Русская беседа
 
07 Июня 2020, 00:46:15  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 8 9 [10] 11
  Печать  
Автор Тема: ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!  (Прочитано 26623 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #135 : 13 Мая 2020, 02:40:47 »


О воскресении из мертвых

Из непридуманного


Диакон Владимир Василик





 Мы продолжаем славить Христа, Воскресшего из мертвых. Раздаются победные возгласы: «Христос воскресе! Воистину воскресе!» Но рядом с ними временами тихо звучит коварный вопрос: Христос воскрес, а мы? Что Его воскресение дало человечеству? Если Он воскрес, то почему умирают и не воскресают люди, в том числе — глубоко верующие христиане?

Знатоки церковной истории немедленно ринутся в атаку. Они напомнят о телесном вознесении Матери Божией, о воскресении Иоанна Богослова. Они вспомнят и о воскресении дочери святого Спиридона Тримифунтского и о семи спящих отроках Эфесских. Но совопросникам века сего этого мало. Они скажут: «Это было давным-давно, если было. А почему сейчас не воскресают люди?»

Воскресают. Чудо воскресения не уходит из жизни Церкви. В связи с этим хотелось бы поделиться с читателями двумя известными мне случаями.

О первом рассказала мне моя мама, Галина Георгиевна Василик, заслуженный врач, ветеран труда. В детстве, в далекие сороковые годы, она слышала этот рассказ от своей соседки по коммунальной квартире Нины Ивановны Гнездиловой. В свою очередь Нине Ивановне его поведала ее тетушка Анна.

Дело было еще до революции. У тетушки Анны был дед, звали его, кажется, Николай. Жил он в деревне, был добрым работником, домовитым хозяином, человеком благочестивым. Пришло время отправляться деду Николаю путем всея земли — по болезни и старости. Он поболел немного и скончался. Его омыли, переодели, сняли с чердака гроб, лично им сделанный и положили покойника во гробу в чулан. Закрывать гроб не стали.

Вдруг родственники слышат голос из чулана: «Выпустите меня. Я живой». Заходят они в чулан, а дед в гробу сидит. Обомлела родня от ужаса и удивления, а дед и говорит им: «Живее зовите батюшку. Есть у меня один грех неисповеданный. Для исповеди меня с того света и отпустили». Позвали местного священника, а он был человек скептический и несколько вольнодумный. Время было такое — первая русская революция 1905 года, когда даже зажиточные хозяева временами на чердаках «Искру» прятали, а семинаристы в своих ректоров стреляли.

Итак, приходит священник, а дед Николай ему и говорит: «Батюшка, исповедай меня. Я на том свете был. Мне там об одном забытом грехе напомнили». А священник ему: «Брось сказки рассказывать». А тот ему: «Поверь мне. Я там взаправду был». А священник ему и говорит: «Да брось ты, сочиняешь». А дед Николай ему в ответ: «Хочешь, докажу? Давай я тебе все твои тайные молитвы перескажу, которые ты в алтаре втайне от нас читаешь». И начал ему по порядку излагать все, начиная от молитв проскомидии: «Искупил ны еси от клятвы законныя честною Твоею кровию». Батюшка обомлел. Дед Николай был неграмотным. В алтарь допущен не был. Молитвы священник всегда читал про себя так, что даже пономарь ничего не знал и не слышал. А если бы дед и знал грамоту, то никто бы ему служебник не продал. Неоткуда ему было это все знать.

Батюшкин скептицизм рухнул в одночасье. Он внимательно исповедал деда Николая, отпустил ему все грехи, а тот после этого почти сразу преставился. С чистою душою к Богу пошел.

И второй случай, еще более удивительный. Я слышал о нем в 1987 году от иеромонаха Феофилакта, в миру Константина Ивановича Белянина, насельника Псково-Печерского монастыря в 1986–1991 гг. Он рано потерял сына, которого звали Константин. Константин был человеком чистым, верующим. По сыну о. Феофилакт тосковал. И вот произошло чудо. В Псково-Печерском монастыре ему явился... воскресший сын. Причем не призрак, а во плоти. О. Феофилакт показывал мне фотографию, на которой был запечатлен Константин Константинович недалеко от иконы Божией Матери во время крестного хода 28 августа 1986 года. Более того, его воскресший сын участвовал в трапезе. С отцом он беседовал и говорил с ним о том, как важно хранить заповеди Христовы для того, чтобы войти в Царствие Божие.

В Псково-Печерском монастыре могут остаться письменные свидетельства об этом чуде.

Но остается вопрос: а почему тогда все не воскресают немедленно по смерти? Ответ прост: требование этого всеобщего чуда означало бы немедленное общее воскресение из мертвых и Страшный Суд. А готовы ли мы к нему? Все человечество вообще и каждый из нас конкретно? Еще не кончилась мировая история, не достроена великая башня Церкви (или колокольня, если хотите). Еще открыты для многих и многих врата покаяния. Парадоксально, но Господь попускает пока всем умирать телесно для того, чтобы многие и многие ожили духовно. Всеобщее воскресение наступит лишь тогда, когда определятся все, когда не останется ни одного нечестивца среди праведников, ни одного праведника среди нечестивцев. А пока отдельные воскресения усопших подобны Преображению Христа на горе Фавор: они лишь знаки и предвестия будущей славы Царствия Божия. Будем же к ним внимательны, братия и сестры, чтобы войти в эту славу.


http://www.pravoslavie.ru/put/70199.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #136 : 14 Мая 2020, 03:05:09 »


Библия, изложенная для семейного чтения. Воскресение Господа нашего Иисуса Христа


Явление воскресшего Господа двум ученикам на пути в Эммаус


Явление воскресшего Господа ученикам в Эммаусе

День, в раннее утро которого воскрес Христос, приближался к вечеру. Ученики Его пребывали в печальном недоумении и колебании, несмотря на рассказ мироносиц. Тогда Господь не замедлил вечером того же дня явиться Сам сначала двум из них, которые «шли в селение, отстоящее стадий на шестьдесят от Иерусалима, называемое Эммаус; и разговаривали между собою о всех сих событиях».

«И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус, приблизившись, пошел с ними. Но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его. Он же сказал им: о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны?

Один из них, именем Клеопа, сказал Ему в ответ: неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни? И сказал им: о чем? Они сказали Ему: о том что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом; как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его. А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло. Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба и не нашли тела Его и, придя, сказывали, что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив. И пошли некоторые из наших ко гробу и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели.

Тогда Он сказал им: о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании.

И приблизились они к тому селению, в которое шли; и Он показывал им вид, что хочет идти далее. Но они удерживали Его, говоря: останься с нами. И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них.

И они сказали друг другу: не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание? И, встав в тот же час, возвратились в Иерусалим и нашли вместе одиннадцать Апостолов и бывших с ними, которые говорили, что Господь истинно воскрес и явился Симону. И они рассказали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба». (Лк. 24, 13–35)

Явление воскресшего Господа другим ученикам и Фоме

И в то время, как ученики с недоумением слушали рассказ Клеопы и его спутника, «Сам Иисус стал посреди них и сказал им: мир вам».

«Они, смутившись и испугавшись, подумали, что видят духа. Но Он сказал им: что смущаетесь, и для чего такие мысли входят в сердца ваши? Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это Я Сам; осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня. И, сказав это, показал им руки и ноги. Когда же они от радости еще не верили и дивились, Он сказал им: есть ли у вас здесь какая пища? Они подали Ему часть печеной рыбы и сотового меда. И, взяв, ел пред ними. И сказал им: вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему написанному о Мне в законе Моисеевом и в пророках и псалмах». (Лк. 24, 36–44)

И «сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся».

Между тем «Фома, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю».

«После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие.

Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей. Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его». (Ин. 20, 21–31)


http://www.pravoslavie.ru/3153.html
« Последнее редактирование: 14 Мая 2020, 03:28:39 от Дмитрий Н » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #137 : 14 Мая 2020, 03:27:33 »


Пасха для всех людей – образ будущего века

О своем Празднике праздников рассказывают архипастыри и пастыри


Настоящая Пасха всегда здесь и сейчас и вместе с тем в вечности. Но почему ее все-таки лучше праздновать в России? И как ощутить первохристианскую радость на Пасху в наших краях? Рассказывают архипастыри и пастыри.




Для вечной жизни воскреснет только смирение, которое награждается любовью

Архиепископ Костромской и Галичский Алексий (Фролов):

– Уже две тысячи лет произносятся эти слова: Христос воскресе! – Воистину воскресе! – и из века в век они приносят радость. Господь умер за наши грехи: начаток умершим бысть (1 Кор. 15: 20), – но Он и воскрес! И принес тем самым удивительную радость в мир: теперь все мы воскреснем.

Святитель Григорий Нисский говорил про Пасху: «Настоящий день даже радостнее будущего: тогда по необходимости будут плакать те, коих грехи обличатся, ныне – между нами нет печальных. Ныне и праведник радуется, и не очистивший свою совесть имеет упование исправиться покаянием. Настоящий день отъемлет всякую скорбь, и нет человека, который не находил бы утешения в торжестве праздника».

Может быть, мы мало об этом задумываемся. Может быть, мы больше сил полагаем на то, чтобы достигнуть каких-то земных успехов. Строим свое счастье, который каждый понимает здесь по-своему. Пытаемся себя чем-то радовать – но радость тоже у каждого своя.

Однако подвиг Христа Спасителя и удивительное чудо, которое совершилось во Вселенной, – то, что Он воскрес, – нас теперь обязывает к совершенно новому взгляду на жизнь, на наши ценности.

Когда мы говорим: Христос воскресе! – и отвечаем: Воистину воскресе! – это реальность? Реальность. Значит, жизнь, которая здесь только начинается, будет продолжаться во веки веков там. Но зададим себе вопрос: насколько я серьезно отношусь к той реальности, с которой мне надлежит встретиться за гробом – после смерти?..

К вечной жизни мы уже готовимся здесь и сейчас, вечность – это не то, что наступит когда-то, она уже есть. Она открывается нам по мере того, как мы соблюдаем Божественные заповеди, – отзываясь на зов Его Божественной любви, выражаем свою любовь к Богу. Добрые дела не только должны свидетельствовать о нашей вере в Бога, но эти поступки будут нас созидать, потому что в их основе наше: «Я люблю Христа, и я хочу выразить свою любовь к Нему не для того, чтобы Он это видел, а просто мне самому это крайне необходимо». Я люблю Бога, поэтому я иду в Церковь. Я люблю Господа, поэтому я соблюдаю заповеди Его.

    Вечность – это не то, что наступит когда-то, она уже есть, здесь и сейчас

Заповеди Христовы есть выражение Его любви ко мне. И я хочу выразить свою любовь к Нему исполнением Его заповедей. Я с радостью это делаю! Мне это не трудно. Любовь – она и учит, и сподвигает. Любовь не есть некая перспектива, которую я достигну когда-нибудь, любовь должна пребывать во Мне всегда. Когда во мне нет любви – это катастрофа. Тогда и начинается формальное христианство. Это беда. Когда кончается любовь, начинается нелюбовь. Вот это страшно.

Поэтому сказано: Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую (Мф. 5: 39). «Ты, – обращается к нам, христианам, Господь, – сохрани Мою Любовь и сей, умножай эту Любовь вокруг себя. И тысячи вокруг тебя будут спасаться – не твоей силою, а Моей Силою».

Почаще надо вспоминать: свобода не есть вседозволенность, свобода – прежде всего ответственность за тот дар, который нам сообщил Господь, – вечную жизнь с Богом. А в этой жизни мы определяемся, насколько мы являемся детьми Божиими.

Когда Господь говорит: Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем (Мф. 11: 29), Он как бы исповедуется перед всеми нами, открывает нам Свое сердце: «Я вот такой, и Я очень вас прошу: будьте такими же. Я очень хочу, чтобы вы были со Мной. Я вас для этого и создал, чтобы вы в радости и любви пребывали в Царстве Моем, которое и есть Царство Любви. И ничто другое в это Царство не войдет, как только смирение, которое награждается любовью».

Любовь Бога к нам и наша любовь к Богу – это тот союз, который заключается между Богом и человеком, и большей радости, чем этот союз, нам ничто на земле дать не может.

Христос воскресе!


Вселенская радость Пасхи. Празднование на природе

Иеромонах Нил (Григорьев), насельник московского Сретенского монастыря:

 – Помню Пасху в детстве – из храма с братом идем. Бабка нас за руки держит, чтобы не разбежались.

– Ну, как ты? – спрашиваю потом у брата.

– Да как обычно…

– А я не шел, я летел по воздуху!

– Как это? Такого быть не может!

– А вот так! Мне легко-легко было.

Разговеешься, посидишь за столом – и то легкость чувствуешь. Тебя начинают спать укладывать. Удивительно: часа два хватало поспать, чтобы выспаться. Потом уже потихоньку начинаешь грешную землю чувствовать под стопами. А после храма было чувство необычайного восторга. Храм воспринимался как место сверхъестественное.

Какие на Псковщине древние храмы! Какие замечательные Любятовский храм, храм преподобного Варлаама Хутынского… Там есть чудесненькие храмики! Стоит в чистом поле, беленький, чистенький, – как зрелый, крепенький грибочек-боровичок. И на новгородской земле есть еще такие старинные храмы. В Юрьевском монастыре какой потрясающий Георгиевский собор! А Благовещенский собор в Старой Руссе! Я эти все храмы помню еще разоренные, но и тогда в этих подчас руинах, обнажающих бережную кладку плинфы, можно было увидеть Древнюю Русь, которая просто жила красотой. Истинной красотой, которую раньше в душах своих ощущали люди. Все, вплоть до рядовых каменщиков, плотников, строителей-работяг. И все вместе соборно создавали эту красоту. От того-то простой русский народ и относился к своей земле как к святыне. Помню стариков: весной он выходит на улицу, посматривает на погоду, на солнышко, лоб перекрестит в сладкой такой истоме:

– Слава Тебе, Господи! Летечко приходит.

Бабке своей кричит:

– Грунька, когда пахать пойдем?

– Дурак старый, это же поселок городского типа. Где ты здесь пашню найдешь? У тебя и лошади нет…

– Да… Ладно, молчи. Не перебивай моей радости. Святое утро.

    Свежесть такая в округе! Росистое начало дня, наполненное благодатью. Деды наши понимали красоту природы

Свежесть такая в округе. Росистое начало дня, наполненное благодатью. Деды тогда понимали красоту природы. Это мы сейчас – выскочили из-под крыши, прыг в машину, потом снова под крышу куда-то… И все так на бегу, второпях. Глаза продрали и тут уж ехать куда-то надо. А раньше люди степенные были, сначала прислушивались к красоте природы, приглядывались к ней.

Мы всегда с отцом Рафаилом (Огородниковым), с отцом Никиткой (Корниенко), с Ильей Данилычем старались и на природе Пасху попраздновать – вселенской радости приобщиться. Обо всей этой компании у владыки Тихона в книге «Несвятые святые» написано, а сами-то они уже все на Небесах Пасху празднуют.

А так, если у меня на приходе собирались, то заваривали чай, помню, разведя костерок между двух кирпичей. Это называлось: чай по-лагерному. Я точно такую же, какая некогда у нас в лагере, когда сидели, была, литровую кружку нашел и приспособил. Отец Рафаил все удивлялся:

– Какой вкусный чай!! Я и не знал, что его можно так вкусно приготовить.

– Да ты, отец Рафаил, многого по своей молодости не знаешь! – пошутишь над ним бывало. – А ты, Никитка, вообще младенец! – (это отцу Никите).

После меня старшим был Илья Данилыч, будущий инок Исаия. Тоже, помню, сидит усмехается. Забавный был дед, интересный. Колоритный там тогда у нас собрался народец.

Так вот посидим, чем-нибудь из снедей заправимся, а потом в лесок ходили. Он к тому времени уже подсыхал весь – так мы по сухим кочечкам и пробирались вглубь. Если Пасха была теплая, то и в речке купались. Там, правда, змей много. Они очень красиво так волнообразно плавают. В воде, слава Богу, не кусаются. Так что мы от них как раз в воде и спасались. Как сказано: Ты стерл еси главы змиев в воде (Пс. 73: 13).

А иногда Пасха холодная выпадала. Помню, году в 1992-м на Пасху снег пошел. Тогда уж дома сидели, чай пили, байки травили.

Но даже и когда холодновато было, всегда старались, как соберемся, костерок разжечь. Чаек на открытом огне кипятили. А если была рыбка какая-то, то и ее прямо на палочке над углями коптили. Что-то и сами ловили: судачка, щучку, налимчика. А то и в магазине возьмем да закоптим сами. Мастера мы были по рыбкам. Так сидели у костра, апостолов вспоминали – просто первохристианская какая-то была радость!

    Так сидели у костра, апостолов вспоминали – просто первохристианская какая-то была радость!

Илья Данилыч – когда еще монахом не был – иногда мясишком разговлялся. Ему прихожанки принесут, сидит ест.

– Илья Данилыч, ты чего там? – спросишь у него.

