Русская беседа
 
02 Июня 2020, 17:45:22  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Слова утешения христианам при закрытых в условиях карантина храмах  (Прочитано 100 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10234


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 13 Апреля 2020, 03:52:20 »


Митрополит Афанасий Лимасольский: «Знайте, братья: вы все в храме!»

Христианам о карантине и закрытых храмах


С того дня как на Кипре из-за пандемии оказались закрыты храмы для посещения прихожанами, Митрополит Афанасий Лимассольский стал ежедневно утром и вечером в эфире радио Митрополии общаться со своими духовными чадами, успокаивая и утешая их. Еще он благословил «цепочку непрестанной молитвы», в которой участвуют все желающие. В начале каждой программы «Христу Богу предадим» Митрополит читает и объясняет Священное Писание или вспоминает подвижников, которых знал, а после звонят люди: они могут поделиться своей болью, что-то рассказать или спросить. Это общение напоминает беседы геронды с духовными чадами в монастырском архондарике.


Митрополит Афанасий Лимасольский


– Геронда, почему Господь послал нам вирус и смерть?

– Господь сотворил мир прекрасным. Смерть, несчастья, страдания, нищета, болезни, бедствия, зло, происходящее в мире, пришли потом. Их создал не Господь. Их выбрали мы, люди, через отступление от Бога. Это все последствия падения человека, его злоупотребления своей свободой.

    Бог – наш Отец. Он есть Любовь. Мы, к сожалению, оставляем Бога и приносим в мир зло

Человек разорвал связь с Богом. А Бог – наш Отец. Он есть Любовь. Мы, к сожалению, оставляем Бога и приносим в мир зло. И чем дальше мы своими греховными делами отдаляемся от благодати Божией, тем ближе подходим к врагу человеческому, диаволу. Как когда мы отдаляемся от света, то попадаем во тьму. Солнце есть, но если мы прячемся от него, нам становится темно и холодно. А выйдя на солнышко, согреваемся.

– Геронда, меня не оставляет помысел: в Греции храмы закрыли в Крестопоклонную Неделю. В пустых храмах читалось Евангелие о том, что тот, кто старается спасти свою жизнь, ее потеряет, а кто хочет ее потерять ради Христа, приобретет. Получается, наши слова и дела расходятся. Как во время Второго Пришествия мы встретим св. Кирика, св. Марину, св. Димитрия – тех, кто был разрублен на кусочки, сожжен, пролил кровь? Что скажем Богу: испугались вируса?

– Нужно понимать, что в Церкви не все имеют столь же глубокую веру. Есть и более слабые братья, они думают иначе. И мера Церкви – это не сильные, а немощные. Церковь употребляет икономию, снисхождение. У Церкви есть два способа, которыми она встречает разные ситуации: акривия и икономия. Я совершенно согласен с тем, что ты говоришь: это акривия. И тот, кто хочет следовать акривии в своей жизни, благословен и Богу угоден. Но Церковь снисходит к немощным братьям, к тем, кто чувствует, что должен соблюдать человеческие меры для своего спасения и сохранения.

Что сказал Господь наш Иисус Христос, когда диавол предложил Ему спрыгнуть с крыши храма? А диавол ведь имел благовидный предлог, он сказал: раз Ты Сын Божий, с Тобой ничего не будет, и это правда: с Ним бы ничего не случилось, так как Он Сын Божий. Христос ответил: «Не искушай Господа Бога своего» (Мф. 4, 5–7)!

Если ты почитаешь патерик, то найдешь много историй, когда даже святые подвижники применяли икономию смирения ради. Раз один авва встретил зверя и свернул на другую дорогу. Его спросили: «Ты что же, отче, испугался зверя, раз свернул на другую дорогу? Почему не дал ему тебя съесть, если это было попущено Богом?» Он ответил: «Я боюсь не зверя. Я боюсь гордости, эгоизма и не хочу искушать Бога».

И святой Афанасий Великий скрывался: он не сел на площади, не рассудил так, что если Господь хочет, чтобы меня схватили, пускай схватят. Он спрятался. Его спрятали монахи монастыря Святого Пахомия и не выдали искавшим его воинам. Отцы тоже поступили по-человечески. Мы похваляем акривию, но и человеческую немощь не осуждаем. И лучше рассудим так: проявим послушание, раз наши отцы, Предстоятели Православных Церквей, Синоды архиереев приняли такое решение. И послушание поможет нам и спасет нас.

    Если мы сами желаем следовать акривии, хорошо. Но мы не можем требовать ее от других

Следовать помыслу бывает опасно. И Бог может и не благословить нам этого! Если мы сами желаем следовать акривии, хорошо. Но мы не можем требовать ее от других. Для них применим икономию, которую пастырски применяет Церковь, с рассуждением, чтобы упокоить и сильных, и слабых, и людей сильной веры, и маловерных, и тех, кто мыслит по-человечески, и тех, кто думает только о духовном.

– Вы учите нас исповедовать Христа ежедневно. Сейчас мы отрекаемся от Христа!

– Не будем повсюду видеть опасность отречения! Меры принимаются не против веры. Государство не призывает нас отречься от Христа. И, конечно, мы не отречемся, даже если нас станут убивать! Сейчас речь о другом: это попытка предотвратить распространение серьезной эпидемии. Эпидемия представляет опасность не для Церкви, а для членов Церкви. И мы проявляем послушание государству, которое призывает нас не отрекаться от веры, а воздержаться на время от посещения храмов. Вы видите, что все наши отцы заняли эту позицию: и Святая Гора, и Синайский монастырь, и Иерусалим, и Метеоры, и все монастыри Греции – все пошли на самоизоляцию, чтобы остановить эпидемию. Неужели мы выше наших пастырей? Будем иметь добрую обеспокоенность, но, прежде всего, послушание пастырям. Проявим смирение перед данностью и пойдем туда, куда идут все люди Церкви.

Это не против Христа. Это ради блага людей и во избежание реальной опасности. Существует болезнь, очень опасная и заразная. В Святом Евангелии от Иоанна мы читаем: «В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев» (Ин. 20, 19). И ученики, и святые апостолы в день Воскресения Христова собрались вместе из-за страха иудеев: они не выходили на улицу – боялись евреев. Они не говорили: пускай Бог нам поможет! Но со страхом и смирением оставались дома, не выходили, пребывали собранными вместе. И Христос пришел, их нашел, благословил и сказал: «Мир вам!» Явил им Себя.

    Это не против Христа. Это ради блага людей и во избежание реальной опасности

– Митрополит Эдессы Иоиль сказал, что невозможно заразиться через целование икон, благословение священника и пр. Если так, почему же храмы закрыли?

– Мы можем заразиться вирусом не от святыни, а во время нашего общения, входа-выхода, работ, которые исполняем в храме... Мы, люди Церкви, и наши священники, и наши епископы, тоже можем заболеть этой вирусной болезнью. Уже один епископ в Сербии скончался от короновируса. Мы подхватываем вирус не от Святого Причастия и Святых Таин. Мы живем в мире, встречаемся, общаемся на очень многих уровнях повседневной жизни и подвержены опасности, как и все. Поэтому Церковь проявила икономию «до времени». И мы увидим, как скоро пройдет этот краткий период, о котором нас попросило государство, чтобы по-человечески помочь нынешней ситуации. Проявим послушание Церкви. Оно есть надежный путь ко спасению.


Важно не почему случилось, а как претерпеть!

– Ученики спросили Христа о слепом: кто согрешил, что он родился слепым. И Христос ответил, что ни он, ни его родители, но чтобы явилась сила Божия (Ин. 9, 3). Коронавирус – это наказание за наши грехи, или он послан для чего-то?

– Отцы Церкви учат нас не предаваться мыслям о том, почему произошло то или иное событие. Святой авва Марк Подвижник, этот учитель духовного закона, хорошо говорит, что когда в твою жизнь приходит искушение, скорбь, что-то трудное и тяжелое, не пытайся понять, почему это с тобой случилось, но задумайся, как это претерпеть без уныния, смущения, не изматывая себя, не теряя своей духовной сущности. Еще проще говорит святой Паисий: извлеки духовную пользу из искушения. Отцов не занимает вопрос, почему что-то случилось. Их занимает вопрос, как случившееся претерпеть.

Какой смысл копаться в том, почему это случилось? Отцы ответили: по нашим грехам. Не по грехам мира. По моим собственным. Грехи – причина искушений. Я не могу сказать, что грехи мира привели к этой трудной ситуации. Наши грехи! Наши братья не грешны. Грешны мы. Лично каждый из нас. Но когда во всем мире происходит большое искушение, не время испытывать угрызения совести и чувство вины. Время понять, как искушение встретить духовно и извлечь из него духовную пользу.

Сейчас людям необходимо утешение. Сейчас не время упрекать людей. В трудный час не укоряют, а утешают, поддерживают, просвещают, направляют. Когда искушение закончится, кто-то, может, и рассмотрит причины, упущения, преувеличения, недостатки, дабы извлечь пользу из наших ошибок. Теперь же час утешения, взаимной поддержки, горячей, огненной молитвы за весь мир. Нам, людям Церкви, особенно важно объяснить слово Божие тем, кто нуждается в утешении от Господа.

    Сейчас людям необходимо утешение. Сейчас не время упрекать людей

Почему и как возник коронавирус, я не могу вам сказать. Это должны сказать люди святые, извещенные Богом.

