Русская беседа
 
01 Марта 2021, 20:17:21  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 6 7 [8] 9 10 11
  Печать  
Автор Тема: ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!  (Прочитано 29089 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10975


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #105 : 22 Апреля 2020, 02:47:06 »


«Самый главный праздник церковного года»

Важно, чтобы пасхальная радость была беспрестанной, и чтобы каждый день христианина стал победой над смертью, грехами, леностью, немощами




Пасха для нас — это праздников праздник и торжество из торжеств. Это сердце жизни каждого христианина. Это самое важная наша надежда, самое дорогое наше упование. Как сказал Апостол Павел: «Если Христос не воскрес..., то мы несчастнее всех человеков».  Но Христос воскрес, Первенец среди мертвых. Он воскрес и дарует тем самым нам великую надежду, что мы не умрем, и даже если и упокоится наше тело в земле, то, когда Богу угодно будет, оно воскреснет.

Пасха для православного человека, в отличие от человека западного, — это действительно самый главный праздник церковного года. Не Рождество, а именно Пасха. Когда Христос разбил врата ада, уничтожил силу смерти, когда вывел из преисподней ветхозаветных праведников и всех, кто откликнулся на Его призыв, когда Он, по слову апостола Павла, отнял власть и силу у демонских полчищ и властно поверг их позору, когда Он даровал человеку совершенно новый образ жизни. Как говорится в службе Пасхи: «иного жития вечнаго начало».

Это действительно светоносный день. Церковное предание сохранило нам свидетельство о Божественном Свете и Божественном Огне, исходившем от воскресшего Господа Нашего, Христа блистающего и «Радуйтесь!» говорящего нам. Это сияние должно светить в сердце каждого из нас и осиявать нас. Этот свет да просветит человеки, чтобы люди видели добрые дела наши и прославили Отца Небесного.

Важно, чтобы пасхальная радость была беспрестанной, и чтобы каждый день христианина был пасхальным свершением. Чтобы каждый день у него был победой над смертью, его леностью, его грехами, его немощами. Чтобы каждый из нас, каждый русский человек был подражателем Христа, победителем смерти во всех её видах. Чтобы Русь наша действительно была Новым Иерусалимом, новым храмом Воскресения Христова.




Протодиакон Владимир Василик, доктор исторических наук, кандидат филологических наук, кандидат богословия, доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии

Источник
« Последнее редактирование: 23 Апреля 2020, 02:01:15 от Дмитрий Н » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85685

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #106 : 22 Апреля 2020, 21:22:46 »

Стихиры Пасхи



Текст:

Да воскреснет Бог, / и расточатся врази Его.

Пасха / священная нам днесь показася; / Пасха нова святая; / Пасха таинственная; / Пасха всечестная. / Пасха Христос Избавитель; / Пасха непорочная; / Пасха великая; / Пасха верных. / Пасха двери райския нам отверзающая. / Пасха всех освящающая верных.

Яко исчезает дым, / да исчезнут.

Приидите / от видения жены благовестницы, / и Сиону рцыте: / приими / от нас радости благовещения, Воскресения Христова: / красуйся, ликуй / и радуйся, Иерусалиме, / Царя Христа узрев из гроба, / яко жениха происходяща.

Тако да погибнут грешницы от Лица Божия, / а праведницы да возвеселятся.

Мироносицы жены, / утру глубоку, / представша гробу Живодавца, / обретоша Ангела / на камени седяща, / и той провещав им, / сице глаголаше: / что ищете Живаго с мертвыми; / что плачете Нетленнаго во тли? / Шедше, проповедите учеником Его.

Сей день, егоже сотвори Господь, / возрадуемся и возвеселимся в онь.

Пасха красная, / Пасха, Господня Пасха! / Пасха всечестная / нам возсия. Пасха, / радостию друг друга обымем. / О Пасха! / Избавление скорби, / ибо из гроба днесь, / яко от чертога / возсияв Христос, / жены радости исполни, глаголя: /проповедите апостолом.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Воскресения день, / и просветимся торжеством, / и друг друга обымем. / Рцем братие, / и ненавидящим нас, / простим вся Воскресением, / и тако возопиим: / Христос воскресе из мертвых, / смертию смерть поправ, / и сущим во гробех живот даровав.

Стихиры Пасхи - ноты:

Стихиры Пасхи знаменного распева для смешанного хора скачать PDF

https://foma.ru/wp-content/uploads/2017/04/stihiry_pashi_znamennogo_raspeva_dlya_smeshannogo_hora.pdf


Стихиры Пасхи - Хор Почаевской Лавры

См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=sYNZTIGvIfE

Стихиры Пасхи, исполнение хора Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, обиходный распев

https://youtu.be/PPcfv23NxbE

https://www.youtube.com/watch?time_continue=1&v=PPcfv23NxbE&feature=emb_logo

https://www.youtube.com/watch?v=oA__eI7asp4

https://foma.ru/stihiryi-pashi.html
« Последнее редактирование: 22 Апреля 2020, 21:34:33 от Александр Васильевич » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10975


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #107 : 23 Апреля 2020, 02:46:54 »


Библия, изложенная для семейного чтения. Воскресение Христово


Поставление стражи у гроба


Ангел на гробе. Фреска монастыря в Милешево

«На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату и говорили: господин! Мы вспомнили, что обманщик Тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну; итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых; и будет последний обман хуже первого. Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете. Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать». (Мф. 27, 62–66)

Жены-мироносицы у гроба

«По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели» поспешили ко гробу Иисуса «Мария Магдалина и другая Мария»[1] «и вместе с ними некоторые другие», «неся приготовленные ароматы» для помазания тела Его, «и говорят между собою: кто отвалит нам камень от двери гроба?» «И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег; устрашившись его, стерегущие пришли в трепет и стали, как мертвые». (Мф. 28, 1. Лк. 24, 1. Мк. 16, 3. Мф. 28, 2–4)

Мироносицы, «войдя, не нашли тела Господа Иисуса. И когда недоумевали они о сем», «Ангел, обратив речь к женщинам, сказал: не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого; Его нет здесь — Он воскрес, как сказал. Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь, и пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее; там Его увидите. Вот, я сказал вам». (Лк. 24, 3–4. Мф. 28, 5–7)

«Итак, бежит и приходит Мария Магдалина к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус (Иоанну), и говорит им: унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его. Тотчас вышел Петр и другой ученик, и пошли ко гробу.

Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра, и пришел ко гробу первый. И, наклонившись, увидел лежащие пелены; но не вошел во гроб. Вслед за ним приходит Симон Петр, и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие, и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал. Ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых. Итак ученики опять возвратились к себе.


Мозаика Воскресения Христова. Монастырь святого Луки (Осиос Лукас)

А Мария стояла у гроба и плакала. И, когда плакала, наклонилась во гроб, и видит двух Ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало тело Иисуса. И они говорят ей: жена! что ты плачешь? Говорит им: унесли Господа Моего, и не знаю, где положили Его. Сказав сие, обратилась назад и увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус. Иисус говорит ей: жена! что ты плачешь? кого ищешь? Она, думая, что это садовник, говорит Ему: господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его. Иисус говорит ей: Мария! Она, обратившись к Нему, говорит Ему: Раввуни! — что значит: Учитель! Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему. Мария Магдалина идет и возвещает ученикам, что видела Господа и что Он это сказал ей». (Ин. 20, 2–18)

Между тем «некоторые из стражи, войдя в город, объявили первосвященникам о всем бывшем». «И сии, собравшись со старейшинами и сделав совещание, довольно денег дали воинам, и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали; и, если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его, и вас от неприятности избавим. Они, взяв деньги, поступили, как научены были; и пронеслось слово сие между иудеями до сего дня». (Мф. 28, 11–15)


_______________________________________

[1] «Синаксарь (на Пасху) под выражением “другая Мария” понимает Матерь Божию. Если бы это была не Она, то евангелист, вместо неопределенного “другая”, сказал бы, какая именно Мария, — но, отличая эту Марию от всех прочих известных Марий, он указывает именно на Ту, Которую христиане могли узнать и без прямого названия и Которой враги христианства не должны были знать». — Дебольский Г. С. Дни богослужения Православной Церкви. СПб., 1887. Т. II. С. 182.

http://www.pravoslavie.ru/3138.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10975


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #108 : 23 Апреля 2020, 02:59:21 »


Воскресение Христово открывает нам истину о мироздании




Расцветают языки и культуры – но проходит время, и о них знают лишь специалисты. Возникают различные идеи, различные представления о мире, они овладевают умами людей, принимаются как что-то несомненное и само собою разумеющееся, затем теряют свое влияние и становятся интересны только историкам. Есть ли у нашей цивилизации то, что остается неизменным, та ось, вокруг которой невидимо обращается все остальное? Есть ли хоть что-то в хаотическом процессе борьбы различных сил и идей, что стоит твердо, как скала среди бурного моря?

Наш наблюдатель скоро обнаружит некую реальность, которая проходит через все эти века, оставаясь вполне идентичной самой себе – Церковь Христову. Это единственный институт, который сохранился со времен античности, старейшее действующее учреждение Европы – если не всего мира. Много раз – еще со времен античного автора Цельса – Церкви предрекали скорое исчезновение; его продолжают предрекать и до сих пор. Множество раз в истории – особенно в истории ХХ века – людям казалось, что они нашли, наконец, какую-то новую идею, открывающую окончательную правду о мире и человеке, и они обрушивались – как обрушиваются сейчас – на Церковь с нападками за то, что она не хочет переменить свое вероучение, чтобы приспособиться к очередной идеологии. Идеологии, которая всегда представляется ее последователям вечной (или хотя бы тысячелетней), но которая неизбежно умирает через несколько десятилетий. Много раз Церковь обвиняли в «отсталости» те, чьи взгляды к сегодняшнему дню уже безнадежно устарели. Но Церковь стоит, провозглашая одно и то же возвещение, которое было истинным в античную эпоху, истинно сегодня и будет истинно всегда. Это возвещение, которым мы приветствуем друг друга на Пасхальной заутрене – «Христос Воскресе!»

Впервые это возвещение прозвучало из уст жен-мироносиц во мраке глубокого уныния, которым были охвачены ученики после распятия Спасителя. Казалось, все надежды, которые ученики возлагали на Господа, рухнули – Тот, в Ком они видели Мессию, Избавителя, не только не установил чаемого народом земного царства, но и потерпел, казалось, полное поражение, был предан, как какой-то преступник, мучительной и позорной казни у всех на глазах. Казалось несомненным, что победа осталась за силами ненависти и насилия, что бичи и железо, смерть и отчаяние – реальны, а надежды на Бога – нет. Страшный опыт, который пережила Церковь в ХХ веке, в России и во многих других странах, когда торжество богоборческих сил казалось полным, а верные – обреченными на окончательное истребление, напоминает об этом опыте Апостолов.

И сейчас столкновение со злом и неправдой мира приводит многих людей в уныние; но всегда, и в страшные годы тирании и гонений, и перед лицом хаоса и смерти, Церковь провозглашает радостную весть – Христос воистину воскрес. Окончательная победа не за силами греха и смерти, но за любовью Божией. Такова вера, побеждающая весь мир, о которой говорит Святой Апостол «Кто побеждает мир, как не тот, кто верует, что Иисус есть Сын Божий? (1Иоанна.5:5)».

Воскресение Христово – центральное событие мировой истории, и оно возвращает нас от иллюзий к реальности, оно выводит нас из темного леса человеческих заблуждений к сиянию истины Божией.

Воскресение открывает нам истину о мироздании. Апостол Иоанн, созерцая Крест и Воскресение Спасителя, говорит: «Бог есть любовь». Мы узнаем, что высшая реальность, реальность Святой Троицы, исполнена любви, милости и красоты. Мы узнаем, что зло и грех обречены на исчезновение, что у мира есть будущее – и это будущее невыразимо прекрасно. История – не бессмысленный кровавый хаос, но путь – хотя трудный и трагический – к исполнению Божиего замысла, когда «земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море. (Ис.11:9)». Мироздание – не ледяная пустыня, из которой мы возникли по воле случая, но дом, устроенный для людей небесным Отцом.

