Русская беседа
 
17 Июня 2019, 05:44:06  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2]
  Печать  
Автор Тема: Массовый молебен в поддержку строительства храма Святой Екатерины. Екатеринбург  (Прочитано 479 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9251


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 25 Мая 2019, 23:13:19 »


«Законное право на строительство святыни столкнется с агрессивным противостоянием»


Православная общественность обратилась с меморандумом к главе Екатеринбурга Александру Высокинскому, в котором изложены предложения по выходу из конфликтной ситуации …



Вчера в ходе депутатских слушаний от имени православной общественности был обнародован меморандум по итогам встречи главы города Александра Геннадьевича Высокинского с представителями сторонников строительства собора святой Екатерины, которая состоялась накануне, 23 мая, сообщили РНЛ в пресс-службе Екатеринбургской епархии.

Обращение подписано представителями общественных организаций, например, руководителем регионального отделения ДОСААФ Аркадием Александровичем Воробкало, членом Общественной палаты региона Ларисой Александровной Крапивиной, представителями сферы науки и образования - заслуженным юристом РФ, действительным членом (академик) Российской экологической академии, доктором юридических наук, профессором Виктором Викторовичем Кругловым, ректором Миссионерского института, доктором филологических наук Наталией Александровной Дьячковой, завкафедрой УрФУ, к.и.н. Алексеем Леонидовичем Соловьевым и многочисленными прихожанами городских храмов, среди которых, например, 75-летняя Маргарита Владимировна Булава и 21-летний Александр Мезенин.

Все они в составе представительной делегации сторонников строительства храма присутствовали на встрече с мэром Екатеринбурга Александром Геннадьевичем Высокинским 23 мая. В обращении, переданном главе города, сторонники строительства храма напомнили историю девятилетних скитаний собора по различным площадкам уральской столицы, обозначили свое видение основных проблем на пути воплощения к 300-летию города проекта строительства храма, благоустройства сквера и набережной. Также в меморандуме изложены предложения по выходу из ситуации, которые были предложены православной общественностью в ходе общения с главой города.

Ниже приводим полный текст меморандума:


Главе города Екатеринбурга

Высокинскому А.Г.

от участников встречи от 23 мая 2019 года


Обращение (меморандум)


Уважаемый Александр Геннадьевич!

Обращаемся к Вам от имени сторонников строительства собора святой Екатерины - по итогам нашей встречи от 23 мая 2019 года и в связи с проводимым Администрацией города Екатеринбурга сбором предложений возможных площадок для строительства кафедрального собора Екатеринбургской митрополии в честь святой великомученицы Екатерины.

Долгий путь к возвращению городу Екатеринбургу его главного собора начался 9 лет назад с предложения Екатеринбургской епархии восстановить храм на его историческом месте. Тогда мы услышали группу горожан, восставших под лозунгом «Против храма за фонтан», и с болью в сердце отказались от претензий на историческое место, чем вызвали от своих прихожан обвинения в предательстве мечты, которой они жили многие годы.

В поисках общественного согласия и боясь потревожить чьи-либо интересы, Игорем Алексеевичем Алтушкиным был предложен компромиссный вариант размещения собора на насыпном острове, предполагавший также крупные вложения в благоустройство городского пруда и его капитальную очистку. Тогда мы получили новый протест с новой идеей «Защитим от храма пруд!». Мы получили от протестующих обещания прекратить какие-либо протесты и согласиться с любым новым местом, лишь бы мы отказались от идеи храма на воде.

Мы согласились в радости от обретенного, наконец, согласия. Отказавшись вообще от попыток инициировать со своей стороны какие-либо места и проекты, мы предложили городской Администрации самой найти подобающий для строительства собора участок. Нам был предложен сквер у Драмтеатра, к специфике которого и был разработан новый прекрасный проект собора - и по удобству, и по художественному решению превосходящий все предыдущие проекты.

Получив высокую оценку экспертного сообщества представленному проекту собора, защитив этот проект на общественных слушаниях с 93% перевесом голосов в пользу строительства храма, получив все согласования, в том числе подтвержденные решениями Городской Думы, мы приступили к строительству.

Соблюдая все требования закона и все демократические процедуры, трижды потратив на них по нескольку лет, неоднократно уступив мнению «общественности», мы не имели никаких оснований полагать, что законное наше право на строительство святыни столкнется с таким агрессивным противостоянием. Отличительной особенностью последнего протеста явилось то, что он возник не в период длительного обсуждения выбора места собора и его проектного решения, а уже после получения всей разрешающей документации. Это лишний раз засвидетельствовала и судебная власть РФ, подтвердив законность возведения собора и отказав протестующим в удовлетворении их требований о запрете стройки.

СМИ и социальные сети заполнились дезинформацией и быстро сформировали в обществе негативное отношение к проекту, сознательно или неосознанно оболгав его. Масштаб лжи можно оценить хотя бы из того факта, что корреспондент, задавший вопрос Президенту относительно протестов у театра Драмы, сформулировал его таким образом, что включил ложь в самый свой вопрос, говоря: «Собираются строить храм, при этом вырубить часть деревьев».

В действительности же деревья планируется не вырубать, а пересаживать, что представляет из себя принципиально разные процессы. Кроме того, планы по увеличению площади парка, высадке новых деревьев и его благоустройство вообще замалчиваются. После того, как стали известны опасения горожан об уменьшении площади сквера (на 9%), было принято решение даже продлить благоустройство парковой зоны вплоть до Макаровского моста.

Отсутствие этой информации, озвучивание прямо противоположной – свидетельствует о невозможности для жителей города получить правдивую и объективную информацию из подавляющего большинства СМИ, которые единодушно утверждают, что собор планируется построить, уничтожив сквер, а то и возведя вместе с храмом на территории сквера жилищный комплекс.

Мы не удивлены тем, что поверившие в эту ложь люди поддержали этот протест. Мы бы сами сочувствовали протесту, окажись эти опасения правдой. Но вместе с обманутыми людьми в сквере собрались люди, преследующие политические или личные интересы, и сделали диалог с протестующими невозможным, потому что изначально не были на него настроены.

Понимая, что большая часть «активистов», собирающих горожан на митинги, протестовала против каждой из предложенных площадок – а власти каждый раз нарушали права именно законопослушных граждан, считаем, что:

1. Необходимо провести широкую общественную презентацию проекта строительства собора, включающего благоустройство набережной и озеленение окружающего собор сквера.

2. Учесть, что сбор предложений о месте размещения собора вводит горожан в заблуждение относительно равнозначности альтернатив. Сейчас только одна из них законная. Озвучивание возможности переноса стройки на иное место свидетельствует о нарушении законодательства со стороны властей.

3. Принять во внимание, что всегда будет опасность, что в будущем протест направится против любого проекта, который даже получив все официальные разрешения, в том числе пройдя демократические общественные слушания, всё равно останется не застрахован от волюнтаризма различных групп.

4. Если решения властей обретают свою легитимность лишь после «утверждения майданом» (именно с майданом сравнили произошедшие 13-15 мая 2019 года в Екатеринбурге события некоторые журналисты и политологи), то это будет свидетельствовать о власти меньшинства над большинством, что чревато катастрофой и полным хаосом.

5. Если предлагаемый опрос заранее объявляется как влекущий за собой правовые последствия, то к нему вправе по аналогии применяться те схемы, которые описаны в законах о непосредственном выражении принадлежащей народу власти. А именно: между объявлением об опросе и его проведением должно пройти достаточное время. Иначе будет нарушен принцип объективности при принятии решения.

Мы уверены, что все стороны конфликта нуждаются сейчас не в скорейшей победе над противоборствующей стороной, а в таком уровне диалога и понимания друг друга, чтобы при получении результатов опроса ни одна из сторон не сомневалась в его легитимности и смогла бы принять его не с чувством унижения и обиды, а с пониманием и уважением к убедительности доводов противной стороны. В настоящее время этого нет. Какое бы решение ни вынесло голосование в это пока ещё немирное время, другая сторона не будет готова его признать и принять.

В связи с вышеизложенными соображениями мы просим:

1. Для успокоения граждан и возможности принятия более взвешенных решений перенести любые формы голосования по вопросу собора святой великомученицы Екатерины минимум на месяц вперед. Это дополнительно отсеет всех интриганов, вносящих смуту, разогревающих антигосударственный протест и только мешающих екатеринбуржцам решать их общегородские дела.

2. Понять некорректность навязывания благотворителю каких-либо мест для строительства собора, поскольку на реализацию проекта расходуются личные, а не бюджетные средства.

3. Мы полагаем, что предыдущие власти, предложившие сквер у драмтеатра для строительства собора, но не способные объяснить и защитить свои решения перед горожанами, должны приложить все силы, дабы вернуть Игорю Алексеевичу Алтушкину его доброе имя и сделать всё возможное для прекращения отвратительной травли, которой подвергся не только он сам и его супруга, но даже его дети.

