Русская беседа
 
24 Августа 2019, 01:57:11  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 6 7 [8] 9
  Печать  
Автор Тема: С ДНЁМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!  (Прочитано 16248 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75927

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #105 : 08 Мая 2018, 10:00:24 »

Штурм Берлина. В логове зверя. Фильм Алексея Денисова



См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=9V6DXQr8pNs
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75927

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #106 : 08 Мая 2018, 10:06:37 »

Самая мощная Армия мира освободившая Европу. Окружение и штурм Берлина



См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=0FVqV5AiWYw
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9469


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #107 : 09 Мая 2018, 06:32:47 »


Пастыри о Победе

Анна Ерахтина



Порой складывается ощущение, что единственный по-настоящему народный и близкий сердцу человека, проживающего на территории бывшего СССР, праздник — это День Победы... Так это или нет, и если да, то почему, корреспонденту портала Православие.ру рассказали священнослужители Русской Православной Церкви: игумен Нектарий (Морозов), священник Димитрий Шишкин и диакон Владимир Василик.



     


***
 


«Это была война демонического духа, облеченного в нацистскую идеологию и Православия, пробивающегося через холстину коммунистической идеологии»




Священник Димитрий Шишкин

Священник Димитрий Шишкин, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в пос. Почтовое Бахчисарайского района (Симферопольская и Крымская епархия):

— День Победы — это святой праздник торжества добра над злом, отсвет Божественной Пасхи, праздник, соединяющий всех его участников, живущих на земле и отошедших в вечность, в единый народ, хранящий в сердце непреходящую любовь к истине.

Бог любит людей, но чтобы человеку спастись, ему надо и самому полюбить вечность, полюбить Бога, полюбить его правду, радость и красоту. А когда человек пребывает в плену той или иной политической, идеологической или иной химеры, когда все силы употребляет на служение ей, на достижение призрачных идеалов — он тратит силы своей души, тратит свою жизнь напрасно. И тогда Бог, желая, чтобы человек увидел и почувствовал нечто большее, чем призрачные иллюзии, попускает человеку вкусить плоды своего обольщения и познать происходящие от него скорби. И скорби эти бывают тем большими, чем более человек увлёкся обманчивыми, суетными мечтами и трудами по их воплощению. Это происходит не потому, чтобы Господь хотел человеку зла, но потому, что иного способа переменить его взгляд, обновить его жизнь, очистить её, кроме как болезненное отрезвление — нет.

Так бывает и с обществом, одержимым какой-нибудь ложной идеей. Великая Отечественная Война — страшная беда, обрушившаяся на нашу Родину, несомненно, — была попущением Божиим, тем наказанием, которое возводит к преображению души, способствует тому, чтобы человек освободился от суетного и наносного, очистился, как золото в огне, стал способен воспринимать те неизреченные глаголы Божии, восприятие которых и составляет смысл и содержание человеческой жизни в высшем её достоинстве и измерении. Война была страшной, но необходимой встряской для нашего народа, значительной частью своей пребывающего в обольщении коммунистической идеологией.

Абсолютное большинство тех, кто принял деятельное участие в той войне, оставалось людьми крещеными. Фактически все, кто мог по возрасту принимать в ней участие, родились в те годы, когда крещение младенцев оставалось ещё повсеместной нормой, особенно в деревнях. Дети рождались и воспитывались в условиях сохраняющегося нравственного, бытового, мировоззренческого уклада, и именно православного. И этот уклад невозможно было искоренить за два десятилетия нового строя даже путём репрессий и насильственного насаждения искусственных идеалов атеизма. А если учесть, что Россия всё ещё оставалась тогда аграрной страной и большинство её населения составляло крестьянство, то можно сказать с уверенностью, что даже люди, внешне индифферентно относящиеся к Церкви и вере, на самом деле в своей основе, может быть, даже не понимая того, принадлежали православному миру. Всё-таки если мы и говорим, что достижение полноты обожения возможно не иначе как посредством сознательного и даже крайнего приложения человеческих сил, но начаток освящения, приобщения человеческой личности духу Христову полагается в той среде, в той культурной, нравственной атмосфере, в которой ребёнок растёт и воспитывается.

Вообще, феномен «советского неверия» достаточно интересен, чтобы сказать о нём хоть несколько слов, тем более что и сейчас нам приходится с этим явлением сталкиваться. Явление это имеет идеологическую подоплёку. Суть его заключается в том, что в понятия «бога», «веры» и «церковной жизни» люди, атеистически настроенные, сознательно или неосознанно вкладывают примитивные, искаженные и извращенные смыслы. И эти смыслы они проповедают, распространяют, внушают другим. И те, другие, отвергая вполне резонно такого рода «бога», «веру» и «церковь», считают себя атеистами, не понимая, что их неверие, по существу, не имеет никакого отношения ни к Богу, ни к истинной вере, ни к Церкви. Между тем, это неведение не отменяет действительного переживания человеком присутствия Бога, осознания святости, вечности — только всё это остаётся порой не названным и не осмысленным до конца.

Во время нападения фашистской Германии на Советский Союз все эти святые переживания сосредоточились для большинства людей в понятии Родина. И когда люди претерпевали нечеловеческие мучения, жертвовали своей жизнью, они по существу умирали за всё то святое, что было в их жизни. Можно даже сказать, что люди умирали ради Христа, не всегда осознавая это умом, но в простоте сердечной Самого Христа именуя Родиной. И это, думаю, недалеко от истины, потому что самую суть понятия Святой Руси, его средостение составляет крайняя любовь и устремление к Богу.

Агрессия фашистских оккупантов воспринималась абсолютным большинством именно как покушение на духовные основы жизни. А поскольку эти основы были, несмотря на внешние успехи безбожной агитации, сильны — то и восстание против этого покушения было всеобщим, стихийным и мощным. Страшные, непостижимые муки перенёс наш народ в этой войне, неисчислимые жертвы возложил ради Победы. Но дух народа в этом огненном испытании очистился, закалился, просветился и просиял.

Эта война не была только войной двух режимов, как это пытаются сейчас показать те, кто не желают признавать духовный смысл и значение этого всемирного огненного испытания. Это была война мрачного демонического духа, облеченного в нацистскую идеологию и святого Православия, пробивающегося через холстину коммунистической идеологии. И как Христос Распятый преодолел, не разрывая их, погребальные пелены и даже освятил их Своим Воскресением, так и Победа нашего народа в Великой войне освятила всё то, что возможно было освятить в сложной жизни нашего народа в условиях существования безбожного государства.

Ненависть современных нацистов к Великой победе, к самому её факту, к символам этой победы только подтверждает, что та война была войной не идеологий только, но одним из эпизодов вселенской войны добра и зла. И если война эта снова перешла в «горячую фазу», то это означает только одно — время соблазна заканчивается, и снова, в который раз, начинается время гонений. То, что творят сегодня неонацисты — это очевидное проявление одержимости — состояния, когда человек покоряется злому духу и действует по его воле, думая, что он действует свободно и сам по себе. Крайняя ненависть к русским, к евреям, к инакомыслящим вообще, патологический садизм и жестокость — вот черты этого одержания. Бес, то есть дух, владевший бандеровцами прежних времён и теми, кто ныне пошел по их стопам — это один и тот же бес. «Почерк» его узнаваем. Сейчас он вырвался снова на волю, очевидно, во многом потому, что сами люди покорились ему добровольно, позволили ему овладеть собой и распространить своё влияние через их «свободную» деятельность. И имя Христа, имя своей страны эти люди наполнили демонской злобой, забывая, что не призывание только имени Божьего делает человека христианином, но исполнение Его Божественных заповедей. И не крики «Слава!» приносят славу Отечеству, а мужественное и терпеливое постоянство в доброделании.

Вот почему Победа для абсолютного большинства нашего народа означала, означает и будет означать всегда победу духовную. И это действительно так, это подсказывает нам наше сердце, наше духовное чувство, наша сокровенная память — то, что составляет само основание жизни и чем пренебрегать никак невозможно. Вот почему Великая Победа, принятие или неприятие её — стало как бы разделительным рубежом между истиной и ложью, между светом и тьмой, между добром и злом в той борьбе, которая продолжается, пока продолжается земная человеческая история.

Несмотря на новые разделительные границы и образование новых государств на территории бывшего СССР, сохранился единый народ, объединённый общим духом, общими ценностями, одна из которых — великая Победа над фашизмом. Этот народ не сосредоточен в пределах одной только Российской Федерации, он рассеян по всему миру, и везде, где есть хоть один представитель этого единого народа, Праздник 9 мая всегда будет оставаться праздником святой и Великой Победы добра над злом.



***


«Нет другого дня, который был бы настолько выстрадан, оплачен кровью, потом и бесчисленными слезами»



Игумен Нектарий (Морозов)

Игумен Нектарий (Морозов), настоятель храма «Утоли моя печали» Саратова, главный редактор портала «Православие и современность»:

— К сожалению, настоящих общенародных гражданских праздников, праздников в полном смысле этого слова, у нас почти не осталось. Остались дни, когда люди могут отдохнуть от работы, побыть праздными, то есть незанятыми ничем обязательным, могут как-то развлечься. Но способность переживать праздник как общую радость, общее торжество, кажется, почти исчезла из нашей жизни. Скорее всего, потому что слишком разобщен сегодня наш народ, слишком разные ценности у нас, русских людей, слишком разные мы сами — настолько, что кто-то уже давно и русским себя не считает, и о Родине своей склонен говорить лишь как об «этой стране», а то и еще пренебрежительней.

День победы 9 мая для нашего народа, конечно, совершенно особый: нет другого, который был бы настолько выстрадан, оплачен кровью, потом и бесчисленными слезами, свидетельствовал бы так неопровержимо сильно и ясно о поразительном мужестве, силе, величии русского человека. Беда зачастую способна объединить дотоле разрозненных людей, как ничто другое, способна сплотить. А Великая Отечественная и стала для нашей земли такой бедой — самой страшной, самой великой. И преодолеть ее можно было только вместе, и радость потому была всенародной: все отступило на какое-то время перед этой радостью, все прочие несчастья и скорби, как бы ни были и они тяжелы.

Поэтому и в наше время День Победы стоит в ряду прочих государственных праздников отдельно, из этого ряда выламываясь, выделяясь. И вместе с тем... Вместе с тем рискну сказать, что и он сегодня уже далеко не общий. Разве мало тех, кто пытается сейчас всерьез «пересмотреть историю» Второй Мировой, предложить ее «альтернативную» версию, доказать, что всего лишь навсего одна «империя зла» победила другую? Или тех, кто так же всерьез убежден сам и готов убеждать других, что войну выиграли не столько мы, сколько наши союзники? Или — просто равнодушных к истории своей страны и к стране как таковой? Немало, к сожалению. Мне кажется, это в первую очередь от того, что многие из нас не могут до конца понять, в какой стране мы в принципе живем, что представляет она из себя — та ли это Россия, о славе, величии которой мы читаем в учебниках, в исторических романах, или какая-то другая? И мы действительно во многих отношениях находимся сейчас на распутье — кем нам быть дальше: великими потомками великих предков или так — теми самыми иванами, которые родства не помнят и помнить совершенно не хотят. Ответ на этот вопрос необходим, он — насущнейшая потребность современной России, пусть даже и не осознаваемая еще до конца, вполне.

И, как это и бывает, сама жизнь и само время, а точнее, Сам Господь ставит нас сейчас в положение, когда не ответить, не определиться — хотя бы внутренне — уже невозможно.

Мы будем праздновать День Победы... Но каким будет этот праздник сейчас, когда наши братья и сестры сталкиваются лицом к лицу с самым настоящим фашизмом? Каким будет праздник на фоне всего произошедшего и происходящего еще в городе-герое Одессе? Праздником со слезами на глазах, думаю, как и обычно, вот только не с радостью, а с болью в сердце. И мне кажется, что сейчас важнее всего опять-таки, чтобы эти слезы и боль тоже были максимально общими. Потому что если мы будем эту разворачивающуюся на наших глазах трагедию считать чем-то сторонним, не касающимся нас напрямую, то вряд ли сможем по достоинству считаться сыновьями и внуками тех, кто спас мир от фашизма много десятилетий тому назад. И их победа останется именно их, а не нашей победой.



***


«Все народы бывшего СССР внесли свой вклад в победу над фашизмом»



Диакон Владимир Василик

Диакон Владимир Василик, кандидат филологических наук, доцент исторического факультета Санкт-Петербургского университета, доцент Сретенской семинарии:

— Для меня Победа в Великой Отечественной Войне является второй Пасхой, потому что Победа — это второе рождение России, в том числе и ее духовное возрождение. Благодаря подвигу советского солдата Святая Русь вновь возродилась. Если бы не подвиг советского воина-освободителя, над миром бы воцарилась чума, мир бы оказался под диктатурой фашизма, которая в своем будущем превзошла все мыслимые и немыслимые тирании прошлых веков, таких как монголо-татарское иго или война с Наполеоном. Поэтому оценить подвиг советских солдат невозможно.

В победе в Великой Отечественной Войне главная роль, конечно, отводится русскому народу, но в то же время все народы бывшего СССР внесли свой вклад в победу над фашизмом. Достаточно вспомнить о том, что только одна маленькая Грузия отдала триста тысяч жизней своих сыновей и дочерей во имя победы над фашизмом. Тот же самый Ленинград защищали русские, украинцы, армяне и многие другие народы. Символично, что Знамя Победы над Рейхстагом установили вместе три советских солдата, один из которых был грузином. Это действительно была дружба народов бывшего СССР, скрепленная кровью.


http://www.pravoslavie.ru/jurnal/70552.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75927

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #108 : 09 Мая 2018, 14:27:49 »

Виктор  Саулкин

«9 мая 1945 г. Сталинградцы в Берлине!!!»



Мы склоняем свои головы перед подвигом наших родных и близких, дедов и отцов, бабушек и матерей, которые ценой своей жизни и самоотверженного труда защитили нашу Родину и победили фашизм.

Семьдесят семь лет назад наш народ, от мала до велика, встал за защиту своего Отечества и спустя четыре года суровой войны разгромил врага в его логове и освободил Европу от нацизма.

Любовь к ближнему, верность присяге и готовность положить душу свою за друзей своих стали тем краеугольным камнем, о который разбились зависть, ненависть и злоба фашистов.

Братья и сестры! Будем всегда помнить, кто и как начинал эту страшную войну, сколько невинных жизней она унесла и какой ценой далась нам Победа.

Вечная память ушедшим воинам и ратным труженикам Великой Отечественной Войны.

Крепкого здоровья и долгих лет жизни всем здравствующим ветеранам.

Слава нашему Народу - Победителю! С Днем Великой Победы!

Московские суворовцы

«9 мая 1945 г. Сталинградцы в Берлине!!!»
 
В 1945 году 1 мая над рейхстагом развевалось Знамя Победы. Его установили над куполом рейхстага бойцы 150 гвардейской стрелковой Идрицкой дивизии 3-й ударной армии генерала Василия Ивановича Кузнецова. Летом 41-го года генерал Кузнецов упорно пробивался со своей поредевшей армией из германских «котлов». Выходил через «бутылочное горло» у Волковыйска, сбивая немецкие заслоны на переправах через Неман, вновь оказывался в окружении и в очередной раз пробивался к своим, разрывая железные клещи танковых групп Гота и Гудериана. Затем участвовал в битве под Москвой, сражался под Сталинградом, освобождал Минск. И великая правда была в том, что бойцы 150 стрелковой дивизии 3-й Ударной водрузили над рейхстагом Знамя Победы.

А 2 мая к Василию Ивановичу Чуйкову, ненавистному немцам герою Сталинградской битвы, явился для переговоров с русским Верховным командованием генерал Кребс, начальник генерального штаба сухопутных войск Германии, и ему первому из военачальников (и вообще иностранцев) сообщил о самоубийстве Гитлера. Кребс прибыл «для установления связи с вождем советского народа». Генерал и опытный разведчик, бывший военный атташе в Москве Кребс пытался говорить о возможных условиях для заключения мира. Но Кребс услышал: «Никаких условий, только безоговорочная капитуляция». Бойцы 62-й армии Чуйкова удерживали пятачок на правом берегу Волги в Сталинграде, эти последние метры так и не смогли пройти германские солдаты. И теперь  наши бойцы добивали врага в его логове на берегах Шпрее.

