Русская беседа
 
31 Октября 2020, 08:51:38  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Парламент Японии избрал нового премьера. Ёсихидэ Суга  (Прочитано 1017 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 83402

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 16 Сентября 2020, 13:20:58 »

Парламент Японии избрал нового премьера



Парламент Японии большинством голосов поддержал кандидатуру 71-летнего Ёсихидэ Суги в качестве нового премьер-министра.

Согласно итогам голосования, кандидатуру Суги поддержали 314 из 465 членов нижней палаты парламента Японии.

28 августа премьер-министр Японии Синдзо Абэ, который возглавлял правительство страны с 2012 года, объявил о намерении уйти в отставку из-за проблем со здоровьем. Он отметил, что продолжит руководить правительством страны до тех пор, пока не определится его преемник.

Соратник Абэ Суга будет занимать пост премьера до конца его срока — до следующих парламентских выборов, запланированных на осень 2021 года.

Новый премьер Японии вырос в небогатой рабочей семье, его отец был фермером, мать работала учительницей в сельской школе. Стремясь получить образование, Суга уехал из провинции в Токио, где сначала подрабатывал водителем грузовика на рыбном рынке, а затем смог поступить в университет.

Своими основными задачами на посту премьера он назвал борьбу с коронавирусом, восстановление экономики после пандемии и скорейшую цифровизацию страны.

Поздравление новому премьер-министру Японии уже направил президент России Владимир Путин.

В поздравительной телеграмме российский лидер «подтвердил готовность к конструктивному взаимодействию с Японией по актуальным вопросам».





См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=gYa7hPy-v1U&feature=emb_logo


https://rusvesna.su/news/1600237348
« Последнее редактирование: 21 Сентября 2020, 20:01:08 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 83402

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 21 Сентября 2020, 20:00:11 »

АНАТОЛИЙ КОШКИН

Смена премьер-министра

Станет ли Ёсихидэ Суга самостоятельным лидером или превратится в alter ego Синдзо Абэ


фото: REUTERS/Thomas Peter

Итак, как и ожидалось, 64-м премьер-министром Японии стал теперь уже бывший генеральный секретарь Кабинета министров Ёсихидэ Суга. А сам Суга, полагаю, ещё месяца два назад не видел себя на Олимпе политической власти Страны восходящего солнца, ибо привык быть исполнителем воли вышестоящих. Нет у него и той харизмы, какой обладает Синдзо Абэ. По рейтингу популярности Суга заметно уступал на этапе борьбы за руководство упорно рвущемуся к высшей  власти бывшему министру обороны Сигэру Исибе.

Не будучи, как большинство  японских премьер-министров, выходцем из семей потомственных политиков во втором, третьем, четвертом поколении, Суга, что называется, сделал себя сам. Он из семьи земледельцев, выращивавших в сельскохозяйственной префектуре Акита клубнику, и сам, подрабатывая, обеспечивал оплату своей учебы в престижном университете Хосэй. Затем прилежным трудом и исполнительностью завоевал доверие руководящих деятелей правящей Либерально-демократической партии (ЛДП), выдвинувших перспективного функционера в 1996 году в депутаты парламента, а затем в состав правительства. Продвижение Суги по политической линии происходило в первую очередь благодаря протекции Синдзо Абэ. В первом кабинете Абэ, просуществовавшем около года, ему был поручен пост министра внутренних дел и коммуникаций.

Вернувшись в 2012 году к руководству страной, Абэ назначил Сугу на ключевой пост генерального секретаря Кабинета министров, на котором тот пережил все смены состава правительства вплоть до своего избрания премьер-министром Японии.

Как и любой крупный политик, Абэ заинтересован, чтобы преемник продолжал избранный курс. Тем более что курс этот не реализован до конца и требует упорства в осуществлении. Весьма вероятно, что Абэ нужен такой новый премьер-министр, который не станет ломать выстроенную линию в политике, а продолжит выстраивать ее с учетом рекомендаций остающегося патроном бывшего премьера. В Японии такая сохраняющаяся до конца лояльность именуется «гири ниндзё» – чувство долга и благодарности. Это моральная обязанность, побуждающая человека порой делать что-то против своей воли или вопреки собственной выгоде.

Суга прекрасно понимает, что премьер-министром его назначили не партия и депутатский корпус ЛДП, а лично Абэ. И можно не сомневаться, что никаких не согласованных с патроном существенных перемен в экономической политике, получившей претенциозное наименование «абэномики», а также во внешнеполитическом курсе быть не должно. 

Вместе с тем Абэ заинтересован, чтобы кабинет Суги не рассматривали в народе и за рубежом как промежуточный или технический. А оценки такие уже высказываются: дескать, срок нового премьера ограничен одним годом, после чего в конце сентября 2021 года пройдут очередные выборы нового председателя ЛДП, а значит, и премьера, но уже на трёхлетний срок. Если Абэ хочет длительного пребывания Суги у власти, ему нужно позаботиться о том, чтобы избежать впечатления его несамостоятельности.

Пока же Суга прямо говорит, что никаких изменений в политике не предвидится и даже будет сохранён прежний состав Кабинета министров, что необычно. 

Нас интересует, конечно, как Суга-сан будет выстраивать политику в отношении России и будут ли в его курсе в целом какие-то новые нюансы, затрагивающие интересы нашей страны. Автору этих строк уже доводилось высказывать мнение о том, что прогнозируемого некоторыми обозревателями «замораживания» японо-российских отношений не произойдет. По той простой причине, что в международной политике Россия нужна Японии не меньше, чем Япония России. Причем во всех сферах – политической, экономической, военно-стратегической.

