Русская беседа
 
28 Февраля 2021, 19:07:35  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 5 6 [7]
  Печать  
Автор Тема: Ересь кочетковщины  (Прочитано 23007 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85662

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #90 : 21 Августа 2020, 22:09:37 »

Дмитрий Мамонов

Священник Георгий Кочетков как переводчик с русского на русский

С подачи кочетковцев нам пытаются внушить, что Христос с народом говорил на языке обыденном



Как известно, визитной карточкой кочетковцев является их стремление навязать всем православным приходам в России отказ от тысячелетней традиции совершать богослужение на церковно-славянском языке, изменив его на бытовой русский язык.

Мы уже знаем, что диверсионная опасность кочетковского воинства для Русской Православной Церкви отнюдь не в переходе на русский язык, а в их реформах Церкви, нацеленных на разрушение Православия. Но здесь мы рассмотрим их потуги перевести богослужение с церковно-славянского на русский, поскольку это они выпячивают как свою заслугу в «исправлении и улучшении» Русской Православной Церкви.

Зачем сие понадобилось в наше время? Ведь, если еще полтораста лет назад народ наш был малограмотен и всё же понимал церковно-славянский, то теперь, когда у всех среднее образование, все воспитаны на классической русской литературе, изучали «Слово о Полку Игореве», читали оды М.В.Ломоносова и Г.Р.Державина, знают стихотворение А.С.Пушкина «Пророк», неужто теперь наш образованный народ не способен понимать то, что было понятно неграмотному мужику двести лет назад? На каких троечников рассчитан язык кочетковского богослужения?

И надо же грамотному человеку отличать поэтический язык, язык высокого строя от упрощённого языка повседневного общения! Тогда ясно будет, что церковное слово-понятие ПРИСНОДЕВА не следует заменять бледным и беззвучным кочетковским словечком – «вечнодева». Причём, даже кочетковцы с их маниакальным стремлением к примитивной речи не решились избавиться от слова «дева», хотя в современном языке это слово давно не употребляется.

При замене языка, на котором Церковь тысячу лет говорит с Богом, следует вдуматься в то, что этот язык создавался святыми учителями Кириллом и Мефодием не только как научно-филологический труд, но был им дан свыше по их святым молитвам.

Именно поэтому возник язык, которому М.В.Ломоносов дает высочайшую характеристику: «Карл Пятый, римский император, говаривал, что ишпанским языком с Богом, французским – с друзьями, немецким – с неприятельми, италиянским – с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашел бы в нём великолепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность италиянского, сверх того, богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языка». Вот каким языком наградил Бог Россию!

М.В.Ломоносов здесь даёт оценку языку, на котором он говорил сам. Это не теперешний неряшливый язык улицы, но тот язык, который по конструкции и по звуковому строю был близок к церковно-славянскому возвышенному стилю речи.

С подачи кочетковцев нам пытаются внушить, что Христос с народом говорил на языке обыденном, но кто вправе это утверждать? Только присутствовавший при этом. Неужели Спаситель о Боге говорил тем же языком, каким мы даём характеристику своим нынешним начальникам? Ведь при звучащем тексте даже длинна паузы влияет на восприятие слушающих. Нужно помнить, что язык богослужения это не только письменный текст, но язык звучащий. А звучащее слово обладает особыми возможностями духовного влияния, действуя на душу с силой музыкального строя.

Читая Нагорную проповедь, мы слышим чеканные словесные формулы, данные человечеству навечно.

Священное слово должно звучать не обыденно, форма влияет на восприятие содержания. И только далеким от культуры людям нужно объяснять разницу между звучанием простой песенки на дудочке и мощью симфонического концерта – разницу, определяющую душевное состояние слушателя. Если до конца следовать логике кочетковцев, нужно сменить «устаревшую» фелонь православного священника на обвисший свитер диск-жокея и рваные джинсы.

В ХIХ веке в России жил удивительный человек Иван Панин. Исходя из того, что в древних языках буквы имеют числовое значение, он пятьдесят лет жизни посвятил расчетам, которые показали, что в текстах Священного Писания, написанных на древне-греческом, на иврите и на церковно-славянском языке, множество слов, совпадающих по смыслу, имеют на всех этих трех языках числовое выражение в виде числа «семь».

В книге «Почему я верю в Бога» белорусский физик академик В.Вейник пишет: «Суть открытия Ивана Панина заключается в строго математическом доказательстве того факта, что канонические библейские тексты продиктованы, "вложены в мозги" писавшим их людям Самим Господом, Который и закодировал в мироздании и Библии открытые Иваном Паниным закономерности». Это научное подтверждение того, что всё Писание богодухновенно.

Знакомясь с историей споров о языке богослужения в Русской Православной Церкви, мы обнаруживаем, что реально есть нужда заменить в языке богослужения всего небольшую группу нынче малопонятных слов и что все новомученики и исповедники российские были против того, чтобы церковно-славянский язык, объединяющий при богослужении все славянские Православные Церкви, был заменен разделяющим православное славянство бытовым русским языком.

Стоит вдуматься в тот факт, что русский православный народ после революции, несмотря на давление безбожной власти, поддержавшей фальшивую обновленческую церковь, не принял русскоязычное богослужение, навязываемое обновленцами.

Отказываясь в богослужении от церковно-славянского языка, мы не только ослабляем духовное единение с нынешним общеславянским православным миром, с которым мы единодушно и постоянно молимся в Единой Православной Церкви на каждом богослужении. Мы, переходя в Церкви на бытовую современную речь, теряем при богослужении связь со всеми нашими предками, которые в течение тысячи лет стояли на молитве в православных храмах, слушая те же священные слова, что и мы слышим сейчас и осознаем, что предки наши здесь с нами всегда.

Реформаторы-кочетковцы, имея цель изменить Православие на нечто совсем иное, начинают решение своей хитрой задачи с упрощения и обеднения богослужебного языка. Каково качество их внутрицерковного языка, можно судить по работе самого Г.Кочеткова над переводом Великого Канона св.Андрея Критского. Канон в его переводе продаётся в тверской епархиальной книжной лавке («Великий Канон св.Андрея Критского на русском и церковно-славянском языках», изд. 2-е, испр., Свято-Филаретовский православно-христианский институт, М., 2019 г).

В предисловии к изданному им переводу этого канона Г.Кочетков сообщает, что трудился над этим четыре месяца. При этом он использовал все имеющиеся в Церкви переводы канона на русский язык. Что же вышло?

Вот образец его перевода всего одного стиха, который в каноне имеет повторения. Славянский текст таков: «Пресущная Троице, во Единице покланяемая, возми бремя от мене тяжкое греховное, и яко благоутробна, даждь ми слезы умиления».

Дореволюционный перевод этого текста на русский таков: «Присносущная Троица, во Единице поклоняемая, сними с меня обременительную тяжесть греха и, по Своему милосердию, даруй мне умилительные слезы».

А вот перевод Г.Кочеткова: «О, сверхсущностная Троица, как Единица почитаемая, сними с меня колодки тяжкие греха и по благосердию Своему даруй мне слезы умиления!» Этот перевод по ходу текста повторяется у него несколько раз.

Слово бремя, которое понятно всем и употребляется в сегодняшнем русском языке, переводчик Г.Кочетков зачем-то заменяет словом колодки. Но деревянные колодки (в которые заключали ноги арестованных, чтобы те не сбежали) вышли из употребления более двухсот лет назад; многие наши современники о них забыли, им прежнее понятие этого слова неведомо. Сегодня колодки известны только в обувной промышленности. Более того, слово колодки, в которые замыкали колодников, не является равнозначным слову бремя, поскольку бремя человек ощущает всем телом и всею душой – всем существом своим, а колодки только мешают двигать ногами. Итак, в кочетковском переводе важный смысл слова св. Андрея Критского попросту исчез!

Нужно ли было трудиться четыре месяца, имея под рукой еще и другие переводы, чтобы безграмотно заменить общепонятное слово БРЕМЯ на отнюдь не равнозначное и забытое многими слово КОЛОДКИ?!

Остаётся только с печалью догадываться о качестве переводов, по которым совершается кочетковское богослужение.

Мамонов Дмитрий Иванович, сопредседатель Союза православных педагогов, г. Тверь

https://ruskline.ru/news_rl/2020/08/21/svyawennik_georgii_kochetkov_kak_perevodchik_s_russkogo_na_russkii
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85662

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #91 : 15 Сентября 2020, 14:48:21 »

Кочетковцы бросают вызов Церкви

Преображенское братство, выступившее в защиту своего гуру, считает резолюцию Патриарха Кирилла от 30 июля инициативой внешних сил



Пресс-служба Преображенского братства выступила на своём сайте с заявлением в связи с резолюцией Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла от 30 июля 2020 года.

