Русская беседа
 
23 Мая 2018, 14:57:13  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2] 3 4 ... 6
  Печать  
Автор Тема: Семья остается одним из оплотов спасения человека  (Прочитано 10207 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 7547


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 14 Июля 2012, 12:51:16 »

Какая цензура нам нужна?




Обсуждаемые Думой на этих днях поправки к Закону об информации, согласно которым планируется ограничить доступ пользователей, и прежде всего детей, к сайтам, так или иначе пропагандирующим детскую порнографию, наркотики и суицид, вызвали в либеральных кругах, прямо сказать, неординарное возбуждение. Казалось бы, о чем тут спорить? Во всех т.н. цивилизованных странах, с коих те же либералы призывают нас брать пример, подобные «фильтры» существуют, да и цель, поставленная депутатами, неоспоримо важна и даже благородна. Откуда тогда пена у рта?

Ответ прост. Все вопли по поводу «свободы слова» и «недопустимости цензуры» в Интернете можно объяснить двумя причинами.

Первая - либералы понимают, что проводимый ими курс на растление России не только не дал желаемых результатов (во всяком случае, в тех масштабах, на которые они рассчитывали), но и вызывает все более широкую и организованную ответную реакцию общества, не желающего погибели ни себе, ни детям своим. «Там» понимают: уступишь в малом – потеряешь в большом. Интернет это лишь первый бастион, который должна взять пробуждающаяся Россия. За ним – тут они правы – неизбежно последуют другие: СМИ и ТВ, реклама и образование. Что ж, мы сделаем этот шаг. И затем сделаем другие.

Вторая - наши «гуманисты» прекрасно знают о той духовной подоплеке, что скрывается за проблемой «Интернет-помойки». (К великому сожалению надо признать, что значительная часть нашего общества эту подоплеку почти не различает). Закон горой стоит только на защите физического тела, и карает за любое причинение ему вреда, больше же всего за убийство. Но ведь внешнее тело это еще не весь человек, и даже не большая часть его. Христианское учение акцентирует наше внимание на вторую часть, вторую ипостась двуединого человека – его душу, которая у апостолов именуется «внутренним человеком». В отличие от тела, эта тонко-вещественная сущность не подвержена тлению и смерти в обычном ее понимании, следовательно (в этом – важнейший, центральный пункт христианской антропологии), она требует к себе максимальной и грамотной защиты, ухода, попечения. Каким будет «внутренний человек» в момент его разлучения с «внешним», то есть в момент физической смерти тела - здоровым и светлым, или насквозь больным и пораженным злом, - такова окажется и посмертная участь человека в вечности. Борьба за душу, следовательно, есть ось незримой битвы, пронизывающей собой все времена и народы.

Пора нам, друзья, пока не поздно, осознать эти вещи. Пора довести это знание, хранящееся в церковной традиции, до каждого. Пора принять законы, которые будут преследовать насилие и убийство души, любой живой души столь же последовательно и жестко, как это делается в отношении тела. Пусть это сегодня выглядит нереально, но, почему-то мне думается, что уже завтра, когда мы действительно окажемся на грани национального вымирания, эта нехитрая мысль найдет в обществе немало сторонников.


Понимают это, конечно, и те, кто яростно цепляется за любые лукавые предлоги, чтобы не пал первый опорный бастион излияния зла на душу нашего народа. Чего им неймется? Неужели кто-то из них, из этих т.н. правозащитников, разрешит своему ребенку пить воду из грязной лужи или копаться на помойке в поисках съестного. И в голову не придет! Однако для душ наших детей они очень хотят распахнуть возможности свободного заражения развратом, ядами и самоистреблением. Мало того, насколько я успел вчера заметить, все основные радиостанции («Эхо», РСН, Вести) с удовольствием смакуют тему защиты Интернета от цензуры, прикрываясь ельцинским тезисом: свобода лучше несвободы! Пустые, звонкие и общие слова. Они завораживают, кажутся такими верными, но на деле ведут в никуда, покрывают ложь и насилие.

В практическом плане я бы предложил подумать не только о создании «черных списков» сайтов-убийц, но и – в порядке уже общественной инициативы – создании аналогичных публичных списков тех «пользователей», которые регулярно обращаются к таким сайтам, снабжают их «клубничкой», устраивают вокруг них виртуальные оргии и шабаши. Ведь незримый враг больше всего боится света правды Божией, боится высунуть свое рыло из той тени, в которой он «ищет, кого погубить».

И, пожалуйста, г-да либерасты, не зачисляейте меня в махровые ретрограды, не кричите о «клерикализации» общества, «засилье попов» и прочих «страшилках», на которые вы известные мастаки. Никого вы этим не испугаете. И не обманете. Если вам недороги ваши дети, во что я, хоть убей, не верю (скорее, верю в другое – что ваши-то дети растут и воспитываются в благополучных Европах и Штатах, где на Интернет-помойку давно уже накинута железная узда), то нам наши дети бесконечно дороги. И мы будет оберегать их и от вашей сатанинской «ювеналки», и от порно-сайтов, и от г-на Фурсенко … от кого и от чего угодно!

Детей вам не отдадим! Не дождетесь!


Александр Нотин





ПРАВОСЛАВИЕ.RU

http://www.pravoslavie.ru/smi/54854.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70874

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 16 Июля 2012, 13:17:36 »

Игорь Друзь: Мы должны сказать решительное «нет» абортам, безо всяких «экивоков» и ограничений

Известный общественный деятель об обсуждении вопроса о запрете детоубийства на фестивале в защиту семейных и нравственных ценностей «За Жизнь»



9-11 июля под эгидой Церкви и при помощи общественных организаций проходил фестиваль в защиту семейных и нравственных ценностей. Он был проведен на высоком организационном уровне, в чем есть большая заслуга Президента Фестиваля Сергея Чеснокова, многих архиереев Русской Православной Церкви, спонсоров. Однако хотелось бы поделиться наблюдением важного позитивного изменения общественных настроений, которые можно было на нем наблюдать. А именно - усилением жесткой антиабортной позиции движений, защищающих нерожденных детей.

Чего греха таить: раньше многие борющиеся с абортами люди готовы были пойти на многие уступки перед политиками и чиновниками, готовы были согласится на частичное ограничение абортов, а не объявить о борьбе за их полную отмену. Как мне рассказал Андрей Хвесюк, руководитель движения «Сопротивление убийству детей» (СУД), за проявляемую им твердо христианскую позицию он подвергался почти всеобщему порицанию на подобных форумах, еще пару лет назад.

И вот такая дискуссия разгорелась вновь на данном фестивале. Я призвал всех занять православную позицию: «Нет абортам!» И все. Безо всяких «экивоков» и ограничений. Те, кто говорят о том, что с политической точки зрения важно добиться хоть каких-то результатов, забывают, что Бог не учил нас быть политтехнологами, торговаться с убийцами. Он учил нас свидетельствовать об Истине. Тем более, какие же могут быть торги, когда речь идет о жизнях крошечных детей? Да, вдобавок ко всему, ставиться под вопрос не только их физическая жизнь, но и жизнь вечная, поскольку умирают-то они не крещеными!

Но если даже вести речь о достижении политических результатов, то даже и с этой точки зрения жесткость и безкомпромисность куда более эффективны, чем слабость и нетвердость. Политики уважают сильных и уверенных в себе людей, которые твердо знают, чего хотят, а не жалобно скулящих сентиментальных утопистов, которые сами до конца не уверены в своей правоте. Польские защитники семейных ценностей достигли запрета абортов, кроме медицинских противопоказаний, благодаря тому, что заявили о своем полном неприятии абортов.

Условно говоря, если ты идешь на базар продавать автомобиль за 10 000 у.е., то тебе, возможно, стоит попросить сначала 12 000, постепенно понижая цену. А не, сначала соглашаясь продать автомобиль за 8 000, а потом потребовав от покупателя повысить ее до 10 000. Так ничего не получиться. Если вы приходите в Думу, или Верховную Раду, заранее соглашаясь на то, чтобы аборты можно было делать по медицинским показаниям, и в случае изнасилования, и еще в каких-то случаях, то депутаты могут вообще не согласится на какие-либо ограничения. Как оно и происходило уже многие годы. Если же общественные движения жестко требуют полного запрета, грозя политикам бойкотом и провалом на выборах, то законодатели постепенно начинают менять свое мнение. Но, повторимся, торги здесь неуместны: однозначно необходим полный запрет абортов, ибо от миллионов детоубийств наша земля превращается из Святой Руси в оскверненную территорию.

Печально, что на позициях «мы против абортов, но…» иногда стоят даже священники. И уж тем более - якобы покаявшиеся бывшие абортмахеры. Во время дискуссии к микрофону подошла одна женщина - бывший акушер-гинеколог, по собственному признанию сделавшая примерно полторы тысячи абортов, и начала рассказывать о «необходимости» компромисса, стала критиковать жесткие противоабортные заявления. Мы ответили ей, что на ее месте надо каяться и каяться, а не усугублять свою вину новым соучастием в бойне. За такое Бог накажет. Ведь всякие компромиссные заявления толкают неустойчивых невоцерковленных женщин к мысли, что аборты - вещь все-таки допустимая, толкают политиков к мысли о том, что и не надо полностью запрещать аборты. Что Церковь якобы согласна на компромисс. Забавно, что, сев на свое место, эта женщина сразу сняла православный платок, что еще раз доказало: она просто играется в Православие, пытаясь войти к нам в доверие.

А ведь Россия занимает 1-е место в мире по числу абортов, приходящихся на одну женщину (более 2 млн. в год), а количество абортированных детей превышает число рожденных. Ускоряют процесс депопуляции алкоголизм, наркомания и онкологические заболевания, вызванные курением. Все эти грехи вопиют к Небу, а также ведут к быстрому вымиранию русского народа уже на этом свете. «Красный» ленинский декрет о дозволенности абортов взяла ныне на вооружение оранжево-либеральная «тусовка», которая препятствует запрету детоубийства. Дегенеративная группа «пуссиков», которая льет помои на Церковь, одновременно требует «свободы» убийства нерожденных. И пользуется всеобщей поддержкой немцово-навальных, и прочих явлинских.

Да, Церковь многое делает для исправления ситуации. Так, более чем в 50 епархиях действуют церковно-общественные центры защиты семьи и материнства, открыты 7 приютов для беременных и женщин с детьми, оказавшихся в трудной жизненной ситуации; работает более 20 центров по распределению вещевой и продуктовой помощи, более 30 приходских детских садов, более 20 лагерей для семейного отдыха. Для детей из многодетных семей в епархиях работают более 60 досуговых центров, разнообразные кружки и секции на приходах. Более чем в 90 епархиях проводятся регулярные молебны для беременных, назначены епархиальные координаторы по защите семьи, материнства и детства. Но всего этого совершенно недостаточно.

У человека - падшая, испорченная первородным грехом природа. Поэтому для его исправления необходимы и жесткие меры государства, и банальный страх наказания за зло. Недаром же прп. Иоанн Кассиан говорил, что восхождению к любви людям помогает и обычный страх.

Поэтому туманные обещания депутата Елены Мизулиной, председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи выглядели, по меньшей мере. Странно в глазах православного народа. Она пообещала осенью принять законопроект о том, что аборты будут дозволены только при изнасиловании (как будто невинный ребенок виновен в этом изнасиловании!) и при медицинских противопоказаниях (которые сейчас придумываются убийцами в белых халатах по любому поводу, и без повода). Да и принятие столь ограниченного закона под большим-большим вопросом.

Слава Богу, абсолютное большинство присутствующих проголосовало за жесткий проект резолюции А.Хвесюка, в которой Фестиваль призвал гостей голосовать за обращение к властям с требованием изменить Конституцию, в которой зафиксировать определение жизни с момента зачатия, а не рождения.

Игорь Друзь, председатель «Народного Собора» Украины

http://ruskline.ru/news_rl/2012/07/16/igor_druz_my_dolzhny_skazat_reshitelnoe_net_abortam_bezo_vsyakih_ekivokov_i_ogranichenij/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 7547


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 30 Июля 2012, 20:15:14 »


Онлайн-технологии на защите материнства

Обладателем гран-при Международного фестиваля социальных технологий в защиту семейных ценностей «За жизнь–2012» стала Надежда Клименко, руководитель Одесского центра помощи беременным в кризисной ситуации (центра защиты материнства) «Жизнь», автор интерактивного дистанционного обучающего курса «Защита семьи, материнства и детства». Данная фундаментальная разработка явилась результатом семилетней работы в области предабортного психологического консультирования и просветительской работы по защите материнства и семейных ценностей. Об этом проекте Надежда Клименко рассказала сайту «Православие.ру».



– Надежда, в чем суть этого проекта, и чем он отличается от других проектов, представленных на фестивале?



– Нужно отметить, что впервые в Церкви проведено обучение работе по защите материнства на материалах, записанных благодаря онлайн-технологиям. Было проведено 25 вебинаров, сейчас они переводятся в методическую часть. Дело в том, что многие начинающие центры обращаются к ведущим центрам с типовыми вопросами: как начинать, с чего начинать; и даже самые опытные центры не могут ответить на вопросы по всем направлениям защиты материнства, потому что их более 300. Благодаря тому, что вебинары включают в себя возможность показывать презентации параллельно с лекционной частью, нам удалось отобразить и показать схематически существенную часть нашей работы последовательно и систематизировать все это. Для этого мы сделали несколько ведущих блоков и ведущих тем. В блоке по организации церковно-приходской работы по защите материнства рассказывалось, как работать приходским и епархиальным центрам, в чем особенность их работы, с чего начинать, как все выстраивать и организовывать. Это, конечно, совершенно отличается от принципов работы общественных организаций. Еще один блок назывался «Правильный старт»: в нем рассказывалось, как стартовать для того, чтобы деятельность действительно была успешной и системной.

Наш центр действует 20 лет, и все начинающие центры не должны проходить путь нашего и других уже давно работающих центров, повторять неудачи и наступать на те же грабли. Нужно передавать успешный опыт, пользоваться удачными наработками, чтобы за несколько лет получить тот объем, который другим центрам давался за 10 или 15 лет. Было приглашено более 20 центров от Владивостока до Одессы – со всего СНГ. Докладчиков и представителей центров было 25, как и число вебинаров. От благотворительного фонда «Семья и детство» был блок из шести вебинаров. У этого фонда есть телефон доверия, поддерживаются дистанционные формы обучения организации телефонного консультирования, психологической консультации беременных и кризисных подопечных. Также была серия экспресс-вебинаров «Все по вопросам аборта и по организации деятельности в защиту жизни» от нашей коллеги в Санкт-Петербурге Оксаны Куценко. Серия вебинаров была посвящена вопросам организации подготовки волонтеров и персонала по предабортному консультированию и работе с постабортным синдромом, то есть как работать с теми, кто уже совершил эту ошибку, чтобы они не совершали ее вновь.

Часть вебинаров была посвящена номинациям Международного фестиваля социальных технологий в защиту семейных ценностей «За жизнь»: «Миссия», «Свидетельства», «Творчество». Нам удалось систематизировать опыт всех ведущих центров в отдельные номинации, и лучшие специалисты в этих направлениях рассказывали, как этот опыт можно перенимать и что можно выбирать из этого. На вебинарах по просветительской работе рассказывалось обо всех организованных в разных регионах выставках и лекциях, посвященных защите жизни. Большую часть методических материалов можно было скачать во время лекций, а сейчас весь учебный блок доступен для скачивания на сайте фестиваля «За жизнь» (в хранилище информационных материалов).

Наши вебинары были организованы для четырех видов аудитории: для руководителей социальных отделов епархий, для координаторов епархиальной деятельности по защите материнства, также для новичков и тех, кто желает повысить свою квалификацию в этой сфере. Наш девиз: «Все по полочкам».

– Какие результаты дает ваш проект? Он принесет пользу в отложенной перспективе, или уже существуют какие-либо ощутимые достижения?




– Самым главным достижением нашего обучающего курса было то, что те, кто его проходили, осознали, что деятельность по защите материнства очень важна для общества, что они действительно могут организовать собственные центры в каждой епархии, что это не какая-то запредельная мечта. Опытом делились самые успешные центры, и, глядя на них, слушатели воодушевлялись и начинали свою работу прямо во время обучения, хотя мы ставили перед ними задачу сделать это через восемь месяцев после изучения курса.

Слушатели курса должны были написать дипломную работу по социальному проектированию в одном из 300 направлений деятельности по защите материнства, которое они будут развивать в своих епархиях. Более 50 проектов было прислано на проверку, более 30 представителей уже начали работу, и 10 дипломов были написаны с особым отличием.

Обучающий курс проводился при Синодальном отделе по социальному служению и церковной благотворительности. Было объявлено 18 направлений социального служения Церкви. Наше – одно из 18. У каждого был выбор, на какое направление пойти учиться. Мы с большой радостью обнаружили, когда выдавали сертификаты об успешном окончании курса и написании диплома по социальному проектированию, что направление защиты традиционных семейных ценностей оказалось ведущим. Очень радостно, что люди откликнулись на призыв патриарха развивать это направление.

Благодаря технологии онлайн-вебинаров мы сможем курировать, помогать и ободрять основателей новых центров, потому что на начальном этапе очень важно вдохновение, которое нужно сберечь и не потерять, чтобы достигать новых вершин.

Очень многое зависит от того, будет ли уделено внимание начинающим центрам, когда они сталкиваются с какими-то трудностями, потому что вначале у всех на глазах розовые очках. Мы видели по работам, что те центры, которые далеко расположены, не полностью понимают, как они будут вести эту деятельность, но мы, конечно, их не расстраиваем, что не все так будет удачно, как им кажется. Хотя как Господь благословит: в одних центрах люди сталкиваются с огромным количеством трудностей, в других, наоборот, не сталкиваются с ними вовсе. В любом случае радостно, что люди берутся за такой труд.

– Сколько человек в общей сложности прошло это обучение?

– Сложно посчитать, сколько людей прошло обучение. Мы размещали анкеты на форуме синодального отдела, в некоторых их них часто было посещение до 1000 человек. С другой стороны, мы выдали 230 дипломов.

Многие подходили к нам на фестивале, говорили, что смотрели вебинары, но не написали диплома из-за нехватки времени. Некоторые обучались заочно, они не могли в онлайн-режиме смотреть лекции, но только уже в записи. Так что посчитать общее число обучавшихся трудно. Мы сможем узнать приблизительное количество всех слушателей только когда проведем анкетирование по всем епархиям. Люди продолжают и сейчас смотреть наши вебинары, кто-то предполагает во время летних каникул показать их своим волонтерам. Кто-то подходил к владыке с инициативой сделать видео-нарезку самых важных моментов и передать эти материалы своим приходам.

На фестивале мы увидели и узнали представителей Зарубежной Церкви. На наших семинарах они задавали те же вопросы, что и наши новички. Радостно от мысли, что наш опыт пойдет за рубеж, в США и может разойтись по всему миру.

На многих вебинарах докладчики, безусловно, волновались, не всем удавалось удачно выражать свои мысли. Мы собираемся подготовить методический материал, который будет без «шероховатостей». Но хочется отметить, что когда на записи запечатлены какие-то душевные переживания, она больше ценится. Методическая часть будет подлежать экспертной оценке и в дальнейшем издаваться.

Мы приглашали и священников на наши вебинары. Мы понимаем, что молитва и духовное сопровождение – это важные составляющие, но для священников есть еще одна возможность – вести деятельность по окормлению женских консультаций, просвещению гинекологов и тех, кто направляет женщин на аборт. Полностью искупить грех аборта, конечно, невозможно. Но у женщин должна быть надежда, что они могут заслужить прощение Бога. При подключении священников к нашей работе у нас появляется возможность получить значительное число волонтеров, деятельность которых будет направлена на благое дело. Мы бы очень хотели, чтобы каждая консультация имела священника, который ее окормляет. Когда такая работа ведется, то женщины и гинекологи сами приходят к тому, что перестают делать аборты, и это главное.

– А как центры кризисной беременности, организации которых была посвящена значительная часть вашего курса, помогают женщинам?