– Молчи, – а сам старательно так пережевывает. – Грех жую…

– Какой грех?!

– Вот, – показывает на мясо.

– Да это не грех! Тебе – можно.

Слава Богу, у нас в общении никогда ни ругани, ни сквернословия, ни споров не было. Споров – вообще никогда и никаких.

Пасха для всех людей – образ будущего века. Тогда душа наполняется неописуемой радостью. Всю Светлую седмицу ты просто ликуешь! Это просто какая-то мистическая радость – ее не объяснишь, исходя из чего-то земного. Ради таких переживаний можно не только Четыредесятницу, но и весь год на хлебе и воде прожить. Мы так иногда и постились: хлебушек солью посыплешь – и больше ничего тебе не надо.

На Пасху душу охватывает вселенская радость. Не мелкодисперсная людская, а именно вселенская! Всем желаю приобщиться такой радости.


В России пасхальная радость точно в воздухе разлита

Протоиерей Александр Марченков, настоятель храма преподобного Марона Пустынника в Старых Панех:

– Спросите любого священника, и он вам ответит, что он на Пасху так устает, что себя не помнит. У меня самая памятная Пасха была в 2005 году на Святой земле. Но знаете, что мне там запомнилось больше всего?! Именно то, что насколько бы там ни были близки величайшие святыни Голгофы и Гроба Господня, а все равно ты вспоминаешь Россию, – потому что у нас пасхальная радость просто в воздухе разлита. Ты ее даже физически здесь ощущаешь. Переживаешь особое состояние. Но я это понял только тогда, когда отпраздновал Пасху вне России. Тогда и решил: «Не, больше я на Пасху никуда уезжать не стану. Буду отмечать Воскресение Христово дома».

Чем ценны богослужения Страстной седмицы и особенно ее последние дни? Почему мы всегда так ждем – даже зачастую не столько самой Пасхи, сколько богослужений Страстной седмицы? Чего мы ждем? Если рассуждать даже просто по-человечески: когда ты сострадаешь близкому человеку, ты, принимая его страдания в сердце, сродняешься с ним, вы становитесь ближе, ваши отношения обретают ту глубину, которой в них не было раньше. Почему-то в радости мы эту глубину не всегда ощущаем. А богослужения Страстной седмицы наполнены Страданиями Христа, и если человек старается вникать в слова служб, то он приобщается Богу, и от этой близости соприкосновения с Богом в Его Страданиях ты испытываешь особые чувства – именно сопричастности Христу. А Пасха – это уже жизнь будущего века.

На Пасху все, даже люди малоцерковные, ощущают радость. Святитель Иоанн Златоуст так и пишет в своем Огласительном слове на Пасху: «Постившиеся и непостившиеся, веселитесь ныне».

Христос воскресе!


Подготовила Ольга Орлова

http://pravoslavie.ru/120911.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #138 : 15 Мая 2020, 02:49:59 »


Воскресение Христово - это не просто праздник, это основа нашей веры



Лука и Клеопа возвещают другим Апостолам о явлении воскресшего Христа. Фреска монастыря Грачаница, Косово, Сербия. Около 1320 года. Фрагмент.

Воскресение Христово - это не просто праздник, это основа нашей веры. У апостола Павла есть такие слова: «…а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» (1 Кор. 15.14). Да, смерть становится непреодолимой преградой для свершения всех наших мечтаний, планов, дел, чаяний, надежд, уравнивая в себе и добрые и злые поступки.
Осознание временности бытия делает бессмысленным человеческое существование, обесценивая смертью любые земные цели и достижения.

Христос побеждает смерть. Становится по слову апостола Павла «Первенцем из мертвых», Тем, Кто дает каждому уверенность в окончательной победе света и правды над тьмой и злом. Воскресение Христово становится центральным событием в истории человечества еще и потому, что оно дает каждому из нас путь к Вечной жизни. Принимая пасхальное благовестие, мы становимся Христовыми, а это значит, что Его смерть и воскресение «действует в нас» (2 Кор. 4:12). Отсюда свет и радость нашей веры, отсюда бодрость жизни христиан, отсюда всемирная радость Воскресения Христова.

В России на протяжении многих столетий Пасха была главным Праздником, означавшим Победу Бога над грехом, провозгласившим Победу жизни над смертью.

Даже большевики не смогли вытравить благоговейное отношение к Пасхальной радости о Воскресшем Спасителе. Вспоминается ставший уже хрестоматийным случай, произошедший в 20-е годы прошлого века:
В один из городов с антирелигиозными лекциями приехали воинствующие безбожники. В рабочем клубе завода был организован антирелигиозный диспут, на который в качестве оппонентов пригласили и «служителей культа». Собрался полный зал: одни, под влиянием пропаганды, пришли посмотреть, как будут издеваться над «попами», другие верили, что священнослужители сумеют защитить свою веру.

Используя «данные современной науки» лектор ловко и остроумно, а потом с ерничеством и скабрезностями вещал о «выдумке жрецов», о материи, об обезьяньих корнях человека. Два или три священника, не выдержав издевательств над верой в Господа, поднялись со своих мест и под развязный хохот толпы покинули зал, что с радостью было воспринято докладчиками как доказательство отсутствия Бога.

И вдруг к сцене прошел седой священник. Он взошел на трибуну, перекрестился, спокойно оглянул зал и вдруг громко и радостно сказал: «Братья, Христос Воскресе!» И произошло чудо: аудитория, которая только что смеялась в спину уходящим священникам, ответила как один человек: «Воистину Воскресе!» А священник опять провозгласил: „Христос Воскресе!” И снова всеобщий взрыв голосов: «Воистину Воскресе!»

Тут растерявшийся лектор закричал, что лишает «служителя культа» права голоса. «А я уже все сказал, благодарю Вас!»- ответил священник и сошел в толпу. Народ встал и расступился, пропуская его к выходу. Пока он шел, ни один человек не произнес ни слова. И вслед за ним повалили из душного клуба рабочие, красные от стыда, сокрушаясь, что участвовали в хулении веры своих отцов.....

В моем детстве Сахалин был атеистической зоной: на острове не было ни одного храма, а священникам запрещалось приезжать сюда. Но Пасху люди все равно отмечали. Помню, как соседские бабушки угощали нас крашеными яйцами и куличом, а мы с детской непосредственностью, до конца не понимая смысла произносимых фраз, приветствовали друг друга словами: «Христос Воскресе!».

Эту поистине детскую радость празднования Воскресения Христова у верующих православных христиан отмечал в одной из своих статей известный миссионер протоиерей Иоанн Восторгов: «Так ребенок радуется теплу и свету, радуется и играет на лоне жизни, хотя не может точно и ясно формулировать, почему приятны ему свет и тепло, почему радостна для него жизнь».

Спустя много лет уже став священником мне посчастливилось ощутить Пасхальную радость на Святой Земле. В составе делегации Фонда Андрея Первозванного я был свидетелем удивительного чуда - схождения Благодатного огня в храме Гроба Господня в Иерусалиме. Впечатления и чувства, посетившие меня на той службе, оставили неизгладимый след в моем сердце.

Тогда, стоя в храме, я ощутил вселенский характер Православной веры. Рядом со мной молились люди, прибывшие с самых разных концов мира, но, несмотря на это мы все составляли единую Церковь. Глядя на людей, излучающих улыбки и веселие, меня посетила мысль, что в России люди ведут себя в храме напряженно и сосредоточено, совсем не так, как здесь. Это впечатление о радостном переживании веры глубоко отразилось в моей памяти.

Еще я запомнил, как один священнослужитель, мой знакомый из Воронежа, аккуратно и внимательно зажигал десятки пучков свечей от Благодатного огня. Меня заинтересовала эта увлеченность, и я завел разговор. Батюшка рассказал мне о прихожанах, священнослужителях, благотворителях, знакомых чиновниках, соседях и журналистах, которые с терпением и радостным ожиданием встретят его в России. Он собрал целый чемодан свечей, чтобы каждому привезти видимую частицу святыни. Встретившись с чудом, пережив определенный духовный опыт, у верующего человека возникает желание поделиться этим переживанием с ближними. Солидарность и сопереживание всегда были характерными качествами нашего народа.

Еще один человек, который произвел на меня впечатление, был израильский полицейский. Молодой человек в полной экипировке, обвешанный разнообразным оружием, в каске сидел на ступенях в храме и пил воду. Меня поразило до глубины души, что в окружении всеобщей радости и любви этот бедный солдат оставался непричастным к людскому ликованию, а его взгляд совершенно ничего не выражал. В тот момент мне захотелось рассказать этому молодому человеку о том чуде, свидетелем которого он стал, но я оставил эту затею, решив не искушать и не провоцировать оснащенного оружием полицейского.

Спустя время, я отметил для себя, что какие бы внешние чудеса не происходили в жизни человека, они мало что меняют, если не произойдет главного чуда, когда сердце человека открывается Богу. Неправы те, кто говорят, что если бы они воочию увидели явное чудо, тогда бы поверили. Неверие - это всегда следствие нравственной поврежденности человека. Главное чудо - Воскресение Христово уже совершилось. Сможет ли наше сердце отозваться на это чудо, на эту любовь Божию зависит от нас.

Дай Бог, чтобы Праздник Пасхи укрепил нашу веру. Обращаясь ко Господу словами из Евангелия: «…верую, Господи! помоги моему неверию», важно, чтобы мы пошли за Христом, Который откроет нам все тайны духовной жизни, наставит и укрепит наши немощные души. Тогда мы станем истинными православными христианами и воскреснем в жизнь вечную!

Христос воскресе!


Протоиерей Виктор Горбач, руководитель Миссионерского отдела Южно-Сахалинской и Курильской епархии

Источник
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #139 : 16 Мая 2020, 06:08:46 »


«Не отлучайтесь из Иерусалима»

Сергей Комаров





Христос Воскресе!

С наступлением Пасхи Церковь открывает Книгу Деяний, которая отныне будет сопровождать нас в течение всего попразднства. Почему же именно эта книга и никакая другая? Ответ на этот вопрос, как и на многие другие, мы получим, рассмотрев сам текст Деяний.
                                                     
«Первую книгу написал я к тебе, Феофил, о всем, что Иисус делал и чему учил от начала» (Деян. 1:1). В церковнославянской Библии переведено точнее: «Первое убо слово сотворих о всех, о Феофиле, яже начат Иисус творити же и учити». «Первое слово», о котором говорит Лука, есть его Евангелие, в котором он написал о том, «яже начат Иисус творити же и учити». Обратите внимание: Иисус начал творить и учить, а кто же продолжил? Продолжила Церковь, «которая есть Тело Его» (Еф. 1:23), и Она же будет продолжать это служение до конца времен. Дела и учение Церкви есть продолжение дел и учения Христовых. Творит ли Церковь милостыню – это благотворит Христос; священнодействует ли Церковь – Христос совершает Таинства; учит ли она – говорит устами Христовыми.

И вот мы уже видим ответ на наш вопрос о Книге Деяний. В пасхальные дни эта Книга читается потому, что начавшиеся в ней события продолжаются и сейчас. Вознесение Господне, которым заканчивается Евангелие и начинаются Деяния, полагает конец евангельской истории и дает начало истории церковной. Деяния – это, условно говоря, неоконченная Книга. В конце ее нет слова «аминь». Все мы являемся ее участниками, продолжающими Христово дело. И подобно тому, как дверца Ноева ковчега перед концом первого мира была закрыта Богом, так и «аминь» нынешней мировой истории скажет Сам Христос.

«… И, собрав их, Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня, ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым» (Деян.1:4–5).

«Не отлучайтесь из Иерусалима...» Наступивший праздник вместе с новой радостью несет также и новые искушения. Человека подстерегают плотоугодие, потеря духовной трезвости, расслабление. Гораздо труднее сохранить себя в чистоте в период праздника, чем в суровое время поста. «Не отлучайтесь из Иерусалима», – предупреждает нас Спаситель, т. е. не отходите от благодати, не теряйте приобретенного великопостными трудами, не оставляйте молитвы, пребывайте в духовной бодрости. Заслуженный отдых не должен послужить причиной падения. Стены Иерусалима – трезвение, внимание, молитва – да сохранят нас от всякого врага, чтобы мы, пребывая в чистоте, ожидали «обещанного от Отца» – крещения Духом Святым.

«Посему они, сойдясь, спрашивали Его, говоря: не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю? Он же сказал им: не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти, но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1:6–8).

«Примете силу», – пророчествует Христос, предвещая апостолам духовное обновление Пятидесятницы. Потому что Господь ищет «не нашего, а нас». «Сыне, даждь Ми твое сердце» (Притч. 23:26), – просит Бог у человека. Только с внутреннего переворота моей собственной души может начаться обновление мира. «Прими силу от Господа, изменись сам – и мир вокруг тебя начнет меняться. Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи» – возвещает человеку христианство.

Радость Воскресения Христова должна стать для нас началом внутреннего обновления, которое довершится в день схождения Святого Духа на Церковь. Но перед этим нам нужно благополучно пройти «веселыми ногами» пасхальный путь, не отлучаясь из Иерусалима и готовясь принять силу от Святого Духа Божьего. Постараемся не свернуть с этой дороги и благополучно достигнуть Благословенного Царства, нам уготованного. Об этом и будем просить в эти светлые дни нашего Воскресшего Господа, Которому подобает нескончаемая слава в сем веке и в веки вечные. Аминь!

Христос Воскресе!


Источник: Портал «Православная жизнь»

http://pravoslavie.ru/112077.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #140 : 17 Мая 2020, 01:07:15 »


Святитель Иоанн (Максимович). Христос Воскресе!




Христос Воскресе!


Воскрес Иисус из гроба, якоже прорече.

Воскрес Господь… Не удержал Христа запечатанный гроб, не преградили Ему пути поставленные у гроба воины.

Воскрес, якоже прорече. Что сказал, то и исполнил. Нет силы, могущей преодолеть Господа, нет власти, могущей воспрепятствовать Христу исполнить Свою волю.

Дал себя некогда связать Сампсон, смеясь в сердце своем над врагами (Суд. 15, 13). Но затем, исполнившись Духа Господня, расторгнул узы и поразил своих неприятелей. Так и Господь дал смерти связать Себя, но, расторгнув затем узы смерти, сокрушил врата адовы.

Ликовали враги Христовы, мнили, что нет больше Христа. Но восстал, как от сна, Господь и разрушил козни врагов Своих. Воскрес живым Тот, Кого считали мертвым. Явился нетленным запечатанный в гробу.

Воскрес Иисус, даде нам живот вечный и велию милость.

Источник жизни, Победитель смерти Своим Воскресением открывает путь к Общему Воскресению. Своим восстанием из мертвых дает Он вечную жизнь человечеству. Дарует нам Иисус велию милость – прощение грехов, освобождение от рабства диаволу, силы для искоренения своих пороков и слабостей.

Приидите, пользуйтесь милостями, принимайте дары Христовы.

Вот сокровищница даров Господних – Новый Сион – Святая Церковь. В ней всякое богатство духовное, даемое верным. Обильно раздает она дары своим чадам, просвещая их ум, очищая чувствие, укрепляя волю.

Приидите, насладимся пира Веры!

Не оскудевают сокровища Церкви, и нет силы, которая бы могла их отнять от нея. Попускает Господь Церкви Своей претерпевать иногда напасти, но и тогда сияет она своим благодатным светом! «Аз с вами есмь, – сказал Господь, – во вся дни до скончания века» (Мф.28:20). И независимо от того, – наслаждаемся ли мы с нею миром в лета благоприятные или терпим с нею гонения в дни злые, незримый Свет просвещает души верующих.

А во время, Господу угодное, являет Он силу Свою, пред которой не могут устоять гонители Церкви. Воскреснет Бог, и расточатся врази Его!

Во вся дни до скончания века с нами Воскресший, а наипаче в дни Святой Пасхи!

Забудем временные печали, предвкусим вечную радость Царствия Христова!

«Сей день, егоже сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в онь!».

Христос Воскресе!




Пасха 1938 г.

http://vifanskymonastir.cerkov.ru/2018/04/07/pochil-o-gospode-dorogoj-batyushka-arximandrit-kirill-pavlov/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #141 : 18 Мая 2020, 02:53:50 »


О силе пасхальной молитвы

Архимандрит Мелхиседек Артюхин




В пасхальные дни мы приветствуем друг друга словами: «Христос Воскресе! Воистину Воскресе!» Дай Бог, чтобы эти святые слова всегда  жили  в нашей памяти и стали неизменной частью  повседневной духовной жизни. Дай Бог, чтобы эта молитва не внешним ликованием и не только в светлые Пасхальные дни звучала в нашем сердце, но была глубинной убежденностью в будущем воскресении. Будем помнить, что «смерть есть к жизни приближение, к жизни той, где смерти нет».