«В связи с многократными обращениями, поступившими в Московскую Патриархию от прихожан храмов Русской Православной Церкви, по вопросу богословских изысканий священника Георгий Кочеткова, заштатного клирика г. Москвы, с требованием принять в отношении данного священнослужителя соответствующие канонические меры, Синодальной Богослужебной комиссии, Синодальной Библейско-богословской комиссии и Богослужебной комиссии при Епархиальном совете г. Москвы поручается проанализировать богословские изыскания священника Георгий Кочеткова, написанные им в период с 2001 по настоящее время, и богослужебной практики, и представить на Наше имя заключение об их соответствии догматическому православному вероучению, Святоотеческому наследию и традициям Русской Православной Церкви», – говорится в резолюции, адресованной митрополиту Волоколамскому Илариону, председателю Синодальной Библейско-богословской комиссии.

Этот документ, широко распространённый в сети Интернет и в прессе, вселил в православный народ надежду на то, что кочетковская секта наконец-то будет ликвидирована.

Сами же кочетковцы заявляют, что «публикация данного внутрицерковного документа в анонимных telegram-каналах и попытки создать ажиотаж вокруг него, очевидно, имеют своей целью разжигание скандала и дестабилизацию жизни Русской Православной Церкви. Из этого следует, что данная инициатива не может исходить изнутри Церкви, но только извне, со стороны нецерковных лиц и сообществ». Странная логика. Не опровергается, что такой документ есть, а нам к примеру это достоверно известно, а обращается внимание, что опубликован он в тлг-каналах. Так сейчас многое публикуется раньше всего в Телеграме, и что с того?

Последователи священника Кочеткова врут «на чистом глазу», делая вид, что это какие-то «внешние силы», «нецерковные лица и сообщества» выступают против кочетковцев с целью внести дестабилизацию в жизнь Церкви. Будто не было протестов верующих Тверской епархии против кочетковского блудодействия в Воскресенском кафедральном соборе г. Твери, совершённого 2 февраля 2020 года, и в целом нашествия неообновленцев на Тверскую епархию. Если таких протестов не было, то зачем же тогда бывший митрополит Тверской и Кашинский Савва встречался с народом, обеспокоенным экспансией кочетковцев?

Кочетковцы, говоря о внешних силах, вряд ли имеют в виду католиков, протестантов и сектантов, которые действительно стремятся извне дестабилизировать внутреннюю обстановку в России. Для адептов Кочеткова, наполненных сектантским духом гордыни, внешними является народ Божий, который и составляет Церковь. И вот тут неообновленцы проговариваются: для них Церковь и верующий народ, к которому они относятся с явным пренебрежением, – внешние силы. А сами они и есть настоящая церковь. Вот это и есть дух гордыни, которым за версту разит от кочетковцев. Впрочем, в этом есть правда, – все мы, православные христиане, не имеющие никакого отношения к кочетковской секте, внешние для них. Как они, похоже, для нас.

Преображенское братство с гордостью говорит об «уникальности учения» своего гуру. «Содержание уникальной многолетней богословской работы священника Георгия Кочеткова состоит в целостном собирании всей жизненной, катехизической, молитвенной, богословской и экклезиологической традиции Православной Церкви, а также в стройном, систематическом ее изложении и, тем самым, в продолжении трудов великих русских богословов XIX-XX веков. Ничего экстравагантного, принципиально нового, тем более выходящего за пределы Священного Писания и Предания Православной Церкви, в трудах отца Георгия никогда не содержалось и не содержится», – заверяют они.

А вот Комиссия по изучению богословских изысканий священника Георгия Кочеткова 2000 года, возглавлявшаяся протоиереем Сергием Правдолюбовым, и Синодальная Богословская Комиссия 2001 года, возглавлявшаяся митрополитом Минским Филаретом, которые изучили учение священника Кочеткова и подготовили соответствующие заключения, считали иначе. И признали их, действительно, «оригинальными» в отношении церковного предания и учения святых отцов.

«Чудное заявление "в защиту" протоиерея Георгия Кочеткова», – написал в своём Телеграм-канале викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси епископ Зеленоградский Савва (Тутунов). «Тезис: массовые (в оригинале "многократные") обращения – это совок. Даже не спорьте. Что значит "многие люди искренне недоумевают"? Так не бывает! Совок же! Антитезис (вот уж точно совершенно совковый): раз мы выявили, что обращения – это совок (а мы ведь не совок), значит никто (в том числе специализированное церковное учреждение) не может провести объективное изучение текстов учителя, а только тенденциозное. Синтез (совсем уж совковый): и вообще, наш великий учитель и вождь настолько велик, что сама идея изучить его тексты – это кощунство. Неужели авторы этого текста не понимают, какую медвежью услугу они оказывают своему учителю? Пашаева наслушались...», – иронизирует архипастырь над «защитниками» Кочеткова.

Преображенское братство, выступив с этим заявлением, дало понять, что оно не только не готово смиренно принять резолюцию Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла от 30 июля, но, напротив, намерено всячески противодействовать её реализации.

Одним словом, кочетковцы бросают вызов Церкви. Впрочем, давно сказано приснопамятным архимандритом Иоанном (Крестьянкиным): «Либо мы разорим кочетковское гнездо, либо они разорят Церковь».

Редакция Русской народной линии

https://ruskline.ru/news_rl/2020/09/14/kochetkovcy_brosayut_vyzov_cerkvi
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85662

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #92 : 01 Ноября 2020, 14:48:40 »

Игорь Моршан

«Таких людей, безусловно, надо изгонять из Церкви»

Как в здоровой среде нашего духовенства мог оказаться священник-коллаборационист Кочетков, назвавший блокаду Ленинграда геноцидом, организованным Сталиным?



Духовный попечитель Преображенского братства, лидер российских неообновленцев священник Георгий Кочетков стал гостем очередного выпуска «ещёнепознер», авторского шоу либерального журналиста Николая Солодникова.

«Герой нового выпуска #ещенепознер — православный священник Георгий Кочетков. Основатель Преображенского братства и Свято-Филаретовского института. Он один из главных интеллектуалов современной русской церкви. Его и его сторонников многие годы критикуют, а часто и преследуют за последовательную работу по переводу священных текстов на русский язык и за церковные службы на русском языке. За последовательную просветительскую работу, направленную на разоблачение преступлений советской власти», - так представил своего «героя» ведущий шоу Н. Солодников.

Выпуск получил говорящее название — «Все молчали. Мы молчать не должны».

И Кочетков действительно не молчал, полностью оправдав данную ему характеристику разоблачителя «преступлений советской власти». На его антисоветский бред обратил внимание церковный блогер запрещённый в служении протодиакон Андрей Кураев.

«Но вот Георгий Кочетков в новом выпуске ещенепознер рассказывает (14:50), - пишет Кураев, - что блокада Ленинграда — "организованный геноцид", причем организованный Сталиным из ненависти к городу... "Количество жертв в блокадном Ленинграде связано с сознательными поступками советской власти". Также мы узнаем, что "советская власть ОРГАНИЗОВАЛА голод... Каждые три года организовывался голод". "С 1917 года в нашей стране не было ни одного случая честного суда"».

Выступление Кочеткова привело в восторг бывшего церковного функционера Сергея Чапнина: «Хорошее интервью, много говорит о человеке. Я бы так описал общее впечатление: это разговор со священником-одиночкой, у которого давно нет друзей среди клириков, а отношения с мирянами он строит все-таки иначе, чуть-чуть сверху вниз. Над ним есть далекий, но вполне дружелюбный патриарх... и больше никого. Остальное - это внешний мир, "они"».

Заявление Кочеткова прокомментировал в телефонном интервью «Русской народной линии» ветеран Великой Отечественной войны, блокадник, участвовавший в освобождении Ленинграда, Игорь Михайлович Моршан:


Кочетков — это коллаборационист. Как могло случиться, что в Русской Православной Церкви, которая всегда исповедовала добро, вдруг появился такой священник, который противопоставил этому добру своё видение тех жертв, которые понесла советская страна, Православие и все советские республики, которые участвовали в Победе над фашизмом? Как такое могло случиться с человеком, который вырос на идеалах советской власти? Откровенно говоря, не всё тогда было так уж плохо: и в комсомоле, и пионерии. Но воспитанные в ту эпоху, мы отдавали себя стране, мы отдавали себе Родине, мы боролись за свою Отчизну.

Кочетков не старый человек, ему всего лишь 70 лет. Живя в советское время, он не мог не осознавать борьбу советского народа с фашизмом. Как же могло так получиться, что сегодня он говорит о блокаде Ленинграда как о геноциде, организованном Сталиным? Безусловно, 1937 год был нехорошим, тяжелым временем. Сегодня это время называют ошибкой. С моей точки зрения, это даже не ошибка, это преступление. Известно, что когда началась война, то люди, пострадавшие в период репрессий и находившиеся в застенках или на зоне, просились на фронт, рвались защищать Родину. У них не было зла, они понимали, что не вся советская власть плоха и не все продвигаемые властью идеи плохие.

Православная Церковь пережила трудные времена гонений. Я помню, как мы возвращались после войны в Ленинград и проходили строем через Псков. Это был конец июня 1945 года. Мы, воспитанные в атеизме, увидели в Пскове толпы людей, которые победоносно встречали нас, и среди них были священники. Было очень много духовенства, с хоругвями, с иконами, которыми они освящали наш победоносный строй. Такие люди были, несмотря на то, что было очень сложное время.

