Русская беседа
 
13 Декабря 2019, 09:59:20  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2] 3 4 ... 18
  Печать  
Автор Тема: Великая Отечественная война 1941 – 1945 годов  (Прочитано 74619 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77946

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 10 Мая 2009, 04:57:58 »

Победа оружия и веры



Нательный крест на одной цепочке с жетоном «смертника», спрятанная в нагрудный карман гимнастерки иконочка Божией Матери, переписанный дрожащей рукой девяностый псалом «Живый в помощи Вышняго», который солдаты называли «живые помощи», – полуистлевшие свидетельства веры поисковики находят на полях сражений вместе с партбилетами и комсомольскими значками. А сколько рассказов «как Бог спас» передавались из уст в уста! Как, уходя в разведку, шептали: «С Богом!», как молились втайне перед началом наступления и крестились уже в открытую, поднимаясь в атаку, и как пронзало радиоэфир предсмертное: «Господи, помилуй!». Хорошо известен афоризм: «На войне атеистов не бывает». А вот о том, как жила Церковь во время войны, известно не много.

ОБЕСКРОВЛЕННАЯ ЦЕРКОВЬ

К началу Великой Отечественной войны духовенство Русской Православной Церкви было почти уничтожено. Безбожная пятилетка была в разгаре. Закрыты и разрушены тысячи храмов и монастырей. Расстреляны более 50 тысяч священнослужителей. Сотни тысяч сосланы в лагеря.
К 1943 году на территории СССР не должно было остаться ни одного действующего храма и ни одного действующего священника. Однако этим планам не суждено было сбыться. Разгул воинствующего безбожия остановила война.
Узнав о нападении фашистской Германии, патриарший местоблюститель митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский) благословил верующих на борьбу с фашистским захватчиком. Свое «Послание пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви» он сам напечатал на пишущей машинке и обратился с ним к народу. Он сделал это раньше, чем Сталин. Несколько дней после начала войны главнокомандующий Красной армией молчал. Оправившись от шока, он также выступил с обращением к народу, в котором назвал людей, как называют их в Церкви, «братия и сестры».
В послании Владыки Сергия были пророческие слова: «Господь нам дарует победу». Победа над фашистской Германией была одержана. И это была не только победа русского оружия.
С первых дней войны руководство страны отменило столь явный богоборческий курс и на время приостановило борьбу с Православием. Атеистическая пропаганда была переведена на новые, более тихие рельсы, а Союз воинствующих безбожников демонстративно распущен.
Прекратились гонения на верующих – люди снова могли свободно посещать церковь. Из ссылок и лагерей возвращались выжившие священнослужители. Открывались закрытые ранее храмы. Так, в 1942 году в Саратове, где к началу войны не осталось ни одной действующей церкви, верующим был передан (поначалу в аренду) Свято-Троицкий собор, а после открылась Духосошественская церковь. Возобновляются богослужения и в других храмах Саратовской епархии.
Перед лицом опасности Сталин ищет поддержки у Церкви. Приглашает духовенство к себе в Кремль, где обсуждает положение Русской Православной церкви в СССР и возможность открытия духовных школ и академий. Еще один неожиданный шаг навстречу Церкви – Сталин разрешает провести Поместный Собор и выборы Патриарха. Так, упраздненное православным царем Петром I патриаршество было восстановлено при богоборческом советском режиме. Главой Русской Православной Церкви 8 сентября 1943 года становится митрополит Сергий (Страгородский).

БАТЮШКИ НА ПЕРЕДОВОЙ

Одни битвы шли в Кремле, другие – на линии огня. Сегодня мало кто знает о священниках, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны. Никто точно не скажет, сколько их было, шедших в бой без рясы и крестов, в солдатской шинели, с винтовкой в руке и молитвой на устах. Статистики никто не вел. Но батюшки не просто сражались, защищая свою веру и Отечество, а еще и получали награды – почти сорок священнослужителей были награждены медалями «За оборону Ленинграда» и «За оборону Москвы», более пятидесяти – «За доблестный труд во время войны», несколько десятков – медалью «Партизану Великой Отечественной войны». А скольких еще награды обходили стороной?
Архимандрит Леонид (Лобачев) в начале войны добровольцем вступил в ряды Красной Армии и стал гвардии старшиной. Дошел до Праги, был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией». После демобилизации снова вернулся к служению в священном сане и был назначен первым руководителем Русской Духовной Миссии в Иерусалиме после ее открытия в 1948 году.
Многие священнослужители уходили на фронт, отбыв срок в лагерях и ссылках. Вернувшись из заключения, будущий Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков) дослужился на войне до звания майора. Многие, избежав смерти на фронте, становились священниками после победы. Так, будущий наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий (Воронов), прошедший от Москвы до Берлина и награжденный орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги», вспоминал: «Война была настолько страшной, что я дал слово Богу, что если в этой страшной битве выживу, то обязательно уйду в монастырь». Посвятить свою жизнь Богу решил и кавалер орденов Славы трех степеней Борис Крамаренко, после войны став диаконом в храме под Киевом. А бывший пулеметчик Коноплев, награжденный медалью «За боевые заслуги», стал впоследствии митрополитом Калининским и Кашинским Алексием.

СВЯТОЙ ЕПИСКОП-ХИРУРГ

Человек удивительной судьбы, хирург с мировым именем, бывший некогда земским врачом в селе Романовка Саратовской губернии, епископ Русской Православной Церкви Лука (Войно-Ясенецкий) встретил войну в ссылке в Красноярске. В город приходили эшелоны с тысячами раненых бойцов, и святитель Лука вновь взял скальпель в руки. Он был назначен консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя, делал сложнейшие операции.
Когда срок ссылки закончился, епископ Лука был возведен в сан архиепископа и назначен на Красноярскую кафедру. Но, возглавляя кафедру, он, как и раньше, продолжал работу хирурга. После операций профессор консультировал врачей, проводил прием больных в поликлинике, выступал на научных конференциях (всегда в рясе и клобуке, чем неизменно вызывал недовольство властей), читал лекции, писал медицинские трактаты.
В 1943 году опубликовал второе, переработанное и значительно дополненное издание своего знаменитого труда «Очерки гнойной хирургии» (позже за него он получит Сталинскую премию). После перевода на Тамбовскую кафедру в 1944 году продолжил работу в госпиталях и после окончания Великой Отечественной войны был награжден медалью «За доблестный труд».
В 2000 году епископ-хирург был прославлен Русской Православной Церковью в лике святых. В Саратове на территории клинического городка Саратовского государственного медицинского университета строится храм, который будет освящен в его честь.

ПОМОЩЬ ФРОНТУ

Во время войны православные люди не только воевали и ухаживали за ранеными в госпиталях, но и собирали деньги для фронта. Собранных средств хватило на комплектацию танковой колонны имени Димитрия Донского, и 7 марта 1944 года в торжественной обстановке митрополит Коломенский и Крутицкий Николай (Ярушевич) передал 40 танков Т-34 войскам – 516-му и 38-му танковым полкам. Статья об этом появилась в газете «Правда», а Сталин просил передать духовенству и верующим благодарность от Красной Армии.
Церковь собирала также средства на постройку самолетов «Александр Невский». Машины передавались в разное время в разные части. Так, на средства прихожан из Саратова было построено шесть самолетов, носящих имя святого полководца. Огромные средства были собраны и в помощь семьям воинов, которые лишились своих кормильцев, в помощь детям-сиротам, собирались посылки для красноармейцев, которые отправлялись на фронт. В годы испытаний Церковь была едина со своим народом, и вновь открытые храмы не пустовали.

НЕ СВАСТИКА, А КРЕСТ

На первую военную Пасху впервые за годы советской власти вновь было разрешено провести крестный ход во всех крупных городах страны. «Не свастика, а Крест призван возглавить нашу христианскую культуру, наше христианское жительство», – писал митрополит Сергий в пасхальном послании того года.
Разрешения провести крестный ход вокруг города с Казанской иконой Божией Матери просил у Жукова Ленинградский митрополит и будущий Патриарх Московский и всея Руси Алексий (Симанский). В тот день, 5 апреля 1942 года, исполнялось 700 лет со дня разгрома немецких рыцарей в ледовом побоище святым князем Александром Невским – небесным покровителем города на Неве. Крестный ход был разрешен. И случилось чудо – танковые и моторизованные дивизии, необходимые группе армий «Север» для взятия Ленинграда, были переброшены по приказу Гитлера группе «Центр» для решительного броска на Москву. Москву отстояли, а Ленинград оказался в кольце блокады.
Митрополит Алексий не покинул блокадный город, хотя голод не щадил духовенство – не пережили зиму 1941–1942 года восемь клириков Владимирского собора. Во время богослужения скончался регент Никольского собора, умер келейник митрополита Алексия инок Евлогий.
В дни блокады в ряде храмов были устроены бомбоубежища, в Александро-Невской лавре разместился госпиталь. Но главное – в вымирающем от голода городе ежедневно совершалась Божественная литургия. В храмах молились о даровании победы нашему воинству. Служился особый молебен «в нашествие супостатов, певаемый в Отечественную войну 1812 года». На богослужениях иногда присутствовало командование Ленинградского фронта во главе с маршалом Леонидом Говоровым.

ТИХИЙ МОЛИТВЕННИК

В дни войны не прекращал своей молитвы о спасении страны преподобный Серафим Вырицкий, прославленный в лике святых в 2000 году.
Иеросхимонах Серафим (в миру Василий Николаевич Муравьев) до того как принять сан, был крупным петербургским купцом. Приняв монашество, он стал духовным руководителем Александро-Невской лавры и пользовался огромным авторитетом у народа – к нему ехали за советом, помощью и благословением из самых дальних уголков России. В 30-е годы старец переезжает в Вырицу, куда к нему продолжает стекаться народ.
Великий утешитель и подвижник говорил: «Самим Господом определено русскому народу наказание за грехи, и пока Сам Господь не помилует Россию, бессмысленно идти против Его святой воли. Мрачная ночь надолго покроет землю Русскую, много нас ждет впереди страданий и горестей. Поэтому Господь и научает нас: терпением вашим спасайте души ваши». Сам старец возносил постоянную молитву не только в своей келье, но и в саду на камне перед устроенной на сосне иконой преподобного Серафима Саровского. В этом уголке, который святой старец называл Саровом, он провел много часов, молясь на коленях о спасении России,– и вымолил. И один молитвенник за страну может спасти все города и веси…

НЕСЛУЧАЙНЫЕ ДАТЫ

– 22 июня 1941 года Русская Православная Церковь отмечала день всех святых, в земле Российской просиявших;
– 6 декабря 1941 года в день памяти Александра Невского наши войска начали успешное контрнаступление и отбросили немцев от Москвы;
– 12 июля 1943 в день апостолов Петра и Павла начались бои под Прохоровкой на Курской дуге;
– на празднование Казанской иконы Божией Матери 4 ноября 1943 года советскими войсками был взят Киев;
– Пасха 1945 года совпала с днем памяти великомученика Георгия Победоносца, отмечаемым Церковью 6 мая. 9 мая – на Светлой седмице – к возгласам «Христос воскресе!» добавился долгожданный «С днем победы!»;
– Парад Победы на Красной площади был назначен на 24 июня – День Святой Троицы.

Ольга НОВИКОВА

http://www.vzsar.ru/special/2009/05/07/pobeda_oruzhiya_i_very.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77946

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 16 Мая 2009, 10:14:21 »

Деморализующие цифры о Великой Отечественной Войне

Каждый год, ко Дню Победы, приурочена очередная психическая атака на народ России. И, что примечательно – особое рвение в ней проявляют персонажи, причисляющие себя к патриотам. Западные русофобы нервно курят в сторонке!

Особенно, эти "патриоты" пытаются перещеголять друг друга в цифрах потерь Красной Армии и среди гражданского населения; они, почему-то, думают, что чем большие цифры потерь они назовут, тем лучше. Лучше? Но, для кого лучше? В качестве "авторитетных" источников, цифрами которых они оперируют, у них числятся – Солженицын, В.Астафьев (оба являются участниками боевых действий, а значит, являются непререкаемыми авторитетами в этой области)

Чем дальше от времен Великой Отечественной, тем большие цифры общих людских потерь СССР называются! 20 миллионов... 28 миллионов... 37 миллионов... снова 28 миллионов... Почему такой рост? Может каждый политический лидер преувеличивает потери для того, чтобы выдавить слезу жалости из Запада? Разжалобить его элиты "вот как мы пострадали за весь мир, а вы, противные, не принимаете нас в свой клуб избранных! Ставите под сомнения законность наших банковских счетов..."?

Возьмем ходовую ныне цифру – 28 миллионов, о чем она шепчет подсознанию слышащих её человеков? А она шепчет о том, раз Германия потеряла всего чуть более 7 миллионов человек, а мы 28 миллионов то, это значит, что русские это очень-очень плохие воины, и не только плохие, но и тупые, раз позволили так себя уничтожать. Значит, русских не стоит бояться! А у русского человека появляются мыслишки "а на фиг нам победы, добытые такой кровавой ценой!"

Свежий, посмертно, лауреат премии Солженицына В. Астафьев утверждал (и ныне утверждает устами других), чтобы убить одного немца Красная Армия теряла 7-10 человек убитыми. Это, что, для того, чтобы внушить страх перед суперменами (немцами, когда-то французами, сейчас американцами)?

И это возможно потому, что подавляющее большинство потребителей информации не обладают зачатками критического мышления, либо не желают напрягаться, чтобы самим скептически проверить сообщаемую им информацию (калории, холестерин научились считать, но здесь...)

Давайте посмотрим доступные источники информации по данному вопросу:

Предварительно отметим – люди автоматически представляют себе цифры: Германия, численность населения – 80 миллионов, СССР – около 200 миллионов (почему-то, очень странная цифра – данные 1937 года давали 162 миллиона); значит, в распоряжении СССР было несравненно больше людских ресурсов и немцев "утопили в русской крови" И моск инфопотребителя отказывается суммировать следующие цифры:

Германия – 80 миллионов

Италия - 40 миллионов

Финляндия -3 миллиона

Венгрия...

Словакия...

Румыния...

Хорватия...

Босния (мусульмане)...

И это только формальные союзники Германии! А были еще и французы Эльзаса и Лотарингии (170 тыс., из них погибло – 50 тыс.), мобилизованные силезские поляки (вспомним фильм "три танкиста, грузин...), чехи... Как минимум, по людским ресурсам – был паритет! Плюс, развитые транспортные коммуникации Европы, позволяли противникам СССР обыгрывать Красную Армию в плане мобильности (в первые периоды войны)

Теперь, собственно о цифрах...

И опять без предварительных замечаний никак! При подсчете немецких потерь существует ряд нюансов, таких как:

трудно понять о какой Германии идет речь – в одних данных учитывается Германия в границах 37 года, в других 39 года.

И чаще всего, при учете потерь, для того, чтобы преуменьшить их, подразумевается Германия в границах 37 года. При подобных подсчетах совершенно в другую графу попадают 270000 австрийских немцев и 200000 судетских немцев. Как видим, почти полмиллиона погибших, в боевых действиях, немцев проходят по "балансу" других стран.

"Из 3777290 немцев, оказавшихся в советской плену, домой вернулись 85,1%, умерло в плену – 14,9%.

Всего же нашими войсками было пленено 4337,3 тыс. немецких военнослужащих, из которых около 600000 человек, после соответствующей проверки, были освобождены непосредственно на фронтах. В основном массе это были лица негерманской национальности, насильственно призванные в вермахт и армии ее союзников (поляки, чехи, словаки, румыны, словены, болгары, молдаване, фольксдойче и др.)

Из 4559 тыс. советских военнослужащих оказавшихся в плену только около 40% вернулось домой, а 55% умерло в плену и лишь небольшая группа (больше 180 тыс.) эмигрировало в другие страны.

При оценке потерь Германии учитывались только потери вермахта и войск СС. Кроме того, из-за отсутствия достоверных не включены потери военно-полевой полиции, учреждений службы безопасности (СД) и военной администрации на оккупированных территориях (около 600 тыс. человек), гестаповцы, не входившие в войска СС (250 тыс. человек), охранные и карательные подразделение – легионы, батальоны, роты (около 200 тыс. человек)...

... По утверждению генерала Гальдера процент безвозвратных людских потерь (убитых, пропавших без вести) воинских формирований и контингентов, не входивших в вермахт, был очень высок, и достигал 40% их общей численности"

Россия и СССР войнах 20 века. Статистическое исследование.

"Так, например, в одном из госпиталей героического Сталинграда за 45 работы, с 1 июля по 15 августа 1942 года, из 13,6 тыс. поступивших за это время раненных умерло всего 262 человека, т.е. 2%...

... процент летальности среди раненных солдат вермахта составлял 10%...

... процент летальности в армии США составлял – 2,9%

Канады - 6,7%

Австралии - 4,6%

Новой Зеландии - 7,5%"

История боевых потерь. Б.Ц. Урланис

Потери среди власовцев, бандеровцев, полицаев, других формирований изменников, лесных братьев разного разлива и др. были зачислены на "баланс" потерь Советской России.

И всё это нужно принимать во внимание при определении потерь Красной Армии и потерь среди гражданского населения!

