Русская беседа
 
21 Июня 2018, 12:17:30  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2 3 ... 6
  Печать  
Автор Тема: ЕАЭС, ШОС, БРИКС: новые центры многополярного мира  (Прочитано 11710 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71147

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 17 Июня 2009, 11:40:20 »

Аждар КУРТОВ

Саммит ШОС в Екатеринбурге и энергетическое наступление Китая к Каспию (I)

Состоявшийся 16 июня очередной саммит Шанхайской Организации Сотрудничества в Екатеринбурге ещё долго будет обсуждаться в политических и экспертных кругах. Наверняка большинство суждений будут витать вокруг выдвинутой на саммите идеи создания в рамках ШОС собственной наднациональной валюты. На наш взгляд, при всей «сенсационности» этой новости, она тем не менее не стоит затраченного на неё внимания. Пока нет никаких необходимых и достаточных доказательств того, что самая сильная в экономическом отношении страна ШОС – Китай - действительно пойдет этим путём. Да и опыт подобных начинаний на пространстве СНГ не добавляет оптимизма.

Мы можем долго искать солидный смысл в основном документе, принятом на саммите - Екатеринбургской Декларации глав государств-членов ШОС. Однако более продуктивным будет сравнение отдельных положений этой Декларации с практикой, которую мы наблюдаем в регионе Центральной Азии.

Пункт 5-й Декларации сформулирован патетически: «Государства-члены ШОС, отмечая ключевое значение энергетики для успешного развития экономики и создания благоприятных предпосылок для улучшения качества жизни граждан своих стран, заявляют о своей решимости и далее продвигать взаимовыгодное сотрудничество в этой области на основе равноправия, в целях обеспечения эффективного, надежного и экологически безопасного энергоснабжения».

А теперь посмотрим как на практике безусловный лидер ШОС – Китай - реализует свои энергетические планы в регионе. В качестве примера приведём две ситуации. Первая - наращивание участия Китая в добыче углеводородов в Казахстане. В 90-е годы прошлого века Казахстан широко открыл свои недра для американских, английских, французских, итальянских компаний. Причём условия заключённых с ними контрактов в большинстве случаев были явно невыгодными и даже кабальными для Казахстана. Большая часть доходов уходила новым партнёрам Казахстана, в то время как последние не несли серьёзных обязательств по подписанным контрактам, в частности в отношении соблюдения экологических норм. Не последнюю роль в этом сыграл фактор коррупции, поразившей казахстанское руководство, включая и его высших лиц (пример - известное дело «Казахгейт»). Казахстану грозило превратиться в очередную страну третьего мира, служащую сырьевым придатком высокоразвитых государств.

Курс казахстанского руководства вполне устраивал Запад, поскольку этот курс решал не только задачу экономического плана – получения западными компаниями сверхприбылей, но и соответствовал политическим целям западных держав – оторвать Казахстан от России и не допустить возрождения в новой форме объединения бывших советских республик.

Однако по мере укрепления экономического и социально-политического положения в Казахстане, когда существенно уменьшились риски внутренней дестабилизации за счет разгрома казахстанской оппозиции и ирредентистских славянских организаций, на фоне стремительного роста цен на углеводороды на мировых рынках в начале нынешнего столетия, руководство Казахстана сочло свои прежние подходы устаревшими. Новые условия подвигли Казахстан к пересмотру ранее заключенных соглашений, и, в частности, была провозглашена задача установления контроля государства над нефтегазовым сектором.

Астана стала постепенно менять национальное законодательство по недропользованию и охране окружающей среды с целью сделать иностранные компании более уступчивыми к требованиям Казахстана и одновременно инициировала конфликт с итальянской компанией Эни – оператором самого перспективного нефтяного месторождения Казахстана – Кашаган на шельфе Каспия. Подрядный участок Эни на казахстанском секторе Северного Каспия включает кроме Кашагана также месторождения Актоты, Кайран и Каламкас. При этом формальной основой выдвинутых к иностранным партнёрам претензий стало несоблюдение последними ранее оговоренных сроков пуска месторождения в строй, то есть получения так называемой большой нефти.

Казахстан внёс изменения в Налоговый кодекс, закон «О недрах и недропользовании», законодательство об экологии, касающиеся деятельности иностранных инвесторов. Законодательные новации предусматривали закрепление за государством прав на половину доли в каждом новом проекте и на вторичных рынках, запрет перепродажи лицензий на недропользование в течение двухлетнего периода после оформления прав собственности, ужесточение контроля со стороны министерства по защите окружающей среды, обязательное требование по привлечению хозяйствующими иностранными структурами «казахстанского содержания», а также возможность использования ссылки на необходимость обеспечения национальной безопасности как обоснования для отказа в предоставлении лицензий на недропользование.

Особо обратим внимание на термин «казахстанское содержание», под которым понимается не просто увеличение доли Казахстана в уставном капитале консорциумов, разрабатывающих определенные проекты. Иностранные партнеры Казахстана обязаны ориентироваться в своей работе на использование ресурсов Казахстана. Например, по оборудованию и материалам должно закупаться не менее 30-50%. Работы и услуги – не менее 90%. По кадрам – около 90%. По состоянию на май 2009 года в 144 контракта такие обязательства казахи уже внесли.

Реализация государственных интересов Казахстана в нефтегазовой отрасли в институциональном плане была возложена на национальную компанию «КазМунайГаз». Последняя по состоянию на осень 2008 года контролировала 18% в сфере добычи нефти в республике, 80% ее транспортировки, половину переработки и только около 6% розничной продажи нефтепродуктов. Ещё в прошлом году по многим признакам было видно, что президент Казахстана старался усилить позиции компании «КазМунайГаз». Согласно имеющимся данным, «КазМунайГаз» располагает запасами нефти и газа в 615 миллионов тонн, однако большая часть из них считается трудноизвлекаемыми, а, кроме того, пик добычи на многих месторождениях был уже пройден. Естественно, что в такой ситуации «КазМунайГаз» был кровно заинтересован в увеличении своих нефтегазовых активов, чего он и пытался добиться при помощи государственной бюрократии, помогающей провести корректировку ранее заключенных контрактов.

Власти Казахстана организовывали откровенный нажим на иностранные фирмы, понуждая последних соглашаться на изменение ранее установленных контрактов. Так поступили с канадской компанией «PetroKazakhstan», которая была вынуждена постоянно выплачивать крупные штрафы за экологические нарушения и временно останавливать производство, пока её руководство не согласилось продать Казахстану определённую долю в осуществляемых проектах. Внешне сделано это было красиво: канадцы продали свой бизнес новому владельцу – CNPC International Ltd., а последний «уступил» в пользу «КазМунайГаз» 33% в нефтеперерабатывающем предприятии «PetroKazakhstan» и 50% в дочерней компании «Казгермунай».

Схожие по характеру действия казахстанское правительство использовало против британской компании «BG Group», вытесняя её из Северо-Каспийского проекта и против консорциума «Aqip KCO», осваивающим крупнейшее месторождение Кашаган. Правда, в последнем случае после длительной борьбы, сопровождавшейся обвинениями в адрес руководства Казахстана в «ресурсном национализме», Астана решила не обострять ситуацию и пошла на компромисс. Консорциум за 1,78 миллиарда долларов согласился увеличить долю «КазМунайГаза» в СРП с 8,3% до 16,8%. Суть претензий казахстанской стороны формально сводилась к несогласию с переносом начала промышленной добычи на месторождении Кашаган на 2011 год и одновременным увеличением проектных затрат с 57 до 136 миллиардов долларов.

Первоначально в русле отмеченных выше целей руководство Казахстана действовало и в отношении одного из трех НПЗ Казахстана – Павлодарского, расположенного рядом с границей России и технологически ориентированного на переработку российской нефти. В январе 1997 года завод был приватизирован, и государственный пакет был передан на условиях договора концессии в управление американской компании «CCL Oil Ltd». Однако через несколько лет договор был досрочно расторгнут по инициативе правительства Казахстана, а пакет в 51% акций передан ОАО «Мангистаумунайгаз». Впоследствии компания нарастила свой пакет до 58%, при этом 42% в акционерном капитале Павлодарского НПЗ владело государство.

Затем национальная компания «КазМунайГаз» приобрела у индонезийской «Central Asia Petroleum» 51% «Мангистаумунайгаза» и, соответственно, получила контроль над заводом. Российский же Газпром безуспешно пытался купить 49% акций «Мангистаумунайгаза». Власти Казахстана предпочли России Китай. 16 апреля 2009 года стало известно, что в условиях кризиса во время визита Н.Назарбаева в Пекин Казахстан занял у Китая 10 миллиардов долларов. Китайская компания CNPC приобрела 50%-ную долю в «Мангистаумунайгазе», заплатив за это 1,4 миллиарда долларов. Детали этой сделки до конца не известны, но в Астане утверждают, что из сделки был исключен Павлодарский НПЗ, который перейдёт в собственность «КазМунайГаза». В то же время «Мангистаумунайгаз» эксперты оценивают в 3,6 миллиарда долларов. Эта компания располагает 36 месторождениями, из которых 15 разрабатываются. По оценкам экспертов, на балансе «Мангистаумунайгаза» имеются запасы нефти в 1,32 миллиарда баррелей. Можно уверенно предположить, что условием продажи «Мангистаумунайгаза» Китаю, а не Газпрому стало предоставление упомянутого выше китайского кредита Казахстану.

То есть руководство Казахстана, тесня на рынке углеводородов западных партнёров и не идя навстречу российским, одновременно сдаёт свои позиции Китаю. Уже треть добываемой в Казахстане нефти принадлежит китайским компаниям, а это более 20 миллионов тонн в год. Приобретение китайской CNPC активов казахстанского «Мангистаумунайгаза» усиливает позиции КНР и ослабляет позиции России и Запада в казахстанском ТЭКе. Китай становится обладателем значительных ресурсов, позволяющих ему скорректировать нефтяную стратегию Казахстана в свою пользу. Заверения же властей Казахстана о стремлении вернуть себе контроль над топливным сектором экономики на этом фоне не выглядят убедительными.

(Окончание следует)

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2238
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71147

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 18 Июня 2009, 09:10:14 »

Аждар КУРТОВ

Саммит ШОС в Екатеринбурге и энергетическое наступление Китая к Каспию (II)

Второй пример энергетической политики Китая в регионе Центральной Азии касается страны, которая формально не входит в ШОС. Но это обстоятельство не делает китайскую политику продвижения к ресурсам Каспийского региона менее сдержанной. Речь идёт о Туркменистане.

Долгое время темой дискуссий в Ашхабаде был проект строительства газопровода «Туркменистан - Китай – Япония», протяжённостью 6,4 тысячи километров. Проект предполагал строительство газопровода в течение 10 лет и отличался дороговизной (11 миллиардов долларов, из них стоимость морского участка – около 1,7 миллиардов долларов). Возможно, по этой причине, а также из-за изменившейся в XXI веке энергетической политики Китая восточное направление вероятных поставок туркменского природного газа было «модернизировано». А именно: вариант прокладки трубы в Японию перестал рассматриваться, а конечной точкой трубы стал Китай.