– Помощь может быть самой разной. Юридическая помощь, например, может быть оказана комплексно целой семье или женщине, которая находится в кризисной ситуации. У женщин может быть огромный спектр вопросов и проблем по юридической части, например при общении с родственниками, которые выгоняют ее из дома или лишают жилья, или же возникает необходимость защитить ее от мужа, который настаивает на аборте или применяет насилие к ней. Это все огромная работа – правильно проконсультировать и добиться того, чтобы женщину не довели до стресса. Социальная адаптация, социальная консультация, документальное обеспечение процесса, помощь в получении материнского капитала, помощь даже в получении регистрации, если это необходимо. Бывает так, что женщине приходится перерегистрировать паспорт. Центры помогают ей и в этом. Помогают социально адаптироваться, учат строить быт и рассчитывать семейный бюджет. Особенно часто с такими проблемами сталкиваются матери-одиночки или совсем молодые мамы, которые только вышли из детдомов. Они не умеют быть мамами и сами социально не адаптированы.

Помощь материальная – это тоже направление нашей деятельности. Тут много деликатных моментов: как помочь, чтобы не навредить, чтобы женщины не стали иждивенками, безответственно рожающими второго, третьего ребенка в расчете на помощь центра, – это очень деликатная тема.

Важная составляющая – психологическая и медицинская помощь. Если женщина сделала аборт, и у нее постабортный синдром, как предотвратить суицидные случаи; как остановить ее на грани аборта, как ей заменить на время семью, которая ее не поддержала, чтобы она ощутила опору, поддержку и осознала, какое великое таинство находится внутри нее.



Было много женщин, сомневающихся, рожать ли им или сделать аборт, но не было ни одной, которая бы потом не благодарила за то, что ее отговорили от аборта; не было ни одной, которая бы потом говорила, что сожалеет о своем решении родить дитя. К сожалению, еще есть женщины, которым не удалось помочь, которые сокрушаются и задаются вопросом: «Где же вы были раньше?» Поэтому необходимо создавать новые центры, чтобы по возможности свести к нулю число тех, кому мы не успели оказать помощь.

При нашем центре есть приют, на его основе организована помощь в решении жилищных проблем. Данное направление деятельности отражено в номинации «Помощь».

– Да, есть много женщин, совершивших этот непоправимый шаг, но есть молодежь, с которой необходимо работать, чтобы формировать у нее правильное отношение к этой проблеме с самого юного возраста. Ведете ли вы просветительскую деятельность?

– Просвещение отцов и матерей, работа с молодежью, работа с детьми в возрасте от 13–14 лет – очень важная составляющая нашей деятельности. Но, увы, есть и 13–14-летние девочки, которые говорили нам, что к ним нужно было приходить на несколько лет раньше: к сожалению, есть девочки, приобретающие интимный опыт очень рано. Направление «Просвещение» – это лекции и экскурсионное сопровождение; у нас солидный комплекс лекционно-выставочных наработок. Есть экскурсионная деятельность, особенность которой заключается в следующем: одни экскурсоводы проводят экскурсию по выставке или лекцию, а затем делают письменный опрос аудитории, чтобы узнать, смогли ли они убедить слушателей; и если часть из них напишет, что по-прежнему сомневается в чем-то или «вы нас не убедили», то другие люди проводят для них аналогичную экскурсию и снова опрашивают. Как правило, оказывается, что после повторной лекции 98,99% пишут, что их убедили. Успешный опыт важно передавать тем центрам, у которых нет таких высоких показателей эффективности. В номинации «Просвещение» множество направлений, которые позволяют влиять на тех, у кого по каким-либо причинам сформировались социально ложные установки, такие как, например: «зачем плодить нищету», «ребенок должен быть желанным». Разрушение ложных стереотипов – основная цель номинации «Просвещение».

– Какова главная цель создания этого фундаментального обучающего курса?

– Наша задача состоит в том, чтобы будущие епархиальные центры, которые, мы надеемся, будут, соответственно, в каждой епархии, имели не одно-два-три направления деятельности по защите материнства, а чтобы это была комплексная работа, начиная с организации молебнов, складов вещей, гуманитарной помощи и заканчивая самыми сложными проектами, которые будут обеспечивать финансирование этих центров, организовывать их работу так, чтобы они были независимы от внешних катаклизмов. Также мы стремимся привлечь к сотрудничеству и получить поддержку от других общественных и государственных структур.



С Надеждой Клименко беседовал Игорь Кузин
руководитель пресс-центра Международного фестиваля социальных технологий в защиту семейных ценностей «За жизнь–2012»




http://www.pravoslavie.ru/guest/55165.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 7547


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 06 Августа 2012, 13:48:07 »

Во всяком благочестии и чистоте. Часть 1

Татьяна Шишова


У детей моего поколения набожных мам практически не было. Само это слово казалось из какой-то другой, безвозвратно ушедшей жизни. В церковь ходили (или порой заходили) бабушки. Да и то не все, а по большей части деревенские, еще не совсем оторвавшиеся от корней и считавшиеся при тогдашнем поклонении науке, которая якобы доказала, что Бога нет, «пережитками прошлого». Память о гонениях была свежа (а подчас и освежалась), поэтому бабушки старались не подставлять под удар своих неверующих родственников, молились украдкой и уж тем более не вовлекали в «отправление культа» детей, поскольку власть особенно зорко следила за тем, чтобы дети к религии не приобщались.



Когда же мы сами вошли в возраст родителей, ситуация изменилась. Государственной политике воинствующего атеизма пришел конец, и вопрос веры не только на словах, но и на деле стал свободным выбором каждого. Поэтому у наших детей набожные мамы начали потихоньку появляться. Конечно, далеко не у всех и совсем не обязательно сразу, из-за чего у сыновей и дочек, не приобщенных с малолетства к вере, нередко возникали «протестные настроения», поскольку многое из того, что старалась донести до них воцерковляющаяся мама, шло вразрез с общепринятым, привычным укладом жизни. Зачем, например, в воскресенье рано вставать, если только в выходные можно как следует отоспаться? А сколько было сломано копий по вопросам поста! А как нелепо, с непривычки неестественно выглядела молитва перед едой! «Мамочка, ты только вслух при гостях, пожалуйста, не молись, – упрашивала пятнадцатилетняя школьница, позвавшая ребят на день рождения. – А то подумают, мы тут совсем ку-ку… Что у нас не дом, а прямо монастырь…»

Теперь же, во втором десятилетии 2000-х, число детей, с младенчества приобщенных к вере, заметно увеличилось. Это видно невооруженным глазом, стоит только прийти в храм на воскресную службу. И приносят или приводят детишек, как правило, не бабушки, а родители, среди которых, естественно, много молодых. То есть смена поколения принесла с собой и новые тенденции. Среди нынешних воцерковленных мам большинство с высшим образованием. Часть уже была воспитана в православном духе, часть пришла к вере самостоятельно (нередко в результате личных трагедий и горьких разочарований в якобы беспроблемном «тусовочном» образе жизни и «свободной любви»). Понятие «православная семья» уже не кажется из области преданий старины глубокой, и людей, которые стремятся к ее созданию, не так уж и мало. (Другое дело, что установки общества потребления зачастую уводят от намеченной цели, а модели поведения, которые призваны обеспечить успех в этом гедонистическом обществе, не сопрягаются с идеалом семьи как малой Церкви.)

Раз в общественном сознании начал потихоньку возрождаться идеал православной семьи, соответственно, возрождается и образ набожной, благочестивой матери. Одно без другого попросту невозможно. Попытки не «быть», а «казаться» тут терпят крах быстрее, чем в других ситуациях. Слишком чист идеал, на его фоне трудно не заметить фальшь, игру, притворство, постмодернистское сочетание несочетаемого. Да и задача построения православной семьи и христианского воспитания детей в мире, где нагло попирается благочестие и агрессивно насаждается в качестве новой нормы разврат, настолько сложна, что даже при серьезном подходе и искренней горячей молитве успех (во всяком случае, быстрый) далеко не всегда гарантирован. Тем более что матери нередко приходится бороться за это в одиночку, без поддержки, а то и при противоборстве родных и близких, которые не желают жить церковной жизнью и стараются перетянуть ребенка на свою сторону.


Как будто вчера…

Открывая «Исповедь» блаженного Августина, я, признаться, не подозревала, насколько современно ее звучание. А ведь с момента написания книги миновало 16 веков!

Тогда, как и сейчас, ценилось хорошее образование, поэтому Патриций, отец Аврелия Августина, постарался, чтобы сын его вырос образованными человеком. Средств на достойное образование у семьи не имелось, однако нашлись благодетели, и способный, хотя и нерадивый мальчик («В детстве я не любил занятий и терпеть не мог, чтобы меня к ним принуждали», – признается святой Августин) выучился в грамматической и риторической школе, а затем отправился для продолжения учебы в Карфаген.

К Богу он тогда не стремился, несмотря на то, что мать, благочестивая Моника, с детства внушала ему веру во Христа и вечную жизнь. Но, как пишет автор «Исповеди», «когда-то в юности горело сердце мое насытиться адом, не убоялась душа моя густо зарасти бурьяном темной любви, истаяла красота моя, и стал я гнилью пред очами Твоими, нравясь себе и желая нравиться очам людским». Юноша – что вполне естественно – хотел любить и быть любимым. «Только душа моя, тянувшаяся к другой душе, не умела соблюсти меру, остановясь на светлом рубеже дружбы; туман поднимался из болота плотских желаний и бившей ключом возмужалости, затуманивал и помрачал сердце мое, и за мглою похоти уже не различался ясный свет привязанности. Обе кипели, сливаясь вместе, увлекали неокрепшего юношу по крутизнам страстей и погружали его в бездну пороков».

Отец, как и многие нынешние родители, не видел в распутстве ничего дурного. Он и сам жил подобным образом, не считая нужным ограничивать порывы своих страстей. Мать же хотела, чтобы сын не распутничал, и особенно боялась связи с замужней женщиной. «Я помню, – пишет блаженный Августин, – с каким беспокойством уговаривала она меня наедине. Это казалось мне женскими уговорами; мне стыдно было их слушаться. А на самом деле они были Твоими, но я не знал этого и думал, что Ты молчишь, а говорит моя мать. Ты через нее обращался ко мне, и в ней прозрел я Тебя, я, ее сын, “сын служанки Твоей, раб Твой” (Пс. 115: 7). Я не знал этого и стремглав катился вниз, ослепленный настолько, что мне стыдно было перед сверстниками своей малой порочности».

Впрочем, и мать не проявила в ту пору должной последовательности: «Она не позаботилась о моей женитьбе из боязни, как бы брачные колодки не помешали осуществиться надеждам – не тем надеждам на будущую жизнь, возлагаемым на Тебя матерью, но надеждам на успехи в науках, изучить которые я должен был по горячему желанию и отца, и матери: отец хотел этого потому, что о Тебе у него почти не было мыслей, а обо мне были пустые; мать же считала, что эти занятия в будущем не только не принесут вреда, но до некоторой степени и помогут найти Тебя. Так я догадываюсь, раздумывая по мере сил над характером моих родителей. Мне даже предоставили в моих забавах бОльшую свободу, чем это требовалось разумной строгостью, и я без удержу предался различным страстям, которые мглою своею закрывали от меня, Господи, сияние истины Твоей, и возросла, словно на тучной земле, неправда моя».

Юноша отправился в Карфаген, где по-прежнему искал любви, «ненавидел спокойствие и дорогу без ловушек». «Любить и быть любимым мне было сладостнее, если я мог овладеть возлюбленной, – кается блаженный Августин. – Я мутил источник дружбы грязью похоти; я туманил ее блеск адским дыханием желания. Гадкий и бесчестный в безмерной суетности своей, я жадно хотел быть изысканным и светским. Я ринулся в любовь, я жаждал ей отдаться. Боже мой милостивый, какой желчью поливал Ты мне, в благости Твоей, эту сладость. Я был любим, я тайком пробирался в тюрьму наслаждения, весело надевал на себя путы горестей, чтобы секли меня своими раскаленными железными розгами ревность, подозрения, страхи, гнев и ссоры».

Августин увлекся театром, как теперь молодежь увлекается кино. Ему, по его собственному признанию, нравилось волноваться при созерцании чужого, вымышленного горя. Ему была мила печаль (сейчас мы бы назвали это склонностью к депрессии, столь характерной для нынешних юношей). Потом наконец «безрассудные любовные скитания» закончились, и Августин остановил свой выбор на одной женщине. Но жениться не стал, а вступил с ней в незаконное сожительство. Чем не современный студент?!

Впрочем, в отличие от многих тогдашних и нынешних молодых людей, нацеленных на стяжание земных благ и утех, Августин жаждал познания истины. Но при этом не желал довольствоваться христианским учением, считая его слишком простым, а искал чего-нибудь этакого, мудреного, якобы высокоинтеллектуального. И в результате заблудился в дебрях манихейской ереси.

Сказать, что Моника глубоко переживала за сына, – значит не сказать ничего. «Мать моя, верная Твоя служанка, – вспоминает блаженный Августин, – оплакивала меня перед Тобою больше, чем оплакивают матери умерших детей. Она видела мою смерть в силу своей веры и того духа, которым обладала от Тебя». В утешение Монике был послан сон, в котором некий сияющий юноша заверил ее, что сын будет там же, где и она. Но прошло десять лет прежде, чем обещанное сбылось. И все эти годы «чистая вдова, благочестивая и скромная, такая, каких Ты любишь, ободренная надеждой, но неумолчная в своем плаче и стенаниях, продолжала в часы всех своих молитв горевать обо мне перед Тобой».


Какую мать можно назвать благочестивой?

Но отвлечемся на время от этой пронзительной истории, столь созвучной переживаниям многих современных матерей, и поразмыслим о том, что входит в понятие благочестия. Какую мать – поскольку мы говорим здесь о матерях – можно назвать благочестивой? Изменились ли критерии с тех времен, когда вымаливала своего сына блаженная Моника? То, что критерии эти пытаются изменить, несомненно. Вспомните хотя бы, как настойчиво называется «панк-молебном» кощунство, учиненное в храме Христа Спасителя. Следовательно, и хулиганки, осквернившие кафедральный собор, – это не хулиганки вовсе, а «молитвенницы». Своеобразные, конечно, но ведь время идет вперед. Необходимо искать новые формы, а не цепляться за архаику. А «священницы» (среди которых немало лиц «нетрадиционной ориентации») в тех странах, где это уже практикуется, тоже могут считаться вполне благочестивыми. И наоборот, плохими, нетолерантными христианами называют тех, кто посмеет сказать что-то против.



Но, конечно, попытки смены критериев в вопросе благочестия (а предпринимались они неоднократно) обречены на провал, ибо это потуги извращенного человеческого ума. А истинное христианское благочестие состоит в том, чтобы жить праведно, по заповедям Божиим, стараясь удаляться от греха, обрести благодать, стать сосудом Святого Духа.

«Благочестивая душа знает Бога, – учил святой Антоний Великий, – ибо быть благочестивым – значит исполнять волю Божию, а это означает знать Бога, то есть когда кто старается быть независтливым, целомудренным, кротким, щедрым по силе, общительным, не любопрительным (склонным к любопрению) и делать все, что угодно Богу». А как узнать, что угодно Богу, без молитвы (беседы с Богом) и без очищения души покаянием?

Августин называет свою благочестивую мать чистой, скромной вдовой, «прилежно творившей милостыню, охотно служившей служителям Твоим, не пропускавшей ни одного дня, чтобы не принести жертву к Твоему алтарю; дважды в день, утром и вечером, неизменно приходившей в церковь Твою не для пустых сплетен и старушечьей болтовни, а чтобы услышать Тебя в словах Твоих и быть услышанной Тобой в молитвах своих».

Конечно, современная мать семейства, особенно живущая в крупном городе, не может столь усердно посещать церковные службы, ведь от нее требуется ухаживать за детьми, вести хозяйство, а нередко еще и работать, причем работа часто находится далеко от дома. Да и сама Моника, скорее всего, стала вести такую, в сущности, монашескую жизнь на склоне лет, уже вырастив детей и овдовев.

Ревность не по разуму, когда мать забрасывает дом и детей, передоверяя их другим людям, а сама чуть ли не все время проводит в храме, свидетельствует вовсе не о благочестии, а об экзальтации и безответственности, нередко на грани психического расстройства.

Но с другой стороны, по словам Христа, «где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6: 21). Разве редки случаи, что на молитву времени не хватает, а на просмотр интересного фильма или общение в Интернете хватает? В храм сходить нет сил, а в гости, в театр, на концерт силы находятся…

Да и в домашних, семейных хлопотах женщины часто не знают меры. Даже существует такая форма невроза, когда женщина постоянно наводит в доме чистоту, добиваясь стерильности и тратя на это все свое свободное время. Многозаботливость заслоняет Христа, не дает вести духовную жизнь. «Женщины обычно не имеют меры в делах. Им хочется прибавлять к своим делам и заботам все новые и новые. Имея много сердца, женщины могли бы очень успешно вести “домашнее хозяйство” своей души, но вместо этого они растрачивают сердце по пустякам… Редко встретишь мужчину, который обращал бы внимание на подобные вещи. Будь, к примеру, его настольная лампа коричневой или черной – мужчина этого даже не заметит. А женщина [наоборот] – она хочет чего-то красивого, она радуется, отдает этому красивому кусочек своего сердца. Другому “красивому” она отдает другой кусочек, но что потом остается для Христа? Зевота и усталость во время молитвы, – говорит старец Паисий Святогорец и дает простой, но, как свидетельствует практика, далеко не всегда легко выполнимый совет (нелегко, потому что сердце, опять-таки, прилепилось к другому): – Для того чтобы оставалось время для молитвы, она <мать> должна упростить свою жизнь… Если мать не может выбрать время даже на то, чтобы прочитать “Святый Боже”, то как освятятся ее дети?»

Ну, а если те дела, которыми занимается мама, действительно необходимы?

«Геронда, как быть, если мать имеет и много детей, и много работы?» – спросили старца Паисия.

«Но разве она не может, выполняя дела по дому, одновременно молиться? – удивился он и рассказал, как мама приучила его к Иисусовой молитве: – Когда мы, будучи детьми, совершали какую-нибудь шалость и она была готова рассердиться, то я слышал, как она начинала вслух молиться: “Господи, Иисусе Христе, помилуй мя”. Сажая в печь хлеб, мать произносила: “Во имя Христа и Пресвятой Богородицы”. Замешивая тесто и готовя пищу, она тоже постоянно произносила Иисусову молитву. Так освящалась она сама, освящались хлеб и пища, которые она готовила, освящались и те, кто их вкушал».

Духовная жизнь матерей незаметно, бесшумно помогает и душам детей. Когда мать часто молится, исповедуется и причащается, в душе ее появляется умиротворение. Она уже не будет срываться и кричать, потому что, стяжав «дух мирен», это невозможно. Но в то же время она не сможет беспомощно взирать на непослушание ребенка, а вовремя, пока он еще не разошелся, остановит его и при необходимости проявит строгость, ибо понимает, перед Кем ей придется дать ответ за воспитание своих детей.



(Окончание в следующем сообщении)
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 7547


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #19 : 06 Августа 2012, 13:49:24 »


Когда учить детей благочестию?