СТАЛИНГРАД

В этом году наш народ отмечает 75-летие победы в Сталинградской битве. Имя города на Волге стало символом Русской победы, несокрушимой твердости духа и стойкости великого народа. Победа в Сталинграде была одержана в самом жестоком и кровопролитном сражении в мировой истории. В этой небывалой по напряжению битве решался исход всей Второй Мировой войны, а, следовательно, решалась судьба человечества. Германские войска стремились перерезать жизненно важную транспортную артерию Советского Союза (путь по Волге), соединявшую центральную часть СССР с южными регионами страны, выйти на Кавказ, захватить нефтеносные районы в Грозном и Баку, в Астрахани. Если бы операция «Блау» завершилась успехом германских войск, то СССР был бы отрезан от каспийской нефти, а в «войне моторов» это означало бы, что без «крови войны», горючего, остановились бы советские танки и самолеты. Потерян был бы Кавказ, и в войну против Советского Союза в этом случае на юге вступила бы Турция, а на Дальнем Востоке Япония. И в Стамбуле, и в Токио ждали, чем закончится великое противостояние на Волге, чтобы принять окончательное решение о вступлении в войну на стороне Третьего Рейха.

В те дни весь мир с огромным волнением следил за исходом титанической борьбы русских и германцев в Сталинграде. Отчеты британской военной разведки в октябре 1942 г. отмечали, что «Сталинград стал едва ли не навязчивой идеей», которая приковывает внимание всего общества. А лидер китайских коммунистов Мао Цзэдун писал: «В эти дни новости о каждом поражении и победе в городе захватывают сердца миллионов людей, доводя их до отчаяния и приводя в восторг».

По масштабам и ожесточенности мир не знает сражения, равного Сталинградской битве. Двести дней и ночей более двух миллионов солдат с обеих сторон сражались на берегах Волги, проявляя невиданное упорство. До сих пор ветераны Вермахта, выжившие в этой страшной битве, не могут понять, как, имея подавляющее численное превосходство, обладая полным господством в воздухе, имея подавляющее преимущество в артиллерии и танках над бойцами защищавшей Сталинград 62-й армии, они так и не смогли преодолеть последние сотни метров до берега Волги. А были дни, когда защитники Сталинграда удерживали лишь островки земли на волжском берегу, и немцам оставалось пройти последние сотни метров, чтобы полностью овладеть городом.

В Сталинграде сражались отборные немецкие войска. 6-я  армия под командованием Фридриха Паулюса - любимца Гитлера, участвовала в завоевании Франции и Бельгии, Греции и Югославии. Именно элитные дивизии 6-й армии прошли победным маршам под Триумфальной аркой в Париже. Солдаты и о офицеры Паулюса вместе сражались два года, все части и подразделения армии были очень сплоченными, дружными, отлично взаимодействовали между собой. Солдаты и офицеры 6-й немецкой армии обладали огромным боевом опытом, были прекрасно обучены и подготовлены, уверенны в своем превосходстве над противником. И превосходство германской армии в военном мастерстве после разгрома советских войск под Харьковом действительно казалось  подавляющим. Создавалось впечатление, что натиску вермахта противостоять невозможно. Немцы действовали словно прекрасно отлаженная военная машина, которая создана для разгрома, окружения и истребления войск противника. Было очевидно, что после разгрома под Москвой войска Третьего Рейха полностью восстановили свою боевую мощь, и Гитлер считал, что летняя кампания 1942 г. решит исход войны. Для нас же, страшным летом 42-го казалось, что полностью повторяется трагедия 41 года.    

ФРАНЦИЮ ВЗЯЛИ ЗА 38 ДНЕЙ. ДОМ ПАВЛОВА ВЗЯТЬ НЕ СМОГЛИ

В конце августа 1942 года в Германии были твердо уверены, что в ближайшие дни Сталинград падет. Берлинские газеты сообщали о новых успехах немецких войск, о том, как доблестные германские солдаты на Волге добивают остатки разгромленных русских армий. Но в октябре «Берлинер Берзенцейтунг» будет сообщать о боях в Сталинграде:

«В Сталинграде в самом разгаре сражение мирового значения. Это крупнейшая, решающая битва. Ее участники в силах увидеть лишь ужасные детали отдельных боев, но не способны осознать их значение и предвидеть конец... Потребуются годы, чтобы до конца осознать все подробности этой беспрецедентной битвы с ее уличными боями. Никогда за всю историю войн не было аналогичного примера, когда на столь сжатом пространстве на такой долгий срок концентрировалось столь огромное количество вооружения. Никогда ранее не было города, сражавшегося до падения его последней стены... В этой битве, несмотря на наше численное превосходство, мы пока не достигаем необходимого результата».

Немецкие солдаты и офицеры называли Сталинград настоящим адом и жаловались, что здесь приходится неделями сражаться за то, чтобы продвинуться на сотню метров.

 Лондонское радио в то время сообщало: "За 28 дней была завоевана Польша, а в Сталинграде за 28 дней немцы взяли несколько домов. За 38 дней была завоевана Франция, а в Сталинграде за 38 дней немцы продвинулись с одной стороны улицы на другую..."

Весь мир с напряжением следил, как кровопролитные и невиданные по упорству бои идут за Тракторный завод, завод «Баррикады», Мельницу, Универмаг, Железнодорожный вокзал. Крепостями стали считаться полуразрушенные отдельные дома - дом Павлова, дом Специалистов. Немцам в Сталинграде приходилось драться за каждую лестничную площадку и комнату, дорого платить кровью, чтобы занять груду битых кирпичей и развалин. В письмах немецкие солдаты писали, что им приходится за каждый шаг сражаться с «настоящими дьяволами, которые не боятся ни пули, ни огня».

В сентябре 1942 года в 4-этажном доме в центре Сталинграда укрепилась разведгруппа из четырех солдат, возглавляемая сержантом Павловым. Через несколько дней в дом прибыло подкрепление и боеприпасы. Два месяца  немцы атаковали дом Павлова по несколько раз в сутки, используя танки и артиллерию. Но полуразрушенный дом благодаря мужеству и стойкости защитников стал неприступной крепостью. Василий Иванович Чуйков отмечал, что потери гитлеровцев при штурме Дома Павлова были сопоставимы с их потерями при наступлении на Париж. Франция сдалась через 38 дней, но дом Павлова, штурмуя непрерывно 58 суток, немцы взять не смогли.

Зная, что его войска обладают полным превосходством, Фридрих Паулюс не мог понять, что происходит. Он умело выбирал направления для удара, авиация обрабатывала передний край русских так, что там не должно было остаться ничего живого -  перед  немецким наступлением 14 октября в небе над Сталинградом действовало свыше 1000 самолетов Люфтваффе. Русских засыпала снарядами крупнокалиберная артиллерия, применялись даже особенно мощные осадные 600-мм мортиры. Поддерживая пехоту, вперед двигались танки и штурмовые орудия. Но развалины и руины Сталинграда продолжали стрелять, и очередное наступление немцев оканчивалось провалом. Уничтожить и сбросить русских в Волгу не удавалось.

СТАЛИНГРАДСКОЕ ЧУДО

Генерал Василий Иванович Чуйков, который возглавил 62-ю армию и организовал оборону Сталинграда, признавал, что то, как им удалось отстоять Сталинград при столь подавляющем превосходстве сильного, умелого и храброго врага, «выше понимания любого из нас».  Чуйков говорил: «Оборона Сталинграда - парадокс для военной науки. В ее терминах можно истолковать окружение и наше наступление в конце битвы. Но наша оборона необъяснима с точки зрения любой системы рационального анализа. Наши шансы были крайне ничтожными, к октябрю-ноябрю 1942-го у нас практически не оставалось сил. У немцев же было головокружительное превосходство: соотношение их сил с нашими было несоизмеримым. Вы вряд ли найдете другой подобный пример в истории».

Действительно враг обладал пятикратным превосходством в живой силе и двенадцатикратным в танках. Были моменты, когда в 62-й армии оставалось не больше 6 тыс. бойцов - в два раза меньше, чем в полнокровной дивизии. Были дни, когда немцы сосредотачивали на участке меньше, чем в 4 км, против одной русской дивизии три пехотные дивизии, одну танковую и одну моторизованную и  после массированного применения авиации и тяжелой артиллерии бросали их в наступление, стремясь прорваться к Волге между Тракторным заводом и заводом «Баррикады». Но им не удалось это сделать. Пополнение и боеприпасы на западный берег Волги приходилось переправлять под непрерывными бомбежками немецкой авиации и интенсивным артобстрелом. У 6-й немецкой армии с этим не было проблем - снабжение германских войск было отлично налажено. Все преимущества были на стороне немцев.

Но защитники Сталинграда отбивали одну за другой атаки врага и переходили в контратаки, не давая немцам спокойной жизни. Сталинград действительно превратился для 6-й армии Паулюса в настоящий ад.

14 сентября было особенно тяжелым днем для защитников Сталинграда.  Казалась, что враг уже овладел городом. Немцы, сосредоточив огромные силы, нанесли сокрушительный удар, смогли прорвать нашу оборону и закрепиться на господствующей высоте - Мамаевом кургане. Колонны вражеских танков, моторизованные части и пехота входили в Сталинград, заполняя город. Немцы вышли к набережной Волги, их пулеметчики обстреливали единственную паромную переправу, группы «Юнкерсов» по 50-70 самолетов кружили над городом, наносили интенсивные бомбовые удары. Ситуация была критической, т.к. немцы могли захватить единственную переправу через Волгу, и части 62-й, оставшись на западном берегу без подвоза боеприпасов, были бы обречены. И в это время в Сталинград прибыла 13-я авиадесантная дивизия Александра Ильича Родимцева.

(Продолжение следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75927

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #109 : 09 Мая 2018, 14:32:54 »

(Продолжение)

ОНИ БЫЛИ НАСТОЯЩИМИ БОГАТЫРЯМИ

Переправляться через Волгу днем, когда над рекой непрерывно кружила вражеская авиация, а занявшие Мамаев курган немцы могли точно корректировать огонь своей артиллерии, казалось настоящим самоубийством. Немецкие самолеты бомбили и открывали огонь по любому плавсредству, стремясь уничтожить даже маленькие лодки. По переправе немцы вели плотный артиллерийский и минометный огонь.

Судьба Сталинграда висела на волоске. И Родимцев обратился к своим  бойцам, объяснив, что в Сталинграде сейчас решается судьба страны, судьба нашей Родины.  Александр Родимцев всегда отличался не только отвагой, но и необыкновенным самообладанием и  выдержкой и умел это передать солдатам. Он сказал бойцам, что если падет Сталинград, то в войну вступят турки и японцы, судьба страны окажется под угрозой. От них зависит,  удастся ли удержать город.  Комдив сам повел бойцов к переправе и в числе первых переправился через Волгу. На противоположном берегу реки они видели затянутое дымом небо и пылающий, в огне город, больше похожий на ад.

Офицер, который видел, как бойцы Родимцева направились к реке, пишет, что десантники оставили все тяжелое вооружение, кроме легких минометов и пулеметов, готовясь сразу вступить в ближний бой с врагом. «Я смотрел на них словно загипнотизированный. Что-то необычайное было в них: твердость шага и необычайная концентрация на предстоящей задаче. Я почувствовал, что должно произойти нечто невероятное». И  произошло, действительно, невероятное.

Под непрерывной бомбежкой, ожесточенным артиллерийским и минометным огнем, гвардейцы Родимцева на баржах переправились через Волгу. Река кипела от взрывов, бомбы и снаряды разносили в щепки и топили баржи. Дивизия понесла ужасные потери, при этой героической переправе погибла едва ли не половина бойцов, но те, кто достиг западного берега, выпрыгивали прямо в воду и с криком «Ура!» бросались в штыковую атаку. У немцев была господствующая высота - высокая речная набережная, превосходство в огневых средствах - в упор били немецкие пулеметы. Но гвардейцы Родимцева в ожесточенном рукопашном бою сломили и погнали врага, отбив у немцев Мельницу - важный опорный пункт, отбросив от набережной и обеспечив безопасность переправы через Волгу.  Сталинград устоял, выдержав в этот день страшный, сокрушительный натиск многократно превосходящего в силах врага. А немцы были врагом необыкновенно умелым и опытным, храбрым, очень упорным и настойчивым в бою.

Но 15 сентября гвардейцам Родимцева предстояло штурмовать Мамаев курган, который необходимо было отбить у немцев. С Мамаева кургана просматривался весь город и очень важно было лишить врага  возможности точно корректировать огонь артиллерии. Вот что пишет в своей книге Майкл Джонс: «В преддверии столкновения все преимущества были за немцами, Русские предприняли штурм в дневное время, начав атаку от склонов холма и продвигаясь вверх к хорошо укрепленным позициям врага под сильнейшим огнем немецкой артиллерии и бомбардировками с воздуха. Атака не могла быть успешной. И тем не менее она удалась. Невероятно, но красный флаг взмыл над водонапорными башнями на вершине кургана».

Чуйков впоследствии рассказывал своему сыну Александру о том, как перед боем разговаривал с бойцами, объясняя необходимость во что бы то ни стало взять Мамаев курган. «Я видел лица бойцов, я смотрел им в глаза. Они были сильными парнями, крепкими и красивыми. Они готовили себя к атаке. И когда я разговаривал с ними, я знал, что посылаю большинство из них на смерть. Можешь ли ты представить, каково ощущать такое? Но не было другого пути, мы должны были отбить курган». Чуйков рассказывал сыну о том, как наблюдал в бинокль за атакой на Мамаев курган: «Я никогда не забуду их героизма. Враг буквально снес склон, где они находились, но они продолжали идти, прикрепляя штыки, стремясь сблизиться с врагом для рукопашного боя. Я видел, как один из наших солдат проткнул штыком немца и подбросил его. Они все продолжали двигаться вперед с невероятной решимостью. На мгновение я представил, что смотрю на строй богатырей, уничтожающих противника».

Они и были настоящими богатырями, и Василий Иванович Чуйков, и Александр Ильич Родимцев, и все бойцы и командиры, защищавшие Сталинград.

ПОЛКОВОДЕЦ СУВОРОВСКОЙ ШКОЛЫ

Участник Сталинградской битвы офицер штаба 62-й армии Мережко говорит: «Среди наших войск царил особый дух, проявившийся во время битвы. Смелость была ключевым словом для бойцов под командованием Чуйкова. Они гордились быть частью этой армии, голос чести заставлял солдат совершать невероятные подвиги. Заставить совершать подобное их не могли бы ни комиссары, ни кто-либо другой».

Вся армия повторяла слова снайпера Василия Зайцева, сказанные им Чуйкову, когда командарм вручал бойцу медаль. «Нам отступать некуда. За Волгой для нас земли нет», - сказал крестьянский сын из уральской деревни Зайцев.

Чуйков, обладая необыкновенной отвагой и храбростью, считал необходимым находиться в решающие моменты сражения в самых опасных местах среди своих бойцов, чтобы поддержать боевой дух войск. Да и сам КП командующего армией также находился часто всего в трех-четырех сотнях метров от передовой. Когда немецкая авиация разбомбила резервуары с нефтью, горящая нефть залила все пространство вокруг блиндажа, где находился КП Чуйкова. Стоя среди этого озера горящей нефти, Чуйков вместе со своим штабом продолжал командовать войсками.

Историк Ричард Овери в своей книге «Русская война» называет назначение Чуйкова командармом 62-й армии «вдохновенным выбором», подчеркивая, что «этот крепкий, рослый человек... переносил то же, что и его бойцы, и без дрожи смотрел в лицо смерти». Американский исследователь Майкл Джонс в своей замечательной книге «Сталинград. Как состоялся триумф Красной Армии» главу, посвященную Чуйкову, назвал «Лев на Волге», т.к. многие считали, что этот высокий, широкоплечий человек с густой шевелюрой и сильным, решительным лицом напоминал льва. Но Василий Иванович напоминал могучего льва и отчаянной смелостью, и железной волей. Майкл Джонс пишет, что Чуйков «в кромешном аду Сталинграда сумел изменить настроение бойцов и привести их к победе. Именно благодаря исключительному взаимодействию Чуйкова с рядовыми солдатами удалось сделать почти невероятное: превратить истерзанную в боях 62-ю армию в боевое формирование колоссальной силы».

В Сталинграде не раз вспоминали заветы Суворова, особенно «Сам погибай, а товарища выручай». Василий Иванович Чуйков, как и Суворов, верил в доблесть и отвагу русского солдата: «Даже в самом горячем бою хорошо подготовленный солдат, зная моральные силы противника, не боится его количественного превосходства. Ничего страшного не будет, если боец, ведя бой в подвале или под лестничной площадкой, зная общую задачу армии, останется один и будет решать ее самостоятельно. В уличном бою солдат порой сам себе генерал. Нельзя быть командиром, если не веришь в способности солдат».

