Русская беседа
 
19 Ноября 2018, 14:58:16  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 27 28 [29]
  Печать  
Автор Тема: Святые Царственные Мученики молите Бога о нас!  (Прочитано 103714 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72273

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #420 : 26 Августа 2018, 12:45:44 »

Власть Царская (Стук в Золотые врата)




См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://www.youtube.com/watch?time_continue=3&v=gcjJojoZeTM
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72273

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #421 : 02 Сентября 2018, 12:29:41 »

Оправдание умыслов неправдой

Виктор Корн о лекции в МГУ профессора истории С.В.Мироненко



26 мая 2018 года с лекцией «Убийство царской семьи по новым материалам российских и зарубежных архивов» выступил заведующий кафедрой истории России XIX века - начала XX века, д.и.н., профессор Сергей Владимирович Мироненко;бывший (c 1992 г.) директор, а с 2016 г. научный руководитель ГАРФ.

Лекция в МГУ поневоле заставила вспомнить событие более чем столетней давности - знаменитую речь лидера партии кадетов П.Н. Милюкова, произнесенную 1 (14) ноября 1916 года в Государственной думе - «Глупость или измена?».

К великому несчастью, тогда в России поверили на слово профессору истории, а позже выяснилось, что Милюков сознательно использовал клевету для того, чтобы подготовить почву к государственному перевороту: это был «штурмовой сигнал». Речь Милюкова была попыткой с негодными средствами профессора истории: с помощью неправды найти оправдания своим преступным умыслам - свержения существующего строя.

Часть I. Профессорский инфантилизм или «операция прикрытия». «Сотрудничество большевиков и В.И. Ульянова-Ленина с кайзеровским рейхом оказало глубинное влияние на историю и судьбы Германской и Российской империй, немцев и русских в плане их геополитических перспектив и взаимоотношений в ходе Первой мировой войны и двух революций в Германии и России... Уже 11 марта 1915 г., подтверждает один из официальных документов, "для ведения революционнойпропаганды в России" было выделено 2 миллиона марок...Примерно с этого времени немецкие деньги через посредничество различных банков и агентуры золотым потоком поплыли в партийные кассы большевиков», пишет профессор В.А. Космач. («Большевики и Германия в годы Первой Мировой войны»).

В основе этого, мягко выражаясь, «сотрудничества большевиков с кайзеровским рейхом» лежал план Парвуса (Гельфанда), учителя Троцкого. От последнего идет «тропка» к банкиру Я. Шиффу: сам Парвус в прямых связях с еврейским банкирами не был замечен. Правда, без учета того, что претворял его «план» в жизнь немецкий банкир Макс Варбург, назначенный кайзером Вильгельмом II«шефом спецслужбы по экономической разведке».

В Государственной Думе России, ко времени речи Милюкова, уже образовалась группа депутатов, лоббирующих еврейские интересы. Лидер русских правых Н.Е. Марков 2-й 19 июня 1916 г., в Думе резко ответил на предложение депутата-кадета А.И. Шингарева, поддержанного Милюковым, о необходимости реформы в России в пользу евреев. В случае ее проведения Я. Шифф обещал выпустить заем для русского правительства. «Вопрос ясен: его величество еврейское, его величество Яков Шифф приказывает союзникам заставить Россию провести внутри своего государства желательную его величеству реформу... Нам приказывают. Хорошо, если эти реформы вам нравятся ...но ведь могут приказать и то, что вам не нравится», - заявил Н.Е. Марков (Д.Д. Богоявленский «Николай Евгеньевич Марков и Совет Министров: "Союз русского народа" и самодержавная власть»).

Речь Милюкова, независимо от того, понимал ли это он сам, стала «операцией прикрытия»: отвлечь внимание от истинных пособников Германии в России, работающих на ее поражение в Великой войне. Позднее уже будучи министром иностранных дел, Милюков претворял в жизнь «реформы в пользу евреев», и Временное правительство удостоилось обещанного «займа Шиффа». Так, нежелание служить Царю и отечеству, привело Милюкова к пособничеству врагам России: его эмиграция стала логическим завершением карьеры профессора русской истории.

Подобное случилось и с другим профессором истории - М.Н. Покровским, оппозиция которого к служению Царю и России привела его к эмиграции и к сближению там с большевиками. Будучи противником мира с Германией, он помогает Троцкому в Брест-Литовске, участвуя в делегации РСФСР на мирных переговорах.

Это тот самый профессор истории М.Н. Покровский, который, если верить профессору С.В. Мироненко, даже и не догадывался о том, кому обязаны были большевики своему приходу к власти. Вот такая наивность и запоздалый инфантилизм русского профессора! «Так бывает!» - это одно из любимых выражений С.В. Мироненко.

Как и профессор П.Н. Милюков в своей знаменитой речи, так и профессор С.В. Мироненко в своей лекции в МГУ не утруждает себя приведением доказательств правоты своих утверждений, не вполне внятных и далеко не однозначных. Начнем с того, что в самой лекции нет ни слова, ни полслова об убийстве Царской Семьи по «новым материалам российских и зарубежных архивов».

Но есть другое, неожиданное утверждение С.В. Мироненко: «Член этой комиссии (большевистской, которая разбирала «архив царской семьи» - В.К.) Покровский искренне верил, что Александра Федоровна была немецкой шпионкой (а о том, что Ленин был «немецким шпионом», по сообщениям русской прессы 5 июля 1917 года, Покровский не знал? - В.К.), что сейчас они опубликуют эти материалы и вскроется, что царская семья предательским образом проигрывала войну кайзерам и т. д... Но увы, выяснилось, что никаких свидетельств о том, что в царской семье было предательство не было. И Александра Федоровна, несмотря на то, что она была немка, она была искренний патриот России. И все это были глупые сплетни и домыслы».

Профессор Мироненко явно рассчитывает на наивность слушателей, рассказывая им байки про уверенность профессора Покровского в вине Императрицы Александры Федоровны. Разве Покровский не знал результатов работы Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства, сообщенные прессой, из которых явствовало, что клеветническим измышлениям врагов Царской Семьи не нашлось подтверждений? Не переводит ли «стрелки» сам профессор Мироненко? А затем снова возвращает их на свое место!

Часть II. «Уральский совет принял решение о расстреле Романова...». В лекции С.В. Мироненко была затронута и тема роли Ленина в убийстве Царской Семьи: «Так вот, вопрос о том, отдавал ли Ленин приказ. Ответ на этот вопрос можно сделать только гипотетично, прежде нам надо понимать обстановку июля 1918 года».

Кстати, знал ли профессор С.В. Мироненко, в какой день он прочитал свою лукавую лекцию? Должен был бы знать: в день 26 мая 1918 года, после известного приказа № 377 Народного комиссара по военным делам Л. Троцкого началась Гражданская война в России. О ее необходимости с броневика у Финляндского вокзала сказал Ленин в апреле 1917 года.

Вождь большевиков, вместе со Свердловым и Троцким является истинным виновником убийства Царской Семьи и начала геноцида русского народа. Об этом невольно говорят строчки из «Валтасара» Г. Гейне - «домашнего поэта» семьи Ульяновых, написанные на стене полуподвальной комнаты, совершенного в ней злодеяния (не понятно как любовь семьи Ульяновых к творчеству Гейне доказывает причастность Ленина к убийству Царской Семьи. Или автор таким образом хочет доказать авторство Ленина надписи в подвале Ипатьевского дома? - Ред.).

