Русская беседа
 
15 Декабря 2019, 17:04:05  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2]
  Печать  
Автор Тема: Собор преподобных Оптинских старцев  (Прочитано 1685 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77979

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 24 Октября 2016, 15:30:16 »

Преподобный Лев Оптинский (1768-1841)

 24 октября мы празднуем память первого Оптинского старца, преподобного Льва.


Преподобный Лев Оптинский

Преподобный Лев, в миру Лев Данилович Наголкин, родился в городе Карачеве Орловской губернии. О его семье известно немного: родители его были простые мещане, по-видимому, бедные, так как Лев Данилович, будучи человеком выдающихся умственных и нравственных достоинств, не имел возможности вести своё дело и заниматься собственным хозяйством. Он вынужден был трудиться за жалование приказчиком у купца, торговавшего пенькою и конопляным маслом в городе Болхове той же губернии. В те давние времена слово «приказчик» ещё не было в ходу и таковых называли просто «работник» или «малый».

Лев Данилович слыл «малым» честным и верным, расторопным и смекалистым, и поэтому пользовался доверием и уважением хозяина. В жизни будущего старца особенно явно являл себя Промысл Божий, обращающий все жизненные обстоятельства на пользу духовную: любящим Бога всё содействует ко благу.

По роду своей деятельности Лев имел возможность общаться с людьми самых разных сословий и состояний, и, имея прекрасную память, и такие качества, как любознательность, наблюдательность, дальновидность, приобрёл множество разнообразных и полезных сведений. Хорошо знал почти всю Россию: жизнь дворянства и купечества, военную и флотскую службу, быт простого народа. Все эти знания пригодились ему потом как духовному наставнику, окормляющему пасомых.

Видя усердие и добродетельную жизнь своего «малого», хозяин предложил ему руку своей дочери, но у Льва Даниловича были совсем другие планы, и от выгодной женитьбы он отказался наотрез.

В 1797 году, на 29-ом году жизни, молодой человек поступил в монастырь в Оптину Пустынь и сразу же ревностно принялся за труды монастырской жизни, да так, что за 2 года этими непомерными трудами успел расстроить своё крепкое здоровье. Несколько раз приходилось будущему старцу переходить из одного монастыря в другой, то в поисках духоносного наставника, то желая укрыться от славы людской. В 1801 году в Белобережской пустыни он был пострижен в монашество с именем Леонид, в том же году рукоположен во иеродиаконы, а затем во иеромонахи.

Столь быстрое рукоположение не послужило поводом к превозношению смиренного инока, не угасило его ревности, наоборот, он возрастал духовно. Как-то раз клиросная братия отказались петь бдение, пытаясь принудить настоятеля исполнить их требования. Настоятель не захотел уступать неразумному домогательству и, смиряя своевольную братию, велел пропеть бдение отцу Леониду с другим братом. Отец Леонид весь день трудился на послушании и возил сено. Усталый, покрытый пылью, не успевший даже вкусить ужина, он беспрекословно отправился на клирос отправлять бдение. Таково было послушание у будущего старца, а, по словам святых отцов, истинные старцы получаются из настоящих послушников.

Уже в то время молодой иеромонах проявлял необычное человеколюбие и прозорливость. Один брат, впавший в прелесть, взобрался на колокольню и кричал оттуда во всеуслышание, что прыгнет вниз и не разобьётся, ибо его подхватят ангелы. Отец Леонид в этот момент трудился на послушании. Внезапно он оставил работу и побежал на колокольню, где успел схватить прельщённого, уже собравшегося прыгать вниз, за край одежды, не дав ему погибнуть душой и телом.

Молодой иеромонах так преуспел в духовной жизни, что это было явно видно окружающим, и в 1804 году братия избирает отца Леонида настоятелем монастыря. Само избрание застало смиренного инока в трудах послушания: он варил квас для братии, уклонившись от участия в выборах. Братия всем собором явились на квасоварню, сняли с будущего настоятеля фартук, взяли из рук его черпак и повезли в Орёл для представления его владыке Досифею.

Начальственная должность не изменила смиренный нрав отца Леонида. По делам обители он часто отправлялся на простой телеге с одной лошадкой, да ещё и садился сам за кучера. Как-то пришлось ему поехать по делам монастыря в Карачев с одним из иеромонахов обители, отцом Гавриилом. Отец Гавриил, собираясь в поездку, приготовил праздничное облачение. Выйдя на улицу, он, вместо ожидаемого экипажа с кучером, увидел телегу с впряжённой в нее лошадкой, и удивленно спросил отца Леонида:

– Где же кучер?

На что настоятель ответил:

– Какой? Чтобы у меня для одной лошади трёх кучеров? Спасибо! Садись-ка, брат, на передок, а устанешь, – я сяду. А это что? Камилавочник и ряска? Да я и сам камилавки не беру с собой. А ты, если берёшь с собой такой парад, так садись на моё место, а я лошадью править буду.

И сам сел на предок. Сконфуженный отец Гавриил унёс весь свой «парад» в келью, и попросил отца настоятеля позволить ему сесть на месте кучера. Вот таким начальником был отец Леонид.

Господь послал ему опытного духовного наставника, схимонаха Феодора, ученика великого старца Паисия Величковского. Отец Феодор поселился в Белобережской пустыни в 1805 году, а в 1807 его постигла, не без Божьего Промысла, тяжёлая болезнь: 9 дней он не принимал пищи и 3 суток находился в летаргическом сне. После этого, испытав, по-видимому, сильные духовные переживания, возжелал более уединённой и безмолвной жизни.

По любви и уважению к старцу, ему тут же построили келью в лесу, в 2-х километрах от обители, где он поселился с другим подвижником, иеросхимонахом Клеопою, в пустынном безмолвии. Скоро к ним присоединился и отец Леонид, который добровольно сложил с себя настоятельство и принял здесь келейный постриг в схиму с именем Лев.

Три подвижника подвизались в глуши, пока Промысл Божий не повелел им сменить место жительства. Новому настоятелю монастыря не нравилось, что мирские посетители и монастырская братия обращались к пустынникам за духовным руководством. К тому же нечаянный пожар спалил их келью, и, хотя они отстроили новую, но жить в ней им долго не пришлось. Отец Феодор, постоянно гонимый по зависти врага, был вынужден уехать в Палеостровскую пустынь, где прожил 3 скорбных года. Отец Лев с больным отцом Клеопою переселились в 1811 году в Валаамский скит, куда в следующем году удалось перейти и самому старцу Феодору, и сотаинники воссоединились.

Около 6-ти лет они провели в Валаамском скиту, и своей мудростью, духовной высотой привлекли многих братий, искавших духовного руководства. Возрастали духовно и сами, так что местный юродивый Антон Иванович говорил о них иносказательно: «Торговали здесь хорошо». Но гонения продолжались: игумен обители стал выражать недовольство против старцев, которые, по его мнению, лишали его самого права быть единственным духовным руководителем братии.

Отец Лев с отцом Феодором (подвижник отец Клеопа скончался в 1816 году) перебрались в Александро-Свирский монастырь, где подвизались до кончины старца Феодора. Отец Лев после смерти старца решился перейти со своими учениками в более уединённое место. Узнав о его желании, многие стали предлагать ему перейти к ним в обитель, в их числе были братия Площанской пустыни и только что устроенного скита в Оптиной пустыни.

Отец Лев побывал на давно желаемом богомолье в Киеве, и, поклонившись мощам угодников Божиих в пещерах, изъявил своё желание поехать в Оптину. Премудрый Господь, однако, сотворил этот путь не прямым, а через Богородицкую Площанскую пустынь, где в то время о даровании ему духовного наставника пламенно молился отец Макарий, будущий Оптинский старец и любимый ученик, сподвижник и сотаинник преподобного Льва. Промысл Божий свёл их вместе во время короткого (полгода) пребывания отца Льва в Площанской пустыни. Эта встреча позволила им потом воссоединиться в Оптиной, куда преподобный Лев приехал с шестью учениками в 1829 году, а преподобный Макарий последовал за ним в 1834 году.

Оптина стала последним местом земного пребывания преподобного Льва, здесь он прожил 12 лет – до самой смерти в 1841 году. Преподобный стал первым Оптинским старцем, родоначальником всех старцев Оптинских, наставником преподобного Макария и великого Оптинского старца преподобного Амвросия.

Оптинская братия приняли отца Льва с великой радостью, как дар небесный. Оптинский скит в то время был очень беден, не отстроен до конца: вокруг маленькой деревянной церкви в честь святого Пророка и Предтечи Господня Иоанна с небольшой деревянной колокольней стояли несколько неоштукатуренных домиков, крытых тёсом. Ограды вокруг скита ещё не было, обнесён он был только плетнём, да и то не весь, зато вокруг скита шумел многовековой сосновый бор. С северной стороны скита находилось место для пасеки и небольшой домик, предназначенный для отца Льва, поставленный специально в отдалении, чтобы старца могли невозбранно посещать и монашествующие, и миряне.

Настоятель отец Моисей поручил духовному руководству старца всю братию, и сам стал окормляться у него. Таким образом, старец руководил всей духовной жизнью обители, да и дела внешней стороны жизни монастыря решались под его духовным руководством. Старец достиг высокой меры духовного возраста и во всеоружии духовной силы вышел на новое великое служение, к которому призван был Промыслом Божиим.

Преподобный Лев был великим молитвенником. Находясь почти непрерывно среди людского горя, скорби, суеты, он в то же время непрерывно пребывал в молитве. Один из учеников преподобного рассказывал, что в те редкие минуты, когда старец оставался без народа, он так погружался в молитву, что забывал о келейнике, не слышал его объяснений, и тому приходилось несколько раз повторять одно и то же.

Преподобный Лев имел живую веру в Промысл Божий и во всех затруднительных случаях жизни уповал на Господа. Он писал: «Архипастырь наш, по наговорам, нами недоволен. Но Архиерей грядущих благ, Господь Бог наш, более сего знает и следственно может более нами управлять. И так паки реку о сем: буди воля Господня!»

«Милосердый же Господь исполняет и обращает всё в Свою волю и на пользу нашу, хотя, по-видимому, и противными нам средствами и последствиями…»

Когда враг воздвиг на старца гонения через людей, не понимающих сути духовного старческого окормления, и притеснениями Калужского епископа преподобный Лев был стеснён в приёме посетителей, ему приятно было успокоиться и передохнуть от трудов своих. Хотя о своём собственном покое он никогда не заботился, а всегда жалел страждущих, но и в этом случае с упованием полагался на волю Божию: «Бог силен помочь и без моего недостоинства», – говорил он.

Преподобному были присущи смирение и кротость, никто не видел его гневающимся или раздражённым, унывающим, никто не слышал от него ропота. Мирный дух и радость сопутствовали ему постоянно. Старец говорил: «Я живу и хожу пред Богом моим, живу для ближних моих, откинув всякое лицемерие и страх мирского суда; я не боюсь никого, кроме Бога». Так, уповая на Господа, он оставался неколебим среди гонений, доносов и клеветы, нападений врагов видимых и невидимых, как скала посреди обуревающих её волн. Старец Феодор, духовный наставник преподобного Льва, называл его «смиренный лев».

Отец Лев стяжал высокие духовные дары: дар исцеления душ и телес человеческих, дар неразвлекаемой непрестанной молитвы, дар духовного рассуждения. Он мог точно постигать и указывать духовным чадам, что угодно или неугодно Богу, мог верно судить о душевном и духовном устроении других людей, ясно мог распознавать дух истинный и дух прелести: действие благодати Божией и прелесть вражию, хотя бы тонкую и сокровенную. Он имел от Господа и дар прозорливости, читал в душах своих чад их сердечные тайны, сокровенные помыслы, напоминал забытые грехи.

Если было необходимо, старец мог смирить и обличить человека, но вместе с тем до тонкости понимал, кто что может понести, и как, и чем кого утешить, поэтому даже при строгом обличении человек не уходил от старца неутешенным. Один из чад отца Льва вспоминал:

«Бывало, батюшка сделает мне такой строгий и грозный выговор, что едва на ногах устою; но тут же и сам смирится как дитя, и так умиротворит и утешит, что на душе сделается легко и отрадно; и уйдёшь от него мирный и весёлый, как будто батюшка меня хвалил, а не укорял».

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77979

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 24 Октября 2016, 15:30:56 »

(Окончание)

В присутствии старца люди ощущали мир, духовную радость, сердечное успокоение. Приходили часто со скорбями, с горем, а покидали келью умиротворённые, радостные. Другой его ученик вспоминал: «Ещё замечал над собою, живши в монастыре: иногда нападала на меня тоска, уныние, и жестоко бороли помыслы. Пойдёшь, бывало, к батюшке утешиться в своих скорбях, и при вступлении в его келью вмиг всё исчезнет, и в сердце вдруг почувствуешь тишину и радость. Батюшка спросит: «Зачем пришёл?» – А ты и говорить не знаешь что. Возьмёт батюшка маслом помажет из лампады, да благословит; и пойдёшь из его кельи с сердечною радостью и душевным миром».

Старец знал, кого и как можно обличить. Как-то новоначальный брат оскорбил старого монаха, и оба пришли жаловаться к отцу Льву. Для всех было очевидно, что во всём виноват новоначальный. Но старец рассудил не так. Он сказал старому монаху:

– Не стыдно ли тебе равняться с новоначальным? Он только что пришёл из мира, у него волосы ещё не успели отрасти, с него и взыскивать-то строго нельзя, коли он недолжное скажет. А ты сколько лет в монастыре живёшь и не научился внимать себе!

Так они и ушли, причём новоначальный брат торжествовал, чувствуя себя полностью оправданным. Когда же вскоре он пришёл к старцу один, тот взял его за руку и сказал:

– Что же это ты, брат, делаешь? Только что пришёл из мира, волосы у тебя не успели отрасти, а ты уже старых монахов оскорбляешь!

Неожиданное вразумление так подействовало на новоначального брата, что он стал просить прощения в глубоком раскаянии.

Был в Оптиной один брат, который часто просил у старца позволить ему носить вериги. Старец со многих снимал вериги, и этому брату объяснил, что не в веригах спасение. Но тот настаивал. Тогда преподобный решил показать желающему носить вериги его истинный духовный возраст. Позвав к себе кузнеца, старец сказал ему:

– Когда придёт к тебе такой-то брат и будет просить тебя сделать ему вериги, дай ему хорошую пощёчину.

Когда в следующий раз этот брат стал снова просить о веригах, старец отправил его к кузнецу. Брат с радостью прибегает в кузню и говорит кузнецу:

– Батюшка благословил тебе сделать для меня вериги.

Занятый делом кузнец отвесил ему пощёчину со словами: «Какие тебе еще вериги?» Не стерпевший этого брат ответил тем же, и оба отправились на суд к старцу. Кузнецу, конечно, ничего не было, а брату, желавшему носить вериги, старец сказал:

– Куда же ты лезешь носить вериги, когда и одной пощёчины не мог потерпеть!

Старец учил держаться простоты, искренности, нелицемерия, которые притягивают благодать Божию: «Непритворство, нековарство, откровенность души, – вот что приятно смиренному сердцем Господу».

Часто людей обуревает склонность к учительству, к непрошеным наставлениям, к замечаниям, которые они любят раздавать направо и налево. Когда у старца спрашивали, следует ли делать замечания, поправлять новоначальных братий, видя их в некоторых поступках неосмотрительными или делающими что-либо неблагопристойно, преподобный Лев отвечал:

– Если ты обязан более внимать себе, если ты не имеешь на то благословения от начальника и признаёшь себя подверженным страстям, то не входи никак в те предметы и случаи, кои до тебя не касаются. Молчи. Всяк своему Господеви стоит или падает. Старайся всемерно сам не быть соблазнителем ближних. Врачу, исцелися сам!

Козельский житель Семен Иванович рассказывал о том, как преподобный Лев учил терпеть скорби: «В тридцатых годах (прошлого девятнадцатого века) я, как и после, занимался приготовлением горшечной посуды. Жили мы с матушкою в своём домике; лошади у нас не было, а была порядочная повозка. Накладу, бывало, горшков в эту повозку, попрошу у кого-нибудь лошадку и свезу горшки-то на базар. Так, бывало, и пробавлялся. В это время стоял у нас в доме солдат поляк, но потом отошёл от нас и сбился с толку. Раз, улучивши удобное время, он залез к нам на двор и стащил колёса с нашей повозки.

Объяснил я батюшке отцу Леониду своё горе и сказал, что знаю вора и могу отыскать колеса. «Оставь, Семёнушка, не гонись за своими колесами, – ответил батюшка, – это Бог тебя наказал, ты и понеси Божие наказание и тогда малою скорбию избавишься от больших. А если не захочешь потерпеть этого малого искушения, то больше будешь наказан». Я последовал совету старца, и, как он сказал, так всё и сбылось.

В скором времени тот же поляк опять залез к нам на двор, вытащил из амбара мешок с мукой, взвалил на плечо и хотел пройти с ним чрез огород; а с огорода в это время шла моя матушка и встретила его. – “Куда ты, – сказала она, – это несёшь?” Тот бросил мешок с мукой и убежал.

Вскоре за этим был и другой случай. У нас была корова, – мы решились продать её. Нашли купца, сторговались и взяли задаток. Но покупатель почему-то несколько дней не брал от нас коровы; наконец взял её к себе. А в следующую за тем ночь влез к нам вор и разломал закуту, где стаивала наша корова, без сомнения, чтобы свести её; но её уже там не было. Так опять Господь, по молитвам старца, избавил нас от напасти.

После сего чрез много лет был со мною и третий подобный случай, уже после смерти моей матери. Оканчивалась страстная седмица, и наступал праздник Пасхи. Мне почему-то пришло на мысль перенести все свои нужные вещи из своего домика к сестре соседке. Так я и сделал. А как наступал первый день праздника, я запер со всех сторон свой дом и пошел к утрени. Всегда, бывало, эту утреню я проводил радостно; а теперь, сам не знаю от чего, в душе было что-то неприятно. Прихожу от утрени, смотрю: окна повыставлены, и дверь отперта. “Ну, думаю себе, должно быть был недобрый человек”. И действительно был; но так как все нужные вещи перенесены были мною к сестре, то он и ушел почти ни с чем.

Так три раза исполнялось на мне предсказание батюшки отца Леонида, что, если понесу малое наказание Божие, то больше уже Бог не станет наказывать меня».

Обращавшимся к нему за духовными советами монашеской братии и мирским посетителям преподобный Лев помогал и в телесных болезнях, указывая на испытанные народные средства. Преимущественно он употреблял для лечения так называемую «горькую воду», которой у него выходило в день иногда более целого ушата. И после кончины старца эту воду в обители продолжали приготовлять и раздавать страдающим внутренними болезнями, но после него она уже потеряла ту многоцелебную силу, какая в ней была, чтобы помогать от всяких болезней, хотя от некоторых помогала.

Часто старец отправлял страждущих в Воронеж к мощам в то время новоявленного угодника Божия, святителя Митрофана. И часто больные возвращались поблагодарить старца за выздоровление, иной же раз такое исцеление совершалось даже в пути. Многим душевно и телесно больным старец оказывал благодатную помощь, помазывая их елеем от неугасимой лампады, теплившейся в его келье пред Владимирской иконою Бoжиeй Матери.