Наставления Чуйкова, написанные для действий штурмовых групп в Сталинграде, стали основой для методик, по которым обучают в разных армиях мира бою в городских условиях. Чуйкова после Сталинграда стали так называть - «генерал-штурм». Язык Чуйкова напоминает речь Александра Суворова: «Врывайся в дом вдвоём - ты да граната; оба будьте одеты легко - ты без вещевого мешка, граната без рубашки; врывайся так: граната впереди, а ты за ней; проходи весь дом опять же с гранатой - граната впереди, а ты следом. На этот опыт можно положиться вполне. Тактика штурмовой группы основана на быстроте действий, натиске, широкой инициативе и дерзости каждого бойца".

Под стать Чуйкову были и его начальник штаба Николай Иванович Крылов, и член Военного Совета Кузьма Акимович Гуров. Настоящими героями были комдивы 62-й армии -  Родимцев, Гуртьев, Батюк, Жолудев, Гурьев, Людников. Не случайно на карте Сталинграда появился «Остров Людникова». 138-я дивизия Людникова была полностью окружена немцами со всех сторон, занимала площадь 500 на 500 м, а за спиной была Волга. Больше месяца в таких условиях дивизия отбивала непрерывные атаки немцев, пытавшихся сбросить их в Волгу. Людников со своим штабом в рукопашных схватках отражал немецкие атаки на свой КП. Когда было прервано снабжение, бойцы 138-й дивизии сражались используя боеприпасы добытые у врага. Но они выстояли и победили.  

Майкл Джонс приводит воспоминания ветерана Великой Отечественной войны Ивана Щилаева, воевавшего в дивизии Родимцева. Щилаев вспоминал еще один страшный день, когда  вновь судьба Сталинграда висела на волоске, 22 сентября. В этот день немцы огромными силами предприняли необычайно мощное наступление, стремясь сбросить части 62-й в Волгу. И в некоторых местах до воды оставалось не больше 200 м. Но 13-я гвардейская дивизия выдержала все атаки врага. Щилаев почувствовал, что произошло нечто знаменательное. «Когда я уходил на войну, мать дала мне листок, на котором была написана молитва. Эта молитва должна была хранить меня. Я положил листок в нагрудный карман и даже не взглянул на него, я ведь был коммунистом. Однако в Сталинграде происходило что-то необъяснимое. Впервые я ощутил это, когда мы взяли Мамаев курган, а затем гораздо сильнее, когда мы выстояли 22 сентября. Все наши солдаты говорили, что произошло нечто значительное, что-то такое, что выше нашего понимания. Мы знали, что снова открылись церкви и что снова вспомнили о исконных героях нашей земли. Я был атеистом, но оставаться им в Сталинграде оказалось невозможно. Я не могу объяснить, каким чудом я остался жив или как наша армия смогла продолжить борьбу. Немцы должны были уничтожить нас всех в тот день. Само собой получилось, что я достал из кармана листок с молитвой, развернул его и поблагодарил Бога».

«ЗА ВОЛГОЙ ДЛЯ НАС ЗЕМЛИ НЕТ»

Через месяц упорных и ожесточенных боев, 14 октября, в день праздника Покрова Пресвятой Богородицы, вновь решалась судьба Сталинграда. Именно в этот день Паулюс сосредоточил для решающего штурма огромные силы. Главный удар был направлен на Тракторный завод, который защищала 37 дивизия Жолудева. У Чуйкова не было резервов, все части 62-й армии упорно бились на своих участках фронта. Он ничем не мог помочь Жолудеву и лишь просил его продержаться, сколько сможет. Бойцы 37-й дивизии знали об этом и готовились к последнему бою, раскладывали гранаты и бутылки с зажигательной смесью, точили ножи и саперные лопатки.

14 октября немецкая авиация в течение полутора часов непрерывно наносила сокрушительные  бомбовые удары по русским позициям. По словам командующего немецкой авиацией Хоззела «Юнкерсы» действовали очень эффективно: «Подобно нанизыванию жемчуга на нить, один самолет следовал за другим с интервалом в несколько секунд, сбрасывая бомбы вдоль цели. Ни один из них не промазал». В этом можно не сомневаться, пилоты немецких пикирующих бомбардировщиков были настоящими асами и мастерами своего дела. На нашей передовой все было разнесено в клочья, груды кирпичей, балки, дымящиеся руины, плавилось железо. Казалось, после такого страшного удара в этом кромешном аду не могло остаться ничего живого.

Далее последовал артиллерийский и минометный обстрел и в наступление на Тракторный завод двинулись пять немецких дивизий, три пехотные, одна танковая и одна моторизованная - триста танков, среди которых были огнеметные танки и штурмовые орудия. Но внезапно дымящиеся развалины ожили, немцев встретил пулеметный и ружейный огонь, полетели гранаты и бутылки с зажигательной смесью.  

Хозелл был поражен, но увидел как после полуторачасовой непрерывной бомбежки немцы встретились со «свирепыми контратаками, как будто ничего не случилось, как будто мы сбрасывали игрушки вместо бомб». Немецкие самолеты вновь поднялись в воздух. Но русские применяли особенную тактику, чтобы уберечься от бомбежек, они максимально сближались с немцами - «вцепляясь в горло врагу», как говорили ветераны Сталинграда.

Немецкая авиация работала очень эффективно, применяя мощные бомбы весом в тонну, как и немецкая радиоразведка, которая засекала командные пункты советских войск, направляя на них точные удары своей авиации и артиллерии. Засыпан землей и фактически похоронен заживо в разбитом блиндаже был комдив Жолудев. Чуйков направил ему на помощь свою охрану, но пока откапывали Жолудева, тонная бомба засыпала землей и блиндаж командующего армией. Немцы били очень точно, наши солдаты не успевали откапывать людей в разбитых бомбами и снарядами командных и наблюдательных пунктах полков и дивизий. Было много убитых, но присутствия духа никто не терял. Пока Жолудева с офицерами штаба откапывали, они, погребенные под толщей земли в разбитом блиндаже пели: «Любо братцы, любо, Любо братцы жить. С нашим атаманом не приходится тужить».

Связь подразделений с командными пунктами была нарушена, но бойцы и командиры не думали отступать, сражаясь часто в полном окружении, поднимались в контратаки. Рядовые бойцы, оставшись без командиров в развалинах и кучах битого камня и кирпичей, брали командование на себя, организовывая оборону, а командиры полков со своими штабами бросались в штыковые атаки, уничтожая прорвавшуюся немецкую пехоту. Но слишком неравны были силы, при помощи авиации и танков немцы теснили остатки дивизии к Волге. 15 октября Чуйков позвал своего брата Федора и приказал ему переправиться на левый берег, передав ему прощальное письмо для жены. Василий Иванович сказал брату: «Федор, один из нас должен остаться живым. Когда немцы прорвутся, я возьму автомат и встану на последнем рубеже у края Волги. Я не собираюсь сдаваться, я умру сражаясь. Я не оставлю этот город».

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75927

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #110 : 09 Мая 2018, 14:34:11 »

(Окончание)

 Для командарма 62-й и его бойцов за Волгой земли не было. Чуйков приказал брату на восточном берегу дождаться утра и, если город устоит, уничтожить письмо и возвращаться на правый берег. Чуйков улыбнулся и сказал: «Если мы останемся здесь завтра утром, считай мы победили». Чуйков вызвал корректировщика огня батареи тяжелой артиллерии, которая работала с Заячьего острова и славилась точностью своих ударов, и посадил на своем КП. Корректировщик получил приказ, в случае если немцы прорвутся на командный пункт, вызвать огонь на себя.  

На следующий день немцы были отброшены. Сталинград выстоял. И мы победили.

Василий Иванович Чуйков во главе своей, переименованной в 8-ю гвардейскую, 62-й армии брал Берлин. И именно к нему вышел для переговоров генерал Кребс. И услышал решительный ответ Чуйкова: «Никаких условий. Только безоговорочная капитуляция». Арсений Тарковский написал такие строки:

И сам я видел вражеских солдат,

Уже заполонивших Сталинград,

И видел я, как русская пехота

Штурмует Бранденбургские ворота.      

Майкл Джонс пишет о своей беседе с сыном  Василия Ивановича Чуйкова: «Я помню, как перебирал  бумаги отца после его смерти - рассказывает Александр Чуйков - и нашел небольшой листок с написанной от руки молитвой и сразу узнал его почерк. Листок был старым, с выцветшими чернилами. На нем виднелись складки. Видимо он хранился в кармане и служил талисманом. Мой отец, убежденный коммунист, никогда не говорил о нем. Но от других членов семьи я узнал, что этот листок пробыл с ним всю войну. Молитва была такой «О Могущий! Ночь в день превратить, а землю в цветник. Мне все трудное легким содей и помоги мне». Александр Чуйков посмотрел на меня и сказал: «Так мы и защищали Сталинград».

МОЛИТВА МАТЕРИ

Мать генерала, Елизавета Федоровна Чуйкова, воспитала 12 детей. Ей было присвоено звание Мать-героиня. Многие годы Елизавета Федоровна была старостой храма церкви Святителя Николая поселка Серебряные Пруды. Когда богоборцы закрыли храм, Елизавета Федоровна отправилась пешком в Москву. Шел 1937 год. Каким-то до сих пор никому не ведомым образом, она попала на прием к Сталину. Храм не разрушили, но службы в нем по-прежнему не было. Это была единственная церковь, не разрушенная богоборческой властью во всем Серебрянопрудском районе.

После окончания войны, когда по праздникам собиралась вместе вся большая семья Чуйковых, конечно, начинались рассказы об удивительных случаях, происходивших с теми, кто был на фронте. Мама обычно молча слушала своих сынов и внуков (тоже воевавших), но, когда ей представлялось, что кто-то хватил через край, она говорила: «Сынки! Тихо. Матушка вас отмолила».

НЕБЕСНОЕ ЗНАМЕНИЕ В СТАЛИНГРАДЕ

14 октября армия Чуйкова сдержала бешенный натиск гитлеровцев. Немцы так и не смогли прорваться к Волге. Нацистская газета «Берлинер бер-зенцейтунг» писала в этот день о боях в Сталинграде: «Наше наступление, несмотря на численное превосходство, не ведет к успеху».

Враг был остановлен в Сталинграде в день Покрова Пресвятой Богородицы - Небесной Заступницы России. По свидетельству однополчан именно после Сталинградской битвы Василий Иванович Чуйков, когда врага погнали на запад, стал посещать все уцелевшие церкви в освобожденных городах.

В пятидесятых годах генерал Родимцев был главным военным советником албанской армии и военным атташе СССР в Албании. В его семье хранятся воспоминания переводчика Родимцева тех времен, Николая Григорьевича Крыжановского, ясно свидетельствующие об отношении героя Сталинградской битвы к вере в Бога. Сам Николай Григорьевич родился в городе Босна Лука в Югославии и был сыном русского офицера, оказавшегося после революции в Чехословакии, потом в Югославии и Албании и принявшего в годы эмиграции сан священника, Крыжановский рассказывал:

«С группой экскурсантов я был в одном из православных храмов столицы Албании Тираны. Власти запретили богослужения в церквях, но некоторые из них оставались открытыми как музеи. Когда все вышли на улицу, мне захотелось вернуться, чтобы побыть одному в церкви. Я так и сделал. Оглядевшись, увидел в темном углу перед иконами коленопреклоненную фигуру. Когда человек поднялся и повернулся ко мне, я узнал Александра Ильича Родимцева. Он сказал мне: «Ты меня не видел». Я ему ответил: «Я и сейчас Вас не вижу».
 

Существует множество свидетельств о том, что в самые тяжелые дни для защитников Сталинграда многие наши солдаты и офицеры увидели Небесное знамение.

О Небесном знамении в небе Сталинграда есть и документальное свидетельство. В архиве Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Народных Комиссаров СССР находится отчет уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви по УССР Ходченко. Он сообщал своему начальнику в Москву Георгию Григорьевичу Карпову, что целая воинская часть из состава армии Чуйкова, пришедшая на Украину со Сталинградского фронта, оказалась свидетельницей некого чудесного явления в Сталинградском небе в ноябре 1942 г. Бойцы и командиры рассказывали о том, что видели Небесное знамение. В наши дни опубликованы воспоминания сталинградцев о том, что в небе наши воины сподобились видеть Пресвятую Богородицу.

В Сталинграде необыкновенно убедительно проявилось главное условие, при котором Господь совершает чудо. О своих сыновьях молились матери командарма 62-й Василия Чуйкова и бойца дивизии Родимцева Ивана Щилаева. Материнские молитвы и обращение к Богу  тысяч русских солдат  соединяются с готовностью наших воинов отдать жизнь за Отечество, положить душу за други своя и родную землю. И тогда приходит помощь Божия.

СТАЛИНГРАДЦЫ В БЕРЛИНЕ

После битвы в Сталинграде наступил перелом в войне. От берегов Волги наши воины погнали войну на Запад и завершили ее в «логове фашистского зверя».

В январе 1943 года командующий 6-й армией Паулюс был награжден дубовыми листьями к Рыцарскому ордену, фюрер присвоил ему звание генерал-фельдмаршала и прислал с самолетом фельдмаршальский жезл с алмазами. А в это время Красная армия завершала операцию под кодовым названием «Кольцо».  Советские войска сжимали свое железное кольцо и добивали  окруженную немецкую группировку.

Во избежание напрасного кровопролития советское командование предъявило ультиматум о безоговорочной капитуляции всех немецко-фашистских войск в районе Сталинграда, однако он был отвергнут. 10 января войска Донского фронта приступили к последней стадии Сталинградской битвы, целью которой было сжать кольцо окружения, расчленить и ликвидировать немецко-фашистские войска.

25 января части 21-й армии ворвались в Сталинград с запада и на следующий день в районе Мамаева кургана соединились с 62-й армией. А 31 января генерал-фельдмаршал Третьего Рейха Фридрих фон Паулюс в подвале сталинградского Универмага сдался в плен ст. лейтенанту Ильченко вместе со своим штабом.

Был пленен весь личный состав штаба 6-й немецкой армии, в том числе начальник штаба генерал-лейтенант А.Шмидт, командующий Южной группой войск генерал-майор Ф.Росске. Всего в Сталинграде в плен было взято 24 генерала вермахта - командиры корпусов и дивизий 6-й армии, 2 500 офицеров и 91 тыс. немецких солдат.

Может быть, Паулюс в эти дни вспомнил август 1942 г., когда его передовые части подошли к Сталинграду.

Танки 14-танкового корпуса генерала Густава фон Витерсхайма приближались с севера к городу. На пути немецких танков оказались три батареи 1077 зенитного полка - 37 пушек с расчетами из молоденьких девушек-добровольцев и батальон рабочего ополчения сталинградского Тракторного завода. Части 62-й армии еще не успели отступить в город и вели бои на Дону отступая к Сталинграду. Девушки-зенитчицы не были обучены вести бои с танками, но выкатили орудия на прямую наводку и приняли бой. Витерсхайм бросил в бой авиацию. Зенитчицы не стреляли по самолетам - экономили снаряды для боя с немецкими танками, продолжая отбивать немецкие атаки. С 23 по 24 августа они подбили и сожгли 83 танка и уничтожили до трех батальонов пехоты. Силы были неравны. Почти все зенитчицы погибли, погибли и рабочие-ополченцы. Густав фон Витерсхайм, осмотрев на поле боя тела убитых зенитчиц и рабочих в гражданской одежде с винтовками в руках, направился к командиру 6-й армии Фридриху Паулюсу и стал убеждать его не идти на Сталинград, предупреждая, что его взятие приведёт если не к поражению в войне, то к колоссальным потерям вермахта. Паулюс расценил высказывания фон Витерсхайма как проявление трусости и отстранил его от командования корпусом.

В Германии в эти дни был объявлен государственный траур, на улицах немецких городов вывесили черные траурные флаги. Впервые «нибелунги» стали догадываться, что в России они столкнулись с силой, которая может сломать их могучий «тевтонский меч» и сокрушить «тысячелетний Третий Рейх».

