Русская беседа
 
27 Февраля 2020, 12:04:00  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: "Сиротпром" - страшная мафия: Малофеев о том, как уничтожить фашистский орган...  (Прочитано 139 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79325

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 13 Февраля 2020, 10:00:54 »

"Сиротпром" - страшная мафия: Малофеев о том, как уничтожить фашистский орган, отнимающий детей у семей



Заместитель главы Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) Константин Малофеев в беседе с ведущим "Царьград. Главное" Юрием Пронько говорил на важную и злободневную для нашей страны тему - о так называемом "сиротпроме" - страшной мафии, зарабатывающей на самых слабых, сиротах. Малофеев уверен, эту откровенно фашистскую структуру, забирающую детей из семей, можно уничтожить.

Сегодня в стране насчитывается более 1300 детдомов, в которых находятся почти 44 тысячи детей-сирот. И содержание каждого из них за счёт только бюджетных денег (не считая помощи благотворительных организаций и тех средств, которые тратятся на помещения, их ремонт, оборудование и т. д.) обходится от 700 тысяч до 2,1 млн рублей в год - в зависимости от региона.

Однако "сиротскую систему" активно подпитывают лоббисты существования казённых "сиротских структур" - детдомов или интернатов, отбирая малышей из родных семей, нередко - по надуманным предлогам или из-за того, что они поставлены на грань выживания. Иными словами, сейчас эту систему превратили в "сиротпром".

"На мой взгляд, это чума, - отметил Пронько в эфире "Царьград. Главное", обращаясь к Константину Малофееву. - Это осознанная политика? Если вы мне скажете "да", то чья? В чём она заключается? Это бизнес, основанный на миллиардных вливаниях в эту сферу?"

Это не только бизнес, но ещё и мафия, отметил замглавы ВРНС.

"А как иначе объяснить, почему у нас пять лет назад снижалось количество детей в детских домах, а после вдруг начало расти, причём за счёт социального сиротства".

В качестве примера Малофеев привёл типичную ситуацию: пришла опека к какой-нибудь семье, не увидела чего-то якобы "нужного" в холодильнике, и всё - детей могут забрать. Впрочем, отсутствие продуктов в холодильнике - только один из предлогов.

"Мы знаем случаи, когда у бабушки отбирали детей потому, что она повела их показать козочек, - вспоминает Малофеев. - У тебя отбирает детей опека и помещает вот в эти страшные детские дома. Для чего это делается? Потому что есть большая строка в бюджете, - финансирование детских домов".

Малофеев называет детдома и интернаты "исчадием ада", которое появилось у нас после революции, после Гражданской войны. Тогда было много беспризорников, которых туда, собственно, и отправляли. Но прошло много времени. А детские дома есть и по сей день.

Если бы продолжилась тенденция, которая была задана пять лет назад, то детские дома сейчас бы исчезли, - говорит Константин Малофеев. - Всех детей расселили бы уже по семьям. Может, у нас было бы в областных центрах по одному детскому дому, где дети пребывали недолго. И попадали бы они туда только в тех случаях, когда погибли родители, или кого-то там в тюрьму отправили. Или нет опекунов, бабушек и дедушек.

Но вместо этого сейчас мы поддерживаем каждый детский дом.

"Это то место, где коррупция огромна. Тут можно ремонтировать каждый день, как дороги, например. Потому и продолжает существовать этот "сиротпром". "Сиротпром", который ничего, кроме зла, не приносит. Детей забирают из семей", - говорит Малофеев.

При этом, когда детский дом отчитывается, как он освоил денежные средства, его начальству надо придумывать, как взять больше денег в следующем году. И это означает, что для большего финансирования должно быть больше воспитанников.

"То есть детский дом связан с опекой, а опека, получается, это поставщик живого товара, - объясняет замглавы ВРНС. - Если опека поставит больше товара - молодец, "разглядела" случай надругательства над ребёнком в семье. И молодец детский дом, потому что он всех растит и воспитывает".