Приводили к старцу и бесноватых. Было также немало и таких, которые прежде сами не знали, что они одержимы бесом, и только в присутствии старца, по обличении им таившейся в них прелести, начинали бесноваться.

«Вскоре по поступлении моем в Оптину пустынь (около 1832 года), – рассказывал отец игумен П., – когда келейниками у отца Льва были отец Геронтий, отец Макарий Грузинов и Павел Тамбовцев, привели к старцу бесноватую крестьянку, которая во время беснования говорила на иностранных языках. Старец читал над нею раза три молитву, мазал её елеем от неугасимой лампады пред иконою Божией Матери и давал ей пить это масло. В другой раз её приводили к старцу ещё больною, а в третий уже исцелённою. Когда же Тамбовцев попросил её поговорить, как говорила она прежде, на иностранных языках, она сказала: “И, батюшка! Где мне говорить на иностранных языках? Я и по-своему-то (по-русски) едва говорю и насилу хожу. Слава Богу, что прежняя болезнь-то моя прошла”».

Как-то раз приведена была к старцу отцу Льву шестью человеками одна бесноватая. Как только она увидела старца, упала пред ним и сильно закричала: «Вот этот-то седой меня выгонит. Была я в Киеве, в Москве, в Воронеже, никто меня не гнал, а теперь-то я выйду». Старец прочитал над нею молитву и помазал ее святым маслом из лампады у иконы Божией Матери. После молитв старца бесноватая тихо встала и пошла из его кельи. Потом ежегодно приходила она в Оптину уже здоровая, а после кончины старца с верою брала с могилы его землю для других больных, и они также получали от нее пользу.

«Я помню, – рассказывал Киево-Печерский иеросхимонах Антоний, – пришла к старцу отцу Леониду одна женщина, у которой была на груди рана. Отбросив стыдливость, она открыла её старцу в присутствии всех нас, его келейных. Батюшка, ничтоже сумняся, омочил свой указательный перст в елей, теплившейся пред святой иконою Матери Божией лампады, помазал рану женщины и отпустил её домой. Чрез неделю эта женщина пришла к старцу с благодарением и всем нам заявила, что рана её зажила вскоре после того, как старец помазал её елеем». – «Бывало нередко, – прибавлял отец Антоний, – придёт к батюшке больной, еле ноги волочит, а от него идёт бодро и весело и всем объявляет свою радость, что исцелён».

В сентябре 1841 года старец начал заметно слабеть, перестал вкушать пищу и ежедневно причащался Святых Христовых Таин. Перед кончиной преподобный Лев сказал обступившим его чадам: «Ныне со мной будет милость Божия». Старец крестился и повторял много раз: «Слава Богу!», ликуя душой среди тяжких телесных страданий. Лицо его всё более светлело, и он уже не мог скрывать ощущаемой им духовной радости в уповании на будущие воздаяния от Господа.

В болезни тело и руки старца были холодными, и он говорил любимым чадам и своему келейнику Иакову: «Если получу милость Божию, тело моё согреется и будет тёплое». По кончине тело старца стояло 3 дня в храме, не издавая нисколько смертного запаха, и согрело всю одежду и даже нижнюю доску гроба. В день кончины преподобного служили всенощную в честь памяти святых отцев семи Вселенских Соборов.

В 1996 году преподобный Лев был причислен к лику местночтимых святых Оптиной Пустыни, а в августе 2000 года – Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви – прославлен для общецерковного почитания. Мощи старца покоятся во Владимирском храме Оптиной Пустыни.

Преподобне отче наш Льве, моли Бога о нас!

Ольга Рожнёва

http://www.pravoslavie.ru/65147.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77979

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 24 Октября 2016, 15:49:14 »

Оптинские старцы и их изречения

 Православныя веры светильницы,
монашества непоколебимии столпи,
земли Российския утешителие,
преподобные старцы Оптинстии,
любовь Христову стяжавши и душу
свою за чада полагавшии…


11/24 октября празднуется Собор преподобных отцев и старцев, в Оптиной Пустыни просиявших.



Собор преподобных Оптинских старцев
   

Святые отцы говорили: «Лучше жить с духовником на торговой площади, чем одному в пустыне». И еще: «Духовное сиротство тяжелее плотского». Преподобный Макарий писал: «Достижение спасения точно состоит в приобретении руководителя и отсечении своей воли и разума».

Иногда говорят, что мирянам достаточно просто жить по заповедям. Да, заповедь дана нам, но в жизни она может исполняться в разных обстоятельствах по-разному. И не всегда легко понять, что происходит: искушение ли это или то, чего хочет от тебя Господь.

Духовная жизнь не означает только пребывание в облаках, она заключается в раскрытии законов духовной жизни, насколько они применимы к данному человеку в его ситуации, в его условиях. И Оптинские старцы раскрывали эти духовные законы мирским людям, помогали им понять и осмыслить жизненные обстоятельства, наставляли их на пути к спасению.

Все Оптинские старцы были духовными руководителями мирян. Духовное руководство, окормление происходило лично и через переписку, через наставления. Преподобный Иосиф писал: «Верую в то, что каждый приходящий в Оптину Пустынь в крайней своей потребности найдет удовлетворение Милостью Божией… за молитвы великих наших отец».

Преподобные старцы Оптинские окормляли всю Россию более века и продолжают наставлять нас, своих потомков, продолжают молиться за нас. Приникнем же к их наставлениям и поучениям как к воде живой и целительной.

***

Иеросхимонах Лев (Наголкин) (1768—1841)


 
Преподобный Лев:

    + Берегитесь паче всего зазирать и осуждать ближних – нам есть о чем попещись: свои язвы греховные смердят, надобно о них прилежать. За других вы ответа не дадите, а за себя.
    + Кто дела свои чувствует по Бозе, тому и здесь недурно, и там хорошо.
    + Делание заповедей Господних животворит душу и даже тело твое умиротворит и утешит до обилия.

Преподобный Моисей:

    + Если кому когда милование какое-нибудь сделаете – за то помилованы будете.

Схиигумен Антоний (Путилов) (1795—1865)



Преподобный Антоний:

    + Фарисей больше нашего и молился, и постился, но без смирения весь труд его был ничто, а посему ревнуйте наиболее мытареву смирению, которое обычно рождается от послушания, и довлеет вам.
    + Притом замечено святыми отцами, что когда человек готовится к приобщению Святых Таин или ожидает встретить какой-нибудь праздник, то всеми силами старается диавол причинить человеку досаждение и тем смутить его душу, дабы день тот проведен был не в радости о Господе, но в печали бесовской. Причины же к нападению его на нас бывают различны, но самая главная есть осуждение ближних наших, каковой грех, и кроме блуда и кроме иного искушения, оскверняет не тело точию, но и самую душу нашу.
    + Душевное спокойствие приобретается от совершенной преданности себя воле Божией, без которой ничтоже с нами бысть, еже бысть. И если бы муж ваш действительно был не хорош, то спросите себя по совести пред Богом: «Да стою ли я, грешная, хорошего и доброго мужа?» И совесть ваша непременно скажет, что ты совершенно хорошего не стоишь, и тогда во смирении сердца, с покорностию воле Божией, будете от души любить его и находить много хорошего, чего доселе не видали.

Иеросхимонах Макарий (Иванов) (1788-1860)



Преподобный Макарий:

    + Одна страсть другую укоряет: где самолюбие, там сребролюбие уступает, и наоборот бывает. А нам известно, что все пороки иногда оставляют человека, а один с ним пребывает – гордость, который доволен заменить и прочие.
    + Но никак не дерзать обвинять оскорбляющего нас, хотя бы казалось быть и неправильным оскорбление, а считать его орудием Промысла Божия, посланного нам показать наше устроение.
    + И никто не может нас ни оскорбить, ни досадить, если не попустит Господь быть сему к нашей пользе, или к наказанию, или к испытанию и исправлению.

Преподобный Иларион:

    + Ежели ты свое собственное сердце умиротворишь к гневающемуся на тебя, то и его сердцу Господь возвестит примириться с тобою.
    + Каждое дело необходимо начинать с призывания в помощь имени Божия.

Иеросхимонах Амвросий (Гренков) (1812—1891)

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100825/82504.p.jpg

Преподобный Амвросий:

    + Если хочешь иметь любовь, то делай дела любви, хоть сначала и без любви.
    + Мы должны жить на земле так, как колесо вертится: только чуть одной точкой касается земли, а остальными непрестанно вверх стремится; а мы как заляжем на землю – и встать не можем.
    + Жить проще – лучше всего. Голову не ломай. Молись Богу. Господь всё устроит, только живи проще. Не мучь себя, обдумывая, как и что сделать. Пусть будет – как случится: это и есть жить проще.
    + Напрошенный крест трудно нести, а лучше в простоте предаться воле Божией.
    + Кто имеет дурное сердце, не должен отчаиваться, потому что с Божией помощью человек может исправить свое сердце. Нужно только внимательно следить за собой и не упускать случая быть полезным ближним, часто открываться старцу и творить посильную милостыню. Этого, конечно, нельзя сделать вдруг, но Господь долготерпит. Он тогда только прекращает жизнь человека, когда видит его готовым к переходу в вечность или же когда не видит никакой надежды на его исправление.
    + Пред судом Божиим имеют значение не характеры, а направление воли. Знайте, что характеры имеют значение только на суде человеческом и потому или похваляются, или порицаются; но на суде Божием характеры, как природные свойства, ни одобряются, ни порицаются. Господь взирает на благое намерение и понуждение к добру и ценит сопротивление страстям, хотя бы человек иногда от немощи и побеждался чем. И опять, судит нерадение о сем Един, ведый тайная сердца и совесть человека, и естественную его силу к добру, и окружающие его обстоятельства.

Иеросхимонах Иосиф (Литовкин) (1837—1911)



Преподобный Иосиф:

    + Если видишь погрешность ближнего, которую ты бы хотел исправить, если она нарушает твой душевный покой и раздражает тебя, то и ты погрешаешь и, следовательно, не исправишь погрешности погрешностью – она исправляется кротостью.
    + А нам полезно, когда нас толкают. То дерево, которое ветер больше качает, больше корнями укрепляется, а которое в тишине, то так сразу и валится.
    + Как устроились обстоятельства, так и должно жить, потому что окружающие нас обстоятельства устрояются не просто случайно, как думают многие современные нам новомодные умники, а всё делается с нами Промыслом Божиим, непрестанно пекущимся о нашем душевном спасении.
    + Мы сами увеличиваем свои скорби, когда начинаем роптать.
    + Имей, что нужно и необходимо, а лишнего не собирай, а если не будешь иметь да будешь скорбеть, то что толку? – лучше держись середины.
    + Сильнее всего в человеке действует противоречие. По своему желанию человек иногда и трудное что сделает, а скажи ему легкое что сделать, то сейчас же расстроится. А надо слушаться.
    + Как не должно искать чести, так не должно и отказываться от нее живущим в обществе для пользы других. Налагаемая честь есть также от Бога.
    + Каждому тот поступок ближнего кажется великим, который обличает его самого в чем-нибудь.

Иеросхимонах Анатолий (Зерцалов) (1824—1894)



Преподобный Анатолий (Зерцалов):

    + Смиримся, и Господь покроет, и будем святы. А пока не смиримся и не умилостивим Бога – хоть лоб об пол поклонами разбей, страсти не умалятся.
    + Всё терпи – будешь и сама мирна, и другим доставишь мир! А начнешь считаться – мир потеряешь, а с ним и спасение.
    + Сказываю по секрету, сказываю тебе самое лучшее средство обрести смирение. Это вот что: всякую боль, которая колет гордое сердце, потерпеть.
    + Без зимы не было бы весны, без весны не было бы и лета. Так и в жизни духовной: немножко утешения, а затем немножко поскорбеть – и составляется так помалу путь спасения.
    + Будем принимать всё от руки Божией. Утешит – поблагодарим. И не утешит – поблагодарим.
    + Учись быть кроткой и молчаливой, и будешь любима всеми. А раскрытые чувства то же что ворота растворенные: туда бежит и собака, и кошка… и гадят.
    + Мы обязаны всех любить, но чтоб нас любили, мы не смеем требовать.

Схиархимандрит Варсонофий (Плиханков) (1845—1913)



Преподобный Варсонофий:

    + Верный признак омертвения души есть уклонение от церковных служб. Человек, который охладевает к Богу, прежде всего начинает избегать ходить в церковь, сначала старается прийти к службе попозже, а затем и совсем перестает посещать храм Божий.
    + Каждую душу ставит Господь в такое положение, окружает такой обстановкой, которая наиболее способствует ее преуспеянию.
    + Вся жизнь наша есть великая тайна Божия. Все обстоятельства жизни, как бы ни казались они ничтожны, имеют огромное значение. Смысл настоящей жизни мы вполне поймем в будущем веке. Как осмотрительно надо относиться к ней, а мы перелистываем нашу жизнь, как книгу, лист за листом, не отдавая себе отчета в том, что там написано. Нет случайного в жизни, всё творится по воле Создателя.
    + Нужно помнить, что Господь всех любит и обо всех печется, но если, и по человечески рассуждая, опасно дать нищему миллион, чтобы не погубить его, а 100 рублей легче могут поставить его на ноги, то тем более Всеведущий Господь лучше знает, кому что на пользу.
    + Самое трудное – молитва. Всякая добродетель от прохождения обращается в навык, а в молитве нужно понуждение до самой смерти. Ей противится наш ветхий человек, и враг особенно восстает на молящегося.
    + Мне приходится слышать жалобы на то, что мы переживаем теперь трудные времена, что теперь дана полная свобода всяким еретическим и безбожным учениям, что Церковь со всех сторон подвергается нападкам врагов и страшно за нее становится, что одолеют ее эти мутные волны неверия и ересей. Я всегда отвечаю: «Не беспокойтесь! За Церковь не бойтесь! Она не погибнет: врата адовы не одолеют ее до самого Страшного суда. За нее не бойтесь, а вот за себя бояться надо, и правда, что наше время очень трудное. Отчего? Да оттого, что теперь особенно легко отпасть от Христа, а тогда – гибель».

Иеросхимонах Анатолий (Потапов) (1855—1922)



Преподобный Анатолий (Потапов):

    + Говорят, храм скучен. Скучен, потому что не понимают службы! Службам надо учиться! Скучен, потому что не заботятся о нем. Вот он и кажется не своим, а чужим. Хотя бы цветов принесли или зелени для украшения, приняли бы участие в хлопотах по украшению храма – не был бы он скучен.
    + Живи просто, по совести, помни всегда, что Господь видит, а на остальное не обращай внимания!

Преподобный Нектарий:

    + Главное – остерегайтесь осуждения близких. Когда только придет в голову осуждение, так сейчас же со вниманием обратитесь: «Господи, даруй ми зрети моя согрешения и не осуждати брата моего».
    + Нельзя требовать от мухи, чтобы она делала дело пчелы, – каждому человеку надо давать по его мерке. Нельзя всем одинаково.

Иеромонах Никон (Беляев) (1888—1931)



Преподобный Никон:

    + Никогда не было, нет и не будет беспечального места на земле. Беспечальное место может быть только в сердце, когда Господь в нем.
    + Не следует добиваться человеческой правды. Ищи только правды Божией.
    + Всегда помните закон духовной жизни: если смутишься каким-либо недостатком другого человека и осудишь его, впоследствии тебя постигнет та же участь, и ты будешь страдать тем же недостатком.
    + Всякое дело, каким бы ничтожным оно вам ни казалось, делайте тщательно, как пред лицом Божиим. Помните, что Господь видит всё.

Преподобные отцы наши, старцы Оптинские, молите Бога о нас!

Подготовила Ольга Рожнёва

http://www.pravoslavie.ru/65144.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77979

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 24 Октября 2016, 16:01:46 »

Преподобный Анатолий (Зерцалов; 1824–1894)

 25 января / 7 февраля мы празднуем память преподобного Оптинского старца Анатолия (Зерцалова). Он подвизался в Оптиной Пустыни в пору ее расцвета, был учеником преподобного Макария и великого Оптинского старца преподобного Амвросия, современником преподобных Моисея, Антония и Илариона. Но даже среди этих великих подвижников имя преподобного Анатолия (Зерцалова) не тускнеет, не теряется. Именно о нем сказал преподобный Амвросий: «Ему такая дана молитва и благодать, какая единому из тысячи дается».

Явное действие Промысла Божия


Преподобный Анатолий (Зерцалов)

В жизни отца Анатолия (в миру Алексея) явственно действовал Промысл Божий: еще в юности он заболел туберкулезом – неизлечимой в те времена болезнью. С ним вместе заболели два товарища-чиновника. Юноша дал обет: в случае выздоровления поступить в монашескую обитель. Товарищи его скоро оба умерли, а будущий Оптинский старец поправился.

Тесным путем

Поступив в обитель в 1853 году, Алексей долго был послушником. Его духоносные наставники прозорливо видели в молодом послушнике будущего старца, но не торопили его духовное созревание и вели тесным путем испытаний и тягот, чтобы закалить его и создать в нем доброе иноческое устроение. Лишь через десять лет Алексея постригли в мантию, а в сан иеромонаха рукоположили только в 1870 году.

Алексей был очень аккуратным и любил чистоту, а его, дабы не привязывался к суетному и материальному, постоянно переводили из кельи в келью, воспитывая странническое устроение. Старец Амвросий говаривал: «Мы должны жить на земле так, как колесо вертится: чуть одной точкой касается земли, а остальным стремится вверх; а мы, как заляжем, так и встать не можем».

Поселят Алексея в келью, он там приберется, наведет чистоту и порядок, расставит свои любимые духовные книги. И его тут же переведут в новую келью, и нужно начинать всё с начала.

Потом ему пришлось жить в башне. От непривычки мало спать, от неудобных помещений и непривычных трудов у Алексея стала очень болеть голова. Иногда целыми днями лежал он с больной головою, и некому было подать ему воды; часто оставался и без пищи, когда на трапезу ходить не мог. А внизу в башне кололи дрова, и этот стук еще более отягощал положение больного.

Когда стал петь на клиросе, его, как высокого ростом, чтобы не закрывал нот, выгонял регент за клирос. Затем регент-простец рассердился на нового певчего, так как тот, будучи знатоком пения, делал ему иногда деловые указания, и пожаловался на него отцу настоятелю.

Отправили Алексея на кузницу. Тяжело пришлось ему и на этом послушании. Для отдыха и сна предназначалась одна скамеечка, маленькая, узкая и короткая. Ляжет, укроет голову – ногам холодно; ноги накроет – голове холодно. Путем этих мелких по видимости, но очень тяжелых огорчений вырабатывались в молодом послушнике смирение и терпение, кротость и твердость духа.


В скиту Оптиной Пустыни
   
Рекомендую: мой начальник

Став скитоначальником в 1874 году, смиренный подвижник не изменился и по-прежнему вставал на исповеди на колени перед преподобным Амвросием. Однажды отец Амвросий, побеседовав с отцом Анатолием, стоящим перед ним, как всегда, из почтения на коленях, подозвал к себе одну особу и, показывая на преподобного Анатолия, сказал: «Рекомендую: мой начальник», – преподав этим урок смирения и послушания.

Особый дар

Преподобному Анатолию поручил старец Амвросий окормление новосозданной Шамординской женской обители, нередко отмечая, что отцу Анатолию дан особый дар утешать молодых.

