Русская беседа
 
13 Декабря 2019, 09:06:08  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 16 17 [18]
  Печать  
Автор Тема: Великая Отечественная война 1941 – 1945 годов  (Прочитано 74617 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #255 : 13 Мая 2018, 12:23:19 »

ВЛАДИСЛАВ ГУЛЕВИЧ

Великая Отечественная война: большая помощь от маленькой Монголии

Танковая бригада «Революционная Монголия» и эскадрилья «Монгольский арат» в войне против фашистской Германии



Монголия объявила войну фашистской Германии в первый же день Великой Отечественной войны. 22 июня 1941 г. ЦК Монгольской народно-революционной партии, президиум Малого хурала и Совет министров Монгольской Народной Республики приняли совместную декларацию: «Весь народ нашей свободолюбивой и независимой республики, связанный узами кровной нерушимой дружбы с советским народом, с глубочайшим презрением заклеймит этот вероломный акт фашистской Германии, ответит всемерным укреплением дружбы советского и монгольского народов, будет верен обязательствам, принятым на себя по договору о взаимной помощи, заключённому 12 марта 1936 г.».

Данный договор был скреплён кровью советских и монгольских воинов, вместе сражавшихся против японских милитаристов в боях на Халхин-Голе в 1939 году. В Токио планировали оккупировать Монголию и выйти к Иркутску и берегам Байкала, подготовив тем самым благоприятные условия для вторжения германских войск с запада. Победа советских и монгольских воинов сорвала эти планы.

Монголия не имела развитой промышленности, поэтому не могла поставлять Советскому Союзу крупные партии танков или самолётов. На собранные монгольскими трудящимися средства были созданы танковая бригада «Революционная Монголия» и эскадрилья «Монгольский арат». Монгольские танки вошли в состав 112-й Краснознаменной танковой бригады и обошлись по тогдашнему курсу почти в 4 млн. советских рублей, что было огромной суммой для небольшой Монголии.



В Монголии было много скота и животноводческого сырья (шерсти, кожи, кашемира). Офицерские белые овчинные полушубки, которые часто показывают в советских кинофильмах про войну, стали знаковой маркой монгольской помощи Красной армии. Первым же эшелоном в ноябре 1941 года из Монголии в СССР были доставлены 15 тыс. таких полушубков, а также валенки, телогрейки, варежки, шарфы и другие зимние вещи из овчины, кожи, верблюжьей, козьей шерсти и шерсти яка.



Второй эшелон в феврале 1942 г. привёз для 49-й армии Западного фронта маршала Жукова148 тонн мяса, 80 тонн колбас, консервы из конины и говядины, козье мясо, хлеб, масло, хромовые сапоги, ремни, традиционные нэхий хантааз (монгольские шерстяные и меховые жилеты), перчатки, ватные штаны, тёплые овечьи одеяла, шапки и тысячи метров знаменитого монгольского войлока для юрт (его особенно ценили советские партизаны).

Третий эшелон в ноябре 1942 года состоял из 236 вагонов, его сопровождали сорок монгольских делегатов. Кроме сотен тонн мяса, варенья, молока, масла и зимней одежды, они доставили в Советский Союз готовые войлочные юрты, шапки для лыжников, кожаные пальто, плащи, солдатские сапоги, сёдла для советской кавалерии, больничную и рабочую обувь и т. д.

В марте 1943 года прибыл четвёртый эшелон с 12 тыс. пар валенок, 10 тыс. шинелей, 500 парами обуви для лётчиков, 3 тыс. ватных курток и штанов, 1 тыс. кавалерийских сёдел, 30 тонн мыла, юртами, ножами, табаком. Из продуктов – сотни тонн мяса птицы и дзерена (монгольской антилопы), масла, вина, печенья.

В ноябре 1943 года и январе 1945 года прибыли пятый и шестой эшелоны. Кроме привычных изделий, они доставили большое количество личных подарков советским солдатам от монгольских друзей.

Стратегически важными для советской армии и хозяйства были поставки неприхотливых и выносливых монгольских лошадей. Потери СССР в лошадях в годы войны оценивались в 8 млн. голов! Всего монголы поставили в СССР полмиллиона лошадей. Их распределяли по кадровым и партизанским соединениям, восполняли ими разорённые хозяйства в Белоруссии, Украине, России. Легендарные конники генерала Плиева тоже воевали на монгольских лошадях.