Много лет с участием Китайской национальной нефтегазовой корпорации (КННК) и компании «Эксон Туркменистан (Амударья) Лимитед» проводились исследования углеводородного потенциала перспективных площадей на туркменском побережье Амударьи. Целью этих изысканий являлся расчёт экономической целесообразности тогда ещё гипотетического проекта восточного газопровода. Геофизические исследования проводились на всём правобережье Амударьи. На подступах к Кызылкумам в 2000 году был открыт ряд новых газовых месторождений, в частности на площади «Гарагой».

По данным компании «Exxon», проект дальнемагистрального трубопровода из Туркменистана в Китай мог стать реалистичным лишь в том случае, если по нему подавать не менее 30 миллиардов кубометров газа в год. Однако в этот объём, как считали специалисты, мог войти и газ с западных территорий Китая. Туркменистан же должен был гарантировать ежегодную поставку в течение 25 лет 33 миллиардов кубометров газа (с учётом 3 миллиардов кубометров для обеспечения работы компрессорных станций).

Китайский фактор стал одним из центральных во внешней политике Туркменистана примерно с 2006 года. К этому времени между двумя странами уже были подписаны 36 межгосударственных соглашений. В Туркменистане было зарегистрировано 37 инвестиционных проектов с участием китайских компаний на общую сумму 382,6 миллиона долларов и 360 миллионов юаней.

Важнейшим событием 2006 года для Туркменистана явился визит в начале апреля президента С.Ниязова в Китай. Основным среди подписанных тогда документов стало Генеральное межправительственное соглашение о реализации проекта газопровода Туркменистан – Китай и продаже природного газа из Туркменистана в КНР. Китай обязался закупать у Туркменистана газ в объёме 30 миллиардов кубометров ежегодно в течение 30 лет, начиная с момента ввода газопровода в эксплуатацию, которая была намечена на 2009 год. По условиям соглашения ресурсной базой таких поставок должен был стать регион правобережья Амударьи, где разведку и разработку месторождений китайцы обещали осуществлять совместно с туркменской стороной. Однако текст соглашения включал также и норму о том, что при необходимости туркменская сторона гарантирует поставки газа в Китай и из других месторождений республики.

Срок действия соглашения определялся тремя годами. КНР в рамках другого подписанного соглашения вскоре выделила Туркменистану льготный кредит в размере 200 миллионов юаней. Через две недели после визита в Китай С.Ниязов распорядился создать при Министерстве нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов специальную Дирекцию по туркмено-китайскому сотрудничеству.

Через год, летом 2007 года, было заключено еще одно соглашение. Трубопровод в Китай стал реальностью. КННК получила право проводить соответствующие работы на территории Туркмении и лицензию оператора на разведку и добычу сырья на суше, впервые в истории страны выданную иностранной компании. Общая протяжённость нового газопровода «Туркменистан – Китай» составит около 7000 километров. При этом по территории Туркменистана будет проложено свыше 180 километров газотранспортной магистрали, Узбекистана – 530, Казахстана – 1300, Китая – более 4500 километров. Общая стоимость проекта - около 20 миллиардов долларов. Предполагалось, что экспорт 17 миллиардов из ежегодно предусматриваемых 30 миллиардов кубометров туркменского газа будет обеспечиваться за счёт освоения новых газовых месторождений, остальные 13 миллиардов – за счёт строительства на крупнейшем газоконденсатном месторождении «Багтыярлык» объектов по очистке и подготовке газа.

Стоит отметить, что российская компания «Стройтрансгаз» выиграла контракт на 395 миллионов евро на строительство туркменской части газопровода «Малай – Багтыярлык» протяжённостью 188 километров. Компания также создаст установку по очистке и осушке газа и газоизмерительную станцию. В 2008 году строительство данного трубопровода началось.

В период проведения Олимпиады в Пекине в августе 2008 года новый президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов заявил об увеличении пропускной способности газопровода в Китай. Решение было закреплено рамочным соглашением в ходе официального визита в Ашхабад лидера КНР Ху Цзиньтао. Предусматривается увеличение мощности трубы, которая должна быть введена в строй в 2009 году, с 30 до 40 миллиардов кубометров газа в год. Специально подчеркнём, что в Туркменистане, в отличие от Казахстана, продолжают уверять, что все 40 миллиардов кубометров в данный трубопровод будут поставляться с месторождений туркменского правобережья Амударьи. Однако по-прежнему неясно, по какой цене туркменский газ будет поставляться в Китай. По-видимому, Ашхабад и здесь оставляет за собой последнее слово, надеясь в будущем играть на противоречиях между торговыми партнёрами, стремящимися заполучить туркменский газ.

Нет полной ясности и в вопросе о том, сможет ли Ашхабад обеспечить весь заявленный объём поставок газа в КНР. Китайцы претендуют на эксплуатацию в своих интересах двух крупных проектов:

1) группы месторождений правобережья Амударьи, максимальный проектный объём добычи газа на которых определяется 25-30 миллиардами кубометров в год. При этом год выхода на проектную мощность – предположительно 2015-2020 годы. В 2010 году предположительно здесь добудут 12 миллиардов кубометров. Крупнейшие месторождения здесь – «Самандепе» и «Алтын Асыр». Оценочные запасы договорной территории «Багтыярлык» – 1,7 триллиона кубометров, но они не были подтверждены. Всего же на правобережье Амударьи открыто 17 газовых и газоконденсатных месторождений, в их числе: «Самандепе», «Фарап» (оба – в разработке), «Метеджан», «Киштиван», «Сандыкты» (все три законсервированы), «Акгумалам», «Тангигуйы», «Ильджик», «Янгуйы», «Восточный Янгуйы», «Чашгуйы», «Гирсан», «Бешир», «Бота», «Узынгйы», «Берекетли», «Пиргйы» (все – в разведке). «Самандепе» здесь пока – самое крупное с запасами 80 миллиардов кубометров.

2) «Яшлар - Южно-Йолотаньская» группа месторождений. Здесь крупнейшие месторождения – «Южный Йолотань» («Гунорта Йолотен») и «Осман». Туркменские геологи утверждали, что их запасы – от 3 до 7 триллионов кубометров газа. Привлечённая для аудита консультационная британская фирма солидаризировалась с такими оценками и даже дала более высокие цифры. Отметим, что максимальный проектный объём добычи газа здесь определялся еще 3 года назад в 15 –20 миллиардов кубометров в год, но сейчас туркмены утверждают, что добыча здесь достигнет 45 миллиардов кубов в год к 2020 году. Год выхода на проектную мощность – предположительно 2015-2021 годы. В 2010 году здесь предполагают добыть 10 миллиардов кубометров.

В китайскую трубу планируют поставлять 13 миллиардов кубометров с месторождений «Самандепе» и «Алтын Асыр», которые разрабатывает «Туркменгаз», и запасы которых туркмены считают доказанными. Остальные 17 миллиардов кубов планируют поставлять за счёт освоения ещё не до конца открытых месторождений на договорной территории «Багтыярлык», где работают китайцы из CNPC на условиях соглашения о разделе продукции.

После взрыва на трубопроводе «Средняя Азия – Центр» 9 апреля 2009 г. Ашхабад в пику «Газпрому» пошёл на включение китайских компаний в проект освоения месторождения «Южный Йолотань» и добился получения целевого кредита от КНР в 3 млрд. долларов для промышленного освоения этого месторождения. Это существенно укрепило проект поставок туркменского газа в Китай и затруднило его получение на приемлемых условиях Россией. В начале июня 2009 года президент Туркменистана уже уверенно заявил, что уже к концу 2009 года 40 миллиардов кубометров газа начнут поступать в Китай по новой трубе.

Трубопровод в Китай - это яркое свидетельство усиления позиций КНР в Туркменистане. За период 2000-2007 гг. товарооборот между странами вырос в 18 раз. По состоянию на 1 августа 2008 года в Туркменистане действовало 30 предприятий с участием китайского капитала. С участием китайских компаний в Туркменистане реализуется 49 инвестиционных проектов на общую сумму 1,284 миллиарда долларов.

Китай, участвуя в работе ШОС, ни на минуту не забывает о своих интересах. Шаг за шагом он осваивает энергические богатства Центральной Азии, тесня здесь американские, европейские и российские компании. Вот о чём надо думать. Разглагольствования же о будущей наднациональной валюте ШОС напоминают дискуссии в СССР о «формировании человека коммунистического общества». Нужно чётко понимать, что интересы энергетической политики стран Центральной Азии, России и Китая совпадают далеко не во всём. Энергетический клуб ШОС так и не сумел предложить в этой сфере устраивающую всех модель сотрудничества.

Китай стремится поддерживать высокие темпы своего развития. Сегодня идёт процесс активного внедрения Китая в Центральную Азию с целью получения доступа к имеющимся там запасам нефти и газа. Одновременно китайцы осуществляют транспортную привязку этих ресурсов к своим западным границам.

И пока не видно, чтобы позиции государств-членов ШОС по проблеме энергетического сотрудничества сближались, хотя разговоры о единой концепции энергетической политики в ШОС идут уже несколько лет. По крайней мере, принятая на саммите в Екатеринбурге Декларация не содержит на этот счёт ничего, кроме дипломатического тумана. Похоже, мы являемся зрителями модного спектакля театра лицедеев.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2240
Записан
Anna
Ветеран
*****
Сообщений: 6955


Просмотр профиля
православная христианка РПЦ
« Ответ #2 : 24 Мая 2011, 20:10:46 »

Большие идеи требуют времени на осознание и редко умирают. Они могут слабеть, но восстанавливаются и принимают новые, неожиданные формы. Стратегия «Большой Центральной Азии», нарисованная в воображении администрации Джорджа Буша-мл., почти наверняка — одна из таких великих идей.

 

Сложная интеллектуальная конструкция включала много действий: США расширят своё влияние в Центральной Азии, отбросив традиционное русское и растущее китайское. Вашингтон воодушевит Нью-Дели на партнёрство в Афганистане и Центральной Азии и через Южную Азию проложит новый Шёлковый путь для вывоза неслыханных природных запасов закрытого региона, на долгосрочной основе укрепит своё присутствие в Афганистане, упрочит своё положение в Синьцзяне и российском «подбрюшье». Таким образом, он создаст условия, необходимые для победы в «новой большой игре» в Центральной Азии.

 

Стратегия была раскрыта летом 2005 года в «Foreign Affairs», в статье председателя Института Центральной Азии и Кавказа при университете Джона Хопкинса Фредерика Старра. Старр предложил структуру «развития партнёрства и сотрудничества в Большой Центральной Азии» во главе с США пяти центрально-азиатским государствам и Афганистану в качестве основных членов, при участии Индии и Пакистана.

