Русская беседа
 
21 Июля 2019, 09:33:40  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2] 3
  Печать  
Автор Тема: С Праздником Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла!  (Прочитано 9934 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75200

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 11 Июля 2013, 13:24:42 »

Святые славные всехвальные первоверховные апостолы Петр и Павел

Память 29 июня / 12 июля


Святые первоверховные апостолы Петр и Павел

Cвятой апостол Петр[1], вначале носивший имя Симон, родился в Вифсаиде, на северном берегу Геннисаретского озера. Он был сыном Ионы из колена Неффалимова. Петр был женат[2] и жил в Капернауме, занимаясь скромным ремеслом рыбака вместе с братом Андреем, который был учеником святого Иоанна Крестителя (память 30 ноября).

Когда Господь начал служение среди людей, святой Иоанн Предтеча указал Андрею и Иоанну, сыну Зеведееву, на Того, Которого он назвал Агнцем Божиим. Андрей пришел к брату и сказал: «Мы нашли Мессию» (Ин. 1: 41). На следующий день он привел Симона к Иисусу, и Господь, посмотрев на него, сказал: «Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень (по-греч. Петр)» (Ин. 1: 42). Изменение имени означало для него изменение жизни. С тех пор Петр пошел за Иисусом и сопровождал Его повсюду в Галилее, возвещавшего благую весть о Царстве Небесном, исцелявшего любые болезни, и при этом продолжал рыбачить.

После того как Иисус проповедовал в синагоге в Капернауме, Петр пригласил Его в свой дом. Теща апостола страдала от сильного жара и была прикована к постели, но Иисус исцелил ее – она тотчас поднялась и стала служить им.

Однажды Господь вошел в лодку Петра, чтобы проповедовать множеству людей, теснивших Его на берегу. Окончив проповедь, Он велел ученику отплыть подальше и забросить сети. Апостолы повиновались, хотя всю прошлую ночь трудились напрасно и рыбы не было. На этот раз их улов был так велик, что сети стали рваться. Восхищаясь этим знамением могущества Иисуса, Петр пал Ему в ноги и воскликнул: «Выйди от меня, Господи, потому что я человек грешный!» (Лк. 5: 8 ). Но Иисус поднял его и сказал: «Не бойся, отныне будешь ловить человеков» (Лк. 5: 10). Тогда Петр оставил лодку, сети и семью и последовал за Иисусом.

Его любовь была столь пламенной, что он стал главой двенадцати апостолов, избранных Господом. Он был для них не как господин, обладающий властью принуждать, – ибо как это было бы возможно, если Господь запретил апостолам посягать на власть друг над другом (см.: Мф. 20: 27; 23: 20), – но скорее как выразитель мнения апостолов и любимый собеседник Учителя. Именно за усердие и пламенную любовь Господь сделал Петра, Иоанна и Иакова свидетелями самых поразительных проявлений Своей Божественной природы: во время воскрешения дочери Иаира, начальника синагоги (см.: Мф. 5: 37), и особенно во время Своего Преображения на горе Фавор (память 6 августа). Именно потому, что они были любимыми учениками Господа, другие апостолы называют их столпами Церкви (см.: Гал. 2: 9).

После чудесного насыщения пяти тысяч человек пятью хлебами Господь велел ученикам войти в лодку и плыть вперед, а Он тем временем отпустит народ. Ночью, когда ветер и волны стали бросать лодку из стороны в сторону, Иисус пришел к ним, ступая по водам. Испуганные ученики приняли Его за призрак, но Петр, побуждаемый верой, сошел с лодки и пошел по воде навстречу Христу, повинуясь Его словам. Внезапно им овладел страх, он стал тонуть и воскликнул: «Господи! спаси меня» (Мф. 14: 30). Тогда Иисус протянул ему руку, вытащил ученика и сказал: «Маловерный! зачем ты усомнился?» (Мф. 14: 31). И когда они снова оказались в лодке, ветер утих.

Таков был Петр до тех пор, пока Святой Дух не запечатлел его веру совершенством обоживающей благодати: пылкий, импульсивный человек, исполненный безоглядной любви к Спасителю, которая побуждала его превосходить границы человеческой природы, но подверженный и слабостям, и несовершенствам. Позже Господь сказал ученикам, что Он есть «хлеб живый, сшедший с небес» (Ин. 6: 51), и что тот, кто не будет есть Плоть и пить Кровь Сына Человеческого, не будет иметь жизни вечной (см.: Ин. 6: 51). Для многих учеников эти слова были слишком тяжелы, и они оставили Его. Тогда Господь обратился к двенадцати и спросил, не хотят ли и они уйти. Петр тотчас ответил: «Господи, к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни» (Ин. 6: 68).

В другой раз, придя в Кесарию Филиппову, Господь стал спрашивать учеников, что думают люди о Сыне Человеческом, а затем вопросил их: «А вы за кого почитаете Меня?» Петр раньше других воскликнул: «Ты – Христос, Сын Бога Живого» (Мф. 16: 15–16). Господь воздал хвалу этому исповеданию веры в Его Божество, говоря, что оно было дано ему Отцом, и добавил: «Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царствия Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах» (Мф. 16: 18–19)[3]. Этот случай показал, что любовь Петра к Господу дает ему знание Истины. Сразу после этого Иисус начал говорить ученикам о предстоящих Ему Страстях и Воскресении. Тогда Петр вновь поддался человеческой слабости и стал упрекать Христа, говоря: «Господи! Да не будет этого с Тобою!» Он же, обратившись, сказал Петру: «Отойди от Меня, сатана! Ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф. 16: 22–23).

Также во время Тайной вечери, когда Господь омыл ноги ученикам, Петр сначала стал энергично возражать. Иисус кротко сказал: «Если не умою тебя, не имеешь части со Мною» (Ин. 13: 8 ). По окончании вечери Господь возвестил самыми ясными словами о том, что Он будет предан смерти, чтобы затем воскреснуть, и предрек, что ученики оставят Его. Петр, снова побуждаемый своей горячностью, воскликнул, самоуверенно превозносясь над остальными: «Если и все соблазнятся, но не я». Иисус отвечал спокойно и грустно: «Истинно говорю тебе, что ты ныне, в эту ночь, прежде, нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня» (Мк. 14: 29–30).

Петр последовал за Христом в Гефсиманский сад вместе с Иоанном и Иаковом. Те, которые удостоились стать свидетелями света Славы Господа на горе Фавор, теперь видели Его тоску, крайнее проявление Его человеческой природы. Уступая собственной человеческой слабости, апостолы заснули в то время, когда Учитель молился с кровавыми слезами. Но когда пришли слуги первосвященника и взяли Иисуса, Петр выхватил меч и отсек правое ухо Малху. Иисус одернул Петра и приказал убрать меч в ножны, напоминая, что Он должен быть предан на распятие, дабы исполнилось Писание.

После этого порыва Петр, как и другие ученики, оставил Господа и шел за ним в отдалении до дома первосвященника. Он сумел проникнуть во двор, и там его узнала одна из служанок, говоря: «И ты был с Иисусом Назарянином» (Мк. 14: 67). Слова женщины испугали Петра, и тот, кто клялся, что добровольно примет смерть за Господа, отрекся от Него. Когда Петра спросили в третий раз, он клялся и божился, говоря: «Не знаю Человека сего» (Мк. 14: 71). И тотчас запел петух. Тогда Петр вспомнил слова Иисуса и горько плакал о своем отступничестве.

Наутро третьего дня после Страстей святая Мария Магдалина и другие святые жены пришли ко гробу, обрели его пустым и увидели сияющего ангела, который возвестил им о Воскресении Господа. Тогда они пошли и рассказали об этом Петру и Иоанну. Два апостола побежали ко гробу. Возлюбленный ученик Христов опередил Петра, но дал ему первым войти во гроб, где они увидели только снятые пелены. Видимо, в тот же день Воскресший Господь явился Петру (см.: Лк. 24: 34; 1 Кор. 15: 5). Через некоторое время, когда апостолы вернулись к своим занятиям и целую ночь безуспешно забрасывали сети на Тивериадском озере, кто-то окликнул их с берега и велел забросить сети еще раз. Они поймали 153 крупные рыбы и с трудом смогли втащить улов в лодку. Тогда Иоанн сказал Петру: «Это Господь!» (Ин. 21: 7) Тотчас же оставив сеть, Петр схватил одежду и бросился в воду, чтобы быстрее достичь берега вплавь и пасть в ноги Иисусу. Христос разделил с ними трапезу и показал, что действительно воскрес во плоти. Затем Он трижды вопросил Петра: «Любишь ли ты Меня?» (Ин. 21: 15). Петр, исправив свое троекратное отречение троекратным исповеданием любви, Божественной силой покаяния вновь был сделан главой сонма апостолов, и Господь удостоил его стать пастырем Своей Церкви.

После Вознесения Господа нашего Иисуса Христа Петр стал главой общины, состоявшей примерно из 120 человек. Они собрались в горнице и молились в ожидании сошествия Святого Духа. Петр предложил по жребию избрать апостола вместо предателя Иуды, и тогда одним из двенадцати был избран Матфий. В день Пятидесятницы Святой Дух сошел на апостолов, и они исполнились совершенного знания великого таинства спасения. С тех пор они получили дар свидетельства о Господе перед народами, распространяя весть о Божественных чудесах на разных языках.

Петр, как и ранее превосходивший других в усердии, стал говорить перед собравшимися во множестве иудеями и возвестил, что Иисус, Которого они распяли, воскрес и что отныне, восседая одесную Отца, Христос Бог наш ниспосылает к ним Святого Духа. Более трех тысяч человек, объятые сокрушением, покаялись и приняли крещение в тот же день. Община стала быстро расти.

Тем не менее апостолы продолжали ходить в Храм и возносить положенные по иудейскому Закону молитвы. Однажды, когда Петр и Иоанн пришли в Храм помолиться, один хромой от рождения попросил у них милостыни. Петр посмотрел на него и сказал: «Серебра и золота нету меня; а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи» (Деян. 3: 6). Исцеленный нищий поднялся. Тогда собралась большая толпа, и Петр снова возвестил народу в еще более ясных словах, что это чудо совершилось силой Иисуса Христа – Спасителя, предвозвещенного пророками, и что Он воскрес из мертвых ради спасения людей, прежде всего их, иудеев. Многие из слышавших Петра уверовали, и община возросла уже до пяти тысяч.

Но стражи Храма схватили апостолов и заключили в темницу. На следующий день они предстали перед первосвященником и синедрионом. Петр, исполнившись Духа Святого, сказал, что совершенное им было сотворено именем Иисуса Христа, Которого они распяли и Который воскрес, и что нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись. Видя веру апостолов, судьи отпустили их, запретив проповедовать имя Иисусово. Но Петр отвечал: «Мы не можем не говорить того, что видели и слышали» (Деян. 4: 20) – и продолжал с дерзновением проповедовать благую весть, заботиться о христианах и трудиться над созиданием общины.

Некий Анания и его жена Сапфира принесли апостолам деньги от продажи поля, но часть утаили и солгали. Петр сурово обличил их, после чего Анания умер, а чуть позже умерла и его жена.

Апостолы продолжали проповедовать в Храме и творить множество знамений и чудес. Поэтому их снова заключили в темницу, но ночью явился ангел и вывел их оттуда. Стражники вновь нашли апостолов в Храме и привели к первосвященнику. Тот напомнил им о запрете. Петр ответил: «Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5: 29). Он сказал, что они были свидетелями того, как Иисус Христос воскрес, чтобы даровать покаяние и отпущение грехов. Апостолов били, а затем отпустили, и они, несмотря ни на что, продолжали каждый день проповедовать.

После этого Петр пошел в Самарию, чтобы там укреплять новокрещеных. Некий волхв по имени Симон пришел к нему и хотел за деньги получить от него власть Святого Духа. Но Петр сказал ему: «Серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги» (Деян. 8: 20).

Затем апостол пошел в Лидду и исцелил расслабленного по имени Эней, а в Иоппии воскресил Тавифу. Когда он гостил там несколько дней в доме Симона-кожевника, ему трижды было видение. В нем Господь повелевал употреблять в пищу всяких животных, не делая предписанного Законом различия между чистыми и нечистыми.

Вскоре явились вестники из Кесарии и сказали, что ангел велел римскому сотнику Корнилию отправить их за Петром. Придя в Кесарию, Петр стал говорить об Иисусе в доме Корнилия, и Святой Дух сошел на слушавших его язычников так же, как в день Пятидесятницы. К изумлению верующих из обрезанных, Петр повелел крестить язычников, говоря: «Кто может запретить креститься водою тем, которые, как и мы, получили Святого Духа?» (Деян. 10: 47). По возвращении в Иерусалим верующие из иудеев стали упрекать его, и Петр должен был рассказать о своем видении, чтобы убедить в том, что и людей из язычников должно принимать в Церковь.


Апостол Петр перед Иродом

Когда царь Ирод Агриппа убил святого Иакова, брата Иоанна (см.: Деян. 12: 1–3), он приказал также взять и Петра. Его посадили в темницу и заковали в цепи. Петр должен был предстать перед судом, но накануне ночью, когда он спал, явился ангел Господень и наполнил темницу сиянием. Он прикоснулся к Петру – и цепи упали с его рук (память об этом 16 января). Следуя велению ангела, Петр оделся, вышел из дверей, которые открылись сами собой, и пришел в дом матери Марка, где собрались верующие и молились.

Затем он направился в Кесарию и продолжал проповедь в Иудее и в самых отдаленных странах. В Первом послании апостол Петр обращается к христианам Понта, Галатии, Каппадокии, Асии и Вифинии, поэтому можно предполагать, что он проповедовал в этих областях. Согласно другой версии[4], из Кесарии он отправился в Сидон, Берит и другие города Финикии, затем пробыл некоторое время на острове Антарадос и проповедовал во многих городах, дойдя до Лаодикии.


Апостол Петр в темнице

В Антиохии Сирийской Петр столкнулся с Симоном Волхвом, который многих людей вводил в заблуждение сатанинскими уловками. Святых Маркиана и Панкратия (память 9 июля) апостол отправил проповедовать на Сицилию. Сам он после этого был в Тиане Каппадокийской и в Анкире Галатийской, где воскресил мертвого. Затем он направился в Понт и в Синопе простился со своим братом Андреем. После этого Петр проповедовал в Амасии, в пафлагонском городе Гангры, в Клавдиополе в провинции Гонориада. Затем апостол прибыл в Вифинию и сеял слово истины в Никомидии и Никее.

Известно, что после этого он вернулся в Иерусалим и находился там в то время, когда святые Павел и Варнава пришли туда после многолетней проповеди среди язычников. Верующие из фарисеев требовали, чтобы язычники, принявшие Христа, делали обрезание – так начался длительный спор. Тогда Петр взял слово и высказал мнение, что незачем заставлять этих христиан нести бремя Закона, ибо все – и иудеи, и язычники – спасаются благодатью Господа Иисуса. Наконец после речи апостола Иакова, председательствовавшего на этом собрании, было решено не навязывать обращенным язычникам требования Ветхого Завета, потерявшие силу. Им было только предписано воздерживаться от идоложертвенной пищи, блуда и удавленины.

Затем святой Петр отправился в Антиохию, где свободно общался с обращенными из язычников, но когда прибывали братья из Иерусалима, он воздерживался от посещения христиан такого происхождения. Тогда святой Павел перед всеми упрекнул его в этом и призвал жить в соответствии с евангельским учением и с постановлениями, принятыми на Соборе в Иерусалиме (см.: Гал. 2: 14).

После этого святой Петр продолжил апостольские труды и поставил епископов: святого Евода в Антиохии (память 7 сентября), затем Прохора в Никомидии и Корнилия Сотника в Гелиополе[5] (память 13 сентября). По преданию, там апостолу было видение, в котором Господь повелел ему отправиться на Запад. Проходя через Тарс, Петр сделал епископом этого города Оркана; в Ефесе он поставил Фригела, который затем отделился от Церкви и последовал за Симоном Волхвом; в Смирне – Апеллия (память 10 сентября), брата святого Поликарпа; в македонском городе Филиппы – Олимпа (память 10 ноября); в Фессалонике – Иасона[6]; в Коринфе – Силу (память 30 июля) и в Патрах – Иродиона (память 8 апреля).

Приплыв на Сицилию, святой Петр был принят с большими почестями своим учеником святым Панкратием. После этого он наконец добрался до Рима и стал ежедневно наставлять народ в истинной вере в Святую Троицу. В это же время в Рим привезли Симона Волхва, чтобы предать казни. Однако волшебник, завидовавший растущей славе апостола, сумел покорить императора Клавдия своими чудесами. Симон собрал большую толпу народа и будто бы воскресил мертвого с помощью одной из своих уловок. Он также принимал разные обличья, чем вызвал восхищенное изумление у зрителей. Но когда два беса подняли волхва в воздух, святой Петр помолился, и Симон низвергся на землю и погиб ужасной смертью.

Видя силу, дарованную апостолам от Господа, народ возликовал и стал с усердием внимать проповеди святого Петра. Апостол поставил Лина[7] епископом Рима и отправился в Террачину. В Испании он сделал епископом Епенета (память 30 июля), в Карфагене – Крескентия (память 30 июля), в Египте – Руфа в Фиваиде и Марка в Александрии (память 25 апреля).