Преподобный Никодим Святогорец считает, что молитва  «Христос Воскресе! Воистину Воскресе!»  способна избавить человека от уныния и безнадежности, от  духа безверия. Дай Бог, чтобы эти святые слова были на наших устах в момент радости и в момент испытаний, в момент скорби, и в момент ликования. Чтобы в непростой момент перехода человека в вечность  эти слова стали тем  якорем, за который бы мы ухватились. И ладья нашей души не поколебалась бы в этом бушующем мире, а привела нас к той пристани, которая называется «Царствие Божие». В это Царствие Божие входят те люди, которые всем сердцем, всей душою, всем своим помышлением верят во Христа Распятого и во Христа Воскресшего, для которых слова «Христос Воскресе» являются смыслом их бытия и веры.

О чудотворной силе пасхальной молитвы свидетельствует случай, о котором рассказал митрополит Истринский Арсений, помощник Святейшего Патриарха Кирилла и его правая рука.  Однажды в Пасхальную седмицу в Патриархии раздался звонок. Митрополит Арсений снимает трубку и слышит:

– Это Патриархия? Срочно позовите Патриарха.

– А может кого-нибудь поменьше? Я его помощник, вроде я к нему тоже отношение небольшое имею.

– Вы знаете, это звонят из 64 — ой больницы. У нас здесь привезли человека при смерти, без сознания, без паспорта. Мы вам звоним, потому что он уже вторые сутки бормочет, не приходя в сознание: «Христос Воскресе! Воистину Воскресе! Христос Воскресе! Воистину Воскресе!» Что нам с ним делать?

Владыка отвечает:

– Вы обратитесь в ближайший храм, пусть придет батюшка. И если есть хоть какая-то возможность, то его надо причастить, если он в сознании.

В это время раздается звонок от Патриарха:

– Владыка, я  Вас уже десять минут жду на обед. Вы что забыли?

– Ваше Святейшество, бегу!

Приходит он к Патриарху, все уже сидят за столом и спрашивают его, почему он так  задержался.  Владыка Арсений рассказал о звонке из больницы, о человеке без паспорта, судя по всему, бомже, который в бессознательном состоянии  все время повторяет: «Христос Воскресе!  Воистину Воскресе!».

Патриарх выслушал его и говорит:

– Владыка, поезжайте в больницу сами и разберитесь в этой ситуации. Если что-то надо сделать, все возьмите на себя.

Когда владыка Арсений приехал в больницу, ему сообщили, что человек, непрестанно повторявший пасхальную молитву, отошел ко Господу.  И попечением владыки Арсения безымянный бомж был отпет и погребен по христианскому обряду, похоронен на церковные деньги.  Вот как в последние минуты эта молитва сподобила его благословения Патриарха, христианской кончины, отпевания, погребения и поминания его Церковью, иже веси судьбами, с именем, которое знает Господь. Так идущая от сердца молитва  может внести в нашу жизнь незримую, но реальную помощь Божию.

Расскажу еще одну поучительную историю о  великой спасительной силе пасхальной молитвы «Христос Воскресе!» К одному священнику приходит бабушка-соседка и просит исповедовать и причастить ее мужа, который давно болен раком.  Священник в изумлении: «Как же так? Ведь Иван Петрович человек  безбожный. Он же последний человек в нашем подъезде и возмутитель спокойствия. Его трезвым никогда не видели». Бабушка отвечает: «За время болезни он изменился, высох весь, успокоился, крылышки опустил, его теперь и не узнать. Он сам попросил позвать батюшку».

На следующий день пришел священник, Ивана Петровича исповедал первый раз в жизни и причастил. Иван Петрович прожил после этого еще три дня, по немощи своей и болезни, он уже ничего не ел и не пил. И в последние свои дни сделался молитвенником. Никаких молитв он не знал, но бабушка говорила, что как ни зайдет к нему в комнату, то он лежит на кровати, сложив руки на груди, и молится: «Христос  Воскресе! Воистину Воскресе! Христос Воскресе! Воистину Воскресе!». И промолился так три дня. Предал свою душу грешную, но покаявшуюся, Богу. Вот каковы были последние дни и минуты этого Ивана Петровича. Он уподобился разбойнику благоразумному. Поэтому Господь эту душу, обратившуюся к Нему, как написано в Евангелии, в одиннадцатый час, принял, упокоил, а за эту молитву — «Христос Воскресе! Воистину Воскресе!» — душу его еще при жизни воскресил. И этот раб Божий Иван Петрович имеет надежду и на воскресение.

В словах «Христос Воскресе!» заключена вся наша вера, надежда и упование, весь смысл и фундамент жизни. Какие бы трудности нам не выпадали, эти два слова будут спасать нас от той смерти, от которой многие из нас умирают  еще прежде кончины физической.  Я говорю о смерти духовной, когда люди живут без веры и истины, без нравственности, без Евангелия, и потому уже сейчас являются  живыми мертвецами. И наоборот, того,  кто старается идти путем евангельской жизни и следует закону Божественной любви, могут ожидать распахнутые врата Царства Небесного, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания, а жизнь бесконечная.




Архимандрит Мелхиседек Артюхин


http://orthodoxmoscow.ru/xristos-voskrese-2/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #142 : 19 Мая 2020, 03:34:58 »


Пасха не просто радость

Владимир Ходаков




Схиархимандрит Илий (Ноздрин)

«Я больше праздника, чем Пасха, не знаю. Пасха есть жизнь. Она душе нужна, как хлеб, как воздух, как чистая вода, как все то, что насущно для человека. Пасха это, то благодать. Это Воскресение, Христос воскрес, победил зло, победил дьявола. Всему человечеству открыл жизнь вечную, смерть победил.
Пасха это все, это больше всего».

.


А.И. Осипов, заслуженный профессор МДА

– Алексей Ильич, что такое для Вас Пасха?

– Когда мы слышим слово «Пасха», в нашей душе невольно возникает чувство торжественного, радостного, уникального события, которое вырывает нас из среды повседневных забот, суеты и дел.

При воспоминании же о том, что в моей жизни вызвало такое пасхальное чувство, я обращаюсь к одному незабываемому событию, связанному с кончиной игумена Никона (Воробьева), которому я обязан всем, что есть христианского в моей душе. И потому его кончина явилась для меня большой трагедией. Но вот тогда в день его погребения произошло то, что меня поражает до сих пор. Во время заупокойного богослужения, погребения и в последующие часы я ощутил такую радость, которую невозможно было удержать. Радость выражалась на моем лице, в словах, в тоне разговора – во всем! «Скрой свою радость, – говорила мне мама, – твое настроение не поймут, тебя осудят». Но я не в состоянии был это сделать. В душе возникла такая Пасха, которой у меня ни до этого, ни после никогда не было. Это была моя Пасха!

Хочу добавить, что спустя какое-то время, читая святителя Игнатия (Брянчанинова), я встретил его слова, на которые раньше не обращал внимания. Он писал, что при погребении праведника печаль бывает растворена какою-то непостижимою радостью. Эти слова, как колокольный звон, отозвались в моей душе – ведь именно подобное и произошло тогда со мной, когда после страстных дней переживания по поводу кончины батюшки, совершенно неожиданно душу охватила необычайная, неповторимая пасхальная радость!

– То есть погребение было на Пасху?

– Нет! Игумен Никон скончался 7 сентября (1963 года), а погребение было 9-го.

– Значит, это была Ваша Пасха?

– Да, именно так. Я говорил не о церковном Празднике, а о том удивительном переживании радости, которое было в моей жизни.

– А что для Вас есть Пасха как церковный праздник?

– Прежде всего, я понял, что Пасха – это не та видимая всеми радость, которая часто носит характер очень близкий к язычеству, откровенно материалистический, но никак не христианский. Нередко празднование Пасхи превращается в шумный праздник веселого застолья, гуляний и пустого времяпровождения. Христа Воскресшего там нет.

Пасха христианская для верующего возможна лишь в том случае, если во дни Великого поста и особенно Страстной недели ему удается хотя бы несколько прийти в себя от внутреннего и внешнего водоворота жизни, исповедоваться, причащаться, чтобы встретить пасхальную ночь с чистым сердцем. Тогда душа ощутит радость, исполненную мира Христова, искренней любовью ко всем людям без различия. Такая любовь, наполнив душу верующего человека, действительно сделает для него этот великий церковный день Пасхой Христовой. Ибо Бог есть Любовь!




Константин Ковалев-Случевский, профессор Института журналистики и литературного творчества, писатель и историк

– Пасха – самый главный праздник. Я начал понимать это довольно поздно, крестился в сознательном возрасте, когда у меня уже было двое детей. Но и до крещения я отмечал Пасху. За это я потерял работу в «Литературной газете», где был корреспондентом и где у меня складывалась отличная карьера. Для меня Пасха важна еще и тем, что я ее переживаю не только как христианин, но и как человек очень эмоционально.

Я немного музыковед, в серии ЖЗЛ у меня вышла книга о композиторе Бортнянском. Там описывается потрясающее событие: семилетнего мальчика привезли из Глухова в придворную певческую капеллу. И в одну из пасхальных ночей его поставили солистом. Пели пасхальную заутреню, а он, видимо, так устал, что заснул. Это было в большой церкви Зимнего дворца, присутствовала императрица Елизавета Петровна. Когда солисту нужно было вступать, образовалась пауза. Хор остановился – где солист? А он спит на клиросе, притулившись к иконостасу. Поднялась суета, мальчика встряхнули. Императрица  приказала перенести соню в свои покои, потом вернулась на службу. Представьте себе, каково было изумление мальчика, когда утром Пасхи он проснулся в царских хоромах.

И в моей жизни было пасхальное чудо. Я в советское время с друзьями часто ездил в одну подмосковную церковь петь в хоре. Как-то на Пасху мы пели вечером, потом всю ночь, а потом нам сказали, что утром нужно будет тоже немного попеть. И мы решили остаться в храме до утра.

Маленькая церковь. У нас не было ничего, только пальто и шапка. Шапка под голову, пальто, чтобы укрыться. Я лег у самых Царских врат, и мы заснули. Эту пасхальную ночь в храме не могу забыть, как что-то волшебное, невероятное и даже более того. Я тогда простудился (из-под Царских врат дуло), но ведь после чуда обычная жизнь продолжается, надо быть духовно готовым ко всему. Мне многое дала та пасхальная ночь.




Василий Нестеренко, народный художник РФ

– Пасха – это самый главный праздник не только в году, но и в жизни.
Мне посчастливилось несколько раз изображать на стенах храма и саму Пасху, и события, ей предшествующие. В Храме Христа Спасителя мною были воссозданы росписи «Вход Господень в Иерусалим» и «Сошествие во ад – Воскресение Христово». Предшествующий Пасхе Великий пост подготавливает каждого человека к этому великому празднику. И сейчас я хочу пожелать читателям газеты «Православная Москва» пасхальной радости о воскресшем Спасителе.




Наталия Нарочницкая, доктор исторических наук, президент Фонда исторической перспективы

– В нашей семье, несмотря ни на что, Пасху всегда отмечали. И когда мы жили на Гоголевском бульваре в коммунальной квартире, наши окна выходили на Филипповский переулок, который тогда назывался переулком Аксакова, на церковь апостола Филиппа (Иерусалимское подворье). Она никогда не закрывалась. Там святили куличи, стояли бабушки, завязывая салфеточки на тарелочках.

Папа рассказывал (он 1907 года рождения), что дома они заводили тесто на триста желтков и выпекали куличи: самый большой – с ведро, потом меньше, меньше и самый маленький – для него –  в кружечке. Потом испеченные куличи укладывали в перину, чтобы они медленно остывали и не оседали, а ели их до Троицы. Конечно, это скорее обывательское, этнографическое мое присутствие в празднике, но потом оно наполнилось еще и ощущением великой тайны мира сего. Пасха – это стержень, конечно же, мировой и вселенской истории.

Это действительно для меня праздников Праздник, и его ни с чем нельзя сравнить. Готовлюсь к нему и морально, и физически. Наверное, про меня мало кто может такое подумать, но мои куличи – одни из лучших в Москве (улыбается). Вот про пасху творожную так сказать не могу, а куличи – в каком монастыре меня ни угостят, потом я свой подарю, и мне говорят: «Ой, матушка, ваш кулич самый вкусный!»

Пасха – это, конечно, чудо. Когда бежишь на ночную службу, такое чувство: а вдруг мне сейчас что-то воспрепятствует? Вдруг что-то случится: или ногу подверну, или сломается автомобиль? И я бегу, а церковь издали горит, как свеча. Уже когда туда подбегаешь и начинается крестный ход и возгласы «Христос воскресе! – Воистину воскресе!», – в этот момент хочется обнять весь мир, и чувствуешь, что действительно все люди – братья. Все: старый, молодой, образованный, простой, и фифишка с маникюром, и простая бабка, богатый, бедный – никого нет, все равны абсолютно, на лице у всех улыбка, радость. И тогда понимаешь: вот если бы это сохранять в нашем сознании подольше, то не было бы ни войн, ни раздора.


Источник
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #143 : 20 Мая 2020, 02:44:26 »


Пасха Исаака

Протопресвитер Константин Стратигопулос




Эту историю, которая напоминает живой синаксарий новомученика, мне рассказала моя бабушка, и она глубоко запечатлелась у меня в памяти. Бабушкин отец был священником в одной из деревень Верхнего Босфора, которая сейчас называется Бейкоз. У отца Антония (так звали священника) было много детей, одного из них звали Христодулом. Когда произошли те трагические события, Христодулу было 10 лет. В день Страстной Пятницы ребенка выкрали евреи и распяли его на кресте, так же, как и Христа. На следующий день мальчика нашли прохожие. Он был без сознания. Через несколько дней, на Светлой седмице, когда всюду царила атмосфера Воскресения, он умер. Эта история произошла на самом деле. Каждый год, накануне Пасхи, в нашей памяти возникали подобные истории и воспоминания, и всякий раз мы испытывали враждебные чувства по отношению к евреям. Кульминационным моментом в выражении нашей вражды было сожжение чучела еврея, которое происходило в Страстную Пятницу и следовало сразу за выносом Плащаницы.

   Кульминационным моментом было сожжение чучела еврея, которое происходило в Страстную Пятницу

У нас по соседству, в районе под названием Ставродроми, жило много евреев. На протяжении всего года мы обычно играли в соседских дворах с еврейскими ребятишками. Нас объединяла неприязнь к турчатам. Однако накануне Пасхи, как правило, все менялось. Еврейские дети не могли играть в наши «христианские» игры. Обычно на Страстной седмице наша ватага собиралась в притворе храма Пресвятой Богородицы, а затем мы шли играть во дворе и в прилегающих окрестностях.

Исаак жил в одном из угловых домов на большом спуске, в районе Хамалбаси, в нескольких метрах от нашего дома. Он был одним из тех еврейских ребятишек, которые были нашими добрыми друзьями. Не было такой общей затеи, в которой бы он не участвовал. В сложных ситуациях нас не раз выручала его смекалка. Помню, как-то раз к нашим родителям пришла соседка пожаловаться на нас, потому что мы звонили в звонки соседских дверей и потом сразу убегали. Исаак с невозмутимым видом сказал:

– Мы с хорошими намерениями это делали, для вашего же блага. Должен пойти дождь, и мы вам напоминали, что надо собрать вещи, которые вы развесили сушиться на улице.

– Где ты увидел дождь, бессовестный мальчуган? – кричала госпожа Катина Балу.

– Да как же, по радио прогноз погоды передавали недавно, – возразил в ответ Исаак.

Зато теперь, накануне Пасхи, Исаак, который столько раз выручал нас своей находчивостью и острым умом, был «причислен к синагоге». Он ведь был евреем. В эти дни, накануне Страстной Пятницы, он не мог играть с нами, и это казалось нам вполне естественным. Это было его наказанием за то, что он родился евреем. А ведь именно евреи распяли Христа.

Наступила Страстная Пятница. День большой игры. Церковь была открыта целый день. Мы рвали цветы для украшения Плащаницы, прыскали одеколоном и протирали оклады икон, смотрели за порядком в храме и занимались множеством других, очень интересных дел.

Во время Царских Часов кто-то сообщил, что во дворе храма появился Исаак.

Исаак во дворе церкви? Это было неприемлемо. В такой день?

– Он точно пришел, чтобы осквернить нас, – сказал Сулис

– Точно, это так, – закричали все собравшиеся.

– Он должен понять, что в такой день еврей не может ходить повсюду, где хочет, с высоко поднятой головой, как будто ничего не произошло. Мало того, что они Христа распяли, ещё и хотят с нами в игру играть, – громко выкрикнул Ламбрис Го.

«Го» – это было его прозвище, потому что он сильно картавил и вместо «р» всюду говорил «г».

Сулис, главный заводила, тут же подхватил его слова, ведь именно он считался главным среди всех ребят, которые помогали в алтаре. Он обернулся ко мне и сказал:

– Дино[1], пойди и скажи ему, что мы не хотим его здесь видеть. Ты лучше нас его знаешь, ведь это твой сосед.

– Хорошо, – ответил я немного нерешительно.

– Ты что, боишься?

И Сулис добавил:

– Он – еврей, ты понял? На этой неделе мы должны им показать! Ведь они распяли Христа. А за это будут распяты нами!

– Но ведь Христос же не распял тех, кто был виновен в Его распятии, – решился сказать я.

