Русская беседа
 
23 Апреля 2021, 18:59:38  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Чего не хватает современным миссионерам. Ответы пастырей  (Прочитано 400 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 11126


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 13 Июля 2019, 23:44:43 »


Чего не хватает современным миссионерам?

Ответы пастырей


12 июля – день апостолов Петра и Павла, «весь мир ученьми своими просветивших и вся концы ко Христу привеших». Мы, их последователи, увы, и близко не сравнимы с первоверховными апостолами. Что же мы, современные люди Церкви, зачастую делаем не так? И как надо?




Главная формула православного миссионерства

Протоиерей Николай Емельянов:

– Преподобный Серафим сказал: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся». Это главная формула православного миссионерства нисколько не устарела. И она касается не только таких святых, как преподобный Серафим. Эта формула имеет отношение к каждому из нас. Никакие организационные формы вовлечения в церковную жизнь не будут работать, пока не произойдет встречи с человеком, который живет как-то по-другому, чем ты. Такая встреча вряд ли произойдет в лекционном зале, на молодежном мероприятии или благотворительном концерте. Все это хорошо, но это только способ показать человеку какой-то путь и направление, а дальше нужна возможность такой встречи. Вот именно такой возможности современный человек часто не имеет.


Протоиерей Николай Емельянов

В современных социологических исследованиях есть интересное наблюдение. Сколько ни агитируй за большую семью, за рождение детей, никто больше детей рожать не станет. Более того, в Италии на государственном уровне даже организовали специальный «день плодовитости», в рамках которого проводилась массированная агитация за рождение детей. Эта агитация вызвала огромный скандал и неприятие в обществе, и больше ничего. Напротив, когда мы исследовали молодые семьи на приходах, то увидели замечательное явление, которое назвали «заражением». Если появляется счастливая большая семья, в которой люди умеют жить специфической многодетной жизнью, то этот пример оказывается настолько убедительным, что всем сразу тоже так же хочется. Такие семьи начинают появляться одна за другой.

Примерно так же растет и церковная жизнь. Появляется какая-то крепкая и живая приходская община, с теми же большими и счастливыми семьями – и сразу всем хочется, чтобы и у них было так же, в ней хочется жить. Это самое главное, нужное и настоящее миссионерство. И так делали святые апостолы – приходили в город и устраивали там христианскую общину, а потом шли дальше. И таких общин пока очень мало. Думаю, что следующий этап нашей церковной проповеди – это проповедь через общину и в общине. Главное, что мы делаем не так – мы мало уделяем сил, внимания и заботы взращиванию таких общин.


Лучшими миссионерами всегда были простые христиане, которые не пытаются переделать окружающих

Священник Валерий Духанин:

– Когда-то, еще будучи студентом Московской духовной академии, я очень пламенел миссионерскими идеями. Состоял в миссионерском отделе академии, еженедельно ходил в Сергиево-Посадский СИЗО, где от души беседовал с заключенными, точнее, находящимися под следствием. Преподавал на богословских курсах, которые зачастую и утверждали людей в жизни церковной. Беседовал с учащимися разных учебных заведений. Писал статьи в миссионерский сборник и потом с горечью слышал, как эти сборники находили разорванными. Ездил и общался с одним невоцерковленным академиком в надежде, что он со своей семьей утвердится в Православии. И так далее. С той же миссионерской целью начал писать книги. И что-то удавалось, а что-то нет.

Было еще много чего. Отдельное направление – проповедь через СМИ, прежде всего, на телевидении. Но о громких успехах от своей миссии никогда в итоге не слышал, потому что обращение человека к Богу – всегда сокровенная, личная встреча души со Спасителем. И ты можешь быть только небольшим помощником, ведь задача не в том, чтобы на себе, на своей личности людей сосредоточить, а чтобы они с Богом были. Встреча же души с Богом всегда сокровенна и очень интимна, и для самого миссионера неизвестно, когда и как это с отдельным человеком случится.

    Обращение человека к Богу – всегда сокровенная, личная встреча души со Спасителем

Поделюсь своими личными размышлениями. Точнее, некоторыми размышлениями.

В жизни православного христианина нужна, прежде всего, подлинность. И в этом смысле лучшими миссионерами всегда были простые христиане, которые хранят верность Христу, работают над собой, а не пытаются переделать окружающих.

