Русская беседа
 
17 Января 2022, 10:22:53  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: С Днём рождения, Новороссия! С Днём русско-сербского братства!  (Прочитано 645 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 31 Марта 2019, 08:59:42 »

ДМИТРИЙ СКВОРЦОВ

С Днём рождения, Новороссия! С Днём русско-сербского братства!

255 лет назад, 22 марта 1764 года (2 апреля н. с.), императрица Екатерина Вторая издала указ о создании Новороссийской губернии.



Вслед за успешным завершением декоммунизации, в результате которой Украина заняла первую позицию по уровню бедности в Европе, директор Украинского института национальной памяти (УИНП) объявил о старте кампании «деколонизации». Начали со сноса памятника Суворову перед бывшим Суворовским училищем, переименованным в Богунское, а закончить планируют победой над Екатериной в Одессе.



О победном отчёте УИНП Фонд стратегической культуры писал в статье под заголовком «”Деколонизация” превратит Украину в Дикое поле». И, действительно, вся индустриальная основа могучей экономики Украинской ССР была заложена на территории того самого, некогда Дикого поля, которое после побед полководцев императрицы Екатерины в русско-турецких войнах стало свободно от татарских набегов. В ХХ веке эта земля была подарена новообразованной Украине. Подарена вместе с населяющими её народами (русскими, греками, сербами, болгарами, евреями, молдаванами, гагаузами, армянами), с заводами, шахтами, карьерам, портами… И с сотнями городов, населённых преимущественно великороссами.

Так что если уж «деколонизироваться», то до состояния Дикого поля, до XV века. Ибо уже в 1503 г. Московский государь Иоанн III приступил к освоению северной части Дикого поля, позднее получившего название Слободского края.


Слободской край на карте нынешней Украины

А 22 марта 1764 г., после освобождения от союзных туркам татар и Причерноморья, была образована Новороссийская губерния с центром в крепости Святой Елисаветы. Назван форт был в честь матери Иоанна Предтечи праведной Елисаветы – небесной покровительницы императрицы Елизаветы Петровны, по чьему указу в 1754 г. была заложена твердыня.



В задачи гарнизона, первоначально состоявшего из 3000 запорожских казаков, входила задача охраны от татарских набегов недавно основанных в «чистом поле» сербских колоний.

Сербская крепость русского пограничья

Предыстория этого события такова. В 1751 г. к российскому посланнику в Вене обратился полковник австрийской службы Иван Хорват с просьбой о разрешении ему и подчинённым ему граничарам поселиться в России. Граничарами называли в Австрии бесстрашных сербов, несших службу на границах империи, постоянно враждовавшей с Оттоманской Портой. По сути, это был австрийский аналог казачества. Однако в 1740-х годах вольности православных граничаров в католической Венгрии стали урезать. Сами их подразделения стали заменять венгерскими.

Елизавета Петровна приняла предложение Хорвата. Более того, через него всем православным жителям Балкан, ущемляемым в Австрийской империи, было объявлено: «Сколько бы из сербского народа в Российскую Империю перейти не пожелало, все они как единоверные, в службу и подданство приняты будут».

В том же 1751 г. в Киев прибыли первые 276 переселенцев. С 1752 г. переселение приняло повальный характер. Сербам были выделены земли между реками Днепр и Синюха. Селились поротно в шанцах, постепенно перестраиваемых в крепости, которые стали зачатками многих новороссийских городов и местечек. Рядовым выделяли по 10-15 га земли, прапорщикам  – до 30 га, поручикам  – до 45 га, капитанам  – до 60.


Крепость Святой Елисаветы располагалась южнее границы Новосербии

Новая Сербия как автономная административная единица подчинялась лишь Сенату и Военной коллегии. Столицей Новой Сербии стал шанец Новомиргород.

В 1754 г. в Новой Сербии был сформирован и Новослободской казачий полк, состоящий из ранее переселившихся сюда великороссов-старообрядцев, а также последовавших примеру сербов малороссов и молдаван. По другим данным, было два полка – Ново-Казачий полк и Слободской Малороссийский полк, которые составили гарнизон крепости Святой Елисаветы. Великорусские мещане, селившиеся среди старообрядцев, образовали мещанскую, или приградскую, слободу Ново-Казачьего полка.


Контуры Свято-Елисаветинской крепости на аэрофотоснимке Кировограда советских времён (до 1924 г. – Елисаветград)

Через десять лет благодаря мощи Свято-Елисаветинского гарнизона и закреплению граничаров в своих отстроенных крепостях у преемницы Елизаветы – императрицы Екатерины – появилась возможность образовать на этих землях новую губернию.

В том же 1764 году к ней были присоединены Славяно-Сербия, Украинская линия (украинская – то есть крайняя на то время линия системы российских оборонительных сооружений, расположенная на территории современного Донбасса), а также 13 сотен Полтавского полка и 2 сотни Миргородского полка. Административный центр губернии был сразу перенесен в Кременчуг.

Первые русские гусары

Славяно-Сербия имеет чуть более давнюю предысторию, чем Ново-Сербия.

Ещё в 1723 г. сербский гусарский полк под командованием черногорца майора Ивана Албанеза обосновался рядом с крепостью Тор (ныне город-герой Славянск). Причины переселения были те же, что у их соотечественников тридцатью годами позже: упразднение австрийским командованием укреплённых приграничных участков по Карпатским рекам Тиса и Марош. Граничарам было предложено стать подданными католическо-протестантской Венгрии, что означало утрату привилегированного статуса.

В 1753 г. в междуречье Бахмута и Лугани императрица Елизавета разрешила поселиться трём тысячам сербских семей, которых привели в Россию подполковник Иван Шевич и полковник Славонского гусарского полка Райко Прерадович.