– Что ты такое говоришь?! Или, может быть, мне послышалось? Ты что, заодно с евреями? А ну-ка, отвечай!

– Нет, – ответил я.

– Вот поэтому замолчи и иди делать то, что я тебе сказал, а то что-то ты мне не нравишься. Не приходи сюда на Пасху. И в игру тебя больше не возьмем.

– Хорошо, – произнес я испуганно.

Я вышел во двор. Исаак и правда был там. Я приблизился к нему с нарочито грозным видом.

– Исаак, что тебе здесь нужно?

– А что, разве нельзя? Кто может мне помешать?

Но после этого он осёкся и сказал уже другим тоном, тепло и доверительно:

– Дино, что с тобой случилось? Где же наша сердечная дружба?

– Христос разделяет нас, Исаак. Вы, евреи, распяли Христа, значит, вы не имеете права появляться здесь в такой день.

– Но Христос никогда не прогонял тех, кто приходил к Нему.

– Исаак, сейчас ничего не выйдет. А вот после Пасхи мы снова будем друзьями, – сказал я и сразу убежал, потому что был не в силах продолжать этот разговор.


Бейкоз    

Как только закончилась служба и мы начали играть во дворе церкви, я почувствовал какое-то стеснение в груди. Как будто я был одним из тех, кто участвовал в распятии Христа. Я был прав или ошибался? Вся радость, которую я чувствовал в эти святые дни прежде, куда-то пропала. Неожиданно я нашел выход. Это случилось тогда, когда я, огорчённый и растерянный, стоял у Креста. Перед крайним, высочайшим смирением. Я должен был что-то сделать. Ведь Тот, Кто был распят на кресте, проявил такое снисхождение к нам, грешным... И я принял решение. Я пошел к дому Исаака. Он сидел на ступеньках у порога, опустив голову. При виде меня его глаза радостно заблестели, хотя внешне он сохранял спокойствие.

   Я почувствовал стеснение в груди. Как будто я был одним из тех, кто участвовал в распятии Христа

– Исаак, – обратился к нему я, – извини меня за утро. Ты же знаешь, я говорил не от себя, а от имени всех наших ребят. Ты же знаешь, как они мыслят… У меня есть хорошая идея. Давай скажем ребятам, что хоть ты и еврей, но в душе ты любишь Христа и очень сожалеешь, что евреи Его распяли. Ты им скажешь, что твоей вины в этом нет.

Исаак внимательно наблюдал за мной своим не по-детски пронзительным взглядом.

– Дино, – сказал он мне, − ты хоть и не пророк, но я на самом деле так думаю.

Я глубоко вздохнул и сказал:

– Вечером жду тебя на выносе Плащаницы. Ребят я беру на себя.

Но ребята ни в какую не хотели мне верить. Я очень старался их убедить, но они были непреклонны.

– Но ведь Христос простил и молился за Своих распинателей.

– Замолчи, ничего не говори, если не хочешь, чтобы этим вечером мы сожгли тебя вместе с чучелом еврея, – воскликнул Сулис.

Вечером во время выноса Плащаницы шел небольшой дождь. Обычно всегда моросило в этот вечер. Все мы, христианские ребятишки, как обычно, следовали за Плащаницей по большому церковному двору вокруг храма Пресвятой Богородицы.

В толпе я распознал Исаака. В какое-то мгновение наши взгляды встретились. Его глаза были влажными, и я не мог понять, были ли его щёки мокрыми от дождя или от слёз. А если даже он и плакал, может быть, это были слёзы обиды, потому что ребята не приняли его, несмотря на смелое признание? Или, может быть, ему было жаль, что мы такие бессердечные?

После выноса Плащаницы мне попало от Сулиса, который заметил Исаака:

– Эй, я видел тебя, видел! Видел, как ты обменялся дружеским взглядом с этим евреем. – И Сулис добавил:

– Сегодня вечером ты не будешь сжигать чучело еврея.

– Хорошо, – сказал я Сулису, – я возьму вину Исаака на себя.

Из окна своего дома я наблюдал за сжиганием чучела.

В конце этого своеобразного «ритуала» к моим окнам подбежал посыльный от Сулиса и прокричал:

– Послушай, Дино, в этом году ты не будешь праздновать Воскресение Христово: ни ты, ни еврей.

Критический момент наступил в Пасхальную ночь. В Константинополе долгие годы Пасху встречали не в полночь, а в пять утра, на рассвете. Момент Воскресения всегда самый отчаянно-сложный. Это сошествие Христа во Ад. Это поражение Ада. Освобождение умерших.

Все это мы пережили тем утром во время Пасхального богослужения. Ребята пришли к храму с полными карманами яиц и петард. В пять утра, на рассвете, в то самое время, когда раздается радостное «Христос Воскресе», должно было начаться самое основное действо для нас, мальчишек. Цоканье яиц и запуск петард, высоко взлетающих над нашими головами.

В церковь я пришел напуганный. Я не посмел зайти внутрь. Ребята заметили меня и смотрели на меня немного враждебно. Я остановился недалеко от того места, где верующим раздавали Благодатный огонь из алтаря. «Придите, примите Свет!» –

«Христос Воскресе!»

Радость неописуемая. В тот момент я все позабыл. Я испытывал огромную радость. И я больше не боялся ни Сулиса и никого другого. Радости моей не было предела. Петарды, выпускаемые ввысь, придавали атмосфере некую воинственность. Восклицания, крики, торжество безграничной радости. Среди всего этого шума я услышал несколько выкриков разозленных людей. Как будто кого-то ругали или даже били. Вместе с ребятами я повернулся в ту сторону, откуда доносились крики, это было на расстоянии выстрела, совсем рядом. И да… на самом деле происходило нечто, из ряда вон выходящее. Оказалось, что отец Исаака тайно проследил за сыном, который сбежал из дома. В момент, когда Исаак закричал «Христос Воскресе!», отец набросился на него с кулаками и начал безжалостно бить его. И как только посмел еврей прославлять Воскресение Христово?

   И как только посмел еврей прославлять Воскресение Христово?

Стыд, это великий стыд и позор для всей семьи. Я увидел, как отец швырнул Исаака на землю и с ненавистью топтал его ногами.

– Что ты сказал? Что ты сказал? Христос воскрес? – неистово кричал он.

Исааку было очень плохо. Он попробовал встать – из его рта и носа хлынула кровь. Но он осмелился и сказал:

– Да, отец, Христос воскрес. Мы, евреи, распяли Христа. Но Христос воскрес!

Исаак бессильно опустился на землю, без единого стона, совсем как мученик, и тихонько прошептал нараспев:

– Христос воскресе из ме-е-е-ртвых…

Он напомнил нам о мучениях многих других людей, которые выкрикивали «Христос воскрес» на залитой кровью земле Константинополя.

После этого он потерял сознание. Мы не осмеливались приблизиться к нему. Ребята замерли. Отец схватил его на руки. Нет, скорее он поволок его по земле. Мы следили за происходящим, затаив дыхание. Сулис посмотрел на меня, а я на него. Он троекратно расцеловал меня в обе щеки и сказал.

– Воистину воскрес!

Его глаза были полны слез.

– Да, воистину воскрес!


Протопресвитер Константин Стратигопулос

Впоследствии мы потеряли Исаака из виду. Позже мы узнали, что он несколько месяцев пролежал в постели. А потом они уехали из нашего района.

Прошли годы, и как-то раз я услышал от одного человека, что в скиту на Святой Горе Афон подвизается иеромонах, по национальности еврей, который ранее жил в Константинополе. Позже он принял Православную веру. Говорили, что этот монах хромал из-за какого-то несчастного случая.

Так мне сказали, и я думаю… да, я уверен, что это и есть друг мой Исаак.

Христос Воскресе!


Протопресвитер Константин Стратигопулос (1946–2018)

Из книги протопресвитера Константина Стратигопулоса «Перекресток моего сердца»
Перевела с новогреческого Елена Огородник


[1] Уменьшительное от Константин – примечание переводчика.


https://pravoslavie.ru/121484.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #144 : 21 Мая 2020, 01:43:10 »


Сокровенная тайна Воскресения

Священник Валерий Духанин





Пасха Христова – в ней всё самое сокровенное наше. Самое заветное, чаемое. А потому трудно выразимое на словах. Божие – оно всегда парадоксально для слабого ума человека. Ибо Жизнь воссияла там, где привыкло царствовать тление. Любовь победила там, где рассчитывала ликовать злоба. Рай возвращен там, где обычно насыщался ад.


В простой пещере Он родился на свет, в пещере же воссиял свет Его Воскресения. Пещера – образ нашего мрачного мира. Суть Благовестия в том, что «Свет пришел в мир» (Ин. 3: 19). «Но люди более возлюбили тьму, нежели свет» (Ин. 3: 19), избрали мрак пещеры и гроб грехов, нежели свет вечной жизни. В этом трагизм истории.

Ангелы в Вифлееме воспели рождение Сына Божия на земле. Ангелы же возле опустевшей пещеры-гробницы возвещают людям: «Он воскрес» (Лк. 24: 6). Там небожители, восславив в вышних Бога, возвестили «на земле мир» (Лк. 2: 14), здесь же Он Сам, являясь ученикам, благословляет: «Мир вам» (Ин. 20: 19). Там Он пришел, чтобы понести наши немощи. Теперь же Он свободен от оков нашего мира и свидетельствует: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Мф. 28: 18).

Преподобный Максим Исповедник когда-то сказал:

   «Тот, кто познает тайну Креста и Гроба, познает также существенный смысл всех вещей».

Тайна открывается причастным тайне. Христианам эта тайна открыта – жертвенная любовь. Без любви – всё ничто. Крест и Гроб суть отверстые объятия Божией любви, жертвенной до бесконечности. Голгофа – она же суть и отверстые врата Рая. Кающемуся разбойнику распятая Любовь говорит: «Ныне же будешь со Мною в Раю» (Лк. 23: 43). Рай – не далекое прошлое и не грядущее будущее. Рай – настоящее. Рай навеки открыт для кающихся разбойников.

Но в Рай нужно входить живым, а не мертвым. У Бога все живы, то есть живы те, которые с Богом и Божии. Христос говорит: «Я есмь… жизнь» (Ин. 14: 6). Живой – это тот, кто воскрес со Христом, возродился от мертвости дел своих:

   «Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном…
   совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его» (Кол.
   3: 1–2, 9–10).

Поэтому преподобный Максим добавляет:

   «Тот, кто проникнет еще глубже Креста и Гроба, и будет посвящен в тайну воскресения, познает конечную цель, ради которой Бог
   создал все вещи изначала».

Воскресение – самая суть всего, что было, есть и будет. Воскресение – сокровенная цель Божией заботы о мире. Ради Воскресения сотворен человек и ради Воскресения воссоздан. Жизнь, за которую отчаянно держится человек, – оправдана, но не ради отчаяния, а ради Любви, воплотившейся, растерзанной ради нас и воскресшей. Впрочем, не та жизнь, в которой обманывают и предают, пытаются приобрести и всё теряют, а о которой Апостол писал:

   «Бог, богатый милостью, по Своей великой любви… нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, – благодатью вы
   спасены, – и воскресил с Ним, и посадил на небесах» (Еф. 2: 4–6).

И потому Воскресение – единственная реальность, ради которой стоит жить.

Еще вот какой интересный момент. Воскресший Господь является ученикам сквозь закрытые двери. Для Воскресшего нет преград. Но смысл Воскресения не в том, чтобы упразднять перегородки бедных хижин или крепкие стены дворцов. С Воскресением Господа разрушены преграды более прочные.

    С Воскресением Господа разрушены преграды более прочные: Он отверз двери в Рай, а двери ада сломал

Двери в Рай некогда были затворены: захочешь войти – не войдешь. И пламенный меч херувима останавливал самонадеянность всякого смертного.

Намертво заперты были и двери ада: захочешь выйти – не выйдешь. Ад улыбался всякому откровенному грешнику, а в отношении праведников терпеливо ждал заката их жизни, ибо и те вслед за Адамом и Евой сходили в его ненасытное брюхо.

Хуже невозможно представить: на Небеса вход закрыт, а преисподняя поглощает всех без разбора. Но вот появился Тот, Чьим знаменем стал Иона, извергнутый вон из чрева китова, – и мрачная всепоглощающая утроба преисподней впервые подавилась. Ад испуганно съежился, когда сквозь его наглухо закрытые двери прошел неизреченный Свет. Для Любви, Которая из Царства райских обителей нисходит на землю, а затем в самый ад ради падших, – затворенных дверей уже нет.

Итак, запоры ада сломлены. А в Евангелии Спаситель назвал Себя Дверью: «Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется» (Ин. 10: 9). Потому что Он и есть наш вход в Царствие Божие. Без Него мы туда не войдем. Он отверз двери в Рай, а двери ада сломал.

Итак, вот она, тайна Любви – пострадав за любимого, искать его спасения вплоть до преисподних глубин, самого же любимого возводить к высотам Рая – неизреченным и вечным. И даже двери человеческого сердца, закрытые изнутри, стали открываться – ибо они отверзаются ради Любви и Любовью. В этом и есть тайна Воскресения.

    И даже двери человеческого сердца стали открываться – ибо они отверзаются ради Любви и Любовью

Тайна Воскресения есть тайна Любви. Но и постичь ее невозможно иначе, как только любовью. Как же прекрасно сказано в богослужебном тексте:

  «Ныне Тя Всецарю видевше не очима, но сердечною любовию, Бога веровавше, в пениих величаем».

То есть мы видим Тебя, Господи, не телесными очами, но сердечной любовью. Ты – Любовь, Любовь, Которую невозможно убить, Любовь распятая, но и воскресшая, воскресшая для того, чтобы в наших сердцах воскресал свет любви.

Мы все предстоим Твоему Воскресению, которое воссияло там, где вроде бы должна царствовать смерть. Устье мрачной, замкнутой пещеры неожиданно обернулось входом в светоносную, бескрайнюю вечность. Ибо в тесных сводах земли, в мрачных выступах холодного камня воссиял неизреченный, небесный Свет. Ты умер телесно, чтобы понести нашу участь, но Ты же телесно воскрес, дабы даровать всем носящим тело грядущее воскресение.

Мы спешим к Тебе, как спешили жены-мироносицы, но также в страхе недоумеваем, кто же отвалит камень – камень наших жизненных проблем, ибо он кажется слишком великим. По-человечески многие наши проблемы не сдвигаемы, словно неподъемный камень закрывает дальнейший путь.

Наша жизнь и есть эта пещера. Здесь всё ограниченно, мы встречаем сумрак, над нами хочет властвовать тление. Но с нами Ты, Господи, Воскресший и Воскрешающий. С Тобой мы проходим сквозь затворенные двери. С Тобой неподъемные камни земных проблем отпадают сами собой.

    Тайна Воскресения – это и тайна прощения, ибо когда мы прощаем – в нас воскресает любовь

Тайна Воскресения – она же и тайна прощения, ибо когда мы прощаем, то в нас воскресает любовь. И потому мы поем:

   «Рцем братие, и ненавидящим нас простим вся Воскресением».

Если же ты не простил, если в тебе не воскресла любовь, то что для тебя Воскресение?

Собственно воскресение души познается по воскресению в душе любви – чистой и всепрощающей по образу жертвенной любви Христа Воскресшего. Невозможно узреть Воскресшего, если сердце твое не претворилось в алтарь любви. Любовь жертвенная и бескорыстная – вот признак, по которому Бог узнает в людях Своих. Бог есть Свет, Бог есть Любовь, и среди людей Божиими являются те, кто хранит в себе и несет другим свет и любовь.

Без любви душа мертва, заключена, словно во гроб, в тесную и мрачную пещеру ненависти, обид, непрощения. Но когда прикасается души Христос, она воскресает – в ней сияет любовь, она восходит от смерти, вместе со Христом покидает своды тесной пещеры.

Пасха вечна, как вечен воскресший Христос. Пасха нескончаема, как нескончаема Божия любовь. Пасха безгранична и необъятна, как безграничен свет и необъятно тепло благодати Христовой. И потому слова преподобного Серафима: «Радость моя, Христос воскресе!» – достойны того, чтобы звучать круглый год.

Страданиям придет конец, и соответственно терпение завершится покоем. Слезы будут отерты, раны залечены, скорби исцелены. И болезни, и эпидемии – это всё завершится. А вот радость и счастье Воскресения никогда не будут иметь конца. Ибо Сам Он, Воскресший и Воскрешающий, так обещал:

   «Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мф. 28: 20).


Священник Валерий Духанин

Купить книгу священника Валерия Духанина «Кто мы?» можно здесь:

    в розничном интернет-магазине Издательства «Вольный Странник»
    магазин на ВДНХ по адресу: г. Москва, Проспект Мира 119, стр. 57 (павильон 57)
    заказ книг оптом: store@vsbook.ru



27 апреля 2020 г.


https://pravoslavie.ru/130522.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #145 : 22 Мая 2020, 03:03:42 »


Вечная Пасха Дахау

Денис Ахалашвили



Освобождение Дахау, 1945 г.