Советская кавалерия на монгольских лошадях в Берлине

В историю Монголии вошла Энгелийн Бадам – женщина-пастух, отдавшая фронту в далёкой России 16 верблюдов, 93 лошади, 1600 овец и 10 тыс. К ноябрю 1941 года монгольским зимним обмундированием были снабжены пять пехотных дивизий, готовящихся к контрнаступлению под Москвой. В 1942-1945 годах каждый пятый советский солдат носил монгольскую шинель. Три тысячи монгольских добровольцев воевали в рядах Красной армии.

Маленькая небогатая Монголия начала оказывать помощь Советскому Союзу  раньше американского ленд-лиза. Поставки состояли из жизненно необходимых предметов, в то время как западные союзники, чтобы не дать советской армии скорого перевеса над гитлеровцами, присылали, бывало, красноармейцам в окопы бритвенные лезвия вместо тёплых вещей и оружия.

Когда сытая, кичливая Европа опускается до осквернения памятников советским воинам-освободителям и отрицания решающего вклада советских солдат в победу над фашизмом, в маленькой бедной Монголии свято чтут память о Великой Отечественной войне.

https://www.fondsk.ru/news/2018/05/09/velikaja-otechestvennaja-vojna-bolshaja-pomosch-ot-malenkoj-mongolii-46101.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #256 : 06 Апреля 2019, 09:40:48 »

Авиаполк «Нормандия-Неман»: Герои СССР из Франции громили врага от Курской дуги до Кёнигсберга



В марте 1942 года Национальный комитет «Свободная Франция» обратился к Правительству СССР с предложением направить на советско-германский фронт группу своих летчиков и авиамехаников. 31 марта согласие на это было получено.

Из лучших пилотов 1-й истребительной авиагруппы ВВС «Свободной Франции», базировавшейся в то время в Ливане, на авиабазе Раяк, 1 сентября 1942 года была сформирована авиационная группа № 3. Вскоре она была преобразована в эскадрилью, получившую по желанию личного состава название «Нормандия».

25 ноября 1942 года состоялось подписание соглашения об участии частей ВВС Франции в военных операциях на территории Советского Союза. Через Багдад личный состав эскадрильи «Нормандия» был переброшен в Тегеран, откуда на четырех транспортных самолетах вылетел в СССР.

Уже 29 ноября французские добровольцы приземлились на аэродроме Северный города Иваново. В числе первых прилетели майор Ж. Пуликен и начальник штаба старший лейтенант Ж. де Панж, а также пилоты Ж.-.Л. Тюлян, А. Литтольф, Ж. Риссо, А. Прециози, А. Познанский, Р. Дервиль, А. Дюран, М. Лефевр, Р. де ля Пуап, И. Бизьен, Д. Бегэн, М. Альбер и Н. Кастелэн. Группу технического состава возглавлял авиационный инженер А. Мишель.

Под командованием майора Пуликена начались тренировки на учебных самолетах УТ-2, У-2, а потом на истребителях Як-7 и Як-1. Для руководства за процессом обучения закрепили инспектора по технике пилотирования 6-й запасной авиационной бригады капитана П. И. Друзенкова, летавшего почти на всех боевых советских самолетах, а также на некоторых трофейных немецких истребителях и бомбардировщиках.

Приказом командующего Военно-воздушными силами Красной Армии от 4 декабря 1942 года истребительная эскадрилья «Нормандия» была включена в состав ВВС СССР. К началу 1943 года уже все «нормандцы» летали на «яках», а французские механики прошли практическое обучение по эксплуатации самолета Як-1Б.

«Яки» французов украшали красные звезды, но между винтом и кабиной с обеих сторон каждой машины было нанесено по три цветные полосы: синяя, белая и красная — цвета французского государственного флага.

В середине марта на аэродроме Северный состоялась инспекторская проверка готовности эскадрильи к отправке на фронт. Ее проводили глава военной французской миссии бригадный генерал Э. Пети и представитель командующего ВВС Красной Армии полковник С. Т. Левандович. Они признали «Нормандию» полностью боеспособной. 22 марта 1943 года эскадрилья перелетела на прифронтовой аэродром Полотняный Завод (в 25 км от Калуги), где базировались бомбардировщики Пе-2, и временно вошла в состав 204-й бомбардировочной авиационной дивизии.