Иван Шевич и придумал название «Славяносербия» для нового автономного образования, также подчинявшегося исключительно Сенату и Военной коллегии.

«Шевич и его люди были включены в сербский гусарский полк, – пишет балканист Юрий Ковальчук. – В военное время они сражались в армии Российской империи, а в мирное время обрабатывали землю. Сам Иван Шевич получил звание генерала. Сербский гусарский полк участвовал в Семилетней войне вместе с полками из Новой Сербии под командованием Степана Федоровича Апраксина».


Новосербия и Славяносербия (выделено розовым)

«В XVIII в. у нас почти все гусары – сербы, – напоминал профессор Владимир Махнач (русский историк с сербскими корнями). – А впоследствии в грозе двенадцатого года прогремели имена двух славных генералов: Милорадовича и Депрерадовича».

И до сих пор Донбасс отличается богатством и разнообразием фамилий с сербским корнем, а то и всецело сербскими. А в Центральной Украине (той же Кировоградской области) – уйма Сербиных, Сербских, Сербенюков, Сербенчуков, Сербенок и т. п.

Между Диким полем и Руиной

Топоним «Новороссия» (как и «Новосербия») был вполне в духе времени, наступившего вслед за эпохой великих открытий. В конце концов то же Дикое поле ещё в позднее средневековье стало для русских «Землёй неведомой» (так упоминается в Лаврентьевской летописи под 1252 г.). Это притом что до XII в. русичи свободно ходили в Тьмутаракань и в Тавриду, доходили до Каспийского моря.

Вспомнилось это наблюдение во время конференции-телемоста Киев-Москва «К 225-летию Великого путешествия Екатерины II в Новороссию и Крым», которую проводил в домайданном 2012 году Институт СНГ. «Новороссия тогда предстала Русской Америкой, новой землей, которую Европа осваивала под российским суверенитетом, – рассказал тогда одесский историк Александр Васильев. – Яркий эпизод колонизации: английский капитан-авантюрист Джон Смит, известный нам по легенде о Покахонтас, за несколько лет до «индейской» истории успел побывать в плену и у крымских татар… Когда звучит «Новороссия», появляется скепсис, потому что слышится «Россия». Но стоит поставить Новороссию в один ряд с Новой Зеландией, Новой Англией, Новой Каледонией, Новым Йорком – с землями, которые осваивались одновременно, и все становится на свои места».



На удивление близкая к достоверности карта-схема Новороссийской губернии из современного украинского источника

«Богатая процветающая Новороссия, как и оболганные «потемкинские деревни», не была миражем – да, это было чудо, но чудо рукотворное, – продолжил тогда мысль историка директор Института СНГ Константин Затулин. – В Европе просто не могли поверить, что столь быстро можно создать подобное. Вольтер отвечал мифотворцам: «Нужно ехать в Россию, чтобы увидеть великие события...  На земле нет примера иной нации, которая достигла бы таких успехов во всех областях и в столь короткий срок! История Новороссии, то есть современных производящих областей Украины и России, – это опровержение тем, кто пытается строить Украину или Россию наперекор общим корням. Эти силы, если одержат верх, превратят Украину, а затем и Россию не в “европейское государство”, а в Дикое поле».

Не прошло и семи лет, как предостережения о превращении “европейское государства” в Дикое поле стали осуществляться. А, может, возвращение в средневековье с его уровнем медицины и смертности – к энергетике на кизяке и соломе, к строительству пограничных рвов и «непреодолимых стен» (в эпоху орбитальных космических группировок у «дикого северного соседа»), к религиозным войнам против «московских схизматиков», к обыденности средневековых пыток, наконец, к жовто-блакытным вувузелам, коими заезжие свидомиты воюют с одесским монументом Екатерине (см. коллаж в начале статьи), – это и есть плата за отречение от собственной истории?

Впрочем, это, скорее, реальность Новой Руины. А Новороссия в 2014-м продемонстрировала в Донбассе, Мариуполе, Одессе, Тавриде, что не намерена эту реальность принимать. Даже «в самом центре Украины» жители Кировограда, в порядке принудительной декоммунизации участвовавшие в местном референдуме по переименованию города, 78 процентами проголосовали за возвращение к Елисаветграду – да только самая «демократическая за всю историю Украины власть» прислушалась к голосу 2%, голосовавших за Кропывныцькый.



И всё же, несмотря ни на что, потенциал для восстановления исторической памяти в Новороссии существует!

https://www.fondsk.ru/news/2019/03/31/s-dnem-rozhdenija-novorossia-s-dnem-russko-serbskogo-bratstva-47902.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 31 Марта 2019, 09:13:36 »

ДМИТРИЙ СКВОРЦОВ

Благая весть для Дикого поля

Когда Украина оберегала всю Россию



Ровно 515 лет назад, после очередной русско-литовской войны, на Благовещение 1503 года Великое княжество Московское приняло капитуляцию Великого княжества Литовского. Выгоднейшие условия Благовещенского перемирия позволили Русскому государству приступить к освоению той части Дикого поля, которая впоследствии стала называться Слободской Украиной (окраиной, краем). Сегодня это почти вся Харьковская область (без четырёх южных районов), северо-восток Сумской области, юг Курской области, большая часть Белгородской области, юго-запад Воронежской области, северная половина Луганской области и Святогорье с окрестностями (север Донецкой области).


Слободской край на карте Украины


Да и собственно толчком к войне послужил переход в русское подданство спасавшихся от насильственного окатоличивания литовских Рюриковичей Симеона Черниговского и Василия Рыльского. За последним, кстати, были закреплены и пустынные тогда ещё земли нынешней Харьковской области.

