Русская беседа
 
23 Мая 2024, 22:50:17  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 2 [3]
  Печать  
Автор Тема: С Праздником Святых Жен-Мироносиц!  (Прочитано 15820 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 13500


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #30 : 16 Мая 2021, 10:25:00 »


Когда слабые становятся сильными




Христос воскресе!

Во второе воскресенье после Светлой седмицы мы совершаем память святых жен-мироносиц и святых праведных Иосифа Аримафейского и Никодима — тех, кто прикоснулся к тайне смерти Христовой, сохранив верность Господу до конца.

Вчера на всенощной снова звучало пасхальное ликование. Мы видим победу жизни над смертью. Жизнь победоносно присутствует среди смерти. И среди победоносной жизни мы видим смерть. Память о смерти присутствует в нас, чтобы мы, как и в прошлое воскресенье, когда Господь через апостола Фому являл нам знаки Своей победы — раны на руках и ногах, прободенное ребро, — видели всегда среди пасхальной радости присутствие смерти Христовой и нашей, и знали, какой путь мы проходим.

Церковь прославляет святых праведных Иосифа и Никодима. Мы знаем, что это были тайные ученики Христовы. Никодим приходит ко Христу ночью, под покровом темноты, и говорит с Ним о Царстве Божием, о том, как может человек родиться для истинной жизни (Ин. 3, 2—21). И когда иудеи в злобе искали обвинения на Христа, чтобы предать Его смерти, Никодим сказал им прямо в лицо: «Судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его?» (Ин. 7, 51).

А что мы знаем об Иосифе Аримафейском? Самое главное то, что он дал Господу свою гробницу — каменный гроб, высеченный в скале (Мф. 27, 60). Здесь есть о чем задуматься. Авраам, когда был в земле Ханаанской, ничего не имел, но у него было место погребения. А у Спасителя нашего не было даже этого. Иосиф отдает Господу место, приготовленное для собственного погребения. Перед нами человек, у которого есть память смертная. Только редкие подвижники держали гроб в сенях своей келлии, чтобы яснее видеть, чем кончается жизнь человеческая. Святой праведный Иосиф имел эту память постоянно. И оттого что он отдал свой гроб Спасителю, его смерть уже заранее соединилась со смертью Христа Бога. Она заранее освящена новой жизнью, которую Христос принес всем людям.

Об этой гробнице сказано, что она была новой — никто никогда не был положен в нее, как это обычно бывало у иудеев (Лк. 23, 53). Мы видим в этом особый смысл — Господь, умирающий как всякий человек, в то же время проходит совершенно новый путь смерти, открывая новый путь смерти для каждого человека. И все должно быть новым.

В том, что эта гробница была высечена в скале, Церковь тоже видит великую тайну. Христос умер, чтобы гроб стал убежищем, надежной защитой для всех, кто верен своему Господу, для всех Его святых. Смерть — самое драгоценное приобретение, говорит апостол Павел (Флп. 1, 21), потому что через нее открывается та истинная жизнь, для которой человек приходит в мир.

Что еще мы знаем о святом Иосифе Аримафейском? В Евангелии сказано, что это был знаменитый член совета. То есть он был видной личностью благодаря своим выдающимся качествам. И он был членом великого синедриона, который выносил смертный приговор нашему Господу. Может быть, именно от него Церковь имеет все сведения об этом «суде над судом», как говорят святые отцы, который совершался тогда, потому что никто из учеников Господа не мог на нем присутствовать.

Но об Иосифе сказано в Евангелии нечто несравненно более драгоценное: он ожидал Царствия Божия. Те, кто ждут Царствия Божия и хотят быть его причастниками, должны засвидетельствовать готовность стоять за дело Христово. И этого человека Бог воздвиг для особого служения, которое никто из Его учеников не мог и не осмелился исполнить: он дерзнул войти к Пилату и просить Тело Иисусово. Хотя он знал, что это вызовет ярость первосвященников, он смело вошел к Пилату. Когда он видел живого Христа, Который проповедовал о приближении Царствия Божия, его сердце влеклось ко Господу, но он не решался идти дальше, и был тайным Его учеником. Но когда он увидел распятие Христа — может быть, он тоже был среди тех, кто стоял около Креста, — его сердце было сокрушено любовью Господней. Мы видим, что сначала сотник, потом Иосиф с Никодимом и другие люди являются свидетелями исполнения слова Христова: «Когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе» (Ин. 12, 32).

Некоторые говорят, что Иосиф Аримафейский дал Христу гробницу после того, как Христос умер, но не сделал ничего, чтобы заступиться за Него при жизни. И в этом есть, может быть, некая правда — та, которую мы должны увидеть прежде всего по отношению к самим себе. Мы не сотворили ничего достойного для нашего Господа, но только Его смерть открыла нам глаза на все, что происходит в нашей жизни. И только смерть Христова способна нас изменить по-настоящему.

