Русская беседа
 
19 Декабря 2018, 04:12:37  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 ... 10
  Печать  
Автор Тема: Россия без абортов  (Прочитано 27866 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72415

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #45 : 01 Июня 2013, 08:09:14 »

Мой сыночек.
Субъективные заметки об аборте и эвтаназии




«Ты против абортов и эвтаназии? — сказала мне подруга, человек исключительно порядочный, добрый, и вообще, я ее очень люблю. — А по мне, так это одно из величайших достижений гуманности человечества. И одно из свидетельств роста духовности и милосердия».

Я тогда предложила оставить эту тему, поскольку чувствовала неготовность обеих в тот момент спокойно, без эмоций, обид и колкостей обсудить столь тонкий вопрос. Но «заноза» осталась.

Вопросы эти, что называется, больные. Противнику упомянутых вещей, как правило, предлагается такой вот аргумент: «Тебе легко говорить, когда у тебя… А ты встань на мое (или чье-то) место!»

Ну что ж. На чье-то встать мне не получится — так как это будет опять теория. Вспомню, что было со мной. Ибо так случилось, что за сравнительно короткий промежуток времени меня коснулись обе эти проблемы.

Замуж я вышла в 20 лет. Через неделю после свадьбы нам с мужем дали комнату в общежитии площадью 7,5 метров. Мы были счастливы — наконец-то у нас есть свой дом! «Но с детьми пока подождем, — сказал супруг. — Сама видишь, даже кроватку некуда поставить». Я легко согласилась. (Надо сказать, что в то время я хоть и верила в Бога, но вера эта была вполне языческая, и никакими условностями-заповедями меня не связывала.) Прошел месяц, другой. Мы старательно соблюдали все предосторожности. Но вот однажды мне что-то показалось. И я, напуганная, сообщила мужу, что, похоже… Ту его счастливую улыбку я вижу до сих пор. Правда, она тут же сменилась озабоченной гримасой. Через день выяснилось, что тревога было ложной. Однако, нам кое-что уже стало ясно друг про друга. И, спустя месяца полтора, мы уже таинственно улыбались на заклинания друзей и родных «не заводить детей, пожить для себя».

Дело было в конце осени. Грипп гулял по городку, пришел и к нам. И с десятинедельным животом я улеглась в больницу — острый риносинусит, осложнение после злополучного гриппа. Ту пятницу я тоже помню вот уже одиннадцать лет.

— Беременная? — нахмурилась молоденькая врач. — Ну, это ничего. В понедельник пойдешь в соседнее здание, знаешь, где гинекология? Там сделаешь аборт быстренько, и — к нам. И тогда уже спокойно будешь лечиться, а то тебе непонятно сейчас, что можно. А за ребенка не волнуйся — гриппом болела, все равно урод будет. В следующий раз поаккуратнее будь. Операции тоже не бойся — по направлению нашему, под общим наркозом сделают.

Вечером пришел муж. Я вышла к нему со страшной головной болью, подбитым глазом (ко всему прочему, во время откачки, видимо, у меня затронули какой-то нерв в носу или сосуд, не знаю) и зареванная, передала слова врача. О, как мне хотелось, чтобы он сказал твердо: «нет!». Но он, как и я, как и та врач, был всего лишь сыном своего времени. И в Бога верил не больше моего. Поэтому он только поник головой и сказал, что — раз надо, то… Но, может, все-таки как-нибудь?..

Я тоже надеялась на это «все-таки как-нибудь». Надеялась до утра понедельника. Спать эти три ночи я не могла: дико болела голова (а лекарство мне сестры давать боялись), но сильнее головы болело сердце. Палата разделилась на два лагеря. Одни жалели меня и ругали врачей. Другие уговаривали, что — ничего страшного, молодая, люди по десять абортов делают и нормально живут. А я плакала. И боялась. Стыдно вспомнить, конечно. Но переживала я больше не из-за того ребенка, которому предстояло погибнуть. А — от страха, что больше у меня не будет детей. Ну, и вообще… Хотя слова врачихи о том, что непременно теперь родится урод, и прочие «веские» аргументы вкупе с моим робким и мнительным характером делали аборт делом уже фактически решенным. И слезы были лишь оплакиванием своей горькой судьбы. В слабенькой надежде на «все-таки как-нибудь».

В понедельник утром мне дали таблетку анальгина, и голова прошла. Потом меня вызвали к врачу. Вместо давешней девушки меня встретила пожилая зав. отделением. Лицо у нее было доброе, весь вид какой-то «опытный», а голос — самый, что ни на есть «докторский», успокаивающий и вселяющий все мыслимые и немыслимые надежды. Она посмотрела на мою опухшую от слез физиономию с огромным синяком во всю щеку и покачала головой:

— Ну и мамашки пошли… Чего ж ты ревешь-то? Мало ли кто что сказал? Не бойся — и нос вылечим, и ребенка родим. А к врачу все же иди — надо от него справку для нас.

Еще не веря своим ушам, я поплелась за медсестрой в соседний корпус. Гинекологом оказался здоровенный дядька. Глаза его под сильными очками имели какое-то странное выражение. Написав в «истории» все, что положено, он молча вручил ее мне. Можно было уходить. Но я все-таки решила спросить, специалист же:

— А скажите… Это действительно лучше было бы сделать сейчас аборт? Мне сказали, что грипп…

Он пожал плечами:
— Это уж как сами решите.
— Но…

И тут он взглянул на меня своими странными глазами, и от этого взгляда и последующих слов мне стало как-то жутко и холодно:
— А зачем он тебе нужен-то? Этот ребенок? Ведь тебе всего двадцать. Студентка. В общаге живешь, небось?

Я не нашлась, что на это ответить, пробормотала нечто невнятное и поспешила ретироваться. Из отделения я уходила, почти бежала. На попадавшихся навстречу женщин старалась не смотреть. «Абортницы», — с презрением говорила моя мама. Неверующая, но ярая противница абортов. Я не чувствовала презрения. Но со своим животом казалась себе дочкой Рокфеллера, невесть как оказавшейся в нищем квартале. Мне хотелось обеими руками прикрыть его, как сказочное сокровище, которое в любую минуту могут захотеть отнять в этом страшном доме скорби. Сейчас мне немного смешно и стыдно даже за такие мысли — ведь не только с абортами там лежат… Но тогда мне казалось, что любая медсестра смотрит на меня с подозрением, как на беглянку, и вот-вот схватит за руку и потащит в один из тех жутких кабинетов, разберутся потом, да будет поздно.

Глядя на сына, я иногда вспоминаю те дни. И тело пробирает нехорошая дрожь. Ведь это ЕГО жизнь висела на волоске! Его, моего родного сыночка, вот этого именно десятилетнего мальчика, вредного, невоспитанного, получающего тройки по математике и русскому языку, спорящего с бабушкой и выклянчивающего деньги на пепси-колу. Который не знает, кем ему стать — поваром, музыкантом или спецназовцем, боится служить в армии, сочиняет сказки, молится Богу и мечтает о коллекции фильмов «про Джеки Чена». Это о ЕГО ЖИЗНИ шла речь в те страшные дни! А вовсе не о бессмысленном бытии какого-то неведомого, бесчувственного и безличного эмбриона, бесформенного комочка живых клеток, неотличимого от зародыша рыбы или кролика. Но ведь если бы тот эмбрион, который все равно, что рыба или кролик, уничтожили тогда, то — кто бы сейчас пересказывал мне фильм, жаловался на несправедливость «англичанки», читал новый сочиненный стишок? Да, конечно, возможно, это был бы кто-то… С тем же именем, фамилией и отчеством, только помладше на год-другой. Только — с иным характером. Иной внешностью. Иной душой. Словом, это был бы всего лишь другой ребенок, младший братишка моего Сережи. А Сережи — такого, какой он есть сейчас — не было бы. Никогда. Он умер бы. Не от болезни или несчастного случая, нет. Он был бы — убит. Ради того только, чтобы его мама могла не просто вылечить — а без особых хлопот вылечить… насморк. И это был бы не рыба, не кролик. А — мой сын. Каждый чих которого сейчас заставляет эту самую маму вздрагивать и хвататься за градусник.

Слава Тебе, Господи, что сохранил тогда ему жизнь!

И еще — слава Тебе, Боже, за то, что десять лет назад в России не было закона об эвтаназии. Его и сейчас пока нет. Что радует. Почему? Рассказываю дальше.

Спустя год после рождения сына, замечательно красивого и здорового мальчика, я сидела в кабинете врача-ревматолога и с ужасом слушала о своей будущей жизни. Ничего утешительно впереди меня не ждало. Дикие боли в суставах рук и ног оказались вовсе не преходящим недомоганием, следствием недостатка витаминов или переизбытка «шлаков». «Ревматоидный артрит» называлась эта штука. И лекарства от нее не было. Равно, как и упования, что когда-нибудь «пройдет». Врач не считал нужным щадить меня, вселяя надежды на маловероятное чудо. И честно рассказал, что меня ждет. Сказать, что мне было плохо тогда — значит, ничего не сказать.

Это было жуткое время. Годы, мучительные не столько даже то обострявшейся, то ненадолго отпускавшей болезнью, сколько — тяжелыми мыслями, отчаянием и страхом. Я совершенно серьезно и искренне упрашивала мужа, чтобы поскорее нашел себе другую женщину — пока сын слишком маленький, не заметит подмены. А сама я тогда смогу спокойно исчезнуть из их жизни, и хоть буду страдать от болезни, так — хоть не буду ему обузой. Помню, как боялась выходить на балкон, подходить к окну, просила прятать подальше от меня уксус, спиртное, сильные лекарства. Что меня спасло от последнего шага? Любовь мужа, сознание некоторой все же ответственности за ребенка и, возможно, банальная трусость. Казалось, что даже если я спрыгну с девятого этажа, то все равно насмерть не разобьюсь, и последствия будут невообразимо хуже. Потом прибавился страх за то, что и после такой смерти не будет покоя. Это уже внушили оккультисты, Лазарев, за что ему и спасибо — держало меня это все-таки сильно.

Потом я уверовала по-настоящему, приняла православие и обрела желанный покой. Перестала бояться будущего, мучить себя и других. Освободились силы души для жизни и — любви.