Вот Господь сказал в Евангелии: «Вы – свет мира… И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5, 14– 16). Но не все мы можем быть светильниками, мы зачастую к этому неспособны. От нас требуется хотя бы стать маленькой свечечкой, освещающей небольшое пространство вокруг себя – в своей собственной семье, на работе, в общении с близкими. Люди готовы тянуться и к маленькой свечке, потому что света и тепла нам всегда не хватает. А если в тебе не видят подлинной христианской жизни, то кто поверит твоему слову, твоей проповеди? Люди судят о Церкви по нам, по тому, как мы ведем себя, какое отношение являем к людям. И нет ничего тайного, что не стало бы явным.


Священник Валерий Духанин

В подлинном миссионерстве исключена навязчивость.

Если ты наставительным тоном пытаешься кого-то учить: «Слушайте меня, я знаю, как правильно, потому что я православный(-ая)», то допускаешь огромную ошибку. Правильность Православия должна следовать не из наставительной речи, а из подлинной христианской жизни. Если же и говорить, то слово должно быть ясным, чистым и добродушным. А это всё зависит от сердца твоего: какое в тебе сердце, таким и слово твое будет.

Подчас лучше не думай о миссионерстве, ибо у кого-то это превращается в спортивный интерес, сопровождается своего рода азартом – непременно доказать другому превосходство Православия. Это уже поиск состязаний ради победы над оппонентом. Но не словесная победа приводит людей к Православию, а когда открывается твоему ближнему в твоей жизни дух Христов.

    Не словесная победа приводит людей к Православию, а когда открывается твоему ближнему в твоей жизни дух Христов

В храме встречай каждого пришедшего с добром, без попреков. У пришедшего останется светлое впечатление – он придет вновь. Случится осадок от встречи с тобой – вряд ли захочет еще с тобой встретиться.

Но в конечном итоге стоит помнить, что обращение людей ко Христу во многом надо оставить на волю Божию. Господь Сам ведает, в какой час, кого и каким образом призвать. Наши человеческие, даже самые добрые, попытки подчас разбиваются в ничто. Ведь воля другого человека всегда вершит свой личный выбор. По крайней мере помолись об этом человеке, чтобы Господь призвал и спас его.


И миссионерство приложится к праведности


Священник Сергий Бегиян

Священник Сергий Бегиян:

– Есть хорошая восточная пословица: сколько не говори «халва», во рту слаще не станет. Вероятно, мы как раз этим и согрешаем. Без конца все говорим и говорим о миссионерстве, а нужно просто жить Христом. На День святых апостолов нужно и говорить словами апостолов. Вот великий Павел, сколько трудов он понес? Лучше его самого не скажешь, он и говорит, словно сравнивая себя и с нами тоже: «Я гораздо более был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине морской; много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе. Кроме посторонних приключений, у меня ежедневно стечение людей, забота о всех церквах. Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся?» (2 Кор. 11, 23–29).

Как они жили, апостолы Христовы? Постоянно на грани, постоянно на пределе человеческих возможностей и своих собственных сил. Работали своими руками для пропитания, чтобы не отягощать паству (ср. Деян. 18, 3), были готовы на всякое время к страданиям и смерти, лишь бы проповедь процвела. Даже бывало, что и спорили, выбирая, как лучше поступить для проповеди (ср. Деян. 15, 2).

Жизнь ли это вообще в нашем понимании? Кто так живет из современных миссионеров? Это жизнь только ради Христа. Это и не жизнь вовсе, а «муки рождения» (Гал. 4, 19) на свет общины.

    Это означает поставление себя на крайнюю степень сочувствия человеку, когда, кроме его спасения, в мире нет ничего более важного

А мы пытаемся сделать миссионерство «современным», или «молодежным», или «мультикультурным», вульгарно понимая слова апостола «для всех сделался всем» (1 Кор. 9, 22), как изменение стиля общения. В то время как это означает выход из себя, поставление себя на крайнюю степень сочувствия человеку, когда, кроме его спасения, в целом мире нет ничего более важного. В то время как это ежедневное умирание ради Бога и ближнего.

Что же делать? Читать Священное Писание и пытаться жить по нему. И миссионерство приложится к праведности.


