Русская беседа
 
07 Июня 2020, 01:00:40  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2] 3 4 ... 24
  Печать  
Автор Тема: Катынь: история и политика в свете документов  (Прочитано 62107 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81171

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 09 Апреля 2010, 21:29:51 »

Катынская капитуляция




Как сообщили СМИ, 7 апреля в день Благовещения Пресвятой Богородицы, в Катыни состоялась церемония, в ходе которой священники различных конфессий совершили богослужения в память «о погребенных жертвах сталинского режима».

На церемонии присутствовали премьер-министры России и Польши Владимир Путин и Дональд Туск. В финальной части церемонии премьеры возложили венки к памятнику польским офицерам, расстрелянным в Катыни в апреле 1940 года. Затем Путин и Туск неожиданно для журналистов одновременно встали на колени и каждый совершил крестное знамение.

Напомним, что сейчас светлая седмица, во время которой согласно уставу Православной церкви (не знаю, как обстоит дело у католиков), коленопреклонение или земные поклоны категорически воспрещены как проявление любой скорби, совершенно неуместное в дни празднования Воскресения Спасителя.

Земные поклоны российского премьера глава польского правительства Дональд Туск называл переломными в отношениях России и Польши.
«Для меня это – перелом, я считаю, что этот день является очень важным. Я знаю о том, что с точки зрения премьера Путина это также перелом, мы себе об этом сказали», - заявил Туск на совместной пресс-конференции с премьер-министром РФ Владимиром Путиным.

Вместе с тем он отметил, что общественные мнения двух стран по поводу событий в Катыни могут отличаться, но главная задача в данном случае – не перекладывать груз выяснения правды о произошедшем на другие поколения. «Наша задача состоит в том, чтобы встать на определенный путь, открыто сказать во время разговоров тет-а-тет, что есть определенные фрагменты истории, которые мы все еще оцениваем иначе», - сказал Туск.

О каких событиях говорил Туск – возможно, об уничтожении более сотни тысяч красноармейцев в польских концлагерях в 20-е годы прошлого столетия или о геноциде и насильственной полонизации православного украинского населения Польши в послевоенные годы? Или может быть о соучастии польских властей в разделе Чехословакии, выпустившем нацистского зверя на большую дорогу? Или о всех враждебных действиях Польши в отношении нашей страны по 1939 год включительно?

Нет, Туск (и, похоже, что вместе с ним и наше руководство) сузил всю историю взаимоотношения наших стран до Катынского леса, и той версии происшедшего в нем, которая с легкой руки доктора Геббельса стала «официальной» не только в Польше, но и со времен Горбачева – в нашей стране.

Как рождалась это версия? В принципе это известно довольно подробно. В дни окончания Сталинградского разгрома 6-й армии нацистов, и во время тяжелейших боев под Харьковом, немецкое командование вдруг начало какие-то раскопки на участке давно захваченной ими территории. И к этим «археологическим» изысканиям вдруг начало высказывать интерес высшее руководство Рейха.

На оккупированной Польше для отправки в смоленские леса собрали делегацию, в состав которой включают писателя-коллаборациониста Ф. Гетля, который должен сделать по радио сообщение о том, что польских офицеров убили именно русские. Руководил раскопками известный немецкий профессор Г. Бутц, а для того чтобы задокументировать найденное из оккупированных нацистами стран и Швейцарии свезли судебно-медицинских экспертов. Эта представительная делегация исследовала (или просто осмотрела, с точностью это установить невозможно) девять трупов и подписала протокол, который в начале мая был опубликован в «Фолькишер беобахтер».

Согласно этому документу польские офицеры были расстреляны в марте 1940 года. Но дальше он сообщает такие подробности, которые могли бы знать скорее ясновидящие или экстрасенсы, чем судмедэксперты. Так, протокол гласил, что польские офицеры были приговорены «специальной тройкой НКВД» к смертной казни. И далее: польских офицеров небольшими партиями вывезли на станцию Гнездово, западнее Смоленска. Там пересаживали в автобус с закрашенными окнами, а затем этот автобус отвозил пленных в сарай в местечке Козьи Горы – дачный пригород Смоленска.

Сам факт того, что довольно узкие специалисты подписали документ содержащий информацию, выходящую за пределы их компетенции, и свидетелями которой они быть не могли, вызывает серьезные сомнения в этом протоколе.

Таким образом, примерно в полукилометре от строений дома отдыха НКВД (Козьи Горы), на обочине дороги, соединяющей автотрассу и дом отдыха, были расстреляны и там же захоронены около десяти тысяч человек. Впрочем, сами поляки, правда, утверждают, вопреки очевидным фактам, что их было четыре с половиной тысячи.

Но, надо сказать, что тайный расстрел и захоронение нескольких тысяч человек, якобы, состоялись в излюбленном месте отдыха и пикников смолян, в двухстах метрах от оживленного шоссе и в полукилометре от дома отдыха и пионерского лагеря. Что, в самом деле, лучше места найти не могли?

Исследователь Федор Велякин прямо указывает: «Обстоятельства гибели польских офицеров, похороненных в печально знаменитом Катынском лесу, для жителей Смоленщины никогда не были тайной. Но эти люди вовсе не молчали, для этого у них никогда не было ни причин, ни поводов. Просто их никто не спрашивал и, тем более, не публиковал их воспоминаний. Мое детство прошло на окраине Смоленска, именно в тех местах, которые в нынешнее время обросли огромным количеством исторических спекуляций. И я прекрасно помню, о чем в те годы рассказывали бывшие партизаны или те, кто просто пережил период оккупации».

На окраине города в поселке Красный бор фашистами был построен огромный подземный комплекс «Беренхалле» («Медвежья берлога»), который в народе просто называли «бункер Гитлера». Комплекс состоял из подземного конференц-зала, рассчитанного на 250 мест, стратегического узла связи, состоявшего из четырех этажей, уходивших глубоко под землю и сообщавшихся между собой винтовой лестницей и системой многокилометровых тоннелей, ведущих к Днепру и к аэродрому.

Оставшиеся в живых участники войны и пережившие оккупацию хорошо знали: во время оккупации Катынь входила в охранную зону бункера «Беренхалле» («Медвежья берлога») все строители которой – польские офицеры и советские военнопленные были уничтожены.

Строительство бункера началось осенью 1941 года. А к середине августа 1942 года он был полностью готов. Но, как считается, к этому моменту у Гитлера уже не было необходимости активно использовать бункер, хотя он и побывал в «Беренхалле» дважды: в ноябре 1941 и в марте 1943 года. С последним визитом связана неудачная попытка покушения на Гитлера со стороны группы немецких генералов. Любопытно, что это покушение и раскопки в Катыни совпадают по времени.

Есть достоверные данные о том, что Красный Бор неоднократно посещали Гудериан, Кейтель, Йодль, Канарис. В этих же местах находилась известная разведывательная школа абвера «Сатурн», хотя нет точной информации о том, использовалась ли в ее интересах какая-либо часть подземных сооружений «Бернхалле».

…Если судить по далеко не полным немецким архивным данным, в строительстве «Медвежьей берлоги» были заняты около двух с половиной тысяч сотрудников немецкой военно-строительной организации «Тодт» и… «русские гражданские рабочие». В переводе с военно-казенного языка на нормальный это означает, что бункер строили военнопленные. Со всеми вытекающими для них последствиями.

Те, кто пережил оккупацию, и без архивных данных знали, что на объекте работали не только советские военнопленные, но и поляки, те самые офицеры, что предпочли для себя «хороший» немецкий плен. Полное отсутствие информации о дальнейшей судьбе всех этих людей – это и есть предельно ясный ответ на вопрос, куда они потом делись. Уже в наши дни просочилась информация о том, что не только советские и польские, но даже некоторые немецкие строительные команды по окончании работ были уничтожены.

Особого внимания заслуживает строжайший режим секретности, который поддерживался на строительстве «Медвежьей берлоги».

Местные жители, в том числе бывшие партизаны, рассказывали, как все было на самом деле. Подземный объект имел четыре периметра безопасности. Первый, внешний периметр обеспечивала вспомогательная полиция (полицаи-предатели). Второй периметр – периодически сменявшие друг друга пехотные части вермахта. Третий периметр – подразделения СС, явно из Германии, не с фронта. Четвертый, самый ответственный периметр – финны. Да, да, немногословные и флегматичные парни из страны лесов и озер. И если ни немцев, ни полицаев местные жители, в общем-то, особенно не боялись, то в руки финнам старались не попадаться ни при каких обстоятельствах. Флегматичные парни отличались абсолютным фанатизмом и крайней жестокостью.

Жесткий режим охраны всей зоны строительства и прилегающих территорий в полной мере распространялся и на так называемый Катынский лес. Поэтому расстрелять внутри охраняемой зоны, в соседнем лесочке любое количество пленных, хоть польских, хоть советских, – вообще не проблема.

Согласно советским документам, которые сегодня стараются не афишировать, в марте 1940 года часть пленных польских офицеров, виновных в преступлениях против населения Западной Украины и Белоруссии, была осуждена Особым совещанием при НКВД СССР и приговорена к пяти годам ссылки в исправительные трудовые лагеря с лишением права переписки. К началу войны они находились в лагерях под Смоленском (лагерей было три), строили дороги. В ходе боев за Смоленск немцы предприняли энергичный фланговый маневр и ударом с юга взяли город. При этом никаких пленных из-под Смоленска чекисты не вывозили и не выводили. В тот момент это было технически невозможно: шоссейные и железные дороги оказались перерезаны, а восточнее лагерей шли сильнейшие бои. Известно также, что среди пленных возникло некое подобие бунта, когда им предложили отправиться на восток пешком, лесами, и их просто оставили на месте, дожидаться немецких «освободителей».

Могли бы их чекисты расстрелять в тот момент? Может быть, и могли бы, хотя экзекуция такого масштаба все же требует времени, которого у "энкавэдэшников" как раз и не было. Но уж захоронить 10000 или 4500 трупов они бы точно не сумели.

Следовательно, лагеря с польскими военнопленными попали в руки немцам. А в феврале-марте 1942 года они из разных мест начали свозить в Катынский лес трупы польских офицеров и хоронить их в заранее вырытых рвах. А спустя год Геббельс и начал свою масштабную пропагандистскую кампанию.

Смоленск был освобожден 25 сентября 1943 года. По мере того, как фронт отодвигался на запад, появилась возможность исследования захоронений. В начале ноября 1943 года в Катынь прибыла советская следственная комиссия, которую впоследствии назвали по имени председателя «комиссией Бурденко». До февраля 1944 года комиссия исследовала в общей сложности 925 трупов. В конце расследования в Катынь были приглашены иностранные журналисты, аккредитованные в тот период в Москве.

Выводы комиссии о безусловной вине немцев за расстрел поляков изложены в двух, по сути, идентичных документах - открытом сообщении и в секретной справке для руководства. Кстати, если даже предположить, что поляки были расстреляны советской стороной, то зачем нужно копаться в лесу всю зиму, да еще и демонстрировать все это союзникам? А любые необходимые справки можно составить, даже не выезжая из Москвы…

«В конце 1980-х и начале 1990-х состоялась череда ритуальных процедур покаяния, начало которым положил Горбачев. Ему подыграл в этом Валентин Фалин, заведующий международным отделом ЦК КПСС. В сущности, его роль стала ключевой в этой истории: именно этот доктор исторических наук с готовностью лакея доложил Горбачеву, что «поляков убил НКВД». А генеральный прокурор Трубин с такой же готовностью все это «подмахнул». Так расцвела развесистая историческая клюква под названием «Катынское дело».
А расследование в наше время? А если по всем правилам? Его просто не было. И дело не только в спешке. Любое серьезное расследование предполагает неукоснительное соблюдение необходимых по закону следственных процедур. Да, кое-какие раскопки были, но именно «кое-какие». Следственными процедурами там даже не пахло. И это в ситуации, когда «команда Горбачева» и польская сторона были максимально заинтересованы в «раскрутке» дела.

Не логично получается. При такой степени политической заинтересованности можно было привлечь любое количество грамотных специалистов по ведению следственных действий, чтобы раз и навсегда закрепить собственную, «правильную» версию событий. Но, похоже, что «историки» из ЦК КПСС знали: закреплять в Катынском лесу было просто нечего. Поэтому ответственное «расследование» поручили группе дилетантов-общественников. Это факт, который говорит о многом»
, - Пишет Федор Велякин.

Знает ли обо всем этом нынешнее руководство страны? Должно знать, но может быть, надеется «на перелом в отношениях наших стран». Что, например, после коленопреклоненной молитвы Путина, поляки свернут американскую базу ПРО и прекратят поддержку режима Саакашвили и террористического подполья на Кавказе?