25 марта эскадрилья «Нормандия» в составе 12 боевых самолетов убыла на фронт в составе 1-й воздушной армии.

После ознакомления с районом боевых действий, которое французская эскадрилья производила с аэродрома Муковнино (Полотняный Завод), она была подчинена командиру 303-й Смоленской истребительной дивизии. В ее составе она в дальнейшем и вела свою боевую деятельность, базируясь последовательно на аэродромах: Васильевское (район Масальска), Хотенки (район Козельска), Спас-Деменск и Монастырщина (западнее Смоленска).

Утром 26 марта по тревоге для перехвата неприятельского самолета, шедшего на высоте 4000 м, были подняты лейтенанты А. Дюран и Р. Дервиль. Немецкому летчику удалось тогда улизнуть, но его попытка углубиться в наш тыл была сорвана. Так были выполнены два первых боевых вылета и положено начало боевой деятельности эскадрильи.

Французские летчики буквально рвались в бой. Они считали день потерянным, если провели его без вылетов. Советским командирам приходилось сдерживать их пыл, так как «нормандцы» еще не в полной мере освоили тактику современного воздушного боя, а это могло погубить эскадрилью. Жизнь подсказывала, что в условиях, когда авиация люфтваффе действовала крупными группами, слаженность в действиях наших истребителей и взаимная поддержка имели первостепенное значение.


Французские летчики эскадрильи «Нормандия», сражавшиеся на советско-германском фронте Второй мировой войны

Но вот пришел и долгожданный час.

Во второй половине дня 4 апреля на командный пункт «Нормандии» неожиданно прибыл командир 204-й бомбардировочной авиационной дивизии в сопровождении офицеров штаба и двух командиров полков. Он поставил перед французской эскадрильей боевую задачу: прикрыть бомбардировщиков, которые будут наносить удар по артиллерийским батареям противника.

Получив впервые столь ответственное боевое задание, летчики эскадрильи «Нормандия» тщательно готовились к его выполнению. Рано утром 5 апреля все были уже на аэродроме. Не без волнения механики пробовали моторы и проводили предполетный осмотр самолетов, которые шли в первый совместный боевой вылет. Майор Тюлян сам проверял полетные карты и знание летчиками порядка взаимодействия с бомбардировщиками. За несколько минут перед выруливанием на старт летчики выслушали последние указания своего командира.

«При встрече с противником атакуем его немедленно ударной группой, которую возглавляю я, — чеканил Тюлян. — Мы должны быть внимательны и смелы. Боем не увлекаться и не забывать о прикрываемых бомбардировщиках. Они должны быть в полной безопасности. Помните, что честь «Нормандии» во многом будет зависеть от этого первого совместного боевого полета».

«По самолетам!» — скомандовал Тюлян, когда офицер с метеорологической станции закончил информацию о погоде. Летчики, давно ожидавшие этой команды, побежали к своим «якам». Через несколько минут две девятки пикирующих бомбардировщиков Пе-2, ведомые полковником Андреевым и майором Дымченко, уже шли курсом на запад под прикрытием истребителей эскадрильи «Нормандия».

Два самолета Як-1, пилотируемые французскими летчиками, прикрывали бомбардировщиков. Когда бомбардировщики выполняли свою работу, истребители заметили приближение двух ФВ-190, которые летели на высоте 3000 м. На этой же высоте находились и оба самолета французских летчиков.

Бомбардировщики под прикрытием двух Як-1 легли на обратный курс. Немецкие истребители стали их преследовать. Преследование продолжалось 6-8 мин, после чего один ФВ-190 атаковал лейтенанта Дюрана справа по горизонтали. Чтобы выйти из-под огня ФВ-190, лейтенант Дюран сделал вираж в сторону атаки. ФВ-190 открыл огонь с дистанции 300 м и продолжал вести его на вираже. В этот момент на удалении 150-100 м лейтенант Дюран встретил на вираже второй ФВ-190 под ракурсом ¾ и открыл по нему огонь.

