Русская беседа
 
15 Декабря 2019, 16:28:23  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 23 24 [25]
  Печать  
Автор Тема: Информационные войны  (Прочитано 61268 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77974

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #360 : 29 Августа 2019, 08:25:22 »

ВЛАДИМИР ПРОХВАТИЛОВ

США – гонка вооружений под прикрытием программ кибербезопасности

Корпорация MITRE в проекте кибервойн Пентагона



Новейшие военно-политические стратегии США, такие, как стратегия «упреждающей войны» или «принуждающей мощи», развивают выдвинутую в 2014 году министром обороны США Чаком Хейгелом Оборонную инновационную инициативу (Defense Innovation Initiative, DII), нацеленную на «сохранение и укрепление военного превосходства США в XXI веке» в условиях бюджетных ограничений и эрозии американского доминирования «в ключевых сферах ведения боевых действий». Основной идеей DII является укрепление американского превосходства за счёт «интеллектуальных» решений.

Идея достижения технологического превосходства над армиями России и Китая была оформлена в так называемую Третью стратегию противовеса (Third Offset Strategy, TOS-3), разработанную американским Центром стратегических и бюджетных оценок (Center for Strategic and Budgetary Assessments, CSBA).

Ключевую роль в реализации TOS-3 играет американская некоммерческая компания MITRE Corporation (Center for Technology and National Security), работающая в области системной инженерии и создающая разработки в интересах органов государственной власти США, в первую очередь министерства обороны (в том числе проекты управления военными действиями, связи и разведки, включая систему дальнего обнаружения AWACS).

Третья стратегия противовеса нацелена, помимо прочего, на проведение жёсткой инвентаризации военного потенциала Пентагона, вывод из эксплуатации не оправдавших себя и просто излишних систем вооружений, неэффективной инфраструктуры с целью повышения эффективности наиболее перспективных видов боевой техники, включая кибероружие.

Для достижения технологического превосходства максимально стимулируются разработки агентств DARPA и IARPA, а также укрепляется ключевая роль корпорации MITRE. В рамках TOS-3 этой корпорации выделено из федерального бюджета на порядок больше средств, чем, к примеру, RAND Corporation.

Особенностью новейших военно-политических стратегий США является ставка на достижение победы над потенциальным противником посредством невоенных методов давления на «страну-мишень», призванных поставить её на «кромку хаоса». Исключением является кибервойна по причине её относительной дешевизны в сравнении с войной «горячей». При выборе военных или невоенных методов сыграл опыт участия армии США в войнах на ближневосточном ТВД, где ни одна из поставленных американцами целей не была достигнута. В соответствии с минимизацией участия ВС США (за исключением киберкомандования) в противостоянии с потенциальным противником, принято решение о радикальном аудите и сокращении затрат на конвенциональное вооружение и военную технику.

Ключевая роль MITRE в реализации TOS-3, а соответственно, и стратегии «упреждающей войны» определяется тем, что эта компания занимается аудитом военного бюджета США. Специалисты по системному инжинирингу MITRE разработали программу Deliver Uncompromised, в рамках которой Пентагон должен «основывать свои контракты на поставки оружия на оценках безопасности, а не только на затратах и производительности». «Будучи традиционным приоритетом контрразведки, безопасность поставок стала ключевым фактором для военных приобретений наряду с традиционными показателями качества, стоимости и своевременности доставки», – пишет The Hill.

MITRE является мировым лидером в области кибербезопасности и принимает участие в пентагоновском проекте кибервойн, так называемом Плане-Х. На сайте DARPA сообщается, что «План X – это основополагающая программа кибервойн, направленная на разработку платформ для министерства обороны для планирования, ведения и оценки кибервойн... С этой целью программа соединит кибер-сообщества, представляющие интерес, от научных кругов до оборонно-промышленной базы, коммерческой индустрии технологий и экспертов в области пользовательского опыта».

Компания MITRE, как сообщается на официальном сайте Пентагона, в рамках «Плана-Х» создала протоколы STIX (Structured Threat Information eXpression) и TAXII (Trusted Automated eXchange of Indicator Information), предназначенные для информирования о киберугрозах.

Особое место в разработках MITRE занимает программная матрица-фреймворк ATT&CK (Adversarial Tactics, Techniques, and Common Knowledge – Тактики, техники и общеизвестные знания о злоумышленниках), своего рода виртуальную энциклопедию методик самых разных хакеров. Эта матрица даёт довольно полное представление о поведении виртуальных злоумышленников при компрометации сетей и может использоваться для наступательный операций в Интернете. В частности, ATT&CK может быть полезен в киберразведке.

