Русская беседа
 
26 Июня 2022, 08:13:00  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2] 3 4 5
  Печать  
Автор Тема: 22 июня - День памяти и скорби  (Прочитано 10332 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 12741


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 22 Июня 2016, 17:35:25 »


Немецкие историки и мемуаристы о героизме советских войск в начале Великой Отечественной войны

Михаил Иванович Фролов



Николай Толкунов. Бессмертие. Брест. 1941-й

22 июня 1941 года фашистская Германия, вероломно нарушив договор о ненападении, перешла границу Советского Союза: началась Великая Отечественная война, самая тяжелая и жестокая в истории нашего государства.

Нападение фашистской Германии застало советские вооруженные силы в период стратегического развертывания, когда его мероприятия были начаты, но ни одно к началу войны не завершилось.

В первые месяцы войны Красная армия потерпела тяжелые поражения и понесла большие потери. К 10 июня вражеские войска продвинулись на решающих направлениях от 380 до 600 км. И имеется целый комплекс объективных и субъективных факторов, которые обусловили тяжелый для Красной армии ход боевых действий в начальный период войны. Фашисты опирались на ресурсы всей порабощенной Европы; немецкие войска имели двухлетний опыт современной войны, были хорошо обучены и оснащены по последнему слову техники. Поражения Красной армии объясняются также довоенными репрессиями по отношению к советским военным кадрам, неправильным определением направления главного удара и его недооценкой, состоянием боеспособности Красной армии и др., в том числе оперативно-тактической внезапностью начала боевых действий. На ход сражений первых дней войны определенным образом повлиял ошибочный взгляд советского командования на развязывание войны, не предполагавшего единовременный переход противника в наступление сразу в таких масштабах.

Среди других версий трагических событий лета 1941 года имеется одна, откровенно глумящаяся над участниками войны. Сторонники этой версии – И. Бунич, М. Солонин и др. – утверждают, что в начале войны в Красной армии возникли «стихийные, никем не управляемые восстания, армия не хотела воевать в защиту сталинского режима». По их мнению, на тысячекилометровом фронте «миллионы офицеров и солдат дали предметный урок преступному режиму, начав переход на строну противника».

Главное опровержение этой версии – реальные факты и сведения о боевых действиях Красной армии против немецко-фашистских войск в начале Великой Отечественной войны. С первых дней войны советские бойцы и командиры самоотверженно сражались с врагом в исключительно тяжелых условиях, оказывая ему упорное сопротивление. В подтверждение тому можно привести свидетельства о стойкости пограничных застав, о героической обороне Брестской крепости, где до 20 июля не более 4 тысяч советских воинов сдерживали натиск 20 тысяч вражеских солдат. В этом же почетном списке оборона Могилева, ожесточенное Смоленское сражение, в котором вермахт понес потери, в два раза большие, чем во время вторжения во Францию, героическая оборона Одессы…

О стойкости и мужестве советских солдат свидетельствуют и бывшие генералы вермахта, немецкие исследователи Второй мировой войны, которые основываются на архивных документах, донесениях командиров соединений и частей немецкой армии.

    Генерал Гальдер: «Гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен»

24 июня генерал Гальдер сделал запись в своем дневнике: «Следует отметить упорное сопротивление отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен». Чуть позже, 29 июня, запись уже не об отдельных советских подразделениях и частях: «Сведения с фронта подтверждают, что русские повсюду сражаются до последнего патрона… Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бои по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности. Теперь это уже недопустимо».

Генерал Блюментрит, который в звании лейтенанта два года воевал на Восточном фронте в годы Первой мировой войны, говорил английскому историку Лиддел-Гарту: «Уже сражения июня 1941 года показали нам, что представляет собой новая советская армия. Мы теряли в боях до 50% личного состава… Красная Армия 1941–1945 годов была гораздо более сильным противником, чем царская армия, ибо она самоотверженно сражалась за идею».

Обратим внимание на высказывание авторов из Федеративной Республики Германии. «Несмотря на неудовлетворительное вооружение и снабжение, – пишет П. Гостони в своей книге «Красная Армия», – Красная армия упорно сражалась за свою Родину, как правило ожесточенно. Не было случая, чтобы целые участки фронта прекращали сопротивление, вспышки паники почти всегда удавалось погашать». И. Дек одну из глав своей книги «Дорога через тысячу смертей» назвал «Только мертвые русские не стреляют». Он пишет о чрезвычайном сопротивлении советских войск в районе Смоленска, «города, перед которым все завоеватели на своем пути к Москве вынуждены были остановиться».

В своих мемуарах Уинстон Черчилль пишет: «Президента Рузвельта сочли очень смелым человеком, когда он в сентябре 1941 года заявил, что русские удержат фронт и что Москва не будет взята. Замечательные мужество и патриотизм русского народа подтвердили правильность этого мнения».

Заметим, что эти высказывания относятся к фактам и событиям, которые произошли задолго до введения штрафных батальонов и заградительных отрядов.

    В вермахте констатировали: пехотные дивизии в среднем располагают лишь 65% от первоначальной боеспособности, танковые – примерно 35%

В результате упорного сопротивления Красной армии численность и боевые силы вермахта уменьшились в ноябре 1941 года. Организационный отдел Генерального штаба сухопутных сил Германии констатировал: пехотные дивизии в среднем располагают лишь 65% от первоначальной боеспособности, танковые – примерно 35%. Некомплект в личном составе вермахта достиг 625 тысяч человек. С июня по ноябрь немецкие войска потеряли 2250 танков. А из 500 тысяч автомашин, находившихся в составе сухопутных сил на Востоке, до конца года вышло из строя 106 тысяч.

Несмотря на тяжелое положение Красной армии в начальный период войны, агрессору не удалось добиться осуществления плана «Барбаросса», сроки блицкрига срывались. Противник не смог овладеть рядом важнейших стратегических центров Советского Союза, предусмотренных планом, а в сражении за Москву идея «молниеносной войны» была окончательно похоронена.


Михаил Иванович Фролов,
доктор исторических наук, профессор

22 июня 2016 г.



http://www.pravoslavie.ru/94536.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 22 Июня 2016, 19:20:06 »

Западная Европа против Великой России



В 1941 году на Россию напала не только нацистская Германия. Нападение на Великую Россию было осуществленно всей Западной Европой как особой иудео-христианской цивилизацией.



Уничтожить русский народ под корень спешили и итальянские дивизии, и французские легионеры, армии Румынии, Венгрии, Финляндии, воинские соединения чехов, словаков, албанцев-магометан, хорватов… Одессу брали румыны, Севастополь – румыны и итальянцы, Воронеж и Харьков – венгры. Под Ленинградом и Тверью обезумела от пролитой русской крови голландская дивизия СС «Норд-Ланд». Бесы со всей Западной Европы убивали русских в составе охранно-карательных отрядов СС. Их было не несколько сотен – сотни тысяч голландцев, валлонцев, кашубов, шлёнзаков, чехов, боснийцев шли поиздеваться над русским народом, шли для того, чтобы вогнать штык в сердце русского человека. Испания оскотинилась до того, что послала своих солдат убивать русских даже без официального объявления войны!

Уже во время ВМВ Гитлер не раз утверждал, что победа над Британией — отнюдь не в интересах рейха. Так, 13 июля 1940 года он заявил: «Если Англия будет разбита… Британская империя распадется. Пользы от этого Германии — никакой. Пролив немецкую кровь, мы добьемся чего-то такого, что пойдет на пользу лишь Японии, Америке и другим». Гитлер утверждал: «Наши народы (англосаксы и германцы) по расе и традициям едины».

Национальный состав военнопленных в СССР в период с 1941 года по 1945-й говорит о том, что против России воевал весь ЕВРОСОЮЗ : немцы – 2 389 560 чел., венгры – 513 767, румыны – 187 370, австрийцы – 156 682, чехи и словаки – 129 977, ляхи – 60 260, итальянцы – 48 957, французы – 23 136, голландцы – 14 729, финны – 2 377, бельгийцы – 2 010, люксембуржцы – 1 652, датчане – 457, испанцы – 452, норвежцы – 101, шведы – 72. Весомое сопротивление германской власти имело место только в Югославии, Албании и Греции. Известный в своё время писатель-русофоб Илья Эренбург в романе «Буря» (1947), удостоенном Сталинской премии 1-й степени, преподнес французское «Сопротивление» как что-то грандиозное и сопоставимое со Сталинградской битвой… На самом деле, это «сопротивление» ограничивалось лишь тем, что французские кухарки, кормившие нацистов, плевали в суп перед тем, как подать его ненавистным оккупантам.

Всё население Западной Европы к 1941 году без особых потрясений и душевных переживаний вошло в новую империю, возглавляемую нацистской Германией. Миллионы людей оправдывали себя тем, что идут на войну не за нацистские идеалы, а против «варварской» России, которую-де НЕОБХОДИМО СТЕРЕТЬ С ЛИЦА ЗЕМЛИ. Подобные мысли не посещали лишь головы православных людей в Югославии, Албании и Греции. Во время войны сработали древние архетипы, которые ещё ждут своих исследователей.

Францем Гальдером были записаны сказанные 30 июня 1941 года слова Гитлера, которые констатировали истинное положение вещей в Западной Европе в 1940-ом году: «Европейский Союз (!) в результате совместной войны против России» («!» – мой. — А.). Уничтожить Россию в войне 1941 — 1945 гг. страстно желали не только 80 млн. германцев, а более 300 млн. западноевропейцев… Каждый западноевропеец в 1941 г.  был готов загнать в концлагерь русского ребёнка и русскую женщину, а затем бросить в их адрес проклятие.



В сентябре 1941 года Гитлер заявил: «Граница между Европой и Азией проходит не по Уралу, а на том месте, где кончаются поселения (характерное для нацистов слово. – А.) настоящих ариев… Наша задача состоит в том, чтобы передвинуть эту границу возможно дальше на Восток, если нужно — за Урал… Ядовитое гнездо Петербург, из которого так долго азиатский яд источался в Балтийское море, должно исчезнуть с лица земли… Азиаты и большевики будут изгнаны из Европы, эпизод 250-летней азиатчины закончен… Восток («поселения» для русскоязычных. – А.) будет для Западной Европы рынком сбыта и источником сырья». Как же не хотят замечать современные политические обозреватели, что даже Гитлер не называл Западную Европу просто Европой, так как как Европой он называл восточноевропейские земли: «Азиаты и большевики будут изгнаны из Европы…»  В середине 20 века Европой называли Восточную Европу, а то, что дикари сейчас считают собственно Европой в первую половину 20 века называли Европой Западной.

На западноевропейских заводах, изготавливавших оружие для Гитлера, работали к началу войны против России около 250 млн. европейцев, в т. ч., и те, кто был угнан из России на принудительные работы. А это были несколько миллионов советских людей. Они решили остаться жить на чужбине. Работали десятки заводов, в том числе принадлежащих североамериканскому капиталу.

Вся Западная Европа воевала против Великой России. Некоторую «помощь» России оказывали североамериканцы и британцы. В. Кожинов писал, что «знаменитый военачальник (а позднее президент) США Дуайт Эйзенхауэр, вступив в войну во главе американо-английских войск в Северной Африке (!) в ноябре 1942 года (именно тогда, в конце 1942-го, войска САСШ вообще впервые начали участвовать в боевых действиях!), должен был для начала сражаться не с германской, а с двуххсоттысячной французской (!) армией под командованием министра обороны Франции Жана Дарлана, который, правда, ввиду явного превосходства сил Эйзенхауэра, вскоре приказал своим войскам прекратить борьбу».Первыми холуями у германцев были нацисты из Галиции - УНА.

Она начала формироваться под присмотром  А. Розенберга вместе с ВВ – «Вызвольчым вийськом». Впоследствии в УНА входили: бывшая дивизия СС «Галиция», переименованная в первую дивизию УНА и 2-я дивизия «Вильна окраина» («командир» «генерал-хорунжий» Тарас Бульба-Боровец – выродок и подлец). Соединения (!) УНА в 1945 году ушли в оккупационные зоны Англии и Америки. За ними последовало несколько миллионов жителей Западной Малороссии и Белоруссии, которые служили полицаями и были членами семей предателей и фашистских холуёв.

События прошлого Западной Европы учат нас тому, что союзы западноевропейских народов образуются не для того, чтобы в Западной Европе был утвержден мир, а для того, чтобы противопоставить объединенную мощь Западной Европы тем, кто мыслится западноевропейцами геополитическими соперниками и врагами. Вовсе не партнерами…



http://krasvremya.ru/zapadnaya-evropa-protiv-velikoj-rossii/

http://koparev.livejournal.com/218376.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 22 Июня 2016, 19:21:32 »





http://www.km.ru/joke_day/779355
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 22 Июня 2016, 20:03:56 »

Евгений Спицын

Ложь о начале войны



22 июня мы отмечаем 75-ю годовщину трагических событий начала Великой Отечественной войны.  К великому сожалению, в течение всех постсоветских лет нам активно рассказывают о том, что Советский Союз 22-го июня оказался неготовым к войне, и, как следствие, Рабоче-Крестьянская Красная Армия была разбита на голову в приграничных сражениях 1941 года. Персональную ответственность за этот чудовищный крах несут лично Сталин и всё высшее государственное и политическое руководство страны, а также руководители наркомата обороны и Генерального штаба.

В числе утверждающих эту чушь такие господа как Резун (Виктор Суворов), Солонин, Залесский и прочие псевдоисторики, которые не имеют базового исторического образования и к исторической науке никакого отношения не имеют. Несмотря на это им предоставлено широкое поле для пропаганды их взглядов как на телеканалах и радиостанциях, так и в печатных СМИ. Огромными тиражами выходят их фальшивки. К сожалению, значительная часть наших граждан воспринимает этот бред, и вместо старых мифов, которыми была богата и советская история, питает свой интеллект совершенно новыми лживыми историями.

Для несчастных жертв модной лжи разберём несколько основных вопросов, касающихся начала войны. 

Наиболее часто задаваемый вопрос-упрёк звучит так: почему Сталин, зная о том, что Гитлер нападёт 22-го июня, не предпринял никаких решительных действий для отражения германской агрессии по всей западной границе СССР?

Впервые эта «байка» была запущена более пятидесяти лет назад в 1965 году небезызвестным Александром Некричем, который опубликовал небольшую книжку под названием «22 июня 1941 года». Уже тогда эта книга была подвергнута серьёзной научной критике, а сам Александр Некрич попал в опалу. В 70-е годы он эмигрировал за границу, там оказался в лапах американских спецслужб и до конца своих дней под их диктовку продолжал писать антисоветские пасквили на разные темы, в том числе и темы войны.