Воскресение открывает нам истину о человеке; мы узнаем, что люди драгоценны в очах Бога, настолько драгоценны, что Он Сам облекся в плоть, был распят и погребен за нас, неблагодарных и злонравных.

Человеческая жизнь может казаться эфемерной на фоне мироздания, даже на фоне истории – но Воскресение удостоверяет нас, что человек важнее цивилизаций и долговечнее пирамид, что Бог призывает нас к вечной, блаженной жизни, в которую каждый может войти покаянием и верой. Святой Феофан Затворник, рассуждая о словах Святого Апостола Павла «Христос – первенец из умерших», говорит о Воскресении, уготованном всем людям: «Христу как Первенцу надлежало пройти весь путь восстановления, чтобы проложить дорогу восстановляемым. Для того умирает, чтобы разрушить силу смерти, для того воскресает, чтобы для всех положить основание воскресения, для того входит в славу, чтобы и всем открыть дверь ко вступлению в сию славу… За Ним как за Начатком конечно последует все человечество». Сквозь все скорби века сего мы прозреваем тот великий день, когда «Поглощена будет смерть навеки, и отрет Господь Бог слезы со всех лиц (Ис.25:8 )».

Церковь живет во свете этого великого дня, который предвосхищен Воскресением Христовым и несомненно нам обещан. Поэтому жизнь христианина – это не просто более нравственная жизнь; это жизнь, построенная на фундаменте Воскресения. Церковь призывает всех людей прийти к Воскресшему, чтобы обрести новую жизнь – жизнь, исполненную смысла и надежды. Как говорит святой Иоанн Златоуст, «Все насладитесь пиром веры, все воспримите богатство благости! Никто не рыдай о своем убожестве, ибо для всех настало Царство! Никто не плачь о своих грехах, потому что из гроба воссияло прощение! Никто не бойся смерти, ибо освободила нас Спасова смерть!»




Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл


http://www.pravoslavie.ru/38202.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10975


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #109 : 24 Апреля 2020, 05:33:19 »


Первый и Последний

Протоиерей Андрей Ткачев


Его Рождение возвещено пением с неба и торжеством бесплотных Сил. Его голос заставил каменную могилу отдать похищенное тело Лазаря. Его стопы не разделяли море, как при выходе из Египта, но заставляли воду твердеть и служить наподобие пола или земли.

Кто не узнал в этих чертах Благословенного Сына Божия, пришедшего во плоти? А ведь сказанное — лишь капля дел Его, «и если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг» (Ин. 21, 25).




Сошествие Христа во ад

Он кормит среди пустыни множество слушателей Своего учения умножившимися хлебами и рыбой, и мы узнаём в Нём Того, кто даёт семя сеющему и хлеб в пищу (2 Кор. 9, 10), Того, Кто в пятый день творения повелел водам произвести рыбу и наполниться ею.

Демоны бегают, вода на браке по Его велению изменяется в вино вкусное и веселящее сердце, и кровь перестаёт течь из обессиленного женского тела.

О мёртвой отроковице Он говорит: «Она спит», — а носимому на погребение юноше: «Тебе говорю: встань», — и оба вновь открывают крепко закрытые смертью очи.

Видящих и слышащих Его Он называет блаженными, обещает в три дня восставить Храм, который сорок шесть лет поднимался из уничижения (Ин. 2, 20), и Авраама называет бывшим после Себя (Ин. 8, 58).

Иисус Христос — имя Ему.

Исаия называет Его Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира (Ис. 9, 6).

Апостол языков говорит, что всё Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и всё Им стоит (Кол. 1, 17).

И вот Он, чудный в делах и по имени, дал Себя убить, выпил чашу смерти, смерти же крестной.

Что же такое смерть и грех, если оба эти чудовища потребовали себе такой (!) жертвы? И насколько беспросветной и несправедливой, безнадёжной и достойной отчаяния была бы жизнь, если бы Человек этот не вышел из гроба на заре третьего дня!

Природу и мир с их бесчувственными законами, не сомневаясь, можно было бы сравнить с «громадной машиной новейшего устройства, которая бессмысленно захватила, раздробила и поглотила в себя великое и бесценное Существо — такое Существо, Которое одно стоило всей природы и всех законов её» (Ф. Достоевский).

Пусть жизнь многих из нас, быть может, большинства людей, такова, что мысль о воскресении, мысль о вечной жизни для нас, столь унизившихся суетою и обмельчавших существ, кажется странной и фантастической. Но Он! Он то достоин вечной жизни! В Нём нет ни жадности, ни похоти, ни злого коварства. В Нём нет властолюбия, хотя Он один только и достоин властвовать! В Нём нет невежества, суетности, плотоугодия, рабского заискивания перед миром. Он умён, безгрешен, молод и благороден. Если бы и Он был пожран навеки ненасытной смертью, жизнь потеряла бы всякий смысл. Тогда любого из нас, как князя Льва Николаевича в третьей части «Идиота», можно было бы взять за руку и, зажёгши свечу, «показать какого то огромного и отвратительного тарантула, уверяя, что это — то самое тёмное, глухое и всесильное существо», которое правит миром.

И поэтому, когда Он лёг во гроб, когда место Его покоя было завалено камнем и ограждено копьями стражи, люди, любившие Его, «должны были ощутить страшную тоску и смятение в тот вечер, раздробивший разом все их надежды и почти что верования. Они должны были разойтись в ужаснейшем страхе».

И только женщины, не умея дать себе полный отчёт в логике действий, влекомые истерзанным сердцем, весьма рано в первый день недели пришли ко гробу при восходе солнца (Мк. 16, 2).

Им, и без того насыщенным страхами, пришлось ещё раз испугаться. Они увидели, что камень взят от гроба. Войдя во гроб, они справа от места, где лежал Господь, увидели юношу, облечённого в белую одежду; и ужаснулись (Мк. 16, 5). Женский страх не ускользнул от взгляда небожителя. И он сказал им слова, от которых радостно колотится сердце всех верующих: Не ужасайтесь. Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его здесь нет. Вот место, где Он был положен (Мк. 16, 6). С этого момента ручеёк слов о воскресшем Господе зажурчал, потёк, усиливаясь, умножаясь, превращаясь в реку, течение которой никто не остановит.

Он жив, и Его нет во гробе!

И схождение Его в мир, и вознесение Его на Крест, и затем опять схождение в гробовую тьму были делом Его любви к нам. Теперь Он опять вознесётся, и Небо примет Его до времени, пока новая радость о Нём разнесётся по миру, пока небесный пир до конца наполнится возлежащими.

То, что Он жив ныне и вовеки, так же несомненно, как то, что Он был истинно мёртв нашей смертью. Так Он говорит Иоанну: Я есмь Первый и Последний, и живый; и был мертв, и се жив во веки веков, аминь (Откр. 1, 18). В Нём наша жизнь обретает осмысление и оправдание; украшение и освящение.

Ему в эти дни да поёт, не умолкая, всякое обрезанное сердце, всякое сердце, причастное благодати: «Ты бо еси Бог наш. Разве Тебе иного не знаем. Имя Твое именуем. Приидите, вси вернии, поклонимся святому Христову Воскресению».


Источник: Отрок.ua

https://pravoslavie.ru/53043.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85685

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #110 : 24 Апреля 2020, 14:12:04 »

Христос Воскресе - Византийский распев





Праздничный хор Александра-Свирского мужского монастыря регент - Дмитрий Жуйков.

См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://youtu.be/P9Hres93mBs

https://www.youtube.com/watch?time_continue=2&v=P9Hres93mBs&feature=emb_logo

https://ruskline.ru/video/2020/04/24/hristos_voskrese__vizantiiskii_raspev

Χριστός Ανέστη εκ νεκρών

Χριστὸς ἀνέστη ἐκ νεκρῶν, θανάτῳ θάνατον πατήσας, καὶ τοῖς ἐν τοῖς μνήμασι, ζωὴν χαρισάμενος!

В русской транскрипции:

Христо́с ане́сти эк некро́н Фана́то фа́натон пати́ссас Кэ́тис э́нтис мни́маси, зои́н Хариса́мэно́с!

« Последнее редактирование: 24 Апреля 2020, 14:34:23 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85685

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #111 : 24 Апреля 2020, 14:49:31 »

Пасхальное приветствие на разных языках мира



Английский:

Christ is Risen! [Крайст из Pи́зэн]
He is risen indeed! [Хи из Ризн индид!]

Венгерский:

Krisztus feltámadt!
Valóban feltámadt!

Греческий:

Χριστος Aνεστη! [Христос Анести́]
’Aληθω̃ς Α̉νέστη! [Алифос анести]

Грузинский:

ქრისტე აღსდგა! [Кристе агздга]
ჭეშმარიტად აღდგა! [Cheshmaritad aghdga!]

Датский:

Kristus er opstanden!
Ja, sandelig, Han er opstanden!

Иврит:

Ha-Mashiah qom! [Машиах кам!]
Be-emet qom! [Бээмэт кам!]
или: Ha Mashiyach qam!
Ken hoo qam!

Исландский:

Kristur reis upp!
Sannlega reis han upp!

Испанский:

¡Cristo ha resucitado!
¡En verdad [Verdaderamente], ha resucitado!

Итальянский:

Cristo è risorto! [Кри́сто э ризо́рто]
È veramente risorto! [Э вераме́нтэ ризо́рто]

Китайский:

基督复活了 [Jīdū fùhuóle] (Цзиду фухола)
真正复活 [Zhēnzhèng fùhuó] (Чжэньчжен фухо) (русская транскрипция сделана мною - А.В.)

Коптский:

Pikhirstof aftonf!
Khen o methni aftonf!

Корейский:

крисыдоггесо пухвальхасёссымнида!
чхамыро пухвалхасёссымнида!

Латынь:

Christus resurrexit! [Христус рэзузэксит!]
Vere resurrexit! [Вере рэзузэксит!]

Македонский:

Христос воскресе!
Навистина воскресна!

Немецкий:

Christus ist auferstanden! [Кри́стус ист ауфэршта́нден]
Er ist wahrhaftig auferstanden!

Польский:

Chrystus Zmartwychwstał! [Хрысту́с зма́ртвыхвстал]
Prawdziwie zmartwychwstał!

Португальский:

Cristo ressuscitou!
Em verdade [Verdadeiramente] ressuscitou!

Румынский:

Hristos a înviat! [Христо́с а инвиа́т]
(Cu) Adevărat a înviat!

Санскрит:

Kristo’pastitaha!
Satvam Upastitaha!

Сирийский:

Meshiha qam!
Bashrira qam!

Сербский:

Христос Васкрсе!
Ваистину Васкрсе!

Французский:

Le Christ est ressuscité! [лё Крист э рэcюситэ́]
En vérité/Vraiment, Il est ressuscité!

Эфиопский:

Christos T’ensah Em’ Muhtan!
Exai’ Ab-her Eokala!

Якутский:

Христос тириннэ!
Чэпчи тириннэ!

Японский:

ハリストス復活! [Харисуто́су Фукаццу́]
実に復活! [Дзицу ни фуккацу!]

https://www.facebook.com/foma.ru/photos/пасхальное-приветствие-на-разных-языках-мираанглийский-christ-is-risen-крайст-из/3682437045130807/
« Последнее редактирование: 24 Апреля 2020, 14:52:48 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 85685

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #112 : 24 Апреля 2020, 16:09:36 »

Христос Воскресе! Воистину Воскресе! - на всех языках мира



Христос Воскресе! Воистину Воскресе! Предлагаю эти фразы с переводом на все мировые языки. Вдруг вы окажетесь в какой-нибудь стране и не будете знать, как поздравить собеседника?


ирландский:

Tá Críost éirithe! Tá Criosd ar éirigh! Go deimhin, tá sé éirithe! Go deimhin, tá e aréirigh!

мэнский:

Taw Creest Ereen! Taw Shay Ereen Guhdyne!

гэльский (Шотландия):

Tha Crìosd airèiridh! Gu dearbh, tha e air èiridh!

гойдельский:

Criost eirgim! Erid Crist! Eirgim! G’deya(, n erid she)!

валлийский:

Atgyfododd Crist! Yn wir atgyfododd!