Западные же аналитики никогда не приходили к однозначной оценке боевых потерь во второй мировой войне,

" ‘Статистическим бюллетенем’ в январском номере за 1946 год, число убитых и умерших за все время второй мировой войны определяется в 9,5 миллиона человек. Другие расчеты дают более высокие цифры потерь. Так, например, издававшийся в Берне (Швейцария) еженедельник ‘Der Weg’ опубликовал в январе 1946 г. итоги потерь во второй мировой войне, согласно которым на фронтах погибло 14450 тысяч человек, т. е. на 50% больше, чем цифра ‘Статистического бюллетеня’. Эту же цифру привел О. Гротеволь в марте 1946 года. В статистическом журнале ГДР указывается, что во второй мировой войне погибло 13 млн. солдат и офицеров. Независимо от того, какая из приведенных цифр является правильной, бесспорно
, что потери во второй мировой войне намного превысили потери в первой мировой войне"

История военных потерь. Б. Ц. Урланис.(стр.240-241)

Возьмем за основу цифру в 14450 тыс. человек, округлим в большую сторону до 15 миллионов, и отметим, что это – боевые потери. Что остается сделать любознательному человеку? Вычесть потери Германии (нас же учат, что немцы очень-очень педантично подсчитывали свои потери). А то, что наши следопыты находят останки сотен тысяч немецких солдат в болотах Северо-Запада России – не в счет!:

"... был обнаружен секретный архив немецких военных потерь за период с 1 сентября 1939 года по 30 ноября 1944 года. По материалам этого архива, немецкие потери составляли (в тыс. человек):

Армия – убитые 1709,7, пропавшие без вести – 1540,8

Морской флот – убитые 51,8, пропавшие без вести – 32.2

Авиация - 149,6, пропавшие без вести - 141,0

Всего - убитые 1911,3, пропашие без вести - 1713,0

Итого – 3624,3

Так как все ‘пропавшие без вести’ по существу представляют ту же статью потерь, что и убитые, общее погибших немецких солдат и офицеров, даже по официальным данным составляло 3,6 млн. человек. Если же добавить еще потери за декабрь 1944 г. и январь – май 1945 года, то общее число погибших солдат вермахта составит – около 4 миллионов человек"

История боевых потерь. Б. Ц. Урланис. (стр.207-208)

Впрочем, некоторые эксперты оценивают потери германской армии в 8,4 млн. человек (кто-то оценивает потери в 7 млн.). Согласимся с древней мудростью "истина находится посередине", и у нас получится цифра в 6,2 млн. человек. Эту-то цифру мы и вычтем из 15 млн., в результате получим цифру потерь других участников второй мировой войны – около 8-9 млн. человек. О каких "астафьевских" цифрах в 7-10 красноармейцев уложенных ради одного юберменша-немца можно говорить?

Следует учесть и такие факты: безвозвратные потери стран формальных союзников Германии составили

Венгрия – 809066 человек

Италия - 92867...

Румыния – 475070...

Финляндия – 84377...

Словакия - 6765...

Чтобы более полноценно разобраться нужно, определиться с потерями Красной Армии:

"... демографические потери Вооруженных Сил СССР (убито, умерло от ран и болезни, погибло в результате несчастных случаев, расстреляно по приговору военных трибуналов, не вернулось из плена) составили 8 668 400 человек списочного состава...

... Демографические потери военнослужащих из граждан России составили 6 537,1 тыс. человек или 71,3% от общих демографических потерь Вооруженных Сил СССР... из которых, русские составили – 5,756,0 тыс. человек или 66,402% от общей цифры потерь"

Россия и СССР в войнах 20 века. Статистическое исследование, (стр.236)


Потери СССР и России огромны, но не настолько уступают потерям врага, как нам пытаются вдолбить!

Перейдем к другим цифрам:

Расстояние от границ, с которых началась агрессия, до Москвы составляет 670 километров. Наполеоновская евроармада преодолела это расстояние за 83 дня. Немцы преодолевали это же расстояние – 166 дней.

Немецкая печать сообщала, что захват Норвегии обошелся им всего в 1317 человек убитыми, захват Греции – 1484 человека, Польши – 10572 человека. Всего за первый год мировой войны Германия военные потери составили 39 тыс. человек убитыми, 143 тыс. раненными и 24 тыс. пропавшими без вести. А всего, до нападения на Советскую Россию, за 1 года и 10 месяцев мировой войны, по официальным данным, потери составили почти 300 тыс. человек (убитые, раненные и пропавшие без вести)

Но вот, уже осенью 1941 года, по признанию немецких генералов в войсках армии "Центра" "в большинстве пехотных рот численность личного состава достигала 60-70 человек", а после битв за Москву "численность личного состава рот в большинстве случаев сократилось до 40 человек"

Согласитесь, подобные цифры не говорят о паническом бегстве Красной Армии в том далеком 41 году.

И уже в боях за Москву с 6 декабря по 27 декабря 41 года – немецкая армия потеряла только убитыми около 120 тыс. солдат и офицеров. Для сравнения: в ходе стратегической наступательной операции с 5 декабря 1941 года по 7 января 1942 года, в битве за Москву безвозвратные потери Красной Армии составили (убитыми, раненными и пропавшими без вести) около 140 тыс. человек.

При паническом бегстве Красной Армии немецкая армия не могла понести такие потери. Шло отступление, сопровождаемое тяжелыми, кровопролитными боями, но не паническое бегство, в чем нас старательно убеждают.

И уже в битве за Сталинград, которая разбита на два периода: оборонительную и наступательную фазу – общие безвозвратные (убитые, раненные и пропавшие без вести) Красной Армии составили около 480 тыс. человек, безвозвратные потери германской армии, а также ее союзников – свыше 800 тыс. человек.

За период с 5 июля по 5 ноября 1943 года Красная Армия разбила 144 дивизии противника. В результате этого разгрома немцы потеряли до 900 тыс. только убитыми.

Если допустить, даже что, потери Красной Армии составили 10 миллионов человек; то после вычета этой цифры, из принятых сейчас 28 миллионов – 18 миллионов составят жертвы среди гражданского населения. Спроецируйте эти жертвы преимущественно на территорию Украины и Белоруссии и представьте какая демографическая ситуация должна была быть, при таких потерях, на этих территориях. Однозначно, Белоруссии как таковой не могло сейчас быть!

В Красной Армии служили представители всех народов СССР, и поэтому в потерях Красной Армии свою долю имел каждый народ СССР. Но вот 18 миллионов потерь среди гражданского население преимущественно распределяются среди населения Белоруссии, Украины и России!

И для любопытных:

Население Франции в 1939 году составляло около 42 миллионов человек население современной Франции около 60 миллионов.

Население Италии в 1939 году – около 44 миллионов человек, современная Италия – около 60 миллионов.

(выбрал эти два государства-народа, потому что они не так давно демонстрировали высокий уровень рождаемости)

Население России в 1937 году – около 100 миллионов (всего русских в СССР – около 100 миллионов человек), население современной России – около 145 миллионов человек (русских в 1989 году – около 145 миллионов)


Можно довериться цифрам оглашенным после войны Сталиным: 12-14 миллионов человек (разве эта цифра уменьшает заслуги наши дедов и прадедов?).

Колоссальная, невиданная жертва, но никак не жертва овец, подставляющих безропотно свое горло под нож. И скорее всего, для Советской России это был самый оптимальный выход из сложившейся ситуации. Ведь в случае превентивного удара Красной Армии по германским войскам – вся западная рать готова была ринуться на Советскую Россию! Подобные планы Западом рассматривались еще в период перед и во время советско-финской войны. И ошибки командования и руководства, о которых постоянно трубят – были не такими критическими, как нам втирают! И если, кого и можно обвинить в тяжелых жертвах, понесенных Советской Россией в первый период войны, так это – Запад! Ведь, это его готовность броситься на Россию и этим катастрофически ухудшить ситуацию для России, сковывала возможности России.

Можно предположить, что, несмотря на то, что Англия и Франция (эта страна вообще отдельная песня: потери Франции после открытия второго фронта составили 14 тыс. человек, потери "Сражающейся Франции" с момента капитуляции и до вторжения союзников составили – 11 тыс. убитых и умерших от ран. Сравните с цифрами погибших граждан Франции воевавших на стороне Германии – минимум 70 тыс. человек) находились в состоянии войны с Германией, где-то на каком-то уровне мог существовать секретный договор о совместных действиях против нашей страны. На это указывает странный визит Рудольфа Гесса в Великобританию и еще более странное содержание его под стражей (для него существовала персональная тюрьма). На это же указывает затягивание с открытием второго фронта, но еще более указывают – страшные бомбардировки городов Германии после Сталинградской битвы; таким образом уголовники вымещают свою ярость и жестокость на лицах не оправдавших их надежд. Это уже конечно другая тема.

© Василий Щерба, специально для сайта "Война и Мир".

http://www.warandpeace.ru/ru/exclusive/view/35341/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77946

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 20 Июля 2009, 22:39:24 »

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА

Закулисная предыстория второй мировой войны: об ответственности Запада

Одним из испытанных приёмов информационной войны Запада против России является направление интеллектуальной энергии в тупиковое русло бесплодных дискуссий, в которых русских заставляют постоянно оправдываться и защищаться от обвинений в тех преступлениях, которые они не совершали. Недавняя резолюция Парламентской ассамблеи ОБСЕ, полностью уравнивающая роли Советского Союза и нацистской Германии в развязывании второй мировой войны, кроме того, что имеет чисто прагматическую цель выкачать из России деньги на содержание некоторых обанкротившихся экономик, направлена на то, чтобы демонизировать Россию как правопреемницу СССР и подготовить правовую почву для лишения её права выступать против пересмотра итогов войны (не случайно резолюция одобрена одновременно с принятием японским парламентом закона, объявляющего Южные Курилы исконной территорией Японии). В преддверии годовщины начала войны на Западе уже развернута широкая информационная кампания по формированию «единого понимания европейской истории», направленная на то, чтобы признать преступления коммунизма против человечества в правовом порядке, как это сделано в отношении нацизма.

Но если уж ставить вопрос об ответственности за эти преступления, то именно Россия, как главная жертва общеевропейской военной экспансии ХХ в., должна взять на себя инициативу в выявлении и осуждении (с соответствующими политическими последствиями) истинных виновников мировой бойни. И ключевым здесь является вопрос о том, кто обеспечил приход нацистов к власти, кто направлял их по пути к мировой катастрофе. Вся предвоенная история Германии показывает, что обеспечению «нужного» политического курса служили управляемые финансовые потрясения, в которые, кстати, мир оказался ввергнут и сегодня.

И тогда, и сейчас организаторами этих потрясений стали англо-американские финансовые кланы, образующие высший мировой банкирский слой. Поэтому когда совершенно справедливо предлагается объявить 30 сентября – дату подписания Мюнхенского сговора - днём памяти жертв либерализма и нацизма, надо помнить, что этот сговор был одним из звеньев в цепи событий, подготовленных в полном соответствии с планами англо-американской финансовой верхушки, стратегия которой была направлена на организацию военного столкновения СССР и Германии.

В предвоенной истории Запада мы можем выделить много дат, которые мировая общественность должна отмечать как дни памяти жертв союза международных банкиров и нацистов. Такой же трагической датой, кстати, является и день подписания конкордата между Ватиканом и нацистской Германией, обрёкшего христиан-католиков на тотальное подчинение нацистскому режиму.



***

Ключевыми структурами, определявшими стратегию послевоенного развития Запада, были центральные финансовые институты Великобритании и США – Банк Англии и Федеральная резервная система (ФРС) - и связанные с ними финансово-промышленные организации, поставившие цель установить абсолютный контроль за финансовой системой Германии, чтобы управлять политическими процессами в Центральной Европе. В реализации этой стратегии можно выделить следующие этапы:

1-ый: с 1919 по 1924 гг. - подготовка почвы для массивных американских финансовых вливаний в немецкую экономику;

2-ой: с 1924 по 1929 гг. - установление контроля за финансовой системой Германии и финансовая поддержка национал-социализма;

3-ий: с 1929 по 1933 гг. - провоцирование и развязывание глубокого финансово-экономического кризиса и обеспечение прихода нацистов к власти;

4-ый: с 1933 по 1939 гг. – финансовое сотрудничество с нацистской властью и поддержка её экспансионистской внешней политики, направленной на подготовку и развязывание новой мировой войны.

На первом этапе главными рычагами обеспечения проникновения американского капитала в Европу стали военные долги и тесно связанная с ними проблема германских репараций. После формального вступления США в первую мировую войну они предоставили союзникам (в первую очередь Англии и Франции) займы на сумму 8,8 млрд. долл. Общая же сумма военной задолженности, включающая и займы, предоставленные США в 1919-1921 гг., составила более 11 млрд. долл.1 Решить свои проблемы страны-должники пытались за счёт Германии, навязав ей огромную сумму и крайне тяжёлые условия выплаты репараций. Вызванные этим бегство немецких капиталов за границу и отказ от уплаты налогов привели к такому дефициту государственного бюджета, который мог быть покрыт только за счёт массового выпуска ничем не обеспеченных марок. Результатом этого стал коллапс германской валюты - «великая инфляция» 1923 г., составившая 578 512 %, когда за один доллар давали 4,2 трлн. марок. Германские промышленники стали открыто саботировать все мероприятия по выплате репарационных обязательств, что спровоцировало в итоге известный «рурский кризис» – франко-бельгийскую оккупациию Рура в январе 1923 г.

Именно этого ждали англо-американские правящие круги, чтобы, дав увязнуть Франции в затеваемой авантюре и доказав её неспособность решить проблему, взять инициативу в свои руки. Государственный секретарь США Юз указывал: «Надо выждать, когда Европа созреет для того, чтобы принять американское предложение»2.

Новый проект разрабатывался в недрах «Дж.П.Морган и Кº» по указанию главы Банка Англии Монтегю Нормана. В основе его лежали идеи представителя «Дрезднер Банка» Ялмара Шахта, сформулированные им ещё в марте 1922 г. по предложению Джона Фостера Даллеса (будущего госсекретаря в кабинете президента Эйзенхауэра), юридического советника президента В.Вильсона на Парижской мирной конференции. Д.Ф.Даллес передал эту записку главному доверенному лицу «Дж.П.Морган и Кº», после чего Дж.П.Морган рекомендовал Я.Шахта М.Норману, а последний – веймарским правителям. В декабре 1923 г. Я.Шахт станет управляющим Рейхсбанка и сыграет важнейшую роль в сближении англо-американских и немецких финансовых кругов3.

Летом 1924 г. данный проект, известный как «план Дауэса» (по имени председателя готовившего его комитета экспертов, американского банкира, директора одного из банков группы Моргана), был принят на Лондонской конференции. Он предусматривал снижение вдвое выплаты репараций и решал вопрос об источниках их покрытия. Однако главной задачей было обеспечение благоприятных условий для американских инвестиций, что было возможно только при стабилизации немецкой марки. Для этого план предусматривал предоставление Германии крупного займа на сумму 200 млн. долл. (800 млн. марок), половина из которых приходилась на банкирский дом Моргана. При этом англо-американские банки устанавливали контроль не только над переводом германских платежей, но и за бюджетом, системой денежного обращения и в значительной мере системой кредита страны. К августу 1924 г. старую немецкую марку заменили новой, финансовое положение Германии стабилизировалось, и, как писал исследователь Г.Д.Препарта, Веймарская республика была подготовлена к «самой живописной экономической помощи за всю историю, за которой последует самая горькая жатва в мировой истории» - «в финансовые жилы Германии неудержимым потоком хлынула американская кровь»4.

Следствия этого не замедлили себя обнаружить.

Во-первых, в силу того, что ежегодные выплаты репараций шли на покрытие суммы выплачиваемых союзниками долгов, сложился так называемый «абсурдный веймарский круг». Золото, которое Германия платила в виде военных репараций, продавалось, закладывалось и исчезало в США, откуда оно в виде «помощи» по плану возвращалось в Германию, которая отдавала его Англии и Франции, а те в свою очередь оплачивали им военный долг США. Последние, обложив его процентами, вновь направляли его Германии. В итоге все в Германии жили в долг, и было ясно, что в случае, если Уолл-стрит отзовёт свои займы, страна потерпит полное банкротство. При этом американские банкиры ничего не потеряли бы, поскольку, получая в обмен на займы облигации, они продавали их американским гражданам.

Во-вторых, хотя формально кредиты выдавались для обеспечения выплат, речь шла фактически о восстановлении военно-промышленного потенциала страны. Дело в том, что за кредиты немцы расплачивались акциями предприятий, так что американский капитал стал активно интегрироваться в немецкую экономику. Общая сумма иностранных вложений в германскую промышленность за 1924-1929 гг. составила почти 63 млрд. золотых марок (30 млрд. приходилось на займы), а выплата репараций – 10 млрд. марок5. 70% финансовых поступлений обеспечивали банкиры США, большей частью банки Дж.П.Моргана. В итоге уже в 1929 г. германская промышленность вышла на второе место в мире, но в значительной мере она находилась в руках ведущих американских финансово-промышленных групп.

Так, «И.Г.Фарбениндустри», этот основной поставщик германской военной машины, на 45% финансировавший избирательную кампанию Гитлера в 1930 г., находился под контролем рокфеллеровской «Стандарт Ойл». Морганы через «Дженерал электрик» контролировали германскую радио- и электротехническую промышленность в лице АЭГ и «Сименс» (к 1933 г. 30% акций АЭГ принадлежали «Дженерал электрик»), через компанию связи ИТТ - 40% телефонной сети Германии, кроме этого им принадлежали 30% акций авиастроительной фирмы «Фокке-Вульф». Над Опелем был установлен контроль со стороны «Дженерал моторс», принадлежавший семье Дюпона. Генри Форд контролировал 100% акций концерна «Фольксваген». В 1926 г. при участии рокфеллеровского банка «Дилон Рид и Кº» возникла вторая по величине после «И.Г.Фарбениндустри» промышленная монополия Германии - металлургический концерн «Ферейнигте штальверке» (Стальной трест) Тиссена, Флика, Вольфа и Феглера и др6,

Американское сотрудничество с немецким военно-промышленным комплексом было настолько интенсивным и всепроникающим, что к 1933 г. под контролем американского финансового капитала оказались ключевые отрасли германской промышленности и такие крупные банки, как «Дойче Банк», «Дрезднер Банк», «Донат Банк» и др. Американцы потратили на это более 150 долгосрочных займов, выданных в течение 7 лет, так что «план Дауэса» не случайно называют первой немецкой пятилеткой в преддверии войны.