Мироненко говорит: «...Ленин часто заходил на квартиру Свердлова, и они обсуждали текущие политические дела. Значит, в это время судьба Екатеринбурга- красной столицы Урала была предрешена. У Красной армии не было никаких сил (у них было трехкратное превосходство по численности над чехословаками и русскими добровольцами! - В.К.), чтобы удержать этот город, и Голощекин об этом прекрасно знал. Но странно предположить, чтобы они все-таки не обсудили, а что с царем-то делать. Причем, подчеркну, с царем, а не с семьей. Думаю, что Владимир Ильич сказал: "Расстреляйте, и Бог с ним!" Что там особенного? Так, ничего. То есть он был не против, но особенного значения этому не придавал. Голощекин уехал в Екатеринбург, и Уральский совет принял решение о расстреле Романова. Еще раз подчеркиваю, о расстреле одного царя... Но в газетах того времени было опубликовано постановление Уральского Совета о расстреле Николая II. Но трудно сомневаться, что такого постановления не было. И когда пытаются реконструировать, что же Юровский сказал перед расстрелом, то я в больше склоняюсь к тому, что он просто сказал, что по решению Уралсовета вы подлежите расстрелу. И там не: "Кровавый палач и убийца получай свое!" Я все-таки я думаю, что он руководствовался каким- то вполне определенным существовавшим решением Уралсовета».

(Автор проходит мимо абсолютно бездоказательных фантазий проф. Мироненко о том, что Ленин сказал Свердлову и Голощекину расстрелять Государя. Напротив, есть масса косвенных доказательств, что решение об убийстве принял Свердлов, а Ленин был поставлен перед фактом, и что убийство Царской Семьи - результат внутренней борьбы в руководстве большевиков. Но С.В. Мироненко важно доказать, что Ленин и Свердлов были единомышленниками в этом вопросе. К сожалению, такого же мнения придерживается и В.Корн, поэтому оставляет фантазию профессора без комментария. - Ред.)

Не стоило бы «сомневаться» профессору Мироненко, поскольку постановление «о расстреле царя» было развешано в Екатеринбурге, о нем сообщил в городском театре Голощекин. Но, возможно ли, чтобы судьба, не только Царя, но и всей Царской Семьи, не обсуждалась в Москве во время пребывания там Голощекина, жившего на квартире Свердлова, к которому «Ленин часто заходил ... и они обсуждали текущие политические дела»? Если во время этих «обсуждений» была решена судьба «красной столицы Урала», то «была предрешена» и судьба всей Царской Семьи.

На закрытом совещании старых большевиков в Свердловске 7 февраля 1934 года Юровский сказал следующее: «15 июля утром приехал Филипп (вернувшийся из Москвы около 14 июля Голощекин - В.К.) и сказал, что завтра надо дело ликвидировать». В «Записке» Юровского пишется: «16/VII [1918 г.] была получена телеграмма из Перми (в условиях потери прямой связи Москвы с Екатеринбургом - В.К.) на условном языке, содержащая приказ об истреблении Романовых... 16-го в 6 ч. вечера Филипп Голощекин предписал привести приказ в исполнение...».

Двойная мораль прослеживается у профессора во всем, что касается этой «Записки»: умолчание о негативных фактах и многократное цитирование в подтверждение принятых версий.

Часть III. «Поэтому искать свидетелей нужно было со стороны красных». «Теперь, откуда мы знаем обстоятельства? Мы знаем эти обстоятельства, главным образом, из показаний одного человека, который участвовал в цареубийстве, которого удалось арестовать Соколову. Медведев, Павел, который к несчастью для Соколова довольно быстро умер в заключении. Остальных цареубийц белые - колчаковцы, колчаковский следователь так не сумел найти. Поэтому искать свидетелей нужно было со стороны красных. И была вот эта самая записка Юровского. Вот это ее первая страница... Экспертиза почерковедческая установила, что на ней поправки двух людей. Один человек - это сам Юровский, второй человек - Михаил Николаевич Покровский. И рукой Покровского сделана вот эта карандашная надпись, которая указывает на точное место погребения. Здесь написано, что столько-то саженей от разъезда номер такого-то, от будки обходчика, под мостиком, под шпалами и т.д.», - свалив все в кучу, рассказывает доверчивым слушателям лектор.

«Обстоятельства» чего? Расстрела в ДОНе, свидетелем которого был Павел Медведев? Не захоронения же останков, к чему мягко подводит слушателей профессор, пытаясь соединить несоединимое: убийство и сокрытие его следов.

Профессор Мироненко, плохо или совсем не знает («так бывает!») следственное дело «белых»: Павла Медведева удалось найти и задержать в Перми благодаря действиям опытного, еще царских времен, агента уголовного розыска С. Алексеева. Тогда же, в Перми, 12 февраля 1919 года, С. Алексеев в присутствии прокурора П. Шамарина допросил П. Медведева, повторный допрос которого 21-22 февраля производил, без обязательного присутствия представителя прокуратуры, следователь И.А. Сергеев.

Мироненко считает, что поскольку «колчаковский следователь так и не сумел найти свидетелей», то их искать «нужно было со стороны красных». И в этом поможет «Записка Юровского», в которой «карандашная надпись рукой Покровского... указывает на точное место погребения». Но, именно эта приписка - «карандашная надпись», скорее всего, сделанная позже составления текста «Записки», с точным «адресом» (который должен был быть за семью печатями!) расположения захоронения, а также его устройство-конструкция, с возможностью доступа к останкам, заставляют сомневаться в том, что там находились останки пяти членов Царской Семьи. К слову, вспомним, как легко получил доступ к «Записке» (с ее «припиской») драматург Эдвард Радзинский!

Мироненко, как член Правительственной комиссии был прекрасно осведомлен о результатах вскрытия захоронения в 1991 году, встречался он и с археологом Коряковой, о чем он говорит в своей лекции - «тщательно фиксировано у Коряковой расположение костей, по слоям снимали». Такое невозможно, если тела были бы засыпаны землей, как об этом говорится в «Записке», а не были бы защищены слоем бревешек и шпал.

Не мог Мироненко не понимать, что описание захоронения под «мостиком из шпал», приведенное в «Записке» Юровского, не соответствует тому, как это происходило на самом деле и почему захоронение выполнено именно таким образом. Для оправдания сказанной в «Записке» лжи о захоронении в Поросенковом логу, профессор прибегает к помощи неправды - замалчиванию фактов, опровергающих эту ложь.

Текста лекции С.В. Мироненко найти не удалось, и я хотел бы поблагодарить уральских добрых людей, потрудившихся над аудиозаписью и приславших автору текст. Возможно, где-то в тексте встретятся ошибки, - прошу лектора принять мои извинения.

Окончание следует.

Виктор Корн, публицист, исследователь «Царского дела»

http://ruskline.ru/news_rl/2018/08/20/opravdanie_umyslov_nepravdoj/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72273

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #422 : 02 Сентября 2018, 13:01:12 »

Re: Оправдание умыслов неправдой

Виктор Корн о лекции в МГУ профессора С.В.Мироненко. Окончание



Часть IV. «Шли по той старой Коптяковской дороге и шурфили». История поисков и обнаружения «мостика из шпал» также полна загадок, как и принадлежность к «царским» захоронения под ним. И на этот вопрос у Мироненко свой, также далекий от истины, ответ: «Александр Николаевич Авдонин, доктор геолого-минералогических наук, который ныне здравствует, и Гелий Трофимович Рябов, который чуть больше года скончался и обнаружили в 1979 году останки девяти человек на старой Коптяковской дороге. Как обнаружили? В основном, я думаю, это заслуга Александра Николаевича Авдонина, он, как геолог, изучив литературу, посоветовавшись с местными краеведами… В 1926 году была опубликована книга Быкова «Екатеринбургское убийство», где примерно говорилось, что на старой Коптяковской дороге где-то захоронены царские останки. Потом эта книга попала в спецхран и долгие годы была недоступна. И вот Александр Николаевич и несколько энтузиастов шли по этой старой Коптяковской дороге и шурфили, поскольку он был геолог для него привычней был шурф».

Не верится, что это речь профессора истории: настолько несведущ он в истинном положении вещей в этом вопросе – кому принадлежит «заслуга» по отысканию захоронения, тем более, что он, по его словам, лично общался с Гелием Рябовым. А ведь именно ему в Екатеринбурге местный пожилой «коллекционер» рассказал о детях Юровского - дочери Римме и сыне Александре, которых Гелий Рябов отыскал в Ленинграде и посетил. Министр МВД Н.А. Щелоков помог Рябову и в допуске к книге Н.А. Соколова, остальное было делом техники. Рябов сообщил Авдонину, где именно надо искать, иначе долго еще «шурфил» бы геолог. Последний же штрих был сделан догадливым, «ловким как кошка», геологом Михаилом Кочуровым, увидевшим контуры мостика с высоты сосны.

