Русская беседа
 
12 Декабря 2017, 02:55:10  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Старец Порфирий Кавсокаливит. Житие и слова. Дар прозорливости  (Прочитано 7414 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 69500

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 09 Июля 2008, 08:06:14 »

О воспитании детей




Предлагаем вашему вниманию главы из книги «Старец Порфирий Кавсокаливит. Житие и слова» (издание Свято-Никольского Черноостровского женского монастыря, Малоярославец). Эти главы посвящены проблемам воспитания детей. Свои советы родителям дает христианский подвижник, которому, по свидетельству тех, кто его знал, было дано исключительное знание человеческой души — благодаря его жизни с Богом и для Бога.

Воспитание детей начинается с момента их зачатия

Воспитание детей начинается с момента их зачатия. Эмбрион слышит и чувствует во чреве своей матери. Да, он слышит и видит глазами своей матери. Он воспринимает ее движения и чувства, несмотря на то что его ум еще не развился. Помрачается лицо матери, помрачается и его лицо. Нервничает мама, нервничает и он. Что чувствует мать — печаль, боль, страх, беспокойство и тому подобное,— живет этим и он. Если мать не желает ребенка, не любит его, то он это чувствует, и его душе наносятся травмы, которые сопутствуют ему всю его жизнь. Противоположное происходит со святыми материнскими чувствами. Когда у нее радость, мир, любовь к ребенку, тогда она таинственно передает ему это, как бывает с уже родившимися детьми.

Поэтому мать должна много молиться в период беременности и любить своего ребенка, ласкать свою утробу, читать псалмы, петь тропари и проводить святую жизнь. Это и ей приносит пользу. Но жертвы она приносит также и ради ребенка, чтобы чадо стало более святым, чтобы с самого начала оно приобрело святые задатки. Видите, каким тонким делом для женщины является беременность? Какая ответственность и какая честь!

Я расскажу вам нечто подобное об одушевленных и неодушевленных существах, и тогда вы поймете.

В Америке ставили такой опыт: в двух одинаковых комнатах при одной и той же температуре, при одинаковой поливке и в одинаковой земле сажали цветы. Было одно лишь различие: в одной комнате включали легкую и приятную музыку. Каков же результат? Что вам скажу! Цветы этой комнаты разительно отличались от других цветов. У них был более цветущий вид, краски насыщенные, а развитие гораздо лучше.

Сияние святости, а не человеческие усилия делают детей хорошими

Все бывает от молитвы, молчания и любви. Вы поняли плоды молитвы? Любовь в молитве, любовь во Христе. Она приносит подлинную пользу. Чем больше будете любить детей человеческой любовью, которая часто носит страстный характер, тем больше они будут запутываться, тем больше их поведение будет носить негативный характер. Но когда любовь между вами и ваша любовь к детям будет христианской и святой, тогда у вас не будет никаких проблем. Святость родителей спасает детей. Чтобы это произошло, Божественная благодать должна воздействовать на души родителей. Никто сам по себе не становится святым. Та же Божественная благодать будет потом просвещать, согревать и оживотворять души детей.

Часто мне звонят даже из-за рубежа и задают вопросы о детях и на другие темы. Вот и сегодня мне позвонила одна мать из Милана и спросила, как ей вести себя со своими детьми. Я сказал ей вот что: «Молись и, когда необходимо, говори с детьми с любовью. Побольше молись и поменьше слов им говори. И ко всем должно быть больше молитвы и меньше слов. Не будем навязчивыми, но будем молиться втайне, а потом говорить, и Бог будет нас внутренне уведомлять, восприняли ли люди нашу беседу. Если снова нет, то не будем говорить. Будем только молиться втайне. Потому что своими разговорами мы становимся назойливыми для других, вызываем их сопротивление и иногда возмущение. Поэтому лучше таинственно говорить с их сердцами посредством таинственной молитвы, чем с их ушами.

Послушай, что я тебе скажу: сначала молись, а потом говори. Так поступай и со своими детьми. Если будешь все время их наставлять, то сделаешься для них тягостной и они, когда подрастут, будут ощущать одно давление с твоей стороны. Так вот, предпочтение отдавай молитве. Говори с ними через молитву. Говори об этом Богу, а Бог скажет это внутри них. То есть не нужно давать детям советы при помощи голоса, чтобы слышали их уши. Можно поступать и так, но прежде всего ты должна говорить о своих детях Богу. Говори: “Господи Иисусе Христе, просвети моих деток. Я вверяю их Тебе. Ты дал их мне, но я бессильна, не могу их хорошо воспитать. Поэтому прошу Тебя: просвети их”. И Бог будет с ними говорить, и они скажут: “Ах, не нужно было огорчать маму тем, что я сделал!”. И это по благодати Божией будет исходить из них самих».

Это совершенно. Чтобы мать говорила Богу, а Бог говорил ребенку. Если так не произойдет, то ты будешь говорить, говорить, говорить... А все будет в одно ухо входить, а из другого выходить, а в конце станет восприниматься как одно давление. И когда ребенок станет взрослым, тогда начнет сопротивляться, то есть некоторым образом мстить своим отцу и матери, которые его принуждали. Хотя совершенным является лишь одно: слова любви во Христе и святость отца и матери. Сияние святости, а не человеческие усилия делают детей хорошими.

Когда дети травмированы какой-нибудь серьезной проблемой, не беспокойтесь по поводу их сопротивления и плохих слов. В действительности они этого не хотят, но в трудные минуты иначе поступать не могут. Потом они раскаиваются в этом. Но если вы будете нервничать и гневаться, то станете едины с лукавым, и он будет играть всеми вами, как игрушками.

Святость родителей — это лучшее воспитание в Господе

Будем видеть Бога в лицах детей и давать детям любовь Божию. Пусть дети тоже научатся молиться. Чтобы молились дети, нужно, чтобы в них текла кровь молящихся родителей. Здесь некоторые ошибаются и говорят: «Раз родители молятся, благочестивы, читают Священное Писание и своих детей вырастили в учении и наставлении Господнем (Еф. 6, 4), следовательно, и дети вырастут хорошими». И вот, пожалуйста, мы видим, как из-за давления родителей мы имеем противоположный результат.

Родителям недостаточно быть просто благочестивыми. Нужно еще не принуждать детей, пытаясь через давление сделать их хорошими. Можно отогнать своих детей от Христа, если эгоистично следовать религиозным принципам. Дети не любят давления. Не принуждайте их ходить с вами в церковь. Можно говорить так: «Кто хочет, может пойти со мной сейчас или прийти позже». Дайте Богу возможность говорить с их душами. Причиной того, что дети некоторых благочестивых родителей, повзрослев, становятся непослушными, оставляют Церковь и все доброе и бегут в другое место, является давление, которое на них оказывают «хорошие» родители. Дети, пока малы, находятся под давлением. Но когда им исполняется шестнадцать, семнадцать или восемнадцать лет, то приходят к противоположным результатам. Сопротивляясь, они начинают водить дурные компании и говорить дурные слова.

Но когда они развиваются в свободе, одновременно видя добрый пример взрослых, то нам радостно на них смотреть. В этом — тайна: будучи хорошим и святым, вдохновлять и сиять. Очевидно, что на жизнь детей влияет излучение родителей. Родители настаивают: «Давай-ка поисповедуйся, давай-ка причастись, давай-ка делай то-то...». Ничего не происходит. Но они же видят тебя? Чем ты живешь, то и излучаешь. Сияет ли в тебе Христос? Это влияет и на твоего ребенка. В этом заключается тайна. И если так будет, когда ребенок маленький, то, повзрослев, ему не нужно будет прилагать большого труда. Говоря на эту тему, премудрый Соломон использует такой прекрасный образ, делая ударение на то значение, которое имеет доброе начало, доброе основание. В одном месте он говорит так: Утреневавый к ней (к премудрости) не утрудится: приседящую бо обрящет при вратех своих (Прем. 6, 14). «Утренеющий к ней» — это занимающийся мудростью с юного возраста. Мудрость — это Христос. «Приседящий» означает «находящийся рядом».

Когда родители святы и передают это ребенку, то есть воспитывают его в Господе, тогда ребенок, какие бы дурные влияния ни оказывала на него среда, не затрагивается ими, потому что при его дверях будет находиться Премудрость, Христос. Он не будет утруждаться, чтобы стяжать ее. Кажется, что стать хорошим очень трудно. Но в действительности это очень легко, когда у тебя с юности добрый жизненный опыт. При взрослении тебе не понадобится труд, потому что добро внутри тебя, ты им живешь. Ты не трудишься, ты им живешь, это твое достояние, которое ты, если будешь внимательным, сохранишь на протяжении всей своей жизни.

Детям нет никакой пользы от постоянных похвал

Детям нет никакой пользы от постоянных похвал. Они становятся эгоистами и тщеславными людьми. Они хотят, чтобы все хвалили их всю жизнь, даже если это будет ложью. К сожалению, сегодня все научились лгать, и тщеславные это принимают, это их пища. Богу это не угодно. Богу угодна истина. К сожалению, не все это понимают и поступают как раз наоборот.

Когда ты непрестанно и без рассуждения хвалишь детей, их начинает искушать супостат. Он поднимает у них жернов эгоизма. Привыкнув с малых лет к похвалам со стороны родителей и учителей, они, возможно, будут преуспевать в учебе. Но что пользы? В жизни из них выйдут эгоисты, а не христиане. Эгоисты никогда не смогут стать христианами. Эгоисты хотят, чтобы их все непрестанно хвалили, все их любили, все говорили о них хорошее. А этого не желают ни Бог, ни Церковь, ни Христос...

Итак, когда мы похвалами развиваем в ребенке это гипертрофированное «Я», когда развиваем его эгоизм, то совершаем для него великое зло. Мы делаем его более склонным к диавольским вещам. Если мы так его воспитываем, то удаляем его от истинных ценностей жизни. Вы не думаете, что это и есть та причина, по которой дети портятся, по которой люди бунтуют? Это эгоизм, который с детства насадили в них родители, Диавол — это великий эгоист, великий денница. То есть внутри нас живет этот денница, мы живем диаво-лом. Мы не живем смирением. Смирение — Божие, это нечто совершенно необходимое для души человека, нечто для нее органическое. И когда его нет, это все равно, что в организме нет сердца. Сердце дает жизнь телу, а смирение дает жизнь душе. Из-за эгоизма человек находится на стороне злого духа, то есть он развивается со злым духом, а не с добрым.

Вот чего добился диавол. Он сделал землю лабиринтом, в котором мы не можем понять друг друга. Отчего мы страдаем и не понимаем этого? Видите, в какое заблуждение мы впали? Мы дошли до того, что в наше время сделали землю одной психбольницей! А мы и не понимаем, в чем здесь причина. Все находимся в недоумении: «Что с нами стало, куда мы идем, почему наши дети уходят, почему ушли из своих домов и слоняются без цели, почему оставили жизнь, почему оставили образование? Почему это происходит?». Диаволу удалось сокрыть самого себя и подтолкнуть людей к тому, чтобы они использовали другие имена. Врачи, психологи часто говорят, когда человек страдает: «А, у тебя невроз! А, у тебя стресс!» — и тому подобное. Они не соглашаются с тем, что диавол развивает и поднимает в человеке эгоизм. Но диавол существует, это дух зла. Если мы скажем, что он не существует, это все равно что отречься от Евангелия, которое говорит и о нем. Это наш враг, наш супостат в жизни, противник Христа, и называется он антихристом. Христос пришел на землю, чтобы освободить нас от диавола и даровать нам спасение.

Вывод напрашивается следующий: мы должны учить детей жить смиренно и просто и не искать похвалы и «браво». Будем учить их тому, что существует смирение, которое является здоровьем души.

Образ мыслей современного общества причиняет детям зло. У общества другая психология, другая педагогика, которая направлена на детей-атеистов. Такой образ мыслей ведет к произволу. Результат вы видите на детях и молодежи. Сегодня молодежь кричит: «Вы должны нас понять!». Но мы не должны идти к ним. Напротив, будем молиться о них, будем говорить правильные вещи, будем жить правильно, будем проповедовать это, но не будем приспосабливаться к их духу. Не будем портить величие нашей веры. Мы не сможем им помочь, приобретя их образ мыслей. Мы должны быть такими, какие мы есть, и проповедовать истину, свет.

Пусть дети учатся у святых отцов. Учение отцов научит наших детей исповеди, расскажет им о страстях, о зле, о том, как святые побеждали зло в себе. А мы будем молиться, чтобы Бог глубоко проник в них.


