Русская беседа
 
17 Сентября 2019, 14:36:33  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2] 3 4
  Печать  
Автор Тема: Святой праведный воин Феодор Ушаков  (Прочитано 18971 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 12 Сентября 2012, 16:02:44 »

Русский навигатор. Часть 8


Адмирал Федор Федорович Ушаков. Автор: Петр Бажанов. 1912

Федор Федорович, вскинув подзорную трубу, изучал берег, цепляя взглядом купола когда-то византийских церквей. Великий город рисовался на горизонте. Дворцы тонули в зелени садов, спицы минаретов пронзали небесную синь. Пред белокаменной мощью стен сераля – резиденции султана – распахнули пушечные порты вахтовые суда. Под Андреевским флагом к столице Оттоманской империи шел отборный экипаж на шести лучших линкорах и семи фрегатах Черноморского флота.

Но сейчас Константинополь встречал «проклятых гяуров» не зарядом орудий крепостных батарей, а холостым залпом торжественного приветствия. От пристани отделилась многовесельная, блещущая золотом украшений ладья. Сам султан выехал навстречу «непобедимому и грозному Ушак-паше».

«По всем ведомостям Блистательная Порта и весь народ Константинополя прибытием вспомогательной эскадры бесподобно обрадованы: учтивость, ловкость и доброжелательство во всех случаях совершенны», – докладывал Ушаков в конце августа 1798 года. Павел I лично следил за продвижением русского флота. Именно он инициировал парадоксальный, на первый взгляд, союз двух держав, веками враждующих между собой. Общая опасность объединила двух давних врагов.

Франция, революция, гильотина, Наполеон – пожалуй, самые употребляемые слова в «просвещенном мире» конца XVIII века. Последний заслужил отзыв и от своего старшего коллеги – Александра Васильевича Суворова: «Хорошо шагает мальчик, пора бы его унять». Во главе с Бонапартом голодные и босые французские войска разбили вчетверо большую австрийскую армию, захватили и разграбили Италию. Флаг Директории развевался над крепостями Ионических островов – стратегически важного пункта в Средиземном море для дальнейшего экспорта «идеалов революции» в Египет, Малую Азию, на Балканы и в южные владения России.


Наполеон в Египте

Весной 1798 года с 36-тысячным войском Бонапарт высадился в Александрии и стремительно завоевал Египет – тогдашнюю провинцию Турции. И потому предложение Павла I о совместном выступлении «против зловредных намерений Франции» султан Селим III воспринял «с радостью, восхищением и благодарностью».

«В один миг взаимные опасения исчезли, – писал историк А.В. Висковатов, – вековая вражда была забыта, и Европа увидела с изумлением, что в то время, когда не заживлена была рана, нанесенная Турции отторжением от нее Крыма, когда свежи были развалины некогда грозного Очакова и не замолкли рассказы о кровопролитных штурмах Измаила и Анапы, два народа, бывшие почти в беспрерывной между собою вражде и разнствующие один от другого и правилами веры, и языком, и обычаями, вступили между собою в тесный союз против нарушителей общего спокойствия».

Канцлер Российской империи Александр Безбородко выразился короче: «Надобно же вырасти таким уродам, как французы, чтобы произвести вещь, какой я не только на своем министерстве, но и на веку своем видеть не чаял, то есть союз наш с Портой и переход флота нашего через канал».

К «союзу креста и полумесяца» вскоре присоединилась Англия. Разведка Туманного Альбиона прояснила дальнейшие наполеоновские планы. Лавры Александра Македонского не давали Бонапарту покоя, и покорение Индии – главной британской колонии – мыслилось им как следующий шаг.


Ионические острова, Греция

«Острова Корфу, Занте и Кефалония важнее для нас, чем вся Италия вместе», – писал Наполеон членам Директории. Это отлично понимал и Ушаков. Кто владеет мощнейшими островными укреплениями, тот контролирует центральную и восточную части Средиземного моря. «Ионические острова – вот главный пункт предприятий наших», – резюмировал на встрече союзников Федор Федорович.

Турки одобрили план Ушакова и предоставили эскадру из 4 линкоров, 6 фрегатов и 18 более мелких судов во главе с вице-адмиралом Кадыр-беем. Умудренные собственным опытом, они ни секунды не усомнились в том, кто должен стать командующим объединенным флотом. В подчинение Федору Федоровичу переходили начальники всех турецких портов и арсеналов. Именем султана Кадыр-бей обязался почитать Ушакова «яко учителя».

А поучиться было чему. «Двенадцать кораблей российских менее шуму делают, нежели одна турецкая лодка; а матросы столь кротки, что не причиняют жителям по улицам обид», – заметил один влиятельный паша.

Флот Кадыр-бея с технической точки зрения производил отличное впечатление: корабли «обшиты медью, и отделка их едва ли уступает нашим в легкости…», «артиллерия вся медная и в изрядной исправности». Но при ближайшем рассмотрении «ни соразмерности, ни чистоты» в вооружении и оснастке не наблюдалось: «Паруса были бумажные, к мореплаванию весьма не способные. Экипаж турецкий был очень плох; набирались люди из невольников и просто с улицы, часто насильственным путем, и по окончании похода снова выгонялись на улицу. Дезертирством спасалось от службы около половины команды в течение каждого похода. Нет ни малейшей выучки у офицеров, нет карт, нет приборов, даже компас бывает лишь на одном адмиральском корабле. Медицинского обслуживания нет вовсе: какой-то беглый солдат Кондратий сделался из коновала главным штаб-лекарем на турецком флоте».

С грустью отмечал все это Федор Федорович. Кадыр-бей смущенно тупил взгляд. Месяц ушел на устранение неполадок и освоение военно-морского ликбеза личным составом союзников. «Дав туркам опыт неслыханного порядка и дисциплины», русская эскадра, соединившись с турецкой, 20 сентября 1798 года покинула Дарданеллы. Христианский и мусульманский флаги шли рядом.

Информационные войны


Штурм и взятие крепости Корфу в 1799 году

На протяжении трех веков Ионические острова принадлежали Венеции. Под лозунгом «Мир хижинам, война дворцам!», с обещаниями «мира, равенства и братства», войска революционной Франции высадились на островах в 1797 году.

«Потомки первого народа, прославившегося своими республиканскими учреждениями, вернитесь к доблести ваших предков!..» – агитаторы не жалели восклицательных знаков в прокламациях, обращенных к местному греческому населению. Французы внушали, что воспринимать их нужно как «борцов за народное счастье», великодушных освободителей от венецианской «тирании». На центральной площади Корфу, крупнейшего из завоеванных островов, революционный комиссариат распорядился посадить «Дерево свободы». Под улюлюканье толпы здесь сожгли «Золотую книгу» нобилей – указатель венецианских аристократических родов.

Укрепившись на ключевом перекрестье военных и торговых путей Средиземноморья, французы тут же сменили популистский лозунг на более конкретный, наполеоновский: «Война должна кормить себя сама». Армейская казна «освободителей» нуждалась в звонкой монете – на островах резко увеличились налоги. Крестьянин-ионит вдруг обнаружил, что ему едва хватает средств прокормить свою семью. А торговец – что его бизнесу «не продохнуть», если только он не представляет интересы французского буржуа. Те же, кто заручился поддержкой новой власти, получили несравнимо больше привилегий, чем аристократическая верхушка времен венецианских «эксплуататоров».

Материальными бедствиями дело не ограничилось. Французские солдаты располагались на постой прямо в храмах. Не смущались они превращать Дом молитвы в конюшню. «У греков религиозное чувство сливалось с национальным, – писала историк А.М. Станиславская, – и беспечные насмешки французских вольнодумцев над православными святынями вдвойне ранили ионитов, даже если они и симпатизировали Франции». Вспышки народных восстаний войска Директории гасили с не меньшим энтузиазмом, чем отстаивали интересы того же населения полгода назад. В это время к архипелагу подошел флот Ушакова.

«Благодарение Всевышнему Богу, мы с соединенными эскадрами, кроме Корфу, все прочие острова от рук зловредных французов освободили», – уже через полтора месяца доносил Федор Федорович. Закинф, Кефалония, Святая Мавра, Паксос, Итака… – один за другим на островных цитаделях вместо флагов Директории взмывали русско-турецкие штандарты. Этому предшествовали отлично спланированные военная и информационная кампании.


Священномученик Григорий V, патриарх Константинопольский

Впереди основных сил шли небольшие отряды кораблей. Они везли так называемые «пригласительные письма» – воззвания к ионитам встать на совместную борьбу с оккупантами. Особенно действенны были послания главного духовного греческого авторитета – патриарха Константинопольского. Григорий V лично благословил Ушакова на освобождение Ионических островов и не жалел грозных слов в адрес «безбожников французов». Послания зачитывались в церквях после утренней и вечерней молитв. Ко времени прихода основных союзных сил противник вынужден был обороняться на два фронта – от атак с моря и против греческих ополченцев.

Неприятель держался крепко, но недолго. После мощной артподготовки и первой совместной атаки войск десанта и повстанцев дело кончалось капитуляцией французов. Временами доходило до курьезов. Гарнизон острова Кефалония опустил флаг без боя, Федор Федорович не удержался и раскритиковал действия коменданта Ройе.

– Я вел себя, как следует исправному французскому офицеру, – оправдывался Ройе.

– А я вам докажу, что нет, – возражал Ушаков. – Вы поздно взялись укреплять вверенный вам остров, вы не сделали нам никакого сопротивления, не выстрелили ни из одного орудия, не заклепали ни одной пушки.

Условия капитуляции, предлагаемые Ушаковым, восхищали французов. «Под честное слово» не воевать в эту войну против России пленников отпускали в родные края, предварительно разоружив и потребовав возвратить награбленное местному населению. Их личное имущество оставалось неприкосновенным: «собственность обезоруженных неприятелей была свято уважаема… в сию добычами преисполненную войну».

«Московский флаг на корабле начальника напоминал о враге, которого должно опасаться, но который знает законы войны, – читаем в воспоминаниях французского офицера Мангури. – Не то было с флагом оттоманским». Несчастным, попавшим в османский плен, довелось сполна вынести муки галерной неволи. Если, конечно, им посчастливилось остаться в живых. За головы французских солдат турецкие командиры платили наличными – по несколько золотых за штуку.

Когда Ушаков принимал первых пленных на острове Цериго, турецкий адмирал Кадыр-бей попросил разрешения употребить против неприятеля военную хитрость.

– Какую? – осведомился Федор Федорович.

– По обещанию вашему, французы надеются отправиться в отечество и лежат теперь спокойно в нашем лагере. Позвольте мне подойти к ним ночью тихо и всех вырезать.

Что внушило Кадыр-бею такое решение? Может быть, память о захваченном французами городе Яффа: тогда Наполеон отдал приказ расстрелять на морском берегу более 4 тысяч пленных турецких солдат …

«Военная хитрость» не получила одобрения. Ушаков и впредь запретил Кадыр-бею обращаться с подобными предложениями. Хотя это шло вразрез с инструкциями из Петербурга: «Намерение высочайшего двора есть стараться чем можно более раздражить взаимно Порту и Францию… Пущай они что хотят делают с французами, и турецкий начальник, хотя в самом деле вам подчинен, но в наружности товарищ, может поступать с ними как хочет…»


Св. прав. Федор Ушаков. Выставка песчаной скульптуры «Святая Русь» у Храма Христа Спасителя, Москва

С «радостью неподдельной» встречали греки своих единоверцев. Описание «другого дня после освобождения острова Закинф (Занте)» оставил очевидец событий – капитан-лейтенант Егор Метакса:

«…главнокомандующий вице-адмирал Ушаков вместе с капитанами и офицерами эскадры съехал на берег для слушания благодарственного молебна в церкви святого чудотворца Дионисия… Звоном колоколов и ружейной пальбой приветствованы были шлюпки, когда приближались к берегу… На пристани вице-адмирал был принят духовенством и старейшинами; он последовал в соборную церковь, а после богослужения прикладывался к мощам святого Дионисия, покровителя острова Занте; жители повсюду встречали его с особенными почестями и радостными криками; матери, имея слезы радости, выносили детей своих и заставляли целовать руки наших офицеров и герб российский на солдатских сумках… Из деревень скопилось до 5000 вооруженных поселян: они толпами ходили по городу, нося на шестах белый флаг с Андреевским крестом».

Одни лишь турки «не вписывались» в атмосферу праздника. Они «неохотно взирали на сию чистосердечную и взаимную привязанность двух единоверных народов». Враждебно смотрели на османов и греки-иониты. Они знали, как тяжко приходится их соотечественникам на Балканах тянуть ярмо оттоманского ига. И двери домов, радушно распахнутые для русского солдата, захлопывались перед турецкой чалмой.

В первых числах ноября 1798 года эскадра Ушакова бросила якоря вблизи зоны досягаемости орудий возле мощнейшей крепости Европы – Корфу.

(Продолжение следует.)

Даниил Ильченко

http://www.pravoslavie.ru/arhiv/56009.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 17 Сентября 2012, 18:50:53 »

Русский навигатор
Часть 9




Святой Федор Ушаков. Современная икона

– Я не понимаю, что нужно здесь русскому адмиралу? Ведь и невоенному человеку ясно, что крепость не взять, – искренне пожимал плечами дивизионный генерал Шабо.

Трехтысячный французский гарнизон с 650 орудиями и значительным запасом провианта занял укрепления, по оборонительной мощи сравнимые лишь с неприступными бастионами британского Гибралтара, так никем никогда не завоеванными. С крепостных высот русско-турецкая эскадра выглядела горсткой игрушечных кораблей. Предложение о капитуляции было отвергнуто. 9 ноября 1798 года осада Корфу началась.

Месье Шабо недоумевал бы еще больше, знай он о состоянии боеспособности флота противника. «Провизия… на эскадре… вся без остатка вышла в расход. Командиры кораблей и войска на берегу терпят крайнюю нужду, и настоит опасность терпеть голод от оного», – пишет Ушаков в декабре месяце. Блистательная Порта забыла о своих снабженческих обязательствах. Чтобы не умереть с голоду, подопечные турецкого контр-адмирала Кадыр-бея принялись мародерствовать.