4. Создать группу профессионалов, максимально открытую для общественного контроля (с учетом опыта Общественного совета по контролю за строительством общественно значимых объектов) и общественных инициатив - для подготовки окончательного варианта благоустройства сквера у драмтеатра.

5. Помнить, что одна из основ нашей Конституции – равенство закона для всех. И официально обратиться к органам правопорядка с требованием соблюдать это правило ко всем сторонам, людям и СМИ, разжигающим рознь, распространяющим ложную информацию, организующим несанкционированные митинги, портящим частное и городское имущество, вступающим в силовые конфликты – вне зависимости от их позиций и предпочтений.

Мы выступаем за мир и спокойствие в городе. За то, чтобы в сквере появилось больше деревьев и цветов. Чтобы новая набережная радовала горожан, а парк продлился по всей ее длине. Чтобы в любимом нами Екатеринбурге появился центральный кафедральный собор – где будут крестить малышей, венчаться, обретать душевный покой и умиротворение, молиться за близких и получать помощь и утешение. Чтобы поблизости от собора кипела жизнь – а внутри можно было бы отдохнуть уставшим от суеты.

Мы все очень разные – воцерковленные и мирские, молодые и находящиеся в преклонном возрасте, медсестры и военные, студенты и предприниматели, работники офисов и заводов, священники и прихожане. Но каждый из нас носит нательный крестик – как символ веры, которая нас объединяет и делает сильнее.

Даже если жители Екатеринбурга и вправду отвергнут проект собора во имя святой великомученицы Екатерины в предлагаемом виде и на прежнем месте, то мы хотели бы быть уверены, что они обладают полной и исчерпывающей информацией об этом проекте и отвергают его сознательно, а не на волне страхов, обид или претензий к власти, что в действительности не имеет никакого отношения ни к сохранности сквера, ни к религиозности, ни к почитанию памяти Небесной Покровительницы Екатеринбурга.

Отдельно мы бы хотели поблагодарить Вас лично за мужественность, открытость и неподдельное желание послужить родному городу не формально, а искренне. Вы терпеливо выслушиваете всех, несмотря на разницу мнений – и не позволяете себе встать на ту или иную сторону, становясь арбитром и парламентером для горожан.



25.05.2019

http://ruskline.ru/news_rl/2019/05/25/zakonnoe_pravo_na_stroitelstvo_svyatyni_stolknetsya_s_agressivnym_protivostoyaniem/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74612

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 27 Мая 2019, 13:55:51 »

Екатеринбургский митрополит сравнил споры вокруг строительства церкви с расстрелом Романовых



Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл, окончив богослужение в Свято-Николаевском верхотурском мужском монастыре, сравнил кризис, развернувшийся вокруг строительства церкви в Екатеринбурге с убийством царской семьи.

«Сегодня перед Церковью — вызов. Этот вызов прогремел из Екатеринбурга. Как 100 лет назад прогремели выстрелы и пролилась кровь святых Царственных страстотерпцев», — приводит его слова пресс-служба Екатеринбургской епархии.

Архипастырь выразил уверенность, что русский народ, прошедший за свою историю через множество испытаний и страданий, останется единым, и основой его будет Русская православная церковь.

Напомним, проведенный специалистами ВЦИОМ опрос, показал, что 74% жителей Екатеринбурга считают неудачным выбор места строительства Храма Святой великомученицы Екатерины.

https://svpressa.ru/society/news/233737/?nbt=1
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9251


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 28 Мая 2019, 00:04:44 »


Лжесоциологи из ВЦИОМ раздули количество храмоборцев

Игорь  Друзь


Погром строительства храма «обоснован» лживой манипуляцией «социологов»-политтехнологов



Как известно, ВЦИОМ заявила, что уже провела опрос по поводу строительства храма в Екатеринбурге. Согласно ему большинство горожан, якобы, выступило не против возведения храмов вообще, но против строительства храма на уже согласованном месте. Много, скажем мягко, странностей связано с этим «исследованием», проведенным с необыкновенной скоростью. Хотя бы сам факт того, что этот опрос проводился по телефону, уже ненормален. Непонятно, по каким телефонам звонили: по мобильным, стационарным? Ведь отвечать на эти звонки представителей ВЦИОМ могли и люди, живущие не в самом Екатеринбурге, а в области, или мигранты, живущие там, но не имеющие постоянного жилья и прописки, и вообще многие не любят долго говорить по телефону. Серьезные исследования проводятся путем опроса в виде живого интервью с местным населением. 

И вообще, если делать объективный опрос, то ясно, что надо дать два вопроса: строить храм на том месте, или нет. Вместо этого задали сорок один вопрос, из коих значительную часть составляет реклама протестов противников храма. Вопросов, связанных с протестной акцией против храма, оказалось целых тринадцать! 

Но почему же вообще там упоминаются эти протесты, при чем тут они? И если уж упоминать о них, то тогда нужно упомянуть о массе акций защитников храма, но об этом не сказано, хотя защитников храма выходило намного больше, чем противников. Вопросы, конечно, риторические... Не могу расценивать такой манипулятивный подход иначе, чем технологию плавного приведения людей к мысли об отвержении строительства храма.

Меня особенно «умилил» вопрос №30: "В чем из нижеперечисленного вы готовы принять участие в рамках акции против строительстве храма святой Екатерины в сквере у театра драмы?

-    Распространить листовки, информацию в интернете
-    Принять участие в шествии, массовой акции протеста
-    Подписать обращение, петицию просьбу
-    Вступить в группу в сети интернет и там выражать свою позицию
-    Принять участие в пикете"


То есть вариант отрицательного ответа об участии в акции протеста против храма ВООБЩЕ НЕ ПРЕДУСМОТРЕН. Значит все опрашиваемые дали ответ о том, что готовы принять участие в храмоборчестве, а ведь большинство людей весьма внушаемо, и публично выразив такую мысль, оно обязательно придет к выводу, что протесты правильны.

Если же вернуться к началу опроса, то там тоже проведедено плавное приведение людей к мысли, что протесты против храма необходимы. Иначе зачем «социологи» стали задавать вопросы об общей ситуации в городе, об оценках деятельности губернатора, продолжая это полувопросом-полуутверждением (№3): «Существуют ли в вашем городе проблемы, которые не решить без организации акций протеста?». Ясно, что все скажут, что такие проблемы есть, постепенно приходя к мысли, что и храм св. Екатерины - это, якобы, «проблема», которую надо решать протестами. Понятно, что к строительству церкви, как к таковому, все это не имеет отношения, как и к реальному социологическому исследованию об этом...   

В общем, можно долго перечислять все «подводки» опрашиваемых к мысли о необходимости бунта и срыва стройки храма, но думаю, и сказанного вполне достаточно для понимания сути лжи ВЦИОМ. Если так формулировать соцопросы, то эти "объективные социологи» смогут столь же легко "доказать", например, что большинство населения хочет вместо храма построить виселицы и на них добровольно удавиться! Это не социологи - это просто лживые политтехнологи, которые склоняют население к нужному им результату - легализации результатов погрома строительной площадки христианского храма. Против законного разрешения на строительство, против мнения большинства горожан, выраженного на общественных слушаниях, врагами христианства были выставлены отряды нанятых погромщиков, покрываемых вот такой «социологической» бумажкой. 

Опрос лжив и манипулятивен насквозь, он представляет собой майданные технологии, топорную и неприкрытую заказуха, которая "именем народа" должна сорвать законную стройку храма. При этом руководство ВЦИОМ даже не раскрыло имя таинственного заказчика и спонсора данного «исследования», заявив о том, что он пожелал остаться неизвестным, что и неудивительно. 

О ВЦИОМ и его методах «социологических исследований» можно вообще многое рассказать. Например, недавно эта ГОСУДАРСТВЕННАЯ контора недавно проводила «опрос» о храмоборце и русофобе Навальном - любимце Вашингтона и Брюсселя, который нельзя трактовать иначе, чем политическую рекламу Навального. Вот отрывок из заметки об этом в «Википедии»: " В 2019 году стало известно, что ВЦИОМ ... узнавал мнение россиян об Алексее Навальном... интервьюер интересовался, знает ли респондент, кто такой Навальный, как к нему относится и что думает об организуемых им акциях протеста (хочет ли политик привлечь внимание власти к проблемам, найти сторонников или повысить свою известность), а также могут ли Навальный и его сторонники изменить ситуацию в стране к лучшему и найти решение острых проблем. Отдельная группа вопросов касалась «Профсоюза Навального», который обещает добиваться увеличения зарплат бюджетников до предписанного президентом уровня. Респондента спрашивали, слышал ли он об этом проекте, как относится к этой идее, нужен ли такой профсоюз и сможет ли он добиться заявленных целей, хотел бы сам интервьюируемый туда обратиться, а также чего хочет добиться Навальный". Итак, на всю страну с помощью государственной конторы ВЦИОМ и аффилированных с ней государственных и олигархических СМИ прозвучали слова о том, что Навальный борется за повышение зарплат и вообще хочет изменить ситуацию в стране к лучшему. 