200 суток продолжалась Сталинградская битва. В сталинградском котле было окружено, полностью уничтожено и пленено 22 отборные, лучшие дивизии вермахта -  330 000 солдат и офицеров. Всего же во время этого небывалого сражения, центром которого был Сталинград, Германия и ее союзники потеряли свыше 1,5 млн солдат и офицеров. Кроме немецких знаменитой 6-й полевой армии и 4-й танковой, были полностью разгромлены 3-я и 4-я румынские и 8-я итальянская армии, 2-я венгерская армия, и несколько оперативных групп германских войск. Потери румын составили 159 тыс. убитыми и пропавшими без вести. В 8-й итальянской армии погибли 44 тыс. солдат и офицеров, а почти 50 тыс. сдались в плен. 2-я венгерская  армия численностью в 200 тыс. солдат потеряла только убитыми 120 тыс.

Всего же в ходе сражения было полностью уничтожено 32 немецкие дивизии и 3 бригады, 16 дивизий были разбиты. Это была четверть всех войск Третьего Рейха.

Что значила битва на Волге для немцев, пишет генерал-лейтенант Вестфаль:  "Поражение под Сталинградом повергло в ужас, как немецкий народ, так и его армию. Никогда прежде за всю историю Германии не было случая столь страшной гибели такого количества войск".

Генерал Ганс Дёрр, признавал, что «Сталинград стал поворотным пунктом Второй мировой войны. Для Германии битва под Сталинградом была тягчайшим поражением в её истории, для России - её величайшей победой. Под Полтавой (1709) Россия добилась права называться великой европейской державой. Сталинград явился началом ее превращения в одну из двух величайших мировых держав».

19 января 1943 года на праздник Крещения местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Сергий возглавил Крестный ход на Иордань. Владыка особенно горячо молился о победе русского воинства. Сильно простудился и болезнь заставила его слечь. В ночь на 2 февраля 1943 года, митрополит Сергий, пересилив недуг, попросил своего келейника архимандрита Иоанна Разумова помочь ему подняться с постели. Встав с трудом, владыка положил три земных поклона, воссылая благодарение Богу. Когда келейник помогал ему лечь в постель митрополит Сергий сказал: «Господь воинств сильных в брани низложил восстающих против нас. Да благословит Господь людей своих миром! Может быть это будет началом счастливого конца».

Утром радио передавало сообщение Информбюро о разгроме немецко-фашистских войск под Сталинградом.

Над Сталинградом в этот день развевался красный флаг, и десятки тысяч жалких, оборванных, замотанных в тряпье, замерзших «непобедимых завоевателей» черно-серыми колоннами поплелись на восток - в русский плен.

А счастливый конец наступил в тот день, когда Знамя Победы поднялось над рейхстагом. И на стене рейхстага до наших дней можно прочесть надписи, оставленные гвардейцами Чуйкова: «Мы из Сталинграда», «9 мая 1945 г. Сталинградцы в Берлине!!!».

http://ruskline.ru/opp/2018/maj/8/9_maya_1945_g_stalingradcy_v_berline/

http://www.mccvu.ru/news/5257/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9469


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #111 : 15 Мая 2018, 01:03:55 »


День Победы пережил роковую черту

Лев  Пирогов




Так бывает: чем умнее мы хотим казаться, тем глупее становимся. Почему?

Гоголь писал: «Ум не есть высшая в нас способность. Ум идет вперед, когда идут вперед все нравственные силы в человеке, и стоит без движенья и даже идет назад, когда не возвышаются нравственные силы».

Вот День Победы. Выходной. Люди гуляют, радуются. Покупают мороженое. А кто-то умный сидит перед телевизором (или заменившей его «новостной лентой») и морщится: «Плохо это, ох, плохо, что детей одевают в военную форму»...

Или так: «Ну да, ну да, конечно... Раз в год режим делает народу инъекцию Девятого мая...»

Всё правильно: да, раз в год, да, инъекцию. Да только подмечающие всё это умные - дураки. Их ум «стоит без движенья и даже идёт назад».

Те, кто в этот день выходит на улицу, замечают: если совсем недавно главными действующими лицами праздника были старики, то теперь это дети. Правнуки с портретами прадедов. О чём это говорит?

Недавно мы боялись: что будет, когда ветеранов не станет? Забудем? Великая война отойдёт в область преданий?

Ну, нет же у нас личного отношения к Бородинской битве? У Лермонтова ещё было, а у нас уж нет - учи не учи...

Да и не в этом дело... Просто больно было смотреть, как они дряхлеют. Как их год от года становится всё меньше и меньше. Как на традиционные школьные встречи с ветеранами приводят едва живых людей в ходунках - «уф-ф, еле нашли»...

Больно об этом писать. Жестоко, больно и - странно...

Ведь я помню День Победы начиная где-то с тридцатой его годовщины, когда ветераны были крепкими, нестарыми ещё мужиками. Многим из них было столько лет, сколько мне теперь.

Подумать только - как мне теперь...

Ведь означает очень простую вещь. Скоро - да, уже скоро - меня тоже не будет. Скоро наша очередь умирать.

Так, на этой минорной ноте, глуша её торжественными словами, мы и ждали конца Праздника. Говорили «никогда», а в подсознании отзывалось - «скоро»...

Но нет. Что-то случилось. Генерал Мороз, Божье провидение, счастливое стечение обстоятельств... Год, другой, третий... Нет! Точно нет. Теперь об этом можно сказать с полной определённостью. День Победы пережил роковую черту смены поколений.

Он изменился - стал не только и не столько днём памяти о войне. Он стал днём семейной и национальной памяти. Больше того: стал днём, когда память семейная и память историческая, национальная - соединяются.

Днём встречи предков с потомками. Днём, когда они могут побыть среди нас, а мы - прикоснуться к ним. У Бога ведь мёртвых нет. В семье - все живые. День Победы стал днём победы над смертью. <…>

Это событие, позволяющее всем нам объединиться. Это счастье и огромная удача для нашей страны. Удача, каких, может быть, и нет у других. <…>

Может быть, это и есть то самое, за что они сражались и погибали. Не за коммунизм, которого мы так и не построили, не за независимость, которую всё-таки потеряли и пока ещё не вернули, даже не за физическое выживание в те годы... А вот за это. За вечность. За то, чтобы, несмотря ни на что, в любых обстоятельствах, при любом государстве, в любую эпоху наш народ - жил.
 
За то, чтобы настал день, когда уже взрослый праправнук ветерана выйдет с портретом своего отца, когда-то впервые приведшего его на «Бессмертный полк». За то, чтобы был у нас этот день - день победы над смертью, день спасения народной души. Чтобы раз в год наши мужчины плакали. Чтобы прохожие на улицах казались родными. И чтобы хотелось называть их «братья и сёстры».

Пусть только раз в год. Это немало. Ведь людям-то и нужно совсем чуть-чуть, чтобы «не стояли без движенья нравственные силы в человеке».

За это они умирали, это было их последним желанием, исполнение которого свято. Чтобы мы жили. Чтобы мы - всегда - жили.

Так уж давайте не будем умничать. Скажем по-военному - коротко, просто: так точно, вопросов нет. И будем делать то, что завещано. Будем жить.


14.05.2018

http://ruskline.ru/opp/2018/maj/14/den_pobedy_perezhil_rokovuyu_chertu/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9469


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #112 : 09 Мая 2019, 04:29:32 »


Почему нам всем так дорог День Победы?

Ответы пастырей


В наше время, в реалиях постсоветского пространства, лишь один праздник может называться поистине народным и священным – День Победы, который отмечается 9 мая. Почему нам, верующим, не удалось сделать столь же значимыми для всех праздники Пасхи и Рождества Христова?




Праздник Победы глубинно связан с христианским духом


Священник Роман Савчук

Священник Роман Савчук

    Этот праздник «литургичен». В его основании лежат память и благодарность

– Еще Тертуллиан сказал, что наша душа – по природе христианка. Людям, даже лишенным внешней связи с религией, свойственно искать и стремиться к чему-то священному. Поэтому совсем неудивительно, что День Победы стал поистине религиозным праздником в светском обществе. Ведь на самом деле этот праздник чрезвычайно «литургичен», если можно так выразиться. В его основании лежат память и благодарность. Это тот естественный фундамент человеческого сознания, который является средоточием и нашего богослужения: благодарение («Евхаристия») через воспоминание благодеяний Божиих. Мне кажется, что именно эта глубинная связь Праздника Победы с христианским духом сделала его настолько священным для нашего народа. И это нужно поддерживать.

Что же касается вопроса о значимости Пасхи и Рождества Христова, то для христиан эти Священные дни никогда не теряют своей актуальности. Однако совершенно естественно и то, что мир, не желающий всецело принять Христа, стремится стушевать память о Нем, сделать ее не более чем данью традиции. Здесь, мне кажется, не стоит стремиться к какой-либо нарочитой популяризации. Люди должны, прежде всего, пережить личную встречу со Христом, и только тогда они поймут истинное значение всех событий, связанных с жизнью и подвигом Спасителя.


День Победы созвучен Пасхе


Священник Валерий Духанин

Священник Валерий Духанин

– Для меня День Победы созвучен Пасхе. Потому что это не просто победа в какой-то локальной войне, а победа, определившая все в нашей исторической судьбе, победа жизни над смертью, добра над злом, если говорить в общечеловеческих понятиях. Мы сейчас живем, потому что за нас умерли наши деды. Сама Великая Отечественная война подобна Страстной седмице жертвенным подвигом всех, кто оказался включен в те мировые события. День Победы дал возможность нам жить, он основан на жертвенности и в каком-то смысле даровал нашей великой державе возможность воскреснуть.

    Мы живем, потому что за нас умерли наши деды

Во время войны гонителям было уже не до гонений. Все силы были брошены на фронт. А сама война во многих людях пробудила веру. Так что День Победы стал и днем торжества Церкви, ее законного возвращения в жизнь людей.

Я вспоминаю своих дедушек и бабушек, которые все оказались причастны войне и победе. Это какие-то другие люди, которые за всю свою жизнь не знали роскоши, постоянно трудились, в начале 1990-х потеряли вообще все, но они воевали и трудились ради нас. Поэтому для меня День Победы – праздник тоже священный, он освящен благодатью Божией, потому что достичь победы в той страшной войне без особой милости Божией, без помощи и особого Промысла Господа было невозможно. А жертвенность поколения военных лет – живой пример на многие века.

Слава Богу, что люди так чтут этот день. Люди празднуют то, что для них очевидно, существенно. День Победы – праздник живой, он проходит через самое сердце. Другое дело, что не всякий наш соотечественник знает о духовных реалиях, о том, что есть духовная война, в которой победа крайне важна для каждого из нас. Хочется верить, что и Пасха, и Рождество Христово со временем займут в сознании народа должное место, когда сам народ станет ближе к Богу и увидит ту духовную победу, которую ради нас совершил любящий нас Господь.


Подготовил Юрий Пущаев

https://pravoslavie.ru/112787.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9469


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #113 : 09 Мая 2019, 04:29:59 »


Царские подарки ко дню Победы

Роман Илющенко



С. М. Прокудин-Горский. Ж.д. мост через реку Шую [у Петрозаводска]. 1916 год


Победители из запаса

Кажется, не надо объяснять, что за праздник мы отмечаем 9 мая. Многомиллионные общенародные марши «Бессмертного полка» по всей стране и даже за рубежом – лучшие подтверждение и гарантии тому, что память о всенародном подвиге надежно хранится в сердцах потомков.

Но есть в этой победе очень важный и недооцененный вклад прошлых поколений и прежних правителей России, не доживших до победы. Например, последнего российского самодержца Николая II.

Взять хотя бы такой малоизвестный факт, как темп прироста населения Российской империи, который при нем был рекордным – по 2 миллиона человек в год, когда Китай, что называется, просто «отдыхал». И прибыль населения осуществлялась в основном за счет русских, малороссов, белорусов. Согласитесь, было бы странно отрицать демографический фактор победы, когда при страшных людских потерях, исчислявшихся миллионами убитых и оказавшихся в плену и на оккупированной территории, руководство страны и ВС практически всю войну не испытывало мобилизационных проблем.

С фактической потерей кадровой армии «под ружье» тогда были поставлены поколения людей, родившихся в России до Октябрьского переворота 1917 года. В их числе оказался и мой дед Яков Арсеньевич Степанов 1916 года рождения, призванный из запаса в Красную Армию в ноябре 1941 года. Мало того, именно этому поколению прежде всего и принадлежит победа, ведь средний возраст воина – освободителя Европы и покорителя Берлина – 42 года. А самому «старому» солдату, родившемуся уже в стране Советов, в победном мае 1945-го едва исполнилось 28 лет.


Георгий Жуков

Хорошо известно, но не афишировалось, что и практически все наши маршалы Победы: Георгий Жуков, Константин Рокоссовский, Иван Конев, Родион Малиновский и другие – получили свой первый самый ценный боевой опыт, дослужившись до унтер-офицеров еще в старой царской армии. А она не только не была побеждена немцами, но накануне предательского февраля 1917 года (завершившегося позорным Брестским миром) фактически стояла на пороге другой не менее великой победы. Которая также должна была завершиться в Берлине.


Победные магистрали


Транссибирская магистраль

Неоспоримым фактором вклада в Победу мая 1945-го является и развитая железнодорожная инфраструктура страны, созданная в своей основе до 1917 года. К слову, в период правления Николая II (с 1894 по 1917 гг.) сеть железных дорог увеличилась в 2,2 раза, а с 1917 по 1940 год – лишь в 1,3 раза. Особую роль сыграли, конечно, Транссибирская магистраль и Мурманская железная дорога.

Первая была построена в рекордно сжатые сроки, соединив Дальний Восток с Центральной Россией, вторая проложена в Первую мировую специально для военных нужд – приема военных поставок союзников – в неимоверно трудных климатических и географических условиях Заполярья. Обе неоднократно побивали мировые рекорды. Мурманская, длиною в 1500 километров, была построена всего за 20 месяцев, став к тому же самой северной в мире «железкой». Транссиб стал самой длинной в мире дорогой, протяженностью почти 10 тысяч километров.

Их значимость для переброски войск и грузов в условиях войны на выживание невозможно переоценить. Мурманская дорога, которую в советское время назвали Кировской, связывала Северо-Запад нашей страны с Мурманским портом, через который поддерживалась связь с союзниками. Сам порт и город, который изначально назывался Романов-на-Мурмане, был также построен Николаем II.

В годы Великой Отечественной сюда приходили техника, вооружение и продовольствие по ленд-лизу. С 1942 по 1945 годы в Мурманске было принято 36 конвоев. За все годы войны северные конвои доставили в СССР около четверти всех грузов. Мурманчане разгрузили и отправили на фронт свыше 2 миллионов тонн грузов: боевой техники, военных материалов, продовольствия, снаряжения.

    По Мурманской дороге было отправлено на фронт свыше 2 млн. тонн грузов

По Кировке велось непрерывное снабжение армий Карельского фронта. На предприятиях Мурманска изготовили 1260 минометов, почти 100 тысяч мин, 190 тысяч гранат. А в блокадный Ленинград были отправлены несколько эшелонов с рыбой.

А вот что пишет по поводу роли Транссиба Валерий Хатюшин, главный редактор журнала «Молодая гвардия»: «Осенью 1941 года Сталин в конце концов поверил нашей разведке, что Япония не вступит в войну с СССР. И в десятидневный срок по Транссибирской магистрали была переброшена Дальневосточная армия вместе с вооружением и сибирскими резервами.

    Осенью 1941 года к Москве в десятидневный срок по Транссибирской магистрали была переброшена Дальневосточная армия

Да, это именно она промаршировала по Красной площади на параде 7 ноября. Именно они, дальневосточники и сибиряки, отстояли Москву и отбросили немцев от столицы. Не будь Транссибирской железной дороги, в столь быстрый срок не удалось бы перебросить с Дальнего Востока к Москве войска и вооружение. И Москву пришлось бы сдать». Коротко, но ясно и по сути.


Царский флот на защите Ленинграда


«Петропавловск» в 1916 году

Еще один бесспорный, но стыдливо замалчиваемый факт – участие «царских линкоров» в легендарной обороне Ленинграда и Севастополя.

После тяжелого поражения нашего флота в ходе неудачной Русско-японской войны Императором Николаем II в 1907 году было принято решение возродить его в сжатые сроки. Были выделены деньги под грандиозную программу военного судостроительства, по которой к 1917 году предполагалось ввести в строй не менее 24 линкоров. Планам помешала начавшаяся в 1914 году война, но даже в этих неблагоприятных условиях были построены и введены в строй 7 первоклассных кораблей. Участие в той войне они, к сожалению, из-за предательства и измены, в том числе высшего военного командования, так и не приняли.