Прибытие из Севастополя продовольственных шхуны и двух бригантин едва ли изменили ситуацию. «Соленого мяса немало оказалось с червями, гнило и имеет худой и вредный запах, а уксус, будучи не в крепких бочках, дорогою почти половинным числом с вытечкою», – так отозвался адмирал о содержимом трюмов. От «тревожных мыслей и отсутствия продовольствия» Ушаков заболел. Но не слег, не отчаялся, не стал на чем свет стоит проклинать «жуликов и воров» из Адмиралтейства. А продолжил, как евангельская вдова, бомбардировать чиновников письмами: «Изо всей древней истории не знаю и не нахожу я примеров, чтобы когда какой флот мог находиться в отдаленности без всяких снабжений и в такой крайности, в какой мы находимся… Мы не желаем никакого награждения, лишь бы только служители наши, столь верно и ревностно служащие, не были бы больны и не умирали с голоду». На собственные деньги Федор Федорович закупает у корфиотов продукты и теплые зимние вещи для матросов. Офицеры следуют его примеру.

Если гостеприимство островных греков сглаживало продовольственные беды, то нехватка боеприпасов ставила Ушакова в тупик. «Недостатки наши во всем были беспредельны, даже выстрелы пушечные, а особо наших корабельных единорогов…» – сетует Федор Федорович. Осадные гаубицы-единороги «работали» беспрерывно на возведенной в северной части острова батарее с первых дней осады. Но «снаряды от них почти расстреляны, а особо картаульных бомб, которые весьма понадобятся, очень мало у меня уже в наличии остается, а подвозу ниотколь нет».


Федор Ушаков. Фрагмент советской почтовой марки 1987 года

Здоровье Ушакова улучшилось с прибытием из Ахтиара контр-адмирала Пустошкина с двумя линкорами при полной боевой нагрузке. Из крейсерства близ Александрии вернулись фрегаты «Святой Михаил» и «Казанская Богородица» под началом капитана 2-го ранга Сорокина. Они были отряжены для помощи английской эскадре Нельсона, действующей у египетских берегов и осадившей остров Мальту. К началу февраля в своем распоряжении Ушаков имел до 12 линкоров, 13 фрегатов и 7 вспомогательных судов. Но вся эта силища была бесполезной без достаточного количества сухопутных войск. А «…войск к высаживанию десанта на эскадрах весьма недостаточно», – констатировал Ушаков, имеющий под ружьем всего 4 тысячи человек. По законам войны, нападать имеет смысл, когда число атакующих и обороняющих составляет минимум 3:1. Стены Корфу увеличивали это соотношение вдвое.

Неожиданно некоторые из балканских пашей выполнили султанское распоряжение и предоставили Ушакову еще 4 тысячи войска. Правда, не 12 тысяч, как изначально было оговорено, но все-таки лучше, чем ничего.

Всю штормовую и ветреную зиму не прекращались учения по высадке десанта и штурму бутафорских укреплений. Здесь, на скалистых берегах Корфу, впервые оттачивались тактико-стратегические основы морской пехоты. Морпехов того времени Ушаков называл «штатными формированиями сухопутных войск на флоте» или проще – «морскими солдатами».

«Как “Отче наш”», к 18 февраля 1799 года знали офицеры специально разработанную таблицу из 130 условных знаков для взаимодействия и связи кораблей флота и десанта. Мглистым утром ровно в 7:00 двинулись на штурм.

«Звания неразлучные»

Без сюрпризов не обошлось. Большинство турецких командиров отказались вести людей в атаку: мол, взять подобную крепость столь малыми силами невозможно. «Ступайте же и соберитесь все на гору при северной нашей батарее и оттуда, сложа руки, смотрите, как я в глазах ваших возьму остров Видо и все его грозные укрепления», – рыкнул на них Ушаков. И уже тихо, как бы про себя: «Врага не считают – его бьют». Не струсили и пошли в бой лишь несколько отрядов албанских охотников.


Острова Видо и Корфу. Кадр из фильма «Корабли штурмуют бастионы»

Остров Видо, расположенный напротив Корфу как господствующая высота, прикрывал основную крепость пятью мощными бастионами. «Господа, вот ключ от Корфу», – заключил Федор Федорович на офицерском собрании. Захватив Видо и развернув орудия на 180 градусов, можно бить неприятелю прямо в грудь.

Французы не жалели каленых ядер, стремясь поджечь наступающие корабли. Через полтора часа их пыл угас. Ушаков применил свою излюбленную тактику ближнего боя. На флагмане «Святой Павел» подошел практически вплотную к отвесным стенам укреплений Видо и накрыл сразу два бастиона облаком картечи. Ему вторили ученики-капитаны.


Штурм Корфу. Кадр из фильма «Корабли штурмуют бастионы»

«Беспрерывная страшная пальба и гром больших орудий приводили в трепет все окрестности, – вспоминает очевидец капитан-лейтенант Егор Метакса. – Несчастный островок Видо был, можно сказать, весь взорван картечами, и не только окопы, прекрасные сады и аллеи не уцелели, не осталось дерева, которое бы не было повреждено сим ужасным железным градом…»

«Эскадре вести десант!» – взмыл флаг-сигнал на «Святом Павле».


Высадка десанта. Кадр из фильма «Корабли штурмуют бастионы»

Оберегая порох от соленых брызг, держа наготове сабли и ятаганы, 2000 десантников устремились на лодках, катерах и баркасах к узким бухточкам и «с невероятной скоростью вышли на берег». Выбивая врага из складок местности, теснили его к центральному редуту – и через три часа уже принимали первых пленных. Коменданта крепости генерала Пиврона нашли спрятавшимся в пустой бочке из-под пороха. На то у генерала был свой резон.


Атака кораблей. Кадр из фильма «Корабли штурмуют бастионы»

«Наши офицеры и матросы кинулись вслед за турками, – описывает концовку боя капитан-лейтенант Метакса, – и так как мусульманам за каждую голову выдавалось по червонцу, то наши, видя все свои убеждения недействительными, начали собственными деньгами выкупать пленных. Заметив, что несколько турок окружили молодого француза, один из наших офицеров поспешил к нему в то самое время, когда несчастный развязывал уже галстук, имея перед глазами открытый мешок с отрезанными головами соотечественников. Узнав, что за выкуп требовалось несколько червонцев, но не имея столько при себе, наш офицер отдает туркам свои часы – и голова француза осталась на плечах…» Когда закончились карманные деньги, а уговоры исчерпали себя, командир черноморских десантников приказал построиться в каре и приготовиться к залпу. Лишь тогда турки оставили пленных в покое.


Штурм французской крепости. Кадр из фильма «Корабли штурмуют бастионы»

Так русские воины спасали жизни тех, кто полчаса назад не жалел для них смертоносного свинца. «Русские и здесь доказали, что истинная храбрость сопряжена всегда с человеколюбием, что победа венчается великодушием, а не жестокостью и что звание воина и христианина должны быть неразлучны», – пишет Метакса. Поэтому генерал Пиврон несказанно обрадовался, когда обнаружили его в пороховой бочке именно христиане.

«Отличился» в бою и османский флот. «Турецкие же корабли и фрегаты – все были позади нас и не близко к острову; если они и стреляли на оный, то чрез нас, и два ядра в бок моего корабля посадили…» – вспоминает Федор Федорович.

«Она соперниц не имеет»

Комендант Корфу генерал Шабо вновь пожимал плечами, но теперь уже совсем по другому поводу. Когда на следующий день с первой атакой пало предмостное укрепление, он приказал поднять белый флаг.

Вечером следующего дня французский генерал вместе с двумя другими плененными коллегами и генеральным комиссаром Французской республики Дюбуа (находившимся в то время на Корфу) поднимали бокалы за здоровье победителей на борту «Святого Павла». Сохранились впечатления французских военачальников о той встрече:

«Русский адмирал принял нас в кают-компании… Он оказал очень ласковый прием… Ушакову около 50 лет. Он кажется суровым и сдержанным. Он говорит только по-русски… Адмиральский корабль “Святой Павел” хорошо построен и вооружен бронзовыми пушками – так же, как и прочие суда. Это судно содержится очень чисто и в хорошем порядке… Лучший порох на свете – это русский… Мы имели случай убедиться в превосходстве этого пороха над всеми известными сортами во время осады Корфу… Русская пехота одна из лучших в Европе…»

Только генерал Пиврон не оставил никаких заметок. Он «был объят таким ужасом, что за обедом у адмирала не мог удержать ложки от дрожания рук, и признавался, что во всю жизнь свою не видал ужаснейшего дела».


Кадр из фильма «Корабли штурмуют бастионы»

В Европе не могли прийти в себя от удивления: сильнейшая крепость взята силами одного лишь флота! Военная история не знала аналогов. Ушакову рукоплескали со всех сторон.

«Сэр! Самым сердечным образом я поздравляю Ваше превосходительство с взятием Корфу, – писал британский адмирал Горацио Нельсон, – и могу вас уверить, что слава оружия верного союзника одинаково дорога мне, как и слава оружия моего государя…»

Этот «знаменитый воинский подвиг», подчеркивал российский посланник в Константинополе В.С. Томара, совершен «без армии, без артиллерии и, что больше, без хлеба». Еще ранее Томара доносил Павлу I, что «многие из министров турецких открыто говорили, что крепость без надлежащей осады и обыкновенно употребляемых при атаке средств взята быть не может».

Убедившись в ошибочности этого мнения, султан Селим III пожаловал Ушак-паше осыпанное бриллиантами золотое перо – челенг – высший знак отличия оттоманских вельмож и военачальников. Не забыл он и простых русских моряков, прислав на эскадру 3500 червонцев.


Суворов: «Ура! Русскому флоту!.. Я теперь говорю самому себе: зачем не был я при Корфу хотя мичманом?!» Кадр из фильма «Корабли штурмуют бастионы»

Но всего лестнее Ушакову было получить письмо от сухопутного товарища – Александра Васильевича Суворова: «Великий Петр наш жив!.. Что он, по разбитии в 1714 году шведского флота при Аландских островах, произнес, а именно: “Природа произвела Россию только одну: она соперницы не имеет”, – то и теперь мы видим. Ура! Русскому флоту!.. Я теперь говорю самому себе: зачем не был я при Корфу хотя мичманом?!»

«…народ ликовал»

«Радость греков была неописанна и непритворна. Русские зашли как будто в свою родину. Все казались братьями, многие дети, влекомые матерями навстречу войск наших, целовали руки наших солдат, как бы отцовские. Сии, не зная греческого языка, довольствовались кланяться на все стороны и повторяли: “Здравствуйте, православные!”, на что греки отвечали громкими “Ура!”» Так, по наблюдениям Егора Метаксы, корфиоты праздновали победу.


Встреча русской армии греками. Кадр из фильма «Корабли штурмуют бастионы»

За последующие несколько месяцев случилось то, что на века определило судьбу всего греческого мира. Под руководством и при непосредственном участии Федора Федоровича Ушакова пишется знаменитый «Временный план» – Конституция первого греческого национального государства нового времени – Республики Семи Соединенных Островов. Руководство страной отводилось Сенату, заседавшему в столице Корфу и состоящему из делегатов от островных органов управления – Генеральных советов. Причем сенатором отныне мог стать не только дворянин, но и имеющий политический вес «лекарь, законоистолкователь, купец, промышленник, мастеровой, художник…» – представитель так называемого «второго класса». За греческим языком закреплялся статус официального, государственной религией провозглашалось Православие.

Как независимое государство Республику Семи Соединенных Островов признали влиятельнейшие державы того времени. Правда, не без скрипа. Англия и Австрия намекали, что не вполне одобряют избирательные свободы для «низших классов». Мировое сообщество упрекало Ушакова в излишней… либеральности. Действительно, защитник и приверженец имперского престола утвердил самую либеральную и демократическую форму правления в Европе рубежа XVIII–XIX веков. И «умом Россию не понять» тут ни при чем. Ушаков ясно сознавал, что жителей «колыбели западной цивилизации», с их менталитетом и древнейшей историей, другая политическая система не устроит.


Встреча русской армии греками. Кадр из фильма «Корабли штурмуют бастионы»

Федор Федорович обозначил точку отсчета греческой борьбы за независимость от более чем 300-летнего оттоманского ига. Совсем скоро начальник военного госпиталя на Корфу при Ушакове, а впоследствии статс-секретарь Республики Ионических островов по иностранным делам граф Иоанн Каподистрия будет приглашен на российскую государственную службу. В 1816 году он возглавит имперский МИД, а после отставки вернется на родину и встанет в ряды освободительной народной армии. В 1827 году Иоанна Антоновича изберут первым президентом независимой Греции. Когда от рук злоумышленников он погибнет через четыре года, греки скажут: Каподистрия кровью написал лозунг греческих борцов за независимость – «Ελευθερία ή θάνατος» («Элефтерия и танатос») – «Свобода или смерть» – девять слогов которого девятью полосами линуют бело-голубой флаг православной Эллады.

А пока Ушаков, судя по его личным донесениям, «имел счастье освобождать оные острова от неприятеля, устанавливать правительства и содержать в них мир, согласие, тишину и спокойствие…» Капитанская каюта Федора Федоровича буквально ломилась от подарков признательных ионитов. Золотой меч, осыпанный алмазами, преподнесли ему корфиоты. С острова Занте доставили серебренный щит и золотой меч. Кефалонцы отчеканили золотую медаль, на которой был выбит портрет адмирала. Еще одну медаль Ушаков получил от земляков веселого обманщика и скитальца Одиссея – жителей Итаки. Но самым большим подарком греки считали самого Ушакова: имя Феодор в переводе на греческий значит «дар Божий».

Любопытное наблюдение о пребывании русской эскадры на островах оставил купец-ионит Николай Пасхалис. Он пишет:

«Поразительно благочестие Ушакова, как, впрочем, и других русских и генерала Волконского. Невероятно, но каждое воскресенье все солдаты желают посещать Божественную литургию, для них выделено шесть церквей. Точно так же и он с остальными ходит на обедню к святителю Спиридону или в Платитеру (то есть в монастырь Богородицы)».

Самому Федору Федоровичу коммерсант признавался: «Видя, как вы молитесь, видя ваше, князя Волконского, офицеров и солдат рвение, мы даже стыдимся в сравнении с вами считать себя ревностными христианами».

Пасху 1799 года русская эскадра встречала вместе с единоверцами под покровом святого Спиридона Тримифунтского, мощи которого хранятся на Корфу. Крестный ход вновь описывает капитан-лейтенант Метакса:

«27 марта, в первый день Святой Пасхи, адмирал назначил большое торжество, пригласивши духовенство сделать вынос мощей угодника Божиего Спиридона Тримифунтского. Народ собрался со всех деревень и с ближних островов. При выносе из церкви святых мощей расставлены были по обеим сторонам пути, по которому шла процессия, русские войска; гробницу поддерживали сам адмирал, его офицеры и первые чиновные архонты острова; святые мощи обнесены были вокруг крепостных строений, и в это время отовсюду производилась ружейная и пушечная пальба… Всю ночь народ ликовал».