Старр писал: «Основная идея предложения — взять под контроль США ситуацию в Афганистане, по возможности продвигать дополнительное и гибкое сотрудничество в области безопасности, демократии, экономики, транспорта и энергетики, и создать новый регион, объединив Центральную и Южную Азию. США должны взять на себя ключевую роль повивальной бабки при новом рождении всего региона».

 
Записан
Anna
Ветеран
*****
Сообщений: 6955


Просмотр профиля
православная христианка РПЦ
« Ответ #3 : 24 Мая 2011, 20:11:56 »

Администрация Буша не теряла времени, принимая соблазнительную идею и интегрируя её в региональную политику США. Однако эра Буша оказалась растранжирена в иракской трясине, и идея «Большой Центральной Азии» ослабела. Безнадёжно расстроенная экономическим кризисом и войной в Афганистане администрация Барака Обамы пренебрегла блестящей стратегией. В то же время Россия и Китай осознали свой потенциал и задались вопросом, а как бы развернуть положение.

Российские и китайские дипломаты стали работать вовремя, и теперь готовы воплотить свои новые замыслы 15 июня на грядущем саммите ШОС в Астане. Подводя итог долгой истории, 15 мая после встречи министров иностранных дел ШОС в Алма-Ате российский министр иностранных дел Сергей Лавров сделал краткое замечание: «Несколько дней назад Афганистан подал запрос на статус наблюдателя. Запрос будет рассмотрен на приближающемся саммите ШОС».

 

Но он не сказал, что ранее на той же неделе, афганский министр иностранных дел Расул нанёс четырёхдневный визит в Пекин и обсудил предложение своей страны с китайским правительством. Афганцы, русские и китайцы, кажется, действуют сообща и с такой скоростью, что возможно, преподнесут сюрприз администрации Обамы. США постоянно препятствовали Кабулу в любом опасном слиянии с ШОС.

Кабульское «поражение» означает неудачу дипломатии США в центрально-азиатском регионе, который полон возобновляемой энергии, как последнее время настаивает Вашингтон. Всё это ослабляет стремление США и НАТО обезопасить свои военные базы в Афганистане. Проще говоря, снижаются возможности Вашингтона давить на афганского президента Хамида Карзая.

 

В свою очередь, у Карзая появляются новые покровители для стабилизации страны, что с одной стороны даст ему возможность существенно снизить уровень имеющейся зависимости от США, а с другой стороны вынудит Вашингтон воспринимать его требования, как требования руководителя суверенного государства.


Далее Лавров заявил, что Индия и Пакистан подали формальные заявления на изменение своего статуса в ШОС с наблюдателей на полное членство, и он указал, что саммит в Астане предоставит им его. Очевидно, Москва и Пекин одновременно подтолкнули заявления индусов, пакистанцев и афганцев.

 

Это указывает на широкую концепцию и понимание со стороны Москвы и Пекина срочности своего сценария региональной безопасности в Южной Азии. Ирония в том, что Афганистан теперь обречён стать «осью», соединяющей Центральную Азию и Южную, исключая тот факт, что исторический процесс происходит не под контролем США, как задумывал Старр, и вероятно, желал Буш, и в котором Обама потерпел неудачу, а - под прикрытием партнёрства китайцев и русских.
Записан
Anna
Ветеран
*****
Сообщений: 6955


Просмотр профиля
православная христианка РПЦ
« Ответ #4 : 24 Мая 2011, 20:12:51 »

Очевидно, Москва и Пекин нажали на педали для придания ШОС решающего импульса и решили сделать его соперником НАТО в обеспечении безопасности в центрально-азиатских государствах и Афганистане. Это происходит в то самое время, когда в столицах Центральной Азии НАТО заявляет, что усиливает своё «стратегическое» сотрудничество с регионом. В действительности ШОС (где в настоящее время состоят Китай, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан) вступит в эксклюзивные афганские заповедники США и НАТО, настаивая, что это вдохновлено сотрудничеством с западным альянсом.

 

Российско-китайская координация по стратегическим вопросам действительно поднимается на новый уровень. Центральная Азия, Ближний Восток и Северная Африка - три основных сцены, где Москва и Пекин решили войти в «тесное сотрудничество», пользуясь выражением российских новостных агентств.


Москва и Пекин, кажется, пришли к выводу о том, что вопреки постоянному упадку США как мировой державы, администрация Обамы склонна реанимировать свою глобальную стратегию мирового превосходства, и что, сворачивая войны в Ираке и Афганистане, Вашингтон, вероятно, готовится дать старт этому процессу.

 

Россия уже почувствовала, что администрация Обамы смахнула пыль с планов размещения ПРО в Польше и Румынии, и основывает новое военное присутствие в этих странах, бросая вызов историческому превосходству российского Черноморского флота. Московские постоянные убеждения вести более значимые обсуждения относительно российского участия в программе ПРО США и Евросоюза не учитываются. Назойливо повторяющееся слово «перезагрузка» выдыхается.


И для России, и для Китая, западное вмешательство в Ливии стало звонком будильника. Развитие событий в Сирии, двойные стандарты запада в отношении Бахрейна, настойчивость США в продлении своего военного присутствия в Ираке после 2011 года — всё это считается многозначными сигналами всеобъемлющей, продуманной и возглавляемой США западной стратегии по обходу России и Китая на Ближнем Востоке и увековечивании западного доминирования в регионе в эру после холодной войны.

 

Недавние комментарии в китайской государственной «Народной ежедневной газете» также озвучили особые озабоченности большой вероятностью «более силовой», «более агрессивной» политики в отношении Китая. В статье говорилось:

 

«Вашингтон стремится расширить и усилить союз с азиатско-тихоокеанскими партнёрами (Японией, Южной Кореей, Филиппинами, Сингапуром, Индией и т.д.)... никоим образом Обама не смягчит своё отношение к связям США-Китай... Обама полагает, что будущее мирового порядка будет определяться именно в Азиатско-тихоокеанском регионе».


Если такое описание убеждений Обамы верно, то его действия в иракской и афганской войнах можно увидеть слегка в другом свете: он сворачивает эти войны не только для того, чтобы перестроить американскую экономику и улучшить её международное положение, но и для перенастройки в будущем внешней политики США в Азиатско-тихоокеанском регионе. По сути, на первый взгляд полная перестройка азиатско-тихоокеанской политики идёт с огромной силой»
Записан
Anna
Ветеран
*****
Сообщений: 6955


Просмотр профиля
православная христианка РПЦ
« Ответ #5 : 24 Мая 2011, 20:14:56 »

Пекин, очевидно, пренебрегает своими правами при включении Индии в ШОС. Ожидаемые возглавляемые США сдвиги в Азиатско-тихоокеанском регионе придадут импульс Пекину в работе над отношениями с Индией, и ШОС обеспечивает полезную основу для кооперации с Нью-Дели по вопросам региональной безопасности.

С точки зрения Индии работа вместе с Китаем по вопросам, вызывающим общую озабоченность, таким, как стабилизация в Афганистане или борьба с террористической деятельностью, исходящей с территории Пакистана, представляют собой желаемые цели.

Пекин удовлетворен пониманием того, что Нью-Дели имеет независимую региональную политику в Центральной Азии и воздерживается от отождествления с американской стратегией «Большой Центральной Азии». Равным образом, Нью-Дели скептичен в отношении долгосрочного военного присутствия НАТО в Афганистане.

Подход Индии состоит в вовлечении Пакистана в диалог, выверенном подходе к военному сотрудничеству с США и в новом ощущении «охлаждения» китайско-индийских разногласий в двусторонних политических и дипломатических областях. Вкупе с обменом мнениями на высоком уровне в кулуарах недавнего саммита БРИКС в Китае все эти действия воодушевят Пекин (и Москву) развивать ШОС, как двигатель региональной безопасности в Южно-азиатском регионе.

С пакистанской точки зрения членство в ШОС ожидается в критический момент, когда Исламабад разорван на части таким гневом, которого не знал раньше. Вслед за эпизодом с Раймондом Дэвисом* Исламабад переоценил развёрнутую разведывательную сеть США внутри Пакистана, в том числе — различные боевые группы.

Понятно, что Исламабад испытывает подозрительность в отношении намерений США, и прозрачные рабочие отношения не будут спокойными. Операция США в Абботтабаде — убийство Усамы бен Ладена - нанесла сокрушительный удар по пакистанской самоуверенности. У сотрудничества разведок США и Пакистана есть все основания распасться.

Безнаказанность, с которой США нарушили территориальную целостность пакистанской территории, грубое предупреждение Обамы, что США могут повторить подобное, абсолютное неуважение Вашингтона к массовому общественному мнению пакистанцев и собственное чувство беспомощности их в обеспечении своей независимости — всё это побуждает Исламабад пересмотреть свои альтернативы во внешней политике. Китай и Россия, очевидно, те самые фигуры, на которые рассчитывает Пакистан.

В то же время Индия мудро изменила своё отношение, не разделяя эйфории США по поводу операции в Абботтабаде. И Нью-Дели воздержался от обращения к риторике, направленной против Пакистана, и, не теряя времени, снова повторил, что, как и планировалось ранее, диалог с Исламабадом будет продолжаться. Существуют и нюансы в индийской афганской политике с намерением успокоить пакистанскую чувствительность в отношении связей с Кабулом.

Все эти частично совпадающие тенденции ускоряют темп региональной дипломатии. На той же неделе, когда Расул отправился в Пекин, пакистанский президент Азиф Али Зардари посетил Россию, а индийский премьер-министр Манмохан Сингх предпринял экстраординарную двухдневную поездку в Кабул. Пакистанский премьер-министр Юсуф Гилани должен побывать в Пекине на этой неделе.

Все эти встречи на высоком уровне стремятся внести существенно свежие мотивы в региональные построения. Их лейтмотив — окончание игры в Афганистане. Без сомнения, региональное мнение резко противостоит долгосрочному военному присутствию США и НАТО в Афганистане.

Но в регионе также есть чувство, что Вашингтон будет продолжать давить на Кабул - как он это делает в Багдаде, — чтобы протащить свои геополитические планы вне зависимости от противодействия им региона.
Неудивительно, что ШОС оказывается укрытием, под которым региональные державы находят убежище, причём для этого обнаруживаются мощные движущие силы.

 

* Раймонд Дэвис — подрядчик ЦРУ, в январе в Лахоре убил двух вооружённых мужчин, и хотя США заявили, что он обладает дипломатической неприкосновенностью, он был заключён в тюрьму и обвинён в убийстве. Был освобождён в марте после того, как семьям убитых было выплачено 2,4 миллиона долларов США. Судьи оправдали его по всем обвинениям, и Дэвис сразу же покинул Пакистан.