Малофеев подчёркивает, что в результате перевёрнутой реальности, в которой должно бы сокращаться количество сирот в детских домах, всё происходит наоборот. И СМИ, конечно, тоже нагнетают.

Каждый день мы читаем: мама оставила ребёнка на балконе, в чулане, он не ел, одичал, поставили на горох… - приводит он пример. - А теперь давайте спросим наших зрителей: мы что, действительно с вами считаем, что в семье ребёнку хуже, чем в детском доме? А почему тогда такие новости? А новости именно потому, что "сиротпром" существует. Эта "сиротпромовская" мафия существует. Эти люди зарабатывают! Кто эти люди? Это люди, которые ремонтируют детские дома. Это люди, которые торгуют органами. Это огромная мафия, начинающаяся от детских порнографов и заканчивающаяся просто коррупционерами на местах. Они все связаны с "сиротпромом". Если государство хочет покончить с этим, то у нас должна быть цель. Цель - "сиротпром" должен быть ликвидирован.

Замглавы ВРНС добавляет, что уничтожить явление можно - это совершенно реально.

"Мы шли к этому. Мы шли к этому какое-то время назад. До того момента, когда у нас вице-премьером стала Ольга Голодец. Я не берусь утверждать, что это связано только с ней. Но почему-то, именно когда она пришла, у нас стали меняться правительственные документы, - говорит Константин Малофеев. - Я очень надеюсь, что сейчас, в связи с тем, что её нет в правительстве, эта ситуация будет изменена. Об этом написан огромный доклад Еленой Борисовной Мизулиной. Который, соответственно, есть у Валентины Ивановны Матвиенко, которая занимается "Десятилеткой детства". Он есть в правительстве".

Малофеев разъясняет важное - социального сиротства не должно быть. Если мы государство, которое может себе позволить содержать органы опеки, этот орган опеки должен отвечать за то, чтобы в родной семье было хорошо.

Он должен отвечать за то, чтобы взять за ручку родную семью, и отвести, и предоставить, и помочь получить все социальные льготы и выплаты государства, а не отобрать ребёнка у семьи. Вот за что должен отвечать орган опеки. Иначе орган опеки становится фашистской структурой, которая забирает детей в приют, - резюмирует Малофеев. - А там чужие дяди и тёти, которые любят меньше, чем родители, начинают заниматься нашими детьми.

https://tsargrad.tv/news/sirotprom-strashnaja-mafija-malofeev-o-tom-kak-mozhno-unichtozhit-fashistskij-organ-otnimajushhij-detej-iz-semej_238543
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79325

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 14 Февраля 2020, 09:41:00 »

Степанов Александр

"Сироты стали живым товаром": Как детдома в России превратились в мафиозный бизнес


Фото: Сергей Киселёв / АГН "Москва"

Откровенно коррупционная среда, которая сформировалась в этой системе, делает выгодным отбирать детей у родных пап и мам и помещать их в приюты.

Громкие скандалы продолжают день ото дня сотрясать систему детских домов в России: это и случаи насилия над несовершеннолетними со стороны взрослых сотрудников сиротских учреждений, и бесчинства — при попустительстве, опять же, руководства детдомов — старших воспитанников в отношении младших, и воровство бюджетных средств.

А ещё постепенно, как это ранее происходило на Украине, в нашей стране начинает формироваться подпольный рынок торговли сиротами. Есть группы в социальных сетях, где потенциальные приёмные родители, отчаявшись получить ребёнка на воспитание в свою семью из детдома официальным способом (чему активно препятствуют органы опеки), находят незаконные варианты, покупая младенцев-"отказников".

О том, почему это происходит, в эфире Царьграда высказался заместитель главы Всемирного Русского Народного Собора Константин Малофеев, который называет сложившуюся ситуацию "сиротпромом".

Государство само потворствует существованию коррупционной системы детдомов

"Это уже не просто бизнес, а я бы даже назвал это мафией, — отметил Малофеев. — Потому что как иначе объяснить, почему у нас пять лет назад снижалось количество детей в детских домах, а потом вдруг оно начало расти за счёт социального сиротства?"


