Русская беседа
 
17 Ноября 2019, 11:25:55  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2 3 4
  Печать  
Автор Тема: Революция. Западня для России  (Прочитано 6954 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Денис К.
Новичок
*
Сообщений: 12


Просмотр профиля
Православный христианин.РПЦ МП
« : 10 Мая 2007, 20:36:20 »

http://www.opoccuu.com/9-yanvarya-1905.htm

« Последнее редактирование: 08 Ноября 2019, 20:52:17 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77543

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 23 Января 2010, 18:25:37 »

Ярослав Бутаков

Тайны «Кровавого воскресенья»

Зачем и кому понадобилось в январе 1905-го дискредитировать монархию?


22 (по старому стилю – 9-го) января 1905 года начала свой отсчёт первая российская революция. У событий того рокового дня немало версий. Но одно ясно: массовый расстрел рабочих был спровоцирован не только революционерами, но и кем-то из власть имущих.

Тактические интересы тех и других на время совпали. А в лице печально знаменитого Гапона обе стороны даже организационно слились воедино.

Как нас учили ещё в советской школе, революция «была подготовлена всем ходом исторического развития России». Конечно, были в революции 1905 года японские, американские и прочие иностранные деньги. Но революционная агитация падала на восприимчивую почву.

Заметную роль в радикализации настроений играли вести о неудачном ходе войны с Японией. 20 декабря 1904 (2 января 1905 по н.ст.) года пал Порт-Артур. А.В. Колчак говорил в январе 1920 года допрашивавшей его следственной комиссии эсеро-меньшевистского Полицентра: «Вспышку 1905-1906 гг. я приписываю исключительно народному негодованию, оскорблённому национальному чувству за проигранную войну». С.С. Ольденбург, написавший в эмиграции двухтомную апологию последнего государя «Царствование императора Николая II», признавал в ней:

«9 января как бы вскрылся гнойник: оказалось, что не только интеллигенция, но и “простой народ” – по крайней мере в городах – в значительной своей части находился в рядах противников существующего строя».

Забастовка, начавшаяся в последних числах декабря 1904 года на Путиловском заводе – одном из крупнейших промышленных предприятий Петербурга, распространилась на другие заводы и фабрики северной столицы. Стачка организационно опиралась на Петербургское общество фабричных и заводских рабочих – легальный профсоюз, созданный в начале 1904 года с одобрения властей.

Легальные профсоюзы были креативом полковника МВД С.В. Зубатова, занимавшего в 1902‑1903 гг. должность начальника Особого отдела департамента полиции МВД. Ещё будучи начальником Московского охранного отделения, он предложил министру внутренних дел В.К. Плеве систему мероприятий по ограждению рабочего класса от революционной пропаганды. По Зубатову, следовало дать рабочим понять, что самодержавие заботится об интересах рабочего люда. Одновременно Зубатов предлагал предоставить рабочим право организовываться в союзы, но под бдительным контролем властей. Такие легальные профсоюзы должны были, по его мнению, стать школой политического воспитания рабочих в монархическом духе, что позволило бы рабочим быть менее восприимчивыми к революционной агитации.

В принципе идея Зубатова была одним из средств модернизации аппарата управления русского самодержавия, приспособления его к потребностям новейшей эпохи.

В теоретическом отношении его план мог казаться умным и дальновидным. Но случилось то, что случилось. К 1905 году Зубатова уже не было в МВД – его уволил Плеве, но и самого Плеве убили революционеры. Однако созданная ими организация продолжала жить.

Ещё при Плеве обнаружилось, что легальные профсоюзы используются социалистами для открытой пропаганды. Убеждённые революционеры выигрывали в конкуренции с неприспособленными к работе в массах казёнными агитаторами из департамента полиции. Но ещё более негативные для власти последствия имело то, о чём писал в своих воспоминаниях деятель весьма консервативных взглядов В.И. Гурко, бывший в 1906 году товарищем (заместителем) министра внутренних дел П.А. Столыпина:

«Охранная полиция… коль скоро она проникла в числе купленных ею революционеров в подпольные организации,… превратила своих членов в провокаторов. Агентам полиции – членам этих организаций – нужно было побуждать революционеров к активным выступлениям, дабы иметь материал для своих донесений и тем оправдать получаемые ими за их “работу” денежные средства. Охранной полиции, со своей стороны, было весьма на руку искусственно вызывать террористические замыслы, так как это давало возможность вылавливать из революционной среды, так сказать с поличным, наиболее решительных её деятелей».

Судьба зубатовской организации показывает: в начале ХХ века едва ли не любой замысел, направленный на укрепление самодержавия, при своём осуществлении начинал работать против него. Это с особенной силой проявилось во время реформ П.А. Столыпина, начавшихся сразу после революции 1905 года. Перед Россией стояла альтернатива: проводить реформы для предотвращения революции или, ничего не меняя, ждать неизбежной новой революции? Но в том и дело, что реформы в том виде, как они были задуманы Столыпиным, не могли привести ни к чему иному, кроме как к революции! Они и были революцией сами по себе. Пролетаризация крестьянства, к которой вело упразднение общины, грозила ещё бóльшими потрясениями для государства, чем аграрные беспорядки 1905 года. Класс мелких земельных собственников, который стремился создать Столыпин – почему он обязательно должен был стать опорой монархического порядка, а не республиканского?

Таким образом, самодержавие в начале ХХ века оказалось как бы в шахматном цугцванге, когда любой ход приводит только к ухудшению позиции.

Вернёмся, однако, к событиям «Кровавого воскресенья». Провокационный характер затеи, во главе которой встал священник Георгий Гапон, очевиден. Революционерам необходимо было устроить массовую бойню, чтобы выставить виновной в ней власть и поднять волну «народного гнева». Условия ставились для власти заведомо неприемлемые, заранее исключавшие любой диалог. Царю предлагалось не просто согласиться на немедленный созыв Учредительного собрания со всеобщей, равной и тайной подачей голосов, но ещё и немедленно присягнуть на площади перед народом в исполнении этого и других требований. Как пишет современный историк Александр Боханов, «с полным перечнем самих требований рабочие в массе своей ознакомлены не были; он был составлен небольшой “группой уполномоченных” под председательством Гапона. Рабочие лишь знали, что они идут к царю просить “помощи трудовому люду”».

Куда большее значение, чем содержание рабочей петиции, имел характер её предстоящего «вручения» царю. Планировалось шествие с разных рабочих окраин Петербурга с тем расчётом, что колонны к двум часам дня сойдутся у Зимнего дворца. При этом устроители акции прекрасно знали, что царя в столице в это время не будет: он уехал в Царское Село. Закона, разрешавшего такие массовые шествия к резиденции главы государства, не было в тогдашней России (как нету его и сейчас), а войска по уставу обязаны были стрелять в несанкционированное сборище, если после предупредительного холостого залпа оно откажется разойтись.

Однако почему власти допустили этому движению так разрастись? Почему не пресекли его в самом начале? Здесь ещё очень много неясного.

Сам Гапон был двойным агентом: партии социалистов-революционеров в царской охранке и наоборот. Судя по всему, он всё-таки больше работал на полицию, так как партия эсеров в 1906 году вынесла ему смертный приговор и привела его в исполнение.

Непонятна и неприглядна роль петербургского градоначальника И.А. Фуллона во всей этой истории. Ольденбург объяснял его бездействие «внезапно выявившейся» слабостью и немногочисленностью аппарата царской полиции: «Он был более приспособлен к “вылавливанию” отдельных лиц, чем к предотвращению массовых выступлений… Власти Французской Третьей республики, когда они желали предотвратить демонстрации, арестовывали на сутки несколько сот (а то и тысяч) предполагаемых руководителей. Но отдельные городовые, затерянные в толпе петербургских рабочих кварталов, были совершенно бессильны что-либо предпринять; да и власти не знали, при быстроте развития движения, почти никаких имён, кроме Гапона… Объявления от градоначальника, предупреждавшие, что шествия запрещены и что участвовать в них опасно, были расклеены по городу вечером 8 января. Но большие типографии не работали, а типография градоначальства могла изготовить только небольшие невзрачные афишки».

Это «объяснение» ничего не объясняет. Почему Фуллон всё это время обманывал министра внутренних дел П.Д. Святополк-Мирского насчёт масштабов и характера движения? И почему министр, видя воочию, что градоначальник лжёт в своих донесениях, тем не менее, делал вид, что верит им и повторял их царю? И не потому ли охранка не приняла никаких мер по аресту зачинщиков движения в самом его начале, что большинство их, начиная с Гапона, являлись её сотрудниками и действовали согласно её плану?

Вообще, это всё несколько походит на заговор, нашедший себе сторонников и исполнителей в высших бюрократических, а, быть может, даже и придворных сферах. Хотя, впрочем, точно также это могло быть результатом простой некомпетентности сановников империи.

Забастовки и самочинные митинги на улицах Петербурга шли уже вторую неделю, совсем не на конспиративных квартирах составлялась петиция с революционными требованиями, а «градоначальник до последней минуты надеялся, что Гапон “уладит всё дело”!». Большинство министров узнали о предстоящих событиях только вечером 8 января, когда их вызвали на экстренное совещание у министра внутренних дел.

Поскольку немногочисленная полиция справиться с несанкционированным, во многом её же бездействием вызванным, шествием заведомо не могла, было решено вызвать войска. Тем самым уже заранее предопределялся характер грядущих событий как массовой бойни. Министры поспешили взвалить это кровавое дело на командующего Петербургским военным округом, дядю царя, великого князя Владимира Александровича, а сами «умыли руки» и принялись ждать развязки событий.

Развязка не заставила себя ждать. Вот только вряд ли она оказалась такой, какой хотелось многим министрам. Демонстрация была расстреляна. По официальной сводке, убитых было 96 человек. Ольденбург называет цифру 130 убитых. Революционная пропаганда говорила о тысячах убитых. Однако революционное движение не пошло на убыль. Наоборот, «Кровавое воскресенье» явилось только бикфордовым шнуром взрыва всеобщего возмущения.

«Красное колесо» покатилось по России… Тогда министры в страхе и отчаянии воззвали к царю.

Уже в 1905 году происходило то же, что потом повторится на тех же постах, но с другими людьми в 1915-1917 гг.: растерянность перед лицом трудностей, боязнь личной ответственности, желание спрятаться за спинку царского трона, но с сохранением свободы втихую злословить царя и его семью в салонных разговорах. За годы, отделившие вторую российскую революцию от первой, сановники империи сменились лишь по именам (и то не все), но не по сути.