бретонский:

Dassoret eo Krist! Ewirionez dassoret eo!

древнеанглийский:

Crist aras! Crist soðlice aras!

английский:

Christ is risen! He is risen indeed! Indeed, He is risen! Truly, He is risen!

фризский:

Kristus is opstien! Wis is er opstien!

нидерландский (голландский):

Christus is opgestaan! Hij is waarlijk opgestaan! Inderdaad, Hij is opgestaan! нидерландский

фламандский:

Christus is verrezen! Hij is waarlijk verrezen!

немецкий:

Christus (Der Herr) ist auferstanden! Er ist wahrhaftig auferstanden!

идиш:

Eybershter [DerMeschiache] undzer iz geshtanen! Avade er iz ufgeshtanen!

люксембургский:

Christus ass operstan! Jo, et ass wouer, En ass operstan!

исландский:

Kristur er upprisinn! Kristur reis upp! Hann er vissulega/sannarlega upprisinn! Sannlega reis han upp!

норвежский (букмол):

Kristus er oppstanden! Han er sannelig oppstanden!

норвежский (нюношк):

Kristus er oppstaden! Han er sanneleg oppstaden!

датский:

Kristus [Han] er opstanden! Kristus er genopstået! Ja, sandelig, Han er opstanden! Ja, sandelig opstanden! I sandhed Han erOpstanden! Ja, sandelig genopstået!

шведский:

Kristus är uppstånden! (Ja, Han är) sannerligen/verkligen uppstånden!

латинский:

Christus (re)surrexit! Christus resurrectus Est! Surrexit Christus! Vere resurrexit! Surrexit vere! Vere resurrectus est! Vere!

португальский:

Cristo ressuscitou! Em verdade [Verdadeiramente] ressuscitou!

галисийский:

Cristo resucitou! De verdade resucitou!

испанский:

Cristo resucitó! Cristo ha resucitado! En verdad resucitó! ¡En verdad [Verdaderamente], ha resucitado!

каталанский:

Crist ha ressuscitat! En veritat [Veritablement] ha ressuscitat!

французский:

Christ est ressuscité ! En vérité/ Vraiment, Il est ressuscité !

валлонское наречие:

Li Crist a raviké! Il a raviké podbon!

окситанский:

Lo Crist es ressuscitat! En veritat es ressuscitat!

итальянский:

Cristo è risorto! È veramente risorto!

сардинский:

Cristu est resuscitadu! Aberu est resuscitadu!

сицилийский:

Cristu arrivisciutu esti! Pibbiru arrivisciutu esti!

романшский (Швейцария):

Cristo es rinaschieu! In varded, el es rinaschieu!

румынский:

Hristos a înviat! (Cu) Adevărat a înviat!

арумынский:

Hristolu unghia! Dalihira unghia!

польский:

Chrystus zmartwychwstał! Prawdziwie zmartwychwstał! или Zaiste/Zaprawdę zmartwychwstał!

чешский:

Kristus je vzkříšen! Kristus vstal z mrtvých / zmrtvýchvstal! Vskutku je vzкříšen! Vpravdě vstal z mrtvých! Skutečně vstal! Opravdu zmrtvýchvstal!

словацкий:

Kristus vstal z mŕtvych / zmŕtvychvstal! Christos voskresen! (у православных словаков) Skutočne vstal (z mŕtvych) / zmŕtvychvstal! Naistino voskresen!

словенский:

Kristus je vstal! Res je vstal!

хорватский:

Krist je uskrsnuo! zaista je uskrsnuo!

церковнославянский: 

Хрис҄тóсъ воскре́се! Вои́стину воскре́се!

сербский:

Христос васкрсе! Ваистину васкрсе!

болгарский:

Христос возкресе! Христос възкръсна! Воистина возкресе! Наистина възкръсна!

македонский:

Христос воскресна! Навистина воскресна! / Навистина воскресе!

белорусский:

Хрыстос уваскрос/ уваскрэс! Сапраўды ўваскрос /ўваскрэс!

украинский:

Христос воскрес! Воістину воскрес!

русский:

Христос воскрес! Воистину воскрес!

латышский:

Kristus (ir) augšāmcēlies! Patiesi (Viņš ir) augšāmcēlies!

литовский:

Kristus prisikėlė! Tikrai prisikėlė! Iš tikrųjų prisikėlė!

албанский:

Krishti u ngjall! (Në) vërtetë u ngjall! Vërtet u ngjall!

греческий:

Χριστός α̉νέστη! Christos anesti! ’Aληθω̃ς α̉νέστη! Alithos anesti!

венгерский:

Krisztus feltámadt! Valóban feltámadt!

горномарийский:

Христос ӹлӹж кӹньӹлӹн! Лачок ӹлӹж кӹньӹлӹн!

луговомарийский:

Кристос ылыж кынелын! Чынак ылыж кынелын!

эрзянский:

Христос вельмесь! Алкукс вельмесь!

финский:

Kristus nousi kuolleista! Totisesti nousi!

коми:

Кристос ловзис! Воистину ловзис!

эстонский:

Kristus on (surnuist) üles tõusnud! Tõesti (on) üles tõusnud!

баскский:

Piztu da Kristo! Cristo berbistua! Egiaz piztu da! Benatan berbistua!

мальтийский:

Kristu qam! Kristu qam mill-mewt! Huwa qam tassew! Huwa qam tassew!   

абхазский:

Қьырса Дыбзахеит! Иҵабыргны Дыбзахеит!

грузинский:

ქრისტე აღსდგა! Krist’e ağsdga! Кристе ахсдга! ჭეშმარიტად აღსდგა! Č’ešmarit’ad ağsdga! Чешмаритад ахсдга!

армянский (грабар):

Քրիստոս յարեաւ ի մեռելոց՜ (досл.: Христос воскрес из мертвых!)
Օրհնեալ է յարութիւնն Քրիստոսի՜ (досл.: Благословенно Воскресение Христово!)

армянский (транслитерация традиционной орфографии):

K’ristos yareaw imeṙeloc'! Ōrhneal ē yarut'iwnn K'ristosi!

армянский (транслитерация реформированной орфографии):

K’ristos haryav imeṙeloc'! Orhnyal ē harut'yunn K'ristosi!

западно-армянский:

K’risdos haryav imereloc’! Orhnyal e harut’yun K’risdosi!

иврит:

המשיח קם Ha Mašiyaḥ qam! Ha-Mašiaḥ qom! כן הוא קם Ken hu qam! באמת קם Be-emet qom!

арабский литературный:

المسيح قام Al-masīḥ qām! حقاً قام Ḥaqqan qām! بالحقيقة قام Bi-l-ḥaqīqa/Belḥāqiqāti qām! (классический)

сирийский: 

! ܡܫܝܚܐ ܩܡ ! ܡܪܢ ܩܡ Mešiḥa qām! Māran qām! M'šiḥo d-kom!  ! ܫܪܝܪܐܝܬ ܩܡ Šarīrāīth qām! Šariroith qom! Bašrira qam! Ha ku qam!

туройо:

  !ܡܫܝܚܐ ܩܝܡ Mšiḥo qāyem !  !ܫܪܝܪܐܝܬ ܩܝܡ Šariroith qāyem!

ассирийский (новоарамейский) язык: 

!ܡܫܝܚܐ ܩܡܠܗ Mšikha qimle!  !ܒܗܩܘܬܐ ܩܡܠܗ Bhāquta qimle!

западно(ново)арамейский:

Qom Mšiho (menqabro)! Šariroyith qom!

турецкий:

Mesih dirildi! İsa dirildi! Gerçekten dirildi! Hakikaten dirildi!

крымскотатарский:

Mesih tirildi! Kerçekten tirildi!

туркменский:

Messih direldi! Hakykatdanam direldi!

азербайджанский:

Xristos dirilib! Isa peyğǝmbǝr yenidǝn dirildi! Məsih dirildi! Bubir hǝqiqǝtdir, o yenidǝvn dirildi! Həqiqətən dirildi!

казахский:

Христос тiрілді (или тiріліп тұрды)! Xrïstos tirildi (или tirilip turdı)! Шынымен тiрілді (или тiріліп тұрды)! Şınımen tirildi (илиtirilip turdı)!

узбекский:

Масиҳ/Христос тирилди! Masih/Xristos tirildi! Ҳақиқатан тирилди! Haqiqatan tirildi!

алтайский: Христос тирилди! Чын тирилди!

хакасский:

Христос тірілді! Сыннаң тірілді!

киргизский:

Машайак кайра тирилди! Maşaýak kaýra tirildi! Чындап тирилди! Çyndap tirildi! гагаузский Hristos dirildi! Akına dirildi!

чувашский:

Христос чĕрĕлнĕ! (Xristos çĕrĕlnĕ!) Чăн чĕрĕлнĕ! (Çăn çĕrĕlnĕ!)

уйгурский: 

! ھەقىقەتىنلا تىرىلدى Əysa tirildi! Әйса тирилди! Eysa tirildi  !ئەيسا تىرىلدى Ⱨəⱪiⱪətinla tirildi! Һәқиқәтинла тирилди Heqiqqtinla tirildi

якутский:

Христос тилиннэ! Чахчы тилиннэ!

монгольский:

Христ бол шалтгаан! Xrist bol shaltgaan! Ter bol etcesiin unen shaltgaan!

курдский:

Mesîh Zêndî bû!

осетинский:

Чырысти райгас! (ирон.) Киристи райгас æй! (дигор.) Æцæгæй райгас! Æцæгæй райгас æй!

персидский:

مسیح برخاسته است! Masih barkhaste ast! [Issah Ghi-yam kard!*] به راستی برخاسته است! Be rasti barkhaste ast! [Dar vagheh ou barkhasteh ast!*]

таджикский:

Иса-Масиҳ дӯ боре зенде шӯд Isa-Masih do bâre zende shod! Дар роғен зенде шӯд Dar rogheh zende shod!

пушту:

Essa ra zhwanday shaway dey! Bey shaka che zhwandey shaway dey!

санскрит :

Kristo’pastitaha! Satvam Upastitaha!

хинди:

येसु मसीह ज़िन्दा हो गया है! Massih jī uthhāhai! हाँ यक़ीनन, वोह ज़िन्दा हो गया है! Vāstavmẽ vo jī uthhā hai!

урду:

!یسوع مسیح زندہ ہو گیا ہے Issa/Yesu Masih(a) zindaho gaya hai! !ہاں یقیناً، وہ زندہ ہو گیا ہے Haan yaqeenan, wo(h) zinda ho gaya hai!

бенгальский язык:

Crysto punuthitohoylo! Shottoè punuthito!

маратхи:

Yeshu Khristuthla ahe! Kharokhar uthla ahe!

непальский:

Isu masiahbyujhinuvayo! Bastabma sachikai uha byujhinuvayo!

сингальский:

Kristhus vahanseuttanavu seka! Sabavinma unvahanse uttanavu seka!   

малаялам:

Christuuyirthezhunnettu! Thirchayayum uyirthezhunnettu!

тамильский:

Kirsthu ujirthuelunthar! Unmaiyagave ujirthu elunthar!

китайский язык (путунхуа):

基督复活了 (упр.) 基督復活了 (трад.) Jīdū fùhuó-le! Цзиду фухо-лэ! Helisituosi fùhuó-le! (他)确实复活了 (упр.) (他) 確實復活了 (трад.) (Tā) quèshí fùhuó-le! (Та) цюэши фухо-лэ!

кантонский (китайский):

基督复活了 (упр.) 基督復活了 (трад.) Gei1duk1 fuk6wut6 liu5 (ютпхин) Гейдук фуквут-лиу!

他确实复活了 (упр.) 他確實復活了 (трад.) Taa1 kok3sat6 fuk6wut6 liu5 (ютпхин) Та коксат фуквут-лиу!

китайский (путунхуа) Гонконга:

基督复活了 (упр.) 基督復活了 (трад.) Jīdū fùhuó-le! 真个他复活了 (упр.) 真個他復活了 (трад.) Zhēngè tā fùhuó-le! Чжэньгэ та фухо-лэ!

бирманский:

Phàya θəkhin ʃinθin thá myɔn Pyi! hoʔ θa Pɔ' ʃi θin thá myɔn Pyi!