ВЦИОМ тесно связан с либеральной цитаделью - Высшей школой экономики. На социологическом факультете Высшей школы экономики даже действует (с 2008 года) специальная кафедра ВЦИОМ. 

Теперь, благодаря безнаказанности погромщиков, прикрытых вот таким «независимыми исследователями», прошла волна нападок на другие строящиеся храмы в разных регионах РФ. С таких вещей начинался майдан на Украине.   


Источник
Записан
Cергей
Модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 730


Просмотр профиля
Православного вероисповедания.
« Ответ #18 : 04 Июня 2019, 16:17:54 »

Первое уголовное дело возбуждено в Екатеринбурге после акций протеста против строительства храма



Уголовное дело по факту оскорбления представителя власти возбуждено в Екатеринбурге, подозреваемый - один из участников протеста против строительства храма Станислав Мельниченко, сообщил «Интерфаксу» адвокат Алексей Бушмаков.

«Мельниченко проходит подозреваемым в деле, возбужденном по статье 319 УК РФ (оскорбление представителя власти)», - уточнил собеседник агентства.

Уголовное дело возбудил следственный отдел по Верх-Исетскому району СУ СК по Свердловской области, но в пресс-службе ведомства отказались от комментариев.

Ранее суд оштрафовал Мельниченко на 12 тыс. рублей за участие в несанкционированном публичном мероприятии (ч.5 ст.20.2 КоАП РФ).

Русская народная линия
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74612

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #19 : 04 Июня 2019, 21:38:07 »

Андрей Соколов

За кулисами протеста

Все больше свидетельств: акции в Екатеринбурге были специально организованы



Подавляющее большинство жителей Екатеринбурга – за строительство в городе храма святой великомученицы Екатерины. Об этом свидетельствуют данные Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), которые были опубликованы в среду, 22 мая. Согласно данным социологов, за его строительство выступают 82% опрошенных, дискуссионным является лишь вопрос выбора площадки.

7% екатеринбуржцев поддерживают строительство храма в сквере у Театра драмы в соответствии с разработанным проектом, как и предлагалось ранее, из-за чего и разразился шумный скандал. Еще 14% считают, что место можно оставить прежним, но следует скорректировать проект с учетом мнения горожан. 58% выступили за перенос строительства в другую часть города. И лишь 18% опрошенных посчитали, что лучше вообще отказаться от возведения этого храма в Екатеринбурге.

Таким образом, были посрамлены те, кто подняли крик, будто бы жители Екатеринбурга протестуют против храма и Церкви вообще.

«Люди выступали за сохранение сквера, а не против храма», –прокомментировал итоги опроса полпред президента Николай Цуканов.

«Нужно выбрать более подходящее место и строить там храм, о появлении которого давно мечтают православные жители Екатеринбурга», – отметил губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев.

Он напомнил, что городская администрация Екатеринбурга собирает предложения горожан по поводу нового места для возведения храма. «Обращусь к главе Екатеринбурга Александру Высокинскому с просьбой не включать эту площадку в перечень мест при проведении опроса. Мы прошли этот конфликт, он исчерпан. Нам предстоит вместе найти новое место для храма», – добавил губернатор.

Но, как подчеркнули в Екатеринбургской епархии, наряду с «эмоциональным напряжением имеет место серьезная недоинформированность горожан относительно проекта строительства храма».

«Главный опрос впереди. Мы по-прежнему молимся, разъясняем ситуацию и призываем горожан внимательно ознакомиться с проектом, масштабную презентацию которого сейчас готовит Фонд святой Екатерины», – подчеркнули представители епархии.


Рукотворный скандал

Напомним, что опрос был проведен после скандала, вспыхнувшего на днях в Екатеринбурге вокруг строительства храма. Страсти уже улеглись, городские власти приостановили работы, а забор на месте предполагаемой стройки, который пытались сломать протестанты, убрали. В центре города стало тихо, в сквере люди спокойно гуляют.

Между тем в СМИ стали высказывать предположения, что протест в Екатеринбурге, насчет которого пришлось высказаться даже президенту, был на самом деле вовсе не стихийным выступлением «возмущенных граждан», как это пыталась представить либеральная печать, а умышленно организован.

Депутат Госдумы от Свердловской области Максим Иванов рассказал о провокаторах, которые выходили на протесты против строительства храма святой Екатерины на месте сквера в Екатеринбурге. По его словам, на протестах было три группы людей. Большинство из них – борются за экологию в Екатеринбурге, неравнодушны к судьбе сквера. Многим происходящее было просто интересно, но потом они начали поддерживать ту или иную сторону.

«Очень маленькая группа людей, которая присоединилась к этому протесту, которая за это получала деньги – профессиональные провокаторы. Они пытались провоцировать людей», – сказал депутат М. Иванов журналистам.

«Есть такие люди, которые получали инструкции на каждый день, как действовать, у них были опознавательные знаки. Но они самой общественностью Екатеринбурга вычислялись, и люди не поддавались на провокации, которые пытались устроить», – отметил он.

Комментируя предположения о рукотворности скандала в Екатеринбурге, публицист Павел Дмитриев на сайте «Русской народной линии» отмечает, что «не случайно ведь существует общеизвестный план, утвержденный законом США, соответственно (в отличие от наших законов) непрерывно финансируемый и исполняемый – об освобождении порабощенных народов Урала и Поволжья. Освобождении от чего и кого? От власти центра империи. Создать новую национальную сущность в виде «уральского народа», прямо скажем, непросто, даже на условиях непрерывного финансирования подобной идеологии, потому что русские, живущие на Урале, как бы кому-то ни хотелось, всегда будут идентифицировать себя с русскими, живущими в остальной России. Но вот изменить образ центра или переформатировать его изнутри, сделать совсем иным – это в нашем отечестве вполне возможно. И неоднократно оказалось возможным для кадров, взращенных именно в Екатеринбурге.

Уральская линия в жизни страны исторически недавно явно проявилась с запуском проекта под названием «Борис Ельцин», который волею каких-то сил перекочевал из секретаря областного обкома в секретари Московского горкома КПСС и, тем самым, получил в своё распоряжение площадку для политических игр имперского уровня».

Гоняя строителей храма по Екатеринбургу от одной строительной площадки к другой, подпольно оплаченный актив протестантов против строительства храма создаёт психологическую платформу успешности протестов».


Кто стоит за протестами

Обоснованные предположения о рукотворности событий в Екатеринбурге и их конкретных исполнителях высказала также петербургская интернет-газета «Интересант». «Случайно ли так произошло?» –  задается вопросом издание и отвечает: «Анализ ситуации показывает, что «народный протест» имеет все признаки рукотворности. И более того – ситуация в регионах разжигается на ровном месте уже не в первый раз.

«Екатеринбург в ближайшие месяцы станет горячей протестной точкой на карте России, потушить которую местными силами будет непросто... Это идейная война, которая вот-вот перерастет в вооруженный конфликт… Но от этого кошмара – что удивительно – все мы должны только выиграть», – написал 18 марта 2019 года на своей странице в «Фейсбуке» некий Ринат Низамов (на фото).

Эта запись была сделана за два месяца до событий в сквере у Театра драмы, когда разгоряченная молодежь, выступающая против храма Святой Екатерины, пошла в рукопашную на ОМОН.

Собственно, как получилось это противостояние, кто изначально позвал людей в сквер, – тоже не секрет. «Быстро кинули клич, и уже в семь часов вечера здесь были сотни, а затем тысячи человек», – самодовольно откровенничал всё тот же Ринат Низамов в интервью телеканалу «Дождь». Потом Низамов оказался в числе тех, кого позвали на переговоры между сторонниками и противниками строительства храма к губернатору Свердловской области.

Низамов и в самом деле фигурирует на видеозаписях, сделанных в ходе протестов в Екатеринбург. На одной он командует действиями своих помощников, на другой – кричит «Позор! Позор! Позор!» в адрес защитников храма. А еще очень много матерится и угрожает всем подряд своими якобы имеющимися связями.

Одновременно видно, как «защитники сквера» вдруг начинают дружно скакать на месте, как это делали на киевском Майдане и скандировать: «Кто не скачет – тот за храм!».