Между тем, для поляков «перелом» означает, что «лед тронулся», и в самом ближайшем времени они смогут предъявить России денежные иски – вначале за Катынь, затем за «оккупацию». Да и потом, как передать чувство трусливой, но злобной шавки, видящей покорно склоненного перед ней медведя?
Пожалуй подобного триумфа ляхи не испытывали со времен Смутного времени, когда московская делегация приехала просить на престол королевича Владислава.

Но, самое печальное, что катынское унижение касается не только российско-польских отношений. Похоже, что желающие вчинить исторические иски нашей стране, уже выстраиваются в очередь.

По инициативе Ислама Каримова в Узбекистане решено пристроить еще два новых здания к мемориальному комплексу «Шахидлар хотираси» («Памяти жертвам»), посвященных соотечественникам, павших жертвами «гнета колониального периода». «Память о жертвах колониального режима найдет отражение в двух разделах музея. Один из них будет посвящен советскому периоду нашей истории, когда происходили самые жестокие репрессии», - заявил председатель одноименного благотворительного фонда профессор Наим Каримов.

Закончить модернизацию музея «русских зверств» намечено к 31 августа, когда страна ежегодно отмечает «день памяти жертв и репрессий».

Мемориальный комплекс расположен в центре Ташкента. Он был создан в 2002 году по личному распоряжению президента Ислама Каримова. Сегодня здесь парк, где расположено это живописное здание в национальном стиле, архитектурой напоминающее древние восточные мавзолеи. По убеждению создателей музея, репрессии на территории современного Узбекистана начались с учреждения Туркестанского генерал-губернаторства в составе Российской Империи, а прекратились лишь в 1990-х годах, после обретения Узбекистаном государственного суверенитета.

Валерий Джейрахов

 http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=41&newsid=11360
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81171

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 11 Апреля 2010, 00:44:26 »

КАТЫНЬ: ИСТОРИЯ И ПОЛИТИКА В СВЕТЕ ДОКУМЕНТОВ

Прежде всего, как водится, об актуальности темы.... Знаковым событием в этом отношении стало известие о том, что польское правительство в Страсбургском суде выступит «третьей стороной» в коллективном иске родственников «жертв Катыни» к России.[1] Этот иск чреват предъявлением к нашей стране требований многомиллиардных компенсаций.
   Между тем вопрос о том, вправе ли поляки что-либо требовать с России «за Катынь», остается одним из открытых (скажем так) - поскольку есть все основания думать, что расстрел военнопленных польских офицеров в местечке Козьи Горы, что между Смоленском и поселком Катынь, является делом рук нацистов. Итак...
  
  

Катынь и военно-политические расчеты лидеров нацистской Германии

   Прежде всего необходимо отметить, что «Катынские находки», о которых объявило германское радио 13 апреля 1943, пришлись нацистам очень уж кстати. Шумиха вокруг «катынского дела» позволила нацистам убить срезу трех зайцев - то есть достичь сразу двух «идеологических» целей и одной сугубо утилитарной.
   Пропагандистская шумиха о «тысячах польских офицеров, убитых НКВД в Катынском лесу весной 1940», начисто «забила» все известия об уничтожении, во-первых, Варшавского гетто, а во-вторых - о т.н. «Волынской резне», в ходе которой отряды украинских националистов уничтожили на Западной Украине от 60 до 220 тысяч поляков.
   Третья выгода от Катыни оказалась для нацистов гораздо более весомой (и есть основания полагать, что именно она была для них главной) - и выразилась она в том, что Геббельсу удалось спровоцировать самый серьезный за всю войну кризис в рядах антигитлеровской коалиции.
   После того, как польское эмигрантское правительство в Лондоне выступило с требованиями «объяснений» со стороны СССР, Сталин 25 апреля 1943 года разорвал с ним дипломатические отношения. Западных союзников такой поворот не устроил - и они начали «давить» на СССР. Средством давления стали поставки по ленд-лизу, резко сократившиеся в мае-июне 1943. В результате к 1 июля 1943 года (то есть накануне Курской битвы) СССР получил гораздо меньше оружия и военных материалов, чем было обещано в 1942 году[2].
  

Г.Бутц демонстрирует международным экспертам и журналистам в Катыни документы, найденные в карманах одной из жертв.
Герхард Бутц (иначе Гергард Бухц) - профессор университета Бреслау (Вроцлав), видный судебно-медицинский эксперт, директор Института судебной медицины и криминалистики Бреслауского университета. В время Второй мировой войны - глава судебно-медицинской лаборатории группы армий «Центр» в звании капитана, глава «Специальной команды ОКВ по расследованию большевистских зверств и действий, нарушающих международное право». В 1943 году - председатель немецкой комиссии по расследованию Катынского расстрела. Убит в 1944 году немцами (по другой версии - погиб под бомбежкой)

  

  

Катынь в Нюрнберге

   После освобождения Смоленска от оккупации советское правительство направило в Козьи Горы специально образованную «комиссию Бурденко», которая, естественно, возложила ответственность за гибель польских офицеров на самих нацистов. Оснований для такого вывода было достаточно - во-первых, тела поляков сохранились на удивление хорошо, во-вторых, - убиты были поляки из немецкого оружия и, в-третьих, имелись свидетели, которые подтверждали, что никаких могил до войны в Козьих Горах не было.
   Советская сторона вставила «Катынь» в список обвинений в адрес Германии на Нюрнбергском процессе, но... обсуждение этого эпизода, происходившее 1-3 июля 1946 года, завершилось ничем. Председатель трибунала американец Джексон заслушал только троих свидетелей с той и другой стороны - и прекратил дальнейшее обсуждение, несмотря на требования советского обвинителя Смирнова о продолжении рассмотрения «катынского эпизода»[3]. В результате «катынский эпизод» не попал в приговор трибунала (как, впрочем, и масса других, бесспорно доказанных эпизодов)[4].
  
  

Катынь, «холодная война» и «фигура умолчания»

   Между тем в обстановке начавшейся вскоре «холодной войны» версия о советской вине в катынском убийстве стала чрезвычайно важным идеологическим оружием в руках западной пропаганды, ориентированной на «страны Восточного блока». Тема эта была вдвойне выигрышной, поскольку в силу произошедших после смерти Сталина перемен в СССР получила статус чего-то «вполне возможного».
   Существуют даже сведения (не очень, впрочем, надежные), что в пылу «десталинизации» Н.С. Хрущев предлагал польскому лидеру В. Гомулке объявить о том, что в «Катыни виноват Сталин». Насколько такие сведения могут соответствовать действительности - вопрос сложный, но одно несомненно - с середины 1950-х годов Катынь в СССР стала считаться «скользкой темой» и чем дальше, тем больше прикрываться «фигурой умолчания». Если в 1960-х годах в изданиях мемуаров немецких генералов упоминания о Катыни снабжались сносками с отсылкой к материалам Нюрнбергского процесса, то уже в документальном фильме «Неизвестная война» советские консультанты пропустили совершенно дикий ляп - в этом фильме уход «армии Андерса» из СССР (происшедший в конце лета 1942!) связывался с тем, что поляки поверили немцам в вопросе о Катыни. А из сборников дипломатических документов в 1980-х годах само слово Катынь тщательно вымарывалось.
   Результаты такой политики были контрпродуктивны. Во-первых, в обществе утверждалось представление о том, что «если Катынь скрывают - значит есть что скрывать», а во-вторых, даже в Кремле утрачивалось представление о предмете.


Пули производства немецкой фирмы «Geko», извлеченные из тел погибших в Катыни. Когда об этом стало известно Геббельсу, он записал в дневнике: «К несчастью, в Катыни были найдены немецкие боеприпасы... Это должно остаться в тайне. Поскольку если это всплывает на поверхность и станет известно нашим врагам, все дело о Катыни лопнет».
Из книги Владислава Шведа «Тайна Катыни». М.: Алгоритм, 2007.


  

Горбачев, перестройка, фальшивка

   О том, до какой стадии дошел этот процесс, можно судить по адресованной лично М.С. Горбачеву докладной записке А.С. Черняева и В.С. Гусенкова от 16 июня 1987 года. В ней, в частности, говорилось:
   «16.06.1987
   Михаил Сергеевич!
   Из Англии, Скандинавских стран поступила серия адресованных Вам писем и телеграмм по поводу событий в Катынском лесу, происшедших осенью 1941 г... Наша официальная позиция состоит в том, что расстрел - дело рук немцев, которые, отступая, уничтожили поляков осенью 1943 г. Эта позиция была обнародована в 1944 г. специальной комиссией (руководитель - академик Н.Н. Бурденко, писатель Ал. Толстой и др.).»[5].
   То есть к 1987 году даже ближайшие советники Горбачева уже не знали, о чем вообще идет речь, если разговор заходит о Катыни. Поэтому стоит ли удивляться тому, что «первый прорыв к исторической правде» в Катынском вопросе оказался связан с вбросом откровенной фальшивки. Речь идет о статье А. Памятных и А. Акуличева «Катынь: подтвердить или опровергнуть», опубликованной в «Московских новостях» 21 мая 1989 года[6]. В ней, в частности, содержался такой пассаж:
   «В исследованиях упоминается публикация в западногерманском журнале «7 Таге» (7 июля 1957 г.) документа, захваченного немецкими войсками вместе с остатками архива в здании минского НКВД. Это рапорт от 10 мая 1940 г. за подписью Тартакова, начальника минского НКВД. ...По документу ликвидация Козельского лагеря проводилась частями минского НКВД под прикрытием 190-го пехотного полка; лагеря в Осташкове (в районе Бологого) - частями смоленского НКВД под прикрытием 129-го пехотного полка; Старобельского лагеря (в районе Дергачей) - частями харьковского НКВД под прикрытием 68-го пехотного полка. Ликвидация трех лагерей закончилась 2-6 июня 1940 г. Ответственный - полковник Б. Кужов.»
   Между тем, сейчас один из авторов данной статьи А. Памятных признает, что «рапорт Тартакова» является грубо сработанной фальшивкой[7]. Полякам об этом известно уже с 1990 года[8], но это ничуть не мешает публиковать этот документ снова и снова в «научных» изданиях[9].
  
  

Катынские признания и послекатынские проблемы

   Таким образом, в конце 1980-х годов «Катынь» вновь стала инструментом идеологической борьбы - «демократические силы» использовали данную тему как средство обличения «кровавого Сталина», а политическое руководство СССР - как повод продемонстрировать готовность к новому мышлению и разрыву с прошлым.
   Первый шаг такого рода был сделан М. Горбачевым в 1989 году, когда он в ходе визита в Польшу передал польскому президенту В. Ярузельскому поименные списки 14 589 польских пленных офицеров, содержавшихся в лагерях для военнопленных в Козельске, Старобельске и Осташкове.
   При этом стоит отметить, что в апреле 1989, незадолго до встречи с В. Ярузельским, наш генсек ознакомился с содержанием двух архивных закрытых пакетов документов по Катыни - и ничего компрометирующего СССР в них не нашел:
   «в обоих была документация, подтверждающая версию комиссии академика Бурденко. Это был набор разрозненных материалов, и все под ту же версию»[10].
   Но поляков жест Горбачева, безусловно, порадовал: ведь многие фамилии «горбачевских поляков» встречались и в так называемом «Списке Мощиньского»[11] из 9888 фамилий. Теперь полякам можно было, как говорится, «по умолчанию», подразумевать, что все «горбачевские поляки» - «жертвы Катыни».
   Конечным результатом совпадения интересов поляков, Горбачева и российской «демократической общественности» стало знаменитое «Заявление ТАСС» от 13 апреля 1990 года, в котором говорилось, что архивные материалы в своей совокупности позволяют сделать вывод о непосредственной ответственности за злодеяния в катынском лесу Берии, Меркулова и их подручных.
  
(Продолжение следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81171

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 11 Апреля 2010, 00:47:56 »

(Продолжение)

С тех пор всякие сомнения в версии о советской вине отметаются с порога на основании того, что «СССР сам все признал». Но тогда, в 1990 году, Горбачев столкнулся с довольно неприятной проблемой - надо было решить, куда делись 10 тысяч польских офицеров - ведь в 1943 году немцы заявили о том, что нашли только 4 143 тела...
   

