Русская беседа
 
20 Сентября 2020, 06:32:19  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) против России  (Прочитано 324 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 82779

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 11 Августа 2020, 14:07:30 »

АЛЕКСАНДР МЕЗЯЕВ

Нидерланды против России в Европейском суде по правам человека

Юридическая война



15 июля Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) подтвердил получение жалобы из Нидерландов против России. Иск касается требования установления ответственности России за крушение 17 июня 2014 года самолёта, выполнявшего рейс МН17.

Формально жалоба Нидерландов касается нарушений ряда статей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ). Это статья 2 (право на жизнь), статья 3 (запрет пыток) и статья 13 (право на эффективную компенсацию). Однако данный иск имеет гораздо более важный политический смысл, нежели судебный.



Европейский суд по правам человека больше известен как суд, созданный для защиты «обиженных властью граждан», которые судятся со своими правительствами посредством «независимого» посредника в лице Европейского суда. Однако в этом упрощённом понимании ЕСПЧ есть две ошибки.

Во-первых, граждане могут судиться не только со своими, но и с чужими властями. Таких примеров немного, но они есть. Например, судиться могут граждане не только стран Европы. Яркими примерами таких дел являются тяжбы беженцев из Азии или Африки с властями той или иной европейской страны в связи с их выдачей или возвращением на родину.

Во-вторых, ЕСПЧ может рассматривать не только дела по схеме «гражданин против государства», но и по схеме «государство против государства». Это ещё более редкий случай, предусмотренный статьёй 33 ЕКПЧ. До недавнего времени эта статья фактически была незаметной: за первые почти пятьдесят лет существования суда (с 1950 г. до 1997 г.) она использовалась всего по шести основным спорам.

С 1997 года происходит взрывное увеличение применения статьи 33 ЕКПЧ: возбуждаются 12 новых дел, из которых 11 – против России. Здесь до поры до времени «цепными псами» на антироссийской тропе в ЕСПЧ были только Грузия и Украина. Первая возбудила четыре дела против России, вторая – шесть. И вот теперь появился новый юридический комбатант – Нидерланды.

Почему мы говорим о «цепных псах» и «комбатантах»? Потому что указанные межгосударственные жалобы имеют целью не защиту прав человека, а развязывание антироссийской истерии. В случае с Грузией и Украиной все межгосударственные жалобы были поданы после того, как Европейский суд принял десятки тысяч индивидуальных жалоб. По ряду из них ЕСПЧ уже вынес решения, но остаются ещё около 7 тысяч таких индивидуальных жалоб.

По делу, которое Нидерланды принесли в Европейский суд против России, уже поданы жалобы 380 индивидуальных истцов. Однако Нидерландам этого мало, они вступают в юридическую войну. Это именно акт юридической войны, поскольку Европейский суд по правам человека не способен рассматривать дела такого рода: у него нет ни следователей, ни прокуроров. Есть у суда лишь ангажированные судьи (об этом расскажем в другой статье), и политическое решение такой суд проштамповать сможет.

О провокационном характере иска Нидерландов против России говорит и то, что председателю Совета Безопасности ООН направлена информация о данном иске. В информации не просто сообщается о намерении Амстердама подать иск против России в Страсбургский суд, а предпринимается попытка создать впечатление, что вина России доказана.

Во-первых, нидерландские власти заявляют о намерении выступить стороной в индивидуальных жалобах, ранее поданных в ЕСПЧ. Посредством этого шага, как утверждается, Нидерланды «проявляют солидарность со всеми 298 жертвами сбитого самолета … и их ближайшими родственниками». Чисто пропагандистский шаг.

Во-вторых, нидерландское правительство заявило, что его межгосударственный иск в ЕСПЧ касается ответственности Российской Федерации за её роль в крушении самолёта. Заявляется, что для Нидерландов это «новый шаг в усилиях по установлению истины, обеспечению правосудия и привлечению виновных к ответственности».

В-третьих, заметим время, когда была подана данная жалоба. Только что начался судебный процесс по делу МН17 в специальном суде Нидерландов, никакого вердикта ещё нет, а от России уже требуют «справедливой компенсации».

Необычное время подачи иска – через шесть лет после событий и через год после того, как были поданы индивидуальные жалобы в ЕСПЧ, – содержит ещё один аспект. 25 марта с. г. президент РФ сообщил о повышении ставки налога на доходы (в виде процентов и дивидендов), уходящие из России за рубеж в офшорные юрисдикции. «Естественно, это потребует корректировки наших соглашений во избежание двойного налогообложения с некоторыми странами, – заявил В. Путин. Он добавил, что если «иностранные партнёры не примут наши предложения, то Россия выйдет из этих соглашений в одностороннем порядке».

Нидерланды – одна из таких офшорных юрисдикций…

Письмо постоянного представителя Нидерландов при ООН председателю СБ ООН заканчивается циничным утверждением о том, что «Королевство привержено проведению продолжающихся трёхсторонних встреч между Российской Федерацией, с одной стороны, и Австралией и Нидерландами – с другой». В чём смысл таких встреч с Россией, если уже признали её виновной и требуют ни больше ни меньше как привлечения её к ответственности в международном суде? Подчеркнём – требуют не выяснения истины, а привлечения России к ответственности.