(Продолжение следует)
« Последнее редактирование: 11 Июля 2013, 13:26:18 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75200

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 11 Июля 2013, 13:27:47 »

(Продолжение)

После этого апостол Петр был в Иерусалиме и присутствовал при Успении Богородицы. Затем, вернувшись в Рим, он укреплял верующих этого города. По некоторым сведениям, Петр завершил апостольские труды в Милане или даже добрался до Британии[8].


Распятие апостола Петра

Получив от ангела откровение о том, что ему предстоит умереть в Риме, святой Петр подчинился воле Промысла и возвратился в столицу. Здесь он назначил святого Климента (память 24 ноября) преемником скончавшегося Лина. По преданию, император Нерон приказал арестовать святого Петра за то, что тот обратил в христианство его обеих жен. Двух учеников апостола освободили, а сам он был распят на кресте, по его собственной просьбе – вниз головой. Ибо, сказал он, Господь был распят стоя, словно для того, чтобы смотреть на землю и на грешников, которых Он спасает, а ученику подобает смотреть на Небо – туда, куда он стремится.

Что же сказать о святом Павле – первом после Единого? Даже корифея красноречия, святого Иоанна Златоуста, охватывало упоение, когда он произносил имя святого Павла, и он прерывал свою речь, чтобы воздать хвалы апостолу. Тот, кто считал себя последним из апостолов и недостойным даже этого названия, стал «избранным сосудом» (Деян. 9: 15) благодати, как никто другой, – и по изобилию откровений и духовных даров, и в особенности по трудам и скорбям, понесенным во имя Христово. Поистине святой Павел мог называться апостолом в полном смысле слова.

Святой Павел был евреем из колена Вениаминова. Он родился в киликийском городе Тарсе около 10 года по Рождеству Христову в одной из общин еврейской диаспоры, слепо преданной заветам отцов. Мальчик был назван Савлом и, благодаря происхождению своего отца, пользовался привилегированным положением римского гражданина. Он вырос в этом космополитичном городе в тесном соприкосновении с греческой культурой. Но его пламенная преданность Закону побудила родителей отправить сына в Иерусалим, где он примкнул к фарисеям и стал учеником знаменитого раввина Гамалиила Старшего. Савл разделял ненависть своих отцов к христианам, которых считал опасными преступниками, грешащими против Закона. В его присутствии святой Стефан был забит камнями, и Савл одобрил это. Горя яростью, «дыша угрозами и убийством на учеников Господа» (Деян. 9: 1), Савл входил в дома, вытаскивал оттуда мужчин и женщин и бросал в тюрьму. Он получил от первосвященника рекомендательные письма и отправился в синагогу в Дамаск, чтобы всех последователей Христа, которых найдет там, вязать и приводить в Иерусалим.

На пути в Дамаск Савл был внезапно поражен ослепительным светом с неба. «Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! Что ты гонишь Меня? Он сказал: кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, Которого ты гонишь… И Господь сказал ему: встань и иди в город» (Деян. 9: 4–6). Савл поднялся с земли, но ничего не видел, словно его глаза сожгло это чрезмерно сильное сияние, которое видел только он. Один из спутников привел его в Дамаск за руку. Там он пробыл три дня без еды и питья, пока один ученик, по имени Анания (память 1 октября), извещенный ангелом, не пришел к нему и не возложил на него руки во имя Иисусово, чтобы вернуть зрение и крестить.

Так святой Павел сразу же стал другим человеком, исполненным Духа Святого. Он стал возвещать в синагогах об Иисусе, Сыне Божием, к великому изумлению иудеев, которые слышали о нем как о яростном враге христиан. В конце концов они условились убить его, но святой Павел был вовремя предупрежден и бежал из города, спустившись по стене в корзине. Затем он отправился в Аравию, к востоку от Иордана (см.: Гал. 1: 17), и провел там два года в отшельничестве, посте и молитве, приготовляясь к апостольским трудам. С этого времени вся его жизнь была целиком посвящена служению Господу, Который достиг его (см.: Флп. 3: 12). Святой Павел решительно шел вперед, всем своим существом устремляясь «к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе» (Флп. 3: 14), уготованной Господом Его верным служителям. Апостол мог говорить: «Я умер для Закона, чтобы жить для Бога», и возвещать: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2: 19, 20). Действительно, Господь многократно являлся ему в видениях и откровениях. Однажды[9] он даже был восхищен до третьего неба и там слышал неизреченные слова, которые прежде него не слышал никто из людей (см.: 2. Кор. 12: 1–4).

Тем не менее святой Павел нисколько не возгордился тем отличием, о котором свидетельствовали эти откровения. Он тем больше подвизался в евангельском служении с пылом, который заставлял его пренебрежительно относиться ко всякой опасности: семь раз он был заключен в тюрьму[10], пять раз его бичевали иудеи, три раза били палками, один раз побили камнями, трижды он терпел кораблекрушение (см.: 2 Кор. 11: 25). «Много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и в жажде, часто в посте, на стуже и в наготе. Кроме посторонних приключений, у меня ежедневно стечение людей, забота о всех церквах» (2 Кор. 11: 26–28).

Однако все эти скорби служили только к славе святого Павла, и он радовался обидам и преследованиям, которые ему приходилось претерпевать за Христа, ибо Господь Сам возвестил ему в видении: «Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи» (2 Кор. 12: 9). Апостол подтверждал свою проповедь знамениями, чудесами и силой Святого Духа от Иерусалима до Иллирика и пределов Запада. Он приходил в немощи и в страхе и в великом трепете, и проповедь его была не в человеческой мудрости. Он был «незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1 Кор. 2: 2). Для всех он «сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9: 22), порождая учеников во Христе, за которых постоянно добровольно страдал, доколе в них не изобразится Христос благодатью рождения в Духе (ср.: Гал. 4: 19).

После пребывания в Аравии святой Павел провел некоторое время в Дамаске, а затем снова бежал и явился в Иерусалим. Последователи Христа боялись его и не верили, что он действительно стал учеником. Тогда святой Варнава привел его к апостолам Петру и Иакову и свидетельствовал об истинности его видения. С этих пор святой Павел везде ходил вместе с ними, смело проповедуя во имя Господне. Но всего через две недели (см.: Гал. 1: 18) грекоязычные евреи[11] составили заговор, чтобы убить его. Тогда апостолы отправили Павла в Киликию, откуда он отплыл в Тарс – свой родной город.

Через некоторое время до Иерусалима дошла весть о том, что в Антиохии язычники обратились в веру, и туда был отправлен Варнава. Тот удостоверился, что действительно Господь излил на них благодать, и пошел за Павлом в Тарс. В течение года они жили в Антиохии и наставляли множество людей. Здесь впервые учеников Христа стали называть христианами.

Некий пророк предрек великий голод в империи, от которого должна была особенно пострадать Палестина (49–50). Тогда антиохийские христиане собрали пожертвования и поручили Варнаве и Павлу передать их в помощь братьям в Иерусалиме. Когда апостолы вернулись в Антиохию, во время общей молитвы Святой Дух повелел: «Отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их» (Деян. 13: 2). После поста и молитвы братья возложили на них руки и отпустили. Варнава и Павел пришли в Селевкию, а оттуда отплыли на Кипр. В Саламине они тотчас же принялись возвещать Слово Божие в синагогах и прошли через весь остров до Пафа. Здесь римский проконсул Сергий Павел обратился в веру вопреки противодействию волхва Елимы, которого святой Павел поразил слепотой.

Из Пафа апостолы направились в Пергу Памфилийскую, а оттуда – в Антиохию Писидийскую, где святой Павел проповедовал покаяние в синагоге и обратил многих иудеев и прозелитов – язычников, принявших иудаизм. В следующую субботу почти весь город собрался послушать слово Божие. Поскольку иудеи сопротивлялись апостолу и прерывали его злословиями, он сказал: раз вы «сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам» (Деян. 13: 46). Присутствовавшие при этом язычники радовались, внимали проповеди и обращались в веру. Но иудеи привлекли на свою сторону знатных людей города и добились, чтобы Павел и Варнава были изгнаны.

Тогда апостолы отправились в Иконию. Там они тоже начали проповедь в синагоге, и множество иудеев и язычников обратилось в веру. Апостолы задержались в городе, где Господь засвидетельствовал об истинности их учения знамениями и чудесами. Но и здесь их успех вызвал противодействие тех иудеев, которые не приняли веры, и апостолам пришлось искать убежища в Ликаонии.

В Листрах святой Павел исцелил человека, который не мог ходить с рождения. Народ принял апостолов за богов и хотел принести им жертвы. В это время пришли иудеи из Иконии и Антиохии, им удалось обратить воодушевление жителей Листры в ненависть. Павла побили камнями и, почитая его умершим, вынесли за город. Но он встал и пошел в Дервию и там приобрел много учеников. Затем он вернулся в Листры, Иконию и Антиохию и утверждал души верующих, говоря, что «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян. 14: 22). В каждой основанной им Церкви святой Павел назначал пресвитеров управлять общиной, улаживать споры и следовать учению. Поручив их всех Божественному покровительству, апостолы пустились в обратный путь в Антиохию Сирийскую.

По приходе туда они собрали местную общину и рассказали обо всем, что Господь совершил через них и как Он отверз двери веры язычникам. Тогда братья, пришедшие из Иудеи, стали требовать, чтобы обращенные из язычников принимали обрезание. Из этого возник горячий спор. Чтобы разрешить его, Павел с Варнавой были отправлены к другим апостолам в Иерусалим. Там они рассказали все, что Господь совершил среди язычников. Было решено не заставлять язычников нести ненужное более иго Закона. Столпы Церкви – Петр, Иаков и Иоанн – подали руку общения Павлу и Варнаве и условились, что те пойдут проповедовать среди язычников, а сами они – среди обрезанных (см.: Гал. 2).

По возвращении в Антиохию святой Павел довольно долго оставался там и проповедовал благую весть. В это время он укорял святого Петра за то, что тот, боясь вызвать порицание у верующих из иудеев, перестал посещать братьев языческого происхождения. Через некоторое время Павел решил предпринять второе большое путешествие, чтобы посетить и воодушевить христиан в тех городах, где он уже проповедовал ранее (между 49 и 53 гг.). Но между святыми Павлом и Варнавой возникли разногласия из-за Марка, оставившего их в Памфилии. Тогда апостолы разделились: Варнава и Марк отплыли на Кипр, а Павел, взяв с собой Силу (память 30 июля), пешком отправился на север. Они прошли Сирию и Киликию, укрепляя здесь учеников, затем посетили Дервию, Листру и Иконию.

В Листрах к ним присоединился Тимофей (память 22 января). В Асии и Вифинии их труды встретили препятствия. Тогда они пришли в Троаду, где Павел в видении получил повеление проповедовать Евангелие в Македонии. Через Самофракию и Неаполь (ныне Кавала) апостолы пришли в Филиппы и в субботний день обратились с речью к женщинам, собравшимся вне города для молитвы. Господь открыл сердце Лидии (память 20 мая), которая крестилась вместе со всем своим домом и приняла у себя апостолов.

Когда Павел изгнал беса из одной рабыни, изрекавшей предсказания, ее хозяева, лишившись надежды на доход, донесли на Павла и Силу городским властям. Их обвинили в том, что они сеют в Филиппах беспокойство, избили и бросили в темницу с колодками на ногах. Около полуночи апостолы воспевали хвалы Господу. Вдруг сильное землетрясение поколебало основание темницы, оковы упали с узников и двери отворились сами собой. Видя это чудо, тюремщик тотчас попросил апостолов крестить его вместе со всей его семьей. Наутро ликторы пришли освободить их. Узнав, что Павел и Сила – римские граждане, они испугались и прилюдно принесли им извинения.

Затем апостолы пошли в Фессалонику. Как обычно, Павел сначала явился в синагогу, чтобы там проповедовать Христа, воскресшего из мертвых, иудеям. Некоторые из них уверовали, а также уверовали многие язычники и некоторые знатные женщины. Но иудеи и здесь стали чинить препятствия и донесли властям, обвиняя апостолов в том, что они нарушают императорские указы и называют царем Иисуса. Тогда святые Павел и Сила тайно ушли из города ночью и направились в Верию, где евреи с готовностью приняли их проповедь и многие обратились. Но затем явились противники из Фессалоники, и Павел вынужден был отправиться в Афины, оставив здесь Силу и Тимофея укреплять созданное.

Достигнув древней греческой столицы, апостол был возмущен, увидев великое множество идолов. Он произносил речи перед иудеями в синагоге и каждый день на агоре, обращаясь к прохожим, философам и любопытным, ищущим всего нового.

Однажды, встав среди Ареопага, апостол обратился к ним с речью, говоря, что обходил город и видел алтарь с надписью «Неведомому Богу». Он возвестил громким голосом: «Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам» (Деян. 17: 23). Святой Павел продолжил свою речь и говорил о Боге – Творце неба и земли, искусно используя все близкие к истине мысли языческих философов, предчувствовавших божественное призвание человека. Но когда он заговорил о человеке, воскресшем из мертвых, слушатели стали насмехаться над ним, кроме Дионисия Ареопагита (память 3 октября), женщины по имени Дамарь (память 2 октября) и некоторых других, обратившихся в веру.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75200

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 11 Июля 2013, 13:29:13 »

(Окончание)

После этого святой Павел оставил Афины и пошел в Коринф, где жил в доме Прискиллы и Акилы (память 14 июля), которые, как и он, занимались ремеслом изготовления палаток. Всю неделю он в поте лица добывал хлеб насущный, не пользуясь возможностью жить проповедью Евангелия, чтобы не быть ни на чьем иждивении и не давать противникам поводов для обвинений (см.: 1 Кор. 9: 12), а в субботние дни говорил в синагоге. Снова встретив сопротивление иудеев, святой Павел обратился к язычникам, и многие коринфяне приняли крещение.

За редким исключением, святой Павел не крестил новообращенных сам, ибо его делом было закладывать основания проповедью благой вести (см.: 1 Кор. 3: 11). Он оставлял ученикам строить храм Божий в душах верующих и создавать церковные общины. Впоследствии он написал к коринфским христианам два послания, дошедшие до нас, а возможно, и несколько других. Он укорял их за сеявший раздоры дух соперничества, осуждал обычаи, не соответствовавшие евангельскому образу жизни, и говорил, что все «должно быть благопристойно и чинно» (1 Кор. 14: 40). Для их общего утверждения в едином Теле он учил их стремиться к духовным дарам, высший из которых – любовь.

Желая продолжать проповедь, святой Павел пробыл в этом городе полтора года. Отсюда он написал Первое послание, адресованное солунянам, которые спрашивали его о том, что будет с умершими во время славного Второго пришествия Христа. Иудеи не прекращали интриги и предали апостола на суд проконсулу Ахайи Галлиону, но тот отказался разбираться в споре, касавшемся иудейского Закона, и отослал святого Павла.

Апостол простился с коринфскими братьями и отплыл в Антиохию. По пути он остановился в Ефесе и сказал краткую проповедь в синагоге. Он пообещал тем, кто слушал его с интересом, скоро вернуться, и покинул город. Проведя некоторое время в Антиохии, святой Павел отправился в третье путешествие (53–58). Он прошел Галатию и Фригию, укрепляя веру учеников.

Затем апостол вернулся в Ефес, чтобы довершить начатое. Здесь он нашел около дюжины христиан, обращенных Аполлосом, но получивших только Иоанново крещение. Тогда святой Павел крестил их и возложил на них руки – и они стали пророчествовать, исполнившись Святого Духа. В течение трех лет святой Павел говорил в Ефесе о Царствии Божием. Поскольку в синагоге апостол вновь столкнулся с сопротивлением иудеев, он стал наставлять учеников в нанятом доме. Так благая весть распространилась по всей Асии.

Кроме того, будучи далеко, апостол укреплял христиан из Коринфа и Галатии посредством своих посланий[12]. Господь совершил через святого Павла множество чудес, так что было достаточно возложить на больных платок или ткань, прикасавшуюся к телу апостола, чтобы они исцелились. Такой успех вызвал беспокойство серебряных дел мастеров, зарабатывавших изготовлением даров для поклонения богине Артемиде. Они подняли мятеж и создали большое возмущение в городе, так что толпа повлекла спутников святого Павла в театр. Из страха перед римскими властями жители прекратили волнения. Тогда святой Павел решил отправиться в Македонию.

Он переходил из города в город, везде наставляя верующих, и так пришел в Коринф, где провел зиму (57–58). Здесь он исправил те заблуждения коринфян, на которые уже указывал им в послании, и там же написал большое Послание к римлянам, в котором обстоятельно излагал учение о спасении как даре, ниспосылаемом Божественной благодатью посредством веры в Иисуса Христа.

В день Пятидесятницы святой Павел решил идти в Иерусалим, чтобы собственноручно передать иерусалимским христианам собранные для них деньги. Иудеи снова составили заговор против него, и он хотел отплыть в Сирию. Но Дух велел ему вернуться через Македонию. Апостол прибыл в Троаду и там после Евхаристии всю ночь наставлял братьев. В это время один юноша, по имени Евтих, заснул, сидя на окне, и упал с третьего этажа. Его подняли мертвым, но святой Павел воскресил его.