Сейчас, когда в мире идет неслыханное поругание Церкви Христовой, которая уже все более возводится на крест, когда истина Божия подвергается все большему осмеянию, мы должны быть способны сказать вместе с псалмопевцем: «Время сотворити Господеви, разориша закон Твой». Время Господу действовать, потому что никто ничего не может, и разорили уже закон Его, и нечестивые торжествуют. И далее: «Сего ради я возлюбил Твои заповеди паче злата и топазия» (Пс. 118, 126—127). Только когда я увидел поругание правды Божией, всех заповедей Его, Божественного и человеческого достоинства, я понял, что заповедь Божия для меня дороже всего на свете. И я буду хранить ее ценой жизни и смерти. Вот о каком все решающем выборе, который совершил святой праведный Иосиф Аримафейский, напоминает нам сегодня Церковь.

Вера в человеке может быть слишком слабой, чтобы он открыто мог исповедать Христа. Так было в годы недавних гонений, и сейчас все больше люди стыдятся открыто исповедать веру, боясь насмешек. Но мы не можем все время скрывать свою веру. Рано или поздно она должна быть выражена внешне. Или вообще должна перестать быть. Вот о чем говорит нам святой праведный Иосиф Аримафейский.

И о нем сказано еще, что он помазал благоуханным миром бездыханное Тело Спасителя, обвив его чистою плащаницею. Так велико было количество этого мира — «литр сто», — что слова Писания «се, одежды Твои благоухают миром и алоем» исполнились буквально (Пс. 44, 9). Смерть Христа даже во внешнем ее проявлении была приношением и жертвой Богу, благоуханием приятным, как говорит Писание (Еф. 5, 2). Но, несмотря на это, жены-мироносицы снова идут с миром. Что это значит? Неужели недостаточно мира было принесено для Господа? Они купили ароматы, чтобы помазать Тело Господа. Это говорит о том, что поклонение и любовь, которые приносят Христу другие люди, не могут никому препятствовать проявлять ко Христу свою любовь.

Сегодняшний праздник показывает нам, что в моменты особых испытаний слабые часто становятся сильными, и наоборот. Потому что Бог Сердцеведец знает людей глубже, чем судим о них мы своим поверхностным человеческим судом.

Мы видим мужество и верность не со стороны двенадцати ближайших учеников Господа, но со стороны слабых женщин. У Креста Христова стояли кроме Божией Матери и возлюбленного Его ученика, кроме святых праведных Иосифа и Никодима, жены-мироносицы. Они стояли там, потому что души их были помазаны бессмертною любовью Христа Бога. Они были до края наполнены благоуханием веры и любви. По этой причине они взяли в руки благоуханное миро, чтобы помазать Тело Христово.

И от слов Евангелия, которые мы слышим сегодня: «и зело заутра во едину от суббот приидоша на гроб, возсиявшу солнцу», а в другом Евангелии: «заутра, еще сущей тьме» (Ин. 20, 1) — ощущение рождения нового мира и нового человека. Мы видим почти физически, как исчезает тьма, и воспринимаем духовно, как мрак смерти уступает место свету нового дня, когда идут жены-мироносицы ко гробу. Мы поистине видим утро творения нового мира, о котором возвещает Ангел. Как будто, говоря о солнце воссиявшем, слово Божие возвещает нам не столько о физическом солнце, сколько о Солнце правды, Христе, о первом дне нового творения, который становится нашим воскресением, присутствует во всей нашей жизни. «Сей день егоже сотвори Господь». День Господень. Эта заря новой жизни соединена с любовью святых жен-мироносиц.

Обратим внимание, что когда все ученики Господа разбежались, Иосиф Аримафейский и Никодим отбросили всякий страх, открыто показав себя Его учениками. И жены-мироносицы точно так же явили любовь, которая не страшится ничего. Они полны забот и страхов. Кто отвалит им камень от дверей гроба? Потому что этот камень очень велик. Они не знают, как поведет себя стража, которая поставлена Пилатом у гроба. Но жены-мироносицы, так же как Иосиф Аримафейский и Никодим, забывают о собственной безопасности, чтобы исполнить последний долг по отношению к Умершему, принести Ему последний дар своей любви.

Что может значить это приношение перед лицом смерти, что может оно изменить, какой смысл в таком риске? Им даже помазать тело Христово не было дано, но они были помазаны благодатью Божией, любовью Христовой за свою решимость. В тех обстоятельствах это было для них единственной возможностью отдать Господу все, что у них есть. И это все, что нужно Господу от каждого человека. Этого достаточно было Господу, как всегда будет достаточно, чтобы свет новой жизни воссиял для нас. Вот тайна Воскресения Христова и человека, который рождается во Христе воскресшем.

Жизнь человеческая не имеет никакого смысла, кроме такой любви, кроме того, чтобы мы рано или поздно научились так прикоснуться ко Господу, как во многие грехи впавшая жена, ощутившая Божество Спасителя, прикоснулась к Нему накануне Его Страстных дней. Как кровоточивая женщина прикоснулась к краю Его одежды и получила исцеление. Как апостол Фома прикоснулся к ранам воскресшего Господа. Как святые праведные Иосиф Аримафейский и Никодим прикоснулись к бездыханному телу своего Спасителя. Как разбойник благоразумный словами «помяни мя, Господи» прикоснулся в полноте к тайне распятия Христова. Как все святые. Как преподобномученица великая княгиня Елисавета и священномученик архидиакон Стефан прикоснулись ко Господу, распятому и воскресшему, Его молитвой о убивающих их: «Прости им, Господи, не знают, что творят».

