Русская беседа
 
13 Декабря 2019, 08:40:01  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 2 [3] 4 5
  Печать  
Автор Тема: Противостояние США с КНР  (Прочитано 21663 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #30 : 04 Сентября 2015, 16:38:35 »

Глава ВТБ: Банк готов к переходу на расчеты с Китаем в нацвалютах



 Банк ВТБ готов к переходу на расчеты с Китаем в национальных валютах. Об этом в интервью телеканалу «Россия 24» заявил президент, председатель правления банка Андрей Костин.

    «На сегодня банковская система готова к этому. По крайней мере, такой банк, как ВТБ»,- сказал он, отметив, что процесс к перехода к расчетам в нацвалютах «не остановить».

По его словам, резерв использования национальных валют позволяет серьезно нарастить потенциал взаимной торговли и взаимных инвестиций.

«Механизмы для этого созданы. Я думаю, что абсолютно нормально за 3–4 года нарастить реальный потенциал. Во многом это зависит от поведения самих контрагентов», — сказал Костин.

Он отметил, что преобладание доллара в торговле между Россией и Китаем сейчас обусловлено характером российского экспорта.

«Большую долю торговли между странами составляют энергоносители. Там расчеты традиционно проводились прежде всего в американском долларе», — подчеркнул банкир.

http://rusvesna.su/economy/1441366274

http://tass.ru/ekonomika/2236734
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #31 : 04 Сентября 2015, 18:56:29 »

Создание российско-китайского рынка золота уничтожит доллар



США пытается убедить весь мир в том, что цены на золото снижаются, поскольку «желтый металл» стал угрожать роли доллара как мировой резервной валюте.

Об этом пишет доктор политических наук Принстонского университета Вильям Энгдаль в своей колонке для New Eastern Outlook.

    На бирже Comex c 2011 г., когда золотые фьючерсы стоили $1896 , постоянное падение привело их к отметке $1099 за тройскую унцию. Однако эта площадка управляется крупными западными банками, которые делают все, что в их силах, не брезгуя даже продажей поддельных слитков, чтобы обрушить цены на этот драгоценный метал. Основания для подобных действий у них есть самые серьезные — в 2011 году золото серьезно угрожало роли доллара как мировой резервной валюте.

    Подобными действиями западные банки не смогли провести ни Россию, ни Китай. Вслед за созданием Банка развития БРИКС, странами-членами этой организации уже намечено создание золотого резервного фонда БРИКС. Более того, Россия и Китай продолжают стремительно наращивать добычу золота, что особенно актуально для Москвы, золотые резервы которой сильно поредели в советские годы и в 90-е гг.

    Действия России и Китая по созданию собственного рынка золота позволят избавиться от англо-американского сговора по манипулированию ценами, который препятствовал естественным потокам желтого металла в мировой экономике.

    В первые пять месяцев года Россия увеличила золотодобычу в шесть раз и, по мнению многих, она недалека от обеспеченного золотом рубля. В то же время Китай, стремящийся сделать юань мировой резервной валютой, также заинтересован поддержать его металлом.

Как отмечает Энгдаль, Китай и Россия предпринимают все попытки, чтобы подкрепить свою эмиссионную политику хорошим золотым запасом. На его взгляд, эти действия сделают рубль и юань чрезвычайно конкурентными в борьбе с долларом.

Китай и Россия занимают первое и третье места в списке мировых производителей золота. ЮАР, входящая вместе с ними в БРИКС и в 2006 году бывшая лидером производства золота, сейчас на седьмом месте, в то время как Узбекистан, член Шанхайской организации сотрудничества, занимает восьмое место. По словам аналитика, все вместе эти страны медленно, но верно формируют новую альтернативу системе, основанной на раздутом долларе, и через 3-5 лет станут самым быстрорастущим и крупным экономическим пространством на планете. И это определенно беспокоит Уолл-стрит, казначейство и Федеральную резервную систему США.

http://ktovkurse.com/mirovaya-ekonomika/sozdanie-rossijsko-kitajskogo-rynka-zolota-unichtozhit-dollar?utm_source=infox.sg
« Последнее редактирование: 14 Декабря 2015, 11:26:22 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #32 : 08 Сентября 2015, 17:08:38 »

Как Китай наносит удар по нефтедоллару



 Фьючерсный контракт на нефть, который китайские власти собираются запустить к концу года, станет еще одним ударом по американскому доллару. Об этом пишет издание The Telegraph.

О запуске нового нефтяного контракта, который будет номинирован не в долларах, а в юанях, стало известно на прошлой неделе. Эксперты практически сразу оценили это событие и назвали его важным сигналом для мировых рынков. Это и неудивительно, ведь китайский фьючерс должен составить конкуренцию фьючерсу на смесь Brent, который сейчас является своего рода эталоном.

Вторая по величине экономика в мире не желает сидеть сложа руки и хочет принимать активное участие в ценообразовании товара, являющегося основным источником энергии для страны. Именно поэтому было принято решение о запуске на Shanghai International Energy Exchange (INE) своего контракта, который, как мы уже отметили, будет номинирован в юанях.

Необходимо также учитывать тот факт, что роль Китая в формировании сырьевых цен и так довольно высока. Объемы торговли металлами на биржах Китая уже зачастую превышают объемы торговли на Лондонской бирже металлов (London Metal Exchange). 10 из 20 контрактов по сырьевым активам сельскохозяйственного сектора, которые показали наибольший объем торгов в 2014 г., пришлись на китайские сырьевые площадки.

В связи с этим есть все основания полагать, что новый фьючерс будет также пользоваться спросом и сможет составить серьезную конкуренцию и контракту на смесь Brent, и его двоюродному брату — фьючерсу на WTI. Forbes Отметим также, что китайские власти действуют довольно грамотно, ведь они не просто запускают контракт, они готовят для его запуска серьезный фундамент.

Впервые в истории Поднебесной независимым НПЗ разрешено импортировать нефть, а государственным компаниям фактически предписано обеспечивать обороты на внутреннем рынке, где и будет торговаться контракт на нефть в юанях. Кроме того, к торговле фьючерсными контрактами на нефть будут допущены иностранные инвесторы.

Торговля нефтяными фьючерсами на INE фактически создаст первую сырьевую площадку в Китае, которая будет открыта для иностранцев. Таким образом, это можно расценивать как шаг в рамках долгосрочной стратегии по постепенному увеличению открытости финансовой системы Китая.

Конечно же, пока рано говорить о кончине фьючерса на смесь Brent: для этого еще должно пройти достаточно много времени, но тем не менее изменения, которые мы увидим, безусловно, будут оказывать влияние на рынок нефти и на мировую финансовую систему в целом. Юань за последние годы и так совершил огромный рывок и стал одной из самых используемых в мировой торговле валют, а расчеты за нефть в юанях придадут этой динамике еще один очень сильный импульс.

http://rusvesna.su/economy/1441638809
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #33 : 10 Октября 2015, 07:15:04 »

Валентин КАТАСОНОВ

Юань завоёвывает место под солнцем



 На днях ведущие информационные агентства сообщили, что, по данным международной расчетной системы SWIFT, юань занял четвертое место среди всех валют по использованию в международных расчетах. Доля платежей с использованием юаня в августе увеличилась до 2,79% с 2,34% в июле. Китайская валюта обогнала японскую иену (2,76%). Всего за три года юань оставил позади 7 валют по объемам использования в мировом товарообороте, включая сингапурский и гонконгский доллары, норвежскую и шведскую кроны, швейцарский франк, канадский доллар. Сегодня впереди юаня как валюты международных расчетов остаются только доллар США, евро и фунт стерлингов.

Здесь важен и такой показатель, как доля юаня в международных резервах разных стран. Известно, что уже многие государства (по экспертным оценкам, на начало текущего года не менее 30) накапливают китайскую валюту в своих резервах, но данные о величине таких накоплений не раскрываются.

Правительство и Народный банк КНР упорно продвигают свою валюту по всему миру. Китай имеет соглашения с более чем 170 странами по использованию юаня в качестве платежного инструмента. Еще с 27 странами Китай подписал соглашения о валютных свопах на общую сумму почти 3 трлн. юаней. Юань начинает использоваться не только для расчетов в международной торговле, но и в операциях на фондовых биржах и для инвестиций. В октябре 2014 г. Великобритания выпустила суверенные облигации в китайской валюте на сумму 3 млрд. юаней (300 млн. фунтов стерлингов, или 488 млн. долл.). Это первая эмиссия суверенных облигаций в китайской валюте в Европе. Кроме того, в прошлом году облигации в юанях выпустили Австралия, Канада и Шри-Ланка. Имеются сведения, что юань стал использоваться в офшорах.

8 октября 2015 года официально начала работу китайская система международных платежей (CIPS), которая даст возможность зарубежным участникам рынка вести расчеты в юанях напрямую с китайскими партнерами. Правительство КНР надеется с ее помощью повысить уровень международного признания своей валюты.

Для Пекина вопросом принципа становится официальное присвоение юаню статуса полноценной резервной валюты. К таковым на сегодняшний день относятся лишь те валюты, которые Международным валютным фондом включены в так называемую корзину SDR. Напомним, что SDR (Special Drawing Rights, специальные права заимствования) – это безналичная денежная единица, выпускаемая МВФ. Первая порция SDR была выпущена в январе 1970 года, когда возник острый дефицит международной ликвидности. В те времена были даже планы замены доллара США на SDR как наднациональную валюту, но вариант не прошел. На Ямайской международной валютно-финансовой конференции дяде Сэму, умело защищающему интересы хозяев печатного станка ФРС, удалось продавить решение о замене золотодолларового стандарта на бумажно-долларовый стандарт. Однако денежная единица под названием SDR сохранилась как рудимент мировой валютной системы.

Курс SDR публикуется Международным валютным фондом ежедневно и определяется на основе долларовой стоимости корзины из четырех ведущих валют: доллар США, евро, иена и фунт стерлингов. До введения евро курс был привязан к корзине из пяти валют: доллара США, немецкой марки, французского франка, иены и фунта стерлингов. Вес валют в корзине пересматривается каждые пять лет. В конце текущего года должен состояться очередной пересмотр. Китай очень рассчитывает на то, что в результате такого пересмотра юань окажется в корзине SDR. СМИ сообщают, что США как главный акционер Международного валютного фонда (им принадлежит самая большая доля в капитале и голосах фонда) всячески противодействуют включению юаня в корзину. Китай же тщательно готовит почву для решения о таком включении. Одним из последних шагов в этом направлении можно считать решение Пекина о предоставлении фонду информации о международных резервах КНР в соответствии со стандартами МВФ. Событие знаковое. Фактически Китай заявил о том, что становится полноправным участником программы фонда, которая называется COFER (Сomposition of official foreign exchange reserves). COFER - это база данных МВФ, в которой отражается состав официальных валютных резервов 146 стран-членов организации (напомним, что всего в фонде состоит 188 стран, следовательно, 42 страны в программе не участвуют). Некоторые обобщенные данные из базы COFER находят отражение в официальной статистике МВФ. Однако большая часть информации по резервам хранится в строгой тайне. Совокупный объем международных резервов, по которым предоставляется информация в COFER, составила на середину 2015 года 11,4 трлн. долл.

Присоединение Китая к программе COFER – серьезный и рискованный шаг со стороны Пекина. Фонд, а следовательно, и главный его акционер (США) будут лучше понимать игру, которую ведет Пекин. Хорошо известно, что Китай много лет накапливает золото в своих резервах. Об этом косвенно можно судить по статистике национальной добычи металла (более 400 тонн в год), импорта золота, операций с драгоценным металлом на Шанхайской бирже и т.д. По оценкам экспертов, золотые резервы Китая составляют не менее 5 тысяч тонн. А некоторые даже полагают, что Китай уже догнал Соединенные Штаты, у которых золотые резервы, согласно официальным данным, равны 8100 тоннам. С 2009 года статистика КНР неизменно давала одну и ту же цифру золотых запасов – 1054 тонны. И вот, наконец, в июле 2015 года Народный банк Китая неожиданно выдал новую цифру золотых запасов – 1658 т. Прирост по сравнению с предыдущим месяцем 604 тонны! В августе цифра запасов снова обновилась – 1693 т. Можно ожидать, что теперь каждый месяц Пекин будет увеличивать эту цифру, рассчитывая получить поддержку фонда в вопросе о включении юаня в корзину резервных валют.

