Русская беседа
 
18 Января 2020, 13:11:30  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2 3 ... 22
  Печать  
Автор Тема: Катынь: история и политика в свете документов  (Прочитано 55829 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 78679

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 11 Июня 2007, 20:53:34 »

Юрий РУБЦОВ
Готова ли Польша поступиться своими границами?

Излюбленным продуктом, из которого на польской внешнеполитической кухне готовятся дежурные блюда, является тема российского (советского) экспансионизма. Польский премьер Ярослав Качиньский, объясняя, почему его страна согласилась на размещение на собственной территории инфраструктуры американской ПРО, не стал прибегать к избитым ссылкам на опасность для Европы иранских ракет, а без обиняков заявил: это даст Польше гарантию того, что она уже никогда не будет в сфере влияния России. (Сравните с тем, что говорил на саммите G8 Джордж Буш: размещение в Европе элементов американской системы ПРО направлено исключительно на защиту от «стран-изгоев» и не представляет угрозы для России.)

В ход идет все: от угроз блокировать вступление России в ВТО, если она не согласится без ограничений покупать польское мясо, даже если это буйволятина или кенгурятина, до угроз снести монументы в честь Красной Армии, что станет возможным после ожидаемого принятия закона «О местах национальной памяти».

Как провозглашает Катыньский комитет, «советские памятники были и являются свидетельством порабощения и лжи, великорусского шовинизма…, представляя Советскую Армию как освободительницу народов». А два польских интеллектуала – Мариуш Мушиньский, профессор юридического факультета Университета кардинала Стефана Вышиньского, и философ Кшиштоф Рак - назвали в газете «Wprost» неприятие Москвой пересмотра итогов второй мировой войны проявлениями… постколониальной войны.

А ведь было время, когда пресловутый «советский экспансионизм» вызывал у поляков большой энтузиазм. Да и сегодня что-то не слышно, чтобы в Варшаве были готовы отказаться от его главных результатов – нынешних государственных границ Польши, которые она получила вследствие настойчивости и последовательности СССР на переговорах с союзниками по антигитлеровской коалиции.

Напомним забывчивым представителям новой польской шляхты некоторые детали.

Уже на Тегеранской конференции в ноябре–декабре 1943 г. И.В. Сталин, заявив о желании СССР иметь сильного и дружественного соседа в лице Польши, настоял на внесении в секретный протокол решения о перенесении на запад польско-германской границы и признании в качестве советско-польской границы «линии Керзона». (Под «линией Керзона» понималась линия, рекомендованная по предложению министра иностранных дел Великобритании Дж. Керзона в декабре 1919 г. Верховным советом Антанты в качестве восточной границы Польши и проходившая через Гродно, Яловку, Немиров, Брест, Дорогуск, Устилуг, восточнее Гребешува, Крылов, западнее Равы-Русской, восточнее Перемышля до Карпат).

Согласованная формула гласила: «...Очаг Польского государства должен быть расположен между так называемой линией Керзона и линией реки Одер...». К Польше отходили также Оппельнская провинция и территория Восточной Пруссии, за исключением областей Кенигсберга и Мемеля, которые решено было передать Советскому Союзу.

Когда в июле 1944 г. в ходе операции «Багратион» советские войска вступили на территорию Польши, между Советским Союзом и новой польской администрацией в лице Польского комитета национального освобождения (ПКНО) был подписан протокол о польских границах. Предусматривалось передать Польше южную часть Восточной Пруссии и город Данциг с прилегающей областью, поддержать идею перенесения польской границы на линию Одер – Нейсе с включением Штеттина в состав Польши. В качестве акта доброй воли Польше передавалась также западная часть Белостокской области Белоруссии.

Во время визита в Москву в октябре 1944 г. премьер-министра Великобритании У. Черчилля последний не без увещеваний со стороны Сталина высказался в пользу предоставления Польше районов «на Севере и на Западе, в Восточной Пруссии и Силезии, включая морское побережье, отличный порт в Данциге и ценное сырье в Силезии».

Советский Союз продолжал отстаивать указанную линию на создание сильной, независимой, территориально не обделенной Польши на Крымской (Ялтинской) конференции в феврале 1945 г. Характерно, что в Ялте наиболее длительная дискуссия развернулась именно вокруг польского вопроса. Здесь было согласовано начертание восточной границы Польши, которая, по решению конференции, должна была идти «вдоль линии Керзона с отступлением от нее в некоторых районах от пяти до восьми километров в пользу Польши». Что касается западной границы, то советская делегация выступила за максимальные территориальные приращения к Польше за счет «третьего рейха». В советский проект решения было внесено следующее предложение: «Считать, что западная граница Польши должна идти от города Штеттин (для поляков), далее на юг по р. Одер, а дальше по реке Нейсе (Западной)».

Предложения СССР были холодно встречены как Ф. Рузвельтом, так и У. Черчиллем: американцы выступали за предоставление Польше лишь незначительных приращений на западе, англичане были против того, чтобы польская граница прошла по Западной Нейсе. В конце концов, был принят компромиссный вариант: главы трех правительств согласились с тем, что Польша должна получить существенные приращения территории на западе, но окончательное определение ее западной границы решили отложить до мирной конференции.

На следующей (и последней) конференции лидеров стран антигитлеровской коалиции, проходившей в июле–августе 1945 г. в Потсдаме, делегаты от США и Великобритании попытались уклониться от подтверждения ранее согласованного решения. Упорство западных лидеров подпитывал только что полученный Трумэном подробный отчет об успешном испытании атомной бомбы. Американский президент заявил, что не может дать согласия на предлагаемую западную польскую границу, «так как для этого будет другое место, а именно – мирная конференция».

Вопрос явно повисал в воздухе, ибо атмосфера в Потсдаме начинала пропитываться будущей конфронтацией, и ссылка на некую специальную конференцию по пограничным проблемам была обычной дипломатической отговоркой (что подтвердило уже ближайшее будущее).

Но советская сторона сумела настоять на своем. Сталин воспользовался заинтересованностью Трумэна в скорейшем вступлении СССР в войну против Японии, и это заставило американского президента отказаться от углубления конфронтации по польскому вопросу. После длительных дебатов американская и английская делегации вынуждены были согласиться на установление западной границы Польши в соответствии с предложением советской стороны, то есть по линии рек Одер и Западная Нейсе. На северо-восточных рубежах к Польше отошли Данциг (Гданьск) и часть Восточной Пруссии.

Во исполнение договоренности, достигнутой еще на Тегеранской конференции, Кенигсберг (в 1946 г. переименованный в Калининград) с прилегающим к нему районом передавался СССР.

Что заставляло советское руководство проявлять настойчивость в переговорах со своими союзниками относительно польских границ? Конечно, не только геополитические соображения и законное желание гарантировать миролюбивое окружение, но и сознание той цены, которая была заплачена за изгнание гитлеровцев с польской земли. Дорогой оказалась эта цена – жизнь более 600 тысяч советских воинов. Сейчас новое поколение польских политиков готово уничтожить память об этом память. Результатами дела, свершенного Красной Армией, пользоваться и дальше, а вот память – стереть, памятники – ликвидировать.

Отказываться от границ, появившихся у них благодаря усилиям столь ненавидимого ими Советского Союза, поляки не хотят, но при этом платят черной неблагодарностью тем, кто им эти границы обеспечил. Только, может быть, не стоит пинать льва, который кому-то в Бельведерском дворце показался смертельно больным? А ну, как окажется по-другому…

А теперь о советских памятниках. Война с ними инспирируется сверху, из кругов польской политической элиты. Лишний раз этот факт подтвердили результаты опросов населения, которые на днях привела «Rzeczpospolita». Значительная часть поляков, если не большинство, считает, что памятники, которые поставлены в знак благодарности Красной Армии, должны остаться на своих местах.

Комментируя публикацию, депутат Союза левых демократов Тадеуш Ивиньский заявил: «Результаты опросов являются доказательством зрелости польского общества. Большинство из нас сопротивляется инструментальному отношению к истории».

Люди не хотят быть в роли свиней, которую им навязывают русофобы. «В 1944 мне было семь лет. Я помню солдат Красной Армии, которые гибли тогда в боях. Это были простые люди, не какие-нибудь комиссары. Оставьте их в покое», – приводит «Rzeczpospolita» слова Мечислава Войдыги из Общества друзей Праги, который защищает памятник советским воинам, стоящий в центре этого района Варшавы. А вот слова секретаря городского управления Шамотул Стефана Мацковяка: «Памятник стоит дольше, чем я живу, и мне лично не мешает. Ежегодно 27 января, в годовщину освобождения Шамотул представители органов местной власти во главе с мэром возлагают у памятника венки»…. «Хочу спасти от забвения часть нашей общей истории. Эту историю нельзя стереть, ликвидируя памятники», – заявляет и Михал Сабадах. Все памятники и обелиски в честь освободителей его страны, которые в других местах Польши решатся снести, он готов принять в свой музей Народного Войска Польского и Красной Армии.

Это – мнения «снизу». Однако польские законодатели гнут свою линию и не отказались от принятия закона, грозящего сносом монументальным свидетельствам освободительной миссии Красной Армии сносом. Они лишь отложили свой замысел по «техническим» причинам.

Не видно также информации о возобновлении Национальной выставки СССР, закрытой руководством музея концлагеря в Освенциме. Глава музейного архива Петр Сеткевич придрался к тому, что жители западных областей Украины и Белоруссии, вошедших в состав СССР осенью 1939 г., были названы в экспозиции советскими гражданами. За этим тоже - очередная политическая акция польского руководства, согласившего на роль троянского коня США в Восточной Европе. Острую изжогу вызывает тот факт, что Освенцим был освобожден именно Красной Армией, - и упоминание об этом решительно изгоняется отовсюду.

В этой ситуация Москва должна твердо добиваться выполнения имеющегося между двумя странами договора, согласно которому все изменения мест расположения памятников Красной Армии на территории Польши (о ликвидации и говорить нечего) должны согласовываться с Россией.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=784
« Последнее редактирование: 07 Октября 2011, 21:33:58 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 78679

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 23 Декабря 2007, 15:44:39 »

Катынское дело по Геббельсу
Никто не заставит нас лгать на свою историю

Часть 1.


Мое обращение к катынской трагедии сороковых годов прошлого века является не случайным. Слишком много за последнее время нагромождено лжи, злобных пасквилей на Советский Союз, его историю. Истеричная кампания за рубежом дополняется не меньшей истерией здесь, у нас в стране, и в этом угадывается один и тот же режиссер. На Западе штампуют фальшивки, которые подхватываются российскими лжедемократами,  недругами нашего Отечества, и тиражируются в массовом порядке со ссылками на зарубежные источники. Так зачастую состряпанная ложь там превращается в еще большую ложь здесь, и ее последовательно и  настойчиво навязывают российским гражданам. Делается это с одной целью – отравить их сознание, особенно сознание молодых людей, и представить весь советский период, как сплошные репрессии и насилие. В эту грязную кампанию втянуты почти все федеральные и региональные каналы телевидения и радио. А разносчиками идеологической отравы в основном стали дети и внуки репрессированных, бежавших из Советского Союза и сотрудничающих с разведцентрами и спецслужбами зарубежных государств. Их наследники перестали замалчивать свое происхождение, наоборот, публично демонстрируют принадлежность к дворянским, помещичьим корням, а там, где они слабо просматриваются, не стесняются и врать. Антисоветчина, установленная государственной властью, ныне стала ее основной, официальной идеологией.

Советский период был сложным. В нем уместилось все: Гражданская война с многочисленными жертвами, трагический период репрессий,  героика созиданий, Великая Отечественная, май 1945-го, прорыв на передовые позиции мировой цивилизации… Однако россиянам говорят только о лагерях, тюрьмах (как будто их нет сейчас в российской действительности) и штрафбатах... Забыта борьба советской власти с безграмотностью населения, забыты и великие достижения советской науки, не замечается или принижается богатое наследие творческой интеллигенции. Не было, получается, и победы над фашизмом, а потом первого в мире советского спутника Земли и первого в мире человека в космосе – тоже советского. А ведь страна жила и развивалась. Из 145 миллионов она выросла численностью своих граждан до 300 миллионов человек. При нынешнем режиме о таком можно только мечтать – демографическая кривая стремительно катится в пропасть.