Мать София, незабвенная первоначальница Шамординской обители, не раз говаривала, что хороший монах ничем не отличается в приемах обращения от самого благовоспитанного аристократа. Но разница между ними есть, и большая: аристократ держит себя с тактом из приличия, а примерный монах – из убеждения и любви к ближним. И как на образец для подражания указывала в этом случае на отца Анатолия.

Природа возвышает человека к Богу

Когда старец Анатолий приезжал в Шамордино, прогулки с ним были для всех сестер незабвенным утешением, которое скрашивало трудную жизнь первых насельниц обители. Среди сестер сохранилась память об одной из таких прогулок и тот разговор, который они вели. Мать София спросила: «А что бы нам сказала мать Сарра, которая 30 лет не выходила из пещеры, чтобы посмотреть на природу?»

На это отец Анатолий ответил так: «Всякий спасается своим путем. Я более сочувствую тем святым, которые любили природу, как то: преподобный Сергий Радонежский, Савва Звенигородский, преподобные Антоний и Феодосий; они выбирали самые красивые места для своих обителей потому, что природа возвышает человека к Богу».

Видел бы Бог правду

Преподобный Анатолий был очень доверчив и сам, относясь ко всем просто, никогда не подозревал в ком-нибудь лжи или обмана. Никогда не боялся, что про него скажут дурное, и говорил только: «Видел бы Бог правду».

Терпеть не мог лицемерия и лести, любил прямоту и откровенность и сам был очень прямой. В обращении своем простотою он очень напоминал старца Льва, которому он, верно, и подражал. Преподобный Амвросий отзывался о нем словами Евангелия: «Это израильтянин, в нем же лести нет».


Шамордино

Два ангела

В 1892 году, во время своей поездки в Петербург и Кронштадт, преподобный Анатолий встретился там со святым праведным Иоанном Кронштадтским, которого весьма почитал. 10 октября они вместе отслужили Литургию в память преподобного Амвросия Оптинского.

Как вспоминал старец Варсонофий, когда началась Литургия, отец Иоанн увидел, что с батюшкой Анатолием сослужат два Ангела; неизвестно, видел ли их сам батюшка Анатолий, но отец Иоанн ясно видел их.

Руководство для духовной жизни

Старец Анатолий обладал всей полнотой даров Святого Духа: даром прозорливости и духовного рассуждения, исцеления душевных и телесных недугов. Он предузнавал о смерти близких его духовных детей, их болезнях и невзгодах, и осторожно предупреждал тех, к кому приближалось испытание.

Советы преподобного Анатолия не потеряли своего значения и в наше время и могут служить нам руководством в духовной жизни.

А спасет тебя только один врач

Пройдя опытом уроки терпения и смирения, став старцем, он мог научить этому и других. Предупреждал духовных чад, что если Господь попустит испытания, чтобы смирить человека, то не только чужие люди, но и свои, даже, по слову Исаака Сирина, вся тварь восстанут на такого человека. Одна духовная дочь жаловалась на временную свою начальницу Пелагею, что та невзлюбила ее. Батюшка отвечал: «Думаю, не Пелагея, так Акулина или Арина, а мозолить тебя будут. И ни матушки, ни батюшки тебя не спасут. А спасет тебя только один врач, сто раз тебе рекомендованный, – терпение».


Соборный храм Шамординской обители с восточной стороны
   

А когда одна из сестер стала просить отца Анатолия научить ее терпению, он ответил: «Ты, матушка, просишь научить тебя терпению… Чудная ты какая! Ее учит Бог! Ее учат люди – сестры! Ее учат обстояния всей жизни! И все они учат тебя терпению, учат делом, самою вещию, самим естеством способности терпеть – ты просишь у меня урока теоретического терпения… Терпи всё находящее – и спасешься!»

Лучшее средство приобрести смирение

О стяжании смирения старец говорил так: «Сказываю тебе лучшее средство приобрести смирение. Это вот что: всякую боль, которая колет гордое сердце, потерпеть… Начни так – и увидишь… Главное, ты не понимаешь, что эта-то боль, это-то самое острое жало, укалывающее чувствительность сердца, и есть самый настоящий источник милостей Божиих и смирения. В них-то сокровенна есть милость Божия».

Сила молитвы духовного отца

Преподобный Анатолий советовал постоянно приносить сердечное покаяние Господу, а от отца духовного ничего не скрывать. Старец говорил: «Люблю тех, кто всё откровенно говорит о себе. Враг не может ничего посеять там, где всё открывается духовному отцу».

О силе молитвы духовного отца за свое чадо старец Анатолий приводил своей духовной дочери пример из Патерика:

«Один брат, погрязший в грехах, стал умирать. Игумен с братией стал молиться за него. И видит видение: громадный змей всасывает этого брата, но не может всосать потому, что отец за него молится.

Но брату этому так томно от этого душевного и телесного томления, что он сам уже умоляет отца своего, чтобы он не молился: пусть, говорит, уж лучше поглотит меня змий, только не томи меня. Не есть ли безумие: будто в утробе змия лучше, чем наполовину втянутому в пасть! Но старец не внял его мольбе, а продолжал молиться и высвободил брата от пасти змия».

Читай молитву Иисусову и спасешься



Будучи сам пламенным молитвенником, делателем молитвы Иисусовой, преподобный Анатолий этому учил и духовных чад. Он всем и часто напоминал о необходимости постоянной Иисусовой молитвы и соблюдении чистоты сердца.

Когда одна инокиня сказала, что у нее плохое зрение, читать трудно, он ответил: «Читай молитву Иисусову и спасешься». Занятым на трудных послушаниях он особенно советовал вместо правил читать Иисусову молитву.

Другая инокиня свидетельствовала: «Я по поступлении в монастырь заболела. Мне было пятнадцать лет, доктора нашли у меня порок сердца и горловую чахотку и сказали, что я скоро умру, но мне не хотелось умирать. Батюшка сказал мне: “Читай, как можешь, и сидя, и лежа молитву Иисусову, и всё пройдет”. Так я и сделала и за святыми его молитвами выздоровела. И с тех пор прошло 23 года, и я живу и послушание несу по силам и по келье делаю всё для себя, хотя и не имею большого здоровья, но прежде не могла и по келье ходить».

Только Бог и душа

О молитве отец Анатолий говорил еще и так: «Надо молиться Богу, чтобы между душой молящегося и Богом ничего не было и никого. Только Бог и душа. Чтобы молящийся не чувствовал ни неба, ни земли и ничего, кроме Бога, а то молитва будет несовершенная. Когда молишься под впечатлением хорошего пения или чтения, эта молитва еще не есть истинная молитва. Вот истинная молитва: пророк Илия положил голову на колени, молясь, и в несколько минут умолил Господа изменить гнев Свой на милость».

Церковь есть земное Небо

Строго требовал отец Анатолий от своих духовных детей благоговейного внимания в церкви. «В церкви стой как Ангел, – говорил он, – не разговаривай и не оглядывайся, потому что церковь есть земное Небо. Идя из церкви, читай “Богородице, Дево, радуйся…” – и ни с кем не заговаривай, а то будешь подобна сосуду, который был полон, да дорогой расплескался. Когда говеешь, тогда особенно прилежно читай молитву Иисусову. Когда идешь приобщаться, то в эту обедню особенно смотри за собой, ни с кем не говори и никуда не обращай своих помыслов. Иди к Чаше со спокойной душой, призывая молитвы своего духовного отца. Бойся в храме смутить чью-нибудь душу; ты идешь просить милости у Бога и в Его же храме оскорбляешь своего ближнего».

Покоряйся воле Божией – вот тебе и подвиг

Насколько заботился отец Анатолий о духовном преуспеянии своих чад, настолько же мудро охранял от всякого повода к тщеславию и самомнению вследствие взятых на себя подвигов.

Одна монахиня была так больна, что не могла нести послушания. И когда отец Анатолий навестил ее, она сказала: «Я послушания никакого не несу: благословите мне взять на себя подвиг жить одной, чтобы поститься, молиться и спать на голых досках».

Старец ответил: «Ты знаешь, лукавый не ест, не пьет и не спит, а всё в бездне живет, потому что у него нет смирения. Это враг искушает. Какие тебе подвиги? С тебя довольно и болезни. Терпи, что Господь тебе дал. А ты покоряйся воле Божией – вот тебе и подвиг. Читай Иисусову молитву. Подвиги есть листья, а Иисусова молитва есть корень и плод всего. Смиряйся, во всём себя укоряй, с благодарением неси болезни и скорби – это превыше поста и подвигов и всех послушаний».

В норе и змея сидит тихо, а тронь ее – она и зашипит

Преподобный Анатолий на общежитие смотрел как на прекрасную школу для выработки смирения и терпения. Он говаривал, что общежитие умерщвляет страсти. «В норе и змея сидит тихо, а тронь ее – она и зашипит. Так и в общине. Возьми разных камней, положи в мешок и долго тряси, они станут круглыми – так и в общине. В потолке гвозди темные. На полу светлые – потому что по ним ходят, и они становятся блестящими. Так и монах, очищенный скорбями, бывает светел».

Духовный бисер

Советы преподобного Анатолия – духовный бисер для жаждущих старческого окормления.

«Учись быть кроткой и молчаливой, и будешь любима всеми. А раскрытые чувства то же, что ворота растворенные: туда бежит и собака, и кошка… и гадят».

«Мы обязаны всех любить, но чтоб нас любили, мы не смеем требовать».

«Без зимы не было бы весны, без весны не было бы и лета. Так и в жизни духовной: немножко утешения, а затем немножко поскорбеть, и составляется так помалу путь спасения».

«Будем принимать всё от руки Божией. Утешит – поблагодарим. И не утешит – поблагодарим».

Преподобне отче Анатолие, моли Бога о нас!

Ольга Рожнёва

http://www.pravoslavie.ru/68212.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77979

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #19 : 24 Октября 2016, 16:26:39 »

Самый сокровенный Оптинский старец

Памяти преподобного Нектария (1853–1928)

 Двенадцатого мая — день памяти преподобного Нектария (1853–1928), последнего соборно избранного Оптинского старца, наделённого Богом великим даром пророчества и прозорливости. Он задолго до революции и гражданской войны видел грядущие беды и скорби людей, молился за всю Россию, утешал людей, укреплял их в вере, брал на себя бремя людских грехов. Старец разделил участь многих своих верующих соотечественников: был гоним, сослан, почил в изгнании.


Преподобный Нектарий Оптинский

Кому нужны такие?

Рассказы о своём детстве преподобный Нектарий часто начинал словами: «Было это в младенчестве моём, когда жил я с маменькой. Двое нас было на белом свете, да ещё кот жил с нами. Мы низкого были звания и притом бедные. Кому нужны такие?» Его отец, умирая, благословил семилетнего сына иконой святителя Николая, поручая ребёнка попечительству святого. С этой иконой преподобный Нектарий не расставался всю жизнь.

Вскоре умерла и мать, мальчик остался круглым сиротой и уже в одиннадцать лет должен был сам зарабатывать себе на жизнь, работая у богатого купца. В свободное время любил ходить в храм и читать церковные книги.

Монастырь вместо женитьбы

Когда юноше исполнилось двадцать лет, его, отличавшегося кротостью, скромностью и душевной чистотой, старший приказчик решил женить на своей дочери. Николая отправили за благословением к столетней схимнице, старице Феоктисте, духовной дочери святителя Тихона Задонского. Старица вместо женитьбы благословила юношу пойти в Оптину пустынь.

Так весной 1873 года будущий старец оказался в монастыре. Он пришёл в обитель с одной котомкой, в которой лежало Евангелие. Много лет спустя старец Нектарий вспоминал о своём первом впечатлении от Оптиной: «Какая красота здесь! Солнышко с самой зари, и какие цветы, словно в раю».

Самый что ни на есть последний

Монастырь в те годы процветал, и юный Николай думал о себе: «Круглый сирота, совсем нищий, а братия тогда вся была — много образованных. И вот я был самым что ни на есть последним». Тем не менее, великий старец Амвросий, приёма к которому приходилось многочисленным паломникам ждать неделями, принял «самого что ни на есть последнего» сразу, и, несмотря на огромную занятость, говорил с никому не известным юношей два часа. О чём была их беседа, преподобный Нектарий никогда не открывал, но после неё юноша навсегда остался в скиту.

Духовное окормление старцев

Николай стал духовным сыном преподобного Анатолия (Зерцалова), а на совет ходил к преподобному Амвросию. О духовном окормлении старцев и советах преподобного Амвросия вспоминал позднее так: «… я питал к нему великую любовь и веру. Бывало, придёшь к нему, и он после нескольких слов моих обнаружит всю мою сердечную глубину, разрешит все недоумения, умиротворит и утешит. Попечительность и любовь ко мне, недостойному, со стороны старцев нередко изумляли меня, ибо я сознавал, что их недостоин.

На мой вопрос об этом духовный отец мой, иеромонах Анатолий, отвечал, что причина сему — моя вера и любовь к старцу, и что если он относится к другим не с такой любовью, как ко мне, то это происходит от недостатка в них веры и любви. Как человек относится к старцу, так точно и старец относится к нему».

Николка проспится — всем пригодится!

Молодого послушника старцы вели истинно монашеским путём. Старцы Амвросий и Анатолий (Зерцалов), провидя в юноше своего достойного преемника, прикрывая свою святую любовь к нему полуюродством и шутками, обучали юного послушника высшей и спасительной добродетели — смирению.

По воспоминаниям тех, кто знал отца Нектария в годы его юности, он был очень красив. И старец Амвросий для смирения называл его «губошлеп». Юный послушник всегда с любовью и смирением принимал его укоризны. Так, братия Скита часто получала посылки от родственников с «утешениями» — печеньем, вареньем, чаем. Николаю некому было присылать эти «утешения», и сами великие старцы потчевали его, но при этом смиряли. Придёт он к старцу Амвросию, просит сладостей к чаю, а тот ему строго: «Как, ты уже всё съел? Ах ты, губошлеп!»

Первым послушанием его в Оптиной было ухаживать за цветами. Порой ему приходилось выходить из Скита в монастырь и под большие праздники вместе с шамординскими монахинями плести венки на иконы. При этом, как потом вспоминали сёстры, молодой послушник часто краснел и старался не поднимать на них глаза. Ревностный ученик великих старцев «хранил зрение», чтобы достигнуть евангельской чистоты.

Вскоре его назначили на пономарское послушание: прислуживать священнику в алтаре. У преподобного Нектария была келья, выходившая дверью в церковь, в ней он прожил двадцать лет, не разговаривая ни с кем из монахов: только сходит к старцу или духовнику и обратно. Сам он любил повторять, что для монаха есть только два выхода из кельи — в храм да в могилу.

По ночам постоянно виднелся у него свет — послушник читал или молился. А утром должен был первым, до прихода братии, прийти в храм, подготовить алтарь к богослужению. Утреня в Скиту начиналась около часа ночи и продолжалась до половины четвёртого утра. Нелегко было мирскому юноше привыкать к строгому уставу святой обители. Простояв на молитве ночь, он приходил в храм полусонный. Случалось, опаздывал в церковь и ходил с заспанными глазами. Братия жаловались на него старцу Амвросию, на что он отвечал: «Подождите, Николка проспится, всем пригодится». Так преподобный Амвросий предсказывал его будущее старческое служение.

Крылышки за плечами чувствовал

14 марта 1887 года Николай был пострижен в мантию. При монашеском постриге ему было дано имя Нектарий в честь преподобного Нектария Киево-Печерского. Принятие ангельского чина стало для инока великой радостью. Будучи старцем, он вспоминал: «Целый год после этого я словно крылышки за плечами чувствовал».

В затворе

Получив мантию, отец Нектарий почти перестал покидать свою келью, не говоря уже об ограде Скита. По благословению старцев в затворе отец Нектарий читал духовные книги. В те годы в Оптиной была большая библиотека, в которой насчитывалось более тридцати тысяч книг.

Занимался он также географией, математикой, изучал иностранные языки, латынь. Мог прочитать наизусть Пушкина и Державина. Как-то сказал: «Многие говорят, что не надо читать стихи, а вот батюшка Амвросий любил стихи, особенно басни Крылова». И до последних дней своей жизни старец просил привозить ему книги, интересовался направлениями современного искусства, расспрашивал о постановке образования в новое время. Окончив лишь сельскую церковно-приходскую школу, он мог легко общаться с писателями, учёными.

Одна духовная дочь отца Нектария говорила подруге в его приёмной: «Не знаю, может быть, образование вообще не нужно, и от него только вред. Как его совместить с Православием?» Старец, выходя из своей кельи, возразил: « Ко мне однажды пришёл человек, который никак не мог поверить в то, что был потоп. Тогда я рассказал ему, что на самых высоких горах в песках находятся раковины и другие остатки морского дна, и как геология свидетельствует о потопе. И он уразумел. Видишь, как нужна иногда учёность».

    Старец посоветовал семинаристам жить и учиться так, чтобы учёность не мешала благочестию, а благочестие — учёности

Однажды к нему пришли семинаристы со своими преподавателями и попросили сказать слово на пользу. Старец посоветовал им жить и учиться так, чтобы учёность не мешала благочестию, а благочестие — учёности. Он советовал читать святоотеческую литературу, жития святых, но прежде всего, учил пристальному и внимательному чтению Священного Писания. Не раз повторял, что не может быть ничего в мире выше его истин: «Все стихи в мире не стоят строчки Божественного Писания».

Отец Нектарий, прими послушание

Переход из уединённой кельи к общественному служению дался отцу Нектарию нелегко. В 1913 году оптинская братия собралась, чтобы избрать нового старца. Преподобный Нектарий по своему смирению даже не присутствовал на собрании. Братия заочно избрали его в старцы и послали за ним.

Тогда отец Нектарий покорно надел рясу и как был — одна нога в туфле, другая в валенке — пошел на собрание. «Батюшка, вас избрали духовником нашей обители и старцем», — встречают его. «Нет, отцы и братия! Я скудоумен и такой тяготы понести не смогу», — возражает отец Нектарий. Но архимандрит Агапит сказал ему решительно: «Отец Нектарий, прими послушание». И тогда он подчинился, только по послушанию согласившись принять на себя старчество.

Позднее духовная дочь отца Нектария вспоминала: «…батюшка сказал мне: “Я уже тогда, когда избирали меня, предвидел и разгром Оптиной, и тюрьму, и высылку, и все мои теперешние страдания — и не хотел брать этого всего…” Он часто говорил: “Как могу я быть наследником прежних старцев? Я слаб и немощен. У них благодать была целыми караваями, а у меня — ломтик”. Про старца Амвросия говорил: “Это был небесный человек или земной ангел, а я едва лишь поддерживаю славу старчества”».

Самый «сокровенный» из Оптинских старцев

Преподобный отец Нектарий был, возможно, самым «сокровенным» из оптинских старцев. Ведь что видели случайные посетители, что оставалось в памяти о внешнем? Игрушки: крошечные автомобили, самолетики и поезда, подаренные ему кем-то когда-то, цветные кофты, надетые поверх подрясника, странные обувные «пары» — башмак на одной ноге, валенок — на другой. Музыкальные ящики и граммофон, пластинки с духовными песнопениями… Одним словом, «странным» и уж очень непредсказуемым был этот батюшка. А в странностях его был глубокий смысл.