Одновременно готовилась и та политическая сила, которая призвана была сыграть решающую роль в реализации англо-американских планов. Речь идёт о финансировании нацистской партии и лично А.Гитлера.

Образовавшись в 1919 г., нацистская партия начала свой рост только весной 1922 г., когда у её лидеров появились финансовые средства. Как писал в своих мемуарах бывший канцлер Германии Брюнинг, начиная с 1923 г. Гитлер получал крупные суммы из-за рубежа. Откуда они шли неизвестно, но поступали через швейцарские и шведские банки.

Известно также, что в 1922 г. в Мюнхене состоялась встреча А.Гитлера с военным атташе США в Германии капитаном Трумэном Смитом, составившим о ней подробное донесение вашингтонскому начальству (в Управление военной разведки), в котором он высоко отзывался о Гитлере. Именно через Смита в круг знакомых Гитлера был введён Эрнст Франц Зедгвик Ганфштенгль (Путци), выпускник Гарвардского университета, сыгравший важную роль в формировании А.Гитлера как политика, оказавший ему значительную финансовую поддержку и обеспечивший ему знакомство и связи с высокопоставленными британскими деятелями7. В 1937 г. Гафштенгль покинул Германию и прибыл в Америку, где в годы войны работал в качестве советника Ф.Д.Рувельта.

Гитлера готовили к большой политике, однако, пока в Германии царило процветание, его партия оставалась на периферии общественной жизни. Положение резко меняется с началом кризиса.

С осени 1929 г. после спровоцированного ФРС краха американской фондовой биржи начинает осуществляться третий этап стратегии англо-американских финансовых кругов. Показательно, что уже с 1928 г. Уолл-стрит стал постепенно отзывать свои кредиты из Германии, но именно после финансового коллапса в США Банк Англии, ФРС и банкирский дом Моргана принимают решение прекратить кредитование Германии, инспирировав банковский кризис и экономическую депрессию в Центральной Европе. В сентябре 1931 г. Англия отказалась от золотого стандарта, сознательно разрушив международную систему платежей и полностью перекрыв финансовый кислород Веймарской республике. Между тем, как пишет Ф.Энгдаль, в то время даже минимальная пролонгация кредитов на небольшие суммы вполне могла бы предотвратить неконтролируемый кризис ещё на раннем этапе8. Однако Ялмар Шахт неожидан подаёт в отставку, а новый президент Рейхсбанка Ханс Лютер, назначенный по требованию М.Норманна и Дж.Гаррисона (главы ФРС) послушно воздержался от каких-либо действий для предотвращения коллапса крупных немецких банков.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77946

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 20 Июля 2009, 22:39:56 »

(Окончание)

Зато с НСДАП происходит финансовое чудо: в сентябре 1930 г. в результате крупных пожертвований Тиссена, «И.Г. Фарбениндустри» и Кирдорфа партия получает 6,4 млн. голосов, занимает второе место в Рейхстаге, после чего и начинаются щедрые вливания из-за рубежа. Основным связующим звеном между крупнейшими немецкими промышленниками и зарубежными финансистами становится Я.Шахт.

В октябре 1931 г. в Лондон приехал А.Розенберг, где он встретился с крупнейшими британскими финансистами и бизнесменами: с М.Норманом, с Генри Детердингом, главой «Ройял Датч Шелл», предоставившим Гитлеру до 1933 г. 10 млн. марок, и, наконец, с Фрэнком К.Тайарксом, первым лицом лондонского «Банка Шрёдера», связанного с нью-йоркским «Дж.Г.Шрёдер Банком» и кёльнским «И.Г.Штайн Банком», принадлежавшим барону Курту фон Шрёдеру. Банкирский дом Шрёдеров был крайне влиятельным во всемирной финансовой сети и входил в тот узкий круг лондонских домов, которые пользовались признанным влиянием в правлении Банка Англии (с 1918 по 1945 гг. Тайаркс был доверенным лицом Шрёдера в Банке Англии). Тесные связи Шрёдер имел и с Морганом, и с Рокфеллером, а официальным представителем его на Уолл-стрит была юридическая фирма «Салливен и Кромвель», в которой работали братья Джон Фостер и Аллен Даллесы (последний входил в совет директоров банка Шрёдера).

Эти связи нацистов имели решающее значение, поскольку, когда после 1931 г. барон фон Шрёдер и Шахт обратились к ведущим промышленным и финансовым магнатам Германии за поддержкой НСДАП, первым вопросов их бы следующий: а как международное финансовое сообщество и Норман лично отнесутся к перспективам немецкого правительства во главе с Гитлером и готовы ли они помочь кредитами?

Ответ был утвердительным, и 4 января 1932 г. на вилле Курта фон Шрёдера состоялась его встреча с А.Гитлером и фон Папеном, на которой было заключено тайное соглашение о финансировании НСДАП, к тому времени обременённой огромными долгами. На этой встрече присутствовали также и братья Даллесы, о чём не любят упоминать их биографы9. А 14 января 1933 г. состоялась ещё одна встреча Гитлера со Шрёдером, Папеном и Кеплером, где программа Гитлера была полностью одобрена. Именно здесь был окончательно решён вопрос о передаче власти нацистам, и 30 января Гитлер становится рейхсканцлером. Теперь начинается реализация четвертого этапа стратегии.

Отношение англо-американских правящих кругов к новому правительству стало крайней благожелательным. Когда Гитлер отказался платить репарации, что, естественно, поставило под вопрос выплату военных долгов, ни Англия, ни Франция не предъявили ему претензий по поводу платежей. Более того, после поездки поставленного вновь во главе Рейхсбанка Я.Шахта в США в мае 1933 г. и его встречи с президентом и крупнейшими банкирами с Уолл-стрит Америка выделила Германии новые кредиты на общую сумму в 1 млрд. долл. А в июне во время поездки в Лондон и встречи с М.Норманом Шахт добивается предоставления английского займа в 2 млрд. долл. и сокращения, а потом и прекращения платежей по старым займам. Таким образом, нацисты получили то, чего не могли добиться прежние правительства.

В начале 1934 г., когда группа крупнейших финансистов собралась у М.Нормана для обсуждения политической ситуации в Европе, Германия была оценена как стабилизирующая сила, а в мае того же года Норман посетил Берлин, чтобы договориться о тайной финансовой поддержке нового режима. Летом 1934 г. Британия заключила англо-германское трансфертное соглашение, ставшее одной из основ британской политики по отношению к Третьему рейху, и к концу 30-х годов Германия превращается в основного торгового партнёра Англии. Тогда же Англия возобновляет установленный ещё в 1931 г. мораторий на выплату долгов по «плану Дауэса» и всех средств, которые Германия задолжала лондонским банкам. Более того, М.Норман авансировал нацистам новый заём в 4 млн. фунтов для облегчения мобилизации германского коммерческого кредита. Англия одалживала и частным германским концернам, таким как «И.Г.Фарбениндустри, при этом Банк Англии инструктировал своих служащих открыто не обсуждать эту проблему ввиду её конфиденциальности10. Банк Шрёдера превращается в главного агента Германии в Великобритании, а в 1936 г. его отделение в Нью-Йорке объединяется с домом Рокфеллеров для создания инвестиционного банка «Шрёдер, Рокфеллер и Кº», который журнал «Таймс» назвал «экономическим пропагандистом оси Берлин-Рим».

В итоге к 1939 г. Германия вернула своим кредиторам менее 10% иностранных денег, которые составляли её долг в 1932 г., однако международные финансовые круги всячески благоволили нацистам. Как признавался сам Гитлер, свой четырёхлетний план он задумал на финансовом основании зарубежного кредита, поэтому он никогда не внушал ему ни малейшей тревоги.

При нацистах влияние иностранного капитала в Германии начинает расти главным образом за счёт прямых инвестиций. В августе 1934 г. «Стандарт Ойл» приобрёла в Германии 730 тыс. акров земли и построила крупные нефтеперерабатывающие заводы, которые снабжали нацистов нефтью. Тогда же в Германию из США было доставлено тайно самое современное оборудование для авиационных заводов стоимостью в 1 млн. долларов, на котором начнётся производство немецких самолетов. От американских фирм «Пратт и Уитни», «Дуглас», «Бендикс Авмэйшн» Германия получила большое количество военных патентов, и по американским технологиям строился «Юнкерс-87». К 1941 г. американские инвестиции в экономику Германии составили 475 млн. долл. «Стандарт Ойл» вложила в неё 120 млн., «Дженерал моторс» – 35 млн., ИТТ – 30 млн., а «Форд» – 17,5 млн.11

Особо важную роль в обеспечении связей между финансовыми кругами США и Германии играл Банк международных расчётов (БМР), созданный в 1930 г. в соответствии с «планом Юнга» объединёнными усилиями мировых банков для регулирования получения и распределения германских репарационных платежей. Хотя банк был создан для контроля над операциями по переводу иностранной валюты из Германии за границу, он стал выполнять прямо противоположную функцию, превратившись в канал по перекачке американских и английских денег в резервуары нацистов. К началу второй мировой войны БМР полностью перешёл под контроль Гитлера, хотя правление банка возглавлял американец Томас Маккитрик. Вдохновителем этого предприятия был всё тот же Я.Шахт, вынашивавший идею создания такого учреждения, которое и в случае мирового военного конфликта позволило бы сохранить связи между крупнейшими финансистами мира. Поэтому в Устав БМР, была включена статья, обеспечивавшая банку неприкосновенность в любой ситуации: он не подлежал ни конфискации, ни ликвидации, а его деятельность не подвергалась контролю.

Теснейшее финансово-экономическое сотрудничество англо-американских и нацистских деловых кругов и было тем фоном, на котором в 30-х годах проводилась политика умиротворения агрессора и состоялся Мюнхен.

Сегодня, когда мировая финансовая верхушка приступила к реализации плана «Великая депрессия - 2» с последующим переходом к «новому мировому порядку», выявление её ключевой роли в организации преступлений против человечества становится первостепенной задачей.


_____________________

1 Громыко А.А. Внешняя экспансия капитала. История и современность. М.: Мысль, 1982. С.84.

2 Цит. по: История дипломатии. М.: Изд-во Политической литературы, 1965. Том III. С. 357.

3 Препарата Г.Д. Гитлер, Inc. Как Британия и США создавали Третий Рейх. М.: Поколение, 2007. С. 190.

4 Препарата Г.Д. Указ. соч. С. 34.

5 История дипломатии. С. 502.

6 См. C.Sutton A. Wall Street and the Rise of Hitler. Arlington House Publishers, New Rochelle, New York. 1976//www.reformation.org/wall-st-hitler.html. Эпперсон Р. Невидимая рука. Взгляд на историю как на заговор. Киев, 2003.

7 См.: Sutton A. Op.cit.; Стариков Н. Кто заставил Гитлера напасть на Сталина. СПб.: Питер, 2008. С. 78-80.

8 Энгдаль Ф. Фрагмент главы 6 из книги Уильяма Ф.Энгдаля "Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок».

9 Mullins E. Secrets of the Federal Reserve. Published by the Federal Reserve Bank of Boston in its seventh printing, 1982/ http://www.apfn.org/apfn/reserve.htm

10 Препарата Г.д. Указ. соч. С. 330. В архивах банка невозможно найти какие-либо свидетельства на этот счёт.

11 Наиболее полное представление о масштабах финансово-экономического и политического сотрудничества американского и немецкого бизнеса и в предвоенные, и в военные годы даёт книга Ч.Хайэма «Торговля с врагом», написанная на основе архивных документов, рассекреченных в 1978-1980 гг.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2320
Записан
Anna
Ветеран
*****
Сообщений: 6955


Просмотр профиля
православная христианка РПЦ
« Ответ #19 : 23 Июля 2009, 09:47:17 »

Запад сам поставил Гитлера к власти.Потому ,никто в Европе и не возмущался ,что у них под  боком фашизм процветает.Он их устраивал.
А тут мы со своей победой им всё испортили.
Не могут они этого нам простить.
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77946

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #20 : 28 Августа 2009, 16:37:33 »

Леонид ИВАШОВ

Вторую мировую войну развязали адепты «Drang nach Osten»


Информационная война по вопросам истории Второй мировой войны идёт полным ходом, поэтому стоит ещё раз напомнить о схемах закулисной деятельности Запада и теневых структур западного капитала по её развязыванию.

Очевидно, что сутью геополитической стратегии западного сообщества всегда была экспансия по основным направлениям восток – юг. Девиз «Дранг нах остен!» – это не инновация Гитлера, он родился гораздо раньше, по крайней мере в эпоху Карла Великого (VIII в.). Поиски сказочной страны (Индии) на востоке, а потом и её колонизация, покорение и истребление восточных племен и народов во имя обогащения – это тоже вечный «дранг нах остен», смысл западного существования. Даже Америку открыли, двигаясь опять же на восток.

Родившиеся в конце XIX – начале XX столетий западные геополитические концепции и теории логично ориентированы на завоевание восточных пространств. Англичанин Х. Маккиндер с целью теоретического обоснования колонизаторской политики Британии сформулировал геополитическую идею мирового господства: «Кто контролирует Восточную Европу, доминирует над Хартлендом (Россией. – Л.И.), тот, кто доминирует на Хартлендом, господствует над Мировым островом (Евразией. – Л.И.), тот, кто господствует над Мировым островом, господствует над миром». Злдесь устремлённость к господству над Россией налицо.

Американский стратег адмирал А. Мэхэн усиленно разрабатывал стратегию удушения «непрерывной континентальной массы Русской империи, протянувшейся от западной Малой Азии до японского меридиана на Востоке».

Немецкая геополитическая школа (Ф. Ратцель, К. Хаусхоффер, К. Шмит) продвигала теорию государства как «живого организма», по мере развития требующего всё больших пространств, вплоть до планетарных. И опять же – движение на восток, а Россия здесь – также главный объект.

Все эти концепции, живущие по сей день, - не дань моде, а теоретическое закрепление многовековой политики агрессивной экспансии. И если русские воевали в Европе лишь в порядке самообороны или в интересах тех или иных западных государств, то в треугольнике Британия – Франция – Германия всегда (по крайней мере, в течение последних двух столетий) присутствовала стратегическая интрига: как продвинуться на российские просторы или по меньшей мере кого спровоцировать на войну против России. Лучше всех эта игра удавалась Лондону.

В нашествии Наполеона, нападении Японии на российский Дальний Восток в 1904 г., в провоцировании первой мировой войны отчетливо прослеживается британский след.

А в организации похода Гитлера на восток – тем более.

Безусловно, Лондон и Париж серьёзно опасались нарастающей мощи Германии и боялись остаться с ней один на один. Но политика этих ведущих европейских столиц металась между двумя вариантами:

- как не подвергнуться удару Германии в одиночку,

- как подтолкнуть Гитлера к удару по СССР.

Поэтому одна часть франко-британской элиты выступала за обуздание Гитлера коллективными усилиями совместно с СССР. Другая же (особенно англичане) стремилась помочь Гитлеру осуществить пресловутый «дранг нах остен». Британские консерваторы держали в уме политическое завещание Д. Ллойд Джорджа, который заявил ещё в начале ХХ столетия: «Традиции и жизненные интересы Англии требуют разрушения Российской империи, чтобы обезопасить английское господство в Индии и реализовать английские интересы в Закавказье и Передней Азии».

Эти колебания между двумя вариантами действий, в конце концов, привели к политике умиротворения Гитлера, к попыткам создать ему благоприятные условия для канализации устремлений на восток. В сентябре 1938 г. английские и французские верхи пошли на мюнхенские договорённости с Гитлером и в качестве «отступного» безоговорочно сдали Чехословакию. Четвёртое по экономической и военной мощи государство Европы было отдано Гитлеру на заклание.

Об обстоятельствах происшедшего полезно вспомнить тем, кто считает спусковым крючком Второй мировой войны советско-германский пакт о ненападении.

СССР заявил о готовности в полном объеме выполнить советско-чехословацкий договор о взаимопомощи от 16 мая 1935 г., о чем 19 сентября 1938 г. советское правительство уведомило правительство Чехословакии. Советский Союз в заявлениях ТАСС от 2 и 4 октября 1938 г. осудил также аннексию Судетской области ЧСР и опроверг появившиеся в СМИ слухи о том, что стороны, вступившие в мюнхенскую сделку, консультировались с представителями СССР.

Прилетев из Мюнхена в Лондон, Н. Чемберлен, обращаясь к соотечественникам, торжественно заявил: «Я привёз вам мир». За этим пафосом скрывались два важнейших для Лондона соображения:

1) гитлеровскую военную машину удалось направить на восток, к границам Советского Союза,

2) с Гитлером была подписана декларация, в которой подчёркивалось желание немецкого и английского народов «никогда более не воевать друг с другом».

6 декабря 1938 г. министры иностранных дел Франции и Германии Ж. Боне и И. Риббентроп подписали аналогичную франко-германскую декларацию.

Подобное развитие событий не могло не беспокоить советское руководство. Происходящее прямо выглядело как сговор не только против Чехословакии, но и против СССР. Тем более что Чемберлен уже сделал заявление: ««Германия и Англия являются двумя столпами европейского мира и главными опорами против коммунизма, и поэтому необходимо мирным путём преодолеть наши нынешние трудности... Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России». Что это, как не поощрение Гитлера к походу на восток и не торговля безопасностью СССР?