тибетский:

Yeshu kyarsönchesong! Lakso chesong!

японский:

ハリストス復活! Харисутосу фуккацу! 実に復活! Дзицу ни фуккацу! / Jitsu ni fukkatsu!

корейский:

그리스도께서 부활하셨습니다! крисыдоггесо пухвальхасёссымнида! 참으로 부활하셨습니다! чхамыро пухвалхасёссымнида!

вьетнамский:

Chúa ki-tô đã phục sinh! Qu̓a thật ngài đã phục sinh!

кхмерский:

Preah Christ mean preah choan rous leong vinh! Trungmean preah choan rous leong vinh men!

лаосский:

Pha Kristo Chao kap-pen khune ma thè ching! Phatong kap pen khune ma!

тайский:

Pha Kristo Tiao klap pen kune m lèo! Tingting phra tong klap pén kune ma!

индонезийский:

Krístus têlah Bángkit! Kristus sudah bangkit! Benár día têlah Bángkit! Dia benar sudah bangkit! Dia benar-benar telah bangkit!

малайский:

Krist sudahmembangun! Sesung guhnya dia sudah membangun!

капампанганский:

Y Cristo sinubli yang mebie! Sinubli ya pin mebie!

яванский:

Kristus sampunwungu! Saesto panjene ganipun sampun wungu!

филипино (тагалог):

Si Kristo aynabuhay! Nabuhay si Kristo! Totoo ngang nabuhay! Siya nga ay nabuhay!

фиджийский:

Na Karisito tucake tale! Io sa tucake tale!

гавайский:

Ua ala aʻe nei ʻo Kristo! Ua ala ʻiʻo nō ʻo Ia!

самоанский:

Ua toe tu leKeriso! Ioe ua toe tu Keriso!

маори:

Kua ara a teKaraiti! He pono tonu, kua ara a Ia!

трукский:

Kristus a manaausefan! Afokkun manan sefan!

каролинский:

Lios a melausefal! Meipung, a mahan sefal!

чаморро:

La’la’i i Kristo! Megahet na luma’la' i Kristo!

палау:

Kristus a mlamekiis! Ngii a dingar! Ngii a mla mekiis! Ngiima dingar!

пингелапский:

Kreis Isadar! Oh ketin kalowehdier!

маршальский:

Christ e jerkakbije! Aet, e jerkakbije!

коптский (бохайрский):

Пихристос афтонф! Pikhristos aftonf! Хен оуметмий афтонф! Xen oumethmi aftonf! / Khen oumethmii aftonf!

коптский (саидский):

Pkhristos aftooun! Alethos aftooun!

геэз (эфиопский):

Christos T’ensahEm' Muhtan! Yasous Taustwal! Exai' Ab-her Eokala! Aown TasousTanastwal!

амхарский:

Kristos Tenestwal! Bergit Tenestwal!

тигринья:

Christos tensiou! Bahake tensiou!   

сомалийский:

Ciise wuu soodaalacey! runtii wuu soo daalacey!

занде:

Yesu zingi bekpio! Lengo kuima zinga!

мади:

Yesu oja adra gasi-ra oji ra ba’ba' dro! 

ачоли:

Yecu oce ki ilien! Ada oce!

бари:

Yesu angien ituan! Diri bgak a ngien!

динка;

Yecu ben erot! Nei yiic erot jot! 

йоруба:

Jésu KrístiÉbilíwõ! Ézia õ´Bilíwõ!

суахили:

Khristos amafafouka! Kristo amefufukka! Christos wawuka! Kwaeli amafafouka! Kweli amefufukka! Zedi Wawuka!

луганда:

Kristo Azuukidde! Kyamazima Azuukidde!

кикуйю:

Kristo ni muriuku! Ni Muriuku nema!

зулусский:

Ukristu Uvukile! Uvukile Kuphela! / Yebo uvukile!

африканские:

Kristus het opgestaan! Hy het waarlik opgestaan!

малагасийский:

Kristy dianitsangana tamin’ny maty! Eny efa nitsangana marina tokoa Izy!  алеутский Khristusax aglagikux! Khristus anahgrecum! Agangulakan aglagikux! Alhecum anahgrecum!

юпикский (эскимосский) (или тоже алютик):

Xristusaq unguixtuq/ungwixtuq! Iluumun/Pijiinuq unguixtuq!

На-дене: 

 Xristosi banuytashtch’ey! Gheli banuytashtch’ey!

навахо:

Christ daaztsą́ą́dę́ę́ʼ náádiidzáá. Tʼáá aaníí daaztsą́ą́dę́ę́ʼ náádiidzáá.

тлингитский:

Xristos Kuxwoo-digoot! Xegaa-kux Kuxwoo-digoot!   

дакота:

Вани’кхийе ки нии’чъичийе къун! Вича’йакхе ча нии’чъичийе!

цоциль:

Icha'kuxi Kajvaltik Kristo! Ta melel icha'kuxi! Cha'kuxaj Kajwaltik Kristo! Ta melel cha'kuxaj! аймара Cristụja jakatatanjewa! Chekapuniwa jakatatanjewa!

кечуа Kristo kawsarimpunña! Kristu kawsarirusqa! Ciertopuni kawsarimpunña! Cheqaptapuni kawsarirusqa!

гуарани:

Kristo Ñanoejára oikove jevy! Añetete, oikove jevy!

ямайский креольский язык:

Krestos a uprisin! Seen, him a uprisin fe tru!

клингонский:

Krist peplu’ta'! Hu'ta' QISt! taHbej peplu’ta'! Hu'bejta'!

дотракийский:

Khal Asvezhvenanaz yathoay! Me Yathoay Me nem nesa!





https://matveychev-oleg.livejournal.com/8728361.html

https://snob.ru/profile/29324/blog/90987
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10975


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #113 : 25 Апреля 2020, 03:15:39 »


Как можно исцелиться в пасхальные дни: обыкновенное чудо


Митрополит Антоний (Паканич) об уникальной возможности, предоставленной человеку в пасхальные дни …


Христос с Лукой и Клеопой в Эммаусе

Из года в год мы проживаем удивительное время - пасхальные дни, длящиеся от Светлого Христова Воскресения до Вознесения Господня.

Но, к сожалению, лишь немногие в состоянии осознать всю важность и целебность этого благодатного времени.

Ни куличи, ни пасхи, ни всякая другая снедь, украшающая в изобилии праздничные столы, не наполнят настоящим смыслом пасхальные празднества, не дадут нам истинного утешения и здравия, а зачастую могут стать ловушкой, подкашивающей здоровье и силы, лукаво подменяющей радость духовную и пир духа разнообразными плотскими удовольствиями и яствами.

А ведь именно в эти удивительные дни, когда мы вспоминаем, как Христос ходил по земле после Своего Славного Воскресения, можем получить особый дар от Господа, пребывающего и ныне среди нас. Данный спасительный дар - духовное прозрение, видение своих грехов.

При помощи лучезарного света Христова, щедро разлитого всюду в это особое время, освещается всякая тьма, в том числе и та, которой мы с вами доверху заполнены. И увидеть тьму в себе - великое дело, начало спасения.

Сиянием Пасхи Христовой преодолевается духовная ночь нашей души -  рассеивается тьма страстей, порока и греха и наступает долгожданное  утро духовного пробуждения. В рассеянном утреннем свете мы на миг сможем лицезреть не только собственную душу в ее истинном виде, но и очертания будущего (оно на самом деле является далеким прошлым, изначально предназначенным человеку и возвращенным нам милосердным Богом) - наше бессмертие.

Воскресением Господа нашего Иисуса Христа разрушаются все препятствия и границы между вечностью и временной жизнью. Каждый человек теперь способен соединиться с Богом, и таким образом зло и смертность в нас могут быть сокрушены.

Будем в эти радостные дни благодарить Господа за Его Жертву, которая сделалась Источником нашего спасения, и Его победоносную смерть, победившую саму смерть («смертию смерть поправ»), будем ликовать о том, что Господь Своей смертью и Воскресением приоткрыл нам глубины и бесконечные возможности человеческой природы, показал высоту  красоты.

Святитель Лука Крымский поэтично сравнивает жизнь человека с  виноградной гроздью, прекрасной и чистой, которая зреет под лучами солнца, питается соками лозы, а ее ягоды орошаются небесной росой.

Когда гроздь созревает, ее выжимают, и она превращается в ничтожные остатки, обреченные на гниение. Гроздь умирает, но продолжает жить ее сок,  жизнь которому она дала.



Пока гроздь росла и жила, в виноградном соке созревал прекрасный, тонкий вкус, подобно этому формируется и наш дух на протяжении земной жизни, размышляет святитель. И как вино продолжает жить после смерти грозди, только все более улучшаясь (чем старше вино, тем оно выдержаннее, прекраснее и драгоценнее), так и дух наш, освободившись от уз тела, будет продолжать жить вечно, совершенствуясь в том направлении, какое избрал человек при жизни своей.

«Добрый, святой дух будет совершенствоваться в Царстве Небесном, а злой, мрачный дух будет вечно мучиться в обществе дьявола, отца всякого зла и тьмы», - поясняет святой.

Будем стараться украшать себя добродетелями, а мир - красотой своего бытия. Будем искать Христа в эти праздничные дни в людях, добрых делах, собственном сердце. Ведь любовь к людям - это залог нашей любви к Богу.

Будем встречать каждое утро в ожидании того, что Господь позовет нас по имени - каждого. Мы не можем прийти к Богу, пока Он нас Сам не позовет: «никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец» (Ин. 6:44).

И когда мы будем позваны, наша реакция не может быть другой, нежели была у Марии Магдалины, которая первая увидела Господа воскресшим и которую Он позвал по имени: «Мария!», - броситься к Его ногам.


Записала Наталья Горошкова

Православная жизнь
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10975


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #114 : 26 Апреля 2020, 00:43:05 »


Был ли апостол Фома действительно «неверующим»?

Протодиакон Владимир Василик



Уверение Фомы, клеймо из ретабло работы Берната Солета

В это воскресенье мы празднуем уверение святого апостола Фомы, когда воскресший Христос показал ему Свои раны и повелел: «Не будь неверующим, но верующим» (Ин. 20: 27). У многих сложился стереотип: апостол Фома – нечувствительный, закоренелый невер, который способен уверовать только в силу чрезвычайных обстоятельств. Даже такое выражение сложилось – «Фома неверующий». И почему-то многие стремятся сделать этот праздник днем научного работника, как будто наука заранее программирует человека на неверие! Но так ли это?

Что мы знаем о святом апостоле Фоме? Немногое. Известно, что его еврейское имя означает «Близнец», чему толкователи давали разное объяснение; одно из них состоит в том, что так называли человека сомневающегося. Происходил он из палестинского города Панеады. В Евангелиях он перечисляется вместе с прочими апостолами.

Впервые мы слышим его голос, когда ученики уговаривают Христа не идти в Иудею, чтобы воскресить Лазаря Четверодневного: «Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда?» (Ин. 11: 8 ). Но Спаситель отклоняет их уговоры, и тогда Фома говорит: «Пойдем и мы, умрем с Ним» (Ин. 11: 16). Тут перед нами не бесчувственный маловер, а человек самоотверженный, готовый идти на смерть вместе со Своим Учителем и ради своего друга. Фома был на Тайной вечери и после нее бежал вместе со всеми. И когда в день Воскресения радостные ученики говорили ему: «Мы видели Господа», он ответил: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин. 20: 25).

Но вопрос: кому не доверяет апостол Фома? Не тем ли ученикам, которые оставили своего Учителя, бежали и, за исключением святого евангелиста Иоанна Богослова, даже не присутствовали при Его крестной смерти? И разве воспоминание о ранах Христа не укор прежде всего своей совести, а также и совести других апостолов за то, что они оставили Спасителя в самый тяжелый час? В этих немногих словах мы видим и муки совести Фомы, и пламенное желание встречи с Воскресшим, но лицом к лицу, а не через чьи-либо рассказы.

    Слова о ранах Христа – укор и себе, и другим апостолам: они оставили Спасителя в самый тяжелый час

Это прекрасно понимали толкователи, в частности Никифор Каллист Ксанфопул, который писал, что Христос неслучайно медлит восемь дней, чтобы горячее стремление Фомы возросло до высшей степени.