Сразу после победной войны 1500-1503 гг. сюда были направлены служивые люди для освоения края и охраны новых рубежей (ведь к Русскому государству от Литвы перешли 70 волостей в междуречье Оки и Днепра с 19 городами, в том числе такими крупными, как Чернигов, Гомель, Новгород-Северский и Брянск). Произошло это за полстолетия до присоединения Казани и Астрахани, за восемьдесят лет до начала освоения Сибири и за полторы сотни лет до начала воссоединения Малой и Великой Руси. «Когда на территории нынешней Харьковской области русские служивые люди возводили города и крепости, будущий объединитель Руси Богдан Хмельницкий только-только начинал ходить», – замечает депутат Харьковского облсовета и защитник прав русского и русскоязычного населения Владимир Алексеев.

Следующий – семнадцатый – век начался с основания Борисом Годуновым города Цареборисова (в XX в. переименованного в Красный Оскол). Рядом к тому времени уже, по меньшей мере столетие, действовал Святогорский монастырь (ныне лавра). Однако письменно обитель впервые упомянута под 1526 годом в «Записках про Московию» дипломата, путешественника и историка Сигизмунда Герберштейна.

Земля эта оставалась русской и в Смутное время, когда почти все завоевания 1503 года, включая соседние Северские земли, были утрачены. Когда же Российское государство пришло в себя, в его пределы хлынула волна православных беженцев от униатско-католического и польского гнёта с Правобережья Днепра.

В 1630 году в Белгородском воеводстве «малороссияне из-за днепровских польских и малороссийских городов» построили на плато между реками Харьков и Лопань «городок деревянный, с таким укреплением, каково в тогдашнее время служить могло единственно к убежищу от неприятельского татарского нападения». Вообще, реки Лопань, Харьков и Уды впервые упоминаются при описании южной части Русского государства в «Книге Большому Чертежу», одном из первых географических описаний России, составленном в Московском Разрядном приказе в 1627 г. Кстати, данная территория никогда не подчинялась Малороссийскому приказу (созданному лишь в 1663 г.), поскольку никогда не входила в Гетманщину.


Белгород, Оскол, Чугуев, реки Лопань, Харьков, Уды и Северский Донец (в левом верхнем углу) в составе Великого княжества Московского на карте 1648 г. по эскизам Гийома де Боплана первой пол. XVII в.

В 1656 году государь Алексей Михайлович учредил Харьковское воеводство и распорядился о перестройке Харьковского острога в полноценную крепость. За дело сразу принялся новоназначенный воевода Воин Селифонтов. Уже через два года Харьковский полк насчитывал 587 взрослых боеспособных «душ мужеска пола». Первое серьёзное испытание крепость выдержала в 1666 году, когда её осадили запорожцы во главе с изменником Иваном Сирко. Неожиданно выехав за ворота, отряд харьковских казаков во главе с сотником Григорием Донцом и  напал на сечевиков и гнал славного кошевого атамана семьдесят вёрст, в итоге захватив две пушки.


Харьковская крепость в XVII в.

За год до царского указа о твердыне над р. Харьков высочайшее поручение по возведению крепости над устьем р. Сумы получил полковник Герасим Кондратьев. Со Ставищенской сотней Белоцерковского полка он перешёл на службу к Алексею Михайловичу. В 1658 Сумина крепость вошла в состав Белгородской линии укреплений. Она успешно выдержала набеги крымцев 1659, 1663, 1668 годов. В 1687 году и в 1689 году Сумин был сборным пунктом российских войск для крымских походов.

Гарнизоны Сум, Харькова, Изюма и соседнего Чернигова стали предтечей прославленных сумских, черниговских, изюмских гусар. «Это древнейшие казачьи полки русской армии», – утверждал Владимир Махнач.

Однако не только крепости и остроги, но и малые поселения-слободы русских служивых людей, казаков и малороссов стали элементами Белгородской засечной черты, охранявшей южные границы России от набегов крымцев (1). Правительство освобождало поселенцев от уплаты налогов, позволяло свободно заниматься винокурением (на основной территории России был водочный откуп) и «доходными промыслами» (например, соледобычей). Колонисты безвозмездно владели определённым количеством свободной земли, за ними сохранялись казацкие привилегии и самоуправление. Отсюда и обозначение «слобода» («свобода»).

В 1731-1733 годах для защиты границ империи от татарских набегов усилиями левобережных и слободских полков была выстроена новая система укреплений – Украинская линия. Видимо, тогда за Слободским краем и закрепился плавающий топоним Украина, обозначающий одну из окраин. Вспомним определение уроженца Киевской губернии Григория Сковороды, предпочетшего странствия по «слободским местам»: «Мать моя – Малороссия, тетка моя – Украина».


Карта Слободской Украинской губернии 1800 г.

О том, что Слободская Украина никак не относилась к Украине в её нынешнем понимании, признавал даже отец украинской историографии Грушевский: «Движение украинского народа за Днепр, даже за Московскую границу, в Слободщину… еще увеличилось в 1660 годах, а в 1674-76 годах доходило до крайности».

Сильно ли изменило этнический (вернее, субэтнический) состав слобожан и новороссов «движение» выдуманного Грушевским «украинского народа»? Социолог, координатор экспертного совета клуба «Российский парламентарий» Сергей Баранов приводит данные физической антропологии, по которым жители восточной части нынешней Украины «в расовом отношении являются идентичными великороссам и белорусам», тогда как «центральноукраинская и западноукраинская подгруппы сформированы на базе других этнических массивов (потомков дулебской и антской племенных групп)». Причём в выводах учитывается население с сельскими корнями, поскольку городское население во всех регионах Украины является «более смешанным и, соответственно, близким к остальным русским».