До конца планы Пекина по продвижению юаня не понятны. Можно предполагать, что включение юаня в корзину нужно для того, чтобы сделать следующий шаг в Международном валютном фонде – добиться пересмотра доли Китая в капитале и голосах фонда. ВВП Китая, рассчитанный по паритету покупательной способности (ППС), в прошлом году превзошел ВВП США. Китай стал первой экономикой мира. В то же время квота США в голосах МВФ равна 17,7%, а квота Китая – лишь 4,2%. Вашингтону все еще принадлежит право вето по решениям МВФ (для этого необходимо не менее 15% голосов). Китай рассчитывает на повышение своей квоты как минимум в два раза. Однако Вашингтон страшно боится пересмотра квот. В конце этого года будет уже пять лет с того времени, когда МВФ принял решение о корректировке квот, но США до сих пор его не ратифицировали. Из-за этого работа фонда фактически парализована. Если юань получит статус резервной валюты, то нынешняя квота Китая будет тем более выглядеть абсурдно мизерной.

Полагаю, что официальное присвоение юаню звания резервной валюты для Пекина является вопросом престижа. Не могу согласиться с теми экспертами, которые считают, что Пекин будет стремиться бесконечно наращивать долю юаня в международных расчетах. Превращение национальной денежной единицы в международную валюту имеет много минусов, порождает смертельно опасные последствия. Достаточно посмотреть на доллар США. Когда в 1944 году на международной конференции в Бреттон-Вудсе американской делегации удалось продавить решение о золотодолларовом стандарте, патриоты-изоляционисты в Америке начали активное противодействие ратификации этого решения. Они прекрасно понимали, что превращение доллара США в международную валюту будет означать смертный приговор американской промышленности. Ведь для того чтобы доллар оказался за пределами США и обслуживал расчеты в мире, надо было сделать торговый и платежный баланс США дефицитным. Только при наличии дефицита «зеленая продукция» печатного станка ФРС могла оказаться за пределами американской экономики. Позднее эта простая истина была изложена в учебниках по экономике и финансам под названием «Парадокс Триффина» (Триффин - американский экономист бельгийского происхождения).

В свою очередь, увеличение зеленой бумажной массы за пределами США означает не что иное, как наращивание внешнего долга Америки. А делать это бесконечно можно лишь при опоре на военную силу, поскольку добровольно зелёные бумажки (необеспеченные долговые расписки) никто принимать и накапливать не захочет. Обеспечением доллара как международной валюты на сегодняшний день является не экономика США (там процесс деиндустриализации уже близок к завершению), а 6-й американский флот и бомбардировщики ВВС США.

Думаю, что в Пекине многие это понимают. Далеко не все в Китае разделяют восторги по поводу планов завоевания мира юанем. Точно так же многие в Китае понимают, что тупиковым вариантом является и введение золотого юаня. Можно уверенно сказать, что если Пекин и накапливает жёлтый металл, то отнюдь не для того, чтобы ввести у себя золотую валюту. Скорее всего, запас золота рассматривается как стратегический ресурс, чрезвычайное платежное средство. В высших партийно-государственных кругах КНР есть немало людей, которые полагают, что самой подходящей для страны является социалистическая модель, основанная на государственной валютной монополии и запрете использования национальной денежной единицы в международных расчетах. Сегодня эти люди пребывают в глухой обороне, поскольку китайское общество находится под сильным влиянием идей экономического либерализма.

Тактические цели и задачи Пекина в области валютно-финансовой политики достаточно понятны. Намного сложнее понять, в чем заключается его валютно-финансовая стратегия. Впрочем, смею предположить, что на сегодняшний день её просто нет. В партийно-государственном руководстве КНР борьба за выбор пути развития страны продолжается.

http://www.fondsk.ru/news/2015/10/10/uan-zavoevyvaet-mesto-pod-solncem-35947.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #34 : 11 Ноября 2015, 19:32:24 »

РФ и КНР создадут независимую от США систему выхода в сеть



Специалисты России и Китая намерены разработать глобальную низкоорбитальную спутниковую систему для выхода в интернет под названием «Звезда счастья». Об этом на авиакосмическом салоне Dubai Airshow-2015 заявил гендиректор компании «Информационные спутниковые системы» Николай Тестоедов. «Нам предложили взаимодействие по созданию новой низкоорбитальной группировки, состоящей более чем из 100 спутников для широкополосного доступа к сети интернет и всего, что с этим связано», - заявил он.

Очевидно, что помимо задачи развития высоких технологий, стоит и другая: создать автономный интернет, который нельзя будет отключить из-за рубежа. Тем более что намеки на возможность такого сценария на Западе уже делали. В частности, недавно наше Министерство обороны заявило, что США намеренно искажали данные своей навигационной системы GPS, пытаясь помешать нашей авиации в Сирии наносить точные удары по базам террористов. На работу наших летчиков это никак не повлияло только благодаря наличию отечественной навигационной системы ГЛОНАСС.

Много раз западные лидеры говорили, что в числе будущих санкций может быть отключение России от международной коммуникационной системы банковских расчетов SWIFT. Все помнят, как один из российских банков отключили от платежных систем Visa и MasterCard. И на высшем политическом уровне встал вопрос разработки самостоятельных систем.

Вряд ли кого стоит убеждать, что в современном мире интернет играет колоссальную роль. Но проблема в том, что наши доменные имена управляются американской компанией ICANN. В конце сентября этого года Минторг США в очередной раз отказался передавать управление доменами международным структурам и продлил контракт с ICANN. Но стоит помнить, что американцы уже отключали доменные имена юридических и физических лиц в Крыму. И кто даст гарантию, что так не поступят со всеми нашими доменами? Не будет ни личных блогов, ни сайтов коммерческих фирм, политических партий и журналистских изданий, ни удобной системы предоставления в интернете госуслуг.

Но смогут ли проблему снять российско-китайские спутники? Как заявил Николай Тестоедов, пока идут только консультации с китайскими специалистами, а техническое задание еще не сформировано.

- Нам однозначно нужно развивать собственные системы, связанные с интернетом, наличие собственных спутников - это замечательно, - уверен генеральный директор информационно-аналитического агентства TelecomDaily Денис Кусков. - В этом направлении мы долгое время не развивались. Нужен ли нам именно спутниковый интернет - вопрос, ведь есть связанные с ним определенные технические ограничения. Развитие наземных сетей сотовой связи, как 3G, 4G, позволяет обеспечить гораздо большие возможности. Но в запуске спутников тоже нет ничего плохого, развитие в этом направлении необходимо. И эти спутники можно использовать в разных направлениях, выстраивать систему платного телевидения и интернета.

«СП»: - Насколько развитие спутникового интернета отвечает решению проблемы национальной безопасности?

- Когда я говорю о необходимости развития спутникового интернета, то в первую очередь имею в виду вопросы национальной безопасности. Мы уже построили свою систему навигации ГЛОНАСС, смогли стать независимыми от GPS. Это было правильным шагом, несмотря на все организационные проблемы. Такая сильная страна как Россия должна иметь свои системы. И их надо рассматривать не только с точки зрения качества интернета, но именно с точки зрения безопасности страны.

«СП»: - Много ли сегодня у Запада «козырей», которые он может использовать против нас в сфере коммуникаций?

- Россия - один из активных участников глобальных процессов. Говорим мы про SWIFT или про котировки на Лондонской бирже. Теоретически нам могут всё отключить, и не хотелось бы, чтобы до этого дошло. Скажем, если нам отключат SWIFT, то мы сможем сделать свой аналог. Но он будет действовать только в России, а как работать за ее пределами? Мы же не будем говорить другим государствам, чтобы они использовали наши изобретения.

Но мы должны иметь собственные возможности в важных отраслях, таких как космическая связь. Это будет показывать хорошее состояние нашей страны.

- Сегодня США контролируют весь интернет в мире. Попытки забрать этот контроль предпринимаются последние 15 лет, но Соединенные Штаты довольно успешно сохраняют в своих руках контроль и никому его стараются не отдавать. Думаю, что и в ближайшие годы эта проблема на добровольных началах решена не будет, - говорит профессор Российской государственной академии интеллектуальной собственности Антон Серго. - Мы должны понимать, что теоретически США могут создать нам большие проблемы. Вся инфраструктура сети, в том числе и российского сервиса .ru, привязана, к сожалению, к американской компании ICANN. Так что технические проблемы возможны.

С этой точки зрения Китай стал лидером по независимым сетям. Сегодня КНР - лидер в этой сфере в хорошем и плохом отношении. Хороший факт - Китай давно создал свой автономный интернет, которому не страшны никакие отключения и санкции. Плохой факт - Китай обычно показывает пример того, как можно жестко зарегулировать внутренний интернет без нормального доступа к всемирной сети.

«СП»: - Улучшит ли сотрудничество с Китаем положение с нашей информационной безопасностью?

- Скорее всего, не повлияет. Чтобы создать интернет, который нам не смогут отключить, необходимо создать всю инфраструктуру до того момента, как нас от сети отключат. Сейчас вся наша инфраструктура завязана на американскую компанию ICANN.

Заведующий кафедрой информационной безопасности ВШЭ Александр Баранов считает, что сотрудничество с КНР должно быть продуманным:

- Как я понимаю, будет еще одна система доступа в интернет, на основе двух национальных центров выдачи доменных имен. У нас есть свой доменный центр, у китайцев он тоже есть. Но сейчас наш доменный центр однозначно завязан на американскую систему.

«СП»: - Сможем ли мы стать независимыми от США в сфере интернета?

- Китайцы практически ушли от зависимости, сможем уйти и мы, если приложим усилия. Но действительно, если американцы захотят отключить нашу систему, то мы не сможем работать с мировым сегментом сети. На крайний случай тогда будет работать российско-китайский сегмент. Надеюсь, что до такого безобразия не дойдет.

«СП»: - Нужно ли выстраивать систему спутникового интернета, если наземные системы работают неплохо?

- Есть у нас сети 3G, 4G. Сейчас японцы внедряют у себя сети 5G, которые позволят подавать на прибор интернет со скоростью до 19 Гб в секунду. Спутники тоже нужны. Я считаю, что чем больше возможностей для связи, тем лучше. Конечно, запускать спутниковую группировку недешево. Но Китай тоже будет участвовать.

Увеличение общей сети - очевидное преимущество. Во-вторых, мы получим альтернативный узел связи. Его будут строить, скорее всего, на базе китайской Huawei, которая стала конкурентом американским системам Cisco. В плане устойчивости всей системы, вещь будет полезная.

Одновременно, альтернативная система интернета будет дополнительным сдерживающим фактором. В мире ушли от двухполярной модели - ничего хорошего не получилось, безопасней не стало. В сфере интернета появится просто другой центр.

«СП»: - Как нам учесть свои интересы при сотрудничестве с Китаем?

- Действительно, может получиться так, что было американское оборудование, а будет китайское. Собственно, никакой особой разницы нет. Для защиты своего суверенитета нам необходимо провести детальную сертификацию по устойчивости связи и системам управления сети. Это сделать надо обязательно.

Сейчас американская Cisco всячески уклоняется от сертификации по устойчивости и по недекларируемым возможностям (НДВ). Это связано с необходимостью предоставления исходных кодов программного обеспечения. Под разными предлогами американцы уклонялись, но это бьет по нашей безопасности. Значит, такая сертификация должна произойти относительно китайской Huawei. Тогда конструкция получится устойчивой. Если сертификацию не провести, то получится, что мы меняем «шило на мыло».

