Русская беседа
 
01 Марта 2021, 10:13:05  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 6 7 [8]
  Печать  
Автор Тема: Противостояние США с КНР  (Прочитано 29236 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85676

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #105 : 08 Февраля 2021, 21:06:44 »

ВИКТОР ПИРОЖЕНКО

О послании Пекина администрации Байдена

Китай – США: прежними курсами


фото: REUTERS/POOL New

В первые дни полномочий администрации Байдена США и КНР обозначили свои позиции по вопросам двусторонних отношений. Существенное несовпадение позиций показывает, что ожесточённая конкуренция и конфликты будут сопровождать американо-китайские отношения и при новой администрации.

При некотором смягчении дипломатической стилистики Байден в отношениях с КНР продолжит жёсткую политику предыдущей администрации по сдерживанию Китая, изменив, возможно, тактику и способы сдерживания. Китай, в свою очередь, не примет никакого вмешательства в его внутренние дела.

Выступая в сенате 19 января при утверждении на ключевые должности в администрации Байдена, кандидаты в области национальной безопасности, иностранных дел и экономики фактически подтвердили антикитайские претензии администрации Трампа.

Кандидат на пост министра финансов Джанет Йеллен пообещала использовать «полный набор инструментов» против «оскорбительной» торговой политики Китая. Ранее, на Азиатском финансовом форуме в Гонконге в январе 2020 г. Йеллен предупредила, что такие вопросы, как китайские государственные субсидии для предприятий, а также американо-китайская конкуренция в области искусственного интеллекта, сверхбыстрых мобильных сетей 5G и других технологий, связанных с национальной безопасностью, будет очень трудно решить. Этот список Йелен совпадает с претензиями администрации Трампа к Пекину, включая принципиальный для КНР вопрос сохранения государственных субсидий госкомпаниям.

На тех же слушаниях кандидат в госсекретари Энтони Блинкен заявил, что он согласен с оценкой Майка Помпео по ситуации в Синьцзяне. Напомним, что Помпео периодически выступал с измышлениями относительно «нарушения» прав человека в этом автономном районе КНР.

Спустя два дня после слушаний в сенате, 21 января, МИД КНР объявил о наложении санкций на 28 чиновников и членов бывшей администрации Трампа, которые «серьёзно нарушили» суверенитет Китая. В санкционный список попали Майк Помпео, торговый советник Трампа Питер Наварро и советник по национальной безопасности Роберт О'Брайен. Этим лицам и их ближайшим родственникам запрещается въезд в КНР, включая специальные административные районы Сянган (Гонконг) и Аомэнь (Макао). Они, а также связанные с ними компании и учреждения будут ограничены в предпринимательской деятельности с Китаем.

Официальный представитель МИД Хуа Чуньин 21 января прокомментировала решение Китая ввести санкции против этих американских граждан как законный и необходимый ответ «на их ошибочное поведение, которое серьёзно нарушило суверенитет Китая, его интересы в области безопасности и развития». Санкции «в полной мере демонстрируют решимость китайского правительства защищать национальные интересы». Представитель МИД выразила надежду, что «новая администрация США будет объективно и рационально рассматривать Китай и китайско-американские отношения, учитывать благосостояние китайского и американского народов, идти навстречу Китаю, поддерживать дух бесконфликтности… взаимного уважения и взаимовыгодного сотрудничества... и вернёт китайско-американские отношения на путь здорового и стабильного развития».

У китайских санкций есть два адресата. Первый – непосредственно те американские чиновники, которые прямо указаны в санкционном списке. В США влиятельные чиновники, уходя с государственной службы, нередко нанимаются в американские компании, которые ведут прибыльные дела с Китаем. Санкции существенно повлияют на такую практику указанных лиц.

Более важным представляется второй адресат – администрация Байдена. С ней Пекину иметь дело следующие четыре года. Сейчас в новой администрации формируются кратко- и долгосрочные подходы к политике в отношении КНР, и эти санкции являются предупреждением команде Байдена.