Встаёт естественный вопрос: были ли возможности предотвратить Вторую мировую войну? Убежден, были и не единожды. Первый раз, когда Гитлер совершил аншлюс (присоединение) Австрии. Даже Муссолини возражал Гитлеру, но англосаксы и французы дружно промолчали. Фюрер, естественно, расценил это как слабость и поощрение его политики нового мирового порядка.

Второй раз – когда Европа катилась к мюнхенской сделке. Правительство Чемберлена пошло даже на усиление Гитлера за счёт ресурсов чешской армии и военной промышленности, лишь бы направить германскую экспансию на восток. Лондон отказался воздействовать на своего союзника Польшу, чтобы та разрешила Красной Армии пройти через её территорию на помощь Чехословакии.

И даже в августе 1939 г. ещё сохранялась возможность остановить приход мировой войны. Нужно было лишь согласие Англии и Франции, чьи делегации вели в Москве переговоры, на создание антигитлеровской коалиции. Общий военный потенциал трёх стран и их армий почти вдвое превосходил вооружённые силы Германии и Италии. Но у Лондона была своя логика, он вынашивал свои расчёты.

Не были в стороне от предвоенных европейских событий и США. Имея опыт Первой мировой войны, когда американский капитал хорошо заработал на поставках воюющим армиям, США действовали соответственно и в преддверии новой мировой войны. Вскармливали Гитлера, помогали Британии, участвовали в становлении промышленности СССР. Кроме того, война была прекрасным средством ослабления традиционных европейских конкурентов. Так что США деятельно ожидали начала великой драмы, рассчитывая поставить под контроль Европу, прежде всего Британию с её колониями, Японию и ослабленную войной Россию. Мировая война давала американцам возможность не только хорошо заработать, но и стать мировой империей.

Словом, в августе 1939 г. последний шанс укротить Гитлера был упущен.

В этой ситуации у Сталина выбора не осталось. Необходимо было если не навсегда устранить, то, по крайней мере, отодвинуть угрозу германского удара.

Вопреки утверждениям многих западных политиков и политологов, Договор о ненападении между Германией и СССР, подписанный в Москве 23 августа 1939 г., не был и не мог быть первопричиной нападения Гитлера на Польшу и развязывания Второй мировой войны.

Во-первых, СССР пошёл на подписание договора лишь после отказа делегаций Англии и Франции заключить с Советским Союзом соглашение о совместном противодействии Гитлеру. Сталин не мог не учитывать, что Лондон и Париж, имея военные соглашения с Берлином, могут пойти на вариант сговора, аналогичный Мюнхену, но уже в отношении СССР.

Во-вторых, никакой прямой связи между пактом Молотова – Риббентропа и решением Гитлера напасть на Польшу нет. Фюрер подписал план войны с Польшей 3 апреля 1939 г., а 28 апреля того же года Германия аннулировала германо-польский договор о ненападении и дружбе. То есть решение об оккупации Польши и, к слову, подготовке плацдарма для удара по СССР было принято в Берлине за несколько месяцев до 23 августа.

В-третьих, в сложившихся условиях неизбежности большой войны СССР был просто обязан принять меры для создания пограничного предполья и отодвинуть границы на Запад. И.В. Сталин ещё 1 марта 1936 г., отвечая на вопрос председателя американского газетного объединения Роя Говарда, заявил: «Я не знаю, какие именно границы может приспособить для своих целей Германия, но думаю, что охотники дать ей границу «в кредит» могут найтись».

Подписывая договор о ненападении 1939 г. и секретный протокол к нему, правительство СССР не ставило целью аннексировать ряд восточноевропейских стран. Его целью было отсрочить момент нападения гитлеровской Германии, не допустить возможности объединения стран Западной Европы для агрессии против СССР и установить предел германской экспансии на восток.

«Дранг нах остен» продолжается и сегодня. Ощутив потребность в некоей универсальной формуле трактовки проблем Второй мировой войны, устраивающей все страны, которые входят в НАТО и ЕС, западные политики вновь подняли на щит концепцию «двух тоталитаризмов». Мол, Сталин и Гитлер поделили «несчастную» Европу пактом Молотова – Риббентропа, ну а потом схватились между собой. Фюрер к тому же едва успел упредить советского вождя, нанеся удар первым.

В результате все, кроме Москвы и Берлина, – жертвы. А поскольку фашистская Германия была разгромлена и ушла в небытие, Россия же, правопреемница СССР, пока жива - с неё и весь спрос за развязывание Второй мировой войны. Поляки, прибалты, чехи и другие, оказывается, долго страдали от сговора Гитлера со Сталиным и от советской оккупации. Украина – тоже жертва советской оккупации, боровшаяся в союзе с гитлеровцами против более страшного врага – москалей.

Концепция «двух тоталитаризмов», родившись на Западе, двинулась в восточном направлении по проторенному пути «дранг нах остен». Даже немцы, долго молчавшие, вдруг оживились. В 2002 г. премию К. Аденауэра получил «единственный философствующий историк среди немецких историков» (так он был назван в официальной прессе ФРГ) Э. Нольте за труды, в которых «доказал», что уничтожение режимом Гитлера евреев было не чем иным, как реакцией на уничтожение дворянского и крестьянского сословий в России. Германский национал-социализм, оказывается, это – «зеркальное отражение русской революции», уничтожение Гитлером целых народов – реакция на ликвидацию классов в СССР, Аушвиц и Освенцим – реакция на ГУЛАГ.

Вот такая «историческая правда» продвигается на восток. Сегодня эта концепция «равной ответственности» воплотилась в известную (и позорную!) резолюцию ПАСЕ от 3 июля 2009 г., в публично выражаемое сомнение: имеет ли Россия право на собственный голос на мировой арене, если, мол, она сама появилась «незаконно», в результате пересмотра итогов Второй мировой войны.

Ответим: имеет! И в 70-ю годовщину со дня начала Второй мировой войны мы об этом напоминаем идеологам и практикам «дранг нах остен».

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2425
« Последнее редактирование: 28 Августа 2009, 16:39:40 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77946

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #21 : 02 Декабря 2009, 21:08:14 »


Первый в мире монастырь в память павших в Великой Отечественной войне появится под Смоленском

МОСКВА. Торжественное основание православного монастыря, посвященного подвигу павших в Великой Отечественной войне, состоится 4 декабря на месте исторического прорыва советских войск из "Вяземского котла" у деревни Всеволодкино под Смоленском.

"Место "поминального" монастыря выбрано не случайно. Как исход из смертельной опасности для нашей Родины, в памяти народа остались такие ратные поля, как Куликово и Бородино. В их ряд должно встать и Вяземское ратное поле. Здесь формально наша армия потерпела поражение и понесла огромные потери, но на самом деле на этом месте была одержана важнейшая стратегическая, а главное, духовная победа, до конца еще не осознанная нашим обществом", - заявили в среду в мемориальном общественном центре "Свеча памяти" партии "Единая Россия".

Организаторы акции отметили, что подобный духовно-мемориальный центр создается впервые за всю послевоенную историю не только в России, но и во всем мире. Идея создания особого монастыря в память о павших в Великой Отечественной войне появилась у Святейшего Патриарха Кирилла еще в 1995 году, в канун 50-летия Победы, когда нынешний Предстоятель Русской Церкви возглавлял Смоленскую кафедру.

4 декабря, в канун 68-й годовщины контрнаступления под Москвой и в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, епископ Смоленский Феофилакт освятит поклонный крест и благословит место закладки первого каменного храма будущего Спасо-Богородицкого женского монастыря на месте боевых действий под Вязьмой в октябре 1941 года.

Главной миссией обители станет молитвенное поминовение воинов, павших не только на полях Великой Отечественной, но и в наши дни. При этом девизом новой православной обители станут слова "У Бога все живы".

В 2010-2011 годах монастырь станет одним из центров международной церковно-общественной акции "Вспомним всех поименно", в ходе которой будет совершено молитвенное поминовение каждого из миллионов тех, кто значится в списках не вернувшихся с войны.

Фонд Святого Феодора Стратилата и сестры Спасо-Богородицкого монастыря будут вести работу над составлением "Электронного помянника", который станет общенародной информационной базой молитвенной памяти, доступной через Интернет.

http://www.sedmitza.ru/news/878666.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77946

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #22 : 07 Апреля 2010, 14:34:34 »

Ярослав Бутаков

Коварные союзники

Весной 1940 года Англия и Франция готовились к войне против СССР



70 лет назад экспедиционный корпус союзников был готов к десантированию на Русском Севере. Сумей западные державы исполнить свои планы, Вторая мировая война разворачивалась бы по-другому.

Англо-французскому вторжению в Советское Заполярье помешало лишь то обстоятельство, что Финляндия, под предлогом помощи которой затевалась эта акция, к тому моменту уже потерпела поражение от советских войск. На наше счастье, то ли Красная Армия слишком быстро разбила финские войска, то ли западные «демократии» слишком медленно раскачивались со своими военными приготовлениями. Скорее всего, то и другое вместе. А также то, что при заключении мирного договора с Финляндией 12 марта 1940 года Советский Союз был очень умерен в своих требованиях. Финляндия отделалась потерей лишь небольшой территории. И основания для этой умеренности у советского руководства были более, чем весомые – угроза полномасштабной войны с Англией и Францией. А в перспективе, возможно, – и со всем блоком участников Мюнхенского сговора, то есть с западными державами, выступившими в союзе с гитлеровской Германией.

«Убить двух зайцев»

Черчилль ещё в сентябре 1939 года рекомендовал кабинету министров заминировать территориальные воды Норвегии, через которые проходили маршруты немецких транспортов. Теперь же он прямо ставил вопрос об оккупации: «Мы безусловно можем занять и удержать любые острова или любые угодные нам пункты на норвежском побережье… Мы можем, например, оккупировать Нарвик и Берген, использовать их для нашей торговли и в то же время полностью закрыть их для Германии… Установление английского контроля над побережьем Норвегии является стратегической задачей первостепенной важности». Правда, эти меры предлагались лишь как ответные в случае неизбежного, по мнению Черчилля, нападения Германии на Норвегию и, возможно, Швецию. Но последняя цитированная фраза даёт понять, что эта оговорка была сделана чисто в риторических целях.

«Никакое формальное нарушение международного права, – откровенно развивал Черчилль своё предложение, – если мы при этом не совершаем бесчеловечных актов, не может лишить нас симпатии нейтральных стран. От имени Лиги Наций мы имеем право, и это даже наш долг, временно лишить силы как раз те законы, которым мы хотим придать особое значение и соблюдение которых мы хотим обеспечить. Малые нации не должны связывать нам руки, если мы боремся за их права и свободу». Комментируя этот пассаж, немецкий историк Второй мировой войны генерал К. Типпельскирх писал: «Не в первый раз Англия от имени человечества нарушила священные принципы международного права, мешавшие ей вести войну».

Конечно, такой упрёк со стороны бывшего гитлеровского генерала поневоле вызывает в памяти русскую пословицу: «Чья бы корова мычала…». Но по сути один империалистический хищник – Великобритания – мало чем отличался от другого хищника – Германии. Несколько раз в ходе войны Англия это доказывала. И подготовкой превентивной оккупации Норвегии, и нападением (без объявления войны) на французский флот и французские колонии после подписания Францией перемирия с Германией. И, конечно же, неоднократно вынашивавшимися планами нападения на СССР.

В том же документе Черчилль поставил вопрос о возможности открытия военных действий против СССР: «Перевозка железной руды из Лулео (в Балтийском море) уже приостановилась из-за льда, и надо не допустить, чтобы его сломал советский ледокол, если он попытается это сделать».

Уже 19 декабря 1939 года Союзный верховный военный совет отдал распоряжение о начале разработки оперативных планов военных действий против СССР. Для сравнения: Гитлер отдал аналогичное указание только 31 июля 1940 года – на семь с лишним месяцев позже.

Формальным поводом для агрессивных приготовлений западных держав служило то, что после внешнеполитического поворота августа-сентября 1939 года Советский Союз стал главным поставщиком важных видов стратегического сырья, в первую очередь нефти, в Германию. Но была у этих приготовлений и другая, более весомая геостратегическая причина, о которой мы скажем в конце статьи.

Планы превентивной оккупации Норвегии (и, возможно, севера Швеции) стали органически увязываться с военной помощью Финляндии против Советского Союза. 27 января 1940 года Союзный верховный военный совет одобрил план отправки на север Европы экспедиционного корпуса в составе двух английских дивизий и французского соединения, численность которого должна была быть определена позднее. Корпус должен был высадиться в районе Киркенес (Норвегия) – Петсамо (Финляндия; ныне Печенга Мурманской области РФ) и распространить район своих действий как в советское Заполярье, так и на север Норвегии и Швеции. Черчилль применил к этому случаю известное сравнение – «убить двух зайцев сразу». 2 марта 1940 года премьер-министр Франции Даладье определил численность отправляемых в Финляндию войск в 50 тысяч военнослужащих. Вместе с двумя британскими дивизиями это была бы заметная сила на таком театре военных действий. Кроме того, западные державы рассчитывали склонить к активному участию в антисоветской интервенции вооружённые силы Норвегии и Швеции.

«Южный план»

Параллельно с планом вторжения в Россию с севера, британские и французские штабы активно разрабатывали план нападения на нашу страну с юга, используя для этого Турцию, Чёрное море и Балканские страны. Во французском генштабе он получил название «Южного плана». Французский главнокомандующий генерал Гамелен, докладывая правительству о преимуществах «Южного плана», указывал: «Общий театр военных действий чрезвычайно расширится. Югославия, Румыния, Греция и Турция дадут нам подкрепления в размере 100 дивизий. Швеция же и Норвегия могут дать не более 10 дивизий».

Таким образом, в замыслы западных держав входило создание представительной антисоветской коалиции малых и средних стран, которая должна была стать главным поставщиком «пушечного мяса» для предполагаемой интервенции. Состав коалиции свидетельствует, что вторжение в СССР на юге должно было происходить с двух направлений: 1) в Закавказье, с территории Турции, 2) на Украину, с территории Румынии. Соответственно, англо-французский флот, при содействии Турции, должен был, как в Крымскую войну, войти в Чёрное море. Между прочим, советский Черноморский флот все 30-е годы готовился именно к такой войне. Сами же Англия и Франция предполагали принять участие в осуществлении «Южного плана», главным образом, силами авиации, осуществляя с баз на территориях Сирии и Турции бомбёжки нефтяного района Баку, нефтеперерабатывающих предприятий и порта Батуми, а также порта Поти.

Предстоящая операция задумывалась не только как чисто военная, но и как военно-политическая. Генерал Гамелен указывал в докладе французскому правительству на важность вызвать волнения среди народов Советского Кавказа.

С этой целью французские армейские спецслужбы начали подготовку среди эмигрантов кавказских национальностей, главным образом грузин, диверсионных групп для заброски в советский тыл. Впоследствии все эти группы уже в готовом виде «по наследству» перешли от капитулировавшей Франции к нацистам, создавшим из них различные кавказские подразделения знаменитого своими провокационными и террористическими актами полка «Бранденбург-800».

Подготовка к нападению была близка к завершению

Между тем события на севере Европы близились к своей развязке. Подготовка западными державами десанта шла «по-демократически» неспешно. И Гитлер решил опередить противников. Его волновало, что западные державы осуществят своё намерение утвердиться военной силой в Норвегии. Любопытно, что Черчилль не отрицает главный мотив германского вторжения в Норвегию: британские приготовления. Он приводит показания немецкого генерала Фалькенхорста, командующего операцией «Везер Юбунг» по оккупации Дании и Норвегии, на Нюрнбергском процессе. По его словам, Гитлер 20 февраля 1940 года заявил ему следующее: «Меня информировали о том, что англичане намерены высадиться там [в Норвегии], я хочу опередить их… Оккупация Норвегии англичанами была бы стратегическим обходным движением, которое привело бы англичан в Балтийское море… Наши успехи на Востоке, как и успехи, которых мы собираемся достигнуть на Западе, были бы ликвидированы».

В разгар подготовки обеих сторон повод для высадки англо-французского десанта в помощь финнам отпал. 12 марта 1940 года Финляндия заключила мирный договор с СССР. Но цель оккупации Норвегии осталась без изменений. Вопрос заключался в том, кто успеет раньше – немцы или англичане. 5 апреля 1940 года войска союзников должны были начать грузиться на суда. На этот же день англичанами было намечено приступить к минированию норвежских территориальных вод. Однако необходимого числа транспортов к намеченному сроку доставить не удалось. Вследствие этого начало той и другой операции было перенесено на 8 апреля. В этот день суда с англо-французским десантом вышли из гаваней и в тот же день началась постановка английских минных полей у берегов Норвегии. Однако суда с германским десантом, сопровождаемые кораблями германских ВМС, в это время уже подходили к берегам Норвегии!

Если бы советско-финляндская война ещё продолжалась, а западные державы оказались порасторопнее, то в апреле 1940 года, ровно 70 лет назад, могла начаться англо-французская операция под Мурманском.