«Двое из ближайших советников государя, – свидетельствует Ольденбург, – министр финансов Коковцов и министр земледелия Ермолов обратились к нему с записками политического содержания. В.Н. Коковцов в записке 11 января писал, что ни полиция, ни военная сила не могут восстановить положения; необходимо “державное слово Вашего величества… В такую минуту, когда улицы столицы обагрялись кровью, голос министра или даже всех министров вместе не будет услышан народом”. Ещё более определённо выражался А.С. Ермолов. “Агитация не прекратилась, готовятся покушения, – говорил он государю 17 января. – Волнения перекинулись в большую часть городов, везде их приходится усмирять вооружённой силой… Что делать, если они перекинутся в селения? Когда поднимутся крестьяне – какими силами и какими войсками усмирять тогда эту новую пугачёвщину? И можно ли тогда быть уверенным в войсках?”».

Так возникла идея издания царского манифеста по поводу «Кровавого воскресенья». Однако при составлении текста тут же возникли разногласия. Проект, в котором «выражались бы скорбь и ужас по поводу событий в Петербурге и указывалось, что эти события не были государю своевременно известны», Николай II решительно отверг. А то что же получилось бы? Царь не знает, что у него в столице творится?! Это выглядело бы очень неубедительно. А формулировка Витте, что войска действовали не по приказу царя, вызвала отповедь уже со стороны других министров: нельзя допускать и тени подозрения, что войска царя поступали не по его велению.

В итоге затея с манифестом, ввиду полной невозможности внятно объяснить народу происшедшие события без того, чтобы так или иначе не пострадал престиж царя или его слуг, была оставлена. Вместо этого Николаю II посоветовали другой пиар-ход, как сказали бы сейчас.

Было принято решение, чтобы царь лично принял депутацию рабочих и выступил перед ними с краткой речью.

Понятно, что формирование депутации происходило под руководством полиции. Николай II принял эту специально подобранную депутацию 19 января (1 февраля) и заявил ей:

«Вы дали себя вовлечь в заблуждение и обман изменниками и врагами нашей Родины. Стачки и мятежные сборища только возбуждают толпу к таким беспорядкам, которые заставляли и всегда будут заставлять власти прибегать к военной силе, а это неизбежно вызывает и неповинные жертвы. Знаю, что нелегка жизнь рабочего. Многое надо улучшить и упорядочить… Но мятежною толпою заявлять мне о своих нуждах – преступно».

Если этот шаг имел какие-то имиджевые последствия для монарха, то вряд ли они в тот момент оказались позитивными.

Уже события, предшествовавшие «Кровавому воскресенью», а ещё больше – последующие, показали: власть проигрывала своим противникам, в первую очередь, войну информационную!

Средства агитации и пропаганды были тогда почти исключительно печатными, до вхождения в быт недавно изобретённого радио было ещё далеко. И почти вся пресса была в руках либерально и радикально настроенных кругов! Но события 1905 года не побудили правящие сферы приступить к созданию мощных официозных СМИ. Печать продолжала по старинке считаться делом исключительно частной инициативы. Разрушительной пропаганде власть не пыталась противопоставить свою. Она действовала словом увещания, угрозами и оружием – в зависимости от степени опасности для неё самой. Но ни разу не попыталась сама перехватить инициативу в информационной войне.

Или взять, например, такой совершенно неиспользованный властью ресурс, как мощное стихийное народное движение, поднявшееся для отпора революции в 1905 году, часто именуемое «черносотенным». Даже Ленин признавал «мужицкий демократизм», свойственный «чёрной сотне». Но, вероятно, именно это свойство отпугнуло от «чёрной сотни» чистоплюев-сановников. Они поспешили занять по отношению к нему враждебную позицию. Это несмотря на то, что во главе большинства черносотенных организаций стояли представители дворянского сословия. После подавления первой революции власть окончательно отвернулась от общественных монархических организаций. Им отказали в финансовой поддержке. К началу 1917 года большинство монархических организаций прекратило своё существование. А некоторые их прежние вожди – Шульгин, Пуришкевич, тот же Гурко и др. – перед Февральской революцией активно занимались дискредитацией династии…

Недооценка роли политических технологий стала острой болезнью последних лет российской монархии. Этому можно найти объяснения и даже какие-то моральные оправдания: мол, царь – не партийный кандидат в президенты, ему неуместно было использовать для удержания власти те приёмы, которые употребляют для захвата власти посредством выборов. Но ясно и то, что правящие сферы империи оказались совершенно беспомощными перед новыми угрозами, возникавшими перед существовавшим строем, и даже не хотели до конца их понять и осознать. «Красное колесо» ускоряло свой бег…

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/tajny_krovavogo_voskresenja_2010-01-22.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77543

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 26 Января 2014, 19:29:51 »

ГАПОН И СИОНИСТЫ

История провокации 9 января 1905 года
  

  
    В начале ХХ века в России усилилась работа подрывных антигосударственных сил, руководимых и финансируемых из-за границы. Одной из таких подрывных сил была организация, формально возглавляемая священником Г. Гапоном, но на самом деле управляемая видными деятелями сионистского и масонского движения, взявшими за основу методы подрывной работы вольных каменщиков.

   Ближайшим соратником и советником Г. Гапона был Пинхус Моисеевич Рутенберг, известный всем как Мартын Иванович, – один из видных деятелей сионистского и масонского движения. Собственно говоря, эта темная личность все время стояла за спиной Гапона. Рутенберг стал прототипом героя повести Горького «Все те же» Зейделя, который, по мнению Горького, «является могучим агентом модернизации и европизации русского общества в противоположность консерватизму азиатского черносотенства». Зейдель высказывает мысль о «бесполезности жизни среди пассивного русского народа».

   В конце декабря 1904 года по ничтожному поводу (увольнение четырех рабочих) вспыхнула многотысячная забастовка на Путиловском заводе (начальником мастерской здесь работал Рутенберг), которая потом перекинулась на другие предприятия. Организация забастовки велась опытными «революционерами». К 4 января бастовало 15 тысяч рабочих, к 6 января – 26 тысяч, к 7 му – 105 тысяч, к 8 му – 111 тысяч. Была парализована работа значительной части оборонных предприятий, что с радостью отмечалось японской разведкой. Сколачивается стачечный комитет, создается большой денежный фонд помощи бастующим (большей частью – из тех же иностранных денежных средств; рабочие, конечно, об этом не знали), из которого им платили пособия не меньше заработной платы. Все нити забастовок тянулись к организации, которую формально возглавлял агент полиции Гапон, фактически она находилась в руках опытных «революционеров», подобных Рутенбергу. Они поставляли для этой организации специалистов и инструкторов. Гапон хотя и стремился играть большую роль, на самом деле служил только ширмой, удобной и выгодной для настоящих хозяев положения.

   Незадолго до событий 9 января знакомый Рутенберга по Путиловскому заводу инженер М.К. Парадовский неоднократно беседовал с ним. «В это время, – пишет Парадовский, – я два или три раза виделся с Рутенбергом, и так как я знал, что он близок к Гапону, я, естественно, заговорил с ним об этом, и он поразил меня своим непониманием происходящего и только твердил, что чем хуже Царю, тем лучше всем его верноподданным. (В другом месте Рутенберг злорадствовал над Царем и выражал надежду, что война подорвет его авторитет в народе. – О.П.). Когда я сказал ему, что верноподданные Царя – это Русский народ и не Гапону быть представителем народа, Рутенберг рассмеялся и сказал: «Гапон – это пешка, и весь вопрос, кто эту пешку двигает».

   К началу 1905 года гапоновская организация стала серьезной силой. В нее входило 20 тысяч членов, среди которых много поляков, финнов, евреев. Общество имело свои читальни, клубы, чайные. Рабочим читали лекции: по истории культуры и экономическим вопросам – юрист М.А. Финкель; по истории литературы – редактор «Тюремного вестника» Ф.Н. Малинин; по вопросам текущего момента – Н. Строев (С.Я. Стечкин).

   Особая работа велась среди женщин. Организатором этой работы была старая социал демократка Вера Марковна Карелина. И вообще, несмотря на утверждение о том, что гапоновское движение было представлено только рабочими, в нем участвовало большое количество социал демократов – интеллигентов.

   «К 7 и 8 января, – пишет исследователь деятельности гапоновской организации А. Шилов, – социал демократы настолько овладели… массою, что уже стали говорить, что при гапоновском отделе состоят особые должностные лица, называемые социал демократами, и Гапон предложил устроить совещание с ними, которое состоялось 7 января».

   Именно этими должностными «социал демократами» составлена подрывная прокламация, которая 4 января была широко распространена по всему Петербургу.

   Прокламация состояла из экономических требований, а в конце, как бы незаметно да и непонятно для рабочих, протаскивались и политические. Рабочие понимали свои требования чисто экономически и вплоть до 8 9 января были знакомы именно с ними, да другие они вряд ли бы и поддержали.

   Но в самый последний момент вместо принятых и поддерживаемых рабочими экономических требований появляется петиция, составленная якобы тоже от имени рабочих, но содержащая экстремистские требования общегосударственных реформ, созыва Учредительного собрания, политического изменения государственного строя. Все пункты, известные рабочим и реально поддерживаемые ими, переносятся в заключение. Это была в чистом виде политическая провокация революционеров, пытавшихся от имени народа в тяжелых военных условиях предъявить требования неугодному им русскому правительству.

   Идея идти с петицией к Царю подана рабочим Гапоном и его окружением 6 7 января. Но рабочих, которых приглашали идти к Царю за помощью, знакомили с чисто экономическими и, можно сказать, разумными требованиями. Собираясь к Царю, гапоновские провокаторы даже распространяли слух, что Царь сам хочет встретиться со своим народом. Схема провокации такова: революционные агитаторы якобы от имени Царя ходили и передавали рабочим примерно такие «его» слова: «Я, Царь Божией милостью, бессилен справиться с чиновниками и барами, хочу помочь народу, а дворяне не дают. Подымайтесь, православные, помогите мне, Царю, одолеть моих и ваших врагов». Об этом рассказывали многие очевидцы, например большевичка Л. Субботина. Она же передала диалог с одним студентом-революционером:

   «Ну, товарищ Лидия, вы вдумайтесь только, какое величие замысла, – говорит один студент, которого мы прозвали Огнедышащий, использовать веру в Царя и Бога для революции…» (На баррикадах. Лениздат, 1984. С. 46).

