Русская беседа
 
23 Июля 2019, 01:17:46  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 7 8 [9] 10
  Печать  
Автор Тема: ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!  (Прочитано 23700 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #120 : 06 Мая 2019, 08:40:55 »


И отрет Бог всякую слезу с очей их

Инокиня Наталья (Каверзнева)




– Кто родственник Никитиной? – помятый после ночного дежурства доктор не стал утруждаться приданием голосу благожелательных ноток.

До Димки не сразу дошло, что это фамилия бабушки Федосьи.

– Я... – неуверенно сказал он.

Доктор посмотрел на парня неодобрительно, словно чувствуя подвох. Правда заключалась в том, что родственников у бабушки Федосьи не было.

Пока доктор объяснял, что нужно бабушке для продления её дней, выражение неодобрения на его лице только усиливалось. Возможно, он сомневался в том, что дни таких заморенных существ нужно продлевать.

– Опущение внутренних органов, множественные спайки в брюшной полости, тяжелый артрит, нефрит... – непонятные слова наполняли Димку тревогой и неловкостью. Бабушку он взялся отвезти со стойбища в больницу исключительно по просьбе тётки и теперь не хотел брать на себя еще какую-то ответственность. Но выражение лица доктора недвусмысленно говорило, что дела бабушки плохи... а бессердечным человеком Димка не был.

На стойбище он возвращался долго – весна сегодня сделала попытку вступить в свои права, и снегоход вяз в мокром снегу. Прежде чем завернуть к себе, Димка заехал к тётке, с тайной мыслью не только отчитаться за поездку, но и поесть горячего.

– Спайки там у нее в животе какие-то, – говорил он, торопливо прихлебывая.

Тётка молча кивнула и подложила ему еды. Как все настоящие лесные ханты, она считала неприличным выражать эмоции. Поэтому заговорила не сразу, а заговорив, не поменяла бесстрастного выражения лица:

– Петосю резали, ага, – имя тётка сказала так, как привыкла, а звонкие согласные у сургутских хантов были не в ходу.

– Как – резали? – от неожиданности Димка чуть не подавился.

– В больнице.

– В смысле – операцию делали?

– Ага. Много делали.

– А-а-а...

Помолчали. Молодость и глупость подталкивали Димку подколоть тётку за плохое знание русского языка, а скука и любопытство – продолжить тему. Интернет тут работал через раз, поэтому скука победила:

– Что с ней было-то, почему оперировали?

Димка плохо уже знал хантыйский, а тётка была обидчивой, и ей не хотелось говорить на неродном языке. Но она тоже скучала, поэтому, мешая русские слова с хантыйскими, рассказала не такую уж редкую историю.

    Отца Федосьи заломал медведь, когда девочке было лет пять. Его смерть стала двойным горем – семья начала нуждаться

Отца Федосьи заломал медведь, когда девочке было лет пять. Отец был бы совсем хороший, но когда выпивал, то буянил и дрался. Впрочем, достать водку тогда было нелегко, так что это случалось нечасто. В любом случае он был кормильцем, поэтому его смерть стала двойным горем – семья начала нуждаться.

Какое-то время мать справлялась – и охотилась, и рыбачила, и даже сама чинила нарты и облас (легкая лодка в виде байдарки). Но тут зарядили дожди. Зверь попрятался, рыба ушла от берегов, а мать, ища пропитание, простыла и слегла. Старший братишка попытался наловить рыбы на глубине, уплыл на большое озеро и не вернулся – видать, утонул. Припасы кончились, наступил голод. За голодом пришли болезни... в общем, в два месяца от семьи в шесть человек остались лишь мать да Федосья.

Это случилось еще в войну. А в 1950-е годы хантов согнали в колхозы. Была в этом, – рассуждала тётка, – и хорошая сторона: стало возможным попасть в больницу, да и смерть от голода уходила в прошлое... Но цену за все это пришлось платить, пожалуй, чрезмерную.

Налоги, которыми жёстко обложили лесных жителей, требовали сдавать в том числе большое количество вяленой рыбы. Чтобы её вялить, нужно было доставлять к месту промысла соль. А дорог не было, и тяжелые мешки тащили через болота на себе...

Федосья к тому времени стала симпатичной девушкой и вышла замуж. И те мешки с солью она вспоминала всю жизнь – они лишили её детей. Сперва случилось несколько выкидышей, потом – тяжелые операции, и она стала совсем неплодной.

Годы шли, мать Федосьи умерла. Давно уже умер и муж, а она все жила – одинокая, больная. «Зачем ей Бог такую долгую жизнь дал? – удивлялась тётка, – Так много горя, и такая долгая жизнь! – зачем?»

    Давно умер муж, а она все жила – одинокая, больная. «Зачем ей Бог такую долгую жизнь дал? – удивлялась тётка. – Так много горя, и такая долгая жизнь! – зачем?»

– Она же в Бога не верила! – рубанул Димка.

– Много ты знаешь, – обиделась тётка.

Димка, горячась, начал высказываться в том духе, что Бог обязательно сделает человека благополучным и успешным, если Его правильно почитать и просить. Тётка поджала губы. То, что говорил племянник, входило в противоречие с её жизненным опытом, а то, как он говорил, входило в противоречие с правилами приличия. Но она терпела, потому что он был родственником, к тому же – молодым и глупым.

– Наслушался... этих, – обронила она, когда Димка выдохся, – а они врут, ага.

То, что сектанты врали, рассказывая о своей успешности, Димка и сам уже стал догадываться. Но жаль было терять ощущение того, что он разобрался в чем-то большом и важном. Поэтому он молча повздыхал, отдал тётке список нужных для Федосьи вещей и поехал к себе.

***

Всю следующую неделю у Димки не получалось съездить в больницу. Сперва были дела, потом совсем раскис зимник, а в субботу пришел тёткин муж дядя Вася и принес бутылку водки...

Когда она закончилась, выяснилось, что зимник раскис не так уж и сильно – съездить по нему в магазин за добавкой оказалось вполне возможным. Тётка просила Димку навестить бабушку Федосью со слезами, отбросив обычное бесстрастие:

– Она ведь меня няньчила! Как ей там одной в больнице – родных людей нет, нужных вещей нет, нужной еды – нет... Завтра Пасха ведь!

Но Димка лишь пьяно отмахивался. Водка дарила то самое ощущение успешности, которым так легко заманивали и сектанты. Правда, потом оно почему-то превращалось в свою полную противоположность, и тогда Димка с дядей Васей начинали кричать, что жизнь у них собачья, и перечислять всех, кто в этом виноват. Получалось, что все и виноваты...

    Водка дарила ощущение успешности. Правда, потом оно почему-то превращалось в свою полную противоположность

Только во вторник он, наконец, смог выбраться в больницу. Стесняясь своего опухшего лица и стараясь дышать в сторону, спросил в регистратуре, где лежит Никитина. Медсестра пробежала пальцами по клавиатуре и сказала:

– Никитина? Феодосия Даниловна? Она умерла.

– Как?

– Умерла, – повторила медсестра чуть извиняющимся тоном, – еще в воскресенье.

Димка топтался на месте, собираясь с мыслями.

– А... – начал было он.

– За телом в морг пройдите.

Димка кивнул и пошел искать морг. Он вежливо спрашивал людей, отвечал что-то патологоанатому, договаривался с санитарами... а сумка с вещами и продуктами нелепо моталась в руке... Когда санитар начал расчесывать свалявшиеся бабушкины волосы, Димка дернулся испуганно:

– Осторожнее!

Санитар поморщился – все эти люди со своим запоздалым чувством вины вечно мешали работать. Димка увидел его гримасу, и до него наконец дошло – бабушка Федосья умерла! Она ждала всю неделю – маленькая, больная, одинокая... а никто так и не приехал. Некому было привезти ей свежую рубашку, поправить ей волосы, смягчить её боль ласковым словом... Некому!

И тогда Димка разрыдался так горько и отчаянно, как бывало только в раннем детстве, когда он мог еще плакать об общей несправедливости мира больше, чем о своих личных обидах.

Санитарка, заглянувшая зачем-то в морг, узнала покойницу и мягко сказала Димке:

– А ты не убивайся. На Пасху твоя бабушка померла... не всякому это. А в среду священник приходил причащать больных – и её причастил. Не всякому так умереть-то доведется... Не убивайся.

Раскачиваясь, всхлипывая, размазывая по лицу слезы, Димка потихоньку успокаивался. Горе вырвало его из круга обычных интересов и теперь томило желанием быть полезным для бабушки. Слышанную от сектантов мысль, что Бог не принимает молитв за усопших, Димка прогнал с пренебрежением – чувство долга сейчас царствовало в нем безусловно. Но вот как подступиться к этому суровому Богу, давшему бабушке такую тяжелую жизнь, Димка не знал.

Порывшись в сумке, он нашел Новый Завет, подаренный сектантами, и раскрыл книгу наугад, сильно сомневаясь, что там есть подобающие случаю молитвы. Взгляд его упал на слова: «это те, которые пришли от великой скорби ...и отрет Бог всякую слезу с очей их» (Откр. 21, 4). Несколько секунд Димка повторял слова Писания, шевеля губами. Чувство благоговения перед величием Милосердного и Всеблагого Бога затопило его душу благодарностью и раскаянием. Димка виновато огляделся, достал из сумки две бутылки водки и сунул их в мусорку, в ворох использованных бахил. Потом встал и пошел в храм – договариваться об отпевании.


2 мая 2019 г.

http://pravoslavie.ru/120889.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #121 : 08 Мая 2019, 05:53:22 »


Как веселиться и не согрешать?

Ответы пастырей


Как православным праздновать Пасху, не теряя духовной радости о Воскресшем Господе? Как соблюсти меру в веселье, застольных беседах, праздничных трапезах? На эти вопросы отвечают священники.




Пусть яства и питие станут символом небесной трапезы

    Разве может веселье духовным быть? Может, если пребывать со Христом Воскресшим

Священник Валерий Духанин:

– На Пасху пусть душа поет – от радости о Христе Воскресшем, оттого, что с чистым, а точнее, с очистившимся сердцем встречаешь ты с близкими и родными Праздников Праздник и Торжество из торжеств. И какое же это счастье – встретить Пасху с теми, кто любит тебя и кого любишь ты! Пусть торжество вступит в твой дом, встретит твоих гостей и с тобой вместе идет в гости ко всем твоим близким.


Священник Валерий Духанин

 Христос Воскресе! – Время радости и веселья духовного! Разве может веселье духовным быть? Может, если пребывать со Христом Воскресшим. В этом смысле сказано: «И возвратятся избавленные Господом, придут на Сион с радостным восклицанием; и радость вечная будет над головою их; они найдут радость и веселье, а печаль и воздыхание удалятся» (Ис. 35, 10). Не ради яств и питий ждали мы Пасху, а чтобы совоскреснуть с Воскресшим Господом. Но самые яства и питие пусть станут своего рода символом, напоминанием о трапезе небесной, изобильной духовными благами.