В юродстве старца часто содержались пророчества, смысл которых открывался часто лишь по прошествии времени. Например, люди недоумевали и смеялись над тем, как старец Нектарий внезапно зажигал электрический фонарик и с самым серьёзным видом ходил с ним по своей келье, осматривая все углы и шкафы. А после 1917 года вспомнили это «чудачество» совсем иначе: именно так, во тьме, при свете фонариков, большевики обыскивали кельи монахов, в том числе и комнату старца Нектария.

За полгода до революции старец стал ходить с красным бантом на груди — так он предсказывал наступающие события. Или насобирает всякого хлама, сложит в шкафчик и всем показывает: «Это мой музей». И действительно, после закрытия Оптиной в скиту был музей.

Однажды старец Варсонофий, будучи ещё послушником, проходил мимо домика отца Нектария. А он стоит на своём крылечке и говорит: «Жить тебе осталось ровно двадцать лет». Это пророчество впоследствии исполнилось в точности.

«Детская игра старого человека»

Часто вместо ответа старец Нектарий расставлял перед посетителями куклы и разыгрывал маленький спектакль. Некоторых это смущало и казалось детской игрой старого человека.

Так, однажды владыка Феофан Калужский, посетивший Оптину, с изумлением наблюдая за тем, как старец одну за другой стал своих куколок «сажать в тюрьму», «побивать» и выговаривать им что-то невнятное, отнёс все это к возрастной немощи.

Смысл же всех этих таинственных манипуляций прояснился для него намного позднее, когда большевики заключили его в тюрьму, подвергли унижениям, а после ссылке, где владыка очень страдал от хозяина — владельца дома. Слова, сказанные старцем и показавшиеся тогда невразумительными, относились к тому, что ожидало епископа в будущем. Он вспоминал: «Грешен я перед Богом и перед старцем. Всё, что он мне показывал тогда, было про меня…».

Не читая, видел содержание

Протоиерей Василий Шустин рассказывал, как батюшка, не читая, разбирал письма:

«В один из моих приездов в Оптину пустынь я видел, как отец Нектарий читал запечатанные письма. Он вышел ко мне с полученными письмами, которых было штук пятьдесят, и, не распечатывая, стал их разбирать. Одни он откладывал со словами: “Сюда надо ответ дать, а эти благодарственные можно без ответа оставить”. Он, не читая, видел их содержание. Некоторые из них он благословлял, и некоторые даже целовал…»

Она будет здорова


Преподобный Нектарий Оптинский

Известны многочисленные случаи, когда батюшка исцелял смертельно больных людей. Приехала в Оптину мать, дочь которой страдала неизлечимой болезнью. От больной отказались все врачи. Мать дожидалась старца в приёмной и вместе с другими богомольцами благословилась у него. Она ещё не успела сказать ему ни слова, как старец обратился к ней сам: «Ты пришла молиться о больной дочери? Она будет здорова». Он дал матери семь пряников и велел: «Пусть каждый день дочь съедает по одному и почаще причащается, будет здорова». Когда мать вернулась домой, дочка с верой приняла пряники, после седьмого причастилась и выздоровела. Болезнь к ней больше не возвращалась.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77979

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #20 : 24 Октября 2016, 16:27:54 »

(Окончание)

Вот тебе лекарство

Как-то приехала к нему монахиня Нектария с мальчиком-подростком, который вдруг заболел. Температура поднялась до сорока градусов. Она и говорит старцу: «Олежек у меня заболел». А он отвечает: «Хорошо поболеть в добром здравии». На другой день дал мальчику яблочко: «Вот тебе лекарство». И, благословляя их в путь, сказал: «Во время остановки, когда будете лошадей кормить, пусть выпьет кипяточку и будет здоров». Так они и сделали. Мальчик выпил кипяточку, заснул, а когда проснулся, был здоров.

Ни синяка, ни царапинки

Духовная дочь старца схимонахиня Фомаида (Ткачёва) вспоминала, как избежала серьёзной травмы: «Это было в Холмищах. Батюшка вынес блюдце с водой и ватку и стал, крестя меня, обмывать водой все мое лицо. Я смутилась и подумала: “Не к смерти ли он меня готовит?”

На следующий день я помогала снимать с чердака оледенелое белье. Я стояла внизу, а мне передавали белье сверху. Вдруг кто-то уронил огромное, замерзшее колом одеяло, и оно ударило меня по лицу. Такой удар мог бы меня серьезно искалечить, но у меня на лице не оказалось даже синяка или царапинки. Я пошла к батюшке и рассказала ему: он молча снова обмыл мне лицо таким же образом…»

Открытая книга

Принимал преподобный старец Нектарий посетителей в «хибарке» прежних старцев. На столе в его приемной обычно лежала какая-нибудь книга, раскрытая на определенной странице. Посетитель в долгом ожидании начинал читать эту книгу, не подозревая, что это является одним из приемов отца Нектария давать через открытую книгу предупреждение, указание или ответ на задаваемый вопрос, чтобы скрыть свою прозорливость. А преподобный Нектарий по своему смирению замечал, что они приходят к преподобному старцу Амвросию, и сама келья говорит за него.

Бог за послушание поможет

Высоко ценил старец послушание. Митрополита Вениамина (Федченкова) он наставлял: «Примите совет на всю вашу жизнь: если начальники или старшие вам предложат что-нибудь, то, как бы трудно ни было или как бы высоко не казалось, не отказывайтесь. Бог за послушание поможет».

Сам батюшка не только в молодые годы, но и будучи старцем, всегда подавал пример смирения и послушания. В последние годы жизни в Оптиной он болел и с трудом передвигался. Когда же ему советовали взять палочку, отвечал: «У меня нет на это благословения духовника». Даже такую мелочь он не дерзал решать самостоятельно, без благословения. До конца дней своих строго следил за исполнением послушания и сам исполнял.

Наглядный урок послушания он дал студенту Василию Шустину (будущему протоиерею), как-то сказав, что научит его ставить самовар, потому что скоро придёт время, когда у него не будет прислуги и придётся самому ставить себе самовар. Юноша с удивлением посмотрел на старца, недоумевая, куда может деться состояние их семьи, но послушно пошёл за батюшкой в кладовку, где стоял самовар. Отец Нектарий велел налить в этот самовар воды из большого медного кувшина.

— Батюшка, он слишком тяжёлый, я его с места не сдвину, — возразил Василий.

Тогда Батюшка подошёл к кувшину, перекрестил его и сказал: «Возьми!» И студент легко поднял кувшин, не чувствуя тяжести. «Так вот, — наставил отец Нектарий, — всякое послушание, которое нам кажется тяжёлым, при исполнении бывает очень лёгким, потому что делается как послушание».

Брать на себя страдания и грехи приходящих

Как-то спросили старца, должен ли он брать на себя страдания и грехи приходящих к нему, чтобы облегчить их или утешить. «Иначе облегчить нельзя, — ответил он. — И вот чувствуешь иногда, что на тебе словно гора камней — так много греха и боли принесли тебе, и прямо не можешь снести её. Тогда приходит благодать и размётывает эту гору камней, как гору сухих листьев. И можешь принимать снова».

Господи, даруй мне благодать Твою!

    Молитесь просто: “Господи, даруй мне благодать Твою!”

Старец часто и с любовью говорил о молитве. Он учил постоянству в молитве, считая добрым знаком от Господа неисполнение прошений. «Надо продолжать молиться и не унывать, — поучал Батюшка, — Молитва — это капитал. Чем дольше лежит, тем больше процентов приносит. Господь посылает Свою милость тогда, когда Ему это благоугодно, когда нам полезно её принять… Иногда через год Господь исполняет прошение… Пример надо брать с Иоакима и Анны. Они всю жизнь молились и не унывали, и какое Господь послал им утешение!» Однажды посоветовал: «Молитесь просто: “Господи, даруй мне благодать Твою!” На вас идёт туча скорбей, а вы молитесь: “Господи, даруй мне благодать Твою!” И Господь пронесёт мимо вас грозу».

Закрытие монастыря и арест старца

После закрытия монастыря в Вербное воскресенье 1923 года преподобного Нектария арестовали. Старца повели в монастырский хлебный корпус, превращённый в тюрьму. Он шёл по мартовской обледеневшей дорожке и падал. Комната, куда его посадили, была перегорожена не до самого верха, а во второй половине сидели конвоиры и курили. Старец задыхался от дыма. В Страстной Четверг его увезли в тюрьму в Козельск. Позднее из-за болезни глаз старца перевели в больницу, но поставили часовых…

После высылки преподобного Нектария из Оптиной, большевики привели в его келью некоего оккультиста для того, что найти, как они надеялись, скрытые здесь сокровища. Была ночь, в келье старца горела керосиновая лампа. Колдун-оккультист начал свои чародейства, и, хотя лампа продолжала гореть, в комнате наступила мгла. В соседнем помещении находилась одна монахиня. Она взяла четки отца Нектария и ими начертала крестное знамение в сторону кельи старца. В его комнате сразу стало светло, а чародей бился на земле в конвульсиях эпилептического припадка.

Не оставляй духовных чад

По выходе из тюрьмы власти потребовали, чтобы отец Нектарй покинул Калужскую область. Старец был глубоко потрясен и печален, он пребывал в великой борьбе душевной, и всё утешение его было в молитве. Однажды уходящий от него обернулся и увидел, как батюшка с руками, простертыми, как у ребенка, зовущего мать, — весь обратился к иконам.

    К отцу Нектарию явились все Оптинские почившие старцы и сказали: «Если хочешь быть с нами, не оставляй своих духовных чад»

Как-то старец рассказал своим духовным детям, что к нему явились все Оптинские почившие старцы и сказали ему: «Если хочешь быть с нами, не оставляй своих духовных чад». И он тогда вернулся к старчеству. Жившие с ним уверяли, что духовный перелом был явен. Утром однажды вышел к ним прежний старец во всей силе духа.

В поисках утешения и совета

В Холмищи, где поселился старец, невзирая на трудности, добирались духовные чада в поисках утешения и совета, сюда потянулся поток людей со всех концов России. Святой Патриарх Тихон советовался с преподобным Нектарием через своих доверенных лиц. Добираться до села, особенно весной, из-за разлива рек, было трудно, даже сообщение на лошадях прекращалось. Порой приходилось идти пешком в обход до семидесяти пяти вёрст мимо леса, где было много волков. Они часто выходили на дорогу и выли, но, по святым молитвам старца, никого не трогали.

Преподобный Нектарий, будучи провидцем, предсказывал в 1917 году: «Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом будет богата, и в Оптиной будет еще семь светильников, семь столпов».

Блаженная кончина старца


Преподобный Нектарий Оптинский

С 1927 года преподобный Нектарий стал серьёзно недомогать, силы его угасали. 29 апреля 1928 года до Холмищ с трудом добрался отец Адриан, на руках которого старец скончался в эту же ночь. Незадолго до кончины на вопрос, где его хоронить, старец указал на местное кладбище. Когда его спрашивали, не отвезти ли его тело в Козельск, отрицательно качал головой.

Преподобный Нектарий не велел хоронить его и возле Покровской церкви в селе Холмищи, сказав, что там будет хуже свиного пастбища. Так и случилось. Храм разрушили, а на соборной площади устроили ярмарку и танцплощадку. Исполняя желание старца, его погребли на местном сельском кладбище в двух-трёх верстах от села Холмищи.

В 1935 году грабители разрыли могилу старца, надеясь найти там ценности. Они сорвали крышку гроба и открытый гроб поставили, прислонив к дереву. Утром колхозники, пришедшие на кладбище, увидели, что старец стоит нетленный — восковая кожа, мягкие руки. Гроб закрыли и опустили в могилу с пением «Святый Боже».

В лике святых

Несмотря на все потрясения революции и перемены могила старца Нектария была найдена. В 1992 году братия восстановленного Оптинского монастыря прибыла на место погребения старца и начала копать. Сначала нашли гроб схимонахини Нектарии (Концевич) — матери владыки Нектария Сеаттлийского и послушницы старца Нектария, а потом ниже и чуть в стороне — гроб с мощами старца Нектария. Когда открыли гроб старца, все ощутили благоухание; мантия его оказалась нетленна. Было совершено торжественное перенесение мощей с кладбища села Холмищи во Введенский собор Оптиной пустыни. Когда торжественная процессия двигалась по обители, от мощей старца исходило чудное благоухание, они были янтарного цвета.

В 1996 году преподобный Нектарий был причислен к лику местночтимых святых Оптиной пустыни, а в августе 2000 года — Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен для общецерковного почитания.

Как при жизни старца, так и после его блаженной кончины каждый, кто обращается к нему с истинной верой, получает благодатную помощь. По молитвам преподобного Нектария люди выходят из трудных жизненных ситуаций, совершаются чудеса духовного и телесного исцеления.

Преподобне отче Нектарие, моли Бога о нас!

Ольга Рожнёва

http://www.pravoslavie.ru/70612.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77979

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #21 : 24 Октября 2016, 16:36:58 »

Чудо его жизни — сама Оптина

Памяти преподобного Моисея Оптинского


Преподобный Моисей Оптинский

Двадцать девятого июня мы чтим память Оптинского старца Моисея. Преподобный Моисей (1782–1862), в миру Тимофей Иванович Путилов, уроженец города Борисоглебска Ярославской губернии, был третьим из десяти детей большой купеческой семьи Путиловых.

Мать семейства, Анна Ивановна, — боголюбивая, милостивая к нищим и беднякам, смиренная, усердная к молитве. С семилетнего возраста почти ежедневно ходила к обедне в монастырь, в котором жил её родной дедушка, иеродьякон. Когда приносила гостинец дедушке, он каждый раз говорил ей о сокровище. На вопрос внучки: «Где же сокровище? Ибо у вас в келье нет и сундучка», старец отвечал, что это сокровище лежит под престолом Божиим.

Отец, Иван Григорьевич, строго соблюдал посты, пел на клиросе, любил читать Священное Писание, церковную историю, жития святых и исторические книги. Детей воспитывал строго, сам учил грамоте, чтению, письму. В училище ни одного сына не отдал, опасаясь, чтобы не было дурного влияния на детей со стороны товарищей или по недосмотру учителя.

    На простом мраморном памятнике написали: «Путилова дети: Моисей, игумен Оптиной Пустыни, Исаия, игумен Саровской Пустыни, Антоний, игумен Малоярославецкого Николаевского монастыря»

Получив строгое, почти монашеское воспитание, все дети этой благочестивой семьи стремились к духовной жизни, три сына стали игуменами и позднее, после смерти родителя, на его простом мраморном памятнике, у алтаря церкви Всех Святых, написали: «Путилова дети: Моисей, игумен Оптиной Пустыни, Исаия, игумен Саровской Пустыни, Антоний, игумен Малоярославецкого Николаевского монастыря».


Монахиня Досифея, старица Ивановского монастыря (1746¬1810). Неизвестный художник

Когда Тимофею исполнилось восемнадцать лет, его вместе с четырнадцатилетним братом Ионою отправили на службу в Москву. Братья познакомились здесь с истинно духовными людьми: монахиней Досифеей (по преданию, известной княжной Таракановой), старцами Новоспасского монастыря Александром и Филаретом, которые находились в духовном общении с великим старцем Паисием Величковским.

Братья окончательно утвердились в желании монашеской жизни. Их старшая сестра, Анисия, мечтала о монашестве, но по желанию отца, вышла замуж и вскоре умерла. Муж её ушёл в монастырь, в Саровскую пустынь. Когда братья узнали об этом, они решили тоже поехать в Саров. Опасаясь, что отец не даст им согласия на монашество, братья сообщили отцу письмом о принятом ими решении оставить свои должности, чтобы служить Иному Господину.

В Сарове братья встретились с великими старцами: уже тридцать семь лет жил там преподобный Серафим Саровский, схимонах Марк, проходивший подвиг юродства, игумен Назарий, восстановитель Валаама.

Во время трёхлетнего пребывания в Сарове Тимофей пользовался наставлениями духоносных старцев. Он имел тяжёлое послушание в хлебне, а потом ходил за больным строителем отцом Исаией. Затем брат остался в Сарове и впоследствии стал Саровским игуменом. Тимофей же поступил послушником в Свенский Успенский монастырь Орловской епархии.

Здесь он провёл десять лет, был пострижен старцем Афанасием, учеником великого Паисия Величковского, в монахи, с именем Моисея, в честь преподобного Моисея Мурина. Это имя было дано ему за сходство с преподобным в гостеприимстве и страннолюбии, которое, видимо, унаследовал Тимофей от матери. Про Моисея Мурина широко известна история, когда он нарушил устав скита (не варить пищу) ради любви к странникам, и старец скита сказал, что он нарушил заповедь человеческую, но соблюл заповедь Божию.

Позднее отец Моисей поселился вместе другими пустынниками на берегу речки в Рославльских лесах вместе с несколькими старцами, учениками Паисия Величковского, пришедшими из Молдавии, чтобы принести на свою родину сокровище внутренней, «умной» молитвы. Каждый день правили всю церковную службу. В праздники к ним приходил священник, чтобы причастить их. Много молились, занимались рукоделием, обрабатывали огород, который родил только репу. Летом собирали грибы и ягоды для благодетелей, которые иногда присылали им хлеб, крупу, постное масло. Часто еды не хватало, пустынники соблюдали сухоядение.

Отец Моисей и здесь нашёл себе занятие, связанное с любимыми духовными книгами: он переписывал полууставом Священные Писания. Из благоговения делал это стоя.

Часто подстерегали пустынников опасности: целую зиму кругом выли волки, расхищали огород медведи, однажды напали на них разбойники, иногда придиралась полиция. Но страшнее всего были бури, ломавшие столетние деревья. Одно такое дерево чуть не раздавило келью отца Моисея.


Игумен Малоярославецкого Николаевского монастыря Антоний (Путилов) и игумен Оптиной Пустыни Моисей (Путилов)
   

В 1816 году к нему приехал подросший младший брат Александр, чтобы разделить с ним его жизнь монаха и пустынника. Через четыре года испытания Александра постригли в монахи с именем Антония и поручили руководству старшего брата, отца Моисея, к которому отец Антоний и сохранял послушание всю жизнь.

Во время пустынной жизни отец Моисей созрел духовно, он приобрёл сосредоточенность, молчание, внимание, дар молитвы, глубокое знание учения Святой Церкви и святоотеческих творений. Из его дневниковых записей в то время можно судить о его духовной высоте: «…блеснуло в уме разумение относительно до сожительствующих со мной братий, чтобы их погрешности, видимые мною и исповедуемые ими, принимать на себя и каяться, как за собственные свои, дабы не судить их строго и гневом отнюдь не воспламеняться. Ошибки, проступки и грехи братьев да будут мои».

Господь силен устроить любые внешние обстоятельства для своих избранников, нет сомнений, что в подходящее время Он приведёт ищущего спасения человека в нужное место и поместит его в подобающие условия. Так и случилось с преподобным Моисеем. Когда он созрел для духовного руководства, Господь переменил обстоятельства его жизни и призвал его на высшее служение, вручив ему пастырство и настоятельство. Произошло это следующим образом.