Константин Малофеев называет ситуацию, сложившуюся в России, "сиротпромом". Фото: Телеканал "Царьград"

Детей, напомнил он, фактически насильно забирают из семей, где зачастую временно в силу каких-то непростых внешних обстоятельств, появились трудности: просто приходит опека, составляет акт о том, что, допустим, в холодильнике недостаточно каких-то важных, на их взгляд, продуктов (в конкретный, заметьте, момент!), и всё, ребёнка отправляют в детский дом.

Один из последних ярких примеров — когда у бабушки забрали внучку лишь за то, что она привела её на ферму показать козочек, а "контролёры" оформили это под маркой "неправильных условий содержания несовершеннолетней", без доказательств и разбирательства.

"Опека отбирает и помещает в эти страшные детские дома, — говорит заместитель главы ВРНС. — Отчего это делается? Потому что есть большая строка в казне — бюджетное финансирование таких учреждений. Исчадие, которое появилось у нас после революции, после Гражданской войны, когда было много беспризорников. Но если бы продолжилась тенденция, которая была задана пять лет назад, сейчас бы они бы уже исчезли: всех воспитанников раздали бы по семьям, и только в областных центрах осталось по одному учреждению, где дети пребывали бы недолго — в случае, если они туда попали по причине гибели родителей, отсутствия опекунов из числа родни (бабушек и дедушек), — либо по другим причинам. Но до тех пор, пока их не заберут приёмные родители, то есть недолго".

Вместо этого, подчёркивает Константин Малофеев, страна поддерживает каждый детский дом с бесконечными ремонтами и прочим содержанием. Причём известно ведь, что с учётом огромной коррупционной "ёмкости" системы можно ремонтировать каждый день, как, скажем, те же дороги.

Органы опеки как поставщик "живого товара"

"И вот, собственно говоря, у нас продолжает существовать этот "Сиротпром", который ничего, кроме зла, не приносит, — отмечает он. — Конечно же, мы не говорим обо всех замечательных зачастую людях — и медсёстрах, и воспитательницах, и директорах домов, которые тоже работают в этой системе, — мы не имеем в виду всех. Но, к сожалению, есть та среда, которая там зарождается, куда попадает ребёнок, где вынужден существовать и сам детский дом, когда он отчитывается об освоении денежных средств, и ему надо придумывать, как бы взять больше денег в следующем году. А это значит, что у него должно быть больше воспитанников".

Детский дом связан с опекой, продолжает Малофеев, а опека, получается, выступает в качестве поставщика "живого товара": если она доставитель этого "товара" — значит, опека — молодец, поскольку разглядела случай надругательства над ребёнком в семье. И детдом тоже хороший, так как он, соответственно, всех их растит и воспитывает.

Вот только в результате в этой перевёрнутой реальности количество сирот в детских домах не сокращается. Растёт число тех, кого забирают из семей.

Что характерно, ситуация накручивается и через вбросы в СМИ, которые раздуваются и преподносятся уже как настоящая жуть, которой в реальности, вполне возможно, и не было вовсе.

"Мы что же, действительно вместе со всеми нашими зрителями и читателями считаем, будто в семье ребёнку хуже, чем в детском доме? — удивляется замглавы ВРНС. — А почему тогда такие новости? Именно потому, что "Сиротпром" существует. И "сиротпромовская" мафия — тоже. Есть люди, которые зарабатывают на этом "бизнесе": те, кто постоянно ремонтирует детские дома, кто торгует органами и занимается прочими безобразиями. Это огромная мафия, начинающаяся от детских порнографов и заканчивающаяся просто коррупционерами на местах. И если государство хочет покончить с этим, у нас должна быть цель, а именно — ликвидация "Сиротпрома", детских домов".

Есть надежда, что ситуация всё же изменится

И ещё некоторое время назад это представлялось реальностью, страна шла к этому, но до того момента, считает Малофеев, пока "социальным" вице-премьером не стала Ольга Голодец.