Провокация нынешней власти  очевидна: очерняя СССР и социализм,  она уводит народ от настоящего, в котором Россия грабится и уничтожается. Власть пугает народ прошлым, чтобы не дать патриотам Родины, левым течениям придти к власти и смести с политической сцены разрушительные для России силы, которые в своем оголтелом растаптывании советской истории легко идут на преступления, в том числе и на предательство.

Катынская трагедия – яркое тому подтверждение. Поляки никогда бы не навязывали так дерзко свою версию – расстрел польских офицеров Советами, – если бы не находили  себе помощников и адвокатов внутри нашей страны. К тому же и момент был выбран удобный: при Ельцине и после его правления Россия оказалась слишком ослабленной, перед всеми кающейся даже в том, чего она не совершала. Поэтому на Западе решили, что нам можно предъявить претензии по возмещению ущерба даже в миллион долларов США за каждого расстрелянного поляка (а их насчитали более двадцати тысяч). Вменить подобный иск Германии, своему сателлиту по НАТО, Польше было «неудобно».  А России  можно, там к ревизии истории за последние годы уже привыкли. Но тут важно помнить, что отечественные клеветники не только искажают правду, но и мостят ту фальшивую дорогу, по которой, может так случиться, и «въедет» к нам иск, тяжкое бремя которого ляжет на плечи ни в чем не повинного нового поколения российских граждан.

Эти опасения я высказывал давно, еще в бытность работы начальником Управления Генеральной прокуратуры Союза ССР по надзору за исполнением законов о государственной безопасности. В конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века катынская история получила новый импульс с подачи небезызвестного А. Яковлева и его окружения. Лидеры Белорусского народного фронта настояли сначала на проверке, а потом и на расследовании уголовного дела о судьбе польских офицеров, что послужило еще одной спекуляцией вокруг СССР. Начавшееся расследование неизбежно перекинулось и в Смоленскую область. При этом необходимо отметить, что правоохранительные органы Белоруссии, и в первую очередь прокуратура, подверглись жесточайшему шельмованию и давлению, ее работники в значительной мере были деморализованы   и шли на поводу так называемых демократических сил. Об этом меня подробно информировали работники управления, выезжавшие в командировку в Белоруссию. Однако что-либо изменить, направить следствие на рельсы объективного расследования не удалось. Бывший президент СССР М. Горбачев прочно занял место рядом с фальсификаторами истории. Более того, он принес публичные извинения польской стороне. В этом же ключе действовали и президенты России. Позиция политического руководства фактически и предопределила исход дальнейшего расследования трагедии польских офицеров, которое проводила уже Главная военная прокуратура страны.

1991 год. Генпрокуратура Союза ССР принимает польскую делегации во главе с послом Польши в СССР. Я был участником этого события. В поведении поляков, особенно в претензиях к нам, сквозило явное высокомерие, доходящее порой до цинизма.  На мой вопрос о причинах столь жестких требований в связи с новым расследованием событий в Катыни было заявлено: «Мы хотим правды». «Но правда, объективная правда, – возразил я, – давно установлена следствием, проведенным еще в 1944 году». Тут же последовало возражение, что эта правда их не устраивает. Им нужна была «своя» правда, чтобы шантажировать СССР, Россию и ставить вопрос – он главный – о выплате нами огромной компенсации Польше.

Обладая определенной информацией о катынской трагедии, зная, какой шлейф грязных спекуляций вьется вокруг нее,  я и посчитал своим долгом защитить истину, интересы России.

В 2005 году весь мир отмечал 60-летие Победы над фашизмом, решающую роль в которой сыграл Советский Союз. Признанием этого было, в частности, присутствие на параде в Москве 9 мая лидеров ведущих мировых держав. Но в четырех странах – Прибалтийских республиках и когда-то братской Польше – всечеловеческий праздник отметили по-своему: чествованием недобитых эсэсовцев и шумной антисоветской кампанией, поводом которой в Польше в очередной раз явилась Катынь.

Катынское дело в течение десятилетий считалось совершенно ясным. Раздутые в 1943 году геббельсовской пропагандой россказни о «злодеянии большевиков» повсюду были восприняты так, как того заслуживали, – фальшивка, коварно задуманная и исполненная фашистская провокация. Единственным, кто ее поддержал, было марионеточное «польское правительство» в изгнании, находившееся в Англии.

Отчет советской комиссии во главе с президентом Академии медицинских наук Н. Бурденко по расследованию преступлений фашистов на советской территории внес в вопрос полную ясность. Операцию по якобы уничтожению оказавшихся в советском плену польских офицеров после возвращения Советскому Союзу Красной Армией Западной Белоруссии и Западной Украины совершили сами немцы. Это произошло в захваченной гитлеровцами Смоленской области, чтобы затем приписать зверства советскому НКВД. Такой вывод никто даже не пытался опровергнуть, пока существовал СССР и были живы свидетели преступления в Катыни.

Зато после прихода к власти Горбачева и последующего разрушения Советского Союза польские, а затем и доморощенные антикоммунисты раздули катынскую провокацию до вселенского масштаба. Все советские доводы были отброшены, все геббельсовские объявлены правдивыми. Я уже отмечал, что российские президенты тоже извинялись перед польскими властями, тем самым поддержав Геббельса, о чем он, конечно, и мечтать не мог. В их бедные головы не пришло простейшего контраргумента: прежде, чем нам ставить в вину катынский расстрел, пусть ясновельможные паны покаются и извинятся за истребление в 1920 – 1921 годах в Польше десятков тысяч (по разным источникам от 40 до 80) советских военнопленных.

Как бы то ни было, но российской стороной извинения принесены, уголовное дело по Катыни прекращено в связи со смертью обвиняемых –  бывших руководителей Советского Союза. Главная военная прокуратура вынесла по делу вердикт 21 сентября 2004 года. Официально объявлено: «по результатам проведенного в течение 14 лет расследования данного уголовного дела», что уже вызывает сомнения в его объективности: расстрел 21857 граждан Польши (14552 военнопленных из трех спецлагерей НКВД СССР и 7305 заключенных из тюрем Западной Украины и Западной Белоруссии) датирован апрелем – маем 1940 года. Виновными в совершении катынского преступления признаны члены Политбюро ЦК ВКП(б), руководители  Народного Комиссариата внутренних дел СССР периода 1940 года и непосредственные исполнители из числа сотрудников НКВД СССР.

В ходе официального визита в Россию президента Польши А. Квасьневского в 2004 г. В. Путин заявил о передаче в будущем польской стороне всех материалов этого дела.

Что касается извинений наших президентов перед Польшей, то они, скорее всего, подтверждают их малонациональность и забвение отечественных интересов, полную историческую неосведомленность.

Казалось бы, заклятым друзьям России в Польше пора бы и успокоиться. Но нет, Институтом национальной памяти в Варшаве вынесено постановление о начале самостоятельного расследования обстоятельств катынского дела. Примечательно, что в ответ на этот явно не дружественный по отношению к Российской Федерации политический шаг Министерство иностранных дел России по дипломатическим каналам не заявило никакого официального протеста в связи с демонстративным неуважением польской стороной результатов российского расследования.

Тут все ясно. Как нынешние российские власти стремятся свести великую советскую историю к репрессиям, так в Польше хотят развеять благодарную память польского народа, спасенного Советским Союзом от физического уничтожения, спекуляциями на катынской трагедии.

Опровергнуть выводы советской комиссии 1944 года можно только в судебном порядке. А самым главным аргументом в их несостоятельности могла бы стать та же эксгумация, с исследованием останков каждого трупа и сопутствующих материалов. А это в Главной военной прокуратуре не удосужились сделать, видимо, понимая невозможность опровергнуть выводы исследования комиссии Н. Бурденко. ГВП ограничила свое расследование фактически сбором различных документов, не очень-то беспокоясь об их подлинности, фальсификации с учетом меняющейся политической конъюнктуры.    Следовательно, тяжкие обвинения в адрес СССР в связи с расстрелами поляков в Катыни зависают в воздухе и по своей сути представляют мнение определенных антисоветских и антирусских кругов.

Единственными документами, на которые они опираются, являются «вдруг обнаруженные» в горбачевские времена записка Л. Берии и два решения ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года о ликвидации находящихся в тюрьмах и лагерях бывших польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов и тюремщиков. Будь они достоверными, Н. Хрущев неизбежно воспользовался бы ими, когда развенчивал так называемый культ личности И. Сталина. А если эти и другие документы и достоверны, то где гарантия, что распоряжения, обозначенные там, исполнены? И как исполнены? Утвердительный ответ на вполне очевидный и правомерный вопрос может дать только повторная эксгумация. Но ее, как уже отмечалось, не проводили. Уже одно это перечеркивает выводы Главной военной прокуратуры, а извинения президентов видятся ничтожными и оскорбительными для нашего народа.

В подлинности упомянутых материалов давно высказывались сомнения. Исследователи указывали на ряд мелких деталей их оформления, подчистки, невозможные в проходивших  тогда через Общий отдел ЦК документах.

В. Жухрай, писатель, доктор исторических наук, отмечает, что изготовление и внедрение фальшивок такого рода входит в методику работы английской разведки. Там работают прекрасные специалисты, оснащенные самой совершенной техникой. Он считает, что данные фальшивки были помещены в партийные архивы зарубежной агентурой в смутное после смерти И. Сталина время.

Многозначительная деталь. Все предшествующие годы документы по Катыни хранились в Особом секторе Общего отдела ЦК в запечатанном пакете. Он вскрывался только два раза – Ю. Андроповым и М. Горбачевым, затем был вновь запечатан. И вот к В. Болдину в бытность его заведующим Общим отделом, еще до прихода Ельцина к власти, является корреспондент газеты «Вашингтон пост» и предъявляет на предмет комментариев эти самые документы. Получить их он мог лишь у изготовителей.

Такого рода сомнения может подтвердить или опровергнуть только серьезная экспертиза. К сожалению, российские официальные органы не делают каких-либо попыток опровергнуть обвинения польской стороны. А жаль.

Было бы уместным провести, например, комплексную экспертизу на предмет установления подлинности всех хранящихся в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) – и не только в нем – документов, касающихся катынского дела. Уверен, она позволила бы вскрыть массу интересных фактов, в том числе касающихся и  порядка хранения и использования архивных материалов в так называемый перестроечный, или «демократический» период. В этом уверены многие историки и исследователи.

Вот что можно прочесть в записке на имя директора РГАСПИ К. Андерсона, подготовленной и направленной на его имя 14 февраля 2005 года группой сотрудников Государственного архива по катынскому делу.

Они, например, признают «…отсутствие в деле к пункту 215 "Вопросы НКВД" протокола Политбюро от 22 июля – 24 августа 1940 г…». Они также отмечают, что в архивном экземпляре выписки из протокола Политбюро от 5 марта 1940 года, касающегося судьбы польских офицеров, направленной бывшему руководителю КГБ СССР А. Шелепину 27 февраля 1959 г., присутствуют грубые подчистки исходного текста, исправления и допечатки текста на пишущей машинке с другим шрифтом. По их мнению, сотрудники архива Политбюро, скорее всего, использовали старую выписку, предназначавшуюся другому лицу, исправив фамилию адресата и дату отсылки. А дальше еще больше. Они высказывают версию, что, возможно, подчищенная выписка оставалась в архиве как контрольная копия, а А. Шелепину посылался экземпляр без поправок. Но в таком важнейшем для России вопросе не должно быть предположений, их не устранила и Главная военная прокуратура.

Исследователи обращают внимание на то, что в упомянутой выше записке Л. Берии, на которой стоит дата «5 марта 1940 года», на самом деле на бланке нет числа «5». Архивисты опять заявляют, что отсутствие числа на бланке можно объяснить технической ошибкой секретариата Л. Берии.