Эволюция версии: от Особого совещания к Особой тройке


   Таким образом, в начале 1990-х для окончательного обвинения СССР в катынском преступлении «демократическим силам» требовалось, во-первых, «найти» тела «недостающих поляков» и, во-вторых, - предъявить документы, свидетельствующие о том, что убиты они были именно по приказу Сталина. О том, как вела поиск «доказательств» прокуратура СССР, можно судить по адресованному Горбачеву письму генпрпокурора Трубина за апрель 1991 года:
   Уважаемый Михаил Сергеевич!
   В соответствии с Вашим распоряжением № РП-979 от 5 ноября 1990 года Главной военной прокуратурой проводится расследование уголовного дела о судьбе 15 тысяч польских военнопленных из числа высшего командного состава, офицеров и других лиц, содержавшихся в 1939-1940 гг. в Козельском, Старобельском и Осташковском лагерях бывшего НКВД...
   Собранные материалы позволяют сделать предварительный вывод о том, что польские военнопленные могли быть расстреляны на основании решения Особого совещания при НКВД СССР в течение апреля-мая 1940 года в УНКВД Смоленской, Харьковской и Калининской областей и захоронены соответственно в Катынском лесу под Смоленском, в районе Медное в 32 км от г. Твери и в 6-м квартале лесопарковой зоны г. Харькова.
   Однако пока не удалось отыскать следственные дела на расстрелянных военнопленных и протоколы Особого совещания при НКВД СССР, хотя на их наличие в то время (апрель-май 1940 г.) указывают многочисленные косвенные доказательства.
   Данный документ интересен двумя моментами - во-первых, в нем Трубин официально похоронил «рапорт Тартакова» (в котором местами захоронений назывались Бологое и Дергачи), а во-вторых, выдвинул версию о расстреле поляков по решению Особого совещания при НКВД.
   В ту пору такая версия, возможно, выглядела приемлемой - ведь подлинные документы о подготовке «польских дел» к рассмотрению на ОСО действительно имеются:
   «Следствие Осташковском лагере закончено, оформлено 6 тысяч 50 дел. Приступил к отправке дел Особ[ое] совещание. Отправку закончим 8 февраля». Отчет о проделанной работе составил и Нехорошев.[12]
   2. Решение Особого совещания здесь у нас, во избежание различного рода эксцессов и волынок, ни в коем случае не объявлять, а объявлять таковые в том лагере, где они будут содержаться. Если же в пути следования от в[оенно]пленных последуют вопросы, куда их везут, то конвой им может объяснить одно: «На работы в другой лагерь».[13]
   Однако очень скоро выяснилось, что версия несостоятельна - в 1940 году ОСО никому не могло выносить смертных приговоров - такие полномочия у данного органа появились только в ноябре 1941 года.[14]
   Однако летом 1991 года следствие уже шло полным ходом - прокуроры уже нашли живого свидетеля расстрела поляков в Калинине (бывшего начальника Калининсколго УНКВД Д.С. Токарева) и даже обнаружили «массовые захоронения» в Медном.
   Надо было искать выход - и он был найден в 1992 году, когда Сергей Шахрай и Андрей Макаров в рамках рассмотрения «дела КПСС» предъявили в Конституционном суде знаменитую «записку Берии № 794/Б», содержащую следующий текст:
   Исходя из того, что все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти, НКВД СССР считает необходимым:
   I. Предложить НКВД СССР:
   1) дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14700 человек бывших польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюремщиков... рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания - расстрела.
   2) II. Рассмотрение дел провести без вызова арестованных и без предъявления обвинения, постановления об окончании следствия и обвинительного заключения...
   III. Рассмотрение дел и вынесение решения возложить на тройку, в составе т. т. Берия, Меркулова и Баштакова (начальник 1-го спецотдела НКВД СССР).
   Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия
   Однако и этот документ в настоящий момент уже не выдерживает критики. Достаточно сказать, что в нем наличествуют аж 4 (!!!) анахронизма (в частности, - в реальности в 1940 году никаких «троек» уже не было - все они были упразднены приказом того же Берии № 00762 от 26 ноября 1938 года), а совсем недавно экспертиза установила, что разные страницы напечатаны на разных машинках.
   
   

Самый Главный Источник

   Однако, как ни странно, но главным документом, способный посеять сомнения в вине СССР даже у не слишком сведущего человека является изданный в 1943 в Германии сборник документов Amtliches Material zum Massenmord von KATYN (Zentralverlag der NSDAP, Berlin, 1943)[15].
   Данный источник благодаря усилиям историков-энтузиастов из международного проекта «Правда о Катыни» стал доступен в Интернете - и сразу обнаружились многие, мягко говоря, странности в его главной части - эксгумационном списке, составленном по итогам немецких раскопок апреля-мая 1943. Причем для того, чтобы эти странности обнаружить, даже не надо знать немецкий язык. Достаточно просто взглянуть на первые несколько страниц немецкого списка, чтобы заметить, что некоторые номера из него просто выкинуты. За номером 5 в этом списке идет сразу 7, за 9 - 11, за 11 - 13, за 14 - 17, за 23 - 25, за 28 - сразу 31, за 33 - сразу 36...[16]
   При более же внимательном исследовании «Amtliches...» можно обнаружить, что 22 фамилии в «составленном с немецкой дотошностью» эксгумационном списке встречаются дважды. Например - Чеслав Левкович (Czeslaw Lewkowicz) встречается под номерами 761[17] и 1759[18], Мариан Перек (Marian Perek) - как номер 1646[19] и 3047[20], Ян Гославский (Jan Goslawski) - как номер 107[21] и 4126[22].
   Но больше всего прокололись нацисты с Мечиславом Янковским (Mieczyslaw Jankowski) - его фамилия встречается в немецком эксгумационном списке ТРИЖДЫ - под номерами 1463[23] , 2484 [24] и 2617[25].
   Но более всего поражает немецкая подпись под фотографией документа на имя Стефана Козлинского - в ней значится, что сия справка выдана ... 20 октября 1941 года (!)[26]. Кстати сказать - несмотря на наличие этой фотографии имя Стефана Козлинский в немецком эксгумационном списке отсутствует, так же как и имя Францишека Бирнацкого (хотя в «Amtliches...» опять-таки есть фото документа на его имя)[27]. Зато под номером 1105 в «Amtliches...» значится опознанным трупом некто Ремигиуш Хенрик Бежанек (Remigiusz Henryk Bierzanek)[28], который после войны ... оказался живым[29].
 
(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81171

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 11 Апреля 2010, 00:49:31 »

(Окончание)

 К этому стоит добавить, что очень большая часть тел была «опознана» немцами по документам, удостоверяющим личность - в том числе офицерским удостоверениям, членским билетам и пр. Между тем в инструкции НКВД требовали не оставлять на телах «врагов народа» НИКАКИХ документов и уже в силу этого обстоятельства обилие в «катынских» могилах офицерских удостоверений и справок с места жительства выглядит и вовсе полнейшей нелепостью - равно как и расположение могил в 200 метрах от шоссе Смоленск-Минск и в непосредственной близости от дачи Смоленского УНКВД.
   Но все сразу становится на свои места, если предположить, что убиты были польские офицеры самими немцами - те, во-первых, вообще зарывали тела убитых где попало, а во-вторых, при подготовке «катынского шоу» вполне могли допустить оплошности - и подложить в карманы разных предназначенных к эксгумации трупов документы на имена одних и тех же (иногда даже и вовсе живых) людей.
   Содержатся в «Amtliches...» и другие чрезвычайно любопытные иллюстрации.
   Например, фото гильз (найденных при раскопках НЕМЦАМИ ЖЕ в 1943 году!), на котором видно, что одна из этих гильз (крайняя справа в нижнем ряду) покрыта толстым слоем ржавчины[30]. И - что характерно! - сторонниками версии о «советской вине» это фото воспроизводится в обрезанном виде - без этой гильзы[31]. Почему? Потому, что ржавчина - датирующий признак. Дело в том, что дефицит меди заставил нацистов освоить производство стальных гильз к автоматическому оружию - но произошло это уже в самом конце 1940 - начале 1941 года[32]. То есть ВЕСНОЙ 1940 года сотрудники НКВД (даже если бы в их распоряжении были импортные «Вальтеры» калибра 7,65) такими патронами пользоваться не могли. Следовательно - версия о советской вине окончательно оказывается несостоятельной.
   
   

Итоги

   В настоящий момент можно определенно сказать, что все вещественные доказательства (то есть - пули немецких калибров в черепах жертв, ржавые гильзы и гильзы с немецкой маркировкой в могилах, многочисленные несуразности в «Amtliches...» и пр.) совершенно однозначно говорят о вине нацистов в Катынском преступлении.
   И наоборот - все «аргументы» в пользу виновности СССР являются либо откровенными фальшивками (как, например, «рапорт Тартакова»), либо совершенно фантастическими и ни на чем не основанными допущениями (например - «сотрудники НКВД в 1940 специально решили использовать немецкие пистолеты, чтобы впоследствии свалить вину на немцев»).
   Соответственно «общепринятость» этой, ныне официально признаваемой версии, зиждется исключительно на слабой информированности публики и отсутствии у руководства РФ той политической воли, которая необходимой для однозначного дезавуирования горбачевско-ельцинского самооговора.
   
   Ссылки
   1 http://www.pravo.ru/interpravo/news/view/24854
   2 В.Н. Краснов, И.В.Краснов "Ленд-лиз для СССР. 1941-1945" Москва, Наука, 2008 г., стр.47...48: «…вместо 4.4 млн. тонн грузов на 1 июля 1943г. в СССР было завезено только 3.3 млн. тонн, или 75% от запланированного по Вашингтонскому протоколу. Особенно недопоставлялось артиллерийское и стрелковое оружие. Планировалось поставить 6664 пушки, а завезенo 1901. По пистолетам-пулеметам "Томпсон-45" ("Томми"): по протоколу - 240 тыс., завезено - 51,6 тыс. (в США их произведено 1,4 млн. штук)».
   3 Cм: http://avalon.law.yale.edu/imt/07-02-46.asp
   4 http://www.izbrannoe.ru/1843.html
   5 Опубликовано в сб. документов «Реабилитация: как это было», том III, М., «Материк», 2004, с.13-14. Электронная версия http://www.idf.ru/fond/issues-doc/62100/65912
   6 http://katyn.chat.ru/mn589.htm
   7 http://community.livejournal.com/ru_katyn/tag/link-raport-Tartakowa
   8 Aleksiej Pamiatnych, Jeszcze raz o raporcie Tartakowa, Wojskowy Przeglad Historyczny, 1990, nr 3/4, s. 439-440.
   9. Имеется в виду Катынь. Свидетельства, воспоминания, публицистика. М., “Текст”, 2001, с. 236
   10 Горбачев М.С. “Жизнь и реформы”. Кн. 2,- М.: Новости, 1995, с. 348.
   11 Lista Katynska. GRYF, London, 1989
   12 Цит. по Н.С. Лебедева «Четвертый раздел Польши и катынская трагедия» - в кн.: «Другая война»,М., РГГУ, 1999, с. 269
   13 http://katynbooks.narod.ru/prisoners/Docs/215.html
   14 "Новая газета" № 22,1996, с. 4. Впоследствии тот же документ со ссылкой на РГАНИ. Ф. 89. Оп. 18. Д. 9. Л. 1-4. был опубликован в ЛУБЯНКА. СТАЛИН И НКВД-НКГБ-ГУКР "Смерш" 1939-март 1946, М., издательство МФД, 2006, с. 318-319
   15 Электронный вариант - http://katyn.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=831
   16 Amtliches Material zum Massenmord von KATYN, Zentralverlag der NSDAP , Berlin, 1943, S.167
   17 Ibid S. 186
   18 Ibid S. 214
   19 Ibid S. 211
   20 Ibid S. 246
   21 Ibid S. 168
   22 Ibid S. 273
   23 Ibid S. 206
   24 Ibid S. 233
   25 Ibid S. 236
   26. Ibid Bild 57 http://katynbooks.narod.ru/amtliches/bilds/amk330b57.jpg
   27 Ibid Bild 53 http://katynbooks.narod.ru/amtliches/bilds/amk326b53.jpg
   28 Ibid S. 196
   29 См: Чеслав Мадайчик. Катынская драма. Опубликовано в Катынская драма Козельск, Старобельск, Осташков: судьба интернирован. польск. военнослужащих - М.: "Политиздат", 1991, с. 66
   30 Amtliches Material zum Massenmord von KATYN, Zentralverlag der NSDAP , Berlin, 1943, Bild 34 http://katynbooks.narod.ru/amtliches/bilds/amk_34.jpg
   31 См: http://katyn.chat.ru/photoev.htm
   32 J.H. Brandt. Handbuch der Pistolen un Revolver Patronen/Manual of Pistol and revolver Cartridges (expanded edition). DWJ, 1998. p.357. "Начиная с осени 1940 г. патроны «Парабеллум» (7,65 и 9 мм) стали выпускаться с омедненными и стальными гильзами, правда, широкое распространение данный тип боеприпасов получил уже после нападения Германии на СССР"
   

Андрей МИХАЙЛОВ

   Доклад 19 марта 2010 на конференции "Великий Волжский путь: человек, пространство, время, документ" в Ярославском областном архиве.
   http://kurvimetr.pochta.ru/katyn_istoria_i_politika_v_svete_dokumentov.html
   