Затем апостол пешком пошел в Асс и в Миры, откуда поплыл в Милет. Здесь к нему пришли пресвитеры ефесской общины. Он рассказал им, что Святой Дух предвозвестил ему о том, что в Иерусалиме его ждут узы и скорби, и добавил: «Но я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершать поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса, проповедать Евангелие благодати Божией» (Деян. 20: 24). Затем он напомнил им о трудах, понесенных им ради создания их Церкви, и просил жертвовать собой для укрепления верующих. Они вместе совершили коленопреклоненную молитву, и ефесцы с рыданиями бросились на шею Павлу, прощаясь с ним.

Апостол посетил Кос, Родос и Патары, затем задержался в Тире, чтобы и здесь наставлять верующих, и пошел пешком через Птолемаиду в Кесарию Палестинскую, где был принят в доме святого Филиппа диакона (память 11 октября). Невзирая на предупреждения пророка Агава, он добровольно пошел дальше к Иерусалиму, сказав спутникам, что готов не только быть узником, но и умереть в Иерусалиме за имя Господа Иисуса.

В Святом Городе братья с радостью встретили святого Павла. Пресвитеры собрались в доме апостола Иакова. Святой Павел подробно рассказал им обо всем, что сотворил у язычников, и передал деньги, собранные новыми общинами в помощь иерусалимским беднякам. Святого Павла предостерегли, что иудеи не преминут обвинить его в несоблюдении Закона. Тогда он присоединился к нескольким людям, которые собирались принести в Храм жертву по обету. Когда оканчивались семь дней очищения, асийские иудеи, увидев святого Павла в Храме, стали возмущать толпу и схватили его, обвиняя в том, что он повсюду учит народ против Храма и предписаний иудейского Закона. Апостола вывели из Храма и хотели убить, но тут вмешались воины, взяли его и донесли до лестницы, ведущей к крепости Антония.

Святой Павел обратился к народу по-арамейски, добился тишины и рассказал о своем обращении. Но едва он упомянул о том, что был послан к язычникам, толпа стала кричать: «Истреби от земли такого! Ибо ему не должно жить» (Деян. 22: 22). Тысяченачальник приказал подвергнуть его бичеванию, но когда апостол сказал, что он – римский гражданин, его не стали пытать. На следующий день его привели к синедриону, и святой Павел сказал, что был заключен в тюрьму за веру в воскресение. Эти слова вызвали распрю между саддукеями и фарисеями, которые не были согласны между собой именно по этому вопросу. Тогда апостола отвели обратно в крепость.

На следующую ночь ему явился Господь и сказал: «Дерзай, Павел; ибо, как ты свидетельствовал о Мне в Иерусалиме, так надлежит тебе свидетельствовать и в Риме» (Деян. 23: 11). Тысяченачальник же, узнав, что иудеи согласились убить Павла, перевел его под конвоем в Кесарию, бывшую резиденцией прокуратора Феликса. Вскоре туда пришел первосвященник и несколько старейшин свидетельствовать против Павла, но апостол показал, что не сделал ничего предосудительного ни в отношении римских законов, ни в отношении Закона иудейского. Феликс отложил разбирательство до прихода тысяченачальника Лисия, а сам тем временем пришел вместе с женой слушать слова узника о Господе Иисусе. Но когда апостол заговорил о воздержании и о будущем суде, Феликс испугался и отослал его.

Святой Павел провел в кесарийской тюрьме два года, пока преемник Феликса, Порций Фест, не отослал его на суд в Иерусалим (60). Тогда Павел, как римский гражданин, потребовал кесарева суда. Он предстал перед царем Агриппой, прибывшим из Кесарии приветствовать Феста. Агриппа выслушал его оправдание и сказал, что можно было бы освободить этого человека, если бы он не требовал суда у кесаря.

Тогда святого Павла и его спутников вместе с конвоем посадили на корабль, и они поплыли сначала в Миры Ликийские, где пересели на корабль, отправлявшийся в Италию. С большим трудом они добрались до южной оконечности Крита, но не хотели зимовать там и, невзирая на предостережения святого, снова отправились в путь. Вскоре корабль попал в сильную бурю. Спутники Павла потеряли всякую надежду на спасение. Но апостол рассказал им о явлении ангела, возвестившего, что Господь дарует жизнь ему и всем плывущим с ним, ибо он должен прибыть в Рим.

Через четырнадцать дней корабль сел на мель у Мальты, где потерпевшие крушение могли перезимовать. Через три месяца они продолжили плавание и, пройдя через Сиракузы и Регий, пристали в порту Путеолы (Пуццуоли), а оттуда пешком пришли в Рим по Аппиевой дороге. Братья, извещенные о прибытии святого Павла, вышли навстречу знаменитому узнику. В столице апостолу было позволено жить на льготном положении, в отдельном помещении, где он мог свободно принимать посетителей.


Мученическая смерть апостола Павла

Во время двухлетнего пребывания в Риме (61–63) он написал Послания к колоссянам, филиппийцам и ефесянам. В них апостол говорит о всей глубине таинства Христа, бывшего от века сокровенным в Господе и явившегося по исполнении времен. Тот, в Котором полнота Божества обитает телесно, явился для того, чтобы в Нем вся тварь на земле и на Небесах примирилась посредством Креста и чтобы люди через Него стали сынами Божиими по действию благодати Святого Духа (см.: Еф. 1: 4–12). Святой Павел неустанно увещевал Церкви совершать все в порядке и в любви. Он призывал учеников «облечься в нового человека» (Еф. 4: 24), чтобы, возрастая в евангельской любви и истине к Тому, Кто есть Глава Церкви, они исполнили полноту Тела Христова.

Императорский суд над святым Павлом постановил освободить его за отсутствием вины. Апостол был освобожден и, вероятно, отправился в Испанию, как давно того хотел (см.: Рим. 15: 24)[13]. Возможно, после этого он совершил еще одно путешествие на Восток, посетив Крит, Малую Азию, Троаду и Македонию, о чем свидетельствуют Послания к Тимофею и к Титу.

Затем апостол снова был арестован (67) при неизвестных обстоятельствах и препровожден в Рим. Вместе с ним был только святой Лука. Теперь святого Павла содержали в гораздо более тяжелых условиях, чем в первый раз. Из своей мрачной, холодной и сырой темницы он писал: «Время моего отшествия настало. Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь…» (2 Тим. 4: 6–8). После того как святой Павел был, как римский гражданин, подвергнут суду, его приговорили к смерти. Неподалеку от города, на Остийской дороге, святому апостолу Павлу отрубили голову. По преданию, она, упав, трижды ударилась о землю, и из этих мест забили три источника.


Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский,
адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря

____________________________________

[1] Изначально в Палестине их память праздновалась 28 декабря (свв. Иакова и Иоанна поминали 30 декабря, а свв. Петра и Иоанна – 31 декабря). Затем было введено празднование в этот день сначала в Риме, потом в Константинополе (519).
[2] По некоторым сведениям, его жена была дочерью Аристовула, брата апостола Варнавы. В некоторых рукописях под 31 мая поминается св. Петронилла, дочь св. Петра. Однако на самом деле это римская дева и мученица, жившая в I в.
[3] Это известное обетование Христа стало основным доводом апологетов католицизма, которые оправдывают им претензии Римского папы на юрисдикцию над всем миром и над остальными епископами. Однако, согласно святым отцам, как греческим, так и латинским, здесь идет речь не столько о личности св. Петра, сколько о «камне» его исповедания веры в Божество Христа, на котором Господь обещал воздвигнуть Свою Церковь. И всем, кто исповедует Его так же, как Петр, Он обещает дать ключи Царства Небесного, в особенности епископам, которые все восседают на «престоле Петра» (как говорит св. Киприан Карфагенский), ибо все Поместные Церкви обладают той же полнотой благодати (соборностью). В действительности никто никогда не помышлял подвергать сомнению первенство Римского епископа, признаваемое всей Древней Церковью, и не столько по причине того, что это апостольский престол – поскольку св. Петр основал и многие другие Церкви, например Антиохийскую, – сколько благодаря славе Рима как столицы империи (Халкидонский Собор, правило 28). Т. о., это первенство не имеет никакого отношения к юрисдикции над всем миром, но состоит только в «первенстве в любви», признаваемом ради должного порядка в церковных делах. Такое понимание первенства сохраняется в Православной Церкви.
[4] Перечень городов, в которых проповедовал св. Петр, сохранившийся в агиографических текстах, происходит из апокрифических источников, в первую очередь из «Гомилий», приписываемых св. Клименту Римскому. Излагаемое в них учение было отвергнуто, но, возможно, в них действительно сохранились какие-то воспоминания о тех местах, где проповедовал апостол или его ученики.
[5] Согласно другим источникам – Скепсии или Кесарии.
[6] Более вероятно, Силуан (память 30 июля). Свв. Иасон, Сила и Иродион были учениками апостола Павла.
[7] Сам Петр никогда не был епископом Рима, так что следует различать апостольское и епископское служения.
[8] Сведения об этих последних странствиях гораздо менее достоверны, чем изложенные выше.
[9] Очевидно, ок. 44 г. в Антиохии.
[10] Согласно свидетельству св. Климента Римского.
[11] Т. е. евреи диаспоры, говорившие по-гречески.
[12] По некоторым сведениям, тогда же он написал и Послание к филиппийцам, которое другие относят к числу посланий, написанных в заключении.
[13] Деяния апостолов прерываются на заключении св. Павла в Риме.


______________________________

http://www.pravoslavie.ru/put/54792.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75200

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 11 Июля 2013, 13:35:42 »

Слово в день святых апостолов Петра и Павла

Во всю землю изыде вещание их и в концы вселен-

ныя глаголы их (Пс. 18, 5; Рим. 10, 18).



Святые первоверховные апостолы Петр и Павел (справа)

Чтобы хотя немного возвысить дух наш над той суетой жизни, в которую обыкновенно он бывает погружен, от­печатлеем ныне, братие, в умах наших полные неисчерпаемой жиз­ни образы святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Их ду­ши представляют равно преизобильные сокровищницы добродете­лей духовных для нас, лишь в малой мере причастных Божественной жизни, открывшейся чрез явление Бога во плоти.

Оба одинаково «предали души свои» (Деян. 15, 26) за слово Божие и за свидетельство об имени Господа Иисуса Христа, желая упа­сти овец стада Христова и уневестить Христу Церковь из язычников, искупленную Кровию Его. Один, будучи камнем веры, первый «ут­вердил братию» (Лк. 22, 32), рассеявшуюся от страха гонений за имя Христово по воскресении, и впервые разъяснил, что к Церкви, со­стоявшей доселе из одних сынов Израилевых, Бог повелевает присо­единять обращающихся из язычников (Деян. 15, 7-11). Другой, буду­чи «избранным сосудом, чтобы возвещать имя Христово» (Деян. 9, 15) народам, которые еще не слышали о Христе (Рим. 15, 20-21), прошел со словом проповеди едва не всю известную тогда вселен­ную, чтобы «возвеселилась неплодная, нерождающая» Церковь (Гал. 4, 27; Ис. 54, 1) и «возрадовалась земля сухая и необитаемая» сердца язычников (Ис. 35, 1). Оба, в равной мере исполненные любви ко Христу, всю жизнь посвятили проповеданию Слова и трудам апос­тольства и оба запечатлели мученическою кончиною свою любовь ко Христу. Один, вначале отрекшись от Христа, потом всю жизнь в покаянии следовал за Ним как бы на распятие, претерпев искушения огненные и наветы сатаны (1 Пет. 4, 12; 5, 8 ), чтобы исполнить ска­занные ему слова Христовы: Иди за Мною (Ин. 21, 19). Другой, при­званный из гонителей, все «вменял в уметы», чтобы приобрести Христа (Флп. 3, 6-8), и желал от Христа быть отлученным, чтобы привести к Нему братию по плоти - Израиля (Рим. 9, 3), пока муче­нически не скончал своего течения, чтобы получить венец прав­ды (2 Тим. 4, 6-8).

Оба оставили последующим церквам, имев­шим возникнуть из ими основанных, свои писания, полные назида­ний, в которых доселе живет дух их для всех читающих и слышащих. Один своими писаниями утверждает веру, ослабевающую в искуше­ниях, для очищения нашего посылаемых (1 Пет. 4, 12). Другой рас­крывает неисчерпаемое богатство премудрости и ведения, заклю­ченное во Христе для всех народов (Кол. 2, 3; Еф. 3, 8 ).

Очевидно, братие, должны бы быть всегда живы в нас эти обра­зы апостолов, «весь мир ученьми своими просветивших и вся концы, следовательно и нас, ко Христу приведших».

Но то ли видим мы в действительности? Как немногие из нас читают их писания и как ма­ло стараются уразуметь их! Как часто с полным равнодушием остав­ляем мы «слово Божие, живое и действенное, во век пребывающее», проникающее в самые сокровенные мысли души и обличающее их со всею ясностью (Евр. 4, 12-13), и обращаемся к мудрости земной, «по стихиям мира» (Гал. 4, 9; Кол. 2, 8 ), нисколько не раскрывающей нам Божественной премудрости, сокрытой во всем мире и в жизни чело­вечества! Не бывает ли даже того, что слово этих апостолов подвер­гается среди нас осмеянию, какому подверглось оно в Афинах среди мудрецов и философов, от которых с таким тягостным настроением духа вышел святой апостол Павел, чтобы проповедовать в других го­родах (Деян. 17, 18, 32-33; 18, 1; 1 Сол. 3, 1-7)? Не подвергаются ли и ныне проповедники слова этих апостолов стеснению, даже до уз, по­добно великому апостолу Христову Павлу (2 Тим. 2, 9)? Не оттого ли так и усиливается неверие в наше время, что мы не хотим слышать и знать о той вере живой, пламенной, не из мнений или помышлений плоти и крови возникшей, а из небесного Божественного открове­ния (Мф. 16, 17), какую имел называемый камнем Симон Петр? Не оттого ли все более и более оскудевает любовь христианская между народами, что совсем забыли о Павле, которого «уста были всегда от­версты и сердце расширено» (2 Кор. 6, 11), чтобы нежною любовью объять всех, кого «родил он благовествованием Христовым» (1 Кор. 4, 15)? Доколе стоит мир, он будет стоять лишь на двенадцати осно­ваниях, которые суть двенадцать апостолов Христовых (Откр. 21, 14; Еф. 2, 20). Но если вместо того, чтобы приступать ко Христу, Кам­ню краеугольному, и подобно камням живым устроять из себя дом ду­ховный и священство святое (1 Пет. 2, 5), будем мы строить на ином основании, кроме положенного, которое есть Иисус Христос, то ис­пытанию огня подвергнется дело каждого подобного строителя (1 Кор. 3, 11-13) и огонь, от которого погибнет настоящий мир (2 Пет. 3, 7-12), все более и более будет разрушать его, чтобы явились «но­вое небо и новая земля, на которых обитает правда» (2 Пет. 3, 13).

Итак, пока медлит еще Господь Своим пришествием, исполним­ся страха пред Ним, чтобы хотя он побуждал нас к благочестивой и святой жизни (2 Пет. 3, 9-11), если уже не побуждает любовь к Иску­пителю нашему, принесшему Себя в умилостивление о грехах наших (Рим. 3, 25), Господу Иисусу Христу.

Полные неизъяснимой красоты духовной образы святых первоверховных апостолов всегда сильны будут поддержать нас в постигающих искушениях и исполнить люб­ви к Богу, если только захотим мы в них искать поддержки для себя. А читая чаще писания их, мы всегда будем находить в них обильную пищу для ума, для размышлений и духовных созерцаний, источник высшей радости при наблюдении печального и исполненного скор­би порядка жизни в мире сем, достигнем даже как бы пророческого прозрения в будущие судьбы Церкви Христовой - доколе она стоит на земле, доколе еще слышится в мире «вещание сих апостолов и хранятся глаголы их». Аминь.

Священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской

http://www.pravoslavie.ru/put/1752.htm
« Последнее редактирование: 12 Июля 2013, 09:39:19 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75200

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #19 : 12 Июля 2013, 09:41:24 »

«За кого люди почитают Меня?»

Слово протоиерея Александра Шаргунова в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла



В центре сегодняшнего праздника — сокровенная беседа Христа со Своими учениками о Себе. Это было в Кесарии Филипповой, в том удаленном уголке, где, может быть, меньше было народа, неотступно следовавшего за Ним, чем в других местах. Это давало Ему возможность для уединенной беседы о самом главном.

«За Кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?» — спрашивает Он Своих учеников. Он воистину был Сын Божий, но называет Себя Сыном Человеческим, ибо Он истинно был Человеком, рожденным от Жены. И Он — Сын Человеческий, потому что приобщился всему роду человеческому, каждому человеку. Он не спрашивает, что первосвященники, учители Закона, фарисеи — духовные вожди Израиля — говорят о Нем. Но: «Что говорят обо Мне люди?»

Он обращается к простым людям, которых фарисеи презирали. Ослепленные ненавистью и завистью, книжники и фарисеи были не в состоянии понять личность Иисуса Христа. Они обвиняли Его в нарушении Закона, злословили Его, гнали Его и хотели убить Его. Христос, обращаясь с этим вопросом к Своим ученикам, хочет знать, что простой народ думает о Нем. Простой народ судит, невзирая на общественное положение, на богатство и власть человека. Христос, будучи Богом, знает, что люди думают о Нем. Но Он спрашивает их об этом, чтобы возвестить им истину о Себе.