«После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам!
Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим.
Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой!
Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие»
. (Ин. 20: 26–29).

Отметим в этом евангельском отрывке, во-первых, дарование Христом мира, который возможен при полноте веры и вместе с тем знаменует ответ на горячее устремление святого апостола Фомы. Далее, Спаситель в точности повторяет слова Фомы, знаменуя Свое всеведение. И в-третьих, не сказано, вложил ли Фома свой перст в раны Христа. Однако богослужебное предание Церкви дает утвердительный ответ. Послушаем хотя бы слова преподобного Романа Сладкопевца:

   Кто сохрани ученика длань неопаленну,
   егда огненному ребру приближися Господа?
   Кто дарова ей стремление и укрепи коснутися
   огненной кости?
   Аще не осязанное ребро силу дарова
   перстней деснице,
   како имаше коснутися
   страданьми поколебавшаго вышняя и нижняя?[1]
 
   (Кондак на Фомину неделю)

И здесь мы получаем ответ на основной вопрос: в чем смысл «неверия» Фомы? Оно состоит в искании Самого Бога, в стремлении прикоснуться к Божественному огню, к его благодати и причаститься ему.

    Фома стремился прикоснуться к Божественному огню, к его благодати и причаститься ему

Посему подобное искательное «неверие» похвально, ибо оно в своей основе связано с верой и несет в себе не косность, не энтропию, а, напротив, – движение и дерзновение:

   О воистинну похваляемаго Фомы страшнаго начинания!
   Дерзостно бо осяза ребра,
   Божественным огнем блистеющая.

   (Канон Фоминой недели. 5-я песнь)

И из такого «неверия» рождается полнота глубокой веры:

   Неверие Фомино, веры родительное нам показал еси,
   Ты бо вся премудростию Твоею
   промышляеши полезно, Христе,
   яко Человеколюбец.

   (Канон Фоминой недели. 5-я песнь)

   Не всуе усумневся Фома о востании Твоем, не низложися,
   но несумнетельное тщашеся показати сие, Христе, всем языком.
   Отонудуже неверием уверив, всех научи глаголати:
   Ты еси Господь превозносимый,
   отцев и наш Боже, благословен еси.

   (Канон Фоминой недели. 7-я песнь)

Подобное понимание присутствовало и у великого русского ученого Сергея Сергеевича Аверинцева. Он выразил его в своем стихе об апостоле Фоме:

   Стих о уверении Фомы

   Глубину Твоих ран открой мне,
   покажи пронзенные руки,
   сквозные раны ладоней,
   просветы любви и боли.
   Я поверю до пролития крови,
   но Ты утверди мою слабость;
   блаженны, кто верует, не видев,
   но меня Ты должен приготовить.
   Дай коснуться Твоего сердца,
   дай осязать Твою тайну,
   открой муку Твоего сердца,
   сердце Твоего сердца.
   Ты был мертв – и вот, жив вовеки,
   в руке Твоей ключи ада и смерти;
   блаженны, кто верует, не видев,
   но я ни с кем не поменяюсь.
   Что я видел, то видел,
   и что осязал, то знаю:
   копье проходит до сердца
   и отверзает его навеки.
   Кровь за Кровь, и тело за Тело,
   и мы будем пить от Чаши;
   блаженны свидетели правды,
   но меня Ты должен приготовить.
   В чуждой земле Индийской,
   которой отцы мои не знали,
   в чуждой земле Индийской,
   далеко от родимого дома,
   в чуждой земле Индийской
   копье войдет в мое тело,
   копье пройдет мое тело,
   копье растерзает мне сердце.
   Ты назвал нас Твоими друзьями,
   и мы будем пить от Чаши,
   и путь мой – на восток солнца,
   к чуждой земле Индийской.
   И все, что смогу я припомнить
   в немощи последней муки:
   сквозные раны ладоней,
   и бессмертно – пронзенное – Сердце.


25 апреля 2020 г.

[1] Перевод с греческого на церковнославянский протодиакона Владимира Василика.


https://pravoslavie.ru/130532.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10975


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #115 : 27 Апреля 2020, 02:26:46 »


Пасха в Соловецком лагере

Борис Ширяев


Этот рассказ Бориса Ширяева взят из сборника пасхальных историй «Тайна воскресения», выпущенного издательством Псково-Печерского монастыря «Вольный странник».


Пасха на Соловках

Посвящаю светлой памяти художника Михаила Васильевича Нестерова,
сказавшего мне в день получения приговора:
«Не бойтесь Соловков. Там Христос близко».

Когда первое дыхание весны рушит ледяные покровы, Белое море страшно. Оторвавшись от матерого льда, торосы в пьяном веселье несутся к северу, сталкиваются и разбиваются с потрясающим грохотом, лезут друг на друга, громоздятся в горы и снова рассыпаются. Редкий кормчий решится тогда вывести в море карбас – неуклюжий, но крепкий поморский баркас, – разве лишь в случае крайней нужды. Но уж никто не отчалит от берега, когда с виду спокойное море покрыто серою пеленою шуги – мелкого, плотно идущего льда. От шуги нет спасения! Крепко ухватит она баркас своими белесыми лапами и унесет туда, на полночь, откуда нет возврата.

В один из сумеречных, туманных апрельских дней на пристани, вблизи бывшей Савватиевской пустыни, а теперь командировки для организованной из остатков соловецких монахов и каторжан рыболовной команды, в неурочный час стояла кучка людей. Были в ней и монахи, и чекисты охраны, и рыбаки из каторжан, в большинстве –духовенство. Все, не отрываясь, вглядывались вдаль. По морю, зловеще шурша, ползла шуга.

– Пропадут ведь душеньки их, пропадут, – говорил одетый в рваную шинель старый монах, указывая на еле заметную, мелькавшую в льдистой мгле точку, – от шуги не уйдешь…

– На все воля Божия…

– Откуда бы они?

– Кто ж их знает? Тамо быстринка проходит, море чистое, ну и вышли, несмышленые, а водой-то их прихватило и в шугу занесло… Шуга в себя приняла и напрочь не пускает. Такое бывало!

Начальник поста чекист Конев оторвал от глаз цейсовский бинокль.

– Четверо в лодке. Двое гребцов, двое в форме. Должно, сам Сухов.

– Больше некому. Он охотник смелый и на добычу завистливый, а сейчас белухи идут. Они по сто пуд бывают. Каждому лестно такое чудище взять. Ну и рисканул!

Белухами на Русском Севере называют почти истребленную морскую корову – крупного белого тюленя.

– Так не вырваться им, говоришь? – спросил монаха чекист.

– Случая такого не бывало, чтобы из шуги на гребном карбасе выходили.

Большинство стоявших перекрестились. Кое-кто прошептал молитву. А там, вдали, мелькала черная точка, то скрываясь во льдах, то вновь показываясь на мгновение. Там шла отчаянная борьба человека со злобной, хитрой стихией. Стихия побеждала.

– Да, в этакой каше и от берега не отойдешь, куда уж там вырваться, – проговорил чекист, вытирая платком стекла бинокля. – Амба! Пропал Сухов! Пиши полкового военкома в расход!

– Ну, это еще как Бог даст, – прозвучал негромкий, но полный глубокой внутренней силы голос.

Все невольно обернулись к невысокому плотному рыбаку с седоватой окладистой бородой.

    «Кто со мною, во славу Божию, на спасение душ человеческих?» – проговорил «рыбак» – владыка Иларион

– Кто со мною, во славу Божию, на спасение душ человеческих? – так же тихо и уверенно продолжал рыбак, обводя глазами толпу и зорко вглядываясь в глаза каждого. – Ты, отец Спиридон, ты, отец Тихон, да вот этих соловецких двое… Так и ладно будет. Волоките карбас на море!

– Не позволю! – вдруг взорвался чекист. – Без охраны и разрешения начальства в море не выпущу!

– Начальство, вон оно, в шуге, а от охраны мы не отказываемся. Садись в баркас, товарищ Конев!

Чекист как-то разом сжался, обмяк и молча отошел от берега.

– Готово?

– Баркас на воде, владыка!

– С Богом!

Владыка Иларион стал у рулевого правила, и лодка, медленно пробиваясь сквозь заторы, отошла от берега.

Спустились сумерки. Их сменила студеная, ветреная соловецкая ночь, но никто не ушел с пристани… Нечто единое и великое спаяло этих людей. Всех без различия, даже чекиста с биноклем. Шепотом говорили между собой, шепотом молились Богу. Верили и сомневались. Сомневались и верили.

– Никто, как Бог!

– Без Его воли шуга не отпустит.

Сторожко вслушивались в ночные шорохи моря, буравили глазами нависшую над ним тьму. Еще шептали. Еще молились.

Но лишь тогда, когда солнце разогнало стену прибрежного тумана, увидели возвращавшуюся лодку и в ней не четырех, а девять человек.

И тогда все, кто был на пристани, – монахи, каторжники, охранники, – все без различия, крестясь, опустились на колени.

– Истинное чудо! Спас Господь!

– Спас Господь! – сказал и владыка Иларион, вытаскивая из карбаса окончательно обессилевшего Сухова.

Пасха в том году была поздняя, в мае, когда нежаркое северное солнце уже подолгу висело на сером, бледном небе. Весна наступила, и я, состоявший тогда по своей каторжной должности в распоряжении военкома особого Соловецкого полка Сухова, однажды, когда тихо и сладостно-пахуче распускались почки на худосочных соловецких березках, шел с ним мимо того распятия, в которое он выпустил оба заряда. Капли весенних дождей и таявшего снега скоплялись в ранах-углублениях от картечи и стекали с них темными струйками. Грудь Распятого словно кровоточила. Вдруг, неожиданно для меня, Сухов сдернул буденовку, остановился и торопливо, размашисто перекрестился.

    Грудь Распятого словно кровоточила. Вдруг чекист сдернул буденовку, остановился и… перекрестился

– Ты смотри… чтоб никому ни слова… А то в карцере сгною! День-то какой сегодня, знаешь? Суббота… Страстная…

В наползавших белесых соловецких сумерках смутно бледнел лик распятого Христа, русского, сермяжного, в рабском виде и исходившего землю Свою и здесь, на ее полуночной окраине, расстрелянного поклонившимся Ему теперь убийцей…

Мне показалось, что свет неземной улыбки скользнул по бледному лику Христа.

– Спас Господь! – повторил я слова владыки Илариона, сказанные им на берегу. – Спас тогда и теперь!..

Еще бы я не вспомнил ее, эту единственную разрешенную на Соловках заутреню в ветхой кладбищенской церкви. Помню и то, чего не знает мой случайный собеседник.

Я работал тогда уже не на плотах, а в театре, издательстве и музее. По этой последней работе и попал в самый клубок подготовки. Владыка Иларион добился от Эйхманса разрешения на службу для всех заключенных, а не только для церковников.

Уговорил начальника лагеря дать на эту ночь древние хоругви, кресты и чаши из музея, но об облачениях забыл.

Идти и просить второй раз было уже невозможно.

Но мы не пали духом.

В музей был срочно вызван знаменитый взломщик, наш друг Володя Бедрут.

Неистощимый в своих словесных фельетонах Глубоковский отвлекал ими директора музея Ваську Иванова в дальней комнате, а в это время Бедрут оперировал с отмычками, добывая из сундуков и витрин древние драгоценные облачения, среди них – епитрахиль митрополита Филарета (Колычева).

Утром все было тем же порядком возвращено на место.


Тайна Воскресения / Сост. : А. Чернова. — М.: Вольный странник, 2019 — 304 с. : — ил. ISBN 978-5-00152-005-4

Эта заутреня неповторима. Десятки епископов возглавляли крестный ход.

Невиданными цветами Святой ночи горели древние светильники, и в их сиянии блистали стяги с ликом Спасителя и Пречистой Его Матери.

Благовеста не было: последний колокол, уцелевший от разорения монастыря в 1921 году, был снят в 1923 году. Но задолго до полуночи вдоль сложенной из непомерных валунов кремлевской стены, мимо суровых заснеженных башен потянулись к ветхой кладбищенской церкви нескончаемые вереницы серых теней.