На самом деле высшее руководство страны получало развединформацию из совершенно разных источников. У нас существовало главное государственное управление госбезопасности, также сначала в рамках наркомата внутренних дел, а потом в феврале 1941 года был создан отдельный наркомат государственной безопасности. От них шла разнообразная, подчас противоречивая информация. Кроме того, информация шла от Коминтерновский разведки, от разведки главного разведывательного управления Генерального штаба РККА, и так далее, и так далее. Огромное количество информаторов, то есть наших нелегальных разведчиков, давали совершенно разные даты нападения Германии на Советский Союз. Это первое обстоятельство.

Второе обстоятельство. План Барбаросса, то есть план войны против СССР, который предусматривал ту самую знаменитую молниеносную войну или блицкриг, был утверждён Гитлером в декабре 1940 года, когда был представлен последний вариант этого плана. Первоначальная дата нападения Германии на Советский Союз попадала на май 1941 года. Немцам пришлось корректировать дату начала войны против Советского Союза из-за затянувшегося жёсткого сопротивления югославских партизан.

Готовилось ли политическое руководство страны к отражению немецкой агрессии? Безусловно, готовилось. Профессиональные историки хорошо знают, что ещё 10-12-го июня в западные округа были посланы директивы наркомата обороны и Генерального штаба за подписью наркома Тимошенко и начальника Генштаба генерала армии Жукова о том, чтобы командующие западными округами, в частности Одесского военного округа, Киевского особого военного округа, Белорусского особого военного округа, Прибалтийского округа скрытно, ночью, под видом военных манёвров, стянули к границе десятки воинских частей и соединений, в том числе стрелковых корпусов. Причём в этой директиве было чётко указано, что на зимних квартирах следует оставить только тех людей, которые не в состоянии походным маршем проделать этот путь до западной границы. Офицерскому составу свои семьи оставить на месте постоянной дислокации. Было совершенно очевидно, что высшее политическое руководство отдавало себе отчёт в том, что война является неизбежностью, став в скором времени реальностью.

14-го июня по указанию Сталина вышло знаменитое сообщение ТАСС, которое потом многие расценили как некую оплошность. На самом деле оно имело своей очевидной целью вынудить германское руководство отреагировать. По каналам той же разведки, в частности знаменитой «кембриджской пятёрки», была получена достоверная информация, что именно в середине июня начинается усиленная концентрация немецких войск на западной границе СССР. Однако руководство западных приграничных округов, в частности командующий киевским особым военным округом генерал-полковник Кирпонос и командующий западным особым военным округом генерал армии Павлов проигнорировали эту директиву Генерального штаба и наркомата обороны, и проявили преступную беспечность.

К тому же, к сожалению, нашей разведке – и этот факт подтверждают многие мемуаристы, в том числе генерал армии Жуков – не удалось точно установить масштабы концентрации и направления главных ударов передовых частей Вермахта. Именно это обстоятельство сыграло роковую роль в начальный период войны в приграничных сражениях. То есть на очень узких направлениях главного удара немцы создали 6-ти, 8-ми и даже 10-ти-кратное превосходство ударных танковых и моторизованных группировок, частей, которыми они пробивали советскую оборону и устремлялись вперёд.

21-го июня, когда по каналам нашей разведки и от перебежчиков была получена более точная информация о том, что именно 22-го июня между тремя и четырьмя часами утра Германия без объявления войны начнёт боевые действия по всему периметру советско-германской границы, состоялось экстренное совещание у Сталина в кремлёвском кабинете с участием всех членов Политбюро ЦК и руководства наркомата обороны. Там, вечером 21-го числа, была подписана  и отослана в войска директива. К сожалению, директива опоздала, потому что уже в половине четвёртого утра противник предпринял массированные авиационные удары по нескольким десяткам советских городов. В частности Киеву, Севастополю, Одессе, Минску, и передовые части Вермахта перешли границу. Где-то налёт немецкой авиации был встречен во всеоружии. Например, на Черноморском флоте. А где-то наши командиры и военачальники сплоховали. В частности на территории западного особого военного округа в Белоруссии.

В первые дни войны Сталин не терял нитей управления и не впадал в депрессию. Это очередная ложь, совершенно сознательно запущенная в общественный оборот. Все документальные источники, за исключением мемуаров Хрущёва и Микояна, доподлинно доказывают, что Сталин с самого начала войны находился в рабочей форме. Более того, он практически без выходных и проходных в своём кремлёвском кабинете принимал десятки, если не сотни людей: ответственных работников ЦК Партии, наркоматов, обороны, промышленного комплекса, сельского хозяйства, советских партийных работников, военачальников и так далее. Есть журнал посещений  кремлёвского кабинета Сталина и там чётко видно по часам и датам когда и кого он принимал.

Да, у Сталина был один день, когда он впал, условно говоря, в депрессивное состояние – вечером 29-го - в первой половине 30-го июня 1941 года. Вероятнее всего это было связано с тем, что накануне, 28-го числа, передовые части Вермахта захватили столицу советской Белоруссии Минск. Сталин, получив информацию об этом, выехал непосредственно в наркомат обороны на Знаменской улице, где у него состоялся довольно тяжёлый разговор с Тимошенко и Жуковым. Известно, что разговор был на повышенных тонах, отличался особой жёсткостью и даже взаимными оскорблениями. После этого разговора Сталин действительно уехал в Кунцево и только на следующий день принял ряд членов Политбюро. Именно тогда, после обсуждения всех вопросов, связанных с организацией обороны страны, было принято решение о создании высшего внеконституционного органа на период войны - так называемого Государственного Комитета обороны в составе 5-ти человек. Сталин был назначен председателем этого Комитета, его заместителем стал нарком иностранных дел Вячеслав Михайлович Молотов. Остальными членами стали зампреднаркома СССР маршал Климент Ефремович Ворошилов, нарком внутренних дел генеральный комиссар госбезопасности Лаврентий Павлович Берия и секретарь ЦК ОКПБ Георгий Максимилианович Маленков.

Государственный комитет обороны  выполнял функции высшего органа государственной власти страны  вплоть до роспуска  6-го сентября 1945 года. А ещё раньше была создана ставка верховного командования 23 июня. Первоначально её возглавил нарком обороны маршал Тимошенко. Позднее он был смещён с этой должности, так как был не в состоянии самостоятельно принимать и проводить в жизнь какие-либо важные решения. Поэтому 19-го июля председателем ставки был назначен Сталин, а 8-го августа он стал и верховным главнокомандующим, и оставался в этой должности вплоть до окончания Второй мировой войны.

Если говорить о приграничных сражениях на Западном фронте, то надо признать, что действительно там сложилась очень тяжёлая обстановка. Однако даже там, несмотря на преступную халатность руководства фронта, части соединения 3-й, 4-й, 10-й общевойсковых армий сражались героически. Достаточно сказать, что немцам, например, не удалось реализовать свой первоначальный план окружения войск 3-й общевойсковой армии в районе Белостока-Гродно. Там шли упорные приграничные бои, особенно в районе Августово, где противник потерпел довольно существенные поражения.

Если говорить о юго-западном фронте, которым командовал генерал-полковник Кирпонос, то там немцам также пришлось столкнуться с очень сильным, организованным сопротивлением и даже целыми контрударами. На львовском направлении весьма эффективно против противника сражались войска четвёртого механизированного корпуса генерала Власова. Под Луцком, Дубной и Владимиро-Волынском мощные контрудары были нанесены по противнику первой танковой группой генерал-полковника Клейста, войсками 8-го и 9-го мехкорпусов, генералов Рябышева и Рокоссовского.

На северо-западном фронте, то есть на территории Прибалтики, в Литве, под городом Россиняй войска 3-го мехкорпуса генерала Куркина довольно успешно противостояли танковым группам Гудериана и Гота. В частности, только одна дивизия этого мехкорпуса сковала на себя две пехотных и две танковых дивизии противника.

Примеров множество. Привожу лишь часть, чтобы отметить тот факт, что несмотря на тяжелейшее положение на фронте, даже из тех котлов, которые возникли в ходе стремительного германского наступления под той же Оршей, под тем же Сокалем, под той же Вязьмой, наши войска выходили довольно организованно. Это не было паническое бегство. Это было жёсткое сопротивление, которое в конечном итоге привело к краху самого блицкрига.

Следующий больной вопрос - это потери РККА в первых приграничных боях и сражениях. Эта тема до сих пор является острой и дискуссионной. Даже в работах серьёзных историков имеются существенные расхождения в цифрах. Немцы, как правило, дают более высокие цифры, наши историки дают менее высокие цифры. В среднем общая численность военнопленных составляет около 2,3-2,5 миллионов. Здесь надо учитывать, что в число военнопленных, естественно, входили  люди, которые были только-только призваны в армию, то есть фактически гражданские лица. Когда нам говорят, что в 1941 году в приграничных боях была полностью уничтожена вся РККА – это собачья чушь. На 1 января 1941 года общая численность РККА составляла 4,2 миллиона человек. Уже на 22-е июня, то есть на момент начала войны, численность РККА составила 5,08 миллионов человек, а уже 1-го июля, то есть после проведения первой волны мобилизации военнообязанных 1905-1918 гг. численность РККА составила 10,38 миллионов человек.

И последнее. 22 июня - хороший исторический урок. Мы должны помнить, что потенциальный противник всегда ищет наиболее приемлемое для него время начала войны, которое принесёт ему ощутимый успех и ощутимое превосходство над тем, против кого он начал эту войну. Поэтому порох надо держать сухим.

В этот скорбный день вспомним всех жертв великой войны. Склоним голову перед миллионами советских граждан, мирных жителей, стариков, детей, женщин, перед бойцами РККА и Рабоче-Крестьянского Красного Флота, которые с первых дней войны грудью встали на защиту своего Отечества, на защиту того общественного строя, который сделал из них людей. Низкий им поклон и светлая память!

http://www.zavtra.ru/content/view/lozh-o-nachale-vojnyi-/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #19 : 23 Июня 2016, 10:00:28 »

В 75-ю годовщину со дня начала Великой Отечественной войны Патриарх Кирилл возложил венок к могиле Неизвестного солдата

 Москва, 22 июня 2016 г.

   

22 июня 2016 года, в 75-ю годовщину со дня начала Великой Отечественной войны — День памяти и скорби, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возложил венок от Русской Православной Церкви к могиле Неизвестного солдата в Александровском саду у Кремлевской стены, сообщает Патриархия.ru.

В памятной церемонии приняли участие Патриарший наместник Московской епархии митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, митрополит Валентин (Мищук), викарии Святейшего Патриарха и Московской епархии, настоятельницы монастырей, столичное духовенство.

 

После возложения венка, минуты молчания и исполнения военным оркестром Гимна России Предстоятель и духовенство Русской Православной Церкви возгласили «Вечную память» «вождем и воином, жизнь свою за веру и Отечество положившим».

Затем состоялся марш роты почетного караула 154-го отдельного комендантского Преображенского полка.

http://forum.rusbeseda.org/index.php?action=post;topic=633.15;num_replies=18
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #20 : 23 Июня 2016, 10:05:38 »

22 июня — вчера, сегодня, завтра…

Читая в газетах западные цитаты о «российской угрозе», сразу должны вспоминать немецкую ноту 1941 года - идейная основа у агрессивной русофобии не поменялась...



Сегодня – 22 июня, 75-я годовщина нападения нацистской Германии на Советский Союз. И в этот навсегда печальный для каждого россиянина день я хотел бы задать вопрос: а без чего не начинаются войны? Что является абсолютно необходимым условием их начала?

Ответ таков: любая война начинается со лжи. Лжи агрессора о противнике, а точнее – о жертве. Никто, даже самый отпетый «беспредельщик»-милитарист, не желает выглядеть в глазах мира и собственной страны кровожадным маньяком – все стараются найти благовидные поводы для агрессии. «Мы не могли не напасть».

Давайте же откроем текст официальной ноты немецкого МИДа, адресованный советскому правительству, от 21 июня 1941 года. Там – исключительно интересные фразы и обороты:

«В действительности вскоре после заключения германо-русских договоров повсюду снова развернул свою активность Коминтерн. Это относится не только к одной Германии, но и к союзным с Германией и нейтральным государствам и оккупированным немецкими войсками областям Европы… Помимо этой подрывной работы и саботажа велся шпионаж».

«Напрасно советское правительство пыталось разными способами замаскировать истинное намерение своей политики. Оно до последнего времени поддерживало экономические отношения с Германией и предприняло ряд отдельных акций, чтобы ввести мир в заблуждение и показать, что отношения с Германией нормальные, даже дружественные».

«Антигерманская политика советского правительства сопровождалась в военной области все большим сосредоточением всех имеющихся русских вооруженных сил на протяженном фронте от Балтийского до Черного моря… Верховное командование Вермахта с начала этого года неоднократно обращала внимание внешнеполитического руководства Рейха на эту растущую угрозу Рейху со стороны русской армии и подчеркивало, что за такими действиями могут скрываться только агрессивные намерения».


И наконец: «Германия не намерена смотреть на эту серьёзную угрозу своим восточным границам и ничего не делать. Поэтому Фюрер отдал германскому Вермахту приказ отразить эту угрозу всеми имеющимися в его распоряжении средствами».

Я не утомил вас цитатами? Если утомил, то уж простите… ведь всё то же самое мы сегодня читаем в иностранных медиа, от американских до украинских, и должны были уже привыкнуть. Ничего не поменялось – это ошеломляющее понимание, на самом деле. Ни-че-го!

Всё тот же злокозненный «Коминтерн» устраивает «русские вёсны» и подбивает протестовать против сноса памятников. Коварные «русские саботажники» мешают успеху реформ в Украине. Дьявольские русские «подрывники» подсовывают украинскому «инновационному танку «Азовец» лажовые камеры от домофона. «Русская гибридная война» длиной в 70 лет.

Всё та же истеричная риторика об «агрессивных намерениях» российской армии сопровождает любое перемещение подразделений российских вооруженных сил. На восток поехали – замаскировано готовятся, на юг – подло угрожают, на север – готовят обходной маневр, на запад – всё, от гевалта стекла трескаются, такие русские страшные. Пролетел российский самолет над Балтикой – хана, все шпротники бегут в бомбоубежище. Всплыла российская подводная лодка в Средиземном море – Пентагон тут же требует вдвое увеличить финансирование ПЛО.

А самое главное – ты посмотри только, какие эти русские коварные! Прямо как перед 1941 годом – «Советское правительство до последнего времени поддерживало экономические отношения с Германией и предприняло ряд отдельных акций, чтобы ввести мир в заблуждение и показать, что отношения с Германией нормальные, даже дружественные». Постоянно говорят, что за мир, предлагают снизить напряженность – да нас не обманешь! Мы эти дружественные акции будем расценивать как еще один агрессивный фактор!