Всё ведь зависит от того, чего ждем мы от праздника Пасхи. Если мы только и думали, как бы поесть, попить, повеселиться в мирском смысле, то конечно, соблюсти меру непросто. А где меры нет, там всегда грех поджидает – расслабиться, поболтать, посмеяться чрезмерно, забыть о хранении сердца. Пришедший грех лишает сердце мира, а без мира внутри какая радость будет? Если же Пасха для нас – радостная встреча с Воскресшим Спасителем, то Ему и посвятим свое сердце, желания, мысли. Будем почаще от самого сердца произносить: «Слава Тебе, Господи, слава Тебе! Благодарю Тебя за всё! Сохрани мое сердце, даруй мне быть причастником Светлого Твоего Воскресения!»


«Опивство и чревобесие» – это не наше

Священник Александр Дьяченко:


Священник Александр Дьяченко

 – Для меня «веселье» и «радость» – понятия, в принципе не совпадающие. Даже в юности не припомню, чтобы возникала потребность «оторваться», наплясаться, поколобродить. Хотя с пониманием отношусь к разного рода общественным мероприятиям, наподобие Дня города или проводов Масленицы. Правда, такого рода веселие частенько сопровождается разными непотребствами. Но осуждать не осуждаю, каждый веселится как умеет. Нам, христианам, так праздновать нежелательно. «Опивство и чревобесие» – это не наше.

Для тех, кто все 49 дней Великого поста шёл к светлому дню Пасхи, правильнее говорить не о веселье, но о радости. Радость – чувство, сродное небесному. Пасха и есть переживание Царства небесного ещё здесь, во время земного странствия.

Совсем необязательно радость возникает только во время службы в храме. Вспоминается пасхальная ночь. Моя смена. Я – рабочий на железной дороге. Собираюсь, сменившись утром, успеть в храм на позднюю литургию и причаститься. Смотрю на часы – ровно двенадцать. Внутри, независимо от того, хочется мне этого или нет, начинается ликование. Выхожу на улицу, смотрю на звёзды и чувствую, как наворачиваются слёзы радости. За всё время служения священником не помню, чтобы ещё хоть раз испытал подобное состояние.

    Как странно, мы умеем плакать и не умеем радоваться

Службы Великого поста всегда многолюдны. На Светлой седмице в храме всего несколько человек. Казалось бы, причащаемся без поста, нет нужды вычитывать многочисленные молитвы. Иди радуйся, а люди не идут. Светлая седмица – для меня это всегда время парадокса. Как странно, мы умеем плакать и не умеем радоваться.

Для ребятишек устраиваем чаепития. Они поздравляют прихожан с Праздником, мы катаем детей на лошадках, играем с ними в разные игры. Детям нужно веселиться, нужно бегать и нужно играть. Для них веселье – преддверие радости. Ещё в этом году праздник Пасхи совпадает с днями государственных выходных. Из больших городов к нам в посёлок съезжаются дети и внуки наших прихожан. Побыть в эти дни всем вместе, посидеть за столом, отправиться на природу. Ощутить тепло тех, кто любит тебя, и тех, кого любишь ты. По-моему, это и есть счастье.


Будем хранить добрую меру благоразумия

Священник Димитрий Шишкин:

    Радость духовная и житейской радости придаёт особенный, высший смысл

– Радость, веселье духовное вообще отличается от обычного, житейского понимания этих слов. Но радость духовная и житейской радости придаёт особенный, высший смысл. Так и разрешение поста, праздничная трапеза – это естественное человеческое послабление и утешение – в Пасхальной радости обретает особенный и, можно сказать, действительный смысл, когда еда, вкушаемая с верою после воздержания, воспринимается именно как дар Божий, как часть духовного празднования и радости о Воскресшем Иисусе, победившем все невзгоды, печали и горести этого мира и даже саму смерть.


Священник Димитрий Шишкин

Причем мы ведь понимаем, что в нашей земной жизни всё это остаётся, и всё это нам надо и дальше нести и претерпевать. Однако в этот светоносный и радостный Пасхальный день и в последующие дни Светлой седмицы мы ясно и светло осознаём – для чего и во имя Кого мы претерпеваем все эти тяготы земной жизни, если только переносим их с верою. В этом-то, собственно, и состоял смысл поста – чтобы нам особенные усилия приложить в это краткое время, потрудиться в том, чтобы оградить себя сознательно от всего, что противно духовной жизни, и, призывая помощь Бога, постараться, пусть даже через силу и вопреки обстоятельствам, делать всё, что можем, доброго ради Христа. Таким образом мы, хоть в малой степени становясь участниками Христовых Страстей, в полной мере доступного здесь, на земле, понимания становимся и причастниками неизреченной радости о Светлом Христовом Воскресении. Так что, не пренебрегая и не гнушаясь плотью, радуясь и в разрешении поста, и во взаимном общении любви, будем хранить добрую меру благоразумия, чтобы нам не отпасть от главной и неизреченной нашей радости – радости о Воскресшем Господе!


Подготовил Юрий Пущаев

7 мая 2019 г.



http://pravoslavie.ru/121021.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #122 : 08 Мая 2019, 06:03:53 »


«Не отлучайтесь из Иерусалима»

Сергей Комаров





Христос Воскресе!

С наступлением Пасхи Церковь открывает Книгу Деяний, которая отныне будет сопровождать нас в течение всего попразднства. Почему же именно эта книга и никакая другая? Ответ на этот вопрос, как и на многие другие, мы получим, рассмотрев сам текст Деяний. Итак, перед нами пасхальное апостольское зачало: первые восемь стихов из Книги евангелиста Луки Деяния Святых Апостолов.
                                                      
«Первую книгу написал я к тебе, Феофил, о всем, что Иисус делал и чему учил от начала» (Деян. 1:1). В церковнославянской Библии переведено точнее: «Первое убо слово сотворих о всех, о Феофиле, яже начат Иисус творити же и учити». «Первое слово», о котором говорит Лука, есть его Евангелие, в котором он написал о том, «яже начат Иисус творити же и учити». Обратите внимание: Иисус начал творить и учить, а кто же продолжил? Продолжила Церковь, «которая есть Тело Его» (Еф. 1:23), и Она же будет продолжать это служение до конца времен. Дела и учение Церкви есть продолжение дел и учения Христовых. Творит ли Церковь милостыню – это благотворит Христос; священнодействует ли Церковь – Христос совершает Таинства; учит ли она – говорит устами Христовыми.

И вот мы уже видим ответ на наш вопрос о Книге Деяний. В пасхальные дни эта Книга читается потому, что начавшиеся в ней события продолжаются и сейчас. Вознесение Господне, которым заканчивается Евангелие и начинаются Деяния, полагает конец евангельской истории и дает начало истории церковной. Деяния – это, условно говоря, неоконченная Книга. В конце ее нет слова «аминь». Все мы являемся ее участниками, продолжающими Христово дело. И подобно тому, как дверца Ноева ковчега перед концом первого мира была закрыта Богом, так и «аминь» нынешней мировой истории скажет Сам Христос.

Святой Лука продолжает свою мысль: «До того дня, в который Он вознесся, дав Святым Духом повеления Апостолам, которых Он избрал, которым и явил Себя живым, по страдании Своем, со многими верными доказательствами, в продолжение сорока дней являясь им и говоря о Царствии Божием» (Деян. 1:2–3).

Христос являлся ученикам сорок дней не только для беседы, но и чтобы удостоверить их в Своем Воскресении, ибо некоторые из них сомневались (см. Мф. 28:17). Так же Он будет являться в эти дни и нам, братья и сестры, в Таинстве Тела и Крови Его; будет являться каждый день после Пасхи, ибо в это время уже начинается обычное ежедневное служение Литургии. После будних дней Великого поста, в которые Таинство Евхаристии не совершалось, Церковь как бы спешит насытить нас этой небесной пищей, чтобы мы в полной мере почувствовали присутствие Воскресшего Господа.

«И, собрав их, Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня, ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым» (Деян.1:4–5).

«Собрав их...» Христианство изначально рождается как явление общинное. Как христианства нет без Церкви, так и Церкви нет без общины. Христос собирает людей не только для того, чтобы они имели личностное богообщение, но и чтобы открыть христианам чудо церковного единства, подарить людей друг другу. Церковь Христова – это единство любви, это духовная семья, собранная не только для небесной трапезы – Чаши Господней, но и для того, чтобы не быть одинокими в этом мире, чтобы идти ко спасению вместе, взявшись за руки. Как же печально сегодня выглядит наше «индивидуалистичное» христианство, христианство не общины, но прихода. Приход – это пришел, помолился, ушел, даже не посмотрев в лицо человеку, стоявшему на службе рядом с тобой. А община – это единый организм, в котором люди знают друг друга, служат друг другу «каждый тем даром, какой получил» (1 Пет. 4:10), и учатся любить не только Христа, но и друг друга. В Книге Деяний мы неоднократно будем читать о таких общинах, основанных апостолами и их учениками.

«Не отлучайтесь из Иерусалима...» Наступивший праздник вместе с новой радостью несет также и новые искушения. Человека подстерегают плотоугодие, потеря духовной трезвости, расслабление. Гораздо труднее сохранить себя в чистоте в период праздника, чем в суровое время поста. «Не отлучайтесь из Иерусалима», – предупреждает нас Спаситель, т. е. не отходите от благодати, не теряйте приобретенного великопостными трудами, не оставляйте молитвы, пребывайте в духовной бодрости. Заслуженный отдых не должен послужить причиной падения. Стены Иерусалима – трезвение, внимание, молитва – да сохранят нас от всякого врага, чтобы мы, пребывая в чистоте, ожидали «обещанного от Отца» – крещения Духом Святым.

«Посему они, сойдясь, спрашивали Его, говоря: не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю? Он же сказал им: не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти, но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1:6–8).

Как мы видим, апостолы проявили здесь общечеловеческую немощь, которая заключается в желании сделать мир лучше, меняя его с внешней стороны. Чего хотели апостолы? Государственного переворота. Как и все иудеи того времени, они мечтали свергнуть римскую власть и поставить новую, иудейскую. Но что отвечает им Спаситель? Он говорит о внутреннем перевороте человеческой души – о революции духа, а не о политических преобразованиях. «Примете силу», – пророчествует Христос, предвещая им духовное обновление Пятидесятницы. Потому что Господь ищет «не нашего, а нас». «Сыне, даждь Ми твое сердце» (Притч. 23:26), – просит Бог у человека. Только с внутреннего переворота моей собственной души может начаться обновление мира. «Прими силу от Господа, изменись сам – и мир вокруг тебя начнет меняться. Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи» – возвещает человеку христианство.

А что же израильское государство? Апостолы должны будут покинуть его, чтобы проповедовать всему миру, ибо христианство не знает национальных или территориальных границ. «Сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли», – предрекает Господь. <…>

На этом пасхальное апостольское чтение завершается. Завершается как бы на полдороги, в ожидании приближения чего-то нового. И сокровищница церковного опыта сообщает нам, что нас ждет.

Врата Пасхи открывают для нас самый радостный период церковного богослужебного года. Светлая Седмица, пасхальное попразднство, затем Вознесение, Пятидесятница... Годовой богослужебный круг – это путь в Царство Пресвятой Троицы, по которому Церковь ведет нас, взяв за руку. Ныне мы вступили в период торжества и ликования. Радость Воскресения Христова должна стать для нас началом внутреннего обновления, которое довершится в день схождения Святого Духа на Церковь. Но перед этим нам нужно благополучно пройти «веселыми ногами» пасхальный путь, не отлучаясь из Иерусалима и готовясь принять силу от Святого Духа Божьего. Постараемся не свернуть с этой дороги и благополучно достигнуть Благословенного Царства, нам уготованного. Об этом и будем просить в эти светлые дни нашего Воскресшего Господа, Которому подобает нескончаемая слава в сем веке и в веки вечные. Аминь!