Печатается по книге: Старец Порфирий Кавсокаливит. Житие и слова. Издание Свято-Никольского Черноостровского женского монастыря. Малоярославец, 2006.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=5187&Itemid=65
« Последнее редактирование: 10 Октября 2014, 22:49:43 от Дмитрий Н » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 69500

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 03 Августа 2008, 16:51:50 »

Молитесь Богу с жаждой и любовью



Сам Господь научит нас молитве

Человек ищет на небе радости и счастья. Он ищет вечного вдали от всех и от всего, хочет найти радость в Боге. Бог — это таинство, это молчание. Он безграничен, Он — это все. Стремление души к небу имеет весь мир. Все ищут чего-нибудь небесного. К Нему обращено все сущее, пусть даже и неосознанно.

К Нему непрестанно обращайте свой ум. Возлюбите молитву, беседу с Господом. Все заключается в любви, в ревности ко Господу, Жениху Христу. Станьте достойными любви Христовой. Чтобы не жить во тьме, поверните выключатель молитвы, чтобы в вашу душу пришел Божественный свет. В глубине вашего бытия явится Христос. Там, в глубине,— Царство Божие. Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17, 21).

Молитва происходит только в Духе Святом. Он учит душу молитве. Ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными (Рим. 8, 26). Нам не нужно делать никаких усилий. Будем обращаться к Богу как смиренные рабы, умоляющим и просящим голосом. Тогда наша молитва будет угодна Богу. Будем благоговением стоять перед Распятым и говорить: Господи Иисусе Христе, помилуй мя. Этим все сказано. Когда ум человека подвигнется на молитву, тогда во мгновение ока приходит Божественная благодать. Тогда человек становится благодатным и на все смотрит другими глазами. Все заключается в том, чтобы возлюбить Христа, молитву, богомыслие, чтение. Возьмем миллион и разделим его на кусочки. Так вот, усилия человека, его старания — это одна миллионная часть.

Незаметно для себя мы входим в молитву. Необходимо находиться и в подходящей обстановке. Общение со Христом, беседа, богомыслие, чтение, пение, возжигание лампадки, каждение — все должно проходить в соответствующей обстановке, чтобы все было просто, в простоте сердца (Деян. 2, 46). Читая с любовью богослужебные тексты и последования, мы, сами того не замечая, становимся святыми. Мы чувствуем веселие от Божественных слов. Это веселие, эта радость — результат нашего усердия, чтобы легко войти в атмосферу молитвы, подогреть ее, как мы говорим. Мы можем представить прекрасные места, которые мы видели. Эти усилия мягки, бескровны. Но мы не должны забывать того, что сказал Господь: Без Меня не можете делать ничего (Ин. 15, 5).

Сам Господь научит нас молитве. Сами мы ей не научимся, и никто другой нас не научит. Не будем говорить: «Я сделал столько-то поклонов, теперь благодать мне обеспечена». Но будем просить, чтобы воссиял в нас нетленный свет Божественного познания и открыл наши духовные очи для постижения Его Божественных словес.

Таким образом мы незаметно для себя возлюбляем Бога без насилий, усилий и подвига. То, что трудно для людей, для Бога очень легко. Мы полюбим Бога внезапно, когда посетит нас благодать. Если сильно полюбим Христа, то молитва будет произноситься сама собой. Христос непрестанно будет в нашем уме и нашем сердце.

Но чтобы остаться в этом состоянии и не потерять его, необходима Божественная ревность, пламенная, Божественная любовь ко Христу. Любовь направляется к Единому Всевышнему. Любящий, то есть Бог, любит возлюбленного, а возлюбленный желает достигнуть соединения с Любящим. Любящий любит возлюбленного Божественной и совершенной любовью. Бог, любящий человека, бескорыстен.

Высшая любовь к Богу выражается как благодарность. Нам необходимо любить. Любовь не как обязанность, а как жизненная потребность. Часто мы приходим к Богу из-за нужды, когда нам необходима опора, потому что нас не удовлетворяет ничто вокруг нас, и мы чувствуем одиночество.

Чтобы Христос явил Себя внутри нас нужно, чтобы сердце наше было чистым

…Христос Сам войдет и поселится в нашей душе, если только найдет определенные приятные для Него вещи: благое произволение, смирение и любовь. Без этого невозможно сказать: Господи Иисусе Христе, помилуй мя.

Например, у нас есть радиоприемник. Когда настройка стоит на отметке 1, скажем, где много радиостанций, тогда прием лучше. На отметке 2 не так много радиостанций и слышимость хуже. А на отметке 3 почти совсем ничего не слышно. То же происходит и в общении с Богом. Когда душа настроена на отметку 1, тогда общение проходит очень хорошо. Это бывает по двум основным причинам: из-за любви и смирения. По этим причинам душа общается с Богом, слышит Его голос, принимает Его слово, получает силу и Божественную благодать, преображается. Она обращается к Богу легко и непринужденно, приходит в умиление. Когда любви и смирения меньше, это отметка 2, тогда общение с Божественным хуже. А когда душа перейдет на отметку 3, тогда общение совсем плохое, потому что душа полна страстей, ненависти, вражды и не может возвыситься.

Чтобы Христос явил нам Себя внутри нас, когда мы призываем Его в молитве Господи Иисусе Христе, сердце наше должно быть чистым, должно быть свободным от какой-либо помехи, свободным от ненависти, от эгоизма, от злобы. Нужно, чтобы мы любили Его, а Он — нас. Но если в нас есть что-либо достойное осуждения, то здесь снова нужно прибегнуть к таинству. И тайна в том, чтобы попросить прощения или сказать о том духовнику. Для всего этого нужно, как мы сказали, смирение. Если, исполняя заповеди Божии, ты сообразуешься с ними и не имеешь угрызений совести, а ощущаешь внутренний мир и делаешь добрые дела, то легко входишь в молитву, не замечая этого…

Будем просить у Бога, чтобы Его воля исполнилась в нашей жизни

Наши молитвы не бывают услышаны, потому что мы не бываем достойны. Нужно стать достойным, чтобы молиться. Мы недостойны, потому что не любим своего ближнего, как самого себя. Что говорит Сам Христос? Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой (Мф. 5, 23–24). Прежде, нежели приступишь к молитве, пойди примирись с братом твоим, попроси прощения, чтобы стать достойным. Если этого не произойдет, то ты не сможешь молиться. Если ты недостоин, то не сможешь ничего сделать. Когда все уладишь и приготовишься, тогда идешь и приносишь дар свой.

Достойными становятся те, кто желает и жаждет стать Христовыми, кто предается воле Божией. Не иметь своей воли — это очень ценно, это все. Раб не имеет своей воли. Отсечения своей воли возможно достичь одним простым способом — посредством любви ко Христу и исполнения Его заповедей. Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам (Ин. 14, 21). Необходим подвиг. Нам предстоит сразиться против мироправителей тьмы века сего (Еф. 6, 12). Мы должны сразиться со львом рыкающим (1 Петр. 5, 8 ). Нельзя допустить, чтобы в борьбе победил вселукавый.

Для этого необходимы слезы, покаяние, молитва, милостыня, прошение, сопровождаемое доверием Христу, а не маловерием. Только Христос может спасти нас от угнетающего одиночества. Молитва, покаяние и милостыня. Дайте хотя бы стакан воды, если у вас нет денег. И знайте, что, чем более вы освящаетесь, тем больше услышаны бывают ваши молитвы.

Не будем молитвой насиловать Бога. Не будем просить у Бога избавить нас от чего-либо, от болезни и тому подобного или разрешить наши проблемы. Но будем просить у Него силы и укрепления, чтобы перенести все. Как Он с благородством стучит в двери нашей души, так и мы будем благородно просить того, чего желаем. И если Господь не отвечает, будем прекращать просить о том. Если Бог не дает нам то, чего мы так усиленно просим, то для этого у Него есть своя причина. У Бога тоже есть Свои «тайны». Если мы верим в Его благой промысел, если верим в то, что Ему известно исключительно все в нашей жизни и Он всегда хочет добра, почему нам не довериться Ему? Будем молиться просто и спокойно, без страсти и насилия. Мы знаем, что прошлое, настоящее и будущее — все известно, обнажено и открыто перед Богом. Как говорит апостол Павел: Нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его (Евр. 4, 13). Мы не будем настаивать. Такое усилие приносит вред, а не добро. Не будем стремиться приобрести то, чего мы желаем, но оставим это на волю Божию. Потому что, чем больше мы гоняемся за чем-то, тем дальше оно отдаляется. Значит, необходимы терпение, вера и спокойствие. И если мы забудем о том, Господь не забывает никогда, и если это нам на пользу, то Он даст нам то, что нужно и когда нужно.

В молитве будем просить лишь спасения нашей души. Разве не сказал Господь: Ищите же прежде Царства Божия... и это все приложится вам (Мф. 6, 33; Лк. 12, 31)? Легко, наилегчайшим образом Христос может нам дать то, что мы желаем. Посмотрите на таинства. Таинство состоит в том, чтобы нисколько не держать в уме прошение чего-либо конкретного. Таинство в том, чтобы бескорыстно испрашивать нашего соединения со Христом, не говоря: «Дай мне это или то...». Достаточно сказать: Господи Иисусе Христе, помилуй мя. Богу нет нужды узнавать у нас, в чем мы нуждаемся. Он знает о всем этом несравненно лучше нас с вами и подает нам Свою любовь. Задача состоит в том, чтобы ответить на эту любовь молитвой и хранением Его заповедей. Будем просить, чтобы исполнилась воля Божия. Это самое полезное, самое безопасное для нас и для тех, о ком мы молимся. Христос все нам подаст в изобилии. Когда есть хотя бы малейший эгоизм, не бывает ничего.

Чтобы Христос явил Себя внутри нас нужно, чтобы сердце наше было чистым.

По книге: Старец Порфирий Кавсокаливит. Житие и слова. Малоярославец: Изд-во Свято-Никольского Черноостровского женского монастыря, 2006

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=5327&Itemid=3

 
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 69500

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 28 Ноября 2013, 20:46:46 »

Канонизирован афонский старец Порфирий Кавсокаливит (Байрактарис)



27 ноября Священный Синод Константинопольского Патриархата принял решение о канонизации старца Порфирия (Байрактариса) Кавсокаливита (7 февраля 1906 года–2 декабря 1991 года), сообщает Православие.Ru.

Установлен день памяти прп. Порфирия - 2 декабря.

Прославление прп. Порфирия в лике святых состоится 1 декабря, но уже сегодня в честь этого события по всей Греции радостно звонят колокола.

Преподобный старец Порфирий Кавсокаливит (в миру Евангелос Баирактарис) родился в 1906 году от благочестивых и очень бедных родителей на острове Эвия. Прочитав житие святого Иоанна Каливита, Евангелос так вдохновился святой жизнью преподобного, что решил подражать ему. В 12-летнем возрасте он уехал на гору Афон.

В 22 года сильно заболел и был отправлен в монастырь святого Харлампия, где был исцелен.

Позже встретился с архиепископом Синайским Порфирием, который восхитился небесными дарами молодого монаха так, что рукоположил его в сан пресвитера и нарек имя Порфирий.

В 1940 году иерей Порфирий приехал в Афины, где был назначен приходским священником в церкви Святого Герасима. 33 года он служил Богу и людям. За это время Порфирий помог тысячам людей обрести душевный мир, по благодати Божией исцелил от многих болезней.

Старец смиренно скончался в своей келии на горе Афон, 2 декабря 1991 года. Незадолго до смерти он узнал о своей скорой кончине и хотел умереть смиренно, вдали от мира.

Как пишет сайт «Православная библиотека», духовные дары отца Порфирия кажутся невероятными в наше рациональное время. Его восприимчивость ко всему окружающему была сверхъестественной по сравнению с нашим падшим состоянием. Он понимал язык птиц, мог внутренними очами созерцать самые недра земли, бездны морские и недосягаемые космические пространства. Он видел залежи угля и нефти, он видел древние города, погребенные под землей, видел древние события так, как будто он являлся непосредственным свидетелем их, видел ангелов и нечистых духов, видел саму душу человека. От его прикосновения люди исцелялись, хотя сам он всю жизнь болел и никогда не просил Господа о том, чтобы самому быть исцеленным. Он никогда не искал ничего для себя, но только для славы Божией и пользы ближнего. Кроткий и смиренный, отец Порфирий с годами только приумножал в себе эти благодатные дары, никогда не приписывая их себе, но только Богу.

http://ruskline.ru/news_rl/2013/11/28/kanonizirovan_afonskij_starec_porfirij_kavsokalivit_bajraktaris/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 6918


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 10 Августа 2015, 13:17:23 »


«Скажи своей маме, чтобы она не делала операцию»

Об одном из чудес старца Порфирия



Старец Порфирий Кавсокаливит
   

Два часа дня, я на площади святых Космы и Дамиана в Афинах. Останавливаюсь перед светофором. Ко мне подходит какой-то мужчина.