Окончание советско-финляндской войны и поражение англо-французских войск от немцев в Норвегии не остановили подготовки западными державами нападения на СССР. Напротив, после этого британские и французские военные руководители обратили ещё более пристальное внимание на южное направление. Правда, сколотить коалицию, направленную против СССР, из государств «второго порядка» не получалось. Но Турция дала понять, что не будет препятствовать использованию Англией и Францией своего воздушного пространства для налётов на территорию Советского Союза. Приготовления к операции зашли достаточно далеко, так что, по мнению генерала Вейгана, командующего французской армией в «подмандатных» Сирии и Ливане, можно было рассчитать время её начала. Французское главное командование, проявлявшее в этом деле явно больше заинтересованности, чем Англия, несмотря на уже нависшую со стороны Рейна опасность, назначило предварительным сроком начала авиаударов по СССР конец июня 1940 года.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77946

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #23 : 07 Апреля 2010, 14:35:04 »

(Окончание)

Что к этому времени произошло на самом деле – известно. Вместо триумфальных налётов на Баку и другие города советского Закавказья генералу Вейгану пришлось «спасать Францию». Правда, Вейган не очень себя утруждал, сразу по назначении главнокомандующим вместо Гамелена (23 мая 1940 года) заявив себя сторонником скорейшего заключения перемирия с нацистской Германией. Возможно, он ещё не оставлял надежды возглавить победный поход на Советский Союз. И, быть может, даже вместе с германскими войсками.

В конце 1939 – первой половине 1940 гг., впрочем, и не только в это время, Великобритания и Франция рассматривали в качестве основного противника не Германию, с которой находились в состоянии войны, а Советский Союз.

«Странная война»: до и после мая 1940 года

«Странной войной» традиционно называют период Второй мировой войны на Западном фронте с сентября 1939 года до начала германского наступления в мае 1940 года. Но эту устоявшуюся схему, с учётом многих данных, давно следовало бы пересмотреть. Ведь со стороны западных держав «странная война» вовсе не закончилась в мае 1940-го! Если Германия в тот период поставила себе решительную цель разгрома Франции и принуждения Англии к миру на немецких условиях, то союзники вовсе не думали отказываться от стратегии (если её можно назвать стратегией) «умиротворения Гитлера»! Это доказывается всем ходом скоротечной кампании на Западном фронте в мае-июне 1940 года.

При равном соотношении сил с немецкими войсками англичане и французы предпочитали отступать, не ввязываясь в бои с вермахтом.

Принципиальное решение об эвакуации через Дюнкерк британское командование приняло уже 17 мая. Французские войска быстро рассеивались под ударами немцев, открывая им дорогу к морю, а потом и на Париж, объявленный «открытым городом». Вызванный из Сирии вместо Гамелена новый главнокомандующий Вейган уже в конце мая поставил вопрос о необходимости капитуляции перед Германией. В дни, предшествовавшие капитуляции, во французском правительстве раздавались такие странные аргументы в её пользу: «Лучше стать нацистской провинцией, чем британским доминионом!»

Ещё раньше, в период «затишья перед бурей», англо-французские войска, имея подавляющее превосходство в силах над Германией, воздерживались от активных действий. При этом, с лёгкостью душевной позволив вермахту раздавить Польшу, союзники не оставляли надежд убедить Гитлера в том, что его истинные цели лежат на Востоке. Вместо бомб, англо-французская авиация сбрасывала на города Германии листовки, в которых Гитлер изображался «струсившим рыцарем-крестоносцем, отказавшимся от крестового похода», человеком, «капитулировавшим перед требованиями Москвы». Выступая 4 октября 1939 года в палате общин британский министр иностранных дел Галифакс открыто сетовал на то, что Гитлер, заключив пакт о ненападении со Сталиным, поступил вразрез всей своей прежней политике.

«Странной» эта война была не только со стороны западных держав. Гитлер, отдав 23 мая 1940 года «стоп-приказ» о запрете разгрома прижатых к морю войск британского экспедиционного корпуса, рассчитывал тем самым продемонстрировать отсутствие у него намерения покончить с Англией. Эти расчёты, как мы знаем, не оправдались. Но не из-за якобы принципиальной линии Черчилля на уничтожение нацизма. И не потому, что англичане приняли демонстративное миролюбие Гитлера за слабость. Просто потому, что Британия и Германия не смогли договориться об условиях мира.

Британская разведка, в отличие от нашей, не спешит раскрывать свои тайны, пусть даже и 70-летней давности.

Поэтому то, о чём велись секретные переговоры между перелетевшим в Великобританию вторым человеком в райхе Рудольфом Гессом и представителями английской элиты, мы представляем лишь по косвенным сведениям. Гесс унёс эту тайну в могилу, умерев в тюрьме, где отбывал пожизненное заключение. По официальной версии, он покончил с собой – это в возрасте 93 лет! Самое интересное, что «самоубийство» Гесса последовало вскоре после того, как появилась информация о том, что руководство СССР намерено ходатайствовать о помиловании Гесса и выпуске его на свободу.

Так вот, судя по всему, британского лиса, прикидывающегося львом, просто не устроил формат мирных предложений, привезённых Гессом. По-видимому, гарантируя сохранение за Англией всех её колоний и зависимых территорий, Гесс настаивал на сохранении Германией, так или иначе, однозначно доминирующего положения на европейском континенте. На это Англия, следуя традициям своей многовековой доктрины «баланса сил», пойти не могла. Но очевидно, что переговоры не сразу зашли в тупик.

Признаком этому может служить то, что вскоре после прибытия Гесса в мае 1941 года на туманный Альбион, британское руководство вновь вернулось к годичной давности планам нападения на СССР с юга. Теперь уже без помощи Франции. В это время Британия была один на один с Германией. Казалось бы, ей следовало думать исключительно о собственной обороне! А вот и нет. Несмотря на регулярные налёты люфтваффе на английские города, планировалось увеличение британских ВВС, дислоцированных на Ближнем Востоке, даже в ущерб обороне Крита (Грецию перед этим англичане сдали практически без боя, как обычно, ловко эвакуировавшись морем).

Очевидно, что операция такого рода могла планироваться только в расчёте на перемирие, а скорее всего – даже на военно-политический союз с Германией. Тем более, что намерение Гитлера начать в мае-июне 1941 года войну против России не было секретом для британских руководителей.

Британский историк Дж. Батлер в книге «Большая стратегия» (L., 1957; рус. перев. М., 1959) свидетельствует, что в конце мая 1941 года «в Лондоне сложилось мнение, что, создав угрозу кавказской нефти, можно будет наилучшим образом оказать давление на Россию». 12 июня, всего за десять дней до нападения гитлеровской Германии на нашу страну, британский комитет начальников штабов «решил принять меры, которые позволили бы без промедления нанести силами средних бомбардировщиков воздушный удар из Мосула [север Ирака] по нефтеочистительным заводам Баку».

Новый «Мюнхен» за счёт СССР едва не стал реальностью

Если бы Великобритания (в союзе с Францией или без) в 1940-1941 гг. открыла военные действия против СССР, это было бы только на руку Гитлеру. Его главной стратегической целью, как известно, было завоевание жизненного пространства на Востоке. А любые операции на Западе были подчинены цели надёжно обезопасить себя с тыла для предстоящей войны с СССР. Гитлер не собирался уничтожать Британскую империю – об этом имеются многочисленные свидетельства. Он не без оснований полагал, что Германия не сможет воспользоваться «британским наследством» – Британская колониальная империя, в случае её развала, будет поделена между США, Японией и СССР. Поэтому все его действия до и во время войны были направлены на достижение мирного соглашения с Англией (естественно, на германских условиях). С Россией же – беспощадная борьба не на жизнь, а на смерть. Но ради достижения великой цели возможны были и временные тактические соглашения с Россией.

Состояние войны между Великобританией и СССР к 22 июня 1941 года сильно затруднило бы создание антигитлеровской коалиции этих двух стран, если бы просто не сделало её невозможной. Это же обстоятельство побудило бы Англию быть более податливой на германские мирные предложения. И тогда миссия Гесса имела бы больше шансов увенчаться успехом.

После того, как Гитлер напал на СССР, в побеждённой Франции нашлись десятки тысяч добровольцев, готовых из антисоветизма или русофобии идти вместе с нацистами на «варварский Восток». Есть основания полагать, что немало нашлось бы таких людей и в Великобритании, заключи она в 1941 году мир с Гитлером.

«Новый мюнхенский» альянс западных держав с Германией, направленный на раздел СССР, вполне мог стать реальностью.

Напади Англия на Россию в 1940 году, Гитлер мог бы даже заключить со Сталиным какой-либо военно-политический союз. Но это всё равно не помешало бы ему напасть на СССР, когда бы он счёл, что условия этому благоприятствуют. Особенно если бы наметились перспективы замирения с Великобританией. Недаром Сталин сказал 18 ноября 1940 года на расширенном заседании Политбюро: «Гитлер постоянно твердит о своём миролюбии, но главным принципом его политики является вероломство». Лидер СССР верно постиг суть гитлеровской линии поведения во внешней политике.

В расчёты Великобритании входило, чтобы Германия и СССР взаимно максимально ослабили бы друг друга. В подталкивании Лондоном Берлина к экспансии на Восток явно просматривались провокационные мотивы. Англия и Франция (до разгрома последней) желали быть в положении «третьего радующегося» во время русско-немецкого противоборства. Нельзя сказать, чтобы эта линия полностью увенчалась крахом. После 22 июня 1941 года люфтваффе прекратили налёты на Англию, и та смогла вздохнуть свободнее. Вовремя капитулировавшая Франция тоже, в конечном итоге, не прогадала – оказалась формально среди победителей, потеряв (как и Англия) в разы меньше народу, чем в Первой мировой войне. Но Гитлеру было важно, чтобы у Запада не оставалось сухопутного плацдарма для удара в спину Германии. Для него не были секретом истинные мотивы западных держав. Поэтому он и решил прежде всего разделаться с Францией и принудить к миру Англию. Первое ему удалось, второе – нет.

В то же время планам Сталина отвечало бы затягивание войны на Западе Европы. Неизбежность войны с нацистской Германией осознавалась Сталиным в полной мере. По свидетельству А.М. Коллонтай, ещё в ноябре 1939 года в беседе в узком кругу в Кремле Сталин заявил: «Надо практически готовиться к отпору, к войне с Гитлером». Не в последнюю очередь поэтому он не стал выдвигать Финляндии в марте 1940 года тяжёлые условия мира. Помимо стремления обезопасить СССР от возможного вмешательства Англии и Франции в конфликт, он желал, чтобы западные державы максимально сосредоточились на своей обороне от Гитлера. Но, поскольку это входило в расчёты советского руководства, постольку не отвечало намерениям антисоветских кругов Запада. Надежды на длительное сопротивление Англии и Франции вермахту не оправдались Франция предпочла быстренько капитулировать, а Англия – дистанцироваться от битвы за Францию.

Подводя итог, можно сказать, что открытие Англией (тем более в союзе с Францией) в 1940-1941 гг. военных действий против СССР не привело бы автоматически к длительному союзу нашей страны с Германией. Оно не уменьшило бы, а скорее даже увеличило бы вероятность сговора Гитлера с руководителями западных держав на антисоветской почве. И, соответственно, серьёзно осложнило бы геостратегическое положение СССР в неизбежной войне с гитлеровской Германией.

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/kovarnyje_sojuzniki_2010-04-06.htm
Записан
Anna
Ветеран
*****
Сообщений: 6955


Просмотр профиля
православная христианка РПЦ
« Ответ #24 : 07 Апреля 2010, 20:40:30 »

Цитировать
Подводя итог, можно сказать, что открытие Англией (тем более в союзе с Францией) в 1940-1941 гг. военных действий против СССР не привело бы автоматически к длительному союзу нашей страны с Германией. Оно не уменьшило бы, а скорее даже увеличило бы вероятность сговора Гитлера с руководителями западных держав на антисоветской почве. И, соответственно, серьёзно осложнило бы геостратегическое положение СССР в неизбежной войне с гитлеровской Германией.

СССР и так ,по-сути, со всей Европой воевал, а не только с Германией.
В конце войны  лишь   нарисовались " союзнички".
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77946

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #25 : 28 Апреля 2010, 15:43:44 »

Леонид Ивашов: «По сей день мир живет под влиянием этой Победы Советского Союза»

Русский генерал о значении Победы СССР в Великой Отечественной войне



Во Второй Мировой войне столкнулись три типа цивилизаций: романо-германская, англо-саксонская и русско-православная. Столкнулись три архетипа человека: человек-порядок, человек-солдат, преданный своему фюреру и воспитанный геббельсовской пропагандой в зоологического человека, человека-зверя; человек коммерческий, человек-выгода, человек-индивидуалист, воспитанный в рамках англо-саксонской системы; человек-личность, который издревле впитал в себя человека гармоничного, аскетического, героического и мессианского, он впитал в себя те четыре типа человека, которые существовали от древности до наших дней. Тогда одновременно столкнулись две цивилизационные системы: одна система, имеющая идеологические и духовные приоритеты в смысле жизни, и другая система, для которой приоритетами являлись индивидуализм, обогащение, потребление. Первая система – советская - характеризовалась безграмотной нравственностью, вторая система – западная – характеризовалась образованной безнравственностью.

У сторон трех ведущих игроков во Второй Мировой войне были разные цели. Страны оси во главе с фашисткой Германией добивались мирового господства, выстроенного на расовой иерархии. На первом уровне расовой иерархии находятся чистопородные, на втором уровне - нордический тип с примесью, живущий обязательно при фашистском режиме, на третьем уровне - люди другой, но цивилизованной расы, предназначенной для обслуживания нового мирового порядка, на четвертом уровне - неполноценные люди, «унтерменш», недочеловеки, часть из которых подлежала уничтожению, другая часть - превращению в рабов. Такой порядок готовила фашистская Германия и её союзники-сателлиты. Цели англо-саксонской цивилизации заключались в достижении мирового господства, власти денег, помноженных на военную силу. В ее цели также входило развитие системы колониализма, покорение других стран и народов, получение сверхбогатства и сверхприбыли. При этом цели у американцев и у британцев были в чем-то сходны, в чем-то различны.

Главная задача Советского Союза состояла в том, чтобы предотвратить войну, не допустить нападения на СССР и сохранить социалистический образ жизни. Вторая задача СССР состояла в том, чтобы не допустить объединенного фронта западных стран и Японии против Советского Союза. Третья задача ставилась в рамках общей цели и заключалась в подготовке страны к обороне - недопущении выхода немцев к нашим границам, раскрутке и постановке на поток производства вооружения и военной техники и всего необходимого для фронта, создании боеспособной армии. Ни о каком мировом господстве со стороны СССР речь не шла, а речь шла только о защите своего существования.

Одним из факторов, способствовавших возникновению войны и сделавших её неизбежной, явилось отсутствие у западного мира каких-то новых идей переустройства планеты. В то время Запад охватило сплошное мещанство и накопительство. Запад не мог предложить человечеству ничего нового, кроме империализма, колониализма и стремления к мировому господству. Напротив, Советский Союз предлагал переустройство мира в глобальном масштабе, он предлагал новый тип общества, новый тип государства, новый тип отношений между народами. Поэтому задача Запада состояла в том, чтобы остановить распространение социализма, социалистических идей по планете. Второй фактор был вызван тем обстоятельством, что из России в результате революции и гражданской войны эмигрировало в Европу более 2 млн. человек. Это были образованные люди, люди науки, культуры, искусства. Европа вдруг увидела, что у этой варварской, как они считали, страны есть огромный духовный и интеллектуальный потенциал. И, несмотря на то, что в начале XX века многие выдающиеся люди покинули Россию, в новой России стал возрождаться духовный и интеллектуальный потенциал при наличии воли и интеллекта. Развитие советской экономики шло такими темпами, которых история никогда ранее не знала, и это создавало угрозу. Мне кажется, что именно после массовой эмиграции из России в Европу европейцы наконец-то поняли, почему перед Наполеоном все столицы мира снимали шляпу, и почему русские подожгли Москву и ушли из неё. Европейцы тогда поняли, что такое Россия и русский характер. Понимание этого вызывало на Западе испуг.

Ещё один фактор, который подвигал к войне против России, был связан с тем, что славянское население мощно увеличивало своё присутствие в Европе. В 1810 году население Европы (Европой тогда называлась территория, пролегающая до Волги) на 1/3 состояло из славян, в 1910 году - 42% европейского населения состояло из славян, в 1938 году - 48%, а к 1959 году ожидалось, что подавляющее большинство населения Европы будет славянским.

Ещё один фактор, приведший к войне, связан с развитием немецкой геополитической теории о расширении жизненного пространства для немцев. Зажатая и обрезанная Версальским договором Германия находилась не только в унизительном положении, но и не имела пространства для развития своей экономики или, как говорили немецкие геополитики, для развития немецкой нации. Поэтому немцев привлекали огромные пространства России и её природные ресурсы. На наши территории с вожделением смотрели американцы, англичане и вся Антанта, которая после 1917 года уже пыталась делить Россию.

После Второй Мировой войны мир получил две мощные системы, основанные на геополитических принципах морской и континентальной цивилизации. Биполярный мир плюс третий полюс в лице развивающихся государства сделал мир и особенно его безопасность более сбалансированной и надежной. Втором итогом Второй Мировой войны стало крушение колониальной системы. Мир в результате советской победы стал развиваться другим путем. То, что сегодня Индия, Китай, Латинская Америка поднимаются в развитии - это результат Победы. На глобальном уровне после войны появилось несколько путей развития: социалистический, капиталистический и третий путь, которым пошли многие страны, освободившиеся от колониальной зависимости. После войны освободилось из колоний 270 млн. человек, которые выбрали третий путь развития. Эти страны что-то взяли от социализма, что-то - от рынка, но главное, им удалось сохранить свой традиционный быт. Это тоже результат Победы.

В результате Второй Мировой войны изменился сам Западный мир, который от европоцентричной, многополярной модели перешел к англо-саксонской модели, таким образом став единым. Англосаксам удалось установить свой контроль над Европой, над Японией и другими регионами. И по сей день Запад считается неким единым феноменом. Это произошло впервые в истории. С другой стороны, народы духовной ориентации, для которых смыслом жизни и счастьем является не потребительство и накопительство, а всестороннее развитие личности, тоже преобразовались в свою самостоятельную геополитическую систему. Победа качественно изменила мир, изменила его впервые в истории человечества в глобальном масштабе. И по сей день мир живет под влиянием этой Победы Советского Союза.