Ученики отвечают на Его вопрошание, что народ, слушая Его и видя чудеса, которые Он творит, имеют самое высокое мнение о Нем. Одни говорят, будто Он — Иоанн Креститель, другие — что Илия или Иеремия, или один из пророков. Существуют разные мнения. Одни говорят одно, другие — другое. Сколько голов — столько умов. Но истина всегда одна. «А вы за Кого почитаете Меня?» — спрашивает Своих учеников Христос. Им больше было дано, они знают больше, чем другие. Они других должны научить истине, которую сами постигли. Апостол Петр, известный своей смелостью, уста апостолов, отвечает от имени всех учеников, от имени всей Церкви, и мы можем сказать — от имени всех нас. Его ответ краткий, но полный истиной: «Ты Христос, Сын Бога Живаго».

«Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф. 16, 17). Господь говорит о великом счастье, о блаженстве тех, кто исповедует эту веру. Все нелицемерно верующие в Него — подлинно блаженны. И блаженны те, кого Христос называет блаженными. Вся радость, все блаженство жизни здесь на земле и в вечности заключается в подлинном знании Христа. Слава этого знания — от Бога. Ибо не плоть и кровь, не человек открыли это тебе. И апостол Павел — избранный не человеками и не от человек, но от Бога, как он сам говорит, которому воскресший Христос, когда тот гнал Церковь Божию, явился по дороге в Дамаск, — исповедует эту истину.

Этот свет озаряет человека не потому, что он умнее, гениальнее всех, потому что больше всех изучил все богословие и все науки, — этот свет идет от Отца, Сущего на небесах. Спасительная вера — дар Божий, и тот, кто исповедует ее, получил это от Бога. Он блажен, потому что Отец Небесный открыл ему это. Блаженны те, кто так непостижимо высоко облагодатствован Богом.

Христос обращается к Петру, как к Своему апостолу и служителю. Кто горит желанием исповедать Христа, быть Его исповедником — не постыдится. Христос почтит тех, кто чтит Его. Только с этим исповеданием человек может назвать себя христианином. И, тем более, никто не имеет права быть служителем Божиим без этого исповедания.

По случаю этого великого исповедания веры, Христос подписывает и возвещает эту Царскую, эту Божественную хартию, которой утверждается Церковь. Он утверждает бытие Церкви. И этот дар влагается в руку Петра. Новозаветная хартия вручается ему как одному из апостолов, одному из членов Церкви. Но для блага всей Церкви во все века Господь обещает, что Он созиждет Свою Церковь на камне. Это будет Христова Церковь. Она заключает в себе все число призванных от этого мира, отделенных от него и посвященных Христу.

«Созижду Церковь Мою», — говорит Христос. Строитель и устроитель Церкви — Он Сам. И этот дом Божий — Церковь Христова — уже построен. Но одновременно он продолжает строиться. И для нас всегда утешение, что Христос Своей Божественной силой и мудростью строит его. Основание, на котором строится Церковь — этот камень. Как бы ни чудесно исполнял свое дело строитель, архитектор этого здания, — если основание гнилое, дом не устоит. Поэтому надо всегда прежде всего смотреть, в каком состоянии находится основание. Церковь построена на камне — твердом, крепком, прочном основании, которое не разрушит время и которое не осядет под тяжестью здания. Христос не строит Свой дом на песке, потому что Он знает, что будут большие бури. Он строит его на камне. Имя Петр означает «камень».

Христос дал ему имя, каким Он с самого начала позвал его за Собою. И теперь Он подтверждает это имя. Мы знаем, что католики выводят ложный догмат о примате и непогрешимости римского первосвященника, который является якобы единственным духовным наследником первоверховного апостола Петра. Действительно, некоторые святые отцы под этим камнем понимают самого Петра, как апостола. Церковь строится на основании апостолов, как говорит апостол Павел. Первые камни этого строения были положены их служением. И здесь Петр, будучи тем апостолом, рукою которого были положены первые камни, как среди иудеев, так и среди язычников, может именно в этом смысле быть назван камнем, на котором она была построена.

Но не случайно святая Церковь совершает его память вместе с другим первоверховным апостолом — Павлом, который не меньше Петра, но который больше всех потрудился, как он сам говорит в Духе Святом. И блаженный Августин говорит, что дар, который Господь даровал апостолу Петру, на самом деле предназначен в равной мере для всех апостолов, для всей Апостольской Церкви.

Другие святые отцы под этим камнем понимают Самого Христа. Ты Петр, у тебя имя камня, потому что ты — Христов. «И на этом камне, — говорит Христос, показывая на Себя, — Я созижду Церковь Свою». Он называет Своего ученика камнем — Петром — потому что он до конца Христов. И говорит о Себе как о камне. Христос — основатель и основание. Но Он называет Петра камнем в том же самом смысле, в каком апостол Павел говорит об этой тайне: «Уже не я живу, но живет во мне Христос». И все, кто Христов, призваны устроять из себя живые духовные камни, положенные на основание, которое есть Христос, и никто не может положить другого основания, кроме положенного, как говорит апостол.

Многие святые отцы под этим камнем понимают исповедание Петра о Христе. «На этой великой истине, — говорит Христос, — Я созижду Церковь Мою». Уберите эту истину, и Святая, Соборная и Апостольская Церковь сразу рассыплется. Если Христос — не Сын Божий, христианство — ложь. Уберите веру исповедания этой истины от какой-нибудь из поместных Церквей или уберите какой-нибудь догмат, связанный с этой истиной, — потому что все остальные догматы, все тайны веры связаны с этим исповеданием, с этой тайной веры, — и тогда эта поместная Церковь перестанет быть частью Христовой Церкви. В зависимости от этого исповедания, от того, насколько оно твердо, Церковь стоит или падает. Как говорят святые отцы, это главная петля, на которой вращается дверь спасения.

Христос обещает сохранить и защитить Свою Церковь. «Врата ада не одолеют ее», — говорит Он. Это значит, что у Церкви всегда есть враги, которые борются против нее. И силятся разрушить и опрокинуть ее. И не только уничтожить ее физически, но, самое главное, стараются добиться того, чтобы она утратила исповедание истины, на которой она стоит. Врата адовы — это град ада, который противостоит небесному граду, граду Бога Живаго. Эта вся сила вражия, действующая среди людей. Господь уверяет нас сегодня, что враги Церкви никогда не добьются своего. Пока мир стоит — Христос будет иметь в нем Свою Церковь. Пусть не везде, и пусть не всегда будет она в той же мере чистоты и великолепия, как открывает нам Апокалипсис о судьбе многих церквей на земле, но покаянием и верностью истине Церковь будет всегда свята и непорочна, «не имеющая пятна или порока, или нечто от таковых», потому что она — Христова. Церковь может терпеть поражение на отдельных фронтах, но из главной битвы, которая идет на земле до скончания мира, она выйдет более чем победителем вместе со Христом.

Так будет, потому что Церковь сильна истиной, исповеданием истины. И эта истина принадлежит всем, кто не отвергает ее. Она принадлежит всем народам. «Идите и научите все народы, — говорит Христос, — крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» — во имя той тайны, которую исповедует апостол Петр. И эта истина принадлежит каждому человеку. Такая сила у этой истины, что, как бы ни запутался человек, — подобно Павлу, когда он был гонителем Церкви, и как бы низко он ни пал, — подобно Петру, когда он трижды отрекся от Христа, истина восставит его в небесном достоинстве. Когда Петр, — а за ним Павел, — сам научился и научил других не называть ничего скверным или нечистым из того, что Бог очистил и освятил — ни одного человека, — тогда открылось ему слово истины. Стало ясно, что значит эта истина, если человек способен не пожалеть никаких трудов, не испугаться никаких страданий, ни смерти самой, только бы сохранить ее святое исповедание.

Уже двадцать веков звучит этот вопрос Спасителя: «За Кого почитают Меня люди?» Спросите людей нашего времени — что они думают о личности Христа? Некоторые из них — как ветхозаветные книжники и фарисеи, и еще хуже, чем они. Они ненавидят Христа, они злословят Его, они готовы растоптать Его, если бы Он снова явился, как тогда. Они встретили бы Его оплеванием и заушением, и новым распятием. Есть такие люди, и таких становится все больше, кто равнодушен к Нему. Спросите их, что они думают о Христе. И они ответят: «Ничего не думаем». Точно так же они относятся к своей жизни. Живут так, как будто не живут, как будто жизнь им не принадлежит. Но есть и такие, кто высоко ставит Христа. Они с восхищением говорят о Нем, как об одном из величайших и благороднейших умов в человеческой истории. Если бы только они могли последовать дальше и проникнуть глубже, они бы воскликнули вместе апостолом Петром, с апостолом Павлом, вместе со всею Церковью: «Воистину Христос — Сын Бога Живаго, Его учение вопиет об этом, никто никогда не говорил, как Он, и никто никогда не будет так говорить. Он — Бог, Его чудеса вопиют об этом».

Легче сосчитать звезды небесные, говорят святые отцы, чем сосчитать чудеса, которые Он сотворил, которые Он творит сегодня и которые сотворит до скончания мира. Он — Бог, Его Воскресение и история Церкви двадцати веков вопиют об этом. Если даже все перестанут верить — камни возопиют: «Един Свят, Един Господь Иисус Христос в славу Бога Отца».

Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

http://ruskline.ru/news_rl/2013/07/11/za_kogo_lyudi_pochitayut_menya/
« Последнее редактирование: 12 Июля 2014, 19:20:23 от Александр Васильевич » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9369


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #20 : 12 Июля 2015, 01:03:17 »


Ревность

Протоиерей Андрей Ткачев


     


Как-то незаметно проникла к нам в сознание и прочно укрепилась там мысль, что проповедь Евангелия должна рождать одни сплошные сладкие плоды: умиление, умиротворение, слезные восторги и мягкую пушистость. Между тем Павел спрашивает коринфян: «Чего вы хотите? с жезлом придти к вам, или с любовью и духом кротости?» (1 Кор. 4: 21). То есть жезл (палка, если угодно) предполагается. Иначе зачем и у епископа посох? Да и как может не предполагаться, если Сам Христос, будучи Пастырем добрым, не только сладко играет на проповеднической свирели, но и носит в руках жезл. Им Он пасет народы, защищает Своих овец и сокрушает некоторых врагов, как горшки глиняные, о чем говорят много и псалмы, и Откровение.   

Трудно об этом слушать и читать современному человеку. Сладострастным он стал, и всё Евангелие для него скукожилось только до одних сладеньких и далеких, как сказка, слов. А всё перченое, всё пресное и горькое, как те хлебы и травы, с которыми положено Израилю Пасху есть, отдалилось от современника. Обнищал он внутри, снаружи обогатившись. Оттого трудно понять еще, что побочными целями проповеди апостола Павла могло быть, к примеру, желание возбудить в людях ревность. «Ревнуйте, – говорит, – дарований больших», – и зовет верных к подвигам любви, которые выше мученичества и говорения на языках. Или еще: «Как Апостол язычников, я прославлю служение мое. Не возбужу ли ревность в сродниках моих по плоти и не спасу ли некоторых из них?» (Рим. 11: 13–14). Речь не о том, что мы ассоциируем с «ревностью» в делах амурных, в вопросах семейной верности и проч. Речь о другом. Сам Бог есть Бог Ревнитель. «Или вы думаете, что напрасно говорит Писание: “до ревности любит дух, живущий в нас”?» (Иак. 4: 5).

И вот Павел проповедует, чтобы возревновали люди, подобно Илии. Он словно говорит о том, что вот ты был поставлен высоко и позван еще выше, но пренебрег призванием, поленился, расслабился. А поскольку святое место не бывает пустым, иные заняли место твое, иные, следовательно, и награду твою получат. Представляешь, какой позор – потерять первородство, как когда-то Исав! Быть позванным – и не пойти. Но пойти и с вернуться с полдороги – еще хуже.

Для апостола Павла это один из источников непрекращающейся боли. «Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом, что великая для меня печаль и непрестанное мечение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть израильтян» (Рим. 9: 1–4). В этой печали, в мучении сердца и согласии быть отлученным от Христа ради братьев Павел подобен Моисею, который соглашался погибнуть сам, лишь бы народ сохранился и не был бы уничтожен за отступление. И почему Павел мучается? Потому что без ножа режет его контраст между тем, кем должны быть иудеи, и тем, кем они по факту являются. Ведь, пишет далее он, им «принадлежат усыновление и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетование; их и отцы, и от них Христос по плоти, сущий над всем Бог, благословенный вовеки, аминь» (Рим. 9: 4–5). И вот для того, чтобы возбудить в сродниках ревность, разжечь в них желание устремиться ко Христу, он неутомимо проповедует язычникам.

Представьте себе, что некий греческий проповедник, видя (Бог да не допустит) полное духовное обнищание своего собственного народа, уходит в бедные африканские деревни и там благовествует, крестит, служит Литургию, изменяет нравы. Он имеет право сказать сродникам: «Греки! Как низко вы пали! На вашем и моем языке написано Евангелие, на наших землях проповедовали апостолы, от нас вышли самые известные и великие отцы Церкви, богослужение во всей красоте своей сформировалось у нас. Мощи лежат в храмах, иконы с грустью смотрят на вас. Богословие прежде текло у нас реками, а теперь едва сочится малым ручьем! Что же это? Видя вас полумертвыми, не желающими воскреснуть через покаяние, я проповедую далеким народам и чужим людям. Не только для того, чтобы они спаслись (это необходимо и обязательно), но и для того, чтобы вы проснулись. Не стыдно ли вам? Другие получают ваши венцы. Возревнуйте о прежней славе и исправьтесь!» Вот именно так обращался святой Павел к евреям, не терпя видеть своими глазами, как первые становятся последними. Точно так же потом он говорил и новорожденным в Духе христианам: «Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить» (1 Кор. 9: 24). Не спите, бегите. Даже со спортсменов берите пример (ристалища – аналог легкоатлетического стадиона). Те потеют, изнуряются ради суетной похвалы, а вы как войдете в Небесное Царство с ленью и без борьбы? Невыносимо ведь будет потом, как вы, гордившиеся заслугами предков или иной благодатью, явленной в веках, увидите себя обойденными или даже изгоняемыми вон. Таков смысл. В том же духе говорил и Христос, удивившись вере капернаумского сотника: «Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 8: 11–12).

Русских это касается или одних только евреев и греков? Касается. Нас тоже должен без ножа резать контраст между тем, к чему мы призваны, и тем, как по факту живем. К нам напрямую относятся многие слова Откровения. Например: «Вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься» (Откр. 2: 5). Помни Суворова, но и сам закаляйся. Чти Сергия Радонежского, но упражняться в пениях, бдениях и пощениях тоже не ленись. Удивляйся мудрости святителей, но сам приобретать мудрость чтением и размышлением не отказывайся. Гляди, корейцы читают Евангелие и африканцы поют псалмы, вон в той части света усыновляют брошенных детей, а в другой – отказываются от мяса. А ну как эти аскеты, человеколюбцы и молитвенники далеко нас всех обгонят – со стыда не сгорим ли, в хвосте оказавшись? Ты наследник великих предков, но если сам не пополнил общую копилку, а только брал из нее и хвалился чужой славой, то куда пойдешь на Суде – направо или налево? Посмотрите, какие огромные просторы обжили и освоили прежние поколения, какие храмы построили, какие книги написали, каких врагов разбили наголову! Посмотрите в глаза крестьян на старых фотографиях! Ведь сегодня не на каждом профессорском лице столько же спокойного ума и подлинного благородства. Теперь посмотрим на нас сегодняшних. Сил уже не всегда хватает не то что развивать прежние труды и осваивать новое, но даже удерживать то, что есть.

Почему? От духа расслабленности, проникшего в плоть и кость. Нужно проснуться и потрудиться. Теплым быть нельзя. Теплый противен, как растаявшее мороженое. Нужно быть крутым кипятком, чтобы чай заварить, либо до ломоты холодным, чтобы освежиться и взбодриться. Об этом тоже Откровение говорит: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3: 15–16). Коммунист был холодным к Богу, но холодный, говорит Господь, лучше теплого, потому-то в те годы и в космос полетели, и БАМ построили, и фашисту хребет сломали. Теплый того не сдюжит.

Людей нужно бодрить, а не убаюкивать. Это апостольский дух – «Не возбужу ли ревность?» Людям, конечно, часто хочется, чтобы чесали их, как котенка, за ушком. И это всем понятно, так как все мы «одним миром мазаны». Каждый на суду совести скажет: и я такой. Но у Бога иные суды, иные мысли и намерения. Он говорит: «Посему Я поражал через пророков и бил их словами уст Моих» (Ос. 6: 5). Вот как – Он бьет и поражает, а мы, даже слыша такие слова о Боге, весьма удивляемся.