А ссылка Мироненко на книгу Быкова «Екатеринбургское убийство», которая, якобы, помогла Авдонину в поисках – это вообще из области, что называется, нарочно не придумаешь! Во-первых, книга П. Быкова, вышедшая в 1926 году в Свердловске, называлась «Последние дни Романовых», а во-вторых в ней писалось не о том, что «где-то захоронены царские останки», а о том, что они были сожжены. Специально для профессора привожу соответствующую цитату из этой книги: «Очень много говорилось об отсутствии трупов, несмотря на тщательнейшие розыски. Но найти могилу Романовых не удалось, потому что остатки трупов после сожжения (! – В.К.) были увезены от шахт на значительное расстояние и зарыты в болоте, где добровольцы и следователи раскопок не производили. Там трупы (следует понимать: то, что осталось от неполного сожжения. – В.К.) и сгнили благополучно» [Быков П.М. Последние дни Романовых. Свердловск: Уралкнига, 1926, с. 126].

Хочу также сообщить профессору Мироненко, что в 1921 году П. Быков об «остатках» писал иначе, ближе к истинному положению вещей относительно «захоронения»: «Около часу ночи (верно: в три часа ночи по декретному времени. – В.К.) трупы казненных были отвезены за город в лес, в район Верх-Исетского завода и дер. Палкиной, где и были на другой день (верно: 18 июля. – В.К.) сожжены» [Быков П.М. Последние дни последнего царя // Рабочая революция на Урале. Эпизоды и факты. Екатеринбург, 1921]. В 1921 году Быков с должности председателя Екатеринбургского губернского ревтрибунала был переведен заведующим уральским областным отделением РОСТА. Выполняя партийное задание по написанию новой книги, П. Быков мог, как я полагаю, воспользоваться помощью заведующего Центрархивом М.Н. Покровского, в рукописи которого к «Записке» говорилось о захоронении в «братскую могилу» недалеко от переезда, после чего внес поправки в свой текст уже книги (1926), которая была издана и за рубежом. Быков был знаком и с книгой Н.А. Соколова (1925) и «получил партийное задание написать книгу на ту же тему, но с большевистских позиций» (Википедия). Именно эта книга 1926 года, а не ранняя его работа 1921 года, заняла основное место в «советских источниках» об убийстве и сокрытии останков Царской Семьи.

Часть V. «На этом черепе невозможно было найти следы этого удара». По мере своих возможностей историка, попытался С.В. Мироненко помочь и в разрешении спорного вопроса о принадлежности черепа, приписываемого «бывшему царю». При этом основное внимание было уделено моменту вскрытия захоронения: «Единственное, что сделали, и это конечно ужасно, во многом, видимо от того, что солдаты простые все это вскрывали… Но кости были грязные, была очень такая мокрая погода, шел дождь, глина. И там они эти кости щеточкой промыли, что ни в коем случае, как выяснилось потом, делать нельзя… Одна из проблем, которая стояла для экспертов, что на этом черепе невозможно было найти следы этого удара. Невозможно потому, что вот этой щёточкой все кости тщательно обработали, а потом не было известно, а что это был за удар. Проломил он голову? Скользнул, и может быть до кости не дошел? Может быть только кожа была снята? <...> В конце концов нам удалось найти письмо флигель-адъютанта и князя Барятинского: “Слава Богу, благодаря Джорджи (как звали Георга Греческого), палаш этого полицейского скользнул и срезал часть кожи и в папиросную бумагу, вот череп повредил”. То есть это абсолютно ну такая очень-очень маленькая вещь, которую, к сожалению, при вот этой вот обработке щеточками стерли с черепа. Или, может быть, она вообще не сохранилась, поскольку все-таки 70 лет пролежали останки в этом Поросенковом логу».

Насколько поможет профессору Л.В. Попову такой подход со «щеточкой» в разрешении одного из спорных вопросов следствия, мы сможем узнать только после обнародования окончательных результатов работы экспертов. Но, будем надеяться, что возможности компьютерной томографии в состоянии устранить негативные последствия работы солдата со «щеточкой»: идет, все-таки, ХХI век.

Часть VI. «И среди них была проведена историко-архивная экспертиза». «Итак, эти экспертизы. Какая? Зубоврачебная, трассологическая, естественно медицинская антропологическая, генетическая, огромное количество экспертиз! И среди них была проведена историко-архивная экспертиза. Все точные экспертизы могут вам сказать… Что может сказать генетика? Что в обнаруженном захоронение лежат кровные родственники Романовых. Больше генетика не может ничего сказать. Что может сказать зубоврачебная экспертиза, которая была сделана очень тщательно, повторена еще раз. Что у этих вот останков работа зубного врача на очень высоком уровне. Что пломбы платиновые, качество работы - выдающееся. Что это не простые люди лежат в этом погребении. Но ни одна эта экспертиза не может сказать, а как произошло убийство, как произошло сокрытие следов убийства... Только документы могут рассказать, кто отдал приказ, первое. Кто был в расстрельной команде, когда произошло цареубийство, как осуществляли сокрытие этого преступления. Потому что я глубоко убежден, что цареубийцы понимали, что они осуществляют преступление, недаром это было делано под покровом ночи, и недаром так тщательно это все скрывалось. Только документы!».

Далее следует экскурс в историю: кто отдал приказ на убийство всей Царской Семьи? Но, поскольку документа такого нет, то нет и главного виновника! Неужели историки без архивных документов не могут ответить на этот вопрос? Вероятно, не могут: экспертиза «историко-архивная», а не историческая, которая должна была бы привлечь на помощь весь комплекс известных фактов из того времени об этом событии и участия в них главных лиц центральной «соввласти» и ее верхушки в Екатеринбурге. Поразительно, что ни у кого из тех, кто руководил тогда на Урале – ни у Белобородова, ни у Голощекина, ни у Сафарова не оказалось копии «решения УралОблСовета» об убийстве Царской Семьи!

Теме соотношения исторической экспертизы и ее части – «историко-архивной», должно быть уделено «Церковным следствием», особое внимание: ведь именно обе эти экспертизы в комплексе должны помочь в установлении истины в Царском Деле, привести в соответствие с историческими событиями и выводы остальных экспертиз.

Часть VII. «Следствие разбирало версию ритуального убийства, головы не отсекались от тел!». С.В. Мироненко, обращаясь к этой теме в своей лекции говорит: «”Конечно же, ритуальное убийство”. Нет, это не ритуальное убийство! Следствие разбирало версию ритуального убийства, головы не отсекались от тел! Это доказано судебно-медицинской экспертизой. И эти, каббалистические, якобы, знаки, вы можете их посмотреть, воспроизведены тоже на сайте Государственного архива. Это не письмо. Ни к одной из известных до сегодняшнего дня систем письма, эти вещи не принадлежат! Точно также, как они не принадлежат к еврейской, как они не принадлежат к арамейской, как они не подлежат, еще раз повторю, ни к кому. Что это? Даже Соколов предположил, что это просто кто-то перо… Если вы писали, я еще учился, когда нас учили, фиолетовые чернила, железный наконечник, железное перо. Вот вы берете и прежде, чем писать, делаете вот такие вот змейки. Скорее всего, это кто-то из… Кто неизвестно, из тех, кто расписывал это. Так что ритуального убийства нет».