(Окончание следует.)

Даниил Ильченко

http://www.pravoslavie.ru/arhiv/56070.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 18 Сентября 2012, 11:36:52 »

Русский навигатор. Часть 10


Св. прав. Феодор Ушаков

Средиземноморский поход эскадры Ушакова напоминает паломничество по святым местам. Поклонившись святыням Ионических островов, в конце лета 1799 года русские моряки служили благодарственный молебен у мощей святителя Николая Чудотворца в Бари. Точнее – отряд из 650 десантников под началом капитана фрегата «Счастливый» Г.Г. Белли, высаженный для освобождения от французов юга Италии. На севере тем временем победоносно шествовал Александр Суворов. Ушаков с флотом блокировал прибрежные гарнизоны и зачищал Адриатическое море от вражеских каперов. Совместно разработанный ушаково-суворовский план действий не оставлял неприятелю шансов.

О русских моряках в Италии слагали легенды. Стремительным марш-броском капитан-лейтенант Белли провел отряд вдоль подножья сапогообразного полуострова, давая бой в разы превосходящему противнику, и 29 мая 1800 года взял Неаполь. Павел I пожаловал капитану фрегата «Счастливый» очень высокую награду, никогда ранее не присуждаемую лейтенантам, – орден Анны 1-й степени. «Белли думал меня удивить; так и я удивлю его», – объяснял свое решение император. Неаполитанский министр Мишеру, сопровождавший русских морпехов, писал Ушакову: «В промежуток 20 дней небольшой отряд возвратил моему королевству две трети королевства. Это еще не все: войска заставили население обожать их… Вы могли бы их видеть осыпанными ласками и благословениями посреди тысяч жителей, которые называли их своими благодетелями и братьями… Конечно, не было другого примера подобного события: одни лишь русские войска могли совершить такое чудо. Какая храбрость! Какая дисциплина! Какие кроткие, любезные нравы! Здесь боготворят их, и память о русских останется в нашем отечестве на вечные времена». В подтверждение своих слов Мишеру приводит эпизод похода: «Колонна из тысячи патриотов (то есть французов и неаполитанских республиканцев) приближалась к Портичи от Торе-дель-Аннунциата; против них было выставлено лишь 120 русских солдат, и русские бросились в штыки на превосходящего их в десять раз неприятеля. 300 французов были перебиты, 60 взято в плен, остальные разбежались и были истреблены окрестными крестьянами. Русские забрали при этом пять пушек и два знамени. Я не могу не заметить, до какой степени это дело покрыло ваших русских славой. С этого момента весь народ (то есть неаполитанский) возложил все свои надежды и упования на присутствие таких храбрых людей».

30 сентября Андреевский флаг развевался над «вечным городом»: русские войска вступили в Рим. «Восторг, с каким нас встретили жители, делает величайшую честь и славу россиянам, – доносит Ушакову лейтенант Балабин. – От самых ворот святого Иоанна до солдатских квартир обе стороны улиц были усеяны обывателями обоего пола. Даже с трудом могли проходить наши войска. “Виват, Павло примо! Виват, московито!” – было провозглашено всюду с рукоплесканиями. “Вот, – говорили жители, – вот те, кои бьют французов и коих они боятся! Вот наши избавители! Недаром французы спешили отсюда удалиться!” Вообразите себе, Ваше превосходительство, какое мнение имеет о нас большая и самая важная часть римлян и сколько радости произвела в них столь малая наша команда! Я приметил, что на лицах было написано искреннее удовольствие».

Проблемы пришли, как всегда, с нежданной стороны. Еще в начале сентября турецкий флот экстренно снялся с якоря и на полных парусах ушел в Константинополь. Причина – матросский бунт: недовольная жалованием и скудным рационом, лишенная возможности восполнить недостатки военным грабежом команда взялась за ятаганы. Командующий эскадрой вице-адмирал Кадыр-бей поспешил в родные края.


Св. прав. Феодор Ушаков

Обратно пропорционально успехам русского оружия складывались отношения и с другими союзниками. Время восторженных возгласов и уверений в вечной дружбе прошло. Наблюдая, как русские укрепились на Корфу, как одну за другой они берут итальянские крепости, английские и австрийские дипломаты забили тревогу. Между собой они уже распределили сферы влияния в данном регионе. России там не было места.

В ход пошли «интриги, происки и неблагоприятные поступки». «Под его вежливой наружностью скрывается медведь…» – отзывается об Ушакове в личной переписке Горацио Нельсон. Морально тяжко было британскому адмиралу играть в одной команде с Ушаковым. И потому, что, на порядок слабее Корфу, крепость острова Мальты вот уже больше года безуспешно осаждал английский флот. И потому, что милосердие Федора Федоровича к сложившему оружие неприятелю раздражало Горацио, распорядившегося казнить тысячи плененных якобинцев в Неаполе. И, наконец, потому, что победа в грандиозном сражении при Абукире (1798), прославившая имя Нельсона, стала возможной благодаря дерзкому маневру, интригующе похожему на маневр ушаковской эскадры в битве при Калиакрии семью годами ранее. «Я ненавижу русских!..» – откровенничал флотоводец «Владычицы морей» в одном из писем.

Словесной неприязнью дело не ограничивалось. Не желая, чтобы русские овладели Римом, Нельсон инициировал тайные переговоры с французским гарнизоном. Присутствующие на встрече английский капитан линейного корабля Траубридж и австрийский генерал Фрелих сделали командующему французским гарнизоном генералу Гарнье предложение: пусть гарнизон покинет город с оружием в руках, а они обязуются доставить французов туда, куда они пожелают. Это давало французам полную возможность отправиться в Северную Италию воевать против суворовской армии. Гарнье, зная, что русский отряд на подходе к стенам Рима и что, судя по опыту своих коллег, встреча не сулит успеха, принял, естественно, предложенные условия «капитуляции».

«Ответствую: по всем общественным законам, никто не имеет права брать на себя освобождать общих неприятелей из мест блокированных, не производя противу их никаких военных действий и не взяв их пленными… – возмущался Ушаков в посланиях союзным военачальникам, – не должно приступить к капитуляции и освобождать французов из Рима, тем паче со всяким оружием и со всеми награбленными ими вещами и богатствами». Но слова русского адмирала игнорировались. Замалчивание успехов русского оружия, присвоение его славы, отстранение от переговоров русских командиров, перебои со снабжением… – все только начиналось. Поистине, «у России есть только два союзника – ее армия и флот!»

Имперского терпения хватит на несколько месяцев – весной 1800 года Павел I выходит из второй коалиции. Еще раньше Ушаков получает предписание покинуть Италию. В Севастополь Федор Федорович возвращался в чине полного адмирала, кавалером ордена святого Иоанна Иерусалимского и с алмазными знаками отличия, украсившими орден святого Александра Невского.

Невеселый период


Император Александр I. Портрет Царя Освободителя

«Новое правительство – новая метла». Для российского флота настали тяжелые времена. В 1801 году на престол взошел Александр I. «Победителем всех неприятелей России на морях» называл Ушакова император, однако проводимая им в жизнь новая оборонная доктрина не нуждалась ни в сильном флоте, ни в ярких адмиралах. Главные баталии начала XIX века вершились на суше, флоту отводилась второстепенная роль.

Англоман и ловкий царедворец, Александр Воронцов возглавил так называемый «Комитет образования флота». Отношение графа к военному флоту было предельно ясным: «По многим причинам, физическим и локальным, быть нельзя в числе первенствующих морских держав, да в том ни надобности, ни пользы не предвидится. Прямое могущество и сила наша должны быть в сухопутных войсках…» Прекратились дальние плавания, замерла постройка новых кораблей. Лишь солдатская строевая муштра да излишняя заорганизованность и «канцелярщина» набирали обороты.

Знаменитый русский мореплаватель и ученый, исследователь Камчатки и Курил, тихоокеанского побережья России и Русской Америки вице-адмирал В.М. Головин так выразился о тогдашнем морском министре Павле Чичагове: «Человек в лучших летах мужества, балованное дитя счастья, все знал по книгам и ничего по опытам, всем и всегда командовал и никогда ни у кого не был под началом. Во всех делах верил самому себе более всех, для острого слова не щадил ни Бога, ни царя, ни ближнего. Самого себя считал способным ко всему, а других ни к чему. Вот истинный характер того министра, который, соря деньгами, воображал, что делает морские силы наши непобедимыми. Подражая слепо англичанам и вводя нелепые новизны, мечтал, что кладет основной камень величию русского флота. Наконец, испортив все, что осталось еще доброго в нем (во флоте), и наскучив наглостью и расточением казны верховной власти, удалился, поселив презрение к флоту в оной и чувство глубокого огорчения в моряках».

В отличие от Головина, английские дипломаты не упускали случая превозносить «мудрость» и «прогрессивность» Чичагова: принцип «хвали недруга слабого и придурковатого – выиграешь» никто не отменял.

В этот невеселый для русских моряков период отечественной истории Ушакова переводят в столицу с назначением главным командиром Балтийского гребного флота и начальником Петербургских флотских команд. Попутно он председательствует в квалификационной комиссии «по производству в классные чины шкиперов, подшкиперов, унтер-офицеров и клерков Балтийских и Черноморских портов» при своей же альма-матер – Морском кадетском корпусе.

Прославленный боевой флотоводец, основоположник маневренной тактики парусного флота командует отживающими свой век морскими силами на гребной тяге! Многие историки пишут об опале.

Конечно, наблюдая упадок флота, Ушаков не мог остаться в стороне. А если вспомнить прямолинейность его характера и привычку называть вещи своими именами, то уже не удивляешься тому, что недоброжелателей у Федора Федоровича в чиновных кругах было немало. Но на причины такого «не соответствующего заслугам» назначения можно посмотреть и иначе.

«Ноне же при старости лет моих отягощен душевной и телесной болезнью, – пишет Ушаков в прошении об отставке уже в 1806 году, – и опасаюсь слабости моего здоровья быть в тягость службе и посему всеподданнейше прошу, дабы высочайшим Вашего императорского величества указом повелено было за болезнью от службы меня уволить».


Морской бой в Керченском проливе

Окажись простой человек на месте Ушакова, например, при штурме Корфу или в Керченском сражении, 15 минут хватило бы ему, чтобы превратиться в седовласого старика. Что и говорить про 44 года непрерывной службы, 43 крупных похода и непомерную ношу ответственности за десятки кораблей и тысячи матросов, за честь Родины. «Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность оного флота под моим начальством на море, сохранением Всевысочайшей благости ни одно судно из онаго не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался», – читаем в подробной «Записке о служении российскому флоту», подготовленной Ушаковым в 1804 году. Ни один военно-морской архив ни одного государства мира не может похвастаться подобным документом. Колоссально много успел совершить русский адмирал к своим 60 годам. Он нуждался в отдыхе. Назначение на спокойную должность командующего гребным флотом, преподавание в Морском корпусе, а затем и отставка – вполне естественный и благоприятный ход событий.

«Балтийского флота адмирал Ушаков по прошению за болезнью увольняется от службы с ношением мундира и с полным жалованием», – Александр I подписал указ 19 января 1807 года.

Вовремя уйти – большое искусство. Ушаков им владел. Придет время, и по проторенному им пути пойдут Сенявин, Лазарев, Корнилов, Нахимов, Макаров – великие адмиралы России. И память о непобедимом и благоверном Федоре Федоровиче будет им ярким, никогда не угасающим маяком.

Дождался

«Храни незлобие и всех люби нелицемерно… Хранись сребролюбия и всякого лихоимства, гордости и гнева и злопамятства, скупости и немилосердия… Никогда же празден буди, но что-нибудь сделай, кроме ночного покоя, да и в сон не вдавайся…» – Федор Федорович читал и перечитывал.

Он стоял в монастырской келье и медленно перелистывал записную тетрадь с поучениями святого человека:


Санаксарский монастырь весной

«Терпение есть еже во всех нужных случаях не стужати и не опечалится как в трудах темных, так и в помыслах душевных, но мужественно и благодушно все злострадания претерпеть даже до смерти, за надежду милосердия Божия, по словеси Господню: приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные и Аз упокою вы. И паки претерпевают же до конца, тот спасен будет».

Ушаков понимал: молитва родного дяди – преподобного Феодора Санаксарского – сопутствовала ему всю жизнь. И теперь привела его сюда – к стенам Санаксарского Рождество-Богородичного монастыря.

«Для пребывания моего купил я в Тамбовской губернии в Темниковском округе землю в сельце Алексеевке – 160 десятин, на ней поселены семь дворов крестьян, между которыми построил я себе хижину, где желаю провести последние дни моей жизни», – писал Ушаков. Огород и фруктовый сад, погреб с ледником, деревянный каретный сарай, кирпичная конюшня. И сама «хижина» – небольшой каменный дом южной архитектуры. Дом стоял на холме, и с веранды, протянувшейся на весь второй этаж, открывался далекий вид на леса и поля и восходящие над ними маковки монастырских церквей. А когда по весне до горизонта разливалась река Мокша, монастырь казался стоящим на рейде линейным кораблем – флагманом Феодора Санаксарского. И подняться на его борт Ушакову предстоит совсем скоро.


Прп. Феодор Санаксарский. Афонская икона

«Помятуя час смертный, с каковою внезапностью оный приключается», еще в Петербурге в 1810 году Федор Федорович пишет завещание. Все свои владения, купленные и полученные в дар за годы службы, он передал в собственность племянникам, «которых почитаю я вместо детей моих и о благе их стараюсь, как собственный отец». 500 десятин плодороднейшей земли в красивейшем месте Крыма – по северную сторону севастопольского рейда, омываемых с одной стороны морем, с другой – рекой Бельбек, пожалованных еще Екатериной II, он передал «для надобностей» города Севастополя. В место «последних лет жизни» Федор Федорович прибыл налегке.

Иеромонах Нафанаил делится своими наблюдениями:

«Оный адмирал Ушаков… и знаменитый благотворитель Санаксарской обители по прибытии своем из Санкт-Петербурга около восьми лет вел жизнь уединенную… по воскресным дням и праздничным приезжал для богомоления в монастыре в келье для своего посещения… по целой седмице и всякую продолжительную службу с братией в церкви выстаивал неукоснительно, слушая благоговейно. В послушаниях же в монастырских ни в каких не обращался, но по временам жертвовал от усердия своего значительным благотворением, тем же бедным и нищим творил всегдашние милостивые подаяния в всепомощи. В честь и память благодетельного имени своего сделал в обитель, в соборную церковь, дорогие сосуды, важное Евангелие и дорогой парчи одежды на престол и жертвенник…»

Размеренная и тихая жизнь отставного адмирала резко изменилась, когда 1812 году через Неман на Россию хлынула полумиллионная «армия двунадесяти языков» Европы. На дворянском собрании Тамбовской губернии единогласно решили, кому быть командиром местного ополчения.