Конечно, такой частоты встреч на высшем уровне с президентом РФ Владимиром Путиным, как было при Абэ, ожидать не следует. Судя по всему, и отношения двух лидеров будут более формальными, без подчас коробивших обращений во время официальных переговоров на «ты» и по имени. Что касается территориальных споров, то, как показывают опросы общественного мнения, в Японии поняли: в настоящее время и в ближайшей перспективе российское руководство на территориальные уступки не пойдет. А без этого формальный мирный договор для Токио теряет смысл. Ибо состояние войны давно прекращено, и все проблемы послевоенного урегулирования, в том числе пограничного размежевания, разрешены в Совместной декларации 1956 года.

Обратило внимание, что по «проблеме северных территорий» Суга уже в качестве кандидата в премьер-министры высказался весьма осторожно. Отметив, что хотел бы продолжить диалог с Россией по данной теме, он заявил: «Что касается вопроса северных территорий, намерен продолжать диалог, чтобы прояснить вопрос принадлежности четырех островов». Такая сдержанность контрастирует с поведением его конкурента на выборах председателя ЛДП Сигэру Исибы, который повторяет лозунги японских ультраправых о том, что Курилы являются  «незаконно оккупированными северными территориями Японии». Да еще выступил с нелепым предложением учредить на российских островах «японские муниципалитеты».

В целом Суга не сможет поменять вектор японской политики в вопросе о претензиях на Курильские острова. Не позволят ему и понизить планку притязаний до уровня «компромисса» Хрущева, который в 50-е годы допускал передачу Японии в виде жеста доброй воли  находившихся в составе СССР островов Шикотан и островной группы Плоские, по-японски Хабомаи (после подписания мирного договора). Многое в этом вопросе будет зависеть от российского правительства, которое, похоже, не склонно продолжать пустопорожние «переговоры о Курилах». Хотелось бы верить, что новый японский премьер это сознаёт и не поддастся на искушения недобросовестных советчиков, убеждающих в том, что якобы «Путин оставил возможность отдать острова через демаркацию границы».

Ну а по-человечески поздравим Сугу-сан с избранием на высокий пост и пожелаем успешной деятельности в это трудное время.

https://www.fondsk.ru/news/2020/09/16/smena-premer-ministra-51850.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 83402

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 25 Сентября 2020, 18:21:32 »

АНАТОЛИЙ КОШКИН

Будет ли Суга, как Абэ, использовать экономические приманки, чтобы завладеть Курилами?

Продолжать ли затаскивать японцев на наш Дальний Восток или самим засучить рукава?



Скажу откровенно, о невысоком мнении японских специалистов по японо-российским отношениям по поводу проводившихся во Владивостоке каждый сентябрь Восточных экономических форумов (ВЭФ) знал и раньше. Однако, являясь убежденным сторонником интенсивного развития русского Дальнего Востока и Сибири, не хотел привлекать внимание к этим сомнениям  в российских СМИ.

Было очевидно, что ежегодное личное присутствие на этих форумах японского премьер-министра Синдзо Абэ преследовало не столько экономические, сколько чисто политические цели, а именно склонение российского руководства к удовлетворению в обмен на гипотетическую помощь в развитии восточных районов России японских требований о сдаче Японии законно принадлежащих нашей стране южно-курильских островов с омывающими их и богатейшими ресурсами акваториями.

Воздерживались от открытой критики ВЭФ и солидные японские издания, дабы не нарушать замыслы Абэ-сана. Однако теперь, когда произошла смена премьера, о встречах во Владивостоке стало возможно говорить без комплиментов, объективно. Что и попыталось сделать японское издание SankeiBiz в статье с характерным заголовком: «Холодный взгляд на экономические события на российском Дальнем Востоке. При новом кабинете японские предприятия могут рассматривать экономические проекты в России не столь привлекательными».

Как отмечает автор статьи Нобуёси Курокава, «с самого начала проведения форумов внутри России начали раздаваться критические голоса о несоразмерности получаемых от Восточных форумов результатов  тем колоссальным затратам, которые требовались на их проведение. В тех японских деловых кругах, которые проявляли интерес к развитию бизнеса с Россией, довольно быстро укрепилось мнение о том, что "ВЭФ – не то мероприятие, на котором нужно присутствие капитанов японского бизнеса и руководителей крупнейших японских корпораций"». Однако такое присутствие было нужно Абэ для демонстрации Путину своих возможностей воздействовать на японский крупный бизнес в плане активизации работы на российском рынке, хотя в действительности это не так.

Еще в 1992 году, когда козыревский МИД РФ замышлял в тайне от народа позорную сделку с Японией «Курилы за инвестиции», 20 докторов и профессоров – специалистов по Японии – разъясняли в Открытом письме тогдашнему президенту Б. Ельцину:

«Глубоким заблуждением, навязанным руководству нашей страны японской пропагандой, является мысль, будто территориальные уступки или же обещания уступок в будущем (вроде «пятиэтажного плана решения территориального вопроса» или признания «потенциального суверенитета Японии» над спорными островами) приведут к тому, что на нашу страну прольются обильные «иеновые дожди»: японские банки и предпринимательские фирмы не подчиняются токийским политикам и дипломатам и никогда не пойдут на альтруистические, благотворительные финансовые и экономические операции. Зато в политическом мире Японии в случае уступок японским территориальным домогательствам наверняка активизируются реваншистские силы, выступающие не только с притязаниями на четыре южных острова, но и на все Курильские острова и даже на Южный Сахалин. Вот почему путь каких бы то ни было уступок необоснованным и незаконным японским территориальным требованиям – это недальновидный путь».