– В Мениди, пожалуйста!

– Простите, не могу, – отвечаю я, – опаздываю.

Действительно, я не успевала: к трем часам дня мне нужно было приехать в район порта Пирей.

Мужчина отошел, стал ждать другое такси. Что-то внутри меня подсказало: нужно посадить его в мою машину. Делаю ему знак, чтобы он садился. Оказавшись в машине, он тут же снял у меня с ветрового стекла фотографию святого Порфирия, поцеловал ее и воскликнул:

– Это невозможно!

Мои руки были заняты в том момент: я поворачивала на Мениди. Мне хотелось забрать у него фотографию, но, видя, с каким благоговением он смотрел на нее, я устыдилась своих мыслей.

– Вы знали святого Порфирия? – спросил он.

– Нет, я о нем прочитала в книге и очень полюбила его.

– Хочешь, я расскажу тебе, как я с ним познакомился?

– Конечно! – радостно ответила я.

– Так слушай. Моя жена серьезно заболела: у нее обнаружили рак. Врачи дали ей самое большое три месяца жизни. В то время мой сын заканчивал лицей. Как-то раз он нам сказал, что мальчики их класса собираются посетить Святую Гору Афон. Мы дали ему согласие. Ребята уехали.

Между тем моей жене стало хуже. Ее лечащий врач сказал, что это последняя стадия болезни и конец уже близок. С великим волнением я спросил врача: «Что можно сделать, чтобы дать ей хотя бы еще немного пожить?» – «Сделаем еще одну операцию, и Бог нам в помощь», – отвечал он.

Однако моя жена противилась операции, настаивая на том, что нужно сначала дождаться возвращения сына.

Наш сын вернулся с Афона настолько радостным, счастливым и воодушевленным, что, пожалуй, мы его таким видели впервые. Он стал нам рассказывать, насколько там красиво, как сердечно и гостеприимно их приняли монахи, какой внутренний мир и спокойствие все они там почувствовали.


Вид на афонский полуостров с вершины Святой Горы
   
Он говорил, что там действительно ощутил близость Бога, пребывал в такой радости, что даже забыл о том, что его мать смертельно больна. О ее болезни он вспомнил, когда перед ними появился старец Порфирий – он тогда еще не был прославлен в лике святых.

– Простите, сколько лет назад это было? – прервала его я.

– Два года назад.

– А… сравнительно недавно. Так что было дальше?

    Ребята были в полном недоумении: откуда монах знал их имена и их семейные обстоятельства?

– Прячась от солнца, ребята сидели под деревом. Они разговаривали и смеялись, когда внезапно увидели какого-то монаха, приближавшегося к ним.

Они встали, взяли у него благословение, и Старец начал разговаривать с ними, называя каждого по имени. Как ты понимаешь, ребята были в полном недоумении: откуда он знал их имена и их семейные обстоятельства? Наш сын нам поведал о встрече со Старцем и о чуде, в которое было сложно поверить.

Моему сыну Старец сказал: «Скажи своей маме, чтобы она не делала операцию. У нее нет рака». – «Вы что, ее знаете?» – «Да, я ее знаю. Я всех вас знаю». – «Простите, а кто вы такой?» – «Я старец Порфирий», – сказал он и удалился.

На обратной дороге молодежь зашла в аптеку купить что-нибудь от последствий морской болезни: в пути корабль изрядно качало.

    “Не удивляйтесь тому, что я сейчас вам скажу… Дело в том, что… Старец скончался пять лет назад”

Войдя в аптеку, они увидели изображение старца Порфирия и сказали: «А вот старец Порфирий, которого мы видели на Афоне». Как только аптекарь услышала эту фразу, она на минуту потеряла дар речи. «Простите, ребята, вы что, видели на Афоне этого старца?» – «Да, точно его! Мы как раз с Афона возвращаемся». – «Вы уверены?» – «Конечно, мы же с ним разговаривали. Мы сами были удивлены, откуда он знает наши имена и что происходит в семье у каждого из нас. Когда мы его спросили, кто он такой, он нам ответил, что он старец Порфирий». – «Я, конечно, вам верю, что вы его видели, однако… Не удивляйтесь тому, что я сейчас вам скажу… Дело в том, что Старец скончался пять лет назад!»

Дети были буквально шокированы услышанным! «Этого не может быть! – ответили они. – Мы же с ним разговаривали!»

Мы с женой были уверены, что школьники видели кого-то другого, похожего на старца, которого тоже звали Порфирием. Так как монахи одинаково одеты в черную рясу и носят бороду, то на первый взгляд, бывает, что похожи один на другого.

«Вы что, мне не верите?! Ну ладно, Бог с вами! – проговорил сын. – Кстати, мам, знаешь, что Старец мне сказал? Он сказал, что ты ничем не болеешь и что операцию делать не надо».

Через два дня мы приехали в больницу. На следующее утро должна была состояться операция. И вот настал тот час, когда жену должны бы начать оперировать. Я сидел в коридоре очень взволнованный. И что же я вижу?! Открывается дверь операционной, и оттуда выходит моя жена. Я подбегаю к ней и спрашиваю: «Что случилось? В чем дело?» – «Операция не нужна, со мной всё в порядке».

Следом за ней из операционной выходит врач. Я к нему: «Что произошло?» – «Не знаю, – отвечает. – Но она не хочет делать операцию». – «Жена, ты что, с ума сошла?..»

Я приложил максимум усилий, чтобы уверить ее в необходимости операции.

Она стояла на своем: «Повторяю: я хорошо себя чувствую. Хочешь, сделаем повторное обследование? Вот увидите, я здорова, я это чувствую. Вы мне не верите? Давайте я обследуюсь, чтобы вы убедились». Действительно, было сделано обследование. На следующий день было готово заключение.

На этом месте мужчина сделал глубокий вдох.

– Так что же показало обследование?

– Что показало?! Что она вообще не была больна! Врачи, сравнивая старые и новые анализы, «сходили с ума», пытаясь выяснить, как такое возможно. «Этого не может быть! Возможно, мы перепутали анализы! Надо сделать повторные», – говорили они, удивленные.

Между тем пришел мой сын и, увидев всю эту сцену и врачей в замешательстве, сказал мне: «Папа, почему же ты не веришь в то, что говорил старец Порфирий на Святой Горе?»

Услышав это, к нему подбежал один из врачей: «Что ты сказал? Старец Порфирий? Что он говорил тебе?» – «Он сказал, что с моей мамой всё в порядке и что операцию делать не надо».

Тогда врач достал из кармана фотографию Старца: «Мальчик мой, его ты видел на Афоне? Да?» – « Да, точно, его!» – «Вот что: анализы правильные. Ваша жена здорова. Вы можете ехать домой. Прямо сегодня! Собирайтесь!»

Моей жене врачи давали самое большее три месяца жизни. Вот уже два года прошло, и с ней всё в порядке. Она чувствует себя даже лучше, чем до того, когда у нее был обнаружен рак.

Вот поэтому мы так полюбили старца Порфирия. Мы посещали его монастырь много раз, и когда у нас встречаются трудности, он нас поддерживает.

Этот рассказ мужчины об еще одном чуде любимого Старца доставил мне огромную радость. И когда мой пассажир выходил из машины, я сказала ему:

– Спасибо вам!


Перевел с новогреческого Димитрий Лампадист
10 августа 2015 года


http://www.pravoslavie.ru/put/81227.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 6918


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 25 Января 2016, 09:31:55 »


«Трудись, как бессмертный, и живи, как готовый к смерти»

Преподобный Порфирий Кавсокаливит и его изречения

   


Преподобный Порфирий Кавсокаливит (в миру Евангелос Баирактарис; 1906–1991) – священнослужитель, великий подвижник, с детских лет подвизавшийся во славу Божию и стяжавший многочисленные дары Святого Духа: дар пламенной молитвы, прозорливости, духовного рассуждения. Он мог исцелить больного одним прикосновением руки, духовным зрением мог видеть глубины земли и наблюдать за событиями, происходящими за тысячи километров. Когда речь зашла о духовных дарах старца Порфирия, преподобный Паисий Святогорец сказал: «У него цветной телевизор, а у меня только черно-белый». И добавил: «Таких, как старец Порфирий, Бог посылает в мир раз в 200 лет». Старец Порфирий Кавсокаливит прославлен в лике преподобных в 2013 году.


Наставления преподобного Порфирия Кавсокаливита

Без любви молитва не приносит пользы



«Всё, что делается, пусть делается по любви».

«Превыше всего любовь. Без любви молитва не приносит пользы, совет уязвляет, а указание приносит вред и разрушает другого человека, который чувствует, любим мы его или нет, и реагирует соответствующим образом».

«Давайте будем бескорыстно раздавать всем свою любовь, не обращая внимания на их отношение к нам. Когда войдет в нас благодать Божия, тогда мы не будем интересоваться тем, любят нас или нет, хорошо ли с нами разговаривают. Мы будем ощущать необходимость любить всех».

Не будем просить любви – будем любить сами



«Один из видов нашего выказывания себя заключается в том, чтобы требовать от других стать хорошими. В действительности же мы сами желаем стать хорошими, но поскольку не можем, то требуем этого от других и настаиваем на том».

«Это эгоизм – желать, чтобы другие люди любезно с нами разговаривали. Позволим другим разговаривать с нами так, как они чувствуют. Не будем просить любви. Наше стремление будет направлено на то, чтобы любить их и молиться за них от всей души».

«Когда кто-то нанесет нам какую-либо обиду каким бы то ни было образом, клеветой, оскорблением, подумаем о том, что он – наш брат, которым овладел враг. Он стал жертвой врага. Поэтому мы должны ему сочувствовать и молиться Богу, чтобы Он помиловал и нас, и его. И Бог поможет обоим».

«Но если мы разгневаемся на него, тогда враг с него перескачет на нас и будет играть нами двоими. Осуждающий других не любит Христа. Виною тому эгоизм. Отсюда начинается осуждение. Будем всех видеть святыми».

«Христианин благороден. Давайте будем предпочитать терпеть обиды, чем обижать».

Как узнать смиренного человека



«Смиренный человек… знает, что грешный, и скорбит из-за этого, но не отчаивается, не изнуряет себя. Тот, кто имеет святое смирение, не прекословит, то есть не противодействует. Он соглашается с тем, чтобы его проверяли другие люди, делали ему замечания, но не раздражается и не оправдывается, не теряет уравновешенности. С эгоистом происходит обратное. Он чувствует себя ущербным. Сначала он похож на смиренного. Но если его кто-нибудь чуть-чуть заденет, он тут же теряет мир, нервничает и возмущается».

Везде можно стать святым



«Везде можно стать святым. На вашей работе, какой бы она ни была, можете стать святыми при помощи кротости, терпения и любви. Каждый день полагайте новое начало, новое расположение с воодушевлением, любовью, молитвой и молчанием».

«Когда у тебя есть возможность, помогай и материально. Но больше оказывай тем, кто находится рядом с тобой, вот какую помощь: разговаривай с ними, выслушивай их, когда они хотят рассказать тебе о своих трудностях, высказать тебе свою боль, посиди с ними вместе, чтобы они не чувствовали себя одинокими».

«Вот где христианство: через любовь к брату достичь любви к Богу».

«Великое искусство – достичь освящения своей души!»

Ключ к духовной жизни – молитва

«Ключ к духовной жизни – молитва. Молитве никто не может научить, ни книги, ни старец, никто. Единственным учителем является Божественная благодать. Если я расскажу вам, что мед сладок, что он текуч, он такой-то и такой-то, то вы не поймете, пока не вкусите его. То же самое и в молитве».

Кто не покается, тот погибнет



«Кто не покается, тот погибнет. Повторяю тебе: кто не покается, тот погибнет».

«Душа, чтобы покаяться, должна проснуться. При этом пробуждении происходит таинство покаяния. И в этом – произволение человека. Но пробуждение зависит не только от человека. Сам человек не может. Вмешивается Бог».

Когда у человека есть какая-либо страсть

«Когда у человека есть какая-либо страсть, постараемся изливать на него лучи любви и милосердия, чтобы он вылечился и освободился. Это бывает только по благодати Божией. Подумайте, что он страдает больше вас».

«Кого мы называем мытарями и блудницами, для Бога – пойманные воры, тогда как я и вы все – мы воры, но не пойманные. Задержанный и униженный вор, всем известная, покрытая позором блудница, смирившаяся и покаявшаяся, – намного выше нас, имеющих доброе имя, но живущих никому не ведомой и сомнительной жизнью».

«Знай вот еще что. Страдающие души, скорбящие, которые мучаются от страстей, удостаиваются великой любви и благодати Божией».