Не удивляйтесь. Лучше проснитесь и возревнуйте о Господе Вседержителе и славе Его, поищите прежде всех прочих поисков Царства Божия и правды его. Бойтесь тех, кто льстит и ласкательствует, а к предупреждающему звуку трубы прислушайтесь. Главное ведь, чтобы никто не похитил венцов наших, никто не съел на наших глазах того, над чем трудились наши руки. И для этого нужны бодрость духовная и духовная ревность – истинные плоды настоящей проповеди Евангелия.


http://www.pravoslavie.ru/put/72172.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9369


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #21 : 13 Июля 2015, 16:22:27 »


Два сосуда, полных любви

Игумен Нектарий (Морозов)



Первоверховные апостолы Петр и Павел
   
Два совершенно разных человека. Один буквально с первых дней проповеди Христа следует за Ним; второй борется против Него всеми доступными средствами, пока явное чудо — встреча с Гонимым — не переворачивает его жизнь. Один — простой, совсем не ученый человек, рыбак; другой — знаток закона, книжник, получивший хорошее образование, воспитанный «при ногах Гамалиила» (Деян. 22:3). Один — семейный, имевший тещу, которую восставил от болезни Господь, другой — пламенный проповедник девства, преподававший притом верным и правила подлинно христианского брака.

Два разных человека, чья память празднуется в один день, настолько тесно связанные между собой и этой памятью, и общей жизнью, и общим делом, что сознание церковного человека чаще всего и воспринимает их чуть ли не как единое целое. И на иконах они чаще всего изображаются тоже вместе, словно два брата.

    Апостолы Петр и Павел... Что их, таких разных, сделало такими похожими?

Апостолы Петр и Павел… Что их, таких разных, сделало такими похожими, таких далеких — такими близкими?

Слабость? Первый отрекся в момент малодушия, второй был убежден, что служит Богу, предавая христиан на смерть…

Сила? Первый, покаявшись, в своем служении Христу не боялся ничего и никого, был настолько проникнут этим духом покаяния и смирения, что и мучительной смерти — распятия — считал себя недостойным, но требовал быть распятым вниз головой. Второй, после встречи со Спасителем на пути в Дамаск, становится проповедником Евангелия, готовым благовествовать и ближним и дальним, для всех становиться всем, скорбеть с каждым, кто скорбит, сострадать с каждым, кто страдает, и нет, кажется, такой силы на земле, которая могла бы воспрепятствовать ему, остановить его — будь то дикие звери, с которыми он боролся в Ефесе, или буря и глубина морская, или камни, поражающие его плоть…

Нет, не слабость или сила так сроднили их. Сроднила, сделала их братьями любовь Христова к ним и их любовь ко Христу.

    Если не ставить препятствий на пути у Христовой любви нее, она совершенно все изменит в нас

Нет человека, которого бы не любил Господь. Но немногие оказываются способными ощутить эту любовь, а еще меньше тех, кто по-настоящему откликается на нее. И понимает человек, что любит его Христос, и сознает, что нет никого, кто был бы ему ближе, кому бы он еще был так дорог, кто так заботился бы о нем и так ценил его. Понимает… Но не готов этой любви открыть свое сердце до конца. Ведь она, если не полагать ей никакого предела, не ставить препятствий у нее на пути, совершенно все изменит в нас, заставит стать другими, жить жизнью совершенно иной. И мы противимся ей: замечаем ее лишь отчасти, в какую-то комфортную для нас меру, забываем о ней, когда нам удобно, отворачиваемся от нее, не слышим, когда она стучится в наше сердце, кротко прося впустить. И точно так же мы ограничиваем свой собственный на нее отклик: отмериваем, сколько шагов можем пройти ей навстречу, определяем, что приемлемо и что неприемлемо для нас в следовании за Христом, торгуемся — да, к сожалению, подчас именно так! — со своей совестью, пытаясь убедить ее в том, что то, чего она от нас требует, — «это уж слишком», это крайность, можно де удовлетворить ее запросы и чем-то существенно меньшим.


Первоверховные апостолы Петр и Павел
   
    Петр и Павел дали любви Божией наполнить себя всецело

А Петр и Павел дали любви Божией наполнить себя всецело, отдаться ей так, как парус отдается ветру, не заботясь о том, веет ли он лишь едва ощутимо или же перерастает в грозную бурю. Они не проводили никакой границы между собой и Христом, не ставили никаких заслонов, не говорили ни о чем: «Это мое, Господи, не забирай, не отнимай, оставь его мне». Воистину, как говорит преподобный авва Дорофей: когда человек отказывается от чего-то ради Христа, то Христос Сам бывает для него вместо того, чего он себя добровольно лишил. Апостолы отказались ради Христа от всего, и Он стал для них главным и неотъемлемым вовеки сокровищем, все заменил и наполнил в их жизни Собой.

И такой же всецелой была их любовь ко Христу — бьющая, словно ключ, в сердце, переливающаяся через край, не могущая скрываться внутри, рвущаяся наружу.

И такой же — любовь к людям: как не любить их, когда их любит Господь?! И этой любви они тоже не полагали в себе предела, но шли на все, зная, что и смерть не разлучит их ни с Богом, ни с теми, кого Он им доверил, кого поручил.

И когда мы называем их первоверховными, то не особое их положение, не авторитет, ни даже совокупность всех подвигов и трудов должны иметь в виду, а именно это: тот верх, ту высоту любви, к которой они востекли, ту неразличимую глазом, но угадываемую сердцем область, где они так связались, так соединились, что вспоминаем мы их ныне вместе.

Таких разных, таких первоначально непохожих, таких когда-то чужих, но превратившихся впоследствии в братьев, в два сообщающихся сосуда, в которых одно содержимое — Божественная любовь.


Завтра, 14 июля 2015 года, в 19:00 в актовом зале Сретенской духовной семинарии состоится презентация новой книги игумена Нектария (Морозова) «C надеждой на Встречу». Вход свободный.

13 июля 2015 года


http://www.pravoslavie.ru/put/80626.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9369


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #22 : 13 Июля 2015, 16:26:39 »


Павел или… Христос?!

Диакон Павел Сержантов



Обращение Савла. Фрагмент книжной миниатюры
   

Сами споры меня не удивляют. Как только в христианской общине появился Павел, поверивший в Христа, мгновенно разгорелись споры. Павел был известен как гонитель христиан, вот и возникли подозрения, что он лишь притворяется христианином, а на деле готовит какую-то ужасную провокацию против церковных людей: «Как доверять вчерашнему врагу? А если Павел входит в доверие, чтобы потом больше крови невинной пролить?».

Истинное положение вещей вскоре выяснилось. Эти споры быстро затихли. На их место пришли другие, более затяжные споры: «Павел не был с другими апостолами, когда Христос их учил. Вот почему Павел плохо знает Христово учение и сильно искажает Евангелие».

Следы этих ожесточенных споров мы не раз замечаем в Новом Завете. Вот, например, в Коринфе затевается смута (см.: 1 Кор. 1: 12). Коринфяне заявляют: «Мы Павловы». Другие, пришлые, ставят себя выше: «Мы Христовы» – иными словами: «Мы держимся того Евангелия, которое Сам Христос преподал. Мы Его непосредственные ученики. Никакого Павла рядом с Христом не было видно, Павел для нас не авторитет».

В ответ спорщикам святой Павел многократно исповедовал, что для него главное – Христос, что Сам Христос поставил Павла на апостольское служение, и Павел проповедует Христа, а не себя и свои измышления.

Подобные споры вокруг апостола Павла то затихают, то разгораются вновь. С XIX века в среде радикальных протестантов опять поднялся спор: «Что на самом деле возвещал Христос? И как это соотносится с более поздним учением апостола Павла?» Тонны книг лежат на полках, все они написаны в поисках «исторического Иисуса».


***

В наши дни на апостола Павла продолжают сыпаться и язвительные упреки, и мягкие критические замечания. Поводы поспорить меняются, суть остается прежней.

На одном форуме мне встретилось обсуждение на злобу дня: как Библия учит нас относиться к гомосексуализму. Не буду уточнять, где именно это произошло на просторах всемирной сети. Не собираюсь называть участников. Даже какой язык обсуждения был на форуме – без разницы. Важно другое: в обсуждении принимали активное участие православные христиане, среди них весьма образованный священник (возможно, что и два священника).

    Почему мы противопоставляем апостола Павла и Христа? Разве не Сам Христос доверил Павлу апостольское служение?

О чем именно был спор? Проблему кто-то из форумчан сформулировал достаточно остро: «Известно, что апостол Павел писал против гомосексуализма, но Сам Христос что-нибудь говорил против гомосексуализма?» Читаю ответные реплики. Читаю в надежде, что кто-нибудь возразит: «Почему мы противопоставляем апостола Павла и Христа? Разве не Сам Христос доверил Павлу апостольское служение? Павел – истинный апостол Христов, а не самозванец какой. Послания апостола Павла богодухновенны, списывать их со счетов христиане не вправе».

Никто не написал ничего подобного! Неужели нам всё равно, когда апостола Павла опять ставят под сомнение?

Мы забыли, что послания этого апостола относятся к самому древнейшему слою священного новозаветного Писания? Его послания с благоговением прочитаны Церковью, когда Четвероевангелие было еще устным преданием. Павловы послания вместе с Евангелием вошли в Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа. Древняя Церковь не отделяла одно от другого. Не противопоставляла первоверховного апостола – Христу. Почему в наши дни это делается? Из-за каких-то современных научных данных? Нет. Из-за желания казаться современным и казаться причастным к науке.


***

Еще я ждал, что на форуме кто-нибудь приведет слова Христа по затронутой злободневной проблеме. Не дождался.

Правда, в изречениях Христа слово «мужеложество» мы не можем буквально указать. Вот у апостола Павла сказано буквально: «Не обманывайтесь: ни блудники… ни мужеложники (ἀρσενοκοῖται)… Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6: 9–10).

    Припомним слова Христа, которые ставят всё на свое место

И что же, значит, нечего нам ответить?! Найдется что ответить, только захотят ли услышать… Припомним слова Христа, которые ставят всё на свое место – и сам злободневный вопрос, сформулированный на форуме, и лежащее в его основе всеразъедающее сомнение в апостольском слове.

Вспомним, как Христос посылает апостолов благовествовать и укрепляет их: «Если кто не примет вас и не послушает слов ваших, то, выходя… из города того, отрясите прах от ног ваших; истинно говорю вам: отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда, нежели городу тому» (Мф. 10: 14–15).

Задумайтесь, спорщики. Или открыто признайте, что Павел не апостол Христов, или слушайте во все уши, чему Павел учит, даже если это кажется нетолерантным и безнадежно устаревшим.

Если последовательно отрицать за Павлом апостольство, это грозит вообще отрицанием Нового Завета. Судите сами: прямой ученик Христа апостол Петр – Павла признавал (см.: 2 Пет. 3: 15–16), значит, и Петра придется вслед за Павлом «дисквалифицировать». А вместе с ними и Луку (ученика апостола Павла), и Марка… Изречения Христовы мы читаем в Евангелиях, которые написали апостолы, а не Сам Христос. Удар, нанесенный по апостолу Павлу, обязательно будет отдаваться ударом по Христу.

Вернемся к цитате. Апостол Матфей передает слова Спасителя: будет над Содомом Страшный суд. За что? За то, что в традиции так и называется: содомия, а с позапрошлого века стало именоваться гомосексуализмом. Над Содомом уже был Божий суд. Согласно 19-й главе книги Бытия, Содом посетили Ангелы в образе мужей, которые пришли к праведному Лоту. Содомиты потребовали от Лота выдать гостей для изнасилования. В отчаянии Лот предложил им страшную замену – собственных дочерей. Содомиты преисполнились ярости: им нужны были не женщины, а мужчины. Они пообещали жестокое насилие уже лично Лоту. Тогда Господь ослепил всех собравшихся на оргию, а на город пролился серный дождь. Содом сгорел. Христос упоминает Содом как красноречивый символ, как сообщество таких тяжких грешников, на которых ниспосылается огнем палящий Божий гнев.

Разве Господь не выразил Своего отношения к проблеме содомии? Кто имеет уши, чтобы слушать, пусть услышит и задумается. А кто лишь делает вид, что слушает, с тем и разговаривать не о чем.

Когда-то Павел был гонителем Божией Церкви. Христос одним властным словом остановил его на этом погибельном пути. Павел Его услышал и потом поднялся на небесную, недоступную нам высоту апостольства.


13 июля 2015 года

http://www.pravoslavie.ru/put/80586.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75200

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #23 : 13 Июля 2016, 11:06:30 »

Апостольское призвание России

Слово митрополита Владивостокского и Приморского Вениамина (Пушкаря) в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла



Двенадцатого июля мы отмечаем день святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Для России этот день особенный, ведь наша страна призвана Богом идти по апостольскому пути. Cреди православных стран Россия уподобляется первоверховным апостолам своей самоотверженностью в шествии за Христом. Хотя когда-то русский народ как и Савл, который потом стал Павлом, был непросвещен Светом Христовым. Также как Петр мы отрекались от Христа. Но Господь никогда не оставлял Россию. Преобразившись из Савла в Павла во святом Крещении, русский народ стал ревностным борцом за торжество Православия в мире.

Веками расширялось наше государство. Самым трудным и долгим был путь России на Восток. По этому пути наш народ двигался к границам с иными странами с апостольским призванием. С той великой миссией, с которой шли в портовые города Средиземноморья первоверховные апостолы Петр и Павел, память которых сегодня празднует вся Вселенная.

Апостолы много проповедовали в портовых и торговых городах – таких как наш Владивосток – богатых, но часто своенравных. Владивосток стоит на границе Русского мира и мира азиатского. Это город, откуда пролился звон православных колоколов над дикой Азией, над царством Дракона.

Здесь на восточных рубежах Русской земли мы видим множество примеров высокого апостольского служения. Мы помним о подвиге святителя Иннокентия, митрополита Московского. Его ведь так и называют – апостол Сибири и Америки.

Велики просветительские труды святого равноапостольного Николая, архиепископа Японского. Скольких японцев он привел ко Христу, скольких наставил на путь Истины.

Мы обращаемся к словам великого миссионера священномученика Иоанна Восторгова, который бывал в нашем Владивостоке и указывал нашим предкам, переселявшимся к берегам Тихого океана, что они прибыли сюда, чтобы проповедовать Христа.

Наши императоры Александр III и его святой сын Царь Мученик Николай II первым делом заботились на Дальнем Востоке об устроении церковной жизни, потому что видели в этом главное условие выполнения Россией ее православной миссии – апостольской миссии.

Дальний Восток – место, где имена святых первоверховных апостолов Петра и Павла с особой силой указывают на то, зачем Россия пришла к Великому океану. Город Петропавловск-Камчатский – в честь святых апостолов – он стал началом выхода нашей страны в Великий океан с проповедью Христовой. На Камчатке зародился наш Тихоокеанский флот.

Но не флотом, не оружием мы намеревались владеть Востоком, когда становились на тихоокеанских берегах. Уподобляясь апостолам, русский народ должен привести к Богу другие народы. Владеть Востоком во Христе – вот наши самые большие и богоугодные амбиции на Тихом океане.

Как говорит святитель Филарет (Дроздов) в проповеди на праздник апостолов, они «всемирные завоеватели…без войска и оружия… делят между собою народы, не уступая друг другу, не в том, кому более владеть вселенною, но кому более страдать за спасение вселенныя…» Вот такой является и наша страдающая Россия – всемирный завоеватель без войска и оружия. Завоеватель народов во Христе и ради Христа.

Но прежде нужно преобразиться. Нужно вымолить прощение, чтобы Господь сказал нашему народу как апостолу Петру: «Паси овцы моя».

Ведь как когда-то Петр отрекся от Христа, мы отреклись от Бога и своего Царя в 1917 году. И мы отказались от главного национального дела – просвещения народов Светом Христовым.

До сих пор мы льем слезы в надежде на то, что Господь простит нас, как простил Петра. И вернет нам наше апостольское призвание. Вернет нам и православного Царя. Но мало лить слезы, нужно, прежде всего, самим стать настоящими христианами. Каждому нужно пройти путь перерождения из Савла в Павла.

Будем молиться, будем стремиться к истинному покаянию и к тому, чтобы мы русские стали достойными своих православных предков! Достойными того, чтобы с честью понести апостольское призвание России. И помощниками нашими и покровителями в этом деле будут святые первоверховные апостолы Петр и Павел, иже память ныне совершаем!

С любовью о Господе, митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин

http://ruskline.ru/news_rl/2016/07/12/apostolskoe_prizvanie_rossii/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75200

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #24 : 13 Июля 2016, 11:10:40 »

Патриарх Кирилл: В моменты ослабления веры каждый должен вспоминать подвиг сподвижников Христа

Предстоятель Русской Церкви совершил Божественную литургию в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга



Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл отслужил во вторник, в День святых первоверховных апостолов Петра и Павла, литургию в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, фамильной усыпальнице Романовых. Об этом сообщили ТАСС в Санкт- Петербургской епархии.

«Патриарх прибывает в Петербург после поездки на Валаам, - рассказали в епархии. - Торжественное богослужение в День святых первоверховных апостолов Петра и Павла является традицией, это один из значимых христианских праздников, который завершает Петров пост. Он был установлен в память перенесения мощей святых апостолов Петра и Павла в Риме в 258 году». Этот день считается престольным праздником в Петербурге, названном в честь святого Петра.