Законодатели-республиканцы призывают Байдена принять более решительные меры в ответ на санкции Китая, заявляя, что «принуждение недопустимо». Однако редакционная статья официальной китайской  Global Times намекает ответственным лицам в Вашингтоне, что в Пекине не хотели бы такого развития событий: «Республиканцы хотят продолжать манипулировать политикой демократической администрации в Китае, а радикальный конгресс стремится получить больше влияния в отношениях с Китаем. Всё это подталкивает администрацию Байдена в ловушку, расставленную такими политиками, как Помпео, что приведет к сценарию, согласно которому Байден должен следовать правилам Трампа или даже Помпео...»

Китайские эксперты тоже полагают, что санкции против чиновников Трампа – одновременно послание администрации Байдена. Лю Сян, эксперт-американист в Китайской академии общественных наук, говорит, что «эти... санкции... являются предупреждением для чиновников, которые хотят стать следующим "Помпео"».

Китайские санкции вдогонку проигравшей администрации – это символ, венчающий четырёхлетний этап успешного отражения Китаем американских атак по «сдерживанию» КНР. И намёк Байдену, что следование политике Трампа обречёт внешнюю политику его администрации на провалы, учитывая, что в 2020 году КНР увеличила ВВП на 2,3%, подписала крупнейшую в мире торговую сделку со своими азиатскими партнёрами и завершила переговоры с Евросоюзом о крупном инвестиционном соглашении.

Пекин даёт понять, что надеется на диалог с администрацией Байдена и возвращение на путь сотрудничества с Вашингтоном. В той же редакционной статье выражается надежда, «что администрация Байдена обладает достаточной мудростью, чтобы ориентироваться на минном поле и не дать себя водить за нос».

Однако господствующий в администрации Байдена настрой в отношении КНР не даёт особых оснований надеяться на существенное изменение китайской политики США. На брифинге 25 января пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки заявила: «Мы находимся в серьёзной конкуренции с Китаем... И Пекин сейчас бросает вызов нашей безопасности…»

По всей видимости, администрация Байдена продолжит курс «сдерживания» КНР при некотором возможном смягчении дипломатической риторики и отказе от прямых атак в пользу обходных манёвров.

https://www.fondsk.ru/news/2021/01/31/o-poslanii-pekina-administracii-bajdena-52813.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85676

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #106 : 14 Февраля 2021, 10:22:32 »

В КНР заявили о потере США "доверия всего мира"


RON SACHS/DPA/GLOBALLOOKPRESS

В посольстве КНР ответили на обвинения Белого дома во вмешательстве властей Китая в работу специалистов ВОЗ в Ухане. Дипломаты считают, что такие заявления способствуют потере доверия всего мира к США.

В китайском посольстве ответили на слова советника президента США Джейка Салливана, призвавшего власти КНР прекратить влиять на работу экспертов ВОЗ, которые должны установить место происхождения вируса SARS-CoV-2. Дипломаты заявили в ответ, что США своими действиями нанесли большой ущерб международному сотрудничеству по COVID-19. Кроме того, американцы "серьёзно подорвали многосторонние институты, включая ВОЗ", подчеркнули в посольстве.

При этом, отметили представители дипмиссии Китая, Штаты продолжают действовать так, будто ничего не случилось, показывая пальцами на ВОЗ. С таким послужным списком Америка не сможет вновь завоевать "доверие всего мира", отмечается в заявлении дипломатов из КНР.

В посольстве выразили надежду на то, что США постараются соответствовать высоким стандартам и займут более серьёзную и ответственную позицию, поддержав работу ВОЗ реальными действиями. От новой администрации страны ждут должного вклада в международное сотрудничество по COVID-19.