Одна из самых амбициозных разработок MITRE – созданный совместно с АНБ проект Unfetter. Он расширяет возможности специалистов в области кибербезопасности выявлять и анализировать бреши в защите компьютеров.

Символичны названия самых известных программных продуктов MITRE. Как известно, Стикс (STIX) в древнегреческой мифологии – олицетворение первобытного ужаса и мрака, а также название реки в подземном царстве смерти. Аббревиатура ATT&CK тоже говорит за себя.

Киберкомандование США использовало разработки MITRE для атак на энергосистемы Венесуэлы и России. В Венесуэле это привело к масштабному отключению электричества по всей стране и вызвало гуманитарную катастрофу. В России кибератаки американских военных на российские энергосети были успешно отражены, как сообщил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

«Наша цель состоит в том, чтобы помочь США сохранить техническое превосходство над иностранными и отечественными противниками, действующими на всех уровнях, от терроризма и транснациональных угроз до гибридных войн и конфликтов между равными противниками. Мы ведем разработки во всех областях боевых действий, уделяя особое внимание интегрированным решениям, охватывающим несколько доменов», – сообщается на сайте MITRE.

В числе основных программ компании – разработки в сфере управления операциями так называемой мультидоменной войны (Command and control of multi-domain operations). Это означает, что специалисты MITRE работают над созданием единого цифрового пространства ТВД, причём основные бои в этой войне будут идти в виртуальном пространстве, но разрушения стратегических и инфраструктурных объектов будут сравнимы с ущербом от ракетно-бомбовых атак.

По данным The New York Times, список целей киберкомандования США включает «гражданские институты и муниципальную инфраструктуру… в том числе электрические сети, банки и финансовые сети, транспорт и телекоммуникации».

Все «гражданские» разработки MITRE являются побочными продуктами военного производства. Причём в программных продуктах MITRE, предлагаемых на IT-рынке, могут иметься скрытые закладки, активизируемые киберкомандованием США. Если учесть, что протоколы STIX и TAXII, база данных ATT&CK и другие программные продукты MITRE широко используются во всём мире, в том числе российскими компаниями, острую насущность разработки аналогичного отечественного программного обеспечения невозможно переоценить.

https://www.fondsk.ru/news/2019/08/29/us-gonka-vooruzhenij-pod-prikrytiem-programm-kiberbezopasnosti-48891.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77974

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #361 : 18 Октября 2019, 13:03:44 »

«Феномен Греты Тунберг» и информационные войны эпохи постглобализации

Россия уже сейчас должна начать разработку инструментов противодействия негативному влиянию новых технологических возможностей



Цифровизованный хаос

Современный мир становится миром хаотизации. Но, если раньше речь шла только о политическом переформатировании при стремлении максимально сохранить неприкосновенность мировой экономико-финансовой системы, то сейчас, как показывают события в Гонконге, хаотизация начинает затрагивать и финансово-инвестиционное ядро глобальной экономики. Это говорит о новом этапе экономического кризиса и утрате, как минимум, части рычагов управления важнейшими экономическими и политическими процессами. При этом современный мир становится всё больше миром информационных манипуляций в политических и экономических целях, миром информационный войн и площадкой для апробации механизмов формирования «виртуальных политических и экономических реальностей», на базе которых глобалистские элиты и группы экономических интересов в постиндустриальных странах «коллективного Запада» пытаются оседлать процессы трансформаций мировой экономики и политики и в очередной раз направить переконфигурирования системы в свою пользу.

Мы становимся свидетелями беспрецедентных по глубине и масштабам попыток социально-политического и экономического конструирования, ставшие возможными в силу развития общемировых каналов коммуникаций, в целом контролируемых США, и совершенствования технологий цифровизированных интегрированных коммуникаций.


Дональд Трамп» активно использует потенциал контролируемых США глобальных каналов коммуникаций.

Показательно, что президент США Дональд Трамп, заявляющий о своём стремлении бороться с fake news, активно использует потенциал де-факто контролируемых США глобальных каналов коммуникаций для манипуляций экономической конъюнктурой и оказания политического и экономического давления на своих оппонентов. Это показывает, с одной стороны, операционную доступность инструментов информационных манипуляций, а с другой, - их привлекательность в качестве инструмента управления информационными потоками. Упомянутые манипулятивные «волны», имевшие прямое экономическое проявление, были построены на сочетании краткосрочного, «пикового» манипулятивного воздействия и нацеленности на формирование стратегических информационных линий. Именно сочетание, причём локализованное по времени и пространству, возможности формирования стратегических смысловых векторов и потенциал генерирования локальных информационных пиков, адаптированных к конкретному социально-экономическому пространству, делают современные виды социо-информационных манипуляций особенно эффективными и деструктивными.