22 июня 1941 года Черчилль, а 24 июня того же года президент США Рузвельт, обратились к своим нациям с заявлением о том, что от хода войны на Восточном фронте, от Советского Союза зависит существование и безопасность их стран. То же самое сделала мировая закулиса в лице финансовой и промышленной олигархии, в лице военных и политических элит, связанных с крупным капиталом. 22 декабря 1941 года в газете «Таймс» было заявлено, что всё решается на Восточном фронте. В то время весь мир стал смотреть на Советский Союз с надеждой. Даже гитлеровцы лелеяли надежду, что Советский Союз рухнет. Такое в российской, да и в мировой истории случилось впервые. Россия в лице Советского Союза стала надеждой всего человечества.

Леонид Ивашов, президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник, доктор исторических наук

http://www.ruskline.ru/news_rl/2010/04/28/leonid_ivashov_po_sej_den_mir_zhivet_pod_vliyaniem_etoj_pobedy_sovetskogo_soyuza/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77946

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #26 : 30 Апреля 2010, 13:36:20 »

Сергей Котькало: «О Великой Отечественной нужно говорить всегда»

Беседа с сопредседателем Союза писателей России о классике военной литературы



- Сергей Иванович, в дни 65-летия нашей Победы в Великой Отечественной войне как не вспомнить тех, кто «перо приравнял к штыку»?


- Вы правы. Несть числа писателям, которые внесли свой вклад в Победу, воспев подвиг нашего народа.

В те годы с новой силой раскрылся талант Алексея Толстого, написавшего «Армию героев», «Нас не одолеешь», многие другие произведения, а также замечательную работу «Русский характер».

В годы войны Михаил Шолохов начнет роман «Они сражались за Родину». Сам Шолохов потом скажет: «Я считаю, что мой долг, долг русского писателя - это идти по горячим следам своего народа в его гигантской борьбе против иноземного владычества». А образ Андрея Соколова из его послевоенного рассказа «Судьба человека» - вообще стал собирательным. Неоценимый вклад в общую нашу Победу внесли уже известные на момент начала войны писатели - Леонид Леонов, Александр Фадеев, Андрей Платонов…

Стихи Михаила Исаковского, на которые были написаны военные песни, до сих пор многие считают народными. В принципе, так оно и есть. Его перу принадлежат такие широко распространенные стихи, положенные на музыку, как «В лесу прифронтовом», «Огонек», «Одинокая гармонь», многие другие. А его довоенная песня «Катюша» дала название реактивной установке, ставшей гордостью нашего вооружения. Представляете, как распорядилась народная мудрость: милое русскому человеку женское имя для нас стало символом уверенности в Победе, а для фашистов – смертью!

Война сотворила великого эпического писателя Александра Твардовского. Уже в 1941 году им был создан еще один собирательный образ солдата - Василия Теркина, в одноименной поэме прошагавшего вместе с армией победителей всю войну.

Многолетний главный редактор журнала «Огонек», а тогда простой боец красной армии Анатолий Софронов наряду со множеством других произведений написал «Шумел сурово брянский лес», воспев партизан. Эта песня стала народной.

Борис Васильев, ушедший добровольцем на фронт, создаст впоследствии ставшие хрестоматийными произведения «А зори здесь тихие», «В списках не значился».

Будущий известный писатель, а тогда рядовой политрук и журналист Иван Стаднюк встретит войну в Белоруссии, прибыв туда 20 июня 1941 года. Все, что с ним произошло в первые недели войны, он опишет в своей повести «Человек не сдается». А позже им будут написаны романы «Война» и «Москва, 41-й». С документальной точностью им воспроизведены действия И.В. Сталина, Г.К. Жукова, С.К. Тимошенко, многих других военачальников.

- Наверное, это самые системные произведения о Великой Отечественной. Писатель размышляет о неизбежности советско-финской войны, необходимости заключения пакта Молотова-Риббентропа... Стаднюк попытался даже «заглянуть в душу» Сталина, Молотова, Жукова, Тимошенко, что по тем временам, сами понимаете, не просто было сделать. Чтобы написать такое произведение, нужна была кропотливая работа в архивах, встречи с участниками событий.


- Безусловно. Иван Фотиевич встречался с С.К. Тимошенко, В.И. Чуйковым, В.М. Молотовым, с дипломатами, выдающимися военноначальниками и рядовыми участниками событий, с внуком Сталина, с родственниками секретаря Сталина А.Н. Поскребышева, многими другими. Он изучил мемуары великих наших полководцев, архивные материалы. Если угодно, автор «Войны» и «Москва, 41-й» - летописец. Да и вообще, по большому счету, все писатели военных лет – летописцы Победы.

Еще один летописец - Всеволод Вишневский, участник советско-финской и Великой Отечественной войн, 22 июня 1941 года, выступая в Центральном доме литераторов, пророчески произнес: «Мы будем в Берлине!». Всеволод Витальевич всю войну вел «Дневники военных лет». Пережил ленинградскую блокаду, будучи военным корреспондентом, посещал самые судьбоносные участки фронтов. События начала войны, блокады Ленинграда, ключевые военные баталии, участником которых он был - все описано в его дневниках. К тому времени он уже был состоявшимся писателем, обладал историческими знаниями, пытливым умом, аналитическим мышлением. Эти его качества придают особый вес «Дневникам военных лет».

- Писатели-фронтовики дали свою оценку Великой Отечественной войне. Но в средствах массовой информации снова и снова появляются «альтернативные» трактовки отдельных военных операций, деятельности Верховного главнокомандующего, ставится под сомнение подвиг наших солдат и талант великих полководцев. Намеренно преувеличиваются и без того беспрецедентные потери Советского Союза в войне. В последние годы стало модным подменять Победу Советского Союза «вкладом в общую победу антигитлеровской коалиции». Появляются «труды» псевдоисториков и откровенных фальсификаторов.

- В священные дни 65-летия Победы мне не хотелось бы вспоминать о разного рода фальсификаторах. Они этого не достойны.

Хотя факт остается фактом - многие наши молодые люди сейчас не могут ответить на вопрос: гитлеровская Германия напала на Советский Союз или наоборот? На Западе большинство населения не знают, кто воевал против кого во Второй мировой, но уверены, что победу одержали США и Великобритания.

- Причем превратное представление о роли союзников в войне бытует со времен самой войны. Г.К. Жуков в «Воспоминаниях и размышлениях» упоминает о своей первой встрече с главнокомандующим сухопутными войсками союзников в Европе, британским фельдмаршалом Монтгомери в июне 1945 года. Монтгомери опрометчиво в присутствии Жукова сравнил операцию союзников в Эль-Аламейне со Сталинградской битвой. В представлении англичанина обе эти операции были равноценны. Можно себе представить реакцию Жукова! Георгию Константиновичу пришлось разъяснять фельдмаршалу, как школьнику, разницу между операцией армейского масштаба и операцией группы фронтов крупнейшего стратегического значения.

В беседе с другими представителями союзных войск Жукову приходилось напоминать о несопоставимых военных потерях США, Великобритании и Франции с военными потерями Советского Союза.

Если уж на таком уровне, уровне западных военных профессионалов того времени, ощущалось нежелание понимать эти простые вещи, то что уж говорить о современном обществе.


- Да, соблазн переписать историю велик.

Но произведения наших военных писателей и мемуары выдающихся полководцев как раз не позволяют это сделать.

Михаил Годенко, балтийский моряк, воевавший всю войну на флоте, написал книгу «Минное поле». Пять лет назад на встрече с молодежью в городе Орле, посвященной 60-летию Победы, Михаил Матвеевич с горечью сказал: «Никому во всем мире, спасенном и существующим нашей волей, не нужна наша Победа, кроме нас и наших детей».

В одной из своих последних повестей «Исповедь для внука» он символически передает свою эстафету Победителя младшему поколению.

А каков писатель, которого выковала война, Михаил Петрович Лобанов!? Критик, литературовед, публицист. Один из идеологов национального самосознания. В 17 лет он ушел на фронт, был рядовым стрелком, участвовал в сражении на Прохоровском поле. Именно там, на Курской дуге, получил ранение. Он помнит всех своих ушедших боевых товарищей. У него чувство вины перед погибшими! Как же так, они погибли, а он всего лишь был ранен?! Вот какие они люди, ветераны! Он до сих пор говорит: «Я живу за тех, кого уж нет».

- Как это созвучно с эпиграфом к «Войне» Стаднюка: «Мы погибли бы, если б не погибали»!


- Совершенно верно. У всех фронтовиков такое ощущение. Потому что они четко знают - ради чего отдавали жизни их товарищи и чьими молитвами они остались жить. У них обостренное чувство справедливости и исторической правды. Они наша совесть. Они не могут лгать.

На фоне писателей, участников и свидетелей Отечественной войны, всякие там «фальсификаторы» выглядят пигмеями и невежами.

Советскими писателями, участниками войны уже написана вся правда о Великой Отечественной, о роли нашего народа в Победе. Поскольку писатели-участники и свидетели войны уже высказались о главном, то можно считать, что истина о войне уже отражена. Необходимо лишь не забывать их произведения. Читать, перечитывать, изучать. И тогда никакие фальсификации не смогут исказить существо вопроса.

- То есть, нашему поколению нечего ни добавить, ни убавить о Великой Отечественной войне?

- Безусловно, говорить о Великой Отечественной войне нужно всегда. Наше и последующие поколения писателей и ученых должны поднимать тему войны. Еще многое требуется уточнить, систематизировать, отразить. Нельзя лишь искажать истину.

Тот же Иван Фотиевич Стаднюк выражал надежду, что произведения писателей его поколения в совокупности с мемуарными книгами наших великих полководцев и других участников войны явятся основой для написания кем-то из молодых новых больших книг об Отечественной войне. И такие серьезные произведения появляются и еще будут появляться. Но их надо отличать от беллетристики. Авторы некоторых «новелл» о войне, соревнуясь в оригинальности, умышленно или невольно, пытаются ввести в заблуждение читателей.

Понятие «классическая литература», так же применительно и к литературе о Великой Отечественной войне. Но есть и другие жанры: фэнтази, фарс, скетч и так далее. Эти понятия надо четко разграничивать.

- Кого вы причисляете к классикам?

- Это Константин Симонов, Леонид Соболев, Борис Полевой, Григорий Бакланов, Вадим Кожевников, Анатолий Ананьев, Виталий Закруткин, Василь Быков, Виктор Астафьев, Евгений Носов, Василий Курочкин, Петр Проскурин, Константин Воробьев, Владимир Богомолов, да и многие другие. Всех не перечесть.

Все они прошли через войну: кто солдатами, кто военными корреспондентами.

Владимир Карпов, Герой Советского Союза, военный разведчик и лихой офицер. Наряду с военной прозой Владимир Васильевич написал исследования и документальные повести о генералиссимусе Сталине, маршалах Жукове и Баграмяне, генералах Петрове, Черняховском.

Ольга Берггольц, работая корреспондентом на Ленинградском радио, измученная голодом, обращалась ежедневно с воззваниями к жителям города. В эти дни она находит в себе силы создавать поэмы: «Февральский дневник» и «Ленинградская поэма».

В Вене встречали Победу несколько известных в будущем писателей: Михаил Алексеев, Семен Борзунов, Андрей Малышко и Егор Исаев, будущий Герой Социалистического Труда. Они заканчивали войну в одной фронтовой газете. Но начинали все рядовыми бойцами.

Михаил Николаевич Алексеев прошел всю войну солдатом, затем офицером и военным корреспондентом. Его творчество почти полностью посвящено военной тематике. Он тоже вел свои дневники. Вот только несколько его произведений – романы «Солдаты», «Пути-дороги», повести «Однополчане», «Мой Сталинград».

Первая работа Семена Михайловича Борзунова вышла в декабре 1941 года, в Воениздате, небольшая книжка очерков о своих сослуживцах. Представляете? Солдат в промежутках между боями писал очерки на отрывках бумаги, их заметили и выпустили брошюру. Вы понимаете, какое отношение было к народу, к людям, к солдату?! Сам Жуков подарил ему гармонь за отличную службу.

- Сергей Иванович, я знаю, что все бывшие председатели Союза писателей России, были участниками Великой Отечественной войны…

- Да, Леонид Сергеевич Соболев, в 1958 году ставший первым председателем Союза писателей РСФСР, участник боев за Севастополь. За сборник рассказов «Морская душа» о подвигах моряков получил Сталинскую премию и тут же направил премиальные средства в Фонд обороны. Один из боевых катеров тогда так и назвали «Морская душа».

Сергей Владимирович Михалков был на передовой с первых дней войны, награжден боевыми орденами. Во время войны написал много очерков о подвигах наших бойцов, работал над сценариями патриотических советских фильмов. Да и гимн Советского Союза им был написан во время Отечественной войны: Сталин его пригласил для этой работы прямо с фронта.

Перу Юрия Васильевича Бондарева, участника войны с 1942 года, принадлежат знаменитые произведения: «Батальоны просят огня», «Горячий снег», «Тишина», многие другие.

Нынешний председатель Союза писателей России Валерий Николаевич Ганичев принадлежит к поколению детей войны. Это поколение, так или иначе, участвовало в Победе. Мальчишкой он отмечал на карте продвижение наших войск, вместе со своими сверстниками трудом участвовал в общей Победе. Будучи главным редактором «Молодой гвардии» в 60–70-х годах, дружил со многими военачальниками, маршалами Победы. Им написана книга «Они выиграли войну. А вы?». Я считаю, что это одна из лучших книг современной публицистики о войне.

Этому же поколению детей войны принадлежат и Валентин Григорьевич Распутин, и Станислав Юрьевич Куняев, и многие-многие другие. Это тоже военные писатели. Их творчество наравне с произведениями писателей-фронтовиков раскрывает правду тех лет, смысл и цену нашей Победы.

Беседу вел Андрей Сошенко.

http://www.stoletie.ru/kultura/sergej_kotkalo_o_velikoj_otechestvennoj_nuzhno_govorit_vsegda_2010-04-29.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77946

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #27 : 05 Мая 2010, 19:31:37 »


Слово Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с ветеранами Великой Отечественной войны в Храме Христа Спасителя



В преддверии 65-летия Великой Победы, в Зале церковных Соборов Храма Христа Спасителя прошла встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с ветеранами Великой Отечественной войны, труда и Вооруженных сил.

***

Дорогие ветераны, я от всего сердца поздравляю вас с наступающим праздником Победы. 65 лет назад наш народ отстоял свою независимость и спас Европу от самой страшной опасности, с которой мы сталкивались на протяжении всей нашей национальной истории.

Вообще в истории нашего Отечества были моменты, от которых зависело, быть или не быть стране, быть или не быть народу. Эти судьбоносные поворотные моменты всегда были связаны с человеческим страданием и горем. Но, проходя через эти страшные испытания, наш народ выходил победителем и обеспечивал свое историческое существование. Вот почему в памяти народной всегда должно сохраняться чувство уважения ко всем тем, кто жизнь свою отдал за спасение Отечества.

Когда мы говорим о необходимости сохранять эту добрую молву в народе, чтобы из поколения в поколение, изустно, от отца к сыну, от матери к дочери, от бабушки и дедушки к внукам переходила эта национальная народная память о подвиге, мы говорим об этом как о непременном условии сохранения нашей исторической памяти. А для чего нам это нужно? Для того чтобы сохраниться как народу. Народ - это ведь не только те люди, которые живут в данный момент времени. И те, кто сегодня смотрел на нас с экрана, кто шел в атаку, кто погиб - это всё наш народ. Для Церкви вообще нет умерших - есть только живые. Для народа не должно быть умерших героев - они все должны жить в нашей памяти. Если народ помнит о героях, если герои живут в народной памяти, то тогда сам народ сохраняется.

Совершенно особым явлением нашей жизни является присутствие ветеранов. Ведь ветераны - это живые герои; это вы, дорогие братья и сестры, те, кто прошел суровыми дорогами войны, кто смотрел в глаза смерти, кто пережил эти страшные испытания, о которых люди, родившиеся после войны, не имеют даже представления. Вот этот тяжелейший личный опыт сегодня является драгоценным наследием для всех нас, особенно для молодежи, для тех людей, которые родились и выросли в новых, достаточно комфортных условиях.

Для того чтобы сохраняться и быть народом, нужно еще иметь силу защищать свою страну, защищать свое Отечество. И вот здесь мы подходим, наверное, к самому главному. А может ли защищать Отечество и отдать свою жизнь человек, который воспитан в той системе «ценностей» в кавычках, когда главными ценностями являются успех, благополучие, деньги, комфорт? Но за комфорт и за благополучие жизнь не отдают. Жизнь отдать за это невозможно, потому что если ты не живешь, зачем тебе комфорт, зачем тебе деньги, зачем тебе благополучие? Те, кто считает свое благополучие самой главной ценностью, стремятся быть подальше от любой ситуации, в которой нужно рисковать своей жизнью или своей здоровьем. Если у нас именно так будет воспитываться молодежь, у нас не будет людей, способных идти навстречу огню и грудью своей защищать Отечество. Вот почему сегодня воспитание молодежи является огромной задачей, в которую активно включилась Церковь. Но мы также знаем, какую важную роль играете вы, ветераны, передавая свой опыт, свое мироощущение, свои воспоминания молодым людям.