"Мир будет следить за этим", - резюмировали в посольстве.

https://tsargrad.tv/news/v-knr-zajavili-o-potere-ssha-doverija-vsego-mira_323436

Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85676

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #107 : 15 Февраля 2021, 13:44:21 »

ЛЕОНИД САВИН

США боятся Китая, но ещё больше – сближения Пекина и Москвы

5 февраля эсминец 7-го флота ВМС США «Джон Маккейн» с ракетами на борту вошёл в Южно-Китайское море


Фото: REUTERS/US Navy

Восприятие Китая как стратегического конкурента США развивалось у американцев не один год. А в последнее время появились признаки того, что ведущие аналитические центры, влияющие на принятие решений, начали приходить к пониманию контуров единой стратегии.

В июле 2020 г. в США по инициативе и под руководством бывшего директора Googlе и председателя Совета по оборонным инновациям при министерстве обороны Эрика Шмидта была создана Группа по стратегии Китая (The China Strategy Group). В конце 2020 г. Группа выпустила свой первый доклад «Асимметричная конкуренция: стратегия для Китая и технологий. Практические идеи для американского руководства».

13 авторов доклада предлагают рекомендации для таких областей, как то: требования, касающиеся зависимости США от иностранных компаний; разведка, утечка научного потенциала и цепочки поставок; повышение роли экспертизы в принятии политических решений; строительство новой «технологической государственности».

Авторы доклада предлагают также новую формулу многосторонних отношений, а именно создание форума Т-12 в составе таких государств, как США, Япония, Германия, Франция, Британия, Канада, Нидерланды, Южная Корея, Финляндия, Швеция, Индия и Австралия.

«Технологическое лидерство Америки имеет фундаментальное значение для ее безопасности, процветания и демократического образа жизни. И это жизненно важное преимущество сейчас находится под угрозой, поскольку Китай стремится обогнать Соединенные Штаты в ряде критических областей. Если оставить это без внимания, позиции США будут еще больше ослабевать по мере того, как Пекин будет набирать силу и влияние… Этот вызов требует срочных политических решений…» – такими словами начинается вступление доклада.

В выводах отмечается, что «диалог внутри США по вопросам безопасности в связи с китайскими технологиями начал вращаться вокруг небольшого набора тем: угроза конкретного китайского видеоприложения; битва за 5G; перевес рисков высококвалифицированной иммиграции над её выгодами». Одновременно в докладе признаётся, что многие важные вопросы, касающиеся разработки стратегии в отношении Китая, особенно в области китайских технологий, пока остаются без ответа

Китаю уделяется большое внимание и в новейшей работе корпорации РЭНД «Изменения в политике региональной безопасности США в целях реализации Большой стратегии сдерживания». Здесь много говорится об угрозах, какие Китай представляет для США в Азии. Например, о том, что Китай развивает кибернетические возможности, способные принести вред критической инфраструктуре США, а также разрабатывает противокосмические средства, включая системы подавления, направленное энергетическое оружие и наземные противоспутниковые ракеты, поражающие  коммерческие и военные спутники.

Применение силы против КНР по-прежнему остаётся частью американской внешнеполитической повестки, если речь заходит о защите Тайваня. Американские сторонники сдерживания Китая говорят о важности сохранения американского господства в Азиатско-Тихоокеанском регионе, считая, что «по мере роста Китая он будет расширять спорную зону, воздушное пространство и зону на своей морской периферии, в пределах которой он может сделать военные операции США дорогостоящими или затруднить их...».

Среди американских сторонников концепции сдерживания Китая есть расхождения по двум важным моментам: масштабу притязаний Пекина и готовности других стран действовать заодно с Соединёнными Штатами в противостоянии китайцам. Разногласия по этим вопросам порождают различные политические рецепты, которые варьируются «от существенного сокращения военных расходов в АТР до увеличения военного присутствия США в регионе». Единогласие, однако, присутствует в том, что Китай – наибольшая потенциальная угроза интересам США.

Вместе с тем американские сторонники сдерживания Китая отмечают «несколько областей, в которых Соединённые Штаты и Китай имеют общие интересы». Это борьба с изменениями климата, c терроризмом, предотвращение распространения ядерного оружия. «Кроме того, обе страны стремятся к стабильности на Корейском полуострове».

