечно, мы не возьмём денег грешника, который не раскаивается, гордится своим грехом и кичится своей жертвой, результатом этого греха. Если нам известно, что деньги получены в результате преступления, то, конечно, брать их нельзя. Был случай, когда к нам пришёл прокурор и хотел жертвовать десятину от взяток, которые он получал. Мы отказались брать эти деньги”.

“Но когда кто-то переводит средства на помощь нуждающимся – не всегда можно выяснить, кто и с какого дохода пожертвовал. Поэтому мы принимаем анонимные пожертвования и молимся обо всех людях, которые стараются, как могут, исполнить Христову заповедь о любви”, – также добавил епископ Пантелеимон.

И действительно, если преступник положил украденные им деньги в ящик для пожертвований, то понять, что они были получены преступным путём священник никак не в состоянии и тогда эти средства используются Церковью на доброе дело.

5. Правда ли, что Церковь не платит налоги и получает государственные дотации?

Частично. Церковь освобождена от налогов на религиозные обряды (доход от записок и треб), НДС и налога на прибыль за предметы церковной утвари и другую продукцию религиозного назначения, например такую, которую верующие “оплачивают” для использования в богослужебных целях (свечи, кагор, просфоры).

Выше мы говорили о непрямой, денежной жертве, которую Церковь использует для покупки всего необходимого для Таинств. Таков и смущающий иных людей случай с кагором. Человек жертвует Церкви, к примеру, 400 рублей. Ему выдают бутылку кагора. Он отдаёт её пономарю и на этом кагоре совершается литургия. Таким образом, христианин фактически просто пожертвовал Церкви богослужебное вино.

При этом, если Церковь начнёт продавать в лавке сухое вино (из-за кислотности не используется в богослужении) или, скажем, булочки, то это уже будет классическим товаром. С этого товара приход заплатит налог на прибыль, а саму прибыль вправе будет использовать на уставные цели. Например, на ремонт храма.

Помимо льготы на продукцию религиозного назначения, Церковь освобождена от налога на имущество религиозного назначения (храм, часовня, воскресная школа) и участок земли, отданный под его обслуживание.

Остальные налоги: на транспортные средства прихода, на здания и сооружения не используемые в религиозных целях (мастерская, гараж и т.п.) и прочие православный приход платит наравне со всеми юридическими лицами. Как и коммунальные платежи, составляющие одну из основных статей расходов храма.

Церковь, как и другие НКО вправе участвовать в федеральных программах по сохранению памятников архитектуры, социальной помощи и другим подобным. Оформив кипу документов, с великими трудами, Она действительно может получить часть средств для восстановления или ремонта храма (если он признан памятником архитектуры) или для церковной благотворительной столовой, ночлежки, центра реабилитации, от государства.

Но это всегда только часть средств. Другую часть, и немалую, Церковь вкладывает из собственных средств, которые получены благодаря нашим пожертвованиям.

http://ruskline.ru/opp/2020/01/23/cerkov_i_dengi__otvety_na_ostrye_voprosy

https://pravoslavie.fm/glavnoe/tserkov-i-dengi-1-otvety-na-ostrye-voprosy/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 78823

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 24 Января 2020, 13:53:13 »

Церковь и деньги 2: продолжение ответов на «острые» вопросы

Почему в Церкви всё за деньги? Не берёт ли Она деньги бандитов? Почему Церковь не отчитывается перед обществом за собранные пожертвования? Куда уходит такое огромное количество денег? Попробуем понять вместе.



В первой статье из цикла «Церковь и деньги» – “Церковь и деньги 1: ответы на «острые» вопросы” – мы попытались честно ответить на многие распространённые вопросы о церковной экономике, но не смогли охватить все животрепещущие темы.

В сегодняшней публикации мы продолжим разбирать вопросы, связанные со сбором и распределением пожертвований, их источниками и ответственностью перед обществом.