Откуда уши растут

Кто же такой Ринат Низамов, писавший, что в Екатеринбурге будет «идейная война, которая вот-вот перерастет в вооруженный конфликт»? Он – профессиональный журналист, какое-то время работал в «Комсомольской правде», а сейчас занимает в Екатеринбурге должность директора сети городских интернет-порталов холдинга «Хёрст Шкулёв Медиа» (Hearst Shkulev Media). Предприятия с участием американцев. Хотя сам Низамов свои контакты с представителями США отрицает. В интервью порталу «Знак», он заявил: «Я работаю в компании с 2013 года и никогда в глаза не видел ни одного представителя Hearst, хотя я знаю, что иногда они прилетают в Москву обсуждать бизнес-модели. Мне как главному редактору не приходилось с ними общаться ни лично, ни заочно, ни в какой форме». Мол, американцев интересует только бизнес, никакой политики.

Между тем Низамов – правая рука Виктора Шкулёва, президента холдинга, известного медиаменеджера.

В империю Шкулёва входят все самые известные глянцевые журналы, а также влиятельные интернет-порталы в крупнейших городах России. Недавно он приобрел в Петербурге самую популярную интернет-газету «Фонтанка.ру».

В итоге в его руках за последние два года незаметно оказался мощнейший информационный ресурс. И, как видно, он начинает теперь играть уже политическую роль.

«Главной информационной и организационной площадкой для противников строительства храма Святой Екатерины, небесной покровительницы Екатеринбурга, – пишет «Интерессант», – стал входящий в шкулёвский холдинг портал Е1.RU. Но и другие ресурсы холдинга в этой истории активно поддерживали протестующих. Чувствовалось, что это продуманная и спланированная информационная кампания».

Холдинг Шкулёва в последние полгода оказывался в центре громких скандалов гораздо большее число раз. Фейк о том, что взрыв газа в жилом доме в Магнитогорске 31 декабря 2018 года якобы является терактом, первым выдал входящий в Hearst Shkulev Media челябинский портал 74.ru. Потом коллег информационно поддержал курганский портал 45.ru – также шкулёвский.

Вслед за этим скандал принялись раздувать либеральные СМИ, а также зарубежные игроки, в том числе «Радио Свобода». «Кстати, – отмечает «Интерессант», – со Штатами не только у самого Шкулёва давние связи (его холдинг изначально был с американским участием), но и у Рината Низамова. Судя по фотографиям, он – желанный гость в США.

Мы далеки от мысли, что за действиями «Хёрст Шкулёв» стоят интересы Америки, как утверждается на некоторых сайтах, но и полностью сбрасывать эту версию со счетов не стоит», – отмечает издание.

Тем более, что как неоднократно отмечали СМИ, консульство США в Екатеринбурге ведёт постоянное общение с представителями местных элит: так, по информации местных СМИ, на католическое Рождество в конце декабря 2015 года в консульство США были приглашены более 100 человек, прежде всего – главы общественных организаций, гражданские активисты и политологи, представители СМИ, и даже депутаты городской думы Екатеринбурга.

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин в этой связи отмечал, что столь частые визиты американских дипломатов в Екатеринбург связаны с попытками возбуждения протестного движения.

«Я не удивлюсь, если в Екатеринбурге, где для этого многое сделано и подготовлено, после выборов в Госдуму будет немедленно проведена генеральная репетиция», – предупреждал не так давно Михаил Делягин.


Висящее на стене ружье должно выстрелить?

Председатель Комиссии по СМИ Общественной палаты России, президент Фонда защиты национальных ценностей Александр Малькевич в беседе с агентством «Царьград» отметил, что разделяет опасения представителей журналистского сообщества в связи с ростом сеток региональных СМИ, которые «могут быть использованы втёмную».

«Причём многие блогеры радовались: смотрите, как развиваются региональные СМИ, появилась крупная структура, которая скупает популярные порталы, создаёт, развивает. Непонятно, чему радоваться, потому что такие межрегиональные холдинги всегда немного подозрительная история. При этом уже тогда никто не скрывал наличия в этом американского капитала, – сказал Малькевич. – Кстати, эта экспансия не прекращается, а продолжается. Помимо массы областных краевых центров, в частности, не так давно в эту империю ещё влилась и популярная питерская "Фонтанка.ру". При этом было странно сообщено, что её, дескать, господин Шкулёв купил за собственные деньги, без участия американских товарищей».

«Рано или поздно ружье, которое висит на стене, должно было выстрелить, – подчеркнул эксперт. –  Это и произошло в Екатеринбурге, где нам показали, как можно и создавать информационную повестку, и управлять ею. И ведь журналисты этого портала, ведомые одним из организаторов, по сути, протестов гражданином Низамовым, этого и не скрывают.

Там можно найти до тысячи публикаций по соответствующим ключевым словам, с тегами, на сайте. То есть сплошной "храм", "битва за сквер". Мы все прекрасно уже знаем, как в ручном режиме подобные кампании создаются, режиссируются, как это всё делается.

При желании я за неделю могу тоже организовать, сгенерить сотни и сотни публикаций, которые будут просто разжигать в прямом и переносном смысле. И тут вопрос, такую ли задачу ставил перед своими СМИ Шкулёв, и такую ли задачу ставили его инвесторы, соинвесторы. И вообще появляются серьёзные вопросы. Потому что мы видим теперь, что, пользуясь такой сеткой, можно в любом регионе на раз-два раскачивать и протест, и просто задавать те или иные темы», – сказал Малькевич. 

Специально для «Столетия»

http://www.stoletie.ru/obschestvo/za_kulisami_protesta_983.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9251


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #20 : 05 Июня 2019, 04:49:10 »


«Я не знаю, заслужил этот город храм или нет»

Марина Ахмедова


Интервью главы Русской Медной Компании Игоря Алтушкина «Русскому репортеру»


Игорь Алтушкин


- Должна предупредить, - начинаю я. - Я не очень хорошо отношусь к олигархам, и, когда произошли протесты в сквере, первый вопрос, которым я, как и многие другие, задалась в соцсетях: «Почему вы строите церкви, но не построили ни одного хосписа?»

- Мы действительно с Андреем Козицыным давно восстанавливаем церкви и монастыри, - отвечает он. - Мы дружим 28 лет. Но кто такой, в вашем понимании, олигарх? Богатый человек - необязательно олигарх. Олигархия - это скрещивание власти и бизнеса.

- В моем понимании, это бизнесмен, сильно оторванный от нужд народа.

- Я - не олигарх. Я обычный человек, у меня не было влиятельных родителей, я начинал так же, как все. Вчера вы слышали, что мы с Татьяной поженились очень рано. Мои родители тогда сказали: «Все, ты стал самостоятельным. Мы будем тебя поддерживать, но ты должен ощутить себя главой семьи. Учеба теперь должна для тебя уйти на второй план». И я пошел работать фрезеровщиком на завод, получил четвертый разряд. Мы жили на 18 метрах - теща, Татьяна, я. Родился сын Александр. Я всегда думал о том, где можно еще заработать. В свободное время подрабатывал грузчиком. Но это какие-то такие личные вещи. Я с вами искренне говорю. И меня всегда такое сильное внутреннее смущение берет, когда меня называют олигархом. Мы - промышленники. Все, что есть в «Русской Медной Компании», - это предприятия, которые мы строили с нуля. Мы ни в одной приватизации не участвовали. Покупали развалившиеся предприятия на вторичном рынке, а некоторые заводы нас просто просили взять. Как, например, Карабаш. Губернатор Петр Сумин (Губернатор Челябинской области с 1996-2010. - «РР») попросил, чтобы мы пришли в Карабаш и спасли город, спасли людей.

- А почему их надо было спасать?

- Там разруха была. Вот Великая Отечественная закончилась 9-го мая 1945-го, а мы, считайте, приехали на следующий день - 10-го мая.

- Говорят, Карабаш очень сильно загрязняет окружающую среду.

- Завод там теперь стоит новый, мы проинвестировали в него 20 миллиардов, там теперь оборудование максимально безвредное. Когда мы туда только зашли, в первые три года надо было решать проблему шахтных печей - они работали больше 70 лет безо всяких очистных сооружений. Тогда они действительно очень сильно загрязняли среду и экономически были невыгодны. Но если бы мы тогда остановили завод, город бы умер. А там 12 тысяч человек живет. И чтобы вывести предприятие в плюс, успокоить народ, начать выплачивать зарплату, нужно было проводить модернизацию. Я тогда встречался с жителями города, убеждал, давал какие-то обещания. Сейчас уже выполнил гораздо больше, чем обещал. И кто бы что ни говорил насчет выбросов, мы их сократили в 20 раз, европейские заводы работают так же. Карабаш для нас - гордость. Я вложил в него много усилий. И церковь там построил. В этом городе никогда не было каменной церкви. Взяли самые ужасные детские садики и отремонтировали их. Подарили городу большой спортивный комплекс, в нем все жители Карабаша занимаются абсолютно бесплатно - и взрослые, и дети. Металлурги шестого разряда теперь получают у нас 75 тысяч. В Челябинской области мы создали пять тысяч рабочих мест. Только на социалку ушло два миллиарда. Пока есть силы, буду работать. Но это я просто для понимания рассказываю, не пишите об этом.