А если…

А если бы эвтаназия была принята? Если бы — была принята давно, лет 50-70 назад? Ведь больше, как оказывается, и не надо, чтобы люди привыкли к тому, что это — нормально и даже хорошо (аборты тому — пример и доказательство).

Стала бы я раздумывать хоть — не говорю год — день, неделю, месяц?! Стали бы десятки врачей искать средства хоть как-то облегчить, приостановить мою болезнь, развивавшуюся до обидного слишком быстро и неуклонно, почти без остановок? Стали бы родные, друзья, близкие, просто знакомые изо всех сил помогать мне жить, как делают они это теперь, и благодаря чему мое существование вовсе нельзя назвать сколько-нибудь жалким?

Страшно и нехорошо так думать про людей? Но — перечитаем предыдущую историю. Да, там я плакала. Плакала — о себе, не о ребенке, в этом я признаюсь. Потому что тоже была дочерью своего времени и, несмотря на мамино неприятие абортов, имела «широкие взгляды». И я не виню ни тех врачей, ни мужа, ни соседок по палате, ни подругу, со слов которой начала этот рассказ. То, что казалось диким и невозможным сто лет назад ныне воспринимается как «одно из величайших достижений гуманности человечества». И как тогда, не желая ломать голову поисками средств лечения от риносинусита беременной женщины, врач запросто предлагала избавиться от столь досадной и незначительной помехи, как ребенок, как тогда муж только грустно качал головой, как другой врач недоуменно жал плечами, мол — зачем тебе эти хлопоты? — так и в случае столь неприятной болезни вместо стольких хлопот, возни и все ухудшающегося состояния не проще ли было бы выбрать самый легкий и удобный, привычный (в тех предполагаемых, вовсе не невероятных, увы, условиях) путь? Ведь — масса людей прекращает жизнь таким образом, и ничего, живут… Кто? Ну, их родственники, близкие. Другие люди. А дети — они уже не дети самоубийц. «Мама заболела и сделала эвтаназию» так будут говорить подросшему сиротке. Это куда более достойно и красиво, чем «мама повесилась» или «спрыгнула с балкона».

Но такого пока, к счастью, нет. И у моего сына есть мама. Пусть она почти все время проводит теперь, сидя на кровати, но когда в книжке или в кино вдруг у маленького героя умирает мама, мой мальчик начинает беспокоиться и обязательно скажет: «слава Богу, у меня мама есть». И у мужа моего есть жена. Которая уже не только кофе в постель не принесет, но и одеяло на нос без помощи не натянет. И тем не менее, он почему-то до сих пор так и не собрался обзавестись кем-нибудь другим. Да и у меня самой есть надежда после «кончины христианской, мирной» попасть куда-нибудь в более светлое местечко, нежели в то, которое ждет любителей свободных полетов с высоких этажей. По крайней мере, можно надеяться на отпевание и поминание у Престола Божьего в храме.

Словом, постояла я и на пороге абортария и — кабинета, где производят ту самую эвтаназию. Господь удержал меня от того, чтобы перешагнуть обе эти черты. Я не перестаю благодарить Его за эту милость.

Хотя, может быть, я не права, и гораздо гуманнее и милосерднее было бы позволить и то и то. Но это уж — пусть читатель судит

Светлана Дьяконова

http://www.pravoslavie.ru/smi/48324.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72415

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #46 : 04 Июня 2013, 16:08:19 »

«Остановим детоубийство!»

Представляем видеозапись выступления Сергея Чеснокова на митинге «Россия за жизнь»



Митинг под лозунгом «Россия за жизнь» прошел в субботу в Новопушкинском сквере столицы. Православные организации и общественные объединения приурочили акцию ко Дню защиты детей. Активисты выступают против пропаганды гомосексуализма и навязывания россиянам чуждого образа жизни. По словам выступавших, нельзя допустить девальвации общечеловеческих ценностей и разрушения института семьи. Участники митинга потребовали законодательно признать за человеком права на жизнь с момента зачатия и, как следствие, запретить аборты.

На митинге выступили: Сергей Чесноков, президент Международного фестиваля социальных технологий в защиту семейных ценностей «За жизнь»; Алексей Живов, представитель общественного движения «Русская Демография»; Дмитрий Цорионов, лидер православного движения «Божья воля»; актер и тележурналист Борис Корчевников; а также многодетная мама - Оксана Жук - певица и музыкант.

Предлагаем вниманию читателей «Русской народной линии» видеозапись выступления Сергея Чеснокова.

См.видео по нижеприведённой ссылке:

http://www.youtube.com/watch?v=92-N6uOk2T0&feature=player_embedded#t=0s

http://ruskline.ru/news_rl/2013/06/4/ostanovim_detoubijstvo/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72415

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #47 : 10 Июля 2013, 09:22:15 »

«Мы должны не молчать относительно вопроса о присутствии абортов в нашем обществе»

Протоиерей Всеволод Чаплин и протоиерей Димитрий Смирнов выступили на фестивале «За жизнь-2013» и поддержали борцов с абортами



«Мы должны не молчать относительно вопроса о присутствии абортов в нашем обществе и позиции людей, которые считают, что аборты - это нечто нормальное, что это нечто приемлемое и с точки зрения нравственности, и с точки зрения права», - сказал глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, выступая на международном фестивале в защиту семейных ценностей «За жизнь - 2013» в Москве, сообщает Интерфакс-Религия.

Как отметил он, православные верующие призваны напоминать, что Священное Писание однозначно утверждает право человека на жизнь с момента зачатия.

Священник констатировал, что сегодня некоторые люди в связи с темой защиты детей и отношения к абортам пытаются убедить Церковь в том, что «ей не нужно слишком беспокоить сытую и беспроблемную жизнь окружающего мира», что ей нужно исходить из общественного мнения, «а не из того, что нам говорят Господь и Евангелие, что говорит наша церковная традиция».

«Мы можем и должны говорить о том, что закон, который расходится с Божьей правдой, является беззаконием. И если убийство уже во многом сформировавшегося, живущего собственной жизнью человеческого существа кем-то считается правильным и законным, то с точки зрения Божьей правды это не так. Признаем, и не нужно бояться об этом свидетельствовать, что за аборты посылаются скорби, болезни - не только физические, но и духовные, посылаются и человеку, и народу», - подчеркнул отец Всеволод.

В свою очередь первый заместитель председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи и материнства протоиерей Дмитрий Смирнов отметил, что когда у людей нет права на жизнь, «то все эти права и растений, и животных, и насекомых, меньшинств и малых народов, растворяются в отсутствии права на жизнь у младенцев и становятся просто демагогией».

«В стране, где убивают детей, это есть демагогия и больше ничего», - заявил он.

«Как христианство всегда противостоит этому миру, так и мы противостоим этой самоубийственной войне. Но это война не «против», а «за». Это война не против жизни, а за нее», - добавил священник.

Напомним, что вчера в Москве в гостинице «Салют» состоялось торжественное открытие IV Международного фестиваля социальных технологий в защиту семейных ценностей «За жизнь», приуроченное к празднованию Дня семьи, любви и верности. Фестиваль является крупнейшим событием в России в области защиты жизни детей до рождения и укрепления института семьи. Многочисленные делегаты из разных уголков России, Украины, Белоруссии, стран ближнего и дальнего зарубежья собрались на форуме, чтобы представить свои инициативы, направленные на решение проблем в сфере демографии.

http://ruskline.ru/news_rl/2013/07/09/my_dolzhny_ne_molchat_otnositelno_voprosa_o_prisutstvii_abortov_v_nashem_obwestve/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72415

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #48 : 04 Сентября 2013, 08:58:28 »

Евгений  Алтухов, Русская народная линия

Смерть на 12-й неделе

Исповедь убийцы



В детстве я рос добрым и послушным мальчиком. Родители учили очень бережно относиться ко всему живому и стараться не причинять никому боль - ведь все живые существа боль чувствуют также, как и люди. Даже к деревьям надо было относиться бережно, ведь деревья живые, и, ломая ветки, мы причиняем дереву боль, только эту боль мы не можем увидеть. Про деревья мне было не совсем понятно, но я верил родителям, ведь они знают лучше.

До 10 лет мы жили у реки, и все соседские мальчишки с раннего детства имели, хоть и примитивные, но рыболовные снасти. Имел их и я, наверное, уже лет с семи.

Ловить рыбу было очень интересно - это настоящее мужское занятие, а все мальчишки тогда старались быть только настоящими мужчинами - наши отцы были Победителями, были Героями Великой Отечественной войны, и нам хотелось походить на них. Но одно обстоятельство очень печалило детскую душу - пойманные живые рыбки должны были умирать. Иногда их было так жалко, что я выпускал их на волю, но чаще всего я нанизывал их на снизку, чтобы они во время ловли еще поплавали в воде.

А потом они «засыпали»...

Я очень старался вовремя подсечь клюющую рыбку, чтобы она не успела заглотить крючок, и мне бы не пришлось добывать крючок уже из рыбьих внутренностей. Но иногда я не успевал, и рыбка глотала наживку вместе с крючком.

Это было ужасно - вытягивать крючок вместе с внутренностями страдающей рыбы. После этого я долго не мог прийти в себя и, чаще всего, уходил домой.

Я никогда не ловил лягушек и не мучил их, как делали это некоторые злые мальчишки, я никогда не издевался над кошками и собаками. Я всегда знал - живое существо также страдает от боли, как и мы, и всегда жалел любую живность.

Время от времени во дворе нашего большого коммунального дома рубили головы курам. Из несчастных хлестала кровь, а иногда, убивающие их дураки выпускали свою уже безголовую жертву и она еще некоторое время бежала...

Ощущение было такое, что это мне вот сейчас отрубили голову - было больно и страшно в свои 6 - 7 лет видеть муки убиваемого живого существа.

Но самую большую жестокость я увидел в своей семье. Конец 1950-х годов - время не очень сытное для нашей семьи - мы имели только учительскую зарплату отца да всегда минимальную зарплату мамы, и отец - сын выходцев с Украины, чтобы прокормить семью, время от времени заводил какую-нибудь живность.

И вот однажды они с мамой принесли с базара двух замечательных беленьких кроликов. Они были такие ласковые, такие пушистые, что я сразу искренне полюбил их. Им дали какие- то имена, которых я сейчас уже и не помню. А мне дали задание обеспечивать этих замечательных кроликов травой, и я каждый день после школы, взяв с собой мешок, уходил на пустыри за огородами добывать траву. Это было тяжелое занятие - рвать траву руками, да еще и не всякую траву: кролики были привередливыми.