1. Разве правильно, что церковные лавки открыты прямо в храмах?

В Евангелии мы можем в нескольких местах прочесть о том, как Господь Иисус Христос изгонял торгующих и меновщиков из храма. Сегодня же, действительно, в некоторых храмах церковные лавки расположены не в виде отдельного здания на территории, а прямо в храме. Звон монет и вопросы о стоимости книг, свечей и икон могут отвлекать стоящих рядом верующих и мешать им сосредоточиться на молитве. И это нехорошо.

Но попробуем посмотреть на ситуацию с другой стороны. Настоятели храмов также сознают неправильность такого положения вещей и стремятся перенести церковную лавку в отдельное здание на улице. Многие приходы уже и сделали это. Но разные храмы имеют разные возможности.

Некоторые храмы расположены в плотной городской застройке и им выделен настолько малый участок земли, что поставить на нём отдельный церковный киоск просто негде. В других храмах территория большая, а вот прихожан и, соответственно, пожертвований немного. Поэтому собирание средств на открытие лавки в отдельном здании занимает несколько лет.

В проектах сегодняшних храмов церковную лавку стараются выносить в отдельный объект на территории и, вероятно, лет через 20 лавка внутри храма станет исчезающей редкостью, как и следовало бы.

2. Почему священнослужители ходят в дорогих облачениях, а в храмах можно увидеть роскошное убранство?

Бог сотворил весь огромный мир для нас и дал нам земли и разнообразные земные блага для существования. Храм – это то место, которое мы, в свою очередь, выделяем из хозяйственного оборота и посвящаем Богу. Наша малая жертва Ему из Им же для нас данных богатств.

Выделяя большую территорию под храм, стремясь построить на ней величественный и прекрасный собор и наполнить его красивыми резными киотами, фресками, ажурными паникадилами и другой утварью из самых лучших материалов, мы показываем нашу благодарность Творцу за Его заботу о нас.

Если заглянуть в историю, то даже первые израильские храмы были отделаны серебром, золотом и медью, дорогими породами дерева и ценнейшим камнем, а облачения священнослужителей – пошиты из лучших тканей.

В Церкви Нового Завета, священство за богослужением является ещё и образом Самого Господа Иисуса Христа во славе. Поэтому богослужебные облачения священнослужителей могут быть сшиты из дорогих тканей, а кресты, митры и панагии – быть изготовлены из золота, серебра и настоящих драгоценных камней (хотя в реальности сегодня гораздо чаще используются искусственные сплавы и фианиты).

Таким образом, богатые богослужебные облачения, ризы икон и церковная утварь из драгоценных или просто высококачественных материалов – это правильная и добрая традиция.

Если же говорить о повседневных облачениях духовенства, то обычно они довольно скромны. Конечно, среди клириков могут попасться щёголи, шьющие себе шёлковые рясы. Но это большая редкость.

3. Перед кем должна отчитываться Церковь?

Критики Церкви, призывающие Её открыть источники своих доходов и подробно отчитаться о расходах, как правило принадлежат к либерально-атеистическим кругам и в храм их, как говорится, “даже калачом не заманишь”. Поэтому их требования отчёта у Церкви выглядят весьма странными.

Если уж Церковь и должна нести отчёт перед км либо, помимо Господа, который несомненно строго спросит со своих служителей за неправедные траты лепт верующих, то только перед членами Церкви. То есть перед священнослужителями и постоянными прихожанами храмов. Но им, как правило, отчёт и не требуется, потому что они итак видят и знают, сколько их приходом собрано средств и куда они пошли.

Почти все постоянные прихожане храма берут на себя часть его забот, отвечают за какое-либо направление его деятельности и входят в приходской совет, которому настоятель даёт знать о собранных храмом пожертвованиях и источниках их поступлений. Сообща с приходским советом, настоятель намечает направления использования собранных средств: в этом году открыть воскресную школу, в следующем – пристроить колокольню, ещё через год – открыть благотворительную столовую и пункт раздачи вещей для бездомных и т.п.