В ответ на иск Нидерландов в ЕСПЧ официальный представитель МИД России М. Захарова заявила: «Гаага с самого начала встала на путь одностороннего возложения на Россию вины за крушение рейса МН17. Как показали события последних шести лет… Нидерланды действовали не в соответствии с резолюцией СБ ООН 2166, а исключительно в рамках антироссийской логики, которой были подчинены как техническое, так и уголовное расследования. Отметались все свидетельства, доказательства и экспертные оценки, которые шли вразрез с заранее выбранным сценарием… Считаем, что данный шаг лишь приведет к дальнейшей политизации и затруднит поиск истины».

Тезис о дальнейшей политизации очень важен. Ибо возложение вины на Россию – не только часть антироссийской кампании, но и выведение из-под ответственности настоящих преступников. В последние десятилетия международные суды стали, по сути, этаким отбеливателем международных преступлений, совершённых западными странами. А некоторые трибуналы создавались исключительно с целью такого отбеливания (трибуналы по бывшей Югославии и Руанде). Межгосударственный иск Нидерландов против России в международный суд по правам человека стоит в одном ряду с грузинскими и украинскими исками.

Тем, кто не хочет установления истины по делу, нужны не решения ЕСПЧ по индивидуальным делам. Им нужно возложить вину на Россию и на международном уровне отмыть реальных преступников.

Всё это ещё больше обостряет кризис доверия по отношению к международным институтам.

https://www.fondsk.ru/news/2020/08/10/niderlandy-protiv-rossii-v-evropejskom-sude-po-pravam-cheloveka-51585.html
« Последнее редактирование: 16 Сентября 2020, 12:51:37 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 82779

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 16 Сентября 2020, 13:07:04 »

АЛЕКСАНДР МЕЗЯЕВ

Тёмная сторона европейской луны

Некоторые малоизвестные стороны деятельности Европейского суда по правам человека



На состоявшемся 11 сентября брифинге в МИД России особое место занял вопрос о тайных нитях, которыми повязаны судьи Европейского суда по правам человека.

Деятельность международных судебных органов в последние годы привлекает всё большее внимание. Это связано не только с увеличением численности самых различных международных судов, но и с новой ролью, которые эти суды произвольно стали брать на себя.

Так, например, до недавнего времени Международный суд ООН (МС ООН) исполнял функции арбитража, куда стороны обращались добровольно. Он выносил решения по просьбе государств, обратившихся к нему как к высшей судебной инстанции. Однако в последнее время МС ООН стал выносить решения в отношении тех государств, которые его юрисдикцию по указанным делам не признают. В ещё большей степени это проявляется в действиях международных уголовных судов. Эти суды выдвигают ордера на арест глав тех государств, которые Статут МУС не подписывали и его участниками не являются.

Аналогичная картина просматривается в международных судах по правам человека. Если до начала 2000-х годов эти суды в основном занимались формированием высших стандартов прав человека, то в последующий период они стали брать на себя новые, несвойственные им функции, как то: создание новых норм международного права и попытку диктовать государствам действовать даже в противоречии с собственными конституциями. При этом речь идёт обо всех трёх существующих сегодня международных судах по правам человека: Европейском, Межамериканском и Африканском.

«Теоретической» основой такой политики стало одно из решений Европейского суда по правам человека, в котором он проявил себя как правовой «активист», и заявил, что Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ) является «живым» документом (дословно: living instrument). Смысл такого «оживления» документа заключается в том, что такой документ живёт и развивается, а содержащиеся в нём положения могут приобретать новый смысл.

Такой подход выглядел достаточно убедительным, особенно для развития защиты прав человека. Однако лишь на первый взгляд. На самом деле, механизмы обеспечения развития международных договоров существовали и существуют до сих пор: это принятие дополнительных протоколов к тем или иным конвенциям. Кстати, этот механизм с успехом применяется в рамках ЕКПЧ, к которой принято 16 протоколов. (1) При этом государства могут участвовать в одних протоколах и не участвовать в других. Это демократический принцип, обеспечивающий суверенитет государств в международных отношениях.

Таким образом, «теория» живого документа была введена не для обновления тех или иных положений Европейской конвенции и даже не для защиты прав человека, а для захвата полномочий обновления конвенции судьями ЕСПЧ. Такой захват судьями полномочий, находившихся до того в распоряжении государств, стал отражением общей тенденции институционализации транснационального, надгосударственного и глобального уровней управления. При этом данная институционализация происходила не только при помощи формирования новых учреждений (международные уголовные трибуналы и т. п.), но и захватом уже имевшихся международных учреждений. В том числе захватом ЕСПЧ.

Одной из форм такого захвата стало постепенное формирование нового судейского корпуса таких международных судов, в том числе Европейского суда по правам человека. Одну из главных ролей в продвижении новых судей с особой повесткой дня являются т. н. неправительственные организации (НПО). Впервые неожиданно эффективная роль проявилась при подготовке Статута Международного уголовного суда, когда многие государственные делегации оказались не в силах противостоять напору глобальных сил, представленных под камуфляжем НПО, имевших свои представительства на Дипломатической конференции в Риме, где готовился и принимался проект Статута МУС. Им удалось «протолкнуть» многие концептуальные нормы, которые превратили международный договор в документ глобального управления.