Как можно перепутать фамилию Н.А. Соколова с фамилией руководителя многолетнего следствия и товарища Мироненко по загранкомандировкам В.Н. Соловьева, – уму непостижимо?! Вот что пишет Н.А. Соколов по всем этим издевательским перепевкам – «проба пера» и «расчеты на подоконнике» в парижском издании своей книги: «На той же стене (где была и надпись из «Валтасара» Г. Гейне. – В.К.) я обнаружил надпись, состоящую из четырех символов (!) и серии цифр. Несмотря на то, что существует несколько интерпретаций, смысл таинственной надписи до сих пор сокрыт» [Мультатули П.В. Свидетельствую о Христе до смерти. СПб.: Сатис, 2006, с. 713, 714]. Ни полслова о «пробе пера»!

В протоколе осмотра в апреле 1919 года в доме Ипатьева комнаты убийства Царской Семьи Н.А. Соколов указал: «На самом краю подоконника чернилами чёрного цвета, весьма, толстыми линиями сделаны одна под другой три надписи: «24678 ру.года»,«1918 года»,«148467878 р», а вблизи их написано такими же чернилами и тем же почерком «87888». На расстоянии полувершка (2,2 см. - В.К.) от этих надписей на обоях стены такими же чернилами написаны какие-то знаки, имеющие следующий вид...» [Гибель Царской Семьи. Материалы следствия по делу об убийстве Царской Семьи (Август 1918 - февраль 1920). Сост. Н.Росс. Frankfurt-am-Main: Посев, 1987, с. 316].

Знаки на обоях расположены на одной линии с первым рядом павших Романовых – Царем, Наследником, Царицей. Кроме этих надписей и команды Юровского – «целиться в сердце», большего, задумавшие «вселенское зло», «позволить» себе не могли: среди убийц-большевиков, как и свидетелей убийства - уральских рабочих, были русские люди.

Аналог надписи из знаков на обоях в расстрельной комнате ДОНа появился через 24 года.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72273

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #423 : 02 Сентября 2018, 13:02:30 »

(Окончание)

«12 Февраля 1942 года в Тель-Авиве в результате столкновения между враждующими еврейскими группировками бы убит глава группы "Лехи" Абрам Штерн по кличке "Яир". На месте его убийства была оставлена следующая надпись из четырех знаков, которая в еврейском прочитывается как "Некама", что означает "месть". Любопытно, что если учесть разницу в почерках, то три из четырех знаков разительно похожи на символы Екатеринбургского графити» [Болотин Л.Е. Шифровка на краю подоконника].

Есть еще одно важное обстоятельство, исключающее случайное появление надписи на обоях, которое следует из способа ее нанесения: на расстоянии полувершка от подоконника невозможно нанести перьевой ручкой надписи, иначе, чем сверху, оперев локоть руки о стену. В свое время В.Н. Соловьеву предлагали убедиться в справедливости вышесказанного, путем проведения следственного эксперимента, но это предложение, как и многое другое, из подобного логического ряда, зависло в гнетущей пустоте 22-х летнего следствия, проводимого Генеральной Прокуратурой, а затем – Следственным Комитетом.

Часть VIII. «Странные ночные метания по лесам убийц, перевозивших трупы…». Особенно неправдивым, рассчитанным на людей, не знающих тонкостей Царского Дела, является следующее утверждение Мироненко: «Странные ночные метания по лесам убийц, перевозивших трупы с места на место, вполне объяснимы».

В самом этом предложении присутствует либо намеренное запутывание слушателей, либо забывчивость научного руководителя ГАРФ содержания текста «Записки Юровского» - «священной коровы» всех следствий новейшего времени.

Убийцы не метались «по лесам»: все происходило в одном – Коптяковском - лесу, и трупы не перевозили с «места на место», а везли с рудника на «глубокие шахты на Московском тракте». Из «убийц» там был только один бандит-большевик П.З. Ермаков.

Вот текст лекции: «Почему? Потому что, как все происходило? Вот убили. Ночь, грузовик, положили сукно, кровь, Ермаков, один из цареубийц, который должен был приготовить надежное место для сокрытия трупов. Ермаков, как человек, страдающий русским недугом, напился и, когда они приехали вот в это урочище Четырех братьев, то выяснилось, что шахта-то неглубокая. А больше того, когда они раздели убитых и попытались их сбросить в шахту, а утром проснулись и видят, что они там как живые, попытались гранатами обрушить своды этой шахты, ничего не получилось. И Юровскому пришлось ехать в Екатеринбург, советоваться, где есть более глубокие шахты».

Такое впечатление, что Мироненко сам наливал водку в стакан Ермакова: иначе, откуда он взял, что Ермаков был пьян, где об этом факте нашел он что-то в архивах ГАРФ?

Кроме того, П.З. Ермаков был исполнителем плана Голощекина, побывавшего на руднике 16 июля и лично убедившегося в правильности выбора места для сожжения останков Царской Семьи в глухом лесном урочище, поздно вечером заказавшего пять грузовиков и две бочки бензина, а затем отдавшего приказ об оцеплении Коптяковского леса.

Профессор русской истории С.В. Мироненко, в упор, не видит ни одного факта из следствия «белых»: застлала глаза его «Записка» Юровского! Какая пугающая близость с цареубийцей: Мироненко открыто выступает защитником правдивости, в части событий на Ганиной Яме и в Поросенковом Логу, лживого рассказа «коменданта» Юровского, в изложении еще одного профессора истории – М.Н. Покровского.

«”Почему тела сокрыли не на шахте более глубокой, а под мостиком?” Это все объяснено в записках Юровского. Они повезли из Ганиной ямы тела на Московский тракт, где были угольные шахты, глубокие. Но они повезли ночью, пока они доехали до вот этого мостика («чтобы по старой Коптяковской дороге можно было ездить всегда делали настил», – снова ошибается Мироненко. – В.К.) грузовик застрял, на котором они везли. Начало светать. У Юровского возникло очень сильное опасение. Ведь, когда они привезли тела от Ганиной ямы, то местные крестьяне… Все равно, хотя было выставлено оцепление из красноармейцев. Местные крестьяне, которые: “А что происходит? Почему вдруг что-то оцепили? Почему мы не можем идти прежней дорогой?” И всё! Это было очень опасно. Могли узнать о том, где. И это один день, это ночь. И вот следующий день наступает, а как ввести тела, в чем вести? Переложить в грузовик, из грузовика в пролётки или опять? (Мироненко снова демонстрирует, что плохо знает текст «Записки Юровского»: пролетки были только в то предрассветное утро 17-го июля. – В.К.). Но они голые, он был очень смущен. И тут ему приходит в голову вот эта гениальная мысль, закопать трупы посреди дороги. И в записи встречи со старыми большевиками Юровский сказал с гордостью: “И вот, как мы правильно сделали! Белые так эти трупы и не нашли”. Все объясняется достаточно просто», – вкрадчиво, с чувством, рассказывает профессор.

Как дружно он и Юровский все валят на Ермакова, с его «русским недугом»! Крестьяне могли «узнать о том, где…» будут останки захоронены? – бессвязно говорит лектор. А как же захоронение в Поросенковом логу на рассвете, рядом с переездом, на глазах множества народа в будке сторожа и возле нее, собирающихся продолжить путь в Коптяки?! А как же ехать через весь город и далеко дальше, на глубокие шахты, с поврежденным колесом грузовика?! Свидетели, видевшие этот грузовик, рассказывали, что его заднее колесо было обмотано толстой веревкой, что шофер останавливал машину и выходил поправить обмотку. Почему бы профессору Мироненко, специалисту по истории России начала 20-го века, не познакомиться со свидетельствами русских людей того времени?!

Слушатели лекции не знают содержания «Записки» в той ее части, придуманной «комендантом» для заполнения пробелов во времени – поездке на, так называемые, «глубокие шахты». Там их охраняют сторожа, место открытое, недалеко от шахт живут люди; всю эту «публику» (любимое словечко «коменданта») надо «арестовать», а район шахт надо «оцепить». Но, все это надо было сделать еще до начала поездки туда!