В результате этой атаки ФВ-190 задымил и пошел к земле. Первый ФВ-190 продолжал вести огонь по лейтенанту Дюрану. Желая выйти из сферы огня атакующего ФВ-190, лейтенант Дюран заложил вираж еще круче и перешел в штопор, имитируя падение. Хитрость удалась, Фокке-Вульф прекратил преследование, лейтенант Дюран левым малым виражем с набором высоты стал выходить из боя. Он прошел на расстоянии 200–300 м и несколько выше самолета старшего лейтенанта Прециози, который в это время атаковал ФВ-190 снизу на вираже. Огонь был открыт с дистанции 100 м и прекращен в 15 м от самолета противника.

В результате этой атаки истребитель противника перешел на нос, затем в отвесное пике и упал в лес в районе Людиново. Когда было покончено и со вторым ФВ-190, лейтенант Дюран присоединился к старшему лейтенанту Прециози, и они оба благополучно достигли своего аэродрома и произвели там посадку.

Советские летчики были довольны действиями эскадрильи «Нормандия». Майор В. И. Дымченко, ведущий второй группы бомбардировщиков, после посадки поблагодарил майора Тюляна за хорошее прикрытие. Так было положено начало совместным боевым полетам советских и французских летчиков.


Летчики эскадрильи «Нормандия — Неман»

С этого времени «Нормандия» стала регулярно участвовать в выполнении боевых задач.

Через неделю, прикрывая наши войска, она провела второй воздушный бой. Произошел он в районе Спас-Деменска 13 апреля 1943 года. Шесть «яков» под командованием майора Тюляна сразились с девятью немецкими истребителями.

В бою тогда были сбиты три вражеских самолета. Однако эта победа досталась французам дорогой ценой: с боевого задания в тот день не вернулись летчики Р. Дервиль, А. Познанский и И. Бизьен. Это была первая тяжелая утрата эскадрильи «Нормандия».

Потери в проведенном воздушном бою насторожили французских летчиков. В последующих встречах с врагом они действовали более осмотрительно и осторожно. Усилив наблюдение за противником в воздухе и наладив взаимное оповещение по радио, французы вовремя распознавали тактические ловушки врага и не допускали его внезапных атак, особенно со стороны солнца или из-за облаков.


Список погибших летчиков полка «Нормандия — Неман». Музей в Ле Бурже (Франция)

Во время пребывания на советско-германском фронте с 25 марта 1943 по 9 мая 1945 года эскадрилья «Нормандия», а впоследствии полк «Нормандия — Неман», прошла славный боевой путь от Курской дуги до Кёнигсберга. Французские лётчики совершили более 5200 боевых вылетов, провели 869 воздушных боёв, сбили 273 и повредили 50 фашистских самолётов.


Знамя полка «Нормандия — Неман»

Героические дела полка указами Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля и 5 июня 1945 года были отмечены награждением его советскими орденами Красного Знамени и Александра Невского. 96 лётчиков, проходивших службу в полку, были награждены 112 орденами Советского Союза, а четверо удостоены звания Героя Советского Союза.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 ноября 1944 года звание Героя Советского Союза было присвоено старшим лейтенантам Марселю Альберу и Роллану де ла Пуапу, а указом от 4 июня 1945 года — младшему лейтенанту Жаку Андре и старшему лейтенанту Марселю Лефевру. Приказом Министра обороны № 160 от 1 июля 1966 года Марсель Лефевр навечно зачислен в списки личного состава 18-го гвардейского истребительного авиационного полка.

Французское правительство наградило полк орденом Почётного легиона, орденом Освобождения, Военным крестом 1939–1945 гг., а также Военной медалью.

20 июня 1945 года французские лётчики на 41 боевом самолёте Як-3, переданных Советским Союзом в дар Франции, вылетели на родину. Во Франции истребители Як-3 летчики эскадрильи «Нормандия — Неман» эксплуатировали до 1947 года.


Истребитель Як-3 авиаполка «Нормандия — Неман». Выставка на авиашоу в Ле-Бурже

В 1956 году в Москве был установлен мемориал с именами всех погибших лётчиков, а в 1964 году на Введенском кладбище на могиле французского лётчика, останки которого были найдены в Орловской области, был установлен памятник Неизвестному лётчику полка «Нормандия — Неман».


Участок могил военнослужащих эскадрильи «Нормандия» на Введенском кладбище Москвы

По инициативе Ассоциации российских ветеранов авиаполка «Нормандия — Неман» во Франции и России были установлены памятники Первому отдельному истребительному авиационному полку «Нормандия — Неман» и «Летчикам 18 авиаполка «Нормандия — Неман».