Грушевский по понятным причинам о генетике не ведал. Однако в силу «захапущих» генов направил в 1917 году своего заместителя по Центральной раде Винниченку требовать от Петрограда передачи в пользу УНР той же «Слободщины». Временное правительство в принципе согласилось. Но при одном условии: в состав УНР включались все области, жители которых за это проголосуют. Вот этого в Раде перепугались больше всего. Грушевский со товарищи предпочли составить Украину из пяти губерний – Киевской, Волынской, Подольской, Полтавской и Черниговской, лишь бы обойтись без референдумов и опросов. Тот же Винниченко на заседании Центральной рады пояснил, что Харьков, Одесса и Екатеринослав являются городами, в которых «к украинскому движению относятся наиболее враждебно». А депутат Калиненко уточнил, что к «украинскому движению» враждебны не только харьковцы-горожане (2), но и крестьяне губернии, массами записывающиеся в русские крестьянские организации.


Харьков дореволюционный

Впрочем, по воспоминаниям видного деятеля украинства Е. Чикаленки, «керманичи» УНР прекрасно понимали, что и в пяти «украинских» губерниях большинство выскажется против отмежевания от остальной России. Потому «демократы» сии так и не решились преобразовать свою самозваную «раду» во всенародно избранный парламент (в этом Грушевский сам признаётся в мемуарах).

Переговорами Временного правительства с Центральной радой были весьма встревожены заводчики Донецкого и Криворожского бассейнов. По их поручению Глава Совета съездов горнопромышленников Юга России харьковец Николай фон Дитмар направил записку, в которой в частности говорилось: «… там украинцев нет и никогда они вообще к Украине не сопричислялись. Как промышленность и торговля, так и города, и крупные центры созданы не украинской деятельностью, а общероссийской, и все крупные города носят общерусский характер… Могу сказать, что весь Харьковский район в составе губерний Харьковской, Екатеринославской, Таврической и части Херсонской должен быть совсем исключен ввиду его государственного значения из района предполагаемой автономии украинской, ибо нельзя производить опаснейших экспериментов в области, которая никогда ни под каким видом не подлежит какому-либо отчуждению как важнейшая часть государственного организма».

Данная записка вполне отражала настроение всего населения края. Историк Александр Каревин напоминает, что в ноябре 1917 года на выборах в Учредительное собрание украинские деятели Харькова не решились выступить отдельным списком и «замаскировались», слившись в блок с российскими эсерами. Но и этот блок получил всего 12,7% голосов.

После свержения Временного правительства Центральная рада явочным порядком объявила Харьковскую губернию частью УНР. Харьковцы всю Гражданскую войну сопротивлялись этому, но по её итогам всё же оказались в Украине.


Харьковцы в окопах

Дабы «уравновесить пролетарским элементом крестьянскую Украину», Слободской край первым из великороссийских регионов был подарен новообразованной УССР. Хотя из всех нынешних «украинских земель» он дольше всех пребывал в составе Российской державы.

Сегодня Слободской край по-прежнему разрезан по живому. По данным депутата Алексеева, треть харьковцев и свыше 40% белгородцев имеют родственников по другую сторону границы. Один народ – по обе стороны границы! И с этим, несмотря на смену политических режимов, никто ничего не поделает!

_________________________________

(1) На первом рисунке изображена Белгородская крепость на Меловой горе. Художник – А.И. Ильин.
(2) Харьковцы – исконное название и самоназвание жителей Харькова и харьковского региона. После проведения в УССР насильственной украинизации доминирует название «харьковчане».
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.


https://www.fondsk.ru/news/2018/04/06/blagaja-vest-dlja-dikogo-polja-45907.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 31 Марта 2019, 09:32:26 »

К истории Новороссии

К созданию учебника Новороссии, о чем объявил Парламент Союза Донецкой и Луганской народных республик, будут привлечены историки Ростислав Ищенко, Владимир Корнилов (автор полнейшей на сегодня «Истории Донецко-Криворожской республики и один из первых публичных «реабилитаторов» самого топонима «Новороссия»), участники «Изборского клуба» и др.

Хочется, чтобы не осталось в стороне и наследие выдающегося искусствоведа, блестящего популяризатора истории и этнологии Владимира Махнача. Наследите это заключается в сотнях прочитанных им лекций, десятках радио и телепередач о церковной и русской истории. Сайт интернет-сообщества «Владимир Махнач» постоянно пополняется отекстовками магнитофонных и диктофонных записей бесед и лекций Владимира Леонидовича, покинувшего нас в 2009 г. Но вот его радиобеседы с известным славистом, профессором Белградского университета Радмило Мароевичем «Связь Сербской и русской культур» пока нет. В ней затрагивалась истории и Славяносербии (земель на южном берегу Северского Донца в пределах нынешних ДНР и ЛНР), и «зародыша» Новороссии – Новосербии (сегодня это – часть Кировоградской области).


Владимир Махнач

Я решил отекстовать эту часть записи и, таким образом, помочь, как энтузиастам сайта, так и, надеюсь, составителям учебника (подтолкнув последних и к разработке «сербской» предыстории Новороссии).

Начинаю с 11 мин. 10 сек.

Владимир Махнач: «У русских и у сербов славное боевое прошлое. Мы, ведь, многовековые союзники. Союзники в балканских войнах, потом – в годы Первой мировой войны. Есть масса пересечений. Будем надеяться, что наши народы будут об этом помнить, даже если «мировое содружество» им помешает.

Только один маленький штришок хочу вспомнить.

Когда в XVIII веке на Балканах еще господствовала Турция, по инициативе нескольких видных деятелей российского правительства, в частности, сенатора Глебова-Стрешнева, все сербские эмигранты были приглашены поселиться в Российской империи. По большей части – в Малороссии, а с освобождением Новороссии (территории будущей Новороссии, – Д.С.) – и близ Черного моря.