Почему бы Мироненко не объяснить слушателям его лекции также и такой факт: почему более семи часов ехал с останками в кузове Фиата «комендант» от Ганиной Ямы до «мостика»? А ехать всего-то несколько верст и «всё лесом!». Поразительно, как мимо этого факта проходит Мироненко! Этой дорогой-сверткой шел Фиат Люханова утром 17-го июля и нигде не застрял: в яму же он свалился, когда пытался объехать дерево, растущее близ дороги.

С.В. Мироненко, рассказывая студентам о том, как он слушал в записи 1964 года, что говорил Исай Родзинский, признался: «Ничего более страшного я в своей жизни не слушал! Просто не слушал! Потому что один из них (И. Родзинский. – В.К.) рассказывал об этом, всё время подхихикивая». Да, подобное чувство испытывал и аз грешный. Но, странное дело, нечто похожее испытываешь и слушая лекцию профессора С.В. Мироненко, с одним только отличием: «подхихикивания» Родзинского, на этот раз, заменяют путаные обрывки фраз, намеки и недоговоренности Мироненко – его лукавые трактовки «Записки Юровского». История подшутила над профессором истории: его лекция также сохранена в записи.

Заключительные слова профессора истории С.В. Мироненко, более похожие на лукавый выверт византийского царедворца, достойны запечатления, впрочем, с некоторыми пояснениями.

«Официальная версия в РПЦ – что тела царственных страстотерпцев были сожжены в Ганиной яме (это соответствует действительности. – В.К.), там построен монастырь, совершается массовое паломничество. Но противоречий здесь нет (как нет, если по версии РПЦ останки сожжены?! – В.К.): Ганина яма – действительно памятное место, там пытались скрыть следы преступления (и скрыли, путем сожжения тел членов Царской Семьи. – В.К.), а Поросенков лог – место захоронения (людей из Окружения Царской Семьи и их двойников. - В.К.). Одинаково можно почитать и то, и другое место».

Чему учит своих студентов профессор истории России XIX века - начала XX века С.В. Мироненко? Наверно тому, что «история ничему не учит, но наказывает тех – не знающих или забывающих ее».

Перечитывая материалы о захоронении под мостиком из шпал в Поросенковом Логу, просматривая снимки, в том числе, пяти черепов № 3, 4, 5, 6 и 7, по выводам экспертиз до 1998 года принадлежащих членам Царской Семьи, не покидает одна мысль: так их обезображивать надо было только в том случае, если это были останки «двойников». Действительно, принадлежность останков, захороненных под мостиком, к «царским», по всем документам «советского периода», не вызывает сомнений, как и тот факт, что захоронение там имеет отношение к убийству в ДОНе, что подтверждает «активность большевиков» в районе переезда № 184 все дни 17, 18 и 19 июля 1918 года по материалам «белых». Так зачем же надо было так обезображивать, до неузнаваемости, лица останков?

На форуме первой части статьи «Оправдание умыслов неправдой» участник Seaduck написал (реплика 10): «И все же самое интересное – это само содержание выступления, точнее – лекции доктора исторических наук, бывшего главного архивиста России С.Мироненко перед студентами истфака (!) МГУ. Бедные студенты, какую же надоевшую до икоты манную кашку из детских яслей вам предложил проглотить любимый преподаватель...».

Виктор Корн, публицист, исследователь «Царского дела»

http://ruskline.ru/news_rl/2018/08/29/opravdanie_umyslov_nepravdoj/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72273

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #424 : 10 Ноября 2018, 22:42:28 »

Преступление, которому нет срока давности



Подложный документ, названный изменниками, трусами и обманщиками «Манифестом», был признан официальным актом об «отречении Царя от Престола» большинством российского общества. Царице Александре Федоровне донесли все ту же мысль, что Царь отрекся, но она этому не поверила, что мы видим из письма, которое она написала своему царственному супругу буквально на следующий день после обнародования «Манифеста». И это несмотря на то, что слово «отречение» повторяли все окружающие люди. Духовное ослепление и безграмотность в отношении знаний законов Российской Империи породили разные толки о поступке Царя, большинство из которых выдвигались теми же богоборцами с целью опорочить личность Царя Николая. Эта компания очернителей до сих пор продолжает свою деятельность в разных направлениях и, конечно, очень осторожно, незаметно для простодушных людей, потому что времена поменялись и правда уже вышла на свет. Николай Александрович признан Всеми поместными Церквями человеком святым; признали Его жертвенный подвиг оставления Престола христоподражательным подвигом, совершенным во искупление конкретных грехов русского народа: нарушение клятвы 1613 года на верность до скончания века роду Романовых, измена воинской и гражданской присяге царствующему Императору, бунт и измена против Царя Православного, который одновременно (по учению Церкви) являлся Главой Русской Православной Церкви, т.е. грех отвержения Божией власти над собой в лице Помазанника и даже причастность к цареубийству. Эти грехи, совершенные на Русской земле, вызвали такой гнев Божий, что русский народ попал под страшное иго богоборцев – беспощадных и жестоких гонителей веры, губителей законной власти от Бога, разрушителей великой Державы Российской.
 
   Не будем себя извинять тем, что гибель Российской Империи планомерно готовилась странами Запада, отступившими от чистоты христианской веры и церкви, совместно с масонами и иудейскими банкирами задолго до того страшного момента, когда был арестован наш Государь Император Николай, наш истинный Царь-батюшка. Уму непостижимо и невообразимо само это выражение: «арест Царя Государя»! И только люди, «сожженные в своей совести» (1 Тим. 4, 2), могли так говорить и так поступать со священным лицом Помазанника Божия. Но в наше время, а эти строки пишутся в 2016 году, многие до сих пор не могут понять все величие царского подвига: сознательного, добровольного принесения себя в жертву за грехи русского народа: вероотступничество, клятвопреступление и невозбранение цареубийства. Если не будет осознания греха и не будет покаяния, то не будет и жизни по-человечески, совесть заглохнет и сердце окаменеет… И надо понимать, что эту жертву Государь приносил не за закоренелых злодеев богоборцев, а за обманутый, ослепленный, соблазненный, одураченный именно русский народ!

   Здесь уместно привести слова схимонаха Никодима Святогорца: «…В древние времена люди не захотели, чтобы Господь управлял ими через пророков, просили царя и этим прогневали Бога, но за молитвы святого Самуила были прощены, и оставил Бог свою власть над людьми в царях – в благодати помазания над ними. Так и в наше злое время люди, потеряв веру в Промысел Божий, просили себе свободы, а Божию власть в лице Помазанника Божия отвергли.

   Отвергли царскую власть, отдали убить царя, освободили себя от Божественной власти – и попали под сатанинскую власть.
 
   Ох, какой это тяжкий грех!.. И согрешили в нем все русские люди: кто – делом, кто – словом, а кто – помыслом, желанием, согласием. За этот великий грех весь мир страдает, а русский народ – больше всех…

   Ради благодати помазания в Русских Царях Бог щадил весь мир, даже противников Своих, язычников и еретиков.

   И вот русские люди отвергли – не удержали эту благодать, потому и страдают они больше всех, не сознают глубоко своей вины, греха перед Помазанником Божиим, не сознают, что наказываются именно за этот грех, и не каются…»

   Возможно ли было Царю после ареста, через какое-то время, опровергнуть ложь о том, что он добровольно «отрекся» от Престола? Несмотря на то что он сразу же после ареста был изолирован от общения с верными ему людьми, – думается, все же оставалась такая возможность. Но Государь не стал этого делать, считая ниже своего достоинства каким-то образом обличать ту ложь о его поступке, которого не было. Кроме того, он понимал, что если ему удастся раскрыть всю эту «тайну беззакония», этот обман, то непременно через некоторое время и офицеры, и солдаты смогли бы опомниться, вспомнить о священной присяге и тогда началась бы гражданская война, которая неизвестно как бы повлияла на ход войны отечественной. Но именно этого Царь не хотел допустить.