Но силы Федора Федоровича были уже не те. Дворянскому предводителю он ответит: «За избрание меня губернским начальником над новым внутренним ополчением по Тамбовской губернии, за благосклонное обо мне мнение и за честь сделанную приношу всепокорнейшую мою благодарность. С отличным усердием и ревностью желал бы я принять на себя сию должность и служить Отечеству, но с крайним сожалением за болезнью и великой слабостью здоровья принять ее на себя и использовать никак не в состоянии и не могу».

Но Ушаков не опустил руки. Вместе с темниковским соборным протоиереем Асинкритом Ивановым он устроил госпиталь для раненых и обеспечивал его финансирование. Пожертвовал 2000 рублей на формирование 1-го Тамбовского пехотного полка. А затем и огромную сумму – 31 тысячу рублей, хранимую им в Опекунском совете Санкт-Петербурга, – в помощь разоренным войной: «Я давно имел желание все сии деньги без изъятия раздать бедствующим и странствующим, не имеющим жилищ, одежды и пропитания».

Не меньше Федор Федорович сделал добрым словом. Он посылает наставления своим племянникам, которые доблестно гнали французов до самого Парижа. Он встречается с уездными дворянами, воодушевляет ополченцев. Именно тогда Федор Федорович произносит свои знаменитые слова: «Не отчаивайтесь: сии грозные бури обратятся к славе России. Вера, любовь к Отечеству и приверженность престолу восторжествуют. Мне немного остается жить – не страшусь смерти, желаю только увидеть новую славу любезного Отечества!» И он дождался.

Высокий, статный старик не пропускал богослужений. Он неспешно ставил свечи у икон и тихо становился в правой стороне храма. Крестился, кланялся, шептал слова многих известных ему молитв и песнопений. В кротких глазах его легким туманом окутывалась долгая, настоящая, великая жизнь. И сквозь светлую дымку нечто несоизмеримо более великое грезилось впереди.


Торжество прославления адмирала Феодора Ушакова. Санаксарский монастырь, 2001 год

В праздник Покрова Пресвятой Владычицы нашей Богородицы протоиерей Асинкрит Иванов принял последнюю исповедь и причастил раба Божия Феодора. 2 октября 1817 года в соборной метрической книге Спасопреображенской церкви записали: «Адмирал и разных орденов кавалер Федор Федорович Ушаков погребен соборне». Похоронили «победителя всех врагов России на морях» рядом с родным дядей – святым и праведным старцем Феодором Санаксарским. К метрической тетради «приложили руки» соборный иерей, дьякон, дьячок и сторож Семен Никитин.

Даниил Ильченко

http://www.pravoslavie.ru/arhiv/56152.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 14 Октября 2012, 14:08:56 »

Жизнь и житие адмирала Федора Ушакова



В 2000 году Русская Православная Церковь причислила к лику святых адмирала Федора Федоровича Ушакова, "праведного воина Феодора". Он обладал особой внутренней свободой, которая позволяла ему пренебрегать многими условностями ради достижения успеха в самом главном. Ушаков выбрал карьеру морского офицера в то время, когда русский флот находился в упадке и морская служба считалась малопрестижным занятием. Этот человек вел строгую, почти монашескую жизнь, хотя вокруг кипели страсти и общественные нравы той поры были весьма далеки от христианских идеалов.

 Разрабатывал планы операций, которые окружающим казались абсурдными, и одерживал блестящие победы. То, что Церковь увидела в прославленном адмирале Ф. Ф. Ушакове праведного воина, заставляет нас иначе взглянуть на его судьбу: жизнь известного военачальника и житие почитаемого святого неразделимы.


В ОТКРЫТОЕ МОРЕ

Будущий адмирал родился в Ярославской губернии в семье сержанта Преображенского полка. Семья была большой, и детей держали в строгости: излюбленным средствам воспитания служили розги. Грамоте и счету Федор обучался в школе для дворянских детей при Богоявленском монастыре. В 1761 году мальчик выдержал выпускной экзамен. В свидетельстве об окончании сказано, что он "российской грамоте читать и писать обучен ...и желает ... в морской кадетский корпус, в кадеты".

Время, когда Федор Ушаков мечтал о морском училище, было не самым лучшим в истории российского флота, поэтому среди дворянских детей более престижной считалась служба в сухопутных войсках. Выбирая свое будущее, восемнадцатилетний сын сержанта лейб-гвардии не обращал особого внимания на общественное мнение.

Федор окончил корпус четвертым по списку, служил в северных морях, плавал в Архангельск, а через два года был переведен на Азовскую флотилию под командование вице-адмирала Синявина.

АДМИРАЛ

Екатерина II в отличие от своих предшественников решила продолжить дело Петра I по превращению России в морскую державу. Для выхода в Азовское и Черное моря -- а они тогда контролировались Турцией -- был необходим сильный флот.

Строительством новых кораблей руководил тот самый Алексей Синявин, под началом которого служил молодой мичман Федор Ушаков. Карьера молодого офицера складывалась неплохо, и к началу серьезных военных действий он уже был капитаном бригадирского ранга, имея в подчинении несколько кораблей.
3 июля 1788 года российская эскадра под командованием графа Марко Войновича у острова Фидониси обратила в бегство турецкие корабли. Разгром противника тем более впечатлял, что и по числу парусников, и по огневой мощи он значительно превосходил русских. Исход битвы решили действия возглавляемых Ушаковым четырех фрегатов авангарда. Разгадав намерение турок окружить российские корабли, Ушаков не дал кольцу сомкнуться. Он навязал бой турецкому флагману, лишив его возможности руководить задуманной атакой. После трехчасовой битвы турки были вынуждены отступить.

Победа при Фидониси чуть было не стоила Федору Федоровичу карьеры, поскольку командовавший эскадрой граф Войнович стремился всех убедить, что причиной успеха были исключительно его действия. Конфликт с непосредственным начальником грозил отставкой, однако в дело вмешался Потемкин, который увидел в Ушакове многообещающего флагмана. В результате Войнович был отстранен, и 14 марта 1790 года Ушаков стал командующим Черноморским флотом. "Благодаря Богу и флот, и флотилия наша сильней уже турецкого, -- писал Потемкин Екатерине II, -- но адмирал Войнович бегать лих и уходить, а не драться. Есть во флоте Севастопольском контр-адмирал Ушаков. Отлично знающ, предприимчив и охотник к службе. Он будет мой помощник".

Потемкин и Ушаков прекрасно понимали друг друга. Человек действия, Федор Федорович терпеть не мог бюрократической переписки. "Я весело время проводил только в походе, -- жаловался он в одном из служебных писем, -- а возвратясь сюда, принужден опять заняться скучными письменными делами".

 Потемкин пошел навстречу адмиралу и освободил его от многих административных обязанностей: "Не обременяя Вас правлением адмиралтейства, -- писал он, -- препоручаю Вам начальство флота по военному употреблению".

УШАК-ПАША

Набиравший силу российский флот серьезно беспокоил турок. Для того чтобы не утратить контроль над Черным морем, турецкое правительство в спешном порядке снарядило экспедицию для уничтожения флота Ушак-паши (так турки называли Ушакова). Силы турок намного превосходили русских, но к этому времени Ушаков разработал свою тактику.

Тактические новации Ушакова -- это идеи человека, не боящегося выступать против стереотипов, это смелые замыслы полководца, ориентирующегося на конечную цель, а не на рутинные законы учебников стратегии. Федор Федорович знал, что по количеству пушек русские корабли значительно уступают турецким, поэтому предпочел вести бой на самой близкой дистанции, что позволяло пустить в ход всю артиллерию, включая мелкокалиберную. Основной удар наносился по флагману, который таким образом лишался возможности руководить боем. Несколько быстроходных и маневренных кораблей выделялось в специальный резерв. При перемене ветра эти суда могли вступить в бой и добить противника.

Итогом серии столкновений в июле-августе 1790 года стал разгром флота каудан-паши Гуссейна. За это время турки потеряли 18 кораблей, а русские -- ни одного. Остатки турецкого флота в беспорядке отступили в Константинополь. Но полное поражение Турция потерпела в битве у мыса Калиакрия.

В день сражения турецкий флот стоял у мыса под прикрытием береговых батарей и чувствовал себя в полнейшей безопасности. Ветер дул со стороны берега, и Ушаков, понимая, что попутный ветер даст наступающим огромное преимущество, зашел между турецкими кораблями и береговыми батареями. Турки, не ожидавшие столь безрассудного поступка, растерялись. Не успев построиться в боевой порядок, сталкиваясь друг с другом, турецкие корабли в панике отступали в открытое море. Выйдя из зоны обстрела береговых пушек, вражеский флот не смог оказать русским морякам серьезного сопротивления. Лишь несколько наиболее быстроходных судов достигли Босфора и спаслись. От этого поражения турецкая армия так и не оправилась, и в декабре 1791 года был заключен выгодный для России Ясский мир.

НРАВСТВЕННОСТЬ

Французская революция и победоносные действия Бонапарта в Италии угрожали как России, так и Турции. Общая опасность объединила бывших врагов. В августе 1798 года русские военные корабли вошли в Босфор, и начались переговоры с турками о совместных действиях против французов. "По всем видимостям Блистательная Порта и весь народ Константинополя, -- доносил Ушаков, -- прибытием вспомогательной эскадры бесподобно обрадованы; учтивость, ласковость и доброжелательство во всех случаях совершенны". Переговоры закончились соглашением, в результате которого соединенные русская и турецкая эскадры под общим командованием Ушакова должны были следовать в Средиземное море для освобождения Ионических островов, захваченных французами.

Эта операция носила не только военный, но и дипломатический характер. Дело в том, что отсутствие быстрой связи лишало военачальника возможности постоянно консультироваться с Коллегией иностранных дел. Ответ на запрос приходил месяца через три, между тем решение следовало принимать немедленно. Далеко не все полководцы уверенно чувствовали себя на дипломатическом поприще. Ушаков же в течение двух лет практически самостоятельно осуществлял российскую политику в этом регионе.

Задача была не из простых. Турция считалась ненадежным союзником, и российское Министерство иностранных дел, прекрасно понимая, что этот союз является временным, рекомендовало Ушакову всячески способствовать дальнейшему обострению отношений между Францией и Турцией. "Намерение высочайшего двора, -- писал по этому поводу Ушакову российский посланник в Константинополе, -- стараться чем можно более раздражить взаимно Порту и Францию. ... Соблюдая с вашей стороны ... правила войны, ... не должно понуждать к соблюдению их турками. Пущай они что хотят делают с французами, а турецкий начальник ... может поступать с ними как хочет". К чести Федора Ушакова, это предписание Министерства иностранных дел систематически нарушалось.

Ушаков отстаивал интересы России честными методами и не считал возможным прибегать к политическим провокациям. Наиболее ярко это проявилось при штурме острова Корфу. После того как русские войска взяли укрепления и французы начали сдаваться, турки бросились резать пленных. Русским пришлось даже открыть огонь по своим союзникам, чтобы не допустить убийства безоружных пленных.

Сохранилось немало мемуаров французских военачальников об этой кампании. Война -- не лучшее время для проявления гуманности, и тем не менее французы много писали о корректности российских солдат по отношению к противнику. Авторы всячески подчеркивали варварское поведение турок и благородство русских. "Московский флаг на корабле начальника напоминал о враге, которого должно опасаться, но который знает законы войн. Не то было с флагом оттоманским", -- вспоминал Мангури, один из офицеров Анконского гарнизона.

"ЗАЧЕМ Я НЕ БЫЛ ПРИ КОРФУ ХОТЬ МИЧМАНОМ!"

Ионические острова (в число которых входит Итака -- родина веселого обманщика и скитальца Одиссея) были заняты французскими войсками в 1797 году. Жители островов направили российскому императору Павлу I просьбу взять их под свое покровительство.

Россия не могла пойти на присоединение островов, поскольку это вызвало бы недовольство союзнической Турции. Ушаков был вынужден убеждать ионических греков не спешить присоединяться к России. В своих рапортах в Петербург он сообщал, что местные жители ходят по улицам с российскими флагами и, к неудовольствию турок, скандируют: "Государь наш император Павел Петрович!". Успокоить экспансивных греков было непросто. "Политические обстоятельства понудили меня, -- писал Ушаков, -- уговаривать их всячески, что ... послали нас единственно освободить их от зловредных французов и сделать вольными на прежних правах ... Сим успокаиваются они только потому, что надеются на будущее время непременно остаться под Россиею".

Ионические острова были провозглашены Республикой семи соединенных островов, и Ушаков стал одним из авторов конституции этого государства. По единодушному признанию современников, эта конституция была чуть ли не самой либеральной в Европе. Ирония судьбы: в борьбе с революционной Францией российская монархия даровала ионическим грекам символ демократии -- конституцию.

При освобождении Ионических островов ярче всего проявились способности Ушакова-военачальника. Наиболее эффектным был штурм укреплений на острове Корфу, вошедший во все учебники по военно-морской тактике. Союзники-турки посчитали эти укрепления неприступными и отказались участвовать в сражении. Действуя в одиночку, Ушаков прибегнул к своей излюбленной тактике ближнего боя: корабли подошли вплотную к крепостным бастионам и обстреляли крепость не ядрами, а …картечью. Это привело к замешательству среди защитников крепости, ожидавших, что для штурма бастионов будут применяться тяжелые орудия. Высадившийся под прикрытием судовой артиллерии десант штурмовал и взял укрепления. Услышав рассказ о штурме Корфу, Александр Васильевич Суворов воскликнул: "Я теперь говорю сам себе: зачем я не был при Корфу хоть мичманом!". Такое признание гениального полководца стоило многого!

Освободив Ионические острова, эскадра Ушакова отправилась к берегам Италии. Корабли изгнали французов из Бари, где покоятся мощи особо почитаемого на Руси святителя Николая Мирликийского, из Неаполя и Рима. Осенью 1800 года эскадра получила приказ возвращаться в Россию. Завершился последний поход адмирала Федора Ушакова.