Как же такое могло случиться, что в наше время, в здоровый среде, среди нашего духовенства, которое выросло в том числе в Ленинграде и которое сейчас возрождается в самых лучших традициях, оказался священник-коллаборационист?! Я не понимаю этого! Таких людей, безусловно, надо изгонять из Церкви. Я преклоняюсь перед Патриархом Кириллом, я преклоняюсь перед возрождённым духовенством, которое проповедует сегодня идеи нравственности, дружбы и согласия.

https://ruskline.ru/news_rl/2020/10/31/takih_lyudei_bezuslovno_nado_izgonyat_iz_cerkvi
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85662

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #93 : 03 Ноября 2020, 23:05:33 »

Михаил Тюренков

Сортирные "богословы" и их "гуру": Избавится ли Русская Церковь от секты кочетковцев?


Священник Георгий Кочетков. Фото: pravoslavie.ru

Деятельность либерально-обновленческого "Содружества малых православных братств" во главе со священником Георгием Кочетковым несёт серьёзную угрозу не только церковному единству, но и духовному состоянию тысяч верующих

Минувшей весной в очередной раз обострилась ситуация вокруг формально внутрицерковной группировки, возглавляемой скандально известным либеральным деятелем – священником Георгием Кочетковым. Группировки, которую сами адепты этого клирика именуют "Содружеством малых православных братств", а их консервативные критики – не иначе как "сектантами-кочетковцами".

"Приалтарный туалет". История не для слабонервных

Но прежде, чем углубиться в эту непростую ситуацию – небольшой исторический экскурс в начало 1990-х. Годы, которые рекомые либералы считают чуть ли не "святыми", для абсолютного же большинства нашего народа стали сущим кошмаром, до конца не изжитым и по сей день. Пожалуй, единственным серьёзным "плюсом" тех лет стало постепенное возвращение Церкви и верующим их святынь: храмов и монастырей. Одной из них стал Владимирский собор бывшего Сретенского монастыря, который в советское время занял один из филиалов реставрационных мастерских имени И. Э. Грабаря и куда в начале 1990-х не без скандала вселилась община священника Георгия Кочеткова.


Московский Сретенский монастырь в начале 1990-х. Фото: pravoslavie.ru

И здесь началось "самое интересное": то, что в своих воспоминаниях ярко живописал протопресвитер Владимир Диваков, легендарный священнослужитель, уже три десятилетия являющийся правой рукой Патриархов Алексия II и Кирилла по городу Москве. К описанному периоду кочетковцы уже проявили себя "элитарной" интеллигентской группировкой, противопоставляющей себя церковному большинству своим либеральным обновленчеством. В частности, ревизией церковного Священного Предания (якобы во многом "устаревшего"), попытками реформировать православное богослужение путём его русификации, перевода на современный русский (или как его называют сами кочетковцы, "церковнорусский") язык.

Отец Георгий, обосновавшись во Владимирском храме, устроил себе в правом, ныне Иоанно-Предтеченском, алтаре жилую комнату, где и поселился. Попасть к нему на приём можно было только через правую дверь главного алтаря, – то есть и мужчинам, и женщинам надо было пройти через алтарь. Поскольку некоторых женщин это всё-таки удручало, при входе в главный алтарь повесили занавесочку. Рядом с алтарём был устроен туалет.

– Отец Георгий, вас это не смущает? – попытался я поставить это обстоятельство на вид.

– Нет, – признался он.

Когда в храме появились монахи, они этот приалтарный туалет расколотили, поскольку звук спускаемой в унитаз воды время от времени "аккомпанировал" служению Литургии.

– Варвары! Варвары! – негодовали кочетковцы, когда из храма выносили куски нужника.


Слов нет. Судя по столь искренней реакции кочетковцев, алтарь, рядом с которым спокойно располагают унитаз, для них не является святыней. А вот сам унитаз, которого столь многократно касался сам их "гуру и учитель", "истинная святыня", об утрате которой так искренне горюют эти несчастные сектанты.

История не для слабонервных, но автору этих строк неоднократно описанная и другими участниками тех событий, ставших характерным "прологом" к дальнейшей деятельности кочетковской группировки. Группировки, только внешне кажущейся рафинированными либеральными диссидентами, на деле же являющейся самой настоящей сектой, не терпящей инакомыслия и занимающейся травлей всех, кто позволил себе несогласие с их "гуру".

"Православные братства" или тоталитарная секта? – Ждите ответа...

Вообще претензий к кочетковскому "Содружеству малых православных братств" и его лидеру немало. Помимо уже упомянутого внесения либерально-обновленческих изменений в традиционное православное богослужение, это и некоторые богословско-догматические моменты. Так, многие церковные исследователи отмечали и прямые расхождения кочетковской идеологии с православным вероучением, и очевидное сходство общинной жизни "малых братств" с деятельностью тоталитарных сект (что подтверждал лично известный православный сектовед Александр Дворкин).

Характерная деталь описана в нашем интервью с епископом Дальнеконстантиновским Филаретом (Гусевым), архипастырем Русской Православной Церкви, имевшим опыт общения с кочетковцами и посвятившим немало времени исследованию их деятельности:

Как ранее писалось в одной из статей, посвящённых осмыслению богословских идей отца Георгия Кочеткова, под сомнение ставится, к примеру, безмужное Рождение Христа, что позволило архимандриту Иоанну (Крестьянкину) на вопрос одного московского протоиерея, вынимать ли частицы на проскомидии за священников Георгия Кочеткова и Александра Борисова, ответить: "Поминать нельзя! Они похулили Божию Матерь".

Заметьте, речь об отношении к "богословию" священника Георгия Кочеткова одного из самых почитаемых православных духовников второй половины XX – начала XXI столетий, старца знаменитой Псково-Печерской обители архимандрита Иоанна (Крестьянкина). К слову, уже упомянутый протопресвитер Владимир Диваков вспоминал и другие важные слова старца Иоанна, произнесённые им в отношении кочетковцев: "Если мы это страшное движение не разорим, они будут разорять Церковь".

Тем не менее с конца 1980-х и вплоть до сегодняшнего дня священник Георгий Кочетков и его адепты осуществляют свою деятельность вполне легально. Хотя все эти годы создают себе образ "гонимых интеллектуалов", фактически проводя параллель с новомучениками и исповедниками Церкви Русской. Жития последних кочетковцы активно популяризируют, что, несомненно, важно, но вызывает немало вопросов, как научно-исторических, так и моральных, форма и содержание этой популяризации.


Советские обновленцы 1920–1940 годов во главе с лжемитрополитом Александром Введенским. Фото: pravoslavie.ru

Но если вплоть до 2020 года критика кочетковцев была исключительно добровольным делом консервативно настроенных священнослужителей и мирян, священноначалие же просто дистанцировалось от этого вопроса, то уже весной сего года в этом деле произошли поистине тектонические сдвиги. Сначала, в минувшем апреле, Рособрнадзор лишил образовательные программы по теологии "Свято-Филаретовского православно-христианского института" государственной аккредитации.

Поясню. Речь о кочетковской кузнице кадров, частном вузе, который только в самоназвании имеет словосочетание "православно-христианский". К образовательным структурам Русской Православной Церкви, будь то её духовные школы или такие светские православные вузы, как Православный Свято-Тихоновский гуманитарный или Российский православный университеты, СФИ отношения не имел и не имеет.

Затем, в конце июля, в интернете появилось внутреннее рабочее церковное письмо с резолюцией Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла "относительно заштатного клирика города Москвы священника Георгия Кочеткова":

Синодальной Богослужебной комиссии, Синодальной Библейско-богословской комиссии и Богослужебной комиссии при Епархиальном совете г. Москвы поручается проанализировать богословские изыскания священника Георгия Кочеткова, написанные им в период с 2001 года по настоящее время, и богослужебной практики, и представить на Наше имя заключение об их соответствии догматическому православному вероучению, Святоотеческому наследию и традициям Русской Православной Церкви.

"Ещёнепознер": Кочетковский реванш или сеанс публичного саморазоблачения?

Многие ждали, как, где и когда лидер кочетковцев нанесёт "ответный удар". Или хотя бы попробует продемонстрировать в глазах либеральной общественности себя и свою группировку "жертвами репрессий". Это случилось в конце октября в виде интервью со священником Георгием Кочетковым на ютуб-канале "Ещёнепознер", который нередко именуют "Дудём для интеллигенции".

Автор канала, Николай Солодовников, человек либеральных воззрений, сделал всё, чтобы выставить о. Георгия в выгодном тому свете: "одним из главных интеллектуалов современной Русской Церкви", гонимым властями, немного диссидентствующим, но спокойным и рассудительным. Однако, при всём желании, у него этого не получилось. Собеседник в рясе оказался, уж простите за прямоту, весьма ограниченного ума и кругозора, самовлюблённым и озлобленным (хотя и пытался скрыть это за красивыми словами о христианской любви).