Кролики были мне, как братья - я с ними играл, разговаривал с ними.

Но вот однажды родители сказали, что кролики уже достаточно выросли и их пора забить.

Как? Почему??? Они же братья!!!

Но кто у нас слушает малышей!?

Впервые за долгое время я не пошел за травой...

А потом был ужин.

И родители, и бабушка стали оживленно доставать из кастрюли сваренные части тех самых моих «братьев» и притворно нахваливать варево.

Я был просто убит таким страшным предательством - мои родители заботились о кроликах только потому, что потом собирались их съесть! Как будто нельзя было, как обычно, поесть картошки с огурцом или с капустой.

В тот вечер я не притронулся к пище...

Прошло уже более 50 лет. Но та детская доброта и та детская отзывчивость живет во мне и сейчас - я стараюсь не причинять зла никаким букашкам, червякам, жабам, ящерицам...

В последние годы на нашем садоводческом участке развелось огромное количество улиток, которые пожирают буквально все молодые побеги. Особенно достается малине. Жена собирает их и бросает в соляной раствор, где они и погибают. А мне их жалко - хоть очень и противная, а тварь Божия - я их только щелчком смахиваю со стебля, хотя знаю, что через несколько минут они будут уже на других стеблях.

Так я и жил, считая себя довольно добрым и отзывчивым человеком.

Время от времени на глаза попадались статьи про аборты, но эта тема меня как-то не трогала. Я знал, что делать аборты не очень хорошо, а для здоровья женщины вообще опасно, но мера эта вынужденная и без этого в современной жизни обойтись трудно. Понимая умом, что делают операцию по удалению хоть и живого, но все еще крохотного эмбриона, я полагал, что этот эмбрион своим физическим состоянием еще мало чем отличается от семенной жидкости, которая наполняет контрацептив и потом выбрасывается - ведь сперматозоиды тоже живые.

В нашей семейной жизни моя жена дважды делала аборт - оба раза мы считали, что еще не время для рождения второго ребенка, беременность в то время казалась нам нежелательной.

После того, как в 1992 году надо мной совершили Таинство Крещения, я начал еще неумело искать и находить в своей жизни нехорошие поступки. Я знал, что Крещение снимает грехи всей прежней жизни, но все-таки считал, что в отношении меня это несправедливо. Ведь люди, крещенные в детстве, но пришедшие в церковь только со мной, должны исповедовать грехи с 7-летнего возраста, а я всю жизнь грешил, и мне ни за что ни про что все и простили, хотя я и не каялся. Совесть требовала исповеди, и я несколько раз исповедовал грехи с 7-летнего возраста, не рассказывая батюшке о своем позднем Крещении.

Конечно же, я рассказал и об абортах, считая, что это, в первую очередь, мой грех.

На удивление, батюшка с моим мнением не согласился, сказав нечто вроде того: «Это женское дело, не лезь ты в их проблемы».

Так я и жил последние 20 лет, считая себя церковным и довольно-таки праведным человеком.

Но вот в июле этого года на сайте «Русской народной линии» мне попалась на глаза статья о том, как наша молодежь протестует против абортов.

Статью предваряла жуткая фотография или рисунок: на ладони в резиновой медицинской перчатке лежал маленький окровавленный мертвый человечек.

Он лежал на боку. У него были ножки и ручки, на голове пробивались черные волосики, даже детородные органы и те были сформированы. Он был совсем, как мы. Только очень маленький. И он был мертв.

Оказывается, те давние представления об удалении некого эмбриона были ложны! Удаляется и убивается живой человечек, твой ребенок! Он еще очень маленький, но он уже человечек и он уже живой!

Эта мысль меня потрясла: «Я убивал своих живых детей! Убивал их, не дав им даже возможности родиться и креститься! Ведь они же попали в ад! Я не дал им ни одного шанса на спасение для Жизни Вечной!»

Недавно одна знакомая-иконописец прислала мне фотографию своей новой иконы, на ней - младенцы, убиенные Иродом. Но мне их совершенно не жалко - они пострадали Христа ради, ради Его спасения и теперь пребывают в Царствии Небесном. Но мои-то дети в аду! И в аду только из-за меня, из-за моей похоти и нежелания за эту похоть хоть как-то отвечать!

Только сейчас я это понял, только сейчас я искренне раскаялся, а не так, как тогда, когда просто перечислял свои нехорошие дела.

Это же было самое настоящее убийство!

Ответственность за убийство в современном Уголовном Кодексе России описывает 105-я статья.

Ко мне относится ее 2-я часть: «Убийство двух или более лиц».

Такое деяние наказывается лишением свободы сроком от 8 до 20 лет или пожизненным заключением, или смертной казнью.

Отягчающими обстоятельствами в моем случае является: убийство группой лиц (еще, как минимум, один хирург), по предварительному сговору и убийство человека, находящегося в заведомо известном беспомощном состоянии.

Значит, даже по нашим несовершенным и либеральным законам мне полагается уже здесь, на земле, смертная казнь! А что же по совершенному и праведному Закону Божьему? - Казнь вечная!

Может быть, скажете, как тот батюшка: «Это дело женское?»

Как раз-то и нет!

Может быть, и есть какие-то оголтелые особы, которые сами решают убивать своих детей, но обычная женщина всегда сомневается, всегда боится - ей будет больно и не полезно, ей страшно, она боится принять решение одна, она обращается к мужчине.

А мужчина? - Стыдливо отводит глаза и лепечет что-то о несвоевременной беременности.

Ведь, если бы я тогда твердо или, хотя бы, полутвердо сказал: «Убивать не будем, будем рожать», - мои дети были бы сейчас живы, и не оборвалась бы ниточка в будущее, и сохранилась бы возможность рождаться все новым и новым поколениям моих потомков.

Но я не сказал тогда этих мужских слов.

Интернет сообщает, что аборт бывает ранний - до 12 недель и поздний - до 22 недель.

Ранний аборт делается по желанию женщины, а поздний - по решению комиссии.

В 12 недель человек уже почти полностью сформировался: он величиной с большой палец руки, у него непропорционально большая голова, т.к. уже сформирован мозг, у него сформированы внутренние органы, у него работает мочевыделительная система, крохотный язычок распознает вкус, а на пальчиках уже есть рисунок, он шевелит ручками и ножками, он может оттолкнуться от стенки маминой утробы, он может вложить пальчик в рот, он пьет жидкость маминой утробы, он открывает и закрывает ротик, половые органы мальчика и девочки уже различаются - он живой!

И этот мальчик-с-пальчик или девочка-с-пальчик чувствует приближение орудия смерти - резко повышается кровяное давление, судорожно шевелятся ручки и ножки, ротик беззвучно открывается и закрывается, желая закричать: «Не убивайте меня! Дайте мне родиться! Я хочу жить, как и вы!!!»
 

Какой родитель, зная о таком чудесном ребенке, сможет убить его?


Вот так выглядит малыш в 12 недель в материнской утробе

Длина от темени до крестца - около 61 мм, вес - около 9-13 гр.
 

По статистике около 90% женщин делают аборт при сроке беременности в 12 недель.

Не так давно СМИ сообщили о том, что некая мама, обидевшись на некого папу, вывела двоих своих детей, по-моему, 3-х и 6-ти лет и поочередно выбросила их с балкона высокого этажа. И приводились предсмертные слова старшего мальчика: «Мама, не выбрасывай меня! Мама, не выбрасывай меня!!!»

Потом маму даже судить не стали, ее поместили в психиатрическую больницу, потому что диагноз был очевиден.

Но мы-то, убивая своих детей на абортах, считаемся не только нормальными, но даже и современными, и прогрессивными - как же, ведь мы правильно планируем семью!

Прошлым воскресением я искренне каялся в своих убийствах, но облегчение ко мне не пришло.

Я начинаю завидовать уголовным преступникам - они могут пойти в полицию и заявить о содеянном, по суду получить справедливый срок, отсидеть, а потом уже могут спокойно жить - они сами пожелали наказание и сами его исполнили.

А куда мне сдаться? - Даже в сумасшедший дом не возьмут - в нашем совершенно сумасшедшем мире я считаюсь совершенно нормальным.

Но мне видится, как убиваемые по моему решению мои дети, беззвучно открывая ротики, пытаются кричать: «Мама, папа, не убивайте меня! Я буду заботиться о вас! Дайте мне родиться! По-жа-луй-ста!!!»

Я думаю, что если бы мне сейчас предложили страшную смертную казнь в обмен на жизнь моих убитых детей, я бы согласился.

Мы живем в совершенном и справедливом мире, и Господь вразумляет нас через страдания наших близких.

И задавая сейчас себе вопрос: «За что так тяжко страдает мой чудесный сын?» - я отвечаю: «За страшные родительские грехи убийства его братьев и сестер».

Неделю назад мне позвонила знакомая из маленького городка Ивановской области и сообщила, что у них произошло страшное, ни чем не объяснимое убийство - в хорошей и благополучной семье была зверски убита женщина-гинеколог, убита своим сыном, который характеризуется с самой хорошей стороны.

Убийца мучил свою жертву - она была растерзана.

Теперь я знаю, почему это - не надо убивать детей, тем более в материнской утробе.

В последнее время во мне стали часто звучать слова М.Ю.Лермонтова, которые запомнились еще со школы. Я заменяю только одно слово и отношу их к себе:

«Но есть и Божий Суд, наперсники разврата!

Есть Страшный Суд: он ждет!

Он не доступен звону злата

И мысли, и дела он знает наперед!
 

Тогда напрасно вы прибегнете к злословью,

Оно вам не поможет вновь.

И вы не смоете всей вашей черной кровью

Младенца праведную кровь!»

http://ruskline.ru/analitika/2013/09/04/smert_na_12j_nedele/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72415

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #49 : 12 Октября 2013, 18:41:40 »

Кровавое жертвоприношение новейшего времени

В России не прекращается массовое убийство нерождённых детей …

Оно нивелирует ценность человеческой жизни и делает человеческое тело товаром.


Наша земля покрыта телами детей. Ещё нерождённых, но уже живших. Теперь уже неживых.