Мы призываемся, каждый из нас, прикоснуться к нашему Господу своей жизнью и смертью, словами, которые мы произносим в конце каждого дня и которые надеемся произнести в последний час нашей жизни вместе со Христом: «В руце Твои, Господи, предаю дух мой». Чтобы крест над нашей могилой — крест, которым увенчивается вся наша жизнь, — соединился до конца с Крестом Христовым. Чтобы гроб, в который мы будем положены, стал «яко живоносец, яко рая краснейший и воистину чертога всякаго царскаго светлейший», чтобы Воскресение Христово открылось нам как наше собственное воскресение, и мы узнали, что единственный смысл жизни — приобщение той любви, которая есть у одного Господа.


Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

Источник
« Последнее редактирование: 16 Мая 2021, 10:39:58 от Дмитрий Н » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #31 : 17 Мая 2021, 02:28:41 »

ЖЕНЫ - МИРОНОСИЦЫ. Протоиерей Олег Стеняев



БИБЛИЯ и толкования - Экзегет.ру

Мироносицы — это те самые женщины, которые из любви к Спасителю Иисусу Христу принимали Его в своих домах, а позже последовали за Ним к месту распятия на Голгофу. Они были свидетельницами крестных страданий Христа. Это они затемно поспешили ко Гробу Господню, чтобы помазать тело Христа миром, как это полагалось по обычаю иудеев. Это они, жены-мироносицы, первыми узнали, что Христос воскрес. Впервые после своей крестной смерти Спаситель явился женщине — Марии Магдалине.

О каких важных деталях нам говорит Священное Писание этих событий?

🔸Почему Жены-мироносицы идут помазать ароматами Христа затемно, с раннего утра?
🔸Почему Евангелист акцентирует внимание на том, что приходят мироносицы с рассветом солнца? Христос есть Солнце Правды.
🔸В чем отличие отношения к происходящим событиям у женщин и мужчин, следовавших за Христом.
🔸О горение любви ко Христу в женских сердцах. Любовь преобладает над скепсисом и рассудочным мышлением мужчин.
🔸Почему жены-мироносицы становятся первыми, кто узнает о Воскресении Христа?
🔸Беседа с Ангелом около Гроба Господня.
🔸Как толкуется глубинный смысл речи Ангела?
🔸"Не ищите Его здесь", "Нет смысла искать Живого среди мертвых."
🔸Почему ангелов изображают в Евангелии и на иконах как юношей?
🔸О происхождении самого слова Ангел.
🔸Почему Господь является прежде Марии Магдалине?
🔸И почему апостолы не поверили свидетельству жен-мироносиц?
🔸О радостном древнем христианском приветствии, которое привнесли именно женщины: "Христос Воскресе!".
🔸О подвиге женщин в советское антирелигиозное время.
🔸О том как надо относиться мужчинам к своим женам в Священном Писании.

☦Христос Воскресе!☦

См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=X3kaRp_V2Do
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 13500


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #32 : 30 Апреля 2023, 15:33:22 »


Молчаливая верность

Роман Савчук



Жены-мироносицы у гроба

Можно много говорить о достоинстве женщины, много можно сказать слов благодарности в адрес матерей, жен, сестер. Но сегодня более всего припоминаются события именно того воскресного утра, когда несколько женщин стали первыми провозвестницами Восстания Христа из мертвых. А ведь, казалось бы, что нового, существенного могут открыть для мира несколько хрупких фигур, с опаской спешно пробирающихся сонными улочками предрассветного Иерусалима? Оставленные всеми в пренебрежительном равнодушии, подавленные утратой Дорогого Учителя, святые жены лишь о том и могли думать, как отвалить камень от пещеры, в которой похоронили тело Иисуса. Но тем более странное, тем более непонятное чудо являет нам Господь в этом событии. Оказывается, что именно эти женщины первыми открывают миру истину о спасении всего человечества! Именно их свидетельство возвещает о завершении величайшего события мировой истории — искупления человека из рабства греха!

На странницах Евангелия мы встречаем лишь краткое упоминание: Мария Магдалина, «из которой вышли семь бесов, и Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна, и многие другие, которые служили Ему имением своим» (Лк. 8:2–3). Несколько слов скажет Марфа и Мария... И все... Дальше будет только немая скорбь свидетельства крестных мук Учителя и заботы по собиранию ароматов для помазания Его тела... Мы не услышим из уст этих женщин ни речей в защиту Спасителя, ни особо ревностных дел, свидетельствующих о вере в Мессию, не услышим больше их голоса на страницах Евангелия.

Тем удивительнее сила этого молчания, этой незыблемой верности Истине. Ведь тогда против их веры восстал весь мир. Холодный мрак погребальной пещеры, заваленной громадным камнем, был, казалось бы, неопровержимым аргументом в пользу того, что их надежды на спасение не оправдались. Теперь уже мир требовал от них ответа, требовал, чтоб они признали свое бессилие, чтоб подали голос отчаяния... Но святые жены молчали. Их сердце согревала верность Спасителю. И пусть они не успели доказать эту верность ни словом, ни чудотворениями, ни особо ревностными делами... они молча служили Иисусу из Назарета своим имением, просто следовали за Учителем... просто оставались верными Ему.