Его Святейшеству сослужили митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий, архиепископ Петергофский Амвросий, епископы Царскосельский Маркелл, Кронштадтский Назарий, Гатчинский и Лужский Митрофан, Тихвинский и Лодейнопольский Мстислав, Выборгский и Приозерский Игнатий, Солнечногорский Сергий, а также настоятель архимандрит Александр (Федоров), духовенство Санкт-Петербургской митрополии, сообщает сайт Санкт-Петербургской митрополии.

Среди молящихся были губернатор Георгий Полтавченко, спикер Заксобрания Вячеслав Макаров, другие представители органов власти, настоятельницы и насельницы женских монастырей митрополии, сестры милосердия, волонтеры епархиальных отделов и приходов, дети из казачьего лагеря «Аты-баты», совместно организованного Санкт-Петербургской и Гатчинской епархиями.

«Апостолы, по логике, должны были идти по миру с высоко поднятой головой. Все должно было перед ними расступаться. Но ничего этого не было. Они прожили страшную жизнь. Вся она, с точки зрения здравого смысла, являлась абсолютным несчастьем», — цитирует РИА Новости слова Патриарха Кирилла, сказанные им в первосвятительском слове после Богослужения.

По его словам, каждый должен в тяжелые минуты жизни, в моменты ослабления веры вспоминать подвиг сподвижников Христа, которые «сделали все для того, чтобы укрепить Церковь Божию».

Благотворителям Санкт-Петербургской митрополии были вручены патриаршие награды.

Первый деревянный храм в честь апостолов Петра и Павла был заложен на Заячьем острове 12 июля (29 июня по старому стилю) по указу Петра I. Каменный собор, сохранившийся до наших дней, строился по проекту итальянского архитектора Доменико Трезини больше двадцати лет - с 1712 по 1733 гг. В 1742 году он был освящен Русской Православной церковью и до 1858 года сохранял статус кафедрального, уступив затем этот статус Исаакиевскому собору.

С 1919 по 2000 годы богослужения в этом храме не проводились. С 1922 года собор стал частью Музея революции, в 1930-40-х гг. его приспособили под склад Центральной книжной палаты, а в 1954 году передали в комплекс Государственного музея истории города, в который он входит и сейчас.

Петропавловский собор - самое высокое из исторических зданий Санкт-Петербурга, его высота со шпилем составляет 122,5 м. Он считается одной из высотных доминант города. В годы Великой Отечественной войны ленинградские альпинисты провели уникальную операцию по маскировке шпиля собора, поскольку золоченая игла служила ориентиром для гитлеровских летчиков, бомбивших город.

Собор, построенный по образцу итальянских базилик, является одним из лучших памятников архитектуры петровского барокко. Петр I преподнес в дар храму резной золоченый иконостас с 43 иконами, программу которого он составил лично с архиепископом Новгородским Феофаном Прокоповичем.

Петропавловский собор считается также памятником русской воинской славы - в XVIII-XIX вв. здесь хранились трофейные знамена и ключи от взятых русской армией городов и крепостей, в начале ХХ века их передали в Эрмитаж. В наши дни в соборе представлены копии шведских и турецких знамен.

Петр I придал этому храму статус официальной усыпальницы российской Императорской семьи. Здесь похоронены российские Императоры и Императрицы.

http://ruskline.ru/news_rl/2016/07/12/patriarh_kirill_v_momenty_oslableniya_very_kazhdyj_dolzhen_vspominat_podvig_spodvizhnikov_hrista/
« Последнее редактирование: 13 Июля 2016, 11:16:35 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75200

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #25 : 12 Июля 2017, 01:40:32 »

О Царствии Небесном



Из книги митрополита Филарета (Вознесенского) "Глаголы жизни вечной", изданной в серии "Духовное наследие русского зарубежья", выпущенной Сретенским монастырем в 2007 г.

""Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Святое Евангелие говорит нам о том, что Господь наш Иисус Христос однажды, говоря о Царстве Божием, сказал, что оно подобно горчичному зернышку, которое меньше всех других, а когда вырастает, то становится как бы деревом — то есть большим, превосходящим все другие злаки по величине и по ветвистости своей.

В самом деле, когда Церковь Христова только начинала свое бытие, из кого состояла она? Только Господь Иисус Христос, Его Пречистая Матерь и двенадцать апостолов — вот первоначальный состав Церкви. Это и было то святое горчичное зернышко, из которого потом выросло многоветвистое дерево христианства. И когда мы с вами вспоминаем, как быстро разрасталась Церковь, когда «во всю землю изыде вещание их и в концы вселенныя глаголы их» и апостольская проповедь загремела по всем областям тогдашнего мира, то вспоминаем и то, что величайшими из этих благовестников христианской истины были те два великих, необыкновенных человека, которых мы прославляем ныне — святые первоверховные апостолы Петр и Павел. Я их назвал необыкновенными по их особой, чрезмерной деятельности и по тому, какое место они занимают в Церкви и вообще в человеческом роде. Но сами по себе они были такие же люди, как все мы с вами. Господь через апостола Павла впоследствии сказал: «погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну» (1 Кор 1, 19; см.: Ис 29, 14); то есть человеческая премудрость и человеческий разум, разум человеческих понятий, как бы говорит Господь, Мне не нужен. У меня иные пути. Через пророка Господь сказал: «Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших» (Ис 55, 9). И действительно, трудно было бы и предположить, чтобы величайшими благовестниками истины были избраны те, кого мы прославляем ныне!

Один из них — фарисей, заклятый враг христианства вначале, а другой — простой, малоучёный рыбак… Как различны те условия, при которых произошло самое призвание апостолов Петра и Павла на их великое апостольское дело! Вот «Симон, сын Ионин» со своим братом Андреем трудится над своим обычным промыслом, чинит сети. Проходит кто-то по берегу и говорит: «идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков» (а не рыб) (Мф 4, 19). Этого было достаточно. Всемогущее Слово Христово неудержимо повлекло за собой тех, кого Господь призывал, — и апостолы пошли за Ним. Так был призван апостол Петр, о котором Господь еще при первой с ним встрече сказал: «ты — Симон, сын Ионин, но ты наречешься Кифа, что значит: камень (Петр)» (точнее — Петрос, «каменный») (Ин 1, 42). Вот при каких условиях призывается к апостольству Симон-Петр — из обычной житейской обстановки, прямо от своего профессионального труда, от лодки и от рыболовных сетей…

Но вот идет в Дамаск фарисей Савл — гонитель христиан, пламенеющий яростью к христианству; идет, как сказано в Книге Деяний апостольских, «дыша угрозами… на учеников Господа» (Деян 9, 1). Конечно, не по личной злобе так относился Савл к христианству и христианам — он был слишком высок и чист духовно до своего обращения — даже и тогда, а по глубокой убежденности, что христианство есть вреднейшее и пагубное заблуждение, с которым нужно бороться самым беспощадным образом. И вот так настроенный, он идет в Дамаск и — приходит туда христианином… Что было тому причиной? Ему явился в чудесном видении, в ослепительном, ярче солнечного, свете Сам Господь Иисус Христос, призывая его к Себе. И вот тут-то и стало ясно, насколько честен, насколько искренен, насколько высок был Павел тогда, когда преследовал христиан. Недаром он уже в старости дерзновенно писал своему любимейшему духовному сыну и ученику апостолу Тимофею, что он от юности во всю жизнь чистой совестью служил Богу (см.: 2 Тим 1, 3). Так было и здесь: он шел преследовать христиан, думая, что этим он служит Богу. Внезапно его осиял свет с неба, настолько ослепительно-яркий, что свет солнца стал незаметным. Савл упал на землю в ужасе от ослепившего его света и слышит не потрясающий гром, не страшную угрозу, а кроткий вразумляющий вопрос кроткого и смиренного сердцем Спасителя, Который в этом необыкновенном свете с неба спрашивает его: «Савл, Савл! что ты гонишь Меня?» (Деян 9, 4) Какие трогательные слова! Они, между прочим, указывают нам на то, как близок Господь к верным Своим, как Он им сострадает, как Он с ними переживает все скорби, которые им приходится терпеть. Насколько это может ободрить христианскую душу, знает всякий терпеливый христианин, когда он вспомнит об этих трогательных словах Спасителя гонителю Савлу, прямо указывающих на то, что Господь Сам страдает с верными Своими, сострадая им… «Савл, Савл, что ты гонишь Меня?» Савл, потерявший зрение от ослепившего его света, слыша этот Божественный кроткий голос, спрашивает в трепете и ужасе: «кто Ты, Господи?» — и слышит ответ, который несомненно потряс его с головы до ног, ибо он понял всю ошибочность своего пути. «Я Иисус, Которого ты гонишь, — отвечает ему Господь. — Трудно тебе идти против рожна» (Деян 9, 5). (Рожном называлась палка на вороте колеса колодца; это колесо, мощное и тяжеловесное, раскрутившись, развивало такую вращательную силу, что за ворот, за палку остановить его никто бы не был в состоянии. Употребляя это сравнение, Господь как бы говорил: «Ты идешь против рожна, против силы, которая сильнее тебя и которую тебе не одолеть».)

И вот тогда, поняв всю глубину своего заблуждения, трепещущий Савл спрашивает: «Господи! что повелишь мне делать?» (Деян 9, 6) По человеческому разумению казалось бы, что человек, который только что гнал христиан, заставляя их даже хулить Иисуса, — в чем он сам впоследствии с глубокой скорбью признавался, — проповедником христианской веры никак не мог бы быть; но пути Господни — не наши пути…

«...Встань и иди в город; и сказано будет тебе, что… делать» — ответил Господь с неба Савлу (Деян 9, 6). Он встал и пошел — и пришел в Дамск уже совершенно переродившимся внутренне. И когда благочестивый Анания, один из семидесяти апостолов, по повелению Спасителя пришел к нему, возложил на него руки, исцелил его от слепоты и крестил, тогда перед христианской Церковью появился уже готовый благовестник истины. До своего обращения Савл все свои усилия направлял на то, чтобы угождать Богу, но шел неправильным путем. А когда Господь Своим Промыслом повернул его на правильный путь, то с теми же самыми усилиями, с тем же могучим устремлением, не боясь за себя, а только живя исполнением воли Господней, Савл, а потом апостол Павел, пошел на свой благовестнический, воистину крестный путь и достиг такой высоты, что Церковь поставила его рядом с первостоятелем апостольского лика апостолом Петром, обоих их именует первоверховными апостолами и в равной славе и чести восхваляет их труды и подвиги.

Эти священные воспоминания Церковь ныне предлагает нам. Будем же, братья, из этих священных примеров поучаться, насколько пути Господни не похожи на наши пути. Кто бы мог подумать, что главными благовестниками христианства могли быть малоучёный рыбак или враг христианства? А вот по воле Божией, по Промыслу Божиему это оказалось так. Так Господь благоустроил на пользу Церкви Своей — и да будет благословенна Премудрость Его Промысла! Аминь.

Митрополит Филарет (Вознесенский)

http://www.pravoslavie.ru/3285.html
« Последнее редактирование: 12 Июля 2017, 10:03:39 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75200

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #26 : 12 Июля 2017, 01:49:28 »

Исихия, пресвитера Иерусалимского,
Похвала святым апостолам Петру и Павлу


Перевод и комментарии диакона Владимира Василика


Первоверховные апостолы Петр и Павел
    

Диакон Владимир Василик
Предисловие переводчика

Вниманию читателей предлагается проповедь преподобного Исихия, пресвитера Иерусалимского, в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла.


Прп. Исихий Иерусалимский

О жизни прп. Исихия известно достаточно немного. Родился и вырос он во святом граде Иерусалиме. Не исключено, что он еще застал в живых свт. Кирилла Иерусалимского, однако его деятельность отчасти протекала в епископство Иоанна ΙΙ Иерусалимского. Прп. Исихий учился в Константантинополе, где, согласно некоторым известиям, его учителем в богословии был святитель Григорий Богослов. Если это так, то его учение приходится на 379–381 годы. После возвращения в Палестину св. Исихий поселился в одном из монастырей близ Иерусалима. Там он приобрел известность как учитель молитвы и знаток Священного Писания. Возможно, к этому периоду относятся его аскетические творения, в частности его знаменитое «Слово о трезвении». Около 412 года прп. Исихий был рукоположен во пресвитера и одно время исполнял должность помощника Иерусалимского патриарха. Скончался святой по одним известиям около 434 года, по другим — около 451-го. Память преподобного Исихия, пресвитера Иерусалимского, празднуется 5/18 марта.

Прп. Исихий прославлен как аскетический писатель и экзегет. Согласно Менологию императора Василия Болгаробойцы (996 г.), он составил толкование на все Писание. До нас дошли Толкования на книги Левит и Иова (в армянском переводе), а также примечания к Псалтири. В своих толкованиях святой использует преимущественно аллегорический и типологический методы.

К сожалению, святой Исихий гораздо менее известен как проповедник. Между тем 20 его проповедей — настоящая сокровищница святоотеческой мысли. Среди них слова на Пасху, Сретение и Лазареву субботу, слова о посте, в честь Пресвятой Богородицы и святых (архидиакона Стефана, мч. Лонгина, прп. Антония) и другие.

    Святой Исихий — мастер красноречия, рассчитанного на пышные эпитеты, яркие параллелизмы, развернутые сравнения

В своих проповедях прп. Исихий использует тот же типологический и аллегорический метод, что и в своих экзегетических творениях. Он мастер азианического красноречия, рассчитанного на пышные эпитеты, яркие параллелизмы, развернутые сравнения. Читатель сам может оценить силу и глубину его красноречия из этой впервые переведенной на русский язык проповеди в честь свв. апостолов Петра и Павла.

Перевод проповеди дается по изданию In sanctos Petrum et Paulum (homilia 13), ed. M. Aubineau, Les homélies festales d'Hésychius de Jérusalem, vol. 1. Les homélies I-XV [Subsidia hagiographica 59. Brussels: Societé des Bollandistes, 1978]: 499–508.

Исихия, пресвитера Иерусалимского,

Похвала святым апостолам Петру и Павлу


Апостол Петр. Синайская икона

Прекрасна роза, благоухающая весенней порой, но когда она сплетается с благоуханием лилии, то становится еще более благоуханной. Ведь миро смешивается с миром и удовольствие от благоухания становится двойным. Прекрасен сам по себе Петр и сверхблистателен по сравнению с блистательными как предводитель[1] апостольского лика, как око учения, как память о ревности и лицо веры, как труба таинства, как язык и научивший многие языки, как безупречный пастырь, как недремлющий кормчий, как безошибочный возничий, как продавец лекарств[2], приготавливающий вечную глазную мазь[3] покаяния.

    Если присоединяется Павел, то образуется двойная стена, которую взять невозможно, двуустый источник, без труда напояющий всю вселенную

Но если присоединяется Павел, то образуется двойная стена, которую взять невозможно, двуустый источник, без труда напояющий всю вселенную, залив с двумя входами, переплывая который, спасается всякий корабль. Горлица говорит после ласточки, голубица восклицает после цикады, флейта со свирелью поют напев сладостный и священный. «Юноша с преподобным и прав путь их»[4], как проповедал Премудрый в Притчах.

Ягненок и волк вместе пасутся[5], и Пастырь прославляется, и чудеса Преславнотворца увенчиваются. Бык и лев на одном пастбище пасутся[6], и пожинает похвалы укрепивший быка и обуздавший льва.

Разве не львом стал Павел, бывший Савлом, который, убивая, рассеял паству[7], поразил пастырей[8], изнутри сотряс Иерусалим и устрашил города, возмутил площади и поля сделал необитаемыми, «влача в темницу мужчин и женщин»[9], и не переставал бросать их в узы, когда однако потерпел поражение и от терпения мужей, и оказался весьма немощным из-за мужества женщин?

Бежал он напрасно, ибо не разглядел пути, напрасно бил, ибо пальцы он приготовил, но оказался недостойным найти противника. Христос же, как Премудрый и Благой, явившись, употребляет кротость и, оставив вышнее, спускается к нижним. Он не возжег огонь, не подвигнул бури, не сотряс основания гор[10] и не обнажил ангельский двусторонний меч[11], но воззвал гласом кротким и человеколюбивым:

«Савле, Савле, почто Мене гониши?»[12] «Какое богатство Я у тебя отнял? Какой славы обнажил? Какого первенства лишил? Разве Я затворил тебе вход в рай? Разве из-за Меня ты оделся листьями смоковницы? Разве Я явился виновником твоего возвращения в землю? Разве из-за Меня ты отпал от начальства, повредил свой жребий, уменьшил свой образ?»

«Савле, Савле, почто Мене гониши? Ты имел закон, Я же, как Благой, приложил благодать. Ты служил букве, Я же явил Дух. Несли скорбь тени, и придя, Я показал истину. Ты претыкался об образы, Я же единое врачевство принес за многих, бессребренное - за сребролюбивых. Я, изъяснив тебе субботу, прославил ее, Я остановил язву обрезания, Я освободил алтарь от стенаний и показал вместо многостонных жертв вечнорадостную и бесстонную».

«Савле, Савле, почто гониши Мене? Постыдись скинии Авраама[13] и вспомни об алтаре Исаака[14] и восприими в память борьбу Иакова[15]! Почему ты предал забвению сны Иосифа?[16]Как ты не постыдился жезла Моисея[17], милоти Илии[18], мужества Елисея? Ведь это Мои прообразы, их пророчества относятся ко Мне!»