В октябре нынешнего года Омск потрясло известие о том, что в горах мусора на свалке птицы расклёвывают целлофановые пакеты, а собаки растаскивают по кусочкам свою ужасную добычу - трупики нерождённых детишек. На пакетах стоит надпись - «для сбора и утилизации отходов медицинского назначения».

Человеческая жизнь как медицинские отходы

«Отходы медицинского назначения» - так теперь именуются младенцы.

На свалке таких младенцев - горы. Хотя эти горы периодически поджигали, они не уменьшались, потому что никак не прекращался происходящий где-то процесс. Процесс убийства детей.

Через несколько недель пришло известие о том, что в подмосковной Балашихе в мусорном контейнере найдены тела пяти нерождённых младенцев, в возрасте 6-7 месяцев внутриутробной жизни. Опять в целлофановых пакетах, каждое тельце - отдельно. В те же сроки в соседнем районе в таком же контейнере был найден ещё один нерождённый малыш.

В декабре 2012 г. в Москве на улице Анненской в Марьиной роще в мусорном баке обнаружили шесть трупов младенцев на сроке беременности от четырех до семи месяцев, завернутых в черный целлофановый пакет.

По мнению экспертов, это - следы деятельности подпольных абортариев. Но и легальные абортарии трудятся на славу - чего только стоят «дисконтные карты постоянного клиента» и «рождественские скидки», которые предлагает своим клиентам московский абортарий «Медхэлп»!



В июле 2012 г. в Свердловской области, в лесу неподалеку от городка Невьянска, обнаружены четыре пластиковых бочки с 250 «человеческими эмбрионами», обработанными формальдегидом и помеченными бирками. При падении в овраг с бочек соскочили крышки, и часть их страшного содержимого оказалась на земле. Следствие установило, что бочки вывезли из Уральской государственной медицинской академии, и делали это регулярно, например, выгрузили в мае в лесу десять таких бочек.

По делу «Невьянских младенцев» уголовное дело было возбуждено по ст.254 УК РФ («Порча земли») по факту нарушения утилизации медицинских отходов (воздействие на почву формальдегида, которым были обработаны трупы нерождённых младенцев). И всё.

В нашем законодательстве нет статьи об ответственности за убийство того, кто ещё не родился, ведь Россия первой в мире легализовала аборты, и убедила всех, что ребёнок до рождения - не человек, а просто кусок плоти, «эмбрион». Именно так называют нерождённых детей СМИ, когда пишут об этих жутких случаях, и так описывают картину следователи.



Отчего-то у собаки до рождения - щенки, у кошки - котята, а у человека - эмбрион. Что-то вроде амёбы или инфузории туфельки. Можно класть в пакеты, можно в бочки, можно утилизировать в канализацию, а можно и пустить на лекарства.

Адская смесь

Идея делать лекарства из убитых посредством аборта детей принадлежит академику РАМН, директору ФГУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени В.И. Кулакова», профессору Г.Т. Сухих, активно сотрудничающему с Американским агентством по развитию USAID.


 

Назвал он своё изобретение так: «Способ приготовления клеточного трансплантата из фетальных тканей» (патент 2160112 от 2000 г.) http://ru-patent.info/21/60-64/2160112.html А сам способ называется «фетальная терапия».

«Фетальный» - это эмбриональный (лат. fetus - отпрыск, зародыш), то есть лекарство делается из эмбрионов, для которых в патенте есть новое название: «Для приготовления трансплантата необходимы абортивные плоды 17-21 недели внутриутробного развития весом 150-450 г. (...) Плод тщательно обрабатывают раствором детергента и отмывают дистиллированной водой. Пуповину отделяют. Затем забирают следующие органы...».

Остальное самые крепкие смогут прочитать в тексте патента самостоятельно, но даже и им успокоительные и сердечные капли лучше всё-таки держать где-то поблизости.

Лекарства из убитых младенцев идут для лечения «всего на свете», для омоложения стареющих миллионеров, а также для «увеличения потенции и либидо».

Для того, чтобы такие «лекарства» активно изготавливать и не прерывать этот процесс (а иначе какой же это бизнес?), нужно постоянно поставлять сырьё, то есть убивать младенцев в возрасте 17-21 недели внутриутробного развития. И убивать немало.

В многочисленных Центрах репродукции и планирования семьи по всей стране в строго обязательном порядке идёт фронтальное УЗИ-обследование всех беременных женщин, у которых, по странному совпадению, в сроке 4-5 месяцев, обнаруживают у ребёнка «несовместимые с жизнью пороки» или «болезнь Дауна».

Таким мамам настоятельно рекомендуют прервать беременность - то есть с помощью лекарств родить малыша прежде срока, ну а всё остальное врачи берут на себя. При этом, правда, отчего-то у тех мам, которые проявляют мужество и не соглашаются на это закамуфлированное убийство, рождаются здоровые дети.

Почему же мы не видим истиной картины? Не видим реальности? По праву тех, кому повезло родиться, мы не даём родиться другим - тем, кто хочет это сделать, но пока совсем не может за себя постоять. Гордо считаем их лишними, больными, некачественными. Именуем «человеческими эмбрионами», «отходами медицинского назначения», «абортивными плодами». Убиваем их. Делаем из них мази, кремы, лекарства.

Да когда же мы очнёмся - мы ведь эти «лекарства» из людей делаем! Из убитых нами людей. Из детишек, которые в ужасе метались по маминому чреву, пытаясь спрятаться от безжалостных инструментов абортмахера.

А отходы этой сатанинской артели мы даже не удосуживаемся как-то прикрыть землёй, просто выбрасываем на свалку или в лес - чего стесняться?

Не всё ли равно, когда убивать?

Одни убивают детей в абортариях, другие их перерабатывают на лекарства. Безотходное производство. Взаимосвязанный бизнес. А государство из своего тощего бюджета, в котором уже не осталось денег на пенсии старикам, оплачивает убийственный конвейер.

Наше повреждение зашло так далеко, что шансов излечиться остаётся всё меньше и меньше. И если мы не свернём с этого пути, то надо начинать привыкать к новой идее, которую услужливо выталкивает из преисподней когтистая лапа. Идея называется «постнатальный аборт», право на убийство новорожденного, если он оказался инвалидом, или по любой иной причине, даже просто по желанию родителей.

В статье Альберто Джиубилини и Франчески Минервы в журнале «Медицинская этика» (Journal of Medical Ethics, Оксфорд) утверждается, что новорожденный фактически не является личностью и не имеет морального права на жизнь, что моральный статус убитого младенца сравним со статусом эмбриона, и что если существуют аборты как дородовое детоубийство, то почему не может быть детоубийства послеродового? http://russview.ru/read/847-postnatalny-abort.html

Неужели всё-таки мутация?

Так что же всё-таки с нами стряслось? Как же такое произошло? Неужели нам только кажется, что мы люди, а на самом деле мы уже давно - безобразные мутанты, отбраковка вида, тупиковая ветвь цивилизации?

Человеческая жизнь начинается с момента зачатия, и нам нужно срочно это вспоминать и заново учить. Вводить это понятие в нашу жизнь.

Пока не поздно, нужно откорректировать законодательство с позиций начала жизни человека, особенно, ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан».

Ввести уголовную ответственность за посягательство на жизнь независимо от факта рождения, в первую очередь - за аборты, инструментальные или лекарственные.

Предусмотреть для переходного этапа ряд законодательных актов, ограничивающих описанные явления и в конечном итоге подвести их под полный и окончательный запрет.

Переписать школьные и вузовские учебники, особенно для медицинских вузов, в которых говорится, что эмбрион на разных сроках развития вовсе не человек, а похож на рыбку, птичку и т.п., что родительство должно быть осознанным, и если зачатый ребёнок пришёлся не ко времени, то рождаться ему не нужно.

Отменить обязательную для студентов-медиков практику в абортариях - эту круговую поруку кровью.

Ввести однозначный и строгий запрет на использование тканей и клеток умерших или погибших людей (в том числе, детей в любом возрасте) для изготовления лекарств и косметических средств.

Примером такого законопроекта может быть разработанный группой юристов (д.ю.н. И.В. Понкин, д.ю.н., проф. М.Н. Кузнецов, юрист А.А. Понкина, юрист М.П. Епанчина) проект Федерального закона «О запрете незаконных оборота и использования останков, органов, тканей и клеток человеческого плода, полученных в результате преждевременного, в том числе искусственного, прерывания беременности, и материалов на основе или с использованием указанных объектов и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».



Наше попустительство убийству нерождённых детей делает нас всех его соучастниками. И - действующими лицами в дьявольской мистерии кровавого жертвоприношения младенцев.

Сейчас Россия встала на путь приоритета нравственных ценностей, и это всем нам дарит надежду. И именно сейчас наступает тот самый момент, когда мы все вместе должны принять решение и защитить тех, кто стучится в нашу жизнь, впустить их, и тем самым начать всеобщее искупление иродовой вины.

Иначе никакого «пути приоритета нравственных ценностей» у нас не получится.

Людмила Аркадьевна Рябиченко, руководитель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество», член Президиума ЦС движения «Народный собор»

http://ruskline.ru/analitika/2013/10/12/krovavoe_zhertvoprinoshenie_novejshego_vremeni/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72415

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #50 : 21 Октября 2013, 20:53:22 »

Самара намерена отказаться от госфинансирования детоубийства

Если женщина решила сделать аборт, платить и нести ответственность за убийство своего ребёнка должна только она, а не государство, считают местные депутаты



Самара может стать первым регионом России, власти которого на официальном уровне готовы отказаться от ужасной практики госфинансирования абортов. По мнению местных депутатов, медицинские работники должны перестать рассматривать беременность как некую болезнь, «лечение» которой осуществляется при помощи оплачиваемой налогоплательщиками хирургической операции по убийству ребёнка в утробе матери, сообщает ИА REGNUM.

Инициатором изменения государственного подхода к финансированию абортов выступил депутат самарской Гордумы Дмитрий Сивиркин, который предложил своим коллегам внести поправки в федеральный закон, предусматривающие исключение из списка медицинский действий аборты без медпоказаний.

«По действующему закону искусственно прервать беременность имеет право каждая женщина, – разъяснил Дмитрий Сивиркин. – Операции по прерыванию беременности сейчас финансируются из средств ОМС, куда перечисляют свои средства страхователи – как физические, так и юридические лица. Существующая редакция закона "Об обязательном медицинском страховании в РФ" не содержит конкретизации условий оказания медицинской помощи при производстве абортов. При этом значительная часть населения нашей страны негативно относится к абортам без медицинских показаний. С точки зрения христианства, ислама, иудаизма искусственный аборт – тягчайший грех детоубийства».