Христос Воскресе!


Источник: Портал «Православная жизнь»

http://pravoslavie.ru/112077.html
« Последнее редактирование: 27 Мая 2019, 10:42:31 от Дмитрий Н » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #123 : 09 Мая 2019, 04:31:27 »


О величайшей тайне пасхальной радости

Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний (Паканич)




Радость возможна только в Боге. Это аксиома.

Все похожие проявления – попытки подражания или отголоски, но не сама радость.

Настоящую радость не спутать ни с чем. Она несет мир и покой, наполняет светом душу, дает сердцу доброе расположение. Она тиха и немногословна, порой еле уловима.

Она часто приходит после слез и тревог, утешая и успокаивая, вселяя надежду и изгоняя страх.

Она ничего не боится, разрушает неприступные стены и непроглядную тьму.


Все ли могут ее испытать

Достичь радости и сложно, и легко одновременно. Сложность заключается в нашем невнимании к себе, своим ощущениям и мыслям.

Мы даем им полную свободу действий, предоставляем возможность пребывать в свободном полете, не направляем и не контролируем. И зачастую не отдаем себе отчета, чем сейчас живем, чем наполнены в этот момент, что вовне излучаем, что испытываем.

Жизнь течет на автомате.

У некоторых людей каждодневные реакции доведены до автоматизма. Нет вовлеченности в настоящий момент, он не проживается всем существом, поэтому и нет естественной непосредственной реакции на происходящее. Сплошная отвлеченность от настоящего: мысли летят вперед с планами на завтрашний день, чувства и эмоции переживаются наперед, уходя от сиюминутного. На автомате проживаем жизнь.

Это горькая правда.

А радость стучится, но ей никто не открывает сердце. Оно заполнено заботами и тревогами, заколочено страхами и болью.

Мы надежно забаррикадировались от Божьего попечения.

Но есть легкий способ разрешить ситуацию. Нужно впустить Бога в свою жизнь. И жить Богом.

Тогда все Божии милости и благодеяния, предназначенные для человека, ворвутся в нашу жизнь, как в распахнутое окно стремительно врывается свежий весенний ветер, приносящий с собой запах пробудившихся цветов, набухших почек, вот-вот готовых распуститься, влажной земли…щебетанье птиц, жужжание отогревшихся в солнечных лучах пчел и ос.

Мы должны наполниться Божьей любовью и светом до предела, вытесняя из себя все темное и ненастоящее. Настоящим является только то, что принес в нашу жизнь Сам Христос.

И только ради настоящего стоит жить!

Оно окрыляет и наполняет жизнь истинным смыслом.

Настоящая радость, к сожалению, часто подменена подделками.

Забавы и всевозможные развлечения, удовольствия называют радостью. Но они таковыми не являются.

Попытки отвлечься, забыться, развлечься это не стремление к истинной радости, но довольствование фальшивкой, суррогатом.

Настоящая радость не может сопровождаться никакими греховными проявлениями.


Спасение в радости

«Всегда радуйтесь» (1 Фес. 5:16; Фил. 4:4) – заповедано нам.

И путь к настоящей радости – это верный путь к Богу и спасению.

В этой заповеди сокрыта величайшая тайна: воссоединение отпавшего человека с Создателем возможно только в вечной радости.

«И возвратятся избавленные Господом, придут на Сион с радостным восклицанием; и радость вечная будет над головою их; они найдут радость и веселье, а печаль и воздыхание удалятся» (Ис. 35:10).

Спасение без радости невозможно, как невозможна радость без искренности.

Искренность – самое дорогое и самое ценное, что есть в людях. Без искренности нельзя стать человеком, нельзя любить, дружить, верить, надеяться.

Искренностью выкристаллизовывается душа. И тогда в ней рисуется образ Божий, отображается вечность.

В эти благодатные, светлые пасхальные дни желаю всем нам открыть свои сердца навстречу настоящей радости, которой наполнено сегодня все вокруг, она, кажется, как никогда сконцентрирована в воздухе.

Пусть ее тихий голос зазвучит в наших душах, привнеся в них свет, добро, мир и любовь, отзываясь бесконечно в вечности:

Христос Воскресе! Воистину Воскресе Христос!


Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний (Паканич)
Записала Наталья Горошкова

Источник: Портал «Православная жизнь»



http://pravoslavie.ru/112120.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #124 : 10 Мая 2019, 02:10:58 »


О воскресении из мертвых.

Из непридуманного


Диакон Владимир Василик





 Мы продолжаем славить Христа, Воскресшего из мертвых. Раздаются победные возгласы: «Христос воскресе! Воистину воскресе!» Но рядом с ними временами тихо звучит коварный вопрос: Христос воскрес, а мы? Что Его воскресение дало человечеству? Если Он воскрес, то почему умирают и не воскресают люди, в том числе — глубоко верующие христиане?

Знатоки церковной истории немедленно ринутся в атаку. Они напомнят о телесном вознесении Матери Божией, о воскресении Иоанна Богослова. Они вспомнят и о воскресении дочери святого Спиридона Тримифунтского и о семи спящих отроках Эфесских. Но совопросникам века сего этого мало. Они скажут: «Это было давным-давно, если было. А почему сейчас не воскресают люди?»

Воскресают. Чудо воскресения не уходит из жизни Церкви. В связи с этим хотелось бы поделиться с читателями двумя известными мне случаями.

О первом рассказала мне моя мама, Галина Георгиевна Василик, заслуженный врач, ветеран труда. В детстве, в далекие сороковые годы, она слышала этот рассказ от своей соседки по коммунальной квартире Нины Ивановны Гнездиловой. В свою очередь Нине Ивановне его поведала ее тетушка Анна.

Дело было еще до революции. У тетушки Анны был дед, звали его, кажется, Николай. Жил он в деревне, был добрым работником, домовитым хозяином, человеком благочестивым. Пришло время отправляться деду Николаю путем всея земли — по болезни и старости. Он поболел немного и скончался. Его омыли, переодели, сняли с чердака гроб, лично им сделанный и положили покойника во гробу в чулан. Закрывать гроб не стали.

Вдруг родственники слышат голос из чулана: «Выпустите меня. Я живой». Заходят они в чулан, а дед в гробу сидит. Обомлела родня от ужаса и удивления, а дед и говорит им: «Живее зовите батюшку. Есть у меня один грех неисповеданный. Для исповеди меня с того света и отпустили». Позвали местного священника, а он был человек скептический и несколько вольнодумный. Время было такое — первая русская революция 1905 года, когда даже зажиточные хозяева временами на чердаках «Искру» прятали, а семинаристы в своих ректоров стреляли.

Итак, приходит священник, а дед Николай ему и говорит: «Батюшка, исповедай меня. Я на том свете был. Мне там об одном забытом грехе напомнили». А священник ему: «Брось сказки рассказывать». А тот ему: «Поверь мне. Я там взаправду был». А священник ему и говорит: «Да брось ты, сочиняешь». А дед Николай ему в ответ: «Хочешь, докажу? Давай я тебе все твои тайные молитвы перескажу, которые ты в алтаре втайне от нас читаешь». И начал ему по порядку излагать все, начиная от молитв проскомидии: «Искупил ны еси от клятвы законныя честною Твоею кровию». Батюшка обомлел. Дед Николай был неграмотным. В алтарь допущен не был. Молитвы священник всегда читал про себя так, что даже пономарь ничего не знал и не слышал. А если бы дед и знал грамоту, то никто бы ему служебник не продал. Неоткуда ему было это все знать.

Батюшкин скептицизм рухнул в одночасье. Он внимательно исповедал деда Николая, отпустил ему все грехи, а тот после этого почти сразу преставился. С чистою душою к Богу пошел.

И второй случай, еще более удивительный. Я слышал о нем в 1987 году от иеромонаха Феофилакта, в миру Константина Ивановича Белянина, насельника Псково-Печерского монастыря в 1986–1991 гг. Он рано потерял сына, которого звали Константин. Константин был человеком чистым, верующим. По сыну о. Феофилакт тосковал. И вот произошло чудо. В Псково-Печерском монастыре ему явился... воскресший сын. Причем не призрак, а во плоти. О. Феофилакт показывал мне фотографию, на которой был запечатлен Константин Константинович недалеко от иконы Божией Матери во время крестного хода 28 августа 1986 года. Более того, его воскресший сын участвовал в трапезе. С отцом он беседовал и говорил с ним о том, как важно хранить заповеди Христовы для того, чтобы войти в Царствие Божие.

В Псково-Печерском монастыре могут остаться письменные свидетельства об этом чуде.

Но остается вопрос: а почему тогда все не воскресают немедленно по смерти? Ответ прост: требование этого всеобщего чуда означало бы немедленное общее воскресение из мертвых и Страшный Суд. А готовы ли мы к нему? Все человечество вообще и каждый из нас конкретно? Еще не кончилась мировая история, не достроена великая башня Церкви (или колокольня, если хотите). Еще открыты для многих и многих врата покаяния. Парадоксально, но Господь попускает пока всем умирать телесно для того, чтобы многие и многие ожили духовно. Всеобщее воскресение наступит лишь тогда, когда определятся все, когда не останется ни одного нечестивца среди праведников, ни одного праведника среди нечестивцев. А пока отдельные воскресения усопших подобны Преображению Христа на горе Фавор: они лишь знаки и предвестия будущей славы Царствия Божия. Будем же к ним внимательны, братия и сестры, чтобы войти в эту славу.


http://www.pravoslavie.ru/put/70199.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #125 : 11 Мая 2019, 05:06:40 »


Пророчества Воскресения

Протоиерей Андрей Ткачев




Признак мудрости — интересоваться привычным. Что же до веры, то не привыкать к ней, а переживать её как вечно юную есть высшая мудрость. И с интересом открывать то, что казалось знакомым, — начало бессмертия.

В Символе веры мы поём о Христе: «И страдавша, и погребенна, и воскресшаго в третий день по Писанием». Что за Писания говорят о Воскресении? Где эти Писания, если ученики Христа, слыша об этом, спрашивали друг друга: «Что значит воскреснуть из мёртвых?»


Без Духа Божия и без благословения Христа Писания закрыты от человека. По Воскресении Христос явился ученикам, и только тогда отверз им ум к уразумению Писаний (Лк. 24, 45). И о евреях говорит удивительный Павел: Умы их ослеплены: ибо то же самое покрывало доныне остаётся неснятым при чтении Ветхого Завета, потому что оно снимается Христом. Доныне, когда они читают Моисея, покрывало лежит на сердце их; но когда обращаются к Господу, тогда это покрывало снимается (2 Кор. 3, 14–16).

Слова Символа о Писании тоже взяты у Павла. Весь Символ составлен из библейских цитат, за исключением слова «единосущный». Итак, слово апостола: Я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребён был, и что воскрес в третий день, по Писанию (1 Кор. 15, 3–4).