СУХОПУТНАЯ ДЕРЖАВА

После убийства заговорщиками императора Павла I политическая ориентация России резко изменилась. Готовящаяся к очередному походу Севастопольская эскадра оказалась не у дел, и в мае 1802 года адмирал Ушаков был переведен в Петербург и назначен главным командиром Балтийского гребного флота. Это назначение до такой степени не соответствовало чину и заслугам легендарного адмирала, что некоторые историки писали об опале. В действительности в опале находился не адмирал Ушаков, а средиземноморская политика, проводимая прежним государем.

Начало царствования Александра I совпало с победоносным шествием по Европе наполеоновских войск. Для противостояния французам нужны были в первую очередь сухопутные войска, и флот стал восприниматься как нечто второстепенное.

Императорский наказ предписывал созданному в 1802 году Комитету по образованию флота принять меры "к извлечению флота из настоящего мнимого его существования и приведению оного в подлинное бытие". Корректнее было бы назвать это "подлинное бытие" небытием. Новая оборонная доктрина не нуждалась ни в сильном флоте, ни в ярких адмиралах.

Служба в Петербурге ни в коей мере не удовлетворяла Ушакова, и в декабре 1806 года он подал императору прошение об отставке.

ВОЗЛЕ МОНАСТЫРСКИХ СТЕН

Прожив несколько лет в Петербурге, Федор Федорович уехал в деревню Алексеевку и поселился неподалеку от Санаксарского монастыря, всегда игравшего важную роль в его жизни. Дело в том, что в течение долгого времени настоятелем этого монастыря являлся родной дядя Ушакова, который до пострига был блестящим гвардейским офицером. На вершине своей карьеры он бежал из полка, с тем чтобы стать отшельником. Через шесть лет беглец был пойман, но императрица Елизавета Петровна простила его и позволила принять постриг. Получив в монашестве имя Феодор, он стал насельником Петербургской Александро-Невской лавры, затем перебрался в Саровскую пустынь и, наконец, обосновался в Мордовии, в небольшой пустыни близ озера Санаксар. Почитаемый монахами и мирскими людьми Феодор прожил здесь более тридцати лет. Впоследствии он был причислен к лику святых и прославлен Русской Православной Церковью как преподобный Феодор Санаксарский.
Федор Федорович Ушаков находился под огромным влиянием своего дяди. По преданию дядя тайно постриг своего племянника в монахи еще в начале его морской карьеры. Так это или нет, мы не знаем, документов на этот счет не обнаружено. Тем не менее все биографы знаменитого адмирала сообщают, что Ушаков всегда был человеком церковным и вел в миру почти монашескую жизнь.

Его бытовое поведение часто входило в противоречие с нормами светской жизни. Балы, театры, изысканные вина и угощения оставляли прославленного адмирала равнодушным. Строгая жизнь Ушакова многими воспринималась как странное чудачество. Так, М. И. Пыляев в своей книге, посвященной известным чудакам и оригиналам, рассказывает: "Знаменитый своими победами на море Федор Федорович Ушаков в частной жизни отличался большими странностями: при виде женщины, даже пожилой, приходил в странное замешательство, не знал, что говорить, что делать, …вертелся, краснел".

НЕВИДИМАЯ БРАНЬ

О последних годах жизни легендарного адмирала мы знаем намного меньше, чем о его походах. Настоятель Санаксарского монастыря отец Нафанаил вспоминал, что "адмирал Ушаков, сосед и знаменитый благотворитель Санаксарской обители, ... в Великий Пост живал в монастыре, в келии, для своего пощения и приготовления к Св. Тайнам по целой седмице и всякую продолжительную службу с братией в церкви выстаивал неопустительно и слушал благоговейно; по временам жертвовал от усердия своего обители значительные благотворения; также бедным и нищим творил всегдашние милостивые подаяния и вспоможения". Скончался Федор Федорович 2 октября 1817 года. Он похоронен рядом со своим дядей, преподобным Феодором Санаксарским.

Для адмирала Ушакова переход с капитанского мостика в келию Санаксарского монастыря был вполне естественным. И нам, современникам его церковного прославления, нужно суметь разглядеть за военными успехами знаменитого полководца иные, куда более важные битвы и победы. Да и сами военные походы Федора Ушакова напоминают паломничества по святым местам. Изгнав французов из Бари, российские моряки первым делом отслужили молебен у святых мощей Николая Чудотворца. На покоренном острове Корфу был проведен грандиозный крестный ход, во время которого прославленный адмирал вместе со своими офицерами нес раку с мощами преподобного Спиридона Тримифунского. Таких моментов, когда жизнь и житие были неразделимы, за годы службы Ушакова набралось немало.
Есть многостраничные биографии российского адмирала Федора Федоровича Ушакова. И есть житие праведного воина Феодора. Впрочем, эти "параллельные прямые" все-таки пересекаются, поскольку богословы часто уподобляют христианских подвижников воинам, отказавшимся от собственной воли и следующим приказаниям своего командира. "Переноси страдания, -- пишет во Втором послании к Тимофею апостол Павел, -- как добрый воин Христа. Никакой воин не связывает себя делами житейскими, чтобы угодить военачальнику".

Александр Малахов

http://hramushakova.ru/index.php/svyatoj-admiral/zhitie-pravednogo-voina-fedora
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #19 : 14 Октября 2012, 14:15:24 »

Малое освящение храма св.прав. воина Феодора Ушакова



По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси КИРИЛЛА 15 октября в 10.30 состоится малое освящение временной церкви в честь иконы Божией Матери «Троеручица» на месте строительства храма святого праведного воина Федора Ушакова в Южном Бутово. Чин освящения совершит Преосвященный ИРИНАРХ, Епископ Красногорский, Викарий Святейшего Патриарха, Управляющий юго-западным Викариатством.

http://hramushakova.ru/



Сертификат благотворителя



Дорогие братья и сестры! Вы имеете самую доступную возможность поучаствовать в богоугодном деле строительства храма святого праведного воина Федора Ушакова в Южном Бутово! По благословению Святейшего Патриарха Кирилла в Москве осуществляется программа строительства новых храмом, в которых крайне нуждаются верующие люди, ютящиеся в маленьких, бывших деревенских или усадебных церквах, особенно на окраинах Столицы, в так называемых спальных районах.

 Красота храмов Божиих изменит зачастую унылую и единообразную архитектуру жилых массивов, а духовная сила богослужения и молитвы поможет каждому желающему обрести путь к Богу, и пойти по нему, приобщаясь к полноценной церковной жизни.

Поэтому верующие по старой доброй традиции «всем миром» и «по кирпичику» собирают средства на это святое дело, к которому Вы присоединитесь, приобретя данный Сертификат в приходской иконной лавке или магазине. Вы так же можете посодействовать распространению Сертификата. Возможна запись на Сертификате имени христианина, как за здравие, так и об упокоении. Храни Господь Вас и Ваших ближних по молитвам нашего героя и полководца, непобедимого святого праведного адмирала Федора Ушакова!

Сайт храма:

http://hramushakova.ru/


Адрес храма:

г.Москва, ул.Южнобутовская напротив вл.9

ст.м. Бульвар Адмирала Ушакова


Телефон: 8 (964) 628-77-28

Общие вопросы: info@hramushakova.ru
« Последнее редактирование: 14 Октября 2012, 14:38:28 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #20 : 14 Октября 2012, 14:21:31 »

Тропарь и молитва св.прав.воину Феодору Ушакову



Тропарь

Державе Российстей архистратиг непобедимый явился еси, агарянскую злобу нивочтоже вменив и разорив: ни славы мирския, ниже богатства взыскуя, но Богу и ближнему послужил еси. Моли, святе Феодоре, воинству нашему даровати на враги одоление, Отечеству во благочестии непоколебиму пребыти и сыновом Российским спастися.

Молитва

О, преславный защитниче земли русския и веры православныя усердный поборниче, непобедиме воине Феодоре!

Никая благодарственная словеса, ниже изящная витийства довлеют, во еже прославити праведное и дивное твое житие, понеже из млада крепкую веру во Христа и любовь ко Отечеству стяжав, благоплодное прозябение честных родителей явился еси. Сего бо ради, Божию дару тезоименит, стране своей в скорбная времена браней противу иноплеменных показался еси. Ибо, праведным воеводам подражая, не числом и умением токмо, но паче верою враги побеждал еси, силу благочестия истиннаго показуя. Темже любовию к тебе распаляеми, воспеваем многия добродетели твоя: велию любовь ко Господу и ближним, зане тех ради живот полагал еси: чистоту ангелоподобную, яко вся воздержанием удивил еси: нестяжание истинное, ибо благая и красная мiра сего презрел еси. Ей, преблаженне Феодоре, угодниче Божий и благоверный болярине царей православных, призри на убогое моление наше, из греховнаго плена к тебе возносимое. Приклони на милость Господа нашего Иисуса Христа, да не воздаст по делом нашим, но обаче дарует грехов оставление, избавит от злых, находящих на ны и подаст властем нашим о народе усердное попечение, воинству мужество в рате, народу благочестие трезвенное. И сподобит нас достигнути безмятежнаго пристанища во Царствии Небеснем, идеже со всеми святыми прославляти будем всесвятое имя Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

http://hramushakova.ru/index.php/svyatoj-admiral/tropar-i-molitva



Молитва по соглашению
о благополучном созидании храма святого праведного воина Федора Ушакова в Южном Бутово


    Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Ты бо рекл еси пречистыми усты Твоими: «Аминь, глаголю вам, яко аще двое от вас совещаются на земли о всякой вещи, ея же аще просите, будете иметь от Отца Моего, Иже на небесех: где же два или трие собрани во имя Мое, ту есмь Аз посреде их».

     Непреложны словеса Твоя, Господи, милосердие Твое безприкладно и человеколюбию Твоему несть конца.

    Сего ради молим Тя: даруй нам, рабом Твоим, согласившимся просить Тя о благополучном созидании храма святого праведного воина Федора Ушакова, исполнения нашего прошения. Но обаче не якоже мы хотим, но якоже Ты.

     Да будет во веки воля Твоя. Аминь.

http://hramushakova.ru/index.php/stroitelstvo-khrama/molitva-po-soglasheniyu
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #21 : 18 Октября 2012, 23:26:54 »

Престольный праздник и малое освящение временного храма в Южном Бутово

См.видео по нижеприведённой ссылке:

http://www.youtube.com/watch?v=cRqzM4XdSq0&feature=player_embedded#t=0s

15 октября, в день памяти святого праведного воина Федора Ушакова, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла был совершен чин освящения временной церкви на месте строительства храма святого адмирала, празднуемого святого. Чин освящения храма совершил Преосвященнейший Иринарх, Епископ Красногорский, Викарий Святейшего Патриарха, Управляющий юго-западным Викариатством.

Православная Церковь чтит память святого праведного воина Федора Ушакова, так как в этот день в 1817 году непобедимый адмирал скончался и предстал у Престола Божия, получив от Господа новое служение - ходатайствовать о нуждах и печалях православных христиан, молитвенно покрывать и поддерживать русское воинство и Военно-Морской флот России в битвах за веру и Отечество. Память праведного адмирала Федора Ушакова особенно чтится в Южном Бутово, где в его честь названа улица, бульвар и станция метро. День кончины праведника стал праздником района, где уже девять раз проводились различные мероприятия в рамках памятных торжеств, в том числе с участием Православной Церкви. Но кроме дани памяти и уважения, воздаваемых заслугам непобедимого воина, важно было почтить святого адмирала как покровителя и заступника перед Богом за православных людей. Началу такого почитания послужило благое дело устроения храма в честь его имени в Южном Бутово. Первым этапом строительства храма стало созидание временной церкви на месте будущих работ. Эта временная церковь получила именование в честь иконы Божией Матери "Троеручица", потому что устроение временной церкви было закончено в день памяти этого образа, своими победами адмирал Ушаков был защитником православных на Востоке, а так же, потому что и ранее храм был посвящен Богородице.

В день освящения храм с утра заполнился православными христианами, собравшимися не только с района Южного Бутово, но прибывшими из Ясенево, Коньково, Котловки, Теплого Стана. Накануне праздника были проведены работы по благоукрашению храма, поновлены иконы. Храм, который до того уже несколько лет служил верующим и был местом молитв о строительстве другого храма, в честь Покрова Богородицы в Ясенево, предстал в обновленном виде, радуя глаз и утешая души прихожан.

На освящении храма прибыло многочисленное духовенство Юго-Западного Викариатства, которое сослужило Владыке Иринарху. Присутствовали благочинный Параскево-Пятницкого благочиния протоиерей Анатолий Кожа, Секретарь Викариатства протоиерей Алексей Ладыгин, настоятель храма апостолов Петра и Павла и Покровского храма в Ясенево игумен Мелхиседек (Артюхин), настоятели храмов Викариатства протоиерей Сергей Тришкин, протоиререй Игорь Федоров и иерей Александр Зорин, иерей Иоанн Омелянчук, иерей Максим Глухих, иерей Евгений Лебедев, диакон Василий Белов, диакон Илья Ермаков и другое духовенство.

При вступлении Владыки Иринарха в храм его встречали протоирей Анатолий Кожа и игумен Дамиан, который приветствовал Владыку Викария и преподнес ему букет белых роз. После совершения чинопоследования малого освящения к Преосвященному Владыке Иринарху со словом благодарности и признательности обратился игумен Дамиан, который просил Владыку передать самую теплую благодарность и сыновнюю признательность Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, который благословил начало церковной и литургической жизни в храме, труды которого вдохновляют все духовенство на усердное служение, а слова – вразумляют и утешают. Далее игумен Дамиан высказал особую признательность самому Епископу Иринарху, без внимания и попечения которого не могло состояться нынешнее торжество, забота Владыки сумела превозмочь многие трудности и препятствия на пути устроения временного храма на данном участке. В завершение игумен Дамиан пожелал Владыке Иринарху многих лет жизни и в память о посещении им и освящении храма преподнес ему икону Христа Спасителя.

В своем ответном слове Владыка Иринарх поблагодарил собравшихся за совместную молитву, отметил важность и актуальность строительства в Москве новых храмов, особенно в т.н. спальных районах, рассказал о духовном подвиге веры и мужестве празднуемого святого праведного адмирала Федора Ушакова и пожелал всем собравшимся крепкого духовного и физического здоровья.

После совершения малого освящения временного храма в честь иконы Божией Матери «Троеручица» епископ Красногорский Иринарх осмотрел храмовой комплекс, церковный магазин, преподал благословение многочисленным верующим. В самом храме богослужение продолжилось, и иерей Иоанн Омелянчук совершил в нем первую Божественную Литургию, а остальное духовенство с народом, с преднесением святых икон и хоругвей направились Крестным ходом к памятнику святому адмиралу, его бюсту, находящемуся около метро «Улица Скобелевская». Этот Крестный ход был совершен впервые,нчивая десятый по счетунный церковно-общественный праздник, посвященный памяти адмирала Ушакова. Крестный ход стал знаковым событием, освящая собой центральный бульвар района, названный именем Федора Ушакова, проходя сквозь людское море, напомнил горожанам о Православной вере и Церкви, пробуждая людей от духовной спячки.