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81171

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #19 : 12 Апреля 2010, 12:32:51 »

Подробный разбор «Катынского дела», разоблачение фальсификаций

Часть 1: http://video.google.com/videoplay?docid=-5288049769329507606#

Часть 2: http://video.google.com/videoplay?docid=6088615767548043942#

Часть 3: http://video.google.com/videoplay?docid=2614990278691516579#

И ёщё здесь:

http://1kino.com/documental/10425-katynskaya-podlost.html
« Последнее редактирование: 12 Апреля 2010, 17:32:53 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81171

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #20 : 12 Апреля 2010, 12:45:23 »

Книга автора документального фильма "Катыньская подлость" Юрия Мухина "Антироссийская подлость"



http://www.hrono.info/libris/lib_m/podlost.php
« Последнее редактирование: 12 Апреля 2010, 22:20:33 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81171

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #21 : 13 Апреля 2010, 17:17:34 »

Священник Димитрий Арзуманов: «Вопрос с расстрелом польских офицеров в Катыни очень непростой»

Известный пастырь объяснил, почему большинство россиян не считают Сталина виновным в польской трагедии …



«Мне кажется, что данные этого опроса свидетельствуют, прежде всего, о невежестве нашего народа, хотя этот вопрос действительно неоднозначный. Все, что касается советской истории, не имеет однозначных ответов. Те, кто ругают за все Сталина, должны понимать, что хотя Сталин и являлся олицетворением режима, но, кроме него, были и другие партийные деятели, которые собственно и принимали те или иные решения. Сталин, конечно, был в курсе происходящего, но нельзя сказать, что он подписывал приговоры всем тем, кто был расстрелян в Катыни. Это не так. Работал аппарат, и работал очень слаженно. Причем тут Сталин? Вопрос с расстрелом польских офицеров в Катыни очень непростой, эта история содержит много тайн. Существует много разных исторических версий этого события. Мы всей правды пока еще не знаем. А узнаем ли мы когда-нибудь всю правду? Надеюсь, что узнаем», - заявил в интервью нашему агентству известный московский пастырь, и.о. настоятеля храма святого праведного Иоанна Кронштадтского в Жулебино священник Димитрий Арзуманов, объясняя, почему большинство россиян не считает Сталина виновным в расстреле польский офицеров в Катыни.

Аналитический Центр Юрия Левады (Левада-Центр) на своем сайте опубликовал результаты опроса «Российско-польские отношения и Катынский расстрел». Респондентам, в частности, был задан вопрос «Кто, по вашему, организовал расстрел польских офицеров в  Катыни». В итоге выяснилось, что 28% опрошенных винят в этом расстреле гитлеровское руководство Германии, 53% респондентов вообще затруднились ответить на этот вопрос, и только  19% опрошенных возложили вину за катынский расстрел на сталинское руководство СССР.

Напомним, что ранее известный петербургский политолог, д.ф.н., профессор Сергей Лебедев в интервью нашему агентству отметил, что «до сегодняшнего дня ни один нормальный следователь не может отрицать тот факт, что дело о расстреле польских офицеров называется «О причастности КПСС...», хотя до 1952 года КПСС именовалась ВКП (б). Также все признают, что поляки были убиты немецкими пулями, и плохо верится, что специально для этого расстрела наши органы стали бы закупать немецкое оружие - это слишком большая фантазия. На мой взгляд, дело о Катыни шито белыми нитками. Катынь используется как пропагандистский прием в антироссийской риторике, при этом поляки закрывают глаза на то, что Данциг, Штеккен, Бреслау и прочие немецкие города стали польскими лишь благодаря победе наших войск, а вовсе не из-за военных успехов самой Польши».

«Судя по результатам опроса, народу этот вопрос неинтересен, - заявил в свою очередь священник Димитрий Арзуманов. - Эта тема вызывала интерес в 70-90-х годах ХХ века, а теперь у народа совершенно другие интересы. Возможно, наши люди просто устали от такой «археологической» работы, которая проводится столь долгое время, а, может, просто жизнь стала настолько непонятная и мутная, что запросы, желания и чаяния людей стали совершенно иного порядка».

«У нас принято за все ругать Сталина. Критика доходит до абсурда. Появились люди, которые противятся даже установке на улицах столицы плакатов с изображением генералиссимуса ко Дню Победы. Но это же абсурдный протест. Ведь у нас всюду стоят памятники Ленину. Это уже даже не смешно, а довольно грустно. Поэтому неудивительно, что народ понял, что у противников генералиссимуса, выступивших против установки плакатов с его изображением, какая-то другая цель. Сталина подставляют под все негативные и злые моменты, напротив, пламенные большевики еврейской национальности обелены и их именами до сих пор названы улицы. А улицы малых городов - просто заповедники революционного прошлого. Уйма в нашем Отечестве улиц Урицкого, Абельмана, Свердлова, и никто этим обстоятельством не возмущается. Многие обвинения в адрес Сталина шиты белыми нитками, и люди это чувствуют», - считает отец Димитрий.

http://www.ruskline.ru/news_rl/2010/04/13/svyawennik_dimitrij_arzumanov_vopros_s_rasstrelom_polskih_oficerov_v_katyni_ochen_neprostoj/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81171

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #22 : 13 Апреля 2010, 23:18:52 »

Диакон Владимир Василик: «К сожалению, история повторяется»

Известный клирик о «катынском деле» и польской трагедии под Смоленском …


10 апреля, в Светлую субботу, над Смоленском произошло крушение самолета с польской делегацией на борту. Событие весьма печальное. Как доцент кафедры славянских и балканских стран СПбГУ выражаю соболезнование родственникам пострадавших и всему польскому народу. Это событие – всем нам великий урок. Прежде всего, следует указать на то, что подобные перелеты просто недопустимы. Неслыханно, чтобы на одном борту самолета находилась почти вся элита того или иного государства. Это грубейшее нарушение правил безопасности в отношении высших лиц государства. Здесь проявилась и нераспорядительность и торопливость организаторов данного события. Во-вторых, это урок того, как слова или приказ руководителя могут гибельно отразиться и на судьбе его близких и подчиненных, и на собственной его судьбе. Из картины катастрофы явствует, что причина ее заключалась в настойчивых и торопливых распоряжениях главного пассажира авиалайнера - покойного польского президента Польши Леха Качинского. Очевидно, польские летчики, опытные профессионалы, не посмели ослушаться президента (хотя ответственность за все происходящее на борту несет командир экипажа) и проявили чрезмерное послушание, приведшее к всеобщей гибели. Повторю еще раз общеизвестные и очевидные факты. Решение о посадке польского самолета было принято вопреки мнению пилотов. Российские службы также неоднократно предупреждали авиалайнер об опасности и предлагали запасные аэродромы. И поэтому российская сторона за случившееся не несет ни малейшей ответственности.

К глубокому сожалению, подобное неразумие польская элита демонстрирует далеко не в первый раз. Нынешняя авиакатастрофа очень напоминает те действия, благодаря которым польская довоенная элита загубила межвоенное польское государства. Вначале – дружба с Гитлером, и даже совместный дележ Чехословакии. Слом старого традиционного союза с Францией, ярко выраженная антироссийская позиция. Когда Гитлер потребовал сравнительно немного – всего лишь Данциг – Польша отказала. При этом – наивная надежда на западных союзников, которые Польше в реальности ничем не помогли, и отказ от сотрудничества с Советским Союзом и блокировка любой помощи с его стороны. Отказ в прохода советских- войск, отказ от военного сотрудничества и декларативные заявления типа «с немцами мы потеряем свободу, с русскими мы потеряем нашу душу». Подобное политическое неразумие польская элита демонстрировала в течение многих веков существования Польши. Это и сеймовая практика, когда заявления одного шляхтича было достаточно, чтобы сорвать сейм. Нескончаемые смуты, гражданские войны, бескоролевье,  постоянная зависимость от иностранных держав… Взять хотя бы польские восстания 1831 и 1863 годов, когда у Польши были практически все условия для органического развития внутри Российской империи.

К сожалению, история повторяется. Позволю себе не согласиться с уважаемым о.Вячеславом Пушкаревым относительно того, что 20 лет назад рухнул «языческий" порядок Варшавского договора. То, что идет на смену этому порядку - куда более языческий миропорядок, в котором, боюсь, настоящему христианству места не будет. В 2000 году я был в Праге и видел мемориальные доски, на которых рассказывалось о подавлении «пражской весны». Я испытал чувство вины и скорби. Но когда я вышел к собору святого Вячеслава Чешского и увидел здесь, извините, человека с искусственным фаллосом, который прогуливался рядом в телесного цвета трико, мне стало не по себе. Я испытал омерзение и подошел за разъяснением к полицейскому. Он равнодушно пожал плечами и сказал: «У нас демократия», и отвернулся. Я понял: бывают вещи пострашнее, чем иностранные танки на улицах. Потому что невозможно «равноправного» сосуществование святыни и непотребства. Слава Богу, в Москве такого пока нет. Но если мы пойдем этим путем, то придем к тому же миропорядку. Так вот, при том «языческом порядке» Польша все-таки могла оставаться католической страной. Но сегодня польская элита весьма активно встраивается в новый миропорядок, признаки которого я только что описал…

Наконец, самый тягостный и деликатный момент, на котором следует остановиться поподробнее в данном материале – Катынь. Хотя на официальном уровне вина СССР за расстрел польских офицеров в Катыни была признана еще в 1989 году, с объективной точки зрения историка «катынское дело» являет в себе еще целый ряд белых пятен и со строго фактической стороны представляется недосказанным. Существуют очень серьезные опасения и подозрения, что т.н. пакет №1, содержащий документы по «катынскому делу», является подлогом. Существуют упоминания о ряде документов, например о записке Серова из уст того же Яковлева, которой в этом пакете не находится. То, что материалы по делу, переданные польской стороне, до сих пор толком не опубликованы, - наводит также на определенные размышления. Те же вещественные доказательства, найденные в процессе расследования, свидетельствуют скорее в пользу того, что в злодеянии повинны немцы. Версия о том, что НКВД пользовалась немецким оружием - странна и неубедительна. Так же существует целый ряд послевоенных и современных свидетельских показаний, которые ставят под сомнение факт расстрела польских офицеров органами НКВД.  В частности, - показания ветерана ВОВ Ильи Ивановича Кривова, который до войны служил под Смоленском и встречал польских военнопленных вплоть до 15-16 июня 1941 года. Более того, он передает бесценное свидетельство капитана Сафонова о том, что в кабинете военного коменданта станции он (Сафонов) лично видел человека в форме лейтенанта госбезопасности, который чуть ли не на коленях выпрашивал у коменданта эшелон для эвакуации пленных поляков из лагеря. Кроме того, существует свидетельство немецкого социалиста Вильгельма Шнейдера, который попал в нацистскую тюрьму за сопротивление режиму. Здесь, в тюрьме, Шнейдер встретился с одним унтер-офицером, который засвидетельствовал, что в октябре 41-го года он был участником расстрела более десяти тысяч польских офицеров в лесу под Катынью. Достойно внимания, что эти показания были даны в американской оккупационной зоне (в 1947 году).

С точки зрения международного положения, понимания истории и здоровой логики, расстрел польских офицеров для Сталина был бессмысленным. В случае обнаружение этого факта случился бы страшный международный скандал, еще более жесткую изоляцию СССР и жесткие меры со стороны Англии и Франции. В накаленной обстановке зимы-весны 1940 года, когда Анлия и Франция едва не выступили на стороне Финляндии, а английские бомбардировщики едва не бомбили Баку, со стороны Сталина такой шаг был бы самоубийственным. Мотивировать этот массовое убийство местью не представляется возможным. Когда надо, Сталин умел обуздать свои чувства, - прежде всего, он был опытным и серьезным политиком и прагматиком. Расстрел польских офицеров совсем не вписывается в практику обращения с военнопленными в СССР в предвоенный и военный период. Против немецких военнопленных, творивших против нас свои зверства, такие бойни не устраивали. И японских, и финских офицеров а массовом порядке никто не расстреливал. Сталин был слишком умен, чтобы поднимать подобную волну насилия, да еще и против поляков, которая могла стоить ему власти.