К сожалению, таких ошибок, неточностей в документах слишком много, чтобы верить в их подлинность без проведения комплексной экспертизы. Тем более она необходима, ибо к катынскому делу приложил в свое время руку ярый антисоветчик и антикоммунист бывший член Политбюро ЦК КПСС А. Яковлев.

(Продолжение следует)
« Последнее редактирование: 23 Декабря 2007, 15:46:58 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 78679

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 23 Декабря 2007, 15:46:06 »

Катынское дело по Геббельсу
Никто не заставит нас лгать на свою историю

Часть 2.

А теперь рассмотрим вопрос по существу.

В отношении лиц, находящихся в местах лишения свободы, в СССР действовал единый принцип: они трудом должны были искупать свою вину. Расстреливались только те, кто получил соответствующий приговор. Никаких массовых расстрелов после Гражданской войны в стране не было. Если взять число расстрелянных за все годы Советской власти, опубликованное яковлевской комиссией по реабилитации (около 800 тысяч человек) и разделить на 75 лет ее существования, получается чуть больше 10 тысяч в год. А тут, если верить современным фальсификаторам катынского дела, – больше 20 тысяч одновременно. Плохо верится.

Да и зачем их было расстреливать? Те же псевдоисторики пишут, что И. Сталин не собирался воевать с Гитлером в начале сороковых годов. Тогда тем более ему не было необходимости, как говорится, прятать польские концы в воду. Поляки в заключении опасности не представляли, использовались на строительстве важных для обороны объектов – шоссейных дорог на запад и военных аэродромов. Три «лагеря особого назначения», указанные в составленной для Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков совершенно секретной «Справке о предварительных результатах расследования так называемого катынского дела», были структурными производственными единицами Вяземского исправительно-трудового лагеря НКВД СССР.

Это были лагеря с особым режимом охраны и содержания осужденных, с отличающимися от других аналогичных ИТЛ условиями трудового использования пленных, а также с отдельным порядком планирования и учета результатов их производственной деятельности.

Вяземский исправительно-трудовой лагерь (Вяземлаг) НКВД СССР с 1936-го по 1941 год занимался строительством новой автомагистрали Москва – Минск. 24 марта 1941 г., исходя из совместного Постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР о строительстве полевых аэродромов для нужд ВВС РККА, строительство автомагистрали Москва – Минск было временно приостановлено, а Вяземлаг НКВД переориентирован на строительство аэродромов в Белоруссии на территории Западного особого военного округа. Девять обычных лагерных отделений Вяземлага, в которых содержались осужденные советские граждане, были в апреле – мае 1941 г. передислоцированы ближе к западной границе СССР для строительства новых объектов. Граждане бывшей Польши остались в местах своего прежнего проживания, в 25 – 45 км к западу от Смоленска.

Польские военнослужащие из трех спецлагерей НКВД, «в особом порядке» осужденные весной 1940 г. постановлениями Особого Совещания при Народном комиссаре внутренних дел СССР к принудительным работам в исправительно-трудовых лагерях на сроки от 3 до 8 лет, содержались в 1940 – 1941 гг. в трех лагерных отделениях Вяземлага: Купринском, Смоленском, Краснинском. Заключенные этих лагерей строили шоссе Москва – Минск от 392-го до 47-го километра.

Помимо военнопленных, в этих же лагерях содержалось более 500 бывших польских военнослужащих, интернированных в сентябре – октябре 1939 года на территории Латвии и Литвы и осужденных по «упрощенной» процедуре. Вместе с ними содержалось также и значительное количество осужденных польских гражданских лиц, в том числе ксёндзов. В показаниях бывшего начальника Купринского лагеря майора госбезопасности В. Ветошникова, данных комиссии Н. Бурденко приводятся следующие сведения о численности польского контингента «лагерей особого назначения» по состоянию на конец июня — начало июля 1941 г.: не менее 7,5 – 8 тыс. человек. Не вижу никакой логики в необходимости уничтожения этих людей в 1940 году. А кто шоссе будет строить? Хотя знаю по материалам следствия, что отдельные заключенные за их вооруженную борьбу против Красной Армии, убийство красноармейцев и командиров, диверсии были расстреляны.

У профессора Р. Косолапова имеется адресованная И. Сталину записка Л. Берии с предложением создать польские части в СССР. В ней говорится и об использовании в них пленных польских офицеров. Записка написана в 1940 году. Так называемое Войско польское действительно было сформировано, но уже в 1942 году. Оно участвовало в освобождении Польши. Более того, когда англичане создавали у себя польские части под командованием генерала Андерса, Советский Союз через Иран также отправил в Англию тех пленных поляков, которые хотели сражаться с немцами.

Как видите, все это совершенно не вяжется с геббельсовско-польской версией происшедшего в Катыни. А вот подтверждений, выводов комиссии академика Н. Бурденко за последние годы получено немало.

В 1990 г. смоленская газета «Рабочий путь» опубликовала письмо М. Задорожного, бывшего разведчика 467-го корпусного артиллерийского полка, в котором сообщалось, что в августе 1941 г., во время выхода полка из окружения, на привале в лесу недалеко от Смоленска в расположение его подразделения вышел взволнованный солдат в форме погранвойск НКВД и сообщил, что «...немцы ворвались в расположение лагеря военнопленных поляков, охрану перестреляли и расстреливают поляков».

Историки сообщают, что в Российском государственном военном архиве есть подлинники протоколов допросов немецких военнопленных сотрудниками СМЕРШа, советской военной контрразведки, в ходе которых допрашиваемые сообщили о своем личном участии в расстрелах поляков в Катыни осенью, после оккупации советской территории.

В печати были ссылки на рапорт начальника «Айнзатцгруппы "Б"» при штабе группы армий «Центр» Франца Стаглецкера на имя Гейдриха о действиях группы за период с августа по декабрь 1941 г., где среди прочего указывается: «...Выполнил главный приказ, отданный моей группе, – очистил Смоленск и его окрестности от врагов рейха – большевиков, евреев и польских офицеров». Оригинал документа хранится в архиве нью-йоркского «Идиш сайнтифик инститьют», копия есть в архиве Союза антифашистских борцов в Праге.

В свидетельских показаниях Михея Григорьевича Гривозерцева, участвовавшего в числе местных жителей в немецких эксгумационных работах под Смоленском в 1943 г., данных им в январе 1991 г., сообщается, что в ходе раскопок могил с телами поляков в Козьих Горах им вместе с другими местными рабочими была раскрыта яма, где сверху лежали восемнадцать еще не очень разложившихся трупов в крестьянской одежде. К их котомкам были приторочены валенки. Руководивший раскопками немецкий офицер, осмотрев трупы, приказал закопать их отдельно, в стороне. Экспертизе или осмотру со стороны членов Технической комиссии Польского Красного Креста эти трупы не подвергались. Выявленные грубые нарушения немецкими оккупационными властями в 1943 г. общепринятых элементарных правил проведения эксгумаций, выразившиеся в умышленном неуказании номера конкретной могилы, из которой было извлечено то или иное тело, также свидетельствуют, что немецкие власти преднамеренно манипулировали информацией, заключенной в эксгумационных списках, с целью сокрытия истины.

Кривой И.И., 1921 г.р., проживающий в г. Солнечногорске Московской области, подробно описал факты личного регулярного наблюдения им летом 1940 г. и в начале лета 1941 г. подконвойных военнопленных польских офицеров и солдат на дорожных работах к западу от Смоленска, в районе Витебского шоссе. Последний раз он видел колонну грузовых автомашин с польскими военнопленными 15 или 16 июня 1941 года во время перевозки поляков по Витебскому шоссе от Смоленска в направлении станции Гнёздово. Хотя по немецкой и польской версиям они были расстреляны еще весной 1940 года.

Неопровержимыми остаются факты:

– поляки расстреляны из немецкого оружия, немецкими пулями;

– место, указанное в геббельсовской версии как место расстрела, находилось до войны в непосредственной близости от пионерского лагеря и Дома отдыха сотрудников НКВД, и уже это говорит о неправдоподобности уничтожения нами поляков;

– руки многих жертв связаны бумажным шпагатом, не известным тогда в СССР;

– в могилах находились тела и поляков, и русских.

Главная военная прокуратура не опровергла факта расстрела поляков из немецкого оружия. Теперь это выдают за попытку сокрытия НКВД своих преступлений, предпринятую в то время. Но надо быть достаточно ограниченным человеком, чтобы в нее поверить. Для этого необходимо доказать, что И. Сталин и его окружение заведомо знали или планировали в ходе будущей войны с Гитлером отдать ему всю Белоруссию, Смоленскую область, потом разгромить его под Москвой, Сталинградом, освободить захваченные им земли и предъявить в качестве обвинения фашистам расстрел польских офицеров из немецкого оружия. В это здравомыслящему человеку трудно поверить. Тем более что мир помнит массовые расстрелы фашистами граждан разных национальностей в Хатыне, Бабьем Яру, помнит и концлагеря по всей Восточной Европе, уничтожение в них миллионов людей разных национальностей.

На хранившейся в архиве Смоленского УКГБ карте-схеме спецзахоронений Катынского леса в районе Козьих Гор вообще не было обозначено отдельного участка с особыми могилами поляков, а была показана единая система массовых захоронений периода немецкой оккупации 1941 – 1943 гг. из примерно 50 могильников, где были захоронены тела 37 тысяч расстрелянных немецкими оккупационными властями людей (в том числе строители так называемого «бункера Гитлера» в Красном Бору), уничтожавшихся немецкими айнзатцкомандами для сохранения режима секретности строящегося объекта. Могильники польских военнопленных находились в общих рядах могильников строителей «бункера Гитлера», в пометках и пояснениях к карте прямо указывалось, что захороненные в этих могильниках люди были расстреляны в сентябре – ноябре 1941 г.

И последнее, что остается у наших оппонентов, в том числе у польской официальной власти, а также антисоветчиков, – это ссылка на приговор Нюрнбергского трибунала по гитлеровскому окружению. Он действительно исключил из обвинения расстрел польских офицеров, но этому есть правовое обоснование.

С формально-юридической точки зрения принятое Нюрнбергским трибуналом в июле 1946 г. решение об исключении катынского эпизода из окончательного текста обвинительного заключения «за недостатком доказательств» означает лишь то, что трибунал в ходе открытых судебных слушаний не выявил достаточного количества улик, подтверждающих причинно-следственную связь с катынским преступлением неких действий конкретных обвиняемых, непосредственно находившихся в зале суда. Выводы комиссии Н. Бурденко об ответственности немецкой стороны за катынское преступление решение Нурнбергского трибунала не опровергало. К тому же уничтожение немцами 21 тысячи польских офицеров на фоне миллионов людей, умерщвленных фашистами в концлагерях, иных местах, для Нюрнбергского трибунала не было решающим и оказывающим существенного влияния на суть обвинений и степень наказания как отдельных подсудимых, так и на осуждение идеологии фашизма в целом.

Вся же последовавшая после 1944 – 1946 гг. дальнейшая возня вокруг катынского дела с юридической точки зрения является не более чем научными гипотезами, журналистскими публикациями, пропагандистскими материалами, политическими заявлениями или версиями следствия. Без официального дезавуирования Российской Федерацией на государственном уровне выводов комиссии Н. Бурденко версия Главной военной прокуратуры РФ (равно, как и немецкая, польская, американская или любые другие версии обстоятельств катынского дела) с юридической точки зрения продолжает оставаться всего лишь предположением различной степени достоверности и не порождает никаких правовых последствий. Без опровержения ее выводов ни одна из указанных версий не может служить юридическим основанием для официального выдвижения Республикой Польшей на межгосударственном уровне финансовых претензий к Российской Федерации с целью компенсации ущерба.

Геббельс, упоминая в своем дневнике о Катыни, писал, что сделает из этого колоссальный скандал, который и много лет спустя будет доставлять Советам огромные неприятности. Видимо, знал, что у него окажутся старательные последователи.