Попасть в самую церковь удалось немногим.

Она не смогла вместить даже духовенство. Ведь его томилось тогда в заключении свыше 500 человек.

Все кладбище было покрыто людьми, и часть молящихся стояла уже в соснах, почти вплотную к подступившему бору.

Тишина. Истомленные души жаждут блаженного покоя молитвы.

Уши напряженно ловят доносящиеся из открытых врат церкви звуки священных песнопений, а по темному небу, радужно переливаясь всеми цветами, бродят столбы сполохов – северного сияния. Вот сомкнулись они в сплошную завесу, засветились огнистой лазурью и всплыли к зениту, ниспадая оттуда, как дивные ризы.

Грозным велением облеченного неземной силой иерарха, могучего, повелевающего стихиями теурга-иерофанта, прогремело заклятие-возглас владыки Илариона:

– Да воскреснет Бог и да расточатся врази Его!

С ветвей ближних сосен упали хлопья снега, а на вершине звонницы вспыхнул ярким сиянием водруженный там нами в этот день символ страдания и воскресения – святой Животворящий Крест.

Из широко распахнутых врат ветхой церкви, сверкая многоцветными огнями, выступил небывалый крестный ход.

    Из широко распахнутых врат ветхой церкви, сверкая многоцветными огнями, выступил небывалый крестный ход

Семнадцать епископов в облачениях, окруженных светильниками и факелами, более двухсот иереев и столько же монахов, а далее – нескончаемые волны тех, чьи сердца и помыслы неслись к Христу Спасителю в эту дивную, незабываемую ночь.

Торжественно выплыли из дверей храма блистающие хоругви, сотворенные еще мастерами Великого Новгорода; загорелись пышным многоцветием факелы-светильники – подарок веницейского дожа далекому монастырю, хозяину Гиперборейских морей; зацвели освобожденные из плена священные ризы и пелены, вышитые тонкими пальцами московских великих княжон.

«Христос воскресе!»

Немногие услыхали прозвучавшие в церкви слова Благой вести, но все почувствовали их сердцами, и гулкой волной пронеслось по снежному безмолвию: «Воистину воскресе!»

«Воистину воскресе!» – прозвучало под торжественным огнистым куполом увенчанного сполохом неба.

«Воистину воскресе!» – отдалось в снежной тиши векового бора, перенеслось за нерушимые кремлевские стены, к тем, кто не смог выйти из них в эту Святую ночь, к тем, кто, обессиленный страданием и болезнью, простерт на больничной койке, кто томится в смрадном подземелье Аввакумовой щели – историческом соловецком карцере.

Крестным знамением осенили себя обреченные смерти в глухой тьме изолятора.

Распухшие, побелевшие губы цинготных, кровоточа, прошептали слова обетованной вечной жизни…

С победным, ликующим пением о попранной, побежденной смерти шли те, кому она грозила ежечасно, ежеминутно…

    С победным, ликующим пением о попранной смерти шли те, кому она грозила ежечасно, ежеминутно…

Пели все… Ликующий хор «сущих во гробех» славил и утверждал свое грядущее, неизбежное, непреодолимое силами зла Воскресение…

И рушились стены тюрьмы, воздвигнутой обагренными кровью руками.

Кровь, пролитая во имя любви, дарует жизнь вечную и радостную.

Пусть тело томится в плену – дух свободен и вечен. Нет в мире силы, властной к угашению его!

Ничтожны и бессильны вы, держащие нас в оковах!

Духа не закуете, и воскреснет он в вечной жизни добра и света!

«Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ…» – пели все, и старый, еле передвигающий ноги генерал, и гигант-белорус, и те, кто забыл слова молитвы, и те, кто, быть может, поносил их… Великой силой вечной, неугасимой Истины звучали они в эту ночь… «…И сущим во гробех живот даровав!»

Радость надежды вливалась в их истомленные сердца.

Не вечны, а временны страдания и плен. Бесконечна жизнь светлого Духа Христова.

Умрем мы, но возродимся!

Восстанет из пепла и великий монастырь – оплот земли Русской.

Воскреснет Русь, распятая за грехи мира, униженная и поруганная.

Страданием очистится она, безмерная и в своем падении, очистится и воссияет светом Божией правды. И недаром, не по воле случая стеклись сюда гонимые, обездоленные, вычеркнутые из жизни со всех концов великой страны.

Не сюда ли, в святой ковчег русской души, веками нес русский народ свою скорбь и надежду?

Не руками ли приходивших по обету в далекий северный монастырь отработать свой грех, в прославление святых Зосимы и Савватия воздвигнуты эти вековечные стены, не сюда ли в поисках мира и покоя устремлялись, познав тщету мира, мятежные новогородские ушкуйники…

«Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы…»

Они пришли и слились в едином устремлении в эту Святую ночь, слились в братском поцелуе. Рухнули стены, разделявшие в прошлом петербургского сановника и калужского мужика, князя Рюриковича и Ивана Безродного: в перетлевшем пепле человеческой суетности, лжи и слепоты вспыхнули искры вечного и пресветлого.

«Христос воскресе!»

Эта заутреня была единственной отслуженной на Соловецкой каторге.

Ее я не забуду никогда.


Борис Ширяев
Соловки, 1925 г.

Отрывок из книги «Неугасимая лампада»



http://pravoslavie.ru/120866.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10975


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #116 : 27 Апреля 2020, 02:26:57 »

Проповедь на Пасху

Святитель Максим Туринский


Святитель Максим Туринский (память 25 июня) был широко известен на православном Западе благодаря своим проповедям, которых сохранилось более 230, но о его жизни известно немногое. Он был родом из Раэтии — области на севере современной Италии, родился и большую часть жизни прожил в IV веке, был епископом Турина и скончался между 408 и 423 годами.



Воскресение Христово
    

1. Христос воскрес! Он распахнул ворота ада и позволил мертвым выйти на свободу; Он обновил землю членами Своей Церкви, рожденными ныне в крещении, и сделал ее цветущей людьми, вернувшимися к жизни. Его Святой Дух отверз райские двери, которые остаются открытыми, чтобы принимать тех, кто восходит от земли. Потому что Воскресением Христовым разбойник возносится в рай, тела блаженных входят во святой град и мертвые возвращаются в сообщество живых. Во всем творении видно движение ввысь, каждый элемент его поднимается к чему-то высшему. Мы видим ад разрушенным, а его узников поднимающимися в высшие области, видим землю, посылающую погребенных в ней мертвецов на небо, и видим небеса, представляющие новые явления Господа. В один момент страдание нашего Спасителя возводит людей из глубин, поднимает их с земли и помещает в вышних.

2. Христос воскрес! Его воскресение принесло жизнь мертвым, прощение грешным и славу святым. И так Давид пророк призывает все творение возрадоваться в праздновании Пасхи: «Возрадуемся и возвеселимся в сей день, который сотворил Господь» (Пс. 117:24). Свет Христов — это нескончаемый день, который не знает ночи. Христос есть сей день, говорит апостол, ибо таково значение слов «ночь прошла, а день приблизился» (Рим. 13:12). Он говорит, что ночь почти прошла, а не то, что она вот-вот наступит. Через это мы должны понять, что пришествие света Христова изгоняет сатанинскую тьму, не оставляя никакого места для греховной тени. Его вечное сияние рассеивает темные тучи прошлого и препятствует скрытому росту порока. Об этом дне сказал пророк: «Народу, сидящему в тени смертной, воссиял свет» (ср.: Ис. 9:2; Мк. 4:16). Этот день, пребывающий в небесах, упоминает Давид, говоря: «Навек утвержу семя его и престол его как день неба» (Пс. 88:30). Но что такое день небесный, если не Господь Христос, о Котором пророк сказал: «День сообщает дню» (Пс. 18:3)? Ибо Сам Сын есть день, Которому Отец день сообщает тайну Своего Божества. Он Сам есть тот день, который говорил через Соломона: «Я установил это, чтобы немеркнущий свет осиял небеса». Следовательно, точно так же, как ночь не следует за небесным днем, тьма греха не следует за праведностью Христовой. Ибо день небесный всегда светлый, сияющий и блистающий, и никакой мрак не может охватить его. Точно так же и свет Христов яркий, лучезарный и сверкающий, и греховная темнота не может поглотить его, — вот почему Евангелист Иоанн говорит: «И свет во тьме светит и тьма не объяла его» (Ин. 1:5).

3. Итак, все элементы [творения] горды Воскресением Христовым. Полагаю, что само солнце необычно светло в этот день, поскольку должно солнцу радоваться в день Воскресения Того, в день страдания Кого оно рыдало. Поскольку ответило оно на Его смерть печальным мраком, то Его Воскресение оно должно встретить испусканием более ярких лучей, и как хороший слуга, который спрятался во время погребальной церемонии, ныне должно блеснуть на праздновании Воскресения. Ибо при страданиях Христа оно сокрылось за туманной ночью и вместе с миром стонало о злодеянии иудеев. Удержание лучей было как знаком скорби солнца о таком преступлении, так и своего рода воздаянием, когда оно покрыло тьмой очи иудеев, чьи умы были поражены слепотой. Не желал свет мирской светить на тех, кем был погашен свет спасения. Осуждение было определено фарисеям, так что через это происшествие в вышних сферах они уже смогли [отчасти] пострадать от той тьмы, которая обещана грешникам в день суда. Тьма распространилась вверху, когда Христос был распят. И разве удивительно, что тьма была в верхних областях, когда Свет сошел в нижние?

4. Однако, братия, все мы должны радоваться в этот святой день. Пусть никто не удаляется от общего празднования из-за внимания к своему греху. Пусть никто не стоит вдали от участия в делах всеобщего почитания из-за тяготы преступления. Хотя он может быть грешником, но в этот день он не должен сокрушаться о прощении. Если даже разбойник удостоился рая, то почему бы христианину не удостоиться прощения? И если Господь, когда был распят, источал милость на тех, кто были прежде, отчего же не даровать милость тем, кто будет после Его Воскресения? И если униженность страданий Его могла так много предложить тому, кто исповедовал Его, сколь много дарует слава воскресения тем, кто следует Ему? Ведь радостная победа, как все вы знаете, приучает к большей щедрости, чем тягостное пленение.


Святитель Максим Туринский
Перевел с английского священник Георгий Максимов


http://www.pravoslavie.ru/put/78663.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10975


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #117 : 28 Апреля 2020, 03:49:06 »


И отрет Бог всякую слезу с очей их

Инокиня Наталья (Каверзнева)




– Кто родственник Никитиной? – помятый после ночного дежурства доктор не стал утруждаться приданием голосу благожелательных ноток.

До Димки не сразу дошло, что это фамилия бабушки Федосьи.

– Я... – неуверенно сказал он.

Доктор посмотрел на парня неодобрительно, словно чувствуя подвох. Правда заключалась в том, что родственников у бабушки Федосьи не было.

Пока доктор объяснял, что нужно бабушке для продления её дней, выражение неодобрения на его лице только усиливалось. Возможно, он сомневался в том, что дни таких заморенных существ нужно продлевать.

– Опущение внутренних органов, множественные спайки в брюшной полости, тяжелый артрит, нефрит... – непонятные слова наполняли Димку тревогой и неловкостью. Бабушку он взялся отвезти со стойбища в больницу исключительно по просьбе тётки и теперь не хотел брать на себя еще какую-то ответственность. Но выражение лица доктора недвусмысленно говорило, что дела бабушки плохи... а бессердечным человеком Димка не был.

На стойбище он возвращался долго – весна сегодня сделала попытку вступить в свои права, и снегоход вяз в мокром снегу. Прежде чем завернуть к себе, Димка заехал к тётке, с тайной мыслью не только отчитаться за поездку, но и поесть горячего.

– Спайки там у нее в животе какие-то, – говорил он, торопливо прихлебывая.

Тётка молча кивнула и подложила ему еды. Как все настоящие лесные ханты, она считала неприличным выражать эмоции. Поэтому заговорила не сразу, а заговорив, не поменяла бесстрастного выражения лица:

– Петосю резали, ага, – имя тётка сказала так, как привыкла, а звонкие согласные у сургутских хантов были не в ходу.