Прообразом Жертвы Христовой было жертвоприношение Исаака. Тот нёс дрова на гору и покорно лёг под нож, и Господь Иисус нёс Крест на Голгофу и позволил Себя распять. Григорий Палама говорит даже, что, когда Авраам не усомнился положить сына на жертвенник, он обязал Бога со временем послать в мир Единородного и Возлюбленного Своего. Раз среди людей нашёлся тот, кто послушен Богу до непостижимой степени, так и Богу нужно идти до конца в спасении людей.

В сердце Авраама Исаак был заклан. В сердце Исаака тоже произошёл переход в иную реальность. Но спустились они оба живыми с горы, и Исаак шёл как воскресший. Это было на третий день (Быт. 22, 4) пути от дома. Отрокам Авраам сказал: Я и сын пойдём туда и поклонимся, и возвратимся к вам (Быт. 22, 5). А ведь нож был в руке у него! По этому поводу апостол Павел говорит: Верою Авраам, будучи искушаем, принёс в жертву Исаака и, имея обетование, принёс единородного, о котором было сказано: в Исааке наречётся тебе семя. Ибо он думал, что Бог силен и из мёртвых воскресить, почему и получил его в предзнаменование (Евр. 11, 17–19). Вот великое и таинственное свидетельство Писания о прообразе Жертвы Христа и о вере Авраама в воскресение.

Об Ионе сказано: И повелел Господь большому киту поглотить Иону; и был Иона во чреве этого кита три дня и три ночи. И помолился Иона Господу Богу своему из чрева кита... И сказал Господь киту, и он изверг Иону на сушу (Ион. 2, 1–2, 11).

Это пребывание пророка внутри морского животного было совершенным подобием схождения живым во ад, поскольку само море представлялось евреям областью страшной и населённой чудовищами. Всемогущая сила Божия в том и является уму древних, что Бог владычествует над морем, полагает предел стремлению его волн, сокрушает змеев в глубинах, полноправно владычествует над этой страшной стихией. Итак, Иона был в аду, и был жив! Более того — молился там. Что это? Вот что: Тогда некоторые из книжников и фарисеев сказали: Учитель! хотелось бы нам видеть от Тебя знамение. Но Он сказал им в ответ: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка; ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи (Мф. 12, 38–40).

Уже сказано много. Нужно пережёвывать тщательно и усваивать преподанное. Но идём и далее. У Осии в шестой главе читаем: В скорби своей они с раннего утра будут искать Меня и говорить: «Пойдем и возвратимся к Господу! ибо Он уязвил — и Он исцелит нас, поразил — и перевяжет наши раны; оживит нас через два дня, в третий день восставит нас, и мы будем жить пред лицем Его. Итак, познаем, будем стремиться познать Господа; как утренняя заря — явление Его, и Он придёт к нам, как дождь, как поздний дождь оросит землю» (Ос. 6, 1–3).

Вообще люди, слепшие над Книгой и убелявшиеся сединой в изучении слов Вышнего, смиренные мудрецы ветхого Израиля говорили ещё в дохристианские древние годы, что всё Писание говорит о Мессии. Просто нужно уметь это замечать и понимать. Просто нужно иметь уши, чтобы слышать, и глаза, чтобы видеть. Просто...

О Христе говорится в законе Моисеевом, у пророков и в псалмах. Так, Сам Христос говорит: Вот то, о чём Я вам говорил, ещё быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне в законе Моисеевом и в пророках и псалмах (Лк. 24, 44). Псалмы поставлены особо. И в своей проповеди о Мессии, разорвавшем узы смерти, и Павел, и Пётр цитируют один и тот же псалом — 15-й.

Вот слова Петра: Давид говорит о Нём: видел я пред собою Господа всегда, ибо Он одесную меня, дабы я не поколебался. От того возрадовалось сердце моё и возвеселился язык мой; даже и плоть моя упокоится в уповании, ибо Ты не оставишь души моей в аде и не дашь святому Твоему увидеть тления. Ты дал мне познать путь жизни, Ты исполнишь меня радостью пред лицем Твоим. Мужи братия! да будет позволено с дерзновением сказать вам о праотце Давиде, что он и умер и погребён, и гроб его у нас до сего дня. Будучи же пророком и зная, что Бог с клятвою обещал ему от плода чресл его воздвигнуть Христа во плоти и посадить на престоле его, Он прежде сказал о Воскресении Христа, что не оставлена душа Его в аде, и плоть Его не видела тления. Сего Иисуса Бог воскресил, чему все мы свидетели (Деян. 2, 25–32).

А вот Павловы слова о Господе в одной из синагог: Мы благовествуем вам, что обетование, данное отцам, Бог исполнил нам, детям их, воскресив Иисуса, как и во втором псалме написано: Ты Сын Мой: Я ныне родил Тебя. А что воскресил Его из мёртвых, так что Он уже не обратится в тление, о сём сказал так: Я дам вам милости, обещанные Давиду, верно. Посему и в другом месте говорит: не дашь Святому Твоему увидеть тление. Давид, в своё время послужив изволению Божию, почил и приложился к отцам своим, и увидел тление; а Тот, Которого Бог воскресил, не увидел тления (Деян. 13, 32–37).

Вот трапеза слова о Христе, воскресшем в третий день согласно с Писанием. Это даже начатки трапезы, открытые всякому умеющему читать человеку, у которого не лежит на глазах покрывало. Проповедуя евреям, апостолы постоянно были вынуждены разбирать тексты Святой Книги, доказывать исполнение пророчеств, освобождать скрытые смыслы. Весь Ветхий Завет, не сомневаюсь, представал в их устах сокровищницей знаков и пророчеств о Господе Иисусе, о Его смерти и Воскресении.

Нам не слыхать этих речей. Но это не значит, что нам томиться от голода слышания слов Господних, как это написано у Амоса (См. Ам. 8, 12).

Мы знаем главное: Спаситель пришёл, Спасителя убили, но Он жив вовеки силой Воскресения. Его нужно полюбить, и искать Его голоса на страницах Писаний. Искать, как Возлюбленного из Песни песней в винограднике Библии, где каждый листик — слово и каждая страничка — ягода.


http://www.pravoslavie.ru/61436.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #126 : 11 Мая 2019, 23:26:21 »


Пасха нетления

Священномученик Иларион (Троицкий)




Прислушайтесь к торжествующим напевам Церкви! Не во дни только Святой Пасхи, но и во все великие праздники вы многократно услышите слово: нетление. Все дело спасения рода человеческого в церковном живом богословии изображается как дарование нетления. Значит, нам недоставало нетления. Мы находились в состоянии тления. Синаксарь во Святую и Великую неделю Пасхи, конечно, читают только в монастырях, да и то не во всех. А между тем вот как там определяется богословски значение празднуемого события: «В той [день] с небесе сошед, во утробу Девы вселися; и ныне из адовых сокровищ человеческое естество все исхитив, на небеса возведе и к древнему достоянию приведе нетления». Здесь замечательны две подробности: Пасха ставится рядом с событием Христова Рождества и нетление называется древним достоянием.

Прислушиваясь к церковным песнопениям, все больше и больше убеждаешься, какими идейными сокровищами богаты они, как важны они для настоящего православного жизнепонимания. Наши школьные курсы догматики, преподаваемые с семинарских и академических кафедр, в этом отношении стоят неизмеримо ниже того богословия, которое наши дьячки и певчие преподают верующим с церковного клироса.

Пасха нетления... Возвращено древнее достояние... Наше школьное богословие говорит о каких-то юридических счетах между Богом и человеком. Грех называется по преимуществу преступлением против Бога, оскорблением Бога, за которое правда Божия должна отомстить ничтожному оскорбителю. Но Церковь грех называет прежде всего тлением, утратой древнего достояния — нетления. Здесь нет юридических счетов с Господом Богом. Человек отпал от Бога, и началось его духовное и телесное тление. Самозаконие в духовной жизни привело к рабству греху и страстям. Человек начал истлевать в обольстительных похотях. Душа гниет, душа истлевает. Это звучит странно, но на самом деле это так. Процесс духовного тления можно уподобить всякому гниению. Если гниет какой организм, в нем все разрушается, временами появляются из него ядовитые и зловонные газы. Так и духовная природа, поврежденная, зараженная грехом, будто гниет. Душа теряет свое целомудрие, свою цельность, разлагается; слабеет в ней воля, все связывающая и все в ней себе подчиняющая. Вырываются из грешной души постоянные страстные помыслы, злые дела. При внимательном отношении к своей духовной жизни всякий человек не может не удивляться тому, с каким трудом в душе прививается все доброе и прекрасное и как легко и быстро в ней укрепляется все темное и злое. Не скажем ли поэтому мы: что-то недоброе живет в нашей душе; она нездорова, больна. Тление господствует в нашей душе, и тлению с особенной очевидностью подчиняется наше тело. Душевную болезнь многие могут не замечать, могут заглушать шумом жизни внутренние стоны и вопли души. Но тление тела в смерти неопровержимо. И пред этим тлением бледнеет всякая краска жизни. Творения аскетов, трактующие о смерти духовной, могут быть отвергнуты и даже, быть может, осмеяны. Но найдите нигилиста, который не понял бы чина погребения и надгробного плача преподобного Иоанна Дамаскина!

Человечество всегда видело внутреннее тление своей духовной природы и всегда воочию видело разрушение храмины тела. Сознавать, что ты духовно гниешь, и знать, что тело твое достояние червей — вот удел грешного человека! Где же здесь радость? На что надеяться в будущем? Грех в существе своем связан с несчастьем и страданием. Грешное сознание и будущность рисовало мрачными, безотрадными красками. Шеол еврея, царство теней в мрачном Аиде эллина и римлянина — безотрадная будущность.


Священномученик Иларион (Троицкий)

Спасение есть исцеление. Спасение есть освобождение от тления. Спасение есть возвращение изначальной доброты нетления, ибо создан был человек в неистление. Нужно было оздоровление человеческого естества. Это оздоровление и дано в воплощении Сына Божия. «Мы не могли бы сделаться нетленными и бессмертными, если бы Нетленный и Бессмертный не сделался прежде тем, что и мы». Нетленный и Бессмертный в единство Своей личности воспринял «тлением и смертию мое естество ято бывшее». Естество тленное получило прививку нетления, и начался процесс обновления твари, процесс обожения человека, началось созидание богочеловечества. Жало смерти притуплено. Тление побеждено, ибо дано противоядие болезни тления. Пасха нетления заставляет вспомнить таинство воплощения. Непроходимы были врата смерти. Все земнородные неизменно к этим вратам подходили, за ними скрывались, трепеща и ужасаясь. Но вот воскрес Христос! Что это значит? Это значит, что спасение совершено воистину. Ведь человеческое естество соединилось с естеством Божественным в лице Христа «неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно». Не Бог прошел через врата смерти, не пред Богом «распахнулся вечности чертог», не ради Бога отвален камень от дверей гроба, но ради Богочеловека. Вместе со Христом прошло через таинственные врата смерти наше человеческое естество. Царствует смерть, но не вечнует!