"Я не берусь утверждать, что только это связано с ней, — объясняет он, — но почему-то именно когда она пришла, стали меняться правительственные документы: вместо тех, что были направлены на сокращение числа сирот, их стало становиться больше. Я очень надеюсь, что сейчас эта ситуация будет изменена. Написан огромный доклад сенатором Еленой Борисовной Мизулиной, который есть и у спикера Совфеда Валентины Ивановны Матвиенко, которая занимается "Десятилеткой Детства", и в правительстве".

И в этом огромном докладе, разместившемся на многих сотнях страниц, расписаны вопиющие факты и конкретные цифры, способные представить объективную картину о ситуации с сиротами в России.


Елена Борисовна Мизулина в своём докладе представила объективную картину о ситуации с сиротами в России. Фото: Александр Авилов / АГН "Москва"

"Я бы хотел пригласить Елену Мизулину на нашу программу, чтобы разобрать с ней вместе этот доклад, обсудить его, — предложил Константин Малофеев. — Социального сиротства не должно быть! Если мы — государство, которое может себе позволить содержать органы опеки, так этот орган опеки должен отвечать за то, чтобы в родной семье было хорошо, за то, чтобы помочь ей получить все социальные льготы и выплаты государства, а не отобрать ребёнка из семьи и отдать его в детский дом".

См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://youtu.be/TZYrC_EKTJU

Иначе же, резюмировал Малофеев, этот орган превращается в фашистскую структуру, которая забирает детей в приют, где ими начинают заниматься чужие дяди и тёти, не способные, конечно, дать им такую заботу и любовь, как родные папа и мама.

https://tsargrad.tv/articles/siroty-stali-zhivym-tovarom-kak-detdoma-v-rossii-prevratilis-v-mafioznyj-biznes_238664
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79325

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 14 Февраля 2020, 10:05:40 »

Иваткина Мария

Продам ребёнка: В социальных сетях торгуют сиротами


Фото: majivecka / Shutterstock.com

Социальные сети в России стали площадкой для торговли детьми. Биологические матери готовы отдать новорождённых в обход законных путей — понятное дело, за определённое вознаграждение. А семьи, отчаявшиеся родить своего ребёнка, готовы купить чужого. Сколько стоит сегодня младенец в России? Кому выгоден "сиротпром"?

Потенциальные приёмные родители, отчаявшись стоять в официальных очередях, перекочевали в интернет. В тематических пабликах "ВКонтакте" одни пишут, что хотят отказаться от ребёнка после родов, а другие сообщают о готовности забрать младенца.

"Здравствуйте! Мамочки, у кого ПДР (предполагаемый день родов. — Прим. ред.) апрель, июнь, июль, с радостью примем малыша в свою семью. Пол неважен", — говорится в сообщении Ульяны Прокопьевны, размещённой в группе ВК "Усыновлю ребёнка!!!!!".

"Вы ещё готовы усыновить или удочерить малыша?" — отвечает под постом Надежда Кошкина.

См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://youtu.be/Xyeh2MycR3M

Дальше, видимо, общение происходит в личных сообщениях. Таких групп в социальных сетях десятки. Об этом странно и дико говорить, но средняя стоимость младенца на рынке составляет от 150 до 300 тысяч рублей. Есть те, кто готов платить, есть те, кому не нужен ребёнок, но нужны деньги. Часто теневому усыновлению способствуют врачи, сотрудники опеки и региональных банков данных. Если мать отказалась от ребёнка в роддоме, то некоторые не очень добропорядочные работники за определённое вознаграждение быстро сообщают об этом заинтересованным лицам. И получается, что очередь из тех семей, кто следует правилам, движется очень медленно.