Я должен свидетельствовать, что очень многие совсем молодые люди, которые могли бы подпасть под влияние всех этих новых идей и искаженных ценностей, Божиим чудом, может быть, на основе генетической памяти сохраняют подлинные ценности. И мы знаем, как наша молодежь сейчас нередко вступает в борьбу с преступниками, с врагами нашего Отечества. Ведь как много людей погибает, исполняя свой служебный долг, борясь с терроризмом, защищая слабых! Все это происходит потому, что живы подлинные ценности - те самые, которые поднимали в атаку вас, ветеранов, и тех героев, которые ушли от нас.

Никто не говорит, что плохо быть успешным и что не нужно иметь достаточного комфорта, никто не призывает жить в нищете. Но должны быть приоритеты, должна быть такая система ценностей, которая бы в первую очередь предполагала воспитание в душах людей высоких нравственных и патриотических убеждений. Вот тогда и всё остальное становится богоугодным. Если есть самые главные, высочайшие цели и ценности, тогда и забота о себе, о своем благополучии и благополучии ближних становится делом нравственно оправданным и богоугодным. Только самое главное, что нужно, - не подменить одно другим.

Вот почему так важно, чтобы вы жили - жили как можно дольше. Потому что вы говорите о своем опыте, говорите о пережитом вами, рассказываете молодежи то, свидетелями чему вы были. И такое свидетельство имеет огромную силу - силу убеждения. Вам верят, потому что все то, что вы говорите, связано с вашим личным опытом.

Я воздаю должное тем усилиям, которые сегодня предпринимает наше государство, стараясь снабдить всех ветеранов квартирами, повысить уровень их благосостояния. Слава Богу, что, несмотря на сложные экономические условия, все эти программы осуществляются. И со стороны Церкви мы также стараемся делать все возможное, чтоб подержать наших ветеранов. Дай Бог, чтобы уважение к вашему ратному труду, уважение ко всему тому, что вы пережили, никогда бы не покидало сознание молодого поколения россиян.

Я бы хотел бы от всего сердца поздравить вас с праздником Победы. Это праздник всего народа, но сейчас именно вы в центре всеобщего внимания, потому что с вашим жизненным подвигом и связан этот праздник. Я желаю всем вам помощи Божией, доброго здоровья, крепости сил душевных и телесных, чтобы как можно дольше вы несли свидетельство о подлинных ценностях, правильных нравственных приоритетах, для того чтобы героическое прошлое нашего народа было и его настоящим. Благодарю вас за внимание

http://www.sedmitza.ru/news/1131598.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77946

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #28 : 11 Мая 2010, 08:57:14 »

Кто победил во Второй мировой войне?



1.

Помню, как в своем еще дошкольном возрасте, лет через пятнадцать после войны, я любил взбираться на плетень, чтобы громко, на всю улицу, пропеть-прокричать вот эту, как мне казалось, очень уж лихую песню:


Двадцать второго июня,

Ровно в четыре часа

Киев бомбили, нам объявили,

Что началася война!


Баба Алена, жившая от нас через двор и в свои сорок казавшаяся мне древней старухой потому, что муж её с войны не вернулся, потому что вдовье горе её до косточек высушило и пополам согнуло, глядела на меня, не знавшего истинную цену каждому слову из громкой песни, с ласковою улыбкой.

Для нее, не успевшей до войны обзавестись собственными детьми, мир хотя и пошатнулся, но - все-таки не перевернулся. Частенько заманивала она меня в свою хатку, и пока я поедал её угощения, зачаровано, по-матерински на меня глядела. И даже иногда решалась коснуться моей щеки или шеи жесткой от работы, как терка, но при этом и легчайшей, как крыло ангела, ладонью. И в голосе её вдруг просверкивало истинное счастье, когда она моей матери рассказывала: «А твой Коля уже, как настоящий мужичок, почти всю тарелку холодца одолел!» или: «А твой Коля мне оторвавшуюся доску к табуретке гвоздями приколотил и теперь я сижу за столом, как барыня!»

У моей матери судьба была куда более счастливая. Успела она четырех родить до войны и трех, в том числе и меня, после. Поэтому в зимние вечера, когда начинало рано темнеть, она шла звать бабу Алену: «А то даже страшно подумать, как она там одна возле печи сидит».

Потом, в уже взрослой жизни, я приезжал из какого-нибудь своего далека домой, и баба Алена неслась к нам, чтобы на меня полюбоваться, чтобы, сияя восторженными слезами, вымолвить:

­- Вот же Бог дал нам увидеть, как хотя бы хлопцы наши повырастали, горя уже не знаючи!

То есть, если у меня спросить теперь, за что воевало и даже миллионами погибало в середине прошлого века поколение моего отца, то ответ мой будет таким: чтобы можно было на своей земле жить своей человеческой жизнью, в любви и сострадании друг другу. Чтобы каждое доброе сердце в этой жизни нашло свою радость. Чтобы даже великое вдовье горе бабы Алены могло зарасти, как травой-муравой, многими нашими общими счастьями, ею желанными, ей понятными и потому для неё тоже родными.

Сам я после школы был освобожден от службы в армии. Но очень быстро моя радость по этому поводу переросла в ощущение, что я не такой, как все, человек. Получалось, что мои ровесники, прослужив два года и обучившись воинским профессиям, без меня унаследовали все наше героическое прошлое, без меня стали в один ряд со всеми нашими выдающимися полководцами и героями, украшавшими школьный учебник истории, стали более, чем я, похожими на обоих моих дедов, павших в первой мировой войне, на моего отца, вернувшегося со второй мировой войны, слава Богу, живым.

Когда я заявил о своем намерении отслужить, районные власти призывали меня одуматься, поскольку в нашей глуши найти замену руководителю местного радиовещания, корреспонденту и ведущему, коим я в едином лице являлся, было не так-то просто. Был даже послан парламентер к моим родителям. Но родители ответили парламентеру так: «А чем же наш хлопец хуже других?»

Они были простыми крестьянами. Они пережили гражданскую войну. Пережили коллективизацию. Пережили они и страшный голод 30-х годов. В войну мать корову жалела и сама вместе с другими женщинами в плуг впрягалась. А отца демобилизовали только в 47-м году. Однако, после войны у них появилась твердая уверенность в том, что с каждым днем жить легче, что государство «уже никого никому в обиду не даст».

Мое же понимание государства как единого, от Балтики до Тихого океана, дома, мое восприятие своего народа как единой семьи, воспитывалось так. «Ты расскажи по своему радио про Надю Карпичеву, как она трудится на свекле, не покладая рук, - вдруг начинала упрашивать меня мать, когда я приезжал из райцентра на выходные. - А то уже все люди говорят мне, почему твой Коля про других рассказывает, а про Надю, самую у нас работящую, молчит». И хотя редко, но с такой же настойчивостью она могла вдруг высказать личную просьбу: «На новую врачиху нашу все не нарадуются, такая она участливая. Ты бы и про неё рассказал».

И еще приходило множество писем с подобными просьбами. И я после обязательного новостного блока еле успевал зачитавать свои очерки про свекловичниц, трактористов, рабочих суконной фабрики и маслозавода, про врачей, учителей...

А если утром в редакции уборщица тетя Катя встречала меня словами: «Вчера слушала твое радио и плакала! До чего ж люди у нас золотые!» - то это было для меня высшей наградой.

Приблизительно такими же, как у тети Кати, были критерии оценки моих вечерних радиопередач и у районной власти. Потому что человек хороший, человек-труженик был у той власти в самом большом почете. Умный ли, глупый ли человек во власти этой оказывался, но положено ему было относиться с уважением к моему стремлению показать «положительного героя».

Мать несколько ночей перед моим уходом в армию проплакала, а когда отец дрожащим от волнения голосом, но без лишних церемоний напоследок напутствовал меня: «Ты ж служи там так, чтобы нам с матерью не стыдовать за тебя перед людьми!», то она, утирая слезы, только и добавила: «Будь, сыночек, как все люди...»

И вот сегодня я благодарен своей судьбе за то, что дарована мне была возможность прожить целых полвека с ощущением внутренней свободы, с пониманием своего человеческого достоинства только в том, чтобы «не стыдовать перед людьми». И уже вряд ли поймет меня тот, кто не знает, как это сладко, жить среди всех людей как среди родных. Меня никогда не поймет тот, для кого нет ничего большего, чем собственное "я" и личное благополучие, кто свободу понимает только как отсутствие совести и долга.

Хотя и для своего личного счастья я своею свободой воспользовался на полную катушку. Только из одного желания повидать мир, я смог пожить во многих городах, приключения ради наняться на сухогруз учеником рулевого матроса и на три года потеряться в морской романтике. А в 27 лет я решил, что пора становиться писателем и махнул в столицу. Чтобы решить проблему жилья, устроился дворником и в свое распоряжение получил огромную квартиру в предназначенном под снос старинном доме вблизи Тверского бульвара.

Но это вовсе не значило, что в столице я ощущал себя насельником самого нижнего социального этажа. Среди моих друзей и знакомых сразу появились вполне маститые актеры, художники, писатели. И именно в моем казенном жилье профессора московских вузов провели первую, тогда еще не официальную научно-практическую конференцию, посвященную философу Николаю Федорову. А когда быть в дворниках мне надоело и в результате остался я без жилья, то знаменитый художник Леонид Викторович Владимирский (автор иллюстраций к «Волшебнику Изумрудного города»), отдал мне, ничем не примечательному студенту Литературного института, которого он и видел-то всего лишь второй раз в жизни, во временное пользование ключ от своей пустующей четырехкомнатной квартиры на Малой Бронной. Затем я решил переписать заново свою книгу, уже стоявшую в плане издательства. И писатель Василий Петрович Росляков, понимая, что я рискую выпасть из издательского плана, чуть ли не каждый день звонил и даже ездил в издательство, умолял редакторов переносить меня в следующий квартал, а из общего годового плана не выбрасывать. А в критический миг он просто отобрал у меня то, что успел и не успел я переписать, и сам отнес в издательство.

Но это не значит, что мне больше, чем кому-либо другому, везло на хороших людей. Например, в 86-м году я приехал в Париж, где моими гидами оказались студенты-русисты. Поскольку сами они в нашу страну приезжали не раз, а некоторые для совершенствования русского языка даже побывали в моей родной Курской области, то я попытался выведать у них, что в России их больше всего поразило. И они все единодушно ответили мне: «Люди у вас хорошие!». Я-то думал, что вспомнят они либо о Кремле, либо о слишком постном виде наших продовольственных прилавков. Но они наперебой стали рассказывать мне, какие в России люди хорошие.

Я тогда понял парижских студентов так: на моей родине им ничего не приглянулось. Ведь я был уверен, что во всех странах люди в своем абсолютном большинстве являются такими, как баба Алена, как художник Владимирский и писатель Росляков, как вся та орава моих однокурсников, которая, ленясь ехать в общежитие, оставалась ночевать у меня. Мне казалось, что в Париже я, как и в Москве, среди ночи могу выйти на улицу стрельнуть сигарету, а мне случайный прохожий предложит забрать полпачки и в придачу захочет поговорить по душам ни о чем и обо всем, чтобы затем уже навсегда расстаться.

И только когда при Горбачеве и Ельцине наш русский мир был перевернут, стало в России всё по-другому.

И этой нашей нынешней перевернутой жизни теперь радуется только то аномальное меньшинство людей, которое и переворачивать не надо было, которое рождается в уже перевернутом виде. Впрочем, меньшинству этому было хорошо и в 40-е, когда шло оно, дав волю своей инакости, к врагу служить полицаями, ему стало еще лучше, когда в конце 80-х и в 90-е годы появилась у него возможность за иностранные гранты превращать в немощного уродца собственную великую державу. Гельмут Коль за объединение Германии готов был отвалить нашему государству половину триллиона долларов, но аномальное меньшинство в государственную казну попросило горсть, а уж сколько на свои мохнатые лапы заполучило от обрадованных немцев, толком никто не знает. И - с пользой для НАТО это непохожее на нормальных людей меньшинство немцев объединило, а в угоду США, претендующим на мировое господство, от единого русского народа отрезало украинцев и белорусов.

А если у кого-то, даже не совсем аномального, от такого переворачивания России появились миллиарды или хотя бы миллионы долларов на личных счетах? Как ему не перевернуться и не переметнуться? А если уже и детки главных переворотчиков получают в кормление и развлечение либо телевидение, как дочка Анатолия Собчака, либо должность в региональном правительстве, как дочка Егора Гайдара? Для этих деток НАТО, продвигающееся под Смоленск военными базами или марширующее по брусчатке Красной площади, - твердый гарант их уже вечной халявы.

Вот и сразу после того, как накануне Дня Победы военнослужащие второго батальона 18-го пехотного полка США высадились в Москве и тренировочным маршем прошагали по Красной площади, газета «Московский комсомолец» вышла с первополосным материалом под более чем торжественным заголовком: «Американские солдаты уже прошагали по Красной площади. И мир не перевернулся».

Но в том-то и дело, что НАТО на Красной пощади - это только монументальный символ льва, поставившего свою царственную лапу на макушку нашего мироздания. Как всякий символ, он может иметь и скрытые, понятные лишь посвященным, смыслы, и те значения, которые себе в утешение мы сами себе придумаем. Ну, например, нечаянно позабывши, что Англия нам не выдает одного из главных чеченских террористов, а США обустраивает для нас горячую точку в Грузии, мы скажем себе, что теперь мы вместе с американцами и англичанами будем сотворять мир во всем мире.

А вот когда дочка Собчака кричит нам с экрана, что за свою Великую Победу народ наш должен покаяться, поскольку составной частью этой Победы были великие преступления, то тут уже ничего утешительного не придумаешь. Тут уже становится ясно, что Россию перевернули. И каждый, кто сохранил в перевернутой России свою душу в неперевернутом положении, смотрит на дочку Собчака как на вдруг ожившего динозавра (человек верующий сказал бы: как на вавилонскую блудницу). И даже не обидишься на неё. Потому что человеческого в ней ничего нет. Потому что у динозавров всё не так, как у людей. У них даже мозговые извилины не в голове, а где-то в области тазобедренной кости.

И когда недавно на заседание суда пришла молодежь поддержать двух ровесников-людоедов, задушивших, сваривших и съевших школьницу, то тоже никто ничему не удивился. Судья лишь удалила из зала одну девицу, которая комментировала вскрывающиеся подробности преступления то ли по-идиотски, на бессознательном уровне, то ли со звериною жаждою: «Ням-ням... ням-ням...».

Делать вид, что мир не перевернулся, с каждым днем все труднее даже «Московскому комсомольцу», рассказавшему про это «ням-ням...».

Вот и я, когда мой сын окончил школу, переживал лишь о том, чтобы он поступил в институт и не загремел в армию. Весь извелся я в промежутке между окончанием вуза и аспирантурой. И облегченно вздохнул, когда угроза армии миновала.

Потому что само понятие Отечества теперь упразднено вместе с понятием государства патерналистского типа.

Потому что теперь у большинства людей ничего своего, кроме квартиры и семьи, нет.

Сегодня я уже не смог бы приехать в любой город России, как к себе домой. Предприятия уже не обязаны принимать молодых людей на работу и обучать их профессии (а я в своих странствиях по свету запросто устаивался учеником токаря или учеником электромонтажника в Волгограде, и тут же получал комнату в приличном общежитии. И, кстати, мой наставник на волгоградском заводе "Красный Октябрь", будучи токарем наивысшего разряда, получал зарплату большую, чем министр союзного значения). И в Москву я бы не смог приехать как в свою родную столицу. И никто бы не дал мне ключ от своей квартиры. Не потому что в Москве теперь не осталось ни одного хорошего человека, а потому что даже гражданское и уголовное право у нас теперь приспособлено для людей перевернутых - для черных риэлторов, для рейдеров, для педофилов, работорговцев и т.п. И ни одной книги я бы, не имея с советских времен известного имени, не издал. Те, кто теперь начинает писать, себя уважаючи, остается в "лузерах". Русская литература, если судить по каналу "Культура" и по всем прочим государственным телеканалам, запрещена хоть и негласно, но очень твердо. Например, музеи Николая Рубцова в Москве и во многих городах России, кроме его родной Вологды, созданы на средства нищих его почитателей и существуют полулегально. Потому что народ признал в Рубцове родного поэта не по пиару свыше, а по любви из своего социального дна. Например, Союз писателей России из дома, который ему принадлежит, вроде бы и не выселяют, но зато "Росимущество" не заключает договор с ним, пытается, как когда-то половцы брали Киев, взять их измором. Можно, конечно, имея кучу денег, как некий Потемкин, купить себе свиту из писателей, среди которых есть и талантливые, но голодных, проплатить кучу рекламных статей в газетах про себя родного. Но не каждый даже имеющий средства писатель не постесняется впихивать себя читателю, как клизму. Что касается наших нуворишных меценатов, то без мата и русофобии литература им не интересна, если судить по спискам лауреатов тех премий, на которые они дают очень даже большие деньги. Да даже и президент наш читает Пелевина, в угоду переворотчикам от романа к роману утверждающего, что жизнь человеческая лишена всякого смысла (и, значит, незачем нашему президенту искать какой-то не личный, какой-то высокий смысл своему президентству). А в парижи и лондоны за государственный счет теперь ездит и просвещает публику с государственного телеэкрана теперь уже Ерофеев - существо хоть и новономенклатурное (как когда-то Константин Симонов или Георгий Марков), но в книгах своих насквозь лишенное даже самых элементарных признаков культуры и морали. Как сказал мне один писатель фронтового поколения: «Шолохов не боялся Сталина, потому что то, о чем он писал, для него было дороже жизни. Так что лучше сыграть в рулетку, как Шолохов, чем цвести и пахнуть в качестве дерьма, которое только и востребывается нынешней якобы не страшной властью».