Посол М.К. Бхадракумар был дипломатом индийского министерства внешних отношений. Его назначения включали Советский Союз, Южную Корею, Шри-Ланку, Германию, Афганистан, Пакистан, Узбекистан, Кувейт и Турцию.
http://inoforum.ru/inostrannaya_pressa/shos_ukrytie_dlya_yuzhnoj_azii/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71147

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 25 Мая 2011, 15:52:04 »

Страны БРИКС против назначения на пост главы МВФ европейца

Страны БРИКС, куда входят Россия, Китай, Индия, Бразилия и ЮАР, выступают против назначения на пост директора-распорядителя Международного валютного фонда (МВФ) европейца. "Необходимо отказаться от устаревшего неписаного правила, согласно которому главой МВФ должен быть европеец", - говорится в совместном заявлении БРИКС, который приводит в своем сообщении радиостанция Europe1.

"Финансовый кризис начался в развитых странах, и он показал необходимость реформировать существующие институты, а также дал развивающимся государствам право на самовыражение", - отмечается в заявлении БРИКС.

Теперь уже бывший глава МВФ француз Доминик Стросс-Кан был арестован 14 мая департаментом полиции Нью-Йорка по обвинению в попытке изнасилования горничной отеля, в котором он проживал, 32-летней мигрантки из Гвинеи. Полицейские вывели главу МВФ из самолета перед самым отлетом в Париж. После задержания Д.Стросс-Кан был помещен в тюрьму и подал в отставку с поста директора-распорядителя МВФ. Наиболее вероятной кандидатурой на смену Д.Стросс-Кана называют министра финансов Франции Кристин Лагард. Ее кандидатуру поддержали большинство государств.

http://www.warandpeace.ru/ru/news/view/58361/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71147

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 11 Октября 2011, 01:36:08 »

Юрий АНДРЕЕВ

Направление - ШОС



Организация Договора о коллективной безопасности и Шанхайская организация сотрудничества являются наиболее важными межгосударственными союзами, созданными при активном участии России. По своему значению и эффективности они превосходят СНГ - организацию, которая в какой-то мере должна была заменить Советский Союз, но не смогла соответствовать возлагавшимся на нее надеждам. Не в самом лучшем состоянии находится и Союзное государство Белоруссии и России, которое по идее должно было стать примером успешной интеграции во всех областях.

ОДКБ - пример довольно удачного военно-политического союза. Хотя её мощь не идет ни в какое сравнение с Организацией Варшавского Договора (ОВД), она играет свою положительную роль в поддержании мира и безопасности. Её силы пока ограничены, цели не определены достаточно четко (наиболее спорной является проблема урегулирования внутренних беспорядков в странах-членах), но союз постепенно наращивает свои возможности.

 Особое место занимает Шанхайская организация сотрудничества. Она позиционирует себя как региональная организация, не являющаяся военным союзом, но возникла она в связи с военно-политическими проблемами, прежде всего с пограничными урегулированиями. Именно решение этих вопросов привело к созданию Шанхайской «пятерки» в 1996 г., куда входили РФ, КНР, Казахстан, Киргизия, Таджикистан.

В 2001 г. эти страны плюс Узбекистан и создали ШОС как региональную организацию многостороннего сотрудничества. 15 июня 2001 г. в Шанхае главы этих стран подписали уставной документ - Декларацию о создании Шанхайской организации сотрудничества. В следующем году в Санкт-Петербурге 7 июня 2002 г. была подписана Хартия ШОС, являющаяся вторым уставным документом организации. К основополагающим документам ШОС относится также Договор о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве стран-членов Организации, заключенный в 2007 г. в Бишкеке.

Порядок работы был согласован в 2003 г., основные органы приступили к работе с января 2004 г. С этого времени ШОС функционирует в качестве полноценной международной организации.

Хотя неоднократно многие руководители стран-членов ШОС подчеркивали невоенный характер союза, одной из главных его целей является укрепление безопасности. Правда, основные вызовы, которым уделяется особое внимание, - терроризм, сепаратизм, экстремизм - это проблемы, скорее, внутреннего характера, чем внешние угрозы.

В ШОС действуют два постоянных органа: Секретариат и Региональная антитеррористическая структура (РАТС). Не совсем удачно штаб-квартира РАТС была размещена сначала в Киргизии, но затем была перемещена в Ташкент.

 Наряду с шестью странами-членами ШОС важную роль играют наблюдатели - Индия, Пакистан, Иран и Монголия, однако в вопросах расширения ШОС за счет этих стран среди членов организации нет полного единства.

Уже сейчас страны-члены ШОС насчитывают примерно одну четверть населения планеты. Если в союз войдут на полноправной основе Индия и Пакистан, что вполне возможно, то ШОС охватит практически половину населения Земли.

Главное, что делает Шанхайскую организацию сотрудничества исключительно важной для России организацией, это то, что только в ШОС (исключая ООН и некоторые региональные организации) РФ может напрямую работать по самым важным проблемам с Китаем, роль которого в мире постоянно возрастает. Поэтому я предлагал и предлагаю развить российское предложение относительно нового договора о европейской безопасности в предложение заключить Договор о евроазиатской безопасности, который включал бы и Китайскую Народную Республику.

К работе ШОС подключаются также Шри-Ланка и Белоруссия (последняя не принята в наблюдатели т.к. не является азиатской страной); они имеют статус партнеров по диалогу.

Наконец, надо специально отметить страны и организации, приглашаемые на различные мероприятия ШОС: Афганистан, США, ООН, АСЕАН, СНГ, ЕврАзЭС, ОДКБ, ОЭС, ЭСКАТО.

Стоит подчеркнуть, что в отличие от многих других организаций с участием постсоветских государств ШОС выделяется стабильным членством. К положительным сторонам деятельности ШОС относится и то, что для неё не характерно затягивание сроков исполнения политических договоренностей.

Хотя в уставных документах ШОС специально отмечается, что союз не направлен против каких-либо государств, не вызывает сомнений, что одной из главных целей организации является защита от возможных агрессивных действий единственной сверхдержавы – США. Конечно, и внутри «большого» ШОС есть проблемы, проходящие по разделу «безопасность»: пограничные споры между Индией и Пакистаном, территориальные споры между Ираном и Казахстаном (и Азербайджаном) о разделе акватории Каспийского моря. Однако эти проблемы не нарушают существующее единство в организации.

Члены ШОС регулярно проводят антитеррористические военные учения с участием представителей вооруженных сил и/или правоохранительных органов. Однако – и в этом особенность организации – ШОС отличается от ОДКБ, которая защищает своих членов от внешних угроз. В работе ШОС значительное, а может быть, преобладающее место занимают экономические, гуманитарные и подобные им проблемы.

Если основные органы ШОС – Совет глав государств, Совет глав правительств и Совет министров иностранных дел – обеспечивают сотрудничество по важнейшим стратегическим вопросам совместной деятельности, то в сфере безопасности противодействием терроризму, сепаратизму, экстремизму, наркотрафику, другим видам организованной преступности конкретно занимаются совещания секретарей Советов безопасности, генпрокуроров, верховных судей, министров обороны, чрезвычайных ситуаций, внутренних дел и общественной безопасности, руководителей антинаркотических структур.

Приняты и выполняются программы и планы развития торгово-экономического сотрудничества, чем заняты совещания министров, отвечающих за внешнеэкономическую и внешнеторговую деятельность, финансы, сельское хозяйство, председателей национальных банков. Созданы и работают Деловой Совет и Межбанковское объединение. В результате в том числе и этой работы растут экономические связи между странами-членами ШОС, например, внешнеторговый оборот между РФ и КНР только за 2008-2011 гг. вырос с 56 до 70 млрд. долл. (данные за 2011 г. предварительные), а к 2015 г. он должен достичь и 100 млрд. долл. США.

 Определенная работа проделана и в культурно-гуманитарной области – развивается сотрудничество в сферах культуры, здравоохранения, науки, техники и инноваций, охраны окружающей среды, туризма и спорта. Этими вопросами занимаются соответствующие министры стран-членов ШОС. Работает Форум ШОС.

Важно, как Организация позиционирует себя в окружающем мире. ШОС установил прочные партнерские связи с ООН, СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС, ЭСКАТО, ОЭС. Государства-члены ШОС, взаимодействуя на мировой арене по глобальным и региональным проблемам, солидарно противостоят вызовам безопасности. Особую роль они отводят ООН и ее Совету Безопасности, стремятся усилить позиции ООН в современном мире. Однако главное внимание они уделяют своему региону – Азиатско-Тихоокеанскому, Центрально-Азиатскому, Средневосточному с такой горячей точкой, как Афганистан. Представитель Афганистана практически регулярно участвует в работе организации, то есть в ШОС пытаются нащупать пути решения афганской проблемы.

Возникает и такая достаточно деликатная проблема, как отношения ШОС с «главным» союзом современности – НАТО. Иногда выдвигается даже идея вступления США в ШОС, однако она, как представляется, еще более экзотична, чем вступление России в НАТО. Можно, конечно, найти между НАТО и ШОС нечто общее: это крупные, суперрегиональные союзы; в НАТО есть три державы, обладающие ядерным оружием, и в ШОС - две (плюс еще две страны-наблюдателя - Индия и Пакистан). Однако различия между этими двумя организациями – фундаментальные. НАТО – сверхактивный, если не сказать, агрессивный союз, который пытается расширить свою сферу ответственности на весь мир и при этом размещает ядерное оружие за пределами территории тех своих государств-членов, которые являются ядерными державами. Вряд ли между НАТО и ШОС возможно будет когда-либо широкое сотрудничество, кроме, пожалуй, протокольных связей.

Для России всемерное усиление ШОС и ОДКБ остаётся актуальной внешнеполитической задачей, связанной с укреплением и собственных рубежей, и международной безопасности в целом. В случае ШОС – это стратегический вопрос взаимодействия с Китаем, развития геополитического сотрудничества в сфере безопасности и укрепления мира. В случае с ОДКБ – развитие военно-политической составляющей союза постсоветских государств, имея в виду стремление к уровню ОВД.

http://www.fondsk.ru/news/2011/10/11/napravlenie-shos.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71147

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #8 : 12 Марта 2012, 08:06:22 »

Александр КНЯЗЕВ,
доктор исторических наук, профессор, координатор региональных программ Института востоковедения РАН, действительный член Русского географического общества


ШОС в поисках своего лица



В условиях глубокой трансформации системы международных отношений, появления кризисных тенденций в деятельности ряда международных организаций (ООН, ОБСЕ), наконец, общего кризиса международного права такая перспективная региональная структура, как Шанхайская Организация Сотрудничества, тоже переживает период если не кризиса, то, во всяком случае, затянувшегося поиска собственной идентичности.