Я расскажу, что произошло на Катунаках со святым Ефремом. В 1977-м году в Салониках случилось большое землетрясение, я в ту ночь как раз находился в Салониках. Страшное землетрясение! Многие здания были разрушены. 70–80 человек погибли. Городу был нанесен огромный ущерб. И старец Ефрем рассказывал нам, как на молитве увидел дома в Салониках и удивился: что я вижу? Салоники? вместо того, чтобы молиться и видеть Господа перед собою, я вижу Салоники?! И когда произошло сильное землетрясение, с большими разрушениями, он понял, что Бог призывал его таким способом молиться об этом городе.

Так что мера святых людей – знать, почему и как пришел вирус. Не моя. То, что знаю я, – как нам его встречать. С молитвой, упованием на доброго Владыку Христа, Господа мира (не диавол, не дела тьмы, но Христос управляет вселенной!). Будем источать свет любви Христовой и упования миру. И знать, что если мы примем испытание духовно, получим большую пользу. Если молимся с надеждой, смирением, покаянием и большой теплотой, мы можем одолеть и уничтожить этот вирус. Не мы, благодать Божия!

– Сейчас на великом повечерии поется «С нами Бог». Что значат эти слова?

– Это вопль Церкви. Это вопль человека, который просит Бога быть с ним рядом! Потому что если с нами Бог, то никто нас не одолеет. Как говорит Писание: с нами Бог – «и никтоже на ны» (Рим. 8, 31). Поэтому вся Церковь молит Бога: «Господи Сил с нами буди! Иного бо разве Тебе Помощника в скорбех не имамы, Господи Сил, помилуй нас!»

В этот час мы особенно нуждаемся в том, чтобы Господь был с нами рядом. Точнее сказать, чтобы мы сами были с Богом! Бог не оставляет человека, Он – его Отец. Бога оставляет человек. Нам необходимо вернуться к жизни в соответствии с Его святой волей и сохранять связь наших душ с Его святой благодатью.


О диаконе, кадившем пустые стасидии

– Теперь, когда в храме людей нет, для кого служится литургия?

– Литургия – это дело всех. Она совершается людьми через священника и возносится Богу-Отцу, и освящает весь мир. Когда мы служим, то служим за весь мир. Так поступали и подвижники в пустынях. Так служили и мы на Святой Горе: с нашим герондой нас было два человека в каливе первые годы – священник-геронда и брат. Народу не было.

Прекрасно сказал святой Софроний Эссекский: и когда ты служишь с одним человеком, и когда ты служишь со всем народом, Божественная литургия совершается за весь мир, за всего Адама – от первого человека до последнего, за живых и усопших, за всю тварь. Поэтому Божественная Евхаристия – величайшее благословение. Разумеется, идеально, чтобы присутствовали все наши братья. Но даже если их нет, мы все равно молимся обо всех, обо всем мире. И знаете? Можно отсутствовать телом, но присутствовать душой.

На Святой Горе рассказывают такую историю. Один добродетельный диакон кадил в церкви во время службы некоторые пустые стасидии, другие же, в которых стояли монахи, пропускал. Его спросили: «Почему ты не кадишь? Там же стоят братья!» Он ответил: «Я не вижу их!» Эти братья стояли в церкви, но их ум блуждал где-то на стороне – был занят мыслями о работе, о посторонних вещах. В то время как те стасидии, которые казались пустыми, были наполнены Святым Духом. Это были те братья, которые несли послушания вне храма, но их ум и сердце пребывали в храме. Духом они присутствовали на службе. Поэтому многие могут сейчас отсутствовать телесно в час Святой литургии, но их душа, ум, сердце пребывают на Божественной литургии, по которой они скучают. Им не хватает литургии, они горюют, лишенные возможности присутствия на литургии.

– Мы не ходим в храм и молимся дома. С древних времен Церковь раздавала в особых случаях Причащение вне храма тем, кто в нем нуждался: больным, заключенным... Насколько необходимо Причастие?

    Господь действует разными способами ко спасению людей. Не смущайтесь! Доверяйте Церкви!

– На литургии Причастие – это основная цель. Сейчас на литургии причащаются те, кто на ней присутствуют: наши священники, диаконы, певчие, те, кому позволено. Но вот вам пример: святая Мария Египетская около 40 лет прожила в пустыне без Причастия и причастилась в последний день своей жизни, как прекрасно повествует ее житие.

Божественное Причащение необходимо. Но когда брат исповедуется, я могу ему сказать: «По разным причинам причастишься через месяц». Если он исполнит послушание духовнику, это будет, словно бы он причастился. Сейчас не мы решили по лени, нерадению или безразличию не причащаться, но Церковь. Поэтому, если мы исполним послушание Церкви со смирением, то и Господь сподобит нас причаститься достойно, когда придет час, и мы сможем посещать святые храмы. Одной матрицы для всех и всего нет. Если бы мы могли причащаться, прекрасно. Раз не можем, не станем сомневаться в том, что Господь действует разными способами ко спасению людей. Не смущайтесь! Доверяйте Церкви!


Где же Бог? В церкви или на кухне?

– А что вы чувствуете, когда служите без народа?

– Нас огорчает то, что мы служим одни, но я скажу, что ощущаю я. Я ощущаю, что я не один. И все наши братья и сестры присутствуют на службе.

Вот история из патерика. В одном монастыре жил брат, который вел себя как простачок, юродствовал, а на самом деле был подвижником и духовным человеком. Этот монах изображал из себя безграмотного, и отцы отправили его на кухню, чтобы он следил за печью и готовил еду для братии, пока те молились в церкви. Он и готовил. Весь чумазый от угля, печи, дыма – ставил еду в печь, перемешивал ее. А лишь выдавалось пять свободных минут, бежал к дверям церкви, чтобы хоть немного послушать службу. Он не заходил внутрь. Он стоял снаружи – на пару минут подходил к дверям, потом бежал на кухню, снова в церковь – и возвращался на кухню. В какой-то момент он отвлекся, и кухня загорелась от дров печи, брат прибежал, затушил пожар, снял еду и перемешал ее просто рукой. И хотя он был охвачен огнем, с ним совершенно ничего не случилось. И тогда добродетельный игумен сказал братьям: «Отцы! Так где же Бог? На кухне или в церкви?» И все сказали: конечно, в церкви, потому что там добродетельный человек, который подвизается ради любви Божией.

Телесно наши братья пребывают вне храма. Но я ощущаю, что духом они все здесь. Все! Потому что их сердце, их ум и их намерения, их расположение – в храме. И то, что они скорбят из-за невозможности быть в храме, важно духовно, потому что так происходит духовная работа покаяния и молитвы. И эту молитву, эту боль, эту любовь добрый Бог примет и обратит во благо, чтобы изгнать испытание, которое охватило весь мир.

Мы скорбим, но знайте, братья: вы все в храме! Ваше сердце и ваша любовь – в храме! Тогда как в мирное время мы, бывает, стоим в церкви, а наш ум путешествует, мы дремлем, болтаем, часто бываем равнодушны. И мы, священники, и вы миряне, этим согрешаем. А теперь, когда мы все скорбим, остаемся вне храма, наше сердце и наша любовь – в храме. И в этом есть своя польза.


(Окончание следует)
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10234


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 13 Апреля 2020, 03:52:51 »

(Окончание)


Молиться с болью и любовью

– У нас маленькие дети. Мы все время дома. Как нам молиться?

– Где бы мы ни были, и если мы дома, и если мы в пещерах, и если в темнице, наше сердце может работать духовно и молиться непрестанно Богу. Особенно если вы держите своих деток на руках, глядя на деток, впереди у которых вся жизнь, вы чувствуете, как им нужен мир спокойный, устойчивый, благословенный. Из любви к нашим деткам будем молиться и о них, и обо всех детях на земле, чтобы Господь благословил их, чтобы на земле был мир, чтобы они росли в безопасности и любви Божией.

– Как нам молиться о наших священниках сейчас? Есть какая-то особая молитва?

– Молитве необходимы простота, любовь и боль о каждом человеке. И о наших священниках, которые несут тяжелый крест в эти дни, но и, конечно, о наших врачах и медсестрах будем молиться, ощущая тяжесть креста испытания и ответственности, который они несут, и опасности, которой подвергаются, с отвагой жертвуя собой ради служения больным. Как и священники, которые молятся о нас на божественных службах, так и каждый человек, который несет ответственность за свою семью в этот трудной ситуации, – все нуждаются в подкреплении от Господа. Так что с любовью и болью будем молиться о наших братьях своими словами. Или молитвой: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих...». Или читая молебный канон к Богородице и святым, которых особо любим. Или читая Псалтирь и другие молитвы. Все это добро и полезно.

    Молитве необходимы простота, любовь и боль о каждом человеке

Старец Паисий очень утешался молитвой по Псалтири. По Псалтири геронда молился ежедневно, обычно после обеда, когда посетители расходились, и он оставался один. Он читал Псалтирь за людей, особенно нуждавшихся – живых и усопших, подражая своему наставнику святому Арсению Каппадокийскому. У геронды хранилась тетрадка святого, в которой тот отметил, какой псалом для какого случая предназначается. И так старец Паисий молился, с огромной болью и любовью, обо всех людских ситуациях.

Псалтирь была, есть и будет наш духовный золотой запас. К нему отцы Церкви обращались непрестанно.

– А как молиться обо всем мире?