«Я не понимаю, почему верующие люди разных конфессий, считающие аборт смертным грехом, должны оплачивать аборты, внося свои средств в фонды ОМС? – возмутился депутат. – Почему я и другие верующие люди должны платить свои деньги за убийство младенца во чреве матери, который, если бы его не абортировали, мог стать полноценным гражданином России. В этом нет никакой логики. Мы говорим сегодня о демографии. Так вот, плотность населения РФ составляет 8,5 чел на 1 кв км. А в Китае – 140 человек на 1 кв км. Так мы что хотим – всё-таки заселить свою страну своими гражданами или дожидаться того, когда её заселят другие народы? Ведь известно, что свято место пусто не бывает».

По словам Дмитрия Сивиркина, резко против данного законопроекта выступила уполномоченный по правам человека в регионе Ирина Скупова. "Её аргументы сводились к следующему. Если в бедных семьях или матери-одиночки будут рожать детей, то их дальнейшее воспитание может привести к возрастанию расходов госбюджета, – сообщил политик. – В качестве моего ответного аргумента прозвучало, что её логика схожа с логикой фашистов, которые в годы оккупации всячески стимулировали аборты среди местного населения. Об этом, в частности, прямо сказано в директиве Альфреда Розенберга Мартину Борману, данной летом 1942 года. Любопытным является тот факт, что наши правозащитники идеологически всё ближе подходят к функционерам нацисткой Германии – сократить наше население».

В отличие от правозащитников Комитет по здравоохранению Самарской губернской думы уже поддержал законодательную инициативу депутата Дмитрия Сивиркина. Предложение парламентария обязать женщин, решившихся на убийство своего ребёнка без медицинских показаний, оплачивать операцию за свой счёт, нашло полное понимание у коллег.

Согласно статистике, за год в Самарской области совершается 20 тысяч абортов, из них половина – без медицинских показателей, просто из-за нежелания женщины иметь ребёнка. По данным депутата самарской думы Михаила Матвеева, власти тратят на это около 12 млн рублей. «Во многих европейских странах аборты по желанию матери запрещены, – отметил депутат в своём блоге. – В США врач вправе отказаться от участия в аборте по религиозным убеждениям».

22 октября законопроект может быть принят на заседании Самарской губернской думы, а затем направлен в нижний парламент страны, где уже федеральным депутатам предстоит решать его судьбу.

Ранее о необходимости отказаться от государственного финансирования абортов неоднократно говорили Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, глава Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов, председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин и глава Синодального информационного отдела Владимир Легойда.

Русская линия

http://rusk.ru/newsdata.php?idar=63247
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72415

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #51 : 26 Октября 2013, 09:14:57 »

Виталий Милонов: В первую очередь необходимо на законодательном уровне признать, что аборт - это убийство

Петербургский депутат о законопроекте Самарской губернской думы, запрещающем финансирование абортов за счет бюджета



Как сообщалось, Самарская губернская дума поддержала инициативу депутата Дмитрия Сивиркина о запрете финансирования абортов за счет бюджета. «За» высказались 27 депутатов, «против» - 7, воздержались - 11. После положительного решения в губдуме самарский законопроект отправится на рассмотрение в Государственную Думу.

Законопроект прокомментировал в интервью «Русской народной линии» председатель Комитета по законодательству Законодательного собрания Санкт-Петербурга Виталий Милонов:


«Хотелось бы, чтобы депутаты Госдумы пошли бы на этот шаг, но пока мне представляется, что перспектива у этой инициативы не совсем хорошая. Подобного рода предложение я вносил полгода назад в ЗакС Санкт-Петербурга, но большинство депутатов меня не поддержало. Дело в том, что секулярные ценности эгоистического желания жить так, как хочется, всегда более популярны, нежели какие-то вещи, связанные с ответственностью и обязанностью по сохранению чьей-то жизни. На сегодняшний день многие политики предпочитают обманывать людей, сообщая им заведомо ложную информацию, что аборт будто бы не является убийством.

Год назад мы обсуждали вопрос о необходимости внести в конституцию поправку в соответствии не только с христианским мировоззрением, но и с научно доказанным фактом, что жизнь человека начинается с момента зачатия, а не с момента его появления на свет. Но еще тогда петербургские депутаты высказались против, поскольку жить в свое удовольствие, убивать детей, о которых не желаешь заботиться, большинству из них гораздо приятнее.

Поэтому я вижу пока, что большинство политиков России предпочитают быть теми "сильными мира сего", кто избирателей, то есть "малых сих" вводит в искушение. Я лично не хочу быть среди тех, про кого Господь сказал: "кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили в глубине морской" (Мф. 18:6).

Я считаю, что принципиальным политиком может быть лишь тот, кто честно заявит, что аборт - это убийство. Только тогда мы можем развивать все дальнейшие инициативы. Пока этого нет, скоро дойдем до того, что операцию по смене пола тоже можно будет провести за счет обязательного медицинского страхования (ОМС). Вопрос о возможности через суд менять свой пол меня возмущает. На каком основании судебные учреждения, созданные людьми, имеют право изменять природу человека? Они не властны в этом. Можно человека по суду признать кастратом или извращенцем, но через суд признать его мужчиной или женщиной нельзя. Сам механизм по смене пола, действующий в Российской Федерации, аморален и беззаконен».

http://ruskline.ru/news_rl/2013/10/25/vitalij_milonov_v_pervuyu_ochered_neobhodimo_na_zakonodatelnom_urovne_priznat_chto_abort_eto_ubijstvo/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72415

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #52 : 26 Октября 2013, 10:23:23 »

Свежие младенцы, целиком или частями, по сходной цене

Адские фабрики смерти во всём мире ежедневно и безостановочно уничтожают детей

Нерождённые дети, найденные на свалках, заставили общество содрогнуться.

«Не может быть!» - первая реакция нормального человека.

И тут же: «Неужели всё уже погибло?!» - горечь осмысления захлестнувшего нас процесса, имя которому - «расчеловечивание».

Современное общество вступило в фазу регресса. Сильные пожирают слабых. Те, кто уже появился на свет, убивают тех, кто хочет придти после них. «Успевшие первыми» оценивают качество кандидатов на рождение. Отбраковывают «низкосортных». Улучшают породу.

В фашистской Германии это называлось «евгеника».
 

Евгеника по-минздравовски


 

В начале октября на заседании Открытого Правительства, созданного в России в качестве виртуальной площадки, Минздрав одним из первых представил доклад «О выполнении публичной декларации целей и задач». В нём также были озвучены задачи, стоящие перед ведомством до конца 2013 г.

Прозвучали предложения повысить уровень диспансеризации с 2,5 млн. граждан до 23 млн., увеличить количество записей к врачу до 40 миллионов, и, наконец, «снизить число новорожденных с пороками в 2 раза и увеличить выживаемость при потенциально излечимых пороках в 2 раза».

Понять фразу «снизить число новорожденных» трудно. Потому что страшно. Ведь вариантов для решения этой задачи немного. А если точнее - всего один. И называется он убийственно кратко - «аборт».

По информации «Межрегионального общества специалистов доказательной медицины», за прошедшие 10 месяцев 2013 года в России родилось порядка 2 млн. детей; частота рождения детей с пороками сердца довольно стабильна и в среднем составляет 1%, от двух миллионов это получается 20 тысяч. Из них только пять тысяч будут иметь критические пороки и нуждаться в немедленном лечении, а остальные смогут жить без каких-либо неудобств. При этом большинство пороков не являются наследственными, значит, в будущем эти дети станут родителями абсолютно здоровых детей.

Но в рамках выполнения задекларированных Минздравом задач мы должны убить эти 20 тысяч ни в чём неповинных младенцев.

На деньги Фонда ОМС.
 

Евгеника по-депутатски



Вряд ли стоит удивляться таким идеям, если посмотреть на тех, кто определяет лицо высшей законодательной власти в России. Вот, например, депутат Госдумы РФ пятого и шестого созывов, Салия Мурзабаева, член Комитета по охране здоровья, председатель подкомитета по вопросам народосбережения (демографии), охране здоровья женщин и детей, доктор медицинских наук, профессор.

Салия Шарифьяновна - неслучайный человек в комитете, она была на родине организатором здравоохранения и защитила в 2010 г. докторскую диссертацию по теме: «Оптимизация медико-генетической службы республики Башкортостан». http://www.med-gen.ru/ar/ar_MurzabaevaSSh.doc

 Смысл любой докторской диссертации - в предложении научному сообществу новой идеи, метода, концепции; в чём же новизна этого изыскания?

Итак, цитаты.

«Решающая роль в комплексе мероприятий по профилактике и предупреждению НБ принадлежит пренатальной диагностике, позволяющей предотвратить рождение детей с тяжелыми некорригируемыми пороками развития и социально значимыми генными и хромосомными болезнями... Это также позволяет существенно снизить экономические потери общества». http://www.dslib.net/genetika/optimizacija-mediko-geneticheskoj-sluzhby-respubliki-bashkortostan.html

И далее - более 300 страниц «изысканий» с экономическими выкладками, подтверждающими, что рождение больных детей («социально и экономически неперспективных») невыгодно государству.

Под «тяжёлыми некорригируемыми пороками среди прочих автор имеет ввиду фенилкетонурию (ФКУ), которая требует особо жёсткой диеты до достижения ребёнком возраста 5 лет, а затем постепенно смягчается, и к 18 годам ребёнок становится практически здоров.

Но диссертант предлагает «предотвратить рождение» таких детей и приводит множество расчётов (в ценах 2004 г.), подтверждающих экономическую нецелесообразность для государства жизни такого ребёнка (стоимость непроизведенного ВВП из-за неспособности инвалидов к производительному труду - 22 169 485,0 руб., предотвращенные общие потери, связанные с больными-инвалидами - 31 168 189,0 руб.) и выгоду от его убийства (предотвращенные затраты на социальные выплаты детям-инвалидам в течение 16 лет - 5 537 664,0 руб., предотвращенные затраты на социальные выплаты инвалидам в течение 10 лет социально значимой жизни - 3 461 040,0 руб.).