О том, что на самом деле СССР не имел намерения нападать на Германию, уже написаны сотни научных трудов (более того, не просто не хотел, но и, по сути, не мог из-за ряда проблем в не до конца реформированной армии). Благодаря талантливым популяризаторам истории, таким как Алексей Исаев, популярная в 90-х концепция Виктора Суворова о готовящемся советском ударе разгромлена по всем пунктам и практически перестала пользоваться доверием общества. Но ведь Суворов-Резун, предатель, перебежавший из ГРУ в британскую разведку, писал свои многочисленные опусы не из любви к искусству, а по заданию своих новых хозяев. И задание это весьма прозрачно: «доказав», что СССР был главным агрессором предвоенной поры, потом ловко поставить знак равенства между СССР и современной Россией. Вы только посмотрите, какой чудовищный бред несет Суворов в далеком 2000 году: «Если моя милая родина и в новом тысячелетии не откажется от идеи Мировой революции и бросится во всем мире устанавливать коммунистические порядки, так я не только вражеских офицериков учить буду и участвовать в настройке военных компьютеров, но и с автоматом в руках пойду воевать против коммунизма».

Какая Мировая революция?! Какой коммунизм?! Страна только-только сменила Ельцина на Путина, господствует дикий капитализм. Российская армия в коллапсе. Но Суворов привычно пугает весь мир теми, «кто готовился напасть в 1941 году». А хор профессиональных русофобов до сих пор подтявкивает: да-да, «Путин вернул в Россию коммунизм» , Мировая революция не за горами, конница точит шашки, автострадные танки урчат моторами, Коминтерн закладывает мины под Уайт-Холл.

Подведем итоги «урока 22 июня»: не менее важно, чем подготовить свою страну к обороне от любого врага, еще и научиться распознавать вражескую информационную волну, которая призвана легитимизировать будущую агрессию. Слава Богу и советской науке, сегодня нападать на ядерную державу дураков нет – но это не отменяет постоянного провоцирования, неустанного дипломатического давления, шпионажа и диверсий, террористической угрозы и прочих новых методов ведения межгосударственного противостояния между Западом и Россией. И мы, читая в газетах западные цитаты о «российской угрозе», сразу должны вспоминать немецкую ноту 1941 года — идейная основа у агрессивной русофобии не поменялась.


Григорий Игнатов

http://jpgazeta.ru/22-iyunya-vchera-segodnya-zavtra/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #21 : 23 Июня 2016, 10:27:28 »

Юрий РУБЦОВ

22 июня. 1941… 2016. Неудобные параллели



 Нередко высказываемое мнение о том, что нынешняя международная обстановка удивительно напоминает канун Второй мировой войны, к сожалению, можно развить. Еще больше оснований для проведения аналогии между курсом гитлеровской Германии по отношению к СССР, ставшему 22 июня 1941 г. объектом неспровоцированной агрессии, и сегодняшними попытками Запада «поставить Россию на место». При этом западный истеблишмент абсолютно не смущён тем обстоятельством, что он использует средства из гитлеровско-геббельсовского арсенала.

Какую цель преследует, например, пресловутая политика санкций по отношению к России, под знаменами которой объединились США, Евросоюз и еще ряд государств? Если отвлечься от деталей, – ту же самую, которую закладывал Третий рейх, сколачивая блок из своих союзников и сателлитов: во-первых, максимально сконцентрировать ресурсы для грядущей войны и, во-вторых, лишить доступа к этим ресурсам Советский Союз. Готовясь к установлению мирового господства, первым значительным шагом к которому должен был стать разгром страны Советов, нацистский режим овладел экономическим потенциалом почти всей Европы.

К июню 1941 г. мощности по производству металла, электроэнергии и добыче угля у агрессора были примерно в 2–2,5 раза выше, чем у СССР. В оккупированных странах рейх захватил громадные запасы металла, стратегического сырья, оборудования, а главное – весь арсенал вооружения. Продукция одних только чехословацких предприятий «Шкода» могла снабдить многими видами вооружения около 40-45 дивизий. Даже «нейтральная» Швеция, кстати, ныне примеривающая натовский китель, поставляла Гитлеру железную руду, сталь, станки, корабли, лес.

Обратим внимание на идеологическую начинку современного «крестового похода» против России. Вот лишь последние свидетельства. Выступая 7 апреля в Атлантическом совете в Вашингтоне, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что НАТО является защитой Запада от России. Он назвал действия нашей страны дестабилизирующими ситуацию в Европе, обвинив Россию в желании восстановить сферу влияния вокруг своих границ.

Ну чем не калька с гитлеровской пропаганды, заявлявшей, что Германия выполняет священную миссию защиты Европы от «азиатских большевистских орд»? По утвержденному 18 декабря 1940 г. плану «Барбаросса» конечной целью военной кампании против СССР объявлялось как раз «создание заградительного барьера против азиатской России по общей линии Волга – Архангельск».

В обращении к германскому народу на рассвете 22 июня 1941 г. Гитлер объявил себя «сознающим свою ответственность представителем европейской культуры и цивилизации» и сформулировал цель развязанной в то утро войны против Советского Союза – «обеспечение безопасности Европы и тем самым спасение всех».

Ничего не скажешь: в замечательную компанию попал «президент мира» Порошенко! «Мы защищаем Европу от варварства, тирании, агрессии, милитаризма, мы на передовой защиты европейской цивилизации», – заявил он 21 мая в Киеве по случаю Дня Европы.

Недалеко ушли от Гитлера и Геббельса пропитанные русофобией западные политики и в попытках убедить весь мир, что расширение Североатлантического альянса за счет бывших соцстран и советских республик, стягивание к российским границам натовских воинских контингентов, практически не прекращающиеся учения в Прибалтике, Польше, Молдавии, на Украине, размещение элементов американской НПРО в Польше, Румынии, в акватории Черного и Балтийского морей и другие меры носят вынужденный характер и являются ответом на «агрессивность» России.

75 лет назад в том же обращении к германскому народу мир слышал от фюрера: «В то время, как Германия… далеко отодвинула свои войска от восточной границы… началось сосредоточение русских сил в таких масштабах, что это можно было расценивать только как умышленную угрозу Германии»; «Танковые и парашютные войска [Красной армии. – Ю.Р.] во все большем количестве перебрасывались на угрожающе близкое к германской границе расстояние. Германский вермахт и германская родина знают, что еще несколько недель назад на нашей восточной границе не было ни одной немецкой танковой или моторизованной дивизии [и это говорится 22 июня 1941 года! – Ю.Р.]; «Москва не только нарушила положения нашего пакта о дружбе, но и жалким образом его предала. И в то же время правители Кремля до последней минуты… лицемерно уверяли внешний мир в своем стремлении к миру и дружбе и составляли внешне безобидные опровержения. Если до сих пор обстоятельства вынуждали меня хранить молчание, то теперь настал момент, когда дальнейшее бездействие будет не только грехом попустительства, но и преступлением против немецкого народа и всей Европы».

А что мы слышим сегодня? Да, собственно, то же самое. 2 мая Йенс Столтенберг, убеждая корреспондентов европейских изданий, что действия альянса носят вынужденный характер, заявил: «НАТО должно реагировать на действия России демонстрацией силы и убедительным устрашением. Москва незаконно захватила Крым, поддерживает сепаратистов на востоке Украины и нарушает нормы международного права. В этой связи мы планируем усилить свое присутствие на восточных рубежах».

Бредни Гитлера, широко развивавшиеся Й. Геббельсом (он и зачитал указанное выше обращение к германскому народу) относительно предупредительного характера действий Берлина, были, напомним, развенчаны на Нюрнбергском процессе, который признал, что нападение на Советский Союз было произведено «без тени законного оправдания. Это была явная агрессия». Возможно, заявления Столтенберга в свое время тоже получат соответствующую международно-правовую оценку.

Надо быть крайне наивным, чтобы видеть причину наращивания натовских мускулов в воссоединении Крыма с Россией и поддержке ею справедливой борьбы Донбасса против киевского нацистско-олигархического режима. Достаточно напомнить о том, что первая волна расширения НАТО на восток имела место еще в 1999 году, хотя при роспуске Варшавского Договора советское руководство получило заверения в нераспространении блока в направлении российских рубежей. После того имели место еще две волны расширения блока, кроме того, сейчас в него рвутся Грузия и Украина. При этом в альянсе настолько заврались, что могут дать фору самому рейхсминистру пропаганды. Чего стоит, например, заявление министра обороны США Чака Хейгела о том, что российская армия «стоит на пороге НАТО»!

А, например, планы размещения в Европе элементов своей ПРО Вашингтон обнародовал еще в октябре 2004 г. До возвращения Крыма в родную «гавань» оставалось 10 лет, и аргументом в устах натовских военных оно быть не могло. Зато на протяжении всего десятилетия (да и в последние два года) Москва слышит одну и ту же песню о «ненаправленности» ПРО США против России. Хотя противоракеты и радары уже не на бумаге, а на земле установлены в Румынии и Польше, а в Черное море и на Балтику зачастили эскадренные миноносцы УРО, вроде ставшего широко известным Donald Cook, с размещенными на них боевыми информационно-управляющими системами Aegis, что позволяет использовать их в качестве корабельного компонента европейской ПРО. И американцы будут по-прежнему в расчете на идиотов внушать, что этой системой они будут перехватывать иранские и северокорейские ракеты?

Прямая аналогия с действиями нацистского руководства прослеживается и в том, как на Россию натравливают государства-лимитрофы. Вместе с Германией, поучаствовав в 1938 году в разделе Чехословакии, Варшава грезила и разделом СССР. Еще в декабре 1938 г. в докладе разведотдела Главного штаба Войска Польского подчеркивалось: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке… Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент... Главная цель – ослабление и разгром России» [выделено мною. – Ю.Р].

В январе 1939 г., ведя переговоры со своим германским коллегой И. фон Риббентропом, польский министр иностранных дел Ю. Бек обратил внимание собеседника на то, что «Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю».

В конце концов Польша оказалась ответственной и за срыв проекта создания военной конвенции СССР, Великобритании и Франции в августе 1939 г., категорически отказавшись пропустить войска Красной армии через свою территорию к границе с Германией, что могло бы воспрепятствовать нацистской экспансии на Восток. Первой жертвой такой близорукой политики сама Польша и стала.

А Финляндия? Потерпев поражение в «зимней войне», она решила взять реванш, поддержав Гитлера в его агрессии против СССР. О своем северном союзнике Гитлер в уже указанном обращении к германскому народу 22 июня 1941 г. говорил с подчёркнутым уважением: «Германские дивизии под командованием покорителей Норвегии, в кооперации с героями финской свободы, с их маршалом [Маннергейм. – Ю.Р.], защищают свою землю». Из составленного в германском генеральном штабе сухопутных войск «Описания боевых действий германских групп армий против войск Красной Армии (22 июня – декабрь 1941 г.)» следует, что Юго-Восточный фронт под командованием Маннергейма вел наступление с южной и северной сторон Ладожского озера. 22 июня финские войска высадились на Аландских островах, затем во взаимодействии с немецкими частями взяли Выборг, очистили от советских войск Карельский перешеек, уничтожив несколько дивизий Красной армии, а затем приняв активное участие в затягивании кольца окружения вокруг Ленинграда. Что говорить, союзник у Гитлера на Севере оказался надежный.

Как сегодня ведут себя политические преемники Пилсудского, Антонеску, Маннергейма? Румыния и Польша уже приняли на своей земле американские установки ПРО и ждут натовские контингенты. Эти процессы сопровождаются с их стороны постоянными антироссийскими выпадами, которые благосклонно встречаются в Вашингтоне и Брюсселе. Кто-нибудь слышал об осуждении на Западе слов бывшего президента Румынии Траян Бэсеску о том, что, окажись он на месте диктатора Антонеску, он точно так же напал бы на СССР? Сегодня Бэсеску отставлен, но линия его преемников ничуть не лучше.

Никаких уроков из истории, судя по всему, не вынесла и Польша, если ее министр иностранных дел Витольд Ващиковский позволяет себе говорить от лица всей Европы, что своей «агрессивной политикой» Россия доводит Евросоюз «до головной боли». Польская элита нагнетает напряженность на границах с РФ, не внемля трезвым суждениям собственных же интеллектуалов о том, что «если в этой части Европы разразится война, то главной жертвой станет Польша».

Тем же настроениям поддались и соотечественники маршала Маннергейма. В Финляндии все чаще поговаривают о необходимости вступления в Североатлантический блок. По крайней мере, в военных учениях НАТО финская армия уже участвует. Так, в ходе учения «Балтопс-2016» отрабатывалась высадка десанта на полуостров Ханко.

Кто-то развешивает в преддверии 22 июня памятные доски в честь Карла Густава Маннергейма, этого «достойного гражданина России» (по оценке министра культуры РФ), словно не зная о том, что бывший царский генерал, несмотря на заслуги перед Российской империей, шел военным походом против такого продолжения исторической России, каким был Советский Союз. А вот другой царский генерал – Деникин – «почему-то» избрал иной путь: когда к нему явились власовские эмиссары с предложением примкнуть к их борьбе в рядах германских войск, Антон Иванович выразил глубокое сожаление, что не может стать советским генералом, тогда бы он хорошенько «всыпал немцам». Это был поступок, которым 70-летний Деникин поставил себя в один ряд с Гастелло и Матросовым, Карбышевым и Жуковым – именно их пристало чтить нам, наследникам победителей нацизма. Ложных кумиров нам не надо.

Кальками с гитлеровско-геббельсовских замыслов, хотя подчас и прикрытых флером поиска «политического диалога» с Россией, пусть пробавляются натовцы. Россияне же обязаны любой ценой не допустить повторения 22 июня 1941 года, что требует рассчитывать в первую очередь на себя, тщательно отслеживая и предупреждая маневры новоявленных Гитлеров, Пилсудских, Маннергеймов.

http://www.fondsk.ru/news/2016/06/22/22-iunja-1941-2016-neudobnye-paralleli-41018.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #22 : 23 Июня 2016, 14:58:26 »

Сергей Павлов

ПолитОтвет: Лживая история Второй мировой войны. Часть 1



В гостях у «ПолитОтвета» историк, зав.кафедрой политических исследований России и постсоветского пространства МПГУ Юрий Александрович Никифоров рассказал о мифах, сформированных вокруг Второй мировой войны, а также ответил на вопрос: планировал ли Сталин напасть на Гитлера?

См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://www.youtube.com/embed/kCouDf4VRDE?rel=0&autoplay=1

http://politrussia.com/istoriya/politotvet-418/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #23 : 23 Июня 2016, 15:01:24 »

Руслан Осташко

Пятиминутка здравого смысла о 22 июня



Сегодня я хочу поговорить с вами о тех уроках, которые стоит извлечь из нашего трагического и болезненного опыта участия в мировых войнах. Сегодня, к сожалению, это как никогда актуально. 22 июня — это не только день скорби, это еще и день, когда каждый из нас должен вспомнить о ценности выигранного времени, особенно, когда речь идет о времени выигранном перед крупным глобальным конфликтом.