– Так же и обо всем мире – с болью и любовью. Мы видим и чувствуем, что наш мир охватили тревога, страдание, опасность, скорбь, ежедневно умирают люди, врачи ухаживают за больными, другие подвизаются, каждый по-своему – все находятся в трудном положении. Будем молиться огненной молитвой к Богу за весь мир: «Господи Иисусе Христе, помилуй весь мир Твой и нас, грешных!» Все наши молитвы возымеют большую силу перед Богом и благословят человечество. Этот трудный час, который разразился, как страшный гром, над всем миром, минует.


«Велий еси, Боже»

Эту молитовку – «Велий еси, Боже, и дивна дела Твоя» – произносили наши бабушки и дедушки во время стихийных бедствий и ненастья, грома и молнии. Я помню, как моя бабушка крестилась и говорила: «Велий еси, Боже, и дивна дела Твоя». Наши предки даже природные явления употребляли для того, чтобы благословлять и воспевать Имя Божие. Они не боялись и встречали происходящее мирно. Что бы ни случилось.

И этим освящали посланные им испытания.


Митрополит Лимасольский Афанасий
Перевела с новогреческого Александра Никифорова

13 апреля 2020 г.



https://pravoslavie.ru/130168.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81114

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 14 Апреля 2020, 18:50:34 »

МИТРОПОЛИТ АФАНАСИЙ ЛИМАСОЛЬСКИЙ: «ЗНАЙТЕ, БРАТЬЯ: ВЫ ВСЕ В ХРАМЕ!»

Христианам о карантине и закрытых храмах

Когда на Кипре из-за пандемии были закрыты храмы для посещения прихожанами, Митрополит Афанасий Лимассольский стал ежедневно утром и вечером в эфире радио Митрополии общаться со своими духовными чадами, успокаивая и утешая их. Еще он благословил «цепочку непрестанной молитвы», в которой участвуют все желающие. В начале каждой программы «Христу Богу предадим» Митрополит читает и объясняет Священное Писание или вспоминает подвижников, которых знал, а после звонят люди: они могут поделиться своей болью, что-то рассказать или спросить. Это общение напоминает беседы геронды с духовными чадами в монастырском архондарике.


Митрополит Лимасольский Афанасий

– Геронда, почему Господь послал нам вирус и смерть?

– Господь сотворил мир прекрасным. Смерть, несчастья, страдания, нищета, болезни, бедствия, зло, происходящее в мире, пришли потом. Их создал не Господь. Их выбрали мы, люди, через отступление от Бога. Это все последствия падения человека, его злоупотребления своей свободой.

Бог – наш Отец. Он есть Любовь. Мы, к сожалению, оставляем Бога и приносим в мир зло

Человек разорвал связь с Богом. А Бог – наш Отец. Он есть Любовь. Мы, к сожалению, оставляем Бога и приносим в мир зло. И чем дальше мы своими греховными делами отдаляемся от благодати Божией, тем ближе подходим к врагу человеческому, диаволу. Как когда мы отдаляемся от света, то попадаем во тьму. Солнце есть, но если мы прячемся от него, нам становится темно и холодно. А выйдя на солнышко, согреваемся.

– Геронда, меня не оставляет помысел: в Греции храмы закрыли в Крестопоклонную Неделю. В пустых храмах читалось Евангелие о том, что тот, кто старается спасти свою жизнь, ее потеряет, а кто хочет ее потерять ради Христа, приобретет. Получается, наши слова и дела расходятся. Как во время Второго Пришествия мы встретим св. Кирика, св. Марину, св. Димитрия – тех, кто был разрублен на кусочки, сожжен, пролил кровь? Что скажем Богу: испугались вируса?

– Нужно понимать, что в Церкви не все имеют столь же глубокую веру. Есть и более слабые братья, они думают иначе. И мера Церкви – это не сильные, а немощные. Церковь употребляет икономию, снисхождение. У Церкви есть два способа, которыми она встречает разные ситуации: акривия и икономия. Я совершенно согласен с тем, что ты говоришь: это акривия. И тот, кто хочет следовать акривии в своей жизни, благословен и Богу угоден. Но Церковь снисходит к немощным братьям, к тем, кто чувствует, что должен соблюдать человеческие меры для своего спасения и сохранения.

Что сказал Господь наш Иисус Христос, когда диавол предложил Ему спрыгнуть с крыши храма? А диавол ведь имел благовидный предлог, он сказал: раз Ты Сын Божий, с Тобой ничего не будет, и это правда: с Ним бы ничего не случилось, так как Он Сын Божий. Христос ответил: «Не искушай Господа Бога своего» (Мф. 4, 5–7)!

Если ты почитаешь патерик, то найдешь много историй, когда даже святые подвижники применяли икономию смирения ради. Раз один авва встретил зверя и свернул на другую дорогу. Его спросили: «Ты что же, отче, испугался зверя, раз свернул на другую дорогу? Почему не дал ему тебя съесть, если это было попущено Богом?» Он ответил: «Я боюсь не зверя. Я боюсь гордости, эгоизма и не хочу искушать Бога».

И святой Афанасий Великий скрывался: он не сел на площади, не рассудил так, что если Господь хочет, чтобы меня схватили, пускай схватят. Он спрятался. Его спрятали монахи монастыря Святого Пахомия и не выдали искавшим его воинам. Отцы тоже поступили по-человечески. Мы похваляем акривию, но и человеческую немощь не осуждаем. И лучше рассудим так: проявим послушание, раз наши отцы, Предстоятели Православных Церквей, Синоды архиереев приняли такое решение. И послушание поможет нам и спасет нас.

Если мы сами желаем следовать акривии, хорошо. Но мы не можем требовать ее от других

Следовать помыслу бывает опасно. И Бог может и не благословить нам этого! Если мы сами желаем следовать акривии, хорошо. Но мы не можем требовать ее от других. Для них применим икономию, которую пастырски применяет Церковь, с рассуждением, чтобы упокоить и сильных, и слабых, и людей сильной веры, и маловерных, и тех, кто мыслит по-человечески, и тех, кто думает только о духовном.

– Вы учите нас исповедовать Христа ежедневно. Сейчас мы отрекаемся от Христа!

– Не будем повсюду видеть опасность отречения! Меры принимаются не против веры. Государство не призывает нас отречься от Христа. И, конечно, мы не отречемся, даже если нас станут убивать! Сейчас речь о другом: это попытка предотвратить распространение серьезной эпидемии. Эпидемия представляет опасность не для Церкви, а для членов Церкви. И мы проявляем послушание государству, которое призывает нас не отрекаться от веры, а воздержаться на время от посещения храмов. Вы видите, что все наши отцы заняли эту позицию: и Святая Гора, и Синайский монастырь, и Иерусалим, и Метеоры, и все монастыри Греции – все пошли на самоизоляцию, чтобы остановить эпидемию. Неужели мы выше наших пастырей? Будем иметь добрую обеспокоенность, но, прежде всего, послушание пастырям. Проявим смирение перед данностью и пойдем туда, куда идут все люди Церкви.

Это не против Христа. Это ради блага людей и во избежание реальной опасности. Существует болезнь, очень опасная и заразная. В Святом Евангелии от Иоанна мы читаем: «В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев» (Ин. 20, 19). И ученики, и святые апостолы в день Воскресения Христова собрались вместе из-за страха иудеев: они не выходили на улицу – боялись евреев. Они не говорили: пускай Бог нам поможет! Но со страхом и смирением оставались дома, не выходили, пребывали собранными вместе. И Христос пришел, их нашел, благословил и сказал: «Мир вам!» Явил им Себя.

Это не против Христа. Это ради блага людей и во избежание реальной опасности

– Митрополит Эдессы Иоиль сказал, что невозможно заразиться через целование икон, благословение священника и пр. Если так, почему же храмы закрыли?

– Мы можем заразиться вирусом не от святыни, а во время нашего общения, входа-выхода, работ, которые исполняем в храме... Мы, люди Церкви, и наши священники, и наши епископы, тоже можем заболеть этой вирусной болезнью. Уже один епископ в Сербии скончался от короновируса. Мы подхватываем вирус не от Святого Причастия и Святых Таин. Мы живем в мире, встречаемся, общаемся на очень многих уровнях повседневной жизни и подвержены опасности, как и все. Поэтому Церковь проявила икономию «до времени». И мы увидим, как скоро пройдет этот краткий период, о котором нас попросило государство, чтобы по-человечески помочь нынешней ситуации. Проявим послушание Церкви. Оно есть надежный путь ко спасению.

Важно не почему случилось, а как претерпеть!

– Ученики спросили Христа о слепом: кто согрешил, что он родился слепым. И Христос ответил, что ни он, ни его родители, но чтобы явилась сила Божия (Ин. 9, 3). Коронавирус – это наказание за наши грехи, или он послан для чего-то?

– Отцы Церкви учат нас не предаваться мыслям о том, почему произошло то или иное событие. Святой авва Марк Подвижник, этот учитель духовного закона, хорошо говорит, что когда в твою жизнь приходит искушение, скорбь, что-то трудное и тяжелое, не пытайся понять, почему это с тобой случилось, но задумайся, как это претерпеть без уныния, смущения, не изматывая себя, не теряя своей духовной сущности. Еще проще говорит святой Паисий: извлеки духовную пользу из искушения. Отцов не занимает вопрос, почему что-то случилось. Их занимает вопрос, как случившееся претерпеть.

Какой смысл копаться в том, почему это случилось? Отцы ответили: по нашим грехам. Не по грехам мира. По моим собственным. Грехи – причина искушений. Я не могу сказать, что грехи мира привели к этой трудной ситуации. Наши грехи! Наши братья не грешны. Грешны мы. Лично каждый из нас. Но когда во всем мире происходит большое искушение, не время испытывать угрызения совести и чувство вины. Время понять, как искушение встретить духовно и извлечь из него духовную пользу.