© twitter.com/GretaThunberg
«Казус Греты Тунберг» - общемировой политический феномен, призванный с помощью радикал-экологизма сформировать систему «глобальной экологической дани» для утративших динамизм стареющих западных элит.


Радикал-экологизм - оружие старых элит

Раскрученный до уровня общемирового политического феномена «казус Греты Тунберг» с этой точки зрения является попыткой использовать искусственно сконструированный образ, вокруг которого формируется столько же искусственно сконструированный социальный протест, позволяющий группам экономических интересов решить, как минимум, две ключевые задачи: с одной стороны, социально легитимизировать новые механизмы регулирования экономического роста, ограничив потенциал развития крупнейших промышленно-развитых стран - таких, как Китай, Индия, Турция и Россия. Речь идёт о формировании системы «глобальной экологической дани», перераспределяемой через вполне очевидные сетевизированные псевдо-общественные структуры. С другой стороны, новая волна радикал-экологизма, проявившаяся не только в Европе, но и в США, важна тем, что отражает стремление сориентированных на продолжение развития глобализации в прежнем формате игроков перехватить наметившееся в большинстве индустриальных и постиндустриальных стран усиление левых настроений, способное стать опасным для утративших динамизм стареющих западных элит.

Но «казус Греты Тунберг» появился не на пустом месте. В последние годы мы наблюдаем резкое повышение агрессивности информационного поведения не только в политике (примером чего стала развязанная в США кампания против Дональда Трампа), но и в экономике. Возникли сегменты экономики, где процессы развиваются в формате сконструированной реальности с полной невозможностью отличить реальные процессы от фейковых и с переходом от среднесрочных к краткосрочным типам реакций рынка, что вызывает опасные раскачивания, ничем не мотивированные с точки зрения реальной экономической базы.

Приведём несколько примеров, когда информационно-политические манипуляции не просто затрагивали значимые сегменты экономики или важнейшие экономические процессы, но и становились системообразующим элементом принятия важнейших, стратегических экономических решений:

- Рынок углеводородов (прежде всего рынок нефти). За последние полгода на нём было реализовано, как минимум, пять колебательных волн, сформированных в основном за счёт технологий информационных манипуляций. Только последняя (сентябрьская) волна спекулятивности на рынке углеводородов была напрямую связана с реально происходившими событиями, связанными с атакой на саудовский НПЗ.


Сентябрьская волна спекулятивности на рынке углеводородов была связанна с атакой на саудовский НПЗ.

Но и в данном случае наблюдалось эффективное управление настроениями инвесторов, в особенности биржевых спекулянтов, в том числе и за счёт вброса фейковых информационных объектов. Например, такими были первые «фотографии» эффекта атак якобы иранских дронов на саудовский нефтеперерабатывающий завод и последующая игра интерпретациями события - от нагнетания обстановки до резкого снижения напряжённости.

- Логистика. Классический пример - информационные манипуляции вокруг «Северного потока-2», но примерно в том же направлении развивается ситуация вокруг китайского проекта «Великого Шелкового пути» и Трансафриканского логистического коридора. Манипуляции в основном лежат в рамках классического управления инвестиционной привлекательностью и создания информационных факторов давления, однако по мере развития ситуации вокруг Великого Шелкового пути наблюдались уже и признаки прямого социального конструирования, например, национально-ориентированных протестных движений (Казахстан) и попытки оказания давления не столько на китайцев, сколько на потенциальных партнёров, существенно более чувствительных к репутационным рискам.


Информационные манипуляции вокруг «Северного потока-2» не прекращаются.

Тем не менее в ряде случаев относительно логистических проектов была апробирована новая стадия информационных манипуляций через механизмы социо-коммуникационной гибридности. В перспективе ещё более интегрированные попытки манипуляции могут возникнуть вокруг вопроса о Транс-Каспийских углеводородных и транспортных коридорах.

- Финансовый сектор. Ситуация здесь характеризуется наслоениями нескольких «дополненных реальностей» и ожидающимся переходом к постчеловеческим алгоритмам инвестиционной деятельности (что означает начало транзита к «постэкономике», но этот вопрос выходит за рамки рассматриваемой темы). На микроуровне мы стали в последнее время свидетелями того, что обеспечить полную безопасность систем банковских операций только на корпоративном уровне становится невозможным. В последнее время появились признаки перехода манипулятивности в финансовом секторе на более высокий уровень. И события в Гонконге, выделяющиеся активным использованием информационно-манипулятивных инструментов воздействия на значимые сегменты местного общества, продемонстрировали высокий потенциал управления локализованными общественными протестами, целесообразно рассматривать как элемент и инструмент борьбы за то, где будет расположен второй после Шанхая важнейший финансовый центр Восточной Азии.