Опыт еще «шанхайской пятерки», ставшей основой нынешней ШОС, продемонстрировал высокий, во многом уникальный потенциал этого альянса, показал способность входящих в ШОС стран к поиску разумных и не противоречащих национальным интересам участников компромиссов. Страны-участницы ШОС создали механизмы взаимодействия, которые предусматривают неприменение силы или угрозы силой, исключают ведение военной деятельности, нарушающей стабильность в регионе. Именно это является привлекательным для многих стран.

* * *

Естественно, на развитии организации сказываются особенности внешнеполитических доктрин Китая и России, а внешнеполитическая повестка этих двух лидеров ШОС в основном и формирует повестку организации в целом. При этом основной проблемой развития Организации является отсутствие четкой концепции её деятельности и сохранение различий у стран-членов в понимании ключевых задач ШОС. Существуют также сложности с налаживанием механизмов именно многостороннего сотрудничества как внутри ШОС, так и между ШОС и другими действующими лицами международной политики.

Сохраняются противоречия между самими странами-членами ШОС, в ряде случаев растут различия в их подходах к ключевым проблемам регионального развития, учитывая продолжающуюся дезинтеграцию Центральной Азии. Военно-политические и экономические возможности и потенциал сотрудничества стран-членов и стран-наблюдателей ШОС пока не находят воплощения в проектах многостороннего сотрудничества. Преобладают двусторонние отношения (как, например, китайское кредитование ряда проектов в Таджикистане или сотрудничество РФ и Казахстана с КНР в нефтегазовой сфере), лишь формально развиваемые под эгидой ШОС.

Видимо, важнейшей функцией Организации должна быть консолидация входящих в неё государств вокруг тех ценностей и идей, которые с точки зрения этих государств должны лежать в основе нового мирового порядка. Представляется, что основным фактором в деятельности ШОС должно оставаться обеспечение долгосрочной региональной стабильности, что невозможно без региональной экономической интеграции и формирования устойчивой системы региональной безопасности.

Без определения миссии организации, ее концептуальных целей и задач не решается и проблема ее расширения, а значит, и развития. Превращение ШОС в структуру, способную не только реагировать на внешние импульсы, но и формировать геополитическое и геоэкономическое пространство, а также международную повестку дня, исходя из агрегированных интересов и целей стран-членов, пока только заявлено.

Шанхайская Организация Сотрудничества обладает мощным экономическим потенциалом, который пока практически не используется для обеспечения экономического роста стран-участниц. Причина - опять же преобладание двустороннего формата отношений между странами-участницами ШОС над многосторонним. В то же время непреодолимых препятствий здесь нет; при наличии политической воли и здравого экономического расчета ШОС способна пройти все уровни экономической интеграции от создания зон свободной торговли до формирования единого экономического пространства.

Развитию экономической интеграции в рамках ШОС благоприятствуют многие факторы:

— прочные гарантии в виде механизмов взаимодействия в политической, оборонной областях, а также в области обеспечения безопасности;

— взаимодополняемость экономик и разделение труда между странами;

— наличие богатых запасов энергоресурсов;

— наличие больших запасов природных ресурсов в целом;

— наличие мощного научно-технического и производственного потенциала;

— наличие дешевых и достаточно квалифицированных трудовых ресурсов.

ШОС в равной мере предоставляет большие возможности как для крупных держав (Россия и Китай), так и для менее крупных государств Центральной Азии, удовлетворяя интересы друг друга за счет внутренних резервов организации. Например, гидроэнергетика Таджикистана и Киргизии, нефтедобыча и газовые отрасли Казахстана и России могут обеспечивать потребности Китая и одновременно решать собственные проблемы расширения рынков сбыта продукции.

Безопасность и экономическая стабильность России и Китая будут зависеть от успехов в социально-экономическом развитии сопредельных стран и регионов. Учитывая географическую протяженность и численность населения входящих в ШОС стран, эта организация не может не стремиться к тому, чтобы стать существенным конструктивным элементом современного мирового порядка.

Позиции России и Китая в невысокой степени конкурентны, они специфичны и не позволяют полностью доминировать какой-то одной стране, товарная специализация этих стран позволяет обходить эффект лобовой конкуренции и функционировать на основе факторной модели развития конкурентоспособности их экономического потенциала. А это и есть гарантия нахождения компромиссов. Тем самым формат ШОС предоставляет удобные условия для кооперации, когда ни один из членов организации не допустит возникновения серьезного конфликта с интересами другого.

ШОС — одна из немногих региональных организаций, имеющая огромный резерв экономического развития за счет наличия замкнутого цикла производителей и потребителей. Вступление в нее стран-наблюдателей — Ирана, Пакистана, Индии, Монголии -  только усилил бы этот потенциал экономической самодостаточности. Особенно этому может способствовать экономический потенциал Ирана с его запасами углеводородов и коммуникационными ресурсами. Вступление в ШОС именно Ирана сосредоточит в рамках одной региональной организации львиную долю энергетических ресурсов Евразии. А это автоматически многократно повысит и политический вес Организации.

Одной из важнейших проблем международной политики остается кризис в Афганистане, усугубляемый попытками США сохранить в этой стране свое военное присутствие, распространив его на страны постсоветского пространства, а также расширением зоны конфликта на территорию Пакистана и прицелом на дестабилизацию Ирана. Шанхайской организации сотрудничества необходимо выработать собственную концепцию урегулирования в Афганистане, которая включала бы в себя вопросы организации внутриафганского переговорного процесса, согласование общих приоритетов по отношению к Афганистану, содействие решению вопросов восстановления афганской экономики, учитывая, что только здоровая экономика способна решить проблему терроризма и наркобизнеса.

Американское военное присутствие в Афганистане и в странах Центральной Азии становится все более дестабилизирующим фактором для Евразии в целом. Главное, что, не устранив прежних угроз, США создали новые, вытекающие из самого факта и характера соперничества геополитических сил за влияние в Центральной Азии. На дестабилизацию ситуации — как на национальных, так и на региональном уровнях — направлено и американское воздействие на внутреннюю политику центральноазиатских государств.

Не будучи военным блоком и не стремясь превратиться в него, ШОС должна обеспечить выполнение собственных решений. Речь идёт о решениях, содержащихся, в частности, в Декларации саммита в Астане в июле 2005 г. («Ряд стран ШОС предоставил свою наземную инфраструктуру для временного размещения военных контингентов государств-участников коалиции, а также свою территорию и воздушное пространство для военного транзита в интересах антитеррористической коалиции. Учитывая завершение активной военной фазы антитеррористической операции в Афганистане, государства-члены ШОС считают необходимым, чтобы соответствующие участники антитеррористической коалиции определились с конечными сроками временного использования упомянутых объектов инфраструктуры и пребывания военных контингентов на территории стран-членов ШОС»), а также в Бишкекской декларации от 16 августа 2007 года («стабильность и безопасность в Центральной Азии могут быть обеспечены прежде всего силами государств этого региона на базе утвердившихся в нем региональных международных объединений»).

Пока из всех стран-участниц только Россия предпринимает действия (пусть недостаточные) по определению координат региональной безопасности с учетом передислокации американских войск в самом Афганистане и за его пределы в период до и после 2014 года. Ярким примером является политико-дипломатическая интрига вокруг военной базы США в бишкекском аэропорту «Манас», являющаяся почему-то предметом озабоченности только России, но не Китая, предпочитающего, используя образ китайской же притчи, в роли обезьяны наблюдать за схваткой двух тигров в долине. Это не говоря уже о полном отстранении от этой проблематики Казахстана, Узбекистана и ведущего игры вокруг размещения тех или иных иностранных объектов Таджикистана.

По большому счету ШОС способна и должна взять на себя ответственность за стабильность и безопасность в более широком географическом масштабе, включая такие регионы, как Афганистан, Южная Азия, Южный Кавказ. Однако пока из всех возможных вариантов развития ШОС реализуются не самые перспективные и актуальные. В настоящее время имеет место лишь спонтанное выстраивание своеобразной региональной системы взаимного сдерживания между НАТО и ШОС (с дополнением по линии ОДКБ) на пространстве постсоветской Центральной Азии. Перспективным могло бы быть дальнейшее развитие Организации как региональной структуры безопасности (но не военно-политического блока), ориентированной на расширение в духе открытого регионализма, с привлечением других государств региона. Оптимальной моделью обеспечения безопасности центральноазиатского региона является сотрудничество государств, чьи стратегические интересы не находятся в антагонизме друг с другом и чье политическое (в отдельных случаях — военное) присутствие в странах региона не противоречит традициям народов стран Северной и Центральной Евразии. У ШОС есть для этого изначальный, базовый потенциал.

Географическая конфигурация, в которой сегодня существует ШОС, отличается неполнотой. Разорванность геополитического пространства Евразии не позволяет Организации в её нынешнем виде брать на себя ответственность даже за совокупность территорий стран-участниц или наблюдателей, не говоря уже о более масштабных задачах. Образовались своего рода геополитические «лакуны», к каковым можно отнести страны-наблюдатели в ШОС, а также Туркменистан, Азербайджан и Армению, Турцию и Ирак, материковые страны Юго-Восточной Азии, не говоря уже об Афганистане или Грузии. В геополитике не может быть вакуума, и создание альтернативы, каковой может выступить ШОС, предполагает, что пространство hartland’a должно быть подчинено единым международно-правовым правилам и нормам. Беспомощность ООН и ОБСЕ дает шанс для стран региона заполнить создавшийся вакуум и взять ситуацию под свой контроль.

Помимо проблемы расширения Организации есть еще одна проблема, в значительной степени препятствующая внутренней консолидации и определению стратегий Шанхайской организации сотрудничества. Несмотря на значимость России и Китая в формировании концептуальных и организационных основ ШОС, важны позиции и других стран-участниц. Любые внешнеполитические колебания большой амплитуды (нельзя иметь в стратегических партнерах одновременно Россию, США и Иран, как это судорожно умудрялся делать Таджикистан к 2007-2009 гг.), именуемые «многовекторностью», будут в итоге не просто неэффективны, но и, возможно, катастрофичны для самих колеблющихся.

Практически любая небольшая страна современной Евразии — от Казахстана до Грузии — представляет собой объект, а не субъект международной политики, поэтому, формируя свой внешнеполитический курс, эти страны не могут не ориентироваться на стратегию, которую проводят значимые для данной территории субъекты глобальной системы, то есть крупные державы. Для постсоветской Центральной Азии таких субъектов всего два — Россия и Китай.

http://www.fondsk.ru/news/2012/03/12/shos-v-poiskah-svoego-lica.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71147

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #9 : 30 Марта 2012, 12:48:57 »

Китай и Делийский саммит БРИКС



Четвертый по счету саммит руководителей стран БРИКС состоялся в Дели 28-29 марта 2012 г. и завершился подписанием Делийской декларации – емкого документа, подводящего основные итоги взаимодействия государств данной группы в различных сферах и намечающего главные ориентиры их совместных усилий на перспективу.

Китай, который в соответствии с его экономическим весом нередко называют неформальным лидером группировки БРИКС, в ходе Делийского саммита сумел подтвердить обоснованность своих претензий на роль «первого среди равных».