В 1820 году, в возрасте тридцати восьми лет, отец Моисей проездом побывал в Оптиной Пустыни, и был представлен Калужскому архипастырю, преосвященному Филарету. Этот знаменитый подвижник всей душой с юности любил монашество. Дикий сосновый бор, окружающий Оптину пустынь, навёл его на мысль устроить при Оптиной скит. Знакомство с отцом Моисеем утвердило его в этом намерении. После переписки и приглашения преподобный Моисей с братом, преподобным Антонием, и ещё двумя монахами прибыли в Оптину и поместились на монастырской пасеке.

С великим трудом новоприбывшие пустынники должны были очистить место от сосновых многовековых деревьев. Из срубленного леса построили небольшую келью, огородили забором, поставили церковь в честь Иоанна Предтечи. Отец Моисей поехал за сбором в Москву и вернулся в повозке, столь нагруженной, что ему самому места почти не оставалось.

В 1822 году, в возрасте сорока лет, он был рукоположен в иеромонахи и определён духовником обители. А через три года преподобного Моисея избирают настоятелем Оптиной.


Преподобный Моисей Оптинский

Тридцать семь лет продолжалось настоятельство преподобного Моисея. За эти годы его трудами Оптина преобразилась. Число братии увеличилось в несколько раз. Была почти удвоена монастырская земля. Разведены фруктовые сады, заведён рогатый скот, устроена огромная монастырская библиотека, расширен собор. Также были воздвигнуты две церкви, выстроены трапеза, гостиницы, конный и скотный дворы, семь корпусов келий, два завода, мельница и знаменитая белая Оптинская ограда. Служба стала совершаться благолепно, но, что важнее всего, возвысился духовный строй обители.

Все эти громадные постройки были произведены без денег, на веру – и столько же для обители, сколько на помощь бедным для заработков. Он покупал иногда за высшую, чем просили, цену вовсе ненужные вещи только для того, чтобы помочь нуждающемуся продавцу, покупал гнилые припасы, сам употребляя их в пищу, держал на жаловании сирот, одних для отпугивания ворон, других для ловли кротов.

В гостинице не было установлено никакой платы, но всякому предлагалось класть в кружку по усердию. Один богатый купец спросил, не боится ли настоятель, что все будут жить даром. И преподобный Моисей ответил: «Не заплатят девяносто девять, Бог пошлёт сотого, который за всех заплатит». Купец после этого стал благодетелем Оптиной.

Отец Моисей всегда принимался за большие дела, не обладая необходимыми для этого средствами, рассчитывая на одну только помощь Божию. При каждой новой его затее люди практические спрашивали: «А деньги, отец Моисей, у вас есть?» Настоятель с улыбкой показывал рублей 15–20. «Да ведь это все равно, что ничего; постройка ведь тысячная». Отец Моисей отвечал: «А про Бога-то ты забыл. У меня нет, так у Него есть».

Во время одного голода, когда и монастырю не хватало хлеба, отец Моисей нанял окрестных крестьян для новой постройки, он также закупал хлеб по очень высокой цене и кормил народ. Кто-то из окружавших осмелился упрекнуть его за эти слишком большие расходы.

Обычно сдержанный и молчаливый, отец Моисей с негодованием и слезами на глазах ответил: «Что же, народу-то с голоду умирать? Ведь он во имя Христово просит избавить его от голодной смерти, а Христос любы есть. Нет, будем делати для самого же народа, дондеже Господь не закрыл ещё для нас щедрую руку Свою. Он не для того посылает нам Свои дары, чтобы мы их прятали под спуд, а чтобы возвращали в такую тяжелую годину тому же народу, от которого мы их получаем».

При приёме в монастырь преподобный Моисей не требовал денежного вклада, он любил принимать больных, слепых, бедных, которые ничем не могли воздать обители. Когда при его кончине открыли ящик, где он хранил деньги, нашли один гривенник, застрявший между дном и стеною. «Верно, батюшка не заметил его, а то бы непременно и его истратил на бедных», — сказал его брат, преподобный Антоний.

Благодаря тому, что преподобный Моисей прошел тот же духовный путь внутреннего делания, что и старец Лев, между обоими строгими подвижниками сложилось глубокое взаимное понимание, единодушие. Преподобный Моисей также возлагал бремя духовного окормления братии на ученика старца Льва — преподобного Макария. При преподобном Моисее пришёл в Оптину послушником будущий ее великий светильник — преподобный старец Амвросий.

Сам строгий постник и подвижник, преподобный Моисей был преисполнен самой нежной любовью к людям и снисходителен к их погрешностям, скорби и искушения переносил со всё возрастающим смирением. К концу своей жизни он неустанно повторял: «Теперь дознал я, что действительно я хуже всех».

Всю жизнь преподобного можно выразить такими словами: он жил сокровенно в Боге среди непрестанных забот и попечений внешних, все свои силы отдавал служению ближним.


Преподобные Моисей, Антоний, Варсонофий и Анатолий Оптинские
   

Старец Моисей успел благополучно скрыть себя от людей, почему многие считали его, хотя и хорошим, но обыкновенным человеком, и только духовные мужи ощущали благоухание добродетелей преподобного Моисея и признавали его высоко-духовным старцем. Чудо его жизни и его служения — сама Оптина, процветшая и прославившаяся, ставшая, по существу, центром духовной жизни России.

Сподобился преподобный Моисей принять незадолго до своей кончины великий ангельский образ. Весть о пострижении его в схиму и о его приближающейся кончине собрала к одру старца великое множество людей — монашествующих и мирских. С плачем и благоговением подходили они к нему, чтобы принять последнее его благословение.

    В последние дни жизни преподобного Моисея открылся тщательно скрываемый им дар прозорливости

В последние дни земной жизни преподобного Моисея открылся тщательно скрываемый им дар прозорливости: так, больной старец подозвал к себе келейника и сказал: «Спроси, что это за женщина? Зачем она меня беспокоит?» Келейник, не видя никакой женщины, подумал, что это бред. Но потом оказалось, что на крыльце, за дверями, действительно, долго стояла женщина, которая, получивши образок для себя, не хотела удалиться и настоятельно просила, чтобы ей дали образок и для её сына. Узнав об этом, келейник взял образок, поднес его старцу для благословения. Старец благословил его и промолвил: «Вот теперь я спокоен», — и келейник вынес образок дожидавшейся крестьянке.

Другому же посетителю, к немалому его удивлению, преподобный сказал, что в воскресенье надеется быть в церкви, и когда тот возразил, что ему по слабости сил никак нельзя служить, преподобный Моисей прибавил: «Служить нельзя, но быть можно». Слова эти сбылись в точности — в воскресенье гроб почившего о Господе старца был перенесен в церковь.

Праведная кончина преподобного старца Моисея наступила в 1862 году, на 81-м году его земной жизни, в десять часов утра, в тот самый момент, когда в его присутствии читали слова Евангелия: «Ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его» (Мф 16:27).

Были явлены и его нетленные честные мощи. При захоронении новопреставленного преподобного Антония разломали склеп и обнаружили гроб преподобного Моисея совершенно как новый, несмотря на сырость грунта. Приоткрыв гроб, увидели, что тело его осталось нетленным.

В 1996 году он был причислен к лику местночтимых святых Оптиной пустыни, а в августе 2000 года — юбилейным Архиерейским собором Русской Православной Церкви прославлен для общецерковного почитания.


Преподобный Моисей Оптинский

Преподобный Моисей советовал духовным чадам:

«Опыт указал мне такое правило: если кому нужно сделать выговор или замечание, то надобно прежде в сердце помолиться за него Богу. Думаешь иногда, что брат тот не примет замечания, а если помолишься за него сперва, то смотришь, сверх ожидания он и замечание выслушает спокойно, и исправление бывает».

«Если хотите быть мирными, ни с кем не расставайтесь в неудовольствии, но всячески старайтесь от души простить всех и даже по возможности умиротворить, чтобы разойтись в мирном духе, тогда и сами будете наслаждаться душевным спокойствием».

«Чтоб меньше страдать и не лишаться удовольствия временного, надобно содержать себя в равнодушии: в радости не слишком восхищаться, а в печали не весьма печалиться».

«Советую, чтобы ты ни от какого положенного на тебя дела не отрицался и ни на что сам не навязывался, и когда сие сохранишь совершенно, то и в тягчайших трудностях благополучие увидишь и меня помянешь добрым словом. Когда же ты чего прилежно сам искать будешь или отрекаться, то, поверь, во всю свою жизнь горько сожалеть будешь».

    «Поверяй самого себя каждодневно: что ты посеял на счет будущего века, пшеницу или терние?

«Поверяй самого себя каждодневно: что ты посеял на счет будущего века, пшеницу или терние? Испытавши себя, располагайся к исправлению лучшего на следующий день и таким образом всю жизнь проводи. Ежели плохо проведен был день настоящий, так что ты ни молитвы порядочно Богу не принес, ни сокрушился сердцем ни однажды, ни смирился в мысли, милости не оказал, или милостыню никому не подал, ни простил виноватого, ни стерпел оскорбления, напротив же того, не воздержался от гнева, не воздержался в словах, пище, питие, или в нечистых мыслях ум свой погружал, все сие рассмотрев по совести, осуди себя и положи на следующий день быть внимательнее во благое и осторожнее в злое».

«В затруднениях, недоумениях и всех обстоятельствах ближайшее средство и верное к пользе нашей — одно обращение ко Господу и возложение на Него всей печали и попечения».

Преподобне отче Моисее, моли Бога о нас, грешных!

Ольга Рожнёва

http://www.pravoslavie.ru/71848.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77979

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #22 : 24 Октября 2016, 17:16:00 »

Истинный послушник Господа

Памяти преподобноисповедника Никона Оптинского



Восьмого июля мы чтим память Оптинского преподобноисповедника Никона. Преподобный Никон (в миру Николай Митрофанович Беляев) был великим образцом терпения и послушания, всегда, с дней юности и до кончины своей, благодушно переносил всё, ниспосланное ему Богом.


Преподобноисповедник Никон Оптинский

Ещё в детстве с ним произошли удивительные знаковые события. В 1888 году дом Беляевых посетил святой праведный Иоанн Кронштадтский. Отслужив молебен, он благословил молодую мать и подарил ей свою фотографию с собственноручной подписью и датой – «год 1888, год рождения сына Николая».

    Совершилось чудо. Мертвый ребенок ожил

Вторым событием стало чудесное исцеление от смертельной болезни. В возрасте 5-ти лет мальчик тяжело заболел. Все усилия врачей спасти его оказались безрезультатными. Обнимая похолодевшее, бездыханное тельце младенца, его мать горячо молила святителя Николая сохранить ему жизнь. И совершилось чудо. Мертвый ребенок ожил. Впоследствии Оптинский старец Варсонофий особенно подчеркивал таинственное значение этого случая, в смысле явного предназначения Николая к иноческой жизни.

Юный студент университета Николай с братом Иваном решили уйти в монастырь, но не знали, в какой. Изрезали на полоски перечень русских монастырей и, помолившись, вытянули полоску, на которой было написано: «Козельская Введенская Оптина пустынь». Братья приняли это за послушание. Так Господь привёл их в Оптину.

Девятого декабря 1907 года, в день празднования иконы Божией Матери «Нечаянная Радость», братья Беляевы были приняты в число скитской братии и поселились в Иоанно-Предтеченском скиту Оптиной пустыни. Около года они проходили различные послушания, в том числе связанные с незнакомым им прежде тяжелым физическим трудом.

    Его душа не знала ни уныния, ни недовольства, ни ропота

Николай охотно и жизнерадостно выполнял все послушания: работал в трапезной, разметал снег, носил дрова, мыл посуду, подметал пол. В церкви он был помощником пономаря. Работал в саду: носил навоз, копал, сажал. Избалованный и выросший почти в роскоши, непривычный к физическому труду, Николай не тяготился ничем. Его душа не знала ни уныния, ни недовольства, ни ропота.

Духовным руководителем братьев стал преподобный Варсонофий. В октябре 1908 года Николай был назначен письмоводителем старца. К этому времени юный послушник становится самым близким учеником и сотаинником старца Варсонофия, который провидел его высокое предназначение и готовил в свои преемники, руководил его духовной жизнью.

В 1915 году Николай был пострижен в мантию и получил имя Никон в честь святого мученика Никона, а в 1917 году он удостоился сана иеромонаха. В этом сане последний из Оптинских старцев пребывал до самой своей мученической кончины.

После октябрьского переворота Оптина была закрыта, начались гонения. «Умру, но не уйду», – так писал преподобный Никон в своем дневнике, будучи ещё послушником монастыря. Эти слова выражали общее настроение оптинской братии. Трудоспособные монахи создали «сельскохозяйственную артель», дававшую пропитание. Преподобный Никон ревностно трудился, делая все, что только возможно, чтобы сохранить монастырь.

    «Умру, но не уйду», – писал преподобный Никон

В 1923 году Оптина Пустынь, подобно множеству других российских монастырей, была закрыта.

По благословению последнего архимандрита Оптиной пустыни, Исаакия II, иеромонах Никон остался служить при монастырском храме в честь Казанской иконы Божией Матери. «Благословляю тебя служить и принимать людей на исповедь», – сказал отец Исаакий иеромонаху Никону. И тот пробыл в стенах разорённого монастыря еще около года, духовно окормляя маленькую общину, состоявшую из сестер закрытого к тому времени женского Шамординского монастыря.

Так преподобный Никон за святое послушание настоятелю обители стал последним Оптинским старцем. К нему приходили духовные чада из Козельска и многочисленные богомольцы, по-прежнему съезжавшиеся к могилкам старцев со всех концов России: народная тропа в Оптину не желала зарастать. В те страшные годы верные чада Церкви особенно нуждались в укреплении и утешении, и именно такой духовной опорой был преподобный Никон.

Его арестовали в июне 1927 года. Около года преподобный Никон пробыл в тюрьме города Калуги, три страшных года провел в лагере «Кемперпункт». В августе 1930 года, больной туберкулёзом, был отправлен в ссылку Архангельскую область, в деревню Воспола.

Это было его последнее земное пристанище, последний этап земного страдания. Он нашёл квартиру в доме одной женщины, которая поставила в условие своему квартиранту выполнять все тяжелые физические работы по дому. Состояние здоровья преподобного Никона ухудшалось с каждым днем, он недоедал.

Однажды от непосильного труда страдалец не смог встать. В конце концов, узнав, что он неизлечимо болен туберкулезом, хозяйка в зимнюю стужу выгнала постояльца из дома, выбросив на улицу все его вещи. Тогда товарищ по несчастью, бывший насельник Оптиной Пустыни иеродиакон Петр, перевёз умирающего отца Никона в деревню Валдокурье, где жил и сам.

Во время предсмертной болезни, несмотря на всё усиливающиеся страдания, а под конец и полную беспомощность, отец Никон оставался верным данному им обету терпеть всё и не только почти не жаловался никому на свою болезнь, но и не требовал и не просил ничего для облегчения своих мук, не выказывая ни делом, ни словом, ни даже взглядом своего неудовольствия чем-либо, смиренно принимая всё ниспосланное ему, как должное.

До последних минут продолжал выполнять своё молитвенное правило, читал Священное Писание, заботился о духовных чадах и писал им записки слабеющей рукой.

В самый день блаженной кончины, 25 июня/8 июля 1931 года, он причастился, прослушал канон на исход души. Лицо почившего было необыкновенно белое, светлое, улыбающееся чему-то радостно. Господь, даровав Своему верному слуге мирную кончину, и по преставлении почтил его соответствующим его сану и заслугам погребением.

Он был отпет и погребен по монашескому чину на кладбище села Валдокурье. Проводить его в последний путь пришло множество ссыльных. Промыслом Божиим на погребение преподобного Никона одних священнослужителей собралось 12 человек. Несмотря на то, что все они находились на работе (за 60 километров от Валдокурья), они вдруг получили выходной – точно на погребение его были отпущены.

В 1996 году преподобный Никон был причислен к лику местночтимых Святых Оптиной Пустыни, а в 2000 году прославлен для общецерковного почитания.

Духовные наставления преподобного Никона

Советы живущим в миру

«“Если ты миряныня – живи среди мирян и твори дела их...”. Это надо понимать так: всякому виду христианского жития свойственны свои добродетели и занятия. Нам недоступны дела тех, с которыми мы имеем различный образ жизни. Например, мать, имеющая грудных детей, не может ходить ежедневно в церковь ко всем службам и дома подолгу молиться. Из этого будет не только смущение, но и даже грех, если, например, в отсутствие матери ребенок без призора искалечит себя или натворит шалостей, когда будет подрастать.

Не может она совершенно отречься от имущества ради личного подвига, ибо она обязана содержать и кормить детей. Она обязана угождать Богу делами, ей свойственными: терпением тягот семейной жизни, посильной молитвой, посильной милостыней, учением и воспитанием детей, соблюдением постов, хождением по праздникам в церковь, удалением от ропота, сплетен и т.п.»

О талантах и способностях

    Таланты – это благоприятные условия для спасения души

«Под талантом надо подразумевать не только богатство, учёность, знатность. Таланты – это благоприятные условия для спасения души. Каждому из нас даны таланты. Бедность, болезни, различного рода скорби – это всё таланты.

С мирской точки зрения, талантами считаются ум, учёность, музыкальные или художественные способности. Они не греховны, и хорошо, когда такую способность совмещают с христианской жизнью, когда посвящают её Богу.

Если же эта способность мешает жить по Богу и спасать свою душу, то её следует оставить. Лучше быть поглупее и попроще, но спастись. Что пользы тебе, если ты весь мир приобретёшь, душу же свою погубишь?»

О скорбях

«Бесскорбная жизнь – признак неблаговоления Божия к человеку. Не следует завидовать живущим бесскорбно, ибо конец их бесскорбия плачевен».

«Не должно дерзостно бросаться в пучину скорбей, в этом самонадеянность гордая. Но когда скорби придут сами собою, – не убойся их, не подумай, что они пришли случайно, по стечению обстоятельств. Нет, они попущены непостижимым Промыслом Божиим».

    Плод скорбей в очищении души и её духовном состоянии

«Плод скорбей в очищении души и её духовном состоянии. Его надо хранить».

«Никогда не было, нет и не будет на земле беспечального места. Беспечальное место может быть только в сердце, когда в нём Господь».

О тщеславии

«Не должно тщеславиться ни здоровьем, ни красотою, ни другими дарами Божиими... Всё земное непрочно, и красота, и здоровье. Благодарить Господа надо, благодарить со смирением, сознавая своё недостоинство, а не тщеславиться чем-либо».

«Когда чувствуешь к кому-либо нерасположение»

«Когда чувствуешь к кому-либо нерасположение, или злобу, или раздражение, то нужно молиться за тех людей, независимо от того, виноваты они или не виноваты. Молись в простоте сердца, как советуют святые Отцы: «Спаси, Господи, и помилуй раба Твоего (имя) и ради его святых молитв помоги мне, грешной!» От такой молитвы умиротворяется сердце, хотя иногда не сразу».

О молитве

«…Мы сами по себе, без Божественной помощи, и помолиться-то не в состоянии: не можем мы молиться, как следует, и не знаем, как и о чём молиться».

«Во всякое время, что бы вы ни делали: сидите ли, идёте ли, работаете ли, читайте с сердцем: “Господи, помилуй!”»