В открытом конкурсе, который проводился Московским комитетом по архитектуре совместно с комитетом по культуре города Москвы и Российской академией художеств, победил проект творческого коллектива, возглавленного народным художником России скульптором Андреем Николаевичем Ковальчуком.


Памятник летчикам полка «Нормандия — Неман» в Москве, район Лефортово. Фото А. Терентьева

Открыли памятник в 2007 году в Лефортове. Президент России Владимир Путин и Президент Франции Николя Саркози. Главная и основная идея памятников — братство по оружию советских и французских летчиков во время Великой Отечественной и Второй мировой войн — отображена в фигурах двух летчиков, идущих после успешного боевого вылета по взлетной полосе аэродрома.


Открытие памятника «Летчикам 18 авиаполка «Нормандия — Неман» в 2007 г. в России (Москва, Лефортово).На открытии памятника присутствовали Президент России Владимир Путин и Президент Франции Николя Саркози

В составе ВВС Франции и России до 2000 годов существовали военно-авиационные подразделения, носящие имя «Нормандия — Неман».

Французская истребительная группа «Нормандия — Неман» (GC II/6) базировалась в городе Кольмар, участвовала в колониальной войне в Индокитае (1946-1954), а также в военной операции НАТО против Югославии (1999).

3 июля 2009 года она была официально расформирована. Часть самолётов и пилотов, а также флаг полка были присоединены к базе в Реймсе (Шампань).

Российский 18-й гвардейский штурмовой (до 1993 года — истребительно-бомбардировочный) авиаполк «Нормандия — Неман» дислоцировался в поселке Галёнки, находящемся в Приморском крае. Расформирован он был в 2009 году.

В 2010 году военнослужащие полка «Нормандия — Неман» прошли по Красной площади в Москве в парадном строю военного парада, посвященного 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне.

14 сентября 2012 года на Мон-де-Марсан состоялись торжества по случаю 70-летия полка «Нормандия — Неман», в ходе которых один из истребителей, ныне состоящих на вооружении полка (Dassault Rafale серии F3) с бортовым номером 118-IX, получил окраску с большой красной звездой.

​Материал подготовлен Научно-исследовательским институтом (военной истории) Военной академии Генерального штаба  Вооруженных Сил Российской Федерации


https://rusvesna.su/news/1554490052
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #257 : 19 Октября 2019, 13:50:51 »

Подвиг 28 панфиловцев — это правда

В память Панфиловской дивизии



Режицкую стрелковую дивизию имени Героя Советского Союза генерал-майора Ивана Васильевича Панфилова все помнят именно как Панфиловскую, и помнят как активно оборонявшую Москву в тяжёлые дни октября – декабря 1941 года. Но свой боевой путь она начинала на Северо-Западном фронте, а закончила свой боевой путь, участвуя в разгроме гитлеровских войск на Курляндском полуострове в 1945 году.

Но всё-таки она стала знаменитой в битве под Москвой в 1941 году.

В октябре – ноябре панфиловцы отражали массированные атаки вражеских войск, рвущихся к Москве по Волоколамскому шоссе. Именно здесь, у разъезда Дубосеково, 16 ноября путь врагу преградила группа истребителей танков 4-й роты 1075-го стрелкового полка 316 стрелковой дивизии. 28 героев-панфиловцев ценою своей жизни не пропустили фашистские танки к Москве и прославили на всю страну (СССР) не только свои имена, но и свою легендарную Панфиловскую дивизию, вписав её имя в историю Великой Отечественной войны.

Недавно подвиг панфиловцев вызвал острую полемику – а было ли это на самом деле? Хочу подтвердить, что это было, и это был не единичный подвиг панфиловцев, словами очевидца тех событий Василия Ивановича Маркова, который был начальником артиллерии 316-й дивизии и участвовал во всех боях дивизии. Воспоминания очевидцев бесценны для потомков, жаль, только не все оставили их. Но и интерес сегодня к мемуарной литературе пропал. А зря!

Пересказать весь обширный рассказ В.И. Маркова невозможно, он опубликован в первом сборнике рассказов фронтовиков 1941 – 1945 годов «На земле, в небесах и на море» (1979 г.) под заголовком «В рядах панфиловцев». Хочу только привести небольшой отрывок, свидетельствующий, что подвиг 28 панфиловцев — это правда, и этот подвиг результат других подвигов бойцов этой дивизии.