Однако нет пророков в своем отечестве. Некоторые в нашей стране до сих пор одержимы  стремлением получить материальную благодарность японцев за российские острова. Благодарность, конечно, будет, но одноразовая и не столь крупная, как кое-кто рассчитывает. Как говорил автору этих строк влиятельный японский политик, «мы не намерены много платить за возвращение наших же островов».

Сейчас японские деловые круги не рвутся вкладывать капиталы в проекты развития российского Дальнего Востока и Сибири, считая их рискованными и не несущими большой прибыли. Исключения делаются лишь для энергетических проектов. Курокава приводит мнение генерального директора российского Центра развития региональной политики Ильи Гращенкова, который в одном из интервью признавал: «Немалая часть соглашений, подписываемых в ходе Восточных экономических форумов, не работает. Причиной тому становятся западные санкции против России, последствия пандемии коронавируса и просто невыгодность проектов. Имелось немало примеров того, когда иностранные, прежде всего японские, инвесторы уклонялись от «опасных планов», опасаясь убытков».

Воздействие ВЭФ, требующих больших затрат, на развитие дальневосточного региона весьма ограничено. В статье утверждается, что, «несмотря на огромные средства, вкладываемые российским правительством в Дальний Восток, экономическая ситуация в регионе далека от благополучной. Если в дальневосточной столице и месте проведения форумов Владивостоке жизнь еще как-то налажена, то в окружающих территориях экономика находится в глубоком застое». В качестве примера недовольства местного населения своим положением приводятся «всем памятные продолжавшиеся не одну неделю в Хабаровске демонстрации протеста местных жителей против ареста бывшего губернатора края». Автор цитирует доцента Федерального дальневосточного университета Артёма Лукина, который указывает на то, что «истинная причина народных выступлений в Хабаровске кроется в глубоком недовольстве населения неблагоприятным экономическим положением в регионе».

Курокава фактически признает провал и широко разрекламированного в России обещания Абэ Путину осуществить в России план экономического развития из 8 пунктов, признавая, что этот план был своеобразной приманкой, методом склонить российское руководство к территориальным уступкам. Японский автор пишет: «В контексте поиска путей решения территориальной проблемы японское правительство в недавнем прошлом согласилось с известными планами развития совместной с Россией хозяйственно-экономической деятельности по 8 направлениям. Однако факт остается фактом – особого развития эти планы не получили. И возникают сомнения в том, что новое японское правительство сохранит интерес к проектам на российском Дальнем Востоке, в том числе к активному участию в Восточном экономическом форуме». Курокава приводит мнение того же Артёма Лукина, который констатирует: «Становится ясным, что интерес японского бизнеса к российскому Дальнему Востоку тает». При этом высказывается сомнение по поводу того, что новый японский премьер примет участие в очередном Восточном экономическом форуме в случае его проведения в будущем году. Зная реальное отношение японского бизнеса к долгосрочной работе в России трудно не согласиться с таким прогнозом.

Как известно, ничего не получается и с привлечением японского бизнеса на наши Курильские острова, где их интересует лишь возможность беспрепятственно вылавливать в российской экономической зоне и… территориальных водах нашей страны (?!)  ценные породы рыб и другие деликатесные морские продукты в больших объемах. А посему не пора ли отказаться от ожидания «японского дяди», готового бескорыстно помогать развивать на пользу России и ее народа территории, на которые Япония назойливо претендует? Опыт строительства современных рыбоперерабатывающих заводов на Южных  Курилах с привлечением технологий и оборудования, преследующих экономическую выгоду зарубежных стран, весьма убедителен и должен быть продолжен. Если японские производители не захотят терять прибыли от такого сотрудничества, они, как уже бывало ранее, отбросят навязываемые им политические подходы и займутся чистым бизнесом с Россией. Уместно напомнить, что в 1970-е годы в условиях ограничений КОКОМ и разгар холодной войны Япония делила с ФРГ первое-второе места в экономическом сотрудничестве СССР с капиталистическими странами.

https://www.fondsk.ru/news/2020/09/20/budet-li-suga-ispolzovat-ekonomicheskie-primanki-chtoby-zavladet-kurilami-51877.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 83402

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 11 Октября 2020, 18:28:20 »

АНАТОЛИЙ КОШКИН

Есть ли у Суги «план Б» для Курил?

О непримиримости в отстаивании такого абсурда, как «полный суверенитет Японии» над южными Курилами


Заглавное фото: nanmuxuan.com

В российских СМИ встречается версия о том, что новый премьер-министр Японии Ёсихидэ Суга якобы имеет какой-то отличный от замыслов Абэ «план Б» для овладения российскими Курилами. Мое знание ситуации отвергает эти, прямо скажем, вымыслы.

У Суги априори не может быть своего оригинального подхода к надуманной «территориальной проблеме», кроме разве что отказа от заманивания Путина в тенета «экономического сотрудничества», к которому безуспешно прибегал Абэ. В подтверждение этих слов можно напомнить, что Суга дословно повторяет сентенции ушедшего в отставку премьера о «необходимости незамедлительно решать проблему островов». Разве мы не слышали от Абэ такие, например, слова Суги: «Я сказал (Путину), что не хочу передавать проблему принадлежности северных территорий следующему поколению и намерен решить ее»? Осталось только повторить призыв к Путину решить территориальный вопрос (в пользу Японии, разумеется) и подписать мирный договор «своими руками».