Этому в немалой степени способствовала такая политическая акция, как письменное интервью лидера КНР Ху Цзиньтао ведущим печатным СМИ стран группы, в том числе «Российской газете», обнародованное в день открытия саммита. Ху Цзиньтао высоко оценил сотрудничество со странами БРИКС, назвав его «внешнеполитическим приоритетом Китая». Напомню, что пару лет назад известный китайский политолог Ян Цземянь даже предлагал сделать основной опорой Пекина на международной арене именно эту группу государств, а не развивающиеся страны в целом.

Китайский лидер особо подчеркнул важность развития в формате БРИКС «сотрудничества в практически значимых сферах», призвав, во-первых, закрепить и упрочить имеющуюся здесь основу и, во-вторых, изыскивать новые области сотрудничества.

Сам Пекин последовательно придерживается именно такого подхода. В 2011 г., когда в группе председательствовал Китай, им были организованы встречи министров сельского хозяйства стран БРИКС (Чэнду), старших должностных лиц по научно-техническому сотрудничеству (Далянь), министров здравоохранения (Пекин), представителей дружественных городов (Санья).

В своем выступлении на саммите Ху Цзиньтао призвал также поддерживать практическое сотрудничество между пятью странами, нацеленное на содействие как общему развитию государств БРИКС, так и всего мира.

Надо признать, Китай достаточно последовательно претворяет эту идею в жизнь. В результате динамичного роста его двусторонней торговли с остальными странами группы он стал ведущим торговым партнером каждой из них. В 2011 г., по данным китайской таможенной статистики, объем торговли КНР со странами БРИКС составил 282,7 млрд. долл., в том числе с Бразилией - 84,2 , с Россией - 79, 2, с Индией - 73,9, с ЮАР - 45,4 млрд. долл. Хотя по объему торговли эти страны пока заметно уступают ведущим торговым партнерам КНР - США, Японии, Республике Корея, Германии, но темпы роста их двустороннего товарооборота с КНР, как правило, опережают темпы прироста внешней торговли Китая в целом. Так, в 2011 г. объем всей китайской внешней торговли вырос на 22,5%, тогда как торговля с Бразилией – на 34,5%, с Россией – на 42,7%, с ЮАР – на 76,7%.

Активизируется, несмотря на различные препоны, и инвестиционное сотрудничество Китая с партнерами по БРИКС. В 2010 г. объем китайских инвестиций в Россию составил 567 млн. долл., в Бразилию – 487 и в ЮАР- 411 млн. долл. Не секрет, что Китай является крупным импортером топлива и минерального сырья из других стран данной группы, в т.ч. железной руды из Индии и Бразилии и нефти из России. Поэтому его интересам, как, впрочем, и интересам его партнеров, вполне отвечает достигнутая в Индии договоренность о развитии в дальнейшем в формате БРИКС сотрудничества в сфере изучения и использования минерально-сырьевых ресурсов, энергетической политики, энергетической безопасности.

Несомненно, расширению взаимной торговли будет способствовать подписание Генерального соглашения о создании кредитных линий в местной валюте в рамках механизма межбанковского сотрудничества БРИКС, а также Многостороннего соглашения о подтверждении аккредитивов между экспортно-импортными банками и банками развития.

Данные соглашения выходят за рамки связей между странами группы. Они означают подтверждение и закрепление законных притязаний пяти государств на более соответствующее их экономической мощи представительство в международных финансовых институтах и в целом в управлении мировой экономикой. Этим вопросам посвящена львиная доля Делийской декларации. Пожалуй, ее главный посыл можно понимать так: восстановление удовлетворительной динамики развития и макроэкономической стабильности всего мирового хозяйства сегодня зависит далеко не только от развитых государств, но и -  во все возрастающей степени – от государств с формирующимися рынками, от расширения и углубления их сотрудничества друг с другом и с развитыми странами.

Можно сказать, что в Дели был сделан еще один практический шаг к интернационализации юаня. Эта тема с началом мирового финансового кризиса стала широко обсуждаться в китайской и мировой печати, особенно в специализированных международно-политических и экономических изданиях. Появился даже термин – «красные баксы», коим на Западе стали полушутя именовать юань. Нужно хорошо понимать, что продвижение к конечной цели – выводу китайского юаня в ряд мировых валют – потребует немало времени, технических и экономических усилий. В начале 2010 г. мировые валютные резервы на 65% были представлены американским долларом, на 25% - евро. Еще примерно по 3,5% давали фунт и иена. В недавно обнародованном докладе «Китай 2030. Построение современного, гармоничного и креативного общества высоких доходов» (China 2030: Building a Modern, Harmonious and Creative High Income Society. Conference Edition. Washington. 2012.), который подготовлен совместно Всемирным банком и Центром исследования проблем развития Госсовета КНР, прогнозируется, что китайский юань станет мировой валютой после 2025 г., а к 2035 г. на него будет приходиться 12% международных валютных резервов.

В Делийской декларации есть и другие положения, которые могли быть инициированы Пекином. Примечателен в этом отношении раздел о «зеленой экономике». Подчеркнуто, что «ее осуществление не является самоцелью». Документ требует предоставлять «национальным властям …возможность проявлять гибкость… с тем, чтобы они могли самостоятельно определять пути, ведущие к устойчивому развитию, базируясь на уже достигнутой стадии развития конкретной страны, национальных стратегиях, особенностях и приоритетах». «Мы, - подчеркнули главы государств БРИКС, - не приемлем введение барьеров любого рода на пути торговли и инвестиций под предлогом создания «зеленой экономики». По сути дела, это коллективный отпор требованию Европейского cоюза о специальных выплатах иностранными компаниями, летающими в Европу, неких компенсаций за выбросы парниковых газов. Китай, как известно, наотрез отказался от осуществления таких выплат.

Страны БРИКС продемонстрировали способность достигать близких подходов в оценках не только тенденций развития и путей трансформации мировой экономики, но и ряда актуальных международных проблем. Поддержка посреднической миссии Кофи Аннана Москвой и Пекином сблизила их взгляды на пути преодоления сирийского кризиса с позицией других членов «пятерки». Делийская декларация призвала к инклюзивному политическому процессу и широкому национальному диалогу в Сирии.

Не была забыта и ситуация вокруг Ирана. В итоговом документе саммита отмечено общее стремление государств БРИКС не допустить ее перерастания в конфликт, чреватый катастрофическими последствиями, и выражена надежда, что «Иран внесет в это свой вклад в качестве ответственного члена международного сообщества».

Самостоятельную позицию Китая по иранской проблеме подтвердил на встрече министров экономики и торговли стран БРИКС 28 марта министр коммерции Китая Чэнь Дэмин. По его словам, строго выполняя все резолюции СБ ООН, Китай одновременно будет поддерживать торгово-экономические связи с другими странами, включая Иран. «Китай не обязан исполнять требования внутреннего законодательства других стран», - заявил Чэнь Дэмин, имея в виду призывы США и ЕС присоединиться к отказу от импорта иранской нефти. Впрочем, меры по подстраховке от осложнения ситуации вокруг Ирана, откуда он получил в 2010 г. 25 млн. т нефти, Китай также предпринимает, что показал экстренный визит премьера Вэнь Цзябао в страны Персидского залива в январе.

Итак, саммит стран БРИКС стал историей. Однако, похоже, данный им импульс окажет заметное воздействие на мировую политику и экономику.
_____________________

Владимир ПОРТЯКОВ – заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, доктор экономических наук, профессор

http://www.fondsk.ru/news/2012/03/30/kitaj-i-delijskij-sammit-briks.html
« Последнее редактирование: 02 Апреля 2012, 16:45:58 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71147

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #10 : 02 Апреля 2012, 16:45:12 »

Дмитрий СЕДОВ

БРИКС и Запад



Ещё недавно общий подход западных политиков к перспективам превращения группы БРИКС в самостоятельную геополитическую силу был откровенно скептическим. Считалось, что эта группа внутренне слишком разобщена, чтобы среди её членов возобладали тенденции к блокированию.

Образцом скепсиса в этом отношении может служить мнение профессора Массачусетского института технологий известного специалиста в области глобальной экономики и менеджмента Яшенга Хуанга, высказанное накануне саммита в Дели: «Это не политический блок, а только воплощение идеи, что Запад не должен больше быть центром всеобщего притяжения». В том же ключе высказывается и бывший посол Индии в ООН Лалит Мансингх: «БРИКС имеет экономический вес, но у них нет единого взгляда на многие международные проблемы. Между ними нет цементирующего принципа. Они могут произвести много шума на саммите, но каждый из них должен хорошо посчитать, насколько это может повредить отношениям с США…»

Руководители государств БРИКС не преуменьшают проблем, стоящих перед этой группой. Государства группы весьма различаются по внутренней организации, состоянию экономик, они имеют различные весовые категории в мировом хозяйстве, над ними тяготеют связи с традиционными западными партнерами.  Не спишешь со счетов и имеющиеся межгосударственные проблемы вроде пограничных споров между Китаем и Индией, расхождением позиций в отношении Пакистана и Тибета, диспропорции в товарообмене между этими странами. Сохраняются и различия в подходах к важнейшим аспектам международной политики. Так, КНР и Россия голосовали против Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по Сирии, призывавшей Башара Асада уйти в отставку, а Индия, Бразилия и Южная Африка присоединились к ней.

Группа не смогла в прошедшем году согласовать своей позиции по кандидатуре на пост главы МВФ и сейчас имеет трудности с выдвижением единого кандидата на место председателя Всемирного банка. То же самое произошло с выработкой общей позиции по проблемам эмиссии парниковых газов на конференции в Копенгагене. Существуют и другие факторы, осложняющие объединение усилий этих государств.

Тем не менее саммит в Дели впервые показал, что сближение все же начинается. Сегодня  на глазах всего мира разворачивается очевидный процесс: молодые, динамичные силы развития наталкиваются на устаревший и несправедливый мировой политический и хозяйственный порядок и начинают объединяться для его перетряски.

Опубликованная по итогам Делийского саммита Декларация не оставляет сомнений в том, что процесс собирания сил внутри БРИКС перешел в фазу формулировки общих интересов и подготовки конкретных совместных действий на мировой арене.

«Наши дискуссии, общей темой которых было “партнерство БРИКС в интересах глобальной стабильности, безопасности и процветания”, прошли в сердечной и теплой атмосфере и были проникнуты разделяемым нами стремлением к дальнейшему укреплению партнерства в интересах общего развития, а также к продвижению сотрудничества на основе открытости, солидарности, взаимопонимания и доверия», – говорится в Декларации.

За этими простыми формулировками читается усталость от «двойных стандартов» в международной политике Запада. Международные отношения давно нуждаются в очищении от лжи и фарисейства, пропитавших навязанную англосаксами миру политическую культуру.