И тогда были поселены гусарские сербские полки. В XVIII в. у нас почти все гусары – сербы. А впоследствии в грозе двенадцатого года прогремели имена двух славных генералов: Милорадовича и Депрерадовича.

Много пересечений. Мы ведь и в Первую мировую войну были союзниками, и к концу войны – когда она печально кончилась русской революцией – сербы охотнее всех и гостеприимнее всех приютили русских беженцев».

Радмило Мароевич (c 14 мин. 20 сек.): «Сразу после нападения Австро-Венгрии на Сербию, за неё заступилась не только сербская Черногория (объявив войну Австро-Венгрии), но и Российская Империя. В один из периодов этой войны, когда западные союзники хотели просить сербскую армию (которая через Албанию перешла в Грецию), русский император Николай послал телеграмму союзникам, что Россия выйдет из войны, если они не направят свои корабли, чтобы спасти сербских солдат. И конечно сербский народ никогда не забывал и никогда не забудет этот момент.

Поэтому у нас чтят память Николая II. И даже коммунистическая власть не могла эту память искоренить. В музее в городе Цетине сохранился портрет Николая II. В Белграде стоит памятник ему. И конечно король Александр Карагеоргиевич приютил представителей русской культуры и русской церкви. И русская культура, и Русская Церковь могли считать Сербию своей второй родиной».

Владимир Махнач: «И первое иконописное изображение Николая II как мученика тоже появилось в Сербии».

Радмило Мароевич: В Сербии создавалась и Русская зарубежная церковь. Во всех отношениях это был плодотворный период. Особенно – в действии русской культуры на сербскую».

ДМИТРИЙ СКВОРЦОВ, Публицист.

"Наш век"

https://t-34-111.livejournal.com/286309.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 31 Марта 2019, 10:00:51 »

Она пришла дать нам…


Екатерина Вторая

Благодаря этой великой женщине Украина получила чуть ли не половину своей нынешней территории, включая уникальнейшие в Европе степные ландшафты и сказочные горы юрского периода. Она дала сугубо аграрному краю не просто выход к морю, но 1758 км морской границы — сплошь в курортной зоне. Не растранжирь мы флот, заложенные ею верфи и порты сделали бы Украину ведущей черноморской державой. Она усеяла Дикое поле городами, выросшими в индустриальные гиганты, отчего УССР прочно удерживалась в мировой десятке по основным промышленным показателям. А еще «матушка», как называли ее малороссийские подданные, навсегда оградила последних как от грозивших рабством татарских набегов, так и от бесчинств сечевиков, стремительно маргинализирующихся по причине ликвидации внешнего врага — того же Крымского ханства.

Тем не менее в украинской историографии Екатерина II (как вы уж давно догадались) предстает едва ли не главным источником всех наших бед и злосчастий, до сих пор не дающих Украине войти в «цивилизованное сообщество».

Дабы попытаться исправить вопиющую несправедливость по отношению к великой императрице, Институт стран СНГ устроил российско-украинскую видеоконференцию «Путь на пользу. К 225-летию Великого путешествия Екатерины II в Новороссию и Крым», а перед тем провел в Ялте для украинских журналистов исторические курсы, посвященные данному событию, и выпустил одноименный научный сборник.

По великим делам великая ложь

Собственно, примерам искажения роли государыни в украинских учебниках был посвящен доклад директора украинского отделения института Владимира КОРНИЛОВА. «Причем негативное восприятие навязывается молодежи с юных лет даже не в курсе истории, а при изучении литературы. В произведениях Тараса Шевченко Екатерина II предстает исключительно как поработительница, виновница насаждения крепостного права в Малороссии, «лютый враг Украины, голодная волчица». Изучая творчество Тараса Григорьевича Шевченко, школьники косвенным образом узнают и о великом вояже царицы в 1787 г. — в произведении «Большой погреб» он описывает момент, когда грудной младенец увидел галеру с царицей на Днепре и тут же... умер. В курсе же школьной истории о визите Екатерины на юг России вообще нет упоминания.

Однозначно негативные оценки правления императрицы и ее окружения в конечном итоге трансформируются в негативные оценки самой России, Москвы и «москалей».

Доцент исторического факультета Днепропетровского национального университета Максим КАВУН привел пример того, как исторические фальсификации становятся началами практической политики.

«Возьмем давно развенчанный миф о «потемкинских деревнях». Зарождается он либо во время самого путешествия, а, может быть, и раньше, учитывая предвзятое отношение к князю Потемкину части российской элиты. Конкретным автором фальшивки считается Георг фон Гельбиг — саксонский посланник в Петербурге, опубликовавший памфлетическую биографию Григория Александровича Потемкина. Гельбиг впервые «описал» такие «элементы» поездки Екатерины II, как «толпы сгоняемых крестьян», «картонные деревни» и т. п. Миф прочно укоренился в английской, американской историографии и даже у некоторых российских авторов. В советской историографии он получил дальнейшую прописку.

А вот в украинской (особенно на регионально-краеведческом уровне) произошла мутация мифа: «потемкинские деревни» признавались вымыслом. Но на том основании, что земли Запорожья, посещенные Екатериной II, будто уже были «достаточно заселены, были покрыты сетью слобод и т. д. и т. п.» (хотя на 1775 год, когда была ликвидирована Запорожская Сечь, население подконтрольной ей территории составляло всего около 100 тысяч человек).

Данная «версия» оказалась актуальной и в современном политико-идеологическом дискурсе — колонизационная деятельность России теперь носит чуть ли не вторичный характер.