Наблюдая за соцсетями и за некоторыми медийными персонами, я с печалью отмечаю ту легкость, с которой "горячие" головы нашего инфополя и их поклонники призывают Кремль к развязыванию военных действий или к шагам, которые могут приблизить начало настоящей войны. Почему-то, те же самые "горячие" головы любят приводить в качестве примера для подражания опыт СССР времен Великой Отечественной, сравнивая нынешний Запад с гитлеровской Германией и указывая на то, что уж Сталин не играл бы в дипломатические игры с немцами. А на самом деле всё наоборот. СССР оттягивал войну настолько, насколько это вообще было возможно и ради этого какие только дипломатические маневры не предпринимались, какие только предложения не выдвигались, какие только заявления не делались. Каждый день отсрочки повышал наши шансы на выживание и сегодня стоит поклонится не только подвигу тех, кто ковал победу на фронте и в тылу, но и тех, кто выигрывал для нас дни в бесконечных дипломатических маневрах.

Сегодня не стоит призывать войну, не стоит ускорять её приближение и уж точно не стоит радоваться тому, что над нашей Родиной опять сгущаются геополитические тучи.

Я очень часто слышу и читаю гневные фразы тех, кого хаос и сумятица гибридной войны просто сводят с ума. В атмосфере постоянной лжи, постоянного ожидания чего-то плохого, постоянных сложных и непонятных дипломатических и экономических маневров, очень многим хочется ощутить кристальную и яростную ясность военного времени, когда всё четко, ясно и понятно: "вот враг, вот автомат, вот приказ!". Я понимаю эти эмоции, но хочу напомнить, что у этой кристальной ясности настоящей войны есть очень высокая цена — смерть и страдания миллионов наших соотечественников, в том случае, если те, кто жаждут настоящей войны её все-таки смогут организовать. Лучше терпеть неопределенность и непонятность гибридной войны, сидя в уютном кресле, чем наслаждаться ясностью, находясь в бомбоубежище или в гробу. Ещё раз подчеркиваю, это не означает, что от войны нужно бежать любой ценой, но если её можно отсрочить или, ещё лучше, отменить, то это обязательно нужно сделать.

Именно этим и занимается наш президент, которому горячие головы в соцсетях постоянно советуют выйти из ООН, разбомбить Анкару или как минимум перестать называть наших западных оппонентов "партнерами". Именно это и делает наш президент, когда пытается внести раздор, разлад и раскол в стан наших геополитических противников, пытаясь сломать единый антироссийский фронт коллективного Запада. Кстати, судя по паническим текстам британских СМИ и расколу внутри Евросоюза и судя по поведению министра иностранных дел Германии, который потребовал от НАТО перестать бряцать оружием на российской границе, определенные успехи на этом направлении у нас уже есть. В этот день особенно сильно хочется верить в то, что трагедия 22 июня больше не повторится, и от такого повторения нас защитит наша ядерная триада, умелая дипломатия нашего президента и наша твердая решимость в случае необходимости стоять до конца.

Запад внимательно смотрит на нас с вами, не только на Путина и на ядерные ракеты. Он смотрит на нас, читая соцсети, читая СМИ и проводя малозаметные социологические опросы. Если мы будем твердыми, решительными и немного пугающими для коллективного Запада, то желающих с нами воевать просто не найдется. Именно этого я желаю всем нам сегодня!

http://politrussia.com/society/pyatiminutka-zdravogo-smysla-312/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #24 : 23 Июня 2016, 15:21:46 »

Олег Назаров

75-летие начала Великой Отечественной войны: недопустимость фальсификации ее истории и результатов



Переписывание истории - инструмент реализации проекта однополярного мира

Доклад обозревателя журнала «Историк», д. и. н. Олега Назарова на заседании Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня», 22 июня 2016 г.

Уважаемые коллеги!

Сегодня, в День памяти и скорби Россия вспоминает жертв самой страшной в нашей многовековой истории войны. И в этом мы не одиноки.

В современном мире есть и всегда будут люди, которые трезво оценивают трагедию 1941 года, и которые чтят беспримерный подвиг советского народа, совершенный им в борьбе с гитлеровской Германией, ее сателлитами и пособниками. В этом я еще раз убедился в мае, когда побывал в Софии на международной научной конференции. Она называлась «Историческая правда и ложь – 75 лет с начала Великой Отечественной войны».

К сожалению, сегодня мы вынуждены говорить в первую очередь не о наших друзьях, а о тех, кто нагло и цинично фальсифицирует историю войны и клевещет на наших дедов и прадедов. Таких людей то же много. Более того, в деле фальсификации истории задействованы серьезные политические силы, информационные и пропагандистские ресурсы США, Великобритании, Польши, Румынии, Латвии и других государств. Порочащие СССР и Россию мифы о войне все они при активнейшей поддержке прозападных сил в России пекут как блины.

Эти мифы необходимо разоблачать. Чем я и занимаюсь. 29 колонок, написанных за два года в качестве члена Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» служат тому подтверждением.

Процесс фальсификации истории надо рассматривать в общем контексте массированной атаки на нас. История России как таковая западным, особенно американским, политикам не интересна. Почти никто из них ее не знает, и знать не хочет.

Переписывание истории - это один из инструментов реализации проекта построения однополярного мира во главе с США. С этим проектом связаны стратегические интересы влиятельных сил Запада. Решая геополитические задачи, так называемый «цивилизованный Запад» проводит свою «историческую политику», ничем при этом не брезгуя.

Например, в 2014 году, накануне 75-й годовщины начала Второй мировой войны, представитель Еврокомиссии Марта Райхертс заявила, что войну развязала Россия. Российский МИД определил её высказывание «как вероломное кощунство, стирающее грань между добром и злом, оскорбляющее память 27 миллионов советских людей, отдавших свои жизни ради того, чтобы избавить мир от "коричневой чумы"».

Соглашаясь с этой оценкой, замечу, что ничего нового из уст одного из второразрядных европейских политиков не прозвучало. Семь лет назад, в преддверии 70-летия начала Второй мировой войны, на Западе и в некоторых бывших республиках СССР также была развёрнута массированная антисоветская и антироссийская пропагандистская кампания.

Фальсификация истории войны началась еще до ее окончания. Варшавское восстание 1944 года – яркий пример тому пример. Оно было начато в тайне от СССР, против СССР и польских левых сил по команде находившегося в Лондоне польского эмигрантского правительства. А когда стало ясно, что восстание терпит поражение, инициаторы авантюры стали искать на кого бы свалить ответственность за многочисленные жертвы. Эти поиски начались еще тогда, когда на улицах города шли бои.

В итоге родился миф о «стоп-приказе», якобы отданном Сталиным. Вопреки надежно установленным фактам фальсификаторы истории утверждают, что Красная армия не пыталась взять Варшаву, а с олимпийским спокойствием наблюдала за подавлением восстания. И хотя за 70 лет этот миф был много раз разоблачен, польские СМИ и польская элита продолжают его распространять.

Сегодня, в День памяти и скорби, коснусь трех мифов, которые относятся к первым дням Великой Отечественной войны.

1. До сих пор в ходу миф о том, что Германия якобы была вынуждена начать «превентивную войну» с СССР из-за угрозы вторжения Красной Армии. Этой теме я посвятил статью «Миф о превентивных мерах Германии в 1941 году». Повторяться не буду. Напомню лишь о том, что, во-первых, впервые эту фальшивку озвучил министр иностранных дел Германии Риббентроп советскому послу в Берлине Деканозову ранним утром 22 июня.

Во-вторых, этот миф был разоблачен ещё в Нюрнберге в 1946 году. Подписи под приговором Международного военного трибунала поставил не только представитель СССР, но и представители США, Великобритании и Франции.

2. Много неправды написано о панике, якобы охватившей высшее советское руководство и лично Сталина в начале войны. В подтверждение мифа фальсификаторы истории чаще всего ссылаются на Никиту Хрущёва. Однако этот «свидетель» в июне 1941-го находился так далеко от Москвы, что видеть происходившего в ней не мог даже в бинокль.

События первого дня войны я описал в статье, вышедшей в июньском номере журнала «Историк». Главная тема номера та же, что у нас – 75 лет начала войны.

Чтобы выяснить, была ли в Кремле паника, надо заглянуть в Журнал посещений кабинета товарища Сталина, который находился в приемной вождя. Записи в нем опровергают как россказни Хрущёва, так и свидетельства члена Политбюро ЦК ВКП(б) Анастаса Микояна о якобы имевшем место заседании в ночь с 21 на 22 июня у Сталина. В действительности, в ту ночь в сталинском кабинете никого не было. Микоян и 21 июня там вообще не появлялся. А остальные разошлись в 23.00.

22 июня Сталин прибыл в Кремль около 5 часов утра. В 5.45 в его кабинет вошли нарком иностранных дел СССР Молотов, нарком внутренних дел СССР Берия, нарком обороны Тимошенко, начальник Генштаба Жуков и начальник Политуправления Красной Армии Мехлис. Всего же в первый день войны в течение 11 часов (с 5.45 и до 16.45) в сталинском кабинете побывало 16 человек. 10 из них – дважды или трижды. К примеру, Молотов уезжал, чтобы выступить по радио и сообщить советскому народу о нападении Германии. Потом он вернулся. А 23 июня товарищ Сталин начал приём посетителей в 3.20 утра. Паниковать при столь плотном графике ему было просто некогда…

3. Наконец, третий миф, гуляющий со времён перестройки. Согласно ему в начале войны чуть ли не все советские солдаты и офицеры, побросав оружие и сорвав знаки отличия, бежали с поля боя и сдавались немцам, не желая защищать якобы прогнивший сталинский режим. Этой теме я посвятил статью «Сказ о том, как "диагност" Солонин срыва блицкрига не заметил».

Да, тысячи самолётов были уничтожены вражеской авиацией и артиллерией, даже не сумев подняться в воздух. Об этой трагедии мы обязаны помнить. Но тогда же нашлись летчики, которые дали врагу бой. До сих пор не ясно, кто первым ранним утром 22 июня совершил воздушный таран. Дело в том, что героев было более двадцати, воевали они далеко друг от друга, а с секундомером никто не стоял.

Хотя со слов очевидцев известно, что наручные часы командира авиазвена 46-го истребительного авиационного полка старшего лейтенанта Ивана Иванова замерли на отметке 4 часа 25 минут. В это время самолет Иванова, протаранив «Хейнкель-111», упал на землю. Из-за малой высоты Иванов не смог воспользоваться парашютом.

В начале пятого часа утра подвиг совершил и младший лейтенант Дмитрий Кокорев. Его схватка с немецким самолётом-разведчиком не выявила победителя. А когда боеприпасы закончились, Кокорев рубанул самолёт противника в районе хвостового оперения. В отличие от разбившегося немца наш лётчик сумел посадить свою повреждённую машину. В расположение авиаполка он вернулся пешком.

Уцелел после тарана и лейтенант Пётр Рябцев. В небе над Брестом он протаранил Ме-109, после чего благополучно приземлился на парашюте.

Генерал люфтваффе Вальтер Швабедиссен, подводя итог воздушным сражениям начала войны, сделал пророческий вывод: «Русские ВВС своей упорной решительностью и гигантскими жертвами (вспомним их тараны!) смогли предотвратить своё полное уничтожение и заложить предпосылки своего будущего возрождения».

Защитники Родины героически сражались и на земле. Пограничный Перемышль был захвачен немцами 22 июня. Вечером того же дня командир 99-й стрелковой дивизии полковник Николай Дементьев отдал приказ выбить противника из города. Это сделал именно Дементьев, а не генерал Андрей Власов, как утверждал в первом томе «Архипелага ГУЛАГ» писатель Александр Солженицын.

23 июня утром советские войска при поддержке отряда народного ополчения, который собрал секретарь Перемышльского горкома ВКП(б) Пётр Орленко, выбили немцев за реку. На второй день войны Перемышль стал первым городом, которой немцы вынуждены были оставить. Совинформбюро сообщило об этом всей стране. Перемышльский контрудар стал предвестником будущих побед Красной Армии.

На сражения первых дней войны очень полезно взглянуть глазами немцев. Тем более, что в достоверности советских источников критики СССР часто сомневаются. Вспоминая начало войны, немецкий генерал и историк Курт фон Типпельскирх, признал: «Русские держались с неожиданной твёрдостью и упорством, даже когда их обходили и окружали. Этим они выигрывали время и стягивали для контрударов из глубины страны все новые резервы… Противник показал совершенно невероятную способность к сопротивлению».

Типпельскирху, сам того не ведая, вторил капитан 18-й танковой дивизии: «Несмотря на огромные пройденные расстояния, не было чувства, что мы входим в побеждённую страну. Напротив – здесь было сопротивление, всегда сопротивление, каким бы безнадёжным оно ни было».

Это подтвердил и начальник штаба 4-й армии, генерал Гюнтер Блюментритт: «Поведение русских войск даже в первых боях находилось в поразительном контрасте с поведением поляков и западных союзников при поражении. Даже в окружении русские продолжали упорные бои».

Примеры можно продолжить. А комментарии излишни…

Всемирная история знает не мало примеров, когда в терпящей поражение армии находились герои, которые совершали подвиги. Однако это не меняло общего итога сражения или войны. В начале Великой Отечественной войны в рядах Красной армии оказалось достаточно много солдат и офицеров, которые героически сражались и совершили подвиги. В сумме этих подвигов оказалось так много, что наши деды и прадеды смогли одержать первую самую важную и самую недооцененную победу в войне – они сорвали блицкриг. А без этого не было бы всех остальных побед – под Москвой и Сталинградом, в Курской битве и операции «Багратион». Не была бы освобождена Европа и взят Берлин.

Поэтому героям, сорвавшим блицкриг, давно пора возвести величественный монумент. Этот памятник станет зримым и ясным ответом всем заграничным и доморощенным фальсификаторам истории.

Думать надо об этом, а не об увековечивании памяти Маннергейма, памятную доску которому 16 июня повесили в Санкт-Петербурге на здании Военной академии материально-технического обеспечения имени генерала армии А.В. Хрулёва.

Сторонники этой затем проигнорировали тот факт, что финские войска участвовали в блокаде Ленинграда и разделяют с Германией вину за гибель миллиона ленинградцев. На этом фоне аргументы, что Маннергейм долго служил в русской императорской армии, участвовал в русско-японской и Первой мировой войнах, выеденного яйца не стоят.