И вот теперь в мире разгорается скандал. Недавно был опубликован доклад Европейского центра закона и правосудия на тему «НПО и судьи Европейского суда по правам человека». (2) В этом докладе показывается, что значительное число судей ЕСПЧ имели прочные связи с незначительным числом НПО и в своей деятельности продвигают интересы этих организаций.

Среди ста судей, которые занимали эту должность в течение десяти последних лет, более двадцати имели связи с семью главными НПО. Среди семи основных «засвеченных» НПО основными по числу «своих» судей являются Amnesty International, Human Rights Watch и Хельсинская группа. Однако чемпионом является «Открытое общество» Сороса.

Среди наиболее ярких примеров попыток НПО разрешать «свои» дела с помощью «своих» судей», например, болгарский судья Янко Грозев, который продолжал находиться в составе судебной палаты, несмотря на участие в деле «Открытого общества» и «Хельсинской группы», в руководство которых он входил ранее.

Проблема состоит, конечно, не столько в связях этих судей с НПО, а в продвижении данными НПО «своих» дел, которые рассматриваются «своими» судьями. При этом в докладе показано, что в некоторых случаях эта связь признаётся, но имеется немало примеров, когда об этой связи умалчивается. Несмотря на то, что судья обязан взять самоотвод в ситуациях, когда может возникнуть подозрение в его предвзятости, судьи брали самоотвод по основаниям участия в деле «своих» НПО всего 12 раз – ничтожное число среди того числа дел, о которых идёт речь. Однако и это число представляет для нас определённую ценность, ибо показывает, что некоторые судьи прекрасно понимают неправомерность своего участия в деле. Повторим: речь идёт о самоотводах судей, а не отводах судье со стороны той или иной стороны процесса.

На состоявшемся в прошедшую пятницу брифинге в МИД России вопрос о тайных нитях, которыми повязаны судьи Европейского суда по правам человека, получил особое внимание. Это не случайно. Ведь Россия и до публикации этого доклада неоднократно привлекала внимание Совета Европы к хотя и замалчиваемой, но хорошо известной теме влияния некоторых «правозащитных» организаций и фондов на судей Европейского суда по правам человека. Дипломатичная М. Захарова указала, что «указываемые в докладе недостатки касаются технических моментов: отсутствие жестких требований к заявлению самоотвода судьями, имеющими связи с заинтересованными в исходе дела НПО; нераскрытие заявителями и их представителями информации о связях с НПО, финансирующими подачу жалобы; отсутствие у некоторых членов ЕСПЧ судейского опыта». Однако она указала на важнейшее следствие этой ситуации: прямое влияние на «качество, беспристрастность и справедливость выносимых Судом постановлений». (3)

По понятным причинам остался, впрочем, неозвученным главный вывод по докладу: Европейский суд по правам человека превращается из органа международного, в орган транснационального / глобального управления, продвигающего повестку дня именно этих субъектов.

В очередной раз именно эта трансформация была зафиксирована в т. н. деле Навального. Речь идёт не об официальной жалобе Навального, решение по которой было вынесено в апреле прошлого года, а по ситуации, возникшей несколько недель назад в связи с его «отравлением». Несмотря на то, что ЕСПЧ не обладал подобными полномочиями, он принял специальное решение о том, что власти РФ обязаны немедленно обеспечить доступ жены Навального к его медицинской карте из Омской больницы и даже предоставить Суду копию этой карты. Более того, суд не скрывал, что делает это для того, чтобы обеспечить вывоз Навального в Германию. (4)

Публикация доклада о связях судей ЕСПЧ с НПО сначала вызвала истерию в среде либеральных юристов-международников, пытавшихся дискредитировать доклад, однако потом сменилась полным его замалчиванием. Однако сам факт публикации показывает, что международный уровень активизировал своё сопротивление «глобализации» международных органов. Данная ползучая глобализация грозит самыми серьёзными последствиями, включая фактическую ликвидацию международного права и заменой его глобальным репрессивным «правом», которое создают не государства, а транснациональные / глобальные субъекты.

Примечания

(1) Последний, 16-й Протокол был разработан в 2013 году и предусматривает возможность для высших судебных инстанций государств получать консультации и советы на предмет применения или толкования тех или иных прав у ЕСПЧ.
(2) NGOs and the judges of the ECHR
(3) О докладе «Европейского центра закона и правосудия» на тему «НПО и судьи ЕСПЧ 2009-2019 гг.» // Брифинг официального представителя МИД России М.В. Захаровой, Москва, 11 сентября 2020 года
(4) Пресс-релиз Европейского суда по правам человека №234 от 21 августа 2020 г.: The Court grants an interim measure in favour of Aleksey Navalnyy


https://www.fondsk.ru/news/2020/09/15/temnaya-storona-evropejskoj-luny-51835.html
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!