Историю праздничной службы на Пасху в концлагере Дахау мне рассказал архиепископ Клинский Лонгин, построивший на месте лагеря смерти православную часовню Воскресения Христова и близко знавший Глеба Александровича Рара, узника Дахау и участника той невероятной пасхальной службы. Я познакомился с владыкой благодаря нашему общему духовнику, схиархимандриту Власию из Боровского монастыря, к которому он часто приезжал из Германии. Человек удивительной судьбы, он родился в семье русских эмигрантов в Финляндии, с раннего детства воспитывался в вере, часто ездил с родителями в Ново-Валаамский монастырь, основанный валаамскими старцами. Духовная атмосфера в доме верующих родителей и общение с валаамскими старцами, схимниками и делателями умной молитвы, которых он считал святыми наших дней, сильно повлияли на его мировоззрение. Юношей он учился у знаменитых профессоров-богословов – протоиерея Ливерия Воронова, Льва Парисского, Николая Успенского. Выходцы из верующих семей, родители владыки Лонгина не мыслили себя без Церкви.

Первым местом служения владыки Лонгина был Покровский Патриарший храм в Хельсинки, куда он был поставлен настоятелем в 1978-м году. В то время это была единственная православная Церковь Московского Патриархата в Западной Европе, где совершались ежедневные службы и куда приходили записки и сорокоусты со всего мира. Как рассказывал мне владыка, им приходили записки не только из Европы, но и из США, и – неведомыми путями – от верующих из Советского Союза.


Архиепископ Лонгин (Талыпин)

В Германию он попал благодаря своему финскому паспорту, когда Дюссельдорфский владыка Алексий (ван дер Менсбрюгге) из-за тяжелой болезни вышел на покой. Власти ФРГ всеми силами противились приезду в страну священника из «страшного» СССР, где, по их мнению, все священники были агентами КГБ. Он прослужил в Германии всю жизнь и до самых последних дней был настоятелем ставропигиального Покровского храма в Дюссельдорфе.

В 1990-х он занимался сбором гуманитарной помощи для бывшего Советского Союза и объездил за рулем грузовика Германию вдоль и поперек. «Утром помолишься Богородице, – вспоминал владыка, – и вперед!» И Пресвятая Богородица не оставляла – они собрали около 1500 военных «КАМАЗов», груженных лекарствами, продуктами и одеждой, загрузили «гуманитаркой» несколько больших морских судов и транспортных самолетов.

Иногда помощь приходила из самых неожиданных мест. Отец его помощницы Ангелы Хойзен оказался ученым и верующим человеком, считавшим себя другом России. Во время Второй мировой войны он служил в войсках вермахта на Восточном фронте и в одном из боев тяжелораненым попал в плен. Но вместо ненависти к оккупанту русские люди вылечили его и выходили, как он сам говорил, буквально вернули с того света, и с тех пор он на всю жизнь чувствовал себя благодарным России. Его любовь ко всему русскому передалась дочери Ангеле, которая из протестантства перешла в Православие, а потом выучилась иконописи у афонского монаха-иконописца! У владыки Лонгина она была ближайшей помощницей и занималась социальным служением. Ее отец работал в Военной Академии Бундесвера и своими связями очень помог наладить доставку гуманитарной помощи в Россию.

Тогда же владыка Лонгин познакомился с известным международным журналистом и церковным историком, бывшим заключенным концлагеря Дахау Глебом Александровичем Раром. История о том, что происходило в лагере смерти и как заключенные встречали там Пасху, потрясла его до глубины души.

    Жизнь этих людей была ежедневным мученичеством и исповедничеством

Один из самых страшных лагерей фашистской Германии, поначалу созданный для политических противников и врагов Гитлера. Во время Второй мировой войны сюда ссылали тех, кого нацисты не думали перевоспитывать – большинство заключенных были христиане: католики, протестанты и православные. Над ними проводили изощренные изуверские медицинские опыты и эксперименты под руководством нацистского доктора Зигмунда Раша, так «преуспевшего» в уничтожении людей, что его назначили руководить всеми концентрационными лагерями Третьего рейха. Эсесовские охранники убивали людей под любым предлогом, человека могли расстрелять и отправить в газовую камеру за любую оплошность, просто за неосторожный взгляд. Жизнь этих людей была ежедневным мученичеством и исповедничеством. Мы не можем представить, что они пережили, мы можем лишь помнить, благоговеть перед их несломленным духом и молиться.

Людей в лагере подвергали самым изощренным пыткам: подвешивали на крюках за ребра, оставляя висеть на солнце несколько часов, распинали, растягивали и ломали кости на специальных козлах, живьем снимали кожу. Человеческая кожа была ценным сырьем для немецкой промышленности, из нее изготавливали дамские сумочки и перчатки, на которых в немецком обществе была большая мода. Из трупов замученных людей варили мыло, а из костей делали удобрения – немецкая бережливость все обращала на благо Великой Германии. Удушливый дым из труб крематория поднимался над лагерем днем и ночью.


Глеб Александрович Рар

Глеба Александровича Рара привезли в лагерь Дахау на товарном поезде из другого лагеря смерти – Бухенвальда. Вагоны состава были забиты умирающими больными узниками, которым не давали ни еды, ни воды. Из 5000 заключенных до места добралось чуть больше тысячи. Многих расстреляли, некоторые умерли от голода и недостатка воздуха, другие – от тифа. Его поместили в барак № 27 для тифозных больных. Ночью они слышали гул бомбардировок союзниками Мюнхена, находившегося в 30 километрах от их лагеря. Фронт быстро приближался. Несмотря на отчаянное сопротивление гитлеровцев, дни фашистской Германии были сочтены.

Заключенным запретили выходить из бараков под угрозой немедленного расстрела на месте. Вскоре стали слышны автоматные очереди, разрывы гранат и крики рядом с лагерем. А потом заключенные через окна и щели бараков увидели, как на автоматных вышках появились белые флаги.

28 апреля 1945 года в 6 часов вечера в Дахау вошли союзники. Полковник Седьмой Армии США Вальтер Феленц вспоминал:

   «Через несколько сотен ярдов от главных ворот с внутренней стороны мы наткнулись на лагерное ограждение. Перед нами
   за колючей проволокой, находящейся под электрическим напряжением, стояла толпа радостных, обезумевших от счастья
   мужчин, женщин и детей, машущих и кричащих от радости: ‟Пришли их освободители!” Это был непостижимый шум!
   Каждый из более 32 тысяч человек, кто мог выдавить хоть звук, кричал от радости. Наши сердца рыдали, когда мы видели
   слезы счастья, катящиеся по их щекам».

А в барак к Глебу Александровичу Рару пришел главный переводчик комитета заключенных – Борис Ф. Он рассказал, что, благодаря помощи и участию Греческого и Югославского комитета заключенных, все подготовлено, чтобы провести настоящую пасхальную службу! Пускай священнических облачений не было, но узники сшили епитрахили из полотенец, нашив на них красные больничные кресты. У них не было служебных книг, икон, свечей, просфор и церковного вина. Но была вера и милость Божия, явившаяся в это страшное место.

В День Пасхи 6 мая 1945 года в барак № 26, где у английских и американских заключенных в маленькой комнате находилась часовня, вошли 18 православных священников, один диакон и несколько верующих. Больного греческого архимандрита Мелетия принесли на носилках, и всю службу он лежал, не в силах подняться, молясь и крестясь вместе со всеми. В часовне не было ничего, кроме небольшого стола и висевшей на стене единственной иконы Пресвятой Богородицы «Ченстоховская». Первообраз святыни происходил из Константинополя, откуда был привезен в город Бельц в Галиции. Впоследствии икона была отнята у православных польским королем. Когда Русская Армия изгнала наполеоновские войска из Ченстоховы, аббат Ченстоховского монастыря вручил список иконы Императору Александру I Освободителю, который по возвращению в Россию поставил ее в Казанском соборе в Санкт-Петербурге.

    За всю историю Православной Церкви не было такого пасхального Богослужения, как 6 мая 1945 году в Дахау

За всю историю Православной Церкви не было такого пасхального Богослужения, как 6 мая 1945 году в Дахау – День памяти великого православного святого и воина Георгия Победоносца! Самодельные ризы священников из полотенец с нашитыми больничными крестами были надеты прямо на полосатые тюремные робы. Служили по памяти. Пасхальный канон, пасхальные стихиры – все пели наизусть. После возгласа священника хор пел песнопения на греческом, а потом на церковнославянском языке. Евангелие также читали по памяти. Молодой афонский монах вышел перед отцами, поклонился и дрожащим от волнения голосом стал наизусть читать Слово о Пасхе святителя Иоанна Златоуста. Он говорил Слово и плакал. И все вокруг тоже плакали. Из самого сердца смерти из глубин этого земного ада возносились слова: «Христос Воскресе!» И в ответ раздавалось: «Воистину Воскресе!»

Среди узников Дахау также был святитель Николай Сербский, которого вместе с Сербским Патриархом Гавриилом сослали сюда 14 сентября 1944 года и где они находились, пока их не освободили союзники. Об участии в той Пасхальной службе святителя Николая ничего не известно, Глеб Александрович об этом не упоминал. Но остался Дневник посланий к сербскому народу «Сквозь тюремное окно», написанный святителем Николаем в гитлеровских застенках. Приведу одну из них:

   «День Господа

   Многие не чувствуют существования воздуха, пока не подует ветер. Некоторые не задумываются о существовании света,
   пока не наступит мрак. Так и многие христиане не чувствовали присутствия Бога до тех пор, пока не взвился бурный
   порыв ветра войны; не задумывались о Боге, пока им светил мир и улыбалось счастье. Но когда поднялся вихрь войны,
   когда объединились все силы зла и покрыли все тьмою, люди уже ни о чем другом, кроме как о Боге, думать не могли.

   День Господень! В Священном Писании то, что для людей ночь, страшная ночь, кровь и дым, страх и ужас, кровь и муки,
   пламя и гибель, вопль и крик, – все это названо днем Господним. Спросите ли, как это возможно? Почему? Потому, что
   именно в таких обстоятельствах пресыщенные и потерявшие образ Божий в полноте осознают, что Бог – все, а они –
   ничто. Самолюбивые покрываются стыдом, надменные опускают глаза, богатые ходят с пустыми карманами, князья
   желают, чтобы удостоил их разговором хотя бы полицейский оккупант, нерадивые священники рыдают перед
   разрушенными храмами, некогда капризные жены, в грязных лохмотьях, варят на обед собачатину. И все они об одном
   думают: о величине Божественного величия и о ничтожестве праха человеческого.

   Вот почему та страшная ночь названа днем Господним. Ибо в день сей Господь Себя являет. Пока длился спокойный день
   человеческий, человек не вспоминал о Боге, даже превозносил себя над Ним и насмехался над верующими, смеялся над
   теми, кто звал их молиться, в храм. Когда же настает страшный день Господень, все люди возвращаются к Господу,
   признают власть Божию, расспрашивают о Церкви, почитают священство, начинают читать духовные книги, со стыдом
   вздыхают о своем прошлом, каются в грехах, творят милостыню, помогают больным, постятся, причащаются, ибо
   понимают, что близка их смерть и близок тот мир, где день Господень – благой, светлый, радостный и вечный.

   Сделаю, говорит Господь устами пророка Исайи, сделаю, что ‟человек будет дороже чистого золота Офирского”, то есть
   самого чистого и дорогого. Вот, братья, в чем смысл всех несчастий, которые Господь попускает миру! Чтобы сделать
   человека ценнее и дороже золота. Знаете ли, братья, почему Господь небесный попустил миру в наши дни все эти
   военные ужасы, с которыми можно сравнить лишь ужасы ада? Потому что ценность человека упала и стала ниже ценности
   золота. А это противоречит замыслу Божьему о человеке, а все, что противоречит ему, должно лопнуть, исчезнуть,
   умереть.

   А теперь блаженны мы, если научились ценить человека выше золота, выше богатства, выше славы, выше звезд, выше
   всей вселенной, которую Создатель даровал человеку, тогда не напрасны наши страдания, тогда мы будем сильными и
   счастливыми и станем жить в мире и покое, в любви и взаимном уважении, славя Бога Отца и Сына и Святого Духа, во
   веки веков. Аминь».

Как вспоминал владыка Лонгин, после рассказа про Пасху в Дахау Глеб Александрович сказал, что как верующему человеку ему обидно и больно, что за стольких людей, отдавших за Христа и мир на земле свои жизни, там нет места, где совершалась бы поминальная служба и где можно было бы вознести о них молитву. «Это был наш священный долг – поставить православный храм на месте мучений тысяч православных людей!» – вспоминал владыка Лонгин. Он приехал в Москву к Патриарху Алексию II и рассказал о необходимости построить часовню в Дахау. Святейший его горячо поддержал и благословил на строительство. В 1994-м году сруб часовни изготовили на предприятии во Владимирской области, затем по частям погрузили в вагоны и на железнодорожном составе перевезли в Германию, где российские военные инженеры Западной группы войск установили часовню в мемориальном комплексе на месте лагеря смерти в Дахау.


Часовня Воскресения Христова на территории бывшего концлагеря Дахау

29 апреля 1995 года, в День Пятидесятилетия освобождения узников Дахау, бывший офицер-фронтовик митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай освятил часовню в честь Воскресения Христова, а осенью того же года Святейший Патриарх Алексий II отслужил в ней заупокойную литию за всех православных узников, погибших на немецкой земле. Известную на весь мир икону «Воскресший Спаситель освобождает заключенных концентрационного лагеря Дахау», как и другие иконы, находящиеся в часовне, написала иконописица и помощница владыки Лонгина – Ангела Хойзен, с которой я потом имел честь познакомиться.

Все заключенные, бывшие на пасхальной службе 6 мая 1945 года, как и все православные христиане, «на месте сем и в иных местах мучения умученные и убиенные», теперь навечно поминаются в русской часовне-памятнике Воскресения Христова в Дахау. Вечная Пасха Христова.


https://pravoslavie.ru/120864.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #146 : 23 Мая 2020, 05:11:37 »


Монастырское молоко

Наталья Романова-Сегень




В далеком XV веке в монастырь, что на острове, похожем на клопа, пришел юродивый. Кто он и откуда, никому было неведомо. Однажды младший сын Дмитрия Донского Константин посетил Клопскую обитель и признал в юродивом своего родственника. Михаил – так звали человека, принявшего на себя подвиг юродства ради Христа, – обладал даром пророческого предвидения, обличал людские пороки, был примером аскетического монашеского подвига. Со дня кончины преподобного его мощи покоятся в Михайло-Клопском монастыре, и много паломников спешит сюда поклониться святому.

Монастырь, изрядно изувеченный в годы Великой Отечественной и простоявший так долгое время, наконец-то оживает. Монахи по кирпичику с молитвами восстанавливают духовную обитель, продолжая по сей день это богоугодное дело. Завели большое хозяйство. Разбили огород. Лошади, коровы, куры… А гуси такие сердитые, словно сторожевые собаки!

***

Марина, поставив машину возле ворот монастыря, бодро шагала по дорожке к Троицкому храму поклониться мощам преподобного Михаила Клопского. Дорогу перегородили гуси.

– Кыш, кыш! – попыталась отогнать их девушка, но боевитые птицы только распалялись.

– Не бойтесь! Они у нас ласковые, – пошутил вышедший из домика человек. – А вы, ребятки, чего разгалделись? А ну марш отсюда!

Как ни странно, но гуси после людского увещевания пошли прочь.

– Они, что, у вас русскому языку обучены? – удивилась Марина.

– Человеческому. И не только гуси, но и все остальные.

– Кто остальные?

– Да все! Куры, коровы…

– У вас и коровы имеются?

– А как же. И коровы имеются. А молоко какое дают! Не молоко, а сгущенка! Где такое в городе купишь? Да и дешевле намного, чем магазинское. А творог! А яйца! Всё с нашего подворья. Налетай, покупай!

– Да я… – растерялась Марина, – не за этим пришла.

– Ясно дело, в церковь не за молоком ходят. На обратном пути зайдите к нам в дом, нальем молочка.

– У меня и банки-то нет.

– У нас зато все есть.

Марина зашла в храм, приложилась к мощам, а потом еще долгое время сидела на скамейке и смотрела на угасающий день. Пора было уходить, ворота монастыря уже скоро закрывались.

– Так чего насчет молочка? Парного! – спросил подошедший послушник.

– Ах да! – встрепенулась Марина. Отказаться ей было неудобно. – Мне бы литр.

– Литр! Вот так да. Такое молоко – и литр! Бери пять!

– Зачем мне пять?!

– Ну, три!

– Хорошо. Только не пять!
 
Марина проследовала за послушником в дом, откуда он вышел, когда спас ее от гусей, и осталась возле дверей. В комнате стоял длинный стол, с которого убирали посуду: видимо, только что закончилась трапеза.

– Вот, получите! – послушник вынес трехлитровую банку.

Марина отсчитала положенную сумму.

– А это точно коровье молоко?

– А чье же еще? Лосиное что ли?

– Цвет какой-то бежеватый.

– Так говорю же: не молоко, а сгущенка!

Марина хмыкнула: мол, попробуем.