Как часто нам кажется, что дети еще маленькие и не поймут. А потом выясняется, что мы упустили время и восполнять упущенное крайне трудно, если вообще возможно… Чистая душа ребенка открыта навстречу Богу, и матери нужно, не упустив момент, посеять в этой душе благочестие и набожность. «Но почему же – спросите – родители, особенно матери, должны учить своих детей набожности и благочестию с самого раннего возраста? – вопрошал епископ Орловский и Севский Ириней (Орда), выдающийся проповедник и духовный писатель конца XIX века. – Ответ на это такой: потому что, если ребенок из младенчества воспитан будет в благочестии, приобретет религиозные навыки, усвоит церковные обычаи, тогда только можно надеяться, что он и в зрелом возрасте, когда соблазны со всех сторон окружат его, когда злые страсти станут действовать сильнее, он останется благочестивым и сохранит добрые обычаи и христианские привычки, приобретенные от матери еще на руках у нее. Религиозные наставления, которые ребенок получает от благочестивой матери в самом нежном возрасте, как бы всасываются с молоком матери, остаются обыкновенно на всю жизнь. И если такой ребенок, впоследствии увлеченный злыми страстями или дурными примерами, пойдет дурной дорогой, то ему в большинстве случаев легче возвратиться на правый путь, чем тому, который не видел в детстве материнских религиозных о себе забот и попечения. В таких благочестиво воспитанных, хотя после и совратившихся с доброго пути, детях часто внезапно пробуждается с неодолимою силою воспоминание о невинных счастливых детских годах; ими припоминаются те детские простые молитвы, которым они выучились из уст матери, давно уже, может быть, покоящейся в могиле, – те простые наставления, которые в детстве слышали от матери, еще будучи на коленях у нее. Забывший о молитве, закоренелый в беззакониях, ложась спать, вспоминает невольно, как мать учила его креститься перед сном, как сама крестила его, и делает на себе крестное знамение. Воспоминание о счастливых днях детства многих пробуждало от сна греховного и возвращало к Богу. Из этого видите, какое великое счастье для детей, если у них благочестивые матери, которые из младых ногтей, в самом нежном возрасте учат их религии и благочестию».

И дальше: «Как бы мал ни был ребенок, он уже может молиться; он же ведь просит что-либо у своих родителей – почему же не просить ему у Отца Небесного? Поэтому учите ребенка молиться, только начинайте это с детства; приучайте его, чтобы молитва стала для него потребностью. Совершайте регулярно со своими детьми утренние и вечерние молитвы, а также перед и после принятия пищи, чтобы они не шли к столу, как животные к корыту, но чтобы знали, что, кто хочет пользоваться дарами Божиими, должен просить и благодарить о них».

Зная своего ребенка, хорошо представляя себе уровень его развития, мама может с раннего детства на доступном ему языке знакомить его с основами православной веры.

«Этого, – снова процитируем епископа Иринея, – всякая мать может достигать посредством простых, сердечных бесед со своими детьми о религиозных предметах. Пусть она чаще говорит им об Отце Небесном, Который так любит детей Своих и так много делает им добра. Пусть мать рассказывает своим малюткам о первых людях в раю, о том, как хорошо им жилось там, пока они во всем слушались Бога и были чисты, невинны и благочестивы, и о том, что на небе у Отца Небесного нам будет еще лучше, если только мы во всем будем слушаться Бога и родителей. Пусть она далее рассказывает им о том, как Адам и Ева согрешили и чрез это сделали несчастными как самих себя, так и всех людей, как любвеобильный Отец Небесный послал Своего Сына Иисуса Христа снова указать и открыть людям путь к небу, который Бог закрыл от них после греха прародителей».



Не нужно дожидаться, пока ребенок подрастет и можно будет отдать его в воскресную школу. Ему важно слышать о Боге и о Его заповедях, о Божией Матери и о святых Божиих людях с первых лет своей жизни в привычной домашней обстановке от самого близкого человека, которому он безгранично доверяет и старается подражать. Тогда религия органично войдет в его жизнь, а не будет чем-то отдельным и малопонятным, этаким сложным школьным уроком, для толкования которого необходимо прибегать к помощи репетитора. «Чтобы дети заучивали наизусть библейскую историю и катехизис, этого законоучители и учители могут достигнуть принудительными средствами, побуждая их к тому мерами строгости и наказания, – пишет епископ Ириней, – но чтобы дети испытывали радость и удовлетворение от религиозных упражнений, как, например, от молитвы и посещения церковного богослужения, принятия святых таин, то этого чувства ни один законоучитель и ни один учитель не вызовет никакими принудительными мерами – оно является только тогда, когда дети постоянно упражняются в этих вещах и когда им, что еще важнее и необходимее, показывают в этом пример сами родители… Матери особенно должны наставлять детей своих в вере и благочестии и приучать их к молитве до поступления в школу. Потому-то к вам обращаюсь, христианские матери: самое лучшее наследство вы оставите детям своим, самое лучшее приданое вы приготовите дочерям своим, если дадите им истинно религиозное воспитание».

Почти те же слова мы встречаем и в записях последней российской императрицы святой царицы Александры: «Религиозное воспитание – самый богатый дар, который родители могут оставить своему ребенку; наследство никогда не заменит это никаким богатством».

В наши дни культурные родители уделяют повышенное внимание интеллектуальному развитию своих чад, не жалеют сил, времени и денег на их обучение иностранным языкам или игре в шахматы, стараются как можно полнее раскрыть их творческие способности. То же самое наблюдалось и в начале XX века, перед революцией, и даже еще раньше, когда общий уровень благочестия в русском обществе был гораздо выше, чем сейчас. Как указывал святитель Тихон Задонский, «Бог не взыщет от тебя, учил ли ты детей светской политике и иностранным языкам, но взыщет, учил ли ты по-христиански жить, наставлял ли их благочестию… Многие учат детей своих светской политике; иные научают иностранных языков, по-французски, по-немецки, по-итальянски говорить, и на то не мало суммы иждивают; иные тщатся учить купечества и других художеств; но по-христиански жить детей едва кто научает. А без сего всякая наука ничтоже есть и всякая мудрость буйство есть».

А вот цитата из записей государыни Александры Федоровны: «Некоторые матери очень преданно любят своих детей, но думают главным образом о земных вещах. Они нежно склоняются над своими детьми, когда те болеют. Они много работают и во всем отказывают себе, чтобы прилично одеть своих детей. Они очень рано начинают их учить понемногу и постоянно развивают их умственные способности, чтобы они со временем заняли достойное место в обществе. Но духовному развитию детей они не уделяют такого внимания. Они не учат их Божией воле. Есть дома, в которых дети вырастают, никогда не услышав молитвы от своих отцов и матерей и не получив никакого обучения духовного. С другой стороны, есть дома, где постоянно ярко горит лампада, где постоянно говорят слова любви ко Христу, где детей с ранних лет учат тому, что Бог их любит, где они учатся молиться, едва начав лепетать. И спустя долгие годы память об этих священных мгновениях будет жить, освещая темноту лучом света, вдохновляя в период разочарования, открывая секрет победы в трудной битве, и ангел Божий поможет преодолеть жестокие искушения и не впасть в грех».


Основа воспитания должна быть религиозной

Но приучение к молитве и рассказы о Боге не принесут желаемого плода, если повседневная жизнь и поведение ребенка находятся как бы в параллельной реальности: молитвы отдельно, жизнь отдельно. Очень важно приучать детей оценивать поступки с христианской точки зрения, воспитывать качества, связанные с понятием благочестия: целомудрие, смирение, скромность, правдивость, трудолюбие, альтруизм, почитание старших, строгость к себе и великодушие к другим. Причем основа воспитания должна быть именно религиозной: скажем, родителей надо слушаться не потому, что им этого хочется или «такие в нашем доме правила», а потому, что так повелел Бог.

Говоря о приучении детей к правдивости, священномученик Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский и Галицкий, дает много ценных практических советов (см. его «Беседы о православном воспитании детей»). Но первое правило, предложенное им, гласит: «Учите детей ваших любить истину на религиозном основании, из любви к Богу и повиновения Ему. Дитя должно потому любить истину, правду, что Бог, Который есть вечная и неизменная Истина, хочет, чтобы и мы говорили истину, и потому, что Он ненавидит всякую ложь. Только та любовь к истине выдерживает всякую пробу, которая основывается на вере в Бога, на глубоком благоговении к Нему».

Помимо воспитания любви и благоговения к истине родители «неумолимо должны бороться против лжи и неправды», – пишет святитель. И, подсказывая, каким образом это лучше делать, призывает, прежде всего, приучать детей «ненавидеть ложь из религиозных оснований, с обращением их внимания на Бога». «Ваши дети, – учит он, – должны избегать лжи не из боязни подвергнуться наказанию в случае улики в ней, но из основания того, что Бог запретил лгать, что каждая ложь перед Богом грех. Как отвратительна ложь перед Всеправедным Богом, доказывайте это детям словами Священного Писания вроде, например, следующих: “Порок зол человеку лжа” (Сир. 20: 24) или: “Мерзость пред Господом – уста лживые” (Притч. 12: 22). Внушайте им, что ложь изобретена диаволом, когда он впервые обманул Адама и Еву в раю, почему Сам Спаситель сказал о нем: “… он лжец и отец лжи” (Ин. 8: 44), и что, следовательно, те дети, которые лгут, подражают сатане и уподобляются ему». Сказанное вовсе не означает, что митрополит Владимир был сторонником запрета наказаний, как наши и западные ювенальщики. Напротив, он высказывается весьма жестко: «Если дитя сделало что-либо дурное и отвергает это, то за такой поступок следует удвоить наказание, сказавши при этом, что это-де за проступок, а это еще за ложь. Если дитя из мести или злости скажет дурное о другом, следовательно, оклеветает его, то за это оно должно быть не только подвергнуто соответствующему наказанию, но его необходимо заставить сознаться в этой лжи при всех, которые слышали ее. Этого требует и нравственный христианский закон». Но, не отрицая воспитательной силы наказаний, священномученик Владимир ставит во главу угла не их, а сознательное отвержение лжи с христианских позиций.

Весь уклад жизни православной семьи способствует развитию благочестия. Соблюдение поста приучает отказываться ради Бога от каких-то своих желаний и пристрастий. Почитание воскресных и праздничных дней (при условии, что родителям удается донести до ребенка на доступном ему уровне глубокий смысл событий Священного Писания) пробуждает чувство благодарности к Господу за Его великую любовь и милость к людям. Подаяние нищим, помощь нуждающимся, когда ребенок делится своими игрушками и вещами с какими-то незнакомыми ему детьми-сиротами или пострадавшими от стихийных бедствий, учит состраданию и бескорыстию. Поминая родных и друзей в домашней молитве, подавая о них записки в храме, дети привыкают заботиться о близких не только в физическом, но и в духовном плане. Причем эта забота простирается и на живых, и на усопших, в том числе на тех, кого ребенок никогда не видел, но знает по рассказам старших. Такая молитва тоже учит благодарности и бескорыстию, умягчает сердце, сеет в нем семена чистой христианской любви к своему роду, народу, Отечеству.

(Окончание следует.)




Шишова Татьяна Львовна
— детский педагог, психолог, общественный деятель, эксперт и вице-президент «Фонда социально-психической помощи семье и ребёнку», член Союза писателей России, драматург, публицист.





http://www.pravoslavie.ru/jurnal/55296.htm
« Последнее редактирование: 06 Августа 2012, 13:51:07 от Дмитрий Н » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70874

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #20 : 08 Августа 2012, 08:27:35 »

Как уничтожается семья

Часть 1. Статистическое доказательство зависимости здоровья «малой церкви» от большой



Как всем известно, Русь вымирает, население России, Украины, Белоруссии сокращается бешеными темпами. Все это, конечно же, результат развала института семьи, ибо более эффективного способа сохранения народа, чем через семью, быть не может. Впрочем, самые оголтелые либералы считают, что вымирание – «объективный процесс», институт семьи устарел, надо «экспериментировать» с однополыми «семьями», вживлять детям «обучающие микрочипы» в мозги, вводя всякого рода «Форсайты 2030», которые бы узаконили подобные вещи.

К счастью, подобные взгляды и проекты на сегодня в обществе являются маргинальными. Однако совсем не маргинальным у нас давно уже стал взгляд на человека, как на экономическое животное. Это заставляет власти искать неверные пути повышения рождаемости. Либеральный «компот» в головах многих чиновников и политиков, состоящий из теорий Фрейда и Карла Маркса, заставляет их в попытках укреплении семьи делать ставку, в основном, на меры денежного поощрения рождаемости и даже на … «секспросвет» с раннего возраста, поскольку он якобы поможет детям правильно вести себя в будущем браке, когда они вырастут.

Относительно финансовых поощрений: прекрасно, что они есть, что выплачиваются премии за рождение ребенка и даются льготы многодетным семьям. Однако, как показывает опыт, только за счет этого повысить рождаемость – утопия. Никаких кардинальных сдвигов с повышением рождаемости у нас благодаря данным выплатам не было, так, косметическое улучшение. Это типично и для других стран. Коренные народы ведь вымирают и в богатейших странах Западной Европы, где родившие даже 2-3 ребенка женщины могут всю жизнь не работать, живя на довольно приличные пособия, имея бесплатное муниципальное жилье. Тем не менее, там мало кто хочет не только рожать, но даже и вступать в брак. С другой стороны, в нищем Афганистане женщины, в среднем, рожают примерно по 8 детей.

Насчет «секспросвета»: тут вообще комментировать нечего. В тех странах, где он внедрен давно, там не только детей, но даже и самого пресловутого секса все меньше и меньше. Известные публицисты и исследователи И. Медведева и Т. Шишова давно уже отметили простой факт, что только запретный плод и сладок. Потому там так часта импотенция у мужчин и фригидность у женщин.

Прошедшие «секспросвет» юноши и девушки воспринимают нормальные отношения между мужем и женой, как ненужную скуку, не приносящую удовлетворения. С другой стороны, они воспитаны в духе той гипотезы, что якобы сексуальные удовольствия превыше всего, и поэтому ищут в этом «новизны», все более извращенной. Не удивительно, что для многих европейцев уже и гомосексуализм уже «устарел», они все чаще впадают в зоофилию и даже каннибализм (так, в прошлом году в Голландии телеведущие в прямом эфире ели части тел друг друга, отрезанные хирургом, а еще раньше в Германии гомосексуалист съел своего «друга» по его просьбе). Конечно, навязывание нам «секспросвета» солидно проплачивается правительствами США, Канады и стран ЕС, так что подобные поползновения наших чиновников «укреплять семью» рассказами маленьким детям о технике половых актов и «нормальности» извращений вызваны не столько глупостью, сколько изменой.

Но и глупость в этих кругах тоже весьма распространена. Увы, среди представителей постсоветских властей мало кто понимает, что главным способом укрепления семьи, повышения рождаемости на Руси может стать только воцерковление населения.

А ведь этот факт легко доказуем даже статистически. В частности, такое исследование провел известный социолог Питирим Сорокин. Причем, что особенно ценно, его-то уж никак не заподозришь в «православном фанатизме». Ведь он сам в молодости был революционером, масоном, секретарем Керенского. Однако в конце-концов он во многом пересмотрел свои либеральные взгляды, оценил роль веры и морали в обществе, за что, как водится, был подвергнут травле в США, где преподавал.       

Питирим Сорокин четко доказал статистически огромную зависимость здоровья нации от христианских норм. Он описал «социологию революции», где показал обвальное падение нравов не от «технического прогресса», как это любят рассказывать «научные материалисты» (в годы революции как раз происходит упадок и архаизация техники), или «развития общества», или от других «объективных факторов», а от падения идеалов.

В качестве одного из главных социологических индикаторов деформации половых рефлексов П.А. Сорокин выделяет соотношение браков и разводов.

Итак, в 1885 г. в царской России, где Православие было государственной религией, на 470 заключенных браков приходился всего 1 (!) развод. А спустя всего лишь в два с половиной десятилетия, в 1921 и 1922 гг. 1 развод приходился: в Полтаве на каждые 4,9 заключенных браков, в Николаеве - на 3,9, в городах Запорожской, Екатеринославской, Кременчугской и Подольской губерний - на 3,8».

Причем подобная ситуация характерна и для других стран. Так, другим важным индикатором половой распущенности П.А. Сорокин считает число рожденных внебрачных детей на 100 новорожденных. Он приводит «статистику внебрачных рождений во Франции»: 1870-1872 гг. были, как известно, годами наступления атеистической революции, посему в 1871-1873 они должны были дать повышение внебрачных рождений, что и подтвердила статистика, на 100 рожденных детей было внебрачных: в 1871 году - 7,15; в 1872 - 7,21; в 1873 - 7.46».

И без Питирима Сорокина мы четко можем увидеть, что ситуация со стабильностью института семьи и рождаемостью значительно улучшилась при усилении власти Сталина, когда была затруднена процедура разводов, запрещены аборты, усилены меры по защите нравственности.

Однако потом Хрущев снова начал массовые гонения на Церковь, разрешил аборты, дал много свобод либеральной советской интеллигенции, растлевающей общество.

С 1959 по 1962 г. было закрыто около 7 тыс. церквей. Нередко не только закрывали, но и разрушали. Из 90 монастырей (в основном унаследованных после войны на ранее оккупированных территориях) осталось 18. При этом власти поступали более изощренно, намеренно уничтожая не самих священников, как при том же Ленине, а их авторитет. В газетах публиковалось огромное количество издевательских публикаций о «попах-мироедах», храмы не столько взрывались, сколько превращались в разные непотребные учреждения.

То есть были сняты и законодательные, и религиозные факторы на пути развала семей, детоубийства, распущенности. 

Закономерно, что с 1960-х годов количество разводов на душу населения выросло в 2–3 раза. Стремительный рост количества абортов продолжался с 1954 до 1964 г., когда был зафиксирован их самый чудовищный уровень за всю историю России — около 5,6 млн или 169 абортов на 1000 женщин репродуктивного возраста. Это похлеще «обычных» массовых репрессий – такое массовое детоубийство.

При Брежневе столь массовые гонения на Церковь прекратились, но и обратного открытия храмов не последовало, и продолжилась дискриминация верующих.

Поэтому процессы распада института семьи в СССР продолжились уже по инерции, как раньше по инерции держались православные ценности чистоты, целомудрия, супружеской верности. Широко известно письмо немецкого врача к Гитлеру; он с ужасом писал своему фюреру о том, что немцы проиграют войну, ибо почти все женщины России целомудрены до брака. Но опускаться вниз легче, чем подниматься вверх. И процессы деградации в среде второго и третьего атеистических поколений покатались очень быстро.

В СССР 1 развод приходился в 1970 году - на 3,3 заключенных браков, 1980 году - на 2,5, в 1990 году - на 2,4.

В 2010 году — на 1215,1 тыс. браков — 639,3 тыс. разводов (53 %). Это катастрофический показатель.

На первый взгляд указанная тенденция противоречит указанному в статье факту – зависимости крепости института семьи от Церкви. Ведь, казалось бы, РПЦ воспряла: построено множество храмов, монастырей, существуют православные СМИ, общественные движения, открыта масса новых учебных заведений. Либеральные кликуши с Болотной площади все время голосят о «сращивании Церкви и государства», «клерикализации общества».

Однако все это на самом деле вздор. Информационные ресурсы РПЦ, в сравнении с либеральными СМИ – это муравей против слона. Церкви по-прежнему закрыт доступ в светские школы, вузы, силовые структуры. Какие-то факультативные уроки ОПК в отдельных регионах при плохих учебниках не решают проблемы. Все прорывы на этом поприще – практически всегда дело рук отдельных энтузиастов. Нет сейчас даже малейшего подобия той систематической работе, которую вела Церковь во всех сферах общества в Царской России. Все это в «мягкой» форме напоминает об открытии храмов немцами в оккупированных частях СССР: храмы открывались, но всю общественную жизнь контролировали немецкие комендатуры. Спрашивать сейчас, почему Церковь пока не восставила здоровую семейную жизнь в России, это все равно, что спрашивать тогда, почему Церковь не остановила военное кровопролитие. Вдобавок ко всему, народ был расцерковлен в своем большинстве, он уже вообще мало представляет себя, что такое Церковь и ее вероучение. Прекращение массовых гонений в СССР после войны дало возможность населению вспомнить полузабытые истины, а сейчас необходимо проводить второе Крещение и элементарнейшую катехизацию, для чего у РПЦ пока недостаточно ни сил, ни средств.

А вот кучка либеральных олигархов ведет огромную работу по развалу семьи, по пропаганде блуда, абортов, извращений, алкоголизма и наркомании, и для этого у них есть и огромные информационные, и финансовые, и организационные ресурсы. В ход идут такие и изощренные антисемейные технологии, как насаждение идеологии «гендера» (см.), извращающего нормальную роль мужчины и женщины, насаждающего гомосексуализм, разработка вредной и растлевающей одежды, и т.д. Впрочем, подобные вещи наблюдались и вскоре после Февральской и Октябрьской революции. «Оранжисты» - продолжатели и наследники дела Ленина-Троцкого. Недаром же все эти перестройщики  - гайдары, чубайсы, шахраи и прочие новодворские являются прямыми потомками тех революционеров.