Во всем, что бы ни случилось, укоряйте самих себя



«Если ты жалуешься на других, то виновником я считаю тебя, даже если ты скажешь мне, что виновен тот или та. В конечном итоге и сам ты в чем-нибудь виновен и обнаружишь это, когда я скажу тебе».

«Во всем, что бы ни случилось, укоряйте самих себя. Молитесь со смирением, не оправдывайтесь. Видите, например, соперничество и вражду с другой стороны? Помолитесь с любовью, чтобы ответить любовью на соперничество и вражду. Слышите клевету на себя? Молитесь».

«Малейший ропот на ближнего влияет на душу, и вы не можете молиться. Дух Святой, находя душу такой, не дерзает приблизиться».

В беседах не многословьте о религии – и тогда победите



«В беседах не многословьте о религии – и тогда победите. Позвольте человеку, у которого другое мнение, изливаться, говорить, говорить… Пусть он почувствует, что встретился со спокойным человеком. Воздействуйте на него своей доброжелательностью и молитвой, а потом скажите немного слов. Вы не достигнете ничего, если будете говорить резко, если, к примеру, скажете: “Ты говоришь ложь!” И что из этого выйдет? Вы – как овцы посреди волков (см.: Мф. 10:16). Что вам делать? Внешне будьте невозмутимы, а внутренне молитесь. Будьте готовыми, будьте образованными, имейте дерзновение, но со святостью, кротостью и молитвой».

Дети не любят давления

«Родителям недостаточно быть просто благочестивыми. Нужно еще не принуждать детей, пытаясь через давление сделать их хорошими. Можно отогнать своих детей от Христа, если эгоистично следовать религиозным принципам».

«Дети не любят давления. Не принуждайте их ходить в церковь. Можно говорить так: “Кто хочет, может пойти со мной сейчас или прийти позже”. Дайте Богу возможность говорить с их душами».

«Нельзя насиловать другого человека. Настанет его час, придет тот момент, нужно лишь молиться за него. Молчанием, терпением и прежде всего молитвой мы таинственно приносим пользу другим людям».

Слова ударяют в уши, а молитва идет в сердце



«Матери должны с любовью молиться о своих детях. Ребенок, как уже родившийся, так и находящийся еще во чреве, чувствует недостаток материнской любви, нервозность матери, ее гнев, ненависть и получает травмы, последствия которых будет ощущать всю свою жизнь».

«Матери умеют переживать, советовать, многословить, но не умеют молиться. Многие советы и указания приносят вред. Детям не нужно много слов. Слова ударяют в уши, а молитва идет в сердце».

«Когда ты видишь, что лукавый побеждает твоего сына, вместо того чтобы гневаться на него из-за его непослушания, помолись Богу. Научись говорить с Богом о своих детях, вместо того чтобы ссориться с ними; поведай Богу все свои скорби о них».

«Святые чувства матери и ее святая жизнь освящают младенца с самого момента его зачатия. Всё, что я только что сказал, надо хорошо помнить не только матерям, но и будущим отцам тоже».

«Станьте святыми, и у вас вырастут добрые дети».

Христос открывает Себя только внутри Церкви



«Христос открывает Себя только внутри Церкви, там, где люди, находясь вместе, любят друг друга, несмотря на грехи, – не из-за их усилий, но по милости и любви Христа».

«В Церкви мы становимся едино с каждым несчастным, страдающим и грешным».

«И вершина истины есть святая Евхаристия».

«Исповедь – это путь людей к Богу. Это дар человеку любви Божией».



«Будь внимателен, не причащайся по привычке. Каждый раз приступай к Таинству так, как будто ты делаешь это в первый раз и в то же время как будто это твое последнее причащение перед смертью».

Когда я уйду из этой жизни – я буду ближе к вам

«Трудись, как бессмертный, и живи, как готовый к смерти».

«Когда я уйду из этой жизни, это будет лучше. Я буду ближе к вам».


Преподобне отче Порфирие, моли Бога о нас!


Изречения преподобного Порфирия Кавсокаливита
подготовила Ольга Рожнёва
Иллюстрации: Антон Поспелов

2 декабря 2015 г.


http://www.pravoslavie.ru/88343.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 6918


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 20 Января 2017, 17:11:58 »


Старец Порфирий: «Уныния нет. Есть эгоизм»

Старец Порфирий Кавсокаливит




Беседа старца Порфирия Кавсокаливита, отрывок из которой публикуется ниже, была записана и расшифрована сестрами Священного Исихастирия Преображения Христова. В предисловии к изданию беседы сказано: «Мы надеемся, что советы старца, содержащиеся в этой беседе[1], помогут многим, потому что уныние широко распространено в наши дни. Причина этого недуга, по мнению старца, в огромном эгоизме, которым страдает большинство из нас, с детских лет воспитанных в непрерывном культивировании эгоистического духа, что проявляется в тщеславии: мы хотим выделяться и получать похвалы, мы стремимся произвести впечатление, чтобы другие восхищались нашими “достоинствами”, которые и слов-то не достойны – одеждой, прической, выправкой, рекордами в учебе и работе или конкурсах и бессмысленных разговорах. Иногда эгоизм обнаруживается через стремление отличиться пусть даже и скверным поступком. Так, древний Герострат поджег красивейший храм только для того, чтобы люди говорили о нем.

И вот всякий раз, когда дела идут не так, как мы хотим, мы огорчаемся, расстраиваемся, отчаиваемся, замыкаемся в себе, потому что “нас не признали”, “нас упрекнули” или “устыдили”, сказали что-то, что задело наш эгоизм и то благостное представление, которое мы сами о себе имели, желая, чтобы именно так о нас думали другие. Горестно видеть, как молодые люди кончают жизнь самоубийством, потому что не в состоянии перенести умаление своего достоинства – провал на экзаменах, недоброжелательное к ним отношение людей или финансовый крах. Все эти события, если воспринимать их по-христиански, со смирением, доверием к Богу, оптимизмом и спокойствием, быстро преодолеваются и становятся предпосылкой к большему успеху. Человек, который проходит испытание трудностями, из всего может извлечь пользу духовную, а иногда даже и вещественную. Уныние, напротив, ослабляет человека, практически убивает его.

Поэтому давайте со вниманием выслушаем наставления старца Порфирия и особенно те, в которых речь идет о причине уныния и о его нерасторжимой связи с нашим эгоизмом. И станем просить Господа даровать нам смирение, потому что без него мы всегда будем впадать в уныние. Иными словами, если хорошенько разобраться, эгоизм – это глупость, а смирение – благоразумие, потому что эгоист никогда не насыщается, а следовательно, он постоянно пребывает в печали, тогда как смиренный всегда всем доволен. Более того, эгоист ежеминутно обеспокоен тем, как на него смотрят другие и как они к нему относятся, печется о том, чтобы привлечь их внимание и стяжать похвалу. В сущности это значит вот что: он не имеет своей собственной самооценки и живет оценками, которых ждет от других. Но, разумеется, “другие” не интересуются им настолько, насколько ему того хотелось бы, и поэтому он терзается душой, прибегает к пилюлям, которые придадут ему уверенности, или – что еще хуже – к тяжелым наркотикам, которые перемещают его в мир иллюзий, где все кажутся такими, как ему хочется (но они ведь не таковы!).

Невероятные суммы тратятся на психотропные препараты, прежде всего на антидепрессанты, но еще большие, без сомнения, на программы реабилитации попавших в зависимость людей. Обычно подобная терапия не приносит желаемых результатов, потому что подлинная причина (эгоизм) не только остается незатронутой при подобном “лечении”, но часто еще и подогревается.

Наиболее чувствительные из современных молодых, а порой и зрелых, людей, не выдержав яви, развенчивающей ложное представление, которое (а им бы хотелось!) имели бы о них другие, впадают в разочарование, уныние, прибегают к психотропным лекарствам и наркотикам. Таким образом, они убегают либо в бездействие (например, не сдают экзаменов, чтобы не потерпеть неудачи), либо пускают в ход вещества, вызывающие зависимость, которые уносят их от суровой, как им кажется, реальности. Смирение же воспринимает все трудности, и даже общественное унижение, провал, недооценку, как нечто ожидаемое, подобающее нашему невысокому достоинству и подталкивающее нас усерднее трудиться над своим усовершенствованием. А человек вместо того, чтобы предаваться унынию, прилагает старание к борьбе и активной жизнедеятельности.

Слова старца Порфирия, насыщенные глубоким смыслом, необходимо перечитывать многократно, вновь и вновь задумываться над тем, о чем он нам говорит. Некоторые краткие фразы (например, “причина уныния – в твоем огромном эгоизме”) сперва могут показаться не касающимися темы беседы. Но постепенно именно в них раскрывается подлинная причина нашего беспокойства и уныния, кроящаяся в нашем собственном эгоизме. Это он не дает нам стерпеть равнодушного отношения окружающих к нашей персоне или развития событий, отличного от запланированного нами и угодного нам.

Мы желаем, чтобы беседа старца Порфирия помогла всем нам войти в христианский мир смирения и радости, который есть Христос».


***

– Мы все ищем радости и покоя сердца, но ежедневно переживаем скорби и испытываем уныние. Старец Порфирий с любовью и мудростью говорит со своими духовными чадами о том способе, с помощью которого печаль претворяется в радость.

– Как-то раз пришла сюда одна женщина и сказала мне, что страдает от уныния. Она попросила посоветовать ей, что нужно делать для того, чтобы избавиться от этого состояния. «Я пришла сюда сейчас, – сказала она, – потому что меня выругал мой муж. Я совершила ошибку, он погорячился и вел себя со мной весьма скверно. Поэтому меня охватило сильнейшее уныние. Вечером я не ела, всю ночь провела в тоске. Я оказалась словно в бездне, во мраке отчаяния. В голову лезли помыслы: “И зачем мне нужна такая жизнь? Зачем?! Может, лучше вообще не жить?” Они усиливали мое уныние и довели меня до мысли о самоубийстве. Я уснула. Наутро мне было не по себе, муж попытался заговорить со мной, но я ему ничего не ответила. Он встал, сварил себе кофе, предложил принести кофе мне, я отказалась, он ушел».

А она, закутанная в плед (я рассказываю вам так, как она мне рассказывала), ничего не ела и переживала, если можно так выразиться, свое уныние. Это неприятное чувство, оно захлестывает тебя и парализует. Ты не можешь ни мыслить, ни… Ты все время думаешь об одном и том же. При этом тебе кажется, что ты думаешь о серьезных вещах, тогда как ты пленник одной идеи. Я сказал ей: «Я знаю очень хорошее лекарство, но нужно, чтобы ты внимательно отнеслась к моим словам». И спросил ее: а не случилось ли после охватившего ее уныния какого-нибудь приятного события? И она ответила мне, что да: «Я еще была в постели, около пол-одиннадцатого дня слышу: кто-то настойчиво звонит в дверь – дзинь-дзинь-дзинь. Я поднялась, закутанная в плед, как была с вечера, еще набросила на себя пальто и пошла открывать. Входит моя старинная подруга, с которой вместе мы учились в “Арсакио”, и так радостно меня обнимает и целует и говорит: “Сейчас я расскажу тебе приятную новость” (она просто подпрыгивала от удовольствия). Из Каира приехала такая-то, она остановилась в гостинице “Пангио” на Омонии. Мы расцеловались. А моя подруга все говорила и говорила – я помню все в подробностях… – о том, как мы учились вместе, а после та уехала в Каир – работать преподавателем на одном факультете, греческом. Ну вот. Я собралась, воодушевленная, подруга говорила мне только о приятных, радостных вещах, и мы пошли с ней, поймали такси и поехали на Омонию, в “Пангио”. Там было замечательно, мы все вместе болтали, затем вышли – нашей подруге надо было купить кое-что и выполнить некоторые поручения…» Я спросил: «Ну и как ты провела время?» «Уныние как рукой сняло», – ответила она. – «Правда?» – «С той минуты, как пришла моя подруга, все плохие мысли улетучились». – «А сколько времени до того ты пребывала в унынии?» – «С полудня прошлого дня. Пленница я, пленница. Я места себе не находила, муж был рассержен, так в испорченном настроении он и ушел из дома, а я потом переживала…»

Тогда я говорю: «Ну и что ты обо всем этом думаешь?» – «Я просто не придала значения. Теперь, когда ты, Геронда, говоришь со мной, я вижу, что это важно». Я спросил: «Ты знаешь музыкальную грамоту?» «Да, когда-то я умела играть на фортепиано, но забросила из-за уныния, живу на лекарствах. Я не хочу, – говорит, – ни вести хорошо домашнее хозяйство, ни заниматься музыкой, как прежде. Все бросила, все позабыла». Тогда я стал говорить с ней о музыке. «Но большее из всего на свете, – добавил, – есть любовь к Богу: это великое дело, которое пленит душу». Любовь к Богу – не просто действие души, направленное к Богу. Важно, что вследствие него благодать Божия наполняет душу и делает ее иной. То есть то, что овладело той женщиной, была сила ее души, которую лукавый, вместо того чтобы позволить ей воплотиться во что-то иное, направил на уныние и так мучил ее.