И эта удивительная молчаливая верность в конечном итоге удостаивается самого большого дара — свидетельства о воскресении Спасителя!

    Молчание истинных христианок преодолевает века

Наверное, в этом и есть величие подвига женщины в нашем мире — в ее особо важном молчании. Оказывается, оно говорит о многом... Это молчание истинных христианок преодолевает века. Со времени святых жен-мироносиц оно передается таинственным образом из сердца в сердце и в любое время, в любых обстоятельствах живет в молчаливой заботе о семье, родных, близких... Всю историю женщина молчит... но как красноречиво это молчание истинных последовательниц Христа, как велик их подвиг жертвенной любви! Ведь кто, как не женщина всегда незаметно, кротко охраняет любимых людей? Ее труд и подвиг кажутся совсем обыденными, часто и вовсе незначительными, неощутимыми, но именно они делают возможным счастье семьи, ближних. Это молчание с кротостью и смирением преодолевает даже самые непреодолимые препятствия, а главное — оно побеждает равнодушие, оно уверяет в том, что есть Истина, всегда побеждающая мир!


http://www.pravoslavie.ru/put/70412.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 13500


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #33 : 30 Апреля 2023, 15:34:15 »


Наши бабушки, мамы, жены, сестры и дочери

Слово о высоком призвании женщины


Священник Димитрий Шишкин

    


Недавно по старой нашей и вроде уже как бы доброй традиции «широкая общественность» отметила Международный женский день 8-е Марта. Правда, «международье» это относится более к просторам бывшего СССР, нежели ко всему миру, но и этого более чем достаточно… И много как всегда было споров и разговоров, особенно в православной среде, по поводу этого праздника, и аргументы звучали снисходительно-благосклонные вроде: а чего там… ну, давно уже никто Клару Цеткин не вспоминает, и уличные шествия феминисток и суфражисток, и Второй Интернационал… Мол, всё так чудесно и само собой очистилось и одухотворилось и осмыслилось по-новому, так что теперь это просто Женский день. Такой замечательный День весны, солнца, неба, цветущей мимозы и – женщин наших дорогих. Так всё симпатично и нейтрально вроде как. А я вот из Священного Писания знаю, увы, о другом, а именно: что «не собирают с терновника виноград или с репейника смоквы» и «по плодам их узнаете их…» (Мф. 7: 16). И как уходит этот праздник корнями в противление, бунт и восстание, такие и плоды его – при всей внешней пушистости и душевности – заключаются в повсеместной уже почти утрате представления об истинном женском призвании и достоинстве и во всё большем распространении нравственного, да и внешнего, сознательного уродства под видом «раскованности и свободы».

Но есть у нас действительно замечательный и глубокий, наш, православный Женский день. И называется он, кто не знает, днем святых жен-мироносиц. И уверен я, что речь идет здесь не о какой-то традиции «православного гетто», не об «анклавном празднике», а о празднике, может быть, одном из немногих, который позволяет и дает повод нам всем задуматься серьезно о действительной высоте и глубине женского призвания и вспомнить о том, что именно в женщине заслуживает и внимания, и почитания, и преклонения даже. То есть помогает нам установить, а вернее – напомнить и утвердить некие духовные и нравственные ориентиры. А это в наше время особенно важно именно потому, что размываются всё более понятия о высоком и низком, о красивом и безобразном, о достойном и презренном… И вот даже ради одного противостояния этой «всейности доброзла» хорошо и правильно нам вспомнить о лучших чертах наших дорогих женщин. Вспомнить и запечатлеть в собственном сердце эту высоту и красоту, без которой мир всё более превращается в какой-то зловонный и мутный кисель.


***


Жены-мироносицы
    
День святых жен-мироносиц всегда празднуется Православной Церковью в третье воскресенье после Пасхи. В этот день мы вспоминаем всех тех верующих и добрых женщин, которые после погребения Господа «зело рано» утром отправились ко гробу, чтобы по благочестивой традиции помазать тело Почившего благовонными ароматами – миром. Вот почему собственно и именуем мы святых жен мироносицами. Но случилось великое чудо: Господь воскрес – и первыми, кто узнал об этом (после Пресвятой Богородицы), стали именно жены-мироносицы, пришедшие ко гробу с ароматами. Вот, собственно, краткая история этого праздника, но есть и предыстория. То есть, конечно, эти благочестивые и добрые жены прославляются Церковью за свое самоотверженное и доброе служение Господу не только после Его смерти и по Воскресении, но и при Его многотрудной земной жизни. Служение это было, может быть, малоприметным, в отличие от служения апостолов, которые всегда были «на виду», рядом с Господом, и проповедовали, и убеждали, и спорили, и чудеса совершали… Женщины всегда как бы оставались в тени, но именно они во многом облегчали тяготы повседневной будничной жизни Спасителя, Которому, по Его же слову, порой не было «где главу приклонить». То есть мы в лице святых жен-мироносиц прославляем лучшие женские качества: самоотверженную любовь, глубокую веру, скромность, терпение и постоянство в доброделании.