В России есть две очереди, которые никогда не пересекаются, говорят эксперты. Первая состоит из родителей, которые хотят взять совсем маленького ребёнка в возрасте от нуля до трёх лет. Вторая очередь состоит из сирот-подростков. Их в приёмные семьи берут куда реже, опасаясь трудностей с воспитанием уже сложившейся личности и пагубного влияния детского дома. Редко забирают также детей с различными заболеваниями. И здесь часто дело даже не в нежелании, а в том, что сотрудники детских домов и опеки отговаривают родителей от этого шага. Говорят: "Не справитесь, ребёнок умрёт, вас посадят". И часто сотрудниками движет не забота о благе подопечных, а корыстный интерес. В России развит бизнес на детских судьбах.

"Дети находятся на попечении государства, — рассказывает публицист, консультант социального центра "Попечение" Александр Гезалов. — На одного ребёнка в детском доме-интернате государство в месяц тратит порядка 300 тысяч рублей. В детских домах ребёнок обходится в 75-77 тысяч в месяц. Это и зарплата сотрудников, и надбавки, и так далее".

См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://youtu.be/TZYrC_EKTJU

Чем больше детей, тем больше финансирование детских учреждений. Поэтому сиротские кадры стараются сохранять и даже поддерживать. Поддерживают за счёт изъятия детей у родителей под предлогом их неблагополучия. В год из семей в России забирают около 300 тысяч детей. Большая часть из них потом возвращается обратно, но такая ротация поддерживает детский бизнес в России. Заместитель главы Всемирного Русского Народного Собора Константин Малофеев называет эту кощунственную практику "сиротпромом".

"Важно, чтобы у нас прекратился "сиротпром", когда у нас ювенальная юстиция фактически была введена подзаконными нормативными актами внутри правительства Медведева, — отмечает Константин Малофеев. — У нас социальное сиротство выросло за время существования этого правительства. А выросло оно потому, что у нас без решения суда стали детей забирать из семьи. Забирать временно, но портить их на всю жизнь".

По данным на конец 2019 года, число воспитанников детских домов в России было 43 тысячи 700 человек. Много, но в 2015 году их было на 46% больше. Эта положительная динамика говорит о том, что соотечественники стали меньше бояться усыновления. Детей берут не только бесплодные семьи, но также родители, у которых уже есть свои дети. Они говорят: "Ну неужели мы не найдём ещё одну тарелку супа?" В этом простом вопросе кроется ключ к решению проблемы. Если доходы населения будут расти, то усыновлять детей станут гораздо чаще — и малышей, и подростков. И здесь, конечно, есть работа не только для государства, но также для церкви и общества.


Детские дома поддерживают за счёт изъятия детей у родителей под предлогом их неблагополучия. Фото: dimakig / Shutterstock.com

Ну и, конечно, рука помощи должна протянуться к тем матерям, которые в социальных сетях ищут покупателей для нежеланного ребёнка. Среди них есть молодые глупые девчонки, которые не могут справиться с той ситуацией, в которой оказались. Если ребёнок в нашей стране станет главной ценностью, а именно так и должно быть, то и позорный бизнес по продаже детей уйдёт в прошлое. На сегодня это всё. Берегите себя и свой кошелёк.

https://tsargrad.tv/articles/prodam-rebjonka-v-socialnyh-setjah-torgujut-sirotami-2_238527
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 79325

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 14 Февраля 2020, 10:30:41 »

Степанов Александр

Бьют, насилуют, превращают в рабов: Детдома в России превратились в бизнес "Сиротпром"\


Фото: Red pepper / Shutterstock.com

Ежегодно государство тратит десятки миллиардов рублей на содержание детей в таких учреждениях – в то время как обычные многодетные семьи, которые как раз нередко и становятся объектами нападок опекунских служб, получают в сравнении с этими суммами сущие гроши.

Сегодня в стране насчитывается более тысячи трёхсот детдомов, в которых находятся почти 44 тысячи детей-сирот.

И содержание каждого из них за счёт только бюджетных денег (не считая помощи благотворительных организаций и тех средств, которые тратятся на помещения, их ремонт, оборудование и т.д.), обходится от 700 тысяч до 2,1 млн рублей в год в зависимости от региона.