Да Суга и не скрывает, что будет продолжать политическую линию на российском направлении и рассчитывает при этом на помощь Абэ. Вот только позволят ли ему это делать те влиятельные деятели внутри правящей Либерально-демократической партии (ЛДП) и еще более влиятельные СМИ Японии, которые после ухода Абэ подвергают резкой критике его тактику «заигрывания с Путиным»? А то и обвиняют чуть ли не в измене за якобы согласие в Сингапуре ограничить требования к Москве Малой Курильской грядой – островом Шикотан и группой островов Плоские (Хабомаи по-японски). При этом достается бывшему премьеру и за излишнее доверие, за следование рецептам его «личных советников», которые, по мнению японских специалистов, и привели Абэ к фиаско в его переговорах с российским президентом. С этим трудно не согласиться. Взять хотя бы изгнанного из ЛДП и отбывшего тюремный срок за коррупцию «непотопляемого» политикана Мунэо Судзуки, который неведомым путем пробрался в ближайший круг Абэ и, как сообщают, конфиденциально инструктировал последнего о методах «работы с Путиным».

Достается и экономическому советнику Абэ, выходцу из министерства торговли и промышленности Такая Имаи. Вот что о нем пишет один из ведущих японских специалистов по «территориальной проблеме» профессор Акихиро Ивасита: «Постепенно администрация Абэ отодвинула МИД (Японии) от решающей роли в японско-российских отношениях, и главное место в них занял личный советник премьер-министра Такая Имаи, которого за глаза часто называли «теневым премьером». С уходом в 2016 году ненавидевшего Путина президента Обамы офис премьера, в котором основную роль играли ставленники министерства торговли и промышленности, на радость Путину начал выдвигать различные проекты экономического сотрудничества с Россией. Тогда же появилась большая «агитка» кабинета с письмом бывших жителей северных островов Путину с просьбой облегчить посещение могил предков. Плодились планы «первоочередного» получения Шикотана и Хабомаи и «совместного управления Кунаширом и Итурупом» (так называемый «план 2 острова + альфа»). Затем появился «план совместной хозяйственной деятельности на 4 островах, не нарушающий суверенитета над ними обеих сторон… Офис премьера Абэ посчитал это успехом. Хотя никакого реального продвижения в российско-японских отношениях не произошло».

Отнюдь не лестно оценивает разработанную в японском министерстве торговли и промышленности тактику «подманивания» Путина посулами экономического сотрудничества и влиятельная газета «Хоккайдо симбун», которая считает, что в результате японо-российские переговоры начали развиваться по российскому сценарию. Газета указывает на «необходимость быстрой и полной ревизии этой линии Абэ, переосмысления проблемных точек в переговорах с Россией и выработки на этой основе нового подхода». При этом объявленное Сугой следование прежней политике Абэ осуждается: «Демонстрация готовности к продолжению курса Абэ – это практически равносильно демонстрации отсутствия у Японии собственной политики на российском направлении. России должны быть предложены конкретные меры, которые позволили бы разрешить территориальную проблему».

То, что Суга в телефонном разговоре с В. Путиным подтвердил сохранение линии прежнего правительства и приверженность Совместной советско-японской декларации 1956 года как основе переговоров о заключении мирного договора, – всего лишь реверанс с расчетом на продолжение переговоров об островах. Которые, как известно, и это надо подчеркивать, теперь конституционно запрещены. В действительности Суга понимает, что ему не позволят продолжать «сказку про белого бычка» о получении первоначально Хабомаи и Шикотана при условии продолжения переговоров о «возвращении» самых крупных и освоенных островов Курильской гряды – Кунашира и Итурупа. Кстати, допуская разговоры об «обещанных» Хрущевым островах Малой Курильской гряды, Путин никогда не соглашался на обсуждение вопроса о «передаче» имеющих большое стратегическое значение Кунашира и Итурупа.

Однако вернемся к утверждениям о якобы наличии у Суги таинственного «плана Б» для Курил. Найти в японских СМИ какое-либо упоминание о таком «плане» не удалось. А вот много лет отслеживающий политику двух стран по «территориальной проблеме» профессор Ивасита считает, что у Суги все же есть альтернатива. Читаем:

«Первый вариант. Он может вернуть внешнюю политику на российском направлении под крыло МИД и действовать в отношениях с Россией в пределах возможного. «Маленькими шажками», но не больше. Но в условиях, когда даже произнесение формулы «все четыре острова» стало неудобным, возможно ли ее повторение? А с формулой «два острова» или «два острова плюс альфа» возможно ли выстраивание сильных отношений с Россией?

Второй вариант. Принять предложение Путина: подписать мирный договор, а потом решать вопрос с возвратом двух островов. Правда, шансов на реализацию этого варианта совсем немного. Ведь для Японии неприемлемо требование России признать ее суверенитет над всеми северными островами. Как тогда говорить с русскими хотя бы о двух островах?»


И японский профессор высказывает мнение о том, что, скорее всего, дело пойдет по первому варианту. Однако согласится ли Москва на тактику действия «малыми шажками»? И что это будут за «шажки»? Ивасита пишет: «Нанесенный Такая Имаи урон государственному престижу Японии на российском направлении велик (все эти издевательства со стороны Лаврова). Восстановить его будет трудно. Речь идет о том, что Япония ничего не добилась, а только поставила себя в положение, когда на нее смотрят свысока. В любом случае о сложившемся реальном положении дел уже не забудет и Россия. Упущенные при Абэ и Имаи японские государственные интересы не измерить количеством островов. Это нечто значительно большее».

Автор же этих строк считает, что вместо каких-то пока неведомых «мелких шажков» Суга будет вынужден уступать правым радикалам, которые требуют «не поступаться принципами» и вернуться к требованиям времен холодной войны, когда Токио домогался от Москвы «незамедлительного возвращения одновременно всех четырех островов». Конечно, заботясь об отношениях с важным северным соседом, Суга едва ли будет сразу выдвигать подобное требование, дискредитируя политику своего патрона, благодаря которому он и стал во главе государства. Однако первые дипломатические шаги нового правительства на российском направлении уже обозначены, и, к сожалению, они свидетельствуют отнюдь не о реализме, к которому зовет Москва, а о непримиримости в отстаивании, прямо скажем, такого абсурда, как «полный суверенитет Японии» над южными Курилами. И о приверженности японского МИД практике дипломатических протестов и «представлений» по поводу проводимых на российских островах внутренних мероприятий военного и иного характера.