– И не забудьте банку вернуть. Молока много, а с банками дефицит.

Марина быстро домчалась на своей машине до дома. Чем буду ужинать? Есть особо не хотелось. Попью молочка! К тому же она знала, что по вечерам лучше употреблять в пищу белок и ни в коем случае не углеводы. Хотя в настоящем молоке калорий тоже немало.

Она налила в стакан молока. Вон какое густое, как тяжело бултыхнулось. И залпом выпила полстакана.

– Фу-у-у!

Марина была раздосадована. Кислятина! Тоже мне сгущенка. Она понюхала остатки в стакане и банку с молоком. Ну конечно. Придется оставить скисать дальше – не выливать же. Марина поставила банку на солнечный подоконник и закрыла марлей.

Через пару дней к ней в гости заглянула подруга с мужем. Визит ими был нанесен внезапно, поэтому хозяйка, не найдя, чем быстро подкормить гостей, решила настряпать оладий из бывшего молока, ставшего рыхлым, как облако. Оладьи получились отменными – пышными, сочными и невероятно вкусными.

– Как они такими у тебя выходят? – изумлялась Лариса, наворачивая оладьи наперегонки с мужем. – У меня всегда тощие…

– Секрет знаю.

Лариса ела оладьи руками, причмокивая от удовольствия и облизывая пальцы, попадавшие в блюдечко со сгущенкой при макании оладьи. Валерий же разделывался с угощением при помощи ножа и вилки, но тоже очень проворно. Поэтому, когда гора из оладий стала понемногу превращаться в холмик, Марина решила еще настряпать штук двадцать.

– Маринка, а ты чего не ешь? Вкусно же!

– Берегу фигуру к пляжному сезону, – усмехнулась Марина, – а вы ешьте, ешьте.

– Пожалуй, довольно, – сказал, откинувшись на спинку стула, Валерий. – Оладьи действительно хороши.

Он вытирал салфеткой маслянистые губы.

– А секрет-то в чём? – спросила Лариса.

– Да ни в чем, – пожала плечами Марина, – но в этот раз они и вправду вкуснее обычного получились. Может, потому что из монастырского молока…

– Из чего-о-о?! – побледнел гость.

– Из монастырского молока. Оно скислось, и я пустила его на оладьи.

Видно было, что Валерию стало нехорошо. Он словно еле сдерживался, чтобы его не вырвало. Лариса перестала жевать и смотрела на мужа. Потом она отложила недоеденную оладью и неприятно сглотнула.

– Поня-а-атно, – протянула Марина.

Валерий считал себя заядлым и непримиримым атеистом, везде, где только можно, разглагольствовал о вреде религии и всяких там попов да монахов, и, по всей видимости, есть пищу из монастыря было для него преступлением. Марина не успела глазом моргнуть, как гостей и след простыл. Даже спасибо не сказали.

– Монастырские – не монастырские… – недоумевала Марина, в размышлениях съев несколько оладушек. – Вкуснотища! Какая разница, где корова дает молоко!

***

Через несколько дней Марине пришлось поехать в те места, где располагался монастырь. Она работала дизайнером в фирме, и ей необходимо было сделать замеры кухни в одном из домов того села, что рядом с монастырем, поэтому, выходя из дома, захватила стеклянную банку из-под молока.

– Вот ваша банка, – она отдала ее тому же послушнику, с которым познакомилась несколько дней назад. – Только молоко ваше, знаете ли, кислое оказалось!

– Кислое? Не может быть!

– Может. Еще как может.

– Долго держали на солнце или в тепле.

– Ничего не держала. Я сразу отсюда домой поехала, а ехать-то тут 15 километров.

Послушник пристально посмотрел на Марину.

– Не хотел вам говорить… – начал было он и остановился, – да и не буду.

– Чего не будете говорить? – насторожилась Марина.

– Не буду, не буду. Молчу.

– Нет уж! Говорите!

– Дело все в том… – начал вкрадчиво послушник. – Молоко это непростое.

– Какое еще непростое?

– Монастырское.

– Знаю. И что с того?

– А то, что оно свежее имеет такое свойство: быстро прокисать только у того человека, у которого много грехов.

– Грехов? – Марина вскинула бровь. – А какие у меня грехи?

– Ну, грехов у всех полно – и у простых людей, и у монахов, и даже вы, милая девушка, не исключение.

– И какие же это у меня грехи?

– Это уж вам видней. Вот, например, сейчас пост идет. Великий. Покаянный. А вы молоко вкушаете.

– Я знаю про пост! Но вы же сами мне молоко продали!

– Так у нас корова доится постоянно. Искушение, а не корова!

«Жулики вы, – так и хотелось сказать Марине, – вот и торгуете кислым молоком, раз самим нельзя его пить», – но промолчала.

– Молочка не желаете? – спросил напоследок послушник перед тем, как направиться к гусям.

Марина в ответ только попрощалась.

Что он сказал про молоко? – думалось ей на обратном пути. – Грехов много? И, наверное, молоко – не самый страшный из них. Она вообще-то и так немного ест. Все время на диетах. И мясо крайне редко… Ишь ты, вкушают они…

Вернувшись домой, Марина почувствовала сильный голод, открыла холодильник, достала колбасу, масло, сыр и сделала себе толстенный бутерброд. С предвкушением поднесла его ко рту…

– А не буду! Назло монахам! Чего там нельзя вкушать?

Она открыла интернет, стала читать, чего не едят в Великий пост.

***

Почти две недели Марина не ела скоромного. А в один из дней ее вдруг потянуло в Клопский монастырь.

– Чего там? Банку вернуть?

Марина загрузила полный багажник стеклянными банками, набрала различной утвари, которая ей без надобности, а в монастыре может пригодиться, и отправилась в монашескую обитель.

Она зашла в храм, поставила свечи. В церкви было траурно и тихо. Причем тишина не как раньше, благоговейная, а очень печальная. На иконах висели черные накидки. Служительницы в темных платках. Лица скорбные.

Навстречу ей шел священник. Она попросила благословения, и он ее благословил.

– Простите, батюшка, а кто умер? – осмелилась спросить Марина.

Священник недоуменно посмотрел на нее.

– Почему траурные ленты повсюду? Кто-то скончался? Кто? Кто-то значимый, да?

– Да. Очень, очень Значимый.

– И кто же?

– Иисус Христос.

– Так Он же воскрес! Говорится же: Христос воскрес!

– Это будет завтра. А в воскресенье мы отмечем светлый праздник Христова Воскресения. Пасху. Сегодня Страстная пятница Великого поста. Знаете, как сказал преподобный Серафим Саровский…

Они еще долго стояли, и священник что-то говорил, а Марина вежливо слушала. Потом он ее благословил, и она отправилась сдавать своему знакомому послушнику банки и прочие подарки.

– Может, молочка? – ехидно спросил ее послушник.

– Знаете, мне сейчас батюшка кое-что поведал. Однажды Серафим Саровский сказал, что Россия гибнет, потому что русские люди перестали соблюдать пост. А вы: молочка, молочка…

***

На Пасху Марина приехала в монастырь. Храм был заполнен верующими, их лица сияли, словно солнце разлилось повсюду. Марина чувствовала, что происходящее сейчас важнее любого праздника, важнее любого события. И что-то главное происходило в ней самой.

После Крестного хода она встретилась со знакомым послушником.

– Христос Воскресе! – радостно сказал он.

– Воистину Воскресе! – также радостно ответила девушка. – Это вам, – Марина достала из пакета прозрачный кулек, в котором лежало несколько разукрашенных яиц.

– Спасибо! Подождите, не уходите! – послушник скрылся в деревянном доме, но вскоре вышел обратно.

В одной руке у него было яйцо. В другой – банка с молоком.

– А это вам.

– Сейчас, сейчас, – заторопилась Марина, – у меня сумка с кошельком в машине.

– Нет-нет, – запротестовал послушник, – это в честь праздника, да и сколько вы нам банок и прочего привезли!

– А молоко парное?

– Парное оно только часа два после дойки, а доили-то когда еще.

– Значит, кислое? – улыбнулась девушка.

– Ну почему же кислое? Хорошее молоко.

– Так это сейчас хорошее, а как повезу домой, так и скиснется по дороге, не успеет доехать. Грехов-то много…

Послушник ничего не ответил, лишь улыбнулся, а затем, попрощавшись, зашагал вглубь монастыря.

Пускать на оладьи молоко не пришлось.


Источник
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #147 : 23 Мая 2020, 05:43:21 »


Апостолы и святые отцы о Воскресении Христовом


          "Я есмь Первый и Последний, и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь" (Апок. 1:17-18).



     "Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти, потому что ей невозможно было удержать Его" (Деян. 2:24).

     "Сего Бог воскресил в третий день, и дал Ему явиться... нам, которые с Ним ели и пили, по воскресении Его из мертвых" (Деян. 10:40-41).

     "Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших. Ибо, как смерть через человека, так через человека и воскресение мертвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут, каждый в своем порядке: первенец Христос, потом Христовы, в пришествие Его" (1Кор. 15:20-23).

     "Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха; а что живет, то живет для Бога. Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем" (Рим. 6:9-11).

     Бог "воскресил Его из мертвых и дал Ему славу, чтобы вы имели веру и упование на Бога" (1Пет. 1:21).

     "Если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших" (1Кор. 15:17).

     "Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться, ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых" (Деян. 17:30-31).

     "Мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения" (Рим. 6:4-5).

     "Если же Дух Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса, живет в вас, то Воскресивший Христа из мертвых оживит и ваши смертные тела Духом Своим, живущим в вас" (Рим. 8:11).


***


     Христово Воскресение сделалось жизнью и исцелением от страстей для верующих в Него, чтобы они жили в Боге и приносили плоды правды. Преподобный авва Исаия (34, 142).


     В этот Великий день Христос призван из мертвецов, которым уподобился. В этот день Он отразил жало смерти, сокрушил мрачные затворы ада, даровал свободу душам. В этот день, восстав от гроба, Он явился людям, для которых родился, умер и пробужден из мертвых, чтобы мы, возрожденные и избежавшие смерти, воскресли с Ним, воскресшим. В этот светозарный и великий день, ангельский лик исполнился радости, воспевая победную песнь. Святитель Григорий Богослов (14, 358).


     Ради погибшей овцы щедрость Твоя привлекла Тебя в обитель мертвых, и Ты извлек ее из области смерти, которая не осмелилась прекословить Тебе. Преподобный Ефрем Сирин (28, 143).


     (Господь), сделавшись выкупом нашей смерти, Своим Воскресением разрешил узы смерти и Своим Вознесением проложил путь на небо для всякой плоти. Святитель Григорий Нисский (22, 18).


     Едва праведники увидели свет в аду, как с радостью пошли в сретение Сыну Милосердного. Все забыли болезни свои и страдания, какие терпели, когда видели распинаемого Господа. По щедрости Своей Он дал нам жизнь и нас, смертных, присоединил к Ангелам. Нас, людей, уловила в сети смерть, Он пришел по Своей благости и избавил нас; Хвала Тебе, Господь Ангелов, явление Твое возрадовало мучившихся в аду. Теперь удалилась и исчезла ночь, и для твари воссиял Его свет. Сошел Он с высоты, избавил нас и опять восшел, и вот сидит одесную Отца. Все же ожидавшие Его и надеявшиеся на имя Его ожидают встречи с Ним во Второе Пришествие. Сошел Он в ад, и там воссиял свет Его и разогнал тьму среди мертвых в аду... Воскресивший мертвых отверз гробы и этим показал нам образ великого будущего дня (28, 294).

     Христос умерщвляет смерть, низлагает сатану. Он – радость горних, упование дольних. Преподобный Ефрем Сирин (29, 284).


     Господь Своим пришествием воскресил нас, умерших от грехов, и оживотворил, разрушив двоякую смерть: смерть от грехов и смерть плоти (35, 739).

     Он был пригвожден ко кресту, подвергался оплеваниям и заушениям, Его били по щеке и издевались над ним... И все это Он претерпел для тебя, ради заботы о тебе, чтобы уничтожить тиранию греха, чтобы разрушить твердыню диавола, попрать узы смерти, открыть нам врата Неба, освободить от тяготевшего на тебе проклятия, отменить первородное осуждение, научить терпению и воспитать в нем, чтобы ничто не огорчало тебя в настоящей жизни,- ни оскорбления, ни обиды, ни позор, ни бичи, ни нарекания врагов, ни невзгоды, ни нападения, ни клевета, ни злые подозрения и ничто другое (37, 516).

     День Воскресения Господа нашего Иисуса Христа – основание мира, начало примирения, прекращение вражды, разрушение смерти, поражение диавола (37, 820).

     Сам Он воскрес, расторгнув узы смерти, и нас воскресил, расторгнув сети наших грехов (37, 824).

     Смерть Господа даровала нам бессмертие; сойдя в ад, Он сокрушил его силы и разрушил его могущество (38, 502).

     Господь распят на древе, чтобы разрешить грех, происшедший через древо (45, 912).

     Предан за нас Тот, Который был неотделим от лона Отца, Вознесено на крест Слово и умерло по человеческой природе, но оставалось и пребывает бессмертным по Божеству, которое в Нем. Так как из двойной природы Он сделался одним Христом, поэтому Он претерпел смерть телом, которое было соединено с Божеством. Плоть, которая перенесла мучения, была Богом и была бессмертным Божеством, которое оделось в плоть. Божество обожествило плоть, она была соединена со Словом равномерно и полно, и то, что умерло и было погребено за нас, тоже воскресло по Божеству...   Святитель Иоанн Златоуст (46, 454).


     (Воскресший) уничтожил бесчисленные списки еллинских богов, ниспроверг всех идолов, истребил нечестивые жертвенники, обагренные человеческой кровью, привел в бессилие диавола, обратил в бегство демонов, укротил дикие племена. Иудеев подверг великим бедствиям, а уверовавших в Него возводит превыше неба (51,2).

     (Бог Отец). Единородного дал в цену искупления, чтобы благодать имела основание, потому что, приняв единую жертву за всех, превышающую достоинство всех жертв, Он истребил вражду, отменил осуждение, усыновил нас и украсил бесчисленными благами. Преподобный Исидор Пелусиот (51, 462).


     Красота Твоя, Владыко Христе, неизъяснима, великолепие неизреченно, и слава превышает ум и слово (59, 68).

     Воплотившийся Бог принял смерть ради греха и именно ради того, чтобы благодатью Его могли больше не грешить те, которые верой приемлют Христа как Господа, закланного, умершего и воскресшего в третий день из гроба, чтобы избавить их от греха. Отсюда очевидно, что те, которые грешат, еще не приняли Его, хотя и мнят, что приняли Его. Ибо если бы они приняли Его, то Он даровал бы им, как говорит Иоанн Богослов, "власть быть чадами Божиими" (Ин. 1:12), которые не могут грешить (60, 247).

     Ты, Христе,- Царство Небесное, Ты - земля кротких, Ты – рай зеленеющий. Ты – чертог Божественный, Ты - неизреченная таинница, Ты – (общая) для всех трапеза, Ты – хлеб жизни. Ты - питие совершенно новое. Ты и чаша воды, и вода жизни, Ты для каждого из святых – светильник неугасимый, Ты и одеяние, и венец, и Раздаятель венцов, Ты радость и упокоение, Ты утешение и слава, Ты веселие, Ты и радование (59, 121).

     Славное Воскресение Христово есть собственное наше воскресение, которое мысленно совершается и проявляется в нас, умерщвленных грехом, через Воскресение Христово, как гласит и песнь церковная, которую мы часто поем: "Воскресение Христово (в себе самих) видевше, поклонимся Святому Господу Иисусу, единому безгрешному". Христос никогда не падал в грех и никогда не изменялся в славе Своей. Препрославленный и высший всякого начала и власти и силы, как умалился и умер ради нас, так и воскрес и прославился ради нас, чтобы сбывшееся в Его лице воспроизводить потом в нас и тем спасать пас. Как тогда Он сам, исшед вне Иерусалима, пострадал, взойдя на крест, и пригвоздив на нем вместе с собою грехи всего мира, умер, сошел в преисподние страны ада, потом опять поднялся из ада, взошел в пречистое тело Свое и тотчас воскрес из мертвых, а затем вознесся на небеса со славою и силою многою, и воссел одесную Бога и Отца; так теперь, когда мы исходим в сердце из мира сего и с исповеданием страданий Господа входим в гроб покаяния и смирения, тогда сам Христос сходит с небес, входит в нас, как во гроб, соединяется с душами нашими и воскрешает их, явно в смерти пребывающих. Воскресение души – это соединение ее с жизнью, которая есть Христос. Как тело мертвое, если не воспримет в себя души и не сольется с нею неким образом неслиянно, не бывает и не именуется живым и жить не может, так н душа не может жить сама по себе, если не соединится неизреченным соединением и не сочетается неслиянно с Богом, который воистину есть Жизнь Вечная. И тогда только, как соединится она с Богом и таким образом воскреснет силою Христовой, удостоится она узреть мысленно и таинственно домостроительное Воскресение Христово. Почему и поем: "Бог Господь, и явися нам, благословен Грядый во имя Господне".