- И все же, почему вы не строите хосписы и не открываете приюты?

- Александра Ильинична, зайдите, пожалуйста, - Алтушкин нажимает на кнопку телефона.

В кабинет входит Александра Ильинична.

- Скажите, сколько у нас детей всего, кому мы помогли, и отдельно - сколько детей с онкологией?

- Две с половиной тысячи детей за все время, и 400 из них - с онкологией, - отвечает она и выходит.

- А почему об этой помощи детям никто никогда не говорил и не писал?

- А зачем? Вот вы православный человек? Мы хотим быть, а не казаться. В Евангелие ведь написано, что, когда творишь милостыню, надо, чтобы левая рука не знала, что делает правая. Мы по этому принципу и жили всегда. Что мне афишировать - что я такой хороший, что ли? Таня, вот, занимается образованием. Я еще в 92-м открыл в Екатеринбурге благотворительную столовую, мы в ней уже два с половиной миллиона человек покормили. Мы просто делаем то, что нам подсказывает сердце. К нам постоянно приходят и говорят: «Вы должны об этом рассказывать». Да никому мы ничего не должны. Помогать - да, должны. А рассказывать - нет, не должны.


Глава РМК Игорь Алтушкин и гендиректор УГМК Андрей Козицын

- Есть разная мотивация благотворительности. Одни хотят, чтобы Бог им воздал. Другие хотят пропиариться. Третьи помогают, потому что это нормально - сострадать.

- А я хочу угодить Богу. Вот и все. В Евангелие говорится: бедная вдова положила в церковную кружку две лепты, и они были оценены выше, чем то, что приносили богачи от избытка. А я вам скажу, что в 93-м, когда мы начали помогать людям, особого избытка у нас и не было. Просто мои бабушка с дедушкой так меня воспитали, что нельзя проходить мимо нуждающихся. Я финансировал операции по онкологии, и больше половины детей нам удалось спасти. Вот вчерашняя заявка, - он открывает вотсап. - «Леонид, опухоль крестца, операция будет проводиться в Германии, сумма сбора - 28 тысяч 600 евро», - он пальцем поднимает сообщения выше. - «Валерий, саркома правого ребра, лечение в Германии, сумма - 23 тысячи евро». «Александр, девять лет, острый лейкоз. Сумма - 95 тысяч евро». Раньше я оплачивал частично. Хотел, чтобы фонды тоже работали, давал 50 процентов. А потом по-другому начал ощущать ответственность. Когда увидел, что сбор может растянуться, а для ребенка каждый день что-то решает, то сказал: «Я буду оплачивать всю сумму, а там - как Господь распорядится». Поначалу я встречался с родителями, которые хотели сказать мне слова благодарности. Но очень быстро я сломался. Не выдержал. У людей было горе, они вернулись - у них теперь счастье, и они чуть ли не в ноги готовы были мне падать... Я сказал: «Ильинична, давай сама благодарности принимай. Я не могу».

- А что, благодарность - неприятное чувство?

- Меня она смущает, да. Я вообще стеснительный человек. Ну, пусть они мне просто напишут благодарственное письмо, а Ильинична прочтет. От меня же ничего не останется, если они мне в ноги падать будут. Я только хочу сказать, что я искренне благодарен Богу за то, что у меня есть возможность людям помочь. Я - только инструмент. Но я вернусь к вдове из Евангелия, которая принесла две последние лепты. Не знаю, как Господь мою помощь оценит. Но я считаю, что, если мы можем, мы должны делать то, что делаем. И то, что сейчас начались эти на нас гонения... эти незаслуженные оскорбления... Мы их тоже приняли, и, может, для кого-то это прозвучит дико, но мы благодарны Богу за то, что это сейчас пережили.

- Вы часто помогаете, но, наверное, вы часто и отказываете?

- Только когда вижу какое-то лукавство. К нам приходят и молодые люди со своими стартапами. Я смотрю, насколько они реально погружены в проект, насколько они им живут. Я ведь тоже был в таком положении когда-то. Я тоже искал партнеров, убеждал людей, которые имели деньги. Мне дали шанс, я заработал и вернул средства, и теперь я сам даю людям стартовый капитал.

- Я общалась со сторонниками сквера, и они сказали мне: вы провели молебен так, что он вызвал возмущение у многих горожан. Хотя бы тем, что на нем присутствовали московские звезды.

- Те люди, которых недовольные называют звездами, - мои друзья. Они сами, узнав о молебне, приехали. Никто их специально не вызывал, никто им не платил. Ну почему нам постоянно навязывают то, как мы должны себя вести? Почему православные должны сидеть по норам и тихо молиться, чтобы их никто не увидел? Почему? Епархия решила провести молебен, чтобы показать: в городе есть и другие люди, они хотят этот храм и они ощущают определенные гонения.

- Вы считаете, что посылать в сквер спортсменов было ошибкой?

- Вот вы опять. Артисты - ошибка. Спортсмены - ошибка. А кто их посылал? Никто. Это живые люди, они тоже имеют свои убеждения. Или весь мир должен подстроиться под тебя, если ты считаешь себя активистом, представителем гражданского общества? Эти активисты окружили десятерых чоповцев, которые охраняли последний рубеж - закладной камень. В ребят уже чинарики начали бросать. Показать вам видео?


Игорь Алтушкин и Михаил Пореченков на VII Международной выставке вооружений Russian Expo Arms-2009

- И что теперь вы будете делать?

- Что мы будем делать? Вы же видите, мы свою позицию отстаиваем до конца. Мы ни назад, ни вбок, ни в сторону не ушли. Мы вместе с епархией хотели построить в городе храм на его 300-летие. Были планы подарить городу современную ледовую арену. Создать стрелковый музей. У меня коллекция стрелкового оружия, наверное, одна из лучших в Европе. Я сам - мастер спорта по стрельбе. Мы тоже любим город. И мы тоже хотели поднимать статус Екатеринбурга. Мы же не чужие деньги тратим, а свои, заработанные. И ведь никто не мешает так же поступать другим. Выделите из своих доходов - хотя бы по две лепты, как та женщина. А нас-то чего учить, как жить? В комментариях нам пишут: «Вы бы лучше метро построили!» А почему никто не пишет о том, что Андрей Козицын на свои деньги построил у нас в городе один из самых лучших медицинских комплексов в России? Детский стационар уже работает, родильное отделение и инфекционное откроют до конца года. Это подарок городу, который сейчас никто не ценит. Вместо этого нашим детям сейчас поступают угрозы, их преподаватели в университетах сейчас ведут себя не совсем адекватно. Но они достойно держат удар. Вы знаете, то, что я сейчас чувствую, - это не злость, не обида.

- А что?

- Наверное, разочарование. У нас была нормальная коммуникация с тем же Ринатом, и он видел от нас много добра, мы ни в чем ему не отказывали. А сейчас Андрей Анатольевич ему даже руки не подаст.

- Что вы теперь будете делать?

- Сейчас я не могу сказать. Я - человек бизнеса. Когда предпринимателя постигает какая-то неудача, он ждет, пока все успокоится, и начинает анализировать: что сам сделал не так, какие внешние факторы способствовали неудаче. Но мы, конечно, продолжим заниматься социальными проектами в городах нашего присутствия.

- Вы восстановитесь?

- Скорее всего, да. Но сейчас отбили все желание что-то делать. Марин, ну я же тоже человек. Мы же все это делали не ради хайпа и пиара. Хорошо, пусть мы - не такие правильные благотворители. Они все - такие классные, а мы - не классные. Я не собираюсь никого ни в чем переубеждать. Но мы сейчас отойдем немножко в сторону. Мы сейчас передаем эстафету классным и креативным. Но пройдет время, и мы публично спросим: «А что вы сделали?» Я мог бы жить за границей или в Москве, но я не уехал отсюда и за четыре года ни разу не был в отпуске. Но я же как человек имею сейчас право ничего не хотеть? И я не буду двигаться по их повестке только потому, что было бы круто поднять мой имидж. Я в гармонии со своей душой, потому что цели мои были искренними и бескорыстными. Мы хотели, чтобы у города появился храм его покровительницы. Но сейчас мы не готовы к обратной связи. Я не готов. Пусть пройдет время. Должно пройти время... Я не знаю, заслужил этот город храм или не заслужил. Вот в чем вопрос. Потому что Екатеринбургом-то мы стали, а ведем себя как Свердловск.