Виктор Илюхин


http://www.voskres.ru/articles/iljuchin.htm
« Последнее редактирование: 23 Декабря 2007, 15:47:37 от Александр Васильевич » Записан
Игорь Шаукатович
Ветеран
*****
Сообщений: 572


Просмотр профиля
православный
« Ответ #3 : 04 Апреля 2008, 00:34:02 »

1) Люди, которые живут рядом с Катынью рассказывают, что в почве там все разлагается менее, чем за год, а у растреленных поляков на мундирах пуговицы блестели, как на параде. 2) Много свидетелей, которые рассказывают, что немцы ворвались на территорию лагеря - расстреливали и поляков и охрану.
3) Группа антисоветчика Яковлева получила от полького правительства награды за предательство интересов России за то, что сфабриковала Катынское дело. 4) Есть документальный фильм, там масса свидетельств как фабриковали эти "расстрелы".

Вызывает возмущение, когда по телевизору рекламируют польскую точку зрения. А также всегда неприятна ложь на эту тему от лица журналистов, которые в советское время занимали прямо противоположную точку зрения.
« Последнее редактирование: 04 Апреля 2008, 00:44:54 от Игорь Шаукатович » Записан

Игорь
Владимир К.
Модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 3940


Просмотр профиля
Православный, Русская Православная Церковь
« Ответ #4 : 19 Апреля 2008, 09:38:35 »

http://www.voskres.ru/taina/schamir.htm

Соль на раны:
Катынь


Хорошо помнить и знать историю, но еще лучше уметь забывать. Потому что в истории можно найти столько ужасов, что и жизнь не в радость покажется. На любой народ, на любое государство можно составить такое досье, что удивишься – как только их земля носит? В этом деле нет исключений. Даже шведы, самый миролюбивый народ Европы, были кровавыми убийцами во время Тридцатилетней войны и наводили ужас на немцев. Грамотный и тенденциозный историк всегда сумеет составить обвинение против любого народа или государства, а если за дело берется пропагандистская машина, то им зачастую удается посеять рознь, обратить брата на брата и привести к гражданской войне.
-------------------------
Катынь – пример такого тенденциозного чтения истории, которое задействовано, чтобы вбить клин между Польшей и Россией, превратить Польшу в американский плацдарм, озлобить поляков и продвинуть НАТО на восток. Народы инстинктивно избегают раздоров, потому что чувствуют нутром – это чревато войной. Не исключение и народ Польши, на последних выборах прогнавший Ярослава, одного из безумных близнецов Качиньских, и отдавший голоса казалось бы вменяемой партии «Гражданская Платформа». Новый премьер-министр Дональд Туск был известным врагом американских планов создания противоракетной базы в Польше; он взял было курс на дружбу с Россией. Радек Сикорский, считавшийся «скептиком» в деле строительства противоракетной базы в Польше, и смещенный за это Качинским с поста министра обороны, стал министром иностранных дел у Туска. Но радость была недолгой – первого февраля Сикорский отправился в Вашингтон, и там превратился из Савла в Павла – он не только согласился с противоракетными установками, но принял от имени Польши и американские военные базы под прямым командованием Пентагона.   
----------------------------
Известно, что в Катынском лесу под Смоленском были обнаружены около четырех тысяч трупов – среди них были поляки и русские, убитые русским и немецким стрелковым оружием, и толком неясно, кто, сколько, когда и кем был там расстрелян. Есть обширная литература на русском, польском, немецком, украинском языках, где приводятся различные и противоречивые доводы и версии. Бесспорно одно – сейчас тему Катыни подымают агенты Империи, чтобы стравить русских и поляков. Иначе – кого бы заинтересовала судьба нескольких тысяч солдат и офицеров в войне, где погибли миллионы?

Хотя многие источники это и оспаривают, вполне может быть, что четыре тысячи пленных польских офицеров были расстреляны НКВД. Конечно, расстреливать пленных некрасиво, но на войне такое бывает. Наполеон, любимый герой поляков, расстрелял четыре тысячи пленных после взятия Яффы, хотя им была обещана жизнь. А Вторая мировая и вовсе отличалась пренебрежением к конвенциям. Немцы убили миллионы русских военнопленных. Американские оккупанты под командованием генерала Эйзенхауэра заморили голодом миллион немецких военнопленных, а офицеров СС они расстреливали без суда и следствия, так что многие немецкие офицеры бежали в русскую или французскую зону оккупации, чтобы спасти свою жизнь.
----------------------------------------------   
Не только украинцы, но и евреи, составлявшие значительный процент населения региона, затаили злобу на поляков. Польские войска устроили страшный погром евреев в захваченном Вильно, вырезали четыре тысячи евреев в местечке Тетиево; они поддерживали и Петлюру, который устраивал погромы под прикрытием польской армии.

Евреи, занимавшие командные посты в органах НКВД и партии, могли стремиться к мести и воспользоваться представившимся случаем. Так, еврейский мститель застрелил Симона Петлюру. Израильская газета «Маарив» (21 июля 1971 г) писала об участии майора НКВД – еврея в расстреле в Старобельске. В Польше было много публикаций об активном участии евреев в борьбе с польским националистическим движением. Польско-американский исследователь Иоахим Мартилло писал, что «практически все командные посты, задействованные в убийствах польских лидеров и интеллектуалов, были заняты евреями». Недавно вышла в свет книга Яна Томаша Гросса «Страх» о еврейских погромах в послевоенной Польше; польские оппоненты Гросса объясняли напряжение между евреями и поляками именно активным участием евреев в репрессиях и расстрелах НКВД. Евреи были большинством и в руководстве органов польской госбезопасности. В послевоенные годы у евреев было острое стремление к мести – так, Абба Ковнер, еврейский партизан, создал группу «Мстители» и отравил несколько тысяч немецких военнопленных. Соломон Морель, еврей-чекист, командир лагеря немецких военнопленных в послевоенной Польше, убил несколько тысяч пленных, многих – собственноручно. Когда польское правосудие попыталось привлечь его к ответу, он бежал в Израиль, как и Абба Ковнер.
-------------------------------------------   
(2) Выходцы из Волыни рассказывают, что польско-украинская вражда была только с польской стороны границы 1920 года. В селах, остававшихся на советской стороне, не было никаких проблем между поляками и украинцами, и ситуация оставалась нормальной и в годы немецкой оккупации 1941– 44 гг. 

Исраэль Шамир (Тель-Авив), Марек Глогочовски (Закопане)


« Последнее редактирование: 19 Апреля 2008, 09:45:36 от Владимир К. » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 78679

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 01 Июля 2008, 12:05:58 »

Григорий Тинский

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ СКАНДАЛ

Польша обвинила Великобританию в убийстве своего премьер-министра



В Польше раскручивается очередной военно-исторический скандал. На сей раз в роли подозреваемых – англичане. В связи с приближающейся юбилейной датой – 65-летием со дня гибели премьер-министра польского правительства в изгнании генерала Владислава Сикорского – католический журнал Tygodnik powszechny опубликовал статью с требованием произвести эксгумацию тела генерала с целью установить, не стал ли он жертвой покушения.

По официальной версии, Владислав Сикорский погиб 4 июля 1943 года в авиационной катастрофе. Самолет премьера упал в Средиземное море сразу же после старта с аэродрома в Гибралтаре. В Гибралтар генерал прилетел из Ирана, где инспектировал польскую армию генерала Андерса, сформированную в СССР для участия в боевых действиях против гитлеровской Германии. Однако Андерс увел свою армию с Урала в Иран, откуда она была впоследствии переброшена англичанами в Италию, где приняла участие в штурме монастыря Монте-Кассино, закрывавшего английским войскам путь на Рим. В том бою погибли тысячи поляков, а Монте-Кассино стал пантеоном польской военной славы. Песню «Червоны маки на Монте-Кассино» в Польше поют до сих пор.

Гибель Сикорского всегда была окружена флером тайны. Обычно в организации этого политического убийства шепотом поляки обвиняли СССР. Но вот настал черед англичан держать ответ перед польским Институтом Народной Памяти, в составе которого имеется даже специальная прокуратура для расследования преступлений против польского народа.

Польский историк Дариуш Балишевски опубликовал новую шокирующую версию гибели премьер-министра и верховного главнокомандующего польской армии. По его мнению, Владислав Сикорский был убит 4 июля 1943 года в губернаторском дворце Гибралтара, а затем его труп был погружен в английский самолет, потерпевший аварию над Средиземным морем. Авария, естественно, была организована англичанами, чтобы скрыть следы преступления. Вместе с Сикорским были убиты его дочь Софья, начальник штаба польской армии генерал Тадеуш Климецки и начальник оперативного отдела штаба полковник Анджей Марецки.

Надо иметь в виду, что Гибралтар во время войны был закрытой британской военной базой, и там, как говорит Балишевский, могло произойти только «чисто английское убийство». По мнению польского историка, убийсто организовала английская разведка MI 5, а точнее, ее Special Operation Executive. Это преступление было провокацией, которая должна была изменить конфигурацию военных альянсов во Второй мировой войне.

Для того чтобы выяснить подлинные обстоятельства гибели польских военачальников, Варшавское Общество любителей истории обратилось к краковскому митрополиту кардиналу Дзивишу с просьбой дать разрешение на эксгумацию останков погибших для проведения судебно-медицинской экспертизы. Надо сказать, что генерал Сикорский был похоронен в Англии и только в 1993 году его останки были перезахоронены в Кракове в исторической усыпальнице польских королей Вавельском замке. Там же, кстати, еще в социалистической Польше был захоронен «большой друг» СССР маршал Юзеф Пилсудский.

Кардинал Дзивиш на призыв польских любителей истории ответил, что такое важное решение он может принять только после консультаций с представителями верховной государственной власти. Ответ не заставил себя ждать. Лех Качиньски горячо поддержал идею эксгумации, заявив, что «трагические обстоятельства смерти генерала Сикорского должны быть выяснены, эксгумация может в этом помочь. Всегда стоит дождаться правды».

За что же безжалостные англичане подло убили польского генерала?

По версии Балишевского, Сикорский был убит англичанами за то, что, по их мнению, вел Польшу к погибели, толкая ее в объятия Сталина. Его смерть снимала польский вопрос с повестки дня переговоров великих держав на линии Лондон–Вашингтон–Москва.

Остается еще один чисто технический вопрос: может ли эксгумация помочь в установлении истинных причин смерти генерала и его офицеров? Когда в 1993 году останки Сикорского переносили из-под Лондона в Вавель, звучали голоса польских историков о том, что нужно произвести судебно-медицинскую экспертизу, поскольку в 1943 году она не проводилась. Как говорит доктор Томаш Конопка, специалист бюро судебной медицины при Краковском Ягеллонском университете, тогда, к сожалению, это не было сделано. По его мнению, если причиной смерти генерала была авиакатастрофа, она должна оставить следы в виде множественных переломов костей. Если же судебно-медицинское исследование выявит следы огнестрельных переломов костей, были бы основания для того, чтобы сформулировать некоторые сомнения в официальной версии.

Так что, англичанам придется понервничать в ожидании заключения польских экспертов.

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=9950
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 78679

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 31 Июля 2008, 20:19:08 »

Григорий Тинский

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ СКАНДАЛ. Часть 2

Туск и Качиньский подвергнут люстрации MI-5 и Уинстона Черчиля?



Польское правительство и президент нашли, наконец-то, точку соприкосновения. В обстановке жесткой конфронтации обнаружилась тема, по которой позиции сторон совпадают. Дональд Туск и Лех Качиньский выразили предварительное согласие на эксгумацию останков генерала Владислава Сикорского с целью установления причин его смерти, в которой польский историк Дариуш Балишевский обвинил британскую MI-5. По неофициальным данным, польский Институт Народной памяти собирается начать следствие по этому делу. Надо полагать, подозреваемым в организации покушения будет Уинстон Черчилль.