Сейчас людям необходимо утешение. Сейчас не время упрекать людей. В трудный час не укоряют, а утешают, поддерживают, просвещают, направляют. Когда искушение закончится, кто-то, может, и рассмотрит причины, упущения, преувеличения, недостатки, дабы извлечь пользу из наших ошибок. Теперь же час утешения, взаимной поддержки, горячей, огненной молитвы за весь мир. Нам, людям Церкви, особенно важно объяснить слово Божие тем, кто нуждается в утешении от Господа.

Сейчас людям необходимо утешение. Сейчас не время упрекать людей

Почему и как возник коронавирус, я не могу вам сказать. Это должны сказать люди святые, извещенные Богом.

Я расскажу, что произошло на Катунаках со святым Ефремом. В 1977-м году в Салониках случилось большое землетрясение, я в ту ночь как раз находился в Салониках. Страшное землетрясение! Многие здания были разрушены. 70–80 человек погибли. Городу был нанесен огромный ущерб. И старец Ефрем рассказывал нам, как на молитве увидел дома в Салониках и удивился: что я вижу? Салоники? вместо того, чтобы молиться и видеть Господа перед собою, я вижу Салоники?! И когда произошло сильное землетрясение, с большими разрушениями, он понял, что Бог призывал его таким способом молиться об этом городе.

Так что мера святых людей – знать, почему и как пришел вирус. Не моя. То, что знаю я, – как нам его встречать. С молитвой, упованием на доброго Владыку Христа, Господа мира (не диавол, не дела тьмы, но Христос управляет вселенной!). Будем источать свет любви Христовой и упования миру. И знать, что если мы примем испытание духовно, получим большую пользу. Если молимся с надеждой, смирением, покаянием и большой теплотой, мы можем одолеть и уничтожить этот вирус. Не мы, благодать Божия!

– Сейчас на великом повечерии поется «С нами Бог». Что значат эти слова?

– Это вопль Церкви. Это вопль человека, который просит Бога быть с ним рядом! Потому что если с нами Бог, то никто нас не одолеет. Как говорит Писание: с нами Бог – «и никтоже на ны» (Рим. 8, 31). Поэтому вся Церковь молит Бога: «Господи Сил с нами буди! Иного бо разве Тебе Помощника в скорбех не имамы, Господи Сил, помилуй нас!»

В этот час мы особенно нуждаемся в том, чтобы Господь был с нами рядом. Точнее сказать, чтобы мы сами были с Богом! Бог не оставляет человека, Он – его Отец. Бога оставляет человек. Нам необходимо вернуться к жизни в соответствии с Его святой волей и сохранять связь наших душ с Его святой благодатью.

О диаконе, кадившем пустые стасидии

– Теперь, когда в храме людей нет, для кого служится литургия?

– Литургия – это дело всех. Она совершается людьми через священника и возносится Богу-Отцу, и освящает весь мир. Когда мы служим, то служим за весь мир. Так поступали и подвижники в пустынях. Так служили и мы на Святой Горе: с нашим герондой нас было два человека в каливе первые годы – священник-геронда и брат. Народу не было.

Прекрасно сказал святой Софроний Эссекский: и когда ты служишь с одним человеком, и когда ты служишь со всем народом, Божественная литургия совершается за весь мир, за всего Адама – от первого человека до последнего, за живых и усопших, за всю тварь. Поэтому Божественная Евхаристия – величайшее благословение. Разумеется, идеально, чтобы присутствовали все наши братья. Но даже если их нет, мы все равно молимся обо всех, обо всем мире. И знаете? Можно отсутствовать телом, но присутствовать душой.

На Святой Горе рассказывают такую историю. Один добродетельный диакон кадил в церкви во время службы некоторые пустые стасидии, другие же, в которых стояли монахи, пропускал. Его спросили: «Почему ты не кадишь? Там же стоят братья!» Он ответил: «Я не вижу их!» Эти братья стояли в церкви, но их ум блуждал где-то на стороне – был занят мыслями о работе, о посторонних вещах. В то время как те стасидии, которые казались пустыми, были наполнены Святым Духом. Это были те братья, которые несли послушания вне храма, но их ум и сердце пребывали в храме. Духом они присутствовали на службе. Поэтому многие могут сейчас отсутствовать телесно в час Святой литургии, но их душа, ум, сердце пребывают на Божественной литургии, по которой они скучают. Им не хватает литургии, они горюют, лишенные возможности присутствия на литургии.

– Мы не ходим в храм и молимся дома. С древних времен Церковь раздавала в особых случаях Причащение вне храма тем, кто в нем нуждался: больным, заключенным... Насколько необходимо Причастие?

Господь действует разными способами ко спасению людей. Не смущайтесь! Доверяйте Церкви!

– На литургии Причастие – это основная цель. Сейчас на литургии причащаются те, кто на ней присутствуют: наши священники, диаконы, певчие, те, кому позволено. Но вот вам пример: святая Мария Египетская около 40 лет прожила в пустыне без Причастия и причастилась в последний день своей жизни, как прекрасно повествует ее житие.

Божественное Причащение необходимо. Но когда брат исповедуется, я могу ему сказать: «По разным причинам причастишься через месяц». Если он исполнит послушание духовнику, это будет, словно бы он причастился. Сейчас не мы решили по лени, нерадению или безразличию не причащаться, но Церковь. Поэтому, если мы исполним послушание Церкви со смирением, то и Господь сподобит нас причаститься достойно, когда придет час, и мы сможем посещать святые храмы. Одной матрицы для всех и всего нет. Если бы мы могли причащаться, прекрасно. Раз не можем, не станем сомневаться в том, что Господь действует разными способами ко спасению людей. Не смущайтесь! Доверяйте Церкви!

Где же Бог? В церкви или на кухне?

– А что вы чувствуете, когда служите без народа?

– Нас огорчает то, что мы служим одни, но я скажу, что ощущаю я. Я ощущаю, что я не один. И все наши братья и сестры присутствуют на службе.

Вот история из патерика. В одном монастыре жил брат, который вел себя как простачок, юродствовал, а на самом деле был подвижником и духовным человеком. Этот монах изображал из себя безграмотного, и отцы отправили его на кухню, чтобы он следил за печью и готовил еду для братии, пока те молились в церкви. Он и готовил. Весь чумазый от угля, печи, дыма – ставил еду в печь, перемешивал ее. А лишь выдавалось пять свободных минут, бежал к дверям церкви, чтобы хоть немного послушать службу. Он не заходил внутрь. Он стоял снаружи – на пару минут подходил к дверям, потом бежал на кухню, снова в церковь – и возвращался на кухню. В какой-то момент он отвлекся, и кухня загорелась от дров печи, брат прибежал, затушил пожар, снял еду и перемешал ее просто рукой. И хотя он был охвачен огнем, с ним совершенно ничего не случилось. И тогда добродетельный игумен сказал братьям: «Отцы! Так где же Бог? На кухне или в церкви?» И все сказали: конечно, в церкви, потому что там добродетельный человек, который подвизается ради любви Божией.

Телесно наши братья пребывают вне храма. Но я ощущаю, что духом они все здесь. Все! Потому что их сердце, их ум и их намерения, их расположение – в храме. И то, что они скорбят из-за невозможности быть в храме, важно духовно, потому что так происходит духовная работа покаяния и молитвы. И эту молитву, эту боль, эту любовь добрый Бог примет и обратит во благо, чтобы изгнать испытание, которое охватило весь мир.

Мы скорбим, но знайте, братья: вы все в храме! Ваше сердце и ваша любовь – в храме! Тогда как в мирное время мы, бывает, стоим в церкви, а наш ум путешествует, мы дремлем, болтаем, часто бываем равнодушны. И мы, священники, и вы миряне, этим согрешаем. А теперь, когда мы все скорбим, остаемся вне храма, наше сердце и наша любовь – в храме. И в этом есть своя польза.

Молиться с болью и любовью

– У нас маленькие дети. Мы все время дома. Как нам молиться?

– Где бы мы ни были, и если мы дома, и если мы в пещерах, и если в темнице, наше сердце может работать духовно и молиться непрестанно Богу. Особенно если вы держите своих деток на руках, глядя на деток, впереди у которых вся жизнь, вы чувствуете, как им нужен мир спокойный, устойчивый, благословенный. Из любви к нашим деткам будем молиться и о них, и обо всех детях на земле, чтобы Господь благословил их, чтобы на земле был мир, чтобы они росли в безопасности и любви Божией.

– Как нам молиться о наших священниках сейчас? Есть какая-то особая молитва?

– Молитве необходимы простота, любовь и боль о каждом человеке. И о наших священниках, которые несут тяжелый крест в эти дни, но и, конечно, о наших врачах и медсестрах будем молиться, ощущая тяжесть креста испытания и ответственности, который они несут, и опасности, которой подвергаются, с отвагой жертвуя собой ради служения больным. Как и священники, которые молятся о нас на божественных службах, так и каждый человек, который несет ответственность за свою семью в этот трудной ситуации, – все нуждаются в подкреплении от Господа. Так что с любовью и болью будем молиться о наших братьях своими словами. Или молитвой: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих...». Или читая молебный канон к Богородице и святым, которых особо любим. Или читая Псалтирь и другие молитвы. Все это добро и полезно.