      Кто же не воспринял еще и не увидел воскресения души своей, тот еще мертв н не может поклоняться достодолжно Господу Иисусу вместе с увидевшими Воскресение Христово, как говорит апостол: "никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым" (1Кор. 12:3),- и в другом месте говорится: "Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине" (Ин. 4:24),- то есть силою Духа Святого и единородного Сына, который есть истина. Мертв он, ибо не имеет в душе своей Бога, животворящего всяческая, и не сподобился благодати исполнения и над ним изреченного Господом обетования: Я и Отец Духом Святым придем к тому, кто любит Меня и заповеди Мои соблюдает, "и обитель у него сотворим" (Ин. 14:23). Христос приходит и пришествием Своим воскрешает мертвую душу, и дает ей жизнь, и дарует благодать видеть, как Он Сам воскресает в ней и ее воскрешает. Таков закон новой жизни о Христе Иисусе, что Христос Господь благодатью Святого Духа приходит к нам и воскрешает умерщвленные души наши, и дает нам жизнь, и дарует очи видеть Его Самого, бессмертного и нетленного, живущим в нас. Прежде же чем душа соединится с Богом, прежде чем узрит, познает и восчувствует, что воистину соединена с Ним,- она бывает совсем мертва, слепа, бесчувственна; но при всем том, что мертва, все же по естеству своему бессмертна. Претерпевает она это от маловерия и безверия. Если бы верила, что есть суд и мука вечная, не стала бы в суете растрачивать жизнь свою, но бросила бы все и начала творить свое спасение, и начав, дошла бы до оживления и воскресения своего. Преподобный Симеон Новый Богослов (60, 255-257).


     "Пасха, Господня Пасха!" От смерти к жизни привел нас Господь Своим Воскресением. И вот Воскресение это "Ангели поют на небесех", увидев свет обоженного естества человеческого в предопределенной ему славе, в лице Господа Искупителя, во образ Которого, силою Воскресения Его, претворятся все истинно верующие в Него и всей душой соединившиеся с Ним. Слава, Господи, преславному Воскресению Твоему! Ангелы поют, радуясь вместе с нами и предвидя восполнение сонма своего. Нас же удостой, Господи, Тебя, Воскресшего, славить чистым сердцем, видя в Воскресении Твоем прекращение нашего тления, семя новой пресветлой жизни и зарю будущей вечной славы, Предтечей которой Ты вошел, воскреснув ради нас. Не только человеческие, но и ангельские языки не способны выразить Твою неизреченную милость к нам, преславно Воскресший Господи! Епископ Феофан Затворник (107, 99-100).


     Надо ли основать веру, сотворить надежду, воспламенить любовь, просветить мудрость, окрылить молитву, низвести благодать, уничтожить бедствие, смерть, зло, дать жизненность жизни, сделать, чтобы блаженство было не мечтой, но существенностью, слава – не призраком, но вечной молнией вечного света, все озаряющей и никого не поражающей,- на все это найдется довольно силы в двух чудодейственных словах: "Христос воскресе!" (113, 358).

     До Воскресения Христова многие из людей знали только землю, на которой они являются на краткое время и вскоре скрываются, неизвестно куда. Иные нечто слышали еще об аде, как о пропасти, которая всех угрожает поглотить и никого не отдает обратно. Немногие помышляли о Небе, как о таком горнем жилище, к которому некто только во сне видел лестницу, и только такую, по которой восходили Ангелы Божии, а людей не было заметно (Быт. 28:12).

      Теперь, когда Христос воскрес и когда Ему, как Богочеловеку, дана "всякая власть на небе и на земле" (Мф. 28:18), не только небо сделалось достижимым, но даже соединилось с землей так, что трудно найти между ними предел и различие, ибо и на земле является Божество, и на небе человечество. Ангелы, которых Иаков видел восходящими и нисходящими по лестнице небесной, теперь сонмами ходят по земле, как вестники Сына Человеческого, Который владычествует на Небе (113, 359).

     Воскресение Господа нашего Иисуса Христа служит доказательством Божества Иисуса Христа и началом нашего воскресения. Утверждение веры в Воскресение Христово есть дело великой важности для христианства и для христианина. Главная сила христианства состоит в том, чтобы признать Господа Иисуса Христа Спасителем мира, согрешившего против Бога и Богом осужденного на смерть. А чтобы с полной надеждой признать в Нем это могущество, нужно совершенное удостоверение, что Он есть Единородный Сын Божий и истинный Бог, потому что хорошо сказано, хотя и худыми людьми: "Кто может прощать грехи, кроме одного Бога?" (Лк. 5:21). Только милосердие Бога Сына может представить достойное удовлетворение оскорбленному величеству и правосудию Бога Отца, только Бог может возвратить жизнь осужденным на смерть Богом.

      Но самое сильное удостоверение в Божестве Иисуса Христа заключается в Его Воскресении. Эту мысль подал Он Сам. Когда иудеи, удивленные необычайной властью, которую показал Он, изгоняя из храма продающих и покупающих, спросили Его: "Каким знамением докажешь Ты нам, что имеешь власть так поступать?" (Ин. 2:18). То есть, каким чудом докажешь, что Бог дал Тебе власть Над храмом Своим? Тогда Он, преимущественно пред другими чудесами Своими, указал на чудо Своего Воскресения. И сказал им: "Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его" (Ин. 2:19), то есть в третий день воскресну. В самом деле, чудеса, которые творил Господь Иисус во время Своей земной жизни над, другими, даже и самое дивное из них – воскрешение мертвых, творили и пророки, хотя не с таким полномочием, как Он. Так Илия молился: "Господи Боже мой! да возвратится душа отрока сего в него!" (3Цар. 17:21). Но Иисус повелевал: "Лазарь! иди вон" (Ин. 11:43) из гроба. Однако этого различия могли и не приметить, и потому могли принять Иисуса как пророка и посланника Божия, еще не узнав в Нем Единородного Сына Божия. Но. никогда не было и нельзя представить возможным, чтобы человек воскресил сам себя: и потому Воскресением Господа Иисуса дано совершеннейшее удостоверение в том, что Он есть истинный Бог, владычествующий над жизнью и смертью, и Божественный Спаситель имеет могущество воскресить всех людей, умерщвленных прегрешениями. "Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших" (1Кор. 15:20). Это значит, что Воскресение Христово есть начало воскресения всех умерших людей,- воскресения уже не в жизнь временную, каким было воскресение Лазаря и других до него,но в жизнь вечную. До воскресения Христова ходили между людьми темные и нетвердые мнения о бессмертии души человеческой. Но о воскресении души с телом всего менее думали даже те, которые более других старались мыслить. Не был просветлен взор избранного народа на этот счет: когда Христос Спаситель, обличая саддукеев, назвал Бога – Богом Авраама, Исаака и Иакова и открыл мысль о воскресении мертвых, не только саддукеи, но и правильнее их мыслящие поражены были новизной этого открытия: "И, слыша, народ дивился учению Его" (Мф. 22:33). А чем меньше знали о будущей жизни, тем меньше, конечно, имели побуждений готовиться к ней. Христос Спаситель Своим учением на место шатких мнений о бессмертии поставил твердую истину Воскресения и Своим Воскресением осуществил эту истину, Он учил: "Наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия; и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло в воскресение осуждения" (Ин. 5:28-29), и апостол дополняет: "Чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое" (2Кор. 5:10). Филарет, митрополит Московский (113, 355).


(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 23 Мая 2020, 05:46:40 от Дмитрий Н » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #148 : 23 Мая 2020, 05:49:05 »

(Окончание)


     "Как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи" (Мф. 12:40). Возвещающий о себе, что исполнит прообразованное Ионой, в точности зная это (потому что Сам был с Ионой и ввергаемым в глубину и извергаемым из глубины), несомненно, исполнил это, столько же времени пробыв во гробе, сколько Иона в ките. В пятницу Господь предал дух – это один день. Был во гробе всю субботу, потом и субботнюю ночь. Когда воссиял день Господень, восстал из гроба, и это третий день... Святитель Исидор Пелусиот (115, 735-736).

     Многие находятся в большом недоумении о времени воскресения Господа. Ибо хотя евангелисты не противоречат друг другу, кажется, что они поразному говорят об этом. По евангелисту Луке"очень рано" (Лк. 24:1), по евангелисту Марку "весьма рано" (Мк. 16:2), по евангелисту Матфею – "по прошествии же субботы" (Мф. 28:1), по евангелисту Иоанну – "в первый же день недели... рано, когда было еще темно" (Ин. 20:1), жены пришли ко гробу. Итак, как примирить это, чтобы не допустить, что евангелисты называют разное время? Прежде всего, нужно обратить внимание, что написано: "По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб. И вот, сделалось великое землетрясение (Мф. 28:1-2). Значит, Господь воскрес не в день субботний, так как жены "в субботу остались в покое по заповеди" (Лк. 23:56). Но "по прошествий же субботы" - следовательно, ночью, ибо жены, пришедшие заутро, хотя пришли очень рано, уже узнали, что Господь воскрес. Итак, Воскресение совершилось утром в день воскресный, первый после субботы, а не в субботу, ибо иначе как бы исполнились три дня? Значит, Господь воскрес не при наступлении вечера, а после полуночи. И действительно, в греческом тексте стоит "поздно", выражение, означающее и час при захождении солнца... и после полуночи...

      Далее и архиереи, "собравшись со старейшинами" (Мф. 28:12), подтверждают, что Воскресение случилось ночью, сказав стражам: "скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали" (Мф. 28:13). Они думали подтвердить свой обман, указав время, в которое, по словам стражей, это случилось.

      Наконец, святой Иоанн говорит, что Мария Магдалина пришла к нему и к Петру "рано, когда было еще темно" (Ин. 20:1), а она еще не знала о совершившемся Воскресении; если бы оно совершилось вечером, то тотчас должно было стать известным. Святитель Амвросий Медиоланский (116, 650).


     Многие спрашивают, почему Господь во Воскресении не явился тотчас всем иудеям? Вопрос тщетный и суетный. Если бы Своим явлением Он мог обратить всех к вере, то не преминул бы явиться всем. Но Он никак не преклонил бы иудеев к вере, если бы явился им по Воскресении. Этому Он учит нас на примере Лазаря. Ибо когда Христос воскресил этого четверодневного мертвеца со всеми признаками тления, когда, по гласу Его, этот мертвец, обвитый погребальными пеленами, встал перед лицом всех,- и это не обратило их к вере, но еще более привело в раздражение. Пришедшие туда намерены были убить и самого Лазаря за то, что над ним совершилось чудо Христово (Ин. 12:10). Итак, если видя, что Господь воскресил Лазаря из мертвых, они не уверовали в Него, то каким неистовством воспылали бы против Него, если бы Он явил им Себя Самого, воскрешенного собственной силой? Хотя они ничего не могли Ему сделать, однако с большим неистовством устремились бы к нечестию. Поэтому, желая избавить их от напрасного неистовства, Он скрывался от них. Притом они подверглись бы и более жестокому наказанию, если бы Он явился им после Своих Страданий.

      Потому-то, щадя их, хотя Сам и скрывался от очей их, но в то же время (для обращения их) и открывался в знамениях и чудесах. Так, услышать Петра, говорящего: "Во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи" (Деян. 3:6), значило не меньше чем видеть Христа Воскресшего. Чудеса служили доказательством Воскресения (Христова) и располагали к вере, сердца человеческие скорее могли быть утверждены в вере видением чудес, совершенных во имя Его, чем явлением Его Самого по Воскресении. Это явствует из того, что когда Христос воскрес и явился Своим Ученикам, нашелся даже между ними неверующий Фома. Он хотел вложить персты свои в раны от гвоздей, осязать ребра Христовы, чтобы убедиться в Воскресении. Если же этот ученик, который три года жил рядом со Христом, участвовал в трапезе Господней, был свидетелем величайших Его знамений и чудес, слушал Его беседы и уже видел Его воскресшим, при всем том, не прежде поверил, чем увидел раны от гвоздей и копия, то как уверовал бы в Него весь мир только потому, что все увидели бы Его воскресшим? Кто дерзнет утверждать это?

      Но не только этот, и другие укажем примеры того, что чудеса гораздо больше убеждали, чем явление воскресшего. Вот, когда народ услышал Петра, говорящего хромому: "Во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи", сразу пять тысяч мужей обратились к вере во Христа (Деян. 4:4); а ученик, видевший Самого Воскресшего, оставался в неверии. Видишь ли, как это чудо гораздо скорее пробудило веру в воскресение? Явление Воскресшего Христа не вывело из неверия даже ближайшего ученика Его, а свидетели чуда, сотворенного Петром, из врагов Христовых сделались верующими...

      Но что я говорю о Фоме? Если хочешь знать, и прочие ученики, увидев Господа по Воскресении, не сразу поверили. Выслушай разумно, только не осуждай их, возлюбленный. Если Христос их не осудил, то и ты не осуждай; ибо ученики видели необыкновенное и чудное явление Самого Первородного воскресших из мертвых. А столь великие чудеса сначала, обыкновенно, поражают ужасом, пока, спустя некоторое время, в сердцах верующих не водворится спокойствие. Это самое и случилось тогда с учениками. Ибо после того как Христос, воскресший из мертвых, приветствовал их словами "мир вам", они, как сказано, "смутившись и испугавшись, подумали, что видят духа. Но Он сказал им: что смущаетесь?" Потом "показал им руки и ноги. Когда же они от радости еще не верили и дивились, Он сказал им: есть ли у вас здесь какая пища?" (Лк. 24:36-41). Вот каким способом желал Он уверить учеников Своих в Воскресении! Если, говорит, не убеждают вас прободенные копьем ребра Мои, не убеждают и прочие раны, пусть убедит трапеза... Итак, когда Он "явил Себя живым... в продолжение сорока дней являясь им" (Деян. 1:3) и с ними ел, это не потому, что Он Сам нуждался в пище, но потому, что желал утвердить в вере учеников. А отсюда ясно, что знамения и чудеса самих апостолов служили самым непререкаемым доказательством Христова Воскресения...

      Мог бы Он и в самую минуту смерти воздвигнуть тело и явиться живым. Но предусмотрительно не сделал этого, потому что сказали бы, что тело вовсе не умирало или что коснулась его несовершенная смерть. И если бы смерть и Воскресение последовали в краткий промежуток времени, то, может быть, неявной стала бы слава нетления. Чтобы показать смерть в теле, Слово воскресило его в третий день. Но чтобы, воскреснув после долгого пребывания и совершенного истления во гробе, не подать случая к сомнению, будто бы имеет на Себе уже не то, а иное тело, то по этой причине терпит не более трех дней. И не длит ожидания слышавших, что сказано Им было о воскресении, но пока слово еще звучало в памяти их, пока не отводили еще очей и не отрывались мыслью, пока живы еще были на земле и находились на том же месте и умертвившие и свидетельствующие о смерти тела Господня, Сам Божий Сын показал, что тело, в продолжение трех дней бывшее мертвым, бессмертно и нетленно. Святитель Афанасий Александрийский (113, 340).


     Спросит кто-нибудь: "Почему так установлено Отцами, что, например, в день страдания Христа читается в Церкви Евангелие о страданиях и Кресте, а книга Деяний апостольских читается не в те дни и не в то время, когда совершались эти деяния? Ибо не тотчас по Воскресении Христовом апостолы начали творить чудеса. Но Христос в продолжение сорока дней сам пребывал с ними на земле, и апостолы в это время не творили никаких чудес до сошествия на них Святого Духа. Почему же не после Пятидесятницы, а тотчас после Воскресения начинаем читать Деяния апостольские?" После воспоминания страданий Христовых мы празднуем Его Воскресение. Но наилучшим доказательством истины Воскресения Христова служат чудеса, совершенные апостолами, а книга Деяний есть не иное что, как повествование о чудесах апостольских. Итак, что наиболее уверяет нас в истине Воскресения Христова, то и заповедали Отцы читать тотчас после дней страдания и живоносного Воскресения. По этой причине, возлюбленные, тотчас после Креста и Воскресения, мы и читаем Деяния апостольские, чтобы иметь твердую и несомненную уверенность в истине Воскресения Христова. Ты не видел телесными очами Воскресшего из мертвых? – но созерцаешь Его очами веры. Не видел Воскресшего телесными очами? Но узришь Его в бесчисленных чудесах. К этому-то созерцанию Воскресшего - верою ведет нас повествование о чудесах, совершенных апостолами. Святитель Иоанн Златоуст (114, 26-27).


http://www.newmartyros.ru/page/izrecheniya-svyatyh-otcov-o-pashe.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10245


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #149 : 24 Мая 2020, 00:27:40 »


Пасха

Александр Моисеенков


Около двух тысяч лет назад на Святой земле произошло событие, перевернувшее мир, изменившее его навсегда. Воспоминанию о нем посвящен главный православный праздник — Пасха. Мы постарались еще раз воссоздать картину того, что случилось двадцать веков назад под небом Иерусалима.