В заключение хотелось бы высказать мнение по поводу допущения профессором Иваситой варианта подписания правительством Суги мирного договора с РФ без решения «территориального вопроса». Как известно, такой вариант некоторое время назад публично предложил президент Путин и получил на это предложение отрицательный ответ. Что совершенно неудивительно, ибо для Токио «мирный договор» через 75 лет после окончания войны и при официальном прекращении еще в 1956 году состояния войны без Курил не нужен. Для японцев такой договор – не цель, а средство заполучить вожделенные острова с омывающими их богатейшими экономическими зонами.

Вариант этот пока непроходной и по причине неготовности принятия его японским населением, которому со школьной скамьи твердят о «незаконном захвате русскими исконных японских территорий». Хотя в Японии есть люди, которые осознают тщетность японских властей не мытьем, так катаньем добиться от России согласия на пересмотр итогов Второй мировой войны. Пока они в явном меньшинстве – 7-10 процентов. Хотя и число требующих от России «северные территории все и сразу» сокращается…

https://www.fondsk.ru/news/2020/10/05/est-li-u-sugi-plan-b-dlja-kuril-51988.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 83402

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 14 Октября 2020, 11:59:12 »

АНАТОЛИЙ КОШКИН

Как ценится в Японии академическая независимость

«Мы не должны допускать такие ошибки»


Фото: REUTERS

Как правило, при вступлении в должность новые премьер-министры Японии получают довольно высокую поддержку жителей страны, ибо изменения в высшем руководстве японцы связывают с чем-то новым, способным пусть не намного, но улучшить их жизнь. К тому же на сей раз во главе Страны восходящего солнца встал не очередной потомок политического клана, как чаще всего бывает, а, что называется, выходец из народа, из крестьянской семьи. Сугу и вправду можно отнести к политикам, который «сделал себя сам». Если, конечно, не учитывать, что при всём трудолюбии, при всей опытности в политических манёврах его лично выдвинул и поддержал сохраняющий влияние бывший премьер-министр Синдзо Абэ.

На момент избрания Суги премьер-министром путём голосования депутатов парламента его поддержали 65% японцев, ответивших на опрос газеты «Асахи симбун». Рейтинг правительства во главе с Сугой оказался выше, чем 59%, которые набрал Кабинет министров предыдущего главы правительства в 2012 году.

Однако рейтинг главы правительства и Кабинета министров – показатель, во многом зависящий от конкретных политических решений, от осторожных или неосторожных высказываний премьера или его министров. И тут большую роль играют японские СМИ, которые постоянно держат под прицелом поступки или даже обронённые слова «слуг народа». Почти в каждом составе правительства находились министры или замешанные в неблаговидном поведении, или неосторожные на язык. В этом случае во избежание расширения скандала премьер-министр принимал решение об отставке проштрафившегося члена кабинета.

Однако бывает и так, что объектом критики со стороны СМИ и народа становится сам премьер-министр, как было с ушедшим в отставку Абэ. Он и его жена были замешаны в коррупционном скандале, разбирательство которого после отставки осталось незавершённым. При этом 54% опрошенных японцев заявили, что Суга должен завершить дела, связанные с подозрением в коррупции. 60% респондентов старше 60 лет настаивали на проведении повторного расследования. Однако Суга не может не испытывать к Абэ чувство признательности за многолетнюю поддержку и продвижение наверх. Этот долг признательности именуется в Японии «гири ниндзё» – моральная необходимость, заставляющая человека порой делать для своего благодетеля что-то даже против собственного желания или вопреки своей выгоде. И, конечно, новый премьер сделает в отношении Абэ и его жены всё от него зависящее, чтобы не дать хода повторному расследованию и постарается «спустить дело на тормозах». А ведь в одном из случаев Абэ нарушил данное народу обещание уйти в отставку, если будет доказана причастность его самого и его жены в деле о коррупции при приобретении земельного участка знакомым их семьи и единомышленником для строительства школы «с националистическим уклоном». Дело дошло даже до уничтожения правительственным чиновником документального доказательства причастности четы Абэ к скандалу. Как принято в Японии, вину взял на себя этот чиновник, покончивший затем жизнь самоубийством.

Однако не прошло и месяца после вступления Суги в должность, как и он сам оказался в центре скандала вокруг попытки, сообщают СМИ, заблокировать вступление шести японских учёных в Научный совет Японии – один из высших академических органов страны, представляющий правительству политические рекомендации. Половина из 210 членов совета назначаются каждые три года на основании внутренних академических рекомендаций. Окончательное слово о том, кто получает назначение, остаётся за премьер-министром. Считается, что Суга создал прецедент, отказав шести рекомендованным лицам. Все они критически относились к политике правительства, в том числе в вопросах национальной безопасности. Вызвавший споры шаг премьер-министра привёл к обвинениям в том, что он посягает на академическую независимость.

Как сообщает агентство Киодо цусин, Суга обвинения отверг, заявив, что решение заблокировать вступление шести учёных в Научный совет Японии не имеет ничего общего с их убеждениями. Однако в стране ширится критика в адрес нового премьера за вмешательство в академические дела. Перед офисом премьер-министра проводятся митинги протеста, в прессе публикуют фотографии учёных, подвергшихся, как считают, дискриминации. Кампания осуждения действий Суги, участники которой ссылаются на примеры подавления свободы слова в стране во времена Второй мировой войны, уже собрала около 140 000 подписей. Дискриминация в отношении ряда исследователей разрушит всю концепцию совета, считают участники кампании протеста, требуя от премьера отменить его решение.