Это – очень много. И, по идее, воспитанники интернатов и детдомов должны кататься там как сыр в масле.

На деле всё не так.

Да, численность детдомовцев постепенно всё-таки сокращается – прежде всего оттого, что люди стали активнее брать их на воспитание в свои семьи.

Однако "сиротскую систему" активно подпитывают лоббисты существования казённых "сиротских структур" – детдомов, интернатов и так далее, отбирая детей из родных семей, нередко – по надуманным предлогам или из-за того, что они поставлены на грань выживания.

Почему?

Потому что существование детдомов, как ни странно, выгодно тем, кто ими руководит и их курирует.

Потому что речь идёт о колоссальных суммах, если говорить об обеспечении всей огромной их системы, – десятках миллиардов рублей ежегодно, и финансирование – подушевое, то есть в пересчёте на одного воспитанника. Чем их больше в конкретном учреждении, тем ему лучше.


Сегодня в стране насчитывается более тысячи трёхсот детдомов, в которых находятся почти 44 тысячи детей-сирот. Фото: Sergey Voronin / Globallookpress    

Потому что это – бизнес: там, где крутятся большие деньги, разумеется, всегда есть чем поживиться.

"Нарядить провинившегося в девчачье платье – пусть ему будет стыдно"

Сами воспитанники детдомов и интернатов, впрочем, мало ощущают на себе пресловутые миллиарды. Основная доля отчислений приходится на очень приличные зарплаты директоров и их замов, а также – персоналу, получающему, однако, намного-намного меньше.

Напротив, им живётся вовсе несладко, и скандалы, связанные с нарушением их прав, а периодически – с откровенными преступлениями, происходят с незавидной регулярностью.

Свежий случай – в Воронеже, где возбуждено уголовное дело в отношении главврача (это ещё один нюанс системы: учреждения подчиняются разным ведомствам) областного специализированного Дома ребёнка.

Как выяснилось, там малышей кормили просроченными овощами и несвежей рыбой, а одному из малолетних воспитанников, сломавшему ногу, не оказали должную медпомощь, плюс вскрылись безобразия с проведением ремонта в помещении.

Но это – то ли халатность, то ли банальное воровство, пусть разбирается следствие.

А вот то, что, к сожалению, руководство значительного количества детдомов воспринимает своих подопечных как совершенно бесплатный трудовой источник, фактически превращая их в рабов, это, к сожалению, явление нередкое.

За примерами-то далеко ходить не надо – в той же Воронежской области, скажем, директор одного из таких учреждений заставлял пахать на ремонтных работах не приглашенных взрослых специалистов, а подростков, причём вручая им опасные бензопилы, да ещё и вывозил их на собственный огород – в соседний регион.

Тех, кто не пришёлся ко двору, 50-летний "хозяин" детдома избивал, находя для этого нужный предлог: одного мальчика, например, отколошматил по полной программе, придравшись к тому, что тот неправильно выполнил на занятии по физкультуре какое-то упражнение.


"Хозяин" детдома всегда находил нужный предлог для наказания воспитанников. Фото: Beate Wolter / Shutterstock.com  

Про педагогические методы в некоторых детдомах и говорить не приходится – достаточно вспомнить нашумевшую историю в Чите, где работники избивали ребят, привязывали в качестве "воспитательной меры" к кроватям, обливали холодной водой, мальчиков в наказание за проступки переодевали в девичье платье и даже вывозили в мешке в лес, подключая к этому процессу ещё и детей постарше.

А в Ярославле, в интернате для детей с особенностями развития, заведующий, развлекаясь, заставлял ребят пить мочу – ответить-то и отказаться они не могли.

Когда приезжают инспекторы, им показывают "детей-одувачников"

Но есть и ещё одна, очень гнусная и, увы, распространённая форма издевательств над воспитанниками – сексуальное насилие.

Причём о подобных фактах становится известно лишь иногда: такие учреждения ведь имеют настолько закрытый характер, что информация о мерзостях всплывает зачастую спустя годы или случайно.