   Мы должны возлюбить Христа – до самозабвения. Так мы сможем состояние уныния претворить в радость

Я посоветовал ей постепенно начать играть на пианино и прежде всего заняться молитвой и придать значение самой сути, которая заключается в том, чтобы познать и возлюбить Бога. Я привел ей примеры, которые мы часто видим: мать любит своего ребеночка, прижимает его к себе, целует его самозабвенно. Как-то так и мы должны возлюбить Христа, до самозабвения. Я сказал ей, что таким образом она сможет свое состояние уныния претворить в радость. В нашей православной вере есть множество тому примеров. Наши святые отыскали способ, с помощью которого они уныние превращали в радость: они знали, что предают себя Богу. Через любовь к Богу, молитву и то, о чем апостолы с гордостью говорили, – «радуюсь во страдании своем». В них тоже было сильно сокрушающее чувство уныния, но они силу своей души отдавали Богу, претворяли в молитву, радость и веселие о Господе.

У меня тут жил один сосед, и он говорил мне: «Это безумие, ну что за люди эти апостолы!» Я постарался объяснить ему. «Как было бы хорошо, если бы и я мог совершить это превращение! Уныние владеет мной. Я потратил столько денег, я объездил всю Европу, мои карманы набиты лекарствами…» – сказал он мне.

Это и есть тайна. Мне многое хочется вам рассказать из того, что я видел в своей жизни, о людях, которые были обуреваемы подобными – бесовскими – переживаниями, когда лукавый, «мое дурное я», питался от батареи нашей души, имеющей силу для блага, молитв, любви, радости, мира, единения с Богом. Лукавый добивался своего и забирал у нас эту энергию блага и превращал ее в «печаль» и «уныние». Так именуют это т.н. психиатры, для нас же это «бесовское воздействие». Мы это называем «праздность», «помыслы», «бес праздности», «бес блуда», «бес», «бес», «бес». Существуют разные бесы для каждого бесовского воздействия, которые они создают людям.

Был у меня здесь юноша, дома он вел себя ужасно, измывался над родителями, и те очень страдали. И тогда они решили привезти его сюда. Привезли они его сюда, он занимался садом, тем-сем, ему нравилось бегать и выполнять поручения, он пришел в себя – ни угнетенности, ничего такого не осталось. Он взял книги, читал о садоводстве, о растениях, взял и церковные книги, читал и их и был очень доволен. И вот однажды он говорит мне: «У меня большое искушение, Геронда, я больше не могу здесь оставаться, я уже хорошо тебя узнал, воспрянул духом, но теперь многие помыслы обуревают меня, и я хочу уйти, не могу больше оставаться». Спрашиваю: «Прямо сейчас, в такое время?» – «Да. Не мешай мне, я должен уйти». Я говорю ему: «Хорошо. Но только мне сейчас нужно отдохнуть. Ты можешь мне немного почитать? Чтобы я послушал Псалтирь и уснул так, погруженный в ее слова…» У меня есть обыкновение: когда я погружаюсь во что-то, оно меня захватывает, я живу им, и мне делается очень приятно от этого. Откинувшись на стасидии немного назад, погруженный в то, что я слышу, я засыпаю. Как водитель на ровной дороге: он смотрит на нее, откинется назад, заснет, и машину уводит в сторону. Так и я с Псалтирью: если я лежу и внимаю дивным ее словам, то сразу же меня клонит в сон.

   «Надо же! Я просто помолился, выслушал Псалтирь – и вот пожалуйста: бес уныния ушел»

Я дал ему книгу, чтобы он мне почитал. Он спросил: «А откуда читать?» – «Ты открой, – говорю, – на любом месте; главное, читай четко, потому что я расстраиваюсь, когда ты читаешь невнятно». Он открыл Псалтирь и начал: «Господь просвещение мое и спаситель мой, кого убоюся? Господь защититель живота моего, от кого устрашуся?» Он повторял это непрестанно, до тех пор, пока вдруг не сказал мне: «Геронда, ты уснул? Я никуда не ухожу». – «Что же с тобой случилось?» – «Ну и ну! – говорит. – Читая слова Псалтири, не знаю как, но я ощутил радость, которая так прекрасна, что я не хочу никуда уходить. Знаете, все эти устаревшие методы невропатологов и психиатров… я должен пойти и сказать им, сколько они делают ошибок, когда дают наркотические средства людям! Ну какое из “их” лекарств я только что принял?! Я просто помолился, выслушал Псалтирь, как ты мне, Геронда, сказал, и вот пожалуйста: бес ушел». Я говорю ему: «И что же теперь?» – «Я хочу остаться здесь, рядом с тобой». «Э! – говорю. – Ну читай тогда, и как устанешь – остановись! Я уже усну тогда. Оставайся». Когда я проснулся, он подтвердил снова: «Все, никуда я больше отсюда не уйду».

Так вот и та женщина, о которой я говорил вам вначале, она снова занялась музыкой, она пошла и исповедалась батюшке (этот батюшка оказался очень хорошим, просто святой души человеком). Она весь день что-то делала – шла на исповедь, то-другое… Потом она привела и своего мужа, он тоже исповедался и совершенно переменился, они полностью пришли в себя.

Вот в чем тайна: как человек может измениться? Если он осознает, что то, что в нем живет, есть зло, и задумается о добре. Это немного трудно, но ежели подготовиться… А подготовка заключается в смирении – э! именно в смирении. Такие люди – склонные к унынию, нервозные, расстраивающиеся по любому поводу – не переносят, когда их затронешь, дашь им совет. Но «невозможно» говорит разум. Я же говорю ему: «Делай, как я тебе советую, бедняга, и оставь то, что “говорит разум”. Скажи: “Я буду слушать своего Старца”». – «А, нет, я не могу этого сделать». Понимаете? В этом проявляется нечто бесовское, нечто, что в человеке живет, как в дикаре посреди пустыни. Я хочу сказать, это не простая штука – измениться. Это искусство, и оно не просто в том, чтобы измениться, но в том, чтобы суметь привлечь благодать Божию. Именно она поможет тебе соединиться с Богом. И когда ты соединишься с Богом и предашь себя Богу, то уже и речи не будет о том, чтобы думать и памятовать, как бы не пришел и не нанес тебе удар сзади противоположный дух. Его уже нет, он ушел, понятно? Ты его прогнал, даже не осознав этого умом.

Теперь ты посвятил себя другому и живешь им и уже не смотришь на то, что бес делает у тебя за спиной. Все эти переживания бесовские, которые мы называем ленью, расслабленностью, праздностью, безнадежностью, разочарованием… – как еще их называют, а?.. – неуверенностью… Их зовут многими именами, которые придумали т.н. психиатры, чтобы не употреблять слово «бес». Ведь на самом деле «диавол» – это догматическое отличие нашей веры. Если выкинуть его из Православия, то все религии станут похожи. Понятно?

   Если ты не научишься смирению, ты ничего не сделаешь, что бы ты ни пытался делать

Итак, это великое искусство – предаться любви Божией. Величайшее из всех. Конечно, ты сам можешь делать многие вещи, но человеческие, самое же великое – предать себя любви Божией, служению Богу, молитве. Но что бы ты ни делал, если ты не научишься смирению, ты ничего не сделаешь. Только прибегая к наркотическим средствам, ты будешь пытаться успокоиться и уснуть. Но ничего не изменится. Не вбивайте себе в голову, что сможете что-то поправить с помощью хороших врачей или хорошего лекарства. Вероятно, в тот момент, когда вам говорят, что лекарство подействует положительно, вы воодушевитесь, врач даст вам лекарство, и оно поможет. Но скоро искушение вновь настигнет тебя. Великая тайна – смирение.

И еще об одном хотел я вам сказать: нужна работа, нужен интерес к жизни, искусству, саду, цветочкам – это все очень важно. Чем помогут вам психиатры, психоаналитики, психотропные препараты и наркотики?! Лучше изучайте Священное Писание, имейте интерес к православной вере, к любви Божией.

Ступайте с миром.

– Из дивных примеров, о которых рассказал нам старец Порфирий, давайте сохраним в своих сердцах великую тайну претворения печали в радость: через смирение, которое привлекает благодать Божию.


Старец Порфирий Кавсокаливит
Перевела с новогреческого Александра Никифорова

Orthodox Outlet for Dogmatic Enquiries

18 января 2017 г.



[1] В этой беседе старец Порфирий говорит не о психических состояниях человека, но о его внутренних психологических конфликтах.


http://www.pravoslavie.ru/100236.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 6918


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 02 Декабря 2017, 14:18:31 »


Старец Порфирий Кавсокаливит

Митрополит Лимасольский Афанасий



Старец Порфирий Кавсокаливит

Я хотел с вами говорить, мои дорогие, о памяти одного святого, который упокоился 2 декабря. Это святой нашего времени, великий святой. И я не просто расскажу вам историю, я хочу, чтобы мы увидели: все, чему учат и о чем говорят в Церкви, может воплощаться в реальную жизнь.

Старец Порфирий (так его звали) упокоился в 1992 году. Быть может, вы слышали об этом великом человеке. Господь удостоил меня знать его лично, и знать достаточно близко. Я много раз бывал у него. И поскольку он был афонским монахом, то и упокоился на Афоне. Так что я встречал его и там. И может быть, я был одним из последних, с кем он говорил… Мы говорили с ним по телефону за день до его кончины. Этот старец, дорогие мои, был великим явлением нашего времени. О нем написано множество книг на основе свидетельств очевидцев. Думаю, можно составить целые тома, множество томов, куда войдет описание разных случаев, свидетелями которых были люди, находившиеся рядом с ним, общавшиеся с ним. Я расскажу вам о некоторых событиях из его жизни, которые наблюдал лично или слышал от людей, знавших его.

Семья старца Порфирия была из Малой Азии, но сам он родился и вырос в окрестностях Афин. Еще будучи ребенком, он прочитал житие святого Иоанна Каливита (в русской традиции Иоанн Кущник). Это был необычный святой. Однажды он решил уйти из своего дома. Он ушел, стал монахом и по прошествии многих лет решил вернуться домой. Все это происходило в Риме. Родители его плакали, рыдали о том, что потеряли свое единственное драгоценное дитя. Святой Иоанн прожил у них примерно тридцать лет. Родители же его были очень богатыми людьми, но святой поселился в шалаше, который они смастерили для него, поскольку приняли его за бедного нищего. Так что он жил в этом шалаше в саду своего дома, над ним смеялись его же рабы, бросали ему какие-то объедки, мучили его и глумились над ним. А он продолжал там жить, претерпевая все это до самой своей смерти. Прямо перед кончиной он неожиданно отдал своим родителям рукописное Евангелие, которое подарила ему его мать. Так открылось, что это был их сын. Но он тут же умер. Это очень маленькое рукописное Евангелие святого Иоанна Каливита по сей день хранится на Афоне.

Будущий отец Порфирий, прочитав это Житие в возрасте примерно двенадцати-тринадцати лет, почувствовал в своем сердце великую любовь ко Христу и решил тоже стать монахом. В то время до Афона добраться было не просто, это место находится вдали от мира. Он дважды попытался попасть на Афон, но у него ничего не вышло. На третий раз он прибыл на Святую Гору, было ему тогда пятнадцать лет. Он пошел в скит Кавсокаливия. Кавсокаливия находится в конце Афонского полуострова, это одно из самых удаленных и уединенных мест. В той части полуострова одни скалы. Я это знаю, потому что тоже жил там, в Новом скиту. Новый скит, Святая Анна, Катунаки, Кавсокаливия — все эти места представляют собой каливы, то есть маленькие домики, расположенные на склонах Горы Афон, там только камни да скалы. Если добираться до дома старца Порфирия от моря, то нужно подниматься вверх примерно сорок пять минут, и подъем этот очень труден. Нужно быть, так скажем, натренированным, чтобы жить в этих местах.