Не будем разбирать этот во многом показательный полуторачасовой разговор подробно, но некоторые фрагменты хочется привести дословно. Складывается впечатление, что по ходу беседы интервьюер был немало удивлён тем, что священник Георгий Кочетков вместо того, чтобы с блеском нанести содержательный интеллектуальный контрудар недалёким консерваторам, по сути, провёл сеанс публичного саморазоблачения. Итак, несколько характерных цитат с минимальными комментариями.

О. Георгий Кочетков: ...Я сейчас пишу слово "блокада" в кавычках, потому что известно, какая это была блокада.

Николай Солодовников: Какая?

О. Георгий Кочетков: Она была не совсем блокада. Это тоже организованный геноцид, точно такой же. Советская власть всегда терпеть не могла Петербург, Петроград, Ленинград. И когда была возможность привозить хлеб, вывозить людей – это не делалось.

Николай Солодовников: Вы очень страшные вещи говорите... Вы хотите сказать, что множество жертв блокадного Ленинграда связаны с сознательными поступками именно советской власти?

О. Георгий Кочетков: Конечно. Кто же этого не знает? Мне это странно...


Эти безответственные слова, как и дальнейшие оценки жертв советских репрессий в 60–100 миллионов человек, отнюдь не публицистическое заострение, но самое настоящее "замыливание" важнейшей для нашего народа темы, её истерическая (если не по тону, то по смыслу) маргинализация. Более того, в этих словах, как и вообще в оценке всего советского периода русской истории, налицо откровенно русофобский момент. И это русофобия священника Георгия Кочеткова наиболее чётко проявилась в следующих его словах упомянутого интервью:

У нас самая психически нездоровая страна в мире – это простой медицинский факт. Самые неадекватные люди – наши люди. Их надо жалеть. Их можно любить и в таком состоянии, но только им надо помочь выйти из этой ямы, из этого уже генетического повреждения. Оно ушло уже глубоко в генотип.

И как всегда у либералов, одной из основ кочетковского дискурса является демонизация спецслужб, уравнивание чекистов прошлого с сегодняшними сотрудниками ФСБ. Начиная с того, что трагедия октября 1993 года безапелляционно подаётся как утверждение у власти спецслужб. И заканчивая тем, что в изгнании общины кочетковцев из Сретенского монастыря опять-таки обвиняются чекисты во главе с... отцом Тихоном (Шевкуновым). Сегодняшним митрополитом Псковским и Порховским, автором "православного бестселлера", вышедшей многомиллионным тиражом на разных языках мира книги "Несвятые святые". А на тот момент – молодым иеромонахом, которому Святейший Патриарх благословил налаживать монашескую жизнь в стенах Сретенской обители.


Сретение 1994 года. Литургия во Владимирском храме Сретенского монастыря. Фото: pravoslavie.ru

Именно этой истории в значительной степени и посвящены воспоминания протопресвитера Владимира Дивакова, наиболее яркий фрагмент которых процитирован в самом начале этого текста. Вообще, если сравнивать свидетельства всех участников этой истории, то становится понятным, что священник Георгий Кочетков откровенно наводит тень на плетень. Начиная с того, что на освобождение Владимирского храма Сретенского монастыря, мол, не было "бумаги Патриарха". А далее о. Георгий прямо саморазоблачается:

Когда уже появилась бумага, мы пустили. Вот, на Сретение (1994 года. – Ред.) я служил с отцом Тихоном (Шевкуновым). Правда, я видел, какими методами он пользуется, поэтому, когда он по богослужебному чину говорил, а так положено каждый раз говорить всем, удостоверяя, что между нами мир и любовь: "Христос посреди нас". И отвечать: "И есть, и будет". Он мне тоже сказал... И я ему ответил: "Надеюсь, что будет".

Слушаешь это и диву даёшься: персонаж в рясе, считающий себя православным пастырем (и де-юре пока это так), кощунственно нарушил чин Божественной Литургии. Ядовито выдавив (вот уж от избытка сердца глаголят уста) своему собрату священнику "надеюсь, что будет". И поцеловал его. Вам ничего это не напоминает?

Ну и уж совсем смешно (если не совсем страшно), когда в своём интервью "Ещёнепознеру" о. Георгий самодовольно и мстительно уверяет ведущего, что владыка Тихон "до сих пор это вспоминает во сне". Что даже вызвало невольный смех ведущего программы Николая Солодовникова – "Кто ж знает сны митрополита Тихона, кроме митрополита Тихона?" – и дальнейшую тираду о каких-то давних связях "отца-владыки" Тихона в каких-то непонятных влиятельных кругах, которым "не нужна просвещённая Церковь".

Сложно спорить с конспирологическими измышлениями, но вполне можно задаться подобным вопросом. А что за "влиятельные круги" десятилетиями стояли за священником Георгием Кочетковым? Человеком, откровенно наплевавшим на церковное Священное Предание, игнорирующим священноначалие и проводящим свои собственные псевдоправославные богослужебные и богословские "эксперименты"? "Эксперименты", в начале этого года едва не закончившиеся серьёзной смутой в Тверской епархии, где кочетковцы, вопреки консервативно настроенным прихожанам, пытались утвердиться в кафедральном соборе самой Твери.

Хочется надеяться, на эти и многие другие вопросы, связанные с деятельностью священника Георгия Кочеткова и его адептов, ответят Синодальная Богослужебная комиссия, Синодальная Библейско-богословская комиссия и Богослужебная комиссия при Епархиальном совете г. Москвы. Деятельностью, которая столь сильно напоминает "протестантизм восточного обряда", как ещё четверть века назад кочетковцев метко охарактеризовала группа московского духовенства, включая приснопамятного протоиерея Димитрия Смирнова, издавшая более чем содержательный сборник "Современное обновленчество – протестантизм восточного обряда".

К слову, этот сборник весьма актуален и сегодня. И не только в отношении кочетковцев. Но, как говорится, "это уже немного другая история".

https://tsargrad.tv/articles/sortirnye-bogoslovy-i-ih-guru-izbavitsja-li-russkaja-cerkov-ot-sekty-kochetkovcev_294730
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85662

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #94 : 20 Ноября 2020, 14:16:37 »

Тимур Давлетшин

Кочетковщина и власовщина



В адрес  т. н. кочетковцев, последователей священника Георгия Кочеткова, ректора Свято-Филаретовского православного института, часто звучат нарекания со стороны консервативно настроенных православных христиан. Многие считают кочетковцев модернистами и даже еретиками. Еретики они или нет, я судить не берусь. Но вот то, что в стенах Свято-Филаретовского института процветает власовщина — факт. Для меня этот факт имеет большое значение и об этом я написал в своей заметке[1].

В прошлом, 2019 году представители возглавляемого о. Георгием Кочетковым Свято-Филаретовского института участвовали в международной конференции к 75-летию Пражского (власовского) манифеста, о чем сообщается на кочетковском же сайте[2]. Чтобы читатель сразу понял о каком таком манифесте идет речь, процитирую сообщение кочетковского сайта:

«Пражский манифест — название политической платформы и программного документа Комитета освобождения народов России (КОНР). Манифест был провозглашён 14 ноября 1944 года в Праге на Учредительном собрании КОНР и стал окончательным политическим оформлением “власовской” ветви развития Освободительного движения народов России, образовавшегося в ходе Великой Отечественной войны».

Представители СФИ (страна должна знать своих «героев») — декан исторического факультета СФИ Константин Обозный и доцент исторического факультета СФИ Кирилл Александров. К. Александров — весьма известный провласовский историк. На конференции, как сообщает кочетковский сайт СФИ, он выступил с докладом «“Генерал Власов в какой-то момент не только перейдет к союзникам, но и ударит в спину немцам”. Учреждение КОНР и “Пражский манифест”: реакция нацистов». Содержание этого доклада на сайте не приведено, но я думаю, само название доклада (или цитата из него — об ударе в спину немцам) говорит за себя. Мне вот только жутко интересно — неужели кандидат исторических наук всерьез в это верит? Ведь известно, что даже в пражском восстании власовцев в мае 1945 года сам генерал не участвовал (см. мою заметку «Миф о власовцах-освободителях Праги»).

Я вовсе не утверждаю, что все кочетковцы — непременно симпатизанты коллаборационистов-власовцев (опрос я не проводил). Но не надо думать, что это всего лишь личная позиция этих конкретных представителей СФИ. Во-первых, это не рядовые сотрудники института. Один из них — декан исторического (!) факультета. Во-вторых, их позиция, судя по всему, весьма близка позиции самого ректора института, о. Георгия Кочеткова, который отметился как сторонник «церковного власовца» прот. Георгия Митрофанова еще в 2009 году. О своей позиции он заявил в интервью порталу Credo.Ru. Вот отрывок из того интервью:

«“Портал–Credo.Ru”: Бурную полемику в церковной среде вызвала книга о. Георгия Митрофанова “Трагедия России. «Запретные» темы истории ХХ века”. Что Вы могли бы сказать об этой книге?