04.06.2019

http://ruskline.ru/opp/2019/iyun/4/ya_ne_znayu_zasluzhil_etot_gorod_hram_ili_ne_zasluzhil_intervyu_igorya_altushkina_russkomu_reporteru/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9251


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #21 : 13 Июня 2019, 00:00:08 »


«Скверная» игра

Андрей Самохин



Фото: Елена Мормоль/ТАСС

В течение недели крупнейший город Урала, а с ним и пол-России, следящей за новостями, изрядно штормило. Нешуточные страсти развернулись вокруг строительства собора Святой Екатерины на пятачке у набережной Исети с маленьким сквером. К части горожан, недовольных площадкой, присоединились местные и приезжие провокаторы. При удивительно вялой реакции мэрии возникли массовые беспорядки, едва не закончившиеся кровопролитием. Предложение Владимира Путина провести опрос жителей сняло остроту противостояния, но не саму проблему, выходящую далеко за рамки отдельной стройки. В непростой ситуации попытался разобраться спецкор «Культуры».

Екатеринбург, пожалуй, один из важнейших нервных узлов Российского государства. Промышленная кузница державных побед и место убийства последнего русского царя. Город, где сделал карьеру Борис Ельцин, «упразднивший» Советский Союз; мегаполис, откуда в новейшее время всегда исходила некая фронда.

«Столица Урала» давно не похожа на суровый пролетарский Свердловск. Екатеринбург «западничает»: застекленные высотки встали стеной, многочисленные кафешки и пабы с англоязычными названиями, уличные жанровые скульптуры, мажорные хипстеры на каждом углу  - все прямо-таки кричит: «мы тут не лаптем щи хлебаем!»


О чем сыр-бор

Место нашумевшего противостояния: несколько карликовых яблонь, вытоптанная трава, полукруг со скамейками, невзрачные фонари, вентиляционная шахта метро с граффити. Рядом стеклянная громада отеля «Хайят», высотка областного правительства с триколором на крыше. Через реку - купола Храма на Крови. Несколько любопытствующих, подобно мне, осматривают недавнее «поле битвы». Спрашиваю, что думают о ней? Один оказывается туристом и просто пожимает плечами. Другие - причисляют себя к сторонникам сквера. Объясняют свою позицию уверенно, впрочем, без всякого жара и примерно одними словами: «Я не против храма, но зачем лишать нас привычного отдыха? С нами никто не советовался. Зачем еще один большой храм именно в центре?»

Сразу оговорюсь, подобные тезисы в разных вариациях повторяли почти все екатеринбуржцы, с кем удалось переговорить: от профессора филологии преклонных лет до старшеклассников и молодых рабочих. Попытки копнуть проблему поглубже натыкались на недоумение. Никто и не слышал, что яблони собирались не вырубать, а пересаживать, попутно существенно расширив сквер. Неведомо людям и намерение застройщиков благоустроить набережную. Лишь одна дама созналась, что видела эскиз проекта, но не верит «картинкам», ибо «все равно сделают не так, мы это уже проходили».

Довелось послушать и представителей уральской политэлиты: претензии к стройке есть у многих. Скажем, депутат гордумы от «Яблока», политолог Константин Киселев, называя себя «православным», принял участие в уличном протесте ради сохранения сквера, как и большинство «стихийно собравшихся» земляков. Он уверен, что в Москве ищут конспирологический заговор там, где, согласно методу «бритвы Хэнлона», следует редуцировать проблему к человеческим ошибкам. И еще: по мнению депутата, несогласных было бы меньше при более современном проекте, «соответствующем духу города», и нормальном диалоге с горожанами.

Михаил Вяткин - заслуженный архитектор России и бывший председатель Градостроительного совета, в свою очередь, сетует, что последнюю площадку под храм не обсуждали со специалистами, а предложенная архитектура - «вторичная» и «заемная» - никак не вписывается в нынешний конструктивистский облик Екатеринбурга. Вяткин сожалеет, что не получилось скорректировать проект, снизив подиум и сдвинув его чуть в сторону.

Что примечательно - практически никто не считает лишним собор во имя святой, в честь которой назван город. Не было в сквере и слоганов, расходившихся по интернету, о «жадных обнаглевших попах» и «лучше бы детсад построили». К слову, стоимость обсуждаемого сейчас общегородского опроса на 200-300 тысяч человек потянет как раз на новый детский садик или несколько небольших парков. Но это, как говорится, условия игры.


Встретимся у фонтана

Кто же затеял такую «скверную» игру? Напомню, собор Святой Великомученицы Екатерины, взорванный большевиками в 1930 году «на кирпичи», считался историческим сердцем Екатеринбурга. Девять лет назад местная епархия предложила восстановить его на прежнем месте - ныне площади Труда. Появились и благотворители - Игорь Алтушкин и Андрей Козицын. Основатель «Русской медной компании» и совладелец Уральской горно-металлургической компании. Позже, в 2017 году, они при участии других предпринимателей и под омофором митрополии образовали Фонд Святой Екатерины, поставивший задачу вернуть Екатеринбургу одноименный собор в качестве подарка к 300-летию города.

Однако вот незадача: на историческом месте еще в 1960-м воздвигли фонтан «Каменный цветок», за десятилетия ставший привычной деталью городского пейзажа. Быстро возник общественный комитет «Защитим фонтан»: активисты, взявшись за руки, провели громкую акцию «обнимания» сооружения. По свидетельству руководителя информационного отдела Екатеринбургской епархии игумена Вениамина (Райникова): «Мы тогда с болью в сердце уступили по просьбе городских властей».

Через несколько лет был разработан новый проект храма, весьма необычный и величавый - в русском духе, на насыпном острове в акватории большого пруда. При этом водоем предполагалось очистить и оживить. Однако те же самые активисты оперативно и шумно провели «обнимашки» уже тут.

- И мы вновь отступили, - говорит отец Вениамин. - Предложили городу самому выбрать под собор площадку в центре, согласовав ее со специалистами и горожанами. Что и было сделано по всем правилам: с общественным обсуждением, землеотводами, решениями по коммуникациям. Но вот перед самым началом законной стройки мы вновь получаем буйный протест. Очевидно, что у истока движения стоят некие хорошо организованные группы, не желающие возрождения собора во имя святой покровительницы. Да, им удалось привлечь обычных горожан с иной мотивацией и просто фрондирующую молодежь, причем главных кукловодов теперь не видно, а те, кто рулит на публике, умеют только бросаться лозунгами. Но самое неприятное: власть пошла на поводу у «третьей силы», заморозив, а по факту - отменив свои же прежние решения, что создает недобрый прецедент. Значит, подобные микромайданы могут повторяться и в других городах, взяв за удобную мишень возведение новых храмов. Кроме того, теперь любой инвестор, желающий что-то построить в Екатеринбурге, десять раз подумает: пройдя все этапы подготовки проекта, он может столкнуться с возражением «улицы», а городские власти разведут руками...


Стихия по методичкам

Действительно, многие мои собеседники «заскверовцы» обижались на употребление термина «майдан». Но давайте оценим драматургию противостояния трезвым взглядом. Еще 17 марта, в праздник Торжества Православия, на месте строительства собора состоялся общегородской молебен, куда пришли тысячи верующих. Уральские новостные порталы рассказали об этом событии вполне бесстрастно. А началась заваруха уже после того, как 13 мая в сквере поставили временные ограждения, - так делается на любой стройке. Некая женщина, по ее словам, бегающая каждое утро в сквере, «не заметив» ограждения, снесла их, а потом залезла на яблоню и прямо оттуда начала протестную видеотрансляцию. Призывы защитить «зеленые насаждения» были оперативно подхвачены соцсетями и пулом оппозиционных СМИ: от «Эха Москвы» и «Дождя» до «Свободы» и «Открытых медиа» Ходорковского. И уже вечером в сквере собрались сотни протестующих людей, а через день - тысячи. И все это стихийно, говорите?

Начали, как прописано в методичках, с мирной девочки, благостно играющей на виолончели, а закончили расшатыванием оград и бросанием их в реку, оскорблениями и забрасыванием яйцами охранников стройплощадки, коллективным прыганьем с возгласами «кто не скачет, тот за храм», кощунствами с крестами на черенках лопат. А еще криками «сегодня забор, а завтра Путин» и флагом так называемой Уральской республики. Уже на второй день в город слетелись, как назвал их президент, «записные активисты из Москвы»: представители «штаба Навального» да разных НКО-иноагентов. Однако ни мэр Александр Высокинский, ни прочие представители власти в первые дни выйти к протестующим не захотели.

Власть вообще реагировала на явные беспорядки более чем странно. Неподалеку стояли автобусы с омоновцами, откуда поначалу лишь наблюдали за стычками. Вместо полицейских, которые должны были по идее разогнать несанкционированный митинг, появились спортсмены, в том числе из Академии единоборств РМК. Они вытеснили горожан за пределы стройплощадки. Когда на следующий день наконец начались задержания особо буйных, митинг уже набрал силу общегородского.