На самом деле, официальная версия причин авиакатастрофы, в которой погиб над Гибралтаром польский премьер-министр, давно вызывает вопросы у историков. Главной причиной недоверия к выводам британской секретной следственной комиссии является тот факт, что, исключив саботаж, как причину катастрофы, она не смогла точно установить причину блокировки рулей самолета, что и явилось непосредственной причиной трагедии. В организации покушения подозревались как польские противники генерала Сикорского из лагеря бывших соратников маршала Юзефа Пилсудского, так и «советские агенты», будто бы пытавшиеся устранить популярного политика. Эту версию активно разрабатывал известный эмигрантский историк Ян Цехановский, по просьбе которого в 1979 году внук Уинстона Черчилля обратился к Роберту Армстронгу – шефу политического кабинета Маргарет Тэтчер. Результаты дополнительного расследования были отрицательные. Британцы не нашли оснований для изменения заключения о причинах катастрофы 1943 года. Блокировка рулей самолета, по мнению комиссии, произошла из-за плохо закрепленных при погрузке в самолет мешков с почтой. Целиком заключение комиссии до сих пор засекречено «из оперативных соображений».

Сейчас Дариуш Балишевски, который годами разрабатывал версию о «советском следе» гибели Сикорского, «доработал» свою теорию, объясняя это тем, что СССР в 1943 году уже создавал польскую армию под командованием генерала Берлинга и Сикорский не представлял для него опасность. Последние подробности этого дела в изложении Балишевского выглядят так: польского премьера убили британцы руками польских диверсантов. Сам премьер был задушен во время послеобеденного отдыха около 16 часов, а трое его ближайших сотрудников, в том числе начальник штаба генерал Тадеуш Климецки, застрелены. В самолет сели около 23 часов «дублеры» погибших, которые потом погибли в организованной британцами авиакатастрофе. Балишевского не смущает тот факт, что, по свидетельствам очевидцев, около 17 часов Сикорский осматривал Гибралтарскую крепость, затем посетил американскую дипломатическую миссию, поздравив американцев с днем Независимости, в 20 часов принял участие в ужине у губернатора Гибралтара, где произнес тост, а в 22 часа 30 минут прощался на аэродроме с большим количеством провожавших его официальных лиц. Все это время Сикорского сопровождали его дочь София и близкий друг поручик Людвик Любеньский – руководитель польской миссии в Гибралтаре. Если верить Балишевскому, они тоже не заметили подмены настоящего Сикорского на дублера. Руководил операцией MI-5 губернатор Ее Королевского Величества в Гибралтаре Фрэнк Мак-Фарлейн по поручению премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля.

Дальше – больше. Дочь Сикорского София не села в самолет, так как была переброшена коварными англичанами в… СССР, где ее видели еще в 1945 году «свидетели, достойные полного доверия». Балишевский утверждает, что располагает доказательствами всех приведенных выше деталей преступления англичан. На вопрос, почему великий Черчилль, как заправский мафиози «заказал» убийство премьера союзного государства, у Балишевского тоже есть ответ. Якобы, после обнародования истории Катынского расстрела, Сикорский противился альянсу со Сталиным, что противоречило политике Черчилля.

По мнению критиков теории Балишевского, вся история выглядит абсолютно иначе. Сикорский был самым близким Черчиллю польским политиком. Британский премьер неоднократно принимал меры в защиту Сикорского от бывших соратников маршала Пилсудского, к лагерю которых примкнул генерал Андерс, выведший польскую армию из СССР. Даже если предположить, что Сикорский отважился на политическую демонстрацию против политики западных держав, то сама идея о том, что это могло бы заставить британского премьера организовать его убийство, представляется полным бредом. Эмигрантское правительство оккупированной немцами страны, функционирующее за счет британских налогоплательщиков, располагающее несколькими дивизиями, вооруженными и оснащенными англичанами, не могло представлять для Соединенного Королевства никакой угрозы. Черчиллю не нужно было никого убивать, он мог просто не обращать внимания на польские дипломатические маневры. Гораздо больше беспокоил Британию генерал де Голль и, если уж Черчилль решил бы убить кого-нибудь из союзников, то это бы был явно не Сикорский. Тем более что на его место пришел еще менее послушный премьер Арцишевский.

Тот факт, что польская любовь «к отеческим гробам» объединила Туска с Качиньским, – лишнее доказательство неадекватности польской исторической политики, идущей вразрез и с историей, и с моралью. Тот же Качиньский по политическим причинам, не желая портить отношения с Украиной, не принял участия в мероприятиях, посвященных 65-й годовщине Волынской резни, вызвав своим жестом возмущение в стране.

Польский исторический комплекс неполноценности стал уже притчей во языцех современной политики. Образ постоянно предаваемой союзниками жертвы интриг великих держав усиленно культивируется в Польше на протяжении всей ее новейшей истории. Российско-европейский проект Nord Stream польские исторические радикалы называют не иначе, как новым пактом Молотова–Риббентропа, что явно не способствует нормализации отношений Польши как с западным, так и с восточным соседом.

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=10381

Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 78679

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 19 Августа 2008, 10:27:31 »

Григорий Тинский

ЛОНДОН МСТИТ ЗА ЧЕРЧИЛЛЯ

Полякам вновь предложили подумать над тем, как они будут решать «еврейский вопрос»



В Советские времена был популярен анекдот о том, как на все обвинения Запада наши люди отвечали фразой «А зато у вас негров линчуют!» Это был первый прообраз системы ассиметричных ответов. Отрадно, что наш опыт оказался востребован на Западе в новейшие времена.

После публикации в польском католическом журнале Tygodnik Powszechny новой версии польских историков о причастности англичан к гибели польского премьер-министра Владислава Сикорского в июле 1943 года (см. здесь) никакой реакции со стороны официальных властей Великобритании не последовало. Но покушение на доброе имя английского национального героя Уинстона Черчилля не могло остаться без ответа. Каковой и последовал, однако, в очень уж ассиметричной форме.

Деликатно выждав несколько дней, The Times опубликовала статью своего публициста Джильса Корена, который, будучи по происхождению польским евреем, поделился с читателями воспоминаниями о том, как его семья вынуждена была бежать в Англию от польского антисемитизма. Корен поведал английским читателям о том, что поляки имели обыкновение для развлечения окружать синагоги и поджигать их вместе с запертыми внутри евреями.

Польша отнеслась к этим обвинениям серьезно, посол Польши в Лондоне Барбара Туге-Эрециньска даже выступила с официальным опровержением, обвинив Корена в предвзятости и несправедливости. В ответ Корен предложил ей рассказать читателям газеты о еврейском погроме в Кельцах, произошедшем через много месяцев после окончания войны, когда никаких нацистов на территории Польши и в помине не было. Посыпались письма читателей, опубликованные уважаемой английской газетой. В них содержались утверждения о том, что немцы специально размещали концлагеря на территории Польши, так как, зная о присущем полякам антисемитизме, понимали, что евреи не могут рассчитывать на помощь местного населения.

Тут же в The Times появилось письмо баронессы Рут Дитч, известной в Англии своей общественной деятельностью. Она обвинила Польшу в неисполнении собственных обязательств о компенсации ущерба еврейским жертвам Холокоста. Этот вопрос – один из самых болезненных для польского правительства (см. здесь).

Удар, изящно нанесенный баронессой, попал, что называется, в больное место, так как ему предшествовала резолюция Комиссии по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США, призывающая Польшу принять закон о возврате или компенсации владельцам имущества, национализированного Третьим Рейхом и коммунистическими правительствами Польши. Баронесса напомнила полякам, что они единственные из всех стран Европейского Союза не создали комиссию для рассмотрения требований о возврате имущества или компенсации понесенного ущерба жертвами Холокоста.

Конечно же, The Times газета объективная и опубликовала также письма в защиту поляков, которые приняли тысячи евреев, скрывшихся в Польше сотни лет назад от преследовавших их западноевропейских стран. Не забыли защитники поляков и о классическом аргументе, восходящем к бывшему польскому первому секретарю ПОРП Владиславу Гомулке, изгнавшему в 1968 году из Польши сотни тысяч евреев, о поляках, прятавших евреев от немцев в погребах и рисковавших при этом жизнью.

При этом английские евреи не забыли, конечно, и анекдот тех печальных времен. В 1968 году звонит Рабинович Ковальскому и спрашивает:

– Пан Ковальски, вы помните, как в 1943 году прятали меня от немцев в погребе?

– Конечно, пан Рабинович, помню.

– А скажите, пан Ковальски, погреб еще свободен?

Не знаю, замешана ли английская разведка в гибели Сикорского, но польский антисемитизм существует реально, как, впрочем, и факты спасения евреев поляками от нацистов. Справедливости ради, надо заметить, что в последнее время в Польше участились случаи, когда с большим трудом разысканные израильским посольством польские спасители, отказывались принять израильские награды за спасение евреев. Мотивировка всегда одна: «Не дай Бог, соседи узнают».

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=10593
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 78679

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #8 : 09 Мая 2009, 16:21:06 »

В Варшаве осквернено кладбище советских воинов



В столице Польше сегодня было осквернено мемориальное кладбище советских воинов-освободителей, сообщил представитель российского посольства.

Неизвестные злоумышленники подожгли несколько десятков венков, которые были установлены в пятницу у главного обелиска советским воинам во время торжественной церемонии на территории кладбища-мемориала. Все венки сгорели дотла, также нанесен ущерб самому обелиску.

Венки и букеты были установлены представителями посольства России в Польше, иностранными дипломатами, польскими и советскими ветеранами Второй мировой войны.

По предварительным данным, венки были облиты легковоспламеняющейся жидкостью, а затем подожжены.
Очевидцами осквернения обелиска стали сегодня советские и польские ветераны, прибывшие в первой половине дня на мемориал.

Варшавской полиции о происшедшем акте вандализма пока ничего не известно, сообщила дежурный офицер пресс-группы варшавской полицейской комендатуры. По ее словам, как только будет получено официальное заявление об инциденте, полиция начнет положенное в таких случаях расследование.
Всего при освобождении Польши погибли свыше 600 тыс. советских солдат и офицеров. 

ИТАР-ТАСС

http://www.gazeta.ru/news/lastnews/2009/05/09/n_1360190.shtml
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 78679

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #9 : 17 Мая 2009, 15:38:37 »

Александр Борисович Широкорад

Трагедия Катыни и тайна бункера Гитлера

Так ли уж ясна картина совершенного в 1940-х годах под Смоленском преступления?

На днях из США пришло известие: художественный фильм Анджея Вайды «Катынь» выдвинут на соискание премии «Оскар» Американской киноакадемии. Картина, по словам ее создателя, призвана показать зрителям не только расстрел польских офицеров в Катыни, но и «исторические и политические аспекты правды и лжи об одном из самых страшных преступлений ХХ века».
Слов нет, в 1940-х годах под Смоленском было совершено чудовищное злодеяние. Однако действительно ли вина за эту трагедию ложится на руководителей СССР, как утверждается в новом произведении пана Вайды?