Средства, собранные на уровне епархии обсуждаются и распределяются на ежегодном епархиальном собрании с участием настоятелей и бухгалтеров храмов, а также священников и мирян, возглавляющих или ведущих важные направления работы в епархиальных отделах.

Наконец, уже Архиерейский собор Русской Православной Церкви (или Межсоборное присутствие в годы, когда Архиерейский собор не проводится), также с участием глав и сотрудников Синодальных отделов, определяет направления использования пожертвований, собранных всей Церковью, где каждый епископ может высказать свои предложения.

Таким образом, для находящихся в Церкви Её экономика прозрачна. А если говорить о внешних критиках, то какое право имеют эти люди, не участвующие в жизни Церкви, требовать у Неё каких-то финансовых отчётов, равно как и любых других отчётов о внутренней жизни Церкви? Может быть завтра они начнут диктовать верующим, где и какие совершать Таинства и формировать христианские догматы? У них нет такого права!

4. Сколько зарабатывает священник?

Прежде всего, стоит сказать, что священническое служение, как и служение воинское, это именно служение, а не работа. Хороший священник полностью отдаёт себя Богу и своим прихожанам и заработок в иерархии его внутренних мотиваторов располагается где-то в конце списка. Священнослужители и церковнослужители никогда не жили особенно богато и те, кто стремится заработать, обычно идут в банкиры, зубные врачи, лётчики и другие высокодоходные профессии, а отнюдь не в Церковь.

Посвящая большую часть своего времени служению у Святого престола, священник вправе рассчитывать на своё содержание приходом. Собранные храмом из разных источников доходы распределяются по разным направлениям трат, 30-50% которых может уходить на оплату труда священника (или нескольких священников и диакона, если приход большой), церковнослужителей (пономаря, регента хора, певчих) и работников храма (бухгалтер, работники лавки, уборщицы, сторожа и т.п.).

Священник живёт не богаче своего среднего прихожанина. Если это кафедральный собор в крупном городе, то его оклад может составить 30-50 000 рублей в месяц. Если это храм на городской окраине или в небольшом городке, то оклад составит 20-30 000. В сельских же храмах ставка священника и вовсе может колебаться в приделах 10-20 000 рублей, так как пожертвования прихожан здесь нередко представляют собой продукты личного хозяйства – яйца, пирожки, соленья, молоко и т.п.

Вторым источником дохода священника (не диакона, который не может совершать большую часть Таинств самостоятельно) являются требы – Таинства Крещения, Венчания, Соборования, молебны, освящения квартир, домов и других помещений, автомобилей и вещей по просьбе верующих. Как правило, часть полученных таким образом средств священник сдаёт в общую кассу прихода (из которой, напомним, впоследствии формируется в том числе и его оклад), а часть оставляет себе.

Здесь всё зависит от щедрости жертвователя и расположения прихода (опять же, крупный город, городок или сельская местность). Некоторым людям просто нечего дать священнику, другие же могут достать из кармана и вручить ему сразу 50 000 рублей и не особенно оскудеть. Средний доход от треб обычно составляет около 20-25% от оклада священника.

Наконец, священники могут заниматься преподавательской деятельностью в семинарии, университете, школе или вести какие-то курсы, либо в свободное от богослужений время подрабатывать по светской специальности (более характерно для зарубежных приходов, но встречается и в России). Ведь многие священники до рукоположения имели разнообразные профессии: были врачами, строителями, программистами, журналистами и т.п. В этом случае они получают уже классическую зарплату.

5. Семьи священников традиционно многодетны. Как им удаётся на зарплату содержать большую семью?

В зависимости от расположения прихода, священнику может хватать или не хватать оклада и средств, полученных с треб, для содержания большой семьи.