И если мы говорим о женах-мироносицах не только в библейском контексте, но и в житейско-историческом, то всякая, конечно, женщина: бабушка, мать, жена, сестра, дочь – призвана к этому особенному служению, к особой миссии, если угодно, заменить которую ничем невозможно. Ведь каждая женщина призвана быть мироносицей, где под миром мы понимаем богатство веры и самоотверженной любви с безграничным терпением – тот благовонный состав, который делает нашу больную, исковерканную страстями жизнь хоть немного светлее и лучше.


***

 

    
Духовная жизнь многих началась благодаря бабушкам

Довольно часто мне приходится общаться с людьми, духовная жизнь которых – так или иначе – началась благодаря бабушкам. Родным. Да, тем самым, что в детстве водили в церковь, учили заповедям, а потом… Потом затягивала людей на годы и десятилетия «взрослая», безбожная по сути жизнь, но огонек веры, памяти доброй теплился всё же в душе, несмотря на ледяные ветра суеты и житейских забот. И вот, когда уже бабушек этих и на свете давно не было, – вдруг прорастали посеянные ими зернышки и взламывали бетон греховной рутины и тянулись росточками к свету. И если бы эти бабушки увидели своих внучков через 30–40 лет после своего же – бабушкиного – успения, сами, наверное, изумились бы и слезу умилительную испустили бы. Потому что у многих из них изнывала душа от видения творящихся вокруг беззаконий, и, водя своих внучков – вопреки «общественному мнению», а порой и вопреки воле строптивых родственников – в храм, научая молитвам и рассказывая о вере, бабушки те надеялись уже не на себя, а на силу Божию, которая «в немощи совершается». Потому что по-человечески всё это вождение внуков в храм и рассказы о «божественном» казалось… ну, как сказать… чем-то безнадежным почти, нелепым. И многие так и говорили бабушкам этим, и даже сердито: ну что вы детей мучаете, зачем?! А бабушки уж и не думали много, а просто делали то, в необходимость чего они верили в простоте боголюбивого сердца, как в добро, которое ведь всё равно победит.

И там, где мы говорим о церкви, о духовной преемственности в семье, бабушки – это, конечно, тема особая. Это уже в крови у нас – и подумалось сейчас, что с самого даже начала, от первой нашей «всебабушки» – святой равноапостольной княгини Ольги, которая воспитала внука достойного, основателя нашей православной государственности – великого благоверного князя Владимира.


***

    


    
Мама – это слово святое

Дальше «по рангу» возрастному следуют у нас мамочки дорогие. Мама – это слово святое. Всем понятно. Но святым это слово становится только тогда, когда наполняется смыслом святым, и главное в нем, опять же, – любовь, самоотверженность, целомудрие, кротость… Какие простые слова – но как мало становится тех, кто не только готовы, но и хотят воплощать эти простые слова в жизнь. И это нежелание само по себе ужасно. Потому что этой жертвенности святой требуют сама природа материнская, призвание, огонь, вложенный Богом в женскую душу. И как грустно видеть, как этот огонь, спасительный и добрый, сознательно угашается в обществе, так что самое естественное в матери – ее материнские чувства, одухотворенные верой и молитвой, – становится чем-то настолько чуждым женщине, что понимаешь с ужасом: и объяснять тут в общем-то нечего. Потому что если это вытравлено из души, то никакими объяснениями не восполнишь. Только плакать и просить слезно, чтобы снова вдохнул Господь этот священный огонь материнства, который озаряет и освящает женщину, делая ее действительно той, кем она призвана быть, возводя на высоту ее человеческого и христианского достоинства. Дай Бог нам помнить об этом и не пытаться правду подменить какими-то суррогатами «постхристианской» цивилизации. Думается, именно это имел в виду святой апостол, когда говорил, что женщина «чадородием спасется». Не только и даже не столько самим фактом рождения, а заботой о правильном и добром, христианском воспитании своих детей.

Мы говорили с вами о бабушках. Но ведь и бабушки начинаются с мам, из них вырастают. И вот, радуясь о бабушках благочестивых, тут же скорбишь, думая о том, что скоро как будто и не станет у нас таких светильников веры. Потому что на каждом шагу уже встречается картина: идет молодая и симпатичная мамочка с коляской, а у мамочки татуировка шикарная на плече, или на лодыжке, или на шее даже, и три серьги в брови и в носу еще парочка, и волосы какие-нибудь фиолетовые с зелеными прядями, и сигарета в зубах… И с грустью думаешь: о чем же эта мамочка будет рассказывать сыночку, доченьке своей, а затем – внукам? Мол, вот внучок, так вот мы жили, татухи набивали, потому что это круто считалось… в клубешниках тусили… бабло рубили… по пивасику выступали… ну а что она еще расскажет? Нет, наверное, много чего еще сможет порассказать. Но только татуировки эти ведь вещь очень убедительная, согласитесь… и не просто какая-то случайность, недоразумение – это именно часть субкультуры, если угодно, часть жизни, наполнение сокровищницы сердца. А ведь человек именно из сердца износит и доброе, и худое… Ясно только одно: если уж какое-нибудь чудо преображения не случится с этими мамочками (а Богу всё возможно), то нечего им будет передать своим детям и внукам, и те, когда подрастут, что будут вспоминать? Расплывшиеся "татухи" на дряблой коже своих мамочек и бабуль, рассказы про тусню и пивасик… Жутковато, согласитесь… Господи, не дай в народе нашем умалиться славному племени бабушек- и мам-мироносиц, заслуга которых неоценима и которые каким-то чудом, несмотря ни на что, всё же являются в народе нашем поколение за поколением и оставляют добрый след в душах своих внучков и внучек. Чтобы те потом, пусть даже много лет спустя, осознали, какое сокровище даровал им Господь в лице своих бабушек и матерей. И сокровище это, храня как зеницу ока, чтобы они умножили и передали своим детям и внукам. Кажется, это и называется «национальный духовный код», и заменить это попросту нечем – да и незачем.