   Сотни революционных провокаторов ходили среди народа, приглашая людей 9 января к двум часам на Дворцовую площадь, заявляя, что их там будет ждать Царь. Рабочие готовились к этому дню как к празднику: гладили лучшую одежду, многие собирались взять с собой детей. В общем, для большинства рабочих этот день представлялся большим крестным ходом к Царю, тем более, что его обещал возглавить священник, лицо духовное, традиционно почитаемое.

   Да и власти вплоть до 8 января еще не знали, что за спиной рабочих заготовлена другая петиция, с экстремистскими требованиями. А когда узнали – пришли в ужас. Отдается приказ арестовать Гапона, но уже поздно, он скрылся. А остановить огромную лавину уже невозможно – революционные провокаторы поработали на славу.

   9 января на встречу с Царем готовы выйти сотни тысяч людей. Отменить ее нельзя: газеты не выходили. И вплоть до позднего вечера накануне 9 января сотни агитаторов ходили по рабочим районам, возбуждая людей, приглашая на встречу с Царем, снова и снова заявляя, что этой встрече препятствуют эксплуататоры и чиновники. Засыпали рабочие с мыслью о завтрашней встрече с Батюшкой Царем.

   Петербургские власти, собравшиеся вечером 8 января на совещание, понимая, что остановить рабочих уже невозможно, приняли решение не допустить их в самый центр города. Главная задача состояла даже не в том, чтобы защитить Царя (его не было в городе, он находился в Царском Селе), а в том, чтобы предотвратить беспорядки, неизбежную давку и гибель людей в результате стекания огромных масс с четырех сторон на узком пространстве Невского проспекта и Дворцовой площади, среди набережных и каналов. Царские министры помнили трагедию Ходынки, когда в результате преступной халатности местных московских властей в давке погибло 1389 человек и около 1300 получили ранение. Поэтому в центр стягивались войска, казаки с приказом не пропускать людей, оружие применять при крайней необходимости.

   Стремясь предотвратить трагедию, власти выпустили объявление, запрещающее шествие 9 января и предупреждающее об опасности. Но из за того, что работала только одна типография, тираж объявления был невелик.

   8 января Гапон направил письмо министру внутренних дел, из которого видно, что в угоду определенных сил он обманывал как рабочих, так и самого Царя.
  
  
   Ваше превосходительство! – писал Гапон. – Рабочие и жители Петербурга разных сословий желают и должны видеть Царя 9 го сего января, в воскресенье в 2 часа дня на Дворцовой площади, чтобы ему выразить непосредственно свои нужды и нужды всего Русского народа. Царю нечего бояться. Я, как представитель «Собрания русских фабрично заводских рабочих г. СПБ», мои сотрудники товарищи рабочие, даже все так называемые революционные группы разных направлений гарантируем неприкосновенность его личности. Пусть он выйдет, как истинный Царь, с мужественным сердцем к Своему народу и примет из рук в руки нашу петицию. Это требует благо его, благо обитателей Петербурга, благо нашей родины.

   Иначе может произойти конец той нравственной связи, которая до сих пор еще существовала между русским Царем и Русским народом. Бати долг, великий, нравственный долг перед Царем и всем Русским народом, немедленно, сегодня же, довести до сведения Его Императорского Высочества (так в источнике. – О.П.) как все вышесказанное, так и приложенную здесь нашу петицию. Скажите Царю, что я, рабочие и многие тысячи Русского народа мирно, с верою в него, решили бесповоротно идти к Зимнему дворцу.

   Пусть же он с доверием отнесется на деле, а не в манифестах только к нам.

   Копия с сего как оправдательный документ нравственного характера снята и будет доведена до сведения всего Русского народа.

   8 января 1905 г.

   свящ. Гапон

  
   Очевидно, что Гапон, обманывая и Царя, и народ, скрывал от них ту подрывную работу, которая велась его окружением за их спиной. Он обещал Царю неприкосновенность, но сам прекрасно знал, что так называемые революционеры, которых он пригласил для участия в шествии, выйдут с лозунгами «Долой Самодержавие», «Да здравствует революция», а в карманах их будут лежать бомбы и пистолеты. Наконец, письмо Гапона носило недопустимо ультимативный характер – на таком языке разговаривать с Царем коренной русский человек не смел и, конечно, вряд ли одобрил бы это послание.

   Гапон и преступные силы, стоявшие за его спиной, готовились убить самого Царя. Позднее, уже после событий 9 января, Гапона спросили в узком кругу:
  
   – Ну, отче Георгий, теперь мы одни и бояться, что сор из избы вынесут, нечего, да и дело то прошлое. Вы знаете, как много говорили о событии 9 января и как часто можно было слышать суждение, что прими Государь депутацию честь честью, выслушай депутатов ласково, все обошлось бы по хорошему. Ну, как вы полагаете, о. Георгий, что было бы, если бы Государь вышел к народу?

   Совершенно неожиданно, но искренним тоном, Гапон ответил:

   – Убили бы в полминут, полсекунд! (Максимов А. Признание Гапона. «Двуглавый Орел». 1930. № 37).
  
   Представители всех антирусских партий распределялись между отдельными колоннами рабочих (их должно быть одиннадцать – по числу отделений гапоновской организации). Эсеровские боевики готовили оружие. Большевики сколачивали отряды, каждый из которых состоял из Знаменосца, агитатора и ядра, их защищавшего (т.е. тех же боевиков). Все члены РСДРП обязаны быть к шести часам утра у пунктов сбора. Готовили знамена и транспаранты: «Долой Самодержавие!», «Да здравствует революция!», «К оружию, товарищи!». Упомянутая мною большевичка Субботина рассказывала о ночи, предшествовавшей 9 января:
  
   «Входит Самуил шапошник:

   – Товарищ Лидия, где вы были? Я бегал, вас искал. Флаги надо шить.

   – Кто заказал – партия?

   – Да мы на всякий случай сошьем, завтра чтоб были готовы.

   – Ну, Самуил, ерунда, я сейчас оттуда, от собрания, прокламации кто то бросил, так они закричали: не надо нам бунтовщиков с их бумажками, с их флагами, пускай завтра не сунутся, мы одни пойдем, чтоб Царь не подумал, что и мы – бунтовщики. Слышите, они нам места в рядах своих не оставляют. Пусть же одни, бараны, идут. Их вера в Царя – не моя вера, мои знамена – не их знамена.

   Слушает меня Самуил, ухмыляется».
  
   Диалог Самуила с Лидией кончается тем, что они, каждый по своему понимая задачу, принимаются за заготовку знамен.

   9 января с раннего утра рабочие собирались на сборных пунктах. Перед началом шествия в часовне Путиловского завода отслужен молебен о здравии Царя. Шествие имело все черты крестного хода. В первых рядах несли иконы, хоругви и царские портреты.

   Но с самого начала, еще задолго до первых выстрелов, в другом конце города, на Васильевском острове и в некоторых других местах, группы рабочих во главе с революционными провокаторами сооружали баррикады из телеграфных столбов и проволоки,
водружали красные флаги.

   Поначалу рабочие на баррикады не обращали особого внимания, а замечая, возмущались. Из рабочих колонн, двигавшихся к центру, раздавались восклицания: «Это уже не наши, нам это ни к чему, это студенты балуются».

   Общее число участников шествия к Дворцовой площади оценивается примерно в 300 тысяч человек. Отдельные колонны насчитывали несколько десятков тысяч человек. Эта огромная масса фатально двигалась к центру и чем ближе подходила к нему, тем больше подвергалась агитации революционных провокаторов. Еще не было выстрелов, а какие то люди распускали самые невероятные слухи о массовых расстрелах. Попытки властей ввести шествие в рамки порядка получали отпор специально организованных групп.

   Начальник Департамента полиции Лопухин, который, кстати говоря, симпатизировал социалистам, писал об этих событиях:
  
   «Наэлектризованные агитацией, толпы рабочих, не поддаваясь воздействию обычных общеполицейских мер и даже атакам кавалерии, упорно стремились к Зимнему дворцу, а затем, раздраженные сопротивлением, стали нападать на воинские части. Такое положение вещей привело к необходимости принятия чрезвычайных мер для водворения порядка, и воинским частям пришлось действовать против огромных скопищ рабочих огнестрельным оружием…»
  
   Шествие от Нарвской заставы возглавлялось самим Гапоном, который постоянно выкрикивал: «Если нам будет отказано, то у нас нет больше Царя». Колонна подошла к Обводному каналу, где путь ей преградили ряды солдат. Офицеры предлагали все сильнее напиравшей толпе остановиться, но она не подчинялась. Последовали первые залпы, холостые. Толпа готова была уже вернуться, но Гапон и его помощники шли вперед и увлекали за собой толпу. Раздались боевые выстрелы.

   Примерно так же развивались события и в других местах – на Выборгской стороне, на Васильевском острове, на Шлиссельбургском тракте. Появились красные знамена, лозунги «Долой Самодержавие!», «Да здравствует революция!» Толпа, возбужденная подготовленными боевиками, разбивала оружейные магазины, возводила баррикады. На Васильевском острове толпа, возглавляемая большевиком Л.Д. Давыдовым, захватила оружейную мастерскую Шаффа. «В Кирпичном переулке, - докладывал Царю Лопухин, – толпа напала на двух городовых, один из них был избит.

   На Морской улице нанесены побои генерал майору Эльриху, на Гороховой улице нанесены побои одному капитану и был задержан фельдъегерь, причем его мотор был изломан. Проезжавшего на извозчике юнкера Николаевского кавалерийского училища толпа стащила с саней, переломила шашку, которой он защищался, и нанесла ему побои и раны…

   Всего 9 января оказалось 96 человек убитых (в том числе околоточный надзиратель) и до 333 человек раненых, из коих умерли до 27 января еще 34 человека (в том числе один помощник пристава)». Итак, всего было убито 130 человек и около 300 ранено. Впоследствии враждебная русскому правительству печать преувеличивала число жертв в десятки раз, не утруждая себя документальными подтверждениями. Большевик В. Невский, уже в советское время изучавший вопрос по документам, писал, что число погибших не превышало 150 200 человек (Красная Летопись, 1922. Петроград. Т.1. С. 55 57).

   Так завершилась заранее спланированная акция революционеров. В тот же день стали распускаться самые невероятные слухи о тысячах расстрелянных и о том, что расстрел специально организован садистом Царем, пожелавшим крови рабочих.