Страшна была смерть роду человеческому раньше смерти Христовой, но после Христова воскресения человек стал страшен для смерти, ибо один из нас победил смерть, не остался во гробе и не увидел тления. Пасха — освобождение Израиля из Египта. Наша Пасха — освобождение от рабства смерти и тления. Христос воскресе! Я знаю теперь, что мое спасение воистину совершено. Я знаю, что Бог действително явился на земле. Были великие люди, победители стихий, победители природы, но смерть всех равняла и обнаруживала наше общее ничтожество. Кто это прошедший врата смерти? Он может быть только Богом. Значит, воистину воплощался Бог на земле, воистину принесено целительное врачевство против разъедающего меня и меня мучающего тления. Воплощение и воскресение сочетаются воедино. Воплощение даст смысл воскресению, и воскресение с непререкаемостью уверяет в истине, в действительности, а не призрачности и мечтательности воплощения.

Теперь не страшна мне смерть, ибо видел я победу над тлением. Я еще вижу в себе иной закон, нежели закон жизни, я вижу закон смерти и тления. Вижу я, как господствует временами грех надо мною. Но знаю, что это господство поколеблено, что мое положение небезнадежно. Я могу теперь надеяться на победу, на одоление греха, я могу надеяться на освобождение от рабства тлению. Теперь могу я с радостью взирать на предлежащий мне подвиг борьбы с грехом и страстями, ибо враг уже многократно побежден самоотверженными подвижниками. На небе церковном сияют, как светила, святые Божии, которые, живя на земле, победили грех, достигли чистоты и целомудрия, то есть нетления, а потому они, радуясь, отходили в путь всея земли. Нетление, то есть чистота и целомудрие, дает радость. Блаженство — не внешняя награда, как мудрствуют несчастные наемники-католики. Блаженство есть внутреннее следствие добродетели. Добродетель есть здоровье души, а здоровый всегда счастливее больного. Моя болезнь греховная исцелима — в этом убеждает меня Христово воскресение. Мне открыто блаженство рая. Никто же да рыдает убожества, явися бо общее Царство! Явилась общая радость, ибо явилась надежда на нетление, на искупление от греховного тления. От смерти к жизни Христос Бог нас преведе. Египет остался позади, фараон погиб, впереди обетованная земля и нетленное Царство, где обителей много, где радость вечная! Пасха нетления! Мира спасение!

Христос воскресе!


Трехтомник творений священномученика Илариона

http://www.pravoslavie.ru/5843.html
« Последнее редактирование: 11 Мая 2019, 23:31:18 от Дмитрий Н » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #127 : 14 Мая 2019, 01:01:31 »


Митрополит Горловский и Славянский Митрофан (Никитин),   Горловская и Славянская епархия






Христос воскресе!

Было время, когда слова, которыми мы в эти дни друг друга приветствуем, были произнесены впервые. Что это были за слова? Это было радостное свидетельство, радостная весть о том, что произошло событие, которое перевернуло историю всего мира, открыло в ней совершенно новую страницу, сделало жизнь людей совершенно другой. И апостолы со страхом, удивлением и огромной радостью произносили эти слова и отвечали друг другу, что воистину так, воскрес Христос!

Эти слова больше двух тысяч лет звучат в пасхальные дни во всех православных храмах и наполняют сердца людей радостью. В этих словах заключена наша вера. В этих словах — наша сила. В этих словах — наша надежда. В этих словах — наша крепость и наша твёрдость. В этих словах — всё наше упование. И именно поэтому эти слова мы произносим так часто, с такой радостью, с такой любовью и с такой силой. Праздник Воскресения Христова явно показывает нам, что нас ожидает в Царстве Божием и какая эта вечная жизнь, наследниками которой мы все хотим стать и верим, что сподобимся этого от Бога.

Самая большая радость на земле — та, которую люди испытывают в пасхальную ночь, радуясь не каким-то земным вещам, которые временны, скоропреходящи, переменчивы, которые сегодня есть, но которых может не стать в любой момент, а тому, что никто никогда у нас отнять уже не сможет. Самое главное для каждого из нас уже есть, потому что Господь подарил нам жизнь вечную, подарил спасение. И если мы Его ученики, христиане, мы становимся и наследниками этого обетования.

Эта радость здесь, на земле, велика. Она ни с чем не может сравниться. Но мы просим, чтобы Господь подавал нам этой радости совершеннее причащаться «в невечернем дне Царствия» Его. Празднуя здесь Пасху и наполняясь этим торжеством, мы начинаем лишь отчасти понимать, какой радости исполнены общение с Богом, Царство Божие и жизнь вечная. Этот опыт необходим нам для нашей духовной жизни. Он необходим нам, чтобы мы осознали, что эта радость в нашей жизни может быть, когда мы верны Богу, когда мы живём по Его воле, исполняем Его заповеди, и учились дорожить ею.

Но мы знаем и другое — что эта радость может уходить из нашей жизни. Когда она уходит? Когда мы совершаем грех, отпадаем от Бога, когда мы гордимся, осуждаем, превозносимся, совершаем те деяния, которые оставляют пятно на нашей совести, на нашей душе, оставляют недобрый след. Вместе с ними уходит и радость. И мы начинаем понимать, что грех — это не просто что-то нехорошее, а то, что крадёт у нас эту радость, следовательно, начинаем воздерживаться от греха и стараемся жить по воле Божией, праведно и в благоговении.

Благодарю вас за те молитвы, которые мы в сегодняшний день совершили, за то, что мы эту радость переживаем совместно, делясь ею друг с другом. Её свойство таково, что чем больше ею делишься, тем больше её становится. Дай Бог, чтобы эта радость никогда не покидала жизнь каждого из нас, а как можно дольше пребывала в душе и сердце. Чтобы она наполняла жизнь и помогала всегда выбирать добро и свет, отвращаться от всякого зла и всякой неправды.

С праздником Светлого Христова Воскресения! Божие благословение пусть пребудет со всеми вами!

Христос воскресе!


http://www.pravoslavie.ru/smi/78706.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #128 : 16 Мая 2019, 01:23:03 »


Воскресение Христа и наша жизнь

Митрополит Калужский и Боровский Климент





Днесь немолчно ликует всякий чин ангельский, торжествует с ними в вышних и Церковь святых прославляя Воскресшего Христа.

Ни зависть осудившей Христа иерусалимской элиты, ни лжесвидетельство подкупленных стражей Гроба Господня, ни жестокие гонения всевластного Рима — ничто не в силах сдержать победного шествия от сердца к сердцу «даже до края земли» (Деян. 1,8) простых слов — Христос воскресе!

И сегодня мы вновь воодушевленно вторим этому свидетельству учеников Христовых, донесенному до нас сонмом святых всех эпох христианской эры — Христос воскресе!

Праздник Пасхи Господней окрыляет благодатью всех, кто приобщается к его радости, насколько только может вместить очищенное от греха сердце человека. Христос по-отечески приемлет пришедших к Нему путем блудного сына христиан, весь пост старавшихся приблизиться к Нему через покаяние. Щедр Господь на милости и к томившимся в ожидании работникам одиннадцатого часа, уделившим постовому труду крохи своего усердия. У всех празднующих сегодня общее утешение — здесь и сейчас мы можем прославлять воскресшего Христа!

Современный мир, самонадеянно тщась обрести счастье вне Бога, пытается найти замену дарам Воскресения Христова. Выказывая безучастие к жизни вечной, мир активно исследует и проводит опыты по генной модификации человека в стремлении сделать его бессмертным биологически. Мир высмеивает веру в иное бытие, в существование области духовных сущностей и причастности ей человека. Но при этом он с большим коммерческим успехом порождает виртуальную реальность Интернета, социальных сетей, электронных игр.

Праздник Пасхи Господней окрыляет благодатью всех, кто приобщается к его радости, насколько только может вместить очищенное от греха сердце человекаФото: Агентство городских новостей «Москва»

Мир оставляет ежедневную молитву и не может обойтись без новостного контента, который приковывает ум и сердце к пустым волнениям и заботам о многом, отвлекая от самого необходимого для человеческой души занятия — внимать Слову Божию. Мир восстает против подвига воздержания ради соединения с Христом, но возлагает на людей «бремена тяжелые и неудобоносимые» (Мф. 23, 4) всевозможных диет ради обретения эффектной внешности. Мир отвергает евангельское чудо и при этом пропагандирует симпатическую магию, строит свою жизнь по суевериям и предсказаниям астрологов.

Но при всех своих стараниях отвернувшийся от Христа мир вместо благодати богообщения вкушает горечь разочарования. Ибо никогда и ничем не удастся подменить пасхальной радости — этого живого свидетельства апостольского преемства в Церкви. Сербский богослов и мыслитель преподобный Иустин Попович назвал святых апостолов совестью Церкви, ее строителями и благовестниками: «Все их деяния — по всему и во всем богочеловеческие, все они от Господа Иисуса Христа». Через них дана Церкви власть вязать и решить (см. Мф. 18, 18) в таинстве Исповеди и действенная молитва, вершина которой — Божественная литургия.

Дабы лишить людей благодатного действия этих главных церковных таинств, современный мир использует любые ухищрения. Это и перекраивание церковных установлений в угоду политическим интересам, когда сомнительное по каноническим нормам собрание признается апостольской евхаристической общиной. Это и распространение соблазнительных практик коллективной молитвы вне литургической жизни Церкви, когда главным критерием действенности выступает массовость, привлечение наибольшего числа людей по принципу сетевого маркетинга.

Нельзя приравнивать молитву по соглашению к Божественной литургии, как и признавать достаточным для очищения от греха суд в своей душе пред Богом. Преображающее действие церковных таинств берет свою силу от победы над грехом распятого на Кресте и воскресшего Христа Спасителя. Этой силой Господь вывел из ада томившихся в Его ожидании праведников. Этой силой при совершении Божественной литургии достигается цель человеческой жизни — евхаристическое единение со Христом.

Человек в своей жизни призван иметь постоянную устремленность к Богу, а не только в дни Великого поста и Пасхи. Приступать к величайшим таинствам Исповеди и Святой Евхаристии необходимо регулярно, хотя бы один раз в месяц, а бороться с пороками надо непрерывно, а не только в дни поста. Завершив Великий пост, не будем останавливаться в наших христианских трудах, а продолжим наш духовный подвиг, будем начинать с молитвы в храме каждый воскресный день, чтобы он для нас и наших близких приносил пасхальную радость. Ведь каждое воскресенье — это малая Пасха.


27 апреля 2019 г.

https://pravoslavie.ru/120928.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #129 : 18 Мая 2019, 04:43:49 »


Океан любви

Священник Сергий Бегиян




Великий пост нас не только бодрил, наставлял и обучал, он еще нас и просвещал. Даже просвечивал.

Под лупой Великого поста почти каждая греховная порошинка вылезла на свет. То, что удачно мимикрирует в «веселые» непостные дни, не смогло ускользнуть от молота воздержания и молитвы.

И результат налицо: в зеркале Великого поста мы все оказались безобразными, израненными и убогими. И в этом далеко не брачном одеянии пришли на пир Агнца. Со стыдом и понурив голову встали мы на последнее место в церкви… и о чудо!

Христос – Господь Всепокрывающий, Всемилующий и Всепрощающий – нас омыл и одел. Какое уставшее сердце пришло к Нему и не растаяло от этой бездны милости, от этого океана любви?! Ибо все наши грехи – только пыль по сравнению с Его огромностью любви, песчинка в космосе Его милосердия…

Если мы ищем в церкви только Его, только Спасителя, а не исполнения своих сиюминутных желаний, не приступаем к Нему с лукавым и корыстолюбивым сердцем, подобно Иуде, если только Он Сам нужен нам, Он, а не Его чудеса и знамения, только Он, а не хлеба и рыбы, не превосходный улов и сытый живот, то Господня любовь, как река, захлестывает и несет нас. Пост окончился – и оказалось, что ничего и не надо. Ни брашен, ни зрелищ. Только Ты, чудный и милостивый Господь, нужен душе моей.