Завершая, коснусь главного мифа западных и прозападных пропагандистов - лживом тезисе о равной ответственности СССР и Германии за Вторую мировую войну.
Вообще-то поиски ответа на вопрос о виновниках Второй мировой надо начинать не с 23 августа 1939 года, когда был подписан Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом. На Западе делают именно это, подменяя официальное название договора словами «пакт Молотов – Риббентроп». А некоторые авторы, игнорируя истинную суть документа, которая отражена в его названии, доходят до утверждений, что якобы с 23 августа гитлеровская Германия и сталинский СССР стали союзниками.

Начинать разговор о скатывании мира в пропасть Второй мировой войны с советско-германского договора о ненападении – всё равно, что смотреть сериал с 21-й серии, не поинтересовавшись содержанием первых двадцати. Не узнав, какие договора до СССР заключили с гитлеровской Германией Великобритания, Франция, Польша, Италия, Латвия, Литва, Эстония, Дания и другие государства, и забыв о Мюнхенском сговоре 1938 года.

А каким Гитлер был Сталину «союзником», можно понять из заявлений фюрера от 6 и 7 октября 1939 года, которые он сделал одно в рейхстаге, другое - на совещании армейских командиров. На тот момент ещё не высохли чернила под советско-германским договором «О дружбе и границе» от 28 сентября 1939 года, а фюрер уже обещал, что «после планируемого поражения СССР должно было последовать истребление славянского населения в таких размерах, что физическое уничтожение евреев необходимо рассматривать только как эксперимент для подобных кампаний в будущем».

Обещания фюрера во время войны немцы повсеместно и ретиво воплощали в жизнь! Их жертвами стали миллионы мирных жителей и узников нацистских концлагерей.

Ольга Мироновна Зиновьева, открывая наше заседание, сказала о том, что практически каждая советская семья в годы войны понесла невосполнимые потери. В моей семье погиб дед. И такое могут сказать многие, сидящие в этом зале.

Несмотря ни на что, наши деды и прадеды выиграли войну. Однако их уже нет с нами, и они не могут защитить себя от клеветы фальсификаторов истории. Это должны сделать, и будем делать мы!

http://www.km.ru/science-tech/2016/06/23/istoriya-khkh-veka/779427-75-letie-nachala-velikoi-otechestvennoi-voiny-nedo
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #25 : 24 Июня 2016, 14:33:31 »

Сергей Павлов

ПолитОтвет: Лживая история Второй мировой войны. Часть 2



В гостях у «ПолитОтвета» историк, зав.кафедрой политических исследований России и постсоветского пространства МПГУЮрий Александрович Никифоров рассказал о мифах, сформированных вокруг Второй мировой войны, а также ответил на вопрос: планировал ли Сталин напасть на Гитлера?
 
См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://www.youtube.com/embed/cOOP-7Gssxo?rel=0&autoplay=1

http://politrussia.com/istoriya/politotvet-lzhivaya-istoriya-286/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #26 : 24 Июня 2016, 16:56:10 »

Сорок первый год

75 лет назад началась Великая Отечественная война



Лето несбывшихся надежд генералов Вермахта...
 

Тот самый длинный день в году
С его безоблачной погодой
Нам выдал общую беду
На всех, на все четыре года

К. Симонов

 

Правдоподобная ложь
 

После доклада Хрущева на ХХ съезде в общественном сознании удалось прочно утвердить мысль, что военные поражения Красной армии в начале 41-го года были связаны с просчетами и ошибками Сталина. Сталин не подготовил СССР к войне, уничтожил гениальных военачальников, ослабил репрессиями армию и не обращал внимания на точные донесения разведчиков, полностью доверяя Гитлеру. Все это многие десятилетия считается главными причинами наших неудач в начале войны.

Но в последние двадцать пять лет ряд историков и публицистов настойчиво выдвигают еще одну версию. Они утверждают, что военная катастрофа лета 41-го года связана с тем, что русский народ не желал воевать за Сталина и ненавистный коммунистический режим. Часто и в патриотической православной печати объясняют причины наших поражений в начале войны подобным образом. Говорят и пишут о том, что русские солдаты, не желали воевать за социалистическую Родину и ненавистный безбожный режим. Поэтому в начале германского вторжения бросали оружие и тысячами сдавались в плен, или разбегались по лесам. И лишь после того, как столкнулись со зверствами оккупантов, стали проявлять стойкость и упорство в бою. Утверждают, что оказавшись между молотом и наковальней двух тоталитарных режимов - германского нацизма и советского коммунистического режима русские люди выбрали из двух зол наименьшее. Звучит это вполне благочестиво и довольно правдоподобно.

Удивляет, пожалуй, одно. В таком объяснении катастрофы 41-го года часто сходятся некоторые православные патриоты и люди, которых в любви к России невозможно заподозрить. Странное совпадение. Понятно, что православные русские люди не могут испытывать симпатии к богоборческому режиму, который безжалостно уничтожал историческую Россию. У приверженцев «общечеловеческих ценностей» совсем другие мотивы.

Но, признаем, что спорить с такой точкой зрения на причины поражений Красной армии в начале войны сложно. Действительно, к 41-м году прошло немногим более 20 лет, как окончилась ожесточенная и кровопролитная гражданская война. В братоубийственной бойне русские люди бились друг с другом насмерть. Коллективизация сопровождалась невиданной жестокостью. В Красную армию в 41-м году были призваны и дети «классово чуждых элементов», бывшие «лишенцы» - сыновья репрессированных дворян, офицеров, священников. Служили и дети русских крестьян помнивших, как их, «раскулаченных», выбрасывали из родных домов, как умирали от голода их маленькие братья и сестренки в местах переселения. Служили казаки, хорошо помнившие кровавое свердловское «расказачивание» на Дону и Кубани. Помнили многие из солдат и то, как оскверняли храмы, сбивали кресты, как новая власть издевалась над священными и дорогими для русских людей понятиями. Значительную часть народа, их семьи, родных и близких затронули недавние репрессии 30-х годов. У многих «пламенных революционеров», верных последователей Маркса и Ленина также были свои счеты с властью, которая, по их мнению, «исказила ленинское учение». Невозможно не согласиться с тем, что в 41-м году у довольно значительной части населения СССР служившей в Красной армии не было причин умирать за Советскую власть и «завоевания Октября».

Сегодня нам довольно легко представить, что творилось в то время в душах людей. В 41-м с момента крушения Российской империи прошло всего 23 года. В 2016 году исполняется 25 лет со дня крушения Советского Союза. Неужели мы готовы простить чубайсов, гайдаров и пр. «реформаторов», способны забыть жертвы Приднестровья, Карабаха, расстрел Белого дома, жертвы чеченских войн?

В то время ожесточенная гражданская война оставила несравненно более глубокие раны в душе народа. Тяжелейшие травмы, нанесенные народному сознанию, и сегодня еще не излечились. Поэтому то, что пишут о нежелании многих бойцов и командиров Красной Армии в начале войны умирать за Советскую власть, очень похоже на правду. Мы знаем, что русские люди стояли насмерть, понимая, что идет война Отечественная, что жестокий и беспощадный враг стремится поработить Родину. Огромную роль сыграло и то, что Сталин с началом войны более решительно обратился к традиционным национальным русским ценностям, к великой Русской истории, окончательно отбросив бредни о «коммунистическом интернационале». Тем более сам Сталин в беседе с послом США Гариманом четко объяснил, за что сражается Русский народ: «Вы думаете, они сражаются за нас? Нет, они сражаются за свою вечную Россию-матушку». Добавить к этим словам нечего. Все сказано в стиле Сталина - ясно, точно и лаконично.

Необходимо заметить, что первым обозначил смысл разгоревшейся войны, как войны Отечественной митрополит Сергий. В своем обращении, которое будущий патриарх Сергий напечатал на машинке утром 22 июня, он сравнил Гитлера с Батыем, Карлом ХII и Наполеоном. Сталин назвал войну Отечественной в своем обращении 3 июля, обратившись к народу по-православному: «Братья и сестры!».

В Великой Отечественной войне победа была одержана не благодаря «преимуществам социалистического строя», как учили в СССР, а потому, что Сталин обратился к духу Русского народа, к его исторической памяти, которую не смогли уничтожить «пламенные революционеры» несмотря на все свои старания. Все это не подлежит сомнению.

Но, все же, что-то нам не позволяет согласиться с тем, что катастрофа лета 41-го года произошла потому, что народ не хотел воевать за Советскую власть. Почему мы слышим фальшь в словах Солженицына, в многочисленных фильмах Млечина, Пивоварова и пр., кто в последнее время обладает монопольным правом трактовать на ТВ нашу историю? Кажется, годами в каждом своем фильме они смакуют немецкие кадры разгромленной и брошенной советской военной техники, бесконечные колоны наших военнопленных. За последние годы победные кадры германской кинохроники мы видели, наверное, гораздо чаще, чем жители Третьего Рейха в годы войны.

Ответ лежит на поверхности. Трактовка событий 41-го года этими господами - правдоподобная ложь. И к настоящей правде не имеет никакого отношения. Как вдохновенно лгал Геббельс, так же, старательно подражая министру пропаганды Третьего Рейха, лгут нынешние сванидзе и млечины.

Страшная катастрофа лета 41-го года была. Были и жестокие поражения, разгром германскими войсками в гигантских «котлах» регулярных частей Красной Армии, были огромные потери, сотни тысяч погибших и сотни тысяч пленных в первые недели войны, была потеряна большая часть бронетехники, артиллерии, склады с боеприпасами и оружием. Не случайно начальник германского Генштаба генерал Гальдер записал на третьей неделе войны: «Не будет преувеличением сказать, что компания в России выиграна за 14 дней».

Но в это же время происходило нечто такое, что впоследствии заставит генералов Вермахта назвать лето 41-го года «летом несбывшихся надежд, летом успехов, которые так и не переросли в победу».

«Блицкриг» не удался. Планы «молниеносной войны « были блестяще задуманы германскими военачальниками. И методично и дисциплинировано выполнялись храбрыми солдатами Третьего Рейха. Но «блицкриг» разбился о невиданную стойкость и самоотверженный подвиг русских солдат. Тех самых солдат, которые, по словам некоторых современных историков, летом 41-го года бросали оружие, поднимали руки, или разбегались по лесам и болотам.

Чтобы правильно понимать, что же происходило в 41-м году, необходимо ясно представлять с кем нам пришлось сражаться. Нельзя рассуждать о причинах наших поражений не зная, какой мощной силой была в то время армия нацистской Германии, не понимая, с кем нам довелось в те дни сойтись в смертельной схватке.


Тевтонский меч
 

Третий Рейх к лету 1941 года обладал армией, которая имеет полное право считаться одной из самых совершенных военных машин в мировой истории. Есть в военной истории легендарные армии, чья слава переживает столетия. Фаланга Александра Македонского, железные легионы Рима периода расцвета, Великая Армия Наполеона Бонапарта - это непобедимые войска, намного опередившие военную мысль своей эпохи, легко сокрушавшие всех противников.

Такими войсками были и танковые и моторизованные дивизии германского Вермахта Второй Мировой Войны, бесстрашные и умелые асы Люфтваффе, беспощадные «морские волки» подводники Кригсмарине. После позора и унижения Версаля выдающийся германский генерал Ганс фон Сект создал армию нового типа. В Рейхсвере сохранялось все лучшее, что было в германской военной школе. Но в Рейхсвере были созданы новые потрясающие отношение между рядовым и офицерским составом. При знаменитой железной немецкой дисциплине солдаты и офицеры чувствовали себя настоящими «камрадами». Воспитывался дух подлинного воинского братства. Отбор в 180-ти тысячный Рейхсвер был очень строгий. Отбирали самых лучших. Офицеры и солдаты были универсальными бойцами, настоящими военными профессионалами. После преодоления последствий Версаля Рейхсвер мгновенно был развернут в мощные Вооруженные силы Третьего Рейха. В Германии пережившей унижение и позор Версальского мира и кошмар Веймарской республики, ограбленной беспощадными репарациями, было очень велико желание реванша. Был необычайный подъем национального духа. Воспитывалось молодое поколение на культе силы и отваги, тевтонской воинской доблести, преданности Вождю Германского народа и Отчизне. В Гитлерюгенде все немецкие юноши занимались спортом и военной подготовкой. В стране воспевался культ немецкой семьи. Старательно возрождался в народе культ воинственных языческих богов древних германских племен - Одина и Тора, прославлялась суровая доблесть и беспощадность нибелунгов, подвиги могучих северных героев, которых валькирии после славной смерти в бою несут в чертоги Вальгалы. Звучала величественная музыка Вагнера. Нация твердо верила своему фюреру. Очень быстрое возрождение экономики Германии, объединение с Австрией, присоединение Судет, после Мюнхена мгновенный и бескровный захват Чехословакии утверждают веру в гений вождя немецкого народа. Задумаемся, ведь с 1933 года по 1938 год прошло всего 5 лет! Восстание из развалин и позора Веймарской республики Великой Германии казалось настоящим чудом.

До Версаля Германия была самой мощной промышленной державой Европы. Возрождение немецкой промышленности происходило с необыкновенными темпами. «Сумрачный германский гений» на знаменитых немецких военных заводах создает самое современное первоклассное оружие. Немецкие ученые и инженеры не случайно считались лучшими в мире. Мощная военная промышленность Германии дала своим Вооруженным силам прекрасные боевые самолеты, превосходные танки, отличную артиллерию, лучшую оптику, самые современные средства связи. Созданные в кратчайшие сроки известным ассом Первой Мировой войны Германом Герингом Люфтваффе очень быстро сумели стать самой мощной военной авиацией в мире. Генералы и многие офицеры Вермахта имели опыт Первой Мировой Войны. Традиции прусской военной школы, высочайшая штабная культура и искусство стратегии наследников Мольтке и Клаузевица, сочетались со смелым творческим подходом. Немецкие генералы и офицеры постоянно совершенствовали свое оперативное и тактическое мастерство. Готовились к будущей войне по-немецки основательно и методично, продумывали и отрабатывали новые методы ведения боевых действий. Прекрасный унтер-офицерский корпус воспитанный в Рейхсвере обучал солдат. Немцы всегда были отличными солдатами. Храбрость сочеталась с врожденной привычкой к дисциплине и порядку. Солдаты новой германской армии отличались отличной выучкой, были грамотными и дисциплинированными бойцами. При национал-социализме германская армия стала поистине народной. Блестящую военную карьеру мог сделать любой. И потомок древнего прусского рода, и простой крестьянин из Тюрингии. Служили и такие потомственные воины, как потомок крестоносцев фон Рунштедт, у которого в роду было три фельдмаршала. У Эриха фон Манштейна, среди предков по прямой линии было 16 германских генералов. Стремились в армию и дети мирных баварских пивоваров и колбасников. Среди пилотов Люфтваффе были и внук «железного канцлера» Ото фон Бисмарка и дети простых немецких бюргеров и рабочих. Боевой дух в армии Третьего Рейха был необычайно высоким. Немцы желали рассчитаться за национальное унижение и отвоевать для обиженной Германии достойное место в мире. Они искренне считали, что Германии необходимо силой завоевать для себя жизненное пространство, чтобы раз и навсегда обеспечить свое будущее. Западные плутократии и азиатские полчища завоеванной евреями большевистской России, угрожающие Европе, должен был сокрушить стальной тевтонский меч. Суровому германскому воину надлежало построить новую Европу, во главе с тысячелетним Третьим Рейхом.
 