   Вечером 9 января Гапон пишет клеветническую подстрекательскую листовку:
  
   «9 января 12 часов ночи. Солдатам и офицерам, убивавшим свою невинных братьев, их жен и детей и всем угнетателям народа мое пастырское проклятие; солдатам, которые будут помогать народу добиваться свободы, мое благословение. Их солдатскую клятву изменнику Царю, приказавшему пролить неповинную кровь народную, разрешаю.

   Священник Георгий Гапон » (ГАРФ, ф. 826, д. 47, л. 8 ).
  
   Г. Гапон сразу же после трагических событий бежал за границу, где с помощью одного английского журналиста состряпал воспоминания, в которых частично приоткрыл свои связи, чем вызвал беспокойство сил, стоявших за его спиной. Получал деньги от японского правительства, но не напрямую, естественно, а через некоего Сокова, японского агента, выдававшего себя за богача. После амнистии вернулся в Россию, поддерживал связи с полицией, хвастал, что обладает важнейшими документами, от опубликования которых может непоздоровиться многим. В марте 1906 года был убит группой боевиков при личном участии Рутенберга, якобы по приказу эсеровского ЦК (в который тогда входил провокатор Азеф) за связь с полицией. Но ЦК эсеров после убийства отказался подтвердить это решение: выходило, что Рутенберг совершил это убийство из каких то своих соображений. Что же касается связи Гапона с полицией, то она Рутенбергу была хорошо известна еще в 1904 году, а следовательно, эта связь – только повод для более важного шага: ликвидации опасного свидетеля. После убийства священника провокатора его документы были затребованы в Берлин адвокатом Гапона Марголиным, а после смерти адвоката бесследно исчезли.
  
  
   Рутенберг утверждал, что Гапона убили рабочие. Но, по данным «охотника за провокаторами» Бурцева, Гапона удавил собственноручно некто Деренталь – профессиональный убийца из окружения террориста Б. Савинкова (Былое. Новая серия. № 2. С. 54). Сам Рутенберг еще два года участвовал в первой антирусской революции, после поражения которой уехал в Италию, где сразу же занял видное место в сионистских и масонских организациях, дружил с Горьким. В 1917 году вернулся в Россию. В октябре 1917 года был помощником «диктатора» Петрограда Н. М. Кишкина, при благоприятных обстоятельствах мог сыграть при нем ту же роль, что и при Гапоне. В 1919 году уехал в Эрец Исраэль, где получил концессию на строительство электростанции – первой в Палестине. В 1929 м и в 1940-м годах был председателем «Национального комитета» («Ваад Леуми») – фактически сионистского правительства еврейских поселений в Палестине. Оказывал большое влияние на жизнь страны. Умер в 1942 году в Палестине. Еще один провокатор, соратник Рутенберга по эсеровской партии Азеф, был публично разоблачен как агент полиции, бежал в Южную Америку. Умер в 1918 году в Берлине при неясных обстоятельствах. В сионистской колонии в Палестине завершила свой жизненный путь и М. Вильбушевич, соратница Гапона.

    Так и такие лица совершали подрывную деятельность против России, в конечном счете приведшие ее к катастрофе и гибели десятков миллионов подданных Российской империи.

    К сожалению, история нас мало научила. Трагические события, череда внутренних врагов повторяются с пугающей закономерностью. Болотная площадь, антигосударственные преступления и теракты в Москве, Волгограде и других российских городах – единая цепочка событий, повторяющаяся с 9 января 1905 года и замыкающаяся одним и тем же кругом лиц и организаций. Чтобы разорвать эту цепочку, мы должны быть беспощадны к ним!
  

Олег ПЛАТОНОВ

http://www.rv.ru/content.php3?id=10508
« Последнее редактирование: 26 Января 2018, 20:50:40 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77543

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 29 Августа 2015, 11:37:59 »

Константин  Ерофеев, Русская народная линия


Разносчик скверны



Мефистофель, возможно, древнеевр. происхождения - от мефиц - распространяющий (разносящий) и тофель - скверна, грех (извините, из Википедии)
 

Второй день почти без исключения вся пресса страны обсуждает демонтаж образа Мефистофеля на фасаде дома на Лахтинской улице в нашем городе. Репортажей едва ли не больше, чем о сносе украинскими карателями целых улиц в Донецке и Горловке, чем о погроме боевиками ИГИЛ уникальных древнейших музейных комплексов Пальмиры, разграблении американскими борцами за демократию музеев Ирака. У нас, как говорится, и дым пожиже, и труба пониже. Всего-навсего называющие себя казаками люди снесли один из фрагментов на фасаде не такого уж и древнего здания.

И опять звон-перезвон: православный талибан грозит либерализму и демократии. Уже и ярлыки готовы - хулиганы, вандалы... Хотя даже следователь перед тем как вынести постановление берет объяснение, т.е. выслушивает подозреваемого или обвиняемого. Не говоря уж о суде. Прежде чем вынести приговор, следует изучить все мотивы. Так и я не буду бежать впереди паровоза, заранее кого-то осуждая и понося.

Если речь идет о хулиганских мотивах, то это дело одно. А если речь идет о защите православными людьми своих чувств и святынь (напротив дома с чертом на фасаде строится храм), то это дело другое. А если черт своим ходом куда-то ушел (с ними такое тоже может произойти), то дело третье. В общем, причин может быть легион, как и вдруг обнаружившийся легион защитников «культурной ценности» в виде усмехающегося хвостатого персонажа на фасаде обшарпанного дома.

Лично для меня изображение нечистого дело достаточно спорное. Не дело в городе Святого Петра на открытой местности размещать такие изображения. В темные годы начала прошлого века, которые кто-то до сих пор почему-то называет «серебряным веком», когда из всех щелей лезли мистика и сатанизм, церковная цензура почему-то просмотрела демона на фасаде. В советское время быстренько одернули тех, кто по недоумию или злой воле хотел поставить на Руси изваяния люциферов и искариотов. А уж нам, христианской стране, и вовсе не к лицу популяризировать такого рода изображения. В музее - да, на выставке современно-дегенеративного искусства - возможно.  Я не к тому, разумеется, что все нужно крушить. Просто, легко допустить, что для того или иного верующего изображение черта - преступление перед его совестью, всем святым, что есть в человеке. А еще и перед самыми незащищенными - детьми, которых Христос очень не рекомендовал «соблазнять».

Потому, может, лучше и не тратить бюджетные (т.е. народные) денежки на восстановление инфернального изображения на Петроградской стороне (а, следует добавить, что ревнители возрождения хвостато-крылатого персонажа на фасаде обнаружились в избытке). Пусть будет барельеф с Георгием Победоносцем или Петром Великим.

http://ruskline.ru/special_opinion/2015/08/raznoschik_skverny/
« Последнее редактирование: 04 Сентября 2015, 10:01:15 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77543

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 31 Августа 2015, 20:35:05 »

Шабаш в Санкт-Петербурге

Православная общественность возмущена, что в граде святого Петра проведен митинг под лозунгами «Я – Мефистофель» и «Мефистофель с нами»



Вчера в Санкт-Петербурге на Лахтинской улице прошёл народный сход против уничтожения барельефа с изображением Мефистофеля, сообщает «Новая газета». В акции приняли участие примерно 500 человек. Они закрепили временный баннер с фотографией Мефистофеля на фасад здания, откуда сбили барельеф.
 
«Это не митинг, мы не используем звукоусилители и плакаты. Просто сюда вышли люди, чтобы показать своё отношение к вандализму», — заявил депутат Законодательного собрания Петербурга Александр Кобринский. Участники схода исполняли песню Михаила Новицкого «Это наш город, это наш город, мы его в обиду не дадим! Это наш город, это наш город, от вандалов диких защитим!». Кроме того, они включали на телефонах арию «Мефистофель» в исполнении Фёдора Шаляпина.
 
«К сожалению, нам не удалось повесить на прежнее место изображение Мефистофеля. Жилкомсервис, который обещал предоставить доступ на крышу, залег на дно и не отвечает на обращения. Завтра мы попытаемся с ними связаться, планируем установить фотокопию барельефа», - заявил, как сообщает Интерфакс, петербургский депутат Борис Вишневский.
 
В редакцию «Русской народной линии» поступило обращение адвоката, победителя губернаторского литературного конкурса «Неизвестный Петербург», правозащитника Константина Ерофеева губернатору Санкт-Петербурга Георгию Полтавченко:

 
«Глубокоуважаемый Георгий Сергеевич!
 
Разрешите поделиться с Вами своей озабоченностью по поводу антиправославной истерии, нагнетаемой в городе в связи с исчезновением печально памятного барельефа демона на фасаде дома 24 по Лахтинской улице. Нет никакого сомнения, что все мы, петербуржцы-ленинградцы, выступаем за сохранение исторического лица нашего великого города. Исчезновение элемента декора здания на Лахтинской должно стать предметом заботы городских властей, а если будет необходимо, то и правоохранительных органов. Хотя, кажется, данное изображение не великой художественной ценности.
 
Вместе с тем, не столь уж значительное в масштабах города событие стремятся использовать политически ангажированные силы. Глубокое разочарование оставил т.н. «народный сход» граждан в выходные на Лахтинской улице. Возможно, акция (кстати, следует проверить, разрешенная ли властями) задумывалась как сатирический перфоманс. Во всяком случае, один из депутатов нашего Законодательного собрания, Б.Вишневский, в, вероятно, кажущейся ему забавной форме, демонстрировал свое сходство с исчезнувшим персонажем.

Хотя проведение митинга под лозунгами "Я – Мефистофель ", "Мефистофель с нами " и дефиле граждан с пластмассовыми рожками под стенами строящегося православного храма вызывает у меня скорее раздражение, а не благостную улыбку.
 
Стремление участников "народного схода" политизировать событие (кое-кто демонстрировал плакаты типа "Церковь! Знай свое место!") тем более не может восприниматься как содействие межрелигиозному миру в нашем городе. Впрочем, такого рода лозунгам должна быть дана оценка компетентными органами.
 
Также разрешите высказать Вам свое мнение относительно восстановления изображения демона на стене дома 24 по Лахтинской улице. Т.к., по всей видимости, изображение утрачено безвозвратно, не следует тратить бюджетные деньги на его восстановление. Изображенный персонаж одиозен в глазах представителей основных традиционных конфессий. В целях укрепления духа единства наших горожан, независимо от их религиозных и политических убеждений, предлагаю установить на утраченном месте изображение герба нашего великого города либо его основателя Петра Первого».
 