- Садясь писать свои воспоминания о тяжёлых днях войны, я, как артиллерист, задавался, естественно, целью как можно подробнее осветить героические подвиги панфиловцев - артиллеристов, как в битве под Москвой, так и в последующих сражениях. Но будет ли достаточно полным и правдивым мой рассказ без показа подвигов воинов других специальностей – стрелков, связистов, сапёров, разведчиков, которые бок о бок с артиллеристами отстаивали подмосковные рубежи?

Конечно, было бы, думается, не совсем уместным включать в свою рукопись описание, например, бессмертного подвига 28 героев – панфиловцев, стоявших во главе с политруком В.Г. Клочковым  насмерть у разъезда Дубосеково. И не потому, что величие их подвига как-то стёрли, подтушевали годы, нет! Просто каждого из них уже поимённо знают все советские люди, об этих чудо-богатырях писалось немало. И они достойны этого! Но среди панфиловцев было много и других героев, подвиги которых пусть и не так ярко, как подвиги клочковцев, но тоже вписаны в славную летопись героического бессмертия. К числу их с полным основанием можно отнести, например, воинов взвода лейтенанта Туйчи Адылова.
(Это было до подвига 28 – В.К.)

Вглядываясь в этот мостик, Туйчи снова и снова вспоминает слова своего комбата старшего лейтенанта Б. Момыш-улы, сказанные на прощание:

- Смотри, Адылов, не пропусти фашистов через мост. Если они прорвутся, то откроют себе дорогу на главную магистраль – Волоколамское шоссе. А этого допустить нельзя! – И ещё добавил комбат: - Мост заминирован. Но подрывать его следует в самом крайнем случае. Со временем он может пригодиться.  И уж если только… Ты понял меня, Адылов?

Конечно же, понял. Его взвод будет держаться до последней крайности!
 

(Не буду описывать весь жестокий бой. — В.К.).


Весь день взвод лейтенанта Т. Адылова не подпускал гитлеровцев к мосту. А в сумерках, подорвав его, отошёл к главным силам батальона.

(Адылов был тяжело ранен, но выжил. — В.К.).


-  И ещё один подвиг. 16 октября несколько фашистских танков с десантом пехоты ворвались в деревню Федосьино на участке обороны 1075-го стрелкового полка.  Оказавшийся поблизости начальник штаба этого полка капитан И.М. Манаенко с группой бойцов смело вступил с ними в бой. Гранатами он лично подорвал две вражеские бронемашины. Следуя примеру командира, бесстрашно разили гитлеровцев красноармейцы его группы. Но и сами один за другим падали под пулями фашистов.

И вот уже капитан Манаенко остался один. Забежав в какой-то сарай, он продолжал огонь оттуда по врагам из автомата. Пуля перебила ему руку, но герой не прекратил боя.

Озверевшие гитлеровцы подожгли сарай. Окружив пылающее строение, они кричали:

- Рус, сдавайся!

Но из огня в промежутках между короткими очередями слышалось ответное:

- Советский… командир… в плен… не сдаётся!

Иван Михайлович Манаенко сражался до последнего патрона, до последнего вздоха. Когда подоспевшие ему на выручку подразделения полка выбили гитлеровцев из Федосьино, вокруг рухнувшего, но всё ещё горевшего сарая лежало 70 убитых фашистских солдат. Дорого заплатили враги за смерть командира!


В своём рассказе В. Марков приводит не один подвиг, а множество, которые совершили воины 316-ой стрелковой дивизии, которая по праву 18 ноября 1941 года была удостоена гвардейского звания и была переименована в 8-ю гвардейскую дивизию, под этим именем продолжился её дальнейший боевой путь.

Вадим Кулинченко, капитан 1 ранга в отставке, публицист

http://ruskline.ru/news_rl/2019/10/19/podvig_28_panfilovcev__eto_pravda
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 77943

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #258 : 02 Декабря 2019, 13:37:37 »

ЮРИЙ РУБЦОВ

Суровый пролог Великой Отечественной

80 лет назад началась советско-финляндская война



«Зимняя война» с Финляндией (30 ноября 1939 г. – 13 марта 1940 г.) была важным звеном в цепи локальных войн, вооружённых конфликтов и военных акций, в которых участвовал Советский Союз в преддверии Великой Отечественной войны. Если отбросить рассуждения о сталинском экспансионизме как двигателе советской внешней политики, то несомненно, что все эти войны и конфликты (Хасан, Халхин-Гол, освободительный поход в Западную Белоруссию и на Западную Украину, ввод частей Красной армии в страны Прибалтики, затем в Бессарабию и Северную Буковину и, собственно, война с Финляндией) советское руководство, находившееся во враждебном международном окружении, подчиняло обеспечению безопасности государства.