ОЧЕВИДНЫЕ НЕЛЕПОСТИ

Вначале напомню читателям некоторые факты.
1 сентября 1939 года германские войска вторглись в Польшу. Через считанные дни польская армия потерпела сокрушительное поражение, а правительство Речи Посполитой бежало из Варшавы. 17 сентября советские соединения вступили на земли Западной Белоруссии и Западной Украины, принадлежавшие фактически прекратившему свое существование государству.
С 17 сентября по 2 октября частям РККА сдались 452 536 военнослужащих Войска польского, из них 18 789 офицеров. Все нижние чины – уроженцы мест, занятых Красной армией, были отпущены по домам, а остальные поляки оказались в лагерях военнопленных.
Минуло больше трех лет. Третий рейх вместе со своими сателлитами напал на СССР. Дивизии вермахта и союзных Германии государств, захватившие поначалу огромные территории Советского Союза, покатились вспять. И тут весной 1943 года немцы вдруг объявили, что в Катынском лесу ими обнаружены могилы польских офицеров, расстрелянных НКВД в 1940 году.
23 сентября 1943-го Смоленск был освобожден Красной армией, и уже с 5 ноября в Катыни работала советская комиссия под руководством академика Николая Бурденко. Она подготовила открытое сообщение и совершенно секретную справку для руководства страны. В обоих документах отмечалась безусловная вина гитлеровцев за смерть польских офицеров. Однако после 1945 года Катынское дело стало любимой темой западных пропагандистов.
Правда, 2 августа 1993 года комиссия экспертов российской Главной военной прокуратуры признала, что польские офицеры были убиты подчиненными Лаврентия Берии в 1940 году, а не немцами в 1941-м. Тем не менее у ряда отечественных историков возникли серьезные сомнения относительно выводов последней экспертизы. Причем на то имелись веские основания.
Известно, что еще в 1943 году министр пропаганды нацистской Германии доктор Йозеф Геббельс инструктировал своих подчиненных, участвовавших в эксгумации трупов поляков в Катыни: «Некоторые наши люди должны быть там раньше, чтобы во время прибытия Красного Креста все было подготовлено и чтобы при раскопках не натолкнулись бы на вещи, которые не соответствуют нашей линии».
Текстологическая экспертиза советских документов 1940 года, выдаваемых комиссией 1993 года за подлинные, выявила целый ряд перлов типа «23-му самостоятельному стрелковому пехотному корпусу…», «даже до обнаружения корпуса документов НКВД…» и т.д. Понятно, что это перевод каких-то иностранных «первоисточников».
Первоначально, в 1943 году, немцы утверждали, что поляки были убиты из русского оружия. Но привезенные в Катынь представители Польского Красного Креста (ПКК) видели лишь пули и гильзы германского производства. Председатель комиссии ПКК Водзинский писал: «…все пулевые ранения были произведены из пистолета при использовании боеприпасов фабричной марки «Geco 7,65D»… почти в 20 процентах случаев у жертв руки были связаны за спиной плетеным шнуром».
Позже комиссия Бурденко выявила пули и гильзы от пистолетов калибра 6,35; 7,65 и 9,0 мм. Такие же боеприпасы обнаружены в ходе раскопок 1990-х годов.
В разных изданиях, начиная с германских отчетов 1943 года, опубликованы фотографии найденных в Катынском лесу боеприпасов. И ни каких-нибудь, а именно немецких.
Итак, все стороны едины в одном – ни одного советского боеприпаса на месте расстрела поляков откопать не удалось! Замечу, что к 1940 году на вооружении Красной армии и войск НКВД состояли 7,62-миллиметровые револьверы «Наган», 7,62-миллиметровые пистолеты ТТ и – в небольшом количестве – 7,63-миллиметровые пистолеты системы маузер. Причем 7,62-миллиметровый патрон пистолета ТТ был копией 7,63-миллиметрового патрона маузера. Так что перепутать патроны невозможно.
Мало того, руки пленных поляков были связаны шпагатом, не изготовлявшимся в СССР до 1941 года. Остается предположить, что хитрые чекисты, очевидно, мудро предвидя в скором будущем войну между СССР и Германией и оккупацию советской земли (хотя данное «пророчество» неизбежно сулило высшую меру наказания), специально завезли пистолеты и шпагаты из Третьего рейха для обмана мирового общественного мнения.
Кроме Катыни несколько сот польских офицеров были расстреляны под Харьковом и под Медным. С 1991 года раскопаны и многие могилы советских граждан, казненных сотрудниками НКВД. Казалось бы, следует сравнить останки русских и поляков, погибших в иных местах, с катынскими и установить «почерк» убийц. Это азы криминалистики. Но почему-то таким образом расследование не проводилось.
Да, действительно, в СССР были безвинно репрессированы сотни тысяч людей. Но на них на всех заводились уголовные дела, им выносили приговоры, пусть даже несправедливые. И на польских офицеров, окончивших жизнь под Медным, Харьковом и т.д., все документы оформлены. Кто же мешал сотрудникам НКВД, состряпавшим в 1937-1940 годах великое множество «расстрельных» дел, оформить их на 4-12 тыс. «катынских» поляков?
Наконец, у палачей НКВД был давно опробованный способ казни (пусть простят мне читатели эту жуткую подробность) – выстрел из нагана сверху вниз в 1-й шейный позвонок. А вот немецкие каратели стреляли из табельного оружия в затылок своим жертвам. В ходе осмотра черепов, найденных под Харьковом и Медным, обнаружено 40% выстрелов в голову и 60% в шею, и все из наганов. А в Катыни – 98,5% в голову и 1,5% в шею, и все из пистолетов германского производства.

ЖЕРТВЫ «МЕДВЕЖЬЕЙ БЕРЛОГИ»

И вот что еще настораживает: перед раскопками 1990-х годов наша Генеральная прокуратура наложила категорический запрет на какие-либо вскрытия или эксгумации советских массовых захоронений, находившихся рядом с польскими, а таковых насчитали не менее 55. Как-то поляки принялись за вскрытие одной могилы, приняв ее за польскую, но как только ошибка выяснилась, им было немедленно приказано закопать, не производя обследований. Точно так же вели себя и немцы в 1943 году. Они показали ПКК ряд захоронений, но рядом потребовали ничего не трогать. Почему?
Группа отечественных историков в июне 2004 года обнаружила в архивах неизвестные ранее документы 1940-х годов, подтверждающие факт существования к западу от Смоленска трех так называемых «лагерей особого назначения», в которых содержались бывшие польские военнослужащие и государственные чиновники, вывезенные в апреле-мае 1940 года из трех спецлагерей НКВД СССР для военнопленных.
Выяснилось, что указанные «лагеря особого назначения» в 1940-1941 годах ни в коей мере не являлись лагерями для военнопленных, а представляли из себя территориально-производственные структурные единицы Вяземского исправительно-трудового лагеря НКВД СССР (Вяземлага), так называемые «асфальто-бетонные районы».
Вяземлаг НКВД в 1936-1941 годах занимался строительством новой автомагистрали Москва-Минск. С конца 1939 года в составе Вяземского ИТЛ имелись 11 «асфальто-бетонных районов» (АБР).
Польские военнопленные офицеры, которые были осуждены весной 1940 года постановлениями Особого совещания при Наркоме внутренних дел СССР на сроки от 3 до 8 лет исправительно-трудовых лагерей по упрощенной юридической процедуре, предусмотренной решением политбюро ЦК ВКП(б) № П13/144-ОП от 5 марта 1940 года, с начала апреля 1940-го содержались в трех следующих лагерных отделениях Вяземлага:
Купринский АБР № 10 (в 1940 году – Купринский АБР № 9), он же лагерь особого назначения № 1-ОН или Тишинский лагерь;
Смоленский АБР № 9 (в 1940 году – Смоленский АБР № 10), он же лагерь особого назначения № 2-ОН или Катынский лагерь;
Краснинский АБР № 11 (в 1940 году – Краснинский АБР № 8 ), он же лагерь особого назначения № 3 или Краснинский лагерь.
Основную часть польского контингента трех вышеуказанных «асфальто-бетонных районов» составляли бывшие польские военнопленные из Козельского, Старобельского и Осташковского спецлагерей Управления по делам военнопленных НКВД СССР, осужденные в марте-апреле 1940 года.
По данным из рассекреченных архивных источников, общая численность польского контингента трех указанных лагерных отделений Вяземлага составляла, по состоянию на 26 июня 1941 года, около 8000 человек. Еще какое-то количество осужденных польских военнопленных (до нескольких тысяч человек) предположительно могли содержаться после марта 1941 года на девяти так называемых «отдельных лагерных (лесозаготовительных) пунктах» Вяземлага. Самым крупным из трех лагерей особого назначения был Краснинский АБР № 11 (лагерь № 3-ОН). В нем содержалось больше 3000 польских военнопленных.
При отступлении советских войск большинство этих поляков эвакуировать не удалось. Возникает естественный вопрос: а куда они делись?
Недалеко от Катынского леса, на правом берегу Днепра, в Красном бору, находятся остатки огромного бункера Гитлера «Медвежья берлога». Фактически это небольшой город на глубине до 27 м. Вход в него в настоящее время забетонирован, а все материалы о нем засекречены. Неизвестно, что стало с людьми, которые сооружали бункер. Ряд исследователей, в том числе Эдуард Репин, полагает, что в районе Гнездово было убито немцами около 37 тыс. строителей подземной резиденции фюрера. Как были убиты возводившие ставку Гитлера под Винницей на Украине советские военнопленные.
Не исключено, что в создании «берлоги» участвовали и умерщвленные в Катынском лесу поляки.

http://ei1918.ru/war_ii/bunker.html
« Последнее редактирование: 25 Апреля 2010, 17:43:28 от Александр Васильевич » Записан
Владимир К.
Модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 3940


Просмотр профиля
Православный, Русская Православная Церковь
« Ответ #10 : 19 Июля 2009, 16:23:48 »

Расследование «Катынского дела» возобновлено
   
   По инициативе депутатов Государственной Думы создана Общественная комиссия по проверке обстоятельств гибели пленных польских офицеров, которая приступила к работе. Ее возглавил заместитель председателя Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Госдумы В.И. Илюхин. В этом качестве В.И. Илюхин направил обращение к заместителю начальника Генерального штаба ВС РФ - председателю Военно-научного комитета Генерального штаба А.А. Ноговицыну, в котором говорится:
   12 мая 2009 г. Президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву было направлено официальное письмо за подписью руководителя фракции КПРФ в Госдуме Г.А. Зюганова с просьбой о рассекречивании архивных документов, содержащих информацию об истинных обстоятельствах так называемого «Катынского дела», в первую очередь коллекции документов, помещенных в 1987 г. на спецхранение в особый архив Генерального штаба ВС РФ.
   Проведение соответствующих подготовительных историко-архивных мероприятий по данной проблеме поручено Институту военной истории МО РФ (начальник института - полковник А.А. Кольтюков).
   Однако, согласно имеющейся информации, руководство института предпринимает попытки уклонения от исполнения указания Президента РФ и фактически саботирует полученное поручение.
   Подобная позиция, предположительно, аргументируется скандальным характером Катынского дела и тем обстоятельством, что на рубеже 1980-90-х годов бывшим руководством СССР и России вопреки действительным фактам и исторической правде было принято конъюнктурное политическое решение о снятии обвинений в катынском преступлении с немецкой стороны и возложении ответственности за катынский расстрел исключительно на советскую сторону, в частности, персонально на И.В. Сталина, Л.П. Берия и их окружение.
   Одновременно с замалчиванием истинных фактов о виновности в катынском преступлении нацистов некоторыми российскими политическими силами прозападной ориентации предпринимаются шаги по пропаганде лживой польско-немецкой версии «Катынского дела» через отечественные средства массовой информации, в частности, через телеканал «Звезда».
   При таких обстоятельствах рассекречивание подлинных архивных документов о виновности немецкой стороны в катынском расстреле, несомненно, нанесет ущерб личным интересам отдельных высокопоставленных лиц в современном российском политическом руководстве, руководстве ряда российских ведомств и российском историко-архивном сообществе.
   Однако дальнейшая поддержка в России на государственном уровне фальсифицированной версии Катынского дела неизбежно приведёт к значительно более тяжким политическим последствиям для нашей страны и серьёзному ущербу национальным интересам Российской Федерации - вплоть до принуждения через международные судебные органы Правительства РФ к выплате финансовых компенсаций родственникам польских граждан, расстрелянных в 1941 г. немецкими властями на временно оккупированной территории Смоленской области.
   В связи с вышеизложенным прошу Вас предпринять соответствующие меры для ускорения работы по рассекречиванию архивных документов по Катынскому делу из ведомственных архивов системы Минобороны РФ.
   Прошу Вас также рекомендовать руководству телеканала «Звезда» воздержаться от активной пропаганды антироссийской польско-немецкой версии Катынского дела и, по возможности, предоставить свой телеэфир сторонникам альтернативных точек зрения на катынские события.
 http://www.rv.ru/content2.php3?id=2925
Записан
Anna
Ветеран
*****
Сообщений: 6955


Просмотр профиля
православная христианка РПЦ
« Ответ #11 : 19 Июля 2009, 21:52:29 »

И опять проблема. Чего депутаты просят рассекретить,если архивные документы по катынскому делу ещё Ельцин передал польской стороне. Даже была об этом передача по ТВ.
Записан
протоиерей Георгий Завгородний
Администратор
Ветеран
*****
Сообщений: 1142


Русь Святая! Храни Веру Православную!