Игорь Друзь, председатель «Народного Собора» Украины

http://ruskline.ru/analitika/2012/08/08/kak_unichtozhaetsya_semya/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 7547


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #21 : 09 Августа 2012, 12:56:38 »

Во всяком благочестии и чистоте. Часть 2



Часть 1


Хранить себя неоскверненным от мира

«Чистое и непорочное благочестие пред Богом и пред Отцем есть то, чтобы призирать сирот и вдов в их скорбях и хранить себя неоскверненным от мира», – сказано в Послании апостола Иакова (Иак. 1: 27). Сколько бы мы ни молились, сколько бы ни ходили в храм, а без милосердия к страждущим и нравственной чистоты это будет двойная бухгалтерия, ханжество. Благочестивые жены и матери во все времена преданно ухаживали за больными и престарелыми родственниками (и не только родственниками; вспомним хотя бы, как пеклись о раненых святая императрица Александра и ее дочери Татьяна и Ольга), помогали бедным, утешали горюющих, брали на воспитание сирот, оказывали гостеприимство странникам. И сейчас очень важно, чтобы дети видели в семье именно такое отношение к людям. И не только видели, но и по мере сил приобщались к делам милосердия.



Но если с данным вопросом все достаточно ясно – в том смысле, что важность милосердия и благотворительности среди нашего народа, особенно среди людей воцерковленных, не подвергается сомнению, – то с хранением себя неоскверненным от мира сейчас гораздо сложнее. С одной стороны, мир стремительно утрачивает представления о приличиях, а с другой – многие люди, в том числе среди православных, отчаянно боятся в этот мир не вписаться. Слово «социализация» звучит из уст родителей гораздо чаще, чем «благочестие». Отдавая ребенка в садик, родители прекрасно понимают, как высока вероятность того, что ребенок научится там нецензурной брани, а то и чему-нибудь похлеще (дети ведь приходят в сад из разных семей, отнюдь не только из православных, и порой уже в 5 лет бывают так «просвещены», что волосы на голове дыбом становятся). Но когда заводишь об этом речь, в ответ обычно слышится что-то вроде: «Да, но ему же не в безвоздушном пространстве жить предстоит. Пусть привыкает». Как будто чем раньше ребенок осквернится, чем быстрее пропитается всякой грязью и гадостью, тем лучше папа с мамой выполнят свой родительский долг. Тогда спрашивается: к чему они готовят свое чадо? К жизни среди уголовников (потому что именно там детская чистота рано бывает поругана и осквернена)? Нет же! Я еще ни разу не встречала родителей, которые бы это открыто продекларировали. Все хотят для детей счастья в нормальном мире. Хотя для нормальной жизни ребенка нужно, как зеницу ока, оберегать именно его невинность и чистоту, ибо самое страшное, что может произойти с детской душой, – это ее растление. Даже культивирующий разнообразные пороки Запад смутно это помнит и пока не отваживается открыто провозгласить желанность детского разврата. Педофилия там все еще на государственном уровне осуждается (хотя до ее легализации уже один шаг).

Если серьезно относиться к благочестию и именно с этой точки зрения оценивать среду, в которую мы помещаем ребенка, его занятия и интересы, все встанет на свои места. И тогда разговоры про вышеупомянутую социализацию в детсадах или «хорошее образование» в школах, где учащиеся начальных классов скачивают на сотовые телефоны порнографию (в Москве это встречается все чаще и чаще), быстро стихнут, потому что их абсурдность станет совершенно очевидна.

Конечно, на государстве (то есть на представителях законодательной и исполнительной власти), дающем пороку зеленую улицу, лежит огромная вина. Государство не должно развращать своих граждан. Но и у граждан есть свобода воли. Вот что говорил на эту тему митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский), первый из священномучеников новейшего времени в архиерейском сане: «Посмотрим теперь, не заключается ли причина неблагонравия и нравственной испорченности нашего юношества главным образом в испорченности духа нашего времени? Многие из родителей так действительно и думают, говоря: “Да времена-то наши стали далеко не таковы, как прежде. Прежде, когда мы были молодыми, все было совсем другое, тогда и родители имели более весу и пользовались большим доверием и почтением”. Нельзя не согласиться с тем, что в этом есть значительная доля правды. К сожалению, настоящее время действительно таково, и господствующий дух нашего времени есть дух какого-то противления, произвола и самочиния. Ни власть родительская, ни власть церковная, ни власть гражданская – ничто не сохранило у нас своей обязательной силы и значения. Утрачен авторитет старших, родителей и светского начальства, подорвано доверие к пастырям и учителям. Что этот недобрый дух времени оказывает свое растлевающее влияние преимущественно на детей и на подрастающее поколение – это факт очевидный и не подлежащий ни малейшему сомнению. Не следует ли родителям поэтому слагать с себя всякую вину в дурном воспитании детей своих? Ужели нет никакого средства идти против этого духа времени и отстранять от детей его гибельное влияние? И не в этом ли, собственно, и состоит задача домашнего воспитания? Конечно, если родители, особенно отцы, сами думают, что нельзя плыть против течения, то, понятно, они не могут предохранить от вредного его влияния и детей своих. Если отец сам увлечен новомодным просвещением и так называемым “прогрессом”, если он сам нерадиво относится к своим религиозным обязанностям, сам редко посещает храм Божий, сам дозволяет себе легкомысленно и с насмешкою говорить о религиозных предметах при своих детях, то может ли он ожидать от них почтения и уважения к себе? Ибо если родители не почитают Бога и Его Церковь, то каким образом дети могут питать страх и уважение к своему отцу и к своей матери? Или если родители при детях дозволяют себе дурно говорить о духовной и светской власти и их распоряжениях, тогда и дети, естественно, потеряют уважение к родительской власти. Вот почему, если хотите вы, христианские родители, чтобы растлевающий дух времени не касался ваших детей, то искореняйте его сначала сами в себе, держитесь крепко той доброй нравственности, которую содержат христианство и Православная Церковь Христова».



Поистине прекрасный новый мир

Благочестивая жизнь кажется скучной лишь тем, кто ее не изведал по-настоящему. Что за радость читать «какие-то акафисты», бормотать молитвы, выстаивать долгие службы в храме? Но ведь и классическая музыка или высокая поэзия тоже с непривычки бывают скучны и усыпляют своим якобы однообразием. Привыкший к ярким, кричащим краскам глаз не различает богатства оттенков и полутонов.

На самом деле благочестивая жизнь и прекрасна, и разнообразна, и очень интересна. Недаром многие взрослые высоко и разносторонне образованные люди, воцерковившись, сознательно, без всякого постороннего нажима отказываются от того, чему они еще недавно с удовольствием посвящали свой культурный досуг. Перед ними неожиданно открывается бескрайний новый мир, в котором столько всего – жизни не хватит, чтобы объять даже малую толику. И только диву даешься, как это раньше ты не подозревал о его существовании. Ведь он всегда был тут, рядом, вовсе не отделенный от тебя непроницаемой завесой. Но ты смотрел и не видел, ибо глаза твои были удержаны. А удержаны они были потому, что ты был поглощен заботами и забавами века сего.

– Представляете? Я подростком жил на одной улице со старицей Сепфорой, каждый день ходил мимо ее дома, – сожалеет один мой знакомый. – А узнал про нее лишь много лет спустя, когда она уже почила. Как я теперь жалею, что тогда интересовался совсем другим!



В последние десятилетия предприняты колоссальные усилия для того, чтобы открыть людям мир Православия. Изданы тысячи книг, выпущено множество фильмов, постоянно устраиваются выставки, концерты, лекции, паломнические поездки, крестные ходы. Православная семья при желании может найти (и находит) массу увлекательных и при этом благочестивых занятий, потрудиться на благо Церкви, раскрыть и приумножить свои таланты, познакомиться и подружиться с хорошими, умными, глубокими людьми. Нужно только начать продвигаться в этом направлении – Господь непременно поможет, пошлет то, что необходимо именно тебе и именно сейчас. И потом, глядишь, уже и чтение «каких-то акафистов» окажется в радость. И молитвой будешь утешаться. И после литургии еще захочется остаться на молебен или на панихиду…



Много может молитва матери

Когда после 70 лет государственного атеизма в нашу жизнь вошли выражения «Молитва матери со дна достанет», «Много может молитва матери» и т.п., поначалу это скорее казалось поэтичной метафорой. Мало кто тогда понимал, какова реальная сила молитвы. «Не молиться, а действовать надо!» – часто звучало и на собраниях общественности, и в приватных беседах. Многие вообще считали молитву пустой тратой времени, чем-то уводящим от реальности. Иначе и быть не могло: слишком сильно въелось в сознание советских людей клише «религия – опиум для народа».



Потом, как обычно бывает, маятник качнулся в другую сторону, и среди верующих, число которых с каждым годом увеличивалось, начало распространяться прямо противоположное мнение: «Мы ничего не можем – только молиться. Плетью обуха не перешибешь». И все чаще встречались мамы, которые таким образом расписывались в собственной беспомощности даже тогда, когда это касалось здоровья и жизни их ребенка и когда – подчеркиваю – ситуацию еще вполне можно было изменить. Например, сын еще не стал компьютерным наркоманом, но для него уже компьютерные игры – это самое главное, самое любимое занятие, которое притягивает его как магнит. А дочка-восьмиклассница пока не напивается и ночует дома, но круг ее друзей за последний год радикально переменился, причем явно не в лучшую сторону.

В последние годы, как мне кажется, такой толстовский подход, слава Богу, утрачивает популярность. В современных условиях слишком очевидно, что непротивление злу ведет к стремительной эскалации зла, а призывы «просто молиться» нередко служат удобным прикрытием для оправдания эгоизма и малодушия.

Но, конечно, бывает и так, что человеческие силы исчерпаны. Все, что можно было сделать для улучшения ситуации, сделано; все слова сказаны и не один раз, а воз и ныне там. Тогда действительно остается только молитва (но при этом все равно нельзя потворствовать человеку в его грехе!). Моника так много молилась об Августине и так горько плакала о нем, что епископ, которого она просила повлиять на него, даже назвал Августина «сыном слез». Но одновременно она и отлучила сына от дома, пытаясь, как сейчас сказали бы, на него «надавить», и удерживала его от отъезда в Рим, так что он обманным путем взошел на корабль, оставив маму горевать на берегу. Волнуясь за сына, Моника отправилась вслед за ним в чужие края. Она просила епископа опровергнуть заблуждения Августина даже тогда, когда ей было велено оставить сына в покое и «только молиться». (Именно в ответ на эти ее просьбы епископ «с некоторым раздражением и досадой сказал: “Ступай! Как верно, что ты живешь, так верно и то, что сын таких слез не погибнет”».) И все долгие десять лет Моника с сыном разговаривала, пыталась до него достучаться. Поэтому сказать, что она исповедовала принцип «надо только молиться», нельзя.



Ребенок взрослеет

В отношениях матери с взрослеющими детьми очень важно почувствовать грань, чтобы не сковывать волю, не подавлять инициативу повзрослевшего ребенка, но, с другой стороны, не скатываться до оправдания любых его поступков и взглядов. Как часто сейчас звучат, мягко говоря, сомнительные сентенции: дескать, дети сплошь и рядом становятся не такими, какими хотели их видеть родители, но это совершенно нормально; нужно принять их такими, какие они есть, уважать их жизненный путь, выбор. Для многих это уже чуть ли не аксиома. Хотя даже из вышеприведенного жизнеописания блаженного Августина совершенно ясно, что благочестивая мать далеко не с каждым выбором ребенка должна быть согласна. Больше того, расхожие клише «я все решаю сам», «это мой выбор», «главное для матери – чтобы ребенку было хорошо» – они из другого лексикона. Из лексикона людей неверующих, для которых я – мерило всех вещей. Верующий же человек понимает, как опасно полагаться на свое хотение, и пытается узнать волю Божию. (Для чего, собственно, люди и едут к старцам.) Истинная любовь заключается не в том, чтобы уважать любой выбор, а в том, чтобы помочь человеку реализовать Божий замысел о себе. И благочестивая мать, молящаяся о ребенке и имеющая четкие христианские представления, как и для чего надо жить, может быть в данном случае очень мудрой советчицей. Ведь ей подсказывает не только любящее материнское сердце, но и сам Господь.



В то же время необходим и некий предел материнского попечения об устройстве жизни и быта взрослых детей. Советы, которые когда-то давал святой Феофан Затворник, сегодня звучат ничуть не менее актуально, чем в его время. «Снедает вас забота о детях… и их семейном быте, а совесть претит, – пишет святитель. – Если совесть претит, то, значит, дело уж чересчур. И надо его умалить. Положите себе, во-первых, не пытать, что им нужно, а когда узнаете без пытания, тогда что важно и трудно, за то беритесь, а что мало и легко, то и сами справят. Так понемножку и отвыкните. Без забот и попечений как прожить? Но все в меру, а главное – с преданием себя в волю Божию. Вы все сами хотите устроить детей, а Богу ничего не предоставляете. А на деле надо все Богу отдать, не прекращая, конечно, и своего попечения, но не придавая ему и слишком много значения. Если Бог не благословит детей, то что вы одни сделаете? Да не станет ли Бог смотреть на них равнодушно по причине ваших забот? И выйдет, что вы хлопотами ничего не сделаете прочного, и Бог не станет делать для них из-за вас. Вместо добра выйдет худо. Уверьтесь в этом и этим умеряйте свою заботливость. Это враг вас мутит. Со всякой немощию душевною следует тотчас обращаться с молитвой к Господу, прося Его исцелить. Затем, употребляя и от вас зависящие средства и собственные усилия, ждите помощь свыше, и Господь в свой час пошлет помощь и исцелит. Без Господа никакое добро не укореняется в сердце».



(Окончание в следующем сообщении)
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 7547


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #22 : 09 Августа 2012, 12:57:33 »





Награда не только на небесах

Христиане стараются жить благочестиво не ради жизненного успеха или каких-то сиюминутных благ. Больше того, «все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы, – предупреждает апостол Павел. – Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь» (2 Тим. 3: 12–13). Благочестивый человек нередко вызывает раздражение у окружающих, которые хотят жить иначе. Даже если он их ни в чем не упрекает, сам его образ жизни является для них немым укором. В душе невольно пробуждаются муки совести, а сознание пытается это подавить. Возникает внутренний конфликт. Кажется, уничтожь напоминание о том, что есть грех, а что добродетель – и все будет о’кей…

У благочестивой матери положение еще более сложное. Она не может, не имеет права молчать, если ее дети сбиваются с пути истинного. Бог дал материнскому слову особую силу, а кому много дано, с того много и спросится.

Поэтому когда подростков начинает манить современный мир, так свободно и соблазнительно рекламирующий порок, многие ребята ополчаются на матерей, словно на своих злейших врагов. Особенно если отец и бабушки с дедушками не поддерживают православную женщину, а то и потакают греху, заявляя, что в этом «нет ничего страшного, сейчас все так живут, когда-нибудь перебесится, мы тоже такими были» и т.п. Лишенным моральной поддержки женщинам бывает так тяжело, что порой хочется все бросить, бежать куда глаза глядят, «умереть, уснуть». Или тоже впасть в неадекватную безмятежность, скользя по поверхности жизни и ни во что не вникая. Но материнская любовь, слава Богу, сделать этого не дает.

Повзрослев и войдя в разум, люди, как правило, переосмысливают события юности и смотрят на них уже иными глазами, так сказать – с другого берега. И многие потом бывают благодарны маме именно за то, за что в подростковом возрасте на нее негодовали. Для благочестивой же матери самой дорогой наградой и самым большим утешением бывает духовная близость с повзрослевшими детьми. Тем, кто не знает, что такое духовная жизнь, это может казаться блажью. «Сын не пьет, не курит, прилично зарабатывает, машину купил, женился, дочке полтора годика. Что еще надо? В церковь, правда, не ходит. Ну и что? Разве это главное? Миллионы людей без этого живут и счастливы…» И ничего тут не объяснишь, не докажешь, пока сам человек не почувствует. Действительно, остается только молиться.

Моника вымолила Августина. Когда он отошел от манихеев, но еще не пришел ко Христу, «она не преисполнилась радости… сердце ее не затрепетало в бурном восторге». «Она представляла Тебе меня как сына вдовы, – пишет, обращаясь к Богу, блаженный Августин, – лежавшего на смертном одре, которому Ты сказал: “Юноша, тебе говорю, встань” – и он ожил и “стал говорить, и Ты отдал его матери его” (см.: Лк. 7: 12–15)… Будучи уверена, что Ты, обещавший целиком исполнить ее молитвы, довершишь и остальное, она очень спокойно, с полной убежденностью ответила мне, что раньше, чем она уйдет из этой жизни, она увидит меня истинным христианином: она верит этому во Христе».

И вот наконец чаяния Моники сбылись. Августин еще не ведал, что жизнь матери стремительно приближается к концу. Они остались вдвоем, и, быть может, впервые «сладостно беседовали», не споря и не расстраиваясь, были совершенно единомысленны. Это была беседа о самом главном: о Боге, о смерти и воскресении, о вечной жизни. «И в тот день, когда мы беседовали, – вспоминает Августин, – ничтожен за этой беседой показался нам этот мир со всеми его наслаждениями, и мать сказала мне: “Сын! Что до меня, то в этой жизни мне уже все не в сладость. Я не знаю, что мне здесь еще делать и зачем здесь быть; с мирскими надеждами у меня все покончено. Было только одно, почему я хотела еще задержаться в этой жизни: раньше, чем умереть, увидеть тебя православным христианином. Господь одарил меня полнее: дал увидеть тебя Его рабом, презревшим земное счастье. Что мне здесь делать?”»

Через две недели Моники не стало. Поистине, ей уже незачем было оставаться на этой грешной земле, и Господь забрал ее в Свои селения. Можно только мечтать о том, чтобы наши дети вспоминали о нас с таким благоговением и благодарностью, с какими говорит о своей матери блаженный Августин: «Я закрыл ей глаза, и великая печаль влилась в сердце мое и захотела излиться в слезах. Властным велением души заставил я глаза свои вобрать в себя этот источник и остаться совершенно сухим… Мы считали, что не подобает отмечать эту кончину слезными жалобами и стенаниями: ими ведь обычно оплакивают горькую долю умерших и как бы полное их исчезновение. А для нее смерть не была горька, да вообще для нее и не было смерти. Об этом непреложно свидетельствовали и ее нравы, и “вера нелицемерная” (1 Тим. 1: 5). Что же так тяжко болело внутри меня? Свежая рана от того, что внезапно оборвалась привычная, такая сладостная и милая, совместная жизнь? Мне отрадно было вспомнить, что в этой последней болезни, ласково благодаря меня за мои услуги, называла она меня добрым сыном и с большой любовью вспоминала, что никогда не слышала она от меня брошенного ей грубого или оскорбительного слова. А разве, Боже мой, Творец наш, разве можно сравнивать мое почтение к ней с ее служением мне? Лишился я в ней великой утешительницы, ранена была душа моя, и словно разодрана жизнь, ставшая единой, – ее жизнь и моя слились ведь в одно».

Это наивысшее духовное единение Моника вымолила у Бога, выстрадала своей подвижнической жизнью. Вскоре после кончины матери благодарный сын вернулся в родную Тагасту, пожертвовал все, что имел, местной церкви и тоже стал подвижником благочестия. Теперь, задним числом, понятно, почему за его душу шла такая долгая, ожесточенная духовная борьба. Придя ко Христу, Августин отдал очень много сил разоблачению ересей – вопросу, который он знал, что называется, изнутри.