Очень внимательно следят в США за тем, как развиваются отношения России и Китая. Два бывших американских кадровых разведчика Андреа Кендалл-Тэйлор и Дэвид Шульман дают развёрнутую оценку взаимодействия Пекина и Москвы в контексте интересов США. Они пишут: «Сотрудничество двух стран [России и КНР] ускоряет их усилия по подрыву военных преимуществ США… Россия уже предоставляет Китаю передовые системы вооружения, которые усиливают возможности ПВО, противокорабельных и подводных сил Китая… Обе страны наращивают технологическое сотрудничество, которое в конечном итоге может позволить им совместно внедрять инновации быстрее, чем Соединенные Штаты... В конечном счете устойчивое и углубленное китайско-российское сотрудничество поставило бы под угрозу способность Америки сдерживать китайскую агрессию в регионе…»

Более того, отмечают американские аналитики, Россия и Китай работают над снижением центральной роли США в мировой экономической системе. Москва и Пекин сотрудничают, чтобы избежать американских санкций и экспортного контроля, смягчить последствия экономического давления США. Если их партнёрство углубится, это может привести к снижению эффективности американских финансовых инструментов принуждения, особенно санкций и экспортного контроля как важной части арсенала внешней политики США.

А вот Еврейский институт за национальную безопасность США больше озабочен растущими инвестициями Китая в Израиль (например, в 2019 г. Китай подписал 25-летний контракт на строительство и эксплуатацию порта в Хайфе).

Сейчас администрация Байдена уже приступила к первой операции ВМС, которую можно рассматривать как прямой вызов Пекину. 5 февраля эсминец 7-го флота «Джон Маккейн» с ракетами на борту вошёл в Южно-Китайское море.

https://www.fondsk.ru/news/2021/02/08/ssha-bojatsja-kitaya-no-esche-bolshe-sblizhenia-pekina-i-moskvy-52877.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85676

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #108 : 22 Февраля 2021, 20:43:20 »

ВИКТОР ПИРОЖЕНКО

Байден и Китай, или Что такое американские правила

КНР не будет безоговорочно подчиняться правилам, установленным Вашингтоном


Фото: REUTERS/POOL New

Джо Байден прояснил позицию США по основным вопросам внешней политики. В своей программной речи в Госдепе 4 февраля он определил главными противниками США Китай и Россию, а в интервью CBSN 7 февраля конкретизировал позицию США в отношении КНР.

Главная претензия Байдена к Китаю состоит в том, что у китайской державы «растут амбиции соперничать с Соединёнными Штатами» (это же надо!), а Россия, оказывается, опасна тем, что «разрушает американскую демократию» (хотя никто не разрушал её больше самих американцев).

Байден назвал Китай «самым серьёзным конкурентом» США и пообещал противостоять ему на многих направлениях. И ещё заметил, что США «будут конкурировать с позиции силы», но не так, как делал Трамп; мол, при новом президенте Америка сосредоточится «на международных правилах дорожного движения».

Другими словами, Байден подтвердил двухпартийное согласие по вопросам политики Вашингтона на китайском направлении и намерение продолжать политику двух предшествующих администраций. И Обама, и Трамп также называли Китай «стратегическим конкурентом», но команда Байдена готовится конкурировать с китайцами с помощью других тактических приёмов.

В частности, у Байдена не будет разногласий с Трампом в вопросах «прав человека». Стало быть, по проблемам Гонконга, Синьцзяна, Тибета, которые традиционно используются Вашингтоном как повод для вмешательства во внутренние дела КНР, всё останется, как при Трампе.

По-прежнему остро будет формулироваться при новом президенте политика США в отношении Тайваня. Байден не собирается учитывать интересы КНР в этом вопросе; на церемонию инаугурации 20 января был приглашён представитель Тайваня в Вашингтоне. Это первое с 1979 года приглашение такого рода. Преемственность в игнорировании принципа «одного Китая» подчёркнута даже на символическом уровне: Трамп, вступая в должность, принял по телефону поздравления с победой на выборах от главы тайваньской администрации Цай Инвэнь и демонстративно сделал это достоянием гласности через Twitter.