© flickr.com
События в Гонконге продемонстрировали высокий потенциал управления локализованными протестами.


Радикализация манипулятивности в финансовом секторе, придание ей пространственного измерения говорят о существенном повышении ставок в конкуренции на мировом финансовом рынке, которая может не обойти и Россию.

С этой точки зрения «казус Греты Тунберг» является лишь вершиной айсберга и демонстрирует близкие к предельным рамки развития системы социо-коммуникационных манипуляций. Данная кампания отличается новыми чертами: отсутствием фактологической и научной базы, то есть, реализацией содержательной исключительно за счёт информационных манипуляций с преимущественным использованием цифровизированных коммуникационных технологий, изначальной ориентированностью на социальное конструирование, а также «встроенной», имманентной истероидностью. В «казусе Греты Тунберг» мы оказываемся в одном шаге от попадания в полноценную «виртуализированную социальную реальность», когда важнейшие и глобально значимые экономические, а в перспективе и политические решения могут приниматься в пространстве иррационального. И когда не основанная в принципе на знании и чётко осознаваемых экономических интересах «виртуальная реальность» становится основой для возникновения массовых социально-активных движений, а, возможно, и сетевизированных социально-политических структур.


© twitter.com/GretaThunberg
Более 30% респондентов только в  России заявили, что сталкивались с фейковыми новостями и попытками манипуляции. На Западе их - больше.


«Виртуальная реальность» и никакого мошенства...

Нельзя исключать, что все дальнейшие крупные социально-политические кампании будут развиваться по этой же модели. Это не означает, что нынешняя кампания нового радикального экологизма является лишь попыткой проверить возможности информационных манипуляций в реальных социальных пространствах развитых стран. Она может преследовать и реальные цели политического конструирования, и создания соответствующего социо-идеологического фокуса.

Если отбросить все условности, масштабы информационных манипуляций, направленных на осуществление прямого воздействия на настроение и поведение социально-политически активных слоёв общества, могут быть контурно оценены по результатам весеннего опроса ВЦИОМ, согласно которому более 30% респондентов заявили, что сталкивались с фейковыми новостями и попытками манипуляции. Несмотря на то, что лишь несколько большая доля граждан отрицает личное столкновение с попытками информационных манипуляций, цифра в 30% респондентов может быть оценена, как значительная.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77974

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #362 : 18 Октября 2019, 13:04:58 »

(Окончание)


© flickr.com
Сегодняшнее доминирование в информационном пространстве определяется способностью той или иной силы навязать свою интерпретацию событий.


Резкий рост возможностей манипулятивного использования современных информационных технологий отражает переходное состояние современного информационного общества, отражающее его кризис одновременно и как атрибута, и как инструмента глобализации. Критическими становятся четыре фокуса в развитии информационного общества:

Первое. Сращивание социо-манипулятивных и кибер-боевых инструментов информационных войн, что создаёт существенно более опасную и нестабильную ситуацию, давая потенциальному противнику возможность дестабилизации или даже полного выведения из строя крупных социально-значимых систем, причём без перехода в фазу вооружённого конфликта. Это создаёт реальные стимулы для применения кибер-боевых средств первыми и существенно понижает порог принятия решений о проведении кибер-операций. Заявления ряда должностных лиц стран НАТО о готовности к проведению таких операций в условиях даже не «мобилизационного периода», а условно «нормального» мирного времени, это только подтверждает.

Второе. Переход от борьбы за присутствие в каналах коммуникаций, имеющих общемировой или трансрегиональный охват через стадию «борьбы за интерпретации» (сегодняшнее доминирование в информационном пространстве определяется способностью той или иной силы навязать свою интерпретацию событий, что мы, очевидно, наблюдали на примере «дела Скрипалей» и «казуса переговоров Трампа и Зеленского») к нацеленности на доминирование в контенте, в содержательном ядре информационных процессов. Это связано ещё и с тем, что на данном этапе развития информационной среды контрпропагандистские методы будут заведомо иметь меньшую эффективность.


Вполне понятный  «казус переговоров Трампа и Зеленского».

Третье. Попытки национализации и регионализации, формирования менее открытых, но географически обусловленных информационных пространств, где их инициаторы (как правило, государства, но потенциально ими могут стать и транснациональные экономические и социальные структуры) могут определять особые правила оборота контента и управления каналами коммуникаций. Похоже, эта тенденция будет определяющей в юридических и, что крайне важно, в технологических аспектах развития современного информационного общества. Но она отражает фундаментальную неготовность многих национальных государств к конкуренции с сетевизированными субгосударственными структурами в информационном пространстве.