***

 

Далее и о женах скажем хоть несколько слов, а точнее об их влиянии на нас – мужей. У апостола Петра есть место потрясающее, где он говорит:

   «Жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы
   были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие» (1 Петр. 3: 1–2).

Потрясающие слова! Поэтической глубины и красоты необыкновенной. Красоты не искусственной. Но идущей от причастности истине. Потому что именно чистота, любовь, терпение, постоянство, верность – это то, что способно без лишних слов и уговоров повлиять на мужчину благотворно.

И напротив: всё худшее в женщинах – и грубость, и озлобленность, и вульгарность – как раз и рождается от непонимания своей действительной природы и силы, дарованной Богом. И отсюда происходят беспомощная раздраженность, злоба, тоска, страх… Говорят, что женщина нуждается прежде всего в любви, тогда она расцветает. Пожалуй. Но это ко всякому вообще человеку относится – всякий человек расцветает от любви, обнаруживает свои лучшие качества. О которых, может быть, и сам не подозревал раньше. Но требовать или даже просто ждать любви от других – это, конечно, не христианский путь. Это путь эгоизма, скорее призванный оправдать собственную несостоятельность, нежели явить полноту дарованного Богом добра.

    
Все искажения женской природы связаны с одним – с эгоизмом

И все вообще примеры искажения, уродства, отступления от призвания и природы связаны по сути с одним: с эгоизмом, с желанием пожить для себя, себя выразить, себя «раскрыть» и «реализовать». Вот желание вроде бы благое, а в результате – распускаются и цветут пышно цветы зла, красивые на вид, разнообразные, яркие, но хищные и ядовитые, потому что в основании их лежат эгоизм и гордость. И цветов этих уже столько стало, что просто душно ходить среди этого кислотного «цветника» и вдыхать его миазмы. И ведь каждый – личность, неповторимая, прекрасная и неоцененная, каждый из кожи вон лезет, чтобы себя «реализовать», но вот чудо: никому эта самореализация не приносит ни радости подлинной, ни вдохновения, ни надежды, ни силы… Потому что в основании этого «цветения» лежит не плодотворная идея жертвенной христианской любви, а мертвая идея самолюбия и плотоугодия.

Мы все отчасти, в большей или меньшей степени, страдаем от этого, но надо нам, по крайней мере, понимать, что единственный путь жизни – это путь служения Богу и людям. А всё остальное – суета сует и томление духа, как говаривал мудрейший Екклесиаст.


***

 

    
Какая-то особенная интонация звучит в самом названии этом христианском – сестрица

После матерей у нас сестрички следуют. Это все те, кто по возрасту с нами примерно в одной «весовой категории». И могут быть, конечно, сестрички для кого-то и матерями, и бабушками, даже и дочерями. Но для прочих как-то вот так и принято именовать их сестрами во Христе. И что же главное мы в сестренках наших видим, за что их чтим, и пестуем, и восхваляем? Да всё за то же – за чистоту, любовь, самоотверженность, за способность к служению бескорыстному ради Христа. Неслучайно во время войны, да и сейчас в больницах и госпиталях санитарок, служащих раненым и больным, называют ласково сестричками. Как хорошо!.. Это ведь какое-то особенное звание, согласитесь, какая-то особенная интонация звучит в самом названии этом христианском – сестрица. Тоже ведь жена-мироносица, если ласку сердечную хранит с верой, если с бесконечным терпением стремиться поддержать, утешить, помочь… и даже не только болящим, но и вообще всякому нуждающемуся – тут какой-то особенный взгляд отмечаем, взгляд сострадания и любви, направленный вовне, в скорбящий и озлобленный мир! Как много на самом деле таких сестричек-мироносиц, и как светлее от их присутствия жизнь, и как хочется, чтобы их было больше и чтобы Господь укрепил их в их добром служении и даровал всё потребное для полной и радостной жизни. Потому что ведь и у них многих есть, как мы уже сказали, семьи, мужья, дети, пожилые родители на попечении и… вот как-то верится, что за самоотверженность сестричек наших Господь Сам позаботится о многих их домашних нуждах. То есть не совсем, конечно, потому что это тоже неправильно, когда человек, помогая другим, совершенно оставляет попечение о «своих». Это неправильно, и этого быть не должно. Вот и апостол Павел говорит: «Кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5: 8.). Так что Господь, несомненно, сестричкам нашим, служащим ближним, и в домашних делах поможет, только бы они всё-таки о своих не забывали. А часто бывает и так, что именно этот «малый круг» служения и есть самый главный круг служения Богу и ближним. И пусть «расширение» его за счет служения другим будет внешне незначительным – но и малый труд, принесенный от души и по совести, не останется без Божиего благословения. В любом случае, почтим с прочими нашими современницами – женами-мироносицами – и всех добрых наших сестричек во Христе и пожелаем им не терять той чистоты, и кротости, и веры, что светят в них, как в светильниках, тихим и радостным Христовым светом.