Понятно ведь, что даже с учётом всех проверок, которые там проводятся, приезжающих инспекторов, о чьём визите становится известно задолго до события, встречают обычно радостные детки-одуванчики, улыбающиеся и всем довольные: питанием, обращением и так далее.


Проверяющих встречают обычно радостные детки-одуванчики, улыбающиеся и всем довольные. Фото: Nikolay Gyngazov / Globallookpress 

А о том, что происходит в обычное время – как складываются отношения и со стороны иных воспитателей, и между самими детьми, – тишина и мрак.

Вот, скажем, "фабрика насилия", вскрытая пару лет назад в одном из детдомов Санкт-Петербурга, где трое сотрудников, включая руководителя, и двое их подручных из числа старших воспитанников много лет подряд "принуждали к действиям сексуального характера" малолетних сирот.

Или жуть, которая была несколько лет подряд в Бурятии – в Галтайской специальной (то есть коррекционной) общеобразовательной школе-интернате, где один из подростков насиловал несовершеннолетних учениц: то непосредственно в самом учреждении, то в летнем лагере.

Девочки молчали до тех пор, пока мучитель, которому исполнилось, наконец, к их счастью, восемнадцать, не покинул интернат.

"Помимо этого следователи выяснили, что в интернате годами среди воспитанников складывалась нездоровая обстановка, связанная с применением физического насилия, унижением более слабых детей, употреблением несовершеннолетними наркотиков", – сообщили Царьграду в региональном СКР.

Руководство учреждения, однако, уверяет: ни о чём не знали.

Как такое может быть – тоже вопрос. Но известно, однако, что этот интернат уже становился объектом расследования правоохранительных органов: однажды (а может, и не раз) администрация оплатила поездку детей в летний лагерь за их же собственный счёт – перечислив деньги с пенсий самих ребят, а потом там по неизвестным причинам покончила жизнь самоубийством воспитанница.

80 процентов детдомовцев – это "социальные сироты"

Между тем известно, что 80 процентов всех воспитанников – это так называемые "социальные сироты", то есть те, у кого на самом деле есть родители, по крайней мере кто-то один жив, папа или мама. Либо имеются бабушки и дедушки либо дяди и тёти.

И они могли бы жить с ними.


80 процентов всех воспитанников детских домов – это так называемые "социальные сироты". Фото: Nikolay Gyngazov / Globallookpress 

Но, с одной стороны, существуют органы опеки и попечительства, которые нередко действуют по принципу "на своё усмотрение", с другой – очевиден явный дисбаланс с финансированием семей с детьми и суммами на содержание сирот.

В качестве яркой иллюстрации можно привести новость, облетевшую недавно все информационные ленты: в Москве бабушка угрожала выбросить трёхлетнего внука в окно, чтобы не отдавать в детдом, и многие ухватили сюжет именно в таком ракурсе.

В действительности же 70-летняя женщина не открывала дверь сотрудникам опеки, прибывшим отобрать мальчика, поскольку они инициировали лишение родительских прав его матери – мол, не имеет постоянного дохода. Пенсионерка же просила оставить малыша на воспитание ей, но инспекторы отказывались, поскольку она ему не родная, а была приёмной для его матери, которая, кстати, уже устроилась работать фельдшером в поликлинику и примчалась на место событий.

Но дверь сломали, малыша забрали. Куда его теперь – в детдом? И что там с ним будет – пусть не сейчас, а через пару-тройку лет?

Я вообще не понимаю, почему у нас к родной семье, к кровной, такое отношение? – говорит председатель Национального родительского комитета по поддержке семьи и развитию социальных инициатив Ирина Волынец. – В нашей стране есть такой феномен: даже честно работающим, совершенно нормальным в социальном плане людям не хватает денег на жизнь. Как такое может быть? Зато государство выделяет огромные суммы на содержание сирот, немалую часть из которых само же, собственно, и сделало.