Разве не для этого мы и постились, искушались, падали и вставали? Не для этого ли мы в кровь разбивали колени и носы и, утираясь рукавом, снова и снова упорно шагали навстречу ледяному ветру скорбей? Только для того, чтобы познать, что все в мире сем сор и суета в сравнении с Тобой, чудный и милостивый Господь.

Каждая секунда Страстной недели открывала нам Твою любовь и заботу, когда Ты нес нас на руках, а мы думали, что сами ползем на четвереньках, – но и ползти у нас нет сил.

И вот она, Пасха, и я стою, червь и песчинка, на ладони Твоей и чувствую Твою неземную любовь, в которой умещаюсь не только я, но и тот, и та. И даже вон те, неприятные нам, и они, Господи, умещаются в сердце Твоем, и неизвестно еще, кто из нас ближе к Тебе…

Этот неземной покой, неземная тишина сердца, неземная свобода от всего – Твой дар, который вовсе и не дар даже, а отблеск славы Твоей, который предваряет Твое пришествие, чудный и милостивый Господь мой.

Пост прошел не зря. Да, не как у отцов и даже не как у учеников отцов. Но он был «не всуе и не вотще». И я готов повторить его сейчас же, лишь бы эти мир, тишина помыслов и свобода остались в моем сердце и далее. Лишь бы и далее сердечная гладь не замутнялась пришествием чуждых помыслов, которые усильно стараются доказать мне, что они мои.

Может быть, и в этом тоже смысл Петрова поста? В тоске по посту Великому? Ведь пост – это вовсе не каторга для христианина. Труд – да, но не каторга и не тюрьма. Пост – это восхождение к Богу. Если жизнь вне поста – это восхождение по лестнице, то пост – это скоростной лифт. И так хочется снова ощутить его мощный гул и возносящую силу. Ибо награда велика…

Есть главный урок поста. Почему-то каждый год он оказывается новым, видимо, в зависимости от текущего состояния нашей души. И в этот раз урок таков: наши грехи и страсти не имеют абсолютной силы и непреходящего значения. Это лишь грязный налет, покрывающий золото нашей души. И для Христа достаточно дунуть, чтобы эта корка с нас посыпалась кусками и засияло наше золото, «иже по образу». И когда мы приступаем к Нему, в океане Его любви безвозвратно тонет вся наша чернота.

    Наши грехи и страсти не имеют абсолютной силы и непреходящего значения – таков урок поста

Христос воскрес! И все наши пасхальные песни и молитвы умащают Его тридневное ложе, как цветы плащаницу. Мы приносим Ему наши молитвенные и бденные жертвы, чтобы хоть как-то отблагодарить Его и за тот подвиг истощания, который мы воспоминаем молитвенно в дни Страстной седмицы, и за этот океан любви, которым Он покрывает каждого Своего ученика…

Христос воскрес! Эти слова для нас уже не весть, не новость. Это девиз нашей жизни, надежда наших трудов и молитв, это приговор над смертью в конечном итоге.

Есть люди, которые не слушают указания церковного Устава, запрещающего в дни Светлой седмицы всяческие молитвы, кроме пасхальных песнопений. Как сказал мне один мой прихожанин, ему мало Часов Пасхи, Пасхального канона и прочего, поэтому он читает еще и обычные молитвы, да еще и Псалтирь. В этом есть какая-то удивительная нечуткость.

Ведь в духовной жизни все как у влюбленных: пылающий от любви юноша слагает стихи девушке, поет ей серенады, а обычная проза только связывает его язык, как кандалы. Так и христианин: не может в Светлые дни выносить прозу молитв, ведь сердце поет Христу, поет жениху-Христу влюбленная дева невеста-Церковь. Все мы и есть эта невеста.

Муж и жена после долгих лет жизни уже могут понять друг друга без слов, поскольку любовь дает разумение души любимого. Точно так и в дни Светлой недели неземная любовь преисполняет Церковь, упраздняя необходимость длинных церковных молитвословий, ибо сердце купается весь день в любви Божией и нужно только одно: не расплескать.

Во времена моего детства были в школе эстафеты, и часто на них было такое задание – пронести в ложке воду от старта до финиша, не расплескав. По сути, мы этим занимаемся и в дни поста. Пытаемся стяжать покаянное чувство и не растерять его в суете. Но за долгий пост бывает, что и расплещем «воду» и снова набираем ее и пускаемся в путь.

Пасхальная благодать необыкновенна, но и ее можно всю расплескать и растерять. А вот вновь стяжать ее уже значительно труднее.

    Пасхальная благодать необыкновенна. Так сохраним в себе подольше этот дивный свет!

Поэтому потщимся, братья и сестры, сохранить в себе подольше этот дивный свет и чудную тишину, невыразимую радость и вышеестественную свободу. Как написано в указаниях молитвослова: после Причастия пребывать в чистоте, «чтобы достойно сохранить в себе Христа принятого». Так и мы: постараемся подольше сохранить в себе чудного и милостивого Христа Воскресшего и памятование Его пасхального океана любви.

Христос воскресе!


8 мая 2019 г.

https://pravoslavie.ru/121029.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #130 : 18 Мая 2019, 23:46:40 »


Слово в день Святой Пасхи


Христос Воскресе!



Мы прощены, мы спасены и искуплены — Христос воскресе! В этих двух словах все сказано. На них основана наша вера, наша надежда, любовь, христианская жизнь, вся наша премудрость, просвещение, Святая Церковь, сердечная молитва и вся наша будущность. Двумя этими словами уничтожены все бедствия человеческие, смерть, зло и дарованы жизнь, блаженство и свобода! Какая чудодейственная сила! Можно ли устать повторять: Христос воскресе! Может ли надоесть нам слушать: Христос воскресе!

Но все ли мы понимаем истинное значение этих двух слов: Христос воскресе! Что значит: Христос воскресе? Ведь Христос воскрес не сегодня, не вчера, а много, много веков тому назад. Кто же в наше время может сомневаться, что Христос действительно воскрес на третий день по смерти? Никто! А потому, что же мы свидетельствуем, отвечая на привет «Христос воскресе!» словами «Воистину воскресе»? Свидетельствуем ли мы только нашу веру или еще другое?

Христиане должны участвовать в самом Воскресении Христа. «Аще же Христос не воста, суетна вера наша» (1 Кор. 15,17), — говорит святой апостол, и, следовательно, мы празднуем величайший христианский праздник — всех праздников праздник, ибо на Воскресении Христовом основано само христианство. Но должно ли состоять это празднование лишь в соблюдении церковного устава и в одном нашем присутствии в храмах? Где же внутренний, духовный смысл праздника? Одно воспоминание о великом мировом событии, Воскресении Христовом, может ли принести нам спасение? Нет, христиане должны участвовать в самом Воскресении Христа! Как участвовать? Таинством покаяния и причащения Святаго Тела и животворящей Крови Спасителя, дабы соединиться с Ним — воскресшим Искупителем. В дни Великого поста, в дни покаяния, очищения и возрождения мы должны обновить свои сердца, дабы воскрес в них Христос. Поэтому, кто не участвовал в самом Воскресении Христовом, тот не разумеет и не вмещает в себя истинное значение этих слов «Христос воскресе!» и ответа «Воистину воскресе!»

Воскресение Христа в нас, в наших сердцах доказывается также не одним ответом «Воистину воскресе!» Оно подтверждается радостью о Господе и доказывается любовию ко Христу. Кто любит, тот понимает любовь Божию и не сомневается в ней. Но вспомните, возлюбленные братья и сестры, нашу недавнюю исповедь, как вы каялись в том, что иногда ропщете на Бога, сомневаясь в Его милосердии, как вы обвиняли Господа в своих незаслуженных скорбях и непосильных страданиях, даже в нежелании услышать ваши молитвы! Вспомните, как, живя в грехе, вы были склонны считать Господа немилосердным, глухим и слепым к вашим горю и нуждам! Но теперь, воссоединившись со Христом, сознали ли вы, что Он — Бог Любви, Бог милующий, а не наказующий? Если вы действительно сознали эту истину, то, несомненно, поняли Бога в Его помышлении, полюбили Господа от чистого сердца, Христос воскрес в вас, и можете теперь сознательно ответить на радостный привет христианский «Христос воскресе!» — словами «Воистину воскресе!» Аминь.


Священномученик Серафим (Чичагов)

http://www.pravoslavie.ru/1704.html
« Последнее редактирование: 18 Мая 2019, 23:59:10 от Дмитрий Н » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #131 : 20 Мая 2019, 03:09:22 »


Тайна воскресения

Размышление иконописца

Владимир Щербинин





В православном богословии существует понятие Божественного мрака – то есть области абсолютной непознаваемости Всевышнего. Скажем, большинство евангельских событий и явлений можно описать земными словами и красками, в крайнем случае – притчами и образами. Но есть то, пред чем «недоумевает всяк язык» (задостойник Богоявления) и человеческий ум, – например преславное Воскресение Господа и Спаса нашего Иисуса Христа.

Начнем с того, что для всех великих церковных праздников написаны иконы, а для Воскресения – нет, хотя это «праздников Праздник и Торжество есть торжеств» (ирмос 8-й песни Пасхального канона). На саму Пасху и в обычные воскресные дни на середину храма выносится икона «Сошествие во ад», но по сути это образ Субботы Благословенной, а не Воскресения. Ведь, по церковному преданию, Господь сошел в преисподняя земли в день субботний накануне Своего Восстания.

Часто можно услышать, что образ жен-мироносиц, пришедших к месту погребения Христа и обретших камень, отваленный от Гроба, а также ангела, сидящего на камне сем, – тоже образ Воскресения. Поэтому некоторые художники-иконописцы изображают на этой иконе, кроме жен, ангела и спящих воинов, еще и ходящего среди оливковых деревьев Спасителя. Но это всего лишь художественное самочиние. Другие считают, что иконы «Уверение Фомы» и «Явление Луке и Клеопе на пути в Эммаус» – тоже образы Воскресения. Однако эти события случились уже после самого Воскресения Христова и могут быть скорее названы Деяниями Воскресшего Спасителя. Иногда в пример приводят изображение Христа в белых одеждах, грядущего со знаменем в руках как Победитель. Но это всего лишь появившееся не ранее XVIII века заимствование из католической религиозной живописи, которое не имеет ничего общего с православной иконописной традицией.

Отсутствие изображения и словесного описания Воскресения Господа и Спаса нашего Иисуса Христа не случайно. Это и есть тот Божественный мрак, великая и сокровенная тайна, которую не описать никакими средствами и перед которой можно только предстоять в смиренном молчании, с величайшим благоговением и трепетом.


29 апреля 2019 г.

https://pravoslavie.ru/120865.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #132 : 23 Мая 2019, 03:26:02 »


Обретенный рай

Протоиерей Артемий Владимиров





Светися, светися, новый Иерусалиме!