Около памятника великому герою России собрались жители района и гости, представители районной власти, дети, члены различных патриотических морских сообществ, ветераны. Под звуки духового оркестра, который исполнил Гимн России, был поднят Андреевский флаг. После официального открытия праздничного мероприятия, священнослужители перед многочисленными иконами и хоругвями совершили молебен и провозгласили многолетие церковному Священноначалию, властям и воинству, жителям района и всем православным христианам.

После этого к собравшимся обратился игумен Дамиан, который призвал чтить память святого праведного воина Федора Ушакова, переосмыслить ее, так чтобы она стала актуальна в нашей жизни, послужила поводом для духовного роста, приобретению таких черт личности как честность, порядочность, а главное веры и добрых дел. Одним из таких общих добрых дел и должно стать строительство храма святого адмирала Федора Ушакова. Далее перед собравшимися выступили представители Муниципалитета района, Военно-Морского флота, ветеранских организаций, молодые ребята были приняты в число «юных моряков», а также были вручены грамоты и подарки, отличившимся в деле военно-патриотического воспитания.

http://hramushakova.ru/index.php/158-prestolnyj-prazdnik-i-maloe-osvyashchenie-vremennogo-khrama-v-yuzhnom-butovo
« Последнее редактирование: 19 Октября 2012, 09:21:49 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #22 : 31 Октября 2012, 12:15:52 »

Афонский монах почтил память святого адмирала Феодора Ушакова



24 октября  архимандрит Георгий (Алеврас) из скита Кавсокаливья на Святой Горе Афон от имени греческого патриотического фонда «Ελαιασ αμκε» передал командиру большого десантного корабля «Новочеркасск» Владимиру (Большуну) икону святого праведного Феодора Ушакова.

На церемонии также присутствовал первый секретарь посольства России в Греции Антон (Занин), сообщает сайт Agionoros.ru.

Архимандрит Георгий подчеркнул значение укрепления греко-русских отношений и рассказал о вкладе России в освобождении от иноземного ига греческих Ионических островов.

Большой десантный корабль «Новочеркасск» прибыл в Грецию для участия в памятных мероприятиях, посвященных 185-ой годовщине Наваринского морского сражения, в котором объединенная эскадра России, Англии и Франции 20 октября 1827 года разгромила турецко-египетский флот.

23 октября прошёл молебен на кладбище русских моряков в Пирее. Состоялось возложение венков и прохождение торжественным маршем.

26 октября «Новочеркасск» и корвет греческих Военно-морских сил «Даниолос» провели совместные учения в Эгейском море.

«Одним из наиболее динамичных эпизодов учений стала отработка действий российского и греческого кораблей по мониторингу движения самолетов гражданской авиации и взаимодействию при отражении ассиметричных угроз - уничтожении малоразмерных низколетящих целей», - сообщил журналистам начальник отдела информационного обеспечения ЧФ капитан первого ранга Вячеслав Трухачев.

Условной целью для систем ПВО стал греческий вертолет, пояснил представитель ЧФ. «Экипажи кораблей в сложных погодных условиях отработали элементы голосовой и визуальной связи, совместного маневрирования, пополнили запасы в море, а также досмотрели суда-нарушители», - добавил Трухачев.

После этого российский корабль зашел в греческий порт Салоники, где моряки приняли участие в праздновании греческого национального праздника - Дня Охи. Также экипаж почтил память русских моряков, погибших в борьбе за независимость Греции.

http://ruskline.ru/news_rl/2012/10/30/afonskij_monah_pochtil_pamyat_svyatogo_admirala_feodora_ushakova/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #23 : 30 Мая 2013, 21:41:19 »

Вера и флот. Крест и якорь

Святой праведный воин Феодор и его почитание в ВМФ РФ



В христианской традиции существует три добродетели - Вера, Надежда, Любовь. Эти добродетели закреплены соответствующими символами. Веру олицетворяет крест, Надежду - якорь, Любовь - пламенеющее сердце. Без Веры в Господа человек не чувствует полноты и красоты жизни, без Надежды на Бога - теряет смысл жизни, а без Любви к нему умирает духовно.

Как корабли флота обозначены якорем и крестом, так и многие храмы увенчаны крестом и якорем. Да и служба в церкви, и служба не корабле в русском языке обозначается одним словом - служить. Объясняется это тем, что как в храме, так и на флоте, без Веры и Надежды не может быть никакой плодотворной деятельности. Как священник не может быть неверующим, так и командир не может уходить в боевой поход без надежды на возвращение, а экипаж без веры в своего командира не может рассчитывать на победу.

В 2003 году в ходе подготовки к празднованию 100 - летней годовщины Отечественного Подводного флота, по рекомендации последнего Главнокомандующего ВМФ СССР, адмирала, Героя Советского Союза В.Н. Чернавина,  главного организатора торжеств, ко мне обратилась творческая группа в составе Калатозишвили М.Г. и Бондаренко А.Б., работавшая над созданием художественного фильма об известном подводнике А.И. Маринеско. Рабочее название кинокартины на начальном этапе звучало как «Командир подводной лодки». После трехчасовой, прямо скажем, мужской беседы, невольным участником которой явился Ю.Ф. Бекетов, в прошлом командир очень печально известной  «К-19», они уехали с названием «Первый после Бога».

Да, «Первый после Бога», именно таким авторитетом, по нашему мнению, пользуется командир подводной лодки в боевой обстановке, да и обычная на этих кораблях почти боевая. И это не случайно. Вера в Бога,  я бы даже сказал, упование на Господа, является точкой опоры наших флотских традиций. А в советское время, в условиях воинствующего атеизма, это упование возлагалось на командира, возводя его в разряд первого спасителя и защитника. Помните старинную поморскую поговорку «кто на море не бывал, тот досыту Богу не маливался»? Так вот, даже в советское время моряки молились, только молились они своему командиру. Именно от его боевого духа, знаний, навыков и умений зависела и результативность выполнения боевых задач, и жизнь всего экипажа. Поэтому он и есть «Первый после Бога».

Православная церковь и Российский флот в продолжении многих лет своего совместного служения под знаменем креста и якоря, ясно осознавали кому они служат и как это надо делать. В названиях многих боевых кораблей нашего флота - вся история христианства, весь 1000-летний путь Русской Православной церкви. Вот лишь несколько названий: «Рождество Христово», «Божья Матерь», «Казанская Богородица», «Святой Апостол Андрей Первозванный», «Святой Апостол Петр», «Святой Апостол Павел», «Святой Николай Чудотворец», «Святой Александр Невский», «Святой равноапостольный князь Владимир», «Борис и Глеб», «Святой Георгий Победоносец», «Двенадцать Апостолов», «Святой Сергей Чудотворец», «Святой Спиридон Тримифунский», «Богоявление Господне» и т.д. Почти пятая часть всех кораблей российского военно-морского флота за 200 лет с 1656 по 1853 года носили имена, связанные с верой в Господа.

Петр Великий, продолжая дело своего не менее великого отца, замышляя Империю, начинал со строительства флота, без которого никакое маломальское могущество существовать не может. А создание самого флота - с формирования основы его духовного превосходства над противником. В 1700 г., составляя флаг флота, Петр I отмечал: «Флаг белый, через синий крест Святого Андрея, того ради, что от сего апостола приняла Россия святое Крещение». Именно Петр покрыл стягом Андреевского флага Российский флот, явив всему миру начало начал христианства на Руси, не от какого-то там папского легата, а от самого Андрея Первозванного - Первого Апостола Христова. Тем самым он и заложил основу непобедимости военных моряков, ибо флот под Андреевским стягом защищает не только морские рубежи России, но и духовно нравственные ценности Отечества, и в первую очередь, Веру Православную - основу существования государствообразующего Русского народа.

Символика креста укрепилась и на флаге, и на гюйсе Российского флота, на красном поле тот же синий Андреевский крест на белой подкладке в комбинации с прямым белым греческим крестом. Именно кресты на корабельных флагах были той путеводной звездой, которая вела офицеров и матросов через тяжкие испытания от победы к победе. А Вера Православная явилась основой принятых традиций и правоуложений моряков, традиций на которых и зиждется вся слава Российского флота. Традиции, которые в большинстве своем, сохранялись и нами в ВМФ СССР, в какой-то степени бессознательно, по причине господствующей богоборческой государственной идеологии.

Но не только крестовые флаги и гюйсы вдохновляли наших моряков. В их душах и сердцах всегда находились Христос, Божья Матерь, святой Апостол Андрей Первозванный и один из самых почитаемых и любимых святых на Руси - святой Николай Чудотворец, известный на флоте как Никола Морской или Никола Мокрый.

С канонизацией 30 ноября 2000 года Ф.Ф. Ушакова в лике месточтимых святых Саранской епархии Российский флот, боголюбивое Российское воинство обрели небесного Предстоятеля и ходатая перед Престолом Всевышнего за многострадальное Отечество наше. И святой праведный воин Феодор, очень скоро стал любимым и почитаемым у всего личного состава ВМФ РФ.

Раньше большинство моряков носили на цепочке образок с изображением святого Николая. Перед боем в числе молитв моряки из поколения в поколение обязательно произносили «Святителю, отче Николае, моли Христа Бога спастися душам нашим». А последние напутственные слова командиров кораблей к своим экипажам перед боем были: «С нами Бог и Андреевский флаг».

В доказательство прямой и неразрывной связи Российского флота с Господом является и то, что самые прославленные своими победами и самые любимые среди моряков флотоводцы были глубоко  верующими людьми. Это, прежде всего, адмиралы А.Г. Спиридов, Д.Н. Сенявин, М.П. Лазарев, В.А. Корнилов, В.И. Истомин, П.С. Нахимов, С.О. Макаров. Но даже среди этого блистательного ряда стяжателей  морской Российской славы выделяется фигура Федора Федоровича Ушакова, выдающегося государственного деятеля и талантливого флотоводца. С помощью Божьей из 43 морских сражений не проиграл ни одного, ни один российский корабль под его командованием не был потерян, ни один его матрос не попал в плен к врагу. Вся жизнь адмирала отдана службе благу своего народа, державному достоинству России. И, вместе с тем, он всегда оставался человеком великого милосердия и жертвенности, глубокой веры во Христа Спасителя.

Тверское землячество, памятуя о том, что икона является самой почитаемой святыней у моряков, осуществляя духовную, нравственную и моральную поддержку экипажа атомного ракетного подводного крейсера «Тверь», планирует передать на корабль икону святого праведного воина Феодора Ушакова адмирала флота Российского, Непобедимого. Как гласит дарственная надпись: «Сия икона написана при Полоцком Спасо-Евфросиниевском женском монастыре чаяниями и иждивением Ассоциации Тверских землячеств в дар экипажу атомного ракетного подводного крейсера «Тверь» Российского Тихоокеанского флота».

Для того, что бы возможно большее число жителей области могли увидеть икону святого праведного воина Феодора, помолиться и приложиться к ней, мы стремимся, чтобы она принимала участие в богослужениях во многих храмах и монастырях Тверской земли. С 19 марта по 16 мая икона находилась в Тверском Николо-Малицком монастыре. В настоящее время она пребывает в Храме Покрова Пресвятой Богородицы села Тургиново, Калининского района. Планируется, что она побывает еще в Торжокском Борисоглебском и Старицком Свято-Успенском монастырях, а также в храме Рождества Пресвятой Богородицы села Городня-на-Волге, Конаковского района. День Чесменской битвы 6 июля икона святого праведного воина Феодора встретит в храме Александра Невского села Алексейково, Лесного района, на родине героя Чесменской битвы лейтенанта Д.С. Ильина.


Внесение иконы в Тверской Николо-Малицкий монастырь.


Настоятель Тверского Николо-Малицкого монастыря отец Борис.


Внесение иконы в Храм Покрова Пресвятой Богородицы села Тургиново, Калининского района.


В Храме Покрова Пресвятой Богородицы села Тургиново, Калининского района. Перед молитвой святому праведному воину Феодору Ушакову.

Уважаемые моряки, ветераны, члены семей моряков, мальчишки, мечтающие об океанах, все честные люди, патриоты, кому дорога наша история и наша Россия приложитесь к иконе святого праведного воина Феодора и помолитесь за моряков, за весь Российский флот, за нас с Вами.

Заместитель Председателя Ассоциации Тверских землячеств Капитан 1 ранга Сергей Александрович Спиридонов

http://ruskline.ru/analitika/2013/05/30/vera_i_flot_krest_i_yakor/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #24 : 07 Августа 2013, 07:58:39 »

Русские моряки подарили Казанскому храму в Гаване образ св. Феодора Ушакова



Отряд кораблей Военно-морского флота России в составе флагмана Черноморского флота (ЧФ) Гвардейского ракетного крейсера «Москва», большого противолодочного корабля Северного флота «Вице-адмирал Кулаков» и большого морского танкера ЧФ «Иван Бубнов» 3 по 6 августа 2013 находился в Гаванской бухте напротив Казанского храма, сообщает Седмица.Ru.

В воскресенье 4 августа группа моряков во главе с помощником начальника отделения по работе с верующими военнослужащими Отдела по работе с личным составом ЧФ Романюком Д.Д. молилась и причащалась за Божественной Литургией в Казанском храме Гаваны.

После воскресной Божественной литургии настоятель Казанского храма в Гаване протоиерей Димитрий Орехов благословил моряков иконами Казанской Божией Матери, посетил корабли и корабельный храм.

Помощник начальника отделения по работе с верующими военнослужащими Отдела по работе с личным составом ЧФ Романюк Д.Д. от лица личного состава Отряда кораблей Военно-морского флота России преподнес в дар Гаванскому храму икону святого праведного Феодора Ушакова и восковые свечи, сообщает официальный сайт Казанского храма в Гаване.

http://ruskline.ru/news_rl/2013/08/06/russkie_moryaki_podarili_kazanskomu_hramu_v_gavanne_obraz_sv_feodora_ushakova/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #25 : 20 Февраля 2014, 17:55:06 »

Состоится торжественный акт передачи в дар Союзу писателей России памятника святому адмиралу Федору Ушакову



24 февраля, в понедельник, в 17.00 состоится торжественный акт передачи в дар Союзу писателей России (Комсомольский проспект, д. 13) известным скульптором Николаем Кузнецовым-Муромским бюста святого праведного воина Феодора (Ушакова), адмирала Флота Российского в знак признательности за инициативу прославления выдающегося флотоводца в лике святых Русской Православной Церковью, сообщили РНЛ в Союзе писателей России.