Молитве необходимы простота, любовь и боль о каждом человеке

Старец Паисий очень утешался молитвой по Псалтири. По Псалтири геронда молился ежедневно, обычно после обеда, когда посетители расходились, и он оставался один. Он читал Псалтирь за людей, особенно нуждавшихся – живых и усопших, подражая своему наставнику святому Арсению Каппадокийскому. У геронды хранилась тетрадка святого, в которой тот отметил, какой псалом для какого случая предназначается. И так старец Паисий молился, с огромной болью и любовью, обо всех людских ситуациях.

Псалтирь была, есть и будет наш духовный золотой запас. К нему отцы Церкви обращались непрестанно.

– А как молиться обо всем мире?

– Так же и обо всем мире – с болью и любовью. Мы видим и чувствуем, что наш мир охватили тревога, страдание, опасность, скорбь, ежедневно умирают люди, врачи ухаживают за больными, другие подвизаются, каждый по-своему – все находятся в трудном положении. Будем молиться огненной молитвой к Богу за весь мир: «Господи Иисусе Христе, помилуй весь мир Твой и нас, грешных!» Все наши молитвы возымеют большую силу перед Богом и благословят человечество. Этот трудный час, который разразился, как страшный гром, над всем миром, минует.

«Велий еси, Боже»

Эту молитовку – «Велий еси, Боже, и дивна дела Твоя» – произносили наши бабушки и дедушки во время стихийных бедствий и ненастья, грома и молнии. Я помню, как моя бабушка крестилась и говорила: «Велий еси, Боже, и дивна дела Твоя». Наши предки даже природные явления употребляли для того, чтобы благословлять и воспевать Имя Божие. Они не боялись и встречали происходящее мирно. Что бы ни случилось.

И этим освящали посланные им испытания.

Митрополит Лимасольский Афанасий

Перевела с новогреческого Александра Никифорова

http://pravoslavie.ru/130168.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10234


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 15 Апреля 2020, 02:05:27 »


«Пусть эта Пасха станет Пасхой покаяния!»

Ответы на вопросы о Страстной седмице, Пасхе и карантине

Митрополит Лимасольский Афанасий



Из ежедневных бесед со своими прихожанами митрополита Афанасия Лимасольского в эфире радиопрограммы «Христу Богу предадим» на радио Лимасольской митрополии в дни пандемии.



Митрополит Афанасий Лимасольский


Пасха покаяния

– Геронда, как нам молиться на Страстной неделе дома?

– Как бы мы ни молились, это молитва! И Господь примет ее! Давайте послушаем службы! Хорошо бы взять в руки книжечку с последованиями Страстной седмицы. И насладиться гимнографическими текстами, вкусить богословия и молитвенного настроения песнопений Страстной недели. Песнопения Страстной невероятно важны: это целый университет, безбрежный океан Божественных смыслов! Насладитесь ими! Всем, что читается в Церкви! И вы обогатитесь богатством Божественных смыслов и благодати! Это великие дни! Не упустите их!

    Посмотрим на лишение храма как на епитимию за наши грехи и в покаянии и смирении проведем Страстную неделю

Мы все (и мы, священнослужители, и епископы, и миряне), к сожалению, не переживаем Пасху духовно. 90 процентов уходят после крестного хода, а мы, оставшиеся, не встречаем Пасху как надлежит. Поэтому пусть эта Пасха станет Пасхой покаяния! Наш дом – храмом, а сердце – жертвенником Божиим. Будем молиться за весь мир, чтобы беда миновала и Господь даровал покаяние и любовь людским душам. Будем смотреть на лишение храма как на епитимию за наши грехи и в покаянии и смирении проведем Страстную неделю. В послушании Церкви.

Тогда Христос возжжет свечу нашей души и пребудет в наших сердцах как Свет невечерний, как Свет истинный. А это для человека самое главное.


О смысле поста и молитвы

– Если мы и так верим в Бога, Его Промысл, зачем молиться?

– Молясь, мы возделываем себя в любви Христу, возделываем себя в послушании заповедям Божиим и, главное, открываем дорогу нашей свободой для действия Промысла Божия. Вот это и есть смысл нашей молитвы: в ее основании – наша свобода, которой Бог не отменит никогда, и дальше Господь делает то, что должен сделать для нас, так как Он знает нас лучше, чем мы сами.

– Зачем мы постимся?

– Мы постимся, чтобы очистить нашу душу и наше тело от грехов. Чтобы искупить его. Чтобы освятить его. Потому что пост нам помогает стать сильными, отсечь свои желания, перестать быть разборчивыми (это я хочу – этого не хочу, это мне нравится – это нет). Пост помогает преодолеть наши желания и эгоизм, стать смиренными людьми. Помогает понять, что мы члены единой Церкви, и когда вся Церковь постится, то и мы постимся вместе с ней и с нашими братьями.

Еще мы постимся для того, чтобы творить милостыню, чтобы сэкономить деньги, пока едим меньше и проще, и отдать их нуждающимся братьям. Милостыня всегда идет рука об руку с постом.

Еще мы постимся потому, что Христос постился и показал нам этот путь освящения души и тела.


Купи кило доброго безразличия

– Геронда, как справиться со страхом и тревожностью?

– В таких случаях святой Паисий говорил: пойди сходи к Талеасу (это был очень хороший, просто золотой человек, лавочник в Карее, к нему отцы ходили за покупками, в его прекрасную, классическую такую лавку «Кир Феодору Талеа») и купи кило доброго безразличия или хорошего бесчувствия. Легко восприимчивым людям он советовал не принимать близко к сердцу многие вещи и иметь доброе «равнодушие», потому что ранимый человек часто мучается и устает, страдая без причины. Такой человек должен понять, что томится зря, и стараться это потихоньку преодолеть через доброе безразличие. Не злое бесчувствие или пренебрежение, но с осознанием того, что некоторым вещам не стоит уделять чрезмерного внимания. Своей тревожностью можно управлять с помощью меньшей восприимчивости и меньшего внимания.

Еще старец Паисий советовал: «Избегайте того, что несет вам тревогу! Тех мыслей, которые вызывают в вас беспокойство, не принимайте! Не возделывайте их в себе, гоните их прочь! Возложите все упование на Христа, нашего Отца, и Он уничтожит тревогу».

– Мне страшно ночами, я не могу уснуть!

– Когда мы боимся, мы зажигаем свет, так ведь? Если нам страшно, зажжем свет, Христа, словами молитвы: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя грешного!» И страшно не будет! Тот, кто призывает Христа, не боится ничего – с ним Господь. Всегда носи крест. Осеняй себя крестным знамением. И повторяй: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». И ничего не бойся, потому что ничто не может победить Христа! Ничто совершенно!




Карантин и семья

– Мы все время дома. Это испытание для отношений внутри семьи. Как быть?

– Люди привыкли быть активными, а теперь заточены в своих домах. Конечно, ради блага. Но им самим это трудно и мучительно. Они не выдерживают. И нужно постоянно держать это обстоятельство в голове. Не предаваться безделью, найти себе занятие. И, конечно, как говорит апостол Павел, мы, сильные, должны носить немощи слабых. То есть тому, кто видит, что другому члену семьи тяжело, он переутомлен, на нервах, нужно понять это – не перечить, не раздражаться, не давить, не огорчать. Иначе проблем станет больше… Поэтому давайте друг другу помогать.


Рай – это Христос

– Что нам делать, чтобы попасть в рай?

– Какой хороший вопрос! И наиглавнейший из всех! Что нам делать? Любить Христа! Если мы любим Христа, мы любим и наших ближних, и все вокруг нас, и себя самих.

    Если мы любим Христа, мы любим и наших ближних, и все вокруг нас, и себя самих

Если мы любим Христа, мы захотим быть едиными с Ним. Мы будем разговаривать с Ним так же часто, как беседуем с друзьями. Мы будем молиться и призывать Его Всесвятое Имя. Причащаться Святым Тайнам Церкви. Ходить в церковь. И все это поможет нам быть вместе со Христом.

Рай – это Христос. И тот, кто любит Христа, пребывает с Ним в раю вечно.


Митрополит Лимасольский Афанасий
Перевела с новогреческого Александра Никифорова

15 апреля 2020 г.



https://pravoslavie.ru/130281.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10234


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 17 Апреля 2020, 02:52:54 »


Когда в нашей обители не было священника…

Слово утешения перед Пасхой


В этот трудный период, когда верующие не могут посещать храмы и участвовать в предпасхальных богослужениях, для нас послужит утешением нижеприведенное послание матушки Феклы, настоятельницы греческого православного монастыря в честь иконы Божией Матери «Утешительница». Этот монастырь был основан в 1993 году в провинции Квебек неподалеку от города Монреаль в Канаде старцем Ефремом Аризонским (Мораитисом; † 2019), бывшим настоятелем Филофейского монастыря на Святой Горе Афон. Сейчас в монастыре подвизаются 24 сестры. Матушка начала свою монашескую жизнь в монастыре Панагии Одигитрии в местечке Портарья округа Волос в Греции под руководством матушки Макрины († 1995) – духовного чада старца Иосифа Исихаста († 1959) и впоследствии старца Ефрема.


Матушка Фекла

Находясь на карантине и с приближением святых дней Пасхи, я начала испытывать давление и страх, которые нам навязываются, и напряжение из-за необходимости управления монастырем в таких обстоятельствах. Мое сердце исполнилось глубокой печали из-за боли и страдания окружающих нас людей, из-за отсутствия у них предметов первой необходимости, но в основном из-за лишения самого большого утешения и источника сил – посещения храма – и самого сильного лекарства – Святого Причастия. Поэтому я уединилась для сугубой молитвы и умоляла и умоляю Бога, чтобы Он распростер Свою невыразимую милость над миром, исцелил и укрепил больных, утешил и успокоил пожилых и страдающих от одиночества и разных проблем людей.