А где, на каком радио и телевидении я бы смог по просьбе своей матери и своих односельчан рассказать о хороших и добрых людях? Как, не потеряв уважения к себе, сделал бы я карьеру журналиста, если в СМИ главными событиями стали половые контакты тружеников шоу-бизнеса?

Зачем такое государство защищать?

Кто и что хуже такого государства? Чем НАТО хуже Абрамовича, который яхту свою добыл не трудом, а налоги в наш госбюджет платит, как школьный учитель?

Не благороднее и даже не благоразумнее ли не государство защищать, а просто защитить на улице или в жизни хорошего человека от плохого?

Да и не нужны теперь нашему государству защитники, относящиеся к нему как к своему достоянию. Оно стало государством хазарского типа, принадлежащим только правящей элите, обслуживающим только её интересы. Такие государства защищают себя наемными воинами, которые рискуют жизнями только за деньги, которым не претендуют на любую иную пользу от защищаемого государства..

Российские властные и финансовые элиты, как и элита хазарского каганата, давно перевели бы всю российскую армию на контрактную основу, но пока у них есть возможность черпать солдатиков из уже отвергнутой государством, но до конца еще не осознавшей свое изгойство человеческой массы, они и не будут увеличивать налоговые ставки со своей прибыли ради каких-то наемников.

2.

В Первую мировую войну моим дедам большевики наверняка внушали, что за царскую Россию воевать не стоит. Один из большевистских поэтов даже написал стишок о героях царской России: «Подумаешь, они спасли Расею, // А может лучше было б не спасать!».

И затем, придя к власти, большевики так и не перестали вести пропагандистскую войну против уже не существующего царского режима. Потому что им нужно было оправдать свой террор, оправдать свое презрение к "непрогрессивному" русскому народу.

Но разве не по такому же лекалу выкраивается современная антисоветская пропаганда?

Потому что нынешним победителям Российской Империи надо оправдать горбачевские и ельцинские услуги другой стране, им надо оправдать то, что великороссы, белорусы и малороссы, всегда ощущавшие себя единым народом, по сценарию, давно разработанному геополитическими противниками России, оказались «суверенными». Даже вопреки итогам общесоюзного референдума. Надо оправдать «шоковую терапию», в результате которой многие люди просто умерли от голода или, как цинично сказал Гайдар, превратились в «издержки» реформ. Надо оправдать ущерб экономике страны, давно превысивший размеры того ущерба, который причинила нам гитлеровская Германия. Надо им оправдать то, что в результате «реформ» убыль населения России (это при том, что в Россию эмигрировали многие миллионы людей из бывших союзных республик) уже составила половину наших потерь во время кровопролитнейших боев второй мировой войны. Надо им оправдать свой способ приватизации, слишком похожий на обыкновенное ограбление победителями побежденных. Надо им оправдать почти узаконенные (если иметь ввиду соотношение между преступлением и наказанием) работорговлю, педофилию, рейдерство, басманный суд. Надо оправдать им то, что армия чиновников, теперь получающих свои должности в кормление, а не для служения, удвоилась. Что даже с учетом нашего второго после США числа миллиардеров средние доходы всех граждан России так и не достигли «застойных», вдвое уменьшилось число школьных учреждений и номенклатуры больничных учреждений, но вдвое же увеличился и рост заболеваний, в вдвое возросло число сиротских приютов...

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77946

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #29 : 11 Мая 2010, 08:57:53 »

(Окончание)

В-общем, страна уверенно исполняет функцию концлагеря, где граждане нормальные (не способные в здравом уме и при трезвом рассудке принять звериные порядки) выход находят в алкогольном и наркотическом суициде. И если бы когда-то Тэтчер взобралась на трибуну и, подобно Гитлеру, с пеной на губах прокричала бы на весть мир, что России надо оставить треть населения, что и трети ей хватит для обеспечения добычи энергоресурсов и обеспечения транзита между Европой и Азией, то мы бы конечно содрогнулись, но она сказала это без пены на губах, даже с улыбкою. А улыбающегося змия в наших сказках нет, мы не приучены верить в фашистов с лицом Джоконды. Легче нам спиться и истаять с лица земли, чем в такое поверить.

Вполне логично и то, что правящих либералов возмущает даже в священной истории Отечественной войны главнокомандующий Сталин, но не возмущают названия городских улиц, сохраняющие имена большевистских палачей, не так уж сильно возмущает мавзолей большевистского вождя, а о российском предшественнике Пол Пота, о Троцком, они показывают по телевидению вполне сочувственные фильмы.

Дело в том, что в большевиках досталинского периода и нынешних либералах есть много общего.

Например, когда Советской России понадобились паровозы, Троцкий, которому развитая Россия была не нужна точно также, как и нынешним либеральным госдеятелям, предложил выделить деньги некоему иностранному капиталисту, чтобы он построил локомотивный завод в Швеции и затем свою продукцию продавал России.

Не напоминает ли это нынешнего Кудрина, вложившего российский стабфонд в США, но не в собственную экономику?

А если вспомнить новую революционную мораль большевиков? Разве Ксения Собчак, ныне внедряющая мораль революционную, не вызвала бы у них восхищения?

Да и если в ведомстве Чубайса распоряжавшегося Госимуществом, сидели агенты ЦРУ, то разве не на деньги зарубежных капиталистов свершалась Октябрьская революция?

Но даже и не в этом самая главная причина двойных стандартов в отношениях наших правящих либералов к главным персонам советского прошлого.

Все дело в том, что именно Сталин превратил Россию из топлива для мировой революции в промышленно развитую супердержаву, имеющую собственные интересы. Именно Сталин начал реставрировать национальную русскую культуру, которую Троцкий считал «буржуазной». Именно Сталин позволил детям не доносить на своих родителей, реабилитировал семейные ценности (чего Троцкий тоже не мог ему простить в своей антисталинской публицистике). Именно Сталин ослабил удавку на Православной Церкви (а не потому ли так обожают либералы Хрущева, что поклялся он не оставить России ни одного попа?).

Я, конечно же, не считаю Сталина белым и пушистым. Белые и пушистые в результате революций к власти не приходят. Но если Путин с Медведевым захотят из нынешней покалеченной России создать пригодное для жизни государство, то разве одного Ходорковского надо им будет упрятать в тюрьму? И разве уцелеют они сами, если будут не достаточно жестокими и даже недостаточно коварными в битве с новыми, ненавидящими Россию российскими властными и финансовыми элитами?

Сталин ненавистен всем, на ком осталось несмываемое клеймо предателя собственного народа, кто переворачивал и рушил собственную страну в интересах другой страны. Для многих поколений имя Сталина будет олицетворять возможность очеловечивания даже самой бесчеловечной власти, превращение государства из орудия угнетения и закабаления в инструмент объединения и защиты всего народа.

Сталин ненавистен и страшен всем, кто не заработал своих капиталов, кто противозаконно присвоил себе почти всю общенародную собственность.

Ненавистен он нашим социал-дарвинистам еще и потому что даже и «шведская модель социализма», во второй половине двадцатого века победившая во всех развитых государствах Европы, возникла от страха европейских правящих элит пред социализмом сталинским.

Это Сталин создал государство, которое можно было защищать любой ценой.

Это Сталин создал страну, способную противостоять даже и единой, во главе с Гитлером, Европе.

Это под руководством Сталина страна наша победила.

Большою кровью?

Но ведь и Гитлер не предлагал нам драться до первой крови. Он дрался насмерть и потому себя жалеть было бессмысленно. Это было бы уступкой не своей жизни, а Гитлеру.

3.

Второй мировой войны не было бы, если б Россию после Ленина возглавил не Сталин, а Троцкий, имеющий обязательства перед иностранными банкирами.

Гитлера не привели бы американские банкиры к власти, если б в Европе не начался рост национального самосознания. Национальную солидарность тоже надо было дискредитировать.

А если верить главному раввину ортодоксальных евреев Австрии Мойше Арье Фридману, то и Гитлер, и кровавая бойня нужны были еще и для того, чтобы в Палестине создать еврейское государство.

Ну и мало ли для чего еще нужна была эта Вторая мировая война!

Когда Россия изгнала врага со своей территории, её самый главный противник - мировой капитал, финансировавший гитлеровскую военную индустрию, вынужден был не только открыть второй фронт, но и придумать альтернативную советской «шведскую» модель социализма. То есть, поражение потерпел не только Гитлер, но и тип государства, ориентированного лишь на интересы финансовых элит.

Так что трудящиеся американцы, шведы и норвежцы, французы и англичане впервые за всю свою историю наелись досыта только потому, что их работодатели вынуждены были вступить со Сталиным в социалистическое соревнование по увеличению социальных показателей своих стран. И нужно было торопиться, поскольку нетерпеливый электорат уже почти привел коммунистов к победе на выборах во Франции и Италии.

И - нужно было добивать остатки национально ориентированных правящих европейских элит. Потому что национальную солидарность дискредитировать труднее всего.

Патриота де Голля убрали из политики политическими методами. Патриота Альдо Моро американские спецслужбы убили в прямом смысле этого слова...

Оставалось избавиться от главной мозоли - от Советского Союза.

Это была самая масштабная в мировой истории война.

Как от ледникового периода остались огромные валуны поверх черноземов и глиноземов, так и от этой войны остались свои не менее впечатляющие следы.

Например, среднего уровня литератор Солженицын вряд ли вошел бы в первый ряд известных всему миру писателей, если б на холодную войну с СССР не были брошены огромные деньги, если б не нужны были этой войне свои невероятных масштабов герои.

Таким же валуном от политического катаклизма остался и самый известный виолончелист - Ростропович.

Сахаров - крупный ученый, но в качестве оставленного валуна остался как величайший политический мыслитель и как воплощение ничем незамутненной совести. Хотя, можно ли верить, что мало-мальски умный человек не мог понимать, как много хорошего в мире истребится вслед за Советским Союзом? Что вместо советских войск в Афганистан охотно войдут американские? Что ради национальных интересов США Афганистан будет превращен в мирового наркопроизводителя? Что НАТО не станет союзником уже не советской, а либеральной России, будет продвигаться к её границам для дальнейшего её расчленения и превращения в управляемую извне территорию? Что набожную и кичливую Польшу из пассивной зоны влияния СССР медийные фабрики переплавят в самую активную подстилку США?

А если Сахаров по каким-то личным причинам желал только России гибели, то разве не понимал он, что закулисная война с 60-х годов (когда начались культурная, сексуальная и прочие революции) ведется уже против всей христианской цивилизации, поскольку главным вектором развития этой цивилизации является справедливость и сострадание к человеку.

Такими же валунами остались и наши олигархи, не знающие, оказавшиеся никчемными менеджерами, но своей жаждой роскоши поднявшие в Европе цены на недвижимость до фантастических высот.

Недавно картина Пикассо побила все мировые рекорды на аукционе, но ведь и этот художник - всё тот же огромный и нелепый валун, принесенный в современный культурный обиход во время демонтажа традиционной европейской культуры и замены её на культуру модифицированную, формирующую тот новый культурный тип европейца, который утрачивает способность даже производить собственное потомство.

Не сомневаюсь, что после крушения ненавистного им СССР финансовые монархи демонтируют структуры социальной защиты во всех государствах, попавших в сферу их влияния. Нынешняя социал-дарвинистская Россия - это прообраз Европы самого недалекого будущего.

4.

XIX век стал веком грандиознейших социальных и национальных замыслов. И, одновременно, веком начала опаснейшего омертвения классических социальных и нравственных традиций.

ХХ век стал веком приватизации идей ХIХ века политическими авантюристами. Веком хотя и неуспешных, но грандиозных попыток Сталина, де Голля и многих иных национальных лидеров деприватизации общественного сознания. И еще ХХ век стал веком победы третьей, не социальной и не национальной, еще до конца нами не осмысленной группировки над христианской цивилизацией.

Наверно, Ленин и Гитлер слишком верили в свои собственные силы, чтобы, не задумываясь, согласиться на финансирование со стороны своих стратегических противников. Да и мы сами мало задумывались, почему совершенно противоположные и даже один другому враждебные проектов инвестировались одними и теми же германскими и американскими источниками. Либо, как Горбачев и Ельцин, Ленин и Гитлер заведомо отводили себе роль провокаторов, нарушающих устойчивость национальных и социальных государственных систем и, тем самым, обеспечивающих победу третьей силы.

Каков общий, уже нам известный контур этой третьей силы, для которой первая и третья мировые войны играли роль всего лишь тротила, заложенного под фундаменты старых и новых национальных государств?

Это все те же наднациональные финансовые центры, структурировавшиеся в глобальную, способную контролировать все национальные экономики, группировку. Вряд ли Бил Гейтс, свои капиталы заработавший, чем-то отличается от Березовского и Абрамовича, авантюрно оказавшихся у вскрытых Чубайсом закромов нашей Родины. Точно так же, как Абрамович на просьбу пожертвовать на православный храм ответил: «Я другого вероисповедания», а на просьбу пожертвовать на поиски не захороненных останков воинов, погибших в Великой Отечественной войне, ответил: «На Чукотке не было боевых действий», так и Гейтсу наплевать на белых и небелых американцев, на каких-то там англичан и французов, немцев и шведов. Европу выгоднее населить нищими выходцами из неразвитых стран и платить им столько, сколько российские работодатели платят выходцам из Средней Азии на московских стройках. А можно вывести свои предприятия из Европы в развивающиеся страны. А коренные европейцы, принявшие эмигрантов из Африки и Азии, уже лет через десять будут озабочены межнациональными конфликтами куда больше чем социальными проблемами. И вообще, Бил Гейтс уже вполне открыто вкладывается в разработку вакцины для сокращения населения нашей планеты.

Точно так же, как когда-то христианским миром правили несколько монарших семейств со своими вассалами-феодалами, так и после крушения реставрированной Сталиным Российской Империи несколько семейств финансовых будут править подвластной им ойкуменой, делить сферы своих личных интересов, интриговать друг против друга. А если потребляющая модифицированные продукты и модифицированную культуру человеческая биомасса от каких-нибудь китайцев заразится вирусом национального самосознания, то в политических пробирках будут выращены и медийными фабриками раскручены тысячи фальшивых национальных лидеров по типу Жириновского.

Это будет самая стабильная и самая долговечная система власти. Потому что, если феодалы классических обществ имели со своими подданными единую духовно-нравственную основу, если не столько силовые методы, сколько собственный нравственный авторитет (пусть часто даже и фальшивый) обеспечивали им власть, то феодалам нынешним уже нет необходимости, как завоевавшим Британию англам и саксам, а затем и норманнам, принимать христианство и становиться похожими на аборигенов. У современных феодалов есть развитая медийная индустрия, позволяющая им менять сам культурный тип покоренных народов, программировать их ответы на любые вызовы. Как уже давно поет Макаревич: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас». И хотя мы сами сегодня подпеваем Макаревичу с таким же энтузиазмом, с каким я в своем детстве распевал «Киев бомбили, нам объявили...», мой энтузиазм был напитан победой, одержанной в страшной войне, а энтузиазм - это проявление той части нашего я, которая уже нашими победителями модифицирована.

И еще стабильность глобальной финансово-феодальной системы будет основываться на том, что возникла она в результате терпеливого и кропотливого, продолжавшегося не один век, заговора. В то время как феодализм классический утверждался авантюрно, через войны, через личный героизм и через личные амбиции в основном германских и норманнских вождей, забывавших о своих национальных корнях прежде, чем добывались ими монаршие троны.

Вряд ли наши олигархи так же глубоко внедрены в заговор мировых финансовых элит, как члены Римского или Бильдербергского клубов. Скорее всего, скважины и предприятия у них отберут за право пользоваться тем, что лежит на их банковских счетах.

5.

Если рассуждать о событиях ХХ и ХХI веков не в масштабах одной Великой Отечественной войны, в которой мы стали победителям, а в масштабах того общего сценария, которому были подчинены все «горячие» и «холодные» эпизоды порабощения христианской цивилизации третьей силой, то, конечно, сама наша Великая Победа предстанет перед нами такою же величественной, как и трагичной. Ведь получилось, что Гитлер был создан третьей силой для дискредитации и последующей ампутации у народов, принадлежащих к христианской цивилизации, национальных иммунных систем. Получилось, что разгромом Гитлера мы продлили свое право на человеческую жизнь всего лишь на полвека с хвостиком.

Но даже память об этой победоносной войне, как и память о Сталине, реставрировавшем уже приговоренную к небытию Российскую Империю - это главная досада наших финансовых феодалов. Это тот засадный полк, который еще может проснуться в наших душах.

Не верится? Бунин и Шмелев тоже не могли бы поверить, что с русофобским большевизмом покончит один из главных большевиков.

А о том, что точка еще не поставлена на самой последней странице нашей истории, говорит и Бжезинский, когда предупреждает о последней угрозе новому мировому порядку, о пока еще неперевернутом хранителе нашего человеческого образа - о Русской Православной Церкви. Не думаю, что мнение одного из главных своих идеологов и челноков не приняли в расчет нынешние феодалы, что пока еще не приступили они к глубокому бурению своих скважин в основах её основ.

Вот только обнаружили ли мы сами сходство между событиями духовного разложения Европы, падения Российской Империи и Евангельским Откровением?

Сделали ли мы сами свой выбор в той уже, может быть, последней битве, где в сторонние наблюдатели записываться нельзя?

Николай Иванович Дорошенко, секретарь Правления Союза писателей России, главный редактор газеты «Российский писатель»

http://www.ruskline.ru/analitika/2010/05/11/kto_pobedil_vo_vtoroj_mirovoj_vojne/
Записан
Страниц: 1 [2] 3 4 ... 18
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!