Давайте теперь вспомним о расстреле немцами 29 сентября 1941 года сто тысяч человек в Бабьем Яру в обстановке активизации польского сопротивления с началом войны. В обстановке неспокойного тыла поступок немцев был вполне рациональным. Если расстрел в Катыни произошел в 40-м году и немцы о нем узнали сразу – почему они не возвестили об этом граду и миру в том же 41-м году или хотя бы 42-м? Нет, в 43 году, заметая следы своих преступлений, они выдали это за преступление советской стороны. Тем паче, что могильники НКВД немцы предпочитали демонстрировать населению сразу. К сожалению, эмигрантское польское правительство на эту провокацию повелось. По крайне мере, такова моя, и не только моя версия данных событий. Почему же вина Советского Союза была «признана» при Горбачеве и Яковлеве? Они решили демонтировать систему Варшавского договора. Одним из самых слабых звеньев явилась Польша. Поэтому было решено на волне истеричной антисталинской кампании воспользоваться геббельсовской версией «катынского дела» для того, чтобы демонтировать ОВД. Все выглядит весьма стройно и логично, учитывая то, как горбачевское руководство обращалось с союзниками и как разваливало Советский Союз.

Польское руководство летело под Смоленск для того, чтобы пожать плоды деятельности Горбачева, Яковлева с их присными. И нашло здесь страшную и печальную кончину. Очередной раз подтверждается справедливость слов Святейшего Патриарха Кирилла, сказанных по поводу фальсификации истории: «Ложь историческая порождает ложь современной жизни. На лжи нельзя построить человеческого благополучия, на лжи нельзя построит человеческого счастья. Если мы создаем ложные исторические концепции, мы дьявольскую ложь, а дьявол - отец лжи, закладываем в основу бытия народа. И такие эксперименты не проходят, они всегда рухнут, но крушение их, к сожалению, увлекает за собой человеческие жертвы, в прямо и переносном смысле слова».

Диакон Владимир Василик, доцент СПбГУ, кандидат филологических наук

http://www.rusbeseda.ru/index.php?action=post;topic=7230.0;num_replies=5
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81171

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #23 : 25 Апреля 2010, 13:41:27 »

Арсен Мартиросян

Кто расстрелял пленных польских офицеров в Катыни

 
Польским властям вновь неймётся. В который уже раз они устраивают пропагандистские пляски вокруг фальшивки, запущенной в своё время министром пропаганды Третьего рейха Геббельсом, о том, что НКВД СССР по приказу Сталина весной 1940 г. расстрелял тысячи польских военнопленных офицеров.

КАК ИЗВЕСТНО, фальшивка эта со временем обросла соответствующей “документацией” и стала чуть ли не официальной версией. Но ведь есть и подлинные документы, есть блестяще, прежде всего документально, аргументированные книги современного историка-исследователя Юрия Игнатьевича Мухина — “Катынский детектив” (М., 1995) и “Антироссийская подлость” (М., 2003). Книги, в которых с абсолютной историче-ской точностью доказано, что расстрел поляков в Катыни — дело рук гитлеровских варваров!

Не будем здесь касаться документальных свидетельств военных и послевоенных лет, неоднократно публиковавшихся. Есть и другие свидетельства, не менее убедительные.

За период кратковременного действия советско-германских договоров о ненападении и о границе в период с 23 августа 1939 г. по 22 июня 1941 г. органы госбезопасности СССР раскрыли 66 резидентур германской разведки на советской территории, разоблачили 1569 германских агентов, из них 1338 — в западных областях Украины и Белоруссии, а также в Прибалтике. Кроме того, непосредственно на границе было обезврежено свыше 5000 германских агентов, разгромлено около 50 оуновских отрядов, подготовленных германской военной разведкой.

Так вот, ни в одном из этих случаев не было захвачено каких-либо документов и ни разу ни от одного из арестованных не были получены сведения о том, что германская агентура хоть раз сообщала в Берлин что-либо отдаленно напоминающее о расправе советских чекистов с польскими офицерами. Не было получено и каких-либо сведений о том, что им хоть в какой-либо форме давали задания по этому вопросу. А ведь, по фальшивке, расстрел польских военнопленных был совершен якобы еще весной 1940 года.

Уж поверьте, если такой факт имел бы место, то тевтоны обыграли бы эту ситуацию в свою пользу. Геббельс свое дело знал. Когда, например, во время западного похода (разгром Франции) вермахт захватил документы, свидетельствовавшие о планировании Великобританией и Францией бомбовых ударов по советским центрам нефтедобычи и переработки на Кавказе и в Закавказье, Берлин немедленно опубликовал их, поиздевавшись и над англо-французской коалицией, и над Москвой. А что могло бы им помешать осуществить такую же публикацию или провокацию, если бы они хоть приблизительно знали, что Советы расстреляли польских офицеров?!

Далее. Во время освободительного похода на Западную Украину и в Западную Белоруссию были захвачены документы польской приграничной “пляцувки” (разведотделения), которая занималась разведкой в приграничных районах Советского Союза. Оказалось, что “пляцувка” имела агентуру не только на Украине (в Киеве), не только в Белоруссии (особенно в приграничных районах), но даже и в глубоком тылу СССР — в Сибири (в Новосибирске), в Средней Азии (в Ташкенте). Часть ее была обезврежена. Другая часть сумела временно уйти из поля зрения органов госбезопасности СССР.

С точки зрения разоблачения подлого мифа о расстреле советскими чекистами польских офицеров, может, и хорошо, что часть польской агентуры на некоторое время выпала из поля зрения органов госбезопасности СССР. Потому как до нападения Германии на СССР ни один из временно оставшихся на свободе польских агентов “пляцувки” никогда не сообщал о каких-либо фактах якобы имевшей место расправы советских органов госбезопасности с пленными польскими офицерами. Если бы был хоть малейший признак этого, то, смею вас уверить, беспрецедентное русофобство руководства польской разведки того времени автоматически взяло бы верх и тут же по дипломатическим каналам был бы поднят шум на весь свет, что, мол, большевики перестреляли их офицеров.

Тем более что полякам было легко это сделать, потому как еще в ноябре 1939 года находившееся тогда в городке Анжер (на северо-западе Франции) эмигрантское правительство Польши (создано 30 сентября 1939 г.) официально объявило войну Советскому Союзу. Обвинить противника в жестокой расправе над военнопленными (к слову сказать, это идиотское объявление войны Советскому Союзу как раз и привело к тому, что из интернированных польские военнослужащие, в том числе и офицеры, превратились именно в военнопленных) — самое милое дело! Тут уж включилась бы вся “демократическая общественность” Запада. Но ничего подобного поляки не делали вплоть до 1943 г., то есть до тех пор, пока Геббельс не “осчастливил” их своей варварской мистификацией. Следовательно, у польской разведки не было ни малейших сигналов по этому поводу, как не было и самого такого варварского события. Пока из-за начавшейся войны эти польские офицеры, к глубокому сожалению, не попали в руки гитлеровцев.

Но до нападения гитлеровской Германии на Советский Союз польские военнослужащие, по милости своего же эмигрантского правительства ставшие военнопленными, находились под защитой Женевской конвенции от 27 июля 1929 г. об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях. Советский Союз официально присоединился к этой конвенции еще 12 июля 1930 года. Полностью юридическое оформление этого присоединения было осуществлено должным образом уполномоченным наркомом по иностранным делам СССР М.М. Литвиновым 25 августа 1930 года: РГАСПИ (ранее — ЦГАОР СССР). Ф. 9501. Oп. 5. Ед. хр. 7. Л. 22. Советский Союз строго соблюдал положения этой конвенции.

После начала Великой Отечественной войны находившееся в Лондоне руководство польской военной разведки не без нажима британской разведки пошло на сотрудничество с советской разведкой. В первых же контактах выяснилось, что поляки располагали глубоко законспирированной агентурной сетью не только на оккупированной гитлеровцами территории Польши (а также почти во всех странах Европы), но и на бывших польских территориях, которые в 1939 году были заняты войсками Красной Армии и в результате отошли к СССР. Более того, оказалось, что польская военная разведка обладала действительно хорошими агентурными возможностями на этих территориях и была в состоянии добывать практически любые сведения о действиях как немецких, так и советских властей. Так вот, за весь период сотрудничества с советской разведкой руководство польской военной разведки ни разу не предъявило никаких претензий и уж тем более протестов в связи с якобы имевшими место расстрелами.

Во время переговоров в июле 1941 г. с советским послом в Лондоне И.М. Майским о заключении между СССР и Польшей пакта о военной взаимопомощи против гитлеровской Германии также не возникло никаких вопросов по этому поводу. Напротив, поляки настойчиво требовали полного освобождения всех своих граждан, находившихся в советском плену. Выходит, требуя их освобождения, поляки заведомо и твердо знали, что Советы никого из этих пленных не расстреливали. По настоянию польской стороны и с санкции Сталина такая формулировка была отражена в особом протоколе к пакту (подписан 30 июля 1941 г.). Она гласила, что правительство СССР “предоставит амнистию всем польским гражданам, содержащимся ныне в заключении на советской территории в качестве ли военнопленных, или на других достаточных основаниях” (“Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны”, М., 1944, т. I, стр. 121).

И когда в декабре 1941 года в Москве состоялась встреча польской делегации со Сталиным, то по данному вопросу Верховный Главнокомандующий ответил коротко, но ясно: “Мы освободили всех, даже тех, которые прибыли в СССР с вредительскими заданиями генерала Соснковского” (министр обороны в польском эмигрантском правительстве в Лондоне.— А.М.).

Очевидно, что и в 1941 г. поляки никак не поднимали тему якобы расстрелянных НКВД польских офицеров. А ведь любой визит любой правительственной делегации в иностранное государство априори обеспечивается информацией разведки. Тем бо-лее во время войны. Значит, и на тот момент польская военная разведка не располагала никакими сведениями на этот счет, и всего лишь по той простой причине, что советские чекисты не устраивали такого варварства. Агентурная сеть на этих территориях в любом случае зафиксировала бы расстрел нескольких тысяч польских офицеров, тем более что польская разведка вела негласное наблюдение за ними. Подчеркиваю, что прямо или косвенно польская агентура узнала бы об этом и по радио (по данным советских органов госбезопасности, она практически вся была радиофицирована) сообщила своему руководству в Лондон. Но ничего подобного не было.

Ну и, наконец, самые убойные аргументы. В направленном в Генштаб и ГРУ “Спецсообщении о подготовке Германией войны против СССР” от 3 июня 1941 г. разведотдел Западного особого военного округа сообщил уникальную деталь, связанную с интернированными польскими офицерами. Было установлено, что забрасывавшаяся германской военной разведкой на советскую территорию агентура имела в том числе и задание выяснить, “призываются ли в Красную Армию офицеры бывшей польской армии, если да, то каково их отношение к этому мероприятию и их моральный облик”! (Кто не верит, пусть заглянет в архивы: РГВА Ф. 113А. Оп.1448. Д. 6. Л.181—187).

А это означает, что в указанное время все превратившиеся из интернированных в военнопленных бывшие польские военнослужащие были живы. То есть НКВД СССР их не расстреливал! И германская военная разведка твердо знала об этом. Ибо (к сожалению — для предвоенной ситуации, но к счастью — в связи с так называемым Катынским делом) она была осведомлена о развернутом в приграничных военных округах интенсивном строительстве аэродромов, в котором польские военнопленные, включая и офицеров, активно использовались.

Дело в том, что в соответствии с постановлением от 24 марта 1941 г. Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) в целях обеспечения боеспособности ВВС страны в новых условиях на НКВД СССР были возложены функции аэродромного строительства в западных приграничных округах (ЗАПОВО). Во исполнение данного постановления приказом НКВД СССР № 00328 от 27 марта 1941 г. в составе НКВД было организовано Главное управление аэродромного строительства — ГУАС. Работы в ГУАС велись силами заключенных, приговоренных к исправительно-трудовым работам, а также польских военнопленных, которые трудились на строительстве 11 объектов ГУАС в ЗАПОВО.

По состоянию на 15 июня 1941 года на объектах аэродромного строительства в западных приграничных округах использовались 225791 заключенный и 16371 польский военнопленый, в том числе и офицеры. Кто не верит, пусть заглянет в архивы: ГАРФФ. 9414. Оп. 1. Д. 1165. Л. 60. Вот почему германская военная разведка и ставила перед забрасывавшейся на советскую территорию агентурой задание выяснить, “призываются ли в Красную Армию офицеры бывшей польской армии, если да, то каково их отношение к этому мероприятию и их моральный облик”. Абвер достоверно знал, что все польские офицеры живы и используются Советами на строительстве оборонительных объектов в западных приграничных округах. К глубокому сожалению, в суматохе и неразберихе первых мгновений войны польские военнопленные попали в лапы к гитлеровцам. А дальше — та самая трагедия в Катыни...

Сколько же еще нужно фактов и доказательств, чтобы раз и навсегда покончить с чудовищной фальшивкой, столько лет отравляющей отношения между нашими народами?

http://www.katyn.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=910
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81171

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #24 : 25 Апреля 2010, 19:25:03 »

Катынский краковяк

18 апреля была подведена черта под смоленской авиакатастрофой – после недельного траура состоялись похороны Президента Польши Леха Качиньского и всех, кто летел вместе с ним. Пришла пора подвести политические итоги происшедшего. И вот главный вопрос: развязаны ли намертво завязанные узлы в отношениях Польши с Россией, Белоруссией, Украиной?