Да, признаёт она, есть значительное число ребят, которых просто необходимо вырывать из лап родителей-пьяниц, потому что они не должны жить и воспитываться в таких условиях и видеть вечно нетрезвые физиономии перед собой, дно общества и впитывать в себя весь тот негатив, который свойственен тем.

Однако это вовсе не означает, что одно зло следует подменять другим – то есть детским домом либо приёмными семьями, часть из которых также стремится не воспитывать, а зарабатывать на поручаемых их заботам детях.

"У нас такая система: те же структуры, которые воспитывают, одновременно выступают и контролёрами, – продолжает Волынец. – Понятно ведь, что сама собой порождается коррупционная связка, а потом покрываются все безобразия, которые происходят в детдомах и некоторых приёмных или патронатных семьях (я, кстати, вовсе не говорю, что во всех, поскольку есть замечательные приёмные семьи). Но к визиту проверяющих обычно все готовы, никаких проблем с ними не возникает".

Вместо того чтобы финансировать "социальное сиротство", считает она, нам надо максимально развивать адресную поддержку семей – раз уж сегодня идёт разговор об изменении политики в этом направлении.

"Любому ребёнку нужна семья, а не эфемерные блага детдомов"

"Избавиться от детдомов полностью не получится, – считает, в свою очередь, член Общественной палаты России Элина Жгутова, которая входит в комиссию по поддержке семьи, материнства и детства и выступает категорически против ювенальной юстиции, предусматривающей вмешательство в дела семьи. – Потому что есть ребятишки, допустим, с орфанными заболеваниями, которым нужен постоянный присмотр специалистов, другие случаи. Но детский дом – это крайний случай. И в том, что нужно совершенно менять саму систему детдомов, сомнений никаких нет: в том виде, в котором они существуют сегодня, их быть не должно".


Член Общественной палаты России Элина Жгутова уверена, что Для счастья ребёнка нужны не какие-то условные материальные блага, но материнская и отцовская любовь. Фото: Александр Авилов / АГН "Москва"

Гораздо важнее вместе с тем Жгутова считает необходимость отказа государством от "социально-дарвинистского подхода", предполагающего, что одни люди достойны иметь детей, поскольку они успешны в плане материального достатка, а другие – нет, и у них можно отбирать сыновей и дочерей, отправляя их в детские учреждения и приёмные семьи, к чужим людям – при живых родителях.

Сторонники ювенальной юстиции всячески стараются подчеркнуть тем самым, что незаменимых родителей нет, но это же глупость! Для счастья ребёнка нужны не какие-то условные материальные блага, которые якобы есть в тех же детдомах, но материнская и отцовская любовь, родители,

– уверена она.

Странное дело, удивляется Элина Жгутова – точно так же, как и Ирина Волынец: власть готова на воспитание детей в родных семьях бросать ничтожные гроши (по крайней мере, к счастью, отказались от смешных 50-рублёвых пособий на ребёнка и ввели, по инициативе президента Путина, более существенные выплаты), как подачку, а на детские дома, где происходит непонятно что и контроль на расходованием средств во многом выглядит условно, отчисляются миллиарды – не считая грантов и спонсорских денег.

Царьград, кстати, проверил (отчёты таких учреждений обязаны выкладывать в открытый доступ, правда, некоторые лукавят и ставят неработающие ссылки) – суммы выделяются действительно колоссальные.

Например, на один детдом в той же Бурятии выделяется около 31,2 миллиона рублей в год: три четверти из них уходят на зарплату персоналу (ещё раз напомним: то, что получает директор, не сравнить с заработком обычных воспитателей и уж тем более нянечек), а почти всё остальное – расходы "на закупку товаров, работ и услуг".

Представляете, если эти деньги взять да и выдать пособиями и стимулирующими выплатами обычным семьям – тем, в которых на самом деле положено воспитываться детям? Неужели будет хуже?

https://tsargrad.tv/articles/bjut-nasilujut-prevrashhajut-v-rabov-detdoma-v-rossii-prevratilis-v-biznes-sirotprom_238139
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!