(Интересно, испытывая искреннюю ненависть к мировой плутократии, мог ли Гитлер догадываться, что является послушным орудием в ее руках? Что воинственный германский дух и мечты о завоевании жизненного пространства на Востоке эти самые плутократы используют для того, чтобы сокрушить и уничтожить Россию, которая чудом уцелела после богоборческой революции и самоубийственной гражданской войны? Во всяком случае, мечтая построить Новую Европу, фюрер столкнет второй раз за столетие в жестокой истребительной войне два великих европейских народа - русских и немцев. А мировая плутократия станет довольно потирать руки и копить золото, пока стойкие и храбрые русские и немецкие солдаты будут четыре года упорно убивать друг друга в кровопролитных сражениях на полях от Волги до Эльбы.)
 

Западные кредиты помогли выковать тевтонский меч Третьего Рейха. И свое воинское искусство, боевое мастерство и храбрость немецкие генералы, офицеры и солдаты очень скоро смогли доказать фюреру и Великой Германии. В считанные недели была разгромлена Польша. Мощная военная держава Франция, вместе с Англией с сентября 39-го года находились в состоянии войны с Германией. Однако, Франция была повержена фактически за месяц. Английский экспедиционный корпус был спасен под Дюнкерком только потому, что Гитлер остановил немецкие танки. При разгроме польской, французской, английской и бельгийской армий были отработаны новейшие приемы ведения современной войны. Взошла звезда немецких танковых генералов Гудериана, Гота, Гепнера, Рейнгарта, ассов из воздушных эскадр Удета и Мельдерсса. Отборная гвардия Гитлера войска Ваффен-СС дивизии «Лейб-Штандарт», а затем и «Великая Германия», «Райх», «Мертвая голова» стали настоящими элитными войсками. На цвет германской нации - войска СС - равнялись все солдаты Вермахта. Танковые войска Вермахта проявили себя как грозная сила, которая позволила немецким генералам решать важнейшие стратегические задачи. Тактика «блицкрига», удары германских танковых клиньев ошеломили противника. Французы и англичане, не уступая германским войскам в количестве бронетехники и численности войск, не смогли оказать достойное сопротивление. Немецкие панцер-дивизии в этих военных компаниях отработали очень четкое взаимодействие с авиацией. Затем последовали взятие Крита, где десант немецких парашютистов наголову разгромил значительно превосходящие силы английской группировки, оккупация Норвегии, Греции, Югославии. В этих военных операциях еще больше совершенствовалось боевое мастерство солдат и офицеров, отрабатывались новые тактические приемы.

К лету 41-го года Вооруженные силы Германии представляли собой великолепную отлаженную военную машину. Отмобилизованная, полностью укомплектованная, обладающая боевым опытом двухлетней войны германская армия обладала значительным превосходством над Вооруженными силами СССР мирного времени. Таковы непреложные законы войны.

Вместе с германскими войсками к вторжению в Советский Союз готовились войска союзников Третьего Рейха. Все ресурсы Западной Европы были в распоряжении Германии. Весь танковый, артиллерийский парк, тысячи автомобилей покоренной Франции достался немцам. На Вермахт дисциплинированно работали знаменитые чешские военные заводы «Шкода» и французские «Рено».

Немецкие солдаты и офицеры были морально готовы к войне с Россией. Нацистская идеология внушила им мысль о высокой миссии германского воина на Востоке. Они должны были навсегда уничтожить опасность для европейской цивилизации исходящую от диких большевистских славяно-монгольских орд во главе с фанатиками-комиссарами. Коммунистическая Россия, захваченная евреями, была угрозой для всей Европы. Спасти Европу от новых гуннов может только тевтонская доблесть. В новой Европе, которую они избавят от потомков низших рас, восторжествует твердый порядок и благоденствие. Русским, как, впрочем, и полякам с литовцами, не смотря на все данные исторической науки, языкознания и антропологии было отказано в праве принадлежать к арийским народам. По-видимому, желание захватить «жизненное пространство» было слишком сильным. Германский воин после победы должен был принести на Восток европейскую цивилизацию и создать на завоеванных землях экономическую основу для благополучия и процветания Третьего Рейха.


СССР готовился к войне
 

В Советском Союзе также готовились к будущей войне, напрягая все силы. Лгут историки, утверждающие, что сталинский СССР плохо готовился к предстоящей войне с Германией. Разрабатывались новейшие виды вооружений и военной техники. Были созданы механизированные корпуса. Но новая техника только поступала в войска, требовалось время, чтобы ее освоить. Армия из 1,5 млн. была развернута в 5 млн. Понятно, что вновь сформированные части не были сколочены и достаточно обучены. Командный состав не обладал достаточным опытом. Сталин понимал, как важно хотя бы на краткое время оттянуть начало неизбежной войны с Германией, чтобы закончить реорганизацию армии. Сталин, как и многие в то время, не мог предполагать, что война Германии на Западе с двумя самыми мощными военными державами мира закончится всего за полтора месяца. В 41-м году СССР находился в состоянии цейтнота. Невозможно серьезно относится к тем, кто сегодня повторяет слова Гитлера о том, что германская армия нанесла превентивный удар, всего на считанные дни опередив агрессию СССР. После Финской войны стали видны все недостатки Красной армии и Сталин делал все, чтобы повысить ее боеспособность. Войну он старался отодвинуть любыми способами, хотя бы на год, хотя бы на полгода. Подготовка к неизбежной войне с Германией велась ускоренными темпами, делали все что могли. В 41-м году в войска стали поступать новые современные самолеты и танки, но их было еще немного. Все же количество боевых самолетов в ВВС, огромное количество танков и артиллерийских стволов немного успокаивали руководство СССР, давало надежду на то, что Красная Армия сумеет выдержать удар врага. Но лето 41-го года перечеркнуло эти надежды

(Продолжение следует)
« Последнее редактирование: 19 Июня 2021, 23:25:45 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #27 : 24 Июня 2016, 16:57:37 »

(Продолжение)

С ХХ съезда мы слышим сетования на то, что сталинские репрессии 37-го года «обезглавили армию». Говорят, что будь во главе армии «военный гений» Тухачевский, Якир, Гамарник - ход войны был бы совсем другим. Но военным специалистам известны «гениальные» замыслы Тухачевского - все они отличаются невероятным авантюризмом. Маршал Тухачевский «прославился» походом на Варшаву, который закончился катастрофой и жестоким подавлением восстаний на Тамбовщине, когда травил газами русских крестьян. Других достижений у «военного гения» Тухачевского нет. И есть все основания полагать, что «пятая колонна» в СССР все же была. И авантюрист Тухачевский был одним из тех, кто готовился стать диктатором вместо Сталина. Чем бы это закончилось в случае войны с Третьим Рейхом нетрудно представить.

Я не сомневаюсь, что среди военных, попавших под репрессии 37-го года, было много честных и порядочных солдат. Таким был Константин Константинович Рокоссовский, один будущих великих маршалов Победы. Рокоссовский к счастью уцелел после допросов в НКВД. Трагически оборвалась жизнь многих честных генералов и офицеров. Некоторые остались в живых, вернулись в армию и героически сражались во время Великой Отечественной войны. Но вот Тухачевского с Якиром почему-то совсем не жаль.

Невозможно отрицать то, что почти полное уничтожение в гражданской войне и репрессиях офицерского корпуса царской армии, эмиграция белых офицеров на Запад, нанесли страшный удар по традициям и боеспособности Вооруженных сил Советской России. В Красной Армии созданной в годы гражданской войны было много «родовых» недостатков. Прежде всего эти недостатки были связанны с коммунистической идеологией.

Но во французской и английской армиях бережно хранили вековые воинские традиции, сохранялось преемство офицерского корпуса. Во главе французских и английских армий стояли генералы и офицеры с огромным опытом сражений Первой Мировой войны. Все французские высшие офицеры в свое время с отличием закончили Сен Сир. Однако в столкновении с Вермахтом это никаким образом не сказалось. Поражения были сокрушительными, а победы Вермахта действительно были молниеносными. Тевтонскому мечу ни французы, ни англичане не смогли ничего противопоставить. И Гитлер занес этот смертоносный меч над Советской Россией, которую считал «колосом на глиняных ногах».




«22 июня, ровно в 4 часа...»
 

К 22 июня 41-го года 7-миллионная германская армия стояла на границе СССР. Немецкие войска армий «Север», «Центр» и «Юг» были разделены на четыре танковые группы Клейста, Гота, Гудериана, Гепнера. Обладая двух-трех кратным превосходством над советскими войсками первого эшелона, равномерно рассредоточенными вдоль границы, германские генералы могли свободно выбирать направления главных ударов. На этих направлениях создавалось 7-8 кратное подавляющее превосходство. Удар был сокрушительным. Можно смело утверждать, что удар такой мощи не смогла бы выдержать ни одна армия мира.

Можно много говорить о том, что запоздали с приведением в боевую готовность и развертыванием войск Красной армии, о внезапности вероломного удара. Но горькая правда заключается в том, что германские войска в боевом мастерстве, в тактическом и оперативном искусстве полностью превосходили Красную армию. Немецкие генералы с первых дней обладали инициативой в ведении боевых действий, а навязывать свою волю противнику они умели. Танковые группы Клейста, Гепнера, Гудериана и Гота мощными концентрированными ударами бронированных клиньев умело взламывали советскую оборону и устремлялись вперед. Тактика действий была прекрасно отработана. На небольшом участке сосредотачивали сильный бронированный кулак из десятков танков. После мощного авиаудара и артподготовки танки прорывали оборону на узком участке и устремлялись вперед. Танковые клинья, пробив оборону, стремительно рвались вперед, громили штабы, тылы, узлы связи, сеяли панику и нарушали управление войсками. В состав «панцер-дивизии» Вермахта кроме танковых частей входили больше тысячи мотоциклистов, 6 тысяч мотопехоты на бронетранспортерах, и 108 артиллерийских орудий на тягачах. Кроме того более 3,5 тысяч автомобилей вези горючие и боеприпасы. В мобильности танковым и моторизованным германским дивизиям тогда не было равных. Встретив упорное сопротивление, авианаводчики немедленно вызывали на помощь пикирующие бомбардировщики Ju-87. Знаменитые «штуки» были во Второй Мировой войне настоящим высокоточным оружием, не имея себе равных. Точность бомбометания пикировщиков была очень высокой. «Юнкерсы» становились в круг и, пикируя, полностью перепахивали бомбами позиции противника. Затем вновь двигались танки и мотопехота, подавляя все, что осталось в живых после ударов авиации. Мобильные танковые группы Вермахта сформированные из мощных соединений панцер-дивизий, моторизованных и пехотных дивизий, действующие в тесном взаимодействии с эскадрами люфтваффе были войсками опередившими свое время. Талантливые и опытные немецкие генералы, имея в руках такой мощный инструмент, могли решать самые сложные задачи и воплощать самые смелые стратегические замыслы.

Надо заметить, что довоенные планы оборонительных операций советского командования тоже были неплохими, контрудары советских мехкорпусов были задуманы правильно. Они должны были отсекать германские танковые клинья. Но не было реального опыта управления и действия огромными мехкорпусами. Одно дело учения, а другое - война, когда противник оказывает сильнейшее противодействие. Боевые машины выходили из строя по техническим причинам - моторесурс танков не выдерживал длительных маршей, немцы громили тылы и танковые части оставались без боеприпасов и горючего. В небе господствовала немецкая авиация. ВВС Красной армии понесли тяжелейшие потери после методичных авиаударов Лювтваффе по нашим аэродромам в первые дни войны. Колонны мехкорпусов попадали под мощные удары с воздуха. Во встречных танковых сражениях немецкая противотанковая артиллерия очень удачно и грамотно взаимодействовала со своими танками и наносила атакующим советским бронемашинам тяжелые потери. В советских мехкорпусах большинство машин составляли легкие танки старых образцов - их шансы выжить в атаках на грамотно построенную противотанковую оборону были невелики.

Кроме того на гораздо более высоком уровне в немецкой армии была связь. Немецкие самолеты и танки во всех звеньях были оснащены радиосвязью. В советских танковых частях командир, вступая в бой, обычно приказывал: «Делай как я!». Связь не только позволяла немецким командирам умело руководить и управлять боем, но и давала возможность постоянно сосредотачивать в нужном месте численное превосходство. Особенно связь была важна в воздушных боях. Немецкая авиация на всех участках создавала подавляющее преимущество. Немецкий истребитель Bf -109 «Мессершмитт» по скорости и другим тактико-техническим характеристикам значительно превосходил большинство советских самолетов, что позволяло опытным немецким пилотам себя чувствовать очень уверенно в боях с советской авиацией. Тем более, что немецкие истребители использовали более передовую тактику воздушного боя - сражались «парами». Многие летчики имели опыт боев в воздушной «битве за Англию». Опытными и прекрасно подготовленными были и экипажи бомбардировочной авиации. Бомбардировщики Юнкерс Ju-88, Дорнье Do-17, Хенкель He-111 были отличными машинами и предназначались для массированных ударов по глубоким тылам противника. В «тотальной войне» исповедуемой немецким генералитетом жестокие массированные бомбардировки мирных городов применялись, чтобы подавить волю к сопротивлению. Эскадры Люфтваффе были мобильными соединениями, четко взаимодействовали с сухопутными войсками. Знаменитые двухфюзеляжные «рамы» были не только самолетами-разведчиками, но и прекрасными точными корректировщиками артиллерийского огня. Германское командование гораздо лучше советского умело использовать авиацию в современной войне.

Можно называть еще много деталей и подробностей в организации боя, в тыловом обеспечении, в материально-технической части в которых Вермахт превосходил Красную армию. Учитывая боевой опыт и тактическую грамотность немецких офицеров, унтер-офицеров и солдат, прекрасную выучку и боевую подготовку германских летчиков, танкистов и артиллеристов, ясно, что в сражениях и боях 41-го года они часто обладали преимуществом над советскими бойцами и командирами.