Первым узлом является результат Рижского мира 1920 года, в результате которого Польша получила Западную Белоруссию, Западную Украину, лихим набегом генерала Л.Косидовского захватила Виленский край у Литвы, уничтожила от 30 до 40 тысяч советских военнопленных и установила советско-польскую границу гораздо восточнее линии лорда Керзона. Принесли современные наследники польской шляхты покаяние за времена Ю.Пилсудского?

На территории Западной Белоруссии, Западной Украины и Виленского края был установлен оккупационный режим, созданы концентрационные лагеря, где погибли тысячи украинцев, белорусов, литовцев и русских (для Беларуси речь идет о лагере в Берёзе-Картузской). Режим оккупации осуществляли тысячи «осадников» - бывших солдат и офицеров Войска Польского при поддержке жандармов, полиции и специальных служб («дефензивы»). Развязан ли этот узел покаянием наследников пилсудчиков?

Как только в Германии в 1933 году к власти пришли национал-социалисты Гитлера, оказавшиеся там благодаря трогательному единству англо-американских и немецких финансистов и промышленников при полной поддержке вождей мирового сионистского движения, правящая верхушка Польши начала организовывать совместные гешефты с гитлеровцами вплоть до заключения (ещё в 1934 году) пакта, ничуть не отличающегося от всех последующих пактов Англии, Франции и других государств с Германией. В том числе и пакта Молотова - Риббентропа 1939 года. Какие мысли бродили тогда и бродят сейчас в забубенных шляхетских головах свидетельствует интервью польского профессора Вечоркевича: «Мы могли бы найти место на стороне Рейха почти такое же, как Италия, и наверняка лучше, нежели Венгрия и Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск». (Rzeizpospolita, 28.09.2005)

В 1938 году после Мюнхенских соглашений Польша приняла участие в разграблении Чехословакии, захватив Тешинский край и отличившись при этом повадками политической гиены. Видны ли где-нибудь малейшие следы покаяния?

В 1939 году Э. Рыдз-Смиглы, Ю. Бек и другие шляхетские гении сорвали заключение обязывающих соглашений по отпору гитлеровской агрессии между Англией, Францией и СССР. После чего поляки фактически нажали на спусковой крючок Второй мировой войны, начав истреблять немецкое население в западных районах Польши ещё до 1 сентября 1939 года (это - тотально замалчиваемые на протяжении десятилетий факты). Когда же война началась, Президент Польши И. Мосьцицкий удрал из Варшавы уже 4 сентября, а Э. Рыдз-Смиглы с правительством был в Бресте уже 7 сентября, и 17 сентября они были интернированы в Румынию.

Прибыв в Лондон, вся эта компания произвела на Уинстона Черчилля столь сильное впечатление, что он заявил после войны: «очень жаль, что в этой стране [Польше] очень часто храбрейшими из храбрых руководили подлейшие из подлых». Как насчет покаяния за развязывание мировой войны?

Крайне жаль, что Главная военная прокуратура России, накопившая 150 томов следственного дела по Катыни, так и не рискнула передать его в суд, чтобы раз и навсегда закрыть этот вопрос. И в результате вынуждены мы довольствоваться принятым в 2009 году решением Басманного суда города Москвы, отказавшегося вообще рассматривать катынское дело за отсутствием у этого дела… фактической стороны.

Вспомним здесь также о таких крупнейших провокациях, организованных польским эмигрантским правительством В. Сикорского – С. Миколайчика, как Варшавское восстание 1944 года, командующий которым генерал Т. Бур-Комаровский сдался немцам в плен, или борьба Армии Крайовой с Красной Армией, жертвами которой стали до 40 тыс. советских офицеров и солдат. Где покаяние?

И ещё, заметим к слову, очень интересно выглядят взаимоотношения шляхты и польского еврейства. Здесь можно отметить отказ от поддержки восстания в Варшавском гетто в 1943 году и сжигание живьем евреев в восточных местечках Едвабне, Радзивилове и др. Еврейские организации, где вы?

Да, можно и нужно, соболезновать человеческой трагедии, которая произошла в небе над Смоленском. Почти сто человек, правящая элита Польши… Однако нельзя забывать и о другом: эти поляки летели в Россию для того, чтобы устроить очередной антироссийский шабаш! А в Катыни и Польше их речи с нетерпением ждали около 800 тысяч разинувших клювы членов общества родственников жертв Катыни. А вдруг что-нибудь от России обломится?

Вопрос должен быть поставлен по-другому. Всесторонняя нормализация отношений России с Польшей возможна только в случае покаяния нынешней польской шляхты, что предполагает установку памятников и компенсацию родственникам советских военнопленных, погибших в польских концлагерях, памятники и компенсации родственникам узникам концлагерей в Западной Белоруссии, Украине, Виленском крае, восстановление памятника И.С. Коневу – спасителю Кракова, компенсации родственникам солдат и офицеров Красной Армии, погибшим в борьбе с Армией Крайовой.

Только после этого представляется возможным нормальное развитие отношений.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2969
Записан
Олег Борисович
Старожил
****
Сообщений: 336


Просмотр профиля
РПЦ МП
« Ответ #25 : 26 Апреля 2010, 18:29:40 »

МОСКВА. 23 апреля 2010 г. ИНТЕРНЕТ-САЙТ "ПРАВДА О КАТЫНИ".

Депутат Государственной думы Российской Федерации, заместитель председателя комитета Госдумы по конституционному строительству, заслуженный юрист РФ Виктор Илюхин направил Президенту России Дмитрию Медведеву официальное письмо с просьбой возобновить расследования уголовного дела о расстреле польских офицеров, а по его завершению - дать судебно-правовую оценку имеющимся в нем доказательствам. Кроме того, в письме содержится просьба не допускать в будущем проведения официальных польских мероприятий в мемориальном комплексе в Катыни, если они будут носить явную антироссийскую направленность.



Президенту Российской Федерации МЕДВЕДЕВУ Д.А.



Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

19 апреля 2010 года в Государственной Думе состоялся «Круглый стол» на тему «Катынь – правовые и политические аспекты». В его работе приняли участие депутаты Госдумы, известные писатели, крупные ученые-историки, юристы, эксперты, представители общественных организаций.

Участники «Круглого стола» отметили, что укрепление позиций Российской Федерации на международной арене вызывает все больше недовольство и раздражение антироссийских сил, делающих  ставку на подрыв авторитета нашей страны в мире и создании имиджа «нецивилизованного» и «недемократического» государства.

Одним из проявлений антироссийской политики, часто маскирующейся под антисоветскую, является недавний демонтаж памятника советскому солдату в Таллине, открыто поддержанный польским правительством, заявившем о намерении убрать с территории своей страны «памятники советской оккупации».

В Польше создан и активно действует так называемый «Катынский комитет», который вместе с одиозным Институтом национальной памяти являются главными проводниками антисоветской и антироссийской политики по «Катынскому делу» о расстреле под Смоленском пленных польских офицеров.

Хорошо известно, что все эти структуры, отличающиеся крайней степенью русофобии, созданы при прямом участии официальных польских властей, в частности, бывшего президента Польши Леха Качинского.

Они настойчиво и последовательно обвиняют в расстреле польских офицеров НКВД СССР и добиваются признания этого преступления актом геноцида с последующим предъявлением России требований о возмещении ущерба Польше в размере, превышающем 100 млрд. долларов США.

Однако существуют очевидные для любого непредвзятого исследователя документально подтвержденные факты и свидетельства, указывающие на расстрел польских офицеров немцами осенью 1941 года после оккупации вермахтом Смоленской области.

Участниками «Круглого стола» заявлено, что содержание и обстоятельства обнаружения главных документов, на которых строится «польская» версия, вызывают обоснованные сомнения в своей подлинности, дают веские основания говорить о фальсификации исторических фактов, связанных с катынской трагедией, А.Яковлевым, Д.Волкогоновым, другими высокопоставленными партийными и государственными функционерами.

Например, установлено, что поляки были расстреляны из немецкого оружия и это никем не оспаривается. Правда, польские исследователи выдвинули абсурдную версию, заявив, что НКВД СССР использовало немецкое оружие для сокрытия следов преступления.

Если следовать этой версии, то тогда Советский Союз достоверно должен был знать о нападении на него в июне 1941 года гитлеровской Германии, что потом немцы будут разбиты под Москвой и Сталинградом, советские войска освободят Смоленскую область, а потом, в 1944 году комиссия Бурденко вскроет захоронения в районе Катыни и предъявит немецкое оружие в качестве доказательства расстрела поляков фашистами. Такое суждение противоречит элементарной логике.

Не оспаривается и то, что у многих жертв руки связаны бумажным шпагатом, производство которого на момент расстрела не было известно в СССР.

Откровенно противоречит версии о расстреле польских офицеров НКВД СССР и факт наличия на трупах паспортов, иных документов, удостоверяющих личность, что в данной ситуации абсолютно невозможно.

Отмечено, что в месте расстрела Козьи горы (Катынь) были также уничтожены немцами русские, поляки, лица других национальностей, работавшие на строительстве под Смоленском осенью 1941 года и лета 1942 года бункера Гитлера «Бэренхалле».

Имеются многочисленные свидетельства советских и иностранных граждан о расстреле польских офицеров немцами. Собраны иные доказательства, опровергающие версию об уничтожении 21 тысячи польских офицеров сотрудниками НКВД СССР. К тому же это количество не соответствует результатам эксгумаций, проведенным в 1944 году советской комиссией Бурденко (свыше 900 трупов), Главной военной прокуратуры (не более 1000 трупов и даже эксгумации, проведенной немцами в 1943 году, если ее материалы признать достоверными (более четырех тысяч трупов).

В настоящее время стало известно, что большинство списков погибших офицеров следователям Главной военной прокуратуры были представлены польской стороной. Они не проверялись на предмет установления места и времени гибели поляков и причин их смерти, что позволило польской стороне заявить об уничтожении СССР  «цвета» польской нации и спекулировать на этом.

В подтверждении своих заявлений поляки ссылаются на записку Л. Берии (№ 794/Б), в которой он якобы предложил И. Сталину дать согласие на расстрел более 25 тысяч пленных офицеров. На этой записке основаны и выводы следователей Главной военной прокуратуры.

Однако названный документ вызывает большие сомнения в его подлинности. Согласно выводам экспертизы, проведенной по просьбе историка С.Стрыгина ведущими специалистами МВД РФ, три первых страницы текста записки изготовлены на одной пишущей машинке, а последняя, на которой имеется всего пять строк текста и якобы подпись Л. Берии, на другой пишущей машинке. Записка датирована мартом 1940 года, но в ней отсутствует конкретное число месяца. Такое в практике изготовления документов и делопроизводства НКВД исключалось.

Обоснованно поставлены под сомнения в целом объективность и всесторонность предварительного расследования российской Главной военной прокуратуры, которая пришла к выводу о виновности в расстреле польских офицеров руководства НКВД и членов Политбюро ВКП(б) СССР.

Во-первых, результаты следствия были предопределены извинениями,  принесенными Польше президентами М. Горбачевым, а затем Б. Ельцыным и В. Путиным еще задолго до завершения производства по уголовному делу. Следователи не могли, да и не захотели с ними спорить, поскольку были поставлены перед необходимостью придать правовое оформление принятому ранее политическому решению.

Во-вторых, стало известно, что военные прокуроры находились в жестких рамках одной версии доказывания вины в расстреле НКВД СССР и политического руководства страны.

Все другие версии были отброшены, не исследованы материалы комиссии Бурденко, проигнорированы все доказательства, подтверждающие расстрел польских офицеров немцами.

В материалах уголовного дела нет подлинных документов упомянутой ранее записки Л.П. Берии, а также решения ЦК ВКП(б) о расстреле пленных офицеров. На копии партийного документа отсутствует подпись секретаря ЦК, но в нем есть признаки исправлений.

Оба документа в ходе следствия не были подвергнуты глубокому анализу, по ним не проводились экспертные исследования.

Это далеко не полный перечень фактов и доказательств, подтверждающих расстрел польских офицеров гитлеровцами.

Невозможно согласиться с выводами Главной военной прокуратуры, коли ее следователи открыто нарушали процессуальную этику, требования российского законодательства. Отмечены недопустимые факты непосредственной передачи следователями документов уголовного дела польской стороне. Можно говорить и об определенных коррупционных проявлениях. Работники ГВП, участвовавшие в расследовании уголовного дела, систематически посещали польское посольство в г. Москве, где для них устраивались приемы и фуршеты. Они без большой надобности выезжали в длительные служебные командировки в Польшу и на отдых, получали подарки.