– Как – резали? – от неожиданности Димка чуть не подавился.

– В больнице.

– В смысле – операцию делали?

– Ага. Много делали.

– А-а-а...

Помолчали. Молодость и глупость подталкивали Димку подколоть тётку за плохое знание русского языка, а скука и любопытство – продолжить тему. Интернет тут работал через раз, поэтому скука победила:

– Что с ней было-то, почему оперировали?

Димка плохо уже знал хантыйский, а тётка была обидчивой, и ей не хотелось говорить на неродном языке. Но она тоже скучала, поэтому, мешая русские слова с хантыйскими, рассказала не такую уж редкую историю.

   Отца Федосьи заломал медведь, когда девочке было лет пять. Его смерть стала двойным горем – семья начала нуждаться

Отца Федосьи заломал медведь, когда девочке было лет пять. Отец был бы совсем хороший, но когда выпивал, то буянил и дрался. Впрочем, достать водку тогда было нелегко, так что это случалось нечасто. В любом случае он был кормильцем, поэтому его смерть стала двойным горем – семья начала нуждаться.

Какое-то время мать справлялась – и охотилась, и рыбачила, и даже сама чинила нарты и облас (легкая лодка в виде байдарки). Но тут зарядили дожди. Зверь попрятался, рыба ушла от берегов, а мать, ища пропитание, простыла и слегла. Старший братишка попытался наловить рыбы на глубине, уплыл на большое озеро и не вернулся – видать, утонул. Припасы кончились, наступил голод. За голодом пришли болезни... в общем, в два месяца от семьи в шесть человек остались лишь мать да Федосья.

Это случилось еще в войну. А в 1950-е годы хантов согнали в колхозы. Была в этом, – рассуждала тётка, – и хорошая сторона: стало возможным попасть в больницу, да и смерть от голода уходила в прошлое... Но цену за все это пришлось платить, пожалуй, чрезмерную.

Налоги, которыми жёстко обложили лесных жителей, требовали сдавать в том числе большое количество вяленой рыбы. Чтобы её вялить, нужно было доставлять к месту промысла соль. А дорог не было, и тяжелые мешки тащили через болота на себе...

Федосья к тому времени стала симпатичной девушкой и вышла замуж. И те мешки с солью она вспоминала всю жизнь – они лишили её детей. Сперва случилось несколько выкидышей, потом – тяжелые операции, и она стала совсем неплодной.

Годы шли, мать Федосьи умерла. Давно уже умер и муж, а она все жила – одинокая, больная. «Зачем ей Бог такую долгую жизнь дал? – удивлялась тётка, – Так много горя, и такая долгая жизнь! – зачем?»

   Давно умер муж, а она все жила – одинокая, больная. «Зачем ей Бог такую долгую жизнь дал? – удивлялась тётка. – Так много горя, и такая долгая жизнь! – зачем?»

– Она же в Бога не верила! – рубанул Димка.

– Много ты знаешь, – обиделась тётка.

Димка, горячась, начал высказываться в том духе, что Бог обязательно сделает человека благополучным и успешным, если Его правильно почитать и просить. Тётка поджала губы. То, что говорил племянник, входило в противоречие с её жизненным опытом, а то, как он говорил, входило в противоречие с правилами приличия. Но она терпела, потому что он был родственником, к тому же – молодым и глупым.

– Наслушался... этих, – обронила она, когда Димка выдохся, – а они врут, ага.

То, что сектанты врали, рассказывая о своей успешности, Димка и сам уже стал догадываться. Но жаль было терять ощущение того, что он разобрался в чем-то большом и важном. Поэтому он молча повздыхал, отдал тётке список нужных для Федосьи вещей и поехал к себе.

***

Всю следующую неделю у Димки не получалось съездить в больницу. Сперва были дела, потом совсем раскис зимник, а в субботу пришел тёткин муж дядя Вася и принес бутылку водки...

Когда она закончилась, выяснилось, что зимник раскис не так уж и сильно – съездить по нему в магазин за добавкой оказалось вполне возможным. Тётка просила Димку навестить бабушку Федосью со слезами, отбросив обычное бесстрастие:

– Она ведь меня няньчила! Как ей там одной в больнице – родных людей нет, нужных вещей нет, нужной еды – нет... Завтра Пасха ведь!

Но Димка лишь пьяно отмахивался. Водка дарила то самое ощущение успешности, которым так легко заманивали и сектанты. Правда, потом оно почему-то превращалось в свою полную противоположность, и тогда Димка с дядей Васей начинали кричать, что жизнь у них собачья, и перечислять всех, кто в этом виноват. Получалось, что все и виноваты...

   Водка дарила ощущение успешности. Правда, потом оно почему-то превращалось в свою полную противоположность

Только во вторник он, наконец, смог выбраться в больницу. Стесняясь своего опухшего лица и стараясь дышать в сторону, спросил в регистратуре, где лежит Никитина. Медсестра пробежала пальцами по клавиатуре и сказала:

– Никитина? Феодосия Даниловна? Она умерла.

– Как?

– Умерла, – повторила медсестра чуть извиняющимся тоном, – еще в воскресенье.

Димка топтался на месте, собираясь с мыслями.

– А... – начал было он.

– За телом в морг пройдите.

Димка кивнул и пошел искать морг. Он вежливо спрашивал людей, отвечал что-то патологоанатому, договаривался с санитарами... а сумка с вещами и продуктами нелепо моталась в руке... Когда санитар начал расчесывать свалявшиеся бабушкины волосы, Димка дернулся испуганно:

– Осторожнее!

Санитар поморщился – все эти люди со своим запоздалым чувством вины вечно мешали работать. Димка увидел его гримасу, и до него наконец дошло – бабушка Федосья умерла! Она ждала всю неделю – маленькая, больная, одинокая... а никто так и не приехал. Некому было привезти ей свежую рубашку, поправить ей волосы, смягчить её боль ласковым словом... Некому!

И тогда Димка разрыдался так горько и отчаянно, как бывало только в раннем детстве, когда он мог еще плакать об общей несправедливости мира больше, чем о своих личных обидах.

Санитарка, заглянувшая зачем-то в морг, узнала покойницу и мягко сказала Димке:

– А ты не убивайся. На Пасху твоя бабушка померла... не всякому это. А в среду священник приходил причащать больных – и её причастил. Не всякому так умереть-то доведется... Не убивайся.

Раскачиваясь, всхлипывая, размазывая по лицу слезы, Димка потихоньку успокаивался. Горе вырвало его из круга обычных интересов и теперь томило желанием быть полезным для бабушки. Слышанную от сектантов мысль, что Бог не принимает молитв за усопших, Димка прогнал с пренебрежением – чувство долга сейчас царствовало в нем безусловно. Но вот как подступиться к этому суровому Богу, давшему бабушке такую тяжелую жизнь, Димка не знал.

Порывшись в сумке, он нашел Новый Завет, подаренный сектантами, и раскрыл книгу наугад, сильно сомневаясь, что там есть подобающие случаю молитвы. Взгляд его упал на слова: «это те, которые пришли от великой скорби ...и отрет Бог всякую слезу с очей их» (Откр. 21, 4). Несколько секунд Димка повторял слова Писания, шевеля губами. Чувство благоговения перед величием Милосердного и Всеблагого Бога затопило его душу благодарностью и раскаянием. Димка виновато огляделся, достал из сумки две бутылки водки и сунул их в мусорку, в ворох использованных бахил. Потом встал и пошел в храм – договариваться об отпевании.


http://pravoslavie.ru/120889.html
« Последнее редактирование: 28 Апреля 2020, 03:52:23 от Дмитрий Н » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10975


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #118 : 29 Апреля 2020, 01:16:58 »


Пасхальное чтение: пять дореволюционных произведений для детей

Мария Минаева



Иллюстрация из книги Ивана Шмелева «Лето Господне»

Что почитать детям о Пасхе? Конечно, Священное Писание! Это самое главное – чтобы маленький человек знал события Воскресения Христова и понимал, откуда в нашей жизни ежегодно берется радость, заполняющая жизнь христианина в светлые дни.

Но есть и другой, очень важный пласт празднования. Он личный, субъективный и на каком-то глубинном уровне связанный именно с детством. Это – воспоминания, традиции, неуловимые весенние ощущения, долгожданные после поста угощения и подарки. И всё это описано в многочисленных литературных произведениях.

Особое место среди них занимают те, что написаны до Октябрьского переворота: они приоткрывают перед нами пласт православной культуры, традиций, мироощущения людей, который в годы советской власти безжалостно искоренялся. Такие произведения – словно мостик между столетиями.

Честно скажу, среди них много поделок – слезливых и приторных примитивных рассказиков о благочестивых детках, несчастных сиротках, добрых старичках. Рождались они в основном в дореволюционные годы, входили в разнообразные журналы для семейного чтения, которые брали не качеством, а количеством и любимой обывателями мелодраматичностью. Как сказали бы сейчас – нужен контент, и он появлялся – в изобилии.

Но есть среди произведений о Пасхе и настоящие жемчужины – талантливо написанные и глубоко христианские вещи. Они создают ощущение праздника, ведь герои их – дети, тонко чувствующие и остро переживающие величие момента. А еще из этих рассказов можно много узнать о дореволюционных пасхальных традициях – и, может быть, какие-то из них приживутся и в наших современных семьях.

Представляем вашему вниманию подборку из пяти произведений о Пасхе для семейного чтения.


Иван Шмелёв
«Пасха», «Вербное воскресенье», «На Святой»
(главы из книги «Лето Господне»)

Это произведение Ивана Сергеевича Шмелёва удивительно построено. Конечно, в нем есть сюжет, но читать его можно в принципе с любой главы. Каждая – отдельный рассказ, привязанный к тому или иному православному празднику.

Пасхе посвящены три главы. Шмелёв рассказывает о последних неделях поста, Вербном воскресении, о весенних делах: заготовке льда, большой уборке, подготовке иллюминации в Кремле – отец писателя был купцом, меценатом, на свои средства закупал фонарики и фейерверки для праздника.

Удивительный старичок Горкин вырезает пасочницу:

   «Он ковыряет на дощечке, и появляется виноград! Потом вырезает “священный крест”, иродово копье и лесенку – на
   небо! Потом удивительную птичку, потом буковки – X.В. Замирая от радости, я смотрю. Старенькие у него руки, в жилках.

   – Учись святому делу. Это голубок, Дух-Свят. Я тебе, погоди, заветную вырежу пасочку. Будешь Горкина поминать. И
   ложечку тебе вырежу… Станешь щи хлебать – глядишь, и вспомнишь».

Шмелёв словно бы нанизывает на ниточку воспоминания своего детства – как драгоценные камешки. Чудо в том, что читатель, в каком бы возрасте он ни был, принимает их сердцем, и происходит какое-то удивительное узнавание – как будто они и твои тоже.

   «Ночь. Смотрю на образ, и все во мне связывается с Христом: иллюминация, свечки, вертящиеся яички, молитвы, Ганька,
   старичок Горкин, который, пожалуй, умрет скоро… Но он воскреснет! И я когда-то умру, и все. И потом встретимся все…
   и Васька, который умер зимой от скарлатины, и сапожник Зола, певший с мальчишками про волхвов, – все мы встретимся
   там. И Горкин будет вырезывать винограды на пасочках, но какой-то другой, светлый, как беленькие души, которые я
   видел в поминанье. Стоит Плащаница в Церкви, одна, горят лампады. Он теперь сошел в ад и всех выводит из огненной
   геенны. И это для Него Ганька полез на крест, и отец в Кремле лазит на колокольню, и Василь-Василич, и все наши ребята
   – все для Него это! Барки брошены на реке, на якорях, там только по сторожу осталось. И плоты вчера подошли. Скучно
   им на темной реке, одним. Но и с ними Христос, везде… Кружатся в окне у Егорова яички. Я вижу жирного червячка с
   черной головкой с бусинками-глазами, с язычком из алого суконца… дрожит в яичке. Большое сахарное яйцо я вижу – и в
   нем Христос».