Христос Спаситель восстает из гроба живым. Являясь в течение сорока дней Своим ученикам, Он поучает их тайнам Царствия Божия. Затем восходит на небеса, дабы десять дней спустя Вознесения ниспослать Апостолам благодать Утешителя Духа. Дух Святый открывается им в образе огненных языков и опочивает в сердце каждого, озаряя учеников ведением неизреченных тайн. Через руки святых Апостолов благодать Господня возрождает всех, принимающих крещение с верой в Сына Божия.

Эта благодать и поныне делает причастниками Царствия Небесного членов Православной Церкви, если они с ревностью исполняют заповеди Господни. Эта благодать возводит умы и сердца христиан на небо, показывает им, по неизреченной милости Божией, райские обители. Пасха Христова раскрывает духовную силу, красоту, святыню и премудрость в учениках Господа, вверяющих свои сердца водительству благодати.

Озаренные светоносной радостью Воскресения Христова, войдем и мы, дорогие читатели, со страхом и трепетом в таинственный Едем, Рай сладости, и насладимся уготованной нам духовной трапезой!

"И увидел я новое небо и новую землю..." - говорит тайнозритель Царства Небесного, святой Иоанн Богослов (Откр. 21, 1). Светло тамошнее небо, девственна и прекрасна оная земля. Не омрачает взора ни единое зрелище бедствий и страданий человеческих, без которых невозможна и немыслима земная жизнь. Водворившись в духовном Раю, испытывает душа величайшее облегчение и покой. Отчего же? Оттого что нет там, в райских обителях, ни явного, ни тайного присутствия зла.

Здесь, на земле, даже в самые счастливые минуты бытия мы должны быть настороже по причине подстерегающих нас искушений. Враг человеков, падший ангел, коварен и жесток. Даже если благодать Господня, осеняющая истинных рабов Божиих, заставляет его отступить, он не успокаивается. Сидит в засаде, затаившись, следит, выжидает, когда можно будет приступить к душе, воспользоваться ее невниманием и всеять в сердце худые плевелы - дурные и гордостные помыслы. Не встрепенется христианин, молитвой не пожжет эти сорняки, они возьмут силу, разрастутся - и покроется душа мраком греховным. В этом мраке поселится сатана и будет содержать грешного человека в рабстве, унижая и мучая своего пленника. Не так в Раю Господнем! Легко и свободно дышится помилованной Богом душе. Изгнан вон диавол со своими приспешниками, бесами. Царствуют в сердце человеческом смирение и кротость Христовы. На этих добродетелях, как на некоем престоле, восседает Божество. Вверху, внизу, спереди и сзади, по сторонам, внутри и снаружи осиявается душа благодатью, наполняющей ее неизреченным покоем, миром и радостью. Не увидит человеческая душа в райских обителях ни единого угрюмца или преданного печали. Никто не смутит ее здесь взглядом настороженным и подозрительным. На челе встречающихся ей не видно тревоги, страха, неприязни. Нет, нет! Напротив, все обитающие здесь существа - и ангелы, и люди - пронизаны, одухотворены, преисполнены радостью и любовью. Да иначе и быть не может - это же Рай Господень! От обращенных на нее светлых взоров помилованная душа раскрывается, как цветок под теплыми, ласковыми солнечными лучами. Оставаясь трепетной, она несколько смелеет, словно любознательное чистое и благоговейное дитя, смотрит вокруг себя и приходит в еще большее удивление, радостное изумление, - такие неизглаголанные красоты открываются ее очам!

Всюду и во всем чувствуется присутствие Божие. В воздухе разлита благость Господня: дышишь ею - просвещается ум, сердце вкушает сокровенную манну премудрости Божией. Созерцание тамошних красот - от горних сфер до малой былинки - побуждает душу изливаться в сердечной молитве благодарения и славословия Творца, украсившего таким великолепием Свое творение. Как ни прекрасно оно, внимание небожителей устремлено к единому Источнику света, заливающему Рай, так что не обретается в нем ни единого темного уголка. Этот Источник - превысшая всякого описания и понимания Божественная Троица, Святая, Единосущная и Нераздельная, живущая в свете неприступном.

Влекомая этим светом, душа уже не желает смотреть ни на что иное, да и не может. Вкупе со всеми предстоя лицом к лицу Живому Богу, она вступает в область райского блаженства, всегда возрастающего и никогда не имеющего конца...

     Светися, светися, новый Иерусалиме, слава бо Господня на тебе возсия. Ликуй ныне и веселися, Сионе. Ты же, Чистая, красуйся, Богородице, о востании Рождества Твоего.

     ...О Пасха велия и священнейшая, Христе! О Мудросте, и Слове Божий, и Сило! Подавай нам истее Тебе причащатися в невечернем дни Царствия Твоего!..

Путь же в эту райскую страну проложен Господом нашим Иисусом Христом посредством Креста и Воскресения, а обретается в глубинах кающегося сердца каждым, кто желает молиться и исполнять заповеди Божии.


http://www.hram-ks.ru/p_easter4.shtml
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #133 : 27 Мая 2019, 04:41:46 »


Воскресение – миг или процесс?

Священник Сергий Круглов




Помните старую песню из фильма «Земля Санникова»:

     Счастье дано повстречать иль беду еще –
     Есть только миг, за него и держись,
     Есть только миг между прошлым и будущим,
     Именно он называется жизнь…


С детства люблю эту песню. Но всегда, слушая ее, чувствовал я какую-то печаль и тревогу, чувствовал: что-то не то в этой песне… А что – понять не мог. Попытаться понять, что именно не то, мне помог один паренек, пришедший в храм, где я служу, в один из дней Светлой седмицы.

Совсем молодой, не особо воцерковленный, хотя и читавший Евангелие и разные православные книги. Но главное – искренний и открытый к диалогу, ищущий ответ на важнейший вопрос: «Что мне делать, чтобы обрести жизнь вечную?»

– Вот скажите, ведь Воскресение – главное событие для христиан? Про это и святые отцы говорят, и на Пасху поется, и вообще все века так считается всеми?

– Ну, да.

– Но ведь Воскресение – это чудо? Читая разные православные книги, я так понял, что – чудо. Яркий миг, вспышка, прорезавшая вековечную тьму… То была ночь, бренное существование падшего мира, торжество смерти и тлена, а тут – рраз! Камень отвален от гроба, и Христос, который был во гробе – воскрес! Воскресение и жизнь вечная обещаны Христом и всем христианам. Но своими усилиями мы чуда Воскресения добиться не можем, оно только по благодати Божьей, его Сам Христос устраивает …

– И к чему это ты клонишь?

– А к тому, что как же тогда – вся наша остальная жизнь? Раз – чудо Божье? Зачем трудиться, заводить семью, заниматься творчеством, мучиться, страдать, проживать все эти будни день за днем, если надо только ждать чудесного мига Воскресения?

Какая разница вообще, как я живу, если Бог воскресит меня из мертвых чудесным, непонятным мне образом? Вот люди в Церкви – молятся, постятся, заповеди соблюдают – а зачем? Я так понимаю: это – условия, чтобы заслужить Воскресение. Будешь молиться-поститься и так далее, хорошо себя вести – получишь чудесный подарок. Правда, гарантий-то нет…

Известно же, что Бог есть любовь, Он дарит подарки и спасает из милости, а не за достижения. У Него вон блудники и мытари идут впереди постников и законников в Царство Божье. То есть все зависит не от наших дел, а от Его прихоти: захочет – воскресит, не захочет – хоть лопни от трудов?..

Я вообще-то не потому говорю, чтобы покритиковать церковную практику благочестия, мне лично она нравится. Только…бессмысленно как-то: вот молния сверкнет, чудо произойдет – и воссияет новая жизнь, а старая – куда денется и зачем была? Да и жалко старой-то, если честно, в ней столько хорошего…


Я долго говорил парню про суд Божий и Его недоведомый промысел, про необходимость исполнения заповедей (это место, да, в моих словах отдавало таки юридическим оттенком, а как без него), про старинный спор насчет «веры без дел» и «веры через дела»...

Говорил про ценность всей нашей грешной жизни, но все равно как-то так получалось, что таки да – земная наша жизнь жизнью, а Воскресение, ожидаемое, чаемое, но непредсказуемое чудо, блистательное как молния, грянет – и по сравнению с его великолепием все прочее станет уже неважно, все прочее в нашей жизни можно будет оставить и забыть, как по достижении цели ненужным становится средство… Словом, «есть только миг, ослепительный миг», как в песне.

И подумалось мне: а ведь на самом-то деле Воскресение – не миг, яркий и волшебный. Воскресение – это процесс, долгий и трудный, как путь евангельского зерна в земле, которое умирает, чтобы принести плод.

Если Воскресение – лишь яркий миг, то как же быть с предшествующей ему земной жизнью Самого Спасителя, Богочеловека Иисуса?

Вся Его земная жизнь, всё, что Он делал, Его проповедь, Его служение, исцеление больных и бесноватых, кормление голодных пятью хлебами, Его страдания и мучительная смерть, есть часть жизни вечной, которую Он имел в себе и которую мы имеем через Него.

Так и все Божье, подлинное, что мы делаем в жизни, все наши творческие усилия по преодолению тления и энтропии мира сего, по исполнению заповедей, и главнейшей из них, к которой сводятся прочие – заповеди о любви, есть не «заслуживание» Воскресения, не подготовка к нему, которая сама по себе потом не будет больше иметь ценности – это есть УЖЕ Воскресение, то есть пребывание в жизни вечной, растущей в нашей земной грязи и преодолевающей смерть.

Не миг жизни против мига смерти, но процесс против процесса, долгая и упорная борьба, в которой нам помогает Сам Бог. Помогает, но ничего не делает помимо нас и вместо нас. Так врач, исцеляя больного, вводит в него лекарства, прописывает ему процедуры и режим, наблюдает за ходом выздоровления – но бороться с болезнью и наконец-то преодолеть ее организм должен все-таки сам.

Вот что смущало меня в вышеназванной песне – противопоставление мига, в котором вроде бы сконцентрирована вся жизнь, яркого, но недолговечного, промелькнувшего и погасшего во всеобъемлющей мировой тьме – вечному покою, который годен разве что «для седых пирамид»…

Жизнь вечная – это именно жизнь, наполненная движением, любовью и творчеством, а не «вечный покой» в смысле вечной сонной неподвижности, как себе иногда представляют обыватели, сочинившие поговорку: «В раю, конечно, экология лучше, зато в аду компания интереснее».

Воскресение Христово – это мощный прорыв в привычную человечеству зиму – вечной весны, которая полнит и теснит зиму изнутри, и рано или поздно взорвет и уничтожит эту зиму, как вешняя река взрывает сковывающий ее лёд.

А вслед за Христом, «Первенцем, восставшим от мертвых», смерть побеждаема и воскресением каждого из нас, кто Христов, воскресением уже происходящим и творимым нашими руками, в нашей сегодняшней жизни.


Источник
« Последнее редактирование: 27 Мая 2019, 12:47:30 от Дмитрий Н » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9373


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #134 : 28 Мая 2019, 00:10:20 »

 
Монастырское молоко

Наталья Романова-Сегень




В далеком XV веке в монастырь, что на острове, похожем на клопа, пришел юродивый. Кто он и откуда, никому было неведомо. Однажды младший сын Дмитрия Донского Константин посетил Клопскую обитель и признал в юродивом своего родственника. Михаил – так звали человека, принявшего на себя подвиг юродства ради Христа, – обладал даром пророческого предвидения, обличал людские пороки, был примером аскетического монашеского подвига. Со дня кончины преподобного его мощи покоятся в Михайло-Клопском монастыре, и много паломников спешит сюда поклониться святому.