Можно утверждать, что за усердие перед поляками группа сотрудников ГВП, а также Александр Яковлев награждены государственными наградами Польши.

Нельзя не отметить, что некоторые российские ученые, отстаивающие немецко-польскую версию расстрела пленных офицеров НКВД СССР, систематически получали денежное вознаграждение от поляков.

Мы вынуждены констатировать, что проведение поляками в Катыни антироссийских «траурных мероприятий», поддержанных лично В.Путиным, является оскорбительным для многих граждан нашей страны, прежде всего ветеранов Великой Отечественной войны, обоснованно не разделяющих «польскую» трактовку «Катынского дела».

Начавшиеся траурные акции  в канун  празднования 65-летней годовщины Победы в Великой Отечественной войне еще более оскорбительны для страны-победительницы, внесшей, как известно, решающий вклад в освобождение Польши от немецко-фашистских захватчиков и сыгравшей решающую роль в возрождении послевоенного польского государства. Это наносит серьезный ущерб международному авторитету и престижу нашей страны.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Мы, разделяя Вашу сдержанную и корректную оценку Катынской трагедии, глубоко убеждены в необходимости возобновления предварительного расследования по уголовному делу о расстреле польских офицеров, а по его завершению дать судебно-правовую оценку имеющимся в нем доказательствам.

Считаем возможным просить Вас рассмотреть вопрос о недопущении впредь проведения официальных польских мероприятий в мемориальном комплексе в Катыни, если они будут носить явную антироссийскую направленность.


По поручению участников «Круглого стола»


Заместитель Председателя Комитета Госдумы

по конституционному законодательству

и государственному строительству,

Заслуженный юрист РФ В.И. Илюхин

http://katyn.ru/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81171

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #26 : 26 Апреля 2010, 22:09:25 »



Уничтожить Россию - такая задача была поставлена президентом Польши Пилсудским перед организацией "Прометей". Необходимо было разорвать страну на части с помощью национал-сепаратистов. В течение 20 лет советские спецслужбы вели борьбу с националистическим подпольем. Как показывают недавно рассекреченные документы польской разведки, национал-сепаратисты действительно проникли в высшие эшелоны власти в советских республиках.

С началом Великой Отечественной войны деятели "Прометея" перешли на сторону Германии и воевали в национальных легионах в составе Вермахта. Сенсационные документы, шокирующие подробности - в новом фильме Вадима Гасанова.

http://www.rutv.ru/tvpreg.html?id=119602&cid=125&d=0

Ссылки на фильм:

http://video.mail.ru/mail/atart/3/244.html

http://videonasha.ru/document/4752-prometejj.-smertelnaja-skhvatka-2008-satrip.html

http://hi-mediasoft.ru/realityfilms/33802-prometejj.-smertelnaja-skhvatka-2008-satrip.html

http://www.livefilms.org/dokumentalnie/13000-prometejj.-smertelnaja-skhvatka-2008-satrip.html



« Последнее редактирование: 26 Апреля 2010, 23:07:01 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81171

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #27 : 28 Апреля 2010, 15:53:05 »

Владислав Швед

Катынь: точка не поставлена

В Государственной Думе РФ прошел «Круглый стол» на тему «Катынь – правовые и политические аспекты»



В ходе 5-часовой дискуссии участники «Круглого стола», проведенного по инициативе заместителя председателя комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Виктора Илюхина, предметно исследовали основные аспекты катынского преступления и пришли к выводу, что в ходе его 14-летнего официального расследования, проводимого Главной военной прокуратурой (ГВП) РФ, не были установлены реальные обстоятельства гибели большинства польских военнопленных, погибших на территории СССР в период Второй мировой войны.

К сожалению, следствие даже не выявило мотив, на основании которого были расстреляны польские офицеры. Последний факт подтвердил и Владимир Путин, выступая 7 апреля в Катыни.

Участники «Круглого стола» обоснованно поставили под сомнение объективность и всесторонность предварительного расследования. Не вызывает сомнений, что следственная бригада ГВП была ориентирована на правовое оформление политического решения президента СССР Горбачева, а впоследствии президента России Ельцина, о признании виновными бывших руководителей СССР и НКВД. Делу следовало придать юридически законченную форму и закрыть за смертью обвиняемых.

Следствию по уголовному делу № 159 (Катынское дело) также было строго предписано ограничиться исследованием событий периода марта-мая 1940 г.Соответственно, факты и доказательства, свидетельствующие о причастности нацистов к расстрелу польских офицеров осенью 1941 г. в катынском лесу, не рассматривались. «Сообщение Специальной комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров» от 24 января 1944 г. под руководством академика Н. Бурденко было проигнорировано.

Свидетельства о том, что часть польских офицеров в 1940-1941 гг. оказалась в лагерях НКВД на Дальнем Востоке, Магадане и Заполярье не проверялись. Некритически отнеслись следователи ГВП к внутренне противоречивым показаниям свидетелей, формально подтверждавшим официальную версию.

Следователям российской военной прокуратуры было запрещено увязывать расстрел части польских военнопленных в 1940 г., с военными преступлениями, совершенными польской стороной в ходе польско-советской войны 1920 г., а также с гибелью в польском плену большого количества военнопленных и интернированных советских граждан в 1919-1922 гг.

Расследование данной версии, несомненно, позволило бы установить реальное отношение сталинского руководства к пленным польским офицерам.

Покажем это на примере двух польских офицеров - Окулицкого и Любодзецкого,судьба которых известна и документально подтверждена.

Подпоручик Леопольд Окулицкий в польско-советской войне 1920 г. проявил «беспримерную храбрость», за что был сразу произведен в капитаны. В конце сентября 1939 г. Окулицкий, уже полковник, стал одним из организаторов польского вооруженного подполья. В 1940 году он был назначен комендантом Союза вооруженной борьбы на территориях Западной Украины и Белоруссии. В январе 1941 г. Окулицкий был арестован органами НКВД. В августе 1941 г., после подписания советско-польского соглашения, он был освобожден и направлен в армию Андерса, где был назначен начальником штаба.

Полковник Станислав Любодзецкий, бывший прокурор Верховного суда Польши, был известен как русофоб и антисоветчик. Попал в советский плен 17 сентября 1939 г. Содержался в Козельском лагере, из которого весной 1940 г. был направлен в киевскую тюрьму НКВД. Любодзецкий обвинялся в «активной работе, направленной против революционного движения рабочего класса». За службу в следственных органах русским царем он был награжден четырьмя орденами, в Польше - тремя. Любодзецкий был приговорен к 8 годам лагерей. В 1942 г. был освобожден, а в 1948 г. издал в Лондоне свои мемуары.

Заслуживает внимания судьба полковника Мечислава Сандецкого, бывшего начальника печально известного своими зверствами лагеря для пленных красноармейцев в Домбе. Он был арестован органами НКВД в августе 1940 г. (до этого скрывался) и в январе 1941 г. был приговорен к лагерному сроку. Отбывал срок заключения в Карлаге.

Также известно, что советское руководство лояльно отнеслось к польским офицерам-антисоветчикам из армии польского генерала Владислава Андерса. Берия в своей записке от 30 ноября 1941 г. информировал Сталина о широких антисоветских настроениях в армии Андерса. Так, майор Гудановский заявлял: «Мы, поляки, направим оружие на Советы… Если только нас возьмут на фронт, свое оружие мы направим против Красной Армии». Капитан Рудковский высказывался не менее жестко: «Большевики на краю гибели, мы, поляки, используем слабость Красной Армии, когда нам дадут оружие, тогда мы их прикончим». Тем не менее, в 1942 г. две с половиной тысячи офицеров армии Андерса, а с ними свыше 70 тысяч польских военнослужащих, были выпущены за границу.

В данном контексте решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года о расстреле польских граждан, как «заклятых врагов советской власти», выпадает из логики поведения сталинского руководства.

Реальная судьба вышеназванных «врагов» позволяет высказать предположение, что вероятнее всего, подлинное решение Политбюро было иным.

К сожалению, следователи ГВП предоставленные кремлевские катынские документы (точнее их копии), обвиняющие советское руководство в расстреле 21857 польских офицеров и граждан, восприняли как абсолютно достоверные. О многочисленных несуразностях, неточностях и нарушениях, допущенных в этих документах, я писал в статье «Катынский счёт России».

Об этом говорится не первый год, но до сих пор никто из сторонников официальной версии не дал вразумительного и исчерпывающего ответа относительно ошибок, присутствующих в катынских документах. В этой связи хочется привести ещё один аргумент, прозвучавший на «Круглом столе».

Повторюсь, что основным документом, свидетельствующим об ответственности советского руководства за расстрел поляков, считается записка наркома НКВД СССР Берии Сталину за №794/б от _марта 1940 г. с предложением расстрелять 25700 польских граждан. По инициативе координатора международного проекта «Правда о Катыни» Сергея Стрыгина экспертно-криминалистическая лаборатория одного из ведущих специалистов МВД РФ Э. Молокова осуществила официальную экспертизу этой записки.

Вывод эксперта-криминалиста однозначный: первая, вторая и третья страницы текста записки Берии Сталину №794/Б отпечатаны на одной, а четвертая страница данной записки отпечатаны на другой индивидуально-пишущей машине.

Следует отметить, что на четвертой странице, содержащей подпись Берии и правку, предположительно сделанную Сталиным, а на оборотной стороне регистрационный штамп, находится всего лишь 5 строк текста. Следовательно, если бы записка перепечатывалась в машбюро секретариата НКВД СССР, эта страница, без сомнения, была бы также перепечатана. Перепечатка первых трёх страниц вышеупомянутой записки, причем на другой машинке, позволяет обоснованно ставить вопрос о неясном происхождения этих страниц записки и недостоверности их содержания относительно принятого ЦК ВКП(б) решения о расстреле 25700 польских граждан. Ранее в статье «Катынский счет России» сообщалось, что по некоторым сведениям, которые уточняются, органы НКВД СССР в довоенный период расстреляли около 3200 граждан бывшей Польши, виновных в военных и уголовных преступлениях.

Участники «Круглого стола» пришли к мнению, что следователи ГВП также некритически отнеслись и к результатам немецко-польского расследования Катынского дела 1943 г. Положение усугубило то, что это расследование было положено в основу российской официальной версии и в формировании этой версии активное участие принимали польские эксперты. Выяснилось, что большинство списков погибших польских офицеров следственной бригаде Главной военной прокуратуры были представлены польской стороной. Они вводились в дело без надлежащей проверки на предмет установления места и времени гибели поляков и причин их смерти.

Выводы Главной военной прокуратуры РФ по Катынскому делу вызвали сомнение участников «Круглого стола» и по причине того, что некоторые члены следственной бригады нарушали процессуальную этику и требования российского законодательства. Говорилось о недопустимых фактах передачи следователями документов уголовного дела №159 польской стороне. Вещественные доказательства, полученные в ходе совместных с польской стороной эксгумаций польских захоронений на территории России, в нарушение всех процессуальных норм были вывезены в Польшу.

Помимо этого, работники ГВП, участвовавшие в расследовании уголовного дела № 159, систематически посещали польское посольство в г. Москве, где для них устраивались приемы и фуршеты.

Они без большой надобности выезжали в длительные служебные командировки и на отдых в Польшу, получали оргтехнику и другие подарки.

Вышесказанное позволяет говорить об определяющем влиянии польской стороны на ход расследования Катынского дела. Подобная ситуация позволила польским политикам и историкам диктовать необоснованные требования к России и заявлять о совершенно невероятных вещах. Так, традиционным стало обвинение в том, что весной 1940 г. в СССР целенаправленно и планомерно были уничтожены почти 22 тысячи представителей польской элиты. А газета «Rzeczpospolita» в августе 2005 г. заявила, что речь идёт об «уничтожении 27 тысяч представителей руководящей элиты польского общества».

Известный российский историк, д.и.н. Юрий Жуков сделал обзор ситуации с пленением польских военнослужащих в 1939 году. По польским данным в 1939 году во всех родах вооруженных сил Польши состояло 18,5 тысяч кадровых офицеров действительной службы. Помимо этого имелось около 60 тысяч офицеров запаса в возрасте до 50 лет и 12 тысяч офицеров в отставке. В сентябре 1939 к немцам в плен попало 19 тысяч польских офицеров. Красная Армия, по данным сборника документов «Катынь. Пленники необъявленной войны», взяла в плен 10 тысяч офицеров.

Дополнительно необходимо заметить, что из записки Берии Сталину №794/Б следует, что в лагерях и тюрьмах НКВД по состоянию на 2 марта 1940 г. находился 10661 польский офицер армии, погранвойск, полиции и жандармерии. Там же содержалось 15 тысяч рядовых полицейских, жандармов, тюремных надзирателей и членов контрреволюционных организаций. Постараемся разобраться, могут ли они все считаться представителями польской элиты?