 Все его мысли были о спасении Отечества прежде всего от врагов внешних, а врагов внутренних он намеревался усмирить после победы над Германией. Поэтому он не стал огорчать своих высокопоставленных изменников, трусов и обманщиков публичным обличением их преступления против Бога и Его Помазанника, зная, что такое открытие правды в свое время совершится, а теперь лишь подольет масла в огонь революции и разожжет кровавую гражданскую войну. «Молчание Николая II заключалось еще и в том, что он увидел во всем происшедшем Божию волю, перед которой, как православный человек и монарх, он не мог не склониться» (П.В. Мультатули) В службе святым Царственным Страстотерпцам мы читаем: «Егда мнози беззаконницы и вожди людстии восхотеша востати на Веру, Царя и Отечество, тогда ты, богомудре страстотерпче Николае, болезновал еси о народе твоем и, каинова братоубийства в державе своей избегнути хотя, власть земную, славу и почесть оставил еси, все упование возлагая на Бога». Конечно, «тайна беззакония» бесчестила Царское достоинство, исполнялось то, что тщательно готовили лукавые безбожники – имя Государя было опорочено словом «отречение». В такой же обстановке и в таком же положении, через несколько лет оказался святейший Патриарх Тихон, когда он после освобождения из тюрьмы в 1923 году для охлаждения ненависти большевиков, решил выразить им свое отношение к новой власти и заявил: «…Я отныне советской власти не враг. Я окончательно отмежевываюсь от… белогвардейской контрреволюции». Тем, кто не понимал поступок Патриарха, он говорил: «Пусть погибнет имя мое в истории, только Церкви была бы польза».

   Но имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси не погибло, как мы знаем, так же как и имя величайшего страстотерпца, мученика Царя Всероссийского Николая.

 
    
   Царь понимал, и мы должны понимать, что цель его низложения со словом «отречение», которого добивались и готовили враги, – в упразднении именно самого Богоустановленного института государственной власти – Самодержавия и что передача этой власти брату Михаилу, которого уже успели «обработать» – бесполезна и притом невозможна по Закону Российской Империи. По логике вещей, если бы эта передача состоялась, то их цель не была бы достигнута – вместо одного царя опять был бы другой царь. Но именно на этом настаивали предатели и упорно уговаривали Николая II совершить такую передачу власти. Почему? Потому что это был тактический и психологический ход для достижения их подлинных целей. Они знали наверняка, что Царь Николай никогда не согласится, даже при угрозе смерти, отречься от самого принципа Царской власти, ибо эта власть Богом установленная. И тогда они придумали свою фальшивку, названную «Манифестом», в которой от лица Царя было сказано о передаче власти Михаилу Александровичу.
 
   Но Царь не подписал эту фальшивку и дал понять предателям, что он уходит по зову Божию от власти над изменниками и оставляет их на суд Божий. И суд Божий очень скоро совершился над ними и над всей Россией.

   «После издания “Манифеста” у Императора было два выбора: призвать к гражданской войне или признать режим узурпаторов. Николай II не сделал ни того, ни другого, – пишет известный историк Петр Валентинович Мультатули. – Он предпочел заточение, и мученическую смерть, и даже гибель своей семьи участию в брато­убийственной войне и беззаконии. Таким образом, совершенно понятно, что ни с юридической, ни с моральной, ни с религиозной точки зрения никакого отречения от престола со стороны Царя не было. События в феврале-марте 1917 года были не чем иным, как свержением Императора Николая II с прародительского престола – незаконное, совершенное преступным путем, против воли и желания Самодержца, отрешение его от власти».

   Если бы Царь действительно отрекся от Престола, то его не надо было бы убивать, но, наоборот, он был бы живым свидетелем своего отречения от власти, данной ему от Бога, и тогда в глазах народа он стал бы нарушителем законов Божиих и человеческих, чего и хотели добиться лукавые заговорщики, – у них был бы сильный козырь для расправы над «слабовольным» Царем, и уже без народного сопротивления можно было бы говорить об устроении новой легитимной власти.
 
   Но Царь не отрекся, и поэтому у крамольников не было выбора: они продолжают бояться, что Царь обличит их злодейства, поэтому они принимают решение – он должен замолчать навсегда.

   Здесь наблюдается похожая Евангельская ситуация, когда Христос спросил первосвященников и книжников о крещении Иоанна Крестителя: оно было от Бога или от человеков? То есть Иоанн действует как пророк Божий или как простой человек? Ведь они знали, что Иоанн Креститель указал на Иисуса, что Он – Обетованный Мессия. Спаситель поставил их перед выбором: признать Его Мессией по свидетельству всенародно признанного пророка или не признать. Все это происходило при большом стечении народа. Вожди иудейские поняли, что они попали в ловушку и с позором обнаружили бессилие своего лукавства, отвечая Христу: не знаем!

   Господь спрашивает: «…Крещение Иоанново откуда было: с небес или от человеков? Они же (первосвященники и старейшины народа) рассуждали между собою: если скажем: с небес, то Он скажет нам: почему же вы не поверили ему? А если сказать: от человеков, – боимся народа, ибо все почитают Иоанна за пророка. И сказали в ответ Иисусу: не знаем» (Мф. 21, 25–27).
 
   У апостола Луки про страх старейшин и книжников сказано более ярко: «…А если скажем: от человеков, то весь народ побьет нас камнями, ибо он уверен, что Иоанн есть пророк. И отвечали: не знаем, откуда» (Лк. 20, 6–7). После такого прилюдного позора у фарисеев, боявшихся дальнейших разоблачений их коварства, не оставалось выбора – Иисус из Назарета должен навсегда замолчать. И закипел их разум возмущенный, и ненавистью налились их кровеносные сосуды от головы до пят! И смертный бой Христу готов: «Повинен смерти!»

   …Когда в 1914 году Австро-Венгрия объявила войну Сербии, то Россия вступилась за маленький славянский православный народ. Так началась Первая мировая война
.
   Начало войны принесло русским успехи на фронте, а страну охватил патриотический подъем.

   Но вскоре наступление наших войск остановилось, а потери стали увеличиваться. В общественных верхах – и в Ставке, и в столице – началось брожение умов. Неудачами на фронте воспользовались революционеры. Они развернули свою пропаганду против Царя на полях сражений и в тылу. В то же время немцы быстро продвигались к центру России. В этих условиях, желая поднять дух войск, Государь возложил на себя верховное командование и переехал в Ставку в Могилеве. С ним на фронт выехал и Царевич Алексей. «Всем православным заступник был еси, Богоизбранный Николае, народом Словенским защиту благую являя и, яко брат брату, помогаяй» (Служба святым царственным страстотерпцам. М.: Изд. совет РПЦ, 2002).
 
   Однако, воспользовавшись отсутствием Царя в столице, усилила свою деятельность революционно настроенная аристократия. При дворе поговаривали о дворцовом перевороте с возведением на трон Великого князя Николая Николаевича. Многие стали утверждать, что Царь и Царица препятствуют на пути победы России в войне. Князь Николай Николаевич послал Государю телеграмму, умоляя его отречься от Престола! Подобные телеграммы прислали большинство (!) командующих фронтами. И когда в феврале 1917 года произошла «буржуазная» революция, царское окружение заняло сторону Временного правительства. Царя стали уверять, что только его отречение от Престола спасет Россию. Создается впечатление, что люди потеряли разум. В тот период, когда Царь как Верховный Главнокомандующий взял на себя руководство военными действиями, после чего началось явное улучшение положения Русской армии и даже готовилось весеннее наступление, обнаглевшие изменники-генералы, не сумевшие в свое время сдерживать наступление вражеских войск, дают Царю безумные советы – тому, который в отличие от них сумел переломить ситуацию в пользу Русской армии, и просят его уйти от верховного командования и даже с Престола в такой ответственный момент, когда именно только Царская власть могла поднять и объединить народ на защиту Родины! Такое поведение обнаруживает в этих людях одержимость злобой и завистью к величию и силе духовных качеств личности Государя, их раздражали его нравственная чистота, его несгибаемая воля, их «бесила» его искренняя религиозность, они неистово желали его полного устранения от власти. Невозможно себе представить, какую скорбь понес в себе в эти дни наш возлюбленный о Господе Царь. «…Скорбию обдержим бысть, венценосче Николае, зря ослепление народа твоего, отрекшегося от Царя Небесного, такожде и земнаго» (Канон царственных страстотерпцев, Песнь 4. М.: Изд. совет РПЦ, 2002). «Очень хочется надеяться, что не только “предательство, трусость и обман” окружали Государя» – пишет О.А. Федоров (e-mail: feod.oa@yandex.ru). Действительно, были верные люди среди генералов Русской армии, которых можно сосчитать по пальцам. Генерал от кавалерии граф Ф.А. Келлер отказался признавать факт «отречения» Государя и присягать преступному Временному правительству. 6 марта 1917 года, то есть когда Император Николай был уже (арестованным) в Могилеве, граф Келлер направил ему телеграмму (в Царское село) так как был уверен, что Государь находится там, в которой «с горячей мольбой свидетельствовал»: «Только с Вами во главе возможно единение Русского народа...Только со своим Богом данным Царем Россия может быть велика, сильна и крепка и достигнуть мира...».  