Остаётся только порадоваться, что в 1957 г. наука ещё не шагнула так далеко, и будущего депутата при рождении никто не отбраковал по её же собственной методике.

Кстати, С.Ш. Мурзабаева, заместитель председателя Постоянной Комиссии Межпарламентской Ассамблеи (МПА) СНГ по социальной политике и правам человека, является инициатором принятия законопроекта «Об охране репродуктивного здоровья населения РФ» (того самого, который активно, но безуспешно продвигала Е.Лахова) http://www.worklib.ru/laws/ml01/pages/10000667.php, и ссылается она на решения скандальной Каирской конференции по народонаселению от 1994 г., которая провозгласила своей целью сокращение населения в мире и попыталась впервые ввести понятие разных форм брака. http://ria-ami.ru/news/51602.

Для сведения: «репродуктивные права» - это абсолютизация права женщины на аборт («моё тело - моё дело»), половое просвещение детей, контрацепция, технологии искусственного воспроизводства детей, суррогатное материнство.

Депутат также весьма активно продвигает идею принятия федерального ювенального закона «О профилактике насилия в семье».

http://news.mail.ru/inregions/volgaregion/2/politics/8551404/.

Пугающая разносторонность.
 

Всё - в дело



По следам думского депутата пошёл соискатель кандидатской степени доктор А.В. Берсенёв, предложивший в качестве демонстрации умения работать с научным материалом, результаты своего эксперимента на тему: «Трансплантация клеток эмбриональной печени и стволовых клеток костного мозга для коррекции дислипидемии и ранних стадий атерогенеза». www.dslib.net/transplantologia/transplantacija-kletok-jembrionalnoj-pecheni-i-stvolovyh-kletok-kostnogo-mozga-dlja.html

Во введении он рассказывает о том, что наука уже позволяет использовать эмбриональные клетки поджелудочной железы для лечения сахарного диабета, нервные клетки эмбрионального мозга для лечения болезни Паркинсона, стволовые клетки костного мозга у больных острым инфарктом миокарда и т.п.

Автор же решил обобщить исследования лечения атеросклероза с помощью клеток печени и мозга нерождённых младенцев. В течение 6 месяцев он проводил опыты на двести двадцати двух морских свинках и пришёл к выводу, что из убитых детей можно делать лекарство для лечения этого недуга.

Итак, под убийство младенцев довольно успешно подводят научную базу - это, дескать, поможет вылечить инфаркт, диабет, болезнь Паркинсона, склероз. Наверное, кандидату наук А.В. Берсенёву в качестве темы для следующей, докторской монографии можно было бы взять вопрос использования клеток печени или мозга кандидатов медицинских наук для лечения заболеваний младенцев, и для чистоты эксперимента поставить его на себе - ведь могут быть интересные результаты.

Жаль только, что не услышит наших советов Алексей Вячеславович - проживает и трудится он сейчас в Филадельфии (США), новых изысканий не ведёт, зато входит в редколлегию журнала «Клеточная трансплантология и тканевая инженерия». http://celltranspl.ru/novosti/mneniya/zhurnalu-kletochnaia-transplantologiia-i-tkanevaia-inzheneriia-6-let

Как говорится, главное, правильно выбирать тему: лекарства из русских младенцев - это сейчас востребовано.
 

Прививка трупным ядом
 

При ближайшем рассмотрении выясняется, что и рынки для использования нерождённых младенцев уже весьма развиты.

Во всём мире, включая и Россию, существует масса институтов, подводящих научную базу под людоедское применение «эмбриональных клеток». На их почве взросло псевдонаучное сообщество, которое преисполнено осознанием собственной важности и некоей миссии, что подтверждается твёрдым валютным эквивалентом их усилий.

Для снятия этических преград в данной области используются новые понятия, маскирующие безнравственность самого направления, Так, понятие «стволовые клетки», которое ещё в 1908 году ввёл в обиход петербургский гематолог А. Максимов, ныне включает в себя: эмбриональные клетки (абортивный материал или материал, оставшийся невостребованным после искусственного оплодотворения), фетальные клетки (выделенные из абортивного материала) и собственно стволовые клетки взрослого организма.

Начиная с 70-х гг. XX столетия в мире были созданы так называемые «клеточные линии», которые представляют собой выращенные культуры абортированных клеток, трансформированных аденовирусом 5 ДНК, а их номера свидетельствуют о порядковом номере очередного детского трупика.

В 1961 Леонард Хейфлик, в Институте Вистар (научно-исследовательский центр Университета Пенсильвании), начал работать с клеточными линиями абортированных плодов (WI-я через WI-25), полученных из легких, кожи, мышц, почек, сердца, щитовидной железы, вилочковой железы и печени из 19 отдельных абортов. В 1964 он дает имя WI-38 клеточной линии, полученной из легких девочки 3 месяца беременности: «Этот плод был выбран доктором Свен Гард специально для этой цели. Оба родителя известны, они состоят в браке друг с другом, по-прежнему живы и здоровы, и, по-видимому, живут в Стокгольме. Они сделали аборт, потому что чувствовали, что детей было слишком много. Там не было никаких семейных заболеваний и рака в анамнезе».

Во время эпидемии краснухи 1964 г. в США, когда врачи призвали беременных делать аборты, первые 26 убитых младенцев оказались здоровыми, а из почек, лёгких и кожи 27-го ребёнка с помощью найдённого у него живого возбудителя краснухи на линии WI-38 создали вакцину, которую затем испытали на сиротах в Филадельфии.

За прошедшие 50 лет получены и поддерживаются сотни так называемых «клеточных линий», основанных на абортированных младенцах, ввиду способности молодых клеток к росту, а также в связи с доступностью материала; они также обработаны онковирусами для придания им способности расти вне тела.

Клетки абортированных младенцев служат основой для создания вакцин против ряда инфекций: полиомиелита; кори, свинки, краснухи; кори и краснухи; отдельно краснухи; бешенства; гепатита А; гепатита AB комбо; ветрянки; оспы; лихорадки Эбола; ВИЧ; сепсиса; гриппа.

Последствиями введения в организм наших детей вакцин, взращенных на клетках убитых младенцев, становятся не только лихорадки разного вида, парезы, параличи, но и такой бич нашего времени, как аутизм, причину которого, а значит, и способы лечения, медики до сих пор не знают.

А что мы хотели?
 

Технологии получения материалов для «клеточных линий»
 

Питер Маккалоу, иммунолог из Университета Западной Австралии в своей книге «Плод как донор трансплантации: научные, социальные и этические перспективы» описал некоторые из технологий, которые ранее использовались, чтобы получить эмбриональную ткань мозга.

Например, в Швеции был принято прокалывать плодный пузырь женщины с беременностью 14-16 недель, затем надевать зажим на головку ребенка, и, вытянув её в шейку матки, просверлить отверстие в голове ребенка, а затем специальными машинами высасывать клетки мозга. Там же у здоровых плодов человека от 7 до 21 недель после легального аборта быстро извлекали и взвешивали печень и почки.

В настоящее время на сроке 16-21 недель женщине вводят простагландин и вызывают преждевременные роды. При этом в 50% случаев ребенок рождается живым, но, невзирая на это, врач просто вскрывает живот ребенка без анестезии и вынимает печень и почки.

Также существует метод частичного рождения, когда женщине в родовые пути многократно вводят водоросли ламинарии, наступает отёк и расширение, на третий день ребёнок рождается живым и передаётся врачам для использования - расчленения в живом виде.
 

Картинки из преисподней
 

По словам работницы одной из американских фирм по заготовке тканей из эмбрионов, решившей рассказать правду, но скрывающейся под псевдонимом Келли (это интервью достаточно известно), её работа состояла в поиске «качественного материала» для продаж - глаз, печени, мозга, тимуса (лимфоидной ткани), сердечной крови, пуповинной крови, крови из печени, даже крови из конечностей. Это были дети 16-30 недель беременности, из которых лишь около 2% имели патологию развития.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72415

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #53 : 26 Октября 2013, 10:24:27 »

(Окончание)

Ткани продавали частным подрядчикам, а они в свою очередь - в университеты и исследователям. Это были партии глаз, или 30-40 экземпляров печени, или тимусов. Ввиду высокого спроса грузы отправляли каждую неделю через UPS, FedEx, воздушно-десантные, судоходные компании, а иногда и специальным курьером.

После случая с доставленными к ним двумя живыми близнецами на 24 неделе беременности, когда доктор взял бутылку со стерильной водой и вылил ее в кастрюлю, где были дети, чтобы они утонули, Келли решила, что она больше не хочет в этом участвовать. Но в силу ряда причин продолжала работать и снова видела, как живорожденных младенцев умертвляли водой либо щипцами, ломая им шеи, либо избивая их. Иногда поступивший к ним плод, казалось, был мертв, но когда врач вскрывал грудную полость, сердце еще билось.

Стоимость тканей повышалась, если ребёнок доставлялся им живым, если срок плода был большим. Чем старше - тем лучше, чем более жив - тем лучше.

Нам нельзя успокаивать себя тем, что эти картинки - не из российской реальности: откровения отечественных людоедов ещё впереди, и как знать, не застынет ли тогда у нас кровь в жилах.

«Принесите-ка мне скорей своих детушек - я сегодня их за ужином скушаю»...
 

Это ещё и вкусно?
 

НЕК 293
 

Из учебника биологии каждый школьник вынес знание о том, что человек различает четыре вкуса - кислый, сладкий, горький, солёный. Относительно недавно появилась новация - пятый вкус, «умами», глютамат, или искусственный усилитель вкуса, способный внушить удовольствие от невкусной еды. Он - непременный компонент современных наборов специй.



Биотехнологическая компания Senomyx производит искусственные усилители вкуса на основе клеточной линии НЕК 293 (клетки абортированного младенца, патент США 5681932, цена 1 фл. - 534 евро) и поставляет их крупнейшим производителям продуктов питания: еда тяжеловесов, суп Кэмпбелл, Kraft Foods, PepsiCo, Кока-Кола, Nestlé, Solae, Cadbury Adams ООО.



Про-лайф общественность США с 2011 г. развернула широкомасштабную кампанию против использования абортированных тканей в производстве продуктов питания. Campbell Soup, отреагировала на призывы общественности и разорвала отношения с Senomyx. В январе 2012 г. сенатор Оклахомы Ральф Shortey ввел в своём штате запрет на пищевые продукты, разработанные с использованием абортированного эмбрионального материала, за что был подвергнут массированной атаке СМИ. Во Флориде 12-летний мальчик, который узнал об использовании PepsiCo клеток убитых детей, начал собственную кампанию «Школы для жизни» по удалению изо всех школ их епархии продукции Пепси.