Будущий подвижник прибыл туда и поступил на послушание к неким добродетельным старцам. Когда ему было еще только семнадцать лет и он находился в полном послушании у своих духовных наставников, вел глубоко подвижническую жизнь, в нем начал действовать дар пророчества, прозорливости, то есть в его душе начал проявляться этот дар Святого Духа, который открывал ему происходящее: либо будущее, либо прошедшее, либо настоящее. В возрасте девятнадцати лет он тяжело заболел воспалением легких, и старцы отправили его в мир, в Афины на лечение, а врачи не позволили ему возвратиться на Афон. Итак, когда ему было девятнадцат-двадцать лет, его посетил архиепископ Синайский Порфирий и беседовал с ним. Юноша открыл архиепископу происходящее в его монастыре, хотя сам никогда там не был. Он описал ему монастырь, описал каждого монаха в отдельности, какие у кого трудности и как нужно вести себя архиепископу в каждом конкретном случае. Архиепископ был потрясен и рукоположил его во диакона, а затем в священника, дал ему имя Порфирий и благословил на духовничество, несмотря на юный возраст. Отец Порфирий остался в Афинах и стал служить в храме при афинской больнице на площади Омония. Эта больница существует и по сей день. Там есть маленькая церковь Святого Герасима, и отец Порфирий был настоятелем этой церкви. С того времени у отца Порфирия открылось множество даров от Бога. Например, к нему приходили больные, и старец ставил им точный диагноз. Он даже поправлял врачей и говорил, чем страдают больные. Сами врачи часто свидетельствуют: они обращались к старцу, чтобы он определил болезнь человека. Впоследствии, естественно, старец не раз ездил на Афон. Он очень хотел там остаться, но у него было настолько слабое здоровье, он был настолько больным, что никак не мог этого сделать. Как только старец приезжал на Святую Гору, он заболевал, и его увозили обратно, потом он снова приезжал. Так все время и ездил туда-сюда — из Афин на Афон и обратно.

Внешне жизнь старца не выглядит очень интересной, это была жизнь обыкновенного священника. Конечно, старец был человеком, погруженным в молитву. Обычно он жил в фургончике в лесу рядом с Афинами. Тогда вокруг Афин были леса, это теперь их все сожгли. Так вот, старец жил в уединенных местах, а днем нес свое служение в больнице. В конце жизни, провидя свою смерть, старец написал завещание, уехал из Афин на Афон в Кавсокаливию и упокоился там 2 декабря 1992 года. Такова в нескольких словах внешняя сторона его жизни.

А теперь я вам расскажу удивительные вещи об этом человеке. Вначале — о том, как с ним познакомился. Как я уже говорил, мы были соседями на Афоне. Мы жили в Новом скиту, а он — в скиту Кавсокаливия. Мы все слышали, что он обладал великими дарами от Бога. И вот однажды, узнав, что он приехал в Кавсокаливию, мы решили с ним встретиться. Пришли к нему утром. Старец сидел под деревом и ел. Не помню, что именно он ел, может быть, завтракал. Мы подошли и поприветствовали его. «Откуда вы?» — «Из Нового скита». И затем он сказал: «Отцы, больше не могу с вами говорить, потому что я болен». Мы ответили: «Хорошо. Если не можете, то мы не будем настаивать». Тогда старец ушел к себе в келью и лег, а мы отошли на довольно большое расстояние. Тут к нам подошел некий монах и сказал: «В это время старец всегда плохо себя чувствует, а после полудня ему становится лучше. Так что подождите, чтобы он вас принял». А мы приплыли туда на лодке. У нас на Афоне были тогда лодки, мы сами удили рыбу. Когда монах нам это говорил, мы все находились очень далеко от кельи старца. Но как только он закончил, мы услышали колокольчик. Старец звонил в колокольчик, когда ему было что-то нужно. Он позвал этого монаха и сказал ему: «Зачем ты сказал отцам, что мне станет лучше после полудня?» Было совершенно невозможно, чтобы он нас услышал, мы были далеко. Отец Порфирий продолжил: «Скажи им, чтобы уезжали, потому что после полудня погода испортится, и они не смогут уплыть обратно на лодке». Монах подошел к нам, извинился и сказал: «Старец все понял и сказал, чтоб вы уезжали. Погода сильно испортится». Однако мы не видели никаких признаков изменения погоды. Но раз уж он велел уезжать, мы уехали. Сели на лодку и уплыли. А после полудня погода резко испортилась, хлынул ливень, так что нам было бы невозможно уехать, да еще и лодка оказалась бы в опасности. Вот это была первая встреча.

Второе наше общение было, когда заболел наш игумен — с ним случился сердечный приступ — и мы, совсем еще молодые ребята, думали, что он умрет. Нас охватила паника: игумен умрет, и что же нам делать одним в пустыне? Самым старшим был я, мне было двадцать три года, а остальные моложе. Нас было тогда около двадцати монахов. Я ездил в Салоники по делам и встретил по дороге монаха, ученика старца Порфирия, и он сказал мне: «Вот телефон старца, позвони, поговори с ним. Позвони ему в пять утра, в это время он отвечает на звонки». Я так и сделал. Позвонил в пять утра и стал ждать, одновременно переживая, что вдруг разбужу кого-нибудь и меня обругают по телефону. Я ждал, ждал, но никто не отвечал. Делать было нечего, и я решил прочитать акафист Божией Матери, а потом позвонить ему, но вначале помолиться, чтобы получилось с ним поговорить. Я читал акафист, и когда дошел до последних молитв, то стал нажимать на кнопки. То есть я нажимал на кнопки и одновременно дочитывал акафист. К концу акафиста старец поднял трубку и ответил из Афин. И ответил он следующими словами: «Радуйся, Невесто Неневестная!» Он сказал по телефону слова, которые я произносил в своей молитве. Потом он спросил: «Кто это?» — «Отец Афанасий с Афона, геронда». — «С чем ты звонишь?» — «У нас неприятность. Наш игумен болен». И тут, мои дорогие, отец Порфирий в точности описал состояние нашего игумена, все симптомы его болезни, рассказал, что с ним случилось и что нам нужно делать. И все это по телефону. Вот такой у нас состоялся разговор.

Потом я бывал у него много раз. У нас завязалось общение. Незадолго до смерти у нас с ним был телефонный разговор, это было тогда, когда наш игумен уговаривал меня поехать на Кипр, а я не хотел и старался найти кого-нибудь из старцев, кто бы меня поддержал в том, что мне не надо ехать на Кипр, и убедить своего игумена, который настаивал, что мне надо ехать. Я решил обратиться ко всем известным старцам и сказать им, что, дескать, я хочу на Кипр, и если бы они мне сказали «не надо ехать», то тогда у меня был бы аргумент: «Видите ли, старец Порфирий мне сказал “не ездить”». Так что я позвонил отцу Порфирию, и он, естественно, сказал мне, чтобы я ехал на Кипр. Все, что я рассказал, касается моего личного знакомства со старцем Порфирием и моего общения с ним.



 Но я вам расскажу еще несколько случаев, которые произошли здесь… Не знаю, помнит ли кто из вас девушку из Лимасола, Марию Высокую. Она была ростом два с лишним метра. В конце жизни она согнулась, ходила на костылях, потом ездила в коляске. Она была гигантского роста, высоченная, великан, и была уродлива. Она была похожа на чудовище, у нее были огромные ладони. Ее ботинки (у меня остался в монастыре один ее ботинок) были пятьдесят седьмого размера. Один ботинок размером с лодку. Ладонь у нее была в три раза больше моей. У нас был один монах, отец Нифон. Он продавал яблоки до того как пришел в монастырь. Когда ему было лет пятнадцать-шестнадцать, он пошел в деревню, где жила Мария, продавать яблоки. У него было два пакета яблок, и он постучал в дверь какого-то дома. И тут открылась дверь и вышла Мария, настоящее чудовище. Он от страха кинул яблоки и бросился бежать. Вот эта девушка, дорогие мои, была святая душа, она была действительно святая. И несмотря на то что внешне она была похожа на чудовище, маленькие дети ее совсем не боялись. Она утешала множество людей. То есть она была духовной матерью в полном смысле этого слова.

По мере того как она росла, она становилась все больше и больше… в конце концов достигла примерно двух метров сорока сантиметров. В больнице соединили две кровати, чтобы она поместилась. А когда она умерла, то гроб ее был невероятно огромным. Ее приглашали в Америку, чтобы провести над ней исследование и установить причину, почему она получилась такой. А у Марии в голове была опухоль, и ей сказали, что эта опухоль давит на глаза и что она потеряет зрение, ослепнет. Мария, конечно, испугалась и поехала в Америку на государственные деньги, чтобы ее обследовали и помогли сохранить зрение. В остальном она чувствовала себя хорошо. В Америке известные врачи провели совещание, одни говорили, что у нее гигантизм, другие высказывали еще какие-то предположения. Однако они не могли с точностью сказать, что случилось с Марией и почему она стала таким великаном. Врачи предложили ей купить ее скелет, чтобы сохранить его для научных целей, потому что для них она была феноменом, и она, услышав это, очень расстроилась. В таком состоянии Мария прилетела из Бостона в Афины. Там одна ее знакомая девушка предложила ей: «Давай съездим к старцу Порфирию в Пендели?» Мария, которая не имела никакого представления о старцах, ответила ей: «Оставь меня в покое, я уже ездила в Америку к ученым. Что может сказать мне этот старик?» — «Давай все же съездим, он слепой и не очень хорошо говорит». Мария ответила: «Тем более, если он слепой и не очень хорошо говорит, зачем нам ехать, чтобы слушать, как он будет что-то мямлить?» Так говорила Мария, потому что была в состоянии отчаяния. В итоге ее все же уговорили поехать к старцу. С ней поехали ее мать (госпожа Констанция, которая жива до сих пор), одна монахиня и еще несколько человек. Приехали они к старцу, зашли к нему в келью, а старец Порфирий к тому времени уже был слеп. Как только они зашли, он говорит Марии: «Тебя уговаривала твоя подруга, а почему же ты не приезжала? Потому что я буду мямлить?» Старец сказал в точности те слова, которые говорила Мария. Она смутилась, не поняла. Старец спросил ее: «Что с тобой?» Она ответила, плача: «Геронда, я потеряю зрение». — «Зрение ты не потеряешь, моя дорогая, но у тебя будут ломаться кости». — «Нет, геронда, у меня здоровые кости, с костями у меня все в порядке. Я потеряю зрение». — «Не зрение, а кости». Мария в третий раз сказала: «Геронда, зрение». — «Не зрение, дорогая моя, а кости твои будут разрушаться». Но она этого не поняла. Тогда старец велел ей встать на колени. Она встала на колени, старец положил ей руки на голову и начал молиться. Как рассказывала мне потом сама Мария, она почувствовала, что все в ее голове как будто закипело. Затем старец сказал ей: «Зрение ты не потеряешь, но твои кости будут крошиться и высовываться наружу». Она не поверила: «Но ведь врачи мне сказали, что с моими костями все в порядке». Старец спросил: «А почему с тобой это случилось? Тебе объяснили врачи?» — «Геронда, они не нашли причину. Сказали, что это гигантизм, а причины не нашли». Тогда старец спросил у матери Марии: «Помнишь, как ты была беременна Марией?» Между тем Марии было уже сорок три года, так что бедная госпожа Констанция, которая была немолода, ответила: «Ммм, помню, геронда, ну да, помню». — «Помнишь, когда ты была на втором месяце беременности, тебя часто рвало?» — «Смутно помню, геронда». — «Помнишь, как муж тебя отвел к врачу?» — «Как я могу сейчас помнить врача!» Тогда старец начал ей описывать все по порядку: «Вспомни, как вы ехали на автобусе из вашей деревни. Как вышли на площади». И слепой старец описал, как выглядела эта площадь сорок два года назад. «Затем твой муж отвел тебя на… улицу». И старец описал улицу, так что Констанция ее вспомнила. «Муж тебя привел в приемную врача с зеленой дверью. Ты вошла внутрь. Помнишь?» — «Помню». — «Ты рассказала ему, что тебя часто рвет, потому что ты беременна, и он дал тебе пакетик с таблетками, там было пятнадцать таблеток, помнишь?» — «Помню, геронда». — «Так вот, эти таблетки были от эпилепсии, врач ошибся и дал тебе таблетки от эпилепсии. Ты их приняла, и зародыш деформировался, поэтому у тебя и получилась такая дочь». Потом сообщили об этой причине ученым, и все подтвердилось. Что же было потом? Мария перестала терять зрение, но ее кости стали крошиться. Однажды при мне одна ее кость проткнула кожу и вышла наружу. Ее кости стали разрушаться, рассыпаться, как предсказал старец. Когда Мария вышла из кельи, старец сказал о ней: «Она святая».