Четвертое. Активное использование высокого уровня социальной и управленческой цифровизации для осуществления отдельных кибер-ударных операций против экономических и политических конкурентов. Угрозу составляет то, что такие внешне локальные операции потенциально пригодны к масштабированию до уровня полноценных кибер-информационных войн, нацеленных на разрушение системообразующих государственных и социальных институтов страны-потенциального военного противника. При относительной открытости национальных, в том числе и российского, сегментов информационного общества, пространство общедоступных каналов коммуникаций (государственных социальных сервисов, социальных сетей, платёжных систем) становится пространством постоянного риска.

Указанные вектора развития информационных манипуляций демонстрируют главный фокус их использования: формирование социально-идеологических моделей поведения, способные создавать условия для управления социально-экономическим развитием потенциальных конкурентов. Вплоть до полной деструкции основополагающих институтов социального управления обществом.

В способности к глубокому разрушению системообразующих общественных и государственных институтов без выхода за рамки «игры с ненулевой суммой», то есть в межгосударственной конкуренции мирного времени, и заключается главная опасность современного поколения информационных войн.


Внешне локальные операции потенциально пригодны к масштабированию  кибер-информационных войн.

Опасность состоит ещё и в том, что и в настоящее время и в обозримой перспективе сфера кибер-информационного противоборства будет находиться вне какого-либо правового или политического регулирования. Это будет «серой зоной» и экономико-политической конкуренции, и военно-силового противостояния, куда неизбежно встраивание «третьих» сил и сил, не связанных с государственными структурами.

Стратегическая опасность в том, что информационное общество в таком случае станет центральной площадкой борьбы между иерархическими структурами (государствами) и сетевыми структурами, зачастую деструктивного свойства. С учётом процессов регионализации это может иметь очень тяжёлые последствия. И крайне маловероятно, что в обозримой перспективе могут возникнуть какие-то возможности для диалога и ограничения методов ведения информационных войн. А это означает, что России, как минимум, в среднесрочном контексте придётся действовать в одностороннем порядке.

Данное обстоятельство следует признать как данность, равно как и неизбежность возникновения вокруг усилий России по обеспечению собственной информационной безопасности критики со стороны отдельных политически ангажированных слоёв общества.

Психологическая оборона страны

Конечно, появление и активная раскрутка на глобальном уровне «феномена Греты Тунберг» не является ни формально, ни политически «казус белли». Но сам факт появления подобного феномена отражает новое качество информационного противоборства в современном мире, новую глубину использования инструментов информационной войны. На очереди и признание принципиальной допустимости тотально деструктивных сценариев при осуществлении кибер-ударных операций с нанесением ущерба гражданскому населению. Это подталкивает и Россию к совершенствованию национального потенциала информационной и психологической обороны с учётом новых реалий.

Необходимо введение в официальный оборот такого понятия, как социо-информационная устойчивость государства, определяющая способность государственных и общественных структур, инфраструктуры управления и общественных коммуникаций сохранять дееспособность в широком смысле этого термина (от технологической до морально-политической) в условиях осуществления в отношении России кибер-ударных операций, в том числе сопряженных с негативными информационными кампаниями.


Достижение заданного состояния социо-информационной устойчивости должно рассматриваться как одна из важнейших целей России.
© mil.ru


Достижение заданного состояния социо-информационной устойчивости должно рассматриваться как одна из важнейших целей России не только в сфере военно-силовой безопасности, но и социально-экономического развития.

Это предопределяет важнейшие направления развития сферы информационной безопасности и обороны на ближайшее время:

Операционная интеграция отрасли, создание единой системы управления развитием систем контроля и противодействия манипуляциям. Важно отметить, что в западных странах интеграция потенциала управления информационными структурами происходит даже на официальном уровне на базе силовых структур, что говорит о заблаговременной ориентации на использование потенциала управления информационным обществом в мобилизационных или особых условиях.

* Расширение степени вовлечения в процессы информационной безопасности и обороны социальных структур, охватывающих различные слои российского общества. Контроль информационного пространства нужен не сам по себе и, естественно, не для осуществления рестриктивных действий в мирный период. Главная цель - возможность содержательно нейтрализовывать и дезавуировать вброшенный извне и изнутри фейковый контент. Особенно учитывая тенденции к существенному повышению значимости контента как такового.