«Мы не должны допускать такие ошибки», – заявил Такахиса Фурукава, профессор современной истории Японии в университете «Нихон дайгаку», который является одним из организаторов кампании. По его словам, отказавшись от рекомендованных кандидатов, Суга осуществил политическое вмешательство в академическую сферу. «Стоит лишь позволить подобное, это будет повторяться», – говорит Такахиса Фурукава .

Японцы протестуют не только против подбора премьером угодных членов Научного совета Японии. Они усматривают здесь опасность общего наступления на свободы. Сценарист Дзюнъити Иноуэ говорит: «Это проблема, связанная не только с академической свободой, но и со свободой выражения, свободой слова». Утверждение Суги о том, что членам совета нужны всеобъемлющие и панорамные перспективы, не имеет смысла, сказал Иноуэ, опубликовавший заявление протеста против решения премьер-министра и описавший нового премьера как «высокомерного и нечестного».

Создавая о себе столь негативное впечатление, Суга встаёт на опасный путь. Многие в Японии и за рубежом рассматривают его как временного или «технического» премьера, которому менее чем через год предстоит или переизбираться, или, если дела не заладятся, уступить премьерское кресло другому. Высокий рейтинг на старте здесь никаких гарантий не даёт…

https://www.fondsk.ru/news/2020/10/13/kak-cenitsja-v-japonii-akademicheskaja-nezavisimost-52039.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 83402

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 25 Октября 2020, 19:27:35 »

АНАТОЛИЙ КОШКИН

Японского премьера подозревают в планах создания азиатского НАТО под эгидой США

Однако АСЕАН не хочет идти под начало США и Японии


Фото: REUTERS/POOL New

По заведенной традиции каждый вновь избранный премьер-министр Японии совершает первый зарубежный визит в страну-сюзерен – Соединённые Штаты. Однако в эти дни в Вашингтоне не до японцев: в разгаре президентская гонка, от исхода которой будет многое зависеть как для самой Америки, так и для её стран-сателлитов. А потому выбраны для дипломатического дебюта страны второго ряда, но потенциальные союзники Японии по предполагаемому блоку – Вьетнам и Индонезия. Правда, пока не ясно, в каком обличии этот новый блок может появиться.

Подозрения по поводу геополитических планов  Токио были высказаны еще до начала зарубежных поездок премьера Суги. Как сообщило ТАСС, индонезийская газета The Jakarta Post высказала Японии ряд претензий, касающихся новых региональных инициатив. Отмечается, что продвигаемая новым главой японского правительства и скорректированная с учётом недавнего заседания «четвёрки» (глав МИД Австралии, Индии, США и Японии) американская идея Индо-Тихоокеанского региона тревожит государства Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), где Индонезия играет лидирующую роль. «Это только создаст новые источники нестабильности для безопасности, приведет к росту политической напряженности…» – указывает индонезийская газета. План «четвёрки», подчеркивает издание, «игнорирует жизнь простого народа в АСЕАН».

Причина  озабоченности в том, что, по мнению многих политиков и обозревателей, «четвёрка» во главе с Соединёнными Штатами замышляет объединение, направленное против Китайской Народной Республики. В АСЕАН же хотели бы видеть региональный блок не инструментом  сдерживания кого-либо, а объединением на основе открытости, прозрачности, вовлеченности всех сторон, в том числе Китая, уважения международного права. Более того, АСЕАН усматривает свою ведущую роль в таком объединении и не хотела бы идти под начало США и Японии. При этом в странах АСЕАН хотели бы видеть активность Японии не столько в сколачивании военных блоков, сколько в сотрудничестве, в первую очередь в борьбе с коронавирусом. По словам замминистра иностранных дел Индонезии Махендры Ширегара, в Джакарте вызывает явное недовольство отсутствие помощи со стороны Токио в плане разработки вакцины, медицинских препаратов и оборудования. Кроме того, дипломат указал, что странам не удается разрешить вопросы об установлении механизма взаимных деловых поездок.

Хотя Суга заявляет о том, что «свобода и открытость в Индо-Тихоокеанском регионе необходима для сохранения стабильности в нём», его заподозрили в стремлении вместе с Соединёнными Штатами сколотить в Азии и на Тихом океане военный блок вроде  НАТО. Это заставило японского премьера повторять, что «Япония выступает против любых действий, которые приведут к эскалации напряженности в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях» и что «Токио не нацелен на создание «азиатского НАТО» для сдерживания какой-то конкретной страны».

Однако влиятельная японская газета The Japan Times считает, что поездка японского премьера является частью усилий Японии по укреплению связей с ключевыми странами региона на фоне опасений по поводу «растущей напористости Китая». Не соглашаясь с этим, Суга продолжает говорить о миролюбивых планах Токио. «Япония выступает против любых действий, которые приводят к эскалации напряженности в Южно-Китайском море. Позвольте мне еще раз подчеркнуть важность того, чтобы все страны, занимающиеся проблемами Южно-Китайского моря, не прибегали к силе или принуждению, а работали над мирным урегулированием споров на основе международного права», – сказал японский  премьер на пресс-конференции в Джакарте. Когда же его напрямую спросили, намерена ли Япония создать азиатскую версию Организации Североатлантического договора, Суга ответил: «Наш ответ в Южно-Китайском море не направлен против какой-либо страны».