Нужно создание приходских общин, которые из своих недр произведут горящих верой священников


Священник Александр Дьяченко

Священник Александр Дьяченко:

– Возьмите время апостолов Петра и Павла. Это время, когда первые христиане со дня на день ожидали второе пришествие Спасителя. Потому жили и верили чрезвычайно харизматично. Всё, что делали тогда эти люди, они делали в Духе Святом. Они погружались в Него, молились, и даже земля содрогалась, когда они пребывали единодушно вместе. Ученики Христовы продавали своё имущество, а вырученные деньги проживали всей общиной. Кому оно нужно, это имущество, если со дня на день придёт Христос?

Даже тень, падающая от проходящих апостолов, исцеляла больных. Пожертвовать земной жизнью ради жизни вечной для людей той эпохи было делом естественным. Павел мечтал быстрее разрешиться от «телесной храмины», чтобы поскорее соединиться со Христом.

Ещё одна важная особенность того времени – почти не было людей, не верующих в того или иного бога. Таких, как Демокрит, насчитывались единицы.

Но Христос не пришёл. Церковь была вынуждена организовываться в структурированный организм со своими внутренними законами. Более того, христианство, победив язычество, само превратилось в государственную религию. Множество язычников мимикрировало под христиан. Постепенно утрачиваются харизматические дары. Монашество и появилось как форма протеста церковному обмирщению.

Мы, сегодняшние христиане, живём уже не столько Духом, сколько правилами и церковными предписаниями. Не противопоставляя себя безбожному обществу, легко идём с ним на компромисс. Парадокс: крестятся все, а литургия проходит в полупустых храмах. Номинальные христиане перестали нуждаться в Теле и Крови Христовой. Недаром наше время определяется как «постхристианское».

    Мы, сегодняшние христиане, живём уже не столько Духом, сколько правилами и церковными предписаниями

Думаю, мы, сегодняшние, делаем то, что можем и в состоянии делать. Мы говорим, морализируем, призываем людей к нравственной жизни, но грех интересней и изобретательней, чем добродетель. Тем более в эпоху зарождающейся цивилизации компьютерных людей.   

Что можно делать в такой ситуации и на что нацеливать церковную миссию? В моём представлении – это создание приходских общин, которые из своих недр произведут новых, горящих верой, священников. Нам крайне не хватает апостолов!

Сегодня в Церкви обсуждается положение о светской работе священнослужителей, позволяющего священникам совмещать служение в Церкви с работой на производстве или где-то ещё. Это очень правильный шаг, который позволит привлечь в ряды священства людей самостоятельных, состоявшихся, живущих верой во Христа. Вокруг таких священников и будут формироваться новые христианские общины.


Нам не хватает полноты жизни во Христе и со Христом


Священник Димитрий Шишкин

Священник Димитрий Шишкин:

– Сила апостольской проповеди заключалась в том особенном состоянии духа Божьих учеников, о котором апостол Павел сказал: «уже не я живу, но живёт во мне Христос» (Гал. 2, 20). Всецелая самоотверженность, всегдашнее живое и ясное осознание присутствия Христова и Его неотступной помощи в делах благовествования (особенно явственное после сошествия Святого Духа) – всё это делало проповедь апостолов такой многоплодной и результативной, как сказали бы сейчас. Но и результат-то заключался в первую очередь не в том, что человек начинал соблюдать какие-то обязательные правила, которые, как мы помним, для обращенных язычников сводились к необходимому минимуму (ср. Деян. 15, 29), но в совершенном внутреннем преображении человека, когда главное место в его жизни занимал Сам Христос, и Его заповеди становились основанием новой жизни. И такое преображение становилось возможным не только потому, что апостолы рассказывали людям об истинной вере, а потому, что они делились с ними благодатным опытом собственной жизни во Христе и со Христом в недрах Его Церкви.

    Современным миссионерам порой не хватает полноты жизни во Христе и со Христом

Именно это участие апостолов в жизни Самого Христа и являлось залогом успеха их многотрудной проповеди. Нам же (то есть современным миссионерам) порой не хватает того самого опыта действительного и живого воцерковления, то есть полноты жизни во Христе и со Христом, без которой любая проповедь не может быть успешной. Ведь можно много говорить о каких-то правильных и нужных вещах, можно мечтать о себе, что ты «для всех сделался всем», но если твоя деятельность не будет осолена Духом Святым, если она не будет в полном смысле этого слова свидетельством, то вся эта деятельность в лучшем случае останется бесплодной, а в худшем – посеет соблазн и будет создавать в новообращенных неверное представление о Христе, об истинной вере и о жизни, согласной с ней.