***



Ну и о доченьках наших скажем в конце хоть немного. Так хочется, чтобы они хранили ту чистоту и добрую непосредственность, которую даровал им Господь, но не просто хранили, а преумножали верой своей, послушанием, трудолюбием с постоянством. Потому что именно это и есть то, что делает даже младших из наших дорогих жен – мироносицами. И как тут не вспомнить слова апостола Петра:

   «Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек, в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа» (1 Петр. 3: 3–4).

Словом, женщины дорогие, доченьки наши, сестры, жены, мамы и бабушки! Какое счастье, что вы у нас есть! Дай Бог вам хранить, нести и распространять терпеливо многоценное миро веры, самоотверженной любви и терпения. И может быть, открыв и показав беспокойному миру красоту и высоту женского призвания и служения, вы сподвигнете многих людей, пусть даже далеких пока от Церкви, на прославление Господа. Потому что люди эти, возможно, увидят и поймут, что Бог о каждом из нас и обо всех вместе замыслил нечто самое возвышенное и прекрасное, радостное и святое! И всё дело только в том, чтобы прислушаться чутко к этому замыслу Божию, поверить в него, довериться и шаг за шагом в терпении и постоянстве начать воплощать его в жизнь.


http://www.pravoslavie.ru/jurnal/78917.htm
« Последнее редактирование: 30 Апреля 2023, 15:36:54 от Дмитрий Н » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 13500


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #34 : 30 Апреля 2023, 15:34:45 »


Великое имя женщины

Митрополит Лимасольский Афанасий




Велико значение женского начала в творении. Это проявляется на всех уровнях человеческого бытия, как личного, так и общественного. Женщина действует совершенно особым образом: она, будто некий фильтр, очищает от зла. Женская природа – творение Божие.

Изучая мир Божий, видишь, как Бог все премудро устроил. То же и еще в большей степени относится к самому человеку: и в биологическом, и в психическом, и в духовном отношении, да и с любой точки зрения. Как к мужчине, так и к женщине.

Великое дело – научиться понимать свою жену: знать, как ее радовать, как поступать, чтоб она была довольна, счастлива. Ведь у женщин – свой, особый язык, и нужно учиться этому: слушать и понимать свою жену. Речь тут не о словах, а о том, чтобы понимать больше, чем могут сказать слова, – множество неприметных, но важных мелочей.

Нужно очень хорошо знать душевный склад своей супруги – не вот этой вот женщины, а женской природы вообще, равно как и жене необходимо понимать особенности мужского строения души. Мужу часто невдомек, что женская душа сложна как лабиринт, и оттого бывает ему нелегко. Нелегко отыскать в лабиринте правильный путь! Нелегко в том, что видишь или слышишь, уловить невидимое и невысказанное, понять то, что только подразумевалось.

Женщины всегда действуют иначе, чем мужчины. Так устроено Самим Богом, потому что женщина – мать. Ее отличает тонкость, ее душевное устройство беспредельно сложно, потому что такая задача возложена на нее природой. Женское присутствие – это другая нота в самой природе. Вступая в брак, нужно очень хорошо понимать, что женишься не затем, чтобы иметь детей. Женщина – не аппарат для деторождения, который потом убирают на полку, любуясь на детей, которых она произвела на свет. Это – ошибка, разрушающая человеческие отношения супругов.

Когда Новый Завет говорит, что жена должна повиноваться своему мужу, смысл не тот, что жена должна стать рабой мужа. Это значит, что жена должна относиться к мужу с любовью, должна всей душой принять своего супруга. Апостол Павел учит, чтоб жена повиновалась мужу, а муж любил свою жену, как Христос возлюбил Церковь; кто любит свою жену, тот себя любит. Апостол Павел имеет в виду особенности каждого пола. Муж нуждается, в соответствии со своей мужской природой и складом, в том, чтобы жена любила его, не отталкивала, не сомневалась в нем. Не потому, что он безгрешен, а потому, что ему нужно услышать доброе слово, услышать то, что даст силы жить дальше. И если он ошибается, сказать ему об этом надо с большой добротой и мягкостью. Точно так же и женщина по своей природе и устройству нуждается в любви супруга, в том, чтобы чувствовать с его стороны ласку и нежность: так она создана по своей женской природе. Муж должен любить жену и относиться к ней с нежностью, а жене нужно всей душой принять его и повиноваться ему – не из рабства, а из преданности.

   Повиновение в браке означает, что ты выходишь за пределы своего я. Всегда действуешь из любви к Христу

Повиновение в браке означает, что ты выходишь за пределы своего я: совершенствуешься, отсекая собственную волю. Всегда действуешь из любви к Христу. В человеке не нужно видеть тирана, хозяина, властелина; в каждом необходимо увидеть Бога: «Блажен человек, который всякого человека почитает как бы богом, после Бога».