Просмотр профиля
Православный священник
« Ответ #12 : 28 Сентября 2009, 11:43:16 »

Недавно депутаты Госдумы потребовали на заседании рассмотреть подготовленный проект ответного заявления на резолюцию польского Сейма, осуждающую ввод частей Красной Армии в Западную Украину и Западную Белоруссию в 1939 году.

Если у поляков есть неодолимое желание превращать современные российско-польские отношения в перечень исторических претензий, то и с нашей стороны не мешает напомнить об их наиболее масштабных преступлениях.

Польша как вечная страдалица, безвинно претерпевшая от восточного соседа, – это наилюбимейшая тема поляков и русскоязычных либералов. Совершенно закрытой, например, с их точки зрения, является история массового уничтожения православных храмов в Польше. В XX веке в христианской стране шло массовое уничтожение христианских церквей иной конфессии…

Антон Иванович Деникин, в годы гражданской войны командовавший Вооруженными силами Юга России, в своих воспоминаниях часто анализировал польско-русские взаимные претензии и обиды. Ему, выросшему в Польше сыну русского офицера-пограничника и польки, эта тема была знакома с раннего детства. «Надо признаться, что обострению русско-польских отношений много способствовала нелепая, тяжелая и обидная для поляков русификация, проводившаяся Петербургом, в особенности в школьной области», - писал он в своих воспоминаниях «Путь русского офицера».

Но, как известно, все познается в сравнении. Вот что он писал о происходящем в Польше после восстановления ее государственности: «Я должен, однако, сказать, что эти перлы русификации бледнеют совершенно, если перелистать несколько страниц истории, перед жестоким и диким прессом полонизации, придавившим впоследствии русские земли, отошедшие к Польше по Рижскому договору (1921). Поляки начали искоренять в них всякие признаки русской культуры и гражданственности, упразднили вовсе русскую школу и особенно ополчились на русскую церковь.
Польский язык стал официальным в ее делопроизводстве, в преподавании Закона Божия, в церковных проповедях и местами – в богослужении. Мало того, началось закрытие и разрушение православных храмов: Варшавский собор – художественный образец русского зодчества – был взорван; в течение одного месяца в 1937 году было разрушено правительственными агентами 114 православных церквей – с кощунственным поруганием святынь, с насилиями и арестами священников и верных прихожан».

Надо заметить, что уничтожение поляками Варшавского собора было предсказано отцом Иоанном Кронштадтским за много десятилетий до того, как это произошло. В 1893 году был открыт повсеместный сбор пожертвований на сооружение Варшавского православного собора. Когда слух о предполагаемой постройке дошел до отца Иоанна Кронштадтского, то он сказал своим собеседникам: «...С горечью вижу я сооружение этого храма. Но таковы веления Божии. Недолго спустя по постройке его – зальется Россия кровью и распадется на многие кратковременно-самостоятельные государства. И Польша станет свободной и самостоятельной. Но я провижу и восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. Но это совершится уже много позже. И тогда будет разрушен Варшавский собор. И тогда доля испытаний постигнет Польшу».

В сентябре 1939 года это удивительное предсказание часто перепечатывали в русских эмигрантских газетах… Но в 1937 году поляки еще не ждали «доли испытаний» и с энтузиазмом рушили храмы иноверцев. Сам примас Польши в день святой Пасхи в архипастырском послании призывал католиков в борьбе с православием «идти следами фанатических безумцев апостольских»... Причем, уничтожать церкви «схизматиков» поляки могли совершенно спокойно – смешно было бы ожидать по этому поводу протестов из атеистического СССР.

Любопытно было бы узнать, вспоминает ли в Польше кто-нибудь об этой позорной странице своей истории. О том, как польские «фанатические безумцы» уничтожали чужие храмы. Соберутся ли нынешние руководители католической церкви осуждать бурную деятельность своих предшественников? Дескать, нехорошо это как-то в 1937 году получилось. Погорячились мы как-то. Проведут ли поляки покаянный митинг на месте, где когда-то стоял Варшавский собор, или даже не вспомнят о его уничтожении? Очень интересный вопрос.

Обычно поляки страшно возмущаются расстрелом в 1940-41 гг. в СССР польских пленных и ничего «не знают» о расстрелах пленных красноармейцев в Польше в 1920-21 годах. Возмущаются тем, что Красная Армия слишком медленно их спасала в Варшаве 1944 года, «забывая» о том, что польские боевики из Армии Крайовой регулярно убивали советских солдат и офицеров в спину, не гнушались вырезанием раненых и медиков в госпиталях.

Почему бы теперь на дипломатическом уровне не напомнить полякам об этом? Почему бы не напомнить о том, как в XX веке страна, считающаяся христианской, взрывала христианские храмы? Интересно, что ответят потомки «фанатических безумцев апостольских»? Скажут, что ничего об этом не ведают или отмолчатся?

Максим Купинов

http://www.segodnia.ru/index.php?spos=1&spor=1&rst=0&srch=&srchtp=0&pgid=2&cldday=&srv=www.segodnia.ru&partid=41&newsid=9828&snewsid=0&gallery_id=0&imgnum=1
Записан

С ув. прот. Георгий
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 78679

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #13 : 09 Апреля 2010, 21:22:25 »


Поляки довольны провокацией с «Культуры»


Официальный представитель канцелярии президента Польши Мариуш Хандзлик заявил в интервью Польскому радио, что общероссийский показ фильма «Катынь» на канале «Культура» является важным шагом Москвы в двусторонних польско-российских отношениях: «Это важный шаг. Мы на верном пути. Важно, чтобы мероприятия в Катыни (7 и 10 апреля) прошли как того ожидает польская сторона, чтобы достичь в этом вопросе примирения».

Напомним, что 2 апреля на телеканале «Культура» состоялся показ фильма польского режиссера Анджея Вайды «Катынь». Эта премьера была широко разрекламирована, как некое событие в российской культурной жизни. Уверялось что фильм этот не более чем попытка «объективно разобраться» в трагедии 70-летней давности, что он, «вовсе не антирусский». Что он «основан только на фактах, и воспоминаниях немногих оставшихся в живых(?) очевидцев страшных событий».

При первом же знакомстве с лентой, бросается в глаза ее нарочитый «закос» под хронику середины прошлого столетия – очевидно, таким образом, автор стремился создать у зрителей ощущение ее «документальности».

Но больше ничего «документального» в картине нет, как нету, и попытки разобраться в событиях тех лет. Есть резкий субъективизм автора, есть его неприкрытая русофобия, есть неблагодарность и ненависть к советским воинам-освободителям, отдававшим свои жизни за освобождение Польши от фашизма, ради спасения не только ее народа, но даже исторических памятников. Есть в фильме и прямые манипуляции и передергивания.

Но не найти в нем ответов на главные «катынские вопросы», на которых спекулянты от истории ответить не могут.

Какой смысл был в расстреле польских офицеров, когда массовых расстрелов пленных (в том числе и эсэсовцев, и даже власовцев) в СССР не проводилось даже в самые тяжелые моменты войны, не говоря уж о мирном времени?

Почему проявлена странная избирательность – одни польские офицеры были расстреляны, а другие – нет?

Как объяснить, что все убитые в Катыни были расстреляны из немецкого оружия, в котором используются патроны 9х19 Para? Неужели начальники НКВД еще в 40-м (!) году планировали пустить немцев в Смоленскую область, дабы свалить на них это злодеяние?

Почему руки убитых были связанны бумажным шпагатом, который в СССР в то время просто не производился?

И, наконец, как могло получиться, что на месте расстрела, который якобы произошел весной 1940 года, вплоть до лета 1941 года действовали пионерский лагерь и дом отдыха? Может быть, расстрелы поляков были столь обыденным делом, что они не могли не удивить, не расстроить отдыхающих детей?

Иными словами, «Катынь» - обычная пропагандистская, антироссийская лента, выполненная довольно талантливо и поэтому вполне убедительно для людей не сведущих в данном вопросе. Само ее появление на российском телевидении является элементом готовящейся грандиозной антироссийской акции под предлогом празднования «70-летия катынской трагедии», в которой нашей стране будет вновь отведена роль «империи зла» и мальчика для битья. Причем, очевидно, что «годовщина» будет использована не только для информационной войны против России.

Практичные поляки намерены использовать ее для продавливания денежного иска к нашей стране «за Катынь». А там, если получится, можно требовать компенсации за оккупацию, за уничтожение террористов из Армии Крайовой, и еще за что-нибудь. Финансовое положение Польши сегодня не очень, и возможность заиметь свой маленький «холокост» с возможными денежными преференциями их очень увлекает.

В свете этого, понятно, что поляки очень довольны российской премьерой «Катыни»: «Мы им – американские базы, а они убеждают свой народ, как он виноват перед поляками».

Но как же этот пасквиль попал на российские телеэкраны? На этот вопрос следует ответить российским правоохранителям, которым давно (еще со времен Березовского) уже пора разобраться с коррупцией на центральных телеканалах.

Валерий Джейрахов

 http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=5&newsid=11321
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 78679

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #14 : 09 Апреля 2010, 21:29:51 »

Катынская капитуляция




Как сообщили СМИ, 7 апреля в день Благовещения Пресвятой Богородицы, в Катыни состоялась церемония, в ходе которой священники различных конфессий совершили богослужения в память «о погребенных жертвах сталинского режима».

На церемонии присутствовали премьер-министры России и Польши Владимир Путин и Дональд Туск. В финальной части церемонии премьеры возложили венки к памятнику польским офицерам, расстрелянным в Катыни в апреле 1940 года. Затем Путин и Туск неожиданно для журналистов одновременно встали на колени и каждый совершил крестное знамение.

Напомним, что сейчас светлая седмица, во время которой согласно уставу Православной церкви (не знаю, как обстоит дело у католиков), коленопреклонение или земные поклоны категорически воспрещены как проявление любой скорби, совершенно неуместное в дни празднования Воскресения Спасителя.

Земные поклоны российского премьера глава польского правительства Дональд Туск называл переломными в отношениях России и Польши.
«Для меня это – перелом, я считаю, что этот день является очень важным. Я знаю о том, что с точки зрения премьера Путина это также перелом, мы себе об этом сказали», - заявил Туск на совместной пресс-конференции с премьер-министром РФ Владимиром Путиным.

Вместе с тем он отметил, что общественные мнения двух стран по поводу событий в Катыни могут отличаться, но главная задача в данном случае – не перекладывать груз выяснения правды о произошедшем на другие поколения. «Наша задача состоит в том, чтобы встать на определенный путь, открыто сказать во время разговоров тет-а-тет, что есть определенные фрагменты истории, которые мы все еще оцениваем иначе», - сказал Туск.

О каких событиях говорил Туск – возможно, об уничтожении более сотни тысяч красноармейцев в польских концлагерях в 20-е годы прошлого столетия или о геноциде и насильственной полонизации православного украинского населения Польши в послевоенные годы? Или может быть о соучастии польских властей в разделе Чехословакии, выпустившем нацистского зверя на большую дорогу? Или о всех враждебных действиях Польши в отношении нашей страны по 1939 год включительно?

Нет, Туск (и, похоже, что вместе с ним и наше руководство) сузил всю историю взаимоотношения наших стран до Катынского леса, и той версии происшедшего в нем, которая с легкой руки доктора Геббельса стала «официальной» не только в Польше, но и со времен Горбачева – в нашей стране.