В этом случае, священники городских храмов во внебогослужебные дни стараются подрабатывать по своим светским профессиям или преподавать. В сельских храмах положение дел может сильно облегчаться наличием собственного подсобного хозяйства – огорода, коров, кур и прочей живности.

Также, как правило, прихожане городских (меньше) и сельских (больше) храмов жертвуют продукты за поминовение своих усопших близких. Продукты с кануна идут на храмовый стол и какую-то их часть священник может забрать домой для пропитания своей семьи.

В некоторых наиболее бедных храмах многодетные священнослужители могут получать дополнительную надбавку к окладу от архиерея, перераспределяющего в их пользу часть средств крупных приходов.

Кроме того, священнослужители это такие же граждане России, как и все остальные. Соответственно, многодетные священники могут получать от государства пособия и льготы, причитающиеся всем многодетным семьям, что тоже несколько облегчает их жизнь.

Андрей Сегеда

https://pravoslavie.fm/glavnoe/tserkov-i-dengi-1-otvety-na-ostrye-voprosy/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 78823

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 24 Января 2020, 14:11:05 »

Церковь и деньги 3: Экономика прихода, жалованье священнослужителей

Из каких источников складываются доходы каждого храма и на что в нём тратятся деньги? Зачем храму спонсоры? Сколько отчисляет в епархию каждый храм? Сколько получают священнослужители и церковнослужители? Разберёмся вместе в экономике православного прихода.



В первых двух статьях из цикла “Церковь и деньги”: “Церковь и деньги 1: ответы на «острые» вопросы” , а также “Церковь и деньги 2: продолжение ответов на «острые» вопросы”, – мы попытались честно ответить на ряд распространённых общих вопросов о церковной экономике.

Новая статья серии будет посвящена рассмотрению экономики мельчайшей единицы церковного объединения – отдельного православного прихода. Также, в связи с недавней “уткой” о миллионных и двухсоттысячных “зарплатах” священнослужителей, мы рассмотрим реальный порядок священнического жалованья и доходов в целом в нескольких регионах – в крупных и малых городах и на селе.

1. Православный приход и спонсоры

Единый церковный организм, на сегодняшний день, разделён на 15 Поместных Православных Церквей. Каждая Поместная Церковь может иметь в своём составе Автономные Церкви, экзархаты, митрополичьи округа и другие объединения, которые состоят из епархий. Отдельная епархия возглавляется архиереем – высшим по сану представителем православного духовенства.

Но епископ не может одновременно находиться в каждой территориальной церковной общине своей обширной епархии. Поэтому священники и диаконы помогают ему в служении, формируя церковный клир и управляя общинами на местах – приходами.

Приход – это именно зарегистрированная в государственных органах территориальная община православных верующих, возглавляемая священником. На момент своего образования, приход может не иметь ни храма, ни объектов инфраструктуры, ни даже выделенного участка земли. Тогда первой целью общины станет получить землю и воздвигнуть на ней всё необходимое для совершения богослужений и жизнедеятельности церковного организма.

Землю приходу может выделить в собственность или в безвозмездное пользование администрация того населённого пункта, где он расположен. Также, нередко, участок под храм могут передать или завещать храму благотворители.

С постройкой храма всё гораздо сложнее. В прежние времена храм ставили “всем миром”. Каждый житель местности вносил свою денежную лепту или участвовал в строительстве своими трудами. Размеры и великолепие храма зависели от численности общины.

Сегодня, большая часть жителей того населённого пункта или района крупного города, где расположен приход, посещает храм от случая к случаю, лишь по большим церковным праздникам (хотя бывают и исключения). И тех вкладов, что могли бы собрать постоянные прихожане, на постройку храма обычно бывает совершенно недостаточно.

Поэтому, возглавляющий общину священник и члены приходского совета вынуждены искать для строительства храма ктиторов (крупных благотворителей) из числа предпринимателей, чиновников, руководителей общественных организаций – тех, кого сегодня принято именовать “спонсорами”. И хорошо, когда их удаётся найти, потому что в противном случае строительство храма может затянуться на десятилетия.