До 1941 года «дожили» только четыре линкора, причем новых кораблей такого класса Советский Союз так и не построил, хотя подобные планы у Сталина имелись. Их вклад в оборону городов, ставших героями, также трудно переоценить.

И действительно, немцы остановились перед Ленинградом на равнине, и многим было непонятно, почему они не смогли пройти дальше. Теперь уже ясно, что дальнейший путь фашистам преграждала крупнокалиберная артиллерия линкоров, созданных еще при Императоре Николае II и стоявших на якорях в Неве.

Леонид Амирханов, историк флота и военной фортификации, пишет: «Среди канонады выделяется гром выстрелов орудий главного калибра линкоров “Марат” (бывший “Петропавловск”) и “Октябрьская революция” (бывший “Гангут”). Снаряды весом полтонны накрывали позиции противника в радиусе до 30 км».

Поддержали их и дальнобойные орудия Кронштадтской крепости, береговой артиллерии, созданные и вооруженные также еще царями.


Непробиваемые батареи



Тяжелая ситуация складывалась и в Крыму. Враг стремился захватить главную базу Черноморского флота. Но здесь на защиту города встал линкор «Парижская коммуна» (по иронии судьбы носивший ранее гордое имя «Севастополь») и две батареи: 30-я и 35-я, построенные также Императором Николаем II. Во многом благодаря им Севастополь надолго превратился в неприступную для врага крепость. Это подтверждает сотрудник севастопольского музея «30-я батарея» Дмитрий Стогний: «Это те самые 12-дюймовые орудия линкоров-дредноутов Российского императорского флота. Один ствол принадлежал черноморскому линкору “Императрица Екатерина Великая”, изготовлен в 1914 году, а два других – с балтийского линкора “Гангут”, изготовлены в 1916 и 1917 годах. Снятые с них башни главного калибра до конца века охраняли Ленинград, Севастополь, Владивосток, а легендарная 30-я батарея несет службу до сих пор».

    Севастополь защищали орудия, снятые с кораблей Российского императорского флота

Именно район 35-й батареи в июне-июле 1942 года стал последним плацдармом героической обороны города для оставшихся его защитников. Колоссальное сооружение, уходящее в землю на 27 метров, могло выдержать попадание трех 2-тонных авиабомб в одну точку и было защищено от проникновения всех видов отравляющих веществ. Для сооружения батареи потребовалось больше бетона, чем для строительства ДнепроГЭС. Гигантские штольни уходят на глубину 10-этажного дома: целый город с лазаретами, командными пунктами, электростанцией. Его не могли уничтожить несколько гитлеровских батарей, гаубиц и мортир, хотя на 1 кв. метр оборонных линий сброшено более тонны снарядов и авиабомб.

Именно для борьбы с орудиями 35-й батареи немцы доставили под Севастополь знаменитую суперпушку «Дора» калибра 800 мм. Нигде и никогда более неприятель не использовал такую мощь артиллерии. Защитники города держали оборону больше 250 дней и ночей, поставив еще один своеобразный мировой рекорд. Такой осады не выдерживала ни одна крепость мира. И только в июле 1942 года Севастополь был оставлен советскими войсками по приказу из Москвы. Оккупанты потеряли здесь около 300 тысяч своих солдат и офицеров.


На земле, в небесах и на море

Внесла свой более скромный вклад в победу и царская сухопутная артиллерия. Как пишет Андрей Борисюк в книге «История России, которую приказали забыть», свыше 30% состоявших в 1941 году на вооружении Красной Армии орудий были произведены до 1917 года и впоследствии лишь модернизированы. Самые массовые из них: 122-миллиметровая гаубица образца 1910/1930 года (5,7 тысяч штук), 152-миллиметровая гаубица образца 1909/1930 года (2,6 тысяч штук). Кроме того, около 1000 штук 76-миллиметровых горных пушек образца 1909 года, обошедшихся без модернизации. А крупнейшим калибром советской сухопутной артиллерии времен войны с гитлеровской Германией стали 305-миллиметровые гаубицы образца 1915 года, которыми были вооружены артдивизионы особой мощности Красной Армии.

Нельзя не вспомнить и основную штатную боевую единицу стрелкового оружия Красной Армии – винтовку системы Мосина образца 1892/1930 года, с которой наши предки прошли три войны. До 1917 года их было произведено и закуплено свыше 5 миллионов, но производство удачного оружия продолжалось и после. Винтовка долгое время находилась на вооружении армий и спецслужб более чем 20 стран. Удачным был признан и пулемет Максима, принятый на вооружение еще в царской армии. Он оставался основным станковым пулеметом и в Красной Армии до завершения войны.

В своей основе не только флот, но и орудия, стрелковое вооружение, боеприпасы, как и авиация, авто- и бронетехника производились на заводах царской России, которые также успешно работали на победу и в Великой Отечественной войне. Индустриализация Императора Николая II не только не уступала, но во многом и превосходила по темпам даже сталинский период. Только на Донбассе за время правления Николая II было запущено семь крупнейших металлургических заводов. На «оборонку» работали царские заводы Тулы, Ижевска, Воткинска, Коврова, Петрограда, Москвы, Коломны, Нижнего Новгорода, Перми, Царицына (Сталинграда), Твери, Ярославля, Казани, Самары, Урала и Закавказья. Не считая оборонных предприятий, оказавшихся на оккупированной врагом территории.

Наконец, нельзя забыть огромный моральный, даже духовный вклад в Победу, который дал советскому правительству царский опыт ведения Первой мировой войны (она, к слову, и именовалась тогда Второй, или Великой, Отечественной). Оттуда же пришли в Красную армию в 1943 году царская форма с погонами, была возвращена во многом сохранившая свои элементы наградная система (например, полководческий орден Александра Невского или аналог солдатского Георгия – орден Славы на георгиевской ленте).

    Идея Ставки Верховного как главного органа управления воюющей страной была тоже заимствована у Николая II

Сама идея Ставки Верховного как главного органа управления воюющей страной была тоже заимствована у Николая II. Впрочем, как и хорошо известные лозунги той поры, например «Всё для фронта, всё для победы!», великолепные песни, получившие второе рождение, как «Вставай, страна огромная!», слова к которой были написаны фактически еще в 1916 году.

Уместно вспомнить «возвращение в строй» по призыву Сталина национальных героев и великих полководцев и флотоводцев России: Александра Невского, Дмитрия Донского, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова, адмиралов Федора Ушакова, Павла Нахимова, которые вдохновляли Русскую армию еще в 1914 году.

Поэтому вывод напрашивается такой: справедливо, чтобы 9 мая, отмечая День Победы над фашистской Германией, мы вспоминали и тех, кто внес неоценимый вклад в общее дело. В их числе не только оболганный Государь Николай II, но и целое поколение людей, лишенных права завершить войну в Берлине на 38 лет раньше.


Роман Илющенко, подполковник запаса

9 мая 2019 г.


http://pravoslavie.ru/121042.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75927

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #114 : 09 Мая 2019, 09:13:38 »

ЮРИЙ РУБЦОВ

Полководцы Победы – снимки из семейных альбомов

Их военное искусство превзошло опыт военачальников вермахта



На сайте Министерства обороны России опубликована подборка уникальных семейных фотографий советских военачальников. Благодаря усилиям Фонда памяти полководцев Победы, а в нём работают преимущественно дети и внуки полководцев, оставивших яркий след в истории Великой Отечественной войны, широкий круг интернет-пользователей заглянул туда, куда посторонних людей обычно не допускают, – в семейные альбомы.

Суровые, властные командиры, владевшие искусством управления сотнями тысяч людей, предстают в семейной, домашней обстановке в совершенно необычной ипостаси – мужей, буквально сдувающих пылинки со своих боевых подруг, растроганных дедов, позволяющих внукам вить из себя верёвки. В кадр они попали на отдыхе у моря, с ружьем или удочкой в руках, за шахматной доской, в разгар биллиардного сражения, в танце под патефон…

Маршал Советского Союза Жуков и Главный маршал авиации Вершинин, Главный маршал бронетанковых войск Бабаджанян и генерал армии Гусаковский, маршал авиации Ефимов и маршал бронетанковых войск Полубояров – эти и другие крупные военачальники, чьи фото приводятся в подборке, олицетворяют собой образ Великой Победы, 74-ю годовщину которой мы  торжественно отмечаем 9 мая 2019 года.

При их виде в непарадной, будничной обстановке всё же хотелось бы избежать банальностей: мол, маршалы тоже люди и ничто человеческое им не чуждо. Тут дело совсем в другом. Сюжетов, которые представлены в подборке, у каждого в личных альбомах изрядно, но интересны они только нам самим да узкому кругу близких. А фото маршалов и генералов, представленных в названной подборке, наверняка захотят увидеть очень многие. Секрет прост: прежде чем маршал Рокоссовский, опоясанный патронтажем, присел, находившись с ружьем, отдохнуть на полянке или маршал Малиновский, облачённый в монгольский национальный костюм раскрыл объятия при виде своих боевых друзей, они стали фигурами легендарными, поднялись в сознании народа на такую высоту, когда любая деталь их внешнего облика, поведение, привычки, даже слабости вызывают повышенный интерес.





Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза К. Рокоссовский

А фигурами легендарными они стали благодаря не имиджмейкерам и не угодливым журналистам, а исключительно благодаря своим делам, своему уникальному таланту военачальников. И именно этим они интересны в первую очередь. Именно они – маршалы и генералы Победы, благодаря их ярко проявившемуся в годы Великой Отечественной войны полководческому дарованию, опиравшемуся на многолетнюю и систематическую армейскую службу и хорошее профессиональное образование, превзошли военное командование самого опасного в ХХ столетии врага – нацистской Германии.

Советские полководцы оттачивали свой талант не в вакууме, им противостояла одна из сильнейших армий мира – вермахт. Отечественное военное искусство на первом этапе войны уступало сильной немецкой военной школе. Как откровенно писал Г.К. Жуков, «с первых моментов войны советскому командованию пришлось иметь дело с такими категориями стратегии и оперативного искусства, которое практически ему не были хорошо знакомы. Всем нам пришлось уже в ходе войны во многом осваивать науку и практику управления войсками». И далее: «В этом вопросе советское командование находилось в менее выгодном положении, чем командование немецких войск, которое к нападению на Советский Союз имело достаточную практику в управлении войсками в современных условиях. С ростом общего превосходства наших вооруженных сил над немецко-фашистскими войсками возрастало искусство управления живой силой и военной техникой».





Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза А.М. Василевский

Начиная с осени 1942 г., все крупные наступательные и контрнаступательные операции советского командования отличались оригинальностью, решительностью, стремительностью и полной завершённостью. Важнейшей отличительной чертой советской стратегии в 1944–1945 гг. была её исключительная активность. Если в первом и частично во втором периодах войны Красная армия переходила в наступление чаще всего после того, как исчерпывались наступательные возможности немцев, то кампании на заключительном этапе войны сразу же начинались мощным наступлением советских войск.

Чем завершилось противоборство двух армий, двух полководческих школ – хорошо известно. Вот как отзывался по этому поводу один из самых умных наших противников – бывший до 1942 г. начальником Генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал Ф. Гальдер: «Исторически небезынтересно исследовать, как русское военное руководство, потерпевшее крушение со своим принципом жесткой обороны в 1941 г., развивалось до гибкого оперативного руководства и провело под командованием своих маршалов ряд операций, которые по немецким масштабам заслуживают высокой оценки, в то время как немецкое командование под влиянием полководца Гитлера отказалось от оперативного искусства и закончило его бедной по идее жесткой обороной, в конечном итоге приведшей к полному поражению... Над этим периодом в качестве приговора стоит слово, высказанное русской стороной в процессе резкой критики действий немецкого командования: порочная стратегия. Это нельзя опровергнуть».

Раз уж у нас зашёл разговор о военной элите в быту, нельзя не сказать, что высшие военачальники Красной армии были людьми умными, разносторонне развитыми, проявляя себя так не только на полях сражений, но и в повседневной жизни. Умными, волевыми, находчивыми, при необходимости умевшими перевести серьёзную жизненную проблему в план юмора. Сошлёмся на пример маршала Баграмяна (его фото также есть в подборке снимков, представленных Минобороны).





Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза И.Х. Баграмян

Этот случай произошёл с ним в 1946 г. на первой сессии Верховного Совета Латвийской ССР (как командующий Прибалтийским военным округом Иван Христофорович был избран депутатом Верховного Совета Латвии). Председательствующий, желая подчеркнуть несоветское прошлое республики и явно фрондируя, открыл заседание на латышском языке. Несколько следующих ораторов тоже выступили по-латышски. В зале это вызвало недоумение – далеко не все депутаты, прибывшие на работу в республику со всех краев Советского Союза, знали латышский язык. Тогда слово попросил Баграмян. Он поднялся на трибуну и заговорил… по-армянски. И сразу стало ясно, что единственным языком общения между представителями разных народов в этом зале может быть только русский. На русском языке депутаты Верховного Совета Латвийской ССР общались в том заседании и дальше.  И кто мог знать, что через несколько десятков лет языковая проблема станет остро политической?

А таких примеров в биографии любого из полководцев Победы немало. Они оттеняют грани характера, подчёркивают те или иные стороны личности. Благодаря публикации на сайте Минобороны наши представления о военачальниках Великой Отечественной станут ещё чуть богаче, а их образы – более объёмными, стереоскопичными.

https://www.fondsk.ru/news/2019/04/21/polkovodcy-pobedy-snimki-iz-semejnyh-albomov-48047.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75927

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #115 : 09 Мая 2019, 09:19:59 »

ЮРИЙ РУБЦОВ

В сполохах севастопольского салюта вставала заря Победы

Крымская операция была важнейшей составляющей в цепи десяти сталинских ударов



В этом году всенародный праздник – День Победы – окрашен в крымские тона. Ровно за год до того, как Юрий Левитан торжественно зачитал приказ Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина № 369: «Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена. Фашистская Германия полностью разгромлена!», – 9 мая 1944 г. штурмом был взят Севастополь.

Свершилось возмездие оккупантам, более двух лет свирепствовавшим на полуострове, а в их лице – всем от века иноземным захватчикам крымской земли. Весной 1944-го в одном строю с бойцами Красной армии, освобождавшими Крым, шли, образно говоря, адмирал Нахимов и матрос Кошка, пятёрка бойцов во главе с политруком Фильченковым, в ноябре 1941 года ценой жизни преградивших путь немецким танкам к Севастополю, и герои Аджимушкая 1942 года.

Предпосылки к успешному освобождению крымской земли были созданы еще осенью 1943 г., когда в результате двух операций – Мелитопольской и Керченско-Эльтигенской десантной – советские войска прорвали укрепления Турецкого вала на Перекопском перешейке и захватили плацдармы на южном берегу Сиваша и на Керченском полуострове. После этого Крым, по существу, превратился для немцев в «крысоловку». Немецкий историк Пауль Карелл приводит такой эпизод: советский офицер, допрашивавший взятого в плен немецкого офицера из 111-й дивизии, с иронией сказал ему: «Мы не спешили со взятием Крыма. В конце концов, это был огромный лагерь военнопленных. Вы находились на полуострове фактически в нашем плену с ноября 43-го. К тому же сами себя снабжали, сторожили, ездили в отпуска и даже добровольно возвращались обратно  (в плен)».

Гитлер приказал командовавшему армией генерал-полковнику Э. Йенеке «защищать Крым до последней капли крови». На настойчивые просьбы Йенеке разрешить заблаговременную эвакуацию, чтобы после блокирования полуострова он не стал для 17-й немецкой армии кладбищем, фюрер заявил, что Крым – это ключ для русских к источникам румынской нефти, из которых вермахт снабжался горючим, и потому приказал держаться до конца.

В этих условиях рассчитывать на лёгкую победу Красной армии не приходилось. Замысел Крымской наступательной операции (8 апреля – 12 мая 1944 г.) состоял в том, чтобы силами войск 4-го Украинского фронта (командующий генерал армии Ф.И. Толбухин) с севера полуострова – от Перекопа и Сиваша и Отдельной Приморской армии (генерал армии А.И. Еременко, с 15 апреля – генерал-лейтенант К.С. Мельник) – с востока от Керченского полуострова нанести одновременный удар по сходящимся направлениям на Симферополь и Севастополь с тем, чтобы рассечь группировку противника и уничтожить её, не допустив эвакуации из Крыма. Действия сухопутных войск поддерживали силы Черноморского флота (адмирал Ф.С. Октябрьский) и Азовской военной флотилии (контр-адмирал С.Г. Горшков). Серьёзным фактором были партизанские силы численностью около 4 тыс. человек.