Средство решения этой задачи было выбрано для соседей СССР жёсткое, но в тех условиях единственно возможное – выдвижение как можно дальше передовых рубежей обороны. Начертание линии этой обороны было зафиксировано в советско-германском договоре о ненападении от 23 августа 1939 г. и уточнено в сентябре того же года в договоре о дружбе и границе.

Москва добилась включения в сферу своих интересов тех стран, которые ранее входили в состав Российской империи, но либо обрели независимость (Финляндия), либо после Первой мировой войны были отторгнуты от России в результате прямой аннексии (Эстония, Латвия, Литва, Бессарабия).

В государства Прибалтики осенью 1939 г., а в Бессарабию и Северную Буковину летом 1940 г. были введены части Красной армии. Позднее прибалтийские страны вошли в состав СССР. Финляндия же при поддержке Запада не приняла условий разрешения территориальных споров, предложенных Советским Союзом в октябре 1939 г., а именно – заключить оборонительный союз, подписать договор о взаимной помощи и на его основе решить другие вопросы безопасности. Москва обязана была считаться с военной опасностью, исходившей с северо-западного направления, – Ленинград отделяли от государственной границы всего 32 км.

Официальные переговоры с финляндской делегацией начались 12 октября 1939 г. в Кремле и продолжались с перерывами в течение месяца. С посланником Финляндии в Швеции Ю. Паасикиви, который возглавлял делегацию своей страны, встречались и вели переговоры И.В. Сталин и В.М. Молотов. Предложение о подписании договора о взаимной помощи, аналогичного тому, что у СССР был заключен с прибалтийскими государствами, финская сторона категорически отклонила.

Тогда 14 октября финской делегации была направлена «Памятная записка», в которой содержалось требование передать СССР Гогланд и ряд других островов Финского залива, часть Карельского перешейка, полуостров Рыбачий и представить в аренду сроком на 30 лет полуостров Ханко для постройки там военно-морской базы, контролирующей вход в Финский залив и защиту Ленинграда с моря, и размещения для защиты базы 4-тысячного воинского контингента. В качестве компенсации Финляндии предлагалась вдвое большая территория в Восточной Карелии. «Поскольку Ленинград нельзя переместить, – говорил финской делегации И.В. Сталин, – мы просим, чтобы граница проходила на расстоянии 70 км от Ленинграда… Мы просим 2700 кв. км и предлагаем взамен 5500 кв. км».

Однако договориться не удалось. Камнем преткновения явилось нежелание финнов уступать полуостров Ханко. В Москве пришли к выводу, что в условиях начавшейся мировой войны существующую военно-политическую проблему в отношениях с Финляндией можно решить только силой.

Парадокс разразившейся вскоре «зимней войны» состоял в том, что обе стороны стремились избежать столкновения. В Москве наиболее опасным считали не столько возможность выступления самой Финляндии против СССР, сколько использование её территории Германией. Советская сторона ограничила первоначальные требования, но министр иностранных дел Э. Эркко и другие сторонники твёрдой линии под давлением западных держав завели переговоры в тупик. Даже Верховный главнокомандующий финской армией маршал К. Маннергейм был склонен принять большинство советских предложений, призывая к этому финский парламент. Он, хорошо зная соотношение сил, понимал, что Финляндия выиграть войну не сможет.

Война, однако, началась. Финны проявили большую стойкость. К тому же советское военное руководство, а за ним и И.В. Сталин недооценили особенности театра военных действий, развернувшихся на Карельском перешейке, и боевые качества армии противника. Когда в марте 1940 г. Политбюро ЦК ВКП(б) заслушивало доклад наркома обороны маршала К.Е. Ворошилова, он вынужден был признать, что ни он, ни Генштаб, ни командование Ленинградским военным округом «вначале совершенно не представляли себе всех особенностей и трудностей, связанных с этой войной», а «военное ведомство подошло к подготовке войны в Финляндии недостаточно серьезно».