Подготовил Юрий Пущаев

12 июля 2019 г.



https://pravoslavie.ru/122366.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 11126


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 13 Февраля 2021, 01:52:20 »


«Революции начала XX века должны были нас многому научить»


Святейший Патриарх Кирилл об информационном служении Церкви, новой волне атеистической пропаганды и деструктивном поведении некоторых клириков



В четверг, 11 февраля, под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла впервые в дистанционном формате состоялось заседание Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви, сообщает Патриархия.ru.

Предстоятель Русской Православной Церкви участвовал в заседании с помощью средств удаленной связи из исторического зала заседаний Священного Синода в Патриаршей резиденции в Переделкине.

Открывая собрание, Святейший Патриарх Кирилл обратился к его участникам со вступительным словом, в котором затронул ряд актуальных вопросов церковно-общественных отношений.


«Мы открываем первое в нынешнем году заседание нашего Совета. К сожалению, из-за эпидемии нам не удалось провести все заседания, как это планировалось, но сегодня мы проведем с вами очередное заседание Высшего Церковного Совета, используя уже отработанную модель дистанционного взаимодействия», - отметил Святейший Патриарх и выразил надежду, что «уже в ближайшее время, по милости Божией, мы все-таки вернёмся к традиционному способу общения, лицом к лицу. Именно с таким общением часто бывают связаны самые важные и значительные моменты жизни, и этот способ общения ничем невозможно заменить. Полагаю, каждый из нас, пройдя через опыт пандемии, связанный с ограничением возможностей общаться друг с другом, еще и еще раз оценил, что означает быть вместе, что означает лицом к лицу обсуждать проблемы, передавать непосредственно друг другу свои мысли и свой опыт».

«Сегодня мы проанализируем ряд вопросов церковно-общественной повестки дня. Если говорить о церковно-общественном контексте, в котором развивается наша религиозная жизнь, то необходимо отметить всё возрастающее влияние Церкви на жизнь общества. Согласно социологическим опросам, Церковь входит в тройку институтов, которым общество доверяет больше всего. Но если увеличивается влияние Церкви на общество, то возрастает и сопротивление этому влиянию. Чаще всего это выражается через социальные сети, в которых представлено достаточно много материалов, направленных на понижение уровня доверия к Церкви. Все это очень логично: чем сильнее действие, тем сильнее противодействие; так ведь и было на протяжении всей истории», - напомнил Предстоятель Русской Церкви.

«Конечно, - продолжил он, - сегодня нет гонений, подобных тем, от которых страдали древние христиане или наш народ в первой половине ХХ века. Тем не менее, никто не отменял тот факт, что не все люди, не все организации с энтузиазмом воспринимают возрастающую роль Церкви, в том числе её присутствие в информационном пространстве. Вот почему, если мы трезво оцениваем всё то, что происходит в сфере церковно-общественных отношений, особенно реакцию средств массовой информации и Интернета на жизнь Церкви, то понимаем: не вся критика в адрес Церкви, с которой мы сталкиваемся, заслуживает того, чтобы к ней прислушиваться. Значительная часть критики провоцируется негативным отношением к самому факту нашего свидетельства в информационном пространстве».

«Кроме того, - отметил Первосвятитель, - следует сказать, что возникает всё больше и больше центров влияния на аудиторию, на общество. Если раньше такими центрами влияния были организации или отдельные выдающиеся люди, то сегодня доступ к Интернету имеет практически каждый, и естественно, что помимо признанных, ярких представителей общественности, творческой интеллигенции, в информационном пространстве присутствуют тысячи и тысячи других умных, образованных людей, и очень часто в обсуждение темы Церкви вовлекается множество участников, по-разному относящихся к Церкви, — в том числе тех, кто обладает даром слова и способностью к письменному и устному выражению своих мыслей. Другими словами, открытое информационное пространство даёт Церкви новые возможности, которыми мы в той или иной мере пользуемся; но в том же информационном пространстве присутствуют и другие участники. Стало быть, новые способы коммуникации предоставляют возможности не только для церковной проповеди, но и для ответной негативной реакции на наше присутствие в обществе, в информационном пространстве. Поэтому мы, братья, должны оставаться спокойными в том смысле, что не происходит ничего такого, что выходит за границы логического развития событий. Еще раз подчеркну: чем сильнее наше свидетельство, тем сильнее будет и сопротивление».