Те политики на Западе, которые не услышат этого обращения, сделают серьезную ошибку.  Объявленный план действий БРИКС   предусматривает:

- встречу министров иностранных дел БРИКС на полях Генеральной Ассамблеи ООН;

- встречи министров финансов, управляющих центральными банками, представителей финансовых и налоговых органов БРИКС на полях совещаний «Большой двадцатки» и многосторонних совещаний Всемирного банка и МВФ;

- многосторонние мероприятия и самостоятельные встречи министров торговли БРИКС, а  также министров сельского хозяйства пяти стран;

- второе совещание министров здравоохранения пятёрки и промежуточную встречу Контактной группы БРИКС по вопросам экономики и торговли;

- третью встречу в 2013 году представителей органов стран БРИКС, занимающихся вопросами конкуренции.

- встречи по вопросам науки и техники, а также первое совещание Форума БРИКС по урбанизации и второй Форум сотрудничества породненных городов и муниципальных образований государств-участников БРИКС в 2012 году в Индии.

В ходе саммита стороны выработали новые области сотрудничества для изучения. Это, в частности, многостороннее энергетическое сотрудничество, разработка общей научной оценки и долгосрочной стратегии БРИКС, диалог о молодежной политике БРИКС, а также сотрудничество по вопросам, связанным с народонаселением.

Кроме того, участникам саммита был представлен документ «Экономики стран БРИКС: доклад о Бразилии, России, Индии, Китае и Южной Африке».

Этот обширный перечень мероприятий, предусматривающих постоянные рабочие консультации по очень широкому кругу вопросов,  не может не вылиться и в согласование совместных действий для защиты собственных интересов. А эти интересы были сформулированы на саммите предельно четко.

Руководители БРИКС в категорических тонах выразили недовольство политикой западных финансовых институтов. По их мнению, реформа этих институтов идет неудовлетворительно и не учитывает интересов группы. Лидеры БРИКС приняли решение разработать проект собственного Банка развития, который будет компенсировать ущерб, причиняемый странам группы финансовой политикой Запада.

Подписано соглашение о системе расчетов в национальных валютах, имеющее целью оттеснить и в конечном итоге заменить доллар в расчетах между этими странами. Министры финансов группы получили задание подготовить предложения по Банку Развития к следующему саммиту. Сейчас внутриторговый оборот БРИКС составляет 230 миллиардов долларов, и есть все перспективы, что он быстро достигнет 500 млрд.

Впервые в новейшей истории появится мощная финансовая структура,  обслуживающая международную торговлю без привлечения доллара.

Лидеры БРИКС уделили на саммите внимание и важнейшим проблемам мировой политики. Они отметили непропорциональное представительство наций и континентов в Совете Безопасности ООН. «Россия поддерживает Индию, Бразилию и ЮАР как сильных кандидатов на вступление в состав Совета Безопасности ООН», – заявил президент РФ. Серьезным предупреждением натовским стратегам, вынашивающим планы насильственной политической хирургии в ряде стран, прозвучало заявление саммита о недопустимости использования ООН «для прикрытия курса на смещение неугодных режимов и навязывание односторонних форматов решения конфликтных ситуаций».

Были предметом дискуссий Иран и Сирия. «Мы обсуждали и внешнеполитические вопросы, особое внимание было привлечено к ситуациям в горячих точках, положению в Сирии в том числе, – проинформировал Д.Медведев. – Мы полагаем важным не допустить внешнего вмешательства в дела Сирии, дать возможность правительству с одной стороны и оппозиции с другой стороны вступить, наконец, в диалог, не разрушая его, не говоря о том, что изначально этот диалог обречен на провал и лишь военные действия способны навести порядок – это самый близорукий, самый опасный подход». Сложилась консолидированная позиция по недопущению агрессии против Ирана. Китай, Индия и Южная Африка получают из Ирана от 12 до 20 % общего импорта нефти. Они прямо говорят об этом. «Мы должны избегать политических потрясений, порождающих колебания на мировом рынке сырья, которые влияют на потоки товаров», – заявил премьер-министр Индии Манмохан Сингх. Его поддержала президент Бразилии Дилма Руссеф, осудившая политику эмбарго против Ирана и эскалацию риторики насилия.

Если иметь в виду, что перед этим премьер-министр Израиля Нетаньяху высказал намерение нанести удар по ядерным объектам Ирана, то становится очевидным, что в мире формируются два радикально различающихся подхода к формированию международной повестки дня. И БРИКС уже оформляется как сила, альтернативная западному подходу.

Это не могло остаться незамеченным на Западе. Газета «Вашингтон пост» назвала саммит «началом новой эры». Общность коренных интересов БРИКС является объективной реальностью, которая будет определять дальнейшую консолидацию группы. Дело идет к появлению союза, способного предложить создание нового, более современного и справедливого мироустройства.

http://www.fondsk.ru/news/2012/04/01/briks-i-zapad.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71147

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #11 : 02 Апреля 2012, 18:56:32 »

Позволят ли БРИКС создать равноправный экономический порядок в мире?



На днях в Нью-Дели завершился Четвертый межгосударственный форум группы пяти быстроразвивающихся стран.

Комментирует кандидат экономических наук Алексей Чичкин:

- Итог форума очевиден: формируется международная финансово-экономическая система, противодействующая транснациональному диктату со стороны Федеральной Резервной Системы (ФРС) США и Международного валютного фонда (МВФ). Во-первых, на основе использования нацвалют в торговых и кредитных взаиморасчетах между странами БРИКС. А во-вторых – путем оказания бриксовскими государствами финансовой помощи развивающимся странам и расчетов с ними, опять же, в нацвалютах.

Интеграционные тенденции в БРИКС и их международное значение в личной беседе со мной Чрезвычайный и Полномочный Посол ЮАР в России Мандиси Мпахлуа прокомментировал так: «Между нашими странами активно развиваются торговые и инвестиционные связи. Но эта тенденция характерна для всего региона БРИКС. Кроме того, происходит укрепление нашей валюты - рэнда, нацвалют других стран этой группы. Такой фактор, в контексте нынешней мировой финансово-экономической ситуации, позволяет формировать новую - равноправную межгосударственную экономическую систему. Альтернативную порядку, «привязанному» к политике МВФ и ФРС США.
Более активное развитие торговли и инвестиций в регионе БРИКС, в том числе между РФ и ЮАР, не только дополняет упомянутые тенденции в регионе «пятерки», но и, с учетом решений недавнего форума БРИКС, способствует разработке новых правил взаимного сотрудничества, гарантирующих взаимную максимальную выгоду и благоприятствование в торговле, капиталовложениях, взаиморасчетах в нацвалютах. А такое развитие событий, в свою очередь, может в долгосрочной перспективе привести к целесообразности создания зоны свободной торговли внутри всего БРИКС.

Тем более что процесс создания зон свободной торговли - международный, и быстро развивается. Эта тенденция связана с наличием базовых факторов: активного развития взаимной торговли, взаимных инвестиций, с согласованным межгосударственным решением ряда внешнеэкономических задач. Схожие факторы постепенно формируются и в связях между Таможенным Союзом (ТС) Юга Африки и ТС РФ, Беларуси и Казахстана, что, конечно, способствует созданию между ними в перспективе зоны свободной торговли».
Что интересно, решения нынешнего форума практически совпали по времени с аналогичными прогнозами и рекомендациями 60-летней давности – международного экономического форума, проходившего в Москве 3-12 апреля 1952 года. Где прогнозировались неизбежность распада мирового рынка, кризиса «долларизованной» мировой финансово-экономической системы. И, соответственно, переход всё больше числа стран к взаимным зонам свободной торговли и расчетам в нацвалютах.

Напомним: в том московском форуме участвовало 680 чиновников, бизнесменов и экспертов 49 стран, включая СССР, Китай, Индию и Бразилию. В течение апреля 1952 г. в Москве было подписано свыше 60, в том числе с участием СССР - 19 экономических соглашений/контрактов на срок от 3 до 5 лет. Главные их принципы: таможенные и ценовые льготы для стран или их отдельных товаров; режим максимального благоприятствования в торговле и капиталовложениях; согласование внешнеэкономической политики; возможность бартера (в том числе в погашении долгов); отход от долларовых расчетов и развитие взаиморасчетов в нацвалютах.

Итоговые документы - Коммюнике и Обращение к ООН о создании Комитета по развитию международной торговли. Но это Обращение было отклонено большинством государств Запада.

Примечательны отклики в США на тот форум и его документы:

«Нью-Йорк Уорлд телеграм энд Сан», 2 апреля: «…в результате бойкота Госдепартаментом совещания может создаться впечатление, что США не так заинтересованы в улучшении экономического состояния мира, как они об этом говорят».

«Нью-Йорк пост», 1 апреля: «…Госдепартамент глубоко озабочен, и не без причины: если посредством этого совещания и торговых сделок Россия сможет ослабить эмбарго, наложенное на торговлю Запада с Востоком, мы потерпим сокрушительное поражение, более опасное, чем любое военное поражение».

«Бизнесуик», 12 апреля: «…Мы просто не можем занять отрицательную позицию в отношении советских предложений, по торговле в мире в том числе, и говорить все время «нет». Если мы займем такую позицию, то мы потеряем руководство свободным миром».

«Уолл-стрит джорнэл», 15 апреля: «Кампания СССР, Китая и ряда других стран по расширению международных торговых связей представляет собой угрозу для США, на которую американцы не знают, как ответить…»

http://www.stoletie.ru/fakty_i_kommentarii/pozvolat_li_briks_sozdat_ravnopravnyj_ekonomicheskij_poradok_v_mire_2012-04-02.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71147

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #12 : 09 Июня 2012, 07:43:29 »

Валентин Катасонов: Вектор сотрудничества стран ШОС пока не понятен

По словам экономиста, говорить о роли Фонда и Банка развития Шанхайской организации сотрудничества пока сложно из-за отсутствия реальных интеграционных процессов



Главы государств-членов ШОС поручили своим представителям продолжить работу по созданию Фонда и Банка развития ШОС, сообщает РИА Новости.

«Главы государств-членов ШОС позитивно отметили проделанную работу по вопросам, связанным с изучением создания Фонда развития (специального счета) ШОС и Банка развития ШОС и поручили продолжить работу по указанным направлениям в целях ее скорейшего завершения», - говорится и Информационном сообщении, принятом по итогам пекинского саммита.

«В связи с развитием международной обстановки и увеличением объема деятельности ШОС главы государств отметили целесообразность активизирования работы сторон и постоянно действующих органов ШОС по информационному сопровождению деятельности Организации с целью формирования объективного образа ШОС», - говорится документе.

В ШОС входят Казахстан, Китай, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Статус наблюдателей имеют Монголия, Индия, Иран и Пакистан. Статус партнеров по диалогу ШОС предоставлен Белоруссии и Шри-Ланке. Кроме того, в качестве наблюдателей на саммите присутствуют президенты Афганистана и Туркмении.