Проливая слезы о заблудшем сыне, Моника, конечно, не подозревала, какую славу уготовил ему в конечном итоге Господь. Не думала она и о том, что останется в веках примером благочестивой жены и матери и что произойдет это благодаря бессмертной «Исповеди» того самого заблудшего сына, который принес ей столько боли и огорчений. Ничего этого не знала блаженная Моника. Она просто очень любила Бога и свою семью и была твердо уверена: без Христа сыну не спастись. А потому всеми силами старалась ему помочь. Чем больше матерей будет сейчас столь же серьезно подходить к духовным вопросам, тем скорее жизнь вокруг – и семейная, и общественная – начнет исправляться. Но даже если мирное и благоденственное житие нам на данном этапе истории уже не суждено, благочестивая мать хотя бы предъявит, явившись на суд к Господу, плоды своих усилий: она покажет Ему, по словам старца Иеронима Эгинского (Апостолидиса), «либо спасенное дитя, либо раны на своих коленях».


Татьяна Шишова

9 августа 2012 года




ПРАВОСЛАВИЕ.RU

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/55376.htm


Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 70874

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #23 : 14 Августа 2012, 11:07:02 »

Игорь  Друзь, Русская народная линия

Как уничтожается семья

Часть 2. Как «малую церковь» уничтожают посредством извращения христианского вероучения



Русофобские силы понимают, что окончательно добить «малую церковь» можно, лишь добив большую.

Недавно на острове Шпицберген ряд международных фондов решил построить бункер, где будут храниться эталоны зерна, и в случае некой глобальной катастрофы можно будет восстановить лучшие сорта. Точно так же и Церковь. В ней, помимо того, что она является универсальным инструментом спасения человечества, еще и хранятся образцы всех правильных форм обустройства жизни семьи, народа, государства. И хотя весь мир все больше подвергается воздействию некоего глобального духовного «Чернобыля», Церковь сохраняет свои эталонные зерна, и они дают всходы для верных. И многодетных православных семей становится все больше и больше, укрепляется и государство.

Поэтому и брошены немалые силы на разрушение вероучения Церкви, особенно – о православной семье. Как известно, влияя на форму, можно серьезно повлиять и на содержание. Вспомним хотя бы остервенелую борьбу «церковных» либералов против ношения традиционной христианской одежды, более закрытой и целомудренной, чем современная - «юнисексная» и оголяющая. Казалось бы, мелочь. Но именно с таких «мелочей» начинали все антирелигиозные реформаторы. Кемаль Ататюрк свою успешную борьбу с исламом начал с запрета носить мусульманские фески. Петр 1 допустил трагические ошибки с принудительным бритьем бород и внедрением немецкой одежды, после чего Россия раскололась на «полуправославную» прозападную знать и православный простой народ. Не случайно двести лет спустя именно знать первой побежала предавать Святого Царя Николая.

Но у обновленцев есть антицерковные вещи и куда похлеще. Дикие заявления священников Георгия Митрофанова, Алексея Уминского, архимандрита Ианнуария (Ивлиева), иерея Владимира Хулапа, и некоторых других клириков, о том, что в Православии якобы не было идеала здоровой семьи, что едва ли надо уважать многодетность, идут из тех либеральных, антихристианских кругов.

Такие заявления – полнейший провокационный обман в Церкви, где, по слову апостола Павла, женщина спасается чадородием.

Конечно же, мы не станем утверждать, что все вышеуказанные лица - сознательные богоборцы, или, что они обязательно циничные сребролюбцы, решившие за деньги подорвать основы института семьи. Нет, в таких случаях обычно имеет место «вторичная манипуляция». Используют подобных лиц обычно втемную, что весьма легко, учитывая достаточно скромный уровень развития подобных личностей, их зачастую жалкое, трусливое поведение.

Так, вышеупомянутый священник Алексей Уминский не так давно высказал готовность …. извиниться перед мусульманами, если его слова о многодетности мусульманских семей «кого-либо обидели». Он сильно перепугался собственных слов, брошенных ранее в запале своей антисемейной, по сути, речи. Вот эти его роковые слова, направленные против многодетности: «… В противном случае для нас идеалом христианской семьи должна стать мусульманская семья или люди племени мумба-юмба. Именно они живут установкой: чем больше детей, тем вероятнее, что хотя бы часть из них не умрет, останется в живых, и, как следствие, род будет продолжаться. Только что в этом от христианства?» - сказал тогда священник.

«Прежде всего, я сожалею о том, что моя фраза невольно вызвала некое непонимание, и готов извиниться, если она могла кого-то обидеть. Я, конечно, ни в коем случае не хотел никого оскорбить», - говорит Алексий Уминский в сообщении, которое он отправил в редакцию исламского сайта IslamNews. - Многодетность мусульман мне очень нравится (так почему же так не нравится многодетность христиан? – прим. авт).

А.Уминский уточнил, о чем конкретно шла речь: «О том, что идеалы христианской семьи и мусульманской семьи – все-таки разные... Это не значит, что исламская семья не имеет своего учения о семье, просто это учение – другое. Речь идет не о категориях «лучше» - «хуже», а о категории «разные». И это естественно для разных религиозных систем. Я именно говорю о разных приоритетах, о разных традициях...».

Перепугавшийся мести мусульман о. А. Уминский совсем не убоялся Бога. Ибо, будучи православным священником (!), он отказался признать, что идеалы Христа и Его святых неизмеримо лучшие, чем «идеалы» их «пророка» Мухаммеда, который, к примеру, разрешал многоженство и наличие наложниц. В его глазах это просто «разные религиозные системы. Это либеральный взгляд на мир, говорящий нам о том, что абсолютных истин якобы не существует. Этот подход имеет своим истоком язычески – магический «плюралистический» взгляд на мир. По словам этого славного священнослужителя, у него не было намерения сравнить «мусульманские семьи с семьями какого-нибудь традиционного племени», и он уверен, что в «многодетности нет ничего плохого».

То есть вот какого уровня клирики выступают против идеалов православной семьи. Но крайне настораживает то, что такие люди открыто делают свои заявления, и не получают за это никаких церковных взысканий. Хотя тот же о. Алексей Уминский также открыто заявлял о «необходимости» выпустить из тюрьмы дегенераток-кощунниц из известной «панк-группы», о своем несогласии со Святейшим Патриархом Кириллом, справедливо осудившим бунт русофобов на Болотной площади. 

И ничего, все сходит с рук. Видно, нам все-таки есть чему поучиться у мусульман. Вовсе не их «семейным идеалам» конечно, а умением заставить себя уважать. Хотя достаточно было серьезного окрика на такого клирика, как этот, и он каялся бы со слезами и на коленях. Но ничего не последовало…

Сначала международные оккультные круги создали «либеральное богословие», в котором уютно себя могут чувствовать все недалекие, слабохарактерные лица, считающие себя христианами. (см. «Парижская школа»: слепящая тьма серых сумерек» - http://ruskline.ru/analitika/2011/01/12/parizhskaya_shkola_slepyawaya_tma_seryh_sumerek/ )

Потом они начали щедро спонсировать все «церковные» издательства, сайты, газеты, готовые такого сорта продукцию популяризировать. Эта идеология стала распространятся в кругах семинаристов, духовенства, мирянских активистов. И вот все более типичными становятся клирики и даже архиереи, которые соглашаются признать возможность абортов на переговорах с законодателями, которые антиканонически разрешают нарушение супружеского целомудрия в пост, опошляют христианские идеалы, очерняют историю России и Церкви.

То есть для уничтожения института семьи в России запущен механизм уничтожения Церкви. Одно подобное вышеупомянутым заявление недостойного священника наносит больший удар по семье, чем десяток порножурналов. Хотя, конечно, это только поверхность. Настоящие цели носят мистический характер приведения к погибели максимально большого количества людей.

Церковное обновленчество, как и якобы «светский либерализм» имеет своими истоками магически-оккультный взгляд на мир.

Либеральный плюрализм мнений и «истин» - это фундамент для оккультистов.

Известен постулат знаменитого египетского мага Гермеса Трисмегиста о том, что «Как вверху,  так и внизу». То есть – высокое и низкое равны, адские пороки, если копнуть поглубже, якобы равны небесным добродетелям.

Или, похожее, есть в американской масонской книге «Кибалион»: «Все истины не что иное, как полуистины. Все парадоксы можно примирить («Кибалион»).

Вспомним, например, «Карла Маркса» обновленчества – протопресвитера А. Шмемана, уравнивающего в своих книгах семейное целомудрие и материнство с жуткими пороками.

Он, например, писал в своих «Дневниках»:

«Гомосексуализм. Вопрос, в конце концов, совсем не о том, “естественен” он или “противоестественен”, ибо вопрос этот, может быть, вообще неприменим к “падшему естеству”, в котором – в том-то и всё дело – всё извращено, всё в каком-то смысле стало “противоестественным”. Естественно ли для человека всего себя отдавать – деньгам, или России, или чему угодно?.. Гомосексуализм только особенно трагическое проявление того “жала в плоть”, которое мучит по-разному, но каждого человека. В падшем мире ничего нельзя “нормализовать”, однако всё можно спасти…»

Святые отцы чётко отличали грехи естественные и противоестественные, разумеется, отмечая при этом, что вторые хуже первых. «Богослов» преспокойно поставил на одну доску извращенца, занимающегося своих похабным делом, и воина, жертвующего жизнью за Родину. И то, и другое, по его словам, противоестественно…

«Но ЕСЛИ гомосексуализм – “девиация”, “извращение” (все слова в кавычках! – Прим. И.Д.), то откуда он берется, как возникает и почему, по-видимому, НЕИЗЛЕЧИМ (любимый тезис «гей-активистов». – Прим. И.Д.)? Я не знаю научных теорий на этот счёт, предполагаю, что все они сводят вопрос либо к биологии, либо к обществу, то есть ищут внешней причинности. Мне же кажется, что корень тут все-таки духовный: это – коренная двусмысленность всего в падшем творении, “удобопревратность”. Одна “ненормальность” порождает другую в этом мире кривых зеркал. В данном случае – ненормальность, ПАДШЕСТЬ СЕМЬИ, падшесть самого ОБРАЗА ПОЛА, то есть отношений между мужским и женским. Падшесть далее – МАТЕРИНСТВА, падшесть в конце концов САМОЙ ЛЮБВИ в телесном и, следовательно, половом ее выражении… в нём никогда нет подлинного, несомненного величия, хотя есть ПОДЛИННАЯ И НЕСОМНЕННАЯ ТОНКОСТЬ… Однако через нас, “нормальных”, нас – “христиан” – не просвечивает Христос. Правые в своём отвержении тупиков, мы бессильны в утверждении и в свидетельстве. На тупик еврейства мы отвечаем антисемитизмом, на тупик гомосексуализма – ЖИВОТНОЙ, биологической НЕНАВИСТЬЮ».

Как вам пассаж? «Неизлечимость» гомосексуализма, о которой писал о. Александр Шмеман, – ложь, прямо противоречащая Святому Писанию и несовместимая с сотериологией: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники , ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего». (1 Кор. 6,9–11). Если признать, что некоторые пороки неизлечимы, то и жертва Спасителя оказалась как бы «неполной», и не все могут спастись.

На одну доску с извращенцами поставлены семья, материнство, любовь в её половом выражении. Первое, что бросается в глаза – Шмеман прямо противоречит Священному Писанию: «Брак у всех да будет честен и ложе непорочно; блудников же и прелюбодеев судит Бог» (Евр. 13,4). Церковь никогда не говорила о греховности, падшести семьи, брака; напротив, благословила его прекрасным чином венчания, призывающим к деторождению, материнству. Сам Бог не выносил содомитов, даже сжёг два их города – беспрецедентный случай в Писании. Неужели и у Него была «животная ненависть», как пишет Шмеман? Или всё же праведный гнев, как пишут святые отцы?

Опять же, не имеет большого значения, чем вызваны эти «православные мысли» протопресвитера А. Шмемана. Это глупость, или предательство? Результат все равно один и тот же – извращение вероучения, удар по семье и Церкви.

Да, позитивистски настроенные «современные люди» могут вдоволь посмеяться над идеями примата духа над экономическими и политическими процессами. Могут не верить ни единому аргументу. Однако сама жизнь доказала, что попытка заглянуть в будущее с «научно-материалистической» точки зрения обычно проваливалась. В той же России в начале 20 века в высшем обществе доминировали розовые надежды на прогресс и науку, благодаря которым, как ожидалось, к концу 20 века население Российской Империи должно было вырасти до полумиллиарда человек. Основная же часть населения просто верила царю-батюшке, и считала существующий порядок незыблемым. Однако не политики, не экономисты и историки дали самые внятные прогнозы о будущем Российской Империи. Многие святые предсказали вызванные нарастающим безбожием страшные революционные бедствия и падение нравов. Пророчества о будущем России прп. Серафима Саровского, свт. Феофана Затворника, свт. Игнатия (Брянчанинова), основанные на православной вере, оказались куда более верными, чем идиотские прогнозы «ученых», основанные на либеральных и марксистских гипотезах общественного развития.

Опять же, статистика подтверждает зависимость морали и вероучения от состояния чистоты веры. Вот что писал Питирим Сорокин:

«Изучив около 200 000 картин и скульптур, мы фактически не нашли эротических изображений тела в период с X по XIII век, но начиная с этого времени и до наших дней их доля постоянно возрастала: 0,4% - в XIV и XV веках, 10,8% - в XVI веке, 21,3% - в XVII, 36,4% - в XVIII, 25,1% - в XIX и 38,1% - в первые 20 лет XX века».

Он сам не понял важности этого своего пассажа. Ведь здесь видна совершенно недвусмысленная зависимость целомудрия – основы семейного благополучия, от чистоты христианского вероучения. Как известно, свт. Феофан Затворник писал, что «католицизм дышит половиной легкого, а протестантизм – четвертью». Так вот, взрывной скачок «эротического искусства» в 16 века, без сомнения, был вызван взрывным же распространением ереси протестантизма. Из Голландии и других «освободившихся» от «папизма» стран картины с голыми женщинами и мальчиками всевозможных рубенсов разносились по всему миру. Амстердам и тогда был флагманом «сексуальной революции».

Кстати, на многих примерах ясно видно, что протестантизм для института семьи был настоящим бедствием. Так, в Канаде изначально было всего 10 000 французов - католиков, против сотен тысяч англоязычных протестантов. И что же? Как выразился один историк, «протестанты выиграли войну ружей, но проиграли войну люлек». И сейчас франкоязычные канадцы, потомки тех католиков, составляют уже четверть населения Канады (!).

18 век – нарастание и торжество масонства, атеизма. 19 век – некоторый откат в торжеству христианства: Священный союз христианских государей во главе с Александром 1 против масонов – революционеров. Успешное подавление революционеров во многих странах Европы.

Отсюда – снижение уровня «эротики» с 36,4% до 25,1% по сравнению с 18 веком. 38,1% - в первые 20 лет XX века – тут уж комментарии излишни. Революции в Восточной Европе, либеральные атеистические реформы в Западной. Антихристианские силы распространяли разного рода похабщину с каждым витком апостасии, который им удавалось раскрутить. Конечно, нередко бывало, что и те же протестанты начинали борьбу за свое утверждение с лозунгов очищения морали, но в целом всякое пуританство быстро заканчивалось массовыми оргиями, а спустя поколения – и «парадами» извращенцев.

Конечно, и католицизм является извращением христианского вероучения. Однако в первые века после раскола там сохранялось сравнительно многое от истинной веры, что и делало невозможным нарастание «эротического искусства». Как следует из работ П.Сорокина, первая волна нарастания «эротики» пошла в период «Возрождения» (возрождения неоязычества и другой античной гнили) – 0,4% в 15 в.

Россия же долгое время скалой стояла против всех искажений христианства и следующих за ними революций. И ее население поэтому росло намного более высокими темпами, чем на Западе. Пока «ветер перемен» с Запада не захлестнул и ее. В самой России не было никаких идейных предпосылок для революции, это чисто иностранное изобретение, что признавал даже такой известный русофоб, как А. Тойнби.

Итак, в вопросе возрождения семьи мы сталкиваемся с тем же, что и вопросе возрождения Русского государства: с необходимостью возродить Церковь. Возрождение института семьи и спасение людей в широком смысле возможно только с расширением прав Церкви и с очищением ее рядов.

Игорь Друзь, председатель «Народного Собора»
Украины


http://ruskline.ru/analitika/2012/08/14/kak_unichtozhaetsya_semya/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 7547


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #24 : 18 Сентября 2012, 19:44:26 »

Дети на приходе

Юлия Ульянова



Мы с радостью видим, как постоянно появляются на приходе новые «прихожане», которые, правда, и ходить-то пока еще не умеют – их приносят родители. Как помочь ребенку успешнее совершить первые, а затем и последующие шаги в храме, по-настоящему войти в церковную жизнь? На вопросы отвечают ключарь Свято-Троицкого собора Саратова священник Александр Домовитов, отец 4-х детей, и прихожанка собора Ирина Евгеньевна Романова, мама 4-х детей.




– Всем родителям знакома ситуация, когда после тяжелой трудовой недели ребенок категорически отказывается вставать в воскресенье, чтобы пойти в храм. Что делать? Осознать всю ответственность за ребенка и разбудить, или пожалеть чадо и оставить его отдыхать?


– о. Александр.  Нужно прежде всего уточнить, какого ребенка мы имеем в виду. Если это совсем маленький ребенок, то мы его просто-напросто разбудили и пошли в храм. Если ребенок этот уже почти взрослый человек, 16–17 лет, он прекрасно понимает, что он сейчас должен делать, как поступить.

Надо понять, что главное – это воспитание. Чтобы в ребенке с младенчества воспитали правильное отношение к храму. А если человек, будучи подростком, приходит к Богу, то вот так насильно будить – этого ведь и не потребуется. У него уже совсем другое отношение к храму.

– Ирина Евгеньевна.   «Ищите прежде Царства Божия и правды Его» (Мф. 6, 33). Если мы ищем для детей именно этого, то встать в 7–8 часов утра, чтобы пойти на 9-часовую службу, вовсе не рано. Без Церкви, без спасительных Таинств, без помощи Божией не сможем мы воспитать наших детей для жизни будущего века. А это главная обязанность родителей. Дети живут жизнью семьи, и то, что составляет жизнь их родителей, становится естественным и для них.

Когда ребенок растет в православной семье, то каждое воскресное утро вся семья просыпается и идет на службу. Случаи, конечно, бывают разные, все дети тоже разные. Поэтому у матери и подходы к детям должны быть разными. Какими? Сердце подскажет. Как-то никак не могла наша маленькая дочка проснуться. Я ей говорю: «Выйдет сейчас отец диакон на амвон, посмотрит, все ребятишки в храме, а Леночки нет. Вот он расстроится». Не захотела Лена отца диакона расстраивать, тут же проснулась: «Давайте одеваться». Если дети с младенчества в храм ходят, то такие ситуации возникают нечасто. Иногда, в воспитательных целях, надо и дома оставить (естественно, без компьютера и телевизора). Невольник – не богомольник! Мы так делали пару раз. Реакция детей на это примерно одинаковая: «Мне было очень грустно, что я с вами не пошел». Другое дело, когда родители с детьми раз в месяц или раз в год на службу ходят. Тут два раза оставил дома, а он уже и вырос. Или когда дети до часу ночи в «социальных сетях» сидят. Мне таких больше жалко, чем тех, которые рано встают. В таких семьях уклад жизни менять надо. Детей раньше спать укладывать.

Нам, взрослым, нужно стараться быть не только родителями, но и друзьями с нашими детьми, больше с ними общаться, участвовать вместе в жизни прихода, в каких-то делах и мероприятиях, совершать паломничества по святым местам, тогда и многие вопросы будет легче решить. С подростками лучше заранее оговаривать, что мы от них хотим. С вечера решить, кто на какую службу идет. Для них важна внутренняя свобода. Иногда наши старшие дети с нами на службу едут, а бывает, мы спрашиваем: «Ну что, вы на какую завтра службу, на раннюю или на позднюю? Мы на позднюю». «А мы на раннюю», – отвечают. И дело тут, получается, вовсе не во сне. А в том, что им одним хочется поехать, без родителей, или они какие-то дела себе наметили. Это родителям принимать надо. Но главное, чтобы дети полюбили богослужение. Чтобы оно им не в тягость, а в радость было. Для этого надо чаще бывать на службах, приступать к святым Таинствам. Начать воцерковление ребенка как можно раньше, чтобы в юности, когда придет время творческих и духовных исканий, его сердце не осталось глухим и выбрало правильный путь.