(Продолжение следует)
« Последнее редактирование: 02 Декабря 2017, 14:26:02 от Дмитрий Н » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 6918


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 02 Декабря 2017, 14:18:55 »

(Продолжение)



Старец Порфирий Кавсокаливит

Расскажу вам еще одну историю. Я узнал это от самого героя этой истории в прошлом году, когда я был в Афинах. Одна богатая женщина была духовным чадом старца Порфирия, и у нее был сын, который полюбил одну девушку в Афинах. В храм он тогда не ходил и не имел особого доверия ни к священникам, ни к чему-либо, связанному с Церковью. Так вот, он любил эту девушку, а матери она не нравилась, не знаю почему, но не нравилась. В конце концов мать спросила старца: «Геронда, эта девушка подходит моему сыну?» Старец ответил: «Нет, не подходит, дорогая моя». — «Но как мне его переубедить?» Старец ответил: «Скажи ему, чтобы приехал ко мне побеседовать». Мать передала это сыну, но он не захотел: «Ехать куда-то к какому-то старцу, чтобы он мне еще что-то говорил». И молодой человек никуда не поехал. А он был миллионером, у него было очень много денег. Он решил поехать со своей девушкой в Лондон и там сделать ей предложение. Юноша объявил родителям, что обручится с этой девушкой, хотят они того или нет. «Все решено. Я ее возьму с собой, и мы с ней обручимся, а вы делайте что хотите». Мать рассказала об этом старцу, и тот сказал ей: «Ладно, скажи ему, чтобы он хотя бы сейчас, когда поедет в Лондон, позвонил мне, чтобы я благословил его перед помолвкой. Поставь ему условие. Скажи ему: хорошо, сын мой, даю тебе благословение жениться на ней, но только позвони старцу». Мать дала сыну телефон старца, сказав ему (об этом рассказывал мне сам молодой человек): «Ладно, хорошо, бери ее в жены, раз любишь ее, только с одним условием — перед тем как объявишь ей, что женишься на ней, перед вашей помолвкой, позвони старцу и попроси благословения. Если так сделаешь, то с нашей стороны не будет возражений, женись на ней, и мы отдадим тебе все твое наследство». Сын ответил: «Раз в этом вся проблема, так уж и быть, позвоню ему». Он поехал в Лондон, зашел в гостиничный номер со своей девушкой, потом спустился к администратору и попросил разрешения воспользоваться телефоном. Девушке же своей он еще ничего не объявил и не сказал, что будет звонить старцу Порфирию: стеснялся. И что ему было ей говорить? Что он пошел звонить слепому монаху? Она бы, пожалуй, и не поняла. Так вот, он позвонил старцу и говорит: «Геронда, это Димитрий, хочу попросить у вас благословения». Старец ему отвечает: «Подожди минутку, не клади трубку». В телефоне послышалось какое-то шипение, и он подсоединился к телефонной линии своего гостиничного номера. Представляете, все это в гостинице из трехсот номеров! Так вот, телефон подсоединился к телефонной линии его комнаты, где осталась его девушка, и тут он слышит, что она разговаривает со своим другом в Афинах и говорит ему: «Мы приехали в Лондон, сегодня он мне скажет, что на мне женится, и мы помолвимся. Потом я оберу его, выжму из него все его деньги и вернусь к тебе, потому что люблю одного тебя» — и прочее в таком же роде. Ошарашенный, молодой человек слушал диалог своей девушки с ее другом. Прослушав этот разговор, он опять услышал шипение в телефоне, а затем — слова старца: «Что ты хочешь, дорогой мой?» — «Ничего, геронда, благословите», — ответил он, повесил трубку и разорвал эти отношения, которые привели бы его к несчастью.

Еще один случай. Однажды монахини из монастыря, который находится рядом с Саламином, недалеко от Афин, поехали посетить женский монастырь Святого Иоанна Богослова в Арте. Туда поехал полный автобус монахинь, примерно сорок — сорок пять человек. На обратной дороге они заехали в Афины, чтобы взять благословение у старца Порфирия. Поскольку уже стемнело, игумения сказала: «Сестры, мы только возьмем благословение у старца и уедем. Не будем задерживаться, не будем разговаривать, только поцелуем его руку и поедем; уже поздно, и неизвестно, когда доберемся до монастыря. До монастыря от Афин нам ехать четыре часа при хорошем движении и пять часов при затрудненном движении. Если ехать ночью, мы не доедем». Все пошли к старцу. Старец обрадовался, что приехало так много монахинь, и говорит им: «Садитесь». Делать нечего, пришлось из вежливости сесть, а старец начал с ними долгую беседу. Игумения сидела, думая про себя: «Богородице моя, что же делать?» Смотрела на часы, а время все шло. Потом говорит: «Геронда, простите». Старец ей: «Подождите, подождите». — «Геронда, нам надо уезжать». — «Не спешите, не спешите». — «Геронда, нас ждет автобус». — «Успеете, успеете». Эта игумения сама мне потом рассказывала: «Я терпела, терпела, все смотрела на часы, сидела как на угольях». В конце уже не выдержала, совсем разволновалась, встала и сказала: «Геронда, простите. Мы должны ехать». Старец ответил: «Что же ты так разволновалась? Хочешь ехать? Ну давайте, езжайте». Монахини взяли у него благословение и побежали к автобусу. Только сели и уже автобус должен был тронуться, забегает последняя монахиня, которая задержалась у старца, и кричит: «Старец зовет к себе игумению». Делать нечего, игумения выходит из автобуса, бежит к старцу и спрашивает: «Что такое, геронда?» А он ей в ответ: «Знаешь, мы тут сделали одну церковную радиостанцию, по ней передают очень хорошие программы. Садись, я включу тебе, чтобы ты послушала». Она села, старец нажимает на кнопку радиоприемника и дает ей слушать передачу из церкви в Пирее. Она, конечно, чуть с ума не сошла. Окончательно потеряв спокойствие, игумения взмолилась: «Геронда, пожалуйста, мне надо ехать. Я больше не могу оставаться». — «Ну, дорогая моя, не надо так. Успеешь». Старец улыбнулся и продолжил: «Успеешь, успеешь, не кричи». Она рассказывала, что смотрела на часы, а время все шло: 19:30, 19:40, 19:45, 19:50… «Божия Матерь, во сколько же мы приедем в монастырь, в два часа ночи?» — сокрушалась она. «А ушла я из его кельи в 20:10, потому что, помню, посмотрела на часы». Только она собралась уходить, старец говорит ей: «Тут есть одна девушка, не завезете ли вы ее в Афины?» Игумения потом рассказывала, что в тот момент подумала: «Теперь еще ехать через центр Афин! Во сколько же мы оттуда выберемся?» Но поскольку ее попросил старец, она из уважения ответила: «Да, конечно, мы ее возьмем с собой, что же делать». Так что они уехали от старца в 20:10 и к ним подсадили еще и девушку. Въехав в Афины, они попали в сильный затор, а еще вдобавок водителю понадобилось заправить автобус. В общем, приехали в монастырь, по их подсчетам, проведя в дороге пять часов. Причем в автобусе были еще и монахини из Арты, которых они взяли с собой. Так что всего было пятьдесят монахинь. Игумения по дороге переживала и говорила: «Приедем в монастырь в час-два ночи. Кто же нам откроет? Как же быть?» Но когда они приехали, по непонятной причине монастырь оказался освещен. Какая-то монахиня в воротах сказала им: «Проходите». Игумения рассердилась, что в такой час монахини еще не спят. Она хотела их отругать, но постеснялась гостей. Игумения сказала гостям: «Добро пожаловать», и тут собрались все монахини. Игумения спросила их: «Что же вы в такой час еще не спите? Неужели вам не стыдно перед гостями? Ведь уже поздно». Они сели в зале, чтобы угостить приехавших, а игумения думала про себя: «Что это они, с ума все посходили, что ждали до такого позднего часа?» Потом сказала: «Давайте садиться есть». — «Мы ждали вас». Она им: «Что с вами? Вы ждали до двух часов ночи, чтобы поесть?» Монахини смотрели друг на друга в недоумении: «Что это с игуменией?» «Что со мной? Разве можно сидеть голодными столько времени? А вы ждете до поздней ночи, пока мы приедем. Сколько сейчас времени?» Она посмотрела на часы, — на часах было 20:20. Как такое могло случиться, дорогие мои? Вы можете объяснить? За десять минут они преодолели расстояние в пять часов. Ну ладно, если бы она была одна, можно было бы сказать, что у нее умопомрачение и она говорит глупости. Но ведь их был целый автобус. Нам рассказывала об этом сама игумения, которая была в этом автобусе. Как такое возможно? А на следующий день утром ей позвонил старец и спросил: «Ты застала монастырь открытым?»

Еще до этого случая игумении сделали операцию на сердце, поскольку у нее были проблемы с сердцем, и тогда она познакомилась со старцем Порфирием, до этого она его не знала. Она вернулась после операции и вечером пошла на ночную службу. А поскольку она очень хорошо пела, монахини стали ее уговаривать: «Пойте, игумения». Воодушевили ее, и она запела. Но, дойдя до «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный», когда надо было напрячь голос, взять очень высокую ноту, она запела так, как обычно поют женщины высоким голосом (а у нее еще был и сильный голос). Она напрягла голос, спела очень громко, но почувствовала, как внутри что-то хрустнуло, и поняла, что, видимо, что-то повредила внутри. На тот момент ни она не знала старца Порфирия, ни он ее не знал. Когда закончилась литургия, игумения пошла к себе в келью. В четыре часа утра зазвонил телефон. Она подняла трубку, недоумевая, кто может звонить в такое время. Ответив, она услышала: «Это отец Порфирий из Афин, из Оропо». — «Очень приятно, геронда». Что-то, конечно, она слышала до этого о нем. Он продолжил: «Дорогая моя, что же такое за “Бессмертный” ты пропела? Тебя же только что прооперировали! К счастью, тебя услышал Бессмертный и спас от смерти, потому что ты пела так, что вообще должна была бы умереть, не сходя с места». Игумения совершенно растерялась: откуда мог узнать об этом старец, как он это услышал?

Вот еще два случая, которые произошли на Афоне. Один мой друг, священник, иеромонах, однажды вечером, молясь (только вы не бойтесь того, что я вам расскажу), услышал шаги в коридоре исихастирия, где он жил. Вдруг открылась дверь и вошел сатана. И тут началось! Он схватил этого подвижника за горло, повалил его на землю, и завязалась между ними борьба. Уже в самом конце искушения он ударил иеромонаха в грудь. Наутро священник никому об этом не рассказал. И тут тоже зазвонил телефон, тоже старец Порфирий, и также они не были знакомы друг с другом. Отец Порфирий говорит ему: «Ты хорошо вчера справился. Только вот за этот удар тебе придется расплатиться». Иеромонах спрашивает: «А кто это?» — «Отец Порфирий». — «Как мне придется за него расплатиться, геронда?» Отец Порфирий ему отвечает: «Выпьешь мешок лекарств». И что же, прошло совсем немного времени, и монах стал кашлять кровью, у него начался туберкулез, и сами знаете, сколько таблеток принимают страдающие этой болезнью.


(Окончание следует)
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 6918


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #8 : 02 Декабря 2017, 14:29:07 »

(Окончание)




Другой случай произошел у нас в скиту. У нас был некий отец Иоаким, до этого — архимандрит в миру. Он начитался книг о подвижничестве и пришел на Святую Гору. У него не было опыта монашеской жизни. Хотя он и был хорошим архимандритом, но монашества он не знал. Он взял с собой много книг, читал и надеялся с их помощью стать подвижником. Он заперся у себя в комнате и старался подражать подвижникам. Старец Порфирий «увидел» его из Афин и послал к нему человека, чтобы тот ему передал: «Перестань запираться в своей комнате. Так продолжать нельзя. Выходи на улицу, занимайся садом, поливай цветы, деревья».

Одна игумения из Сербии мне рассказывала, как однажды к ним в монастырь позвонил старец Порфирий, хотя не был с ними знаком. Это было еще во времена коммунистической власти. Так вот, позвонил и сказал игумении: «Мать игумения, сегодня вечером вам бросили яд в колодец, чтобы вы все умерли, чтобы все монахини отравились. Не пейте воду из этого колодца, она отравлена, а начните копать у себя в монастыре, пока не найдете воду, и пейте оттуда».

Мы в 1979 году принимали у себя одного католического монаха, итальянца, который приехал на Афон. Он прекрасно говорил по-гречески и жил с нами шесть месяцев. Один раз, поехав в Афины, я взял его с собой к старцу Порфирию. Мы зашли к нему, а старец был слеп, и никто не знал про этого монаха — ни что он католик, ни что итальянец. Он очень хорошо говорил по-гречески и был в одежде, похожей на нашу. Невозможно догадаться, что он католик. Даже насельники Афонской горы не знали, что он итальянец и католический монах (мы не говорили им об этом, чтобы не было проблем: на Афоне ситуация напряженная, нелегко католикам свободно передвигаться по Афону). Старец вошел в комнату и начал описывать этого монаха, потом спросил: «А как называется твой монастырь?» — «Святого Иоанна Богослова». Тогда старец в точности описал ему его монастырь в Италии, сказал, где на территории монастыря есть вода и как глубоко.