Решение ШОС о создании Фонда и Банка развития организации прокомментировал в интервью «Русской народной линии» доктор экономических наук, профессор МГИМО Валентин Катасонов.


Сейчас крайне сложно оценивать перспективы банка и фонда по той причине, что вообще сложно оценивать в данное время перспективы ШОС. Мир сейчас находится на грани каких-то серьезных изменений и трансформаций. В ШОС представлена достаточно пестрая картина участников, по большому счету там два основных участника - это Россия и Китай, всех остальных я бы отнес к статистам. Проблему ШОС можно свести к Российско-китайским отношениям.

Страны-участницы разбросаны по разным континентам, то же самое касается и БРИК. Говоря о БРИК, начинают манипулировать цифрами, складывать ВВП, валютные резервы, доли в экспорте и импорте стран, а на самом-то деле страны разбросаны по разным континентам, и не видно пока реальной интеграции в этой группировке. В этом смысле и страны ШОС - достаточно разномастная и разнокачественная комбинация.

Поэтому я думаю, что такие страны, как Казахстан, Таджикистан могут интегрироваться в рамках Евразийского союза. Получается пересечение нескольких интеграционных группировок, причем потенциальных, пока в основном на бумаге.

В ШОС, кроме России и Китая, для политического авторитета добавляются остальные страны, которые пока являются «выжидателями», и наблюдают, куда будет развернут вектор этого сотрудничества. Пока же этот вектор непонятен, и объяснять это сейчас должны не экономисты, а геополитики.

У России же в данное время два вектора, и она никак не может определиться. Поэтому говорить про фонд и банк довольно сложно, пока не видно каких-то реальных интеграционных процессов в группировке ШОС. Российско-китайские отношения развиваются довольно успешно, вот Путин съездил в Китай, назывались цифры, которые показывают высокую динамику. Но, к сожалению, эта динамика определяется инициативами со стороны Китая, а не России. Это не очень радует.

Что касается Казахстана, Белоруссии и других стран, то они достаточно пассивно участвуют в ШОС. Пока заявления о создании банка и фонда всерьез я не рассматриваю, а говорить о какой-то альтернативной валюте в рамках ШОС вообще нереально. В лучшем случае могут договориться о частичном использовании национальных валют в двусторонних торговых отношениях, и то, очень осторожно. Китай довольно активно заключает соглашения об использовании юаня и других валют с разными странами, но и тут я не вижу прогресса в отношениях с Россией. В основном это используется в приграничной торговле.

http://www.ruskline.ru/news_rl/2012/06/08/valentin_katasonov_vektor_sotrudnichestva_stran_shos_poka_ne_ponyaten/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71147

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #13 : 11 Марта 2013, 18:15:11 »

Страны БРИКС готовятся оградиться от доллара



Страны БРИКС в марте готовятся к учреждению собственного Банка развития, который бы кредитовал инфраструктурные проекты объединения, минуя промежуточную стадию в виде американского доллара. На долю входящих в БРИК стран приходится 14,6 % мирового ВВП. Аналитики предполагают, что к середине XXI века суммарный объем экономик государств-участников БРИКС превысит идентичный показатель «Большой семерки» развитых стран Запада, сообщает ИА Война и мир.

Каждый из членов БРИКС уже считается признанным в современном мире лидером в той или иной отрасли или научной сфере. Россия вошла в число неоспоримых авторитетов в вопросах освоения космоса и атомной энергетики, Китай стремительно выходит в лидеры в области разработки и производства электроники, Индия – фармацевтический гигант, ЮАР и Бразилия являются флагманами сельскохозяйственного сектора и развития биотехнологий, соответственно. БРИКС все отчетливее выдвигает на первый план торгово-экономические приоритеты, стремясь обрести удержать и укрепить свои экономические достижения.

Общий объем торговли между странами в 2012 году составил $ 340 трлн. Накануне индийского саммита исследовательской группой БРИКС был проведен анализ дисциплины выполнения всеми сторонами принятых совместных решений. С апреля 2011 по март 2012 года средний показатель исполнения государствами-членами группы составил более 70%. При этом Индия выполнила все принятые на себя обязательства в 100%-ном объеме, Китай и Бразилия на 80%, Россия на 60%, а ЮАР лишь наполовину.

Определен предварительно первоначальный капитал банка, он составит $50 млрд. Ведется активная работа принимающей стороной пятого саммита, лоббирующей интересы Африки в БРИКС и наоборот. Рассматривается вопрос о включении в ближайшем будущем в состав группы Египта, Мексики и Индонезии. Основная цель БРИКС – создание под собой твердой экономической и политической основы для дальнейшего расширения и роста.

Использование при взаимных расчетах и кредитовании национальных валют стран БРИКС будет способствовать увеличению инвестиционных потоков в странах и снизит зависимость объединения от ведущих экономик мира, полностью исключив необходимость применения доллара и евро во внутренних сделках. Именно малый процент поддержки начинаний развивающихся стран со стороны подконтрольных США и ЕС международных финансовых организаций стал одним из главных аргументов в пользу создания нового банка. Известно, что Международный валютный фонд и Всемирный банк предпочитают предоставлять займы, обставленные рядом не всегда дружественных реципиенту, но выгодных для США и ЕС условий.

Только в ближайшие два десятилетия потребность в финансировании инвестиционных проектов в странах группы может достичь $15 трлн. При условии начала активного и долговременного освоения африканского рынка членам клуба может сразу потребоваться сумма в размере $480 млрд только для покрытия его дефицита. С учетом возможностей по реализации крупномасштабных инвестпроектов в сфере экологии, разработки биотоплива, строительства дамб и АЭС эта цифра может вырасти многократно.

По мнению ведущих мировых аналитиков, основной задачей китайской экономики является расширение территории применения национальной денежной единицы страны – юаня; приоритетной целью индийского руководства значится привлечение масштабных иностранных инвестиций; Россию интересует усиление ее геополитического влияния за счет роста экономических показателей.

Не способствует перспективам совместного долгосрочного управления международным банком развития и напряженность в отношениях между Китаем и Индией. Индия обеспокоена быстрым экономическим и военным ростом своего соседа и конкурента в регионе. В этих условиях Индия в целях усиления своей геополитической безопасности стремительно сближается с США, отношения которых с Китаем находятся в стадии охлаждения.

Аналитики полагают, что между формальным созданием Банка развития БРИКС на саммите в Дурбане в марте и первым реально выданным кредитом пройдет еще несколько лет. А членам БРИКС придется провести немало переговоров и консультаций о том, куда и в каких количества направлять общий капитал. Некоторые страны БРИКС, особенно Индия, катастрофически нуждаются в создании внутренней инфраструктуры, так что консенсуса, где же будет тратить деньги новый банк, до сих пор еще нет.

У стран БРИКС перед глазами есть для создания мощного функционального банка положительный пример – история создания Европейского валютного союза. Та же история сможет послужить и отрицательным примером, позволив вычленить и учесть европейские ошибки и вовремя избежать их.

http://krasvremya.ru/strany-briks-gotovyatsya-ograditsya-ot-dollara/#.UT30KDdhOtU
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 71147

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #14 : 28 Марта 2013, 21:10:39 »

«БРИКС стал значимым субъектом международных отношений»

Юрий Косов об итогах саммита организации, прошедшем в Дурбане



Как сообщалось, Президент России Владимир Путин принял участие в прошедшем в Дурбане саммите глав государств-участников БРИКС. Об итогах встречи рассуждает в интервью «Русской народной линии» декан факультета международных отношений Северо-Западной академии государственной службы при Президенте России, д.ф.н., профессор Юрий Косов.

Можно сказать, что БРИКС стал значимым субъектом международных отношений. Если вспомнить историю, то аббревиатура BRIC была впервые предложена Джимом О’Нейлом, аналитиком банка «Goldman Sachs» в ноябре 2001 года. В своей аналитической записке банку он объединил группу стран, куда лучше всего инвестировать деньги его клиентам. Эта аббревиатура стала гулять по миру, объединив страны БРИКС помимо их желания. Это восходящие страны-гиганты, показывающие большой рост в экономике и имеющие мощный потенциал развития.

Только  в 2006 году страны БРИКС провели в рамках Организации объединенных наций, в рамках сессии ООН заседание министров иностранных дел. В 2009 году первый саммит группы БРИКС прошел в Екатеринбурге. БРИКС всего 5 лет. ЕС интегрируется более 50 лет, НАТО существует с 1949 года, Группа восьми существует с 1975 года.

Какие преимущества у БРИКС? Это первое объединение не западных стран, не подлежащих американскому влиянию. Вы помните, что после холодной войны те институты, которые американцы и их друзья создали для своего мира, в противовес Советскому Союзу, превратились во всемирные институты. Там такие страны, как Бразилия, Китай, Южная Африка, Индия, находятся на положении аутсайдеров. Известный петербургский ученый, профессор Санкт-Петербургского университета, президент Русского географического общества Сергей Борисович Лавров еще в 1990-е годы опубликовал статью, которая называлась «Геополитическое одиночество России». Тогда Россия была одинока, а сейчас мы входим в очень крупную организацию, на которую приходится 1/3 мирового валового продукта.

Для БРИКС объединение с геополитической точки зрения не самое удачное, потому что страны находятся в разных регионах. У стран нет устойчивых экономических связей, страны пока не имеют своих финансовых институтов, поэтому объединение БРИКС пока держится на политической воле, но она не ослабевает. Сейчас страны БРИКС начинают говорить о подведении какой-то экономической основы, с собственным банком.

Не надо наивно относиться к заявлениям лидеров других стран о том, что им не нужна мировая валюта. США готовы пойти даже на мировую войну, чтобы сохранить доллар. Однажды газета  «Интернешнл геральд трибьюн» заявила, что страны Персидского залива собрались отказаться от доллара к 2018 году. Ну что ж, писала газета, придется устроить маленькую Третью мировую войну, и доллар снова будет мировой валютой. (Напомню, что доллар ведь стал мировой валютой после Второй мировой войны). И после этого заявления в Персидском заливе случился экономический кризис.

В мире появляется второй геополитический центр. Страны не европейской части мира объединяются, чтобы был более справедливый мировой порядок. Их объединяет политическая воля, и они имеют определенные политические и военно-технические позиции в мире, потому что они могут говорить о создании своего банка, своей валютной зоны. Тогда мы не будем прислушиваться к Западу, к ФРС США.

Это очень серьезные планы, которые могут привести к изменению геополитической ситуации в мире, но для этого надо, чтобы сохранилось согласие между этими странами, и чтобы у них хватило экономического и военного потенциала отстоять свои интересы.

http://ruskline.ru/news_rl/2013/03/28/briks_stal_znachimym_subektom_mezhdunarodnyh_otnoshenij/
Записан
Страниц: [1] 2 3 ... 6
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!