Я в какой-то мере чувствовала себя виноватой из-за того, что мы в монастыре сейчас имеем возможность утешаться церковными Таинствами, в то время как наши братья в миру лишены этого, и я пыталась найти способ помочь им. В этот момент я явственно услышала голос: «Вспомни, что вы делали раньше!» Затем мой ум как будто открылся, я увидела перед собой и пережила опять, поверьте мне, словно наяву, эти уникальные моменты.

Когда я пришла в монастырь Панагии Одигитрии в Портарье в 1975 году (45 лет назад), братство Филофейского монастыря было немногочисленным, а иеромонахов среди них было совсем немного, и недоставало священников, чтобы служить на подворьях. Поскольку наш монастырь был одним из них, то в течение многих лет у нас не было постоянного служащего священника. Священники приезжали лишь изредка, когда была возможность, поскольку не могли покидать свой монастырь в дни великих праздников. Так что на Рождество, Пасху, Благовещение, Успение, Пятидесятницу и остальные великие праздники мы всегда оставались без священника.


Монастырь в честь иконы Божьей Матери «Утешительница»

Если бы это происходило на каком-нибудь приходе, люди бы протестовали, ругались, использовали бы нелестные выражения, возможно, даже проклятия, и единственный, кто радовался бы тогда, был бы «искуситель» со своими темными ангелами.

С нами происходило обратное. Мы постились, готовились к Причастию, собирались в нашей маленькой церквушке, читали вместе службу, в конце которой наша святая матушка Макрина «причащала» нас Крещенской святой водой и антидором и при этом постоянно напоминала нам, что если мы живем «как полагается», то святые ангелы смогут невидимо причащать нас, как это описано в житиях святых.

    Матушка Макрина напоминала: если мы постимся, живем «как полагается, то ангелы смогут невидимо причастить нас

Поверьте мне, тогда мы многократно испытывали такие небесные состояния, каких с нами больше не случалось после того, как у нас появился постоянный священник, ежедневные Литургии и прочее.

Теперь я понимаю: по причине отсутствия Таинств, а также из-за нашей сильной духовной ревности и терпения Бог посещал нас благодатью мученичества.

Церковь благоухала так, словно ее окропляли святым миром. Наши глаза непрерывно источали слезы. Наши сердца ликовали от Божией благодати.

В те дни, когда мы «причащались» таким образом, мы разговаривали шепотом, даже не задумываясь об этом, потому что ощущали, что переживаем некое таинство. Произнося Иисусову молитву, мы чувствовали во рту сладость, словно от вкуса меда. Мы чувствовали себя принявшими Святое Причастие, хоть и не причащались, – таким явственным было ощущение Божественного Причащения.

Что бы я ни написала, невозможно передать чувство Христовой благодати, которое мы переживали в те дни лишений, потому что его не описать словами.

Через несколько лет число священников в Филофейском монастыре возросло, и у нас больше не было проблем. Жизнь вошла в нормальный ритм.

Девятнадцать лет спустя, когда по послушанию с сестрой Ефремией приехали в Канаду, мы снова столкнулись с той же проблемой – отсутствием священников! В нашем монастыре не было священника семь лет. Но в этот раз все было не так плохо, потому что священники по распоряжению митрополита приезжали регулярно, служили и причащали нас. Но, опять же, в выходные и праздничные дни иерея у нас не было: им приходилось служить на своих приходах. Мы проводили службы сами, украшали иконы, украшали крест в день Крестовоздвижения и в Крестопоклонную неделю, выносили его на середину храма в Великий четверг и т.д. и пытались морально поддержать молодых послушниц, которые были совершенно неопытными духовно.

Все это, а также многое другое составляет наш богатый опыт, и при необходимости мы открываем эту сокровищницу и выбираем оттуда то, что нам нужно, в зависимости от ситуации.

Итак, внезапно мой ум как будто открылся, и я опять пережила то же самое духовное состояние очень ярко, как ответ на мою молитву. Извещение, которое я получила, состоит вот в чем: если готовиться со смирением, без недовольства и протеста, внимательно, с молитвой и верой в Божий Промысл и принимать святую воду и антидор вместо Причастия, думая при этом, что Бог не сподобил причаститься как недостойному и неподготовленному, то такому человеку будет дарована Богом благодать мученичества, про которую святитель Лука (Войно-Ясенецкий) сказал: «Я полюбил страдание, так удивительно очищающее душу».

    Искуситель захотел закрыть наши церкви – так давайте превратим в церкви наши дома

Искуситель захотел закрыть наши церкви, так давайте превратим в церкви наши дома.

Закрыли 11 церквей – давайте откроем 11 тысяч. Пусть каждый дом станет церковью, пусть молитва как огонь возносится к небу, пусть все жилые районы станут благоухать от ладана.

Пусть постоянно теплится лампада и свеча в вашем доме. Будем участвовать в богослужениях, транслируемых по интернету или телевидению, молясь, а не лежа на диване, или обедая, или закуривая сигарету. Если мы будем так поступать, то церкви не будут закрываться, а наоборот, их число будет увеличиваться, и целые города станут церквями. Тогда Бог благословит нас и, видя наше покаяние и веру, остановит эпидемию, вернет нам свободу и храмы и продлит нашу жизнь для служения Ему.

Желаю вам благодатной Страстной недели, духовного роста, духовного и душевного здоровья, терпения с несомненной уверенностью в Божием провидении и чтобы Свет Воскресения Христова сиял в ваших сердцах и наполнял их разнообразными дарами Святого Духа. Аминь.

БЛАГОДАТНОГО И СВЕТЛОГО ВАМ ПРАЗДНИКА ВОСКРЕСЕНИЯ ХРИСТОВА!


С бесконечной любовью во Христе,
наималейшие во Христе
матушка Фекла и сестры
Перевела с греческого Ольга Затушевская

monasterevmc.org

17 апреля 2020 г.



https://pravoslavie.ru/130355.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10234


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 02 Мая 2020, 02:46:51 »


Старец Павел (Груздев) — о карантине

Митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов)


Из дневника архимандрита Павла (Груздева). Запись сделана им 4 декабря 1965 г. и дополнена в конце января 1966 г.


Скан страницы дневника архимандрита Павла (Груздева)

   «1965 год. 21 ноября — 4 декабря. Суббота. Введение во храм Пресвятой Богородицы.

   Вчерась служил всенощное бдение, в половине которого меня известили, что Литургию служить нельзя по случаю карантина: вишь,
   болезнь у животных - ящур, и карантин наложен только на церкви Некоузского района, в котором про эту болезнь и не слышно.
   Предостережение очень хорошо, но как жалко было смотреть на горько плачущих людей, прибывших помолиться и выполнить свои
   Христианские обряды из Брейтова, Черкасова, с Сити и т.д. Но я верю, что Бог поруган не бывает, и усердие и вера этих людей
   вменятся им вместо молитвы в храме.

   Накануне Крещения Господня карантин снят, и святая Церковь вновь исправляет все богослужения. Оказывается, эта болезнь очень
   серьезная, и лучше не служить некоторое время, чем подвергать людей опасности».

Вдумаемся: на полтора месяца отец Павел был вынужден оставить двери храма закрытыми. И какие полтора месяца!

Без служб на Рождество Христово, Василия Великого и Обрезание Господне!

Без служб на дни памяти любимых им святых — великомученицы Екатерины (7 декабря), апостола Андрея Первозванного (13 декабря), великомученицы Варвары (17 декабря), святителя Николая Чудотворца (19 декабря), праведной Анны (22 декабря), святителя Иоасафа Белгородского (23 декабря), святителя Спиридона Тримифунтского (25 декабря), великомученицы Анастасии Узорешительницы (4 января), преподобного Серафима Саровского (15 января)...

А ведь отец Павел любил храм Божий и Божественную литургию как ничто другое. Известен рассказ о том, как однажды, когда не было службы, к нему приехало множество паломников. Они смогли от души наговориться с дорогим их сердцу пастырем, пока один из них не произнес: «Батюшка, как же так хорошо всё!» На что старец ответил: «Хорошо, когда Литургия!»



Мы читаем в дневнике: «Как жалко было смотреть на горько плачущих людей, прибывших помолиться и выполнить свои Христианские обряды из Брейтова, Черкасова, с Сити». Но мало кто знает, что до начала 1970-х годов, когда был построен мост через реку Сить, между Брейтово и Верхне-Никульским не было даже автобусного сообщения, и многие из тех людей, которые прибыли «из Брейтова, Черкасова, с Сити», скорее всего, пришли пешком за более чем 50 километров. И, несмотря на предпринятый ими труд и слезы, храм был старцем закрыт на карантин до самого Крещения Господня.

А всё потому, что отец Павел опытно познал: «Бог поруган не бывает, и усердие и вера этих людей вменятся им вместо молитвы в храме». И ещё: «Лучше не служить некоторое время, чем подвергать людей опасности».


Митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов)
Иллюстрация: Антон Поспелов

30 апреля 2020 г.



https://pravoslavie.ru/130774.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10234


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 21 Мая 2020, 00:46:11 »


Ребенок спрашивает, почему мы сидим взаперти, не ходим в храм. Как его успокоить?