– Часто в храме можно наблюдать картину, когда пожилые женщины пропускают вперед уже взрослых девчат 10–12 лет. А как же уважение к старшим? Ведь взрослый – это всегда авторитет для них. А тут, получается, наоборот.

– о. Александр.   Как я уже говорил, у нас прервалась связь правильного духовного воспитания в семьях. Яркий пример нашего советского прошлого – лозунг: «Всё лучшее – детям». И этот лозунг сейчас перекочевал в церковную среду. Всё лучшее, первое – детям. А потом они вырастают и впоследствии становятся настоящими эгоистами. Бывший ребенок помнит, что родители ему должны. И он начинает требовать от родителей. И не только от родителей, но и от всех остальных.

Конечно, это неправильно. Надо отрокам и отроковицам объяснять, что первыми причащаются младенцы, потому что они безгрешные, они всегда готовы ко встрече со Христом. Потом, проявляя уважение, мы должны пропустить стариков. Раньше так и было: отроки и отроковицы причащались самыми последними. Этим они проявляли свое уважение к старшим. Если у них с детства складывается такое отношение к старшему поколению, то и на протяжении всей жизни оно сохранится. А сейчас же сами родители, бабушки и дедушки воспитывают в своих детях неуважение к старшим. Так не должно быть.

– Что делать, если ребенок не хочет идти в храм без своей любимой игрушки, а уж в храме не выпускает ее из рук, отвлекая прихожан? Ото-брать и заставить стоять смирно? Но ведь все равно стоять смирно он не будет.

– Ирина Евгеньевна.   Игрушки бывают разные. Однажды мы собирались на праздничную службу. Дочь, ей было тогда лет 5, стоит у двери с куклой в руках. Говорю ей: «Ты куклу-то зачем взяла?» А она: «Это мой ребенок, неужели мы его в храм не возьмем?» Ну как «ребенка» в храм не взять? Играя, дети учатся жить. Думаю, если ребенок отказывается идти в храм без игрушки, то можно взять небольшую, может быть, мягкую. У детей очень быстро переключается внимание с одной вещи на другую. Пока вы едете или идете на службу, он может отдать вам игрушку и вообще забыть про нее. Не отдал в дороге? Придя в храм, вы покупаете свечи. Дети охотно меняют игрушки на свечи. Для них это тоже интересные занятия: молиться вместе с мамой, зажигать свечу, прикладываться к иконе. Вместе петь «Верую» и «Отче наш…» Если уж и тогда не отдает, то маме придется приложить максимум усилий, чтобы ее чадо не отвлекало прихожан от молитвы. Что же делать, у мамы работа такая! Нельзя идти с игрушкой к Причастию. Но дети понимают важность этого момента (если не понимают, надо объяснить), отдают игрушки, складывают руки на груди и идут причащаться.



– Допустим, игрушка изъята. Но что делать, когда дети объединяются в «стайку» и все вместе беспрестанно ходят по храму, подходят к иконной лавке, выбегают на улицу? На мамины замечания чадо отвечает, что все так поступают.

– о. Александр.   Если дети начинают играть во время богослужения целой компанией, то родители должны выводить их из храма, чтобы не смущать окружающих людей. Господь сказал: «дом Мой есть дом молитвы» (Лк. 19, 46). Люди приходят в храм, чтобы поучаствовать в богослужении, помолиться. А когда дети начинают играть, бегать во время богослужения, человек, который видит их, в соблазн приходит – вот дети играют, а родители стоят и спокойно на это смотрят. Так что по возможности таких детей нужно уводить из храма и приводить только тогда, когда они могут постоять. Хоть чуть-чуть, хоть 5 минут, но постоят спокойно. Это ведь огромный труд. У них кровь кипит, энергии очень много, постоянно нужно что-то делать, чем-то заниматься. И вот так постоять спокойно 5 минут – для них это подвиг. Такой же, как и взрослому человеку 2 часа на службе постоять.

Бывают и конфликтные ситуации, когда люди делают замечания этим детям, а родители начинают заступаться за них: «Это же дети, пусть они поиграют, ничего в этом страшного нет». На самом деле это страшно. Дети начинают мешать молитве, а значит, такое происходит и дома. Когда родители молятся, ребенок видит их отношение к молитве, к Богу. И эту модель поведения, увиденную дома, ребенок и приносит в храм. Тут главное для родителей – воспитать страх Божий. Как я помню с детства, у меня знакомство с Богом, с верой началось именно со страха.

– Как же воспитать страх Божий?

– Ирина Евгеньевна.    Воспитать в ребенке можно только то, что имеешь сам. Нам, взрослым, в первую очередь в себе страх Божий воспитывать надо. Если дети будут видеть наше почтение к Богу, благоговейное отношение к святыням, если в семьях будет любовь и уважение, тогда, думаю, и страх Божий воспитается. Ведь в человеческой природе он есть. Посмотрите на малышей. Они, если что-нибудь натворят, сразу бегут: «Мамочка, прости, пожалуйста! Ты не обиделась?» Боятся огорчить, потерять родительскую любовь. Главное, это не растерять, а приумножить. Чтобы в будущем они боялись Господа оскорбить, Его любовь потерять… Молить об этом надо Господа и Пресвятую Богородицу. Молить о помощи в воспитании достойных наследников Царства Небесного.



– Принято считать, что ребенок должен начинать исповедоваться в 7 лет. Но не редки случаи, когда ребенок может начинать исповедь раньше. Как понять, что ребенок готов к такому серьезному шагу?

– о. Александр.   Если у ребенка есть такое желание, то препятствовать не нужно. Даже если ему 5 лет. Это же, наоборот, хорошо, когда ребенок видит пример своих родителей и хочет ему последовать. Ребенок в младшем возрасте очень живо, реально воспринимает и ощущает свою какую-то ошибку, вину. Пусть он идет на исповедь. Священник просто не читает разрешительную молитву, когда ребенок в таком возрасте исповедуется. Разрешительную молитву читают только с семилетнего возраста.

А у нас бывает по-другому. Родители, руководствуясь знанием того, что ребенок начинает исповедоваться с 7-ми лет, до этого возраста никак не готовят его к этому Таинству. Но вот 7 лет наступает, и родители начинают усиленно готовить дитя к исповеди и сами себе задают вопрос: а как же его подготовить? Что с ним делать-то? Сразу возникает много недоумений. В лучшем случае всё просто перекладывается на священника: «Вот наш ребенок, ему исполнилось 7 лет. Объясните ему, расскажите всё». Но ведь сами родители должны позаботиться о первой исповеди ребенка. И лучше начинать с такого возраста, когда еще нет 7-ми. Пусть он ходит на исповедь, потихонечку привыкает. У человека должна быть потребность в исповеди. Без нее человек чувствует себя неполноценным, и чего-то ему в жизни не хватает. Вот и у детей так же.

– Часто ребенок подходит к взрослым и просит помочь ему вспомнить какие-нибудь грехи. Как воспитать в ребенке самостоятельное, серьезное и благоговейное отношение к исповеди?

– о. Александр.   Здесь опять же всё упирается в общение с родителями. Родители должны объяснить ребенку, в чем сущность греха, чем он опасен для нас. Говоря о грехе, мы не поясняем этого. Для нас это понятие становится абстракцией, особенно для маленьких детей. Они пока не осознают, что такое грех. Хотя, да-же в детском возрасте, человек прекрасно понимает, что он делает плохо. Совесть ему подсказывает. А родители порой не дают действовать ребенку свободно, нагружают его сложной литературой: «В помощь кающимся» и другой. Они говорят – это грех, а это – не грех, тем самым навязывая ребенку свой собственный взгляд на исповедь.



У ребенка же немного другое отношение к этому Таинству. Ему только надо помочь, чтобы он сам осознал свою ошибку. Именно осознал. Пусть в чем-то единственном, но это будет от чистого сердца. Всё остальное он пока не замечает. А дело родителей объяснить, почему это является грехом. Ведь для детей важно знать – почему. У детей есть такой возраст – «почемучек»: почему, зачем, откуда, кто, когда, куда? В этот период родителям надо набраться терпения и отвечать на все эти вопросы правильно, обдуманно. Им надо постараться объяснить детям, что грех – это ошибка. Помочь ребенку понять, в чем он ошибся. И опять же, если мы сами будем с благоговением, со страхом Божиим, осознанно приступать к Таинству Покаяния, к Таинству Причащения, то и дети будут так же относиться к этим Таинствам, так же будут готовиться. Наша серьезная ошибка в том, что мы сами в Царство Небесное не идем, а своих детей загнать туда хотим. Но так ничего не получится. Дети всегда идут за родителями.

-- Как бороться с легкомысленным отношением ребенка к исповеди?

– Ирина Евгеньевна. Мне кажется, не надо брать на себя ответственность оценивать, была ли исповедь ребенка легкомысленной или нет. Исповедь – это Таинство. О том, что происходит в душе ребенка, знает только Бог. Давайте Ему оставим право оценивать и судить. А мы лучше будем молиться о том, чтобы ребенок был в Церкви, учился видеть свои грехи и приступал к спасительным Таинствам.

– Надо ли объяснить ребенку ход богослужения? Что лучше: пользуясь специальной литературой, пояснять, что же происходит на службе, или посоветовать стоять спокойно и молиться своими словами?

– о. Александр.   Объяснять нужно тогда, когда сами родители увидят у ребенка потребность в этом объяснении. Тогда он поймет, что происходит на богослужении и воспримет это. Сколько таких примеров, когда ребенок ходил в храм много лет, а потом, повзрослев, по каким-то жизненным обстоятельствам, он всё оставляет, забывает на долгие годы. Но впоследствии, когда скорби появляются в жизни человека, он вспоминает свое детство, свою радость – ту радость, которую он чувствовал в храме. Такие воспоминания есть всегда. И он может снова возвратиться к Богу, снова пойти в храм. И старается быть христианином.
Самое главное, надо объяснить детям, что участие в богослужении человеку необходимо. А необходимость заключается в том, чтобы прийти к Богу и поблагодарить Его. Божественная литургия – это благодарность Богу. И мы приходим в храм для того, чтобы просто поблагодарить Его за то, что Он для нас делает. Вот такое живое восприятие Бога должно быть у ребенка. Ведь служба – это не просто долг какой-то, как иногда детям кажется. Прежде всего благодарность, а потом уже какие-то свои прошения. Самая совершенная молитва – молитва Ангелов: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф». Непрестанная благодарность Богу.

– А надо ли тогда вообще вдаваться в подробности того, что происходит на службе?

– о. Александр.    Надо, если родители сами это знают. Ведь многие бабушки и дедушки, полжизни проведя в храме, не знают, что сейчас происходит во время богослужения. А объяснять это нужно, конечно. Но не сухо – тогда ребенок, однозначно, ничего не уяснит, не запомнит. Объяснять нужно тогда, когда ребенок будет более всего восприимчив к этому, когда он способен будет слушать и понимать. В одном возрасте ребенку нужно одно, в другом – другое. Они как младенцы. И мы им не даем твердую пищу. Так что не надо, если ребенок только пришел в храм, ему весь ход богослужения объяснять, суть Таинств. Ему нужно знать главное: храм – это место встречи с Богом, и мы приходим сюда для того, чтобы встретиться с Ним. С радостью.



– Как поступать родителям, если ребенок отказывается причащаться, начинает плакать, устраивает истерики на службе? Допустимо ли причащать плачущего ребенка (не младенца)?

– о. Александр.     Здесь нужно смотреть на самого ребенка. Кого-то нужно причащать, а кого-то нет. Сами родители должны определить для себя, есть ли необходимость в том, чтобы сделать это сейчас.
Бывает, что ребенка водят в храм, периодически причащают, а тут ни с то-го ни с сего в один из воскресных дней он просто-напросто начинает какую-то истерику перед Причастием: «Я не хочу, не пойду». Ну, не хочет, и не надо заставлять. Пусть лучше постоит в сторонке, посмотрит спокойно. Другое дело, когда малыш никогда не причащался. Родители его привели в храм, он видит непривычное окружение. И когда такого ребенка начинают причащать, ему становится страшно, не по себе, потому что он не знает, что с ним сейчас будут делать. Вот в таком случае ребенка надо причастить. Он поймет, что ничего плохого ему не делают, и в другой раз будет вести себя уже намного спокойней. Так вот потихонечку ребенок и начнет привыкать к Таинству Причащения.

– В храмах сейчас представлен большой выбор православной литературы для детей, в том числе и детские Евангелия и молитвословы в красочных обложках, с красивыми картинками. Как быть, если ребенок реагирует только на иллюстрации и не хочет слушать то, что написано в книге?

– Ирина Евгеньевна. Здесь не надо смущаться, нужно вместе разглядывать картинки. Любой взрослый найдет пару-тройку предложений, чтобы объяснить ребенку, что изображено. Собственно, картинки за тем и нужны, чтобы заинтересовать детей. В следующий раз можно подольше задержаться на какой-то иллюстрации и больше рассказать. Рассмотрение картинок – это как бы подготовка к чтению. Потом, глядишь, и книгу осилите.

– И в заключение…

– о. Александр.   Я сейчас вспоминаю одну историю, имеющую отношение к теме нашей беседы. Когда-то к преподобному Серафиму Саровскому пришла семейная пара с вопросом о воспитании своего ребенка. Никак они его в храме успокоить не могут. И так его уговаривают, и этак, а ему хоть бы что – продолжает резвиться. Преподобный Серафим ответил просто. Он объяснил родителям, что они в своем возрасте этой радости детской от присутствия Бога ощутить не могут, потому что являются людьми не безгрешными. А у ребенка душа чистая, светлая – вот он и радуется. Просто у него радость такая, через край. Особенно в храме. Дети радуются и веселятся, а мы, взрослые, так радоваться уже не умеем, не можем. Детям надо дать волю – пусть радуются, только лучше во дворе церковном. Ведь где Господь – там всегда и радость.


18 сентября 2012 г.       Источник: Православие и современность

http://www.pravoslavie.ru/smi/56157.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 7547


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #25 : 20 Сентября 2012, 22:12:58 »

Родители – против их уничтожения

Движение «Семья, любовь, Отечество» проводит серию пикетов с целью недопущения принятия смертельно опасных для семьи и родительства законов …




Сегодня, 20 сентября 2012 года, Комитет Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей проводит «круглый стол» на тему: «О совершенствовании законодательства по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства», сообщает пресс-служба движения «Семья, Любовь, Отечество».

Это – плановое мероприятие, предусмотренное регламентом Госдумы перед принятием любого законопроекта, которое проводится на этапе подготовки законопроекта перед внесением в Совет Думы для последующего принятия.

Полагать, что в результате «круглого стола» общественность на что-то повлияет, особенно в столь острой ситуации, как принятие законов, уничтожающих родительство, было бы наивно и самонадеянно. Вряд ли семейно-родительской общественности добавит чести становиться статистами в спектаклях с чужими унизительными сценариями.

Подтверждение правоты такой точки зрения можно обнаружить в календаре мероприятий Госдумы, где указано, что принятие закона о социальном патронате в первом чтении состоится 25 сентября 2012 года, то есть через четыре дня после упомянутого «Круглого стола».

Понятно, что за такой срок ни подготовить изменения в законопроект на основании мнения общественности, ни откорректировать их, ни передать Правовому управлению Госдумы для анализа, ни получить это заключение и приобщить к проекту, передаваемому в Совет Думы, а также целый ряд иных заключений, невозможно. Значит, всё уже заранее составлено и меняться не будет.

Второй закон из этой же обоймы – об общественном контроле за детьми-сиротами уже принят в июне 2012 г. в первом чтении и готовится на второе, а значит, завершающее, чтение (потом – только уточнения) на октябрь – также после аналогичного «круглого стола». Несмотря на бурные протесты общественности.

Ситуация уже перезрела: период обсуждений, конференций, слушаний и круглых столов для неё уже миновал. Значит, нужны иные формы предъявления своего мнения. 

Сегодня, 20 сентября 2012 года, Межрегиональное общественное движение «Семья, любовь, Отечество» начинает серию пикетов, в том числе Государственной думы, с целью недопущения принятия смертельно опасных для семьи и родительства законов.

«Призываем общественность страны во всех регионах поддержать Москву и начать бессрочные пикеты (также и одиночные), в том числе возле органов законодательной власти с протестом против принятия в России антисемейных законов. Призываем представителей СМИ определиться со своей гражданской и личной позицией относительно грядущего уничтожения родительства и семьи в России и всемерно поддержать усилия общественности всеми имеющимися в их распоряжении средствами. Призываем представителей всех многочисленных политических партий включить в приоритетные направления своей деятельности защиту родительства в России от уничтожения. Призываем всех граждан России обрушить шквал телеграмм на Госдуму и Президента РФ с требованием остановить разрушительную деятельность Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, депутатов, членов общественной Палаты РФ, иных деятелей, лоббирующих огосударствливание детей и лишение всех родителей права называться родителем, а также – не принимать девять антисемейных законов, которые в итоге разрушат страну. Призываем подняться всем миром на защиту сути нашей жизни!», - говорится в обращении движения «Семья, Любовь, Отечество».   


20.09.2012

http://ruskline.ru/news_rl/2012/09/20/roditeli_protiv_ih_unichtozheniya/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 7547


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #26 : 07 Октября 2012, 19:39:06 »

Жить семьей!

Вероника Бузынкина




Детей у отца Илии Зубрия и матушки Нины восемь. Старший поступил в институт, второй сын, Денис, учится в одиннадцатом классе, Ираида – в восьмом, Василиса – в седьмом, Серафим перешел во второй класс, Нике – шесть лет, Анфисе – два годика, а Матфей родился совсем недавно – в августе.

А при этом на батюшке, помимо дел на приходе храма Иоанна Богослова в селе Богословское-Могильцы, где он настоятель, – занятия и работа в православной школе-пансионе «Плесково», где он преподаватель Закона Божия и заместитель директора по духовно-нравственному воспитанию, а также руководство детско-юношеским клубом «Подсолнух».

О том, как успевать быть отцом, можно ли детям играть в компьютерные игры, о клубе «Подсолнух» и о самом важном в семье отец Илия рассказал «Бате».





«Учительские» дети


- Вам удается как-то участвовать в воспитании своих детей? Вы ведь и настоятель храма, и работаете в школе… А часто бывает, что «учительские» дети самые заброшенные.

- Если честно, я считаю себя не очень хорошим отцом. Мне навсегда запомнился момент рукоположения, когда епископ Филарет, ректор Московской Духовной академии и семинарии, снял обручальное кольцо с моего пальца и положил к Распятию на Престоле. С одной стороны, главное дело священника - это служение Богу и Церкви, но с другой стороны, никто не снимает ответственности со священника за его домашних. И если бы не дар Божий в виде свербящего чувства ответственности за семью, я был бы еще худшим папой.

Конечно, стараюсь помогать матушке, хотя не всегда получается так, как хотелось бы. Недавно услышал (случайно, это она не мне говорила): «Я не представляю, как бы я без бати детей воспитывала». Значит, что-то удается мне в этом направлении.

Сразу хочу сказать, что никаких теоретических советов по воспитанию давать не люблю, кроме «железных», выстраданных личным опытом. Наверное, когда у нас вырастут хорошие внуки, тогда я смогу с чистой совестью что-то советовать.





Первый отцовский страх


- Хорошо, а могли бы Вы просто поделиться опытом? Когда у вас только родился первенец, Вы помогали супруге или это все-таки немужское дело – возиться с младенцами?

- Мы с матушкой из многодетных семей, но я был первым ребенком (всего нас было пятеро), а супруга моя - последним, поэтому первые полгода, когда родился первенец, я был таким наставником у своей матушки – учил ее пеленать, купать и так далее…

- Значит Вам повезло, у Вас был такой опыт, а многие отцы, когда у них рождается первый малыш, его боятся – маленький, хрупкий и все время плачет. Что же им делать? Может быть, не надо себя пересиливать и подождать, когда младенец подрастет?

- Можно и ждать, но не будет ли это твое упущенное время? Да и привыкнуть к такому бездействию можно. Дети очень быстро растут. Если изначально отворачиваться от своего ребенка, то не получится ли потом так, что ты сто причин найдешь, только бы не пойти с ним на рыбалку или выполнить данное обещание?