Враг был сильнее, враг был опытнее и лучше обучен, прекрасно вооружен и оснащен. Враг, обрушивший свой удар на СССР 22 июня 41-го года, был очень жестокий, самоуверенный и беспощадный. План «Барбаросса» предполагал в молниеносной войне разгромить и уничтожить войска Красной армии. Германские армии должны были овладеть Москвой, Ленинградом, Киевом и через 3-4 месяца войны выйти на линию Архангельск-Астрахань.

Крупнейшие военные специалисты в мире, наблюдая стремительное продвижение немецких танковых клиньев, предсказывали неизбежное поражение Советского Союза. Расходились лишь в сроках - нам давали от трех недель до двух, самое большое, трех месяцев до полного разгрома Красной армии и крушения СССР. Единственный, кто в эти дни предрек поражение непобедимого Третьего Рейха был французский генерал Шарль де Голль. Храбрый француз знал, что Россию еще никто не побеждал.

Но рассуждая здраво, понимаешь, что план «Барбаросса» разрабатывали талантливые и грамотные военачальники. Обвинять Гитлера и германский генералитет в авантюрных замыслах не приходится.

Иногда сравнивают Первую Мировую войну и Великую Отечественную. Замечают, что в то время с германцами и австро-венграми бились в Польше и Галиции, а во время Великой Отечественной враг стоял у стен Москвы и дошел до Волги. Но это сравнение некорректное. Не умаляя доблести Русской Императорской Армии, напомним, что в 1914-1917 годах французы и англичане вместе с союзниками твердо держали Западный фронт. А в 41-м году Германия в походе на Восток собрала силы всей континентальной Европы.

Поэтому необходимо прекратить с подачи Хрущева обвинять Сталина и руководство Советского Союза в поражениях лета 41-го года, утверждая, что СССР не был готов в войне. А лучше стоит задуматься о том, как наша страна выдержала удар такой сокрушительной силы и сумела выстоять.

И тем более подло обвинять в нежелании воевать и малодушии бойцов и командиров Красной Армии попавших в то лето под страшный удар германской военной машины.


«Что там, где она Россия, по какой рубеж своя...»
 

Лето 41-го было страшным. Враг неудержимо продвигался вперед. В сводках Инфорбюро постоянно звучал суровый голос Левитана, который сообщал что «после долгих и упорных боев наши войска оставили город...». Перед войной советский народ был уверен в своей Красной Армии. Пели «Если завтра война, если завтра в поход...». Надеялись сокрушить врага «малой кровью, могучим ударом». Агрессора должны были бить на его же территории. Но всего на второй неделе войны был захвачен Минск - столица Советской Белоруссии. В огне приграничных сражений сгорели, или были потеряны 10 000 танков советских мехкорпусов - казалось несокрушимая сила. Страна гордилась «сталинскими соколами». Но в небе господствовало германская авиация. Самолеты с черными крестами на крыльях и фюзеляжах шли в небе волна за волной.

Кадровые дивизии армий первого эшелона были окружены и разгромлены в приграничных сражениях. Шла мобилизация. Дивизии второго эшелона наскоро дополняли личным составом до штатов военного времени и спешно бросали в бой, желая остановить врага. Германским генералам удавалось с первых дней на решающих участках создавать подавляющее преимущество и громить советские армии по частям. Стремительные удары немецких танковых клиньев громили тылы, нарушали связь, войска теряли управление. Разбитые дивизии и армии вели тяжелейшие неравные бои.

На Запад тянулись длинные колоны советских пленных. Были захвачены огромные трофеи. Но надо понимать, что в этих многотысячных колонах пленных были огромное количество тыловых и вспомогательных частей, попавших в окружение. Были, конечно, и те, кто бросал оружие и поднимал руки при криках «Окружили, конец!». Многие в первые дни войны оказались в растерянности, испытывали состояние шока. Целые подразделения оставались без боеприпасов, продовольствия, случалось, не было командования. А в небе немецкая авиация - волна, за волной. Выматывающие душу бомбежки. Враг двигался по русским дорогам неудержимой лавиной на бронетранспортерах, мотоциклах. Мощные грузовики «опели» и «мерседесы» везли немецкую пехоту. И, казалось везде германские танки с тевтонскими крестами. Немцы шли по русской земле сильные, сытые, самоуверенные, в не сомневаясь своем полном превосходстве, отлично вооруженные, в прекрасной экипировке. Казалось нашествию такой мощной силы противостоять невозможно.

В первые недели войны германской армии, похоже, удается все. Но читая дневники немецких генералов, видишь, что они явно начинают ощущать беспокойство. «Колосс на глиняных ногах» не рухнул от могучего удара. С первого дня войны советские летчики поднимали в небо свои самолеты, уцелевшие после ударов по аэродромам, и вступали в неравные бои с германской авиацией. Горели и падали на землю «юнкерсы», 22 июня был совершен русским летчиком и первый таран.

Упорно, до последнего патрона бились пограничные заставы. Месяц гремели выстрелы в Брестской крепости. Волевые и сильные духом командиры полков, дивизий и корпусов Красной Армии, не подаваясь панике, собирали свои подразделения, организовывали грамотную оборону. И не смотря на подавляющее превосходство германских войск, упорно дрались, стараясь сдержать натиск противника в казалось бы безнадежных ситуациях. Настойчиво стремились наносить врагу контрудары. Первое серьезное оборонительное сражение, в котором удалось остановить немцев, разгорелось, как и в 1812 году, под древним Смоленском.

Записи в дневниках немецких генералов полностью опровергают рассуждения о том, что солдаты Красной Армии летом 41-го года не желали воевать, и тысячами бросали оружие.

Гальдер: 29 июня 8 день войны: «...сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека». «Танковые подразделения понесли значительные потери в личном составе и материальной части».

Гот: «Упорное сопротивление русских заставляет нас вести войну по всем требованиям боевых уставов. Если в Польше и Франции мы могли позволить себе вольности, то здесь это недопустимо».

Германская газета «Фелькишер беобахтер»: «психологический паралич, который обычно следовал за молниеносными германскими прорывами на Западе, не наблюдается в такой степени на Востоке. В большинстве случаев противник не только не теряет способности к действию, но в свою очередь пытается охватить германские клещи».

«Русский солдат превосходит нашего противника на Западе своим презрением к смерти. Выдержка и фатализм заставляет его держаться до тех пор, пока он не убит в окопе или не падает мертвым в рукопашной хватке».

Из дневника немецкого офицера: «Нет чувства, что мы вступили в побежденную страну, как это было во Франции. Вместо этого - сопротивление и только сопротивление, каким бы безнадежным оно не было...»

Таких свидетельств из дневников немецких генералов и офицеров можно привести множество. Общий вывод - в России идет совершенно иная война, чем война на Западе. Русские сражаются очень упорно и немецкая армия, несмотря на свое превосходство, несет тяжелые потери.

Гитлер, начиная войну, был уверен, что арийский слой в России уничтожен. И остались азиатские толпы, которых гонят в бой еврейские комиссары. Но, как правильно заметил Иван Солоневич, вместо героев Зощенко и Платонов Каратаевых он встретил совсем иных русских людей. И эти люди вовсе не собирались сдаваться на милость победителя. Русские солдаты и командиры, не бросая оружия, упорно пробивались из германских «котлов» и окружений на Восток. Не Платон Каратаев, а Василий Теркин встретил надменного врага летом 41-го года.
 

(Продолжение следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #28 : 24 Июня 2016, 16:59:57 »

(Продолжение)

Твардовский замечательно написал в своей гениальной поэме о том, что происходило в те дни.

 

«Доложу хотя бы вкратце,

 

Как пришлось нам в счет войны

 

С тыла к фронту пробираться

 

С той, с немецкой стороны.

 

Как с немецкой, с той зарецкой

 

Стороны, как говорят,

 

Вслед за властью за советской,

 

Вслед за фронтом шел наш брат.

 

Шел наш брат, худой, голодный,

 

Потерявший связь и часть,

 

Шел поротно и повзводно,

 

И компанией свободной,

 

И один, как перст, подчас.

 

Полем шел, лесною кромкой,

 

Избегая лишних глаз,

 

Подходил к селу в потемках,

 

И служил ему котомкой

 

Боевой противогаз.

 

Шел он, серый, бородатый,

 

И, цепляясь за порог,

 

Заходил в любую хату,

 

Словно чем-то виноватый

 

Перед ней. А что он мог!

 

И по горькой той привычке,

 

Как в пути велела честь,

 

Он просил сперва водички,

 

А потом просил поесть.

 

Тетка - где ж она откажет?

 

Хоть какой, а все ж ты свой,

 

Ничего тебе не скажет,

 

Только всхлипнет над тобой,

 

Только молвит, провожая:

 

- Воротиться дай вам бог...

 

То была печаль большая,

 

Как брели мы на восток.

 

Шли худые, шли босые

 

В неизвестные края.

 

Что там, где она, Россия,

 

По какой рубеж своя...»


 

Пробивались из окружения и поредевшие части и группы отдельных бойцов и командиров. Пробивались к своим, чтобы дальше сражаться со страшным врагом. Пробивались, не теряя присутствия духа.

 

«Шли бойцы за нами следом,

 

Покидая пленный край.

 

Я одну политбеседу

 

Повторял: - Не унывай.

 

Не зарвемся, так прорвемся,

 

Будем живы - не помрем.

 

Срок придет, назад вернемся,

 

Что отдали - все вернем.

 

Самого б меня спросили,

 

Ровно столько знал и я,

 

Что там, где она, Россия,

 

По какой рубеж своя?»...



«Из под крепости Брест...»
 

Целые части и отдельные группы бойцов упорно прорывались на Восток, сворачивая на самокрутки немецкие листовки с призывами сдаваться. В этих листовках сообщалось о 6 млн. пленных, о полном разгроме сталинских армий, о том, что германские войска взяли Минск, Смоленск, подходят к Москве. Обещали жизнь и хорошие условия жизни в плену.


Из под Бреста
 

Константин Симонов был свидетелем и участником этих тяжелейших боев. И в своем романе «Живые и мертвые» документально описал один из подвигов русских солдат выходивших из окружения:

 

«- Товарищ политрук, - услышал он за спиной негромкий знакомый голос Хорышева.

 

- Что случилось? - спросил Синцов, повернувшись и с тревогой заметив признаки глубокого волнения на обычно невозмутимо веселом мальчишеском лице лейтенанта.

 

- Ничего. Орудие в лесу обнаружили. Хочу комбригу доложить.

 

Хорышев по-прежнему говорил негромко, но, наверное, Серпилина разбудило слово «орудие». Он сел, опираясь на руки, оглянулся на спящего Шмакова и тихо поднялся, сделав знак рукой, чтобы не докладывали во весь голос, не будили комиссара. Оправив гимнастерку и поманив за собой Синцова, он прошел несколько шагов в глубь леса. И только тут наконец дал Хорышеву возможность доложить.

 

- Что за орудие? Немецкое?

 

- Наше. И при нем пять бойцов.

 

- А снаряды?

 

- Один снаряд остался.

 

- Небогато. А далеко отсюда?

 

- Шагов пятьсот.

 

Серпилин повел плечами, стряхивая с себя остатки сна, и сказал, чтобы Хорышев проводил его к орудию.

 

Синцову хотелось по дороге узнать, почему у всегда спокойного лейтенанта такое взволнованное лицо, но Серпилин шел всю дорогу молча, и Синцову было неудобно нарушать это молчание.

 

Через пятьсот шагов они действительно увидели стоявшую в гуще молодого ельника 45-миллиметровую противотанковую пушку. Возле пушки на толстом слое рыжей старой хвои сидели вперемежку бойцы Хорышева и те пятеро артиллеристов, о которых он доложил Серпилину.

 

При появлении комбрига все встали, артиллеристы чуть позже других, но все-таки раньше, чем Хорышев успел подать команду.

 

- Здравствуйте, товарищи артиллеристы! - сказал Серпилин. - Кто у вас за старшего?

 

Вперед шагнул старшина в фуражке со сломанным пополам козырьком и черным артиллерийским околышем. На месте одного глаза у него была запухшая рана, а верхнее веко другого глаза подрагивало от напряжения. Но стоял он на земле крепко, словно ноги в драных сапогах были приколочены к ней гвоздями; и руку с оборванным и прожженным рукавом поднес к обломанному козырьку, как на пружине; и голосом, густым и сильным, доложил, что он, старшина девятого отдельного противотанкового дивизиона Шестаков, является в настоящее время старшим по команде, выведя с боями оставшуюся материальную часть из-под города Бреста.

 

- Откуда, откуда? - переспросил Серпилин, которому показалось, что он ослышался.

 

- Из-под города Бреста, где в полном составе дивизиона был принят первый бой с фашистами, - не сказал, а отрубил старшина.

 

Наступило молчание.

 

Серпилин смотрел на артиллеристов, соображая, может ли быть правдой то, что он только что услышал. И чем дольше он на них смотрел, тем все яснее становилось ему, что именно эта невероятная история и есть самая настоящая правда, а то, что пишут немцы в своих листовках про свою победу, есть только правдоподобная ложь и больше ничего.

 

Пять почерневших, тронутых голодом лиц, пять пар усталых, натруженных рук, пять измочаленных, грязных, исхлестанных ветками гимнастерок, пять немецких, взятых в бою автоматов и пушка, последняя пушка дивизиона, не по небу, а по земле, не чудом, а солдатскими руками перетащенная сюда с границы, за четыреста с лишним верст... Нет, врете, господа фашисты, не будет по-вашему!

 

- На себе, что ли? - спросил Серпилин, проглотив комок в горле и кивнув на пушку.

 

Старшина ответил, а остальные, не выдержав, хором поддержали его, что бывало по-разному: шли и на конной тяге, и на руках тащили, и опять разживались лошадьми, и снова на руках...

 

- А как через водные преграды, здесь, через Днепр, как? - снова спросил Серпилин.

 

- Плотом, позапрошлой ночью...

 

- А мы вот ни одного не переправили, - вдруг сказал Серпилин, но хотя он обвел при этом взглядом всех своих, они почувствовали, что он упрекает сейчас только одного человека - самого себя.

 

Потом он снова посмотрел на артиллеристов:

 

- Говорят, и снаряды у вас есть?

 

- Один, последний, - виновато, словно он недоглядел и вовремя не восстановил боекомплект, сказал старшина.

 

- А где предпоследний истратили?

 

- Тут, километров за десять. - Старшина ткнул рукою назад, туда, где за лесом проходило шоссе. - Прошлой ночью выкатили к шоссе в кусты, на прямую наводку, и по автоколонне, в головную машину, прямо в фары дали!

 

- А что лес прочешут, не побоялись?

 

- Надоело бояться, товарищ комбриг, пусть нас боятся!

 

- Так и не прочесывали?

 

- Нет. Только минами кругом все закидали. Командира дивизиона насмерть ранили.