Однако The Japan Times напоминает, что поездка Суги в Юго-Восточную Азию последовала за прошедшим в Токио в октябре «стратегическим диалогом» Quad (Quadrilateral Security Dialogue, QSD, Quad) – четырёхсторонней встрече по безопасности – неформальной группировки Индии, Австралии, Японии и Соединённых Штатов, которую Вашингтон рассматривает как оплот против растущего влияния Китая. Тогда Китай осудил объединение четырех государств  как «мини-НАТО».

«Суга должен уравновесить глубокие экономические связи Японии с Китаем с проблемами безопасности, включая растущее стремление Пекина отстаивать свои претензии на спорные острова в Восточно-Китайском море. Некоторые в его правящей партии хотят видеть более жесткую линию после того, как отношения улучшились при его предшественнике Синдзо Абэ», – отмечает газета.

Экивоком по отношению к соседним государствам прозвучало заявление Суги о том, что «Япония полна решимости защищать свою территорию, территориальные воды и воздушное пространство»; японский премьер  добавил, что Токио  также выступает против действий, вызывающих напряжённость в Восточно-Китайском море. Речь скорее всего и в первую очередь идёт о территориальном споре Японии с КНР и Тайванем о принадлежности островов Сэнкаку-Дяоюйдао, а ведь, как известно, «своими» японское правительство считает и принадлежащие России Курильские острова, и принадлежащие Республике Корея острова Токто.

Ряд государств-членов АСЕАН имеют территориальные споры с Китаем в жизненно важном Южно-Китайском море, но опасаются оттолкнуть его как своего главного экономического партнёра и оказаться вовлеченными в  конфронтацию между Вашингтоном и Пекином. В китайской столице, безусловно, внимательно следили за переговорами Суги с руководителями Вьетнама и Индонезии и знают о нежелании этих стран «таскать каштаны из огня» для американцев и японцев. Можно ожидать, что  в Пекине предпримут соответствующие шаги по недопущению направленного против КНР блока под эгидой США и Японии.

Тем более что японское правительство, сняв послевоенные запреты на экспорт вооружения японского производства, немаловажной целью поездки Суги во Вьетнам и Индонезию имело продвижение такой военной техники на рынки ЮВА. И, можно сказать, добилось здесь определённых успехов. The Japan Times сообщает, что в ходе визита Суга договорился с индонезийским президентом Джоко Видодо об ускорении переговоров об экспорте японской военной техники и технологий в Индонезию и о скорой встрече их министров обороны и иностранных дел. В Ханое же японский лидер и его вьетнамский коллега Нгуен Суан Фук в принципе договорились о «пакте об экспорте военной техники и технологий».

Подобные договорённости, безусловно, скоординированы с Вашингтоном. Там, что бы ни говорил на этот счёт Суга, на фоне обостряющихся отношений с Пекином  заинтересованы в окружении Китая и в создании вокруг него зоны из недружественных стран. И тревога  The Jakarta Post по поводу вовлечения Индонезии и всей АСЕАН в антикитайскую стратегию Вашингтона и Токио вполне обоснованна.

https://www.fondsk.ru/news/2020/10/22/japonskogo-premera-podozrevajut-v-planah-sozdanija-aziatskogo-nato-pod-egidoj-ssha-52098.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 83402

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 27 Октября 2020, 14:53:32 »

АНАТОЛИЙ КОШКИН

Освобождаться от иллюзий: Япония будет требовать все южные Курилы

Точку в искусственно навязанном «территориальной споре» нужно ставить России



Выступая с программной речью в парламенте, новый японский премьер-министр Ёсихидэ Суга заявил о намерении успешно завершить переговоры с Россией о принадлежности южной части Курильских островов. «Нужно поставить завершающую точку в переговорах о северных территориях, не откладывая это до следующих поколений. С помощью откровенного диалога на уровне высших руководителей я буду стремиться к всестороннему развитию отношений с Россией, включая подписание мирного договора», – цитирует японского лидера ТАСС.

Хотя об условиях подписания мирного договора в речи конкретно сказано не было, некоторые российские издания  поспешили интерпретировать эти высказывания Суги как согласие ограничить японские территориальные претензии Малой Курильской грядой (МКГ), а именно островом Шикотан и островной группой Плоские, Хабомаи по-японски. Один из авторитетных новостных порталов поместил информацию о выступлении Суги в парламенте под заголовком: «Спор о Курилах: Япония может согласиться на два острова». При этом утверждается: «По данным (японского) издания, в отношениях Путина и Суги может сохраниться курс, которого придерживался предыдущий глава правительства Японии Синдзо Абэ. Согласно этой доктрине, острова Хабомаи и Шикотан – российские территории – должны стать японскими. 30 сентября газета Aсахи уже сообщала, что политика нового премьер-министра Японии в отношении России остаётся такой же, как у его предшественника. Однако такое положение дел вызывает недовольство у ряда сотрудников японской администрации».

Видимо, авторы этого материала до сих пор находятся под впечатлением устаревших представлений двухгодичной давности о том, что в ноябре 2018 года на переговорах в Сингапуре тогдашний премьер-министр Японии Синдзо Абэ якобы согласился отказаться от претензий на самые крупные и освоенные острова Большой Курильской гряды – Кунашир и Итуруп. И чуть ли не проявил готовность подписать мирный договор на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года. В действительности же Абэ предложил использовать допускавшую по настоянию Никиты Хрущева передачу МКГ Японии после подписания мирного договора декларацию 1956 года лишь как «стартовую позицию» для сохранения переговорного процесса о «возвращении всех южнокурильских островов». Другими словами, речь шла о возвращении к изобретённой в 90-е годы в недрах «козыревского» МИД РФ формуле сдачи русских Курил «два плюс альфа», когда Шикотан и Хабомаи передавались сразу, с условием продолжения переговоров о принадлежности Японии также Кунашира и Итурупа.