PepsiCo упорствовала, заявляя, что сотрудничество с Senomyx. является необходимым условием для создания низкокалорийных, вкусных продуктов для своих потребителей. Общественность проводила длительный бойкот продукции Пепси-Колы, и в 2013 г. получила известие о том, что та всё-таки разрывает свой 30-миллионный контракт с Senomyx.

Можем ли мы использовать клетки убитых младенцев для того, чтобы сделать вкусной нездоровую пищу? А вдруг это - начало нашей мутации в людоедство?

Не имеет никакого значения, что восьминедельную девочку для создания НЕК 293 разложили на составляющие целых тридцать лет назад. Не имеет значения, что эти клетки в данном случае не идут непосредственно в пищу, но служат для создания вкусовых белков и симуляторов вкуса.

Время не умаляет значение зла, как и не снижает виновности тех, кто сознательно и добровольно использует останки убитых детей для получения прибыли.
 

На что ещё годятся нерождённые младенцы
 

Американская биотехнологическая компания начинает клинические испытания эмбриональных стволовых клеток на людях, которые страдают прогрессивной формой слепоты.

Молодая пара американцев намеревалась зачать ребенка, чтобы сделать аборт в определённом сроке, и отец смог бы использовать почки своего ребенка для трансплантации себе.

Почти вся «фетальная» косметика - животного происхождения с маркировкой: «экстракты Ovar», «Placenta», «Cutis», «Hepar», «Amnion», «Liquor amnii» (амниотическая жидкость), «плацентарные протеины», «протеины фетальной кожи» и т. д.; продукты человеческого происхождения маркируются «Human» или «Fetal». Человеческие эмбрионы могут входить в очищающие лосьоны, «противозудные» кремы, кремы для век, антицеллюлитные кремы, зубные пасты швейцарских, французских, немецких и российских производителей.

Резолюция Совета Европы N 327/88, п. 36 гласит, что коммерческие сделки и эксперименты с эмбрионами запрещаются под страхом судебного расследования. Отчего-то в данном случае не срабатывает наша Конституция в части ст.15 п. 4. о приоритете международного права над национальным.

В Российском научном Центре акушерства, гинекологии и перинатологии под руководством Г. Т. Сухих, основанном в Москве американским бизнесменом Мольнаром, делаются омолаживающие уколы (500-2000 долл. за инъекцию) из органов младенцев, абортированных для этого живыми на поздних месяцах беременности. Таких клиник в нашей стране уже около тридцати.

Развитие фетальной терапии вызвало рост абортов на поздних сроках, причиной которых стали заключения обязательных теперь УЗИ о неизлечимой патологии плода.

По официальным данным у нас делается шесть миллионов абортов в год (в США - 1,6 млн.), полтора процента из них (девяносто тысяч) - на поздних сроках.

Из открытых источников можно узнать, как ещё, достаточно утилитарно, используются нерождённые младенцы в мире. Это - коллаген соединительной ткани, костей и хрящей в составе 12 шампуней и пяти кремов для рук; жир абортированных младенцев в производстве мыла в Англии.

Опыты над нерождёнными младенцами: в Калифорнии шестимесячные эмбрионы были погружены в банки с жидкостью с высоким содержанием кислорода, чтобы определить, смогут ли они дышать через их кожу - младенцы не смогли; было проведено исследование на отрубленных головах 12 детей, рожденных путем кесарева сечения, которые содержались живыми в течение нескольких месяцев; медицинская компания Огайо протестировала мозг и сердца 100 плодов в рамках $ 300 000-ного контракта по исследованию воздействия пестицидов; в Финляндии на грант $ 6,000,000 в эксперименте с печенью младенец вскрывался без обезболивающего, а медик отрицал необходимость анестетика, утверждая, что абортированный ребёнок - только мусор.



И - совсем запредельное: эмбрионы человека и другие органы были заключены в пластик и продавались как пресс-папье; также из тел младенцев изготавливались сумки; в некоторых провинциях Китая абортированные дети считаются деликатесом и доступны в ресторанах только богатым, а плаценту в сушённом виде можно приобрести в обычной аптеке.
 

Финал неминуем
 

Сознанию невозможно вместить всё то, что тайно или явно мы сами же и творим, безотносительно личного участия в этом безумии - перемалываем в мясорубках младенцев, пускаем их на сувениры, выбрасываем в мусор и сжигаем в печах.

Всё это уже было. Из старых фильмов про войну мы знаем, где именно.

В фашистских концлагерях, где нацистские врачи оправдывали свои эксперименты на людях, тем, что всё равно те будут убиты, так уж лучше использовать эти тела, а не просто выбросить их на свалку, они делали абажуры из кожи людей, и устраивали чудовищные опыты на живых людях, точно также без анестезии - всё во имя того, что они называли наукой.

Нюрнбергский процесс поставил точку в этих изысканиях, и наградой нелюдям была верёвка.

Яснее ясного: либо мы всё это прямо сейчас остановим, либо приготовимся к неминуемому ответу.

Финал неизбежен.

Людмила Рябиченко, руководитель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество», член Президиума ЦС движения «Народный собор»

http://ruskline.ru/analitika/2013/10/26/svezhie_mladency_celikom_ili_chastyami_po_shodnoj_cene/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72415

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #54 : 28 Октября 2013, 06:52:51 »

«Аборты как бизнес и рыночный фактор»

Врач и психолог Алексей Фокин об абортах и их тяжких последствиях



Врач и психолог из Санкт-Петербурга Алексей Александрович Фокин побывал на встрече со студентами Свердловского областного медицинского колледжа по теме внутриутробного развития ребенка, контрацепции и права на жизнь.

Напомним, что недавно сын А.А.Фокина - второклассник Федор Фокин написал письмо Президенту России Владимиру Путину с просьбой запретить аборты.

Одна из читательниц «Русской народной линии» сняла видео лекций врача и психолога Фокина, которое и предлагается вниманию наших читателей.

См.видео по нижеприведённым ссылкам (6 частей):

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=TnhUxphtq2Y

http://www.youtube.com/watch?v=rnooYPG7Qt0&feature=player_embedded

http://www.youtube.com/watch?v=F36_TnriFwQ&feature=player_embedded

http://www.youtube.com/watch?v=FBZ57Rpddrk&feature=player_embedded

http://www.youtube.com/watch?v=J306VQpzWjI&feature=player_embedded

http://www.youtube.com/watch?v=7iUYmoJ7GbY&feature=player_embedded

http://ruskline.ru/news_rl/2013/10/26/aborty_kak_biznes_i_rynochnyj_faktor/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72415

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #55 : 28 Октября 2013, 06:59:29 »

Второклассник попросил Владимира Путина запретить аборты

Сергей Чесноков о письме школьника к Президенту России



Текст письма гласит (орфография и пунктуация сохранены):

«Здравствуйте Владимир Владимирович. Я Фокин Федор. Мне 8 лет, я учусь во 2б классе. Я узнал, что есть такие преступления аборты и мой папа против них. Если вы можете объявить запрет абортов по всей стране, то объявите и поймайте и посадите в тюрьму как поймали и расстреляли Чикатило. И за это я буду отчень вам благодарен. Жду вашего ответа. С уважением, Фокин Федор. 25 октября 2013 год».

На наш вопрос, почему он написал это письмо, Федя ответил – больше-то ведь просить некого? «Мы сами не можем запретить тем, кто это делает, совершать это страшное преступление, поэтому я написал письмо Владимиру Владимировичу Путину», - разъяснил второклассник.

Мальчик сказал, что он хочет быть журналистом и поэтому записался в школе на кружок журналистики, так как хочет научиться писать также хорошо, как мама.

Мама Федора Елена Фокина раньше много публиковалась, но с рождением третьего ребенка, публикуется уже реже – заботы по дому отнимают много времени.

Папа – Алексей Фокин, фармацевт, неоднократно выступал с акциями в защиту жизни. На некоторых акциях Федя участвовал вместе с папой, в том числе под флагами движения за запрет абортов. Эта тема неоднократно обсуждалась в семье.

На наш вопрос, не возражают ли родители против публикации письма, Алексей Фокин ответил: «Не возражаем, и Федор тоже не возражает, это вообще его идея, кто бы ни говорил, что мы его подговорили. Ребенку уже 8 лет, и видимо в какой-то момент его просто переполнило».

Будем надеяться, что из Феди действительно вырастет серьезный журналист, если первая тема, которую он решил поднять не какая-нибудь, а проблема защиты жизни детей до рождения.

Интересно, прислушается ли Президент Российской Федерации к своему восьмилетнему земляку?

Сергей Чесноков, президент Международного фестиваля социальных технологий в защиту семейных ценностей «За жизнь»






http://ruskline.ru/news_rl/2013/10/26/vtoroklassnik_poprosil_vladimira_putina_zapretit_aborty/
Записан
Виктор З.Р.
Новичок
*
Сообщений: 6



Просмотр профиля
православный
« Ответ #56 : 16 Ноября 2013, 18:21:52 »

Сейчас в стране путем абортов ежегодно уничтожается несколько миллионов детей.
Мало того, каждый человек оплачивает аборты в стране
из своего кармана (через налоги). Т.е. сам, как-бы неумышленно, является соучастником этого нечистого дела. Сами врачи часто материально заинтересованы в этом деле. И часто сами толкают женщин на этот пагубный шаг, подтасовывая результаты.


Положим конец детоубийству Для тех, кто считает себя патриотом и неравнодушен к будущему своей страны есть возможность проявить себя.
Для этого надо зайти по ссылке на сайт и проголосовать за инициативу
https://www.roi.ru/poll/petition/naselenie_i_migratciya/zapret-abortov-na-territorii-rossii/
Там уже просто сориентироваться. Ваш голос может помочь благому делу.
Помочь может каждый из вас.
Пока Вы думаете, путем абортов идут под нож тысячи невинных детей ежедневно. Голосуй по ссылке выше, если тебе не безразлична судьба России.