Продолжением торжества станет открытие выставки работ из собрания музея Орловской школы искусств и ремесел художника-мариниста Леонида Остроушко, посвященной славе флота России, а также демонстрация в Киноклубе «Небесный град и земное Отечество» фильма Сергея Барабанова «Мятеж в преисподне», о героизме советских воинов-интернационалистов, восставших в  афганском плену.

http://ruskline.ru/news_rl/2014/02/20/sostoitsya_torzhestvennyj_akt_peredachi_v_dar_soyuzu_pisatelej_rossii_pamyatnika_svyatomu_admiralu_fedoru_ushakovu/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9551


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #26 : 15 Октября 2014, 13:33:09 »

Святой праведный воин Феодор Ушаков

Ольга Глаголева



Адмирал Феодор Ушаков

Праведный Феодор Ушаков родился 13 февраля 1745 года в сельце Бурнаково Романовского уезда Ярославской губернии. Происходил из небогатого древнего дворянского рода. Родители его — Федор Игнатьевич и Прасковья Никитична были людьми благочестивыми и глубоко верующими, главным условием воспитания детей они считали развитие в них религиозных чувств и высокой нравственности. Этому же способствовал и пример родного дяди – монаха Феодора, подвизавшегося в Санаксарском монастыре в далекой Мордовии.

В храме Богоявления-на-Острову, в трех верстах от Бурнаково, Федора крестили, здесь же в школе для дворянских детей он обучался грамоте и счету. В феврале 1761 года 16-летний Ушаков был зачислен в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге, где прилежно постигал науки, проявляя особую склонность к арифметике, навигации и истории. Через пять лет учеба была завершена — молодой мичман принял присягу и получил назначение на Балтийский флот. Первые годы его службы прошли в интенсивной учебе под руководством опытных моряков. Благодаря своему усердию, пытливости ума, ревностному отношению к делу и высоким душевным качествам, молодой мичман Федор Ушаков успешно прошел эту первую школу морской практики и был переведен на юг, в Азовскую флотилию.

1775 год стал годом создания на Черном море регулярного линейного русского флота. За три года в 30 верстах от устья Днепра были выстроены адмиралтейство, порт и город Херсон. В августе 1783 года сюда прибыл 38-летний капитан второго ранга Федор Ушаков. А когда Крым был окончательно присоединен к России (в конце того же года), Екатерина II издала указ об устройстве на южных рубежах новых укреплений, в том числе и большой крепости Севастополь, с адмиралтейством, верфью для кораблей, портом и поселением. В августе 1785 года в Севастопольскую бухту вошел 66-пушечный линейный корабль «Святой Павел» с капитаном первого ранга Федором Ушаковым на борту.

Через два года — 11 августа 1787 года — Турция объявила России войну. Для ведения боевых действий были развернуты две русские армии, в задачу которых на первых порах входила охрана российской границы. И только флоту, базировавшемуся в Севастополе, были даны более широкие полномочия.

Вскоре произошла и первая генеральная баталия. Турецкий флот насчитывал 17 линейных кораблей и 8 фрегатов; в русской же эскадре, авангардом которой командовал капитан бригадирского ранга Федор Ушаков, было всего 2 линейных корабля и 10 фрегатов. И все же малочисленный русский флот впервые в открытом бою одержал победу над значительно превосходящими силами противника. Этому в большой степени способствовали личная храбрость, искусное владение тактикой и выдающиеся личные качества капитана Федора Ушакова, принявшего на себя руководство боем. Несомненное упование на помощь Божию и, как следствие, неустрашимость перед неприятелем — вот что было решающим во флотоводческом таланте капитана Ушакова.

За первый год русско-турецкой войны молодой Черноморский флот одержал решительную победу, приведя Оттоманскую Порту «в чрезвычайный страх и ужас». 45-летний Федор Ушаков, получив чин контр-адмирала, в начале 1790 года был назначен командующим Черноморским флотом. Князь Потемкин-Таврический писал императрице: «Благодаря Бога, и флот и флотилия наши сильней уже турецких. Есть во флоте Севастопольском контр-адмирал Ушаков. Отлично знающ, предприимчив и охотник к службе. Он мой будет помощник».

Через полгода недалеко от Керченского пролива произошло очередное сражение, в котором эскадра Ушакова вновь одержала блистательную победу над вдвое превосходящими силами турок. Потемкин докладывал Екатерине: «Бой был жесток и для нас славен тем паче, что… контр-адмирал Ушаков атаковал неприятеля вдвое себя сильнее… разбил сильно и гнал до самой ночи… Контр-адмирал Ушаков отличных достоинств. Я уверен, что из него выйдет великий морской предводитель».

Турки жаждали реванша: к утру 28 августа турецкий флот стоял на якоре между Гаджибеем (впоследствии Одессой) и островом Тендра. Сюда же со стороны Севастополя вышла русская эскадра. Завидев русские корабли, турки, несмотря на превосходство в силе, стали спешно рубить канаты и в беспорядке отходить к Дунаю. Всю мощь бортовой артиллерии Ушаков обрушил на передовую часть турецкого флота. Флагманский корабль «Рождество Христово» вел бой с тремя кораблями противника, а затем и с флагманом турецкого флота — 74-пушечной «Капуданией». И опять удача сопутствовала русским — взрыв «Капудании» стал завершающим звеном в победе при Тендре.

По возвращении в Севастополь командующим Черноморским флотом Федором Ушаковым был отдан приказ: «Выражаю мою наипризнательнейшую благодарность и рекомендую завтрашний день для принесения Всевышнему моления за столь счастливо дарованную победу. Всем, кому возможно с судов, и священникам со всего флота быть в церкви святого Николая Чудотворца в 10 часов пополуночи, и по окончании благодарственного молебна выпалить с корабля “Рождество Христово” из 51 пушки».

Через четыре года русско-турецкая война завершилась четвертой блистательной победой контр-адмирала Ушакова у мыса Калиакрия, за которую ему был пожалован орден святого Александра Невского. Один из сильнейших по тем временам турецкий флот был полностью уничтожен, и 29 декабря 1791 года в Яссах турки подписали мирный договор. Российское государство «твердою ногою встало на завоеванных им берегах Черного моря».

Еще в начале войны Федор Ушаков принял руководство над портом и городом Севастополем. Теперь, в мирное время, он организовал здесь ремонт боевых кораблей, строительство разных мелких судов, по его распоряжениям и при неустанном личном участии на берегах бухт строились пристани, перестраивалась небольшая соборная церковь святителя Николая — покровителя мореплавателей. Эти и другие работы часто оплачивал он сам из своего жалованья.

Теперь прославленный контр-адмирал, который «к вере отцов своих оказывал чрезвычайную приверженность», имел возможность регулярно посещать церковные службы. Сохранилось свидетельство о его жизни в Севастополе, когда он «каждый день слушал заутреню, обедню, вечерню и перед молитвами никогда не занимался рассматриванием дел военно-судных».

В начале 1793 года контр-адмирала Ушакова призвали в Петербург — Екатерина II пожелала видеть героя, стяжавшего громкую славу Отечеству, и «встретила в нем человека прямодушного, скромного, мало знакомого с требованиями светской жизни». За заслуги перед престолом и Отечеством императрица поднесла ему в дар золотой складень-крест с мощами святых угодников и пожаловала чин вице-адмирала.
***

В 1796 году на Российский престол вступил император Павел I. В то время революционная Франция «обратилась к завоеванию и порабощению соседних держав». Вице-адмирал Ушаков получил приказ привести в боевую готовность Черноморский флот, а в начале августа 1798 года — высочайшее повеление «тотчас следовать и содействовать с турецким флотом противу зловредных намерений Франции». Взяв курс на Константинополь, российская эскадра скоро приблизилась к Босфору. Командующим объединенными силами был назначен вице-адмирал Ушаков.

Так началась его знаменитая Средиземноморская кампания, в которой он показал себя не только как великий флотоводец, но и как мудрый государственный деятель, милосердный христианин и благодетель освобожденных им народов.

Первой задачей было взятие Ионических островов, расположенных вдоль юго-западного побережья Греции, главный из которых — Корфу, имея и без того мощнейшие в Европе бастионы, был еще значительно укреплен французами и считался неприступным.

Командующий поступил премудро: он обратился с письменным воззванием к жителям островов — православным грекам, призывая их содействовать в «низвержении несносного ига» безбожников-французов. Ответом была повсеместная вооруженная помощь населения. Как ни сопротивлялись французы, наш десант решительными действиями освободил острова Цериго, Занте и Кефалонию…

10 ноября 1798 года Федор Ушаков писал в донесении: «Благодарение Всевышнему Богу, мы с соединенными эскадрами, кроме Корфу, все прочие острова от рук зловредных французов освободили». 18 февраля 1799 года, в 7 часов пополуночи начался штурм и Корфу — на следующий день крепость пала. Это был день великого торжества адмирала Ушакова, торжества его военного таланта и твердой воли, поддержанных храбростью и искусством его подчиненных, их доверием к своему победоносному предводителю и его уверенностью в их непоколебимом мужестве.

Командующий сошел на берег, «торжественно встреченный народом, не знавшим границ своей радости и восторга, и отправился в церковь для принесения Господу Богу благодарственного молебствия… А 27 марта, в первый день Святой Пасхи, адмирал назначил большое торжество, пригласивши духовенство сделать вынос мощей угодника Божиего Спиридона Тримифунтского. Народ собрался со всех деревень и с ближних островов».

За победу при Корфу император Павел I произвел Федора Ушакова в полные адмиралы. Это была последняя награда, полученная им от своих государей.

Как полномочный представитель России, адмирал Ушаков создал на Ионических островах такую форму правления, которая обеспечила всему народу «мир, тишину и спокойствие». Так образовалась Республика Семи Соединенных Островов — первое греческое национальное государство нового времени.

В то же время в Северной Италии русские под предводительством славного Александра Суворова громили «непобедимую» армию французов. Суворов просил адмирала Ушакова оказывать ему всемерную поддержку с юга. И два великих сына России, находясь в теснейшем взаимодействии, били французских республиканцев на суше и на море. Русские моряки и десантники взяли город Бари, где отслужили благодарственный молебен у мощей святителя Николая Чудотворца, затем Неаполь и 30 сентября 1799 года вошли в Рим.

Неаполитанский министр Мишуру восторженно писал адмиралу Ушакову: «За 20 дней небольшой русский отряд возвратил моему государству две трети королевства. Конечно, не было другого примера подобного события: одни лишь русские войска могли совершить такое чудо. Какая храбрость! Какая дисциплина! Какие кроткие, любезные нравы! Здесь боготворят их, и память о русских останется в нашем отечестве на вечные времена».

На очереди была Мальта, но на исходе 1799 года адмирал Федор Ушаков получил приказ императора Павла I о возвращении вверенной ему эскадры в Севастополь.

Жители Республики Семи Соединенных Островов прощались с адмиралом Ушаковым и его моряками, не скрывая слез. Сенат острова Корфу назвал его «освободителем и отцом своим». На золотом, осыпанном алмазами мече, поднесенном ему на прощанье, было написано: «Остров Корфу — адмиралу Ушакову». Столь же памятные и дорогие награды были и от других островов…

26 октября 1800 года эскадра адмирала Феодора Ушакова вошла в Севастопольскую бухту.
***

В ночь на 11 марта 1801 года император Павел I был убит заговорщиками, на Российский престол взошел его сын Александр I. Политика России резко изменилась. И вскоре адмирал Федор Ушаков был переведен в Санкт-Петербург — при дворе возобладало мнение о ненужности большого флота для «сухопутной» России.

В 1804 году Федор Федорович составил подробнейшую записку о своем служении Российскому флоту, в которой как бы подытоживал свою деятельность: «Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность оного флота под моим начальством на море, сохранением Всевысочайшей благости ни одно судно из оного не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался (выделено мною. — О. Г.)».

Продолжая нести службу в должности главного командира Балтийского гребного флота и начальника Петербургских флотских команд, Федор Ушаков и эти обязанности исполнял с ревностью и усердием, как это вообще было ему свойственно. Кроме того, адмирал не забывал заботиться и о ближних: в его дом в Петербурге приходили за помощью многие. Одних он снабжал деньгами, одеждой, за других, особо нуждающихся, хлопотал перед именитыми сановниками; взял он на себя и заботу об осиротевших племянниках.

С болью Федор Федорович следил за происходящим в Европе: близился к завершению один из этапов франко-русской войны, готовился мир в Тильзите. Император Александр I вскоре сделается союзником Наполеона Бонапарта, а Ионические острова будут переданы «зловредным» французам…

19 декабря 1806 года легендарный адмирал подал императору прошение об отставке: «Душевные чувства и скорбь моя, истощившие крепость сил, здоровья, Богу известны — да будет воля Его святая. Все случившееся со мною приемлю с глубочайшим благоговением». Эти слова, венчающие ратный подвиг, славное и многотрудное служение родному Отечеству, свидетельствуют, что непобедимый воин был исполнен смирения и покорности воле Божией — это были чувства истинно христианские.

Отойдя от служебных дел, некоторое время он жил в Санкт-Петербурге, а в 1810 году переехал в деревню Алексеевка Темниковского уезда, вблизи Санаксарского Рождество-Богородичного монастыря. По свидетельству тогдашнего настоятеля монастыря иеромонаха Нафанаила, «адмирал Ушаков, сосед и знаменитый благотворитель Санаксарской обители… вел жизнь уединенную… по воскресным и праздничным дням приезжал для богомолья в монастырь к службам… В Великий пост живал в монастыре, в келлии… по целой седмице и всякую продолжительную службу с братией в церкви выстаивал… По временам жертвовал… обители значительные благотворения; также бедным и нищим творил всегдашние милостивые подаяния и вспоможения».

Началась Отечественная война 1812 года. На борьбу с французами поднялся весь народ — в Тамбовской губернии, как и везде, формировалось ополчение, начальником которого избрали Федора Федоровича Ушакова. Поблагодарив за оказанное доверие, адмирал отказался от этой чести по слабости здоровья. Вместе с тем на свои средства он устроил госпиталь для раненых, внес две тысячи рублей на формирование 1-го Тамбовского пехотного полка. Все, что имел, отдавал он «на вспомоществование ближним, страждущим от разорения злобствующего врага».