В редакцию РНЛ также поступила статья председателя Санкт-Петербургского отделения движения «Народный Собор» Анатолия Артюха. Публицист, напомнив историю с «казаками» Марата Гельмана, отмечает, что ещё в 2013 году «Народный Собор» просил губернатора и прокуратуру проверить причастность Гельмана к появлению писем «казаков». «В итоге появились десятки обличительных репортажей в СМИ и на телевидении, в которых доказывается, что именно Гельман придумал несуществующих казаков. Казалось бы, противник изобличен, информационная блокада прорвана. Прокуратура в курсе, власти в курсе, общественность в курсе, СМИ в курсе. Хитроумным провокаторам больше не удастся водить за нос доверчивого обывателя. Гражданское общество сделало своё дело и может сосредоточиться на решении других, более важных и серьёзных вопросов. Но!!! В конце августа 2015 года опять появляются неуловимые казаки Марата Гельмана, только у них теперь, судя по всему, новый художественный руководитель.
 
Тот же несуществующий атаман Денис Горчин, те же несуществующие "Казаки Петербурга ". Тот же массовый вброс по СМИ, по той же схеме - через "Фонтанку ". Что изменилось??? Пожалуй, в этот раз более изощрённо был выбран объект. Барельеф Мефистофеля напротив православного храма.  Идеально выбранная позиция для атаки. Известный архитектор Александр Львович (Хацкель Меерович) Лишневский, родившийся в теперь уже Украинском Херсоне и ставший знаменитым петербургским архитектором, в начале ХХ века построил множество домов, украшенных демонической символикой», - пишет А.Артюх.
 
По его мнению, в новой провокации заинтересованы, прежде всего, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и директор Исаакиевского собора Николай Буров. «Пиотровский сознательно уходит от недоразумения со строителями и продолжает нагонять волну об опасности православных вандалов. Всё та же тупая и циничная мантра про казаков, которых нет. Но почему же так упрям и последователен Пиотровский? Да потому, что нажива на дискредитации Церкви – высший пилотаж адепта либерального апокалипсиса.  Ищите финансовый след, и вы найдёте несуществующих казаков», - уверен эксперт.
 
«Стало известно, что Михаил Пиотровский и министр внутренних дел Владимир Колокольцев договорились: "сегодня Эрмитаж представит МВД свой план сохранения вневедомственной охраны в музее ", сообщил портал "Город 812 ". То есть 100 млн рублей Пиотровский не получит, и тут, как-то внезапно, в Петербурге с фасада старого дома на асфальт падает очень ценный для либеральной общественности барельеф…
 
И сразу же, из преисподней вновь вылезают виртуальные "казаки " и поднимается вой об угрозах православных вандалов. Если появилась неожиданная угроза музеям, значит необходимо дополнительное финансирование на охрану и Пиотровский, якобы выполняя благую миссию, требует деньги налогоплательщиков в количестве обозначенной им суммы – 100 млн. рублей», - пишет А.Артюх.
 
«Не остался в стороне и позиционирующий себя православным директор Исаакиевского собора Николай Буров, - продолжает он. - Именно он стал сегодня главным фигурантом противостояния светской власти и Церкви. Он фактически открыто выступил не только против возвращения Исаакиевского собора Церкви, но и против владыки митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варснофия. Он полностью поддержал коллегу из Эрмитажа, точно также начав сокрушаться об опасностях православных вандалов».
 
«Церковь попросила вернуть собор (Исаакиевский. - РНЛ). Буров встал в позицию открытой конфронтации с митрополитом и его командой. В интервью с Валерием Татаровым Буров сказал, что драться от умеет и подставлять щёку не будет, ибо не толстовец…  А теперь вопрос? Выгодно ли Бурову выставить Церковь в неприглядном виде? Выгодно! Ведь его хотят лишить доходов превышающих миллиард рублей в год…» - отмечает председатель Санкт-Петербургского отделения движения «Народный Собор».
 


http://ruskline.ru/news_rl/2015/08/31/shabash_v_sanktpeterburge/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77543

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 31 Августа 2015, 20:39:09 »

Объединенные сатаной

Депутат Виталий Милонов о петербургской сходке защитников Мефистофеля



Как сообщалось, вчера в Санкт-Петербурге на Лахтинской улице прошёл народный сход против уничтожения барельефа с изображением Мефистофеля. Инцидент прокомментировал в интервью «Русской народной линии» депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Виталий Милонов:

В ситуации с барельефом Мефистофеля все ясно, государство признало незаконным его демонтаж с фасада здания и, кроме того, инициировало проверку по этому факту. В свою очередь Церковь не оказала поддержку тем, кто таким немножко варварским способом расправился с барельефом, ведь образ Мефистофеля находился на фасаде здания более века.

Но что для нас, православных, означает изображения черта? Его изображают на иконах, Никита Бесогон или Георгий Победоносец, поражающий копием змия. Для нас, христиан, картинки или фигурки дьявола не несут сакрального значения. Единственное, они напоминают нам о том, что он есть. Но есть некое движение, которое себя несколько расчехлило, ведь вся эта активная либеральная тусовка молчит, когда разрушается православный памятник. Этим людям наплевать, что на старом православном кладбище у ангела крест отвалился или вандалы разбили его фигуру. Эти деятели молчат, но когда тронуто их божество, которому они поклоняются, даже не осознавая, что Мефистофель – сатана, то это их объединяет. Таких людей легко заметить по их искаженным лицам, по печати дьявола на лице - Вишневские, скрывающие свою настоящую фамилию, и прочие. Это один и тот же набор известных извращенцев Петербурга, которые вечно находятся на маршах «мира» в поддержку Украины и против Церкви или строительства нового храма. Это всё одна тусовка, которая декларирует себя агностиками, демонстрируя свою антирелигиозность. Когда же они приезжают на свою историческую родину, то все надевают кипу и бегут к Стене плача.

Эти деятели понимают опасность укрепления и становления православной веры, потому что они лучше нас знают, что их можно победить постом и молитвой. Бесы уж точно знают, что Христос есть для них погибель, поэтому используют любую возможность и предлог, только чтобы в народе не укреплялись традиционные православные ценности. Они стараются навязать нашему народу гадкий образ жизни, превратить нас в общество потребления без духовно-нравственных ценностей, в массу, которой будут управлять их хозяева, те, кто видит Россию в качестве нищей страны рабов, без понятия «Родина».

http://ruskline.ru/news_rl/2015/08/31/obedinennye_satanoj/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77543

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 01 Сентября 2015, 11:44:41 »

Алексей  Богачев

Мефистофель и информационно-психологическая война



Весь либеральный Интернет взахлеб обсуждает историю сброшенного вниз и расколовшегося на мелкие кусочки  барельефа с изображением беса «Мефистофеля», ранее находившегося под крышей дома Лишневского на Лахтинской улице в Петербурга.

Поговорим на светском, научно одобряемом языке. Предлагаю провести мысленный эксперимент. Представьте себе, что где-нибудь на улице к Вам подходит человек с бородкой и лукавой усмешкой, после чего говорит Вам: «Вы знаете, что на самом деле вполне хорошо и нормально желать изнасиловать, пытать, убить и съесть своих родителей и детей? Да-да, в прямом смысле. И вообще, в мире нет ничего святого. Я бы хотел научить этому Вас и Ваших детей». А потом изображение этого существа вешают напротив вашего дома. Представили? Или думаете, что такое развитие событий невероятно?

Тогда напоминаю Вам, что в Европе и США маленьких детей уже отдают на воспитание в «семьи» гомосексуалистов (предлагая, тем самым, несовершеннолетним изначально разрушительную для психики модель полоролевых и психосексуальных стереотипов), активно обсуждается «нормальность» инцеста, безработных женщин принуждают к проституции и т.д., а в качестве единственной значимой ценности предлагаются интересы эго (как «свободной личности»).

Все это - проявление постмодернистской концепции «ничего святого», концепции полной относительности нравственных ценностей. С политической точки зрения, активное навязывание  человечеству такой концепции выгодно тем транснациональным политическим элитам, которые заинтересованы в глобальном контроле над миром и, соответственно, в расчеловечивании и унификации людских масс (объективными союзниками политиков здесь являются транснациональные корпорации, которым выгодно распространение культа гедонизма и потребления). Для этого осмеянию и, по возможности, разрушению подвергаются все вечные, святые символы, а также открывающие людям доступ к этим символам  социальные институты и явления:  религиозные структуры, цивилизации,  культуры, национальные государства.

И, наоборот, в массовое сознание внедряются идеи о якобы «неоднозначности» символов абсолютного зла: вампиров, маньяков, бесов, о возможности глумиться над святынями в рамках «нового искусства»

Роль проводников такой политики в каждом сообществе играют его «раковые клетки» - пятая колонна, которая проявляет себя практически везде: в политике, в образовании, в искусстве, журналистике и т.д.

В России мы можем наблюдать работу «пятой колонны» на примере чубайсов, ливановых, гельманов, сванидзе.

Все они, так или иначе, пропагандисты «коллективного Мефистофеля» - матрицы пустоты, системы «ничего святого» и рьяные борцы со всеми проявлениями Святого и Вечного.  В рамках такой борьбы они - враги  традиционного и национального, а, значит, у нас, в России, они враги Православия и русской цивилизации (а также и подлинного социализма). Этих пропагандистов у нас  принято называть «либералами», хотя, на самом деле, к настоящей свободе отношения они не имеют.

У всех у нас на памяти недавние «взвизги» либеральной общественности, на примере «Бессмертного полка» увидевшей, что русский народ - жив. Уже несколько лет мы можем фиксировать невиданные потоки грязи на образ русского мира, возрождение которого  крайне болезненно для постмодернистов всей планеты Земля.

Так вот: акция «в защиту Мефистофеля» - это, по сути, акция в защиту пропаганды «нормальности»  желания изнасиловать, пытать, съесть и убить Мать и Отца или детей.

И разожгли эту акцию  как раз представители «пятой колонны» (не факт, что каждый из них осознает, что делает, но объективный характер их действий - понятен). Им было важно, чтобы простые люди начали именно защищать сатану (беса, «демона»), право на то, чтобы образ, символизирующий собой идеологию «ничего святого», мог открыто висеть  на улицах российских городов.

Конечно, вопрос о том, кто и зачем сбросил изображение беса вниз, остается открытым.  Может быть, это была искренняя реакция возмущенных людей, а, может быть, и провокация. В любом случае, возник повод для либеральной истерии, в ходе которой о лахтинском бесе узнала чуть ли не вся страна, а Православную Церковь начали сравнивать с ИГИЛ.

Кстати сказать, такое сравнение абсолютно некорректно, так как ИГИЛ уничтожает все памятники старины, а не только те, которые пропагандируют абсолютное зло.