Как правило, помощь храму оказывается не денежными средствами в чистом виде, а материалами или работами. Одна компания способна выделить несколько мешков цемента, другая – машину песка. Какой-то благотворитель готов покрыть храму крышу, а какой-то чиновник – заасфальтировать церковный двор.

Так, со временем, приход отстраивает свой храм, благоустраивает территорию, ставит церковную лавку, домик священника, воскресную школу, гараж, мастерскую и другие необходимые объекты.

2. Источники приходских доходов

Но вот храм построен и функционирует. Какие же источники формируют бюджет прихода?

Церковная десятина – смотря где. Например, в зарубежных приходах Русской Православной Церкви отчисление на поддержание приходской жизни десятой части (или какого-то иного процента) со своих доходов это весьма распространённая норма. В России и странах СНГ отчисления десятины практически не встретить в силу менталитета и секуляризации общества.

При этом, большинство людей всё же считают себя православными и приходят в храм креститься, венчаться, освящать дома и машины, ставить свечи и подавать на поминовение записки с именами близких. И именно эти люди, “захожане”, как их в шутку именуют священники, и приносят храму основной доход, внося ту “рекомендуемую сумму пожертвования”, которая указывается в церковных лавках. Пожертвование за записки и свечи (производство которых обходится в несколько раз дешевле установленного размера пожертвования), является основным источником пополнения бюджета храма.

Реализация православной литературы, церковной утвари, крестиков и цепочек из драгоценных металлов, икон и прочего наполнения церковного киоска на самом деле почти не приносит денег приходу, потому что себестоимость печати икон и издания книг весьма высока, как и себестоимость ювелирной продукции. Плюс транспортные издержки на доставку из “Софрино” (подмосковное предприятие – основной производитель церковной продукции) в ту местность, где находится храм. Эти изделия призваны скорее удовлетворить духовные запросы верующего, чем принести средства храму.

Требы – третий и весьма весомый источник повседневного поступления средств в храмовую кубышку. Регулярные богослужения в Церкви совершаются бесплатно. Но иногда священника просят о совершении дополнительных Таинств и молитвенных чинов: Крещения, Венчания, отпевания, молебна, панихиды, освящения квартиры, автомобиля, самолёта, корабля и т.п. Священник, в свою очередь, просит верующих оставить за это пожертвование для храма.

Церковные кружки. Приходя в храм вы можете увидеть в нём “церковные кружки” – деревянные или металлические запираемые на замок ящички с прорезью вверху, куда собирают средства на определённые цели, указанные на самой “кружке”: “на общую свечу”, “на ремонт храма”, “на пасхальные подарки сиротам” и т.п.

Раз в год, или к определённой на кружке дате, комиссия во главе с настоятелем и бухгалтером храма вскрывает церковные кружки и направляет собранные средства на указанную статью расходов.

Литургийный и исповедальный сборы – дополняют общие доходы в некоторых храмах (традиция не очень распространена и в большинстве храмов её не встретить). Как правило, в больших соборах во время литургии можно встретить храмовых работников с блюдами или подносами, которые обходят молящихся и на которые верующие кладут посильную лепту (литургийный сбор). Иногда, возле исповедующего прихожан священника стоит корзинка, куда исповедники, по желанию, также опускают деньги – это исповедальный сбор.

Даже уже отстроенный храм не откажется от пожертвований, время от времени совершаемых крупным благотворителем. Ведь иногда в храме нужно сделать ремонт. В другое время – поставить возвести корпус для воскресной школы или домик священника (чаще всего – при сельском храме). Наконец, значительные средства бывают нужны на миссионерские или благотворительные проекты прихода. Здесь помогают вклады ктиторов.