В этой связи напомним, что в сентябре 1939 г. войска СС в Польше проводили специальную акцию «АБ», целью которой была «ликвидация польской элиты».

Её осуществлением занимались пять специально подготовленных айнзацгрупп, в свою очередь поделенных на четыре айнзацкоманды. 27 сентября 1939 г. Гейдрих докладывал Гиммлеру: «От польской высшей прослойки осталось во всех оккупированных районах максимум три процента». Известный американский публицист и историк Джон Толанд назвал цифру уничтоженной к этому времени польской интеллигенции – три с половиной тысячи. При этом абсолютное большинство пленных польских офицеров нацисты к элите не относили.

А как дело обстояло в Советском Союзе? Рассмотрим кадровый состав поляков, находившихся в Старобельском, Козельском и Осташковском лагерях НКВД. Всего здесь, по состоянию на 8 апреля 1940 г., содержалось 14.857 польских военнослужащих и гражданских лиц. В том числе в звании от майора и выше насчитывалось 757 человек или 5,1%. Из них - капитанов морфлота, подполковников, полковников, генералов и адмиралов – 319 человек.

К 757 представителям командного состава следует добавить 108 высокопоставленных чиновников, а также ксендзов, помещиков и собственников, содержавшихся в лагерях. Следует не забыть, что в тюрьмах находилось еще 465 помещиков, фабрикантов и чиновников. Всего получается 1330 человек.

Известно, что в сентябре 1939 г. в польскую армию из запаса было призвано 598 капитанов и 1354 поручика. Последняя категория в большинстве представляла польскую интеллигенцию, о которой в своих воспоминаниях писали ротмистр Юзеф Чапский и уже упомянутый полковник Любодзецкий. Даже с учетом этих мобилизованных поручиков и капитанов можно говорить лишь о трех с небольшим тысячах поляков, занимавших сколь-нибудь заметное положение в польском обществе и в силу этого имевших основания быть отнесенными к элите.

Повторим, что абсолютное большинство находившихся в 1940 году в лагерях и тюрьмах НКВД поляков (87%) составляли рядовые военнослужащие и младшие офицеры.

Тем не менее, польская сторона настойчиво утверждает, что в СССР погибло более двадцати тысяч представителей польской элиты. К сожалению, официальное следствие так и не поставило точку в этом споре.

Особый интерес участников «Круглого стола вызвало выступление профессора МГУ, д.и.н. Валентина Сахарова. Целью его исследования является немецко-польская эксгумация 1943 г. В отчетах немецкого судмедэксперта Герхарда Бутца, руководившего эксгумацией в Козьих Горах (Катынь), профессор Сахаров обнаружил шокирующие факты. Оказывается, некоторые документы польских офицеров были обнаружены в захоронениях, но вне трупов. Установить, кому принадлежали эти документы, невозможно. Нельзя же полагать, что офицеры перед расстрелом сжимали их в руках? Однако немецкие и польские эксперты с легкостью «находили» трупы, которым они приписывали эти документы. Так формировался эксгумационный список.

К этому следует добавить воспоминания известного польского юриста Ремигиуша Бежанека, числящегося в катынском эксгумационным списке под № 1105, изданные в 2005 году. Бежанек писал, что польские семьи, у которых родственники попали в советский плен, весной 1943 года, после заявления нацистов о катынских захоронениях, стали обращаться в отделения Польского Красного Креста (ПКК) с просьбой выяснить - нет ли сведений об их близких.

Вскоре польские подпольщики заметили странную закономерность. В ряде случаев, после обращения в Красный Крест, фамилия искомого человека через какое-то время появлялась в катынском эксгумационном списке. Подпольщики решили проверить это предположение. Они направились в местное отделение ПКК и сообщили там фамилию находившегося в это время на территории Польши Бежаника, как польского военнопленного в СССР. В итоге эта фамилия вскоре появилась в списках катынских жертв.

Выводы немецко-польской эксгумации о советской вине за Катынь представляются сомнительными и после ознакомления с рапортом лейтенанта немецкой тайной полевой полиции Л. Восса от 10 июня 1943 г.

Из рапорта следует, что 80% эксгумированных в Козьих Горах трупов были «уложены рядами и послойно» и лишь 20% - в беспорядке. Этот факт подтвердил и посол Великобритании при Польской республике Оуэн О’Малли в своей телеграмме в Лондон от 15 мая 1943 г. Посол отметил, что: «тела убитых аккуратно выложены в ряды от 9 до 12 человек, один на другого, головами в противоположных направлениях…».

Можно согласиться со многим, но полагать, что сотрудники НКВД спускались в ров на 3-4-метровую глубину для аккуратной укладки расстрелянных рядами, да еще и «валетом», это из области невозможного. Налицо типичный немецкий обстоятельный подход – обеспечить максимальную заполняемость рва.

О том, что польские эксперты до сих пор успешно применяют приемы немецких эксгуматоров, свидетельствует скандал, разгоревшийся по результатам эксгумаций «польских» захоронений на территории киевской Быковни, осуществленных в 2001/2006 г. Польские археологи тогда, грубо нарушая каноны эксгумации, сумели выдать захоронения 150-270 расстрелянных в Киеве и захороненных в Быковне польских репрессированных граждан за захоронения 3500 поляков, расстрелянных НКВД в 1940 г. (см. киевский еженедельник «Зеркало Недели» от 11 ноября 2006 г.).

В этой связи некоторые российские исследователи полагают, что аналогичная процедура была проделана с «польскими» захоронениями на спецкладбище в Медном (под Тверью). Достоверно установлено, что на этом спецкладбище захоронено свыше 5000 советских людей – жертв репрессий 30-х годов. Однако вместо них в 1991 г. польские археологи «обнаружили» только 25 «польских могил», в которых якобы покоятся 6 тысяч расстрелянных полицейских из Осташковского лагеря. Возникает вопрос, куда же исчезли захоронения расстрелянных советских людей? В этой связи высказывается предположение, что, возможно, польская атрибутика, которую обнаружили на спецкладбище в Медном, принадлежит не 6 тысячам, а 300 расстрелянным польским полицейским?

Вышеизложенное позволило участникам «Круглого стола сделать вывод о том, что окончательную точку в Катынском деле ставить преждевременно.

В этой связи было подготовлено обращение к Президенту России Дмитрию Медведеву. В нём была высказана просьба возобновить расследование уголовного дела №159 и не допускать в будущем проведения официальных польских мероприятий в мемориальном комплексе в Катыни, если они будут носить явную антироссийскую направленность.

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/katyn_tochka_ne_postavlena_2010-04-27.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 81171

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #28 : 28 Апреля 2010, 22:23:41 »


http://katynbooks.narod.ru/shved/mysteryofkatyn.html#_Toc192094084
Записан
Anna
Ветеран
*****
Сообщений: 6955


Просмотр профиля
православная христианка РПЦ
« Ответ #29 : 29 Апреля 2010, 12:44:15 »

В Москве состоялась пресс-конференция специалистов, длительное время занимающихся катынской проблематикой. В пресс-конференции приняли участие депутат Госдумы В.И. Илюхин, доктор исторических наук А.Н. Колесник, профессор истории А.Ю. Плотников, писатель Ю.И. Мухин, историк С.Э. Стрыгин, доктор исторических наук Ю.Н. Жуков. Вниманию журналистов были представлены новые доказательства виновности немецкой (гитлеровской) стороны в массовом расстреле польских военнослужащих.

Разговор получился обстоятельный, вниманию журналистов были представлены убедительные свидетельства, что к расстрелу польских военнослужащих все-таки были причастны немецкие фашисты, а не сотрудники НКВД.

В.И. Илюхин рассказал, что 19 апреля в Госдуме состоялось заседание «круглого стола», организованного фракцией КПРФ, посвященного катынской теме. По итогам круглого стола его участники пришли к выводу, что расстреливали поляков немцы, а не русские. Было написано письмо и отправлено президенту РФ Д.А. Медведеву. В этом письме участники «круглого стола» положительно оценили сдержанную позицию Д.А. Медведева по катынскому вопросу и выразили неудовлетворение позицией В.В. Путина, который сделал поспешные выводы, что эти расстрелы – дело рук сотрудников НКВД.

В.И. Илюхин заметил, что расследование, которое проводилось раньше, не выдерживает никакой критики. Следствие велось с грубыми процессуальными нарушениями. Весьма примечательный факт, что группа российских следователей в ходе их работы неоднократно приглашалась польской стороной на фуршеты, позднее всех их отметили польскими наградами.

Комиссия академика Бурденко в 40-е годы исследовала более 900 трупов, немцы (если верить, их данным, около 4000 трупов), и уже в наше время было поднято около 1000 трупов. Примерно получается около 6000 трупов. Откуда же взялись 21700 трупов, о которых сегодня заявляют польские власти?

Доктор исторических наук Ю.Н. Жуков считает, что надо рассматривать факты в их взаимосвязи. Так Геббельс развязал свистопляску вокруг Катыни сразу после разгрома немцев под Сталинградом. Для того чтобы снять тяжесть траура, объявленного в Германии в связи со Сталинградским разгромом. Показать немцам, что будет с ними, если они попадут в плен к большевикам.

Не понятно, зачем в 1940-м году надо было свозить пленных поляков со всей России, чтобы потом их расстрелять в Катыни? А что их нельзя было расстрелять на месте?

В феврале 1943 года, как известно, Гитлер приезжал в Смоленск, где он останавливался в специальном бункере. Как известно, такие бункеры строили военнопленные, потом они расстреливались. Такая практика гитлеровцев известна. Так что вероятно предположение, что военнопленные поляки принимали участие в строительстве гитлеровского бункера, а потом их расстреляли.

Есть серьезные разночтения в цифрах. Известно, что в 1939 году в плен нашими войсками было взято около 150 тысяч польских военнослужащих. Из них 42 тыс. оправили обратно в Польшу (на территорию, оккупированную немцами), еще 42 тыс. были отпущены на территории, занятой советскими войсками. Семьдесят три тысячи поляков было в польской Армии Андерса. Еще на нашей территории формировалась дивизия Т. Костюшко, потом она реорганизовалась в первую польскую армию. Откуда же взялась еще 21 тыс. поляков, которых якобы расстреляли русские?

Не понятно, зачем надо было расстреливать в мирное время поляков из немецких пистолетов системы «Вальтер»? Это сколько же надо времени, чтобы из пистолета расстрелять 21тыс. человек!

Писатель Ю.И. Мухин напомнил, что Геббельс строил свою катынскую версию на антисемитизме (что поляков расстреляли «евреи-большевики»). Когда эта тема начала гитлеровцами раскручиваться, тут же начали уничтожать варшавское гетто евреев.

Профессор истории А.Ю. Плотников сообщил, что много свидетельств того, что польских военнослужащих видели в районе Катыни после марта 1940 года (когда их якобы расстреляли русские), поляки строили дорогу. Опять же место, где произошел расстрел, до войны служило местом отдыха для горожан. Там были дачи, устраивались пикники. Место захоронения находится всего в 200 метров от шоссе. Невозможно в мирное время произвести массовые расстрелы в таком оживленном месте. Да и зачем? Да и не было за всю историю СССР случаев массового расстрела иностранных военнопленных. Это абсурд.

Доктор исторических наук А.Н. Колесник в свое время общался с известным советским деятелем Л.М. Кагановичем. Тот вспоминал, что по решению советских судов перед войной было расстреляно около 3 тыс. польских военных преступников. Но ведь не 21 тыс., как заявляет Польша. Опять же не надо забывать, что в 20-е годы в Польше погибли около 90 тыс. российских военнопленных. Почему их сбрасывают со счетов?

Историк С.Э. Стрыгин уже несколько лет ведет независимое расследование катынского дела, он говорит, что расследование затруднено в связи с тем, что госархивы не хотят рассекретить документы. Они передавались польской стороне, опубликованы, но подлинников никто не видел. Большие сомнения вызывает записка Берии, которая, как недавно выяснили эксперты, почему-то была напечатана на двух печатных машинках. Предполагается, что эти документы были сфальсифицированы позднее.

В завершении пресс-конференции ее участники пришли к единому мнению, что необходимо возобновить расследование этого дела и довести его до суда. Чтобы поставить в нем окончательную точку.

P.S.

Когда уже завершилась пресс-конференция, в сети Интернет появилась информация, что Госархив рассекретил часть документов по Катыни и уверяет всех в их подлинности. Сообщение это появилось не раньше, не позже, а именно сразу после пресс-конференции, поэтому ее участники эту новость никак не прокомментировали. Акт о рассекречивании документов подписал Д.А. Медведев.

http://newsland.ru/News/Detail/id/495479/
Записан
Страниц: 1 [2] 3 4 ... 24
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!