На государственный уровень его вывел губернатор Евгений Куйвашев, пригласив на встречу защитников и противников храма. Пришли в итоге лишь вторые, но признались, что не управляют ситуацией. Переговоры закончились пшиком. А в Сети тем временем, с подачи в том числе церковного диссидента диакона Андрея Кураева, начали распространяться схемы будущего «квартала». На них элитная жилая высотка, намеченная к возведению другим инвестором неподалеку, но объединенная в единый план застройки с храмом, обозначалась как «дом причта», который якобы втихую собираются с коммерческими целями реализовать жадные попы. Эта ложь смутила довольно многих. Высказывание же действующего церковнослужителя про явившее себя миру в Екатеринбурге «мурло православия» и вовсе повергло в ступор даже многих «заскверовцев», вызвав бурное одобрение идейных антиклерикалов.


Не бесы, а люди

Очевидно, что проект «за сквер», как продолжение многолетней борьбы против храма, продуман и реализован весьма мастеровито. Хотя региональную власть журналисты предупреждали задолго до событий на улице Ельцина: обратите внимание на «экологический» фактор как предлог для будущих волнений! Поразительно, но не услышали даже одного из главных координаторов «скверной истории» - бывшего главреда портала Е1, а ныне директора сети городских порталов американского медиахолдинга Hearst Shkulev Digital Рината Низамова, сболтнувшего в «Фейсбуке» еще в марте: «Екатеринбург станет горячей протестной точкой на карте России, потушить которую местными силами будет непросто. Это идейная война, которая вот-вот перерастет в вооруженный конфликт. Как только на Драму (площадь возле Драмтеатра. - «Культура») выйдет тяжелая техника, фейсбучные активисты вынырнут из интернета под ковши экскаваторов, казаки получат команду защищать будущий храм нагайками, а православные олигархи отправят на помощь казакам ручных головорезов-боксеров. Все это выглядит страшно, кроваво и средневеково. Но от этого кошмара - что удивительно - все мы должны только выиграть». Так весьма откровенно посулил он своим единомышленникам.

И действительно, строительство храма - идеальная майданная мишень. Власти ведь не пойдут на жесткий разгон несанкционированных акций, ибо это будет противоречить самой сути возводимого объекта, в отличие от какого-нибудь торгового центра.

Впрочем, ложью было бы утверждать, что митинг в сквере у Драмтеатра сплошь состоял из провокаторов, ненавистников Церкви и государства. Большинство - нормальные люди с разной, порой достаточно слабой информированностью о самом проекте и тех технологиях, с помощью которых их собрали и разгорячили. Надо сказать, они имеют все основания быть недовольными и местной властью, и своей жизнью вообще. То есть хлесткие определения телеведущего Владимира Соловьева борцов за сквер как «козлищ», а Екатеринбурга как «города бесов» - или кичливое безрассудство, или прямая провокация.

По-настоящему охладило страсти лишь предложение Владимира Путина провести опрос (президент говорил только о микрорайоне). За этим последовала просьба митрополита Кирилла убрать ограждение в парке как «символ раздора» и рекомендация губернатора не рассматривать данную площадку в будущем социологическом исследовании. Ранее епархия отменила ради общественного спокойствия большой крестный ход в защиту храма.

Определенную успокаивающую роль сыграл и оперативный опрос ВЦИОМа. 74 процента респондентов назвали сквер неудачным местом для храма против 10 процентов сторонников этой площадки. Лишь 18 процентов высказались против строительства собора Святой Екатерины вообще. Чуть ранее аналогичный опрос провел екатеринбургский фонд «Социум». Тогда 52 процента горожан отвергли идею строительства храма в сквере - при 28 процентах ее поддерживающих и 20 процентах равнодушных. Здесь, правда, нелишне заметить, что декабрьский опрос того же фонда показывал совершенно иное соотношение сторонников и противников возведения храма на этом самом месте: примерно 60 против 25.

Да, статистика - вещь лукавая. Впрочем, так же заявляют «заскверовцы», указывая, что официальные общественные обсуждения по проекту, проведенные на сайте мэрии и собравшие три тысячи сторонников строительства, нельзя считать репрезентативными. Горожан о грядущем волеизъявлении специально не предупреждали, да и сами слушания проводились в новогодние праздники. «Вот и не надо было только пить и гулять», - парируют православные.


Куда идем?

Каковы же итоги «скверной истории»? Строительство в сквере заморожено. После нескольких встреч у мэра вчерне выработан механизм опроса горожан о новой площадке. При этом градоначальник, в противовес губернатору, предложил включить в список и спорное место стройки, вызвав сильное негодование «заскверовцев».

Фонд Святой Екатерины согласен смириться с мнением горожан, однако в лице своих представителей спрашивает мэра: «А вдруг после разработки очередного проекта под новую площадку выяснится, что из-за митинга активистов она тоже не годится?» В ответ Александр Высокинский под щелканье фотокамер лишь смущенно пожимает плечами... За десять дней на портал мэрии уже поступило 8226 предложений: отсеяв повторы, выделили 48 площадок, из которых далее будет выбран «топ-5». За них опять предстоит голосовать - теперь уже массово.

Сам опрос, кроме вливаний из горбюджета, потребует немало времени. Ныне в городе вовсю готовятся к Саммиту производства и индустриализации GMIS-2019 с участием президентов ряда государств. Так что горячие «храмовые» дискуссии сейчас уральской власти совсем ни к чему. Губернатор пообещал, что собор в честь святой покровительницы города в итоге возведут, но не быстро. По поводу же заморозки мэрией собственных решений философски посетовал: «нет ничего совершенного». Еще один философский взгляд высказал газете директор Фонда Святой Екатерины Александр Андреев: «В сумме результатов для нас, кроме явно отрицательных, есть и положительные: теперь весь Екатеринбург знает, что великомученица Екатерина - покровительница города и в ее честь собираются строить собор».

...Ухожу с набережной по Плотинке, где стыдливо опустили очи долу отлитые из бронзы уральские сказители Павел Бажов и Дмитрий Мамин-Сибиряк. У причала качается прогулочный кораблик с «веселым Роджером» над кормой. На противоположном берегу аршинные буквы на крыше здания вопрошают: «Кто мы, откуда, куда мы идем?» Вопрос нынче отнюдь не праздный.
     

11.06.2019

Источник
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9251


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #22 : 13 Июня 2019, 00:34:14 »


Священник Максим Миняйло: Нельзя ограничивать волеизъявление екатеринбуржцев в угоду мнению отдельной группы




10 июня в Екатеринбургской городской думе состоялось второе заседание рабочей группы по вопросу подготовки организации опроса граждан о строительстве в уральской столице Собора Святой Екатерины, сообщает сайт Екатеринбургской епархии.

Напомним, главная задача рабочей группы – рассмотреть все необходимые вопросы для проведения организованного и согласованного всеми сторонами опроса, в ходе которого будут собраны мнения горожан и определено место строительства собора небесной покровительницы столицы Урала – святой Екатерины.

«Однако, - отметили в епархии, - уже второе заседание рабочая группа, по инициативе сообщества «Парки и скверы», широко представленного в ней, обсуждает инициативу противников строительства храма рядом с Театром драмы, настаивающих на исключении из шорт-листа данной площадки - в то время, как за это место высказались тысячи горожан».

Выступая на заседании рабочей группы, представитель епархии протоиерей Максим Миняйло отметил, что нельзя исключать из списка сквер, так как этот проект наиболее проработан и имеет значительную поддержку горожан.

«Важно слышать мнение людей. Нельзя ограничивать волеизъявление всех горожан в угоду мнению отдельной группы», - отметил отец Максим.

Также священник считает необходимым вернуть в шорт-лист и первые две площадки, на которых ранее предлагалось возвести собор: историческое место на современной площади Труда и акваторию городского пруда - законно согласованные, имеющие проработанные архитектурные проекты и поддержку жителей города.

«Мы должны доработать вопросы площадок с градостроителями, обсудить с Русской Православной Церковью и благотворителями и выйти на итоговый перечень, - подчеркнул глава Екатеринбурга Александр Высокинский. - Параллельно будем готовить предложения по технологии проведения опроса и вопросам в нем. Итогом будет подписание документа рабочей группы, где все стороны возьмут на себя ответственность в принятии решения».


12.06.2019

http://ruskline.ru/politnews/2019/iyun/12/svyawennik_maksim_minyajlo_nelzya_ogranichivat_voleizyavlenie_ekaterinburzhcev_v_ugodu_mneniyu_otdelnoj_gruppy/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 74612

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #23 : 14 Июня 2019, 14:49:53 »

«Это была хорошо организованная акция»

Святейший Патриарх Кирилл о провокации храмоборцев в Екатеринбурге, о коммуникационном разрыве между поколениями и о правильном языке при общении с подростками



Вчера в зале Высшего Церковного Совета кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил заседание Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви, сообщает Патриархия.ru.

Открывая заседание, Святейший Патриарх обратился к членам Высшего Церковного Совета со вступительным словом.