Священник Георгий Кочетков: У меня не было времени очень внимательно прочитать эту книгу, я её просмотрел, можно так сказать, по диагонали. Автор — весьма достойный человек и, по-моему, книжка достойная, несмотря на некоторые специфические черты. Ну, в конце концов, каждый человек имеет право на свои собственные взгляды и по поводу Белого движения, и по отношению к армии Власова. Все это в сфере нормального плюрализма, который сейчас неизбежен и в нашем обществе, и в нашей Церкви. То, что его многие критикуют за эту книжку, мне кажется некоторой крайностью. Этого не следует делать даже тем людям, кто придерживается других взглядов.

— Что Вы могли бы сказать о самой концепции оценки Власовской армии, что это было не столько сотрудничество с фашистами, сколько попытка борьбы с советским режимом?

— Ну, конечно же, это была, в первую очередь, попытка борьбы с большевицким строем. Просто тогда альтернативы не было. То же самое случилось в Прибалтике и в Псковской миссии, и на других оккупированных территориях, когда люди делали что-то для России, для народа, для Церкви всерьёз, они были вынуждены вступать в какие-то отношения с оккупационной властью…»[3]


Конечно, здесь нет прямого панегирика Власову и власовцам, но тут прозвучало, как минимум, толерантное отношение к предателям, попытка представить их как борцов со сталинским режимом, ну, и поддержка «церковного власовца» о. Георгия Митрофанова, естественно. Поскольку противоположных заявлений о. Георгий Кочетков не делал, то он, видимо нисколько не изменил своей позиции, да и участие представителей от СФИ, декана и доцента, в провласовской конференции говорит об этом же.

Интересно в связи с этим сравнить позицию религиозного философа Николая Бердяева. Почему именно Бердяева? Дело в том, что этот религиозный философ является для кочетковцев большим авторитетом. Характерна статья о. Георгия Кочеткова «Гений Бердяева и Церковь». Отношение к этому религиозному философу в среде православных христиан (по крайней мере, консервативно настроенных) довольно прохладное, а часто даже и отрицательное. Николай Бердяев действительно высказывал порой мысли, весьма сомнительные с т.з. православного вероучения. И, возможно, именно религиозное вольнодумство во многом импонирует кочетковцам и лично о. Георгию. Не буду судить их за это, да и самого философа не берусь судить, поскольку не силен в философии. Бердяева немного читал, но знатоком назвать себя не могу.

Все же замечательно, что в отношении к коллаборационистам философ Бердяев занял совершенно иную, нетолерантную позицию. Он вовсе не считал, что коллаборационисты — это просто борцы со сталинским режимом. Фашистскую (и нацистскую ) идеологию он начал разоблачать еще до начала второй мировой войны. Его статьи (и других мыслителей) публиковались в журнале «Новый град». Их легко сейчас найти в интернете. По поводу же коллаборационизма (в своей, эмигрантской среде) он высказался в своем «Самопознании» уже после войны:

«Я писал против гитлеризма, национал-социализма и фашизма, и обо мне знали, что я идейный противник. Начались аресты русских. В русской атмосфере было что-то тяжелое, были сторонники Гитлера и немцев. Все это очень обострилось, когда началась война против России. Вторжение немцев в русскую землю потрясло глубины моего существа. Моя Россия подверглась смертельной опасности, она могла быть расчленена и порабощена. Немцы заняли Украину и дошли до Кавказа. Поведение их в оккупированных частях России было зверское, они обращались с русскими как с низшей расой. Это слишком хорошо известно. Было время, когда можно было думать, что немцы победят. Я все время верил в непобедимость России. Но опасность для России переживалась очень мучительно. Естественно присущий мне патриотизм достиг предельного напряжения. Я чувствовал себя слитым с успехами Красной армии. Я делил людей на желающих победы России и желающих победы Германии. Со второй категорией людей я не соглашался встречаться, я считал их изменниками. В русской среде в Париже были элементы германофильские, которые ждали от Гитлера освобождения России от большевизма. Это вызывало во мне глубокое отвращение. Я всегда, еще со времени моей высылки из России в 1922 году, имел международную ориентацию советскую и всякую интервенцию считал преступной. Я никогда не поклонялся силе, но силу, которая была проявлена Красной армией в защите России, я считал провиденциальной. Я верил в великую миссию России» (Н.Бердяев. «Самопознание» (Тяжелые годы. Добавление 1940-46 годов)).

Как видим, точка зрения любимого кочетковцами философа резко расходится с т очкой зрения о. Георгия Кочеткова и его единомышленников с исторического факультета СФИ. Кроме того, есть еще определение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви в 1943 года.[4] Тогда было вынесено «Постановление Собора Русской Православной Церкви 1943 года об отлучении и лишении сана перешедших на сторону фашистов представителей духовенства», в котором сотрудничество с оккупантами называется иудиным предательством (причем речь в постановлении идет не только о духовенстве). Среди подписавших — св. Лука (Войно-Ясенецкий) в ту пору архиепископ Красноярский.

Вопрос о власовцах и попытках их оправдать — это не только вопрос политики. Это прежде всего вопрос морали. И абсолютно справедливо в свое время сказал архимандрит (ныне митрополит) Тихон (Шевкунов):

«Идея коллаборационизма, психология коллаборационизма — не просто исторический спор, а одна из самых серьезных опасностей, вольно или невольно нагнетаемая в сегодняшней России. Некоторые исторические фигуры, даже давно отошедшие в мир иной, становятся настоящим оружием, обладающим гигантской разрушительной силой, потому что оружие это направлено на слом традиционной духовной идентичности: зло пытается предстать добром, предательство — героизмом, а истинный героизм представляют как неразвитость, отсталость и даже грех. Это сфера той духовной брани, на которую не наложишь мораториев, которая не ограничена никакими договорами. Но пока дети в России, угадывая имя героя войны, будут называть генерала Карбышева, а не генерала Власова, у нашей страны есть будущее».[5]

Я уже говорил как-то и повторю еще раз — апология власовства вредна еще и тем, что вредит православной миссии, отталкивает от Церкви патриотично настроенных людей. Хотя как раз именно «церковные власовцы» активно занимаются миссионерской и просветительской деятельностью (не только они, конечно, но они — особенно активно). Вот только кого они сделают их обращенных — очень большой вопрос. «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас» (Мф. 23:13).

 
[1] «Почему я зациклился на теме власовства?»

[2] https://sfi.ru/sfi-today/news/predstaviteli-sfi-vystupili-na-mezhdunarodnoi-konferentsii-k-75-letiiu-prazhskogo-manifesta.html

[3] http://www.portal-credo.ru/site/?act=authority&id=1237

[4] http://www.blagogon.ru/biblio/502/

[5] https://iz.ru/news/353012

________________________________________

https://ruskline.ru/opp/2020/11/20/kochetkovwina_i_vlasovwina

http://www.blagogon.ru/digest/1011/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85662

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #95 : 20 Ноября 2020, 14:33:00 »

Свидетельства о поведении кочетковцев на богослужениях

I. Высоко-Петровский монастырь



Великим Постом 2000 года, незадолго до недели Торжества Православия, стало известно о снятии прещения с иерея Георгия Кочеткова. По благословению священноначалия, временно о. Георгию было определено сослужить в храмах патриаршего подворья в бывшем Высоко-Петровском монастыре и в храме преподобного Сергия Радонежского в Крапивенском переулке. Позднее в одной из своих проповедей о. Георгий, вспоминая о том, как настоятели данных приходов, мягко говоря, без энтузиазма отнеслись к выпавшему им послушанию, замечал на этот счет:

«По-человечески этих людей понять можно. Они испугались, что наша большая община “растворит” их приходы или общинки, то есть то, чем они так дорожат, то, что для них важнее всего, потому что это стадо — их стадо, а они — его пастыри. Только никто из них не подумал о том, что все стадо — Христово, и всегда должны быть Один Пастырь и одно стадо»[1].

Не дерзну судить, о чем думали о. Иоанн (Экономцев) и о. Иоанн Вавилов, когда к ним в храмы приходило стадо кочетковцев вместе со своим пастырем, но хочу все же на этих страницах, как член одной из упомянутых «общинок», поделиться своими личными впечатлениями от знакомства с «самой интеллигентной православной общиной Москвы», упоминание о сектантском духе которой успело попасть даже в энциклопедии[2]. Заранее прошу прощения у благосклонного читателя за некоторую фрагментарность воспоминаний — память моя сохранила далеко не все. Однако полагаю, что и изложенного здесь окажется достаточно для воссоздания живой картины минувшего...

 * * *

Все эти недели Великого Поста богослужения проходили в крохотном храме Толгской иконы Божией Матери, где с трудом могли уместиться 120 человек. Кочетковцы приходили в составе не менее 500 человек. В результате на улице, конечно же, оказывались по большей части наши прихожане, вытесненные нежданными гостями. Что было, мягко говоря, не вполне удобно. Мы теряли прихожан, приход таял на глазах. То, сколь дружно все это время кочетковцы не подавали на храм и ничего, даже свечей не покупали за ящиком, наводило на мысль, что делали они это из принципиальных соображений. Держались они обособленно, молитвы повторяли вслух за священником на русском языке. Но главное — выражение лиц «православной элиты» (одно из самоназваний кочетковцев), скованных тяжелыми заскорузлыми экзальтированно-зомбированными масками. Их вид неизбежно вызывал неприятие и отторжение даже у тех из наших прихожан, кто до столь тесного знакомства относился к этой общине с некоторой долей жалости.