«Всё испрашивается молитвой. Вы ещё только подходите к первой ступеньке, не поднимаетесь, а только подходите, а ещё надо пройти сквозь дверь и никакими усилиями невозможно в неё войти, если не будет милости Божией, а потому первым делом надо просить: “Милосердия двери, Господи, отверзи ми!”»

«Когда будешь скорбен и уныл и найдёт на тебя искушение тяжкое, ты только одно тверди: “Господи, пощади, спаси и помилуй раба Твоего!” И скорбь облегчится».

«Правило молитвенное старайся не упускать ни утром, ни вечером, но если когда по какой-либо причине опустишь, особенно по независящим от тебя обстоятельствам, то не смущайся, а смиренно укоряй себя в немощи, ибо самоукорение есть невидимое восхождение, а смущение, по словам батюшки Амвросия, нигде в числе добродетелей не поставлено».

О страстях

«Победа над страстями совершается силою Божиею. Наши немощные силы к этому недостаточны. В этом надо смиренно сознаться и смирением привлекать к себе милость и помощь Божию».

Святой преподобноисповедниче, отче Никоне, моли Бога о нас, грешных!

Ольга Рожнёва

http://www.pravoslavie.ru/72057.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77979

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #23 : 24 Октября 2016, 17:24:52 »

Плоды смирения

Памяти преподобного Антония Оптинского (1795–1865)


Преподобный Антоний Оптинский. Автор прижизненного портрета: иером. Гавриил (Спасский)

Двадцатого августа мы празднуем память преподобного Антония, старца Оптинского.

Преподобный Антоний, в миру Александр Иванович Путилов, родился в городе Борисоглебске Ярославской губернии в 1795 году в благочестивой семье, где ближайшие родственники: старшие братья, дядя, двоюродная сестра — тяготели к монашеской жизни.

    Семья Путиловых подарила России трёх монахов-молитвенников

Семья Путиловых подарила России трёх монахов-молитвенников, и после смерти отца три сына на его памятнике у алтаря церкви Всех святых написали: «Путилова дети: Моисей, игумен Оптиной Пустыни, Исаия, игумен Саровской Пустыни, Антоний, игумен Малоярославецкого Николаевского монастыря».

Жизнь будущего старца неоднократно подвергалась многочисленным смертельным опасностям, но Промысл Божий сохранял его невредимым. В 1812 году Александр попал в плен к французам и после десяти дней страданий и издевательств чудом бежал.

В двадцать один год юноша отправился в рославльские леса к старшему брату — монаху-отшельнику отцу Моисею, а после говаривал: «Приехавши к брату погостить, я прожил у него 24 года». Через четыре года был пострижен в иноческий чин, первый день ангела встретил в безмолвии и молитве и радовался этому: «Воистину Пасху Господню в то время чувствовала в себе самой душа моя».

    Ничто так не смирило моего окаянства, как ежегодное очищение отхожих мест

Молодому послушнику поручали самые тяжёлые работы: рубить дрова, собирать для удобрения огорода по проезжим дорогам конский помет, готовить еду. За любую провинность «ставили на поклоны», и он так привык к этому, что бывало «скучал» без епитимьи в виде поклонов. Позднее вспоминал: «Я имел характер самый пренесносный, и старец мой чего-чего не употреблял, чтобы смирить мою жестоковыйность. Но ничто так не смирило моего окаянства, как ежегодное по нескольку раз, в течение шести лет, очищение отхожих мест».

Как-то темной дождливой осенней ночью отправили Александра через глухую лесную чащу на реку проверить сети. С молитвой, за послушание, дошёл он до реки, рыбы не оказалось, но на обратном пути он почувствовал удивительную радость и лёгкость, а вокруг, среди тьмы, разлился свет. Так Господь Сам утешал инока.


Преподобные Оптинские старцы: схиигумен Антоний (Путилов), схиархимандрит Моисей (Путилов), иеросхимонах Макарий (Иванов)
   

В 1821 году по благословению епископа Калужского Филарета (впоследствии митрополита Киевского) отец Моисей и отец Антоний приезжают в Оптину Пустынь, первый становится настоятелем монастыря, а второй — скитоначальником. Скит и храм в честь святого Иоанна Предтечи они сами же и строят, очищая от многовекового леса участок земли.

Ввиду малочисленности братства сам скитоначальник исполнял многие братские послушания. Часто доводилось ему оставаться без келейника, который исполнял обязанности то повара, то садовника, то хлебопека. «Как самый бедный бобыль, — писал старец Антоний в 1832 году одному родственнику, — живу в келье один: сам и за водой, сам и за дровами... Чином священства почтенных теперь у нас в скиту собралось пять человек, но все они престарелы и многонемощны, почему и тяготу служения за всех несу один».

    Однажды во время всенощного бдения его ноги так кровоточили, что новые кожаные сапоги насквозь промокли

От многих трудов, от многочасовых молитвенных подвигов старец приобрёл тяжёлую болезнь — ноги от колен были покрыты ранами, когда раны вскрывались, текла кровь. Братия вспоминали, что многие, видя всегда светлое лицо отца Антония и слыша его оживленную беседу, не понимали, какой страдалец перед ними. Однажды во время всенощного бдения обе его ноги так кровоточили, что новые кожаные сапоги насквозь промокли, будто старец по колено стоял в воде. Болезнь продолжалась около 30 лет, до самой кончины преподобного.

Ежедневно днём и ночью отец Антоний испытывал невыразимую боль в ногах, даже посмотреть на них нельзя было без содрогания: больные ноги были тверды как дерево и скорее походили на прямые круглые брёвна шириной в диаметре до пяти вершков, темно-красного цвета, постоянно рделись. Из ран глубиной до самой кости сочилась всегда сукровица. Медицинские средства почти не помогали, а часто наносили ещё больший вред и усиливали болезнь.

Старец ещё и шутил по поводу своих болезней. Иван Васильевич Киреевский как-то сказал ему: «Вот, батюшка, на вас сбывается слово Писания, что “многи скорби праведным”: какой тяжкий крест возложил на вас Господь!» — «То-то и есть, — возразил старец, — что праведным скорби, а у меня-то все раны, как и святой пророк Давид говорит: “Многи раны грешному”«.

Известна история с одним иноком, привыкшим просыпать утреню. Преподобный Антоний убеждал его исправиться, но тот ссылался на нездоровье. Тогда старец сам пошел на утреню, несмотря на то, что по болезни ног вообще не мог стоять. После утрени он пришел в келью к тому брату и, встав на колени, стал просить пощадить его, немощного, и впредь самому посещать богослужение. От ран в его сапогах скопилась кровь, которая начала выливаться на пол. Инок был потрясён подвигом старца, который в такой болезни заботился о его спасении, и стал ревностно подвизаться.


Преподобные Моисей, Антоний, Варсонофий и Анатолий Оптинские    

Жизнь в молитвах, трудах и смирении приносила плоды. Благодать, которую даровал Господь преподобному Антонию, была видна даже по необыкновенному выражению лица его после Литургии. Братия вспоминали, что от одного взгляда на старца в этот момент у некоторых происходил в душе нравственный переворот.

Старец был строг к самому себе и снисходителен к окружающим, относился с любовью к немощным и грешным, умел утешить и успокоить страждущих. Часто вспоминал слова святого Исаака Сирина, что с людьми надо обходиться, как с больными, и успокаивать их больше, чем обличать; ибо это больше их расстраивает, нежели приносит им пользы. «Больному,— говорил старец,— надо говорить: “Не хочется ли тебе какой похлебки или чего другого?”, а не следует говорить так: “Я тебе дам такую микстуру, что глаза выпучишь”«.

Так, однажды некто покаялся перед ним в некоторых своих согрешениях, а о других умолчал. Преподобный Антоний не стал обличать его, но, напротив, сказал каявшемуся, что он своим покаянием порадовал ангелов на небесах. И такими словами возбудил в этом человеке великое сокрушение и усердие к совершенному очищению совести.

Старец вёл обширную переписку с духовными чадами, которая была опубликована в Оптиной Пустыни в 1868 году с предисловием: «Слово его как устное, так письменное, по свойству своему простое, мягкое, всегда было растворено духовною солью и отличалось особенной какой-то меткостью и своеобразной выразительностью и силой; и часто в простой или даже и шутливой форме содержало высокое назидание».

Советы преподобного Антония:


Преподобный Антоний Оптинский

О хранении сердца в спокойствии от смущения

«…когда пришло благое желание помолиться Богу и прочитать то и то, помолитесь и прочитайте покойным духом. Не исполнили желания по немощи, спокойным духом скажите: “Помилуй мя, Господи, яко немощна есмь”.

Не исполнили благие желания от лености и нерадения, опять спокойным духом скажите: “Господи, не вниди в суд с рабой Твоей”.

Пришли дурные мысли, паки спокойным духом скажите: “Господи, избави меня от сих”.

Осердились на кого или осудили за что, паки тем же покойным духом обратитесь ко Господу и скажите: “Согреших, Господи, прости меня, горделивую и нетерпеливую!”

Вдруг, как туча, нашли тоска и отчаяние, паки ко Господу обратитесь и скажите к своей унылой душе: “Вскую прискорбна еси душе моя, и вскую смущаеши мя! Уповай на Бога”.

    Во всех случаях старайтесь сохранять сердце свое в спокойствии от смущения!

И таким образом во всех случаях старайтесь сохранять сердце свое в спокойствии от смущения!»

Думы о будущем

«О будущей участи своей или моей не думайте много, ибо у Господа Бога для вас милости много. Довлеет дневи злоба его, т. е., довольно с нас о настоящем дне позаботиться, чтобы провести его как бы получше, а не о будущих многих летах забивать себе голову».

Полезное слово

«Польза наша бывает не от количества слов, а от качества. Иногда и много говорится, а слушать нечего, а в другое время и одно услышишь слово, и оно остается на всю жизнь в памяти».

Слепота душевная

«Как телу нашему приключаются различные недуги, так и душе. Есть слепота телесная, и есть слепота душевная. Кроме сего, у некоторых бывает еще какая-то темная вода в глазах, которыми хотя и смотрят, но ничего не видят. Подобно сему бывает темная вода и в душевных очах, от которой тоже не видят ничего. И если придет человек во глубину зол, не видит того и нерадит о спасении души своей».

Кто не умеет сам смиряться

    Кто не умеет сам смиряться, того будут смирять люди;
    а кого не смирят люди, того смирит Бог


«Горе тому человеку, кто не имеет смирения. Кто не умеет сам смиряться, того впоследствии будут смирять люди; а кого не смирят люди, того смирит Бог».

«Куда бы мы с вами ни надумали уклониться или переселиться, туда же и внутренний свой хаос перетащим, ибо как смиренным душам везде земной рай, так несмиренным везде будет мука и каторга не легче смерти».

О семейной жизни

    Спросите себя по совести пред Богом: “да стою ли я, грешная, хорошего и доброго мужа?”

«И если бы муж ваш действительно был не хорош, то спросите себя по совести пред Богом: “да стою ли я, грешная, хорошего и доброго мужа?” И совесть ваша непременно скажет, что ты совершенно хорошего не стоишь; и тогда во смирении сердца, с покорностию воле Божией, будете от души любить его и находить много хорошего, чего доселе не видали».

Здоровый и больной

«…Если посмотреть на человека здорового и посмотреть на человека, долговременно страждущего, и рассмотреть состояние души одного и другого, то кого из них назвать блаженным или окаянным: здорового или страждущего?

Например, вы в болезни своей сколько раз приносили раскаяние во грехах своих пред Господом Богом и пред духовным отцом и приобщались Святых Таин? Между тем здоровому человеку некогда и подумать о грехах; и если случится поговеть однажды в год, то не столько из усердия, сколько из приличия, чтоб сказать: “и я нынче говела”. А исповедь бывает такая, больше немая, т.е. ничего, кажется, нет на душе.

Вы в болезни своей сколько из глубины души испустили пред Богом тяжких воздыханий, которые все видит и слышит Господь. Но у здоровых совсем бывает не то; если же и они когда вздыхают, то больше о том, когда долго не видят кого, когда давно не имеют весточки о чем.

Вы в болезни своей нередко орошали лице свое слезами, а здоровые люди вместо слез сколько каждый день потратят мыла на лицо свое, чтоб было чисто, а об душе ни слова.

Вы в болезни своей очи свои часто с молитвою обращаете к образу Христа Спасителя и к Пречистой Его Матери, а здоровые дамы или девы вместо образа раз по сто в день посмотрят на себя в зеркало; а помолиться хорошенько или перекреститься как должно некогда.

А посему вы ныне в болезненном состоянии своем блаженнее всех здоровых, окружающих вас; а к сему еще и вечное блаженство на Небеси приготовлено для вас от Господа Бога; о чем во страдании своем радуйтесь вы и веселитесь, и от всей души благодарите Милосердого Бога, что у Него для страждущих приготовлено великое множество милости и утешения, которые в свое время получите вы за молитвы Богородицы».

***

Погребен преподобный Антоний в Казанском соборе Оптиной Пустыни рядом с любимым братом и духовным отцом, преподобным Моисеем. В 1996 году причислен к лику местночтимых святых в Соборе Оптинских старцев. Прославлен Архиерейским собором Русской Православной Церкви 2000 года для общецерковного почитания.

Преподобне отче наш Антоние, моли Бога о нас!

Ольга Рожнёва

http://www.pravoslavie.ru/73045.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77979

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #24 : 24 Октября 2016, 17:39:27 »

«Макарий идет!»

Памяти преподобного Макария, старца Оптинского




Преподобный Макарий Оптинский

20 сентября мы празднуем память великого Оптинского старца преподобного Макария (1788–1860), сотаинника преподобного Льва, наставника преподобного Илариона, преподобного Анатолия (Зерцалова) и самого прославленного Оптинского старца Амвросия. Последним днем земной жизни старца стал день предпразднства Рождества Божией Матери, к Которой старец питал глубокую сердечную веру и преданную любовь.

Преподобный Лев как-то сказал о старцах Оптинских: «Отец Моисей и отец Антоний – великие люди, а Макарий – свят».

Воспоминания современников о духовной помощи старца Макария и его собственные советы о духовной жизни звучат своевременно и назидательно и в наши дни.


Корми жену и детей

Один казенный крестьянин Крапивенского уезда Тульской губернии, по имени Петр, имевший жену и детей, при жизни старца Макария коротко знавший его, с давнего времени имел стремление к подвижнической жизни. Раз как-то он сильно увлекался помыслами оставить жену и детей, дабы ради спасения душевного проводить жизнь отшельническую. Но вот он увидел во сне покойного старца, который будто явился ему среди Оптинского скита, одетый в рясу; а на голове у него была простая монашеская шапка. Подошедши к Петру, старец крепко взял его за руку своими обеими руками и, держа так, сказал: «Петр! Оставь свое намерение. Корми жену и детей. Это тебе будет полезнее. Да смотри свою гордость!» (то есть чтобы не упускал из виду мнения о себе, что будто он жил благочестивее других). После этого сна день и ночь смущавшие Петра помыслы рассеялись как дым, и он уже спокойно проводил семейную жизнь.

Макарий идет!

«Был и еще замечательный случай. Один из людей образованного круга имел несчастие подвергнуться припадкам беснования. Родные его обратились за помощью к искуснейшим докторам. Те долго лечили больного дома, наконец послали его за границу к водам, но облегчения не было. Признаки беснования были очевидны, ибо припадки болезни совпадали с днями нарочитых церковных праздников, а конвульсии усиливались от прикосновения священных предметов: Святого Креста, Евангелия, богоявленской воды. В заключение всего больной не в состоянии был добровольно приступать к таинствам покаяния и причащения Святых Таин. Несмотря на то, родные его боялись или не хотели назвать болезнь страдальца своим именем.

Видя беспомощное состояние больного, один из близких к нему людей из сострадания взял на себя труд свозить его в Оптину Пустынь с намерением попросить совета у старца Макария, которого он знал лично, что делать с непонятною болезнью приятеля. Успел ли он уговорить больного или привез его в монастырь, употребив для сего какую-либо хитрость, неизвестно. Только по приезде, остановившись в гостинице, он тотчас послал просить к себе в номер старца, не упоминая о приехавшем с ним приятеле и приятелю ничего не говоря о сем. Несмотря на это, больной в то же самое время начал обнаруживать сильное беспокойство – признак приближавшегося припадка, и говорил: “Макарий идет, Макарий идет!”

Старец, действительно, пришел, но едва вошел в занимаемые гостями покои, как больной бросился на него с бешенством, произнося разные неистовые слова, и, прежде чем успели удержать его, заушил старца. Зная, кто управлял в этом деле рукою несчастного, смиренный старец употребил против него сильнейшее оружие. По заповеди Христовой, он тотчас же подставил ему другую ланиту, произнося слова Господа: “Аще тя кто ударит в десную твою ланиту, обрати ему и другую” (Мф. 5: 39). Опаленный смирением старца, бес тотчас же оставил страдальца, который упал без чувств к ногам благодатного посетителя и пролежал долгое время в совершенном оцепенении; но потом, очнувшись, встал уже здоровым, не сохранив ни малейшего воспоминания о своем поступке, в котором он, попущением Божиим, был только лишь орудием».

Об исцелении сестры

Рассказывала монахиня Алевтина:

    Вдруг сестра закричала: “Вон идет седой!” – и забилась. Действительно, из скита вышел батюшка, подошел к нам и каким-то пояском опоясал больную.

«Моя родная сестра, Мария Павловна Полунина, страдала припадками беснования. Мать наша приехала с ней в монастырь, и мы с матерью повели ее в Оптину Пустынь. Еще перед тем в нашей церкви она сильно беспокоилась, а дорогой всё бранила меня, что у меня рука проклятая, на руке же у меня были надеты батюшкины четки. Когда мы пришли в Оптину, то сели дожидаться батюшку на дорожке около скита. Вдруг сестра закричала: “Вон идет седой!” – и забилась. Действительно, из скита вышел батюшка, подошел к нам и каким-то пояском опоясал больную. Она перегнулась назад, как бы переломилась, и как будто оцепенела. Потом, как оправилась, батюшка послал нас на могилку батюшки отца Леонида. Он всегда прикрывал чем-нибудь свои исцеления. Там мы помолились и взяли песочку с его могилки. Сестра успокоилась. На другой день была у обедни. Батюшка давал ей антидор, и она принимала спокойно. После того прежних припадков с нею уже никогда не было».

Урок виновному


Часовня на месте захоронения старца оптинского Макария

«При погребении старца случилось одно неприятное обстоятельство, которое, впрочем, послужило уроком виновному и было причиной прославления самого старца. Козельский мещанин Дмитрий Никитич Чурилин, уже много лет живший по найму в Оптиной Пустыни в числе рабочих по каменной части, в самый день похорон работал в могиле, закладывая свод склепа над гробом покойника. Братия, отправив погребение, по обычаю, отправились в трапезу, а мирские посетители, и в особенности духовные дети почившего, преимущественно из монахинь, всё еще не отходили от могилы своего нежно любимого отца, и некоторые из них, как обыкновенно бывает при погребении, бросали в могилу горсточки земли. Одна из монахинь в слезах, не обратив внимания, вместе с землею захватила и камешек и, бросив в могилу, попала Чурилину в голову. Тот, не разбирая правых и виноватых, избранил стоявших около могилы непристойными словами.