 

- А где он? - быстро спросил Серпилин и, не успев договорить, уже сам понял, где...

 

В стороне, там, куда повел глазами старшина, под громадной, старой, до самой верхушки голой сосной желтела только что засыпанная могила; даже немецкий широкий тесак, которым резали дерн, чтобы обложить могилу, еще не вынутый, торчал из земли, как непрошеный крест.

 

На сосне еще сочилась смолой грубая, крест-накрест зарубка. И еще две такие же злые зарубки были на соснах справа и слева от могилы, как вызов судьбе, как молчаливое обещание вернуться.

 

Серпилин подошел к могиле и, сдернув с головы фуражку, долго молча смотрел на землю, словно стараясь увидеть сквозь нее то, чего уже никому и никогда не дано было увидеть, - лицо человека, который с боями довел от Бреста до этого заднепровского леса все, что осталось от его дивизиона: пять бойцов и пушку с последним снарядом.

 

Серпилин никогда не видел этого человека, но ему казалось, что он хорошо знает, какой это человек. Такой, за которым солдаты идут в огонь и в воду, такой, чье мертвое тело, жертвуя жизнью, выносят из боя, такой, чьи приказания выполняют и после смерти. Такой, каким надо быть, чтобы вывести эту пушку и этих людей. Но и эти люди, которых он вывел, стоили своего командира. Он был таким, потому что шел с ними...

 

Серпилин надел фуражку и молча пожал руку каждому из артиллеристов. Потом показал на могилу и отрывисто спросил:

 

- Как фамилия?

 

- Капитан Гусев.

 

- Не записывай. - Серпилин увидел, что Синцов взялся за планшет. - И так не забуду до смертного часа. А впрочем, все мы смертны, запиши! И артиллеристов внеси в строевой список! Спасибо за службу, товарищи! А ваш последний снаряд, думаю, выпустим еще сегодня ночью, в бою».
 


(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #29 : 24 Июня 2016, 17:01:07 »

(Окончание)

Это свидетельство Константина Симонова и есть правда о сражениях лета 41-го года. Правда о подвиге Русского солдата. А не правдоподобная ложь Сванидзе и некоторых наших православных писателей, такая же, как и правдоподобная ложь гитлеровских листовок.
 

Конечно, бились наши солдаты не за учение «Маркса-Ленина». Но с первых же дней войны они знали, что сражаются, по словам Сталина за «свою вечную Россию-матушку». Объяснять им ничего не надо было. Враг пришел на Русскую землю. Константин Симонов необыкновенно точно выразил то, что чувствовали тем летом русские люди в стихотворении посвященном участнику этих боев Алексею Суркову.

 

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,

 

Как шли бесконечные, злые дожди,

 

Как кринки несли нам усталые женщины,

 

Прижав, как детей, от дождя их к груди,

 

 

Как слезы они вытирали украдкою,

 

Как вслед нам шептали: - Господь вас спаси! -

 

И снова себя называли солдатками,

 

Как встарь повелось на великой Руси.

 

 

Слезами измеренный чаще, чем верстами,

 

Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:

 

Деревни, деревни, деревни с погостами,

 

Как будто на них вся Россия сошлась,

 

 

Как будто за каждою русской околицей,

 

Крестом своих рук ограждая живых,

 

Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся

 

За в бога не верящих внуков своих.

 

 

Ты знаешь, наверное, все-таки Родина -

 

Не дом городской, где я празднично жил,

 

А эти проселки, что дедами пройдены,

 

С простыми крестами их русских могил.

 

 

Не знаю, как ты, а меня с деревенскою

 

Дорожной тоской от села до села,

 

Со вдовьей слезою и с песнею женскою

 

Впервые война на проселках свела.

 

 

Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,

 

По мертвому плачущий девичий крик,

 

Седая старуха в салопчике плисовом,

 

Весь в белом, как на смерть одетый, старик.

 

 

Ну что им сказать, чем утешить могли мы их?

 

Но, горе поняв своим бабьим чутьем,

 

Ты помнишь, старуха сказала:- Родимые,

 

Покуда идите, мы вас подождем.

 

 

«Мы вас подождем!» - говорили нам пажити.

 

«Мы вас подождем!» - говорили леса.

 

Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,

 

Что следом за мной их идут голоса.

 

 

По русским обычаям, только пожарища

 

На русской земле раскидав позади,

 

На наших глазах умирали товарищи,

 

По-русски рубаху рванув на груди.

 

 

Нас пули с тобою пока еще милуют.

 

Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,

 

Я все-таки горд был за самую милую,

 

За горькую землю, где я родился,

 

 

За то, что на ней умереть мне завещано,

 

Что русская мать нас на свет родила,

 

Что, в бой провожая нас, русская женщина

 

По-русски три раза меня обняла.
 


Летом 41-го года очень редко давали медали и ордена. Большинство героев тех боев остались безвестными. В похоронках, которые получили их родные, очень часто написано: «пропал без вести». Но именно они заставили забуксовать прекрасно отлаженную машину Вермахта. Именно их подвиг заставит германских генералов назвать лето 41-го года «летом несбывшихся надежд, летом успехов, которые так и не переросли в победу».


«В Берлине встретились. Удостоверяю»


А высшей точкой этого упорного сопротивления станет битва под Москвой. Немецким генералам удастся блестяще осуществить начало операции «Тайфун». В очередной раз танковые клинья Вермахта сумеют окружить под Вязьмой войска Западного и Резервного фронтов и танки Гота и Гудериана устремятся на беззащитную Москву. Но в «котлах» под Вязьмой будут упорно сражаться, пытаясь прорваться на Восток гибнущие окруженные армии. И немцы будут в бинокли видеть Москву, но им не хватит всего чуть-чуть, совсем немного. И последует полный разгром немецко-фашистских войск под Москвой. Первый разгром непобедимой германской армии, покорившей Европу. И Гитлеру придется отдавать приказы напоминающие знаменитый сталинский «Ни шагу назад!». Придется именно Гитлеру впервые в этой войне формировать заградотряды, чтобы сдержать отступление немецких войск.

В этой нашей победе в заснеженных полях под Москвой была заслуга тех бойцов и командиров, которые не сдавались, не бросали оружие и упорно пробивались на Восток тяжелым и трагическим летом 41-го. И не случайно Константин Симонов после смерти завещал развеять свой прах над полями и лесами Белоруссии, где шли в 41-м тяжелейшие бои. Конечно, это выглядит по-язычески. Но военный журналист Симонов прошел всю войну. Повидал очень много. Видел он и как Кейтель подписывал капитуляцию Третьего Рейха. И захотел лежать вместе с теми бойцами и командирами, что остались в безвестных могилах в белорусских лесах летом 41-го. Желал быть и после смерти с теми, чей подвиг, пройдя всю Великую Отечественную, Симонов очень высоко ценил.

Впереди будут еще долгих 4 года страшной войны. Летом 41-го года учились воевать и бить немца все. И Жуков с Рокоссовским, и рядовые бойцы и командиры. Учился и Сталин. Учились ценой тяжелого опыта и большой крови. Слишком серьезным и сильным был враг. Поблажек в учебе не делал. За любую ошибку беспощадно спрашивал реками крови. Были и тяжелейшая, необыкновенно кровопролитная, но так и не увенчавшаяся успехом битва за Ржев. Тяжелое поражение в Крыму, под Харьковом. Немецкие танки вышли к Дону и грозно и сурово прозвучал знаменитый приказ N 227. «Ни шагу назад!»

А затем был Сталинград. Величайшая битва закончилась полным разгромом германских войск, уничтожением и пленением лучшей 6-й армии Вермахта вместе с фельдмаршалом Паулюсом. Германия покрылась траурными флагами. На Курской дуге немцы сосредоточили последние достижения «сумрачного германского гения» новые мощнейшие танки «Тигр» и «Пантера», самоходки «Элефант». Операция «Цитадель» была последней отчаянной попыткой повторить «блицкриг». Но был уже не 41-й год. Германский бронированный «зверинец» не смог прорвать советскую оборону. Поля под Курском стали могилой для панцер-ваффен. А вскоре в воздушной битве над Кубанью в 43-м сошлись лучшие ассы Лювтваффе и советских ВВС. Наши летчики в упорных схватках сломили германских ассов. И после этого не уступали инициативу, уверено на своих «Яках» и «Лавочкиных» «расчищали небо» от «мессершмиттов» и «фоккеров». В 41-м под Тулой Катуков со своей одной танковой бригадой (все, что оставалось к зиме от советских мехкорпусов) сумел остановить мощную танковую группу прославленного Гудериана, который рвался к Москве. В 43-м году на фронте успешно действовали созданные танковые армии Катукова и Ротмистрова. Урал выковал Русский меч, не уступающий по мощи Тевтонскому.

И ровно через 4 года после начала войны, 22 июня 1944 года из тысяч советских орудий прозвучали первые залпы операции «Багратион». В этих же местах, где в 41-м рвали нашу оборону немецкие танковые клинья, двинулись вперед советские войска. И уже немецкие части пытались прорываться из «котлов» под Витебском и Бобруйском. Над забитыми отступающими войсками переправами, которые четыре года назад утюжили «юнкерсы», звено за звеном непрерывно заходили на штурмовку грозные «Илы». Дороги Белоруссии были забиты колонами разгромленной и сожженной немецкой техники. И негде было бегущим немцам укрыться от ударов русских штурмовиков. А вперед неудержимо рвались советские танковые армии. Стремительные «тридцатьчетверки» громили немецкие тылы, штабы, смыкали клещи, не давая германским войскам вырваться на Запад. В 44-м сполна расплатились за лето 41-го. Разница была лишь в том, что внезапному удару подверглась не армия мирного времени, а немецкая армия воюющая с 39-го года и основательно подготовившаяся к обороне. Германские войска стояли в серьезно укрепленных за много месяцев линиях обороны. Витебск, Минск, Бобруйск были превращены в мощные укрепрайоны и именовались городами-крепостями. Рубежи обороны протянулись на 250-270 км. Местность способствовала подготовленной обороне - болота, реки, естественные преграды. Войска армий «Центр» - 63 дивизии, 3 бригады, 3 500 орудий, 900 танков и штурмовых орудий, 1350 самолетов.

В результате операции «Багратион» в наступлении на фронте в 1000 км советскими войсками была полностью разгромлена и уничтожена в витебских и бобруйских «котлах» группировка германских войск «Центр». Всего за месяц советские войска продвинулись на 550 - 600 км и вышли к реке Висла. После операции «Багратион» по Москве наконец сумели пройти немецкие генералы. Шагали они во главе колонны из 60 тысяч пленных германских солдат и офицеров. Произошло это 17 июля - в день памяти святого Царя-мученика.

Это и был самый настоящий «блицкриг». Русский «блицкриг». Затем была Висло-Одерская операция. Еще один образец классического «блицкрига». Великолепно выбрано направление главных ударов, мощнейшие авиаудары и артподготовка, после которых бронированные кулаки концентрированными ударами умело прорывают оборону противника. И стремительные неудержимые прорывы вперед гвардейских танковых армий и корпусов, уничтожение окруженных группировок врага. Научились мы воевать. Дорогой ценой учились. Но в 45-м воевали лучше грозного врага. Русская сила сломала Тевтонский меч.

И не случайно Берлин штурмовали 3-я Ударная армия генерала Василия Ивановича Кузнецова и 8-я Ударная Василия Ивановича Чуйкова, бывшая 62-я. Бойцы 62-й армии Чуйкова удерживали пятачок на правом берегу Волги в Сталинграде, эти последние метры так и не смогли пройти германские солдаты. И теперь добивали врага в его логове на берегах Шпрее. А генерал Кузнецов летом 41-го года упорно пробивался со своей поредевшей армией из германских «котлов». Выходил через «бутылочное горло» у Волковыйска, сбивая немецкие заслоны на переправах через Неман, вновь оказывался в окружении и в очередной раз пробивался к своим разрывая железные клещи танковых групп Гота и Гудериана. Затем участвовал в битве под Москвой, сражался под Сталинградом, освобождал Минск. И великая правда была в том, что бойцы 150 стрелковой дивизии 3-й Ударной водрузили над рейхстагом Знамя Победы.

В страшные дни октября 41-го года 16-я армия Рокоссовского, напрягая последние силы, сдерживала врага на Истре. Один из военных корреспондент «Красной звезды» П.И. Трояновский побывал в штабе Рокоссовского. Командарм подарил корреспонденту карту Европы. По просьбе Трояновского Рокоссовский оставил на карте свой автограф. Константин Константинович написал; «Воюя под Москвой, надо думать о Берлине. Советские войска обязательно будут в Берлине!». Подпись. И дата «Подмосковье. 29 октября. 1941 года». В победном мае 45-го Трояновский с этой картой сумел попасть в штаб Рокоссовского. Начштаба 2-го Белорусского подписался на карте под словами маршала. «В Берлине встретились. Удостоверяю» и поставил печать.

Константин Симонов назвал свой роман «Живые и мертвые». Наш Господь Иисус Христос не Бог мертвых, но Бог живых. У Бога все живы. И в победном мае 45-го, когда Великая Победа совпала с Пасхой, радовались все. И те, кто сумел от Москвы и Сталинграда дойти до Берлина и расписаться на рейхстаге, и те кто погиб в Брестской крепости, был убит подо Ржевом, пал защищая Севастополь, на Курской дуге, форсируя Днепр, Одер, Вислу, погиб добивая врага в его «логове».

Вечная память и Вечная слава всем бойцам и командирам, которые 75 лет назад в июне 41-го года приняли на себя страшный удар военной машины Третьего Рейха и выстояли. Низкий поклон им за Великую Победу. Пример их стойкости и мужества должен давать нам силы.

Вражеские танковые клинья не вторгались на нашу землю, но мы также можем сегодня повторить: «где она Россия, по какой рубеж своя...» Будем помнить, как в 41-м Теркин «одну политбеседу повторял - не унывай!» и не опускать руки. Война ведется иными методами, пока мы терпим поражение. И потери несем очень тяжелые. Но учимся воевать. И не собираемся сдаваться. Мы же с Вами дети и внуки победителей в Великой Отечественной войне.
 

«Не зарвемся, так прорвемся,
Будем живы - не помрем.
Срок придет, назад вернемся,
Что отдали - все вернем».

 

В грозном 41-м году Сталин обратился к народу: «Наше дело правое, враг будет  разбит, победа будет за нами!»
 

На медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» выбита надпись: «Наше дело правое. Мы победили».



 

Виктор Саулкин, руководитель Информационно-аналитического центра РОО «Московские Суворовцы»

http://ruskline.ru/analitika/2016/06/23/sorok_pervyj_god/
Записан
Страниц: 1 [2] 3 4 5
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!