Остаток своих дней адмирал провел «крайне воздержанно и окончил жизнь свою как следует истинному христианину и верному сыну святой Церкви 1817 года октября 2-го дня и погребен по желанию его в монастыре подле сродника его из дворян, первоначальника обители сия иеромонаха Феодора по фамилии Ушакова же».
***

После праведной кончины Феодора Ушакова прошло почти два столетия. Его подвижническая и высокодуховная жизнь не были забыты в родном Отечестве. В годы Великой Отечественной войны его имя, наряду с именами святых благоверных князей-воинов Александра Невского и Димитрия Донского, вдохновляло защитников Родины. Высшей наградой для воинов-моряков стал орден адмирала Ушакова.

В декабре 2000 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил прославить адмирала Российского флота Феодора Ушакова в лике праведных местночтимых святых Саранской епархии. А в августе 2006 года в Саранске был освящен единственный в мире храм, посвященный святому моряку.


http://www.pravoslavie.ru/put/061015142146.htm


Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #27 : 23 Мая 2016, 10:15:33 »

Вера. Надежда. Любовь: Храм Святого праведного воина Феодора Ушакова



См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://youtu.be/FxeiWFu2J4w

http://hramushakova.ru/index.php/video
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #28 : 22 Июля 2016, 20:44:32 »

Торжественное перенесение мощей праведного воина Феодора Ушакова



4 и 5 августа православные отмечают 15-летие канонизации святого праведного воина Федора Федоровича Ушакова, знаменитого непобедимого адмирала Российского Флота.

По благословлению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла 6 августа мощи святого впервые покинут Рождество-Богородичный собор Санаксарского монастыря. Это историческое событие пройдет в преддверии еще одного праздника – в октябре исполнится 320-лет со дня создания регулярного военного Флота государства Российского.

6 августа из Санаксарского монастыря кортеж со святыми мощами адмирала направится на его малую Родину – город Рыбинск.

9 августа планируется прибытие в Кронштадт, где гардемарин Ушаков овладевал морской наукой.

13 августа рака с мощами адмирала прибудет в Воронеж.

16 августа - в Ростов-на-Дону.

19 августа - Краснодар.

22 августа - Новороссийск.

23 августа –  Керчь.

24 августа – Симферополь.

25 по 30 августа – Севастополь. Город, обретший свою силу и славу благодаря гению русского адмирала.

В богослужениях и молебнах по пути следования кортежа примут участие руководители регионов, городов, Главного командования ВМФ России, а также командование и личный состав Балтийского и Черноморского флотов Российской Федерации, других видов и родов Вооруженных Сил, представители ветеранских и молодежных организаций, казачества и, конечно же, средств массовой информации.

«Этот проект еще раз убеждает нас в том, что Россия, русская идея глубоко связаны с Богом. Каждый, кто рожден на нашей земле, кто на ней живет и работает, должен осознать, что Отечество - священно и служить ему нужно с чистой совестью. Пусть же образом и примером для нас будет не знавший поражений, истинный народный герой – святой праведный воин, адмирал Российского Флота Федор Федорович Ушаков», - подчеркнул настоятель строящегося храма в честь Феодора Ушакова в Южном Бутове игумен Дамиан (Залетов).

http://www.200hramov.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2667:2016-07-22-15-01-57&catid=1:2012-08-02-21-06-46&Itemid=3
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 76242

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #29 : 06 Августа 2016, 06:44:08 »

Наш главный резерв

Валерий Ганичев к 15-летию прославления в лике святого праведного адмирала Фёдора Ушакова



В самые тяжелые и трагические дни 1941 года казалось, до края пропасти и краха России, Советского Союза остались считанные дни. Наверное, ноябрь 41-го был самым драматическим в военных месяцах войны. До Москвы десятки километров, правительство частично переместилось в Куйбышев, немцы, скрежеща гусеницами, продирались к столице, захвачена Белоруссия и Украина, защелкнулось блокадное кольцо Ленинграда...

Последние дни России? Да.

Но свершилось невиданное негаданное, невозможное...

В хмурое заснеженное утро 7 ноября на Красной площа военный парад.

В Москву пришли резервы, которые так ждали изможденные войска. Откуда с Востока, с границы шли эшелоны, на станциях разгружались в белых полушубках сибиряки. Кто же еще?

Но это чуть позднее. С трибуны мавзолея прозвучали, в высшей степени, магические и волшебные слова: «Пусть вдохновляет Вас образ великих предков...» — вот тот резерв, который с небес спускался для спасения России: Александр Невский, Дмитрий Донской, Кузьма Минин, Дмитрий Пожарский, Александр Суворов, Михаил Кутузов…

Вот он небесный мистический спасительный резерв, который призвал Верховный Главнокомандующий. Только этот резерв оказался у Ставки. Нет, не у командующих, а у страны. Сопровождаемые этим резервом уходили с заснеженной Красной площади 7 ноября красноармейцы в бой, чтобы через 70 лет превратиться в Бессмертный полк.

К этому небесному резерву спустились к нам тогда и великие адмиралы — Фёдор Ушаков и Павел Нахимов, чьи силуэты стали на одноимённых орденах в годы Великой Отечественной войны. Так я и написал в письме Патриарху Алексию II, что адмирал Фёдор Ушаков явился к нам, нашему народу три раза. Первый раз — в его земной жизни, представляя особую победоносную суть нашего народа в битвах с врагами России, в создании Русского Черноморского флота, строительстве Севастополя, освобождении от воинственных безбожников-якобинцев Ионических островов, крепости Корфу в Греции. создании там одной из самых демократических республик в XVIII веке, восстановлении там православной епархии, учреждении Конституции. Россия уже тогда несла Греции мир и согласие. А затем, окончание жизни в провинции, на Тамбовщине, где он оказывал помощь больным, бедным и убогим, жёнам погибших, строил госпиталя инвалидам и отставникам, молился в кельях Санаксарского монастыря, где после его смерти в 1817 году написали в газетах: «Вы его знали как великого флотоводца, а мы его знаем как великого милосердца». Вот в этом обличье: флотоводец, стратег, дипломат и молитвенник он и закончил свою жизнь и был похоронен рядом со своим дядей, монахом Санаксарского монастыря, ныне тоже святым РПЦ.

Когда началась Великая Отечественная война, всем духом России он был зван на рать, понадобился как воин, спаситель, защитник России. И тут-то и появился победоносный воин-спаситель адмирал Фёдор Ушаков. Был учреждён его орден для героев. Ну и в третий раз он появился в трагическую минуту у нас в Отечестве в 90-е годы XX столетия. Исчезла великая морская держава — Советский Союз. Россия потеряла почти всю Балтику (Эстонию, Латвию, Литву). Черноморский флот разделён. Уже и в Севастополе он только арендатор. Проходило списание на металлолом многих лучших военных кораблей. Ну и мистическая драма погибшего «Курска». Гибли флоты, корабли, уходили из Морфлота моряки. Морская слава державы прекращалась? Но, нет, оставалась Россия, которая столетиями дружила с морской стихией.

Россия в конце 90-х и начале 2000-х набухала высоким смыслом и духом спасения своей морской сущности. Начали оживать судостроительные предприятия, появились новые боевые корабли, флот вздохнул, как бы проснулся после спячки или усыпления. Нужен был спасительный знак, образ, символ. И он явился как образ великого предка. Русская Православная Церковь тогда удивила и поразила всё общество и граждан страны, прославив в чине святых две тысячи новомучеников церкви, что стойко стояли в годы лихолетья за Веру. Духовные силы собирались, и вот в 2000-м году в ноябре месяце Священный Синод принимает решение прославить в лике святого адмирала Фёдора Ушакова. Для кого-то это было неожиданно, для кого-то непонятно. Но РПЦ, её священники этот вопрос тщательно изучили и почувствовали необходимость этого шага.

Да, адмирал Ушаков был известен обществу как признанный её морской начальник и державный постпред в Греции. Но не за это его провозглашали святым.

Работая над биографией и историей жизни и деятельности флотоводца более тридцати лет, я постепенно обнаруживал черты святого праведного поведения в его жизни. Они всё яснее проступали в его поступках. Он не выпячивал их, ясно, что не упивался ими — он так жил.

Порождённый Ярославской землёй, землёй Сергия Радонежского, Александра Невского, Иринарха, благословившего Дмитрия Пожарского и Кузьму Минина на освобождение Москвы в 1612 году, и сонма ростовских святых, он не мог с детства не почувствовать эту атмосферу святости. Его морское служение дало ему не один повод укрепиться духом и проявить высшие человеческие достоинства, дорогу к святости.

Первый его подвиг по спасению десятков близких людей проявился в 1783 году, когда он ценой невероятных усилий и забот вывел свой, набранный для службы экипаж моряков в поле за город Херсон, в котором свирепствовала смертельная чума XVIII века, косившая людей десятками и сотнями. Окопав лагерь, сделав защитные дымовые костры, выставив бочки с уксусом для ежедневного протирания тела, организовав изоляторы для больных, проверяя состояние моряков, он спас экипаж от эпидемии и смерти. Это было настолько показательно и удивительно, что сама Императрица, Адмиралтейств-коллегия приняли указ о его награждении орденом. Адмиралтейств-коллегия сообщила, что «приписывает своё удовольствие капитану Ушакову, отличившемуся неусыпными трудами попечения за то, что успел отвратить опасную болезнь, так что оная больше не показывалась». Вот так, первый орден, первый высокий знак судьбы не за бои и битвы, а за спасение обречённых на смерть. Это ли не подвиг святого? Тем более, что это был орден святого равноапостольного Владимира IV степени.

Далее пошла его героическая и созидательная служба на Чёрном море и в Севастополе. Мы можем считать его одним из главных создателей Русского Черноморского флота (именно русского, а другого, кроме турецкого, там и не было). Там он побеждал, бил врагов Отечества в битвах при Феодонисии, Керчи, Тендри, Калиакрии.

Святость его проявлялась в те годы, когда он был командующим флота и одним из создателей, благоукрашателей города Севастополь, колыбели русского христианства в Херсонесе. И в каждом из его поступков высвечивалась его святость, праведность, которая выльется в конце жизни в единый образ святого праведного.

Ну, а затем, знаковая признательность России, Греции (Византии) за христианство, пришедшее оттуда. Годы затуманивали эту миссию Ушакова, признавая только его военные, дипломатические и стратегические победы. А ведь он, освободив Ионические острова, Корфу, вернул туда православие, вытесненное католицизмом, помог избрать православного митрополита, остановить смертельную схватку между сословиями на островах, между богатыми и бедными.

На острове Кефалония один церковный староста спросил нас: «Знаете ли Вы, кто такой Ушаков и что он сделал для греков на островах? Он сумел соединить останки (кости) всех наших святых на островах, выброшенных безбожниками-якобинцами из рак». На островах действительно много святых всеправославного признания (Спиридон, Феодора, Герасим, Дионисий, Игнатий). Не знаю, сколь точно убеждение церковного старосты, но именно сам Ушаков, нёс мощи святого Спиридона в крестный ход на Пасху 1799 года. Митрополит Керкирский, прибывший в Россию и в первый раз сопровождающий мощи святого Спиридона, впервые покинувшие Греции, сказал: «Святой Спиридон протянул руку святому адмиралу Ушакову».

Копаясь в архивах Корфу, я обнаружил немало благодарностей Ушакову, его морякам. Так один купец писал своему другу в Венецию: «Какое счастье и радость видеть, что нас освободил Ушаков, как ведут себя его моряки и солдаты, которые заполнили все шесть церквей, освобождённых ими, если бы все греки так усердно молились».

Память обо всём этом пытались стереть и у нас, и в Греции. Так в том архиве в Корфу в 1989 году мне принесли папки за 1798 – 99 гг., где было написано: «русско-турецкая оккупация». Я вскричал в лицо архивисту: «Вам не стыдно. Он Вас освободил, дал Конституцию, возвратил православие». Грек покраснел: «Знаете, у нас с 1819 по 1970 гг. был протекторат Англии, и они дали нам такую хронологию». Ну, молодцы (или стервецы), англичане, где они там демократия и свобода, где русские там оккупанты.

Если проводить параллели, то поход-экспедиция Ушакова в Грецию был глубоко православным христианским, освободительным походом, закончившимся освобождением части Греции и помилованием пленных врагов. Состоявшиеся за триста лет европейские крестовые походы в Иерусалим проложили свой путь через греческую Византию, её столицу Константинополь, разграбили её, осквернили, убили немалое количество её жителей, высокомерно заявив, что они «неверные» христиане, присвоив себе право себя считать «истинными». Цивилизованная Европа не возражала. Этот православный поход и деятельность Ушакова и отмечен в Житии св. Фёдора, как праведное деяние.

Ну и ещё одно выдающееся, фактически, как бы спустившееся с небес качество: Ушаков подарил стране, флоту океанское мышление, которое тогда было только у Испании, Португалии, Англии, Голландии, Италии, чьи корабли ходили по океанам, открывая дальние миры и страны. Ушаков не раз, огибая Европу, выходя в Атлантический океан, приучил и научил русский флот преодолевать морские просторы, открывать новые земли и страны. Его ученики ходили до Аляски и Сан-Франциско, открывали Антарктиду и другие миры.

Одним из самых знаменательных и счастливых дней в моей жизни было 5 августа 2001 года, когда произошло прославление Фёдора Ушакова в лике святого. Оно было проведено в присутствии тысяч людей, епархиальных владык митрополитом (тогда) Кириллом во дворе Санаксарского монастыря в Мордовии (ранее Тамбовская губерния). Звучали хоры, песнопения, молитвы и слова будущего Патриарха Московского и всея Руси. Это было знаменательно. С тех пор святой адмирал Фёдор Ушаков шествовал по стране, всему православному миру.

Только что в петербургском издательстве «Аврора-дизайн» Фонд «Морская слава» выпустил книгу-альбом с панорамой жизни, деяний великого адмирала, его авторитете в наши дни. Поражает панорамный рост храмов, церквей, часовен имени святого Фёдора от Москвы, С.-Петербурга до Северного Кавказа, Тихого океана. Воздвигаются памятники адмиралу. Казалось, страна давно ждала такого понятного, близкого людям святого для поддержки и укрепления духа в непростые времена. Его иконы со словами, которые он произнёс в 1812 году, обращаясь к тем, кто шёл на битву с войсками Наполеона: «Не отчаивайтесь, сии грозные бури обратятся к славе России», звучат и сегодня как живительный и ободряющий призыв.

Валерий Николаевич Ганичев, председатель Союза писателей России

http://ruskline.ru/news_rl/2016/08/05/nash_glavnyj_rezerv/
Записан
Страниц: 1 [2] 3 4
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!