Наступление главных сил 4-го Украинского фронта непосредственно на Севастополь началось 7 мая. Ключом вражеской обороны являлась Сапун-гора, это и предопределило выбор главного направления: Сапун-гора – Карань (ныне село Флотское). Здесь немецкую оборону штурмовали части Приморской армии, восточнее Инкермана и Федюхиных высот наступали части 51-й армии генерал-лейтенанта Я.Г. Крейзера.

Войска главной ударной группировки на 9-километровом участке прорвали вражескую оборону и в ходе ожесточенных боев овладели Сапун-горой. 9 мая войска фронта с севера, востока и юго-востока ворвались в Севастополь и освободили город. Остатки немецкой 17-й армии, преследуемые 19-м танковым корпусом, отходили на мыс Херсонес, где 12 мая были окончательно разгромлены. На мысе была взята в плен 21 тыс. солдат и офицеров противника, захвачено большое количество техники и вооружения.

В 1944-м наша армия была уже совершенно иной, чем в 1941 и 1942 годах И по огневой мощи, и по выучке личного состава, и по полководческому искусству военачальников. Если победы такого масштаба, как та, что была достигнута в ходе Крымской наступательной операции, в первые два года войны «хватило» бы на всю кампанию, то в предпоследний год войны Ставка Верховного Главнокомандования мыслила уже совершенно иными категориями.

Крымская операция явилась важнейшей составляющей в цепи десяти сталинских ударов – стратегических наступательных операций, осуществлённых Советскими Вооруженными Силами в 1944 г. В их числе: Ленинградско-Новгородская (итог – полное снятие блокады Ленинграда и освобождение Ленинградской области), Корсунь-Шевченковская (освобождена вся Правобережная Украина и созданы условия для последующего удара в Белоруссии и разгрома немецких войск в Крыму), Белорусская («Багратион») (освобождены Белорусская ССР, большая часть Литовской ССР, Красная армия вышла к границам Восточной Пруссии) и другие, осуществлённые уже после Крымской во второй половине 1944 года.

Каждая из этих операций – важнейший шаг к окончательной победе над врагом. И в этом ожерелье славных побед Крымская операция сохраняет свой неповторимый облик.

Трудно  представить, как сумел не журналист, не писатель, а суровый воин генерал, командир 63-го стрелкового корпуса Петр Кириллович Кошевой, подчинённые которого прорывали вражеские укрепления в полосе Сапун-горы, столь образно представить обобщённый лик Победы. «Я покидал свой последний наблюдательный пункт в Крыму уже утром 10 мая. Вышел на вершину Малахова кургана, чтобы взглянуть в последний раз на разрушенный героический город. Его руины еще дымились… – вспоминал Кошевой, в числе 125 воинов 4-го Украинского фронта удостоенный «Золотой Звезды» Героя Советского Союза за мужество при штурме Севастополя. – Казалось, ничто не могло сохраниться на этой искромсанной снарядами, обожженной земле. Но я ошибся: на склоне высоты чуть зеленело с надломанными сучьями одинокое деревце миндаля. Никто не проходил мимо него равнодушно – так поразителен и велик был этот гордый вызов смерти. Миндаль был изранен осколками и пулями. Куски рваного, уже потемневшего металла впились в кору. Сок, словно кровь, тек густыми каплями, оставляя по стволу неровный извилистый след. Цвести не было сил, но миндаль уже поборол смерть и теперь жадно тянулся к солнцу порубленными, но неубитыми ветками»…

Это и есть образ Победы в той войне! Так же, как и деревце миндаля на Малаховом кургане, наша страна была истерзана в первые месяцы сражений с фашистской Германией, но великая сила патриотизма, совершенное неприятие нацизма дали силу перебороть врага, подняться и обратить захватчиков вспять. Освобождение Крыма и Севастополя стало одним из актов справедливого возмездия врагу, торжеством жизни.

24 залпами из 324 орудий салютовала Москва в честь этого события. В сполохах севастопольского салюта вставала заря большой, окончательной Победы…

https://www.fondsk.ru/news/2019/05/09/v-spolohah-sevastopolskogo-saljuta-vstavala-zarja-pobedy-48153.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75927

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #116 : 09 Мая 2019, 09:38:01 »

Наталия Нарочницкая

За что и с кем мы воевали

О значении Великой Победы



Каждый год Праздник Победы 9 мая отвечает на многие взаимосвязанные вопросы. Что такое сегодняшняя Россия? Каковы главные ее ценности? Сохранила ли она свою историческую идентичность с последней сменой социально-экономических вех? Неподдельно глубокое чувство, с каким страна поклоняется Великой Победе, выявляет огромный потенциал национального единения. Миллионы людей, выходящие по велению сердца на улицы, показывают, что они составляют не просто народонаселение, но Нацию — явление мировой истории и культуры.

В такие дни становится очевидным, насколько велика потребность в объединяющем историческом переживании, насколько сильна воля почувствовать себя единым, преемственно живущим организмом — со своими целями и ценностями, связующими прошлое, настоящее и будущее.

9 мая старые и молодые, богатые и бедные, сильные и немощные, «успешные» и озабоченные — люди, разделенные тысячами причин и обстоятельств, становятся одним целым.

В минувшем 2014 году в который раз изумилась теплохладная Европа «загадочной» России, которая вопреки глумлениям, внутренним разбродам и шатаниям показала, что умеет чтить свое прошлое, и тем самым в очередной раз заявила право на самостоятельное историческое будущее. Превращение этого потенциала в мощный фактор развития будет, конечно, зависеть от скорейшего преодоления серьезных нестроений в нашем обществе и государстве и сложнейших экономических и социальных бед.

Однако именно преодоление мировоззренческого хаоса и смуты есть важнейшая предпосылка решения социально-экономических проблем. Передовые технопарки заработают у нас, только если столь необходимая модернизация России будет основана на смыслообразующих целях и ценностях национального бытия. И, конечно же, только это обеспечит России самостоятельность в принятии исторических решений, а значит, и достойное место в международных отношениях.

Вспоминая великие войны XX столетия, русские всегда рукоплескали своим западным союзникам — англичанам, американцам и французам, своим братьям по оружию из Восточной Европы. Хотя из этих стран доносилось и доносится немало ядовитых слов об этих святых днях, русские не опустились до того, чтобы забыть и об их вкладе в общую победу. На такое способен тот, кто уверен в себе, и не нуждается в отрицании других для возвышения себя.

Мир, в целом, впечатлен и принял это к сведению.

Бессильная злоба неизлечимых нигилистов как в самой России, так и за рубежом вызвана не столько самим Праздником Победы в России, парадами на Красной площади, сколько искренним общенациональным порывом. Миллионноголосый хор российской молодежи, с упоением гордости за Родину подхватывающий на праздничных стадионах военные песни, звучит подобно иерихонской трубе. Она сокрушает многолетние потуги развенчать наше прошлое, которое остается опорным камнем национального сознания. А значит, вопросы, «за что и с кем мы воевали», и «что осталось от нашей Победы», становятся сегодня еще актуальнее.

Документы довоенного, военного и совсем недавнего прошлого дают нам неожиданные свидетельства, раскрывающие глубинные мотивы противоречий драматического и амбициозного ХХ века, совсем не всегда связанные с коммунистическим характером СССР.

Именно в таком контексте следует читать материалы, иллюстрирующие взаимоотношения СССР с союзниками по Антигитлеровской коалиции. Например, послания лидеров Великобритании и США, которые воздают должное руководству СССР, верного своим обязательствам, и доблести и самоотверженности нашей армии. «Свободный мир» тогда не смущало, что это была Красная армия!

Сухая статистика: на Восточном фронте Гитлер потерял 607 дивизий, в то время как на всех остальных — 176, в три с половиной раза меньше. Тогда ни у кого не вызывало сомнений, чей вклад в победу над фашизмом более весом, и никто не отождествлял нацизм и коммунизм.

С одной стороны, документы демонстрируют, как искусственно и служебно сегодняшнее отождествление нацизма и коммунизма. С другой стороны, они показывают, как радикальное изменение соотношения сил в одночасье превращает союзника в соперника. История учит и сегодня трезво осознавать цену объятий в мировой политике: ею правят не благодарность и верность, а неизменные интересы.

Насколько жалкой и недобросовестной выглядит пропаганда против роли СССР в войне на фоне разворачивающейся Большой игры великих держав! Во времена, когда главным инструментом политики служат информационные технологии и манипуляции сознанием, особенно полезно обращаться ad fontes — к историческим источникам.

Наша задача — системно противодействовать тотальному извращению смысла Второй мировой войны. Официальные документы, начиная с 1990-х годов, особенно постановления прибалтийских государств, говорят о полной смене политических ориентиров. Нельзя не заметить, что они следуют в русле, целенаправленно и давно сформированном в США. Среди опубликованных документов можно найти пресловутый закон PUBLIC LAW 86—90 «О порабощенных нациях», принятый Конгрессом США в 1959 году по инициативе Льва Добрянского. Примечательно, что этот идеолог прославления бандеровцев и ОУН—УПА был также наставником супруги экс-президента Украины Виктора Ющенко.

Великие события ХХ века не понять вне сложного международного контекста. Только панорамный ретроспективный взгляд на международные отношения открывает геополитическую перспективу, позволяя отделить конъюнктуру от преемственных геополитических констант. А без понимания истинной мотивации партнеров реалистичную программу для России в ХХI веке не сформировать.

Многие не только за рубежом, но и в России высказывают искреннее (или лицемерное) удивление: как можно защищать победу «коммунистического СССР», не испытывая симпатий к революции и всем ее демонам — Ленину, Сталину, Троцкому? sexomalta.com

Действительно, я с содроганием вспоминаю, что мой отец стал в 1937 году «братом врага народа», и все же дерзаю задать неполиткорректный встречный вопрос: что стоит за попыткой воинствующих либералов и западных стратегов сделать из Сталина «злодея всех времен и народов», какового никогда не делали ни из Кромвеля, ни из Робеспьера, ни, тем паче, из Троцкого?

Это не объяснить иначе как переделом сфер влияния — переделом сначала идеологическим, а затем и военно-стратегическим. На Западе тиражируется клише, будто Вторая мировая была «войной за американскую демократию». И если СССР не соответствовал ее стандартам, то прибалтийские страны могут открыто прославлять эсэсовских легионеров, пусть даже народам этих стран в гитлеровском проекте была уготована роль надсмотрщиков или некоей биомассы. В Европарламенте и в Совете Европы, которые сегодня претендуют на роль идеологического ментора, уже открыто говорят, будто в войне был виноват СССР, что война велась между двумя хищниками за мировое господство, а для Восточной Европы победа была не победой, а поражением. Отдельные весьма авторитетные голоса даже не так давно сожалели о несостоявшемся союзе с Гитлером для разгрома ненавистной России.

Наша задача — вернуть Второй мировой войне ее главный смысл — смысл величайшей битвы за право народов быть творцами собственной истории, а не массой без прошлого, без культуры и языка, без исторического выбора с его неизбежными взлетами и падениями, прозрениями и заблуждениями.

Мы показали миру, что для русских та война навсегда останется Великой Отечественной, как бы ни глумились либеральные циники над Победой и над ветеранами — даже в дни юбилея.

Желчь на СССР и на Россию изливается, однако, вовсе не со стороны обывателей. Еще двадцать лет назад сентенции, типа недавних высказываний А. Яценюка, произвели бы шок! Похоже, иррациональная ненависть к России, причем в любых ее исторических образах, стала уже не просто признаком политкорректности. Она сделалась индульгенцией, искупающей любые грехи: и грех глумящегося над жизнью павших на фронтах отцов, и недостойное демократа осмеяние всего того, что дорого и свято для миллионов людей, и прямые преступления против человечности.

Тотальный нигилизм по отношению к русской истории столь востребован в нынешней идеологической брани против России, что, похоже, заслоняет удручающую «нищету философии» интеллектуальных кумиров либертарианского fin de siècle — конца века. Они уже не считают нужным опираться в своих исторических экзерсисах о войне на сколько-нибудь достоверные факты или документы. Впрочем, удручающий уровень «переосмысления» — всего лишь свидетельство очевидной маргинализации попыток извратить правду о войне, в которой упражняются уже лишь весьма экзальтированные персонажи как в России, так и за рубежом — эдакие «enfants terribles» информационного поля.

С падением коммунизма либерализм, второе детище той же философии прогресса, освободился от необходимости постоянного сравнения со своим же alter ego. Стигматизируя воспоминания о тоталитарных режимах, теперь он выдает себя за единственную инкарнацию справедливости. Французский экономист А. Радо отмечает, что поношениями любых альтернатив либерализм запугивает общество и скрывает собственные пороки. Превратившиеся из маоистов в воинствующих либертаристов «философы» воспроизводят незатейливую парадигму и до боли знакомый исторический агитпроп: «у варварской империи зла не могло и может быть ничего праведного и правильного». По этой логике, никакая борьба народов за историческое существование не имеет ценности, если не приближает торжество определенной идеологии — теперь это вселенская либеральная демократия. У русских это вызывает горечь…

Удивительно все же, как кузен коммунизма — либерализм обретает знакомые черты своего недавнего оппонента: претензии на истину в последней инстанции и почти тоталитарную нетерпимость к инакомыслию, беззастенчивое манипулирование фактами и подмену знания мнениями, примитивное мифотворчество.

В исторической памяти о войне с завоевателями, пришедшими уничтожать и порабощать, споры о том, хорошо или плохо было государство, неуместны. Беда случилась не с государством, а с Отечеством.

Именно это единое Отечество защищали в 1914 и 1941 годах мой дед Иван Подолякин — полный георгиевский кавалер, прапорщик русской армии, и моя мать Лидия Подолякина — партизанка Великой Отечественной, хотя государства были разные, и у разных людей были к ним разные претензии.

Конечно же, оппоненты неизбежно нарекут рассуждения об Отечестве и государстве патетическими и старомодными. Передовые «граждане мира» давно смотрят на них с вольтерьянской усмешкой — сегодня принято любить только демократию, родина же — там, где ниже налоги и больше свободы, критерием которой вот-вот объявят парады содомитов. Подобное, впрочем, знакомо — в советской ортодоксальной идеологии любить родину можно было только, если она была коммунистической, то есть по идеологическим мотивам.

Спор с маргиналами не продуктивен. Укрепление национально-государственной воли российского общества происходит настолько явственно, что вступать с ними в полемику на том уровне, что им, увы, доступен — значит проявлять неуважение к аудитории. Мы выполняем иную задачу — восстановление исторической действительности на основе документальных публикаций, поддержки научных исследований и серьезных дискуссий, что полезно в осмыслении нашего прошлого и в понимании настоящего.

Специально для «Столетия»

http://www.stoletie.ru/ww2/za_chto_i_s_kem_my_vojevali_489.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75927

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #117 : 09 Мая 2019, 16:37:24 »

Покровский Александр

Ко Дню Победы у «бесов» всегда начинается гон

Малоизвестная, зато активно либеральная писательница обвинила в блокаде Ленинграда… Сталина



Иосиф Сталин страстно ненавидел Ленинград, а потому всеми силами помогал Гитлеру уничтожать этот город во время Великой Отечественной войны. Именно этим двум людям Ленинград обязан почти 900-дневной блокадой, голодом и сотнями тысяч жертв.

До такого договорилась в публикации для швейцарской газеты Neue Zurcher Zeitung некая Елена Чижова, называющая себя российской писательницей.

Оказывается…

Это малоизвестно: ненависть Сталина к городу поспособствовала планам Гитлера по его уничтожению. Два монстра-диктатора сыграли эту трагическую фугу в четыре руки,

— поведала мастерица слова, увенчанная премией «Русский Букер» за «душераздирающую женскую прозу» (оценка критика) в книге «Время женщин».

Эти детали имеют значение. Но пока послушаем писательницу о блокаде, Сталине и Гитлере.

Оказывается, Гитлер, по мнению Чижовой, — практически учёный: он принял «научно обоснованное» решение «заморить голодом население Ленинграда, всех, включая стариков и детей», чтобы избежать лишней гибели своих солдат. А вот Сталин вклада в науку не внёс. Он просто помог Гитлеру, приняв решение извести Ленинград его руками. Это он, оказывается, так страшно ненавидел этот город из-за «способности его жителей к независимому мышлению». Аж кушать не мог. А потому пришёл к выводу о «необходимости вырвать его с корнем для укрепления своей богоподобной власти».