 * * *

В Великий Четверг мы переехали в большой храм прп. Сергия Радонежского (в Высоко-Петровском монастыре). Как светло, радостно и благодатно прошла служба без «гостей»! Одно только омрачало — мысль о том, каково же сейчас было приходу Крапивенского храма прп. Сергия, расположенного по соседству? Ведь если не к нам, то тогда гости должны были пойти к ним! Однако чуть позже я узнал, что и их Господь миловал в этот великий для сердца каждого христианина день — день установления Таинства Евхаристии, величайшего из таинств. Только уже много месяцев спустя мне попал в руки кочетковский журнал «Православная община», где напечатана проповедь о. Георгия, произнесенная в тот Великий Четверг, в которой он своим чадам фактически запретил причащаться в этот день в московских храмах: «Сегодня нам с вами пришлось отказаться от Евхаристии как сакраментального таинства... Что это значит? Значит ли это, что мы останемся без полноты воспоминания Тайной вечери? Или что останемся без Чаши, без приобщения ко Христу в этот великий день? Нет, дорогие братья и сестры, это невозможно! Мы с вами сегодня должны и приобщаться и быть причастниками Тела и Крови Христа. Но, видимо, каким-то особым образом, ведомым лишь Ему Самому»[3]. Ради сектантской дисциплины и полного послушания своему «непогрешимому» вождю несчастные кочетковцы решили отказаться от причастия в Великий Четверток за главной литургией годового круга, когда Господь установил это великое Таинство. Другими словами, они променяли в этот день Христа Спасителя на священника Кочеткова.

Поневоле приходит простая мысль: вот бы они, подобно дореволюционной беспоповской секте «согласие разиней» (которые, собравшись на молитву в день установления Евхаристии, в Великий Четверг, стоят, разиня рот, в ожидании, что причащать их будут ангелы[4]), все время бы «духовно приобщались» и не докучали своим малоприятным обществом православным христианам! К сожалению, в жизни нашей всегда не все так хорошо, как хотелось бы...

 * * *

В Великую Субботу в нашем храме все падали от усталости с ног, готовя храм к предстоящему пасхальному богослужению. Ожидалось прибытие порядка двух тысяч «гостей». Позднее я специально интересовался у эконома — ни копейки община о. Георгия не дала на благоустройство храма к Пасхе и сам о. Георгий не выделил ни одного из своих чад для приведения храма в порядок. Для служащих храма это было верхом наглости.

Грядущая Пасха должна была стать апогеем нашего вынужденного гостеприимства. Так это и произошло. И по сию пору очевидцы той знаменательной ночи не могут спокойно вспоминать о ней...

 Чтение «Деяний». Исповедь. В храме пока в основном наши прихожане. «Гости» появились в полночь. С армейской быстротой под сводами храма, в котором в разное время молились свт. Митрофаний Воронежский и свт. Лука (Войно-Ясенецкий), «православной элитой» был развернут «павелецкий вокзал». Тремя ровными рядами были выстланы матрасы и спальные мешки, стремительно заполнившиеся спящими. Ближе к алтарю были расставлены рядами также принесенные заранее раскладные стульчики, сидя на которых, слушала богослужение более стойкая часть «элиты».

Непосредственно же у солеи плотной стеной стали те, кого наши прихожане с первых же минут окрестили «белым братством» — новокрещеные Кочетковым лица обоих полов, облаченные поверх одежды в белые одеяния с крестами, сшитые по фасону стихарей. Экстравагантный вид «белого братства» производил весьма сильное впечатление даже на людей с очень крепкой психикой. Позднее я узнал, что люди это весьма не случайные. На них возлагалась серьезная миссия. Большая их часть приехала из регионов и в течение нескольких месяцев проходила «катехизацию» у о. Георгия. После крещения же они должны были разъехаться по домам, дабы нести свет кочетковской веры в массы.

Когда диакон вышел совершать большое каждение и прошел в трапезную часть, где расположился «павелецкий вокзал», он столкнулся с дружным сопротивлением «элиты» — возмущенные кочетковцы зашикали на него и попытались прогнать, указывая, что своими действиями он может разбудить детей.

Крестный ход. Наши прихожане вышли с пением «Христос воскресе из мертвых». Кочетковцы остались. Когда крестный ход возвратился, «гости» стали организованно препятствовать возвращению в храм наших прихожан. «Христос воскрес из мё-о-ортвых», — голосило стадо гостей.

Великий вход. Окончилась Херувимская. Я вышел из храма, чтобы проверить, поставили ли в трапезной большой самовар на запивку для причастников. Проходя по гульбищу, я заметил лежащие прямо на камнях какие-то кульки или свертки. «Как странно, — подумалось мне, — бросить без присмотра вещи на улице...» Однако, приглядевшись, я вдруг понял, что это не просто свертки — это маленькие дети, оставленные спать «на воздухе».

Я спустился по длинной храмовой лестнице, высокие ступени которой помнили поступь Петра I. На улице бегали дети «элиты» уже отроческого возраста, громко оглашая территорию древнего монастыря отборным матом.

Я отдышался. Подобного кошмара, подумалось мне, наш монастырь не помнил года с 1812-го, когда в нем размещалась тысяча голов наполеоновской конницы, а на Святых Вратах вешали поджигателей.

В трапезной я встретил брата Ярослава, вышедшего раньше меня за подносами для антидора. Мы вместе вернулись в храм и стали пробиваться в четверик. Приближался евхаристический канон. Уставшее «белое братство» сидело на солее, спиной к алтарю. Наши прихожане позднее рассказывали, как какая-то девушка из спящих каждые полчаса вскакивала и кричала: «Уже причащают?» Узнав, что нет, ложилась снова.

Причащали из пяти чаш. Я стоял с платом. Через нас прошло человек двести. Никогда мне не доводилось видеть такого количества людей, не умевших причащаться. Подходя, почти никто не складывал на груди рук, некоторые начинали заговаривать со священником, другие не открывали рот, многие пытались принять Святые Дары не касаясь лжицы (видимо, из брезгливости), кто-то подходил по второму разу. Должно быть, это было одним из следствий практики «духовных причащений».

Еще во время причастия, не дожидаясь окончания Божественной Литургии, из рюкзаков «элита» повытаскивала батоны колбасы, хлеба, сыр, фрукты, термосы с чаем и кофе, а также необозримое количество прочих продуктов и напитков, которые под бодрыми руками уже причастившихся кочетковцев стремительно превращались в бутерброды, расползались по пластмассовым тарелкам, наполняли стаканчики. Сказывалось, видимо, «агапическое сознание» членов братства «Сретение».

Причастие затянулось. Большая часть чад отца Георгия, несмотря на неоднократные убеждения-предупреждения и командные выкрики «старост», хотели причаститься непременно из рук их «харизматического» учителя.

Завершение Литургии в храме, некогда обустраивавшемся при непосредственном участии свт. Филарета Московского, прошло под дружное чавканье выпускников Высшей Свято-Филаретовской школы.

Богослужение закончилось. Отцы отправились на праздничную трапезу. Отец диакон потребил Святые Дары и последовал за ними. Мы привели алтарь в порядок. Пора было уже и нам, закрыв храм, пойти разговеться, но любезные гости явно не собирались его покидать, хотя время открытия метро уже наступило. Мы ломали головы и не могли ничего придумать, пока наконец старейший из нас — Игорь — не вышел на солею и не воскликнул своим громоподобным голосом:

— Христос воскресе!
— Воистину воскресе! — инстинктивно ответили кочетковцы.
— А теперь, братья и сестры, — продолжил Игорь, — с помощью Божией освобождаем храм.

Это возымело действие. Мы закрыли храм и отправились в трапезную. Так завершилась первая (и, надеюсь, последняя) для меня Пасха с кочетковцами.
 
————————————————————————————————

[1] Священник Георгий Кочетков. Будем принимать и чашу Его и крещение Его (О духовном приобщении ко Христу) // Православная община. 2000. № 56. С. 23.
[2] Желтов М. С., Василик В. В. Агапа // Православная энциклопедия. М., 2000. Т. I. С. 217.

[3] Священник Георгий Кочетков. Указ. соч. С. 24.