«Можно сказать и о том, что в современном обществе реанимируются, к сожалению, некие стереотипы атеистической пропаганды, пришедшие из прошлого. Это тоже естественно; но сложность ситуации заключается в том, что не только оживают рудименты старой атеистической пропаганды, но и возникают новые идеологические штампы, порождаемые секулярной философией и секулярным образом жизни, которые подчас становятся орудием борьбы с Церковью», - заметил Первоиерарх.

«Совершенно очевидно, - считает он, - что в условиях фрагментации общественного сознания и медиа большое значение имеет сегодня публичная деятельность каждого священника, каждой церковной структуры. Противостоять весьма значительному распространению негатива в адрес Церкви в информационном пространстве довольно сложно, если ограничиваться только центральными информационными органами Церкви, будь то периодические издания, телевидение или радио. Прямо скажу, что большую положительную роль в формировании реального образа Церкви — надеюсь, привлекательного — играют наши синодальные учреждения. Хотел бы особенно поблагодарить наш Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению за активную социальную деятельность, волонтерскую работу, которая осуществляется в условиях пандемии и очень благожелательно воспринимается нашим обществом, что находит своё отражение в СМИ. Я неслучайно отметил роль нашего социального отдела, хотя, конечно, свой вклад вносит практически каждый синодальный отдел. Но наибольший вклад вносят наше духовенство, наш верующий народ, наши православные активисты».

«Развивая христианское свидетельство в нынешних условиях, следует придать особое значение нашей миссии в социальных сетях. Сегодня мы будем об этом говорить, но я просто скажу, резюмируя всё, что увидел, почувствовал, знакомясь с участием духовенства в социальных сетях. Очень непросто дать усредненную оценку нашего участия в этой сфере деятельности. Наравне с блистательными примерами работы в социальных сетях и Интернете мы имеем также опыт очень неумелого присутствия. В результате на те или иные заявления священнослужителей обрушивается мощная критика; порой образ священнослужителя, заявленный в интернет-пространстве, не соответствует идеалу, который сформировался в культурной традиции нашего народа», - полагает Святейший Патриарх Кирилл.

«Но в любом случае мы должны помнить, что духовенство так или иначе присутствует в этом пространстве, и, думаю, наша задача заключается в том, чтобы помочь священнослужителям не делать ошибок, удержать их от тех действий и слов, отрицательное влияние которых на аудиторию очень хорошо заметно всем, кроме, к сожалению, самих "говорящих голов" в камилавках или клобуках», - посетовал Первосвятитель.

«Отчего это происходит? – задаётся он вопросом. - От завышенного самомнения, которое формируется, в том числе, в нашей церковной среде. Ведь священник — это тот, кто проповедует. Хорошо или плохо, но он обращается к аудитории, большой или малой, его слушают, и в храме никто ему не возражает. Священник привык глаголать ex cathedra, то есть с кафедры, что не предполагает дискуссии и возражений. В сознании священника формируется некий принцип "я говорю — остальные слушают", и потому бывает столь болезненной реакция некоторых наших священнослужителей на отрицательные отзывы в Интернете. Мы должны помнить, что христианская проповедь, даже идеальная, примером которой было апостольское слово (не говоря уже о проповеди несовершенной с культурной, богословской или эстетической точки зрения), всегда встречала сопротивление и неприятие, поэтому рассчитывать исключительно на аплодисменты не следует».

«И вот ещё о чем нужно сказать. Когда Церковь вышла в общественное пространство после долгих лет пребывания в атеистической среде, после долгих лет молчания, многие с вниманием, с огромным доверием слушали слово Церкви, — потому что это было в новинку, потому что это была альтернативная точка зрения, потому что это выпадало из навязчивой, надоевшей всем идеологической системы. Это был действительно свежий голос, поэтому к Церкви прислушивались, предоставляли любые аудитории, приглашали выступать и перед молодежью, и на телевидение, и на радио и так далее. Но не могу сказать, что первая волна присутствия Церкви была абсолютно положительной. В каком-то смысле она дезориентировала некоторых священнослужителей, которые выступали от лица Церкви, — потому что не все выдержали соблазн популярности. А когда популярность начала снижаться, у некоторых стали возникать комплексы, стремление вернуть себе популярность всеми средствами и способами. Болезненное восприятие того, что аудитория сокращается, порой приводит людей в рясах к не совсем правильному поведению, в том числе в информационном пространстве», - отметил Предстоятель Русской Церкви.