Оказывается, ради этого во время блокады «Сталин и его пособники даже не организовали минимальное, не говоря уже о регулярном, снабжение города продуктами питания». Вместо этого они — оказывается! — гнали на Большую землю… поезда (так и значится в швейцарской газете: «anze Züge») с военной продукцией. А вот обратно вместо продуктов поставляли в умирающий от голода город сырьё, строительные компоненты и инструменты.

Когда эти поезда возвращались с Большой земли, они были загружены сырьём, строительными компонентами и инструментами — по оценкам историков, было задействовано не менее ста грузовых поездов, — утверждает, как она подчёркивает в своих аннотациях, коренная петербурженка. — Я не историк, но я думаю, что даже небольшая часть этих составов могла бы спасти десятки, если бы не сотни тысяч человеческих жизней.

Дама действительно не историк

Вы обратили внимание на не раз повторённое слово «поезда»? Да, это действительно новое слово в истории! «Коренная петербурженка», оказывается, не знает, что железнодорожное сообщение с Ленинградом было прервано ещё 27 августа, когда немцы с одной стороны, а финны — с другой перерезали все железные дороги, ведущие в город!

См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://www.youtube.com/watch?time_continue=3&v=fUevYoD8LBo

Что это за историки, которые писательнице, переводчику и эссеисту, а также экономисту и бизнесмену в 1990-х годах рассказывали про сто поездов, — неясно. Видимо, тоже родом из бизнеса 1990-х. Но дама, которая утверждает в своих биографиях, что она — кандидат экономических наук, преподававшая управление производством, могла бы взять на себя труд и посчитать, что сто эшелонов, состоящие по тем временам максимум из 50 вагонов грузоподъёмностью в 50-60 тонн, могли перевезти 300 тысяч тонн продовольствия. Между тем уже после начала блокады, в сентябре, то есть уже при введённых ограничениях на продовольствие Ленинград потреблял более двух тысяч тонн только хлеба. То есть те самые приходившие, видимо, из подпространства поезда Чижовой давали бы, конечно, значимую пользу — 150 суток снабжения продуктами. Беда в том, что блокада длилась 872 дня!


Фото: www.globallookpress.com

Впрочем, литераторша из Петербурга редко заморачивается верностью истине. Вот, скажем, в той самой своей отмеченной премией книжке она пишет:

Моё первое воспоминание: снег... Ворота, тощая белая лошадь. Мы с бабушками бредём за телегой, а лошадь большая, только почему-то грязная. А ещё оглобли — длинные, волокутся по снегу. В телеге что-то тёмное. Бабушки говорят: гроб.

То есть лошадь везёт телегу. Но оглобли волокутся по снегу. Длинные. Волокутся. По снегу. Даму-литератора, видимо, забанили не только в «Википедии», но и в Толковом словаре Ушакова, где разъясняется, что оглобля — «один из двух длинных брусьев в экипаже, укреплённых концами на передней оси и служащих для запряжки лошади».

Красивая сцена, признаем: тощая грязная лошадь волочёт по снегу длинные оглобли, а телега с гробом едет сама по себе. Не иначе как бесовской силой влекомая.

Бесы

Впрочем, что уж там разбираться в логике Чижовой, некогда руководившей маргинально-прозападным журналом «Всемирное слово», а заодно и «региональной общественной организацией» его поддержки. Её духовную и душевную принадлежность вполне ясно иллюстрирует факт, что её опусы с волочащимися оглоблями и самобеглыми телегами несколько раз претендовали на «Русского Букера». Это та самая премия, которая была настолько русофобски маргинальна, что ныне закончилась — за отсутствием спонсоров, начавших её стесняться. Это про неё литературный критик Константин Трунин сказал:

Премия себя не оправдала, каждый год выбирая победителем писателя, создавшего труд, далёкий от понимания русским человеком окружающей его действительности. Шла прямая пропаганда не русских, а западных ценностей.

Чижова не только вращается в соответствующих кругах. У неё и муж очень примечательных воззрений. Это некто Валерий Возгрин, доктор исторических наук и профессор СПбГУ, который называет себя официальным представителем Меджлиса крымскотатарского народа в Санкт-Петербурге. Запрещённой, между прочим, в России организации! И рассказывает профессор красиво про крымских татар и про русских: «Русские оказали на судьбы крымских татар влияние, сравнимое, может быть, лишь с историей двух других этнических "пар": белых янки и североамериканских индейцев, немцев и восточноевропейских евреев». Или вот: «Крымское ханство было обречено на аннексию и колонизацию самим фактом роковой близости к ярко экспансионистским, патологически агрессивным наследникам мародёра и храмового грабителя Владимира Святого». И наконец: «Ничем иным, кроме слепой ненависти к нерусским, невозможно объяснить такой густой замес аморальности, такое нравственное падение русской диаспоры в Крыму весной 1944 г.».

Ну как могли такие люди не взбеситься по поводу очередной годовщины Великой Победы русского народа над фашистскими бесами?

И просто факты

Как ни относись к Сталину, но дураком он не был. Вообще говоря, любой, кроме беснующихся либералов и русофобов, вряд ли задумался бы о помощи врагу в уничтожении города, который производил почти четверть всей продукции тяжёлого машиностроения и треть продукции электротехнической промышленности страны. Сталин мог от всей души ненавидеть 3,2 миллиона ленинградцев — как, впрочем, и любить, — но едва ли он мог хотеть отдать врагу 250 только крупных промышленных предприятий, работающих на оборонный комплекс, в том числе выпускавших самые мощные по тем временам танки КВ-1 и КВ-2.


И. Сталин. Фото: www.globallookpress.com

Любой, даже самый маньячный руководитель страны не захотел бы терять весь Балтийский флот и позволить объединиться финским и немецким войскам, чтобы те отрезали его от жизненно важных портов Мурманска и Архангельска. Наконец, три миллиона населения — это значительный мобилизационный потенциал, который в реальности три года сковывал германскую группу армий «Север», не дав перебросить оттуда в самое кризисное время битвы за Москву серьёзных сил для поддержки атакующих столицу гитлеровских войск.

Ну и последнее — опять же, не вдаваясь в споры о персональных особенностях Сталина. За Ленинград страна билась люто, изо всех возможных сил. Не только военных, хотя с осени 1941 года по январь 1943 года было предпринято пять кровопролитнейших попыток прорвать блокаду города, стоивших сотни тысяч жизней. Мы уже видели, что логика — не самое сильное место Чижовой, но «коренная петербурженка» могла бы хоть проехаться по местам бывшего «синявинско-шлиссельбургского выступа», посмотреть на могилы солдат. Странное, согласимся, исполнение ненависти к Ленинграду, когда его отчаянно, не считаясь с потерями, упорно стараются деблокировать.

Но, повторимся, не только военными были попытки спасти Ленинград и ленинградцев. Из города эвакуировали с сентября 1941 года по апрель 1942 года более миллиона человек, прежде всего детей. Всеми возможными путями завозилось продовольствие. Конечно, его не хватало, но всё же уже с 25 декабря 1941 года стали повышаться нормы выдачи хлеба. С весны 1942 года снабжение города продуктами стало регулярным. Сытно не стало, но голод отступил. Поддерживалось промышленное производство, то есть у людей была работа.

В общем, город сражался за себя и тем самым — за страну. Страдающий, умирающий, но героический Ленинград не только Москву спас. Он тогда своими жертвами обеспечил победу во всей войне. Он судьбу России спас.

Вот оттого-то бесов и корёжит в канун Победы.

https://tsargrad.tv/articles/ko-dnju-pobedy-u-besov-vsegda-nachinaetsja-gon_198557
« Последнее редактирование: 09 Мая 2019, 16:54:22 от Александр Васильевич » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9469


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #118 : 10 Мая 2019, 02:06:35 »


Война глазами ребенка

О военной прозе для детей

Мария Минаева




«Привет тебе, Митя Кукин», повесть Льва Кузьмина

Как рассказать современному ребенку о войне? Какие слова подобрать, чтобы он воспринял это не как «преданья старины глубокой», не как страшную сказку с победным концом, а как реальность – ту, в которой жили такие же дети?

Как соблюсти баланс между скорбью о погибших и радостью Победы, между ликующими песнями и рвущей душу поэзией Симонова или Друниной? Как не скатится в профанацию, не сделать из памяти карнавал? Вон, сейчас уже можно заказать гимнастерку на годовалого младенца…

У моих детей три прапрадеда-фронтовика, прапрабабушки, которые работали в тылу, а еще прабабушки и прадедушки – дети войны. И думается мне, что хороший способ рассказать о ней нынешним мальчишкам и девчонкам – рассказать о военном детстве.

Мне очень нравятся произведения, которые переиздаются или издаются впервые, и герои их – ребята военных лет. Написаны они преимущественно от лица мальчишек и девчонок, а не с позиции взрослого. И это очень важно. Потому что опыт ровесника воспринимается особенно живо и наглядно, ребенок словно бы примеряет на себя его жизнь.

   Опыт ровесника воспринимается особенно живо и наглядно: ребенок словно бы примеряет на себя его жизнь

Расскажу о трех замечательных книгах, посвященных военному детству. В них почти нет выстрелов, танков и пушек – но в них есть война. Ее тяжелая рука ложится и на тех, кто живет в глубоком тылу, – голодом, лишениями, ежедневным трудом, слезами близких и страшными похоронками. Сиротством. В этих книгам много о сиротстве.

Однако их нельзя назвать ни мрачными, ни безнадежными. Они не описывают Победу, но их герои несут в себе светлую надежду, которая, как мы знаем, сбудется.


Повести Льва Кузьмина: о мальчишках без отцов

Издательство «Речь» объединило в одной книге два пронзительных произведения. Именно пронзительных – так звучит в них тема детского одиночества, виной которому – война.

Первая повесть называется «Привет тебе, Митя Кукин». Ее герой – конопатый и невзрачный деревенский мальчишка, попавший в интернат в глубоком тылу. У него нет отца, а мать с сестренками потерялись при эвакуации. Поэтому Митя остро переживает свое одиночество, особенно на фоне того, что у его друга Сашки нашелся отец – капитан второго ранга.

Но вся эта история о мальчишке-сироте словно бы подсвечена изнутри любовью и заботой окружающих: Сашки, который всегда рядом, сторожа Филатыча, доверяющего мальчику ответственные дела, сдержанной учительницы Павлы Юрьевны, которая находит, за что похвалить не блещущего успехами в учебе мальчишку. А однажды в письме отца к Сашке появляется персональный привет от лейтенанта Бабушкина для него – Мити Кукина.

И Митя живет этим приветом. Он каждый день перечитывает письмо. Он и надеяться не смеет на то, что лейтенант напишет ему лично, он счастлив уже тем, что есть, – этой строчкой, маленькой припиской. А вокруг течет трудная тыловая жизнь.

О том, какая она, эта жизнь, читатель понимает по оговоркам: дети постоянно хотят есть, учительница угощает милиционера маленьким кусочком сахара – своим дневным пайком, тот откусывает малюсенький кусочек и торжественно благодарит за угощение. А Митя решает отдать шестилетнему Егорушке свой кусочек сахара, когда у того будет день рождения.

   Самая важная мысль в повести – об ответственности

Самая важная мысль в повести – об ответственности. Сашка решает сбежать, берет с собой Митю, а тот терзается: как же интернат без него? Как справится с хозяйством Филатыч? И вдруг в руки его попадает посылка от лейтенанта Бабушкина, а в ней – письмо, а в письме – слова о том, что он, Митя, «с честью несет свою трудовую вахту» в интернате. После этого Сашка и Митя уже и не думают о побеге.

Митя возвращается назад совершенно счастливый. Ведь самое главное для этого одинокого мальчишки – что есть кто-то, кому он важен, кто готов писать письма, кто интересуется им.


«Олёшин гвоздь», повесть Льва Кузьмина

«Олёшин гвоздь» – повесть о пятилетнем мальчугане, который живет в маленьком городке и войны никогда не видел. Но она, война, вломилась к нему в дом, незримая, она изменила его жизнь.

Вот мама, получившая похоронку, сидит у стены и молча качает головой – и это страшно. Вот Олёша съедает свою черствую краюшку и пару картофелин утром – не может дождаться обеда. Мать запирает его дома, и он скучает целый день и рисует гвоздем на деревянной стене веселых человечков…

Вообще-то повесть – о том, как нужен мальчишке отец. Он и сам не осознаёт этого, он не помнит отца. Но вот сосед Арсентий берет мальчишку к себе в помощники, вместе они забивают гвозди. И Олёша счастлив – так счастлив, как никогда не был.

На самом деле Арсентий чувствует вину. Перед Олёшей, перед его мамой. За то, что жив, что пришел, а вот у мальчонки нет отца…

Вообще это удивительная повесть. В ней с такой любовью, с таким вниманием описан неприметный городок – и теплая пыль на дороге, и домишки, теснящиеся к монастырю, в котором теперь швейная фабрика, и травы, гнущиеся под ветром, и река. И люди, конечно же. Молчаливая Олёшина мать, носящая в себе горе и одиночество, веселые плотники, пришедшие с войны, их жены. И сам мальчишка, который ужасно нуждается в любви и внимании – и щедро дарит их сам. Матери, которой обещает построить новый дом, Арсентию, которому готов помогать во всем, даже коту Милейшему.

«Олёшин гвоздь» – по-хорошему грустное произведение. В нем есть правда, но нет безнадежности и тоски. В нем разлито, как солнечный свет, что-то неуловимое, неосязаемое. Доброта и любовь вместо обиды, усталости, злости – и это в тяжелые послевоенные годы.


«Сосны шумят» Ирины Токмаковой


«Сосны шумят» Ирины Токмаковой

Писать правдиво от лица ребенка – большое искусство. Нужно забыть, что ты взрослый, умный и уважаемый, вспомнить себя в детстве, свои чувства и мысли, горести и радости, тончайшие оттенки настроения. Нужно начать мыслить как ребенок.

А теперь прибавьте к этому, что ребенок этот – несчастный и одинокий, что он постоянно ждет маму, от которой почему-то увезли в какой-то тыл, плачет ночами тихонько.

Героиня повести – шестилетняя Тамара. Она участвует в детских играх, в общих занятиях, но постоянным фоном в ее жизни присутствует боль – тоска по маме.

Тамара живет в детском доме с другими ребятами. У них нет игрушек, за обедом не дают добавки, хотя очень хочется. Но рядом – добрые и самоотверженные люди, которые делаю всё, чтобы ребятам жилось хорошо.

Например, в детский дом привозят рояль.

   «– Я знаю, что война. Ну и что же? – говорила заведующая. – Нам ведь не только их растить, нам их и воспитывать надо.
   Вкус им прививать. Развивать чувство прекрасного.

  – Вы фантазерка! – кричал завхоз, размахивая своей единственной левой рукой. – Это нереально. У нас нет на это денег.
   Мне нужны лошади. Лошади, а не фигли-мигли!..»

Вместе с роялем в детском доме появляется пожилой музыкант, которого дети называют Сметан Сметаныч. Он разучивает с ними песенки. Вместе они готовятся к выступлению в госпитале для раненых. Ребята читают стихи и поют, а Тамара танцует в платьице, сшитом из марли. И бойцы вызывают ее на сцену снова и снова и отказываются идти на обед, пока ребята не исполнят весь свой репертуар…

Тетя Нюра рассказывает перед сном сказку про трех братьев-богатырей, которые победили чудище. В сознании маленькой Тамары волшебные образы мешаются с реальностью, с тем, что она слышит из взрослых разговоров: «Тамара думает: “Какие они – фашисты? Наверно, толстые, красномордые и косоглазые”. Из-за них мама не едет за Тамарой».

И так велико отчаянное желание девочки обрести маму, что она верит: женщина, приходившая в детский дом, и есть ее мама. А нянечка не решается сказать Тамаре, что мама ее погибла в Минске, а приходившей женщине понравился другой мальчик, Толя, и она хочет его забрать. Тамара плачет.

Но заканчивается всё хорошо, хотя грусть, пронизывающая повесть, не исчезает. Тамару действительно забирают мужчина и женщина, приходившие в детский дом. Наступает Победа.

«Давно уже в деревне Сосновке нет “Дома ребенка”. Все дети стали взрослыми. Но они до сих пор помнят этот деревянный дом и сосны, которые всё шумят и шумят в вышине.

А еще они помнят тех людей, которые в те далекие трудные годы старались сделать их жизнь беззаботной и радостной».

К такому простому и ясному повествованию Ирины Токмаковой сложно что-то добавить. Пожалуй, только то, что книга эта хорошо подойдет для ребят, которые только начинают осваивать самостоятельное чтение.