* Опережающее развитие мониторинговых систем для заблаговременного выявления негативных информационных волн, включая вброс фейковизированных визуальных образов. Превентивные меры на данном этапе развития трансформаций мировой экономики и политики, а вместе с ними и социальных институтов, станут, вероятно, одними из наиболее важных инструментов формирования системы социо-информационной устойчивости государства и общества.

* Продолжение усилий по формированию собственной базы сетевых цифровизированных поисково-информационных ресурсов, создание и продвижение национальной защищенной от внешних манипуляций поисковой и информационной системы, полностью технологически находящейся в пределах национальной юрисдикции России, представляется неизбежным. Вопрос только в необходимости обеспечения гарантированного уровня предлагаемого продукта. Но такая система должна рассматриваться в качестве резервного ресурса для поддержания социо-информационной устойчивости государства и дееспособности национального информационного пространства в случае попыток массированного информационного воздействия, а также в «особый период».


© flickr.com
Создание и продвижение национальной защищенной от внешних манипуляций поисковой и информационной системы, полностью технологически находящейся в пределах национальной юрисдикции России.


Постоянное совершенствование содержательного наполнения позитивной, проактивной части российской информационной политики для компенсации относительно меньшей эффективности на сегодняшнем этапе развития информационной среды контрпропагандистских методов.

Центральным «полем боя» в информационных войнах настоящего и ближайшего будущего становится способность государства в мирное время формировать для своего общества и для своих сторонников собственную «повестку дня», а не заимствовать её в глобальных информационных сетях. На первый план выходит вопрос о пространственном информационном доминировании, ранее считавшийся несущественным.

Но никакая безопасность, а, тем более, информационная в относительно открытом глобализированном пространстве не может быть полной, особенно учитывая, что информационные манипуляции могут исходить не только от государств, но и от сетевизированных субгосударственных структур, в том числе и экстремистских организаций, а также коммерческих игроков, активно осваивающих не только позитивный, но и деструктивный потенциал современных интегрированных коммуникаций. Процессы, происходящие в глобальном информационном пространстве таковы, что Россия должна уже сейчас начать активную выработку инструментов противодействия, как минимум, наиболее острым вызовам, связанным с негативным использованием новых технологических возможностей, предоставляемых современным информационным обществом. ■

Дмитрий Евстафьев, Андрей Ильницкий

http://ruskline.ru/opp/2019/10/18/fenomen_grety_tunberg_i_informacionnye_voiny_epohi_postglobalizacii

https://zvezdaweekly.ru/news/t/20191015151-TN7Lv.html?fbclid=IwAR1JdooYBloJcj0Ph8s8N3GJ15yoz0gl1q11Ua72x6-ePK3QYQL9YvRvr-w
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77974

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #363 : 26 Октября 2019, 14:44:36 »

Зарубежные спецслужбы готовят кибератаки на объекты критической инфраструктуры России



Секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев предупредил, что российским специалистам известно о работах зарубежных спецслужб по выявлению слабых мест в информационной системе России.

В дальнейшем «западные партнёры» рассчитывают совершать массированные кибератаки.

«Основными целями для оказания вредоносного воздействия остаются объекты критической информационной инфраструктуры.., что создает реальные угрозы национальной безопасности», — отметил Патрушев на совещании в Омске.

Глава Совбеза отметил, что ситуация с кибербезопасностью в Сибири оставляет желать лучшего. По его словам, часть важных объектов остаётся незащищенной.

«Несмотря на то, что в целом необходимые условия… созданы, количество нарушений требований безопасности информации остается значительным…

Прежде всего это относится к таким важным сферам, как транспорт, связь и энергетика», — заметил он.

По мнению секретаря Совбеза, основная проблема заключается в том, что в обозначенных им областях недостаточно эффективно осуществляется переход на отечественное программное обеспечение.

Специалисты отмечают, что информационная защищённость является одной из ключевых составляющих национальной безопасности. В современном мире хакерские структуры всё чаще работают в тандеме с террористами, что позволяет устраивать массированные кибератаки, например, на объекты топливно-энергетического комплекса, узлы связи и системы жизнеобеспечения.

Всё это в комплексе может нанести большой экономический урон, но что гораздо страшнее — привести к чрезвычайным ситуациям и техногенным катастрофам с многочисленными человеческими жертвами.

Для противостояния таким угрозам в российское законодательство несколько лет назад было введено понятие «критическая инфраструктура». Это понятие подразумевает под собой совокупность автоматизированных систем управления производственными процессами, обеспечения обороноспособности и безопасности страны.

Специалисты постоянно акцентируют внимание на том, что стабильность работы всех элементов «критической инфраструктуры» крайне важна для нормального функционирования государства.