[4] Епископ Макарий (Булгаков). История русского раскола, известного под именем старообрядства. СПб., 1855. С. 284



Юрий Максимов, ныне священник Георгий, 2001 год

http://blagogon.ru/articles/110/

______________________________________________________


II. Новодевичий монастырь



… Мы увидели буквально толпы ликующего народа, непрестанно снующего внутри храма и по территории монастыря. Естественной реакцией православного человека, оказавшегося в подобной обстановке, могла быть только мысль, что в храме — престольный праздник. Ведь несмотря на внушительные размеры храма, он с трудом вмещал столь громадное количество прихожан. Всеобщее ликование должно было бы укрепить в этой мысли. Но мы-то знали, что престольного праздника в этот день быть не могло. Для нас стало очевидно, что дело вовсе не в праздничном таинстве, а напротив — в праздности собравшегося на великое таинство литургии народа. Восторженность собравшихся в храме людей никак не походила на благоговейные чувства благодарных Господу православных христиан, умиротворенных благодатью священнодействия. Эта восторженность скорее была похожа на романтическую экзальтацию собравшихся у костра туристов, покинувших уютные квартиры ради острых ощущений радостного душевного общения. А хаотические перемещения людей в храме напоминали броуновское движение, не подчиненное никакой цели. Зрелище, представшее нашим глазам, разительно походило на неожиданное внедрение в православный храм цыганского табора.
С трудом протиснувшись ближе к алтарю, мы насчитали в храме (!) восемнадцать колясок с малыми детьми и десятки складных стульев, расставленных по всему храму, но сконцентрированных преимущественно близ алтаря. И восседали на этих стульях отнюдь не немощные бабушки, а юные отроки, зрелые мужи и красны девицы с непокрытыми головами. Все они периодически бодро вскакивали со своих стульев и, активно жестикулируя руками, тем самым подавая друг другу какие-то для нас непонятные знаки, устремлялись в неожиданных направлениях — по закону броуновского движения. А в это время протодьякон с амвона возглашал очередную ектенью, но до нее никому и дела не было.

Одна из молодых мам в необъяснимом сердечном порыве вдруг разыгралась посреди храма со своим младенцем, не требовавшим ни плачем, ни излишней резвостью подобного развлечения: она стала высоко подбрасывать его в воздух, умиляясь и хохоча вместе с ним. Другая же мамаша, сев на стульчик тут же, посреди храма, бесстыдно оголив грудь, стала на виду у всех демонстративно кормить своего младенца. Смиренные монахини настойчиво попросили ее не смущать своим поведением прихожан и скромно пересесть куда-нибудь в уголочек храма, подальше от глаз молящихся людей. Но тут не только эта мамаша, но и ее преданные подруги в один голос зашипели на непонятливых матушек, а сама кормящая мать огрызнулась: «Нет, я хочу здесь, — мне так нравится. У вас нет любви, вы не христиане!».

Тем временем другие монахини и послушницы деликатно предложили хозяйкам колясок оставлять их на улице и услышали примерно тот же, будто зазубренный, стандартный ответ:

— У вас нет любви к детям, вы не христиане! Ведь Господь сказал, чтобы не препятствовали детям приходить к Нему.

— Мы не препятствуем вашим детям, но детей-то можно было бы и на руки взять, а коляски все же следует оставлять на улице.

Но «добрые» мамы, грубо оборвав монахинь, прибегли к испытанному приему, запрещенному в приличном обществе, но действующему безупречно: «Вы не христиане, в вас нет любви!».

Пораженные беспримерной дерзостью собравшихся в храме, мы напрочь забыли, с какой целью были посланы сюда. Нам было уже не до кочетковской теории, отрицающей бессмертие душ. Нас поразила сама практика общения доверивших свои души этому «пастырю». Мы были потрясены манерой их поведения, их обращением с кроткими и беззащитными насельницами монастыря.

И еще нас удивило, что молодые люди, никак не участвующие в богослужении, не слушающие ни дьякона, ни священника, ни хор, но постоянно общающиеся между собой, время от времени встрепенувшись, вдруг как бы просыпаются, и тогда с разных сторон храма разносятся недоуменные возгласы: «А что, причастие скоро?» «А причастия еще не было?»

А в самый ответственный момент литургии вдруг все броуновские частицы, словно по воле мощного магнита, на несколько мгновений застывают на одном месте и начинают громогласно и властно возглашать: «Аминь! Аминь! Аминь!»

«Вот это силища! — удивились мы, — эту бы энергию — да в мирных целях!». И как бы в ответ на наше восхищение, в храме началось всеобщее целование всех со всеми. Мы обратились к одиноко стоящей монахине, уклоняющейся от участия в навязчивом ритуале целования.

— Объясните нам, что тут происходит?
— Да это же кочетковцы. Это страшная тоталитарная секта. Они только и знают, что целоваться. И сразу после причастия тоже целуются. Даже не знают, что причастие — это великое таинство, что после него надо благодать хранить. Ведут себя вызывающе, а на любое замечание у них всегда один ответ: «У вас нет христианской любви. Вы не христиане». Я как на каторгу каждое воскресенье хожу в этот храм, но таково мое послушание... А из этого всего (она окинула взглядом переполненный храм), может быть, хоть одно зернышко и взойдет. Кто знает?..

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85662

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #96 : 20 Ноября 2020, 14:34:16 »

(Окончание)

После всеобщего причастия всех присутствующих в храме мы решили спросить у одной женщины, не принадлежащей, по всем признакам, к этой странной группировке:

— Скажите, вы постоянно ходите в этот храм?
— Да.
— А можете ли нам рассказать, что это за община такая странная у вас в храме?

— Нет, нет, — с ужасом замахала она руками, — я только что причастилась. Это же кочетковцы! Я о них даже думать не хочу.

Тогда мы обратились к молодой девушке, явно из общины священника Кочеткова:

— Скажите, в чем основное отличие вашей общины от обычных православных христиан?

— Во-первых, мы реформируем. — И она протянула нам красную книжицу в мягком переплете, с гордостью пояснив: — Это перевод литургии на русский язык нашего отца Георгия Кочеткова. А во-вторых, в отличие от вашей Церкви, у нас нет антисемитизма. — По выражению ее радостного лица было видно, что она осталась весьма довольна своим ответом.

Мы разговорились.
— А вы другие православные храмы когда-нибудь посещаете? – спросили мы.

— Я сюда из Подмосковья каждое воскресенье приезжаю. Я пыталась ходить в храм, где я живу, но с настоятелем нашим очень туго: я пыталась объяснить ему, что служить надо по-русски, и книжку с переводом службы ему подарила, а он, конечно, отказался. Вообще, он даже не захотел об этом говорить. С тех пор я туда не хожу, там — фундаментализм!

— А что значит — фундаментализм?
— Ну, — девушка явно замялась, — ну, это когда всё по-церковно­славянски. И когда книги отца Александра Меня не продают.

— А вы давно в церковь-то ходите?
— Я крестилась уже пять месяцев назад, у отца Георгия.
Нам хотелось бы еще услышать столь же глубокомысленные ответы от этих забавных посетителей монастыря, но они вдруг, словно по команде, побросав в свои рюкзачки небольшие красные книжицы, с которыми не расставались в течение всей литургии, дружной толпой ринулись из храма, словно кинозрители после окончания очередного киносеанса. Вероятно, они спешили на свои «полулитургические агапы». Не успели мы оглянуться, их уже и след простыл…

2006–2007 гг.

http://www.blagogon.ru/digest/219/

_____________________________________________

 
III. Новодевичий монастырь



Письмо в редакцию «Благодатного Огня»

Хочу поделиться, как я стала прихожанкой Новодевичьего монастыря, чтó там происходит и почему я теперь перестала туда ходить.

Новодевичий монастырь с его окрестностями я знаю с детства. Моя семья долгое время жила в этом районе. В течение последних нескольких лет мне как-то не приходилось там бывать, но в сентябре 2012 года я приехала в Новодевичий монастырь, чтобы поклониться чудотворной иконе Божией Матери «Смоленская». Поклонившись одной чудотворной иконе, я оказалась перед другой – «Иверской».

С конца сентября 2012 г. я стала регулярно посещать службы в Успенском храме Новодевичьего монастыря, чтобы каждую субботу и воскресение молиться Божьей Матери перед этой иконой.

С самого начала посещения монастыря я поняла, что на службах творится что-то неладное. Было совершенно очевидно, что значительная часть прихожан представляет собой кем-то хорошо организованную группу, действия членов которой строго регламентированы. Впоследствии я узнала, что эта группа – последователи учения священника Георгия Кочеткова, служащего в этом храме Новодевичьего монастыря. Далее я буду называть их сектантами, каковыми они и являются.

Ни в одном православном храме я никогда не видела столько прихожан, которые во время службы, находясь даже вблизи алтаря, не стоят, а сидят на складных стульчиках (и стульях!!!). Среди «сидящих» – старые и молодые, мужчины и женщины. У всех на коленях лежат одинаковые книжечки, которые они сосредоточенно читают в течение всей службы. Мои попытки узнать, чтó это за книжечки, успехом не увенчались. «Сидящие читатели» просто не отвечали на мои вопросы. Судя по всему, рядовым сектантам строго запрещено говорить с кем бы то ни было не из их секты. Большинство из них, кстати, выглядят очень подавленными.

Позже уже из интернета я узнала, что в этих книжечках изложен «фундаментальный труд» священника Кочеткова – текст церковных служб, написанный на современном русском языке.

Многие сектанты приходят в храм целыми семьями, с детьми, в том числе с детьми в колясках. Некоторые молодые мамы, нисколько не смущаясь, во время службы кормят своих детей грудью.