Как замечает заведующий сектором экономики и политики Китая ИМЭМО РАН Сергей Луконин, при желании проект спутникового интернета можно будет запустить достаточно быстро:

- Перспективы у российско-китайского сотрудничества в сфере интернета и высоких технологий достаточно хорошие. Дело в том, что у России и Китая цели совпадают. Во-первых, необходимо обеспечить собственную независимость в сфере коммуникаций. Во-вторых, нам и КНР надо создавать свое высокотехнологичное производство. Совместные планы идут на пользу как российской, так и китайской промышленности.

В принципе, Китай построил свою систему интернета. По крайней мере, во всех регионах, где я был, доступ к мобильному интернету есть. Но думаю, не стоит акцентировать внимание на том, что у Китая уже что-то есть. Любой высокотехнологичный проект интересен Китаю. Он может получить доступ к технологиям и загрузить собственные предприятия. Одновременно могут быть совершенны прорывы в науке, которые будут иметь прикладное значение в других сферах. Тот же интерес есть и у нас.

Конечно, было бы хорошо создать совместные предприятия на нашей территории. Еще лучше - создать совместные высокотехнологичные консорциумы, которые бы занимались разработкой и производством продукции, а потом бы еще выходили на рынки третьих стран.

«СП»: - Исходя из практики, какой прогноз можно дать относительно перспектив непосредственной реализации проекта?

- Обычно, когда доходит до дела, все задаются вопросом: кто будет платить? И тут наступает критический момент. Мы рассчитываем, что Китай выступит заказчиком, оплатит все работы, а мы будем просто делать. Но Китай в этом не заинтересован. Он хочет, чтобы стороны вкладывались на паритетных основах. А у нас сейчас, как я понимаю, проблемы с финансированием подобных проектов.

С другой стороны, сфера коммуникаций стала критической и для Российской Федерации и для Китая. Поэтому можно предположить, что с реализацией проекта дело не затянется.

Андрей Иванов

http://ruskline.ru/opp/2015/noyabr/10/rf_i_knr_sozdadut_nezavisimuyu_ot_ssha_sistemu_vyhoda_v_set/

http://svpressa.ru/politic/article/135606/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #35 : 08 Декабря 2015, 06:29:12 »

Валентин КАТАСОНОВ

Доллар и юань. Два варианта валютной политики Китая



 В валютной политике двух крупнейших экономических держав – США и Китая – можно усмотреть немало парадоксального и противоречивого. США, например, обвиняют Китай в том, что тот занижает курс юаня и тем самым искусственно стимулирует экспорт. Однако задумаемся: за счет чего Китаю удается занижать курс национальной денежной единицы? Ответ очевиден: за счет валютных интервенций Народного банка Китая. Чем активнее Центробанк Китая скупает на валютном рынке доллары, тем, соответственно, выше курс «зеленого» по отношению к юаню и тем ниже курс юаня по отношению к «зеленому». Разве США не заинтересованы в том, чтобы Народный банк Китая закупал продукцию печатного станка ФРС? Если Китай возьмет курс на повышение курса юаня, тогда возникнет проблема с дальнейшей реализацией «зеленой продукции». А для паразитического американского капитализма прекращение спроса на «зеленую продукцию» ФРС смерти подобно. То есть Америка недовольна и в том случае, когда Пекин играет на понижение своей валюты, и в том случае, когда он ее укрепляет или, по крайней мере, поддерживает на плаву.

Точно так же Китай недоволен как тем, что Вашингтон на протяжении ряда лет проводил политику количественных смягчений, ослаблявшую доллар США и укреплявшую юань по отношению к американской валюте, так и тем, что Вашингтон свернул программу количественных смягчений и собирается впервые за несколько лет поднять учетную ставку ФРС. В первом случае подрываются позиции китайских экспортеров, ориентированных на рынок США. Во втором случае возникает угроза мощного оттока капитала из Китая. Впрочем, ставка ФРС еще не поднята (ее повышения ожидают в самое ближайшее время), а капитал из Китая уже бежит в направлении Америки. Планы Пекина по интернационализации юаня могут быть сорваны.

Такой парадоксальный «валютный дуализм» Вашингтона и Пекина объясняется тем, что оба государства пытаются совместить в своей валютной политике противоположные задачи. Они хотят обеспечить своим экспортерам благоприятные позиции на мировых товарных рынках и одновременно создать крепкие позиции на мировом рынке капитала. Для решения первой задачи нужно снижение валютного курса своей денежной единицы, для достижения второй задачи – укрепление.

Если посмотреть на реальную валютную политику США, абстрагируясь от конъюнктурных заявлений американских чиновников, то очевидно, что Вашингтон проводил и продолжает проводить долгосрочный курс на крепкий доллар. Если бы было иначе, мировая долларовая система давно бы уже рухнула. А возмущенные заявления Вашингтона насчет того, что Китай проводит курс на занижение курса своей валюты («валютный демпинг»), носят в основном политический характер. Это одно из традиционных, хорошо отработанных средств давления США на Пекин. Вашингтон гораздо больше боится курса Пекина на укрепление юаня. Ибо этот курс будет подрывать мировую систему доллара, которую США выстраивали на протяжении всего ХХ века, организовав для этого две мировые войны. Таким образом, у США «валютный дуализм» существует лишь в риторике американских политиков, реальная валютная политика Вашингтона нацелена на ослабление других валют по отношению к доллару.

Тактически США может пойти на временное укрепление других валют. Но только на временное. И только такое, которое нужно Вашингтону. Яркий пример – известное «соглашение Плаза» в 1985 году. Тогда Вашингтон добился от Токио поднятия курса иены. Это повышение было роковым для Японии: экспорт товаров Страны восходящего солнца стал падать, что нанесло удар по всей экономике. «Соглашение Плаза» поставило крест на так называемом японском экономическом чуде. Иена, которую еще в 70-е годы прошлого века называли конкурентом доллара, окончательно закатилась. Дядя Сэм великодушно разрешил иене сохранить статус резервной валюты, оставив ее в «валютной корзине» МВФ. Она стала чем-то наподобие музейного экспоната. Впрочем, экспоната поучительного.

Если же обратиться к Китаю, то «валютный дуализм» в политике Пекина - не оптический обман, как в случае с Вашингтоном.

На протяжении нескольких десятилетий Китай наращивал свой товарный экспорт, завоевывая мировые рынки и став на сегодняшний день экспортером №1. Благодаря экспорту Китай стал ведущей экономической державой мира, если оценивать валовой внутренний продукт страны по паритету покупательной способности юаня по отношению к доллару. Так называемое китайское экономическое чудо - результат действия нескольких факторов: низкие издержки на рабочую силу, торговый режим особого благоприятствования со стороны США и других стран Запада (что было обусловлено геополитическими планами Запада в отношении Китая), заниженный курс китайской валюты.

Нас интересует последний из названных факторов. В политике валютного курса юаня на протяжении последних десятилетий можно выделить четыре основных периода.

Первый период. С начала 1980-х гг. до 1994 года. Неуклонное снижение курса юаня по отношению к доллару США. Наиболее резким было снижение курса юаня в 1994 году, когда он обесценился на треть по сравнению с предыдущим годом. В целом за период 1981 – 1994 гг. номинальный валютный курс юаня упал на 80%. В начале периода 100 долларов США обменивались на 170,80 юаней, в конце периода – на 861,87 юаней (среднегодовые значения курса).

Второй период. 1994-1997 гг. Некоторое (примерно на 4%) повышение курса юаня.

Третий период. 1998-2004 гг. Стабильный (фактически фиксированный) курс юаня. Он составлял около 827 юаней за 100 долларов США.

Четвертый период. С 2005 г. по настоящее время. Постепенное повышение курса юаня. В начале периода среднегодовое значение курса было 835,10 юаней за 100 долларов США, а в 2014 году – 614,28 юаней. За десятилетний период произошло удорожание юаня к доллару примерно на 35%.

В целом за период 1981- 2014 гг. юань обесценился почти на три четверти (на 72,3%), причём процесс обесценения юаня закончился более 20 лет назад. Примечательно, что на фоне этого реального укрепления юаня Вашингтон продолжал твердить о «недооцененном» юане. Более того, укреплению юаня в немалой степени невольно способствовал сам Вашингтон. В ходе финансового кризиса ФРС и Казначейство США осуществляли громадные долларовые вливания в банковскую систему, что способствовало обесценению доллара. После финансового кризиса в США была запущена программа количественных смягчений, которая продолжала ослаблять зеленую валюту. Таким образом, некоторый вклад в укрепление юаня можно считать заслугой американских денежных властей.

В течение последнего года в поддержании юаня активно стали участвовать денежные власти Китая. Их задача состояла даже не в том, чтобы укреплять свою денежную единицу, а в том, чтобы не допустить ее падения. Уже в начале прошлого года ФРС США стала намекать, что программа количественных смягчений в Америке будет сворачиваться. Это было сигналом к тому, что период некоторого вынужденного ослабления доллара заканчивается и скоро начнется его укрепление. Еще до этого сигнала обозначился разворот мировых потоков капитала в сторону США - движение капитала из периферии мирового капитализма в сторону Америки. Это напрямую затронуло Китай. В силу несовершенства китайской статистики, трудно сказать, каковы были масштабы оттока капитала из Китая в прошлом году. Летом этого года СМИ писали о "пугающе большом" оттоке капитала из Китая в 2014 году на уровне 800 млрд. долл. По-видимому, это всё же завышенная цифра, но даже если взять половину от нее, нельзя не признать, что это серьезный фактор подрыва валютного курса юаня. По оценкам Минфина США, отток капитала из Китая за первые восемь месяцев текущего года составил еще 500 млрд. долл.

Все это было некстати Пекину, который в течение последнего года целенаправленно боролся за придание юаню статуса официальной резервной валюты. Для этого денежные власти Китая, начиная с середины прошлого года, стали активно проводить валютные интервенции, щедро тратя на это свои международные резервы. Как известно, летом 2014 года Китай поставил мировой рекорд по накоплению таких резервов, достигнув планки в 4 триллиона долларов. А после этого он начал их «палить». Согласно последним данным (на конец октября 2015 года), международные резервы Китая опустились до 3,5 трлн. долл. За год с небольшим Китаю пришлось «спалить» полтриллиона долларов. Игра была очень рискованная, затраты могли не окупиться. Но, к счастью для Пекина, в последний день ноября Совет директоров МВФ все-таки принял решение о включении юаня в корзину резервных валют Фонда.

Я не исключаю, что временный позитивный эффект от получения юанем статуса резервной валюты китайская экономика получить может. Часть инвесторов, вероятно, вложится в юаневые активы, проводя валютную диверсификацию своих инвестиционных портфелей. Однако вряд ли найдутся инвесторы, которые полностью уйдут в юань. Ряд событий уходящего года, скорее всего, будет охлаждать пыл инвесторов. Отметим два из них.

Во-первых, резкое проседание фондового рынка Китая летом этого года, когда правительству удалось купировать развитие масштабного кризиса благодаря введению жестких административных мер (типа моратория на операции с ценными бумагами) и бюджетных вливаний для поддержания тех участников рынка, которые являются стратегически важными для китайской экономики.

Во-вторых, так называемая девальвация китайского юаня, которая произошла в августе сего года. Тогда в течение одного дня имело место рекордное за 20 лет проседание валютного курса юаня (почти на 2%). Западные СМИ поспешили заявить, что Пекин начинает валютную войну. Конечно, никакой валютной войны Китай начинать не собирался. Скорее, это был досадный сбой со стороны денежных властей Китая, которые, несмотря на валютные интервенции, не смогли обеспечить поддержание имиджа юаня накануне судьбоносного решения вопроса о его резервном статусе.