Как рождалась это версия? В принципе это известно довольно подробно. В дни окончания Сталинградского разгрома 6-й армии нацистов, и во время тяжелейших боев под Харьковом, немецкое командование вдруг начало какие-то раскопки на участке давно захваченной ими территории. И к этим «археологическим» изысканиям вдруг начало высказывать интерес высшее руководство Рейха.

На оккупированной Польше для отправки в смоленские леса собрали делегацию, в состав которой включают писателя-коллаборациониста Ф. Гетля, который должен сделать по радио сообщение о том, что польских офицеров убили именно русские. Руководил раскопками известный немецкий профессор Г. Бутц, а для того чтобы задокументировать найденное из оккупированных нацистами стран и Швейцарии свезли судебно-медицинских экспертов. Эта представительная делегация исследовала (или просто осмотрела, с точностью это установить невозможно) девять трупов и подписала протокол, который в начале мая был опубликован в «Фолькишер беобахтер».

Согласно этому документу польские офицеры были расстреляны в марте 1940 года. Но дальше он сообщает такие подробности, которые могли бы знать скорее ясновидящие или экстрасенсы, чем судмедэксперты. Так, протокол гласил, что польские офицеры были приговорены «специальной тройкой НКВД» к смертной казни. И далее: польских офицеров небольшими партиями вывезли на станцию Гнездово, западнее Смоленска. Там пересаживали в автобус с закрашенными окнами, а затем этот автобус отвозил пленных в сарай в местечке Козьи Горы – дачный пригород Смоленска.

Сам факт того, что довольно узкие специалисты подписали документ содержащий информацию, выходящую за пределы их компетенции, и свидетелями которой они быть не могли, вызывает серьезные сомнения в этом протоколе.

Таким образом, примерно в полукилометре от строений дома отдыха НКВД (Козьи Горы), на обочине дороги, соединяющей автотрассу и дом отдыха, были расстреляны и там же захоронены около десяти тысяч человек. Впрочем, сами поляки, правда, утверждают, вопреки очевидным фактам, что их было четыре с половиной тысячи.

Но, надо сказать, что тайный расстрел и захоронение нескольких тысяч человек, якобы, состоялись в излюбленном месте отдыха и пикников смолян, в двухстах метрах от оживленного шоссе и в полукилометре от дома отдыха и пионерского лагеря. Что, в самом деле, лучше места найти не могли?

Исследователь Федор Велякин прямо указывает: «Обстоятельства гибели польских офицеров, похороненных в печально знаменитом Катынском лесу, для жителей Смоленщины никогда не были тайной. Но эти люди вовсе не молчали, для этого у них никогда не было ни причин, ни поводов. Просто их никто не спрашивал и, тем более, не публиковал их воспоминаний. Мое детство прошло на окраине Смоленска, именно в тех местах, которые в нынешнее время обросли огромным количеством исторических спекуляций. И я прекрасно помню, о чем в те годы рассказывали бывшие партизаны или те, кто просто пережил период оккупации».

На окраине города в поселке Красный бор фашистами был построен огромный подземный комплекс «Беренхалле» («Медвежья берлога»), который в народе просто называли «бункер Гитлера». Комплекс состоял из подземного конференц-зала, рассчитанного на 250 мест, стратегического узла связи, состоявшего из четырех этажей, уходивших глубоко под землю и сообщавшихся между собой винтовой лестницей и системой многокилометровых тоннелей, ведущих к Днепру и к аэродрому.

Оставшиеся в живых участники войны и пережившие оккупацию хорошо знали: во время оккупации Катынь входила в охранную зону бункера «Беренхалле» («Медвежья берлога») все строители которой – польские офицеры и советские военнопленные были уничтожены.

Строительство бункера началось осенью 1941 года. А к середине августа 1942 года он был полностью готов. Но, как считается, к этому моменту у Гитлера уже не было необходимости активно использовать бункер, хотя он и побывал в «Беренхалле» дважды: в ноябре 1941 и в марте 1943 года. С последним визитом связана неудачная попытка покушения на Гитлера со стороны группы немецких генералов. Любопытно, что это покушение и раскопки в Катыни совпадают по времени.

Есть достоверные данные о том, что Красный Бор неоднократно посещали Гудериан, Кейтель, Йодль, Канарис. В этих же местах находилась известная разведывательная школа абвера «Сатурн», хотя нет точной информации о том, использовалась ли в ее интересах какая-либо часть подземных сооружений «Бернхалле».

…Если судить по далеко не полным немецким архивным данным, в строительстве «Медвежьей берлоги» были заняты около двух с половиной тысяч сотрудников немецкой военно-строительной организации «Тодт» и… «русские гражданские рабочие». В переводе с военно-казенного языка на нормальный это означает, что бункер строили военнопленные. Со всеми вытекающими для них последствиями.

Те, кто пережил оккупацию, и без архивных данных знали, что на объекте работали не только советские военнопленные, но и поляки, те самые офицеры, что предпочли для себя «хороший» немецкий плен. Полное отсутствие информации о дальнейшей судьбе всех этих людей – это и есть предельно ясный ответ на вопрос, куда они потом делись. Уже в наши дни просочилась информация о том, что не только советские и польские, но даже некоторые немецкие строительные команды по окончании работ были уничтожены.

Особого внимания заслуживает строжайший режим секретности, который поддерживался на строительстве «Медвежьей берлоги».

Местные жители, в том числе бывшие партизаны, рассказывали, как все было на самом деле. Подземный объект имел четыре периметра безопасности. Первый, внешний периметр обеспечивала вспомогательная полиция (полицаи-предатели). Второй периметр – периодически сменявшие друг друга пехотные части вермахта. Третий периметр – подразделения СС, явно из Германии, не с фронта. Четвертый, самый ответственный периметр – финны. Да, да, немногословные и флегматичные парни из страны лесов и озер. И если ни немцев, ни полицаев местные жители, в общем-то, особенно не боялись, то в руки финнам старались не попадаться ни при каких обстоятельствах. Флегматичные парни отличались абсолютным фанатизмом и крайней жестокостью.

Жесткий режим охраны всей зоны строительства и прилегающих территорий в полной мере распространялся и на так называемый Катынский лес. Поэтому расстрелять внутри охраняемой зоны, в соседнем лесочке любое количество пленных, хоть польских, хоть советских, – вообще не проблема.

Согласно советским документам, которые сегодня стараются не афишировать, в марте 1940 года часть пленных польских офицеров, виновных в преступлениях против населения Западной Украины и Белоруссии, была осуждена Особым совещанием при НКВД СССР и приговорена к пяти годам ссылки в исправительные трудовые лагеря с лишением права переписки. К началу войны они находились в лагерях под Смоленском (лагерей было три), строили дороги. В ходе боев за Смоленск немцы предприняли энергичный фланговый маневр и ударом с юга взяли город. При этом никаких пленных из-под Смоленска чекисты не вывозили и не выводили. В тот момент это было технически невозможно: шоссейные и железные дороги оказались перерезаны, а восточнее лагерей шли сильнейшие бои. Известно также, что среди пленных возникло некое подобие бунта, когда им предложили отправиться на восток пешком, лесами, и их просто оставили на месте, дожидаться немецких «освободителей».

Могли бы их чекисты расстрелять в тот момент? Может быть, и могли бы, хотя экзекуция такого масштаба все же требует времени, которого у "энкавэдэшников" как раз и не было. Но уж захоронить 10000 или 4500 трупов они бы точно не сумели.

Следовательно, лагеря с польскими военнопленными попали в руки немцам. А в феврале-марте 1942 года они из разных мест начали свозить в Катынский лес трупы польских офицеров и хоронить их в заранее вырытых рвах. А спустя год Геббельс и начал свою масштабную пропагандистскую кампанию.

Смоленск был освобожден 25 сентября 1943 года. По мере того, как фронт отодвигался на запад, появилась возможность исследования захоронений. В начале ноября 1943 года в Катынь прибыла советская следственная комиссия, которую впоследствии назвали по имени председателя «комиссией Бурденко». До февраля 1944 года комиссия исследовала в общей сложности 925 трупов. В конце расследования в Катынь были приглашены иностранные журналисты, аккредитованные в тот период в Москве.

Выводы комиссии о безусловной вине немцев за расстрел поляков изложены в двух, по сути, идентичных документах - открытом сообщении и в секретной справке для руководства. Кстати, если даже предположить, что поляки были расстреляны советской стороной, то зачем нужно копаться в лесу всю зиму, да еще и демонстрировать все это союзникам? А любые необходимые справки можно составить, даже не выезжая из Москвы…

«В конце 1980-х и начале 1990-х состоялась череда ритуальных процедур покаяния, начало которым положил Горбачев. Ему подыграл в этом Валентин Фалин, заведующий международным отделом ЦК КПСС. В сущности, его роль стала ключевой в этой истории: именно этот доктор исторических наук с готовностью лакея доложил Горбачеву, что «поляков убил НКВД». А генеральный прокурор Трубин с такой же готовностью все это «подмахнул». Так расцвела развесистая историческая клюква под названием «Катынское дело».
А расследование в наше время? А если по всем правилам? Его просто не было. И дело не только в спешке. Любое серьезное расследование предполагает неукоснительное соблюдение необходимых по закону следственных процедур. Да, кое-какие раскопки были, но именно «кое-какие». Следственными процедурами там даже не пахло. И это в ситуации, когда «команда Горбачева» и польская сторона были максимально заинтересованы в «раскрутке» дела.

Не логично получается. При такой степени политической заинтересованности можно было привлечь любое количество грамотных специалистов по ведению следственных действий, чтобы раз и навсегда закрепить собственную, «правильную» версию событий. Но, похоже, что «историки» из ЦК КПСС знали: закреплять в Катынском лесу было просто нечего. Поэтому ответственное «расследование» поручили группе дилетантов-общественников. Это факт, который говорит о многом»
, - Пишет Федор Велякин.

Знает ли обо всем этом нынешнее руководство страны? Должно знать, но может быть, надеется «на перелом в отношениях наших стран». Что, например, после коленопреклоненной молитвы Путина, поляки свернут американскую базу ПРО и прекратят поддержку режима Саакашвили и террористического подполья на Кавказе?

Между тем, для поляков «перелом» означает, что «лед тронулся», и в самом ближайшем времени они смогут предъявить России денежные иски – вначале за Катынь, затем за «оккупацию». Да и потом, как передать чувство трусливой, но злобной шавки, видящей покорно склоненного перед ней медведя?
Пожалуй подобного триумфа ляхи не испытывали со времен Смутного времени, когда московская делегация приехала просить на престол королевича Владислава.

Но, самое печальное, что катынское унижение касается не только российско-польских отношений. Похоже, что желающие вчинить исторические иски нашей стране, уже выстраиваются в очередь.

По инициативе Ислама Каримова в Узбекистане решено пристроить еще два новых здания к мемориальному комплексу «Шахидлар хотираси» («Памяти жертвам»), посвященных соотечественникам, павших жертвами «гнета колониального периода». «Память о жертвах колониального режима найдет отражение в двух разделах музея. Один из них будет посвящен советскому периоду нашей истории, когда происходили самые жестокие репрессии», - заявил председатель одноименного благотворительного фонда профессор Наим Каримов.

Закончить модернизацию музея «русских зверств» намечено к 31 августа, когда страна ежегодно отмечает «день памяти жертв и репрессий».

Мемориальный комплекс расположен в центре Ташкента. Он был создан в 2002 году по личному распоряжению президента Ислама Каримова. Сегодня здесь парк, где расположено это живописное здание в национальном стиле, архитектурой напоминающее древние восточные мавзолеи. По убеждению создателей музея, репрессии на территории современного Узбекистана начались с учреждения Туркестанского генерал-губернаторства в составе Российской Империи, а прекратились лишь в 1990-х годах, после обретения Узбекистаном государственного суверенитета.

Валерий Джейрахов

 http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=41&newsid=11360
Записан
Страниц: [1] 2 3 ... 22
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!