«Мой добрый папа» Виктора Голявкина


«Мой добрый папа» Виктора Голявкина

Разговор о войне – это не всегда разговор о воинской славе. Война – это беда. Беда и в масштабах страны, и в масштабах семьи. И особенное ощущение появляется от тех произведений, в которых военное зарево мелькает где-то далеко, но горе подходит вплотную. Как, например, в фильме «Белорусский вокзал».

«Мой добрый папа» – повесть о предвоенной весне и начале лета, о сложных взаимоотношениях отца и двенадцатилетнего сына. Сложных – не значит плохих: в них есть и нежность, и безусловная любовь. Но вот музыка, которой живет отец, совершенно не интересна Пете. Он играет на пианино сонатины Клементи, делая одолжение отцу и мечтая убежать гулять во двор.

Интересно, как автор ведет нас окольными путями, глазами ребенка показывает судьбу его отца. Мальчик недоумевает, почему тот, герой Гражданской войны, не желает ходить в форме и с оружием, а хочет только сочинять музыку, исполнять и дирижировать. Мальчик видит, как подсмеиваются знакомые над непрактичным отцом, который покупает два патефона, но не может приобрести нормальный шкаф. Петя наблюдает и недовольство матери: она хочет жить «как люди», выговаривает отцу. А тот тоскует по Москве – семья живет в Баку.

Но при всей этой бытовой беспомощности Петин папа щедр – и на подарки, и на ласку, и на разговоры с сыном. Петя ждет его с работы, вспоминает разговоры с ним как одну из главных своих радостей.

   Война обрубает всё вмиг: отец уходит на фронт, а вскоре приносят похоронку

Война приходит и обрубает всё вмиг. Всё происходит очень быстро: отец уходит на фронт, вскоре приносят похоронку. И особенное впечатление здесь производит именно спокойная констатация факта.

   «Больше я не увижу папу.

   Мой папа убит.

   Мне казалось, война – это что-то такое, где палят пушки, и мчатся танки, и падают бомбы, и ничего не случается.
   Просто пушки палят, танки мчатся, бомбы падают, и ничего не случается. Кричат “Ура” и побеждают».

Это очень важные слова – особенно в наше время, когда, ближе к 9 мая, на машинах то и дело мелькают наклейки: «1941–1945. Можем повторить».

Повесть заканчивается Победой. Возвращается с войны сосед дядя Али, возвращаются другие, а Петин папа уже не вернется.

Удивительное дело, но после прочтения чувства тоски не возникает. Потому что у мальчика остается главное – нежные воспоминания о папе и любовь к нему.

***

Нынешние дети осознают Великую Отечественную войну по-другому, не так, как мы. Например, я помню своего дедушку. Помню, как надевал он медали, как шел с ветеранами на параде в День Победы. Помню, как плакал. И он никогда не рассказывал нам, как тянул кабель под пулями и взрывами в ледяной дунайской воде – мы прочитали об этом уже после его смерти в документах. Зато я помню, что он не слышал на одно ухо: контузия…

Мои дети не видели этого. Мой дедушка для них – веселый черноглазый мужчина в гимнастерке на черно-белой фотографии. У них возникают свои ощущения и ассоциации, и они, я чувствую, не такие, как мои. Но другие – не значит плохие.

Хороши советские фильмы о войне, хороши и рассказы Кассиля или Алексеева, в которых рассказывается о фронте, о сражениях, о подвигах. Но повести Кузьмина, Токмаковой, Голявкина, где с войной сталкиваются маленькие, хрупкие дети, вызывают особое чувство. Сопричастности и узнавания. У нас, у взрослых, сжимается сердце: эти ребятишки так похожи на наших! А дети примеряют на себя долю сверстников в тяжелые военные годы. Прочитайте с ними эти повести – и, мне кажется, они сохранят благодарную память о своих прадедах, которых они хоть, увы, и не знали, но благодаря которым живут и дышат.


9 мая 2019 г.

http://pravoslavie.ru/121044.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75927

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #119 : 10 Мая 2019, 10:14:01 »

Истинный смысл Победы

Не ускользает ли за правильными словами суть свершившегося в 1941-1945 годах?



Не так давно страна узнала о Николае Десятниченко из Нового Уренгоя. 19 ноября 2017 года, выступая в Бундестаге перед германскими депутатами, он рассказал о немецком солдате Гансе Раухе – участнике Сталинградской битвы. Этот солдат попал в плен и умер в марте 1943 года «от тяжелых условий». Николай побывал на месте захоронения солдат вермахта. «Я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать».

Вот и Ганс Раух «не по своей воле оказался в Сталинграде. Я искренно скорблю о гибели этого молодого человека, – говорил Николай, – и хотел бы, чтобы пуля, оборвавшая его жизнь, пролетела мимо… В т.н. “Сталинградском котле” немецкие солдаты испытывали страшные лишения, мёрзли, голодали. Многие из них погибли. Это были невинные жертвы войны, и мы не вправе о них забывать. Они тоже достойны памяти», – заключил молодой россиянин.

Немецкие депутаты апплодировали. А в России, как только стало известно о выступлении, поднялась волна недоумения и негодования. Она была вызвана тем, что пришедших на нашу землю захватчиков новоуренгойский студент назвал «невинными жертвами» и сожалел, что пуля защитника Сталинграда не пролетела мимо немца.

Ведь неважно, по своей воле явились сюда эти «достойные памяти» люди или по чьему-то приказу.

Но дело, конечно, не в самом выступавшем. Хотя, заметим, что на выступление «Коли» и на его появление в Берлине вообще могли повлиять обстоятельства, от истории далёкие, но зато связанные с интересами российского и германского бизнеса. Главное в другом: нечто подобное можно нередко услышать и в России.

Случившееся показало, что память о войне легко может быть утеряна или принесена в жертву каким-либо «прагматическим соображениям» экономического, политического, карьерного плана. Что памятью и совестью можно поступиться. И что есть люди, которые могут это сделать. Тем более, если в обществе поощряется и провоцируется именно такие «понимание» истории.

А оно принимает разные формы. И провокативных утверждений, что «лучше было бы сдать Ленинград – людей бы спасли». И приравнивания Сталина к Гитлеру, коммунизма к нацизму, СССР к Третьему рейху. И прямых или косвенных (путём демонизации Сталина и советского строя) обвинений СССР в развязывании войны. И реабилитации нацистских преступников, причём не только с исторической, но и с юридической точки зрения. Как легко они становятся героями и образцами для подражания, показывает пример Украины. А в постсоветской России в 1991–2001 годах «жертвами политических репрессий» были признаны и реабилитированы несколько тысяч тех (прежде всего иностранцев), кто в своё время был осуждён за злодеяния, совершенные в годы Великой Отечественной войны.

Помимо злонамеренного или корыстного очернительства есть и «добросовестное» непонимание происходившего в те далёкие годы. Это когда в человеке не были заложены базовые ценности – семьёй, окружением и, конечно же, школой – а точнее, теми программами и образовательными стандартами, которые утверждает государство.

Для чего нужно, чтобы общество усомнилось в своём прошлом? Для того, чтобы оно перестало быть народом, утратило веру в свою историческую правоту и покорилось чужакам.

Сейчас о войне много говорят, снимают фильмы и т.д. Великая Отечественная стала важнейшим компонентом современного российского патриотизма. Еще отраднее народное пробуждение гордости за страну и предков, что подтвердило движение «Бессмертный полк». Но так уже было в 1960–1970-е годы. Было народное движение «Поход по местам боевой славы», поддержанное комсомолом и лично первым секретарём ЦК ВЛКСМ (в 1959–1968 гг.) С.П. Павловым. Количество вовлечённых в это движение быстро выросло со 100 тысяч до миллионов человек. Люди, прежде всего молодёжь, изучали ход боевых действий, беседовали с ветеранами, заботились о воинских захоронениях (так зарождалась будущее поисковое движение).

Но в отношении памяти о войне был и официоз, в котором чем дальше, тем всё больше становилось пустых фраз, формализма, фальши. Причем в советской интеллигенции и властных кругах имелись и те, кому живая народная память и гордость были неприятны, кто считал их отходом от идеалов интернационализма и коммунизма, «уклоном» в патриотизм и «великодержавие». И уже с конца 1970-х стало заметно, как живое чувство начало угасать. В обществе появлялись иные интересы и ценности. На фоне мира и относительного благосостояния подвиг героев войны забывался.

Не повторится ли это? Не ускользает ли за правильными словами о Победе (тем более, произносимыми лишь в связи с очередной датой) истинный смысл того, за что же мы воевали?

Геноцид

А воевали мы за жизнь, за самосохранение народа, страны, нашего исторического пути. Германия и её союзники (прежде всего Финляндия) осуществляли на нашей земле политику геноцида. Причём делали это осознанно, доктринально.

Немецкая оккупационная политика, её цели и планы вполне укладываются в определение понятия «геноцид», содержащееся в «Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него», принятой резолюцией № 260(III) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 года и вступившей в силу 12 января 1951 года. Это и убийство членов какой-либо группы (национальной, этнической); и предумышленное создание для неё таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное её физическое уничтожение; и меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; и даже насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Когда речь заходит о той войне, то о геноциде не говорят, разве что о «холокосте». Но, не отрицая бесчеловечного подхода нацистов к «решению еврейского вопроса», необходимо подчеркнуть, что геноциду подвергся или должен был подвергнуться в течение длительного периода времени и русский народ. А об этом некоторым тоже очень бы хотелось умолчать.

Немецкие планы порабощения «восточных территорий», истребления или вытеснения их населения (планы «Ост», «Бакке»), разнообразные приказы в отношении военнопленных и мирного населения СССР известны. Но чтобы их прочувствовать, надо увидеть повседневность войны. Эта страшная повседневность отражена во множестве самых разнообразных документов.

Всего несколько примеров. Вот материал «О фактах грабежа и издевательствах фашистов над мирным населением и военнопленными», составленный в Политуправлении Юго-Западного фронта 19 января 1942 года.

«В освобождённом нашими частями селе Плоское Курской области, фашисты расстреляли 20 женщин и детей. Из 150 домов – 130 сожжены. Большинство граждан села были подвергнуты мучительным пыткам и издевательствам. Семья колхозника Печерова после долгих пыток и издевательств была расстреляна. У жены Печерова на руках был маленький ребёнок, фашистские бандиты сначала расстреляли мать, а потом плачущего ребёнка. Второй пятилетний сын Печеровой, увидев зверскую расправу над матерью, начал убегать. Фашисты долгое время гонялись за ним, а когда мальчик забежал в дом и спрятался под кровать, немцы несколькими выстрелами из автомата убили его».

«В с. Мясоедово 25–26 декабря фашисты сожгли все дома, а население угнали в г. Белгород. В этом селе немцы согнали в сарай 12 женщин и девушек, изнасиловали их, а потом всех расстреляли. Во время пожара в селе одна женщина-мать вынесла из горящей хаты двоих детей и, положив их на улице, побежала в дом, чтобы спасти остальных детей. Проходившие по улице фашистские бандиты забрали обоих детей и бросили в прорубь под лёд».

А вот другой аналогичный материал «О зверствах и насилиях немецких фашистов» от 4 февраля 1942 года. «5-го января 1942 г. немецкие войска, отступая из с. Хотомля, забросали гранатами, облили керосином и подожгли здание районной больницы, в которой на излечении находились 38 тяжело раненых и больных. Все 38 больных заживо сгорели.

Перед отступлением из Савинцы немцы выгнали всё население из села, не разрешив им ничего взять с собой, и погнали в свой тыл. В пути у граждански Базинской на руках замёрз двухмесячный ребёнок. За попытку остановиться и похоронить ребёнка немцы расстреляли гр-ку Базинскую, несмотря на то, что около неё было ещё 6 детей». (ЦАМО РФ. Ф. 32. Оп. 11302. Д. 61. Л. 23–25, 102). Это немцы. Как относились к русскому населению финские оккупанты, «Столетие» уже писало (Андрей Марчуков «Второстепенный враг?»). Их никто не звал. Они явились сами. Массовые убийства, ограбления, истязания, угон населения в немецкий тыл и на работы в Германию, организация голода, стремление ограничить потребности населения (в первую очередь русского) лишь самыми примитивными – вот повседневность оккупационного режима. Это не говоря о следствиях войны вроде бомбёжек и обстрелов. Оккупантами было сожжено множество деревень, уцелевшие люди уходили и на прежние места уже не возвращались, среди них тоже массовой была гибель от голода, холода, болезней.

Да, бывало и по-другому, и это тоже отражалось в документах (нейтральное или более-менее нормальное отношение к населению в них именовалось «заигрыванием»). Да, оккупационная политика имела нюансы и претерпевала именения, особенно по мере того, как немцы начинали понимать, что войну им не выиграть. Но такое отношение было обусловлено позицией конкретного немецкого командира или чиновника, а вовсе не оккупационной политикой как таковой, и не привитыми германскому обществу стереотипами. Они эту нейтральность отвергали напрочь.

Отсюда – от отношения к заранее «расчеловеченным» жителям России как к недочеловекам, как к ненужному «материалу» и берутся массовые жертвы, остюда и миллионы погибших мирных жителей СССР. Русские оккупированные области потеряли от 30 до 55 % населения. Смоленская область – из 2 миллионов населения осталось 0,9 млн, Курская область – из 3 миллионов осталось 1,5 млн, население Брянской области сократилось на 0,5 млн человек, такие же потери были и в Тверской области, а в Ленинградской количество эителей сократилось на 1,3 млн человек.

Основная масса погибших – это мирные люди.

Удар был нанесён страшный и во многом невосполнимый. Так был осуществлён геноцид русского народа – и в широком его понимании (включая население Белоруссии, Новороссии, значительной части Украины), и в узком – как великороссов. Именно война (а не коллективизация и последующая аграрная политика) подорвала жизненные силы русской деревни.

Обманчивая «советизация»

Но вражеская оккупация ни советским, ни российским государством геноцидом признана не была. СССР, возможно, считал себя выше этого. А сейчас причиной видится желание «не обострять отношения» с западными «партнёрами», «прагматизм», мышление в «новоуренгойском» духе. А также то, что геноциду подвергся именно русский народ.

И потому (не только, но и поэтому тоже) «русское» стремятся подменить «советским»: дескать, воевал, страдал, побеждал «советский народ». Когда так говорили во времена СССР, это ещё было понятно. Но так говорят и теперь. При этом нынешние «советизаторы» соглашаются с тем, что из общего целого выделяется одна этническая группа – евреи, хотя это и не вполне справедливо.

В том, что воевал и страдал весь советский народ, есть большая доля правды. Но нельзя отрицать, что в нацистских планах разным советским народам отводилось разное место, и судьба их на покорённом «восточном пространстве» тоже должна была сложиться неодинаково (пусть даже и у всех быть несладкой). И Россия как ядро СССР, а русские – как его становой народ, виделись германским нацистам главным препятствием на пути достижения своих планов. Русские рассматривались как главный сущностный враг, которого требовалось уничтожить, обессилить биологически и нравственно, низвести до полуживотного уровня. Недаром же одной из основ национальной и культурной составляющей оккупационной политики являлась русофобия. «Советизация» же уводит в сторону от понимания сути той войны как войны на уничтожение русского народа. И как войны за его самосохранение.

*       *        *

Геноцид был. Об этом надо знать и помнить. Даже не для того, чтобы предъявлять кому-то претензии. А для себя. Для того, чтобы понимать, за что и во имя чего мы тогда воевали.

Непременно нужен мемориал всем подвергшимся в годы той войны страшному геноциду русским людям: детям, женщинам, старикам, мужчинам. Убитым, сожжённым, повешенным, расстрелянным, взорванным, заморенным голодом и холодом, замученным пытками, пропавшим в неволе и концлагерях.

Не просто «советским», а именно русским. Чтобы не множилось беспамятство и циничный «прагматизм». Чтобы знать и помнить, из-за чего погиб пятилетний мальчик Печеров, от которого осталась только фамилия.


Марчуков Андрей Владиславович, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института Российской истории РАН


Статья является сокращённым вариантом доклада, сделанного 2 марта 2019 г. на конференции «У войны – лицо войны», посвящённой 76-й годовщине освобождения г. Ржева от немецко-фашистских захватчиков


Специально для «Столетия»

http://www.stoletie.ru/obschestvo/istinnyj_smysl_pobedy_296.htm
Записан
Страниц: 1 ... 6 7 [8] 9
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!