«Лето Господне» – это такой своеобразный заповедник. Дореволюционная Россия, купеческая Москва, широкие гулянья в праздник, посты, когда закрыты театры и мясные лавки, гудящий над городом колокольный звон. И в этом – жизнь маленького Ванечки, его радости – отец подарил удивительное хрустальное яичко, его беды – съел до разговенья крашенку, простит ли Господь за это?

С родительскими комментариями «Лето Господне» понятно детям с 6–7 лет.


Клавдия Лукашевич
«Мое милое детство»



Лукашевич – одна из самых плодовитых авторов рубежа XIX–XX веков. Не все ее произведения стоят внимания, много среди них и проходных, и тех самых слезливых сентиментальных рассказиков, о которых упоминалось выше. Но автобиографическая повесть «Мое милое детство» стоит особняком.

Ее герои – очень и очень небогатая дворянская семья: скромный и застенчивый отец, живая и импульсивная мама, две девочки, старушка няня. В их доме нет дорогих вещей, они едят скромную еду, не могут позволить себе дорогую одежду, но они безусловно, безоблачно счастливы. Их секрет – мир и любовь друг к другу.

    Члены этой бедной семьи безоблачно счастливы. Их секрет – мир и любовь друг к другу

Книга как раз начинается главами, посвященными Вербному воскресенью, Страстной неделе, Пасхе. Религиозную жизнь семьи направляет няня: она следит, чтобы в пост не пелись песни, чтобы на Страстной неделе не было лишнего веселья, она рассказывает девочкам о Христе, Его муках и воскресении.

Характерная для Лукашевич сентиментальная манера, множество уменьшительно-ласкательных слов здесь не раздражают. Потому что чувствуется: в этом правда, это такая семья, такие добрые, искренние люди.

   «В Страстную субботу мы с няней ходили и к ранней обедне, и к поздней. Мама бывала недовольна и укоряла няню:

   – Ну зачем ты ребенка таскаешь в такую рань?.. Ходи одна, если хочешь.

   – Беляночка сама просится… Дитяти Господь милость пошлет… Пусть молится за нас, грешных…

   Действительно, я любила эти ночные молитвы, в них было что-то таинственное и святое… Няня говорила, что мы идем
   хоронить Христа. Я знала, что Плащаницу будут обносить вокруг церкви и мы с няней пойдем со свечами за нею.

   Няня тихонько будила меня рано-рано, часа в четыре ночи… Глаза слипались, еще хотелось спать, но в душе был точно
   какой-то долг: надо идти хоронить Христа.

   Выходили мы в полумраке, не пивши чаю, шли с моей старушкой по темным улицам. Таинственно и прекрасно. Душа полна
   радостью, точно делаешь что-то хорошее… В церкви народу мало, но как-то особенно значительно раздаются моления и
   испытываешь особенное молитвенное настроение…»

Лукашевич в первых главах своей книги описывает Пасху в небогатом доме, в семье, каких много было в дореволюционном Петербурге. Вот девочки с родителями и няней идут к заутрене, вот долгожданное разговенье, небольшие подарки, поход в гости к бабушке и дедушке, игры – а над всем этим царит безоблачное счастье. Потому что ребенок, который не всегда и ест досыта, растет в любви. А это самое главное.


Алексей Ремизов
«Пасха»

Маленькая гимназистка Оля больше всего на свете любит Светлый праздник. Так любит, что и живет каждый год «от Пасхи до Пасхи». Оля «знает много, что нужно на Пасху», – плачет в подушку, чтобы вышел хорошим торт, не ходит по комнатам, когда ставят куличи в печку, помогает украшать стол – все эти милые подробности Ремизов живописует в своей характерной манере: с серьезностью и важностью, за которой сквозит добрая, необидная насмешка.

    Девочка верит: в крестном ходу вместе со всеми идут и мертвые, а в их числе и бабушка, и маленькая сестренка

Но подготовка к празднику – лишь обрамление для главного. Для его неизменности, векового постоянства. Самое важное для Оли – чтобы всё было так, как в прошлом году, чтобы совершилась неизменная, радостная Пасха.

   «Всем домом пешком отправляются в церковь. В эту ночь ездить нельзя. Впереди с фонарем – кучер Григорий. За ним –
   Миша и Лена, потом Наталья Ивановна с Ириной, ключник Федор Кривой и камердинер Федор Прямой. Сзади с узелком
   нянька Фатевна, а далеко впереди всех Оля с отцом. И во весь путь замирает сердце. “А что, если в этом году, – думает
   Оля, – не так будет? Вдруг да не будут петь "Христос воскресе"?”»

Девочка верит, что во время крестного хода вместе с народом идут и мертвые, а в их числе и бабушка, и маленькая сестренка Таня. И она плачет, не замечая слез, а нянька шепчет ей: «Какое у тебя лицо светлое, Олюшка! Христос воскресе!»


Мария Толмачёва
«Тасина Пасха»



Рассказ из сборника «Как жила Тася» хорош не только своими милыми бытовыми подробностями подготовки к Светлому празднику. Не только детскими переживаниями и радостью, и даже не тем, какие впечатления вызвала в девочке первая в ее жизни ночная служба. Этот рассказ – важный нравственный урок.

Тася очень хочет пойти к заутрене, но на улице непогода, и мама не желает брать девочку, которая недавно болела. Тася бросается на колени перед иконой и дает обещание: «Вот если, Господи, я к заутрене пойду, так я эту собачку Коле подарю: ему очень хочется».

Погода, действительно, налаживается. И вот Тася уже идет, замирая от радости на свою первую пасхальную заутреню. Девочка не всё понимает, но настроение праздника чувствует сердцем.

   «Пахло ладаном, перед иконостасом горели и мигали, как звездочки, огоньки свечей, что-то басом читал диакон, потом
  звонко и согласно запели гимназисты с клироса. Тася улыбнулась: ей понравилось.

   Потом все взяли свечи, дали и Тасе, и она осторожно держала ее и смотрела, как чуть колебался и вытягивался светлый
   огненный язычок. Но, взглянув на маму, спохватывалась, начинала креститься и кланяться низко, как няня.
   Прислушиваясь к тому, что пели на клиросе, она узнавала иногда слова из выученных молитв и радовалась им, как
   знакомым.

   Вдруг всё зашевелилось, из алтаря вышел священник, гимназисты один за другим чинно понесли образа и красивые
   золотые хоругви; и пошел, потянулся вон из церкви крестный ход, и мало-помалу затихло пение вдали. Тася осталась в
   опустевшей церкви и недоумевающе посмотрела на маму.

   – Они сейчас вернутся! – успокоительно шепнула ей та.

   И правда, вот уж слышно снова движение за закрытыми дверями, вдруг раскрылись они, и звонко и победно грянул хор:
 
   Победа над собой – главное событие Светлого праздника для маленькой девочки

   “Христос воскресе из мертвых! Смертью смерть поправ…”

   Широко открыла Тася глазки, даже дух немножко захватило от странной, непонятной радости, глянула на маму, а у той
   тоже светлое, радостное лицо. Наклонилась она к дочке:

   – Христос воскресе, детка! – и поцеловала три раза».

Про свой обет, данный Богу перед заутреней, счастливая и усталая девочка забывает. Вспоминается он ей уже утром, когда уходят на второй план ночные переживания. Тася грустит и злится: отдавать собачку жалко. В душе девочки происходит серьезная борьба, в которой Тася одерживает достойную победу (с помощью голоса совести, а это, как известно, голос Божий). И эта маленькая победа – главное событие Светлого праздника для маленькой девочки.


Василий Никифоров-Волгин
«Двенадцать Евангелий», «Плащаница», «Канун Пасхи», «Светлая заутреня»

(главы из книги «Серебряная метель»)


«Канун Пасхи». Василий Никифоров-Волгин

«Серебряная метель» начинается главами о Великом посте. Здесь Светлый праздник предстает перед читателем с другой стороны – это взгляд простого мальчишки, не дворянина. Правда, он тонко чувствует, переживает пасхальные события, он религиозен – но это сын простого сапожника. Его окружает бедная жизнь, простой быт, но тем значительнее кажутся переживания ребенка, связанные с Воскресением Христовым.

   «Я спросил отца, шагая с ним рядом по гулкой и свежей улице:

   – Почему люди спят, когда рань так хороша?

   Отец ничего не ответил, а только вздохнул. Глядя на это утро, мне захотелось никогда не отрываться от земли, а жить на
   ней вечно – сто, двести, триста лет, и чтобы обязательно столько жили и мои родители. А если доведется умереть, чтобы
   и там, на полях Господних, тоже не разлучаться, а быть рядышком друг с другом, смотреть с синей высоты на нашу
   маленькую землю, где прошла наша жизнь, и вспоминать ее».

Вообще отец Васьки, героя книги, – удивительный человек. Он не просто вдумчив и религиозен: он каждым своим словом доказывает, что можно быть простым сапожником и тонко, поэтически мыслить и чувствовать:

   «Вечерняя земля затихала. Дома открывали стеклянные дверцы икон. Я спросил отца:

   – Это для чего?

   – В знак того, что на Пасху двери райские отверзаются!

   До начала заутрени мы с отцом хотели выспаться, но не могли. Лежали на постели рядом, и он рассказывал, как ему
   мальчиком пришлось встречать Пасху в Москве.

   – Московская Пасха, сынок, могучая! Кто раз повидал ее, тот до гроба поминать будет. Грохнет это в полночь первый удар
   колокола с Ивана Великого, так словно небо со звездами упадет на землю! А в колоколе-то, сынок, шесть тысяч пудов, и
   для раскачивания языка требовалось двенадцать человек! Первый удар подгоняли к бою часов на Спасской башне…

   Отец приподнимается с постели и говорит о Москве с дрожью в голосе:

   — Да… часы на Спасской башне… Пробьют – и сразу же взвивается к небу ракета… а за ней пальба из старых орудий на
   Тайницкой башне – сто один выстрел!..

   Морем стелется по Москве Иван Великий, а остальные сорок сороков вторят ему как реки в половодье! Такая, скажу
   тебе, сила плывет над Первопрестольной, что ты словно не ходишь, а на волнах качаешься маленькой щепкой! Могучая
   ночь, грому Господню подобная! Эх, сынок, не живописать словами пасхальную Москву!

    «Такая сила плывет над Первопрестольной, что ты словно не ходишь, а на волнах качаешься!»

   Отец умолкает и закрывает глаза.

   – Ты засыпаешь?

   – Нет. На Москву смотрю.

   – А где она у тебя!?

   – Перед глазами. Как живая…»

Пасхальная заутреня захватывает Ваську мощным потоком, своим светом и торжеством. Он забывает все обиды. Христосуется, обещает своим друзьям-мальчишкам не обзываться, не дразниться и не драться с ними. И это чувство в душе мальчишки находит отклик в звучащих с амвона словах святителя Иоанна Златоуста: «Аще кто благочестив и боголюбив, да насладится сего доброго и светлого торжества…»

***

Эти рассказы о Пасхе, о жизни таких далеких от нашего времени мальчишек и девчонок важны вот чем: они словно бы объединяют наших детей и их ровесников, которые жили больше столетия назад. Они говорят о том, что главный для нас, православных христиан, праздник – Светлое Христово Воскресение – остается неизменной, решающей нашу судьбу величиной. И маленький Ванечка Шмелёв, и сын сапожника Васька, которому суждено быть расстрелянным в 1941 году за «антисоветскую агитацию», и нежные барышни-гимназистки – все они чувствовали то же, что и мы сейчас: «Воскресе Христос, и жизнь жительствует!»


Мария Минаева

http://pravoslavie.ru/120806.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10975


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #119 : 29 Апреля 2020, 02:47:09 »


«Нет дороги унывать, радость моя»

Протоиерей Андрей Ткачев





В канун первого воскресного дня после Пасхи протоиерей Андрей Ткачев в очередном выпуске своей авторской программы "Святая правда" рассказал, что христиане празднуют Пасху 52 раза в году. И напомнил слова преподобного Серафима Саровского, призывавшего всех к пасхальному настроению, дающего силы при любых испытаниях.

ВИДЕО

Продолжительность 7 мин.


Источник: Телеканал «Царьград»

28 апреля 2020 г.


https://pravoslavie.ru/130649.html
Записан
Страниц: 1 ... 6 7 [8] 9 10 11
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!