После возгласа «Оглашенные, изыдите!» приблизительно третья часть всех присутствующих на службе организованно выходит из храма, но не покидает территорию монастыря. На лестнице храма или перед храмом «оглашенные» разбиваются на небольшие группы, человек по десять. Каждая группа образует круг. Один из членов такой «десятки» о чем-то вдохновенно вещает, остальные с умиленными лицами внимают и записывают. После окончания службы «круги» перемещаются с территории монастыря за его ворота и располагаются в близлежащем сквере. Там же появляются небольшие палатки под тентами, где сектантам раздают горячий чай. Сколько времени продолжаются такие беседы на улице, я не знаю. Но даже в самые сильные морозы эти несчастные люди стоят на холоде с детьми, чтобы «набираться ума»  у организаторов секты.

После ухода «оглашенных» со службы в храме некоторое время все вроде бы идет как положено. Но после того, как пропоют «Символ веры», оставшиеся в храме сектанты начинают смачно целоваться друг с другом. Это действо длится полторы-две минуты. Зрелище жуткое. Отдает «хлыстовщиной».

Один сектант, пожилой мужчина, имеет обыкновение перемещаться по всему храму от входа до алтаря, обнимая по дороге за нижнюю часть спины каждую из понравившихся ему женщин. Затем, вдоволь нахватавшись, как ни в чем не бывало приступает к причастию.

Из числа сектантов также привлекает внимание отдельная группа, которая появляется, как мне показалось, незадолго до причастия. Ведут себя эти граждане по-хозяйски непринужденно, позволяя себе откровенную развязность с одновременной демонстрацией полного безразличия на реакцию окружающих. Из серии «плевать я на вас всех хотел». Они громко говорят, громко смеются, а уж целуются – от души!

Во время моего последнего посещения Успенского храма один из них, мужчина лет 60-ти с ближневосточным лицом, с шутками и прибаутками пытался слегка «приобнять» и пощупать при всех свою дородную соплеменницу с боковой ее стороны в месте поближе к груди.

Среди сектантов, посещающих службы в Успенском храме Новодевичьего монастыря, есть свои «надсмотрщики». Так, в дверях главной части храма во время службы всегда стоит один молодой человек, который внимательно следит за прихожанами. Он часто подходит к священникам и семинаристам, особенно к тем, кто сопровождает на службу и со службы митрополита Ювеналия. «Надсмотрщик» пытается с ними троекратно целоваться. Некоторые отвечают ему «взаимностью», но большинство – уклоняются от его поцелуев. Молодой человек с «чужими» тоже не разговаривает. В его задачи входит за всеми наблюдать и обо всем докладывать.

Сектанты часто вступают в пререкания с монахинями по самым разным поводам. Провоцируя конфликты, сектанты преследуют вполне определенную цель – оболгать монахинь данного монастыря и монашество в целом. Помните, не так давно был скандал с детскими колясками, широко освещенный в прессе под рубрикой «В Новодевичьем монастыре детей не пускают в храм!». Особенно усердствовали в этом антицерковные либеральные сайты и СМИ.

Очень заметно, что среди служащих в Успенском храме священников существуют острые разногласия. Осмелюсь предположить, что причт Успенского храма разделен на две конфликтуюшие группы – приверженцев и противников Кочеткова. Впрочем, иначе и быть не могло.

Если рядовые члены секты избегают «внешних контактов», то вышестоящие, напротив, охотно на них идут. Это своего рода доморощенные психологи. Беседы с потенциальными жертвами они начинают с похвалы, чтобы человека расслабить. За этим следует психологическая обработка с обязательным гипнотизирующим взглядом. Если понимают, что обработать не получается, сразу же хамят.

В храме старейшего московского монастыря угнездился и безнаказанно бесчинствует сектант в рясе православного священника, который по всей стране распространяет свою ересь, выдавая ее за истину.

Новодевичий монастырь с юридической точки зрения представляет собой крупный объект недвижимости, расположенный в черте исторического центра Москвы. И, по странному стечению обстоятельств, это единственный в России монастырь, который подчиняется не Патриархии, а непосредственно митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию, с разрешения которого Кочетков и «служит» в Успенском храме. Можно сказать, что такая автономность Новодевичьего монастыря в некотором смысле снимает ответственность с руководства РПЦ за то, что Кочетков до сих пор не лишен сана и не отстранен от служения.

В связи со всем вышеизложенным я больше не посещаю службы в Новодевичьем монастыре.


С уважением, Елена, православная христианка.

25 февраля 2013 года

http://www.blagogon.ru/digest/393/


Благодатный Огонь

http://www.blagogon.ru/digest/394/

Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85662

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #97 : 19 Февраля 2021, 15:14:52 »

Протодиакон Владимир Василик

Обронзовелая ложь

Священник Георгий Кочетков в пространном интервью тщетно попытался доказать, что кочетковство не есть ересь



Священник Георгий Кочетков дал пространное интервью, в ходе которого тщетно попытался доказать, что кочетковство не есть ересь. Видеозапись беседы размещена на сайте Преображенского братства.   

Основные доводы главаря кочетковской секты с лёгкостью опровергает в телефонном интервью «Русской народной линии» доктор исторических наук, кандидат филологических наук, кандидат богословия, профессор Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии протодиакон Владимир Василик:


Речь Кочеткова выглядела убедительно только в первые секунды. Даже в нашу эпоху тотального информационного цинизма мало можно встретить примеров такой вдохновенной, великолепной и отважной лжи. В этом смысле Георгий Кочетков выглядит совершенно, что называется, оборзовевшим.

Он заявил, что его катехизические работы не являются богословскими. Если катехизация не является богословием, то пусть он немедленно откажется от своей магистерской степени, полученной непонятно как в Парижском богословском институте. Пусть хотя бы в этом вопросе будет честным.

Во-первых, что касается его диссертации, то по воспоминаниям свидетелей той позорной защиты, изначально предлагали дать ему кандидата богословия. Но отговорил отец Николай Озолин, сказав: «Да вы что, за это кандидатскую давать? Вся Православная Церковь над нами смеяться будет». В конце концов, дали магистра за эту слабую, ненаучную, публицистическую и амбициозную работу.

Во-вторых, то, что вещает Кочетков в этом ролике, не лезет ни в какие ворота. Он отпирался от совершенно очевидных вещей. Его блудословие по поводу духовного девства Девы Марии маскирует его очевидное нежелание говорить о Её Приснодевстве. Да, под конец он вынужден был признать: да, раз отцы Церкви говорили, то, очевидно, это так. Но всё это выглядело отговорками и желанием сохранить хорошую мину при плохой игре.

Кочетков не ответил на важнейшие существенные вопросы, связанные с триадологией, а именно на вопросы о его представлении о Святом Духе только как о божественной энергии, о его явном стремлении к деперсонификации Святого Духа.

Его разговоры относительно Богоявления, как о гораздо более важном событии, чем само Рождество Господа, не убедили нас в том, что он не исповедует несторианское или гностическое учение о двух Христах, двух субъектах, Один из Которых сошёл на Другого во время Крещения в Иордане.

Он не ответил и на существеннейшие вопросы, связанные с экклесиологией. Именно о видимых и невидимых границах Церкви, о возможности принадлежности к Церкви совершенно неверующих, но всего лишь хороших людей.

Он не ответил серьёзно и толком на вопросы относительно своих кощунственных конструкций по поводу возможности возникновения человека от животного, по сути дела, соития Адама с человекообразной обезьяной.

Ни на один из этих вопросов он не ответил - одно лишь надувание щёк.

А то, что Кочетков способен лгать, свидетельствует другой ролик, в котором он говорит о владыке Тихоне (Шевкунове), где обвиняет его в том, что тот якобы в пьяном виде со своими приближёнными пел «Шумел камыш» на девятый глас. Да будет известно Кочеткову, что в Сретенском монастыре существует сухой закон, вино на монастырской трапезе никогда не подаётся. Сухой закон там был изначально. Сам владыка Тихон человек удивительно трезвый во всех отношениях - духовном и телесном. С «зелёным змием» ему воевать просто некогда, а петь «Шумел камыш» на девятый глас и подавно.

Обронзовелая ложь — излюбленное орудие сектантов, клеветников, разрушителей Церкви. Этот кочетковский ролик в данном случае не исключение.

Умение отрицать очевидные вещи, умение изворачиваться, к сожалению, всегда было характерной чертой кочетковской общины в её финансовых делах, в частности, в деле отца Иоанна Привалова, в расправе над инакомыслящими, в том числе над несчастным отцом Михаилом Дубовицким, которого они имели дерзость и жестокость выдать за сумасшедшего и предать светским властям и калечащей медицине на издевательство и разрушительные процедуры.

Люди, знающие Священное Писание, сами поймут, кому последовал самозваный архиерей новой церкви Кочетков в этом вопросе.

Кочетков ни в чём меня не убедил. Как говорили про Бурбонов: они ничего не забыли и ничему не научились.

https://ruskline.ru/news_rl/2021/02/19/obronzovelaya_lozh
Записан
Страниц: 1 ... 5 6 [7]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!