Вопрос же о том, можно ли пропагандировать зло на основании защиты «объекта культурного наследия» - крайне спорный. Я, например, считаю, что нельзя, и что образ беса на лице Лахтинской являлся исключением из правил (ну, нет, во всяком случае, практически нет, других явно сатанинских  барельефов в Петербурге).

Были ли действия сбросивших барельеф лиц самоуправством? Наверное.

Однако в любом случае защищать сатанинские (то есть, пропагандирующие концепцию «ничего святого») символы - чуждо самой основе здоровой человеческой души. И тот факт, что когда-то, во время серьезной смуты, кто-то такой символ публично установил на своем доме, не дает, на мой взгляд, оснований для того, чтобы он продолжал оскорблять человеческое начало сейчас.

В музее - пожалуйста. Но не на улице!

И раз уж некие лица, сбросив барельеф беса, совершили самоуправство, - преступление, которое мы не можем одобрять, но можем понять, - то дело о самоуправстве нужно расследовать, однако сам барельеф на прежнем месте восстанавливать, на мой взгляд, абсолютно не нужно.

Да, есть явления и вещи, совершенно чуждые нам. Есть черта, которую нельзя преступать: хоть с религиозной, хоть с самой что ни на есть светской точки зрения.

И если либерал отождествляет себя и все стоящие за ним силы с бесовским, то лично его мы можем пожалеть (это, на самом деле, страшно, хотя часто страшно далеко не сразу), оставаясь самими собой и, безусловно, отвергая любую пропаганду абсолютного зла.

Вывод же, который необходимо сделать сейчас: российский либерализм и душеразложение (бесовщина) - одно и то же.

Доказательство этого теперь у нас на руках.
 

Алексей Богачев, публицист, практический психолог

http://ruskline.ru/opp/2015/avgust/31/mefistofel_i_informacionnopsihologicheskaya_vojna/

http://rusprav.tv/mefistofel-i-informacionno-psixologicheskaya-vojna-50052/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77543

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 01 Сентября 2015, 13:25:30 »

Валерий  Татаров

Cui prodest, или кому выгодна история с Мефистофелем



См.видео по нижеприведённой ссылке:

http://ruskline.ru/video/2015/sentyabr/01/cui_prodest_ili_komu_vygodna_istoriya_s_mefistofelem/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77543

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #8 : 04 Сентября 2015, 10:00:40 »

Манеж и Мефистофель – попытка устроить революцию в России



14 августа лидер общественного движения «Божья воля» Дмитрий Цорионов (Энтео) вместе со своими сторонниками разгромил скульптуры 60-70-х годов на выставке в Москве «Скульптуры, которых мы не видим», заявив, что они оскорбляют чувства верующих.

26 августа с фасада здания, расположенного в Санкт-Петербурге на Петроградской стороне, был сбит барельеф, изображающий Мефистофеля.

Эти события вызвали общественный резонанс.

О подоплеке произошедших инцидентов рассуждает в интервью «Русской народной линии» священник Сергий Карамышев. Беседует заместитель главного редактора РНЛ Александр Тимофеев.

См.видео по нижеприведённой ссылке:

http://www.youtube.com/watch?v=3-Wh76_t-tg&feature=player_embedded

http://ruskline.ru/rnl_tv/2015/sentyabr/02/manezh_i_mefistofel_popytka_ustroit_revolyuciyu_v_rossii/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77543

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #9 : 04 Сентября 2015, 17:18:41 »

Валерий  Татаров

Борьба за Мефистофеля в Петербурге, или Сатана, как новый кумир либеральной общественности



«Нужное подчеркнуть» с Валерием Татаровым.

Сюжет о бесновании вокруг барельефа Мефистофеля в Санкт-Петербурге.

См.видео по нижеприведённой ссылке:

http://ruskline.ru/video/2015/sentyabr/04/borba_za_mefistofelya_v_peterburge_ili_satana_kak_novyj_kumir_liberalnoj_obwestvennosti/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77543

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #10 : 08 Сентября 2015, 12:03:20 »

Анатолий  Артюх, Русская народная линия

Секта свидетелей Мефистофеля



В России насчитывается около 500 различных сект. Численность людей, вовлеченных в деструктивные и оккультные религиозные организации, достигает 1 миллиона человек.

По расчетам президента Центра религиоведческих исследований и автора термина «тоталитарная секта» Александра Дворкина, только «штатных» сектантов насчитывается минимум 600-800 тысяч.

Но приходится констатировать тот грустный факт, что число сект в России растёт, а противодействия их деструктивной деятельности на уровне закона до сих пор нет. Экспертами Движения «Народный Собор в Петербурге» только за последние три года выявлено несколько организаций, которые по всем признакам попадают в список деструктивных религиозных организаций, но их нет в официальном списке сект.  Это «Вальдорфская система образования», об этой секте я писал  ещё в 2012 году, «ЛГБТ христиане» и «Школа магии Атлантида» ( http://гатчинка.рф/Default.aspx?tabid=63&ID=4625 ).

Но вот, казалось бы, заурядный случай с разбившимся вдребезги барельефом Мефистофиля, улетевшего с фасада доходного дома Лишневского на Лахтинской улице в Санкт-Петербурге, выявил группу людей, которые при внимательном рассмотрении проявляют все признаки поведения адептов новоявленной секты поклонников тёмных сил, демонов и прочей нечисти.

Идолопоклонничество - это когда люди собираются в группу для поклонения своему неодушевлённому божеству. Должен быть Объект религиозного поклонения язычников - истукан. Почему петербургские сатанисты выбрали как объект для поклонения именно барельеф убитого Мефистофеля, сказать трудно, хотя в России к покойникам всегда относятся хорошо и уважительно. И разбитый Мефистофель, в этом отношении, гораздо ценнее для объединения богохульников-оппозиционеров чем скажем здравствующий Навальный или Ходорковский или даже мёртвый Немцов. Мефистофель - фигура загадочная и нейтральная, к тому же у него есть статус архитектурного памятника.

Такого можно и пожалеть, и поклонится и сделать своим кумиром - символом борьбы с властью и Церковью.

Петербургская безбожная интеллигенция, точнее, неолиберальная, называющая себя «милыми очкариками» только с виду кажется неверующей серой массой. На самом деле они верующие люди. Только вера у них не в Бога - Создателя вселенной, неба, земли и человека, а в его противника - сатану. Их лозунги -  «Всё для человека! Человек центр вселенной! Цель жизни - получение удовольствия любыми способами». Они отрицают существование Бога Творца прикрываясь фразой «не боги горшки обжигают». В современной трактовке это звучит так: «Мы создали водопровод и канализацию, мы изобрели автомобиль, прививку от оспы и лезвия для бритья. Мы и дальше будем делать всё чтобы человек жил беззаботно и с удовольствием!» Их задача возвести в культ удовольствие. Борьба за кайф любой ценой, даже ценой собственного здоровья и жизни.

Современные сатанисты называют себя демократами и гуманистами.  Демократы в современной России называют себя оппозицией, пропагандируя идеи гуманизма и толерантности. Гуманистическое движение не поддерживается существующей властью, поэтому им приходится бороться с существующей властью. Современные сатанисты пытаются пропагандировать сатанизм, прикрываясь  свободой творчества, свободой половых извращений и свободой от совести. Их главная цель состоит в стремлении отделить нравственные идеалы от религиозных доктрин, метафизических систем и этических теорий с тем, чтобы оправдать культ удовольствия в личной жизни и общественных отношениях. Поэтому они пытаются создать новую религию где культ вседозволенности будет основной и единственной религией в мире. Поэтому они открыто выступают против неизменной позиции традиционных конфессий, заявляя, что они якобы мешают им развиваться и лишают свободы. Они не понимают, что невозможно соединить божественное и мирское, как невозможно соединить жизнь и смерть. Но они пытаются это сделать.

Сегодня в США они уже бросают за решётку христиан, которые грех открыто называют грехом, а извращение - извращением.

В этом году, как Вы знаете, Верховный Суд США принял незаконное решение, признавшее гомосексуальный «брак» конституционным «правом». Но Ким Дэвис - клерк округа Роуэн в американском штате Кентукки, отказалась выдавать лицензии на однополые «браки». И за это, по решению судьи, она брошена в тюрьму. Она заявила, что поддержка однополых «браков» противоречит ее христианской вере и судья бросил ее в тюрьму, чтобы она изменила свои взгляды. Вот это они называют толерантностью, хотя на самом деле это самая настоящая и беспощадная диктатура. Диктатура греха!

Чтобы хоть как-то доказать свою значимость и разумность они, недолго думая, объявляют всех верующих людей - мракобесами, а власть - диктатурой. На этом фоне они не становятся умнее, талантливее или добрее, но они ни чего не смогли придумать лучше, что бы оправдать свою агрессию и никчёмность. Они не знают и не хотят знать, что истинный талант всегда является даром от Бога. Но они отрицая Бога Творца делают жалкие попытки создать шедевры из пыли и экскрементов на фоне многовековых и бесчисленных шедевров христианской культуры.  И у них получаются «шедевры» типа «Чёрного квадрата» Малевича. На самом деле Малевич по наводке бесов всего лишь предсказывал будущее и  изобразил экран выключенного телевизора или монитора компьютера, как насмешку над  поколениями электронных дегенератов, променявших великую культуру на айфоны. 

Современные сатанисты называют себя интеллигентами претендуя на избранность и интеллект. Но именно остатки интеллекта и обличают их противоречия и комплексы неполноценности. Видя бесполезность и тщетность своей деятельности они становятся агрессивными. Бездари всегда агрессивны. И чтобы хоть как-то заявить о себе и доказать, что они способны хоть на что-то, они выбирают тактику уничижения и осквернения святынь и высмеивания действительно талантливых людей. Они целенаправленно начинают глумление, чтобы на фоне разрубленных икон и плясок в храмах они хоть немножко смогли почувствовать себя истинными творцами. Так у нас появились и фильмы с названием Левиафан, и спектакли с названием «Тангейзер» и выставки современного порно-искусства Сидула и Гельмана.

Они думают, что, спиливая кресты и танцуя в храмах, они становятся свободными и талантливыми? Они искренне думают, что, убив священника, можно стать святым, а, разрубив икону, доказать, что мазня Эдварда Мунка в эстетическом плане ничем не хуже «Троицы» Рублёва? Несчастные! Они пытаются оправдаться тем, что их кумиров высоко оценили критики, ведь к примеру картину того же Мунка 2 мая 2012 года на аукционе Sotheby's продали за 119,9 миллиона долларов. Но они забывают, что если «Крик» Мунка является одной из самых дорогих картин в мире, то «Троица» Рублёва - бесценна...