P.S. Тому, кто не до конца еще понимает какую демографическую угрозу несут аборты, рекомендуется посмотреть запись беседы Димитрия Смирнова с Главным акушером-гинекологом Национального медико-хирургического центра имени Николая Ивановича Пирогова.
http://www.dimitrysmirnov.ru/blog/cerkov-17831
очень интересно

У нас в стране действуют с успехом законы:
за запрет езды в нетрезвом состоянии
за запрет на воровство
за запрет на ношение оружия
Эти законы действуют запрещая разным идиотам делать то, что им вздумается. Но детям, которые идут под нож путем абортов, этим детям повезло меньше, за них некому вступиться, если мы за них не вступимся им неоткуда ждать помощи.

Просьба, не пишите сюда, не загаживайте тему. Эта тема создана не для того, чтобы здесь что-то обсуждать, а для того, чтобы помочь детям. В данном случае, От вас нужны конкретные действия, а не писанина.
Записан
Виктор З.Р.
Новичок
*
Сообщений: 6



Просмотр профиля
православный
« Ответ #57 : 16 Ноября 2013, 18:26:32 »

Для того, чтобы понять какую опасность несут аборты для матери рекомендуется видео
Диалог под часами. Протоиерей Максим Обухов и протоиерей Димитрий Смирнов
http://www.dimitrysmirnov.ru/blog/cerkov-14854/
Записан
Виктор З.Р.
Новичок
*
Сообщений: 6



Просмотр профиля
православный
« Ответ #58 : 16 Ноября 2013, 18:32:28 »

Статистика по детоубийствам под названием аборт
http://novayrus.ru/?p=1117
http://rus-demografia.ru/in-russia/63

и статья про надуманные Мифы о подпольных
http://orenburgprolife.ru/2011/04/pravda-o-kriminalnyx-abortax/


Для более полного и наглядного понимания рекомендую ознакомиться
с видео на эту тему
https://www.youtube.com/watch?v=LPlpAFfK84c





Стоит потратить немного времени и проголосовать для спасения миллионов жизней наших будущих сограждан. Нельзя допустить,чтобы кучка активных либерастов создала видимость того, что у нас в стране большинство поддерживает детоубийства!
  https://www.roi.ru/poll/petition/naselenie_i_migratciya/zapret-abortov-na-territorii-rossii/

Рад, что адекватно к детоубийствам относится и наука.


Если мы им не поможем, им не поможет никто
Поэтому, кому не безразлична судьба маленьких детей, судьба страны,
голосуйте за отмену детоубийства под названием аборт
https://www.roi.ru/poll/petition/naselenie_i_migratciya/zapret-abortov-na-territorii-rossii/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72415

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #59 : 20 Ноября 2013, 23:27:42 »

«Страна не должна оплачивать из казны убийство собственных граждан»


Ребенок во чреве матери.   

Аборт для всякого христианина является недопустимым: это страшный грех детоубийства. Сегодня об этом задумывается не только Церковь, но и государство. Так, парламент Самары внес в Государственную Думу законопроект о запрете финансирования абортов из бюджетных средств. Исключение предлагается сделать, только если прерывание беременности необходимо по медицинским показаниям или есть угроза жизни женщины. Корреспондент портала «Православие.Ru» обратился к инициатору данного законопроекта Дмитрию Сивиркину с просьбой сказать, почему сегодня так необходимы подобные меры. Своим мнением об этой инициативе поделились и московские священники – Максим Обухов, клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке, и Владимир Духович, настоятель храма святителя Алексия, митрополита Московского, что в Рогожской слободе.

***

«Все мы, получается, опосредованно участвуем в грехе детоубийства»


Дмитрий Сивиркин

Дмитрий Сивиркин, депутат Самарской губернской думы на постоянной основе, заместитель председателя комитета по культуре, спорту и молодежной политике, член комитета по промышленности, связи и торговле:

– Я, как и любой православный человек, против абортов. Аборт – это убийство младенца. Данный законопроект – только маленький шаг в борьбе с этим злом. Пока мы лишь пытаемся показать, что страна, испытывающая дефицит населения, не должна оплачивать из казны убийство собственных граждан. На сегодняшний день ситуация с фондом обязательного медицинского страхования просто абсурдна. В фонд платят деньги религиозные организации, верующие разных конфессий, и все мы, получается, опосредованно участвуем в грехе детоубийства. Я считаю это неправильным. Если женщина решила убить своего ребенка, взять грех на душу, тогда пусть за это она платит сама. Надо отметить, что речь в законе идет лишь об абортах без медицинских противопоказаний, то есть об убийстве здорового ребенка за государственный счет.

По поводу «подпольных» абортов: во-первых, это уже криминал; во-вторых, «левые» аборты тоже будут небесплатными. Пойдет несчастная дурочка в клинику, и за деньги ей уничтожат ее ребенка. Но вот к таким матерям я хотел бы обратиться: не убивайте своих детей, лучше родите и отдайте государству, которое вырастит вашего ребенка. После войны детские дома были переполнены, жили в нищете, но разве недостойным выросло послевоенное поколение? Думаю, что если мою поправку к закону об ОМС примут, то будет спасено значительное количество жизней наших будущих российских граждан.

***

«Через какое-то время наше общество созреет до защиты нерожденных детей»


Священник Максим Обухов

Священник Максим Обухов, клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке (Москва), руководитель Православного медико-просветительского центра «Жизнь»:

– К сожалению, сегодня запретить на законодательном уровне аборты невозможно из-за позиции законодателей. Выдвинутая инициатива: ввести закон, запрещающий делать аборты за счет государственных средств, – это одна из мер, которая может остановить людей совершать убийство еще не рожденных детей. Но одной такой меры мало. На мой взгляд, нужно, помимо данного закона, еще и пресекать инициативу врачей агрессивно навязывать аборты, нужно создать систему консультирования для женщин, которые идут на аборты. Чтобы пред тем, как совершить убийство своего ребенка, они услышали, чем им грозит данный поступок и физически, и духовно. Через какое-то время наше общество созреет до защиты нерожденных детей на законодательном уровне. Но, безусловно, финансировать бесплатные аборты, отнимая при этом деньги у медицины, – преступление.

Например, в Израиле законом предусмотрено прохождение специальной комиссии (за которую еще и нужно заплатить); эта комиссия решает, может ли женщина по медицинским или еще каким-либо показателям сделать аборт. Если может, то она его делает также за свои средства.

Консультацией женщин нужно заняться немедленно, потому что технологии по убийству детей сегодня быстро развиваются и совершенствуются. Сделать аборт стало очень дешево и доступно. Государство должно заниматься здоровьем населения, а не уничтожать его. Также нам нужно создать центры, в которые бы женщина, попавшая в трудную жизненную ситуацию, приходила за помощью и где ей эта помощь оказывалась бы в материальном и духовном плане.

Конечно, правильнее всего с самого начала готовить молодежь к браку, чтобы не происходило: «Ой, залетела!» Если правильно работать с молодежью, прививать с детства христианские семейные ценности, то тогда не потребуется уговаривать женщин оставить ребенка.

***

«Аборт – это грех, который, бесспорно, исказит всю последующую жизнь человека»


Священник Владимир Духович

Священник Владимир Духович, настоятель храма святителя Алексия, митрополита Московского, – Патриаршего подворья в Рогожской слободе (Москва), кандидат биологических наук:

– Я считаю, что любой аборт – платный или бесплатный – не имеет права на существование, так как является убийством, причем убийством собственного ребенка. Моя позиция: любые аборты нужно запретить на законодательном уровне.

К сожалению, часто люди, делающие аборты, не понимают, что совершают тяжкий грех убийства. Такое непонимание, хоть и редко, но встречается и у регулярно посещающих церковь. А светские средства массовой информации, как правило, стоят на либеральных позициях и, следуя идеалам «толерантности», всячески препятствуют Церкви донести до общества ее непримиримую позицию в отношении абортов. Бывают и совсем дикие случаи: ко мне в праздник Крещения Господня подошли молодые муж с женой и попросили благословения на аборт. Я разговаривал с ними очень долго, но решение свое они не изменили. На мой вопрос: «Понимаете ли вы, что убьете человека, собственного ребенка?» – последовал ответ: «Да, понимаем, но у нас такие обстоятельства!»

На людей сейчас обрушиваются потоки информации, убеждающей жить ради себя, ради своих удовольствий. И в этих условиях очень важен голос Церкви, свидетельствующий об Истине. Церковь призывает людей обратиться к духовным ценностям: радости материнства, радости семейной жизни – и забыть о бесцельной погоне за материальными благами, за бесконечными удовольствиями.

Нужно раз за разом разъяснять людям, что аборт – это убийство беззащитного человечка, их собственного ребенка и что это грех, который, бесспорно, исказит всю последующую жизнь человека.


Ребенок во чреве матери   

Проект «Против абортов», который уже больше трех лет осуществляется в нашем храме, призван не дать молодым женщинам убить их еще не родившееся дитя, уберечь их самих и их близких от страшного греха детоубийства. Молодым мамам, попавшим в трудную жизненную ситуацию, мы помогаем и материально, и духовно. И здесь уже есть свои плоды: чуть менее 50 человек удалось убедить не совершать этот грех. И ни одна из женщин потом об этом не пожалела.

Слава Богу, в нашей жизни случаются и совершено иные ситуации. К нам в храм пришла молодая женщина, которая узнала, будучи беременной, что у нее тяжелая форма рака. Врачи сказали ей, что лечение требует обязательного прерывания беременности, иначе спасти ее не удастся. Но она категорически отказалась сделать аборт. И сейчас она молится, чтобы Господь дал ей сил успеть выносить и родить своего малыша. Вот так люди своей верой попирают смерть. На таких людях и держится род человеческий. В этом случае мы видим, что всё зависит от того, какой Закон внутри нас и какие силы заставляют нас следовать этому Закону. Если мы хотим, чтобы общество наше жило, хоть как-то приближаясь к Божиим Законам, мы, в частности, должны на государственном уровне принять закон, который бы запрещал делать любые аборты (за исключением случаев, когда существует реальная угроза жизни матери, – в такой ситуации каждая семья должна сама делать выбор). А нам нужно нести слово Божие и учить людей тому, что практически всегда существует выбор, который не потребует жертвовать жизнью ребенка. Если Бог дает ребенка, Он даст всё необходимое и для его жизни.

Материал подготовила Анна Ерахтина

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/65916.htm
Записан
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 ... 10
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!