По неутешительным оценкам экспертов, количество кибератак на госорганы с каждым годом только возрастает. Так, по данным Всемирного экономического форума, только в 2018 году потери от кибератак в мире составили порядка триллиона долларов.

Российский президент Владимир Путин не раз подчёркивал, что если не принимать эффективных мер, то ущерб будет ещё больше.


https://rusvesna.su/news/1571993986
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77974

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #364 : 03 Декабря 2019, 13:08:23 »

Путин подписал закон о предустановке российского программного обеспечения на гаджеты



Президент России Владимир Путин подписал закон о запрете с 1 июля 2020 года продажи гаджетов без российского программного обеспечения, соответствующий документ опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.

Закон разработали депутаты Сергей Жигарев, Владимир Гутенев, Олег Николаев и Александр Ющенко. Авторы считают, что закон обеспечит защиту интересов российского бизнеса. По их мнению, это позволит уменьшить количество злоупотреблений со стороны крупных иностранных компаний, работающих в сфере информационных технологий.

Перечни гаджетов, ПО и порядок его установки будет определять правительство. Депутаты в пояснительной записке предполагали, что это должны быть смартфоны, компьютеры и телевизоры с функцией «смарт-ТВ».

На заседании экономического комитета Совета Федерации отмечалось, что ответственность за предустановку российского ПО будет нести организация-продавец.

Как заявил замглавы ФАС Анатолий Голомолзин, закон расширит ассортимент гаджетов для покупателей и поддержит российские компании. Кроме того, новые правила соответствуют зарубежным тенденциям.


https://rusvesna.su/news/1575302991
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77974

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #365 : 03 Декабря 2019, 15:16:36 »

В ФБР бьют тревогу: российские приложения несут угрозу безопасности



В Федеральном бюро расследований (ФБР США) косвенно прокомментировали принятый в России закон о предустановке российского программного обеспечения (ПО) на электронные носители.

Как передает американское издание The Hill, представители ведомства полагают, что любое приложение, разработанное в России, является "потенциальной разведывательной угрозой" и связано со спецслужбами РФ.

В частности об этом говорится в письме помощника директора управления ФБР по делам Конгресса Джилла Тайсона. В документе уточняется, что такие российские ПО, как, например FaceApp, могут скрытно собирать персональные данные пользователей, а затем делиться ими с силовиками.

Также Тайсон пишет, что Федеральная служба безопасности РФ обладает способностью "получать удаленный доступ ко всем видам коммуникаций и серверам в российской сети", не спрашивая согласия интернет-провайдеров.

В связи с этим ФБР пообещало выяснить, какие американские политики могут стать на предстоящих выборах объектами "операций по влиянию" России с использованием FaceApp.

Накануне, 2 декабря, президент России Владимир Путин подписал закон, запрещающий продавать в России гаджеты без предустановленных российских приложений. Документ вступит в силу 1 июля 2020 года.

http://9tv.co.il/news/2019/12/03/277502.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com%2F%3Ffrom%3Dspecial&utm_source=YandexZenSpecial
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77974

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #366 : 14 Декабря 2019, 19:14:11 »

ЛЕОНИД САВИН

Растление

Пентагон и журналисты – приметы времени


Фото: thesiliconreview.com

Разлагать общественную атмосферу в стране можно не только посредством денежных махинаций, остающихся безнаказанными.

Хотя под коррупцией подразумевают обычно взятки и злоупотребление служебным положением, значение этого термина шире. В точном переводе с латыни это растление.

9 декабря американские СМИ со ссылкой на Министерство юстиции США сообщили о задержании офицера Киберкомандования США по обвинению в распространении детской порнографии. Военнослужащий не был зелёным новобранцем, это майор, проходивший службу в форте Гордон, штат Джорджия. 39-летний Джейсон Майкл Масгрув занимал должность офицера интегрированных операций по обнаружению угроз и имел доступ к информации с грифом «совершенно секретно». На этой базе располагается кибершкола армии США, которая считается одним из элитных центров американской военной инфраструктуры. В форте Гордон находится также Криптологический центр АНБ США.

Одновременно появилось сообщение об аресте 37-летнего сержанта Патрика Эдвина Горичка из Военной академии США по тем же обвинениям. Он, действуя под прикрытием, переслал файлы агенту ФБР, что дало основание обвинить его в преступлении, за которое в США полагается до 20 лет тюрьмы.