Монахини, как дождь, хлынули от могилы, а Чурилин в ту же минуту почувствовал боль в руке, как будто ее обожгло. Боль эта с каждым часом стала у него усиливаться, так что он скоро принужден был оставить свою работу. Приключившуюся таким образом болезнь Чурилин попросту называл “волосатиком”. Она ни днем ни ночью ни на минуту не давала ему покоя. Палец на руке гнил, и кость в пальце, изнывая, разъедалась. По времени она стала как будто раздробленная молотом, и из раны начали вываливаться осколочки. Врачебные средства не помогали. Некоторые из братии советовали ему обратиться с испрошением прощения в своем проступке к покойному старцу отцу Макарию и помазать больное место елеем из лампады, горевшей на его могиле, в надежде на его молитвенную помощь.

Но Чурилин, по неразумию своему, ответил однажды так: “Я же лучше помажу маслом из лампады от чудотворной иконы Казанской, а то что мне поможет отец Макарий?” Может быть, он и исполнил свои слова, но за такой горделивый ответ и презорливое отношение к почитавшемуся всеми старцу болезнь его не только не уступала, но еще больше усиливалась. Он стал ходить уже с подвязанною рукою, и болезнь длилась уже недель восемь или десять. Ему опять братия стали советовать обратиться за помощью к почившему старцу.

И, веря или нет, но уже проученный жестоким уроком неверия, сходил он к могиле старца, несколько раз поклонился пред ней, испрашивая у старца прощения в грехе своем, и лишь только потер свой больной палец землею с могилы покойника, как в тот же час почувствовал большое облегчение своей нестерпимо острой боли, которая затем постепенно и совершенно утихла, а вскоре потом Чурилин и совсем выздоровел и опять по-прежнему в Оптиной Пустыни работал по найму, хотя с искривленным пальцем…»

Исцеление от ужасной болезни

Бывали случаи, когда старец Макарий оказывал помощь людям на расстоянии, явившись во сне, помогал уже после своей смерти, или помогала земля с его могилы.

Бывшая помещица, а затем послушница Дивеевского женского монастыря Нижегородской губернии Мария Васильевна Ананьевская вскоре по кончине старца отца Макария рассказывала о себе следующее:

«В первые дни после кончины батюшки отца Макария я, при великой грусти о лишении его, подверглась какой-то ужасной болезни, похожей на ту, которую в простонародье называют волосатиками. Боль была неослабная. Ни днем ни ночью не было мне от нее покоя; и я уже несколько суток провела без сна. Рекомендованные средства не помогали.

Бывши в это время в Оптиной Пустыни, иду я однажды из скита и думаю: дай схожу на могилку батюшки отца Макария и возьму с нее земельки для пальца – авось полегчает. Пришла, взяла сначала из горевшей над его могилой лампады маслица, обмазала им свой больной палец и затем, осыпав его землею с могилы, обвязала и ушла на гостиницу. Тут я и скоро заснула крепким сном, а поутру встала совершенно здоровая».

Немой начал говорить

    Усердие их к почившему старцу вознаграждено было великою милостию Божиею: среди бдения немой сын начал говорить.

Орловской губернии Малоархангельского уезда сельца Стрелки сын богатого крестьянина Ивана Афанасьева Дунаева, 24-летний юноша Иван, в продолжение шести годов был нем и несколько помешан умом. Некоторые близкие к Ивану Афанасьеву знакомые советовали ему съездить с больным сыном в Оптину Пустынь к старцу Макарию, бывшему еще в живых. После неоднократных таких предложений родитель наконец решился повезти сына своего в Оптину. В октябре 1860 года они прибыли в монастырь, но старца в живых не застали: по нему уже оканчивался сорокоуст. Поскорбев немало о своей неудаче, они в свое время пришли в храм Божий отслушать бдение, которое служилось ради памяти покойного старца Макария. И усердие их к почившему старцу вознаграждено было великою милостию Божиею: среди бдения немой сын начал говорить и получил прежнюю светлость мыслей. Об этом исцелении стало известно в Оптиной Пустыни в 1863 году.

Духовные наставления старца

О страстях

«Довольно известно, что куда ни пойдем, то и страсти туда с собою понесем».

«Пишешь: кажется тебе, что ты смиренна и терпелива. Какое наше смирение? – волчье, а терпение – гнилое».

О чужих падениях

«Читая о падениях людей, удивляйся милосердию Божию и удаляй от себя смущение от разговоров о тебе ли или о чем другом. Этому нечего дивиться, что ты прежде не была борима страстьми: ты еще была младенец, и до тебя ничто не доходило. Но разве в этом-то спасение, чтобы не быть бориму, а думать о себе много? И не знать своих страстей и немощей? Познавая же их, смиряйся и научайся борению и смирению».

О деньгах

«Пишешь, что тебя беспокоит мысль безнадежия о спасении, что, имея деньги, будто не можешь спастися. Это явное коварство вражие и сеть его, не дающая тебе мира и спокойствия. Оставя пристрастие к сребролюбию, скажи мне: можешь ли проходить жизнь совершенно нестяжательную и нищенскую? Ни силы твои, ни образование, ни состояние твоего здоровья не позволят тебе сего исполнить, а того, что выше силы твоей, Бог от тебя не потребует.

Но избегай пристрастия к богатству и надежды на него, также излишества в пространстве и роскоши, но живи, сообразуясь со своими немощами, благодари Бога, даровавшего тебе обеспечение жизни, и смиряй свои помыслы».

О почтении к родителям

«Принимай с самоукорением и смирением, что бы ни случилось, а паче от родителей, у коих ты теперь находишься. “Чти отца твоего и матерь твою”, – заповедал Господь (Исх. 20: 12), и закон естественный и гражданский повелевают нам сие. Благословение родителей великое доставляет благо детям, ибо низводит на них Божие благословение».

Можно ли стремиться к начальственной должности

«Касательно должностей или послушаний честолюбивых – должно уклоняться и самому не наскакивать, а когда будет звание Божие, то не без погрешения будет и противление. Святой Григорий Богослов велит не наскакивать на начальство, но и не отрицаться, а иначе может превратиться весь иерархический порядок. Ежели, например, через сопротивление твое займет место такой, который не может соответствовать назначению, и последует вред, то нельзя за это не дать ответа».

Молитвенные правила и дела любви к ближним

«Но одни правила молитвенные не могут нам принести пользы… советую стараться сколько можно обращать внимание ваше на дела любви к ближним: в отношении к матушке вашей, супруге и детям, пещись о воспитании их в православной вере и доброй нравственности к подчиненным вам людям и ко всем ближним. Святой апостол Павел, исчисляя разные виды добродетелей и подвигов самоотвержения, говорит: “Аще сотворю сие и сие, любве же не имам, ни кая польза ми есть”».

Преподобне отче Макарие, моли Бога о нас!

Подготовила Ольга Рожнёва

http://www.pravoslavie.ru/73715.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77979

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #25 : 24 Октября 2016, 17:46:29 »

Врачеватель душевных и духовных недугов

Памяти преподобного Илариона, старца Оптинского (1805–1873)


Преподобный Иларион Оптинский

1 октября мы чтим память преподобного Илариона Оптинского.

Этот замечательный подвижник имел неповторимый духовный опыт: будучи учеником самых первых Оптинских старцев Льва и Макария, продолжателем и хранителем Оптинских традиций, он с годами сам стал наставником и передал эстафету старчества следующему поколению Оптинских старцев.

Для людей нашего времени наставления преподобного Илариона особенно полезны, поскольку старец был прекрасным знатоком и искусным врачевателем душевных и духовных недугов, тех, что сейчас мы называем депрессией, неврозом, навязчивыми состояниями, разного рода зависимостями, фобиями.

Основными причинами этих заболеваний старец считал злопомнение, обидчивость, непримиримую вражду, непочитание родителей, нераскаянные грехи. Старец наставлял:

«Итак, причина наших болезней душевных и телесных суть грехи наши. Сообразно с сим и врачебство одно: страждущий человек должен внимательно рассмотреть себя, припомнить все грехи, совершенные им с семилетнего возраста, и сознать в особенности тот грех, в котором заключается причина болезни.

Потом он должен все эти грехи искренно исповедать пред священником, примириться с ближними, оставить всякую против них злобу и положить твердое намерение и начало не обращаться вновь на старые грехи и наконец с сокрушением приступить к принятию Святых Христовых Таин».


Если больные указывали на кого-либо как на причину своей болезни, то преподобный Иларион советовал испросить у того лица прощения, если оно живо, а если скончалось, то отслужить на его могиле панихиду о его упокоении, подавать о поминовении на проскомидиях и дома за него молиться, принести покаяние и понести епитимью.

Сохранились свидетельства чудесной помощи старца в исцелении душевных и духовных недугов.

Вражда и непокорность отцу

«Новосильского уезда купец был два года одержим недугом, не дававшим ему ни минуты покоя и доводившим его до безумия. Ему представлялось, что будто со всех сторон его преследуют, хотят вязать и лишить жизни. Не будучи поэтому в состоянии заниматься своим торговым делом, А.Е. бегал от людей с блуждающим взором, произнося безсмысленные слова. Домашние боялись, чтобы он в припадке безумия не лишил себя жизни.

Более всех обеспокоена была этою болезнью его жена, придумавшая наконец свозить его в Оптину пустынь. Прибыв в обитель, она объяснила старцу болезнь мужа и просила его помощи.

Старец долго занимался с ним и из расспросов дознал, что главная причина болезни была его вражда и непокорность отцу, которую он таил в своем сердце. Старец долго убеждал А.Е. оставить злобу и попросить у отца прощения, доказывая ему, что только в таком случае он может надеяться на помощь Божию и избавиться от болезни.

Больной сперва долго упорствовал, оправдывал себя, а отца обвинял, но наконец изъявил готовность исполнить всё, что приказывал ему старец. Преподобный Иларион исповедал его, и больной, пробыв в обители после принятия Святых Таин еще три дня, поехал домой к отцу совершенно здоровым».

Просить прощения у матери

«Один купеческий приказчик из Нижнего, средних лет, холостой, страдал несколько лет болезнью, не дававшей ему покоя. Он, по словам его, ощущал, что кто-то нашептывает ему мысли о самоубийстве. Подойдет он к воде – голос шепчет ему: “Зачем тебе больше жить на свете? Утопись!” Увидит он огонь – голос внушает ему кинуться в огонь. Увидит он нож или какое острое орудие – голос внушает ему зарезаться, так как незачем ему оставаться на свете.

Исхудалый, изнуренный, со впалыми от душевного недуга глазами, он приехал с матерью своей в обитель, был у старца и на вопрос, от чего он страждет, объяснял, что, по его убеждению, он болен от того, что, когда ему еще было два года, мать прокляла его.

Старец долго занимался с ним, подробно расспросил его, о чем находил нужным, и заключил, что причина болезни не та, которую он приводит, а другая и болезнь послана ему в наказание за ложные взгляды относительно своей матери.

Мать была добрая старушка и очень его любила и желала ему всякого блага, а он думал, что она сделала его несчастным на всю жизнь. Долго он не соглашался с мнением старца. Наконец на исповеди старец, с помощью Божией, убедил его оставить ложное мнение, что его прокляла мать, и вместо того смириться перед нею и с чувством раскаяния испросить у нее прощения в оскорбительном мнении о ней.

Исполнив наставление старца, он удостоился принятия Святых Таин и явился к старцу уже в обновленном виде – покойный и счастливый; погибельных внушений он уже не слыхал; совесть его умиротворилась, и душа его, освященная таинствами покаяния и причащения, возвратилась к светлой жизни. Возвратясь в Нижний, он уже вел жизнь свою по наставлениям старца».



Преподобные Амвросий, Иосиф, Иларион
   

«Сохранилось трогательное повествование о послушнице Белевского монастыря Марии, ушедшей в Москву и там заболевшей нервными припадками. Старец предсказал ее возвращение в обитель, что и состоялось в 1871 году. Отец Иларион с любовью принял ее на исповедь и, когда с ней опять случился припадок, позаботился по его окончании самым подробным образом исповедать больную. По окончании исповеди утешал ее, как дитя, дал ей свои четки, своего служения просфору, святой воды и артос. Воду благословил ей пить при появлении припадка.

    «Помни же, что лучше быть учеником ученика, нежели жить, полагаясь на свой разум и по своей воле».

Отпуская больную, благословил ее и сказал: “Благодари Бога, теперь будешь ты жива, а ежели бы даже пришлось и умереть – милостив Господь! Буди Его святая воля! Помни же, что лучше быть учеником ученика, нежели жить, полагаясь на свой разум и по своей воле”. И, обращаясь к сопровождавшим ее сестрам, приказал, чтобы не оставляли больную.

По уходе больной старец очень был утешен тем, что больная могла принести чистосердечное покаяние, и говорил: “Сестры хотя и думают, что она не так опасна, но Бог знает, и здоровые иногда умирают, а больная, да еще в таком страдальческом положении, тем более небезопасна. Мы не знаем, что с нами может случиться и в следующую ночь или завтра. Что только можно было сделать, чтобы помочь бедной, всё сделано. В подобных случаях не должно откладывать, а пользоваться каждою минутой, чтобы не упустить душу, ищущую спасения, без возможной помощи”.

Возвращаясь в гостиницу, больная говорила сестрам: “Други мои! Как у меня теперь легко на душе! Давно не ощущало мое грешное сердце такого отрадного спокойствия духа и такого необъяснимого чувства, какое я вынесла от батюшки. Слава Богу за всё!”

Она попросила засветить лампадку, выпила святой воды, взяла четки, полученные ею от старца, и легла на койку, перекрестивши себя и ее крестным знамением. Сестры оставили больную и пошли ужинать. Поужинав и поговорив между собою о той утешительной перемене, которая в этот вечер произошла в состоянии больной, они возвратились к ней, чтобы вместе читать правило на сон грядущий, – но нашли Марию уже уснувшей вечным сном.

Узнав о кончине ее, старец сказал: “Этого нужно было ожидать, потому я и не решился вчера оставить ее без исповеди”».

Извещение свыше

«Одна помещица страдала серьезным внутренним расстройством. В Москве ее болезнь признали очень опасной, трудно или почти не излечимой, так как была она запущена, и помещица возвратилась из Москвы в трудном положении. В начале августа 1871 года она поехала в Киев, чтобы лечиться там у известного доктора.

Старцу выразили опасение относительно неисцелимости и вероятности плохого исхода ее болезни. Старец не отвергал эти опасения, был, напротив, как бы тревожен и сам разделял их. Но, удалившись затем из своей приемной в спальную келью и пробыв в ней в удалении около четверти часа, старец снова возвратился в приемную и уже стал положительно говорить в том смысле, что болезнь ее пройдет.

Очевидно, старец в спальне по молитве получил извещение о благополучном исходе ее болезни. Действительно, помещица после киевского лечения совсем оправилась».

Исцеление от недуга неверия

В то время к болезням душевным относили и недуг, который уже в XX веке стали рассматривать как «право личности иметь свои убеждения», – неверие в Бога, атеизм. Вот пример исцеления от недуга неверия:

«Студент Московского университета тульский помещик А.П.А. дошел почти до полного неверия в Бога. Будучи проездом в обители, он имел продолжительные беседы со старцем. Полные искреннего участия и душевной доброты слова старца подействовали на молодого человека.

Он согласился признать свои заблуждения, провел по предложению старца в обители несколько дней, исповедался, принес покаяние, сподобился принять Святых Таин, к чему пред тем уже несколько лет не приступал, и поехал в Москву верующим и благочестивым христианином».

Советы преподобного Илариона


Преподобный Иларион Оптинский

«Замечания делай, не давая пищи собственному самолюбию, соображая, мог бы ты сам понести то, что требуешь от другого. Знай, когда можно сделать замечание, а когда лучше смолчать.

Если чувствуешь, что гнев объял тебя, сохраняй молчание; до тех пор не говори ничего, пока непрестанною молитвою и самоукорением не утишится твое сердце, а тогда можешь говорить с братом.

Если нужно вразумить брата, а ты видишь, что он возмущен гневом или смущен, не говори ничего, чтобы еще более не раздражить его. Когда же увидишь, что и ты, и он покойны, говори не укоряя, а с кротостью».

    «Ежели ты свое собственное сердце умиротворишь к гневающемуся на тебя, то и его сердцу Господь возвестит примириться с тобою».

«На вопрос твой отвечаю, что ты верно понимаешь то, что, ежели ты свое собственное сердце умиротворишь к гневающемуся на тебя, то и его сердцу Господь возвестит примириться с тобою».

«Должно стараться иметь о людях хорошее мнение. Один Бог сердцеведец, мы же не можем безошибочно о них судить».

«На вопрос твой, может ли твоя совесть безошибочно показывать тебе твои погрешности, отвечу так: много доверять своей совести не должно, потому что она не очищена еще как надо».

«Желаешь исполнять волю и заповеди Божии, а на деле видишь, как исполнение далеко отстоит от желания? Спрашиваешь, можно ли достигнуть свободы духовной, или это не всем дается? – Кто просит, всякому дастся: «Просите, и дастся вам» (Мф. 7: 7). Как евангельская вдовица алкала защитить ее от соперника, так и нам должно просить».

Преподобне отче Иларионе, моли Бога о нас, грешных!

Ольга Рожнёва

http://www.pravoslavie.ru/74023.html

Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77979

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #26 : 24 Октября 2016, 17:52:37 »

Советы и чудеса преподобного Иосифа Оптинского



16 октября – день обретения мощей Оптинского старца Иосифа (Литовкина), подвижника, который удостоился неоднократного посещения Пресвятой Богородицы, духовного чада, келейника и продолжателя духовных традиций великого Оптинского старца преподобного Амвросия. Прикоснемся бережно к воспоминаниям духовных чад о чудесной помощи преподобного Иосифа и к его духовным советам.

Буря на реке

Одно семейство встречало в Оптиной Пустыни Пасху. После вечерни они пришли к старцу проститься, так как за ними должен был приехать нанятый извозчик. Но старец Иосиф им сказал: «Нет, вы оставайтесь и завтра отстойте утреню и обедню; служба будет торжественная». Они на это ответили, что остаться им никак нельзя, так как извозчик нанят, и он не согласится ждать их до завтра. Но старец снова проговорил: «Нет, он не приедет». Придя в номер, они стали ждать извозчика, который действительно не приехал, и они остались. Оказалось, что на реке была буря, и нельзя было переехать.

Сватовство

Оптинский послушник Д. рассказывал: «За мою сестру сватался жених, человек торговый, из купцов. Просил он приданое и 500 рублей денег. Нам он всем понравился, я написал батюшке, прося его благословения. Батюшка отвечает: “Он потому просит денег, что они ему нужны на уплату долгов, а отдавать за него сестру и без денег не надо. Вы про него хорошенько разузнайте всё”. Оказывается, он, правда, был много должен, да при этом большой пьяница».

Лучше будем почаще приобщаться

    Батюшка сказал: «Нет, давай лучше будем с тобой почаще приобщаться – куда нам в Америку!..»

Монахиня В. была подвержена тоске и унынию. Однажды она приехала к старцу и, рассказав, что не находит места от гнетущей тоски, просила отпустить ее к брату в Америку, где он занимал видное положение. Батюшка сказал ей на это: «Нет, давай лучше будем с тобой почаще приобщаться; куда нам в Америку! – ближе пойдем и то не дойдем! Ведь нам с тобой немного осталось жить». Эта монахиня, всегда боявшаяся смерти, видимо, по молитвам батюшки, приняла слова старца спокойно и стала готовиться к переходу в другой мир. Через два месяца она пошла в храм к вечерне и на службе внезапно скончалась.