 
    
   Видя, как Россия несется к своей гибели, надо было, следуя промыслу Божию, оставить ее без своего, спасительного для нее, управления. То дело, которым только и жил Государь, – служение своему народу, надо было прекратить. Каким надо было быть самоотверженным человеком, чтобы все силы своей души, с самой юности направленные на благоденствие, созидание великой Российской Державы, вдруг приостановить и отойти, и свои права и обязанности царского служения, которые с момента коронования так ревностно, истово и с великой любовью исполнял, оставить всецело на волю Божию! Какую надо иметь веру, чтобы так поступать главе Государства и Церкви! Какое послушание Богу! Подобно послушанию праотца Авраама, принявшего решение исполнить волю Божию и принести своего долгожданного и любимого сына в жертву заклания! Какая любовь и верность Богу! Очевидно такая же, как у Христа Спасителя к Богу Отцу, открывшаяся для нас в Гефсиманском саду перед взятием Его под стражу, перед Его арестом...
 
  (Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 72273

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #425 : 10 Ноября 2018, 22:43:33 »

(Окончание)

 Арест Иисуса Христа, арест Царя Николая – удивительные события, учащие нас непостижимое для ума постигать благодатью Духа Святаго.
 
   Решение Святого Николая II оставить Престол и уйти от своей власти над теми, кто был недостоин Царской власти, явно сопротивлялся ей, это решение полностью совпадало с Промыслом Божиим о необходимости наказания русских людей за их измену Вере, Царю и Отечеству. И это было совершено нашим Царем по прямому повелению Божию, которое было раскрыто ему через пророчества святых угодников Божиих.

   О Царе Николае еще до рождения его на свет и потом при его жизни многие святые люди говорили, что он тоже будет святым. «Егда угодницы Божии продрекоша вам путь мученический, якоже Павлу пророк Агав, вы, царственные страстотерпцы, не уклонистеся ни одесную, ни ошуюю, но мужественно проидосте его, взирающе на Совершителя веры Иисуса Христа» (Там же. Песнь 8-я Канона Цар.страстотерпцем).
 
   Известна одна история, изложенная двумя духовными писателями начала XX века – С.А. Нилусом и П.Н. Шабельским (Поповым). Последний писал свое повествование будучи в эмиграции, видимо, со слов людей, не ставивших своей задачей отражать исторические события с точностью научного исследователя. Однако если эти воспоминания были написаны до Второй мировой войны, то можно определенно сказать, что в них отражаются пророческие события, которые впоследствии совершились. Шабельский рассказывает о предречении монаха Авеля Вещего о грядущем мученичестве «Святого Царя Николая Второго, Иову Многострадальному подобно» и о дальнейших судьбах России, которые с удивительной точностью уже исполнились, а также о том, что нас ждет еще впереди. Вот это историко-литературное творчество:
 
   «Император Павел Петрович спросил монаха Авеля, кому передаст наследие и правление царское правнук его, Александр III, которого Авель назвал Миротворцем и преемником на престоле Александру II Освободителю.

   Авель отвечал:
   – Николаю Второму – святому царю, Иову многострадальному подобному. Будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную. О нем свидетельствует Писание: псалмы 90, 10 и 20 открыли мне всю судьбу его. На венок терновый сменит он венец царский, предан будет народом своим, как некогда Сын Божий. Искупитель будет, искупит собой народ свой – бескровной жертве подобно. Война будет, великая война, мировая (Первая мировая война 1914 года. – прот. Георгий). По воздуху люди, как птицы, летать будут, под водою, как рыбы, плавать, серою зловонною друг друга истреблять начнут. Накануне победы рухнет престол царский. Измена же будет расти и умножаться. И предан будет правнук твой, многие потомки твои убелят одежду кровию агнца такожде (убиение Царя в 1918 году. – прот.Георгий), мужик с топором возьмет в безумии власть, но и сам опосля восплачется. Наступит воистину казнь египетская. Кровь и слезы напоят сырую землю. Кровавые реки потекут. Брат на брата восстанет. И паки: огнь, меч, нашествие иноплеменников и враг внутренний власть безбожная, будет бес скорпионом бичевать землю русскую, грабить святыни ее, закрывать церкви Божии, казнить лучших людей русских. Сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от своего Богопомазанника. А то ли еще будет! Ангел Господень изливает новые чаши бедствий, чтобы люди в разум пришли. Две войны – одна горше другой – будут. Новый Батый на Западе поднимет руку (Вторая мировая война 1941 года. – прот. Георгий). Народ промеж огня и пламени. Но от лица земли не истребится, яко довлеет ему молитва умученного царя. Бог медлит с помощью, но сказано, что подаст ее вскоре и воздвигнет рог спасения русского. И восстанет в изгнании из дома твоего князь великий, стоящий за сынов народа своего. Сей будет избранник Божий, и на главе его благословение. Он будет един и всем понятен, его учует самое сердце русское. Облик его будет державен и светел, и никто же речет: «Царь здесь или там», но: «Это он».
 
   Воля народная покорится милости Божией, и он сам подтвердит свое призвание… Имя его трикратно суждено в истории Российской.

   О времени спасения России через страдания и покаяние русских людей после двух мировых войн пророчествовал преподобный Аристоклий (Амвросиев), старец Московский. Вот что мы узнаем из сообщения монахини Варвары (Цветковой) из книги «Житие преподобного Аристоклия афонского, старца Московского»: «Для нашей семьи батюшка был многолетним другом милостью Божией. 6 марта 1917 года, тотчас после взрыва революции, я была у него, и он беседовал со мной долго о событиях. Все было так бесконечно ужасно. Батюшка тогда сказал, между прочим, что теперь начался суд Божий над живыми и не останется ни одной страны на земле, ни одного человека, которого это не коснется. Начало – в России, а потом дальше. Ничего утешительного он не сказал, но все время мне повторял: “Только не бойся ничего, не бойся. Господь будет являть Свою чудесную милость”… Затем наступил страшный октябрь, и сатанинская власть захватила нашу Русь, родную православную… За 10 дней до его кончины я была у него, и …я ему говорила, что образовалась тогда Белая армия и есть надежда. “Нет, не будет, потому что дух не тот. Надо много и много перестрадать и глубоко каяться всем, только покаяние через страдание спасет Россию”. Говорила я, что еще и война-то не закончилась. “А еще и другая будет, – сказал батюшка, – и ты узнаешь о ней …только ты не радуйся еще. Многие русские подумают, что немцы избавят Россию от большевистской власти, но это не так. Немцы, правда, войдут в Россию и много что сделают, но они уйдут, так как еще не время будет спасения. Это будет потом, потом”».
 
   Как пишет историк В.П. Мультатули: «…Начало осознанного мученического пути, которым пошел Император Николай Второй… был подсказан ему в письме Серафима Саровского, переданным Царю накануне прославления Преподобного».
 