Советы священника родителям

Протоиерей Федор Бородин


   



Не только взрослым тяжело переносить карантин, но и детям. Они задают родителям недоуменные вопросы, в том числе и мировоззренческого плана. А родители, даже верующие, воцерковленные, сами пребывают в недоумении от нынешней ситуации и не знают, как отвечать детям. Ведь тут «вилка» — в дежурно-бодром ответе ребенок почувствует фальшь, а если честно поделиться с ним своими сомнениями, страхами — это станет для него непосильной ношей.

Как же отвечать? И вообще, как выстраивать отношения с детьми во время карантина? Отвечает протоиерей Федор Бородин, настоятель московского храма святых бессребреников Косьмы и Дамиана на Маросейке.



Отвечать надо!

Действительно, мы оказались в очень сложной ситуации, когда и с гражданской нашей жизнью, и с церковной многое непонятно. И люди, даже очень верующие, растеряны. А дети наши растеряны тоже, потому что с ними происходит то, чего раньше никогда не было: учиться надо не в школе, а дома за компьютером, на улицу нельзя, с друзьями видеться нельзя, по телевизору талдычат про страшную болезнь. И, конечно, дети задают взрослым вопросы обо всем этом.

И тут есть два соблазна: во-первых, отмахнуться от детей: мол, не до тебя сейчас, пойди займись уже чем-нибудь. Во-вторых, вывалить на ребенка все свои недоумения, все свои страхи и тревоги. Но ни того, ни другого делать категорически нельзя.

Есть три категории людей, которые не просто могут, а должны отвечать на детские вопросы: это священники, учителя и родители. Это наша обязанность, и то, что нам ответить трудно, что мы сами растеряны, не снимает с нас этого долга. Тут ровно та же ситуация, что и со священником, который проповедует с амвона. Он должен проповедовать, должен нести людям Слово Божие, несмотря на то, что сам грешен, сам ни одну из заповедей Христовых не выполняет до конца. Известный факт, что большинство священников на втором десятке лет служения начинают говорить более короткие проповеди. Частично это объясняется опытом, мастерством, но еще и тем, что каждое произносимое ими слово их обличает, и они это чувствуют.

Поэтому и родители должны отвечать детям, даже если им кажется, что сами ничего не понимают.



Вопрос, что именно отвечать. Варианты могут быть разными, но общий принцип один: не навредить, не взвалить на ребенка то, что ему пока не под силу, что может его сломать.

У меня был случай в моей церковной молодости. Я учился тогда в семинарии в Троице-Сергиевой Лавре, и на праздник Крещения в 1989 году мы, семинаристы, должны были разливать святую воду в Покровском храме Лавры. Туда приходило множество людей, и прихожан, и просто любопытствующих. И вот стою я в форме, в непромокаемом переднике, и заходят двое молодых людей, чуть постарше меня (а мне тогда было 22 года). Время еще советское, Православие и все, что с ним связано, для большинства еще в диковинку. И вот эти люди меня спрашивают: «Слушай, а ты что, вправду во все это веришь?» И я, хотя и верил глубоко, отвечаю им: «Вообще-то у меня вера еще слабая» — ну, потому что кто ж из нас дерзнет утверждать обратное? Ответил так, как ответил бы духовнику. А они сразу заулыбались, сказали: «А... Ну, все понятно!» И вышли. И тогда я сообразил, что совершил очень большую ошибку, навредил этим людям. Не надо было делиться с ними теми сомнениями, которые они еще неспособны понять. Из моих слов они сделали простой вывод: врут всё эти попы!

Вот и когда ребенок спрашивает родителей, он нуждается в таких ответах, которые его поддержат, которые сформируют ему мировоззренческий каркас. Ведь он еще маленький, у него и тело еще растет, и душа, у него еще недостаточно развита воля, и потому он опирается на родительскую волю. Это касается и мировоззренческой сферы: то, что говорят ему родители, структурирует для него мир. Потом, став взрослым, он, возможно, иначе взглянет на многое, что-то переосмыслит, но сейчас, когда ему семь лет, или десять, или двенадцать, он понимает мир так, как объясняем ему мы.

И если мы скажем ему: я ничего не понимаю, если начнем вываливать на него свои проблемы, проблемы тридцатилетнего или сорокалетнего человека, то ничем хорошим это не кончится.

Вспомним из послания апостола Павла к Евреям: «Ибо, судя по времени, вам надлежало быть учителями; но вас снова нужно учить первым началам слова Божия, и для вас нужно молоко, а не твердая пища. Всякий, питаемый молоком, несведущ в слове правды, потому что он младенец; твердая же пища свойственна совершенным, у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла». (Евр. 5:12-14) Если дать твердую пищу человеку, который способен принимать только молоко — ему будет очень больно, будет беда.

Но в данном случае «молоко» — это вовсе не «ложь во спасение», не бодрые уверения, что все замечательно, что скоро все кончится и станет еще лучше, чем было. На ребенка нельзя вываливать то, что тревожит и мучит вас, но не надо и врать ему. Надо говорить, исходя из того понимания жизни, какое у вас есть несмотря на нынешние страхи и сомнения. Мы ведь христиане, верно? Мы принимаем волю Божию, так? Значит, и ребенку можно сказать: «То, что происходит — в этом есть воля Божия. Тебе непросто ее принимать, и мне тоже. Но давай вместе попытаемся подумать, понять, для чего это». И в таком ответе не будет лжи. Здесь будет и правда, и искренность, здесь переход на более глубокий, более доверительный уровень отношений с ребенком.


Вернуть сердца отцов детям

И если уж говорить об ответах, если искать Промысл Божий в случившемся с нами карантине, то можно сказать и так: это дано нам для того, чтобы мы лучше узнали друг друга.

Скажем честно: очень многие из нас, в том числе и глубоко верующие люди, практически не знали, чем живут, чем дышат их дети. Потому-то и воют, оказавшись запертыми в четырех стенах с ними. Родители не знали своих детей, не хотели знать или боялись узнать. Они общались с ними урывками: подошел, по затылку потрепал, поцеловал, что-то подарил, немножечко поговорил, потом нырнул в смартфон, с утра уехал на работу. Но в сердце не было места для общения с ребенком. А это огромная потеря.


   
Говоря об этом, я сразу вспоминаю приведенные в Евангелии от Луки слова ангела, который явился Захарии, отцу Иоанна Предтечи, и сказал, кем будет его сын, которому еще лишь предстоит родиться. В частности, «и предыдет пред Ним в духе и силе Илии, чтобы возвратить сердца отцов детям...» (Лк. 1:17).

И это поразительные слова, потому что для архаического мышления все должно быть наоборот — это сердца детей должны быть отформатированы по образцу отцовских. А тут сказано о том, что отцы должны обратить свои сердца к детям, и это уже новозаветный, христианский подход.

Так вот, сейчас, в период карантина, вынужденной самоизоляции — лучшее время для того, чтобы вернуть нашим детям наши сердца. Может быть, нам для того это и дано, чтобы сказать сыну или дочери: «Слушай, а что, если всё это для того и случилось, чтобы мы с тобой наконец по-настоящему подружились? Чтобы я тебя не только кормил, одевал, проверял уроки — но и чтобы наши сердца сблизились? Чтобы я лучше узнал тебя, а ты — меня?»

Кстати, это касается и отношений между родителями. Могу сказать о себе, что за 28 лет брака я никогда так много не общался со своей женой, как сейчас. Потому что спустя полгода после нашей свадьбы меня рукоположили — и начался непрерывный аврал, который утих только вот сейчас, буквально с началом карантина. И с детьми своими я никогда так много не общался, как общаюсь сейчас.

А можно сказать ребенку еще и так, например: «Сыночек, вот смотри, вчера мы вот столько раз с тобой поссорились, позавчера столько-то. С сестрой ты поссорился столько-то раз. Это хорошо? Вот для того нас Господь запер здесь, чтобы мы это преодолели. Давай попробуем? Давай вместе молиться не только утром, вечером, но еще и днем? Давай вместе почитаем и обсудим Евангелие». Сколько у нас отцов обсуждает Евангелие, даже в церковных семьях? Да почти нисколько! То есть это очень большая редкость.


Научимся молиться

А еще многим верующим родителям приходится отвечать на такие детские вопросы: почему мы теперь не ходим в церковь? Бог на нас обиделся? Не хочет больше нас слышать, не пускает к Себе?

Тут, между прочим, лишь формулировка вопросов детская, а на самом деле, в более сложной форме, беспокоят они и взрослых. Привычное, родное для нас храмовое богослужение отождествляется с богообщением вообще, и когда мы его, пусть и временно, лишились — возникает мысль, что все пропало, связь с Богом разорвана.

Я на этот вопрос могу ответить, что семья не зря названа апостолом Павлом домашней церковью. Храмовое богослужение и домашняя, общесемейная молитва — это как сообщающиеся сосуды, или, если хотите, как два крыла птицы. И если домашняя молитва угасает, если ею пренебрегают или молятся формально, «для галочки», то и храмовая наша молитва тоже гаснет. То есть у нас не получается сосредоточиться в храме на богослужении, внимание наше рассеивается, мы начинаем заниматься посторонними делами (общаться со знакомыми, например).

Может быть, потому Господь на нас это все сейчас и навел, чтобы мы сосредоточились, восстановили домашнюю молитву. Именно общесемейную. Я своим прихожанам постоянно говорю: семья должна молиться вместе, хотя бы вечерние молитвы вместе читать.