Да, сложно, он кричит иногда. Мы с первым ребенком впервые заснули нормально, только когда ему исполнилось семь месяцев. Да, мужчины так устроены, что им может быть сначала страшно взять младенца на руки. Но если себя пересиливать, настраивать на помощь супруге, на общение с младенцем, то увидишь маленькие минуты настоящей радости после усилий.

Вот помыл ты ребенка, поменял ему подгузник, вытер сопли, совсем не мужскую работу вроде бы сделал – а на душе хорошо.


Из Интернет-дневника отца Илии:

Если вам предстоит покормить ребятенка возрастом около года, я не знаю, что вам может помочь, если конечно, у вас в запасе нет волшебной маминой сиси)).

Никакая физическая подготовка не поможет вам предугадать, куда в очередную минуту будет направлен "удар цапли", который выбьет из рук ложку и расплескаает кашу по кофтам и брюкам. Высший пилотаж, это - отвлекающий маневр с улыбкой до ушей, с размякшим от нежности папашей и... обе руки в тарелке, сжимая и разжимая ладошки...

Люблю тебя, доча!!))








Психология маленьких дел


- Есть ли в Вашей семье особенные традиции?

- Каких-то особенных, экзотических традиций нет. Стараемся всегда, каждый день ужинать вместе. Все садимся за стол, младшие друг друга перекрикивают, перебивают старших, а мы объясняем им, как себя вести, общаемся, новостями обмениваемся, а после ужина, пока народ не разбежался, стараемся все вместе сразу встать на молитву.

Малыши полное правило не выдерживают, а старшие читают. Если была всенощная, то не читаем полностью молитвы, а только Серафимово правило.

Летом каждый вечер ходим на пруд купаться. Ходим все вместе в походы. Вместе смотрим фильмы.

На Рождество после ночной службы отдыхаем, а вечером едем по знакомым колядовать. На зимнего святителя Николая есть традиция сапожка. Дети готовят друг другу подарки и в ночь с восемнадцатого на девятнадцатое декабря, кладут их в ботинки, в валенки. Им это очень нравится.

- Когда у Вас есть свободное время, как вы его с детьми проводите?

- Когда прихожу после службы, стараюсь немного поиграть или почитать что-нибудь. В воскресенье вечером можно погонять в футбол иди поиграть в настольный теннис.

Думаю, ребенок не должен видеть отца, только когда он отдыхает. Получается, если отец трудится на работе, кормит и одевает ребенка, а дома только отдыхает, то ребенок и воспринимает потом отца как не имеющего отношения к его внутреннему миру человека.

В семье работает психология маленьких дел. Когда не один раз в полгода ты свозил ребенка в поход, на экскурсию, или на карусели, а каждый день, понемногу – поиграл, порисовал, сложил домик... Такое простое общение создает у ребенка уверенность, что папа рядом, что он за надежной стеной, и на характере это сказывается.




Карлсон, компьютерные игры и "System of a Down"


- А что Вы детям сейчас читаете?

- В последнее время младшим читаю Евангелие, на русском языке, в Синодальном переводе. Я сначала опасался, что будет трудно, но слушают с большим интересом. Недавно читали Сетона-Томпсона. Мальчики любят военную тематику.

- А как относитесь, например, к Карлсону? Некоторые считают, что «нельзя такое читать».

- Я считаю, что читать можно все, кроме абсолютно безнравственного и бессмысленного. Можно же все с детьми обсудить, все объяснить. Надо с рассуждением подходить.

В прошлом году в Москве выступала группа "System of a Down", старший просил разрешения поехать на концерт с друзьями. Поначалу я очень не хотел его отпускать, но потом, помолившись, прослушал один альбом, почитал тексты, подумал, что сейчас все-таки рок-концерты проходят цивилизованней, чем раньше, поэтому отпустил. Человек был очень рад, вернулся благополучно, благодарил.

- И компьютерные игры тоже разрешаете?

- Не все, и достаточно редко. И если нет претензий к ним по учебе, обязанностям и поведению. Стратегии - «Казаки», «Война и мир», спортивные симуляторы, например.

По-хорошему, отец должен сам попробовать игры, в которые собирается играть ребенок, сесть и погонять немножко, а потом решить: вредно – не вредно.

Младший иногда играет один футбольный матч утром, один вечером, минут по пятнадцать. Старшие ему настраивают по его просьбе и за ним присматривают.

- Какой у вас стиль воспитания – демократичный или строгий?

- Не знаю, как самому об этом судить, но посторонние говорят, что строгий. Я так не считаю, мне кажется, что, скорее, демократично-требовательный. Очень важна последовательность этих требований.




Разделение обязанностей


- Как у вас в семье распределяются обязанности?

- Есть график, который дети соблюдают, утром один убирает со стола, подметает и моет полы на кухне, загружает посуду в посудомоечную машину, в обед - второй, вечером - третий. Сначала бывали сбои, даже случаи спекуляций, но хорошо, что вовремя заметил и поговорил.

В детский сад дети у нас не ходили. Помощников постоянных тоже никогда не было. Иногда помогала одна прихожанка, но редко. Поэтому сначала я помогал жене по дому, и мы особо не делили обязанности на мужские и женские. Потом старшие дети стали помогать. Сейчас вот двухлетней Анфисой по большому счету занимаются старшие сестры. Они ее моют, купают, кормят, одевают, выбирают наряды, делают прически.

Отец отвечает за уклад (или хотя бы за подобие уклада, имею в виду не армейские казарменные рамки, а скелет, на который все нанизывается). Он заботится о распорядке – когда подъем у детей, когда у них полезный труд, когда поход в церковь, как обустроить досуг.

А более тонкие материи – это уже мама. Девочками, мне кажется, вообще должна заниматься преимущественно мама, особенно лет с двенадцати.

- А когда только одна мама воспитывает мальчиков, это нехорошо?

- Это совершенно жуткое явление, когда отец считает, что он добытчик, а все остальное его не касается. Дома детей воспитывает мама, в саду воспитательница, в школе учительницы. Получается, что до самой женитьбы у молодого человека только женское воспитание. Поведение и характер тоже будут соответствующие.

Да вы на родительские собрания посмотрите, кто приходит – бабушки, дедушки, мамы. Отцов единицы.


Из Интернет-дневника отца Илии:

К Рождеству готовимся. Генеральная уборка в доме. После службы разбираю кабинетные завалы. Одна из операций очень привычная: выравнивание книг в одну линию на нижних полках всех шкафах. Это младшая доча, приходя к папе, первым делом проходится вдоль и ручонками задвигает книги во внутрь)). При этом оочень довольная))




«Крепкая рука»


- Как вы наказываете детей?

- Наказания – это очень сложная тема, но наказывать детей надо. Есть поступки непроизвольные, когда ребенок бежал, опрокинул вазу, разбил, сам ударился, значит, надо его пожалеть, а вазу убрать на другое место.

А если маленький ребенок сидит за столом и специально бросает ложку, вилку и смотрит на реакцию взрослых, несколько раз ему сказали перестать, слов не слышит – ну, значит, надо шлепнуть по попке.

Вообще, это сложная тема. Все зависит оттого, насколько отец уверен в себе, насколько он чувствует, будет ли от наказания польза.

Что применимо для детей всех возрастов – лишение каких-то удовольствий. Ребенок провинился, а он любит играть в футбол – забудь на время про футбол.

- А у вас дети дома дерутся?

- Всякое бывает. Идеализировать священническую семью и думать, что там ангелы поют, можно только от недостатка соприкосновения со священническим бытом. И дерутся, и все бывает.

Недавно старший сын сообщил, что младший матом поругивается, употребляя «к месту» одно словечко. Стали разбираться, оказалось, что пошел играть в футбол и услышал, как взрослые дяди ругались. Стали беседовать, двадцать минут разговаривали, надеюсь, что он что-то понял…




Господи, сохрани наших детей!


- В одном интервью с многодетной мамой я прочитала такую фразу: «Дети и собаки любят крепкую руку». Некоторых моих знакомых такие слова возмутили. А вы с таким утверждением согласны?

- По одной фразе сложно понять, что именно она имела в виду. У каждого в семье свой порядок, и мы не знаем, как он работает, поэтому со стороны сложно судить, что правильно, а что нет.

Насчет «крепкой руки» - по своему опыту я вижу, что детям важно иметь поведенческие рамки, распорядок дня, график.

Например, недавно я выговаривал сыну за то, что он не успел сделать работу (старшие дети у меня каждое лето работают при храме), а он сказал: «В прошлом году у нас был четкий график, было ясно, когда подъем и отбой, какой фронт работ, мы больше успевали сделать, а сейчас без режима мне собраться сложно». А это уже была моя вина.

Дети любят понятность. И соответственно, когда они видят, где и на каком этапе нужно их участие, они к этому нормально относятся.

Вообще это важно - обсуждать планы на завтра. К разговору о традициях: можно сказать, что у нас есть еще одна традиция - обсуждать планы на ближайший день. Если дети просыпаются, и день не распланирован, то получается сумбур. А если с вечера все проговорить, они уже просыпаются с рабочим настроем.



Плата за работу


- Вы сказали, что нанимаете своих старших детей на работу? И деньги им платите? А что они делают?

- Делают все что угодно. Есть список работ, сейчас вот днище у лодки обрабатывают и красят. До этого ямы копали под столбы. А еще раньше мы с ними всю неделю дрова пилили. Работы полно.

Летом они работают с 10.00 до 15.00. Они ведут сами ведомости, что сделали за лето. В конце августа приходят и получают зарплату, расписываясь за полученные деньги.

- А посуду они не моют за деньги?

- Нет, это разные виды работы. Есть работа по дому, по долгу, есть работа по необходимости, есть работа в удовольствие, а есть труд, за который можно получить вознаграждение. Помыть посуду за собой и близкими – это твоя обязанность, ты же живешь в этом доме.

Также и за отметки я считаю нельзя платить. Насколько видно по некоторым детям в школе, плата родителей за отметки ни к чему хорошему не приводит.




«Подсолнух»: Труд, молитва, радость


Детско-юношеский клуб «Подсолнух» существует с 1998 года и объединяет детей и родителей. Встречи проходят по воскресеньям. Деятельность условно разделена на четыре составляющих: Литургия, учебные занятия, спорт и походы.



- Отец Илия, чем занимаются ребята в клубе «Подсолнух»? И вообще, рядом с храмом всего один жилой пятиэтажный дом – откуда берутся в клубе дети?

- У нас были разные занятия: и основы компьютерной грамотности, когда компьютеры только пошли, и резьба по дереву, и плотницкое дело. После литургии завтрак, и старшие уходят на футбол. У девочек в это время домоводство, художественный труд. Есть театральная студия.

Все занятия ведут прихожане, они сами родители и хорошие педагоги с образованием. Наша община – это не только жители Могилец. Прихожане едут к нам из окрестных поселков и городов: Лесного, Красноармейска, Софрино, кто-то из Москвы.

В конце своих занятий все приходят ко мне на Закон Божий. Мы читаем Евангелие, смотрим фильмы, разбираем, хотя бывает непросто – так как собираются дети очень разного возраста.

Со старшими детьми, лет с пятнадцати, очень сложно, особенно в тех семьях, где родители в храм не ходят. Я вижу, что только благодаря костяку из детей нашей семьи что-то еще держится.


В музее танка Т-34

– Одно из направлений клуба – туризм…

- Скорее, не туризм, а реставрация памятников архитектуры – такова наша концептуальная задумка.

Начинали мы в 1998 году с тех храмов, что в нашей округе. Первые наши выезды были в храм великомученика Георгия в Алешино. Рано утром приезжали, поздно вечером уезжали, дети тогда были еще маленькие, до 10 лет.

- А что может делать ребенок до десяти лет? Только мешать, наверное?

- Нет, он может не так уж и мало, надо только работу правильную задавать. Дети тогда носили мусор, сметали его в кучи, чистили подсвечники. Кто что может делать, тот и делает – если маленький ребенок, можно носить маленькие кирпичики, кто покрепче – копать может. Уравниловки не было.

Потом в Софрино мы впервые организовали выезд с ночевкой, там были дети по 14-17 лет, расчищали парк в усадьбе, где стоял храм. Мы несколько раз туда ездили: жили на берегу озера, купались, ну, и труд с молитвой в первую очередь.



Много выезжали работать в храмы Пушкинского района – в село Пушкино, в Артемово. Несколько раз бывали в Орехово-Зуево, четыре раза в Переславле-Залесском, в Никитском монастыре. В Ярославле были, готовили к тысячелетию город, в Кашине в Николо-Клобуковском монастыре. В прошлом году ходили пешком в Лавру преподобного Сергия, в этом году пешком дошли до деревни Васюково, там освящали источник в честь великомученика и целителя Пантелеимона и устанавливали на лесном холме большой поклонный крест.

- А как возможно организовать такой большой коллектив?

- Любая поездка планируется заранее. Приезжаешь, разговариваешь с игуменьей, где жить, чем питаться. Если едет сорок детей, то с родителями это уже семьдесят человек. Родители объединяются в отдельный рабочий отряд. Все дети в разновозрастных отрядах, у каждого – свой воспитатель (у которого нет своих детей в этом отряде). Работаем, в течение смены проводим спартакиаду, обязательно есть культурная, краеведческая составляющая.

Но, конечно, сложно. Я ищу администратора-помощника, которого пока нет. Помощников искренних много, а вождей нет. А если есть, то по семейно-рабочим причинам работать системно не могут. Вот и ждут все батюшку, а у него не всегда все со временем ладно, из-за занятости по школе.

- А не жалуются дети, что каждый год вкалывать надо, опять таскать эти кирпичи?

- Да какие жалобы – они из квартиры вышли на воздух, радуются! Работу надо по силам подбирать, тогда им не будет тяжело.

- И как, получается удержать подростков в Церкви? Или с началом переходного возраста они из клуба уходят?

- Наш опыт показывает, что остаются те дети, родители которых вместе с ними ходят в храм, вместе ездят в поездки. Многие уходят. Но утешаю себя словами Иоанна Златоуста, что бесследно ничего не проходит, надеюсь, что у них в душе осталось что-то от наших поездок, бесед, и оно со временем прорастет.






Жить семьей


- Отец Илия, в самом начале разговора Вы сказали, что советовать не считаете себя в праве. Можно попросить Вас не советовать, а пожелать. Что бы Вы хотели пожелать молодым отцам или молодым людям, которые в будущем станут отцами?

- Жить семьей.

Есть такая история про священника, который после семинарии был назначен настоятелем, и надо было ему разрушенный храм восстанавливать. Матушка у него молодая, красивая, а он ушел весь в стройку. Она обед готовит, он не приезжает домой, времени нет. Несколько месяцев прошло, год, ребенок родился. Батюшки дома почти никогда нет. Дело дошло почти до развода.

Матушка говорит: «Поехали к духовнику». Батюшка с готовностью согласился, он же благое дело делает. Поехали они к старцу Иоанну Крестьянкину. Ну, и батюшка там хорошо получил. Отец Иоанн объяснил ему, что никакие высокие цели не оправданы, если семья запущена. А если семье уделять время и внимание, то Господь даст то, чего недостает. В том числе и материальный достаток.

А иногда и материальным надо пожертвовать, чтобы больше времени отдать семье. Потому что, ну, что такое достаток - его же никогда не будет хватать. А там посмотришь, годы прошли, здоровье подорвано, достаток есть, но душу не радует, в тупике человек.

Поэтому желаю всем отцам жить своей семьей, не отдаляться и всей душой в свою семью вкладываться.



http://www.pravoslavie.ru/smi/56083.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 7547


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #27 : 19 Октября 2012, 14:15:37 »

О семейной жизни и воспитании детей.   Из наследия Оптинских старцев

Ольга Рожнёва


«Православие.Ru» начинает публикацию серии материалов о сокровищах духовной мудрости старцев Оптиной пустыни. В Оптину, к этому духовному роднику, приходили тысячи людей – за поддержкой, утешением, советом. Старцам писали письма их духовные чада, излагая свои сомнения, обстоятельства жизни, горести и нужды. И никто не оставался не неутешенным, для каждого находилось мудрое слово и полезный совет. Эти советы разбросаны в многочисленных письмах старцев, их житиях, воспоминаниях о них. Портал «Православие.Ru» попросил своего постоянного автора Ольгу Рожнёву, которая вот уже несколько лет работает старшим экскурсоводом Оптиной пустыни, сделать небольшие подборки советов и наставлений Оптинских старцев, объединив их по темам. И первая из таких подборок – о семье и семейной жизни – наиболее больной теме нашего больного времени.




С. М. Прокудин-Горский. На жнитве. 1909 год


Оптинские старцы окормляли не только монашествующих. Не оставляли они без духовного руководства и мирских людей. Часто советы их касались семейной жизни и воспитания детей – того, что составляет основную часть жизни в миру.

Преподобноисповедник Никон писал о том, что всякому виду христианского жития свойственны свои добродетели и занятия:

«Нам недоступны дела тех, с которыми мы имеем различный образ жизни. Например, мать, имеющая грудных детей, не может ходить ежедневно в церковь ко всем службам и дома подолгу молиться. Из этого будет не только смущение, но и даже грех, если, например, в отсутствие матери ребенок без призора искалечит себя или натворит шалостей, когда будет подрастать.

Не может она совершенно отречься от имущества ради личного подвига, ибо она обязана содержать и кормить детей. Она обязана угождать Богу делами, ей свойственными: терпением тягот семейной жизни, посильной молитвой, посильной милостыней, учением и воспитанием детей, соблюдением постов, хождением по праздникам в церковь, удалением от ропота, сплетен и т.п.».

Вообще Оптинские старцы высоко ставили благочестивую семейную жизнь. Преподобный Нектарий так оценивал участь женщины быть женой и матерью:

«Замужество для женщины – это есть служение Пресвятой Троице… вот как велика для женщины ее участь быть женой и матерью».

Давали старцы советы относительно того, как нужно жениться и выходить замуж.

Так, многие из мирян обращались к преподобному Льву за благословением пред совершением браков. И браки, совершавшиеся по благословению старца, были благополучны.

Просившим благословение на брак преподобный Лев обыкновенно советовал хорошенько рассматривать все благоприятствующие или неблагоприятствующие обстоятельства. Например, обращать внимание на то, «чтобы и жених, и невеста были здоровы и чтобы было им чем жить; чтобы звание от звания резко не отличалось и чтобы по летам или по возрасту мало было различия».

При этом старец повторял самую простую старинную пословицу: «Знай сапог сапога, а лапоть лаптя». Кроме того, вопрошавших о выборе жениха наставлял, чтобы обращали внимание на свойства его отца, а вопрошавших о выборе невесты – чтобы обращали внимание на свойства матери. При этом говаривал: «Яблочко от яблоньки далеко не укатится».

Наконец, жениху и невесте и родителям их советовал смотреть, при усердной молитве, на свое сердце. Если при последней решимости на брак жених и невеста и родители их стали бы ощущать душевное спокойствие, то старец советовал решаться на такой брак. В противном же случае, если бы при этом оказалось сомнение, безотчетная боязнь, беспокойство и смущение, то старец говорил, что это неблагоприятный знак, и советовал приискивать другого жениха или другую невесту. Это был общий совет старца Льва для всех.

Но сам он, по данной ему от Бога прозорливости, преподавал иногда советы, несходные с человеческими мнениями и соображениями. Пришел однажды к старцу небогатый человек и, объяснив, что за его дочь сватаются три жениха – мещанин, фабричный и зажиточный поселянин, спросил его, за кого из них отдать ему свою дочь. Отец Лев посоветовал отдать за поселянина, сказав, что тут будет сытнее. Вслед за тем наступил голодный год, по прошествии которого отец невесты приходил благодарить старца за то, что он посоветовал ему отдать дочь за поселянина, который в голодное время прокормил его, прибавив при этом, что мещанин и фабричный сами чуть с голода не померли. Да и кроме сытости, это был счастливый брак.