   А.С. Нилус передает рассказ Марии Федоровны Герингер, которая была при Дворе в должности камер-фрау, что означало самые доверительные отношения с Царицей Александрой Федоровной. Нилус пересказывает слова Марии Федоровны: «В Гатчинском дворце, постоянном местопребывании Императора Павла I, когда он был наследником, в анфиладе зал была одна небольшая зала, и в ней посредине на пьедестале стоял довольно большой узорчатый ларец с затейливыми украшениями. Ларец был заперт на ключ и опечатан. Вокруг ларца на четырех столбиках, на кольцах, был протянут толстый, красный шелковый шнур, преграждавший к нему доступ зрителю. Было известно, что в этом ларце хранится нечто, что было положено вдовой Павла I, Императрицей Марией Федоровной, и что ею было завещано открыть ларец и вынуть в нем хранящееся только тогда, когда исполнится сто лет со дня кончины Императора Павла I и притом только тому, кто в тот год будет занимать царский престол России. В утро 12 марта 1901 года и Государь, и Государыня были очень оживлены, веселы, собираясь из Царского Александровского дворца ехать в Гатчину вскрывать вековую тайну. К этой поездке они готовились, как к праздничной интересной прогулке, обещавшей им доставить незаурядное развлечение. Поехали они веселые, но возвратились задумчивые и печальные и о том, что обрели они в том ларце, никому, даже мне, с которой имели привычку делиться своими впечатлениями, ничего не сказали. После этой поездки я заметила, что при случае Государь стал поминать о 1918-м годе как о роковом годе и для него лично, и для династии» (П.В.Мультатули. Император Николай II человек и монарх. М.: Вече, 2016).
  

    
   Сведения о трагической судьбе Царя есть и в других нескольких воспоминаниях и свидетельствах: «Полковник Лейб-гвардии Финляндского полка Д.И. Ходнев утверждал: «Незадолго до своей праведной кончины преподобный Серафим Саровский вручил запечатанный пакет верующей и богобоязненной женщине Е.И. Мотовиловой, наказав хранить его и передать тому Царю, который приедет в Саров “особо обо мне молиться”. Через семьдесят лет, в 1903 году, этот пакет был вручен Государю во время прославления прп. Серафима Саровского – открытия его святых мощей. Это была рукопись святого, в которой он подготовлял Государя к тяжким испытаниям. Тогда же и там же об этом устно поведала и блаженная Паша Саровская. Об этом рассказывал мой отец, который тогда, в 1903 году, командуя Фанагорийским гренадерским генералиссимуса Суворова полком, был на охране Царя в Сарове при открытии мощей святого» (там же).

   Со слов монахини дивеевской пустыни Серафимы (Булгаковой), Н.Л. Чичагова, дочь архимандрита Серафима (Чичагова), рассказывала ей, что когда во время Саровских торжеств Государю передали письмо, он принял его с благоговением и положил в свой нагрудный карман, сказав, что прочтет позже. Когда Государь прочитал письмо, уже вернувшись в игуменский корпус, он горько заплакал. «Придворные утешали его, говоря, что хотя батюшка Серафим и святой, но может ошибаться, но Государь плакал безутешно. Содержание письма осталось никому не известно» (там же).
 
   Княгиня Н.В. Урусова в своих воспоминаниях писала: «Познакомилась я в Посаде с семьей графа Ю.А. Олсуфьева, принявшей в нас сердечное участие, но они тоже были совсем разорены и хоть очень хотели бы, но мало чем могли помочь. Граф в то время заведовал архивом лавры, стараясь, что можно из ценных исторических документов сохранить от варварских рук большевиков. Он принес мне однажды для прочтения письмо со словами: “Это я храню как зеницу ока”. Письмо, пожелтелое от времени, с сильно полинявшим чернилом, было написано собственноручно Святым Преподобным Серафимом Саровским – Мотовилову. В письме было предсказание о тех ужасах и бедствиях, которые постигнут Россию, и помню только, что было в нем сказано и о помиловании и спасении России. Года я не могу вспомнить, так как прошло 28 лет, и память мне может изменять, да и каюсь, что не прочла с должным вниманием, так как год указывался отдаленно, а спасения хотелось и избавления немедленно еще с самого начала революции» (там же).

   Наконец, о письме сообщал в своих воспоминаниях игумен Серафим (Кузнецов): «Преподобным Серафимом еще при жизни было написано по откровению Божию собственноручно письмо к тому Царю, которому суждено приехать в Саров и Дивеев, передав его своему другу Мотовилову, последний передал это письмо покойной игумении Марии, которая вручала его лично Государю Николаю II в Дивееве 20 июля 1903 года. Что было написано в письме, осталось тайной»… (там же).
 
   «То, что Паша Саровская предвидела мученическую кончину Царской Семьи, свидетельствуют воспоминания игумена Серафима (Кузнецова). В 1915 году игумен лично приезжал в Саров и Дивеево и в праздник Успения Божией Матери служил Литургию в Дивеевском монастыре. Прямо из церкви он «зашел к старице Прасковье Ивановне, пробыв у нее больше часа, внимательно слушая ее грядущие грозные предсказания, хотя выражаемые притчами, но все мы с ее келейницей хорошо понимали и расшифровывали неясное. Многое она мне тогда открыла, которое я тогда понимал не так, как нужно было, в совершающихся мировых событиях. Она мне еще тогда сказала, что войну затеяли наши враги с целью свергнуть Царя и разорвать Россию на части. <…> Прозорливица при мне несколько раз целовала портреты Царя и Семьи, ставила их с иконами, молясь им, как святым мученикам. Потом горько заплакала» (там же).
 
   Известно, что преподобный Серафим Саровский пророчествовал: «Будет Царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого Царя и его самодержавия, все восставшие погибнут, а Бог Царя возвеличит…». Он же еще в 1832 году предсказал всеобщий бунт против Царской власти и кровавый момент ее падения: «Они дождутся такого времени, когда и без того очень трудно будет земле Русской, и в один день и в один час, заранее условившись о том, поднимут во всех местах Земли Русской всеобщий бунт, и, так как многие из служащих тогда будут и сами участвовать в их злоумышлении, то некому будет унимать их и на первых порах много прольется невинной крови, реки потекут по земле Русской, много дворян, и духовенства, и купечества, расположенных к Государю, убьют…».

   Святитель Феофан Полтавский (Быстров) в 1911 году посещал келью блаженной юродивой Паши Саровской, от которой он услышал пророчество о судьбе Царской семьи. «Блаженная вдруг вскочила на скамейку, схватила портрет Государя Императора Николая II Александровича, висевший на стене, и швырнула его на пол. Затем быстро схватила портрет Государыни Императрицы Александры Федоровны и также швырнула его на пол. Затем приказала келейнице вынести портреты на чердак. Это было за шесть лет до государственного переворота 1917 года». Этим страшным предсказанием блаженная Паша повторила пророчества преподобного Серафима Саровского, старцев Оптинских, Глинского старца схиархимандрита Илиодора, прозрения отца Иоанна Кронштадтского и других прозорливцев Российских, т.е. пророчества, уже известные для Государя.

   Блаженная Матрона Московская (1881–1952), будучи еще ребенком, попросила у матери куриное перо, общипала его и сказала: «Вот так обдерут Царя-батюшку». Позже говорила об Императоре: «…Принудили. Пожалел народ, собою расплатился! Зная вперед путь свой».

   Архиепископ Мелхиседек (Лебедев, †2016) говорил: «Духовный подвиг Государя определен Провидением, для спасения России от власти тьмы. Царь добровольно отдал себя на муки, уничижение и смерть по образу Христова кенозиса (греч. самоограничение. – прот. Георгий), и свет святости Его не затмить силам тьмы никакими нагромождениями лжи и клеветы. Народно-церковное почитание Его означает, что народ не только сохранился, но и находится на пути ко спасению».    
  
Протоиерей Георгий ВАХРОМЕЕВ

http://rv.ru/content.php3?id=12638
Записан
Страниц: 1 ... 27 28 [29]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!