Маленькое производство – иногда. Многие храмы обеспечивают собственные нужды и, частично, реализуют вовне продукцию производства, созданного на своей территории. Кто-то сдаёт площади кружкам и студиям творчества, где-то работает столярная мастерская или мини-пекарня. Приход вправе заниматься такой деятельностью. С неё он платит налоги на прибыль, а небольшой получившийся доход употребляет на уставные цели.

Государственные субсидии и гранты – не всегда и не для всех. Как правило, на эти средства могут рассчитывать храмы, признанные памятниками архитектуры, которым требуется ремонт. Или же храмы, создавшие крупные благотворительные НКО и несущие большую социальную нагрузку.

В зависимости от местонахождения прихода (село, небольшой городок, крупный город) и его величины (одноштатный приход, крупный храм, собор), приходские доходы могут составлять от нескольких десятков тысяч до нескольких миллионов рублей в месяц.

3. Расходы и траты православного храма

Сразу отделим от 5% до 20% храмового дохода на отчисления в епархиальное управление – один из источников пополнения средств епархиальной и общецерковной казны. В зависимости от благословения архиерея, который всегда принимает во внимание материальное положение храма, епархиальные отчисления могут быть уменьшены ,сведены на несколько лет к нулю или даже уйти “в минус” (когда владыка, например, перераспределяет часть средств богатого собора в пользу, маленького сельского храма, который тяжело строится).

Следующая весьма весомая часть расходов храма – это коммунальные платежи – отопление, водоснабжение, электроэнергия, иногда газ и государственные налоги. В одной из предыдущих статей цикла мы уже рассматривали, какие налоги платятся Церковью, поэтому подробно на них останавливаться не будем. Только добавим, что помимо налогов самого прихода, им также делаются налоговые и пенсионные отчисления официально трудоустроенных церковнослужителей. Налоги и коммунальные платежи могут “съедать” до 30% бюджета храма.

В храме служит как минимум один священник. Иногда – несколько священников и один-два диакона. Также приходу обязательно нужны – бухгалтер, иногда юрист, пономари для помощи священнику в алтаре, звонарь на колокольню, регент и певчие для церковного хора, несколько сотрудниц в церковную лавку, несколько уборщиц, один или несколько сторожей, преподаватели воскресной школы.

В больших храмах сюда могут добавляться ещё и пресс-секретарь, который будет вести храмовый сайт, катехизаторы, готовящие верующих к Таинству Крещения, социальный работник, заботящийся о сборе и распределении помощи между бездомными, малоимущими и больными, руководитель молодёжного движения, водитель, разнорабочий.

Всем этим людям настоятелю прихода (священнику) необходимо регулярно, хотя бы минимально, оплачивать их труд. Именно на жалованье священников и оплату труда церковнослужителей уходит большая часть приходского бюджета. Около 30-50%.

Оставшиеся свободными средства могут быть отложены (ведь когда-то храму потребуется ремонт или строительство очередного объекта инфраструктуры). А могут быть использованы на просветительские или благотворительные цели.

Часто храмы собирают средства на подарки к Рождеству и Воскресению Христовым в детские дома, в дома престарелых и инвалидов. При большинстве храмов приобретаются продукты из которых фасуются продуктовые наборы для бездомных или которые используются в бесплатных столовых для малоимущих. Миссионерские поездки по школам, ВУЗам и другим общественным учреждениям также требуют расходов. На социальное и миссионерское служение прихода как раз и уходят его оставшиеся средства – до 30%.

4. “Зарплаты” священнослужителей

Строго говоря, называть доход священника или диакона “зарплатой” некорректно. Священник, как и воин, служит Богу и людям всем своим существом. Сколько, к примеру, может стоить готовность воина пожертвовать своей жизнью за Родину и её жителей? Сколько стоит пролитая им кровь? Мы не в состоянии компенсировать ни первое, ни второе, отдавая ему лишь малое жалованье, которое не служит платой за его подвиг, а позволяет поддерживать его существование. И хорошее государство стремится поддерживать жалованье своего защитника на максимально высоком уровне.