Поначалу Сталин, отказавшись от плана, разработанного под руководством начальника Генерального штаба маршала Б.М. Шапошникова, предпочёл план, авторами которого выступило командование Ленинградского военного округа с участием заместителей наркома обороны командарма 1-го ранга Г.И. Кулика и армейского комиссара 1-го ранга Л.З. Мехлиса. В соответствии с этим планом войска ЛВО сводились в 7-ю армию (командующий командарм 2-го ранга К.А. Мерецков), на которую возлагалась задача по прорыву линии Маннергейма на Карельском перешейке и разгрому главных сил финской армии.

Однако попытка в две недели разгромить стойкого противника не удалась. Герой Советского Союза С.Ф. Ячник вспоминал, какие мощные инженерные сооружения пришлось преодолевать нашим воинам: «Наступали на Выборгском направлении… Доты глубиной в два этажа, имевшие на вооружении несколько пулеметов и орудий, система огня которых позволяла финнам обеспечить многослойность его на всем участке с фронта и тыла. Толщина наружных стен и потолочных перекрытий достигала полутора-двух метров. А значительные запасы боеприпасов и продовольствия позволяли гарнизонам длительное время самостоятельно обороняться. Разветвленная система сообщения между дотами давала возможность обороняющимся менять огневые позиции в случае опасности».

Неопытность командного состава, отсутствие опыта действий в лесисто-болотистой местности при низкой температуре, неудовлетворительное обеспечение оружием, боевой техникой и обмундированием по сезону, общая недооценка противника привели к тяжелым жертвам и к затягиванию боевых действий.

В конце декабря 1939 г. операция была приостановлена. Главный военный совет вернулся к предложениям Шапошникова. Вновь созданный Северо-Западный фронт во главе с командармом 1-го ранга С.К. Тимошенко включал около 1 млн. человек, превосходя противника по численности пехоты более чем в 2 раза, по артиллерии – почти в 3 раза и абсолютно – по танкам и самолётам.

11 февраля 1940 г. Красная армия вновь перешла в наступление, прорвала линию Маннергейма и стала продвигаться вперёд. Одновременно советские части форсировали по льду Выборгский залив и перерезали шоссе Выборг – Хельсинки. Взятие Выборга стало финальным аккордом войны.

К этому времени с 7 марта уже шли мирные переговоры. Делегация Финляндии была представлена премьер-министром Р. Рюти, министром Ю. Паасикиви, председателем парламентской комиссии по иностранным делам В. Войонмаа и генералом Р. Вальденом. С советской стороны в переговорах участвовали глава правительства В.М. Молотов, фактический руководитель Ленинграда член Политбюро ЦК ВКП(б) А.А. Жданов и от Генштаба Красной армии комбриг А.М. Василевский. Под грохот штурма Выборга 12 марта был подписан мирный договор.

Формально в «зимней войне» победил Советский Союз. Однако международный резонанс оказался не в пользу СССР, который был исключён из Лиги Наций. Рассматривая выявившиеся в ходе войны слабости Красной армии, Гитлер сделал вывод об СССР как о «колоссе на глиняных ногах». И это тоже подтолкнуло его к нападению на нашу страну.

Многие десятилетия Финляндия, наученная горьким опытом союзничества с Гитлером, была едва ли не самой образцовой с точки зрения соблюдения нейтралитета страной. Однако после распада СССР антироссийский угар захватил политических наследников Ю. Паасикиви и У. Кекконена. У Финляндии налажено тесное сотрудничество с НАТО – постоянно проводятся совместные учения, с 2008 г. Суоми осуществляет совместную с блоком программу по закупке тяжёлых транспортных самолётов для стратегических воздушных перевозок. В финские порты периодически заходят натовские корабли и корабли ВМС США. Вашингтон поставляет Хельсинки вооружение и боевую технику. Десять лет назад Финляндия привела свои вооружённые силы в соответствие со стандартами НАТО.

Всё это означают, что уроки прошлого соседка России постепенно забывает.

https://www.fondsk.ru/news/2019/11/26/surovyj-prolog-velikoj-otechestvennoj-49548.html
Записан
Страниц: 1 ... 16 17 [18]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!