«И вот ещё какой темы хотелось бы коснуться. Все, что мы говорим как служители Церкви, будь то в храме или в каких-то аудиториях, всё, что мы адресуем людям через информационное пространство, должно иметь только одну цель — спасение людей, - подчеркнул Первоиерарх. - Поэтому мы должны сохранять некое бодрствование и способность критически оценивать свои слова, в том числе с точки зрения возможного влияния на духовное состояние нашей аудитории. Когда священнослужитель становится активным участником ожесточенных споров на общественно-политические темы, когда он теряет понимание того, на чем должен быть сделан акцент в его обращении к людям, и превращается в политического комментатора, он приносит больше вреда, чем пользы».

«Ещё и ещё раз хотел бы сказать о том, что наша Социальная концепция до сих пор не устарела; в частности, не устарели сформулированные в ней принципы участия Церкви в политическом процессе. Думаю, сегодня мы должны особенно блюсти эти принципы и сохранять некую надмирность, не вовлекаться в политические дискуссии, а если такая необходимость возникает, то лишь для того чтобы защитить духовные и нравственные основы человеческой жизни. Если же мы начинаем давать политические оценки происходящему, то делаем большую ошибку. Не надо считать, что наш долг — подхватывать модные тенденции, придерживаться более популярной в определенных кругах, например, среди городской интеллигенции, точки зрения. Наша задача заключается в том, чтобы не допустить вражды между людьми. Выступая на одной стороне баррикады как бы от имени Церкви, мы отталкиваем от Церкви тех, кто по другую сторону баррикады. А и там, и там — наш народ; и там, и там — наша паства. Поэтому то, о чем я говорю, — это не уклонение от проблемы, не попытка спрятать голову в норку или под крыло, не проявление страха, а чувство пастырской ответственности за наш народ. Церковь несет ответственность за всех — за правых, за левых, и мы должны находить правильные слова, которые ни в коем случае не должны разжигать конфликт», - предостерёг Святейший Патриарх Кирилл.

«Революции начала XX века должны были нас многому научить, - считает он. - Вообще, поколение духовенства, к которому я принадлежу, было научено этим опытом, потому что по возрасту мы ближе к тем событиям, чем нынешнее молодое поколение. Церковь не должна отказываться от пастырской работы с людьми, которые стоят по другую сторону конфликта. Церковь не должна переставать быть и для них Матерью. Конечно, мы не должны добиваться такого отношения к Церкви как к Матери за счет опасных компромиссов, тем более за счет измены истине, но мы должны научиться нести православную христианскую истину в общество таким образом, чтобы не усиливать разделение, чтобы работать на преодоление разделений, а самое главное — работать на то, чтобы люди пришли ко Христу. Потому что если люди придут ко Христу, то они сами преодолеют те разделения, которые могут быть опасны для их духовной жизни и для жизни общества».

«Мне хотелось сказать все эти слова, потому что я что-то видел, что-то слышал, что-то ранило моё сердце, - признался Предстоятель Русской Церкви. - И я очень надеюсь, что мы все, осознавая нашу общую ответственность за пастырскую работу с гражданами России и не только с ними, но и вообще с нашей паствой, будем делать всё для того, чтобы помогать людям сохранить себя в условиях политических турбуленций, не разрушить свою веру, но, наоборот, укрепиться в вере, чтобы наше участие позволило снизить градус конфронтации».

«Еще раз хочу сказать: в какую страшную бездну были обрушены наша страна и наш народ в результате конфронтации начала XX века! Поэтому, оставаясь самими собой, оставаясь способными говорить правду, оставаясь теми, кто обязан сохранять пастырское отношение к происходящему, мы должны, мои дорогие братья, сознавать огромную ответственность Церкви в нынешнее время и делать все для того, чтобы преодолевались конфликты, которые сегодня присутствуют в нашем обществе, чтобы люди, придерживающиеся разных политических точек зрения, не теряли способность жить и работать вместе. На этом я закончу свое вводное слово», - заключил Первосвятитель.


12.02.2021

Источник
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!