От такого рода мутации мифа сильно пострадало исследование ранней истории юго-востока Украины, прежде всего Екатеринослава (Днепропетровска) и Одессы. Не секрет, что последние двадцать лет идет ожесточенная политико-идеологическая «война за прошлое» этих городов. Официальная украинская историография фактически провозгласила новые города (Екатеринослав, Одессу, Симферополь, Севастополь и др.) прямыми наследниками более ранних поселений на данной территории. При этом не учитывается колоссальная системная разница и отсутствие преемственности новых городских организмов (создаваемых как европейские регулярные города по градостроительным программам в стиле классицизм и культурным лекалам европейского Просвещения) от их предшественников — типично позднесредневековых образований (Хаджибей, Новый Кодак и тому подобных казацких и турецко-татарских поселений), где над всем довлела военно-фортификационная функция и отсутствовали любые признаки регулярности.

Однако в данном контексте миф о «потемкинских деревнях» оказался очень удобен для украинских историков и краеведов националистического и русофобского направления: раз это миф, значит, можно попытаться нивелировать огромный вклад Российской империи в колонизацию региона второй половины XVIII в. Не случайно в изданных в эпоху независимости историях городов юго-востока Украины их раннему периоду (вторая половина XVIII в.) уделяется очень мало внимания — перекидывается мостик в XIX век, минуя насыщенный этап формирования новых городских центров. Незнание этого периода, конечно, позволяет голословно заявлять, что «Екатерина II украла казацкую историю Днепропетровска» и тому подобные вещи.

Это лишний раз подтверждает, что украиноцентризм как историческая парадигма — тупиковый путь. За более чем две тысячи лет на территории нынешнего юго-востока Украины насчитывается несколько колонизационных волн, но всегда регион осваивался исключительно на принципах мультикультурности. Также и основанные Екатериной города никогда не были этнически однородными. Как правило, население Екатеринослава, Одессы, Херсона и других крупных населенных пунктов Новороссии XVIII — начала XX веков строилось на паритете трех общин — великорусской, еврейской и украинской. И, надо признать, этнически украинское население не составляло в них большинства до времен УССР, когда всего за двадцать лет в результате переписей населения (результаты которых можно и нужно ставить под сомнение) многонациональные города стали сплошь «украинскими».

«Территория, на которой недобросовестные историки «размещают» бесчисленные казацкие слободы и даже города, была тем самым необузданным и необжитым Диким полем, куда столетиями «водила молодость в сабельные походы» то крымских татар, то турок, то запорожских казаков, то войска Речи Посполитой или Московии, — соглашается с днепропетровским историком киевский публицист Владимир СКАЧКО. — Поле это потому и было диким, что никто его постоянно не контролировал. И только войска фельдмаршалов Екатерины — Петра Румянцева-Задунайского и Григория Потемкина «зачистили» эти земли для спокойной жизни. Зачистили и от разорительных набегов крымских татар, и от внутреннего «разбойного элемента» в виде запорожских казаков, которые нужны были империи в качестве военной стражи на границе, а не внутри страны. Казацкую старшину в случае покорности ждали дворянство и привилегии. За них — за чины и уравнения в правах с великорусской правящей элитой — казацкие полковники и есаулы и предали «неньку».

«Существуют разные подсчеты: какое количество наших предков было уведено в рабство и пропало для дальнейшей исторической судьбы наших государств, — присоединился к киевским докладчикам директор Института стран СНГ Константин ЗАТУЛИН. — Чаще всего называют цифру в 3 млн., притом, что все население тогдашней Малороссии явно не превышало нескольких миллионов человек».

«Российская империя каждый год тратила на выкуп украинских и русских пленников до 1 млн. золотых рублей — сумма по тем временам баснословная, — поведала канд. ист. наук Ольга ЕЛИСЕЕВА. — Барон де Тотт, который был направлен французским королем к турецкому султану в качестве военного советника и сопровождал крымского хана в набеге на Новую Сербию, так описывал рабский караван: «...Один татарин обыкновенно возвращается из набега, отягощенный многою добычей. Он ведет за собой пять или шесть рабов разного возраста, штук 60 баранов и 20 волов. Эта добыча его мало обременяет. Головы детей выглядывают из мешка, подвешенного к седлу, молодая девушка сидит впереди, поддерживаемая левой рукой всадника. Ее мать — сзади на крупе коня, отец — на одном запасном коне, сын — на другом, овцы и коровы — спереди. И все это движется и не разбегается под бдительным оком хозяина всего этого «стада».

Крым без Рима

«Если мы все признаем роль Екатерины в ликвидации угрозы рабства, то почему же — как бы чтя ненавистные рымы*, продолжаем именовать Крым Крымом? — обратился к коллегам ваш покорный слуга. — Ведь на протяжении последних двух тысячелетий Таврида представляла собой субъект греко-славянской, славяно-русской, православной цивилизации, тогда как под господством татарских ханов полуостров находился чуть более трех веков, из которых само ханство было суверенным 20—25 лет. Именно тогда он был назван по имени первой столицы ханства — селения Крым (известного сегодня как Старый Крым).

___________________________
*Слово «рым» в обороте, который полностью звучит как «Пройти огонь, воду, медные трубы, чертовы зубы, Крым и рым», – вовсе не искаженное для рифмы Рим, а металлическое кольцо для закрепления тросов, швартовных концов и т.п. Сквозь рымы также продергивались в свое время также цепи каторжников-галерников. Таким образом, рым является неким символом неволи. Что же касается Крыма, то именно в Кафе до 1675 г. был самый крупный в Причерноморье, а позднее и в Европе невольничий рынок.