Признание КНР глобальным стратегическим конкурентом США повлечёт продолжение старой стратегии сдерживания КНР в Азии. Напомним, что Национальная военная стратегия нацеливает США на соперничество с Китаем и Россией с 2015 года. Её положения подтверждены и развиты в Стратегии национальной безопасности (декабрь 2017 г.) и в Стратегии национальной обороны (январь 2018 г.).

Что касается отличий в тактике противостояния с Китаем, они, вероятно, будут касаться отказа от непредсказуемых ходов в игре на повышение ставок. Возможно, произойдёт отказ от простых одноходовых схем для получения сиюминутных выгод ценой ущерба американским производителям, как в ситуации со сбором дополнительных доходов с китайского импорта в целях сокращения торгового дефицита с Китаем. Вероятно, Байден выберет для ослабления КНР сочетание торгово-экономического, военного, информационно-психологического давления и провокаций. И это делает политику США при Байдене более опасной для Китая, чем лобовые и незатейливые нападки Трампа.

Китайские эксперты ожидают, что «китайская политика администрации Байдена... унаследует определенные составляющие стратегии Трампа, в то время как с точки зрения тактики будет продолжать подходы Обамы». Они обращают также внимание на стремление Байдена выработать общую позицию в отношении Китая со своими союзниками в Европе и Индо-Тихоокеанском регионе, чего не было при Трампе.

Пытаясь понять смысл определений Байдена, характеризующих его будущую китайскую политику, в Китае задаются вопросом, что означает для новой администрации понятие «жёсткая конкуренция». Поскольку Байден говорит и о «жёсткой конкуренции», и о «международных правилах», китайские эксперты ставят на первый план либо стремление администрации Байдена к противостоянию с КНР, либо обещание «не вступать в конфликт» (играть по правилам).

При этом без ответа остаётся главный вопрос, который в КНР формулируют так: «Хотели бы США установить правила совместно с Китаем или заставить Китай следовать правилам, установленным США и их союзниками?»

В редакционной статье Global Times говорится, что КНР не против здоровой конкуренции, «какой бы жёсткой она ни была». Да и насчёт «правил» возражений быть не может. Однако проблема в том, что в центр международных правил США ставят исключительно собственные интересы, не принимая ничего другого. «Если эти правила принесут пользу США, они останутся правилами и впредь. Если они будут восприниматься как неблагоприятные для США, то они пойдут против этих правил… Когда США говорят о правилах, это часто включает вмешательство во внутренние дела Китая» и навязывание «демократии западного образца».

Китайские эксперты указывают на принципиальную разницу в целях конкуренции между США и КНР. США рассматривают Китай как помеху к восстановлению своей мировой гегемонии, Китай же конкурирует с Соединёнными Штатами не за «позицию № 1 в мире и не за гегемонию», а за право «на собственное развитие и национальное возрождение».

Между тем в условиях конкуренции правила должны писаться обеими сторонами.

Как говорит Шэнь И, профессор Школы международных и общественных отношений Университета Фудань в Шанхае, КНР не будет безоговорочно подчиняться правилам, установленным Вашингтоном.

Примечательно, что в Китае появляются предложения не ждать пассивно дальнейших шагов новой администрации, а взять на себя инициативу формирования китайско-американских отношений. Указывается при этом на сокращение разрыва «в национальной силе» между КНР и США. Разрыв в силе двух сверхдержав действительно сокращается.

В целом в Китае нет иллюзий относительно готовности Вашингтона следовать правилам в международных отношениях, когда Соединённым Штатам эти правила становятся неудобны. Последние примеры – выход США из Парижского соглашения по климату и из иранской ядерной сделки.

https://www.fondsk.ru/news/2021/02/11/bajden-i-kitaj-ili-chto-takoe-amerikanskie-pravila-52907.html
Записан
Страниц: 1 ... 6 7 [8]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!