Монастырь, изрядно изувеченный в годы Великой Отечественной и простоявший так долгое время, наконец-то оживает. Монахи по кирпичику с молитвами восстанавливают духовную обитель, продолжая по сей день это богоугодное дело. Завели большое хозяйство. Разбили огород. Лошади, коровы, куры… А гуси такие сердитые, словно сторожевые собаки!

***

Марина, поставив машину возле ворот монастыря, бодро шагала по дорожке к Троицкому храму поклониться мощам преподобного Михаила Клопского. Дорогу перегородили гуси.

– Кыш, кыш! – попыталась отогнать их девушка, но боевитые птицы только распалялись.

– Не бойтесь! Они у нас ласковые, – пошутил вышедший из домика человек. – А вы, ребятки, чего разгалделись? А ну марш отсюда!

Как ни странно, но гуси после людского увещевания пошли прочь.

– Они, что, у вас русскому языку обучены? – удивилась Марина.

– Человеческому. И не только гуси, но и все остальные.

– Кто остальные?

– Да все! Куры, коровы…

– У вас и коровы имеются?

– А как же. И коровы имеются. А молоко какое дают! Не молоко, а сгущенка! Где такое в городе купишь? Да и дешевле намного, чем магазинское. А творог! А яйца! Всё с нашего подворья. Налетай, покупай!

– Да я… – растерялась Марина, – не за этим пришла.

– Ясно дело, в церковь не за молоком ходят. На обратном пути зайдите к нам в дом, нальем молочка.

– У меня и банки-то нет.

– У нас зато все есть.

Марина зашла в храм, приложилась к мощам, а потом еще долгое время сидела на скамейке и смотрела на угасающий день. Пора было уходить, ворота монастыря уже скоро закрывались.

– Так чего насчет молочка? Парного! – спросил подошедший послушник.

– Ах да! – встрепенулась Марина. Отказаться ей было неудобно. – Мне бы литр.

– Литр! Вот так да. Такое молоко – и литр! Бери пять!

– Зачем мне пять?!

– Ну, три!

– Хорошо. Только не пять!
 
Марина проследовала за послушником в дом, откуда он вышел, когда спас ее от гусей, и осталась возле дверей. В комнате стоял длинный стол, с которого убирали посуду: видимо, только что закончилась трапеза.

– Вот, получите! – послушник вынес трехлитровую банку.

Марина отсчитала положенную сумму.

– А это точно коровье молоко?

– А чье же еще? Лосиное что ли?

– Цвет какой-то бежеватый.

– Так говорю же: не молоко, а сгущенка!

Марина хмыкнула: мол, попробуем.

– И не забудьте банку вернуть. Молока много, а с банками дефицит.

Марина быстро домчалась на своей машине до дома. Чем буду ужинать? Есть особо не хотелось. Попью молочка! К тому же она знала, что по вечерам лучше употреблять в пищу белок и ни в коем случае не углеводы. Хотя в настоящем молоке калорий тоже немало.

Она налила в стакан молока. Вон какое густое, как тяжело бултыхнулось. И залпом выпила полстакана.

– Фу-у-у!

Марина была раздосадована. Кислятина! Тоже мне сгущенка. Она понюхала остатки в стакане и банку с молоком. Ну конечно. Придется оставить скисать дальше – не выливать же. Марина поставила банку на солнечный подоконник и закрыла марлей.

Через пару дней к ней в гости заглянула подруга с мужем. Визит ими был нанесен внезапно, поэтому хозяйка, не найдя, чем быстро подкормить гостей, решила настряпать оладий из бывшего молока, ставшего рыхлым, как облако. Оладьи получились отменными – пышными, сочными и невероятно вкусными.

– Как они такими у тебя выходят? – изумлялась Лариса, наворачивая оладьи наперегонки с мужем. – У меня всегда тощие…

– Секрет знаю.

Лариса ела оладьи руками, причмокивая от удовольствия и облизывая пальцы, попадавшие в блюдечко со сгущенкой при макании оладьи. Валерий же разделывался с угощением при помощи ножа и вилки, но тоже очень проворно. Поэтому, когда гора из оладий стала понемногу превращаться в холмик, Марина решила еще настряпать штук двадцать.

– Маринка, а ты чего не ешь? Вкусно же!

– Берегу фигуру к пляжному сезону, – усмехнулась Марина, – а вы ешьте, ешьте.

– Пожалуй, довольно, – сказал, откинувшись на спинку стула, Валерий. – Оладьи действительно хороши.

Он вытирал салфеткой маслянистые губы.

– А секрет-то в чём? – спросила Лариса.

– Да ни в чем, – пожала плечами Марина, – но в этот раз они и вправду вкуснее обычного получились. Может, потому что из монастырского молока…

– Из чего-о-о?! – побледнел гость.

– Из монастырского молока. Оно скислось, и я пустила его на оладьи.

Видно было, что Валерию стало нехорошо. Он словно еле сдерживался, чтобы его не вырвало. Лариса перестала жевать и смотрела на мужа. Потом она отложила недоеденную оладью и неприятно сглотнула.

– Поня-а-атно, – протянула Марина.

Валерий считал себя заядлым и непримиримым атеистом, везде, где только можно, разглагольствовал о вреде религии и всяких там попов да монахов, и, по всей видимости, есть пищу из монастыря было для него преступлением. Марина не успела глазом моргнуть, как гостей и след простыл. Даже спасибо не сказали.

– Монастырские – не монастырские… – недоумевала Марина, в размышлениях съев несколько оладушек. – Вкуснотища! Какая разница, где корова дает молоко!

***

Через несколько дней Марине пришлось поехать в те места, где располагался монастырь. Она работала дизайнером в фирме, и ей необходимо было сделать замеры кухни в одном из домов того села, что рядом с монастырем, поэтому, выходя из дома, захватила стеклянную банку из-под молока.

– Вот ваша банка, – она отдала ее тому же послушнику, с которым познакомилась несколько дней назад. – Только молоко ваше, знаете ли, кислое оказалось!

– Кислое? Не может быть!

– Может. Еще как может.

– Долго держали на солнце или в тепле.

– Ничего не держала. Я сразу отсюда домой поехала, а ехать-то тут 15 километров.

Послушник пристально посмотрел на Марину.

– Не хотел вам говорить… – начал было он и остановился, – да и не буду.

– Чего не будете говорить? – насторожилась Марина.

– Не буду, не буду. Молчу.

– Нет уж! Говорите!

– Дело все в том… – начал вкрадчиво послушник. – Молоко это непростое.

– Какое еще непростое?

– Монастырское.

– Знаю. И что с того?

– А то, что оно свежее имеет такое свойство: быстро прокисать только у того человека, у которого много грехов.

– Грехов? – Марина вскинула бровь. – А какие у меня грехи?

– Ну, грехов у всех полно – и у простых людей, и у монахов, и даже вы, милая девушка, не исключение.

– И какие же это у меня грехи?

– Это уж вам видней. Вот, например, сейчас пост идет. Великий. Покаянный. А вы молоко вкушаете.

– Я знаю про пост! Но вы же сами мне молоко продали!

– Так у нас корова доится постоянно. Искушение, а не корова!

«Жулики вы, – так и хотелось сказать Марине, – вот и торгуете кислым молоком, раз самим нельзя его пить», – но промолчала.

– Молочка не желаете? – спросил напоследок послушник перед тем, как направиться к гусям.

Марина в ответ только попрощалась.

Что он сказал про молоко? – думалось ей на обратном пути. – Грехов много? И, наверное, молоко – не самый страшный из них. Она вообще-то и так немного ест. Все время на диетах. И мясо крайне редко… Ишь ты, вкушают они…

Вернувшись домой, Марина почувствовала сильный голод, открыла холодильник, достала колбасу, масло, сыр и сделала себе толстенный бутерброд. С предвкушением поднесла его ко рту…

– А не буду! Назло монахам! Чего там нельзя вкушать?

Она открыла интернет, стала читать, чего не едят в Великий пост.

***

Почти две недели Марина не ела скоромного. А в один из дней ее вдруг потянуло в Клопский монастырь.

– Чего там? Банку вернуть?

Марина загрузила полный багажник стеклянными банками, набрала различной утвари, которая ей без надобности, а в монастыре может пригодиться, и отправилась в монашескую обитель.

Она зашла в храм, поставила свечи. В церкви было траурно и тихо. Причем тишина не как раньше, благоговейная, а очень печальная. На иконах висели черные накидки. Служительницы в темных платках. Лица скорбные.

Навстречу ей шел священник. Она попросила благословения, и он ее благословил.

– Простите, батюшка, а кто умер? – осмелилась спросить Марина.

Священник недоуменно посмотрел на нее.

– Почему траурные ленты повсюду? Кто-то скончался? Кто? Кто-то значимый, да?

– Да. Очень, очень Значимый.

– И кто же?

– Иисус Христос.

– Так Он же воскрес! Говорится же: Христос воскрес!

– Это будет завтра. А в воскресенье мы отмечем светлый праздник Христова Воскресения. Пасху. Сегодня Страстная пятница Великого поста. Знаете, как сказал преподобный Серафим Саровский…

Они еще долго стояли, и священник что-то говорил, а Марина вежливо слушала. Потом он ее благословил, и она отправилась сдавать своему знакомому послушнику банки и прочие подарки.

– Может, молочка? – ехидно спросил ее послушник.

– Знаете, мне сейчас батюшка кое-что поведал. Однажды Серафим Саровский сказал, что Россия гибнет, потому что русские люди перестали соблюдать пост. А вы: молочка, молочка…

***

На Пасху Марина приехала в монастырь. Храм был заполнен верующими, их лица сияли, словно солнце разлилось повсюду. Марина чувствовала, что происходящее сейчас важнее любого праздника, важнее любого события. И что-то главное происходило в ней самой.

После Крестного хода она встретилась со знакомым послушником.

– Христос Воскресе! – радостно сказал он.

– Воистину Воскресе! – также радостно ответила девушка. – Это вам, – Марина достала из пакета прозрачный кулек, в котором лежало несколько разукрашенных яиц.

– Спасибо! Подождите, не уходите! – послушник скрылся в деревянном доме, но вскоре вышел обратно.

В одной руке у него было яйцо. В другой – банка с молоком.

– А это вам.

– Сейчас, сейчас, – заторопилась Марина, – у меня сумка с кошельком в машине.

– Нет-нет, – запротестовал послушник, – это в честь праздника, да и сколько вы нам банок и прочего привезли!

– А молоко парное?

– Парное оно только часа два после дойки, а доили-то когда еще.

– Значит, кислое? – улыбнулась девушка.

– Ну почему же кислое? Хорошее молоко.

– Так это сейчас хорошее, а как повезу домой, так и скиснется по дороге, не успеет доехать. Грехов-то много…

Послушник ничего не ответил, лишь улыбнулся, а затем, попрощавшись, зашагал вглубь монастыря.

Пускать на оладьи молоко не пришлось.


Источник
Записан
Страниц: 1 ... 7 8 [9] 10
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!