Страдания, смерть и Воскресение Иисуса Христа всегда осознавались главными событиями всего Нового Завета. Об этом говорят и Сам Спаситель, и Его ближайшие ученики, и последующие поколения верующих людей вне зависимости от их национальности, уровня образованности или социального положения. Если Христос не воскрес, то вера наша бессмысленна — это утверждение апостола Павла является, пожалуй, самым главным основанием, на котором строится все наследие святых отцов Церкви.

Но сама Пасха, будучи событием вселенского масштаба, относящимся в одинаковой мере и к прошлому, и к настоящему, и к будущему, совершилась в конкретный момент мировой истории и в конкретной точке земного шара. «Верую… в Иисуса Христа Сына Божия… распятого за нас при Понтийском Пилате…», — такие слова Символа веры повторяет каждый христианин во время молитвы.

Мы решили совершить своеобразное путешествие во времени и снова вместе с жителями древнего Иерусалима встретить Христа у Львиных ворот, быть свидетелями Тайной вечери и Гефсиманского моления, стоять у Креста на Голгофе, оплакивать Его при погребении и получить от ангела радостную весть о Его Воскресении. Мы решили посмотреть в самую суть этих событий и понять их внутреннюю логику, которая порою сокрыта за, казалось бы, таким знакомым евангельским сюжетом…




Вход Господень в Иерусалим

Идущий во имя Господне

— Осанна! Да здравствует наш Царь! Осанна Сыну Давида! Благословен Тот, Кто идет во имя Всевышнего воссесть на престол Израиля! Осанна!

Так в девятый день весеннего месяца нисана ликующая толпа встречала Иисуса — Человека, который въезжал в древнюю столицу Иудеи верхом на молодом ослике. Люди относились к Нему очень по-разному, но все признавали в нем невероятную силу духа, когда Он исцелял больных и говорил Свои проповеди — всегда живые, яркие, бьющие в самое сердце.

Еще вчера этот загадочный пророк — как называли Его многие — воскресил Лазаря из Вифании, пролежавшего мертвым целых четыре дня и уже начавшего разлагаться. Весть об удивительном чуде распространилась молниеносно, и при первом же слухе о том, что Чудотворец направляется в город, местные жители стали резать пальмовые ветви и выходить к Львиным воротам. Они встречали Его с радостью и надеждой — как своего лидера, как триумфатора и законного владыку, который придет и избавит их от позорного римского ига. А там — возможно, даже — и вернет престолу Давида его былое величие.

Но у Спасителя была совсем иная цель. С самого начала Своей проповеди Христос отмежевался от любых претензий на земную власть и настаивал на том, что пришел в мир как Избавитель и Победитель. Но отнюдь не социальной несправедливости, а куда более страшных вещей — греха и смерти. Иисус никогда не отрицал своего царственного достоинства, однако при этом всякий раз подчеркивал, что Его Царство не от мира сего, что путь к торжеству этого Царства лежит через страдания, поругание и смерть. И сейчас Он въезжал на ослике в древний град Сионский, чтобы взойти на престол — на Крест, на Голгофу.


Иисус и старейшины Израиля

Среди шумной толпы находились и те, кто смотрел на происходящее с едва скрываемым презрением и ненавистью. Это были фарисеи и саддукеи — духовные вожди израильского народа. Их отношение к проповеди Христа с самого ее начала было настороженным: и по форме и по содержанию она радикально отличалась от учений старцев и книжников. Спаситель говорил с силой, как власть имущий, смело и беспощадно клеймя пороки современного Ему общества.

Саддукеям такое положение дел не понравилось сразу — это была та часть общественной верхушки, которая лишь формально исполняла Закон Моисея, но на деле исповедовала гедонистический принцип «бери от жизни все». Фарисеи же долго не могли определиться.

С одной стороны, они чувствовали, что Иисус обладает огромной силой, и где-то в глубине души у многих из них теплилось осознание, что именно Он и есть Тот долгожданный Искупитель, которого предвозвещали древние пророки. Однако, с другой стороны, за несколько веков своего существования фарисейская среда выработала свою систему норм, ценностей, предписаний и запретов, в рамках которой не было места учению Спасителя. Кроме того, галилейский Проповедник очень серьезно подрывал их авторитет среди народа, предлагая Своим последователям более глубокое и нравственно возвышенное понимание всего Моисеева Закона. Фарисеи попросту боялись Спасителя. Поэтому, когда толпа ликовала у Львиных ворот, старейшины окончательно утвердились в решении убить Иисуса Назарянина. Осталось только подобрать подходящий момент. И он вскоре представился…


Конец Ветхого Завета

Господь прекрасно знал замыслы своих недоброжелателей, как знал все, что было, что есть и чему надлежало произойти. Придя в Иерусалим, Спаситель направился в Храм, который был средоточием духовной жизни всего Израиля. Эта жемчужина восточного зодчества поражала своим размахом и величием, а гигантские дворы могли вместить тысячи и тысячи человек. Но сейчас не на красоты древнего святилища обратил Свое внимание Господь. Он увидел, как на этом святом месте продавали жертвенных животных и сидели меновщики денег. Воспылав праведным гневом, Иисус сделал бич из веревок и выгнал прочь скот и тех, кто творил бесчинство в доме Божьем.

В столице Господь три дня учил народ и обличал Своих оппонентов-законников. Именно к Страстной неделе относятся самые драматичные евангельские диалоги. Иисус говорит очень эмоционально, а каждая Его речь похожа на раскат грома среди ясного неба. Особенно выделяются притчи, они посвящены не просто нравственным проблемам, но касаются самого главного — конечной судьбы всего человечества. Господь говорит об окончании Ветхого Завета, он выполнил свое предназначение и его должен сменить Новый Завет. Христос говорит о том, что создает Новый Израиль, в котором спасение достигается не выполнением внешних предписаний, а единственно верой в Сына Божьего.

За три последних дня проповедей фарисеи окончательно порывают с Иисусом, несмотря на то, что все факты указывают на Его мессианское достоинство. Такой Мессия попросту не нужен был иудейским вождям. Простой народ тоже стал постепенно отходить от галилейского Проповедника. Тот, кому они буквально вчера кричали «осанна», не предпринимал никаких политических действий, а по-прежнему продолжал учить. Многих это разочаровало и оттолкнуло. И эта ситуация стала фоном, на котором разыгралась еще одна трагедия тех великих дней — предательство Иуды.



Предательство Иуды
 
Тридцать сребреников

Если бы нам пришлось познакомиться с Иудой лично, то мы вряд ли заподозрили бы за ним что-либо недоброе. В апостольской братии Искариот нес функцию казначея. Вообще-то он был человеком неплохим, наравне с другими был избран Самим Спасителем и делил с Ним все тяготы и невзгоды Его земного служения. Вполне возможно, из него получился бы очень хороший проповедник, как это произошло с прочими учениками Иисуса.

Однако Иуда был болен страстью сребролюбия. Вся трагедия его жизни состояла в том, что он так и не смог принять Господа как Мессию Распинаемого. Возможно, Искариот до конца надеялся, что Учитель все-таки станет бороться за власть. Но даже после триумфального входа в столицу Христос не поднял восстания, не начал переговоры с иудейской верхушкой. И тогда Иуда решил действовать сам.

В среду вечером он пришел к законникам и сказал, что готов выдать им место, где можно беспрепятственно схватить Спасителя. За роль информатора предателю заплатили 30 серебряных шекелей, что в общей сумме равнялось примерно 360 граммам серебра. Таким обычно было вознаграждение за поимку беглого раба. Именно столько стоила в глазах иудейской элиты жизнь Богочеловека.

О мотивах предательства Иуды споры идут до сих пор. Одни толкователи считают его закоренелым сребролюбцем, который во всем видел выгоду. Другие же полагают, что Искариотом двигало желание занять пост министра в будущем царстве Мессии, и он надеялся, будто арест подтолкнет Иисуса к открытому противостоянию с иудейскими и римскими властями. Так или иначе, истинных мотивов бывшего апостола мы не знаем.

Но Иоанн Богослов ясно указал в своем Евангелии, что поступок Иуды был следствием бесовского внушения и через Искариота действовал сам сатана. Конец предателя был ужасен. Узнав, что арест приведет Учителя к неизбежной смерти, он пришел к старейшинам и отказался от своих денег. Однако было поздно — Христа уже приговорили к смерти.

Ученика-предателя охватило чувство вины, которое росло с каждой минутой. В конечном итоге это привело к самоубийству. Иуда повесился, но, согласно преданию, только с третьего раза — две первые попытки были неудачными. Церковная традиция видит в этих «осечках» стремление Бога остановить апостола, обратить его предательство на покаяние — так же, как это случилось позже с Петром во дворе дома, где проходило судилище над Христом. Петр ведь тоже отрекся тогда — но покаялся. Иуда, к сожалению, — нет.


Тайная вечеря

Настал четверг… Едва солнце коснулось верхушек окрестных холмов, Спаситель попросил двух учеников идти в столицу и сделать необходимые приготовления к приближавшейся Пасхе. Сейчас трудно сказать, был ли это непосредственно канун праздника, или же все-таки Иисус совершил древний обряд на день раньше положенного — 13 нисана. Большинство церковных толкователей придерживаются второго мнения. Оно основано на свидетельстве апостола Иоанна, что Спаситель принес Себя в жертву на Голгофе в тот самый день, когда закалывался традиционный пасхальный агнец — 14 нисана. Следовательно, Свою последнюю трапезу вместе с учениками Иисус совершил днем ранее.

Ученики собрались в горнице одного из иерусалимских домов. Перед совершением ритуального потребления хлеба, вина и освященного мяса ягненка Иисус препоясался полотенцем и умыл ноги Своим ученикам, показав тем самым образец смирения: Кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою (Мк 9:35). На этой вечери Учитель, по сути, прощался с ними, говорил им очень важные — самые важные — слова. Впрочем, пока что апостолы мало что понимали из сказанного. Им нужно было пережить немало потрясений, а затем — просветиться Духом Святым, и только тогда до них дошел подлинный смысл слов той последней беседы.

Исполнив древний пасхальный обряд, Христос взял в Свои руки один из хлебов (скорее всего, он был квасным, поскольку опресноки начинали вкушать исключительно в вечер 14 нисана), преломил его: Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов (Мф 26:26–28).

Так было даровано человечеству величайшее Таинство Причащения, в котором все верующие необъяснимым образом реально соединяются со Христом, вкушая Его Тело и Кровь и становясь членами единого богочеловеческого организма Церкви. Всякий раз за Литургией христиане вместе с апостолами становятся участниками Тайной вечери Спасителя.


Тайная вечеря


Гефсиманский сад

После ужина апостолы вместе с Учителем направились на восточную окраину Иерусалима — через долину Кедрон к Елеонской горе. Здесь, в Гефсиманском саду, на западном склоне Елеона, росли оливковые деревца, сюда не долетали звуки городской суеты и тут можно было уединиться. По Преданию, Господь бывал здесь каждый раз, когда посещал шумную столицу. Христос любил это место, и сейчас Он пришел сюда, чтобы среди тишины духовно укрепиться перед страданиями.

Но со Христом были не все — еще до конца трапезы Иуда покинул апостолов. О подлинной цели его ухода знали только Господь и Иоанн Богослов, который сидел близко к Иисусу и слышал, как Тот, подавая Иуде часть хлеба, сказал: Что делаешь, делай скорее (Ин 13:27). По мнению толкователей, Христос до последнего взывал к Иудиной совести, но, утвердившись в своем решении, предатель уже не слышал этих призывов. Он пошел к первосвященникам и, взяв с собою отряд храмовой стражи, повел воинов и слуг в Гефсиманию, куда отправились апостолы с Иисусом.

Попросив учеников подождать Его, Иисус отдалился от них, пал на землю и горячо молился Отцу. В Гефсимании Спаситель переживал такие страшные терзания, сильнее которых были только крестные муки. Будучи Богом, Он не боялся смерти, но как Человек безгрешный не мог не ужаснуться от осознания тяжести того груза, который Ему нужно было понести. Психологическое напряжение было настолько сильным, что со лба Иисуса стал капать кровавый пот. По Своему человеческому естеству Христос не хотел смерти и просил Отца избавить Его от нее.

Впрочем не Моя воля, но Твоя да будет (Лк 22:42), — такими словами окончил Свое обращение Богочеловек, идущий на смерть ради людей. И когда страх был окончательно преодолен, в конце Гефсиманской молитвы перед апостолами предстал не смятенный духом Учитель, а сильный и мужественный Мессия, вступивший на Свой скорбный путь, который приведет Его в конечном итоге к победе и славе.


Суд Синедриона

Тем временем среди деревьев и кустов послышался шум — это пришли солдаты, чтобы арестовать Спасителя. Открывать свое предательство перед другими апостолами Иуда, видимо, не хотел. Он планировал поцеловать Христа, тем самым указав воинам, кого именно им нужно брать, и смешаться с остальными учениками. Но все произошло иначе — Иисус сразу раскрыл предательство перед всеми и после Иудина приветствия громко произнес:

— Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого? (Лк 22:48) И, обратившись к толпе воинов, продолжил: Как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями взять Меня; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня (Мф 26:55).

После короткой стычки с апостолами солдаты схватили Христа и повели к первосвященнику Каиафе. Суд проходил с нарушением всех юридических норм ветхозаветного Израиля и был, по сути, бесчинным судилищем. Согласно правилам, Синедрион — так назывался верховный суд иудеев — должен был собраться днем, официально, в полном составе и выносить приговор только после того, как найдется больше трех свидетелей, дающих точь-в-точь одни и те же показания. И даже когда приговор был уже вынесен, до самого момента казни действовал принцип, который предписывал при наличии хотя бы одного свидетельства в пользу заключенного отменять казнь и возобновлять разбирательства. При этом слова подсудимого категорически воспрещалось использовать против него.

Эти и многие другие условия соблюдены не были. Собравшись ночью, старейшины пригласили лжесвидетелей, которые говорили путано и невпопад. При этом любые попытки свидетельствовать в пользу Иисуса решительно пресекались — не были выслушаны даже именитые иудейские учители Иосиф и Никодим, знавшие Христа и бывшие Его тайными учениками. Формальным же поводом для осуждения послужил утвердительный ответ Христа на вопрос первосвященника, является ли Тот Сыном Божьим. Это было нарушением норм — нельзя было выносить решения на основе слов самого обвиняемого.

Но фарисеи спешили. Если бы процесс над Иисусом происходил столетием ранее, то, скорее всего, Его тут же после вынесения смертного приговора забили бы камнями как богохульника. Но вот уже несколько десятилетий, как Синедрион не имел права принимать решений об убийстве. Это мог делать лишь представитель римской администрации в должности не ниже префекта или прокуратора. Таковым на момент ареста Спасителя в Иерусалиме являлся Понтий Пилат. К нему на следующее утро, в пятницу 14 нисана, и повели осужденного Христа.


Пилат

День еще только-только начинался, а в воздухе уже стояла невыносимая духота. На Христа смотрел средних лет человек, чье лицо несло на себе печать надменности, жестокости и властности. Это был Пилат.

В евангельском повествовании игемон — как называли Понтия покоренные иудеи — выглядит куда более симпатично по сравнению с тем, как описывают его светские историки. Это был безжалостный римский солдафон, беспощадно подавлявший любые протесты. Впоследствии он был снят с поста префекта Иудеи именно за свою жестокость. Учитывая это, вряд ли можно заподозрить Пилата в симпатиях к Христу.

Большинство толкователей и историков сходятся во мнении, что в глазах римского чиновника Иисус Назарянин был безобидным бродячим философом, полусумасшедшим сыном плотника, который ходил с горсткой последователей и проповедовал о каком-то царстве. Очень показательно, что Пилат на допросе задает Христу вопрос: «Что такое Истина?», впрочем, не ожидая ответа. Это был даже не вопрос, а, скорее, насмешка.

Тогда почему все-таки Пилат был мягок со Христом и уступил требованиям иудейских старейшин лишь после долгих препирательств? Прежде всего, против казни выступала жена чиновника — ее жалобы на бессонные ночи и головные боли заставили мужа задуматься. Супруга напрямую связывала свои ночные кошмары с будущей казнью и просила Понтия не делать Иисусу ничего плохого. А еще Пилат был язычником и, когда услышал от Христа о Его божественном достоинстве, испытал легкий страх. А вдруг этот Назарянин — действительно один из полубогов? Желая «подстраховать» себя, прокуратор решает помиловать Осужденного, предварительно наказав его плетками-скорпионами.

Но Синедриону была нужна именно смерть ненавистного им Праведника. Старейшины успели подговорить толпу, чтобы та скандировала гневные требования распять Христа. Было понятно, что крикуны подучены, однако лишних проблем Пилату тоже не хотелось. К тому же иудеи пригрозили ему жалобой самому императору в том случае, если Пилат не утвердит смертный приговор. В итоге он решил отбросить сантименты и пожертвовать жизнью странного подсудимого ради усмирения толпы. Так Иисус был приговорен к смертной казни — распятию.


(Окончание следует)
Записан
Страниц: 1 ... 8 9 [10] 11
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!