А как получается на практике? Каждый сидит в своей комнате, занимается своими делами, кто-то куда-то ушел, кто-то готовит на кухне, кто-то, может, молится «келейно», кто-то нет... и почти не бывает таких моментов, когда все вместе, и даже когда они бывают — это время далеко не всегда тратится на совместную молитву. Потому и дети ни учатся молитве, ни читают Священное Писание, ни разговаривают о Боге. Они же, за редчайшими исключениями, не будут всего этого делать, не видя примера от взрослых. А сейчас Господь буквально нас в это ткнул и сказал: пожалуйста, исправьте вот здесь!

А еще детям надо сказать, что когда карантин кончится, когда мы снова вернемся в храмы, нам нужно не потерять то домашнее молитвенное делание, которому сейчас приходится учиться. Тогда и толку от нашего участия в храмовом богослужении будет гораздо больше.

Вообще, многие из нас не ценили возможность посещать храмы, она казалась такой естественной... и это как воздух, который не замечаешь, когда он есть. Но как только его становится меньше — начинаешь задыхаться. И тут нам стоит лишний раз вспомнить о подвиге наших новомучеников. Мы оторваны от храмовой службы два месяца, и уже воем, а они в тюрьмах и лагерях были оторваны от нее на десятки лет. Мы изолированы в своих квартирах, мы не голодаем, у нас есть духовная литература, мы можем открыто молиться дома, а они вынуждены были молиться тайно, про себя, в бараках, среди грязи, матерщины, насилия. И они сохранили верность Богу. Многие из них, отсидев 15, 20 лет в лагерях и вернувшись на свободу, тут же продолжили совершать богослужение в храмах. Ничего не забыли, ни от чего не отвыкли. А почему? Да потому, что они каждый день, работая, или каждую ночь, лежа на нарах, мысленно молились.

Поэтому и детям надо сказать так: «Мы не идем в храм не потому, что нам лень, не потому, что пренебрегаем богослужением, а потому, что не можем, это непреодолимые обстоятельства. Поэтому то, что мы не в храме, это не грех, а с Богом разделяет только грех. И пусть мы не в храме — нас это сейчас от Бога не отделяет. Да, это горько. Да, это потеря. Да, мы с тобой любим храмовое богослужение. Да, нам без него тяжко. Но Бог — податель благодати, и если мы со смирением это принимаем, если трудимся в молитве, то Бог даст нам ту же самую благодать и радость, какую раньше мы получали в храме. Вот посмотри, как получается: раньше тебя в храм не разбудишь, а как сейчас душа твоя рвется туда, как хорошо там! Теперь мы с тобой это точно знаем!»


Теперь дети нас видят

Но все эти прекрасные призывы не сработают, если мы только в разговорах с детьми будем это говорить, а в остальное время — только и делать, что нервничать, обсуждать с супругами очередные тревожные новости, часами висеть на телефоне, обсуждая то же самое со знакомыми. Дети все видят, все замечают.

А родители, к сожалению, привыкли не обращать внимание на то, что дети их могут услышать. В основном-то они между собой общались дома, когда ребенок еще спит или уже спит, ну и с коллегами на работе, где детей нет. А теперь, круглосуточно находясь рядом с детьми в одном и том же тесном пространстве, по старой привычке не берут их присутствие в расчет.



Но надо контролировать себя. Надо помнить, что наши слова, обращенные к детям, не должны расходиться со словами, обращенными к взрослым. Между прочим, если дети уже достаточно подросшие, это касается и нашего сетевого поведения — подростки вполне могут интересоваться, что там папа с мамой пишут у себя в соцсетях, что и как комментируют. Для подростка авторитет родителей и так поставлен под сомнение, а если еще они увидят, что мы лицемерим, что им говорим одно, а взрослым — другое, то совсем уж потеряем их доверие.

Вывод: хотим, чтобы дети доверяли нам, чтобы наши ответы на их вопросы помогали им жить, а не мешали — надо пересмотреть свой образ жизни. Это тяжело, конечно. Но вполне решаемо.


Рассказывать истории

И все же только отвечать на детские вопросы, только молиться вместе с ними утром и вечером и не подавать повода к соблазну — этого недостаточно. Чтобы в условиях карантина наладить с ними полноценное общение, надо делать что-то еще. Надо найти какой-то постоянный повод для общения, причем такого общения, которое развивает душу.

Поделюсь своим опытом. Для меня таким объединяющим делом стало рассказывание детям историй. Историй, которые я придумывал, отталкиваясь от каких-то прочитанных ранее книг, просмотренных фильмов, чьих-то воспоминаний, и так далее.

Это могут быть сказочные истории, могут быть реалистические. Важно, чтобы это был именно сериал, а не один какой-то разовый разговор. Придумайте какие-то обстоятельства, поместите туда детей-героев (лучше на год-полтора постарше ваших) — и начинайте рассказывать, конструируйте сюжет.

Причем необязательно заранее все продумать от начала до конца — ваша фантазия будет работать в каждой серии. И не бойтесь, что получится плохо, примитивно по сравнению с произведениями профессионалов. В данном случае литературное качество совсем не так важно. Детям все равно это будет гораздо интереснее книжки или фильма, потому что когда они это слышат — они ощущают, что их любят, что они интересны родителям, что это все сочиняется специально для них, и в этом сочинительстве проявляется родительская любовь.

Темы историй могут быть самыми разными, действие может происходить где угодно и когда угодно, но важно, чтобы герои были живыми, чтобы они колебались, ошибались, чтобы у них были недостатки... такие же, как и у ваших детей. Пусть ваши дети в таком отраженном виде столкнутся со своими характерами. То есть не просто сюжет, не просто последовательность событий, но и мысли героев, их чувства, страхи, надежды, сомнения.

Очень хорошо рассказывать это на ночь, укладывая детей. Такие задушевные разговоры, когда мама или папа пришли к ребенку, сидят у него на кровати и рассказывают, не забудутся никогда. И десятки лет спустя, когда мама с папой состарятся, потеряют здоровье — уже дети будут сидеть у их постелей, не спихивая на сиделок.



У меня большой опыт сочинения таких историй и своим детям (у меня их восемь), и детям из приходской воскресной школы в летнем лагере. Занимаюсь этим уже более двадцати лет. Часто бывало, что истории, которые я сочинял для своих детей, потом с какими-то изменениями рассказывал ученикам воскресной школы, бывало, что истории, придуманные для старших моих детей, годы спустя рассказывал младшим.

Вполне допускаю, что кому-то окажется слишком сложно сочинять такие рассказы — тогда можно найти и другое какое-то дело, интересное и вам, и вашим детям. Может быть, фотографировать (а даже в условиях изоляции тут открывается большой простор для фототворчества). Может быть, снимать самодельный игровой фильм (технически это сейчас не проблема). Может быть, мастерить что-то руками. Или сочинять историю в рисунках.


Бог поможет

И последнее (хотя, наверное, с этого стоило бы начать). Родительство — это служение. И более того, это разновидность церковного служения (мы ведь помним, что семья — это малая Церковь). Но не бывает церковного служения без даров Святого Духа. А о дарах надо молитвенно просить.

Когда священник читает проповедь на амвоне, он ничьих сердец не затронет, если предварительно не попросит Бога вложить ему нужные слова в уста. Когда священник исповедует, он тоже мысленно просит Бога подсказать ему, что нужно ответить вот этому конкретному человеку. И бывает, что вдруг произносятся те слова, которые тебе самому даже и в голову бы не пришли.

Точно так же и с вопросами детей. Вполне нормальна и даже правильна ситуация, когда ребенок что-то спросил, и вы сходу не знаете, как ответить. Тогда скажите ему: «Сыночек, я подумаю, завтра давай поговорим, хорошо?» И отойдите, помолитесь примерно так: «Господи, Ты дал мне этого ребенка, я его воспитываю, я за него отвечаю перед Тобой и перед своей совестью. Дай мне, пожалуйста, ответ! Подскажи, что ему говорить!»

И вот что важно помнить: иногда причина детских вопросов в том, что ребенок чувствует тяжесть на душе, чувствует свое одиночество, какую-то оторванность от родителей. То есть внутреннее неблагополучие трансформируется в вопросы о каких-то внешних проблемах. Но на самом деле ребенку нужен не столько конкретный ответ, сколько сигнал: «ты мне нужен, я тебя люблю, я всегда за тебя». Поэтому чем крепче, искренней и доверительней станут ваши отношения с детьми, тем меньше у них будет вопросов, продиктованных не позитивным интересом, а именно что внутренней тревожностью.

Чем больше и глубже вы будет общаться с ребенком, пока он еще маленький, пока еще вы формируете его сознание — тем легче будет потом, когда начнется переходный возраст, когда родительский авторитет начнет подвергаться сомнению. Все вопросы будут легче решаться, если вы покажете ребенку свою любовь ко Христу и включите его в эту любовь. Если он увидит, что вы искренне любите Христа, то и он будет больше Ему доверять.

Конечно, на сто процентов решить эту задачу невозможно, каждый человек, вырастая, сам и по-своему выстраивает отношения с Богом. Или не выстраивает. Но если он видит, что вы действительно верите, если вы вместе с ним читаете Евангелие и обсуждаете возникающие у него вопросы, то у него появится свой опыт любви ко Христу, опыт богообщения. И тогда все остальное приложится.


Протоиерей Федор Бородин
Подготовил Виталий Каплан

Источник: Фома.Ru

19 мая 2020 г.



https://pravoslavie.ru/131187.html
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!