В своем докладе доцент Московского гуманитарного института Инна Вячеславовна Бессарабова назвала князя Потемкина управляющим Крыма, хотя мы знаем Потемкина-Таврического, а не Потемкина-Крымского. Так, может быть, стоит и названию столь дорогого сердцу каждого из нас полуострова вернуть доброе имя, как это же предложил Владимир Корнилов в отношении репрессированного топонима «Новороссия»? Заодно это и несколько пошатнет позиции местных сепаратистов. Ведь декларации о стремлении к созданию крымско-татарского государства на территории Тавриды звучали бы куда более нелепо, чем «на территории Крыма».

Данный вопрос посчитали справедливым шеф-редактор интернет-ресурса «Ревизор.ua» Александр Чаленко, председатель комиссии Бердянского горсовета по культуре, спорту, молодежной политике и гуманитарным связям Александр Македонский (надеюсь, это определялось не только фамилией уважаемого депутата) и еще некоторыми присутствующими в киевской аудитории.

Резко выступил против представитель Всеукраинского союза писателей-маринистов Сергей СмолЯнников: «Восточная граница Таврии — река Берда. Следовательно, Таврия — значительно меньше по территории, нежели Новороссия, которую упомянул Владимир Владимирович и которую многие сторонники федерализации Украины хотели бы восстановить». Поддержали севастопольского писателя Владимир Корнилов и Владимир Скачко, очевидно, полагая, что я имел в виду Таврию (т. е. Таврическую губернию Российской империи), а не полуостров Таврида (или хотя бы его причерноморскую часть).

Впрочем, киевский публицист Александр Горохов отказывает и полуострову в древнем имени: «Переименование Крыма в Тавриду не является правильным с исторической точки зрения. Таврида — древнегреческое название не только полуострова, но и прилегающих к нему земель по имени обитавшего в тех местах племени (данное положение представляется мне более чем сомнительным, но оспаривать его здесь считаю некорректным. — Авт.). Древние тавры со временем вымерли и ассимилировались, а название сохранилось исключительно у греков.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 92523

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 31 Марта 2019, 10:01:46 »

(Окончание)

Название «Крым» появилось вовсе не с момента возникновения Крымского ханства в середине XV века, а с того времени, как полуостров стал известен тюркам. Слово «Кырым» в древнетюркском языке означало «дальняя страна» (некоторые считают, что слово происходит от монгольского «хэрэм» — «стена, вал»). А это — VI—VII век. То есть название «Крым» в исторической, географической, картографической традиции существует полтора тысячелетия. Не полуостров получил имя по названию государства, а государство по названию территории.

Названием «Таврия» в русской географии полуостров обязан общеевропейскому увлечению эллинистикой, дошедшей до России в 18 веке. Просуществовало оно всего 150 лет, так и не вытеснив привычного еще со средневековья названия, и уже фактически забылось населением».

Последнее утверждение поддержал директор фонда гуманитарных стратегий Михаил Павлив. Придерживается взглядов, высказанных в Киеве Александром Гороховым, и участник дискуссии в Москве, представитель Института национальной памяти Украины, канд. ист. наук Богдан Короленко: «Со времени присоединения Крыма в 1783 г. прослеживается четкая историческая политика. Это прежде всего топографические переименования: исчезают татарские названия, появляются греческие. Мы все знаем о греческом проекте Екатерины II (возрождение греческой империи во главе с Константином). Поэтому и происходит формирование новой политики памяти относительно данного региона как противопоставление крымско-татарскому восприятию. И если проводить параллели с нашим временем, то к «политике памяти» можно отнести и эту конференцию, тогда как в Украине личность Екатерины воспринимается далеко не однозначно».

Константин Затулин согласился с этим, однако заметил, что «в той части Украины, которая имела отношение к Екатерине, ее личность воспринимается нормально, а в той, которая не имела к ней никакого отношения, воспринимается негативно».

«Екатерина Вторая и императорский двор в ходе путешествия действительно задействовали образ Эллады, — отчасти согласился с представителем Института национальной памяти канд. ист. наук, депутат Одесского горсовета Александр Васильев. — Однако использование античности как модели было общеевропейской модой той эпохи, а Екатерина Вторая была органично в нее вписана. Проект не был пропагандой, он был частью общеевропейского дискурса.

В этом отношении Новороссия предстает Русской Америкой, новой землей, которую Европа осваивает под российским суверенитетом. Яркий эпизод колонизации: английский капитан-авантюрист Джон Смит, известный нам по легенде о Покахонтас, за несколько лет до «индейской» истории успел побывать в плену и у крымских татар.

Сегодня в рамках проектов федерализации Украины обсуждаются названия новых федеральных земель. Всем понятно, что Запад — это Галиция. Но когда звучит «Новороссия», появляется скепсис, потому что слышится «Россия». Но стоит поставить Новороссию в один ряд с Новой Зеландией, Новой Англией, Новой Каледонией, Новым Йорком — с землями, которые осваивались одновременно, и все становится на свои места».

«Пока, как вы утверждаете, обсуждаются новые топонимы, хотелось бы поделиться своей тревогой за судьбу старых, — подключился к разговору советник-посланник посольства РФ Андрей Воробьев. — Например, названия населенных пунктов, имевших отношение к путешествию императрицы, несколько непривычно переводятся на украинский язык. Для чего? Неужели есть в Крыму люди, которые не в состоянии прочесть исконное название? В конце концов не переводятся же на украинский язык крымско-татарские названия. Бахчисарай, например. Остается надеяться, что недавно принятый Закон Украины «Об основах языковой политики» поможет укрепить национальную память».

В чем прав Бжезинский

По мнению президента Центра системного анализа и прогнозирования Ростислава Ищенко, при Екатерине II империя на Западе вышла к своим естественным границам. «Казалось бы, при чем тут Украина? — продолжил Ростислав Владимирович. — Дело в том, что, как бы на самом деле ни формулировал Бжезинский роль Украины для России, как бы его слова к месту и не к месту ни прилагали к политической действительности, в принципе он абсолютно прав — без тесного единства южнорусских и великорусских земель ни одни, ни вторые реально существовать как самостоятельные государства не могут.