    Савле, Савле, почто Мене гониши? Я показал Даниилу несекомый камень. Меня видел как возницу херувимов Иезекииль великий. Аз есмь многоплачевная овца Исаии.

«Савле, Савле, почто Мене гониши? Я показал Иеремии миндальный жезл[19]. Я живописал Захарии золотой светильник![20] Я показал Даниилу несекомый камень[21]. Я расширил чрево кита для Ионы![22] Меня видел как возницу херувимов Иезекииль великий[23]. Аз есмь многоплачевная овца Исаии»[24].

«Савле, Савле, почто Мене гониши? Внимай, против Кого ты лук напрягаешь. Мне небо — престол, а земля — подножие. Куда ты стрелы посылаешь? “Я во Отце, и Отец — во Мне”[25]. Против Кого ты бросаешь камни? Я “измерил рукою воду и ладонью небо и дланию — всю землю”[26]. Против Кого ты язык вооружаешь? Я уясняю язык гугнивых, Я создал слабослышащего и глухого, Я вылепил зрячего и слепого. Смотри, Кого ты называешь обманщиком? Я видения умножил[27] и руками пророков являл подобия».

«Савле, Савле, почто Мене гониши? Ведь Меня Давид воспевает, Ты же укоряешь. Он Меня славословит, Ты же хулишь. Он играет на псалтири, ты же пинаешь. Он натягивает струны, ты же готовишь оружие».

«Савле, Савле, почто Мене гониши? Что ты воюешь против Моих последователей, защищаешь закон и воюешь против Меня, ради Меня бежишь и моих учеников наказываешь? Ты отмщаешь за Мою славу, но не знаешь, где следует завязать битву, где надлежит встретить врага».

Таковое глаголет Савлу Христос.


Апостол Павел. Фрагмент фрески
    

Тот же отвечает и говорит: «Кто Ты еси, Господи?»[28]. Благой является ревность Павла, поскольку, будучи призван, он немедленно повиновался. Он воспринял слово и немедля почувствовал достоинство Глаголющего и сказал:

«Кто Ты, Господи? Ведь я преисполнен сиянием, захвачен светом¸ стал пленником луча»[29].

«Кто Ты еси, Господи? Желаю видеть Твою красоту, тороплюсь взлететь к облакам, стремлюсь узнать, откуда сие “начертание славы”, Кто есть “Начертание Ипостаси”, Кто есть “Носящий все глаголом силы Своей”[30].

    Кто Ты еси, Господи? Я слышал глас Твой и от закона насытился, уже нет во мне любви к закону

«Кто Ты еси, Господи? Я слышал глас Твой и от закона насытился, уже нет во мне любви к закону, уже не хочу ковчега из злата и древа[31], желаю святых яслей царских[32], всецело златодарованных».

Да постыдятся чада всех еретиков и да заградятся уста еретиков. Вот Павел призванный не заботится о многом, но только верует и поклоняется, а не сражается, песнословит — и удаляется упрек. «Кто Ты еси, Господи?» — спрашивает он. Он не призывал бы Господа, если бы не чувствовал Бога, Зовущего его. Он исповедовал Создателя Бога, Которого он знал, и возвещал Бесстрастного Творца, Которого исповедовал, и почитал Его как Нетленного. И почитал Бессмертным Того, Крест Которого знал и гроб Его ведал. Он не пребывал в неведении о заушениях, об ударе копья в ребра, об ударах бича.

Что же говорит ему Христос? «Аз есмь Иисус Назорей, Которого ты гонишь»[33]. Он воспринимает краткий ответ убеждения:

«Аз есмь Иисус Назорей, Которого ты гонишь. Аз есмь Иисус, Который прежде и ныне, прежде всех и после всех, в начале и в конце, Сын Давидов — но Сам прежде Давида, от Авраама Творец[34], от Адама — но Сам вылепил Адама, от Исаака — но Сам увенчал алтарь Исаака, от Иакова — но Сам был виден на лествице, Окруженный сонмами Ангелов»[35].

«Аз есмь Иисус, Которого ты гонишь, но гоня не достигнешь. Где же или как ты уловишь “сияние славы”? Какая сеть может вместить “Начертание Ипостаси”? Кто возможет объять рукою “Носящего все глаголом силы Своей”?»

    Ты напрасно обиваешь ноги, напрасно потеешь, зря трудишься, ибо Гонимый тобою пребывает в “недрах Отца”

«Аз есмь Иисус, Которого ты гонишь. Я тебя содержу как невестоводителя моей Невесты. Что ты гонишь Меня, за Которого ты сам вскоре гоним будешь? Но ты напрасно обиваешь ноги, напрасно потеешь, зря трудишься, ибо Гонимый тобою пребывает в “недрах Отца”[36]».

«Аз есмь Иисус, Которого ты гонишь, не зная, что ты сражаешься со своей жизнью. Что же ты воюешь с Премудрым, стреляешь в Благодетеля, словно у тебя нет иного, бьешь Кормильца, благодаря Которому земля тебе приносит без замедления трапезу плодов? Ты бесчестишь Спасителя, но если Он сожмет Свою руку, то кто освободит тебя от грехов? Кто выпустит из уз? У кого ты найдешь долговую расписку?»

И вот каким образом сей Павел — прежде гонитель — стал ныне благовестником, прежний пират стал кормчим, прежний волк стал ныне пастырем, прежний свинец стал ныне золотом, прежний хулитель стал благословляющим и от всех благословляемым, сей глава среди учителей, избранный в богоносцах, виднейший в пророках, мудрейший в апостолах, непобедимый среди атлетов, славнейший среди проповедников истины, самый сильный среди воинов за благочестие.

Кто же три раза «был бит жезлами»[37], а на четвертый молился? Кто же «пять раз по сорок без одного» принял удары от иудеев[38] и как он почитается? Кто же, «пребыв в глубине день и ночь», вместо брачного омовения «часто в путешествиях» переносит кораблекрушения, но во всех преимуществах является многообильным? Кто же «в опасностях от разбойников, в опасностях от сродников, в опасностях на реках, в опасностях в пустынях, в опасностях от язычников, в опасностях между лжебратиями»[39] не расточил богатство терпения? Кто носит заботу о всех церквях и опыт бремен и не сокращает свои труды, и не тяготится нести на плечах свой груз, и не сбрасывает его со спины? Кто так гнушается греха, но стяжал такое милосердие о грешниках?

Никто другой. А он (Павел) всегда молится о том, чтобы мы сподобились вечных благ во Христе Иисусе Господе нашем, Ему же честь и слава во веки веков. Аминь.

Преподобный Исихий, пресвитер Иерусалимский
Перевод и комментарии диакона Владимира Василика

_____________________________

[1] Буквально «корифей» (κορυφεύς).

[2] Буквально «фармацевт» или продавец лекарств (φαρμακοπώλης).

[3] Κολλούριον. Ср. обращение к Ангелу Лаодикийской Церкви в Апокалипсисе: «И глазною мазью (κολλουρίῳ) помажь глаза свои, чтобы видеть» (Откр. 3: 18).

[4] Притч. 20:11.

[5] Ис. 11:6

[6] Ис. 11:6.

[7] Деян. 8:1–3; 9:1–2.

[8] Зах. 13:7; Мф. 26:31.

[9] Деян. 8:3.

[10] 3 Цар. 19:11–12.

[11] Быт. 3:24

[12] Деян. 9:4.

[13] Быт. 18:1

[14] Быт. 22

[15] Быт. 32, 24–30.

[16] Быт. 37:6–10

[17] Исх. 14:16.

[18] 4 Цар. 2,13.

[19] Иерем. 1:11–12

[20] Зах. 4:2.

[21] Дан. 2:34.

[22] Ион. 2:1.

[23] Иез. 1:26–27

[24] Ис. 53:7.

[25] Иоан. 14:10.

[26] Ис. 40:12.

[27] . Ос. 12:11.

[28] Деян. 9:5.

[29] Деян. 9:3.

[30] Евр. 1:3.

[31] Исх. 25:10–11.

[32] Лк. 2:7.

[33] Деян. 9:6.

[34] Мф. 1:1.

[35] Быт. 28:12–13

[36] . Иоан. 1:17

[37] 2 Кор. 11:25.

[38] 2 Кор. 11:24.

[39] 2 Кор. 11:26.

_____________________________________

http://www.pravoslavie.ru/80632.html
« Последнее редактирование: 12 Июля 2017, 01:54:38 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75200

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #27 : 12 Июля 2017, 01:57:35 »

Иеромонах Силуан (Никитин)

Наше апостольство

Слово в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла


Иеромонах Силуан (Никитин)

 Во имя Отца и Сына и святаго Духа!

С праздником, дорогие братия и сестры! С памятью святых первоверховных апостолов Петра и Павла!

Праздник сегодняшний – один из четырех великих праздников, к которым мы, чада церковные, готовимся особенно тщательно – многодневным постом. Пост этот, называемый Апостольским или Петровским, иногда длится даже дольше, чем Великий пост, и его значение, необходимость порой вызывает у нас недоумение и непонимание. В летние дни, когда так манит нас наша госпожа и мучительница – чрево, этот всем любезный и лукавый владыка, на вкушение разных вкусных яств на лоне природы, на дачах и на отдыхе, во время наших отпускных путешествий и посещения гостей, Церковь советует нам держать пост. Сознание народное, сознание наших предков не всегда приклонялось к добрым наставлениям Церкви. Так, наши пращуры, например, сочинили следующее объяснение поста перед празднованием дня памяти апостолов Петра и Павла: «Петров пост – бабий копеж (сбережение): в эту пору полагается копить масло, яйца, творог и молоко. А чтобы всё это скопить, женщины и выпросили у Бога пост в летнее время». А коли они выпросили, то сами пусть и постятся, – так порой думали наши предки. Но не будем забывать, что так думали наши простые и неученые предки, в большинстве своем люди скромные и живущие от плодов рук своих. И сегодня мы можем услышать и прочитать размышления уже не землепашцев и садоводов, а мыслителей и богословов, что минувший пост ненужный и необязательный, придуманный искусственно монахами и не имеющий никаких оснований в Священном Писании. Так или иначе, приклоняем мы свое сердце и ум к ропоту об апостольском посте или послушно исполняем церковные правила, воспоминание о подвиге апостольского служения Христовых учеников, несомненно, заслуживает нашей внутренней тщательной подготовки, в том числе и в виде поста.

Вспоминая сегодня первоверховных, то есть наиболее потрудившихся в проповеди, апостолов Петра и Павла, мы вспоминаем и всех тех, через кого люди обрели веру во Христа. Всех, кто, оставив всё земное и к земле притягивающее, оправился по слову своего Учителя проповедовать Благую весть всем народам. Несомненно, эти люди, несущие Свет Христов, были окружены огромной любовью и уважением от своих чад во Христе, от того множества мужей и жен, которых они родили словом и ввели в новую жизнь через крещение во имя Отца, Сына и Святаго Духа.

Каждый из нас, братия и сестры, здесь стоящих, имеет своего апостола – человека, который открыл для него Христа. Для большинства – это авторы книг о Христе (евангелисты-апостолы, святые отцы, наставники, старцы), для некоторых – это родители и близкие, привившие с детства веру в Господа, порой не столько словом, сколько своим примером. Для некоторых же апостолами являются писатели и художники, музыканты и поэты, творениями своими побудившие к поиску прекрасного и чудесного в мире – а в итоге к поиску совершенной красоты, порядка и любви – то есть к поиску Бога.

Вспоминая свою встречу с Христом, мы не можем не вспомнить и того человека, нашего апостола, приведшего нас к Спасителю. И близки и понятны становятся нам слова ветхозаветного евангелиста – пророка Исаии: «Как прекрасны на горах ноги благовестника, возвещающего мир, благовествующего радость, проповедующего спасение» (Ис. 52: 7). Прекрасны и дороги, несмотря ни на какое время, следы этих ног, ног апостолов, оставивших вечный неизгладимый отпечаток свой в нашем сердце и в нашей душе.

Но будем знать, что, после встречи с Христом через своего апостола, каждый из нас сам становится апостолом. Как некогда Павел, сегодня воспоминаемый, после своего уверования в гонимого им прежде Иисуса Назарянина встретился в граде Дамаске с апостолом Ананией и пошел проповедовать язычникам, как Петр, оставив свои лодки и жену, пошел благовествовать даже до Рима, так и мы, услышав от своих учителей слово Христа: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мк. 16: 15), обязаны отправиться в свое миссионерское путешествие. Когда же начать его? – спросим мы. Как идти к неверующим, порой жестоким и озлобленным людям, если мы не можем исцелять, творить чудеса, говорить иными языками? Если нас не коснулась благодать Духа Святого в виде языков огненных?

Не убоимся и не устрашимся, братия и сестры: в храме, в котором мы молимся с вами сейчас, как и в Сионской горнице, на каждой Литургии сходит Дух Святый на Святые Дары, и, причащаясь от них, мы причащаемся Божественной благодати, немощная врачующей и оскудевающая восполняющей.

А миссионерское путешествие наше начнется тогда, когда мы выйдем из храма. Вместо адрамитского корабля или «Диоскур» сядем мы в свои автомобили или в метро и поедем не в дальнюю Согдиану или Нумидию, а к себе домой, или на работу, или в гости. Но обязательно встретим мы и в своем доме, и в офисе, и на улице тех, кому и будем свидетельствовать о Христе Спасителе. Встретим мы и кротких, праведных и искренне жаждущих истины, и евнухов эфиопских, и сотников Корнилиев, и Дионисиев Ареопагитов, и Лидий из Фиатиры; встретим и лукавых и хитрых Симонов Волхвов, Елимов и Тертулов; встретим и озлобленных жестоких Димитриев-ковачей, Феликсов, Неронов и Иродов Агрипп. Правда, они будут называться по-иному, будут носить привычные для нас имена. И в ком-то из них мы узнаем своего соседа или начальника, свою тещу или же своего лучшего друга. По сути, не изменится никогда тот мир, в который мы направляем свои стопы со словом Евангелия. Не будем ждать от него, что будут кидать под наши ноги венки и приносить жертвы, а приготовимся к тем наградам, которыми всегда он награждает верных Христовых учеников.

Что это за награды? Это оскорбления, непонимание, унижение, побои, пытки и как самая большая награда – мученическая смерть. Но не будем, братия и сестры, с вами ожидать распятия вниз головой, что претерпел ныне вспоминаемый апостол Петр, – но будем готовы, что мир в любой момент может перевернуть, извратить всё наше святое, доброе, что мы от всего сердца ему предложили. Не будем ожидать расстреляния себя стрелами, что перенес апостол Фаддей, но будем мужественно переносить стрелы упреков, оскорбления, сквернословия в свой адрес, осуждения, зависти, лжи и клеветы. Не будем готовиться к растерзанию дикими зверями в амфитеатрах, от чего погибли множество апостолов и их учеников, а будем терпеть неприязнь и вражду, холодность и равнодушие окружающих родственников, коллег и прочих наших ближних.

Но как мы, слабые и немощные, всё же донесем евангельское благовестие до людей, сидящих во тьме неведения Бога? Ни словом высоким, ни начетничеством, ни угрозами, а только своим примером. Примером своей повседневной жизни со Христом, жизнью праведника – исполняющего заповеди Господни, душу свою полагающего за ближнего, жизнью человека радостного, кроткого, мужественного, понуждающего себя на добродетели, снисходительного к немощам других, но непримиримого ко своим слабостям.

И будет миссионерское путешествие каждого из нас длиться всю жизнь. Никакие ветры-эвроклидоны не заставят наши миссионерские корабли сеть на мель и разбиться в прах, никакие гонения и скорби не испугают нас идти проповедовать Христа; будем мы заходить в тихие гавани – в храмы Божии – для подкрепления своих сил в Таинствах церковных и общей молитве и снова и снова отправляться в плавание по житейскому бурному морю в своих апостольских корабликах.

Как Павел, Сила, Варнава, Марк после каждого своего путешествия по различным частям Римской империи возвращались в Иерусалим для укрепления веры и доброго совета от старших апостолов, бывших с Христом при Его земной жизни, так и мы, дорогие братия и сестры, не будем уклоняться и отворачиваться от того опыта проповеди Евангелия и жизни праведной, от доброго дружеского наставления, которые нам оставили апостолы. Постараемся руководствоваться в жизни их посланиями, а для этого будем не забывать их перечитывать и складывать в сердце. Это и будет руководством к пониманию того маршрута, по которому мы поведем свой апостольский корабль в миссионерское путешествие для благовестия Христова. Аминь.

http://www.pravoslavie.ru/80610.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75200

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #28 : 12 Июля 2017, 02:06:30 »

Два апостола, одна память

Пастыри о первоверховных апостолах


апп. Петр и Павел

12 июля (29 июня по ст.ст.) Православная Церковь отмечает день святых апостолов Петра и Павла. Обоих апостолов называют первоверховными, хотя первенство у них разное. Петр стал апостолом при земной жизни Христа, а Павел обратился к вере уже после всех известных евангельских событий и вознесения Господа Иисуса Христа на небо. Корреспондент портала «Православие.Ru» попросил архимандрита Алипия (Светличного) и священников Димитрия Фетисова и Димитрия Шишкина рассказать, почему обоих столь не похожих друг на друга апостолов Церковь вспоминает в один день и как проповедовать Христа в наше время, держа в уме пример первоверховных апостолов.​

«Горе мне, если не благовествую!»