«Хорошо известно, что сегодня у нас в храмах достаточно много детей — от младенческого до раннего отроческого возраста, - отметил Первосвятитель. - Каждый из нас, кто совершает Литургию, с особенным чувством причащает большое количество младенцев, что создает совершенно особую атмосферу в наших храмах и подвигает нас к заботе о детях, о молодежи. Но вот что происходит: дети, которые вместе с родителями приходят в храм в самом юном возрасте, не остаются в храме автоматически по достижении переходного возраста, значительная их часть вообще перестает ходить в церковь. И возникает вопрос: что же происходит с ребенком, когда его наивная детская вера, особая чувствительность к восприятию богослужения проходит, когда она затмевается другими эмоциями, когда у ребенка возникают иные целеполагания? На мой взгляд, происходит нечто неправильное и даже опасное. Дети переходного возраста очень часто увлекаются другими темами, нечто в окружающем их мире становится настолько притягательным, что испытанное ранее религиозное чувство не выдерживает конкуренции, ребенок погружается в иные сферы деятельности и в иные сферы интересов».

«Что же нам делать? – вопрошает Патриарх. - Совершенно очевидно, что простого ответа нет, сегодня мы сможем лишь обозначить вопросы. Как мы работаем с детьми того возраста, которые наполняют наши храмы? Именно здесь, я думаю, наша ошибка. Мы видим этих детишек — таких благодатных, радостных, воцерковленных, с бабушками и дедушками, с мамами и папами, — а какая работа с ними ведется? Знает ли священник всех этих детишек? Знаком ли он с семьями? Знает ли он, что в этих семьях происходит? Мне кажется, для того чтобы дети, достигшие переходного возраста, оставались в храме, они уже в радостном младенческом возрасте должны становиться, в меру своих возможностей, ответственными членами прихода, христианской общины. Работа с детьми даже самого юного возраста не может быть исключительно патерналистической, когда мы только гладим по головке и умиляемся. Должны быть выработаны программы очень серьезного воцерковления ребенка, его подготовки к переходному возрасту».

«Для того чтобы приход мог справляться с такими задачами, должны быть хорошо подготовлены священнослужители, - убежден Предстоятель Русской Церкви. - Общий уровень подготовки московского духовенства у меня сегодня не вызывает никакой озабоченности. Чем чаще я слышу проповеди, произносимые священниками во время Патриарших богослужений, чем чаще я вижу наше духовенство на телеэкране, тем больше я убеждаюсь в том, что за последние годы несомненно произошел духовный и интеллектуальный рост значительной части духовенства города Москвы. Тем не менее, сталкиваясь с проблемой воспитания детей, в том числе в переходном возрасте, я полагаю, что не всегда духовных, интеллектуальных, культурных ресурсов может хватить у одного священника и у одного прихода. Поэтому я бы предложил интенсифицировать горизонтальные связи между приходами в тематическом плане. Например, близлежащие приходы в пределах одного благочиния могли бы обмениваться опытом работы с детьми раннего и переходного возраста, вырабатывать совместные программы — не только чисто образовательные, но и культурные, развлекательные, спортивные».

«Знаю, очень многое уже делается, но чаще всего для подростков, которые приходят в храм самостоятельно и сознательно. Но между этим возрастом, от 15 до 18 лет, и возрастом 10-11 лет пролегает переходный возраст, в котором дети часто покидают приход, не чувствуя никакой с ним связи. Да, ходили с мамой и папой, батюшка хороший, — но в приходскую жизнь эти дети так и не были вовлечены, они к ней не привязались, - посетовал Первоиерарх. - Думаю, только в том случае, если появятся привлекательные для данного возраста программы, ребенок без всякого принуждения, опираясь лишь на свой собственный интерес, начнет связывать себя с приходом».

«Я уж не говорю о том, как важно, чтобы священник смог вовремя переключить что-то в своем сознании, отказавшись от патерналистического языка, с которым он обращался к детям младшего возраста. И у родителей такой же язык, — потому что ребенка младшего возраста этот язык не шокирует, напротив, он для него является очень ясным, понятным. В этом возрасте у ребенка еще мало опыта, у него нет возможности сравнивать, и когда мать или отец говорит назидательно, это закладывается в детское сознание. Так и строится воспитание в раннем детском возрасте — именно на конкретных указаниях ребенку, что можно, что нельзя, что хорошо, что плохо. Но когда он входит в переходный возраст, патерналистическое отношение может вызывать раздражение. И речь идет не только о раздражении по отношении к священнослужителю, — в первую очередь это раздражение чувствуют на себе родители, когда ребенок перестает слушаться, когда у него возникает собственная повестка дня, когда родители перестают быть для него авторитетами, когда авторитетом для него становится кто-то другой, за пределами собственного дома. Священник должен очень остро почувствовать этот переходный возраст и сменить язык и манеру общения с ребенком. Он должен становиться другом для повзрослевших детей, - призвал Патриарх. - Может быть, это тяжело человеку в рясе, особенно достигшему определенного положения, привыкшему к тому, что он главный начальник на приходе, что его все окружают любовью, уважением. Стать другом для детей — это, конечно, определенный вызов, но если мы хотим, чтобы дети и в переходном возрасте оставались в наших приходах, то священники должны становиться их первыми друзьями. Конечно, тем, кто моложе, это проще сделать, но и пожилые священники могут найти правильный язык для общения с детьми переходного возраста».

Говоря о коммуникационном разрыве между поколениями, Первосвятитель призвал помнить, что «ни ребенок, ни юноша или девушка не стремятся разорвать все связи вокруг себя. Просто те связи, которые предлагают семья, приход, делаются для них неинтересными, и дети уходят в социальные сети. Последние становятся некой планетой для тех детей или молодых людей, для которых родной планетой перестала быть семья и перестал быть приход. Поэтому мне хотелось бы еще раз сказать, что и работа в социальных сетях должна занимать у нас важное место».

«Говорю обо всем этом именно потому, что забота о старшем детском возрасте, о юношестве, в целом о молодежи должна быть для нас абсолютным приоритетом, - подчеркнул он. - Скажу вещь, может быть, вполне банальную: люди в этом возрасте очень восприимчивы, легко внушаемы, легко организуемы. И мы знаем, что сейчас в нашем обществе происходит. Например, организовали группу молодежи, которая не имела никакого отношения к возведению храма в Екатеринбурге. Мне удалось ознакомиться с тем, какой информацией люди обменивались в социальных сетях, — это была хорошо организованная акция, в которой принимала участие молодежь. Но почему же она так легко поддалась тем, кто призывал отказаться от выбранного участка? Идея построить храм в этом месте была совершенно логична; справа и слева от храма предполагалось разбить парк, а также сделать красивую набережную, по которой могли бы гулять люди. То есть предполагалось превратить это место в самое замечательное место города — и что в результате? А в результате мы получили то, что получили».

Святейший Патриарх глубоко убежден, что «все эти идеи необходимо было представить визуально — не просто ставить заборчик, а разместить на нем виды всего того, что здесь будет построено. Может быть, это не столько вина, сколько недосмотр тех, кто организовывал это строительство. Из всего этого нужно вынести определенные уроки. Если мы начинаем такое доброе дело, как строительство храма, мы должны убедительно представить свой проект людям, ради которых этот храм и строим. Строительство храмов никак не должно становиться предметом борьбы, в том числе политической. А факт, что в данном конфликте присутствовало политическое измерение, совершенно очевиден».

«Наши города понесли колоссальный ущерб от тотального разрушения храмов в послереволюционную эпоху, - напомнил он, - страна практически изменила свое лицо. Мы имеем моральное, историческое право строить и восстанавливать храмы, но нам следует это делать таким образом, чтобы строительство объединяло людей. Думаю, пример Москвы должен быть важным для всей страны. В обезбоженных, лишенных всяких религиозных символов огромных новостройках Москвы сотни тысяч жителей не имели ни одного храма. Сейчас мы наблюдаем, как появляются новые храмы, нередко замечательной архитектуры, — как же они влияют на эстетику условий проживания! И, конечно, дело не только в эстетике, духовный фактор также имеет очень большое значение. Что же происходит? Мы делаем что-то невероятное? Но если в Москве уничтожили "сорок сороков", то почему же не восстановить хотя бы их часть? Так и по всей стране — все уничтожалось под корень. Разве мало было взорванных храмов, монастырей, тех, кто был расстрелян на этих руинах? Поэтому наша общая задача заключается в том, чтобы идти вперед, объединяя людей, укрепляя веру в духовные начала жизни и одновременно развивая добрые отношения и конструктивный диалог с теми, кто не всегда и не вполне с нами согласен».

http://ruskline.ru/news_rl/2019/06/14/eto_byla_horosho_organizovannaya_akciya/
Записан
Страниц: 1 [2]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!