У Китая накопилось немало проблем, которые с помощью превращения юаня в резервную валюту не решить. Это, во-первых, сохранение пузырей на фондовом рынке Китая. Во-вторых, большие долги разных секторов экономики. В-третьих, наличие громадного сектора теневого банкинга. В-четвертых, повышение стоимости рабочей силы в Китае. Плюс к этому ожидаемое повышение процентной ставки ФРС, что лишь ускорит бегство капитала из Китая. Если валютная звезда под названием «иена» поднималась на мировом небосклоне в течение многих лет (до 1986 года), то валютная звезда «юань» может упасть вскоре же после взлета.

Китаю в ближайшее время предстоит определиться со своей валютной политикой. В стране идут дискуссии на этот счёт, и здесь можно выделить два основных направления.

Сторонники одного направления настаивают на продолжении нынешней политики сдерживания роста курса китайской валюты, то есть на дальнейшем развитии китайской экономики за счет форсирования экспорта.

Сторонники другого направления ратуют за то, чтобы укреплять валютный курс юаня, превращая его в международную валюту, переходя постепенно от международной торговли к международным операциям с капиталом. Обе концепции уязвимы. В конце октября 2015 года в Китае прошел V пленум ЦК Коммунистической партии Китая (КПК), на котором был одобрен 13-й пятилетний план социально-экономического развития КНР на период 2016 – 2020 гг. Внимательное изучение этого 100-страничного документа показывает, что концепция нового пятилетнего плана представляет собой некое сочетание точек зрения сторонников первого и второго направлений. При таком «управлении автомобилем в четыре руки» риски чрезвычайно высоки.

Вместе с тем в Китае есть группа политиков и экономистов, которые предлагают третий вариант решения финансово-экономических проблем страны. Условно их можно назвать группой «ортодоксальных коммунистов», которые напоминают об опыте экономического строительства в первое десятилетие существования КНР, а также об опыте СССР. В части валютно-финансовых вопросов они выступают за полный запрет на допуск иностранного капитала в банковский сектор Китая, отмену свободного трансграничного движения капитала, установление государственной валютной монополии, использование юаня лишь в качестве внутренней денежной единицы, установление фиксированного валютного курса юаня.

http://www.fondsk.ru/news/2015/12/08/dollar-i-juan-dva-varianta-valjutnoj-politiki-kitaja-37269.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #36 : 14 Декабря 2015, 11:29:30 »

Валентин КАТАСОНОВ

2015 год: начало большой валютной войны между США и Китаем



 Сегодня в валютные войны вовлечены десятки стран мира, которые, с одной стороны, последовательно понижают валютные курсы своих национальных денежных единиц, а с другой стороны, постоянно выступают с протестами против аналогичных действий своих торговых партнеров и конкурентов. Преднамеренное снижение обменного курса своей валюты даёт стране возможность увеличить объёмы экспорта за счёт снижения в местной валюте себестоимости производства отечественных предприятий-экспортёров. Что касается средств понижения курса национальной валюты, то это могут быть и различные способы увеличения выпуска национальных денег, и активная скупка денежными властями данной страны иностранной валюты.

С 70-х годов прошлого столетия мир живет в условиях бумажного денежного стандарта, привязка национальных денежных единиц всех стран к золоту и другим драгоценным металлам исчезла. Происходит обесценение, или снижение покупательной способности всех без исключения валют. Однако скорость обесценения разных валют неодинакова. За сорок лет, прошедших с момента учреждения Ямайской валютно-финансовой конференции (январь 1976 года), отменившей золотодолларовый стандарт и легализовавшей бумажноденежный стандарт, произошло ослабление всех валют по отношению к одной-единственной валюте, доллару США – продукции печатного станка Федеральной резервной системы (ФРС). В 70-е годы ХХ века сложилась доллароцентричная мировая финансовая система. Особое место доллара США обеспечивалось, в первую очередь, за счет его привязки к нефти. Вторым эффективным и универсальным средством обеспечения доллара стала военная сила Америки, проецируемая в планетарных масштабах.

Уже на протяжении семидесяти лет доллар США является главной и по сути единственной мировой валютой. Такая валюта по определению имеет важное преимущество по отношению ко всем остальным валютам - стабильный или растущий обменный курс. На отдельных отрезках времени доллар США ослаблялся по отношению к некоторым валютам, но это могло быть лишь временным явлением. Любые затяжные ослабления курса смертельно опасны для доллара США как мировой валюты. Сильный доллар является условием существования паразитической экономики Америки.

Её паразитизм проявляется двояким образом:  это жизнь Америки в долг, что отражается в растущих долларовых резервах других стран, и это возможность Америки, располагающей продукцией печатного станка ФРС, покупать за границей товары и приобретать зарубежные активы за бесценок.

Валютные войны, которые ведут десятки стран, крайне выгодны Америке, поскольку в ходе этих войн происходит ослабление национальных валют по отношению к доллару. Для приличия дядя Сэм порицает валютные войны, называя их «недобросовестной конкуренцией», и даже отслеживает те страны, которые, с его точки зрения, слишком зарываются, однако всё это лицемерие. У Вашингтона просто появляется еще один аргумент для того, чтобы предпринять против «недобросовестного» государства те или иные санкции. «Заниженный курс валюты» на лексиконе Вашингтона – то же самое, что «нарушение прав человека» или «попрание демократии».

Однако с некоторых пор США перестали быть простым наблюдателем чужих валютных войн. Есть признаки того, что Америка постепенно сама становится участником валютной войны и её противником в этой войне выступает одно-единственное государство – Китай. Это большая валютная война, которая принципиально отличается от десятков нынешних малых войн, сводящихся к банальному валютному демпингу.

За десятилетия динамичного развития Китай стал крупнейшей экономикой мира. По показателю валового внутреннего продукта (ВВП), рассчитанного по паритету покупательной способности юаня и доллара США, Китай уже обошел Америку и стал экономической державой №1. Ещё в 2000-е годы отдельные государственные и партийные руководители КНР, а также зарубежные эксперты стали осторожно говорить о том, что юань имеет «большой потенциал» роста, что со временем он сможет стать «резервной валютой», «золотой валютой» и даже «мировой валютой», способной прийти на смену доллару США.

Китайское руководство в течение нескольких лет целенаправленно работало на повышение авторитета юаня:  активизировало использование юаня в качестве средства международных платежей и расчетов по операциям внешнеторгового характера и капитальным операциям; усиленно добивалось в МВФ получения юанем официального статуса «резервной валюты» через включение китайской денежной единицы в корзину валют СДР (СДР – специальные права заимствования – наднациональная валюта, выпускаемая МВФ).

Ещё до недавнего времени Вашингтон не рассматривал всерьез юань как конкурента доллара. Трудно сказать, когда началась большая валютная война между США и КНР. Если в начале текущего десятилетия были одиночные выстрелы, то в 2015 году война велась уже по широкому фронту и непрерывно. Нет сомнения, что в следующем году она продолжится. Какие удары наносил в этой войне Вашингтон?

Во-первых, чиновники Белого дома и Казначейства США неоднократно в течение уходящего года заявляли, что юань еще не созрел для включения в список официальных резервных валют МВФ.

Во-вторых, некоторые эксперты заметили американский след в таком неприятном для Китая событии, как обвал китайского фондового рынка летом 2015 года. В частности, над организацией этого обвала поработали три международных агентства, составляющие «мировой рейтинговый картель» и находящиеся в сфере влияния хозяев денег (главных акционеров ФРС). Естественно, что такой обвал не способствовал повышению авторитета юаня.

В-третьих, ударами можно считать устные заявления, исходившие от представителей Федеральной резервной системы. Председатель ФРС Джанет Йеллен в течение всего 2015 года не раз намекала, что Федеральному резерву пора «закругляться» с политикой дешевых денег и поднимать учетную ставку с почти нулевой отметки. Пока реального повышения не произошло, но на инвесторов сегодня действуют даже «вербальные интервенции». Хотя Джанет Йеллен всегда акцентирует внимание на состоянии американской экономики, эксперты полагают, что в своих заявлениях и решениях она учитывает их влияние на мировые финансы. В нашем случае заявления ФРС бьют по китайской валюте, так как они провоцируют бегство капитала из КНР.

Косвенно по юаню наносят удары и многие другие инициативы Вашингтона с широким спектром антикитайских эффектов. Среди них особенно следует отметить инициированное Соединенными Штатами Транстихоокеанское партнерство, соглашение о котором было подписано 12 государствами  осенью 2015 года в Атланте. Это соглашение призвано ограничить или даже полностью перекрыть Китаю доступ на рынки Японии и ряда других государств Тихоокеанского бассейна.

Китай со своей стороны предпринял в большой валютной войне следующие ответные действия:

во-первых, сброс долларовых резервов КНР, прежде всего бумаг Казначейства США. В середине 2014 года Китай достиг рекордной отметки своих международных резервов – 4 трлн. долл. Осенью 2015 года они сократились до 3,5 трлн. долл. Согласно экспертным оценкам, примерно 2/3 сокращения резервов за указанный период пришлось на долларовые активы. Эта мера, с одной стороны, позволила предотвратить Пекину падение курса юаня, с другой - создала большой дискомфорт для Казначейства США, которому надо искать новых покупателей на свои долговые бумаги;

во-вторых, создание при решающей роли Пекина Азиатского банка инфраструктурных инвестиций – АБИИ. Китай – крупнейший акционер этого банка (29,78% капитала). Далее в списке крупнейших акционеров значатся Индия (8,37%) и Россия (6,54%). Среди учредителей банка много европейских государств, в том числе Англия, Швейцария, Германия, Франция, причём европейцы принимали решение об участии в АБИИ без консультаций с США. Такая самостоятельность союзников Вашингтона в серьезных финансовых вопросах проявлена впервые за всю послевоенную историю (если не считать действий Франции во времена де Голля). Вашингтон вместе с Токио оказался за бортом нового банка. Все прекрасно понимают, что если в ближайшее время кризис в Международном валютном фонде, связанный с блокированием Вашингтоном реформирования Фонда, не будет преодолен, то АБИИ может стать реальной альтернативой МВФ. И Китай в этом новом международном финансовом институте будет занимать примерно такие же ключевые позиции, какие занимали Соединенные Штаты в МВФ после создания Фонда 70 лет назад;

в-третьих, достаточно грамотные ходы Пекина позволили ему переиграть США в Международном валютном фонде по вопросу придания юаню статуса резервной валюты. 30 ноября 2015 года совет директоров МВФ проголосовал за включение юаня в «корзину резервных валют». Мало того что юань был включен в корзину, он сразу занял в ней третье место (по удельному весу), опередив иену и британский фунт стерлингов.

Большая валютная война между США и Китаем пока идет с переменным успехом. Исход ее трудно предсказать. В памяти всплывают два сценария выведения национальных валют на международные орбиты, которые разыгрывались в ХХ веке.

Первый сценарий можно условно назвать американским. Еще в самом начале ХХ века Соединенные Штаты вышли на передовые экономические рубежи в области промышленного и сельскохозяйственного производства. А вот доллар США тогда не имел на мировых рынках достаточного веса и авторитета. Очень похоже на ситуацию с Китаем и юанем в начале XXI века. Великобритания в начале ХХ века откатилась на третье место по промышленному производству, пропустив впереди себя Германию и США, но британский фунт стерлингов продолжал сохранять незыблемые позиции в мировой торговле и международных расчетах. Очень похоже на США и американский доллар в наши дни. В начале ХХ века дяде Сэму пришлось подготовить и развязать Первую мировую войну, итогом которой стало еще большее укрепление экономических позиций США и еще большее экономическое ослабление Англии. И только тогда фунт пошатнулся, хотя не упал. Доллар США и британский фунт стерлингов в 20-е и 30-е годы ХХ века занимали паритетные позиции в международных финансах. Дяде Сэму потребовалась Вторая мировая война для того, чтобы доллар смог стать действительно монопольной мировой валютой. Вот какую цену пришлось заплатить хозяевам денег, чтобы вывести доллар на мировую орбиту.