Священник Димитрий Фетисов, старший преподаватель кафедры теологии Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина:

– В том, что с самого раннего периода существования Церкви Христовой память святых первоверховных апостолов Петра и Павла совершается одновременно, есть глубочайший богословский и педагогический смысл. Известно, что этих великих апостолов почитали вместе с самых первых веков существования Церкви Христовой. Об этом ясно свидетельствует сама структура единственной исторической (по жанру) книги Нового Завета – Деяний святых апостолов, которая, по сути, разделена на две части, одна повествует про Петра, другая – Павла. А проведенные в 2010 году реставрационно-археологические работы в Римских катакомбах святой Феклы открыли самые ранние фрески, датированные второй половиной IV века и изображающие этих святых рядом.

В этом есть и некий парадокс, ведь трудно найти людей, более не похожих во всём. Например, в социальном статусе и семейном положении: Петр – простой рыбак и человек семейный, Павел – представитель элиты тогдашнего иудейского общества, блестяще образованный фарисей, имеющий римское гражданство и ведущий монашеский образ жизни. Апостолов отличало и время призвания, и направленность их проповедей: Петр следовал за Господом практически с самого начала Его общественного служения и проповедовал преимущественно своим единоплеменникам, а Павел был призван лишь после Вознесения Господня и проповедовал в основном язычникам.

Разъединяли их весьма многие нюансы, особенно касавшиеся вопросов проповеди среди язычников. Известно, что они спорили и даже вступали в открытую конфронтацию (см.: Гал. 2: 11–16). Но всё же объединяло их нечто более значительное – Сам Христос Спаситель, Которому они следовали до самого конца, знаменовав собой единство и современного православного христианства.

Некоторые современные библеисты, учитывая незначительную разность (а по сути – взаимодополнение) взглядов святых апостолов, даже выводят определенную диалектическую модель рассмотрения текстов Нового Завета, в котором учение Петра представлено как тезис, Павла – как антитезис, а Иоанна Богослова – как синтез.

    Нужно помнить: несмотря на некоторую небольшую разность богословских взглядов и традиций – мы в главном едины.

Конечно, пример святых первоверховных апостолов дан нам Святой Церковью неспроста. Мы, глядя на них, должны помнить о том, что, несмотря на некоторую небольшую разность богословских взглядов и традиций, существующих в рамках современного канонического Православия, – мы в главном едины.

Кроме того, глядя на Петра и прочих апостолов, бывших самовидцами Слова (то есть теми, кто был рядом со Христом во время Его общественного служения), мы должны стараться перенимать их неформальный дух, позволивший им принять бывшего гонителя Савла как равночестного им апостола, могущего не согласиться с ними и даже обличить своих ранее призванных к служению собратьев.

Ну и конечно, день памяти первоверховных апостолов – это лишние напоминание всем нам о том, что каждый из нас – не только священников, но и благочестивых мирян – призван проповедовать всей своей жизнью Христа. «Горе мне, если не благовествую!» (1 Кор. 9: 16) – напоминает нам сквозь тысячелетия великий Павел.

«Апостолов, так не похожих друг на друга, объединяет опыт тяжкого падения»



Священник Димитрий Шишкин, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в пос. Почтовое Бахчисарайского района (Симферопольская и Крымская епархия):

– Первоверховное достоинство святых апостолов Петра и Павла едва ли можно «вычислить» из каких-то их жизненных заслуг – вроде того, что именно эти апостолы потрудились во благовестии Христовом больше других. Такой аргумент иногда приводят, но как-то это уж очень «показушно» получается, не по-Божески… Но мне думается, в этом верховенстве, как, впрочем, и во всём, что относится к глубинам духовной жизни во Христе, есть какая-то тайна Промысла Божиего. Потому что верховенство – это некий особенный дар, который объединил апостолов, не похожих между собой. Мы знаем, что апостол Петр был простым человеком, решительным и порывистым. Эта порывистость иногда перерастала в самонадеянность. А апостол Павел еще до обращения своего был образованнейшим человеком своего времени, но эта ученость его и ослепила…

    Пример этих апостолов показывает нам, что Спаситель никогда не оставляет даже падшего тяжко грешника.

Двух этих апостолов, так не похожих друг на друга, быть может, объединяет опыт тяжкого падения. Падения до той грани, за которой либо вечный мрак и ужас, либо духовное возрождение и обновление. Мы помним, что апостол Петр «страха ради иудейска» отрекся от Христа, а апостол Павел, правда, еще до своего апостольства, был ревностным гонителем христиан. Но оба милостью Божией преодолели свое падение, верой возродились к жизни, обрели единство во Христе, и этот опыт глубочайшего падения, но и покаяния, преображения жизни и есть, может быть, то, что объединяет их во Христе, что – пусть отчасти – приоткрывает нам тайну их верховенства. Бог есть Бог кающихся, и примером этих великих апостолов Господь показывает нам, что Он никогда не оставляет даже падшего тяжко грешника и готов из глубин падения день за днем, час за часом возводить его к высотам духовной жизни. Какая это радость для нас всех, какая надежда, какой восторг! Только бы мы не забывали слёзы Петра, которые он, по преданию, проливал всю свою жизнь, и крайние труды апостола Павла, всю жизнь считавшего себя «извергом».

Если же говорить о благовествовании, то главное, как мне кажется, – это жить Христом и во Христе так же полно, как жили и заповедали нам жить святые апостолы. Именно от этого избытка глаголали их уста, от этого избытка совершалась их проповедь и неисчислимые чудеса. Они благовествовали, потому что Христос был главным чудом и радостью, светом и смыслом их жизни. Апостолы спешили поделиться этим смыслом, светом и радостью с людьми, так же как мы спешим поделиться с близкими какой-то радостной и важной новостью. А Христос для святых апостолов, конечно, и был самой великой и радостной новостью их жизни. Новостью не тускнеющей и не оскудевающей, а вечной! Вот и нам, следуя путем исполнения заповедей Христовых, надо стремиться облечься во Христа, жить Им и ради Него. Тогда и благовествование наше будет действенным, полным и радостным, каким ему только и подобает быть.

«Во всем должна быть золотая середина»



Архимандрит Алипий (Светличный), настоятель храма святых апостолов Петра и Павла на Нивках в Киеве:

– Есть несколько версий, почему Церковь празднует память святых апостолов Петра и Павла в один день. Одна из версий говорит нам о том, что после строительства и освящения одного из первых больших храмов в честь этих апостолов Церковь и установила праздник. Это предположение не имеет своего окончательного разрешения. Но, во всяком случае, в истории такие прецеденты существуют. Другая версия опирается на сведения о том, что якобы в один и тот же день были казнены апостолы Петр и Павел – но она не выдерживает никакой критики: она существует как попытка найти оправдание совместному празднованию памяти святых апостолов.

Но существует и третья версия. Вспомните, мы празднуем в один и тот же день память трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Эта традиция родилась в силу того, что в Константинополе было очень много людей, которые придерживались почитания одного из святителей: кто-то почитал святого Григория Богослова, другие – святителя Иоанна Златоуста, третьи – святителя Василия Великого, – и при этом между людьми возникала некая вражда. Чтобы положить конец вражде, было учреждено праздновать память трех святителей в один и тот же день.

Долгое время одни считали, что апостол Петр важнее апостола Павла, потому что первый был благословлен на апостольство при земной жизни Христа, а второй получил благословление с небес, что было важнее для других. И это, возможно, могло послужить причиной возникновения такого праздника – почитания Петра и Павла в один день, чтобы прекратить всякую вражду. Но мне кажется, что всё же следует опираться на первую версию, выводящую праздник из освящения храма.

Что касается того, стоит ли нам проповедовать людям об истинной вере, подобно первоверховным апостолам, скажу одно: во всем должна быть золотая середина.

    Человек должен быть мудрым и осторожным в своей проповеди. А истинное чудо – это покаявшаяся душа.

Человек должен быть мудрым и осторожным в своей проповеди. Многие люди могут нас не понять, если мы начнем рассказывать в категоричной форме, например, о чудесах, потому что чудеса всегда неоднозначны. Святые отцы не просто с осторожностью относились к чудесам, но некоторые даже требовали их отрицать. Святые угодники Божии говорили, что если ты узнаешь о человеке, который воскрешает из мертвых, то не удивляйся этому, и не удивляйся, если ты узнаешь о человеке, который передвигает горы, потому что истинное чудо – это покаявшаяся душа. Во все времена внимание Церкви было сосредоточено на том, чтобы человек достиг спасения. Ради этого трудились и апостолы. В те времена чудеса были нужны для того, чтобы люди увидели силу Божию. Люди того времени поражались зрелищем. Сегодня современного человека, который многое уже видел в интернете, ничем «не удивишь». У людей атрофировалось восприятие чудес в положительном смысле. Однако есть другие методы проповеди, которые могут помочь людям познать Христа, – это, прежде всего, внутренняя духовная жажда, когда человек задается вопросом: зачем он пришел в этот мир? Через это и нужно сегодня действовать.

Подготовила Анна Ерахтина

http://www.pravoslavie.ru/72180.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75200

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #29 : 12 Июля 2017, 02:15:39 »

Сергей Мазаев

Апостол Петр: идущий по волнам
Часть 1-я



Генрик Сенкевич

 Позвольте представить наших героев: Генрик Сенкевич, польский писатель. Идет 1893 год, он совсем недавно женился и теперь находится в свадебном путешествии по Италии. По Риму гуляют втроем: одной рукой писатель поддерживает за локоть свою молодую супругу Марию, которую он ласково называет «Марыся», другой – сжимает томик своего любимого латинского автора Тацита.

– Ах, дорогой, прекрасная была идея – поехать в Рим на наш медовый месяц!

– Я хотел, чтобы ты была счастлива, Марыся! Однако идея не моя. Мне подсказал ее вот этот господин, написавший книгу, что у меня в руке.

– Позволь-ка взглянуть! Корнелий Тацит? «Анналы»? Ах, пан Сенкевич, я думала, это у вас путеводитель!

– Можно сказать и так. Видишь ли, Марыся, я задумал написать роман о жизни первой христианской общины в языческом Риме. Вчитываясь в «Анналы», я не раз чувствовал, что во мне зреет мысль дать художественное противопоставление этих двух миров. Один из них являет собой всемогущую правящую силу административной машины, а другой представляет исключительно духовную силу.

– Ого! Я свидетель пробуждающегося вдохновения великого писателя? И как же ты назовешь свой роман, Генрик?

– Не знаю, любимая, не знаю. Мне уже ясен замысел; есть сюжет, герои, но… чего-то не хватает. Нужен какой-то непосредственный отправной пункт.

– Так мы и ищем этот пункт здесь, в Риме?

– Да, Марыся, именно так.


Собор Апостола Петра в Риме

На другой день супруги Сенкевич посещают собор святого Петра на Ватиканском холме.

– Какое величие! Какая красота! Чем тебе не отправной пункт романа, пан писатель? Ватиканский холм, собор в честь первоверховного апостола. А кстати, Генрик, почему Петр назван первоверховным? Не он, а его брат Андрей первым узнал Спасителя – первым же и был призван Им. Любимым учеником Христа Евангелие называет Иоанна. В чем же дело?

– Хм, интересный вопрос, Марыся. Не всякий человек с ходу назовет имена двенадцати апостолов. Но Петра знают все. Почему? Давай взглянем на евангельский сюжет глазами драматурга: роль какого апостола наиболее нагружена? Кто чаще других учеников Христа выходит на сцену?

– Определенно, Петр. Это очевидно.

– Верно, Марыся, верно! Он решительно входит в священную историю и становится одним из ее ярчайших героев – после Самого Христа, разумеется. Скажи, по-твоему, какой евангельский эпизод может служить наиболее выразительной иллюстрацией человеческой веры в Спасителя?

– Ну, не знаю, Генрик… Может быть, исцеление слуги римского сотника? Встреча с самарянкой? Исцеление кровоточивой женщины? Как бы ты сам ответил на свой вопрос?

– Хождение по воде. Помнишь, апостол Петр идет по воде навстречу Учителю?..



***

Израиль времен императора Тиберия. На берегу Генисаретского озера Проповедник из Галилеи только что совершил чудо, накормив пятью хлебами пять тысяч человек. Сразу после этого Иисус понудил учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ.

В четвертую стражу ночи Иисус пошел к ним прямо по воде. И ученики, увидев Его идущим по морю, встревожились.

Заметив, что ученики испугались, Иисус тотчас заговорил с ними:

– Ободритесь. Это Я, не бойтесь.

Петр сказал Ему в ответ:

– Господи! Если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде.

– Иди.

Выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал:

– Господи! Спаси меня!

Иисус тотчас простер руку, поддержал его и сказал:

– Маловерный! Зачем ты усомнился?

Когда вошли они в лодку, ветер утих. И, переправившись, прибыли в землю Генисаретскую.

***

Рим 1893 года. Собор святого Петра. Супруги Сенкевич продолжают беседу.

– И все же я не пойму, Генрик, чем твой выбор евангельской иллюстрации веры лучше эпизодов, предложенных мною?

– А ты подумай, Марыся: в других случаях чудеса, творимые Христом, имеют трагический и торжественный смысл. А здесь? Какой смысл выходить из лодки навстречу Иисусу, когда Он Сам идет к ожидающим Его апостолам? В том-то и дело, что никакого! Со стороны Петра это была чистая авантюра, реакция по-детски непосредственной души на чудо, совершаемое Спасителем. Ему захотелось самому так попробовать. И Господь сказал: хочешь – иди.

– Что верно то верно: порою вы, мужчины, ведете себя как дети – даже апостолы.

– А я, Марыся, вижу в порыве Петра еще кое-что, на этот раз серьезное.

– Что же, дорогой?

– Дерзновение. Красивую мужскую добродетель, которая питается верой и способна обернуться подвигом. Ровно десять лет назад один немец начал писать сочинение под названием «Так говорил Заратустра». В нем он, между прочим, произнес страшное пророчество о «последних людях», которых благоразумие отлучит от жизни и превратит в ее зрителей. Его вопль врезался мне в память:

«Горе! Приближается время, когда человек не пустит более стрелы тоски своей выше человека и тетива лука его разучится дрожать! Горе! Приближается время, когда человек не родит больше звезды. Горе! Приближается время самого презренного человека, который уже не может презирать самого себя».

Так вот, Марыся, апостол Петр являет собой диаметрально противоположный тип человека. А дерзновение – это сила, удерживающая нас в жизни в качестве ее героев, а не зрителей. Она-то и делает простого рыбака не статистом Священной истории, а ее действующим лицом, верховным апостолом, в храме которого мы сейчас находимся.

– Знаешь, Генрик, а ведь ты прав. Я вспоминаю сына моей учительницы. Он хотел вступить в монашеский орден, но так и не решился, посчитав, что ему недостанет сил для этого.


Казнь апостола Петра

– Увы! Наш век становится безнадежно расчетлив, Марыся. И это происходит не от возвышения ума, а от упадка веры. Недостанет сил для монашества? А кому их достанет? Кому как не апостолу Петру было известно, что человек не может ходить по воде? А он, тем не менее, призвал: Господи, повели мне прийти к Тебе по воде! И, ничтоже сумняшеся, вышел вон из лодки, чтобы сделать невозможное. Господи, дай нам такой веры, чтобы нам не превратиться в тех «последних людей», о которых написал Ницше! Господь заповедал нам не заботиться о завтрашнем дне, а отправляя на проповедь Своих учеников, повелел им не брать с собой даже смены одежды! Может, это означает, что Он Сам поведет нас по всякому пути? Может, от человека не требуется ничего большего, как только дерзнуть выйти на этот путь, даже отчетливо осознавая, что пройти его ему не по силам? Если так, то Господи, повели мне написать мой роман!

– Что я вижу? Огонь вдохновения зажегся в твоих глазах, Генрик! Неужели мы нашли тот самый «отправной пункт»? Он здесь, на Ватиканском холме?

– Здесь окончились апостольские труды великого Петра. Я хорошо вижу эту сцену: голову апостола озаряли золотистые лучи, в последний раз обернулся он к городу. Вдали, чуть пониже, серебрились воды Тибра, на другом берегу было видно Марсово поле, множество портиков, храмов, колоннад – гигантский человеческий муравейник, границы которого тонули в голубом тумане; гнездо преступлений, но также могущества; очаг безумия, но также порядка; город, ставший главою мира, его угнетателем, но также и его законодателем и замирителем, – всесильный, непобедимый, вечный город. Окруженный солдатами Петр смотрел на него, как царственный властелин смотрел бы на свою вотчину, и говорил ему: «Ты искуплен, ты мой!» И никто – не только среди копавших яму солдат, но даже среди верующих – не догадывался, что средь них стоит истинный владыка этого города и что императоры уйдут, что волны варваров схлынут, что минуют века, а этот старец будет здесь царить постоянно… Все это прекрасно, но это развязка, Марыся, а не отправной пункт. Нет, ключевое звено романа нужно искать не здесь.

(Продолжение следует.)

Учители. Мыслители. Пророки. Совместный проект "Радио России" и Русской Православной Церкви


http://www.pravoslavie.ru/62753.html
Записан
Страниц: 1 [2] 3
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!