У России, безусловно, больший запас прочности, у современной Украины гораздо больший запас амбиций. Но для того, чтобы развиваться, нужно, чтобы эти земли — как при Екатерине — населялись, а не депопулировались, что происходит сейчас. Эти территории должны находиться под единым экономическим и политическим контролем. С моей точки зрения все равно, как это назвать — единое государство, союз государств или конфедерация... Значение имеет не название, а фактическое положение дел. Если единое управление на общее благо обоих достигается в рамках разных образований, то нет никакой трагедии в отсутствии единого государства. На два флага можно и потратиться, это не так дорого стоит. Если это не достигается, значит, государство должно быть единым».

Известный российский политолог Виталий ТретьЯков придерживается сходных взглядов. Еще на курсах журналистского мастерства в Ялте он заявил, что многие проблемы Украины — от прав русскоязычного населения до вопроса пребывания Черноморского флота — были бы сняты, называйся она Украинско-русской демократической республикой (с соответствующим построением всей властной вертикали и горизонтали).

В отношении же собственно Черноморского флота наилучший подход, по мнению Виталия Товиевича, — совместное с РФ владение полуостровом, например, на 99 лет: «За это время найдется какое-то решение проблемы в связи с неминуемым распадом Европейского Союза, грозящим глобальными катаклизмами и новым изменением границ. Начало этого распада я ожидаю в ближайшие 10—12 лет. И тем, кто всерьез думает о национальных интересах собственного государства, нужно быть к этому готовым».

«Проблема Украины для России или России для Украины не в том, что в Киеве есть президент и атрибуты независимости, а в том, что украинское государство (как и Прибалтийские государства) свело на нет усилия, по крайней мере 600-летней внешней политики России, — развил Третьяков общие с украинским коллегой мысли уже в формате телемоста.

При Петре и Екатерине единение с Европой (к которому так нас всех призывают) достигалось на морях — Балтийском и Черном. Но по формуле: «Моря общие, но на берегах наших не присутствуйте. Тут будем мы присутствовать». И если в царское и в советское время Черное море — это внутреннее море России и Турции — это одна ситуация, в том числе и для Черноморского флота. А если это внутреннее море НАТО (в котором, кроме Турции, участвует Румыния, Болгария и куда Украина с Грузией стремятся) — это уже другая ситуация, где у России остается какой-то пятачок. И схватка за береговую линию, за акваторию Черного моря будет продолжаться. Сомнений у меня нет. Тут ничего не поделаешь — нет в России человека, который мог бы отказаться от того, что является одним из лейтмотивов русской внешней политики. Даже Ельцин пытался что-то там возражать. Даже он понимал, что северное побережье Черного моря является естественной геополитической границей России, границей исламского и христианского мира».

Вице-президент телекомпании «Всемирная служба УТР» Игорь Круглов предложил подумать над созданием совместного образовательного медиапроекта (единого цикла публикаций, радио- и телепрограмм), посвященных теме отношения русских царей к Малороссии: «Воссоздание подлинной картины самодержавного управления особенно злободневно сегодня, когда националистические силы на Украине, ведущие пропаганду раскола между братскими народами, постоянно апеллируют к якобы имевшим место государственным решениям, направленным на угнетение украинцев в царское время. Начать можно с трех тем.

Первая — «Запрет преподавания на украинском языке в годы правления Екатерины Второй» (на самом деле решение было принято на съезде земских учителей. Образование на диалекте, еще весьма далеком от литературного языка, вносило путаницу, порождало безграмотность).

Вторая — «закрепощение крестьян» (на самом деле Екатерина Великая даже на завоеванных землях не насаждала крепостное право. За крепостное право в Украине стояла «старшина» — гетманская элита, которая еще при Мазепе получила возможность по польскому образцу иметь дармовую рабочую силу — «голоту»).

Третья — «Разгон Запорожской Сечи в 1775 году» (с переносом границ России к Черному морю надобность в Хортице отпала)».

«Да что там Хортица, сегодня вся деятельность Екатерины зачастую сводится к «ликвидации казацкой державы»! — согласился Константин Затулин. — Хотя никакой «казацкой державы» ко времени восшествия на престол императрицы не было и в помине. Она утонула в Руине XVII века. А Запорожская Сечь перестала существовать, оставшись в глубоком тылу. Настоящие казаки, в том числе и мои предки, проливали кровь под Очаковом и Измаилом. Именно тогда было основано Кубанское войско.

Богатая процветающая Новороссия, как и оболганные «потемкинские деревни», не была миражем — да, это было чудо, но чудо рукотворное. В Европе просто не могли поверить, что столь быстро можно создать подобное. Вольтер отвечал мифотворцам: «Нужно ехать в Россию, чтобы увидеть великие события... На земле нет примера иной нации, которая достигла бы таких успехов во всех областях и в столь короткий срок!»

История Новороссии, то есть современных производящих областей Украины и России, — это история и апология двуязычия, ибо эта территория заселялась как крестьянами Левобережья Украины, так и великорусских губерний. История Новороссии — это опровержение тем, кто пытается строить Украину или Россию наперекор общим корням. Это обличение тех, кто мыслит Украину без России и Россию без Украины. И без Белоруссии.

Эти силы, если одержат верх, превратят Украину, а затем и Россию не в «европейское государство», а в «Дикое поле».

Дмитрий СКВОРЦОВ

https://www.2000.ua/v-nomere/forum/mnenie/ona-prishla-dat-nam_arhiv_art.htm
« Последнее редактирование: 31 Марта 2019, 10:21:51 от Александр Васильевич » Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!