Второй сценарий назовем японским. Япония в 60-е и особенно 70-е годы переживала бум, который в литературе принято называть «японским экономическим чудом». В 1970-е годы некоторые эксперты рассматривали Японию в качестве конкурента Америки. Японская иена укреплялась. После того как в МВФ была сконструирована корзина валют СДР, иена была туда включена. Пошли даже разговоры, что «иена так же хороша, как и доллар». После краха золотодолларового стандарта курсы валют стали плавающими. Денежные власти Японии, пользуясь либеральным режимом формирования обменного курса, стали в «плановом порядке» понижать курс иены. Это было необходимо для того, чтобы стимулировать японский экспорт и сохранить «экономическое чудо». Однако «чудо» резко и неожиданно закончилось в 1985 году, когда в нью-йоркском отеле «Плаза» была проведена международная встреча по валютным вопросам, на которой американцы в приказном порядке заставили Токио повысить курс иены. После этого японская экономика начала свое падение. Разговоры о «японском экономическом чуде» и «восходящей валютной звезде иене» закончились.

Дальнейшее развитие боевых действий на фронте большой валютной войны между Пекином и Вашингтоном следует оценивать и прогнозировать с учетом двух названных сценариев. Не думаю, что Пекину окажется по силам превращение юаня в международную валюту по американскому сценарию. Впрочем, и из японского сценария китайские товарищи извлекли, надо полагать, необходимые уроки. Скорее всего, дальнейшее продвижение юаня на международной арене будет происходить по какому-то третьему сценарию, нам ещё неизвестному.

http://www.fondsk.ru/news/2015/12/14/2015-god-nachalo-bolshoj-valjutnoj-vojny-mezhdu-ssha-i-kitaem-37392.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #37 : 21 Декабря 2015, 18:33:17 »

«Игра на понижение юаня началась»

Экономист Валентин Катасонов о китайской хитрости в валютной войне с долларом



Народный банк Китая (НБК), являющийся центральным банком КНР, заявил о намерении изменить валютные ориентиры при формировании курса национальной денежной единицы. Суть планируемой реформы состоит в ослаблении привязки юаня к доллару США.

Юань никогда не был свободно плавающей валютой, его курс определялся на плановой основе Народным банком Китая и привязывался к доллару. То, что доллар являлся точкой отсчета для китайского Центробанка, не случайно. Америка с начала 80-х гг. прошлого века выступает главным торговым партнером Китая. В свою очередь, динамика и пропорции китайско-американской торговли во многом зависят от валютного курса юаня.

Надо иметь также в виду, что американо-китайская торговля характеризуется сильной несбалансированностью: поставки товаров из Китая в США намного превышают поставки товаров из США в Китай. Для Китая это крайне важно, так как доминирование экспорта над импортом даёт мощный импульс развитию многих отраслей китайской экономики и обеспечивает громадное положительное сальдо внешнеторгового баланса Китая. Пожалуй, лишь торговля Китая с Гонконгом давала сопоставимые объемы положительного сальдо, но при этом Гонконг традиционно выполняет функцию экспортных ворот Китая.

Доля США в товарообороте, экспорте и импорте Китая в текущем десятилетии по сравнению с началом 2000-х годов снизилась. Возникло ощущение ослабления зависимости Китая от заокеанского торгового партнера. Однако это иллюзия.

Роль китайско-американской торговли в формировании положительного сальдо внешней торговли Китая остается решающим. Это сальдо составило в 2014 году 382,5 млрд. долл., вклад китайско-американской торговли в его создание - 62%. На самом деле этот показатель еще выше, учитывая, что солидная часть китайского экспорта в США идет через Гонконг. Америка по-прежнему остается стратегически важным торговым партнером Китая. Из этого можно заключить, что для Пекина валютный курс юаня по отношению к доллару США имеет жизненно важное значение.

Политика формирования валютного курса юаня на первом этапе внешнеэкономической экспансии КНР сводилась преимущественно к тому, чтобы снижать этот курс по отношению к доллару США. Такая политика продолжалась до конца 1994 года, она позволила Китаю стать ведущим мировым экспортером. В течение последующего десятилетия (1995-2004 гг.) Пекин проводил политику стабильного курса юаня по отношению к доллару, причем в 1998-2004 гг. курс был фактически фиксированным. Наконец, под сильным давлением Вашингтона Пекину в течение последнего десятилетия пришлось курс юаня повышать. Повышение было плавным, без резких рывков, чтобы не нанести ущерб китайскому экспорту, рост которого продолжался, хотя и не такими высокими темпами, как раньше.

В августе 2015 г. впервые за многие годы курс юаня резко упал. За один день падение составило почти 2%. Вашингтон назвал это падение запланированной Пекином девальвацией юаня. Мол, у Китая возникли проблемы с дальнейшим поддержанием темпов экономического роста и наращивания экспорта и он прибег к тактике валютного демпинга. Некоторые эксперты, правда, объясняли это событие тем, что ФРС готовилась в сентябре повысить базовую процентную ставку (с 0-0,25%), что спровоцировало резкий отток капитала из Китая и привело к проседанию юаня. Однако трудно поверить, что при гигантских валютных резервах НБК (более 3,5 трлн. долл.) китайский Центробанк не мог поддержать курс юаня. Думаю, что падение юаня было пробным шаром со стороны Пекина.

И вот 14 декабря НБК объявил об изменении политики формирования валютного курса юаня. Власти КНР решили отказаться от привязки юаня к доллару, заменив его корзиной из 13 валют. В корзину должны войти доллар США, евро, японская иена и еще 10 других валют. В корзине, безусловно, должны находиться валюты тех стран, с которыми Китай имеет наиболее тесные торговые связи. А в некоторых случаях и связи, основанные на обмене капиталом. На десять ведущих партнеров КНР в 2014 году пришлось 54,1% всего товарооборота Китая с зарубежными странами, 56,1% экспорта, 53,9% импорта.

На долю главного торгового партнера Китая - США пришлось 12,9% всего товарооборота Китая, 16,9% его экспорта и 8,1% импорта. На четырех ведущих партнеров Китая из ЕС с валютной единицей евро (Германия, Франция, Италия и Голландия) пришлось 8,3% всего товарооборота Китая. Примерно такой же была доля указанных четырех стран в экспорте и импорте Китая. С учетом более мелких стран из зоны евро на страны с указанной валютой придется около 10% китайского товарооборота. Япония (иена) в 2014 году была третьим торговым партнером Китая, занимая в его товарообороте 7,3%; доли Японии в экспорте и импорте Китая равнялись соответственно 6,4 и 8,3%. Великобритания (фунт стерлингов) среди торговых партнеров Китая занимала лишь 12-ю строчку, ее доля в общем товарообороте была 1,9%; доли в экспорте и импорте Китая соответственно 2,4 и 1,2%. Таким образом, страны с четырьмя официальными резервными валютами (доллар США, евро, японская иена и британский фунт стерлингов) занимали в общем товарообороте Китая долю, примерно равную 1/3.

2/3 всего товарооборота приходилось в 2014 году на страны с валютами, которые не входят в корзину СДР Международного валютного фонда (список официальных резервных валют). НБК опубликовал список всех 13 валют, которые будут включены в корзину, а также их «удельные веса». Доля доллара в ней составит 26,4%, евро - 21,39%, японской иены - 14,68%. Кроме того, в корзину войдут австралийский, канадский, гонконгский, новозеландский и сингапурский доллары, британский фунт, швейцарский франк, тайский бат, малайзийский ринггит, а также (с долей 4,36%) российский рубль. За пределами корзины оказались такие валюты стран группы БРИКС, как индийская рупия, южноафриканский рэнд, бразильский реал. Не попали в корзину и валюты ведущих торговых партнеров КНР: вьетнамский донг, южнокорейская вона, индонезийская рупия, новый тайваньский доллар, филиппинское песо.

Чем же продиктована запланированная реформа Народного банка Китая?

Некоторые эксперты усмотрели в новации китайского ЦБ попытку организовать валютное сотрудничество Китая со странами, осуществляющими эмиссию упомянутых 13 валют. Цель такого сотрудничества – выравнивание и стабилизация обменных курсов для развития взаимной торговли и инвестиционного обмена. В принципе контуры такого сотрудничества просматриваются в многочисленных соглашениях по валютным свопам между НБК и центральными банками других стран.

Такие соглашения - необходимое, но не достаточное условие для нормальных торгово-экономических отношений. Нужно ещё, чтобы центральные банки стран, объединенных валютной корзиной, заключили двух- и многосторонние соглашения о стабилизации обменных валютных курсов. Пока валюты многих стран, находящихся за пределами зоны «золотого миллиарда», имеют слишком большую волатильность. Достаточно вспомнить обвал российского рубля, который произошел год назад.

А вот шесть ведущих центробанков Запада имеют долгосрочное (по некоторым данным, бессрочное) соглашение о стабилизации своих валют. Фактически действует негласный картель ФРС США, ЕЦБ, Банка Англии, Банка Канады, Национального банка Швейцарии и Банка Японии.

Не исключено, таким образом, что своим решением от 14 декабря НБК сделал шаг к формированию подобного валютного картеля с участием центробанков, выпускающих 13 валют, включенных в корзину. Однако эта задача крайне сложна, и её решение потребует много времени. Вместе с тем есть другая, более приземленная причина валютной реформы НБК.

Пекин устал от постоянных обвинений со стороны США в том, что он, мол, осуществляет валютный демпинг на американском рынке. Теперь Пекин может заявить Вашингтону, что он ориентируется при определении курса юаня на корзину валют, а не только на доллар. Ну а поскольку почти ¾ наполнения корзины приходится на 12 валют, имеющих тенденцию обесцениваться по отношению к доллару (исключение - швейцарский франк), то юань по отношению к доллару будет также снижаться. Только теперь все претензии американцев Пекин может переадресовать другим государствам, валюты которых представлены в корзине.

После состоявшегося 30 ноября 2015 г. включения юаня в корзину официальных резервных валют МВФ многие гадали по поводу дальнейшей валютной политики Китая: будет ли взят курс на повышение юаня по отношению к его конкуренту доллару или, наоборот, начнется игра на понижение. Прошло всего две недели после исторического решения МВФ, и мы видим: игра на понижение юаня началась.

Курс юаня к доллару США на торгах 14 декабря обновил четырехлетний минимум: заявления НБК были восприняты трейдерами как сигнал того, что китайский Центробанк готов к дальнейшему ослаблению национальной валюты. А с августа юань подешевел на 3,9%. Однако теперь дяде Сэму будет трудно давить на Пекин: там будут ссылаться на «невидимую руку» валютного рынка или отсылать к другим странам, участвующим в валютной войне.

Валентин Юрьевич Катасонов, д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф.Шарапова

http://ruskline.ru/news_rl/2015/12/21/igra_na_ponizhenie_yuanya_nachalas/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #38 : 08 Марта 2016, 20:52:25 »

Китай признали развитой экономикой: теперь юань всерьез взялся за доллар

Международный валютный фонд сегодня официально признал китайский юань международной резервной валютой. Решение МВФ вступит в силу с 1 октября текущего года. Какое значение оно имеет для системы международных расчетов, мировой экономики и самого Китая, разбиралась «Экономика сегодня».
Китай признали развитой экономикой: теперь юань всерьез взялся за доллар
Власти Китая делают все, чтобы расширить влияние своей национальной валюты



Как объяснил нам заведующий сектором экономики и политики Китая ИМЭМО РАН Сергей Луконин, пока это больше имиджевое решение, потому что прежде чем китайский юань сможет занять весомое положение в мировой экономике должно пройти определенное время. «Пока центральные банки примут решения о включении юаня в корзины своих резервных валют, пройдет еще определенная временная задержка, потому как финансовые власти по природе своей достаточно консервативны. Но стоит отметить, что теперь Китай фактически является признанной развитой экономикой. Понятно, что доля юаня в дальнейшем будет увеличиваться в мировой системе. В целом решение МВФ положительно повлияет на дальнейшее увеличение объема китайских инвестиций за пределами Китая», - уверен эксперт.