Преподобный Амвросий советовал не спешить в деле супружества, а рассмотреть его со всех сторон с рассуждением:

«Также не мешает рассмотреть и разузнать хорошенько то самое лицо, с которым думаете обрести благополучие мирское. Кроме собственных свойств его, рассмотреть и самое его положение, и самые обстоятельства, его окружающие. Все это в совокупности имеет великое значение. По замечанию некоторых, в самой фамилии людей выражается иногда благоприятное и неблагоприятное свойство».

А вот еще советы старца Амвросия желающим вступить в брак.

«Испрашиваешь моего грешного совета и благословения вступить в законный брак с избранною тобою невестою. Если ты здоров и она здорова, друг другу нравитесь и невеста благонадежного поведения и мать имеет хорошего некропотливого характера, то и можешь вступить с нею в брак».

«Ежели сын здоров и не обещался в монахи и желает жениться, то и можно – Бог благословит. А чтобы была посмиреннее, то смотри. Если мать невесты смиренна, то и невеста должна быть смиренна, потому что по старинной пословице: “Яблочко от яблоньки недалеко откатывается”».

Преподобный Иларион желавшим вступить в брак советовал, чтобы брак совершался не иначе, как с согласия и благословения родителей или старших в семействе, но чтобы не было и со стороны старших принуждения; чтобы вступающие в брак один другому нравились и при выборе жениха или невесты внимание обращалось не на капитал, а на то, чтобы жених с невестой и их родители были благочестивы и хорошей нравственности.

Тогда, говорил старец, можно надеяться на счастье новобрачных. Не одобрял старец большое неравенство лет, от которого могут потом возникать скорби. Некоторое старшинство можно еще допустить в мужчине, но в женщине оно может быть причиною многих скорбей. Не одобрял старец заключения браков по страсти, ибо когда страсти утихнут – любовь может исчезнуть. Не одобрял брака между лицами различных вероисповеданий: муж и жена, составляя одно тело, должны быть и духовно соединены.



С. М. Прокудин-Горский. Группа детей. 1909 год


Много наставлений давали Оптинские старцы о супружеской жизни, об отношениях в семье, о воспитании детей.

Преподобный Лев советовал своей духовной дочери при любой размолвке с матерью, а тем паче если обидит ее, поскорее просить прощения:

«Когда прилучится тебе чем маменьку огорчить, то поскорее припади к ее многотрудным стопам, о вашем воспитании потрудившимся, и проси прощения. Как только скоро понудишься, всячески облегчится совесть твоя и враг диавол сам ся посрамится!»

Преподобный Макарий учил принимать со смирением и самоукорением все происходящее, а особенно от своих родителей:

«Принимай с самоукорением и смирением что бы ни случилось, а паче от родителей, у коих ты теперь находишься. “Чти отца твоего и матерь твою”, – заповедал Господь (Исх. 20: 12), и закон естественный и гражданский повелевают нам сие. Благословение родителей великое доставляет благо детям, ибо низводит на них Божие благословение».

Преподобный Амвросий напоминал о необходимости научить детей чаще ограждать себя крестным знамением, которое имеет великую силу и многих спасало от великих бед и опасностей:

«Веками утвержденный опыт показывает, что крестное знамение имеет великую силу на все действия человека во все продолжение его жизни. Поэтому необходимо позаботиться вкоренить в детях обычай почаще ограждать себя крестным знамением, и особенно пред приятием пищи и пития, ложась спать и вставая, пред выездом, пред выходом и пред входом куда-либо, и чтобы дети полагали крестное знамение не небрежно или по-модному, а с точностью, начиная с чела до персей и на оба плеча, чтобы крест выходил правильный. Ограждение себя крестным знамением многих спасало от великих бед и опасностей».

Старец Амвросий также учил, как действовать, чтобы избежать разногласия супругов в вопросах воспитания детей. На письмо с подобным вопросом он отвечал так:

«…в случае разногласия лучше или уклоняйтесь и уходите, или показывайте, как будто не вслушались, но никак не спорьте о своих разных взглядах при детях».

Преподобный Варсонофий наставлял родителей воспитывать детей в православной вере, напоминал матерям, что слова их имеют творческую силу, так как исходят из глубины сердечной:

«Что сын не ходит в церковь – это тоже может быть поправимо. Скажите, – говорю, – ему просто, что в церковь ходить надо. Слово хотя и простое, но, сказанное от сердца, сильно влияет на человека, а слова и умные, да не от души сказанные ничего не стоят. Это все равно что встать около окна и дуть в форточку против ветра: какая польза? Слова матери имеют творческую силу, так как они, конечно, исходят из самой глубины сердечной; великую силу имеет и слово духовного отца».

Также старец Варсонофий объяснял, что женщина не может жить без веры, и советовал женам стремиться привлекать своих мужей к Господу:

«Женщина без веры жить не может. Или она после временного неверия опять возвращается к вере в Бога, или же начинает быстро разлагаться. Другое дело мужчина: он может жить без веры. Окаменеет совершенно, станет соляным столбом – таким окаменелым и живет, а женщина так не может».

«И вы, жены, должны стремиться привлекать мужей ваших ко Господу и тем спасать свои и их души. Во всех же скорбях с верою прибегайте к Спасителю, Он вас никогда не оставит. Действительно, вера творит чудеса».

Предупреждал преподобный Варсонофий о том, как губительны бывают ругательства в семье, как опасно проклинать кого-либо и даже что-либо. Старец приводил в пример следующую историю:

«Характерная черта некоторых святых – позвать гостей, радушно принять их и угостить – замечалась и у преосвященного Афанасия. Он любил в праздники позвать к себе гостей. Так и было однажды.

После обедни сразу из церкви с гостями он приходит к себе. Попив чайку и несколько побеседовав с гостями, преосвященный предложил им пообедать. Приказав келейнику подавать обед, он с гостями сел за стол. Подают огромную, прекрасно приготовленную щуку. Посмотрев на это, владыка говорит: “Ее кушать нельзя: она проклята”. Все несколько удивительно посмотрели на преосвященного. “Она проклята, ее есть нельзя”, – повторил владыка. Призывает келейника и приказывает убрать ее со стола. Тот даже не решается убрать.

Тогда преосвященный велит позвать повара. Тот приходит. Владыка смотрит на него и, замечая завязанный палец, спрашивает его: “Что у тебя с пальцем?” – “Порезал нечаянно, владыко святый”. – “А что ты при этом сказал?” – «Простите, владыко, я сказал: чтоб ты была… нехорошо сказал…” – “Ну вот, видишь, теперь ее есть нельзя. Эту бросьте, а другую надо приготовить”.

Вот видите, даже проклятие простого человека-повара так сильно действует…

Проклятие повара произвело в рыбе какие-либо изменения, которые преосвященный заметил своими прозорливыми очами. Вследствие этих изменений нельзя стало кушать рыбу. Этим объясняется, почему в богатых домах в миру в самых дорогих кушаньях нет того вкуса, какой мы ощущаем в наших кислых щах: там делается без молитвы, с руганью и проклятиями, а у нас в монастыре с молитвою и благословением».

В наше время часто распадаются браки, количество разводов огромно. Старцы Оптинские учили прощать друг другу ошибки и обиды, покрывать их любовью.

Преподобный Лев советовал при семейной ссоре употребить все средства к примирению, ибо сие угодно пред Богом:

«Вы, находясь в двоедушии и смущаясь помыслами, спрашиваете, писать ли Вам к Вашему мужу или нет. На сие ответствую: прежде всего вникните хорошо во глубину Вашего сердца и рассмотрите себя – в каком отношении к нему находитесь: мирны или нет, не подали ли Вы причин к разрыву супружеских уз Ваших и прочее? И если что из сих найдете внутри Вас, то употребите все средства к примирению – сие угодно пред Богом. Даже и тогда, когда б Вы были и правы, но смирением Вашим делаете с ним примириться и приобрести его, если уже не для себя, но для Бога, то, не отлагая время, приступите к сему, и Господь Вас не оставит».

Интересно, что супруге старец советовал первой попытаться примириться, а в другом случае советовал мужу, как «первенствующему лицу», первому положить начало примирению:

«Увидел неустройство в Вашем семействе и, при крайней слабости моего здоровья, поболел душою о Вашем положении. Но прошу и молю, достопочтеннейший Фома Никитич, яко мнимое первенствующее лицо занимаешь, то и первый положи начало поблагодушнее и благосклоннее произносить слово, не духом рвения гордости, но духом смирения и кротости. И сим силен Бог и всемогущ исправить Ваши дела, душевные и телесные, и устроить в доме мир, тишину и спокойствие».

Таким образом, старец учил смиряться обоих супругов, жене предлагая помнить о смирении, а мужу, как главе семьи, первому положить начало примирению духом смирения и кротости. Получается, что преподобный Лев учил обоих супругов уступать друг другу, помня каждому о своем: жене – о послушании мужу, мужу – об умении уступать сильного слабому.

Преподобный Антоний напоминал о терпении в семейной жизни, учил предавать себя полностью в волю Божию, и если муж или жена кажутся недостаточно хорошими, то задуматься, да стоим ли мы полностью хороших, идеальных супругов, идеальны ли мы сами:

«Душевное спокойствие приобретается от совершенной преданности себя воле Божией, без которой ничтоже с нами бысть, еже бысть. И если бы муж Ваш действительно был не хорош, то спросите себя по совести пред Богом: “Да стою ли я, грешная, хорошего и доброго мужа?”

И совесть Ваша непременно скажет, что ты совершенно хорошего не стоишь, и тогда во смирении сердца, с покорностию воле Божией будете от души любить его и находить много хорошего, чего доселе не видали. Расторгнуть же брачный союз по легкомыслию и неопытности своей хотя и не трудно в нынешние мудрые времена, но каково будет отвечать на страшном суде Божием? Ибо Сам Бог брачным союзом сочетает человека; а посему судите сами, что лучше – терпение или нетерпение!»



С. М. Прокудин-Горский. Обед на покосе. 1909 год


О единомыслии и любви в семье отзывался преподобный Антоний как о милости Божией:

«Читая Ваши писания и видя из них о Вашем единодушии с дражайшим другом своим и взаимной друг к другу любви, я сердечно порадовался тому и благодарил Господа Бога, увенчавшего Вас сею богатою милостию Своею, то есть единомыслием и любовию; ибо весьма справедливо сказано, что когда у мужа с женою лад, то не нужен им будет и клад».

Преподобный Макарий напоминал о том, что при ссорах в семье нужно в первую очередь укорять самих себя – без этого никакого умиротворения ссорящиеся не получат:

«Слышать о неприятностях между близкими родными очень прискорбно… и в нашем устроении без самоукорения, сколько ни советуй, не получают умиротворения ссорящиеся, а они и понятия не имеют о сем, что надобно себя укорять, – видят же только в ближнем вину».

Иногда к Оптинским старцам обращались с просьбой помолиться о помощи в родах, с разного рода заботами о рождении детишек. Старец Амвросий на подобное письмо отвечал:

«Есть православное предание, что в этих случаях прибегают к Божией Матери, по названию иконы – Феодоровской.

Вымените или напишите себе эту икону, празднование которой бывает дважды в год 14 марта и 16 августа. Если пожелаете, то можете накануне этих дней вечером совершать домашнее бдение, а в самый день – молебствие с акафистом Божией Матери. По усердию можете совершать это и в другое время, как пожелается.

Можете ежедневно и сами молиться Царице Небесной, читая Ей не менее двенадцати раз в день “Богородице Дево, радуйся”, хоть с поясными поклонами. Столько же раз читать и кондак Ей: “Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Владычице. Ты нам помози, на Тебе надеемся и Тобою хвалимся, Твои бо есмы раби, да не постыдимся».

Большая беда для семьи – пьянство. Преподобный Лев по этому поводу писал:

«Сия страсть попускается или за гордыню и высокоумие, или за нарушение совести против святого супружества, то и пренужно… во-первых, понудиться всевозможно смирять себя или исповедь учинить и истинно раскаяться пред искусным духовником, и потом Господь и поможет».

Старец строго обращался в письме к своему духовному чаду, советуя и даже приказывая ему перестать пить:

«Дай Бог, чтобы благочестие водворялось у вас в доме и ты бы на радостях перестал браться за рюмки. Знаем, и русская пословица говорит: “Пить до дна – не быть добра”. Я советовал и приказывал тебе, как духовный отец, перестать пить – худо, очень худо. Себе наживешь беду, попадешь в кабалу; а то, брат, придется тебя по-монастырски поставить на поклоны, чтобы молил своего тезоименитого угодника святителя Николая, дабы отлучил тебя от пиянства».

Старец Амвросий учил молиться за пьющего святому Иоанну, Крестителю Господню, и мученику Вонифатию:

«Пишешь ты, что муж твой чрезмерно предан винопитию… с верою и усердием молись за него святому Иоанну, Крестителю Господню, и мученику Вонифатию, чтобы Всеблагий Господь за молитвами Своих угодников отвратил его от пути погибельного, имиже весть Сам судьбами, и возвратил его на путь трезвой воздержной жизни».

Также Оптинские старцы отвечали на конкретные вопросы и давали духовные советы в различных семейных обстоятельствах. Эти советы применимы и в наше время, так как духовная мудрость не устаревает.

Об имущественных спорах с родственниками преподобный Амвросий писал следующее:

«…надежду же свою всю возлагай на Бога, всеблагим Своим Промыслом устрояющего все полезное нам. Этою же мыслью руководствуй себя и в отношении к родственникам. Если Господь возвестит им, то они возвратят тебе должное, хоть и не все; а если не отдадут, то лучше принимать от чужих, чем с своими ссориться. Что же касается до их собственной пользы – это предоставь им самим: пусть каждый поступает по своему усмотрению».

Закончить эту небольшую подборку из писем и высказываний Оптинских старцев хочется историей, которую рассказал преподобный Варсонофий. Эта история очень актуальна для нашего времени, когда люди часто ищут богатства, славы, власти, но не ищут главного – веры. А без Христа нет жизни, нет спасения:

«В настоящее время многие живут по плоти и духовной радости не ищут. Чего, прежде всего, хотят достигнуть? Во-первых, богатства. Затем – славы. Для достижения же этого ничем не пренебрегают. Господь сказал: “За умножение беззакония изсякнет любы многих” (Мф. 24: 12). Большинство людей уклонились, отошли от Христа. Людей, не разделяющих их взгляды, люди века сего называют отсталыми, непрактичными… Спрашиваю иногда посетителей:

– Есть у вас дети?

– Как же, – отвечают, – сыновья и дочери.

– Как же вы хотите устроить их судьбу?

– Да так: сына хочу видеть инженером, у него самого к этому наклонность; дочерей замуж за богатых и знатных людей.

– И вы думаете, что они будут счастливы?

– Конечно! – отвечают с уверенностью, а о том, как постараться, чтобы дети стяжали Христа, не думают. Говорят, все можно купить за деньги. Да, действительно, хотя и не все, но многое можно купить за деньги, только Христа ни за какие сокровища мира нельзя купить. А без Христа нет жизни, нет спасения».




http://www.pravoslavie.ru/jurnal/56804.htm

Записан
Максим Ф.
Новичок
*
Сообщений: 9



Просмотр профиля WWW
Православный
« Ответ #28 : 23 Октября 2012, 18:11:37 »

Многодетная семья

В сем ли по силам многодетность в малогабаритных городских квартирах? Почему многодетной семье бывает иногда проще с усыновленными детьми, чем бездетной паре? Кто и как будет поддерживать многодетные семьи? Отвечает настоятель храма Святителя Николая в Кузнецкой слободе, ректор ПСТГУ протоиерей Владимир ВОРОБЬЕВ.
« Последнее редактирование: 11 Сентября 2013, 15:12:41 от Дмитрий Н » Записан

Дуxoвнaя жизнь. http://skudelnica.ru/
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 7547


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #29 : 29 Октября 2012, 12:02:12 »

Чудо Митрофана о винтике

Рассказ.


В нашей жизни очень много чудес. Стоит только оглянуться вокруг, как можно заметить разные сверхъестественные события. Но часто мы либо не хотим давать места чуду, либо просто не замечаем его.



Митрофан у нас – из сомневающихся. Недавно у нас был с ним разговор.

– Я хочу на поезде ехать.

– Почему?

– Когда я на даче сплю, мне сны страшные снятся, а в поезде – не снятся.

– А ты же знаешь, что делать нужно, чтобы не снились. У тебя в молитвослове есть «Господи, помилуй» и другие – так и называются: «Молитвы, когда страшно».

– Я пробовал – не помогает.

– Да ладно, попробуй еще.

– Нет, не помогает. Не поможет никак.

– Да когда у тебя эти сны-то были? Небось, в прошлом году?

– Ну да, в прошлом.

– Так у тебя тогда и молитвослова не было, как ты мог пробовать? А теперь, если будут сны, попробуешь – и уйдут.

– Не знаю.

Ладно, думаю, подождем. Поехали мы с Варварой, с Серафимом и Митрофаном на почту. Письма нужно было бабушкам отправить, оплатить что-то. Митрофан – на самокате, Варя – на велосипеде, мы с Серафимом – пешком.

Митроша все что-то не поспевал: у самоката колеса туговаты, ехать по траве да камням неудобно. Гляжу: тащит его боком по земле. Долго не протащил – переднее колесо отвалилось: ось выпала, винт открутился. Троша пригорюнился:

– Ну все, теперь не будет у меня самоката.

– Погоди, может, еще починим.

– Да нет, не будет.

– Ну, Варин возьмешь.

– А она не даст, и мне не на чем будет кататься.

– Да погоди ты горевать, мы еще детали поищем от него.

– Тут уже не найдешь ничего.

– Посмотрим.

Самокат оставили, пошли дальше, куда шли: на обратном пути искать будем.

Вернулись, ищем-ищем – нет ничего, а Варя и говорит:

– Чтобы найти, надо тропарь читать.

– Кому, – говорю, – тропарь?

– Давайте Сергию Радонежскому.

– Давайте с Митрофана Воронежского начнем.

– Давайте.

Идем мы по дорожке, тропари поем все, которые помним: Митрофану Воронежскому, Николаю Чудотворцу, Сергию Радонежскому, Ксении Петербургской, Спиридону Тримифунтскому, Варваре преподобномученице, Серафиму Саровскому. До дома дошли – нет винтика от колеса и всё тут.

Митрофан уже совсем скис. Я про себя и говорю: «Господи, сотвори чудо, помоги найти винтик для нашего Митрофана!» А Митрофан, слышу, и не поет ничего.

– Ты что же тропари-то не поешь, – говорю.

– Да уже не найти винтика.

– А как мы его найдем, если ты тропари не поешь? Это же не нам с Варей винтик нужен, а тебе: твой самокат. Ты и пой. Пойдем обратно искать.

– Да не найти его, не найти! Мы уже все прошли.

– Пошли, ты тропарь пой давай.

Пошли мы обратно. Слышу: подпевает уже. Дошли мы до большого ореха, идем по тропинке – а кругом трава: где тут винтик маленький найти. Варя вперед убежала, ищет. Вдруг – прямо передо мной – винтик. Малехонький такой, потертый, алюминиевый. Наш. Варю позвал, и Троша сзади идет.

– Ну что, Митрофан, какой тропарь пел?

– Сергию Радонежскому, а потом Спиридону Тримифунтскому.

– Вот видишь, не успел допеть Спиридону Тримифунтскому тропарь, а уже винтик нашелся. Починим теперь твой самокат. Дома надо будет записать это событие.

Пошли домой радостные. Варвара говорит:

– Это не событие, это – чудо.

Тут не поспоришь, ей в семь лет виднее. Починили самокат быстро – кататься можно. А Митрофан на следующий день это чудо записал – будет сомневаться впредь, я ему его записи покажу. Правда, разобрать их нелегко. Все-таки ему еще только пять лет недавно стукнуло. Чтобы потом не забыть, я его записи сразу расшифровал, что смог…



«Вчира я валачил по дороге самокат и из калеса выпрыгнул бнт мы его долго искали все пеле трапа только я не пел потом пошли ... и тогда я пел тропори мы ншли бнт».


Родион Юрьев

26 октября 2012 года



http://www.pravoslavie.ru/jurnal/57004.htm
Записан
Страниц: 1 [2] 3 4 ... 6
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!