Слухи о якобы произошедшем изменении позиции Токио в своё время опроверг пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, заявив: «Япония не предлагала России передать ей два из Курильских островов в контексте обсуждения мирного договора». Такое заявление дезавуировало основанные на домыслах и спекуляциях публикации по поводу того, что смысл согласия Абэ «положить в основу» переговоров Совместную декларацию 1956 года  якобы заключается в его согласии ограничить притязания на Курилы «лишь двумя островами – Шикотан и Хабомаи». Песков подчеркнул, что «любые заявления на этот счет (об условиях заключения договора) – это не условия, касающиеся конкретики, а заявления, касающиеся запросных позиций, пожеланий или рассуждений вслух, не более того». В ответ на вопрос о том, как отреагирует президент РФ Владимир Путин, если такое предложение поступит, представитель Кремля сказал: «Пока ничего никто официально не предлагал, поэтому здесь какие-то эвентуальные рассуждения вряд ли уместны, они не способствуют успеху переговоров».

Что же касается Суги, то, заявляя о следовании политике Абэ в отношении России, он  вынужден учитывать недовольство политикой предшественника как со стороны оппозиции, так и внутри  ныне возглавляемой им Либерально-демократической партии Японии. Политика Абэ на переговорах с В. Путиным не только в правящем классе, но и японском обществе признана провальной, с чем Суга не считаться не может. Однако он не хочет «сжигать мосты» и прямо заявлять, что с намёками на вариант «возвращения двух островов» покончено. Именно поэтому его выступление в парламенте о японо-российских отношениях  столь неконкретно.

Тех же, кто продолжает рассчитывать на возможность возвращения к «хрущевскому компромиссу», замирения с Японией «малой кровью», отсылаем к недавнему заявлению нового правительства Японии, оглашённому  генеральным  секретарем Кабинета министров Кацунобу Като: «…в курсе Японии на решение с Россией территориальной проблемы и подписание мирного договора изменений нет. Наша страна обладает полным суверенитетом над северными территориями. В этой незыблемой позиции Японии, а также в том, что предметом мирных переговоров с Россией является возврат Японии всех четырех островов, никаких изменений также нет».

И ещё один важный аспект проблемы. Наш народ усиленно убеждают в том, что Россия якобы обязана выполнять взятые на себя договорные обязательства и выполнить записанное в Совместной декларации обещание передать Японии острова Шикотан и Хабомаи. Так, один из соавторов пресловутой формулы «два плюс альфа», бывший в ельцинские времена послом РФ в Японии Александр Панов, считает: «…декларация 1956 года остается для России тем договором, который должен выполняться. Он действующий, как это всегда говорила российская сторона. Более того, в Конституции есть пункт о возможности проводить демаркацию и делимитацию российских границ. Поскольку у нас односторонним указом СССР установлена граница, которую японцы не признают, то, если подходить к вопросу формально, в международном правовом плане граница не оформлена».

Этот бывший дипломат давно открыто выступает с призывами вернуться к «хрущёвскому компромиссу». Однако Панов и его единомышленники замалчивают тот факт, что навязанные нашей стране обещания японцам Малой Курильской гряды были  самим же Хрущёвым  дезавуированы. Заключение в 1960 году  направленного против СССР и КНР нового японо-американского договора о военном союзе создало ситуацию, когда в обстановке холодной войны любые территориальные уступки в пользу Японии способствовали бы расширению территории, используемой иностранными войсками.  27 января 1960 года правительство СССР направило правительству Японии Памятную записку, в которой указывалось, что «только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Шикотан будут переданы Японии, как это было предусмотрено Совместной декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 года».

В ответ в Японии была развязана поощряемая Вашингтоном кампания «за возвращение  северных территорий», как японский МИД стал называть все  советские южнокурильские острова. Нежелание японского правительства заключать мирный договор на согласованных в 1956 году  условиях и открыто антисоветский курс Токио побудили советское правительство заявить, что в советско-японских отношениях все послевоенные проблемы разрешены и никакого «территориального вопроса» в отношениях двух стран не существует.

Правительство Российской Федерации (правопродолжателя Советского Союза) указанную и последующие памятные записки в адрес правительства Японии не отменяло и считает их сохраняющими силу. Об этом свидетельствуют и заявления президента В. Путина, в которых он выражает обоснованную озабоченность тем, что в случае передачи Японии каких-либо территорий, на них могут появиться направленные против нашей страны военные базы и объекты Вооружённых сил США. Кстати, Суга в своей программной речи вновь подтвердил, что  считает союз с США основой своей внешней политики и намерен с опорой на него развивать отношения со странами прилегающего региона. «Союз с США – это главная ось нашей дипломатии и политики в сфере обеспечения безопасности», – передает ТАСС слова японского премьера.

В заключение хотелось бы поддержать опубликованный 26 октября комментарий известного политолога Михаила Демурина, который, откликаясь на призыв премьера Суги «поставить завершающую точку в переговорах о северных территориях», пишет: «Показателем того, что нынешнее руководство нашей страны поставит правильную точку в вопросе о южной части Курил и не оставит эту проблему в тяжёлое наследие потомкам, для меня лично явился бы отказ от вредной идеи заключения с Японией так называемого «мирного договора». Такой необходимости не существует, такого договора у нас нет даже с Германией. Японцев надо отрезвить, и чем быстрее это будет сделано, тем лучше».

https://www.fondsk.ru/news/2020/10/27/osvobozhdatsja-ot-illjuzij-japonija-budet-trebovat-vse-juzhnye-kurily-52131.html
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!