«Главная опасность для китайской валюты заключаются в скачках стоимости юаня, которые могут повлиять на стабильность китайской экономики. Про эти риски ранее говорил и председатель Народного банка КНР И Ган», - продолжает Луконин.

Власти Китая делают все, чтобы расширить влияние своей национальной валюты на рынке капитала. Китай крупнейший экспортер в мире, а его валюта уже давно активно используют и за пределами страны.

Аналитическое подразделение британского журнала Economist провело исследование, в ходе которого были опрошены руководители 150 крупнейших международных компаний. Больше половины из них применяли юань в расчетах, причем не только на азиатских рынках.

Лондон, который считается крупнейшим финансовым центром в мире, нарастил объем торгов в юанях на бирже вдвое за последний год. На московской фондовой площадке китайская валюта торгуется за рубли с 2010 года, а осенью 2014 года Банк России и Народный банк Китая заключили соглашение о своп-линии на 150 млрд юаней. То есть у каждой из сторон будет доступ к ликвидности в валюте другой страны без необходимости приобретать ее на рынке. Подобные соглашения Пекин уже несколько лет заключает с другими странами, что является отличным способом продвигать свою валюту и одновременно снижать зависимость от доллара. Начиная с 2009 года, Народный Банк Китая открыл своп-линии с банками 30 странами, а общий объем этих контрактов превышает несколько триллионов юаней.

«Развитие механизмов взаимодействия центральных банков Китая с Центральными банками других стран, введение механизмов валютных свопов между центральными банками действительно значительно расширяет возможности использования национальных валют при проведении трансграничных торговых операций. В то же время свободная конвертация валюты является критичной для такого же активного развития и финансовых операций между странами», - объясняет главный экономист по России и СНГ «Ренессанс Капитал» Олег Кузьмин.

Как изменится мир, если юань всерьез начнет соперничать с долларов? Некоторые экономисты проводят здесь аналогии с тем моментом, когда мир перешел от фунта стерлинга к доллару. Но это было еще в середине прошлого века и в совершенно других реалиях. Тогда и доллар и фунт обеспечивались золотом по фиксированным ставкам. Сегодня же резервные валюты золотом не обеспечиваются. Стоимость их более подвижна и зависит от спроса и предложения.

Андрей Петров

http://finobzor.ru/show-7688-teper-yuan-vserez-vzyalsya-za-dollar.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #39 : 24 Марта 2016, 16:18:18 »

Китай жестко отреагировал на заявления ФРС



Банк Китая незамедлительно и жестко отреагировал на заявления президента Федерального резервного банка Сент-Луиса Джеймса Булларда о продолжении курса по ужесточению монетарной политики американского регулятора. Он отметил, что ключевая ставка, вопреки ожиданиям рынка, может быть повышена уже в апреле.

В четверг китайская валюта показала сильнейшее ослабление с 7 января этого года. Народный банк Китая снизил курс юаня к доллару на 0,33%.

Средний обменный курс юаня к американскому доллару ЦБ Китая установил на отметке 6,5150 за доллар, что на 214 пунктов больше фиксинга среды, когда курс составил 6,4936.

Пекин посылает Вашингтону недвусмысленный сигнал — ужесточение монетарной политики ФРС будет иметь неприятные последствия — девальвацию китайской валюты. Это должно стать холодным душем для ФРС. В предыдущих случаях подобные «китайские предупреждения» срабатывали.

В среду на фоне заявлений ФРС падают в цене фондовые индексы, нефть, металлы и золото.

http://politlife.ru/economy/10004/
« Последнее редактирование: 15 Марта 2018, 00:46:10 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #40 : 30 Июня 2016, 12:38:37 »

Нил НИКАНДРОВ

Никарагуанский канал, русские танки и шпионы USA



 Из Никарагуа 14 июня были высланы американцы, деятельность которых вызвала обоснованные подозрения властей. Двое из них из таможенно-пограничной службы США (Customs and Border Protection) без согласования с властями страны пытались «проверить» работу никарагуанской таможни. Ими же предпринимались шаги к получению информации о поставках военного снаряжения из России, в том числе хронограммы поступления танков Т-72. Посольство США в Манагуа выступило с протестом по поводу высылки и объяснило интерес своих «ревизоров» к режимным объектам задачами борьбы с международным терроризмом.

Из страны был также выдворен Эван Эллис (Evan Ellis), профессор Военного колледжа Министерства обороны США, прибывший в Никарагуа одновременно с «ревизорами» и поселившийся в том же отеле Hilton Princess. Если судить по публикациям, академическая продуктивность Эллиса необычайно высока. Специализируется он на проблемах китайского и российского проникновения в страны Латинской Америки и Карибского бассейна, прибегая обычно к конфронтационной терминологии холодной войны.

В Никарагуа Эллиса интересует Межокеанский канал, который строится в этой стране. По словам профессора, он готовил свой визит в Манагуа в частном порядке и предварительно обсуждал программу поездки с послом Никарагуа в США, с президентом дирекции Межокеанского канала Мануэлем Коронелем Каутцем, рядом других ответственных никарагуанских чиновников. Планировались встречи по сбору информации о канале с функционерами правительства, бизнесменами, дипломатами, журналистами, активистами социальных движений.

Однако профессору удалось пробыть в Никарагуа не более суток. Где-то «прокололся»: пообщался с агентом сандинистской контрразведки, приоткрыл свои недружественные планы. В итоге до высылки Эллис успел побывать только на фотовыставке, организованной «Национальным советом в защиту земли, озера и суверенитета» - неправительственной организацией, выступающей против строительства канала. В тот же вечер в номер к Эллису пришли сотрудники миграционной службы и заявили, что он не имеет официального разрешения на проведение расследования в отношении Межокеанского канала и потому должен незамедлительно покинуть страну. Ближайшим авиарейсом американца отправили в США.

После высылки Эллис не сдержался и высказался в Интернете. Все его обвинения совпадают с позицией Вашингтона, который враждебно относится к строительству Никарагуанского канала, вероятного конкурента Панамского, находящегося под неофициальным контролем США.

Прежде всего, Эллис ставит под сомнение реализуемость проекта и заявляет, что «правительство Никарагуа распоряжается проектом канала под покровом секретности; возможно, для прикрытия персональной выгоды тех, кто в нём участвует с никарагуанской стороны».

Для Эллиса высылка дипломатов США является свидетельством того, что «стратегия уважительного и конструктивного компромисса с никарагуанским режимом не работает». Поэтому администрация США в преддверии ноябрьских выборов в Никарагуа «имеет право и моральное обязательство взаимодействовать с группами гражданского общества, чтобы продвинуться к значимой демократии». Отказ наблюдателям от администрации США и Центра Картера следить за выборами в Никарагуа - это для Эллиса «ограничение демократии». Поэтому именно сейчас, призывает он, Соединённым Штатам следует вмешаться, чтобы Никарагуа окончательно не скатилась к авторитарному режиму, «подобному венесуэльскому». Говоря о возможности «преступного поведения» никарагуанских властей, Эллис указывает на необходимость их перманентного мониторинга силовыми структурами США. Звучат в его публикации и угрожающие нотки: «Те, кто связан с транснациональной организованной преступностью или обогащается за счёт никарагуанского народа, не избегнут правосудия, не смогут воспользоваться своими преступными доходами, когда оставят свои посты».

Предложение Эллиса о мониторинге не случайно: сандинистское руководство – постоянный негативный раздражитель для администрации Обамы. Об интенсивной слежке спецслужб США Даниэлю Ортеге хорошо известно. Но он, как в своё время Уго Чавес, относится к этому спокойно, потому что тайных зарубежных счетов не имеет, как и склонности к клептократии. Другой мотив для нападок на «режим Ортеги» - военно-техническое сотрудничество Никарагуа с Россией. Здесь Эллис тоже призывает не снижать градус бдительности. Например, «Учебный центр имени маршала Жукова»: для чего он на самом деле используется? Только ли для подготовки специалистов для сухопутных войск? Или другой пример - поставка в Никарагуа двух ракетных и четырёх патрульных катеров. Зачем так много? Это же развязывание Россией небывалой по масштабам гонки вооружений в акватории Карибского моря и Тихого океана! Обеспокоился Эллис и поставками в Никарагуа модернизированных танков Т-72Б1. Первая партии – 20 единиц, всего же никарагуанские танкисты до конца года получат 50 бронемашин. Чтобы сандинисты не бряцали безнаказанно стальными мускулами, Эллис рекомендует энергичнее работать с соседями Никарагуа, например с Коста-Рикой. Что в данном случае имеет в виду американский профессор, не совсем понятно. Оказать традиционно миролюбивой Коста-Рике помощь в создании полноценной регулярной армии? Или создать на её территории очередную базу Пентагона?

Известно, что в декабре прошлого года работы по Межокеанскому каналу в Никарагуа были отложены до августа текущего года. Причиной, вызвавшей задержку, стали финансовые сложности у основного подрядчика – гонконгского консорциума НКNicaragua Canal Development Investment Co. Эллис констатирует, что с момента создания первой инфраструктуры мегапроект не слишком продвинулся: не были построены два глубоководных порта, склады, фабрики стройматериалов, завершение которых намечалось на апрель 2016-го. К тому же всё активнее действуют экологические НКО, поощряемые американцами и подстёгивающие протесты крестьян, которые вдруг озаботились вырубкой лесов вдоль озера Никарагуа, рек Брито и Лас-Лахас.

При содействии таких экспертов, как Эллис, проамериканские СМИ внушают никарагуанцам, что канал - это «пропаганда сандинистов» и что сложности его строительства труднопреодолимы. По этой же причине в массмедиа США и подконтрольных американцам СМИ в Латинской Америке уделяется особое внимание освещению работы модернизированного Панамского канала. Лейтмотив очевиден: в Западном полушарии можно обойтись без альтернативных каналов, потому что Панамский способен «решить практически все проблемы» азиатско-американской торговли, вплоть до пропуска кораблей вместимостью до 14 тыс. контейнеров. Появилась и соответствующая картинка: китайский контейнеровоз Cosco Shipping Panama успешно прошёл через новые шлюзы Панамского канала.

В преддверии выборов в Никарагуа Вашингтон  делает всё возможное для подрыва позиций Даниэля Ортеги, который вновь выдвинут кандидатом на президентский пост партией «Сандинистский фронт национального освобождения». Именно этим объясняется засылка в страну различного рода эмиссаров и экспертов.

Пятая колонна в Никарагуа находится в изоляции и нуждается в поддержке. Часто для поддержки используются граждане латиноамериканских стран. Так, Виридиана Риос (Viridiana Ríos), мексиканская сотрудница Центра имени Вильсона в Вашингтоне, после высылки американцев в панике покинула Никарагуа, потому что ей показалось, что и за ней следят. По её словам, она занималась сбором информации по проблемам обеспечения гражданской безопасности. Некоторые её разработки используются ЦРУ, ДЕА и ФБР. Так что причины для паники и бегства у неё всё-таки были. Подозрительные события разворачиваются и по поводу группы латиноамериканских студентов-экологов, которые были задержаны на юге Никарагуа. Судя по всему, эти «экологи» обучали индейцев взрывным работам.

Высылка иностранных провокаторов показывает, что сандинисты не допустят дестабилизации в стране. Отсюда истерические кампании в международных СМИ по поводу «диктатуры Ортеги».