Так же обстоит дело и со священниками. Мы не оплачиваем отработанное священником время. Не существует никаких “священнико-часов”. Он доступен для нас круглые сутки. Батюшка молится за нас и вместе с нами Богу. Мы – содержим его самого и его семью. Священник полностью посвящает себя Богу и своим прихожанам, осуществляет служение. Поэтому получает не “зарплату”, а именно жалованье.

Однако, некоторые СМИ заявляют, что священники в Москве получают до 1 000 000 рублей, а в регионах – до 200 000 в месяц. Откуда такие астрономические суммы и правдивы ли они? Отнюдь! Это клевета на православных священнослужителей, доход которых обычно соответствует доходу их среднего прихожанина (допускаю, что могут существовать священнослужители, действительно запускающие руку в церковную казну или имеющие богатых личных спонсоров и, через это получающие миллионы, но и из двенадцати апостолов нашёлся один предатель Иуда, так что возможное исключение нельзя считать правилом).

Мне удалось опросить знакомых священнослужителей из нескольких регионов (и даже стран), служащих в крупных городах, маленьких городках и на селе. Пусть они сами свидетельствуют о себе:

Храм в посёлке неподалёку от Новосибирска: “Как тебе сказать, зарплата 15 000, с требами примерно 25-28 000 получается”.

Храм в Берлине (Германия): “У меня лично зарплата 700 евро в месяц. Что для Германии очень мало. Многие наши священники работают параллельно на светских работах, чтобы содержать приход и семью. Мы живём не в православной стране, поэтому богатых спонсоров и меценатов у нас нет. И так во всех странах Западной Европы”.


Для сравнения – минимальное пособие по безработице и пособие для беженцев в Германии – 400 евро. Средняя зарплата – 3 700 евро. Средняя стоимость булки хлеба – 1,30 евро, килограмма картошки – 1,12 евро, литровой бутылки молока 0,87 евро, поездки на общественном транспорте – 2,80 евро.

Красноярск, один из центральных храмов: “У меня на круг 36 000 в месяц выходит”.

В Москве: “В среднем в Москве зарплаты 30-60 тыс., если священник получает больше, то скорее за счёт каких-то спонсоров, духовных чад и треб. Дьяконское жалованье почти такое же, большой разницы нет”.

Сельский храм в Луганской области Украины: “Наши реалии абсолютно отличны от российских и, тем паче, от столичных городов. У нас 10 000 рублей считается богатством”.

Храм в небольшом городке в Новосибирской области: “По штатному расписанию 16 тысяч. Ещё примерно столько же получаю на требах. Среди приходов это считается не маленьким жалованием. Обычно среднее по Новосибирску – 23-27 тысяч. А вот в сёлах священникам живётся совсем плохо…”.

Один из городских храмов Томска, у священника много детей: “У меня 45 тысяч рублей со всякими надбавками. Я штатный священник, у моего собрата 40 тысяч”.

Алтайский край, город Белокуриха, маленький храм в основном посещаемый туристами: “Моё жалование – 20 тысяч в месяц”.

Крупный храм в Новосибирске: “Зарплата штатного священника 27 000 р. На требах 15-25 000 р. Редко больше. Нас 7 штатных священников, поэтому требная неделя раз в 7 недель. Плюс пакет продуктов, когда служишь”.


Как видите, жалованье священника весьма небольшое. Складывается из трёх основных источников – небольшой официальный оклад, пожертвования за требы (часть из которых идёт в кассу храма), продукты, приносимые прихожанами за поминовение усопших родственников.

Заметная часть расходов священника – траты на мобильную связь (много разговаривает), бензин для автомобиля (очень много ездит), детей (семьи в среднем по 3-6 детей).

Андрей Сегеда

https://pravoslavie.fm/glavnoe/czerkov-i-dengi-3-ekonomika-prihoda-zhalovane-svyashhennosluzhitelej/
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!