Эти два случая не первые. В 2015 году на базе форта Гордон начала работу Цифровая служба обороны, выделенная из Цифровой службы США. Её директором был назначен Крис Линч, считавшийся цифровым гуру Пентагона и игравший когда-то важную роль в интеграции Силиконовой долины в структуры министерства обороны и в разработке облачной программы JEDI. В апреле 2019 года Линчу пришлось покинуть свой пост из-за финансовых проблем. Бюджет программы JEDI составлял 10 млрд. долларов, и вокруг него началась нездоровая возня. За год до вынужденной отставки Линча частная детективная компания RossettiStar провела расследование и передала его результаты журналистам. В досье содержался прямой намёк на то, что главный помощник министра обороны Джима Мэттиса работал над заключением контрактов в пользу компании Amazon Web Services (AWS) с определённой выгодой для себя. Amazon Web Services являлась фаворитом на выигрыш отчасти и потому, что уже управляла коммерческим облаком ЦРУ. Заказчик расследования так и не был определён, а представители детективной компании отказались назвать источники своего финансирования. Конкурс в итоге выиграла компания Microsoft и, как показали дальнейшие разбирательства, без политического вмешательства на высоком уровне здесь не обошлось.

Юристы Amazon Web Services считают, что решение Пентагона заключить спорный корпоративный контракт с Microsoft по созданию облачных систем в конце октября 2019 г. было сделано под давлением со стороны президента Трампа. В жалобе AWS говорится, что команда по отбору источников в Пентагоне приняла несколько «вопиющих» и «необоснованных» решений в ходе конкурса. Юристы полагают, что изменения, вносившиеся в технические требования в течение всего процесса, благоприятствовали Microsoft, «игнорируя многочисленные технические преимущества AWS».

Всем известно, что основатель Amazon Джеф Безос является владельцем Washington Post, и то, как эта газета освещает деятельность Дональда Трампа, не нравится президенту США, о чём он неоднократно заявлял. Жалоба юристов AWS ушла в Федеральный суд, и пока неизвестно, чем закончится дело. Однако Пентагон и Microsoft ждать не собираются и уже приступили к реализации облачного проекта.

Кроме того, за миллиард военного контракта сражаются Raytheon, Lockheed Martin, Northrop Grumman, ManTech и General Dynamics. Две последние компании заявили, что объединят усилия. Эти средства Пентагон выделяет на проект «Кибер-обучение, Готовность, Интеграция, Доставка и Корпоративные Технологии» (TRIDENT).

Бум освоения средств, выделяемых на военные нужды, плавно перешёл в «золотую лихорадку», где участники не гнушаются фальсификациями. Так, университет Феникс, который принадлежит Apollo Education Group, сейчас должен выплатить 191 млн. долларов штрафа за то, что университетское руководство давало ложную рекламу о связях с крупными компаниями, представители которых приглашались преподавать с тем, чтобы студенты могли потом в этих компаниях трудоустроиться. Плакаты университета Феникс, рекламирующие коммерческий колледж, были установлены на одной из крупнейших военных баз Америки – в форте Кэмпбелл. Вербовщикам из колледжа было разрешено дарить подарки военнослужащим и вставлять маркетинговые материалы в официальные приветственные пакеты для новобранцев. Четверть миллиона долларов было потрачено на 89 мероприятий университета на этой военной базе за три года. И всё это в обход распоряжения президента о прекращении подобной практики найма.

Наконец, недавний отчёт о ситуации в Афганистане показал, что Пентагон намеренно утаивал количество убитых и раненых, занижая цифры. Оказалось, что за 18 лет американской оккупации в Афганистане были убиты 2300 и ранено 20589 военнослужащих США. Однако в официальные отчёты умышленно не вносили погибших из числа гражданских лиц, которые работали в армии по контракту. А их погибло 3814 человек. Остаётся под вопросом и эффективность средств, потраченных на Афганистан. Более 8 миллиардов долларов несколько американских администраций зарыли в этой стране в песок.

В общую картину вписывается и недавний случай со стрельбой на базе в Пенсаколе. Студент из Саудовской Аравии убил троих курсантов и ранил семерых. Расстрел бы связан с банальной дедовщиной, что тоже говорит о разложении американской военной системы. Как стало известно, студента-араба неоднократно оскорблял инструктор. Хотя студент подал жалобу в вышестоящую инстанцию, ей хода не дали, и дело было закрыто. Результат – трое убитых и несколько раненых

Примеров растления общества в американских СМИ много. Ссылаясь на Закон о доступе к информации, журналисты выявляют грязные схемы и не стесняются задавать вопрос, куда уходят деньги налогоплательщиков.

https://www.fondsk.ru/news/2019/12/14/rastlenie-49682.html
Записан
Страниц: 1 ... 23 24 [25]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!