Социально-экономический прогресс Никарагуа, повышение уровня жизни никарагуанцев, стабильность и безопасность (по сравнению с ростом преступности в большинстве центральноамериканских стран) – это во многом заслуга президента Ортеги. Он последовательно отстаивает интересы Никарагуа на международной арене и пользуется поддержкой подавляющего большинства никарагуанцев. Поэтому подрывные технологии спецслужб США и «стратегия хаоса» в Никарагуа не срабатывают.

http://www.fondsk.ru/news/2016/06/30/nikaraguanskij-kanal-russkie-tanki-i-shpiony-usa-41167.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #41 : 16 Ноября 2016, 11:08:05 »

Александр САЛИЦКИЙ

Китай – США: время осторожных суждений



 На страницах СМИ как западных, так и российских, пока почти нет оценок итогов избирательной кампании в США китайскими экспертами. Это мне кажется серьёзным упущением, поэтому попробую восполнить пробел.

Сразу замечу, что канули в лету времена, когда, говоря словами А.С. Грибоедова, китайцев отличало «премудрое незнанье иноземцев». Теперь страна оснащена превосходными аналитическими центрами; сильной стороной работы этих центров является то, что эксперты в них имеют широкий доступ к открытой и к не очень открытой информации. Впрочем, традиционной особенностью политических оценок в Китае остаётся их сдержанность и неспешность в выводах.

Когда читаешь китайских международников, невольно вспоминается ставшая крылатой фраза Чжоу Эньлая, сказанная в одном из интервью в 1960-е годы: «Пока ещё рано делать окончательные выводы о значении Великой Французской революции». Наверное, о значении ноябрьских президентских выборов в США – тем более рано.

Вплоть до дня выборов и сразу после появления их результатов тон комментариев в китайских СМИ оставался ровным и спокойным. Почти не касаясь личностей самих претендентов, китайцы-международники пытались вписать происходившие события в общую картину мира, определяя место в нём китайско-американских отношений и возможные последствия для Китая прихода в Белый дом Дональда Трампа. С этого последнего пункта и начнём.

В течение года с небольшим, прошедшего со времени визита Си Цзиньпина в США в сентябре 2015 г., общая картина двусторонних китайско-американских отношений особенно не изменилась, если не считать, конечно, активизации ВМС США в районе Южно-Китайского моря. Однако активизация эта практически игнорировалась Китаем, продолжавшим освоение принадлежащих ему островов и рифов, с одной стороны, и привлекшим (впервые в истории) к совместным маневрам в акватории моря ВМФ России.

Весьма напряжёнными оставались при этом торгово-экономические отношения Китая с Америкой. США в очередной раз возглавили список стран, возбудивших против КНР антидемпинговые расследования, не было заключено крупных сделок по приобретению китайцами активов в промышленности США, сократилась (вслед за мировой) и двусторонняя торговля товарами. За 10 месяцев 2016 года сокращение китайско-американской торговли составило 3.2%, китайский экспорт при этом уменьшился на 2%, а импорт – на 6.7% (это если считать в юанях, в долларах же сокращение было куда большим из-за продолжавшегося снижения курса юаня). Короче говоря, до подъёма далеко, но и достигнутые масштабы торговли очень велики: за 10 месяцев 2016 г. экспорт КНР в США превысил 400 млрд долл., импорт составил 100 млрд.

Китайцы, естественно, заметили в предвыборных речах Трампа довольно крупные камни, предназначавшиеся для их огорода. Однако пристально разглядывать эти минералы никто всерьёз не стал: значение и цена предвыборных обещаний в условиях демократии хорошо известны, а торговля, как известно, дело двустороннее. Тем более что и игра в мировой торговле по американским правилам, предложенная Бараком Обамой (и поддерживаемая, насколько можно судить, Хиллари Клинтон), особо не вдохновляла.

Да и потом ещё до известий о триумфе Дональда Трампа обозреватель «Жэньминь жибао» Мэй Синьюй заметила, что с Трампом Китаю будет проще договориться, поскольку его политическая линия, как и в целом стиль ведения дел, покоятся, в отличие от перегруженного идеологией курса Обамы и Клинтон, на отказе от идеологизации межгосударственных отношений.

Это очень ценное наблюдение, к которому мы ещё не раз вернёмся. Пока же заметим, что восприятие Трампа в Китае в ходе кампании было в целом нейтральным и, быть может, качнулось даже в сторону лёгкой симпатии, когда его возможная победа стала в порядке упреждения обстреливаться в сентябре-октябре из орудий главного калибра мейнстримовского дредноута с либеральными истериками в духе «или Клинтон, или конец света».

Несомненно, прибавила симпатий американских избирателей Трампу и имеющая хороший нюх South China Morning Post, разместившая незадолго до дня выборов материал о демонстрациях китайской общины в США в поддержку кандидата от Республиканской партии, о чём наш сайт уже писал.

В день голосования 8 ноября редакционная статья в китайской Global Times была совершенно нейтральной: результаты президентских выборов в Америке на двусторонние отношения не повлияют; кто бы ни победил, большого вреда для Китая не будет. И даже к торговой войне Китай готов.

(Продолжение следует)

http://www.fondsk.ru/news/2016/11/14/china-us-vremja-ostorozhnyh-suzhdenij-43039.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #42 : 16 Ноября 2016, 11:11:29 »

Александр САЛИЦКИЙ

Китайские аналитики о Трампе: «Он достаточно смел, чтобы изменить страну»



 Готовность Китая к любому исходу предвыборной гонки в Америке не помешала ведущим китайским СМИ отметить, мягко выражаясь, не вполне джентльменскую стилистику борьбы кандидатов.

Заместитель президента Института современных международных отношений Китая Пэн Юань в комментарии для «Жэньминь жибао» написал, например, что гонка «была самой мрачной, хаотичной и негативной за последние два столетия». Отмечено было и то, что практически все СМИ, принадлежащие к мейнстриму, работали на Хиллари Клинтон. Бросились в глаза китайскому наблюдателю безвкусица и фарсовость всей предвыборной кампании. Но, пожалуй, главной в комментарии китайского учёного была оценка восьмилетнего правления Барака Обамы и нынешнего состояния американской экономики и общества. С этой оценкой, я думаю, согласятся многие: экономика находится далеко не в лучшей форме, а выгод от «количественных смягчений» и прочих маневров население не получило. К сохранившимся социальным проблемам прибавились обострившиеся расовые противоречия. Всё это, вместе взятое, вызывало гнев, подавленность, пишет Пэн Юань, и вело к выходу на первый план лозунгов изоляционизма, протекционизма и популизма.

Как написала в день выборов в США People’s Daily, «кто бы ни выиграл, президентские выборы в США указывают на больную демократию».

Итоги голосования и победа Трампа стали для китайских аналитиков такой же сенсацией, как и для большинства обозревателей в мире, но скорость анализа новой ситуации и самого масштаба события была в Китае выше, чем в других странах: уже на следующий день после выборов в комментариях китайских международников появились очень интересные выводы и прогнозы, помимо стандартных «поживём, увидим» или ссылок на «новую неопределённость».

Так, 9 ноября в разделе «Особое мнение» (op-ed) Global Times появилась лаконичная статья, в которой Дональд Трамп был представлен как человек, одержавший победу не только над Клинтон и демократами, но и над самой Республиканской партией, более того – над всем американским истеблишментом. Выражения «политическое восстание» или даже «культурная революция», писал автор статьи, возможно, являются лёгким преувеличением, но они вполне уместны для изображения политического пейзажа США сегодня.

Приведу ещё несколько характеристик из этой любопытной публикации: «базовые ценности демократов и республиканцев потеряли связь со временем», «американские СМИ перестали быть объективными и нейтральными», «раскол между классами в Америке углубился, как никогда». Последовала и первая характеристика личности избранного президента: «Он достаточно смел, чтобы действительно изменить страну».

Далее автор статьи, посетовав на размытость внешнеполитического курса Трампа, предположил всё же, что споры Китая и США перетекут из геополитической сферы в область экономики и торговли. А это уже безусловный плюс. Нельзя не согласиться и со следующим положением автора статьи в Global Times: «Будущие китайско-американские и российско-американские отношения окажут огромное воздействие на всё мировое сообщество». Предупредив напоследок, что если новый президент США изберёт мишенью китайско-американскую торговлю, то Китай найдёт ответ, автор добавил, что многим, наверное, предстоит долгий период долгой адаптации к новому американскому лидеру, но у КНР адаптация будет быстрой.

От себя добавлю, что на страницах центральных китайских изданий не очень афишируется мощный отток в Соединённые Штаты средств китайских компаний и частных лиц. Покупки недвижимости последними в 2016 году приблизятся, видимо, к отметке 30 млрд. долл. (вдвое больше, чем в предыдущем году). Это при средней цене приобретаемого китайцами дома около 1 млн. долл., что почти вчетверо выше среднеамериканского показателя (китайцы предпочитают дома нестандартных проектов – со спальнями внизу для старшего поколения). Данная цифра означает приток в Америку примерно 120 тыс. китайцев в год. И им, понятное дело, никто препятствовать не станет: неважно, какого цвета кошка, если она создаёт спрос в строительном секторе. Поскольку же главное направление китайской миграции в США – западное побережье, особенно Калифорния, то не исключено, что со временем изменятся и электоральные предпочтения этого традиционного оплота демократов.

Дефицит США в торговле товарами с Китаем не следует драматизировать – ведь в немалой мере он представлен продукцией самих американских компаний. К тому же этот дефицит в растущей части компенсируется значительным положительным сальдо США в торговле услугами. А учитывая склонность пожилых китайцев к «красному туризму» (когда туристы посещают памятные места, связанные с жизнью коммунистических лидеров и революционным прошлым), сообразительным и предприимчивым американцам, может быть, ещё придётся заняться музейной работой, связанной с историей деятельности компартии США и отдельных её членов. В Китае любят говорить по этому поводу, что социализм шагает по планете. И, улыбаясь, добавляют, что свою победу Трамп удачно приурочил к 99-й годовщине Великой октябрьской революции.

(Окончание следует)

http://www.fondsk.ru/news/2016/11/16/kitajskie-analitiki-tramp-smel-chtoby-izmenit-stranu-43049.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #43 : 20 Ноября 2016, 21:11:11 »

Александр САЛИЦКИЙ

Глубинная причина победы Трампа – исчерпанность глобализации



 Завершу рассказ о реакции Китая на победу Дональда Джона Трампа двумя выдержками из официальных источников. Первый комментарий последовал 11 ноября из министерства коммерции. Официальный представитель этого министерства заявил, что в целом картина преобладания общих интересов КНР и США над их разногласиями останется неизменной, как и намерение торгово-промышленных кругов обеих стран продолжать углублять взаимовыгодное сотрудничество. А 14 ноября состоялся телефонный разговор избранного президента США и председателя КНР, в котором говорилось уже о всей совокупности отношений между двумя странами. Си Цзиньпин подчеркнул, что сотрудничество – единственный правильный выбор.

Уже ясно, что глубинная причина победы Трампа – исчерпанность глобализации. Даже в мировой торговле товарами второй год продолжается кризис – сокращаются в долларовом выражении стоимостные объёмы товаров. Хотя в физическом выражении происходящее выглядит как стагнация, но торгуют всё-таки ради прибыли, а она снизилась, повергнув многие страны с сырьевой специализацией в депрессивное или просто кризисное состояние.

Исчерпанность роста торговли товарами между странами (или, проще говоря, избыточность такой торговли), знакомая теперь каждому коммерсанту, вкратце состоит в следующем. Чтобы продать изготовленное за границей, приходится всё больше вкладывать в сбыт и маркетинг на местном рынке. А это уже услуги, быстро растущие по их доле в ВВП. При росте объёма услуг производится гигантский слой полукомпрадоров - эксклюзивных дилеров, маркетологов и мерчайндайзеров, торговых агентов и рекламщиков, медпредставителей и толкачей, коммивояжеров и организаторов торговых пирамид. Эта публика навязчива, она производит в основном раздражающие шумы – и это теперь, увы, главная надежда экономической динамики.