Жизнь старца, дорогие мои, была полна таких чудес. Старец описывал события, которые происходили тысячи лет тому назад. Помню посещение старцем монастыря Пресвятой Троицы в Фивах. Он приехал и говорит монахиням: «Здесь три с половиной тысячи лет назад был храм Аполлона, и на… метров в глубину под церковью находятся развалины этого храма. Поэтому, когда будете строить, не приглашайте никого из археологического ведомства. Начнутся раскопки, обнаружат развалины и остановят стройку». Монахини отвечают: «Здесь не было никаких развалин, мы ничего не видели». После того как в Афинах произошли землетрясения, им пришлось начать стройку, и когда раскопали фундамент, то нашли развалины, о которых говорил старец.

Некий богатый человек, господин Васос, купил землю в Афинах на берегу моря и рассказал об этом старцу. Старец ответил: «Землю-то ты купил, но она полна захоронений». Господин Васос решил, что старик сошел с ума: «На берегу моря захоронения?» — «Да, на берегу». — «На берегу?» — «Говорю же тебе, на берегу». — «Захоронения на берегу?» — «Да, захоронения на берегу». — «Нет там никаких захоронений». — «Хорошо поищи, и увидишь». Когда этот человек собрался строить дом и раскопал землю, то нашел там одиннадцать захоронений, древних, дохристианских.

Один духовный сын старца работал в Афинах, в НАСА. Помните, как один космический корабль отправили в космос и его никак не могли вернуть на землю? Тогда организовали всемирное совещание и собрали виднейших ученых в этой области, дабы решить, что делать с космическим кораблем. Духовный сын, перед тем как ехать в Америку, навестил старца, желая взять благословение: дескать, еду в Америку, возникла некая проблема. «Какая проблема?» — спрашивает старец. «Космический корабль не может вернуться». — «Что же это с ним случилось, что он не возвращается?» — «Не возвращается, геронда, и всё». — «Подожди, давай его исследуем, посмотрим». И это все рассказывал человек, который разбирается в космических кораблях. «Давай исследуем его за две минуты», — сказал старец и начал в точности описывать космический корабль и место, где произошла неполадка. «Вот здесь неполадка». — «Как же нам ее исправить?» Старец объяснил, как исправить неполадку, а потом сказал: «Когда будешь на совещании, вначале сам ничего не говори, дай всем высказаться, но они сами не найдут эту неполадку, никто не догадается, что случилось. Они изложат все свои теории, а ты выступишь последним и даже получишь премию». Духовный сын старца отправился в Америку. Но кто там будет обращать внимание на грека: откуда что-то знать грекам, которые смотрят в космос через бинокль вместо телескопа? После того как выступили специалисты, которые создавали этот корабль, и не смогли разобраться и найти неполадку, грек подумал: «Ну что, сейчас мне выступить? А если то, что я скажу, окажется неверным? Засмеют — мол, в Афинах у вас нет космических кораблей». Он удостоверился, что ученые не нашли неполадку, и робко сказал: «Знаете, мне кажется, дело обстоит так...» — и развил свою мысль. Ему ответили: «Этого не может быть». Тогда он сказал: «Проверьте и сделайте это». Они сделали в точности то, что сказал старец. Конечно, духовный сын старца не сказал ученым, кто на самом деле обнаружил неполадку, а сказал, что ее обнаружил один пожилой человек. Ученые сделали то, что сказал старец Порфирий, тотчас же соединились с космическим кораблем и сумели вернуть его на землю.

Таких удивительных случаев было множество, о них написаны целые тома. Не знаю, читали ли вы о старце Порфирии книги со свидетельствами людей, которые это пережили, которые все это видели. Я вам рассказываю сейчас только о тех случаях, которые вспоминаются в первую очередь. Но чудеса совершались не только при его жизни.


Могилка старца Порфирия на Святой Горе Афон     

Одна женщина из Австралии, время от времени звонившая старцу, позвонила ему в Афины, не зная, что он умер на Афоне. Старец взял трубку, женщина стала с ним говорить, рассказывать о своей проблеме. Старец ей ответил, разрешил ее проблему, как она того хотела, и так они проговорили в общей сложности двадцать — двадцать пять минут. В конце разговора женщина спросила: «Геронда, можно я вам потом позвоню и расскажу, что произошло?» — «Нет, не надо мне звонить». — «Геронда, но почему?» — «Дорогая моя, меня нет на земле, я умер уже, я на небе, и не надо мне звонить». Женщина не поверила, подумала, что с ним что-то случилось, может быть, с головой что-то произошло от старости, а может, просто пошутил. В общем, она повесила трубку и перезвонила на следующий день. Она долго звонила, и в конце концов подошла одна монахиня, которая жила в том монастыре. Женщина говорит ей: «Я хотела бы поговорить со старцем». — «А вы еще не знаете, что случилось?» — «Что случилось?» — «Уже сорок дней, как старец умер». — «Вы правду говорите?» — «А что же, неправду, что ли! Он умер, умер на Афоне, его похоронили, всё, умер». Тогда женщина говорит: «Но я ведь разговаривала с ним вчера вечером по телефону». — «Не знаю, с кем вы разговаривали вчера по телефону, но старец умер, и с тех пор прошло уже сорок дней».

И таких чудес множество, дорогие мои! Конечно, кто-то может сказать: зачем вообще об этом говорить? Но дело в том, что все эти явления доказывают, что Церковь — это не теория, не философия, а реальность, и все то, что нам говорит Христос в Евангелии, реально. Такие чудеса совершались не только старцем Порфирием, но и многими другими святыми, старцем Паисием, отцом Софронием, отцом Иаковом, многими другими святыми, с которыми и мы были знакомы. Я тоже знал таких людей, и это было совершенно удивительно. Ты видишь их, видишь, что они делают, и сам не можешь поверить тому, что происходит. Если исследовать жизнь этих людей, то можно увидеть, что их жизнь имеет одно важное свойство, двойное свойство: во‑первых, они имеют большую любовь к Богу и, как следствие, к человеку; а во‑вторых, они обладают великим смирением. Старец Порфирий, когда рассказывал о своем даре (потому что он знал и говорил, что это дар от Бога, и не скрывал его), вел себя очень просто и даже шутил на эту тему. Когда он оказывался в каких-то деревнях, то говорил жителям, где у них есть вода. Старец сам рассказывал: «Я говорю им в деревне, где у них вода: дескать, на твоем поле в таком-то месте, на столько-то метров в глубину есть пресная вода. Они начинают копать и находят. А почему я им говорю о воде? Чтобы, найдя воду, они поверили: то, что я им сказал, от Бога. Потом я смогу говорить им о духовном, и они будут меня слушать». Многие приходили к старцу и спрашивали: «Геронда, есть на моем поле вода?» И старец, бедный, отвечал им: «Дорогие, что я вам, буровая установка? Откуда мне знать, есть ли там вода?» Он как бы шутил так с ними. Старец говорил, что этот дар он получил, потому что совершенно умертвил свое «я» перед Богом. У него совсем не было своей воли. Несмотря на то что старец имел такое сильное желание жить на Святой Горе, Господь неким образом выгнал его с Афона и вынудил жить на Омонии, в самом центре Афин. И он там жил. А теперь попробуйте представить себе тишину Святой Горы, эту пустыню, и какая там бесконечная тишина. Вот, я расскажу вам из собственного опыта, дорогие мои. Нас было около двадцати человек братии, и мы жили в скиту, в пустыне. Там же служили литургию. Церковь у нас была крошечная, всего два — два с половиной метра в ширину. Когда мы стояли внутри, могли коснуться руками стен с обеих сторон. Она была очень узкой — изначально это веранда: мы сделали из нее церковь и стали там служить. Однажды пришел к нам гость и стал нас искать, а мы все были в церкви, служили литургию и пели. А он ходил по коридору и сокрушался: «Да где же они?» Он не слышал нас — мы пели тихо, почти шепотом, это была такая наша монашеская традиция. Литургию было еле слышно. Так же было и у старца, когда он пребывал на Святой Горе. А когда он приехал в Афины и стал служить в больнице, то там напротив был магазин грампластинок, и несчастный продавец этого магазина, чтобы рекламировать песни, проигрывал пластинки на такой громкости, что было слышно в храме и литургию заглушало. Старец говорил: «Я не мог, просто не мог служить, потому что постоянно слышал песни. Я думал: что же мне делать?» И он придумал: чтобы сосредоточиться, надо молиться изо всех сил. Он научился молиться всеми силами своей души. Старец рассказывал: однажды, читая евангельский отрывок о страстях Господних, он вдруг вскрикнул и потерял сознание, а люди бросились приводить его в чувство. Причина была в том, что во время чтения этого Евангелия он видел перед собой все страсти Господни, видел, как распинали Христа, как Его прибивали гвоздями ко кресту; не выдержав этого, старец потерял сознание.

Старец «увидел», что турки вторглись на Кипр, еще до того, как об этом сообщили по радио. Вечером он отправился из Афин на Афон (об этом рассказывали люди, которые были с ним в машине), и вот в пять утра он сказал: «Турки высаживаются на Кипре». — «Геронда, что вы говорите?» Они включили радио, там ничего, только песни. А старец продолжил: «Вот сейчас турки вторгаются на Кипр, — и стал описывать Керинию, побережье, — вот причаливает первый корабль, выезжает первый танк, высаживаются солдаты, начинается война. Быстро возвращаемся в Афины!» Они вернулись в Афины и через два-три часа услышали сообщение о вторжении турок на Кипр.

Во времена Чаушеску в Бухаресте было восстание студентов, и их убили по одному. Не знаю, помните ли вы это. Так вот, старец «видел» то, что происходило, и описывал все в точности.


Преподобный Порфирий Кавсокаливит

Как-то старец позвонил одной семье в Южную Африку, Йоханнесбург, и сказал: «Под вашим домом прокладывают провода высокого напряжения, поэтому уезжайте, а то заболеете раком». Они очень удивились и спросили: «А кто вы такой? И откуда нам звоните?» — «Вы госпожа?..» — «Да». — «Я звоню вам из Афин, меня зовут отец Порфирий». — «Из Афин? Откуда ты знаешь о нашем доме в Йоханнесбурге?» У него не было их телефона, он их не знал и они его не знали. У него был просто такой удивительный дар.

Помимо историй, которые я вам рассказал, хочу сказать то, с чего начал: Православная Церковь лечит человека, воздействует на него и возрождает силы, которые Бог дал человеку, все дары, все, что нам дал Бог, когда нас творил. Церковь все это оживотворяет в Боге. Поэтому мы утверждаем, что Церковь не имеет никакого отношения ни к философии, ни к различным теориям, ни к морализаторству. Церковь имеет целительное действие и врачует человека, а доказательством этого являются святые. Если бы у нас, дорогие мои, не было святых, то все, находящиеся в Церкви, считались бы безумцами. Представьте себе: слушаться Церковь, которая учит вещам, которым нет доказательства. Мы были бы глупцами и безумцами, если бы следовали Евангелию, не имея доказательств тому, что оно учит истине. А где тому доказательства? Да, оно говорит хорошие, мудрые вещи. Но зачем человеку мудрость, не имеющая доказательств, что она истинна. Только святые воплощают и подтверждают Евангелие своей жизнью, дорогие мои. Только святые. Когда мне было восемнадцать лет, я первый раз посетил старца Паисия. Как только увидел этого человека, в моей душе родилась уверенность: все, что говорил Христос, — истина. Я так почувствовал, потому что увидел перед собой человека Божиего, святого человека: ведь отец Паисий был таким же, как и старец Порфирий. Он также имел много даров от Бога и совершил множество чудес.

Простите, если я вас утомил своим монологом, но это очень важные вещи. Когда мóлитесь, обращайтесь за молитвенной поддержкой к этому святому человеку. Он жил в наши дни, дорогие мои! Все те, кто его знал, — наши современники. Старец Порфирий имеет великое предстательство перед Богом и, думаю, великую силу. И сегодня, в день его памяти, у вас есть хороший повод познакомиться с ним, почитать о нем книгу. Есть много кассет с записями его бесед; вы можете послушать их. Но в первую очередь почитайте о нем, чтобы увидеть, как жил этот Божий человек.



Митрополит Афанасий Лимасольский Открытое сердце Церкви / Пер. с новогреч. А. Волгиной,А. Саминской. — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2014. —320 с., илл.

9 октября 2014 года


http://www.pravoslavie.ru/put/74224.htm
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!