Я повинуюсь супругу из любви к нему, как я повинуюсь Христу, потому что люблю Его. Мое повиновение – это ниточка, связывающая меня с Христом и с вечной жизнью. Повинуясь супругу, находишь свою свободу, свое лицо, исполнение самой себя.

Муж – глава жены, как Христос – Глава Церкви и Спаситель тела Церкви. Это не означает, что муж стоит выше жены или что жена хуже мужа, но, как сказано в книге Бытия: и создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену (Быт 2: 22). Он сделал это именно для того, чтобы жена чувствовала: она с мужем – одно целое. А еще Бог это сделал для того, чтобы и муж не сказал себе: «Она – чужая мне, я не имею к ней никакого отношения: она – одно, я – другое».

Бог взял у мужа ребро, и Адам, увидев Еву, сказал: «Это – кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою». То есть не чужая, а моя, она – это я сам! Вот откуда это тяготение друг к другу: ведь двое стало из одного.

«От ребра его воссоздавый жену, и спрягий ему помощника». Сопряжение – одна упряжка. То есть Бог взял жену с мужем и поставил их в одну упряжку – брачную упряжку, чтобы эти люди вместе несли крест и груз своего брака. Это не наказание, но путь; ступая по нему, необходимо достичь связи с Богом. Христос – Глава Церкви, и делом Главы было служить Своей Церкви, спасать ее, а не угнетать. И Он спасает ее, принося Себя в жертву, за нее «распятый и воскресший». Так и муж поставлен главой жены, чтоб защищать ее, служить ей, беречь ее, жертвуя собою, и, если нужно, умереть за нее и свою семью. Апостол Павел говорит, что муж есть глава жены (Еф. 5: 23). А один мудрый старец добавляет: «Да, но жена – сердце мужа». И точно так же, как тело без головы не тело, так и без сердца оно – мертво, застыло, холодно. Если муж – глава жены, то и жена – сердце мужа. Поэтому Господь и не сделал их одинаковыми: именно с тем, чтобы они дополняли друг друга. Не мужчина и женщина, но двое воедино.

Таким образом, повиновение жены мужу означает, что она принимает его жертву, защиту и служение, его стремление оберегать ее и, если понадобится, умереть за нее.

А мужьям надо любить своих жен, как Христос любит Свою Церковь. Он не за тем возлюбил ее, чтоб она служила ему, но чтобы освятить и очистить ее – привести нас к Себе прославленными Его славой, не имеющими греха, порока и нечистоты; чтобы мы были святы и непорочны пред Ним. Потому и мужья, как собственное тело, должны любить своих жен: любящий свою жену себя любит.

Нет ничего странного в том, чтобы любить и чтить, а не подавлять свою жену, потому что твоя жена – это ты сам. Любишь свое тело, заботишься о нем, даешь ему отдых, следишь и ухаживаешь за ним? Так же должен ты, говорит апостол Павел, любить и защищать свою жену, заботиться о ней и служить ей, ибо она не чужое что, но собственное твое тело, ты сам.

В супружестве муж с женой духовно срастаются, и в этом единстве нет и не может быть никакого разделения

В супружестве муж с женой духовно срастаются, и в этом единстве нет и не может быть никакого разделения. Нельзя отделить душу от тела. Так и супруги, словно душа с телом, должны быть в таком сообщении, чтобы ни в чем не разделяться.

Когда Церковь говорит, чтоб жена во всем слушалась мужа и что муж – глава жены, речь тут не о том, что жена – бессмысленная и безвольная раба мужа, а, напротив, о согласии супругов. Ибо в послушании человек обретает величайшую свою свободу. Подчинив себя другому добровольно, сознательно, станешь всесилен и поистине свободен. Великое дело – послушание! Кто сам себя подчинит из любви к Богу, тот поймет, что есть жизнь, что есть свобода, что есть радость!

Итак, двое объединяются и учатся этой великой тайне: чтоб жена поддерживала своего мужа, а муж – жену. Мужу нужно познать, что дома, вблизи жены, он найдет мир. Это ему необходимо по природе. А жена должна научиться быть отрадой и утешением своего мужа.

Жена должна чувствовать, что глава, то есть ее муж, к ней чуток и внимателен, что он заботится о ней, уважает и чтит ее. Как мозг печется о теле, так и муж должен заботиться о жене, чтобы она не была одна.

Все это не укладывается в обыденные человеческие представления, потому что имеет иное измерение: Христово и Церкви. Когда в основу супружеских отношений положены Христос и Церковь, эти отношения углубляются и освящаются, в них открывается нездешняя перспектива, уходящая в вечность. Их цель – привести мужа с женой ко Христу, к соединению с Ним.


Митрополит Лимасольский Афанасий

Публикуется по: Афанасий Лимасольский, митрополит. Открытое сердце Церкви / Пер. с новогреч. А. Волгиной, А. Саминской. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2014. С. 180–186.


http://www.pravoslavie.ru/93288.html
Записан
Страниц: 1 2 [3]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!