Обострилась проблема долгов – и так практически по всей финансовой системе. Причём правительства, попавшие в долговую петлю, обычно не имеют возможности из неё выбраться – они платят по долгам не меньше, а больше (из-за пресловутых «рисков»). В результате нарастает вероятность одновременных дефолтов в нескольких крупных странах, что может просто разрушить систему платежей. Финансовый империализм, в 1970-е годы взявший верх над промышленниками, привёл всех остальных на грань пропасти, но при этом он не может обеспечить расширенное воспроизводство. Отсюда невиданная безработица и усиление эксплуатации труда.

Очевиднейшим образом завершается очередной цикл развития США (если вспомнить классическую работу Артура Шлезингера-младшего «Циклы американской истории»). Реализм вновь берёт верх над идеологией, на этот раз над мессианским глобализмом, из которого во все стороны торчат уши банков Уолл-стрит, фармацевтических корпораций, частных военных компаний, нечистых на руку представителей средств массовой информации, дорогих университетов, пичкающих студентов экономических факультетов всякой математизированной чушью, и тому подобного. Подчеркну, что при всём значении личности Дональда Джона Трампа его приход - это закономерность, как закономерно желание подавляющего большинства жителей планеты решительно изменить жизнь к лучшему и обрести хоть какую-то надежду на лучшее будущее для своих детей.

Не через расширение и углубление международного сотрудничества в его нынешнем виде проглядывает это будущее, ибо, повторим, глобализация как ресурс роста и развития исчерпана. И не изоляционизм – историческая перспектива. Единственная альтернатива, как показал опыт открытой политики Китая, – ежедневная кропотливая работа по селекции и отбору лучшего, что создано за рубежом и в своём отечестве, довооружение умелых, тех, кто уже приспособился к глобализации, а не поглощён и пережёван ею.

«Хомо интернэшнл» покидает авансцену мирового хозяйства, его место занимают талантливый местный самоучка, сделавший из дешёвого охвостья сложившихся глобальных стволов-потоков удобную и пригодную для местного климата и кошелька вещицу, и поджидающий его рядом промышленник, проворно запускающий эту вещицу в серию.

И вот уже умолкают в России в разных институтах глобалистики сторонники всяких интеграций от Атлантики до Урала, а то и до самого Тихого океана. Через все эти мифы и сказки глобалистики проступает восхитительное разнообразие и богатство русской природы, народных нравов, действительной русской жизни как она есть. Начинает складываться и стратегия – как редкой крепости и лёгкости русский композит, умеющий летать, осваивать землю и строить.

И как бы заманчиво ни выглядели теперь крупные денежные предложения от американских или китайских партнёров России, только-только почувствовавших вкус глобализации, многие из них нужно скромно отклонить, показав, что жить будем по средствам. Не следует забывать, что на квадратный километр того же Китая денег приходится почти в двадцать раз больше, чем в России, и масштабы предлагаемых оттуда решений нам просто не подходят.

Нам куда больше подходит простая ориентировка, данная центром китайским хозяйственникам после практического знакомства с иностранным капиталом в середине 1980-х годов, когда доля Китая в мировом экспорте едва-едва превышала 1 %. По-китайски эта ориентировка пишется так: 宁为鸡头不为牛尾! Переведу: «Лучше быть головой петуха, чем хвостом коровы!» На этом, пожалуй, и поставим пока что точку.

http://www.fondsk.ru/news/2016/11/18/glubinnaja-prichina-pobedy-trampa-ischerpannost-globalizacii-43065.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #44 : 23 Апреля 2017, 19:38:23 »

Дмитрий МИНИН

Поделят ли США и КНР мир на двоих? Новое издание идеи G2



 Отказ Дональда Трампа от обещанной им жёсткой линии поведения в отношении Китая, проявившийся на переговорах с Си Цзиньпином, дал толчок спекуляциям относительно нового издания американской инициативы G2 («большой двойки» США – Китай). Смысл этой инициативы в том, что испытывающие затруднения с единоличным лидерством США могли бы поделить ответственность за судьбы мира со второй сверхдержавой (по некоторым оценкам, уже первой экономикой мира). Солировать в таком партнёрстве, разумеется, должен был бы Вашингтон. В варианте Трампа это звучит как «большая сделка» (great deal), по условиям которой Белый дом отказывается от экономических претензий к КНР, а последняя становится лояльной к интересам США на международной арене. В частности, в КНДР и Сирии.

Впервые идея о возможном глобальном «дуумвирате» была выдвинута ещё в 2005 году в книге Фреда Бергстена, директора Института международной экономики Петерсона, «США и мировая экономика» (The United States and the World Economy). За пределы академических рассуждений идея вышла после финансового кризиса 2008 года, когда её поддержали, помимо прочих, Генри Киссинджер и Збигнев Бжезинский. Правда, оба эти деятеля к настоящему времени от формулы «большой двойки» отказались: выяснилось, что она совершенно неприемлема для Китая.

В этом со всей определённостью убедилась предыдущая администрация США. Пробный шар на этот счёт сначала запустила госсекретарь Х. Клинтон в феврале 2009 г. во время визита в Пекин. Поддержал её и президент Обама. Однако уже в мае 2009 г. на саммите Евросоюза и КНР в Праге премьер-министр Госсовета Китая Вэнь Цзябао категорически отверг концепцию «большой двойки». Он заявил, что «говорить о доминировании двух держав в международных делах абсолютно необоснованно и ошибочно. Китай будет проводить независимую политику и не станет вступать в альянс с какими-либо странами». А идею «Кимерики» (China-America) эксперты окрестили «Химерикой» или просто химерой.

Тем не менее «брошенная в массы» идея продолжает жить своей жизнью. Размышления на эту тему можно подытожить по заключениям исследователя из Гарвардской школы бизнеса Джереми Фридмана. Он констатирует, что сегодня противостоять одновременно и России, и Китаю для Америки – непосильная задача. Поэтому приходится выбирать из них кого-то одного в союзники. Идея дружить со всеми почему-то в Соединённых Штатах не очень популярна, обязательно надо кому-то противостоять. Поэтому возникает дилемма: какой союзник лучше для США – Россия или Китай?

В пользу союзнических отношений с Москвой, пишет Фридман, говорит то, что Китай сегодня наносит больший ущерб американским интересам в мире, чем Россия. «Она не смертельная угроза для мирового порядка, а скорее упущенный шанс, который еще можно спасти». Очевидно, подобный ход мыслей был характерен для команды Трампа в предвыборный период. Однако есть и другой вариант - объединиться с Китаем против России. Фундаментом китайского развития являются мировая стабильность и открытая торговля, условия для которых, как полагают в США, в конечном счёте обеспечивает американская военная мощь. Играть ту роль, которая принадлежит американцам, Китай якобы не в состоянии, что понимают и его лидеры, а поэтому предпочтительнее сделать основную ставку на него. На нынешнем этапе в поведении Белого дома, скорее, угадываются именно эти мотивы. Впрочем, всё не так просто. Сам Фридман, в частности, задаётся вопросами: а удастся ли вообще убедить Россию объединиться с Америкой против Китая или убедить Китай объединиться с Америкой против России? Что смогут Соединённые Штаты предложить той или иной стороне?

И действительно, Россия, даже когда Трамп её нахваливал, не давала ни малейших оснований усомниться в том, что ни к каким антикитайским комбинациям она присоединяться не станет. Как знать, может, и это отчасти явилось причиной того, что американский президент посчитал необходимым переосмыслить некоторые свои намерения на китайском направлении. При этом в Вашингтоне явно проигнорировали тот факт, что и Пекин недвусмысленно заявлял о своём нежелании отказываться от достигнутого уровня близости с Москвой. В Пекине, например, указывали, что этот уровень определяется «целым рядом стратегических факторов, формировавшихся в течение долгого времени».

В настоящее время безусловным внешнеполитическим приоритетом Китая является не мифическая «большая двойка», а проект «одного пояса, одного пути» на евразийском пространстве. Концептуально он является развитием идеи Великого шелкового пути, но со значительно большим участием России, чем первоначально планировалось. Не приходится сомневаться, что среди намечающих прибыть на майский саммит данного проекта в Пекине лидеров 20 с лишним стран российский президент займёт самое почётное место.

Принимать воспитанность за мягкость – типичное заблуждение многих. Си Цзиньпин, к примеру, действительно, не выразил открытого возмущения, когда Трамп во время их переговоров в США прервал «дегустацию шоколадного десерта» сообщением о нанесении ракетного удара по Сирии. Однако это отнюдь не означает, что «сюрприз» ему понравился и что он когда-нибудь забудет про допущенную бестактность. Ещё неизвестно, каким будет ответный десерт по-китайски. Эксперты полагают, что кажущейся податливостью на саммите в Америке китайский лидер получил гораздо больше, чем уступил. Однако, когда надо, и он может быть жёстким. Гонконгская South China Morning Post, например, полагает, что если Трамп введёт карательные тарифы и барьеры для торговли с Китаем, то можно уверенно говорить, что Си Цзиньпин ответит взаимностью. Если Китай почувствует, что не учитываются его интересы по Тайваню и Южно-Китайскому морю, то не надо удивляться, если Пекин нанесёт ответный удар. Китайский лидер избегает конфликтов ещё и потому, что осенью ожидает своего переизбрания на посту Генерального секретаря ЦК КПК. Когда переизбрание состоится, Си Цзиньпин уже не будет нуждаться в демонстрации своей дипломатической гибкости. В большей степени ему понадобится продемонстрировать результаты. «Некоторые из них могут быть очень неудобными для тех, кто находится за пределами Китая».

Следует признать преждевременными и восторги Трампа по поводу того, что Китай не наложил вместе с Россией вето на американскую резолюцию по применению химоружия в Сирии, а воздержался. То же касается и согласия Пекина на оказание определённого давления на КНДР. Ведь резолюция всё равно была заблокирована, и количество голосов особого значения не имело. Кстати, малозамеченным осталось то, что при голосовании за американскую резолюцию среди воздержавшихся оказался и ближайший союзник России по ОДКБ – Казахстан. По-видимому, это объяснялось необходимостью сохранения «астанинского процесса» сирийского урегулирования, а Москва была вполне готова ветировать указанный проект в одиночестве. Что касается корейской ядерной программы, то она не устраивает и Китай. Так что он и сам готов к оказанию определённого давления на Пхеньян.

В то же время Пекин официально осудил одностороннее применение силы в Сирии вне рамок Устава ООН и решений СБ ООН, явно подразумевая здесь американский ракетный удар. А в связи с нападением сирийских боевиков на гражданскую автоколонну под Алеппо 15 апреля с.г. на сайте агентства Синьхуа появился редакционный комментарий, в котором ответственность за гражданскую войну в Сирии прямо возлагалась на Запад, и в частности США. Именно Запад привёл к острому кризису в стране из-за стремления включить Сирию в зону своего влияния. Синьхуа также отметило, что мирный процесс в Сирии срывается из-за поддерживаемых западными державами требований сместить со своего поста Башара Асада. Те, кто поддерживают эти требования, заявило Синьхуа, регулярно «совершают ошибочные ходы», а «интересы сирийского народа при этом становятся жертвой западной интервенции». Примечательно, что данный комментарий появился только в русской версии Синьхуа. Ясный сигнал Москве: ссориться с Западом не хотим, но позицию не меняем.

Кроме того, Китай однозначно резко отреагировал на перспективу американского военного удара по КНДР. По его мнению, денуклеаризация Корейского полуострова может быть достигнута только на основе интенсивного политического диалога и консультаций. Нет сомнений, что этот «холодный душ» из Пекина остудил горячие головы в Вашингтоне.

В целом пока есть все основания говорить о том, что идею G2 при Трампе, коль скоро он не захочет от неё отказаться сам, постигнет та же судьба, что и при Обаме. Тенденция к становлению многополярного мира необратима, и все попытки сохранить единоличное лидерство с помощью разного рода суррогатов «разделения ответственности» исторически обречены.

http://www.fondsk.ru/news/2017/04/22/podeljat-li-usa-i-knr-mir-na-dvoih-novoe-izdanie-idei-g2-43862.html
Записан
Страниц: 1 2 [3] 4 5
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!