Петербургская либеральная интеллигенция доказала всему миру, что нет предела изобретательности в деле оправдания своей бездарности своей тупости и агрессии. Они цепляются за любую веточку на ветру перемен в нашей стране, лишь бы оказать противодействие государству и Церкви. Для этого они выдумывают виртуальных казаков, пытаясь запугать обывателя их мифическим присутствием в каждом театре и музее как строгий спецназ от радикального православия. Когда горожанам этот фейк надоедает,  сатанисты придумывают другие провокации с целью добиться реакции православных людей. Для этого на помощь призываются половые извращенцы, как авангард движения богоборцев, русофобов и антиклерикалов. Так же неплохо поддаются дрессировке любители зелёных насаждений под новый год, как альтернатива строительству храмов. Конечно же вписываются в этот хоровод политики-оппозиционеры и ценители современного ублюдочного антиискусства. Но кризис жанра на лицо и их акции становятся унылыми и однообразными. Правоохранительные органы находят всё больше поводов не допускать провокации. Адепты культурного майдана в ступоре. Крики про недопустимость возвращения Исаакиевского собора в ведение «зажравшихся попов» напрягают крикунов самой темой общественной дискуссии. Невзоров нервно курит какую-то гадость, тупо уставившись в круп говорящей лошади и вдруг... БАЦ!!!  По асфальту покатилась голова каменного изваяния Мефистофеля.

Пёстрое хрюкающее лозунгами про «рашку» и «режим» стадо нео-гадаринских свиней, встрепенулось и звериным чутьём определило, что случилось нечто важное. Бандерлоги дружно взвыли на Луну, шерстью ощутив, что туманным утром 26 августа 2015 года на Петроградке появился ОН -  «белый альпинист» Андрей и лёгким движением кувалды сбил сакральную выпуклость со старого дома архитектора Хацкеля Мееровича Лишневского. 

Тот факт, что напротив здания с демоном уже шесть лет идёт строительство храма Святой Ксении Петербургской придаёт истории необходимую для скандала деталь. И вот тут разрозненные и разбросанные по педерастическим клубам и кружкам по обучению росписи на стенах общественных туалетов поняли, пришло их время! Время объединиться и заявить о себе во весь голос! И вот депутат Законодательного собрания Александр Кобринский потными от восторга ручонками уже строчит заявление в полицию, связывая происшествие с активностью «православного ИГИЛ».

КГИОП строго заключает: «Элемент лепной композиции над трёхчастным окном - рельефа с изображением антропоморфного фольклорного существа с крыльями летучей мыши - отнесён к предмету охраны объекта, представляющему особую историческую ценность». «Фонтанка» связывает «вандальные» работы с фирмой «Терра», известной в качестве подрядчика МО «Чкаловское» и как фигурант расследований фонда Алексея Навального. Именно в этот самый момент у петербуржских либералов появился объект для поклонения, его останки чуть позже нашли в помойном баке. А в Петербурге появилась новая религиозная община со всеми признаками  сатанинского культа поклонников изваянию диавола -  секта свидетелей Мефистофеля.

По оценкам сектоведов, существует определённый перечень симптомов человека являющимся адептом секты. Предлагаю применительно к группе тех лиц, которые требуют восстановления изображения своего кумира сатаны на прежнее место,  и определить насколько критерии их поведения  совпадают со списком признаков поведения сектантов.

1. изменение поведения, манеры одеваться, словарного состава, интересов;

2. повторяющиеся и непривычные цитирования, заученные речи или впечатление проигрываемой пластинки;

3. рост числа встреч в неделю (и собраний);


С момента падения демона на месте происшествия начали проходить одиночные пикеты, сходы и несанкционированные митинги. Последний назначен на 13 сентября.

4. агрессивность или безразличие;

«Это урок на будущее. И местным, и пришлым. Не троньте наших демонов. У нас городок болотистый, непредсказуемый. За барельефного Мефистофеля трясина может и засосать», - Диана Качалова, главный редактор «Новой газеты в Санкт-Петербурге».

5. замкнутость или экзальтация ради нового дела.

В заключение хотелось бы сказать, что только настоящие сектанты могут так упорно и тупо отрицать факты и слышать только то и что им выгодно. Только настоящие сектанты в городе с именем святого Апостола Петра, требовать восстановления изваяния диаволу, открыто выражая поклонение нечистой силе. Только настоящие сектанты и сатанисты могут протестовать против строительства православных храмов в стране, где лучшие образцы культурного наследия имеют христианские корни или созданы верующими людьми. Но адепты секты свидетелей Мефистофеля уже не способны отделить истинное искусство от суррогата, истинную веру от секты, а истинную свободу от горделивой зависимости и злобы. Одно радует, что число этих деятелей весьма несущественно. Судя по сходкам, человек 300 на четырёхмиллионный город. Это даже не ложка дёгтя - это пыль под ногами миллионов достойных людей в нашем городе, которую смоет справедливое время, не способное сохранять серость.

http://ruskline.ru/special_opinion/2015/09/sekta_svidetelej_mefistofelya/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77543

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #11 : 16 Сентября 2015, 09:13:19 »

«Эти люди не имеют права быть в политике»

По словам депутата Виталия Милонова, малочисленность петербургской сходки защитников Мефистофеля свидетельствует об их политической ничтожности



В воскресенье, 13 сентября, на следующий день после прохождения в Санкт-Петербурге по Невскому проспекту 100-тысячного Крестного хода, в центре города на Марсовом поле состоялся митинг либералов, выступающих за восстановление барельефа Мефистофеля, сообщает портал Stroypuls.ru.

По данным «Фонтанки», на акцию пришло около 400 человек. Организаторами митинга стали партия «Яблоко», депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Максим Резник, Марина Шишкина, Борис Кролик, более известный под фамилией Вишневский, и Александр Кобринский. Кроме того, на митинг пришли активисты ЛГБТ и развернули радужный флаг.

О значении этих мероприятий рассуждает в интервью «Русской народной линии» депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Виталий Милонов:


Оба мероприятия проходили почти в один день. Крестный ход состоялся 12 сентября, а на следующий день вышли поклонники Мефистофеля, выбравшие нехорошую дату для своего сборища - 13 сентября. Либералы любят говорить о том, что наш народ недоволен и возмущен. Но никто им не мешал призывать своих сторонников на свою акцию, мало того, пятая колонна российских либеральных СМИ активно приглашала людей на этот митинг. Даже пускали нелепые слухи и версии, поэтому вся рукопожатная тусовка была сильно возбуждена и возмущена событием, произошедшим с их духовным лидером – чертом.

Мы ожидали, что на их сборище придет больше народу, ведь, как правило, подобного рода либеральные тусняки являются частью либерального кутежа, на который приходят все городские сумасшедшие. Все эти лица хорошо известны, они кочуют из одной либеральной партии в другую. Многие из них начинали еще с покойной старушкой Салье, поэтому их лица нам чрезвычайно знакомы. Эти люди одиноки и несчастны, поэтому пытаются найти моральную поддержку в своем кругу. На Марсовом поле был лишь десяток облапошенных людей, поверивших в эту жвачку, что Церковь превратилась в ИГИЛ и сбивает барельефы Мефистофеля, а остальная часть людей состояла из обыкновенного протестного набора либеральной шушеры, которая не по праву занимает большое место в общественной жизни города. Эти люди никто, ничто и никого не представляют, поэтому, когда они станут говорить, что у них украли голоса на выборах, то следует приводить им в пример этот митинг, где собралась их реальная поддержка, которая составляет даже не 2% и даже не статистическую погрешность.

Митинг в Петербурге, который созывается с помощью кучи либеральных СМИ, живущих на западные гранты, собирает 400 человек. Это свидетельствует о том, что поддержка политики либералов полностью ушла из нашего общества. Поэтому они так отчаянно пытаются выкрасить Церковь и русский народ в черные краски вандалов. Но, вместо этого: «Не в силе Бог, а в правде»! Правда торжествует, а все их гнусные усилия обращаются против них самих. Характерным был конкурс, который они проводили рядом с репродукцией этого чертового создания – «Кто больше похож на Мефистофеля». Конечно, первое место занял рукопожатный либерал Борис Лазаревич Вишневский, сходство которого с чертом стало удивительно аутентичным. Это свидетельствует о том, что преобразования произошли не только в его черной душе, но они уже проступают на лице.

Митинг либералов дал сигнал обществу: «Хватит носиться с моделью псевдодемократии, навязанной России в 90-е годы!» Это демократия нежизнеспособна, она убивает любое общество, являясь потребительской, гнусной и совершенно несправедливой политической системой. Демократия плюет на нормальных людей, идя по пути мелкотравчатого либерального меньшинства. Мы можем спокойно провести некую черту, оставив их в своем свинарнике, где они будут бултыхаться! Нам надо прекращать идти у них на поводу, ведь кроме себя, либералы никого не представляют. Люди, действующие в интересах других государств, объявили войну нашей стране, поэтому не имеют права быть в политике и в общественной жизни.

Исповедуемый ими либерализм – это вид богоборчества, а с Богом борется сатана. Эти же самые нехристи, упыри и иудины дети, которые родились из каких-то черных спор, вылетев из распоротого чрева Иуды две тысячи лет тому назад, носились где-то в аду, а ныне проросли в петербургской земле черными цветами и грибами – они неоднократно отмечались на всех антицерковных мероприятиях. Эти богоборцы запрещают строить церкви, а Борис Лазаревич Вишневский выступил против строительства детского православного центра. Он требует взимать с организаторов строительства детского центра, который строят на добровольные пожертвования, многомиллионные штрафы, а тех, кто хочет построить центр, посадить в тюрьму. Он прекрасно понимает, что дети как существа с ангельскими душами идут к Богу, поэтому задача Вишневского отнять деток у Господа, очернить, осквернить и возвести хулу на Творца, что соответствует его статусу: «Рече безумец в сердце своем: несть Бог».









http://ruskline.ru/news_rl/2015/09/15/eti_lyudi_ne_imeyut_prava_byt_v_politike/
Записан
Cергий777
Постоялец
***
Сообщений: 134


Просмотр профиля
Православный
« Ответ #12 : 04 Октября 2017, 19:18:23 »

Час Сивкова. Цветная революция в России: сценарии и пути преодоления
www.youtube.com/watch?v=kdPbMEnuhPY

Доктор военных наук Константин Сивков рассказывает о вероятном сценарии «цветной» революции в России. Как добиться превосходства в информационной войне и разгромить «пятую колонну».