Болезнь незаметно прошла

«У меня болело горло и желудок. Батюшка не благословил лечиться, а сказал: “Вот будешь ходить в скит, каждый раз заходи на колодезь и пей из колодца батюшки отца Амвросия воду, по три глотка, и говори: "Святыми молитвами старца моего отца Амвросия помоги мне, Господи!"” А нужно сказать, вода была очень холодная, но, по благословению и за послушание, я пила, и болезнь моя как-то незаметно прошла. На прощание он мне благословил бутылочку воды, которую я храню, и она не портится, несмотря на годы».

Одна послушница передает о себе следующее: «Еще при жизни батюшки у меня были большие скорби. Невыразимо тяжело было мне, и не было среди окружающих сочувствующего мне человека. Наконец дошло до того, что у меня заболела грудь и пошла кровь горлом, и я с большим трудом исполняла свое послушание, скрывая от всех свою слабость. Между тем подошло время покоса, я должна была идти наравне с другими, хотя и чувствовала свою полную слабость. Я совсем упала духом и с вечера горячо просила Царицу Небесную, чтобы Она мне помогла. Уснув, вижу, что я в хибарке около иконы Божией Матери “Достойно есть”. Я жду, но батюшка меня не принимает.

Наконец выходит покойная мать игумения, к которой я была близка, и я ей говорю: “Матушка, люди за своих близких просят батюшку, что же вы за меня не попросили?” “Нет, я просила батюшку за тебя”, – ответила она. Только что она сказала это, из двери вышел сам батюшка в беленьком балахончике и три раза сказал: “Христос воскресе!” Я зачитала во сне: “Достойно есть…” и, прочитав до конца, кинулась к батюшке, рассказывая ему свои скорби и как у меня болит грудь. Тогда батюшка свернул комом полу своего подрясника и прижал ею больное место на груди, сказав, помнится: “Бог милостив”, потом приласкал меня, и я проснулась совершенно здоровой. И до сих пор грудь у меня никогда больше так не болела. Попав потом на самом деле к батюшке, я ему рассказала, как он исцелил меня во сне, и батюшка, выслушав, сказал: “Ну, слава Богу! Совсем прошло? Теперь не болит? Ну, благодари Бога!”»



Больной муж

О случае исцеления по молитвам преподобного Иосифа рассказывала госпожа М.П.Т.:

«Мой муж, человек мало верующий в Бога, заболел тяжелым нервным расстройством. Обращался он ко всем знаменитым докторам, лечился разными усовершенствованными способами, но помощи не получил ниоткуда.

Я же очень уважала и любила старца Иосифа и с самого начала относилась к нему с своими душевными невзгодами, а теперь, в такое тягостное для меня время, я, конечно, не раз обращалась к нему и за молитвенной помощью, и за советом, что мне делать с больным мужем.

Перед тем, как ехать нам с мужем в Москву к докторам, я получила от батюшки письмо, где он велит мне передать мужу, чтобы он непременно там поговел и приобщился Святых Таин. Я подумала при этом, что передавать мужу подобный совет бесполезно, но, к великому моему изумлению, муж хотя и неохотно, но всё же согласился приобщиться, что и исполнил в одной из глухих церковок Москвы. После приобщения как будто наступило некоторое улучшение, но ненадолго, и тяжелые первые припадки тоски, сердцебиения и слабости возобновились с еще большей силой. Я стала падать духом, а муж мой слабел и не мог заниматься своей обычной деятельностью. На меня нападало отчаяние, и в голову шли мрачные мысли.

Но вот раз в январе месяце, в холодную погоду, муж мой говорит мне: “Поедем в Оптину”. Зная, как муж относился к религии вообще, я не могла поверить серьезности его намерения и оставила его слова без внимания. На следующий день, вернувшись со службы, муж спрашивает меня: “Что же, собралась ты? Мы завтра едем в Оптину”. Это было для меня так неожиданно, так ново, что я в глубине души постигла в этом силу молитв батюшки Иосифа.

30 января мы выехали в Оптину и по приезде туда сейчас же пошли к старцу, который принял прежде моего мужа, а потом меня. О чем они говорили, я не знаю, но когда я вошла к старцу, то батюшка мне сказал: “Нет, он ничего”. Затем старец велел нам обоим поговеть, и на Сретенье мы приобщились. За молитвы праведного старца муж мой терпеливо выстаивал все длинные Оптинские службы и выполнил все полагающиеся правила. Исповедовал старец сам.

Напившись чаю, мы пошли в хибарку, и батюшка опять принял нас порознь. Мужу он дал маленький шейный образок Черниговской Божией Матери и святого Феодосия на другой стороне и, благословив его, сказал: “Это вам на память”. Затем батюшка позвал меня и сказал, чтобы сегодня же после вечерни выезжали в Тихонову пустынь; там отслужить у мощей преподобного Тихона молебен с акафистом и сейчас же ехать на святой колодезь, где после краткого молебна непременно искупаться в источнике, после чего, напившись чаю, немедленно выезжать в Орел.

Слушая это и помня, что стоит холодный февраль, я подумала, что муж мой ни за что не согласится выполнить это, и сказала это батюшке. Он мне ответил: “Ну, тогда попроси монаха облить его подогретой водой из источника; а лучше бы искупаться. Чахоточные там купаются и получают исцеление”. Выслушав батюшкины слова, я только просила его святых молитв. Вечером мы выехали в Тихонову пустынь.

Ночью поднялась сильная холодная вьюга, и мы с трудом доехали от станции до монастыря. Там мы застали конец ранней обедни и затем отстояли молебен преподобному Тихону с акафистом. Наступило время ехать к источнику. Настроение моего мужа переменилось, и он стал оттягивать, говоря: “Ну как ехать в такую погоду!” Я мысленно призывала драгоценные молитвы старца и, как умела, уговаривала и торопила мужа исполнить благословение батюшки. Вдруг мой муж сразу решился ехать. Лошади были готовы, и я взяла побольше теплых вещей, и мы поехали к колодцу. Вьюга была страшная и холодная, по дороге не попадалось ни одной души.

Приехав туда и отслужив молебен, муж с монахом пошел в мужскую купальню, я в женскую. Там никого не было; пол был покрыт льдом. Погрузившись три раза, я быстро оделась и вышла на дворик, где увидала стоящего уже в шубе моего мужа. У меня мелькнуло в голове: “Не купался”. Но, к великой радости, он объявил мне, что прекрасно выкупался. Скоро мы доехали до гостиницы, где нас ожидал самовар и обед. Муж мой был весел, покоен, всё находил очень вкусным, тогда как всё время болезни у него ни к чему не было аппетита.

По благословению старца мы в этот же день выехали в Орел, где муж мой с этих пор стал видимо поправляться, и теперь молитвами старца он совсем здоров и занимается по-прежнему своей службой».

Непосредственные указания духовного отца

После смерти своего духовного отца, великого Оптинского старца Амвросия, преподобный Иосиф принял духовную эстафету старчества, при этом бывали просто поразительные случаи, когда он получал непосредственные указания от своего наставника, преподобного Амвросия.

Голос наставника

    Вдруг во время послеобеденного отдыха он ясно услышал голос своего наставника: «Не нужно ей ездить, скажи, чтобы осталась».

Так, однажды отец Иосиф отпустил одну монахиню, по ее просьбе, к родным. Вдруг во время послеобеденного отдыха он ясно услышал голос своего наставника: «Не нужно ей ездить, скажи, чтобы осталась». Отец Иосиф послал за монахиней и объяснил ей волю старца, которую она приняла со слезами умиления.

Совет старца

В Шамординскую обитель была пожертвована машина месить хлеб, но она оказалась очень тяжелой, и сестры не могли ее употреблять. Об этом сказали старцу Иосифу, пояснив, что знающие люди советуют к этой машине сделать конный привод. Старец задумался. Через некоторое время он с оживлением ответил сестрам: «Нужно непременно привод в хлебной устроить, этого батюшка Амвросий желает». На удивление и недоумение сестер он пояснил: «Я целую ночь лежал и думал о приводе, не зная, на что решиться, и вдруг слышу: батюшка Амвросий мне говорит: “Непременно нужно привод сделать”». Привод сделали, и машина очень хорошо стала работать.

Преподобне отче Иосифе, моли Бога о нас!

Ольга Рожнёва

http://www.pravoslavie.ru/74349.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9781


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #27 : 24 Октября 2019, 12:48:18 »


Тайны Оптиной Пустыни

Ольга Рожнёва



Оптина пустынь
   

Оптина Пустынь…

Старица Сепфора, перешагнувшая столетний рубеж, ходила по развалинам Оптиной в конце 1980-х и приговаривала: «Благодать! Сколько здесь благодати!»

Войдите через Святые врата в древнюю обитель, начало которой положено в XV веке. Вдохните аромат цветов, которые цветут и радуют взор здесь, когда в окрестностях уже сохнет пожухлая трава.


Оптина Пустынь в конце 1980-х

Полюбуйтесь белоснежным храмом Казанской иконы Божией Матери. Чуть дальше храм-усыпальница в честь Владимирской иконы Божией Матери бережно хранит семь мощей преподобных Оптинских старцев. Зайдите с благоговением в главный храм обители – чудесный, самый старинный Введенский с его жемчужиной – ракой с мощами великого преподобного Амвросия Оптинского, чудотворца.

Замрите на короткий миг под перезвон оптинских колоколов. Пусть душа ваша отдохнет от мирской музыки, и пусть захватит дух от пения братского хора.


Владимирский храм - здесь хранятся мощи старцев
   
Сотни людей приезжают в Оптину каждый день. Зачем они едут? Тратят на дорогу деньги, устают в пути… Они едут к Оптинским старцам! Помните пословицу: «К пустому колодцу за водой не ходят»?


Сень и под ней гранитные раки со св. мощами оптинских Старцев прп. Льва и прп. Макария (на переднем плане).
   
Приложитесь к мощам Оптинских старцев. Они всё о нас знают, знают лучше, чем мы сами о себе знаем и понимаем. Проникают своим духовным ведением в глубину души, видят прошлое и будущее, боль и скорбь.

Мощи под спудом, тяжелые каменные гробницы… Но вы чувствуете живой ответ! Старцы отвечают вам. Потому что у Бога все живы! Потому что они продолжают душу свою полагать за своих чад! И вы, обратившись к преподобным Оптинским старцам с верой, – теперь тоже под их молитвенным покровом.

Оглянитесь вокруг. Прекрасная обитель, не правда ли? А когда в 1988 году, после 65 лет разрухи, первая братия вошла в эти стены, они увидели только мерзость запустения на святом месте. Крапива в рост человека. Разбитые надгробия. Разрушенные храмы. Всё, что можно было осквернить, разрушить, – было осквернено, поругано, разрушено. Но Господь поругаем не бывает! Оптина восстала из пепла еще прекрасней!

А знаете – почему? Да потому что не может человек разрушить то, что создано по воле Божией!

Тайны Оптиной. Прикоснитесь к ним и попытайтесь понять законы духовной жизни. Мы часто живем в страхе перед завтрашним днем, надеемся на себя, на друзей и родных, на кредит в банке.


Мощи преподобных Антония и Моисея
   
А преподобный Моисей и брат его преподобный Антоний надеялись только на Господа. Монахи-пустынники, они приехали сюда по благословению Калужского архипастыря, преосвященного Филарета, в 1821 году и своими руками корчевали пни, очищали от многовековых сосновых деревьев участок, строили небольшие братские келлии и деревянную церковь во имя святого Иоанна, Предтечи Господня.

Преподобный Моисей, будучи в течение 37 лет настоятелем Оптиной, часто начинал многотысячное строительство, имея в монастырской казне всего 10–15 рублей. По нашим мирским меркам – затея несбыточная, невыполнимая.

    Практическому человеку, надеющемуся на свой карман, отец Моисей отвечал: «А про Бога-то ты забыл. У меня нет, так у Него есть».

О чем ему и объявляли люди практические. Такому практическому человеку, возлагающему надежду на свой карман, отец Моисей отвечал: «А про Бога-то ты забыл. У меня нет, так у Него есть».

И таинственным образом появлялись благодетели, которые эти деньги жертвовали. И шло строительство. А также отец-настоятель кормил всех бедных, убогих, помогал всем, кто обращался за помощью.

Когда отец Моисей почил, в ящике стола его, где хранилась монастырская казна, обнаружили один гривенник, и тот закатился куда-то сбоку, так что брат его, преподобный Антоний, только улыбнулся: «Эх, не разглядел батюшка гривенник, а то и его бы истратил на бедных!»

И вот: остался после смерти человека один гривенник – и Оптина, в полном расцвете! Фруктовые сады, расширенные соборы, огромная монастырская библиотека, построенные храмы, трапеза, гостиницы, конный и скотный дворы, семь корпусов келлий, два завода, мельница и знаменитая белая оптинская ограда.

Тайны Оптиной… Преподобный Амвросий исцелял больных и страждущих. Исцелениям не было числа. И эти исцеления старец всячески прикрывал. Однажды чтец, читавший молитвы, страдал сильной зубной болью. Вдруг старец ударил его. Присутствующие усмехнулись, думая, что чтец, верно, сделал ошибку в чтении. На деле же у него прекратилась зубная боль. Зная старца, некоторые женщины обращались к нему: «Батюшка Абросим! Побей меня, у меня голова болит».


Внутренний вид Предтеченского скита (Гольдберг, 1887 г.)

Мы очень ценим свое здоровье, заботимся о нем, желаем его родным и близким. А преподобный Амвросий, исцелявший неизлечимые болезни, поднимавший со смертного одра умирающих, сам был болен настолько, что врачи говорили: «Если бы он не был старцем, умер бы в течение получаса!» На нем сбывались слова: «Сила Божия в немощи совершается». Сие есть тайна духовная.

Оптинские преподобные имели все дары Святого Духа: дар духовного рассуждения, дар исцеления душ и телес человеческих, дар прозорливости, дар чудесной молитвы, что как молния возносится к небу. Они могли назвать незнакомого человека по имени, читали письма, не распечатывая, прозревали духом прошлое и будущее человека, открывали на исповеди людям забытые грехи, возвращали слух и речь глухонемым, но главным чудом считали чудо Евхаристии, а главным даром – покаяние – метанойю.


Преподобный Варсанофий Оптинский

Нам хочется сделать карьеру, быть успешными в жизни, а блестящий полковник Павел Иванович Плиханков генеральскому чину предпочел скромную монашескую келью и стал преподобным Варсонофием.

Мы тщимся выглядеть умнее и успешнее, а преподобный Нектарий свое духовное величие скрывал юродством – шутками, чудачеством, неожиданными резкостями или непривычной простотой в обращении со знатными и заносчивыми посетителями. Играл игрушками. Была у него птичка-свисток, и он заставлял в нее дуть взрослых людей, которые приходили к нему с пустыми горестями. Был волчок, который он давал запускать своим посетителям. Были детские книги, которые он раздавал читать взрослым людям.

Мы всё стараемся выбрать себе жилье поудобнее, работу полегче, отдых покомфортнее, а преподобный Никон за святое послушание настоятелю стал последним Оптинским старцем, понимая, что это послушание – смертельная угроза. Будучи тяжело больным в ссылке, не стал проситься о переводе в местность с более здоровым климатом, сказав врачу: «Воля Божия да совершается…»

И это всё – тайны Оптиной Пустыни.

Во многих монастырях подвизались старцы, те, кто достиг высот духовной жизни. Но только в Оптиной эстафета старчества, это благодатное чудо, не пресекалась более 100 лет: с 1829 года – приезда в Оптину старца Льва – до закрытия монастыря в 1923 году и мученического окончания земного пути в 1930-х годах последних Оптинских старцев того времени: преподобного Никона и преподобного Исаакия Второго. И это тоже чудо и тайна.

Господь устраивал так премудро, что Оптинские преподобные были воспитанниками старцев, а затем сами наставниками.

Как передавалась эстафета старчества?


Мощи старцев обретенные в 1998 году перед ракой преподобного Амвросия
   
Умирает великий старец Амвросий, и для той любви и преданности, которую питали все к нему, было очень тяжело перейти к другому наставнику. Но все давно уже почувствовали, что один дух с почившим старцем живет в его преемнике – преподобном Иосифе. Даже наружность отца Иосифа стала походить на облик отца Амвросия, и это таинственное сближение душ двух старцев ощущалось всеми.

И сознание того, что преподобный Иосиф скажет именно то, что сказал бы отец Амвросий, это духовное единение, видимая осязательная преемственность великого дара старчества, – всё это позволило отцу Иосифу принять эстафету старчества Оптиной Пустыни.

Были Оптинские старцы разными и похожими одновременно. Каждый старец имел свои особенности: благодать не отменяет индивидуальные черты характера, особенности темперамента, но придает им возвышенность и духовность, как огранка бриллианту.

Волевой, сильный, решительный отец Лев, преодолевший все нарекания, гонения, клевету, как ледокол, очистивший фарватер для своих чад. Живой, ласковый, веселый старец Амвросий, дары которого напоминают великих старцев прошлого, воскрешавших умирающих и исцелявших безнадежных. И преподобный Макарий между ними – «с чистой, любвеобильной и смиренной душой, редкое соединение простоты, тихости и смирения, делавшее его доступным всем и каждому».

Путь старцев в Оптину Пустынь тоже был различным: кто-то пришел в Оптину юношей, как преподобный Иосиф, которому было 24 года, а кто-то, как преподобный Варсонофий, на 47-м году жизни, когда седина уже обильно пробивалась в волосах.

Оптинские старцы могли быть архимандритами, как преподобные Варсонофий, Моисей, Исаакий Первый, а могли не иметь чинов и званий и быть иеромонахами, как преподобные Нектарий, Иосиф, Иларион…

Оптинские старцы заботились не только об иноках монастыря, но обо всех, кого приводил к ним Господь.

Иногда говорят, что мирянам достаточно просто жить по заповедям. Да, заповедь дана нам, но в жизни она может исполняться в разных обстоятельствах по-разному. И не всегда легко понять, что происходит: искушение ли это или то, чего хочет от тебя Господь.


Роспись святых врат Оптиной Пустыни
   
Духовная жизнь не означает только пребывание в облаках… Она заключается в раскрытии законов духовной жизни, насколько они применимы к данному человеку в его ситуации, в его условиях. И Оптинские старцы раскрывали эти духовные законы мирским людям, помогали им понять и осмыслить духовно жизненные обстоятельства, наставляли их на пути к спасению.

Все Оптинские старцы были духовными руководителями мирян. Духовное руководство, окормление происходило лично и через переписку, через духовные наставления.

    Старец Иосиф: «Верую в то, что каждый приходящий в Оптину в крайней своей потребности найдет удовлетворение Милостью Божией…»

Оптинский старец Иосиф писал: «Верую в то, что каждый приходящий в Оптину Пустынь в крайней своей потребности найдет удовлетворение Милостью Божией… за молитвы великих наших отец».

Преподобные отцы наши, старцы Оптинские, молите Бога о нас!


http://www.pravoslavie.ru/put/74550.htm
Записан
Страниц: 1 [2]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!