Константин Сивков НАТО готовится к войне
www.youtube.com/watch?v=7YVNCxpIzWw
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77543

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #13 : 08 Ноября 2017, 12:31:28 »

Иваткина Мария

Спонсоры октябрьского переворота



Чем дальше от нас события 1917 года, тем больше становится белых пятен в истории. О роли немецких денег в истории революции, связях будущих большевиков с банковскими дилижансами и любовных отношениях, приправленных золотыми рублями, о неразборчивости финансирования революции Лениным - наш материал

Эта история без малого столетие была окутана тайной. Тайну тщательно скрывали большевики, их немецкие покровители, мировые банковские круги. Лишь теперь стало известно, сколько стоила холодная спланированная диверсия, которую впоследствии прозвали "Великой Октябрьской социалистической революцией".

Большую роль в событиях тех дней историки отводят большевистскому центру, который был создан Лениным для обеспечения "нормальных условий" жизни руководителей фракции, издания пропагандистских газет и финансирования работы идеологически правильных школ в России и за ее пределами.

По сути, центр представлял из себя разбойничий общак. Касса пополнялась за счет нападений большевистских боевых дружин и сбора "пожертвований" с использованием шантажа и вымогательств. Параллельно с этим часть финансирования перекочевывала из карманов богачей, к которым аккуратно и ненавязчиво приставлялись члены партии.

Одним из самых богатых купцов Москвы значился мануфактурный король Савва Морозов. Морозовские ткани пользовались большим спросом, чем английские, и продавались даже за рубежом - в Китае и Персии. За свою работу Савва Морозов получал астрономическое жалование - двести пятьдесят тысяч рублей в год. На любовном фронте он тоже уверенно побеждал. И однажды на его пути - как оказалось, не случайно - встретилась большевичка и революционерка Мария Андреева. С Лениным была знакома, в гражданском браке с Горьким состояла. Актриса МХАТа и самая красивая из всех артисток российской сцены.

Роман был бурным и расточительным для Морозова. Андреевой удалось добыть для большевиков несколько миллионов рублей, что сравнимо с бюджетом небольшой страны. После того как Савва Морозов якобы застрелился, его состояние унаследовал племянник Николай Шмит. Молодой бизнесмен тут же, как и дядя, оказался в цепких руках большевиков. Его новыми друзьями стали Красин, Бауман, Шанцер. Несколько партийцев он трудоустроил на свою фабрику. Они получали довольно большое жалование и вместо работы занимались подготовкой к революции.

Несмотря на усиленные меры конспирации, в декабре 1905 года Шмит был арестован. А позже умер в тюрьме при загадочных обстоятельствах. Интерес большевиков переключился на сестер почившего революционера. Действовали просто, но эффективно: верные слуги партии Виктор Таратута и Николай Андриканис "охмурили" влюбчивых сестер и взяли их в жены. Все наследство Шмита - 280 тысяч золотых рублей - оказалось в партийной кассе. Надежда Крупская позже в своих "Воспоминаниях" отметила: "В это время большевики получили прочную материальную базу".


Революционная Россия. Заводской комитет завода "Вулкан" в Петрограде, 1917 г. Репродукция Фотохроники ТАСС

Были у приверженцев революции и немецкие покровители. Еще в 1907 году, когда у устроителей пятого съезда РСДРП возникли финансовые затруднения, 300 фунтов на его проведение было получено от Социал-демократической партии Германии. Поступали пожертвования и после. С декабря 1916-го по февраль 1917 года в кассу партии была зачислена одна тысяча 117 рублей 50 копеек. Эти деньги позволили большевикам вести энергичную пропаганду и поставить на ноги центральный орган партии - газету "Правда". Если в марте 1917 газета имела всего 8 тысяч подписчиков, то в апреле уже издавались 17 ежедневных газет общим тиражом в 320 тысяч экземпляров и общим еженедельным тиражом в миллион 415 тысяч единиц. К июлю количество газет уже превысило 40, а ежедневный тираж достиг 320 тысяч экземпляров.

Есть формула, что революцию задумывают мудрецы, осуществляют фанатики, а плодами ее пользуются подлецы. Когда все это сосредоточивается в одном человеке, то имя его Александр Парвус. Марксист-теоретик, революционер, коммерсант, "купец революции". Суть его плана была проста: проведение под антивоенными лозунгами общероссийской забастовки на оружейных заводах, организация восстаний и забастовок, поджоги на нефтепромыслах, агитация против царизма.

Немецкие чиновники оценили подрывной опыт Парвуса и быстро утвердили его на должность главного консультанта немецкого правительства по России. Тогда же ему выдели первый транш - миллион золотых марок. А затем последовали новые миллионы "на революцию" в России. Для руководства кайзеровской Германии этот план по разрушению России изнутри был подарком судьбы. Операция стоила 20 миллионов рублей.

Идеи Парвуса актуальны и сегодня. Нынешняя "оппозиция", равно как и "оппозиция" образца 1905 года, финансируется из одного и того же зарубежного источника. Цель у них также не изменилась: вызвать потрясения и дестабилизацию любой ценой.

https://tsargrad.tv/articles/sponsory-oktjabrskogo-perevorota_94328
« Последнее редактирование: 08 Ноября 2017, 17:42:11 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77543

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #14 : 08 Ноября 2017, 13:07:36 »

Нет у революции конца?

Ныне адову работу комиссаров в пыльных шлемах выполняют либералы-глобалисты



Для религиозного сознания очевидно, что Октябрьская революция 1917 года (именно Октябрьская, а не «русская», как некоторые сегодня ее именуют!) обернулась для России катастрофой, разрушившей весь традиционный строй жизни – как русского, так и других народов нашей необъятной Родины. Это коснулось абсолютно всего: от кладбища до свадьбы, от календаря до храмов. Но именно Церковь стала ее главной мишенью. Невиданные за всю историю христианства гонения были не приложением к революционным экспериментам, не печальным следствием инерции стихийной силы, сметавшей на своем пути все и вся. Гонения и ниспровержение веками хранимых святынь стали манифестом строителей нового коммунистического мира. Богоборчество набирало силу не только во времена Ленина и Троцкого, но и во времена их последователей, не отступало оно даже в эпоху так называемого брежневского застоя. В сущности, всякая религиозная жизнь уже к концу 30-х годов была искоренена. Достаточно вспомнить тот факт, что в завершение «безбожной пятилетки» в Советском Союзе, то есть на территории бывшей Российской империи, вместо 60 000 храмов осталось всего лишь 140! Ни одного церковного учебного заведения, ни одного монастыря. Казалось, план строителей нового мира выполнен. Но…

Бог поругаем не бывает! Начало Второй Мировой войны принудило богоборцев отступиться. Пришлось осознать, что народ наш – православный в своей основе - может дать достойный отпор врагу только с именем Божиим на устах. Временно гонения на Церковь были прекращены, началось так называемое сталинское возрождение церковной жизни. Действительно, были открыты храмы и миллионы людей, к удивлению большевиков, стали вновь воцерковляться. Но это вразумление было, увы, непродолжительным. После войны, как мы помним, советское правительство продолжило курс на богоборчество. Во времена «хрущевской оттепели» была закрыта половина тех храмов и монастырей, жизнь в которых уже успела затеплиться. Вновь с трибун послышались речевки оголтелых строителей коммунизма, объявлявших Церковь вне закона. Было обещано, что новое поколение не увидит ни одного живого попа!

Наконец, в 1991 году, на Преображение, богоборческая власть рухнула. Рухнула именно потому, что в своей основе не имела ничего творческого, кроме заведомо ложной претензии на построение рая без Бога. Но Рай без Бога называется адом. Адова работа оказалась не под силу дряхлеющим строителям коммунизма. Однако невозможно не признать, что курс на разрушение традиционной жизни до сих пор не отменен. Сегодня роль комиссаров в пыльных шлемах, выполнявших некогда работу адову, продолжают либералы-глобалисты. Следует отличать тему от содержания: при всех антисоветских и антикоммунистических лозунгах, эти люди ратуют за то же, что и коммунисты-интернационалисты 20-30-х годов. В сущности своей это те же пламенные большевики, члены союзов воинствующих безбожников, разрушители традиционного образа жизни и, в первую очередь, семейных ценностей.

Чему так яро противятся сегодня либералы? Конечно же, религиозному образованию и социальной миссии Церкви. Иногда их энергии хватает лишь на противление строительству очередного храма, а иногда их вражда выливается в прямые призывы аж закрыть Русскую Православную Церковь (как подчеркивают они – МП). В то же время они ратуют за вхождение Российского государства в новый глобальный интернационал, по существу, за отмену государственной национальной самостоятельности.

Сегодня мы много говорим о необходимости консолидации всех сил общества, необходимости примирении. Возможно ли это? Могут ли люди, называющими себя либералами, поборниками всяческих демократических свобод, и составляющими треть общества, участвовать в примирении «красных и белых»? Могут ли они присоединиться к «крымскому консенсусу»? Как ни странно, это скорее оказалось достижимым между православными патриотами и нынешними членами КПРФ. Многие нынешние коммунисты стали искренно верующими людьми и не отрицают (в отличие от либерал-космополитов) тысячелетней русской истории. Свидетельств тому множество, и вот один из показательных примеров. Член Союза православных граждан, герой борьбы за воссоединение Крыма с Россией с начала 1990-х годов, известный крымский журналист Валерий Аверкин убедил в свое время лидера крымских коммунистов и Председателя Верховного Совета Крыма Л.И. Грача восстановить грандиозный собор благоверного князя Александра Невского в Симферополе. Леонид Грач не просто согласился, но и сумел уговорить ветеранов и коммунистов Крыма перенести памятник танку Т-34,который был установлен на месте взорванного большевиками собора.

Сегодня эти люди готовы принять те ценностные ориентиры, что оставались незыблемыми веками и действительно объединяли нацию. С теми же, кто упорно противится национальному развитию и тянет нас в пучину глобализма – нам не по пути. Только крепкая державная власть ‑ власть силовиков духа ‑ сохранит наш государственный корабль! Та власть, которая своей миссией видит удержание от зла не только своего Отечества, но и всего мира!

Валентин Лебедев, председатель Союза православных граждан

http://ruskline.ru/news_rl/2017/11/07/net_u_revolyucii_konca/
Записан
Страниц: [1] 2 3 4
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!