Русская беседа
 
19 Июня 2024, 04:35:33  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 ... 8
  Печать  
Автор Тема: Миллиардный проект «Сколково» накормит многих  (Прочитано 28614 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #45 : 01 Октября 2011, 02:11:03 »

«Сколково»: рай для избранных со своими законами?

Один из кураторов проекта «Сколково», первый заместитель администрации президента Владислав Сурков, с большим оптимизмом смотрит на будущее иннограда. В частности, в интервью телеканалу «Вести 24» он заявил: «Лучшим людям будут даны самые лучшие условия. И они будут знать, что они – самые лучшие. Они будут знать, что они находятся в самом лучшем месте в России и в одном из лучших мест в мире». Эффектно сказано, спору нет. Только это что ж тогда получается? «Сколково» – не столько локомотив экономики, символ модернизации, фонтан научных идей и средоточие высоких технологий, сколько «лучшее место в России для лучших людей»? Проще говоря, рай для избранных?..


Так, по мнению авторов проекта,
будет выглядеть будущий инноград в Сколково


Впрочем, для начала давайте выясним: что же это означает на практике – «лучшее место в России и одно из лучших мест в мире»?

Впервые о необходимости введения в «Сколково» упрощенного налогового и таможенного режима заявил в марте 2010 года президент Фонда «Сколково» Виктор Вексельберг. Тогда же он особо подчеркнул, что руководство проекта будет просить о налоговых каникулах для бизнеса в «Сколково» на 5-7 лет. И менее через месяц, 29 апреля 2010 года, президент Дмитрий Медведев заявил, что поручил правительству разработать особый правовой, административный, налоговый и таможенный режим функционирования этой территории, т. е. ее особый правовой и экономический статус.

Глава Минэкономразвития РФ Эльвира Набиуллина в апреле 2010 года на заседании комиссии по модернизации и технологическому развитию российской экономики в Обнинске развила мысль главы государства: «Предлагается, чтобы особенности правового режима (в «Сколково») устанавливались отдельным законом. Этот закон вводил бы следующие особенности: во-первых, это налоговые и таможенные льготы. Во-вторых, упрощенные градостроительные процедуры. В-третьих, упрощенные правила технического регулирования. В-четвертых, специальные санитарные правила и правила пожарной безопасности. В-пятых, облегченные условия взаимодействия с органами власти».


Эльвира Набиуллина

Но это в целом. А если более конкретно, то получается, что компаниям, развивающим наукоемкие производства в «Сколково», не придется платить налоги на прибыль, на землю и на имущество. Эти предприятия смогут платить НДС по своему желанию (в прямом смысле: хочу – плачу, хочу – не плачу), для них предусмотрено снижение обязательных страховых взносов до уровня в 14%, и лишь налог на доходы физических лиц в «Сколково» останется без изменений.

2 июля 2010 года Госдума приняла сколковские законопроекты в первом чтении, 10 сентября 2010 года – во втором чтении. 21 сентября Госдума приняла в третьем чтении пакет законопроектов по «Сколково», в т. ч. поправки в действующее законодательство.

Дальше – больше. В конце 2010 года президент предложил отказаться от уголовного преследования за неэффективную трату государственных денег на инновации, подразумевая в первую очередь, безусловно, сколковский проект. «Система должна научиться прощать поражения. Когда речь идет о таких исследованиях, у нас существует определенная парадигма восприятия – она такая административно-прокурорская», – сказал Дмитрий Медведев на заседании комиссии по модернизации и технологическому развитию в «Сколково».

Примечательно, что чуть раньше, в октябре 2010 года, глава Роснано Анатолий Чубайс публично высказал претензии к Генеральной прокуратуре.
Тогда прокуроры потребовали от госкорпорации отчитаться о венчурных проектах, «не принесших ожидаемого результата». «У госкорпорации попросили представить полный перечень проектов, завершившихся неудачно, и перечень лиц, принимавших решение об этих проектах. Т. е. система реагирует в своем ключе», - огорчился глава Роснано. И вот буквально через месяц с небольшим российский президент заявляет на всю страну о необходимости научиться прощать поражения.
Претензий  к Роснано после этого  у Генпрокуратуры больше не появлялось.
Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что и тут Чубайс победил, ведь по сути, недовольство главы госкорпорации заставило главу огромной страны, пусть и негласно, но встать на его сторону.


Анатолий Чубайс

Удивительным образом и тут Чубайс победил, ведь по сути, недовольство главы госкорпорации заставило главу огромной страны открыто встать на его сторону. И снова Чубайс: от достижений Роснано к достижениям Сколково. Что касается Сколково, то, по словам Виктора Вексельберга, руководить проектом будет подотчетный ему Фонд, которому перейдет часть функций муниципальных образований. То есть, выходит, что особый правовой режим на территории Сколково фактически отменяет действие отдельных российских законов.

Что касается «Сколково», то, по словам Виктора Вексельберга, руководить проектом будет подотчетный ему фонд, которому перейдет часть функций муниципальных образований. Т. е. выходит, что особый правовой режим на территории «Сколково» фактически отменяет действие отдельных российских законов.

Кроме того, в одном из телеинтервью Вексельберг сообщил о том, что набор в правоохранительные органы «Сколково» будет крайне жестким: сотрудники полиции будут обязаны свободно говорить на английском языке, быть стройными, подтянутыми и вежливыми. Думается, от такой полиции, пусть и говорящей только по-русски (но грамотно и цензурно!), никто бы в России не отказался. 

Теперь давайте резюмируем. Первые жители в городке появятся в 2013 году: 14 декабря 2010 года дан старт строительству инновационного центра «Сколково», а, по словам Владислава Суркова, строительство центра технологий в «Сколково» займет от трех до семи лет; следовательно, первые жители там появятся как раз в 2013 году. Будут построены помещения для научных исследований, аспирантуры и докторантуры, лаборатории, жилье, офисы, детсады, школы, больницы. Появятся и четыре автомобильные развязки. Своя полиция, вежливая и подтянутая. Нет местной власти. Свои ФМС, ФНС и МЧС. Особый правовой режим, позволяющий целиком сконцентрироваться на своих делах, не отвлекаясь на бюрократию и формальности. Разрешения от чиновников вообще упраздняются... О таком даже в фантастических книгах редко пишут!

Возникает, правда, вопрос: если наконец-то признано, что для модернизации и развития нужно отменить умопомрачительные разрешительные процедуры, разогнать большую часть чиновников, обязать полицейских быть вежливыми и законопослушными, то почему же не сделать это на всей территории страны? Почему настоящий, что уж там скромничать, рай строится на 300 га? А все остальные как же? Будут наблюдать красивые картинки по телевизору? Почему не сделать райскую жизнь в России? Ну, пусть не райскую, но хотя бы достойную...

И вот тут в голову приходит совершенно крамольная мысль. Наверное, у многих (если не у каждого) членов руководящих органов «Сколково» есть дети и внуки, которые вот-вот должны начать самостоятельную жизнь, или уже ее начали. И вместо того, чтобы слушать за спиной, а то и в лицо упеки типа «Дети-то ваши, поди в Лондонах-Бостонах учатся!», чиновники, причастные к «Сколково», могут спокойно и с чувством собственного достоинства говорить: «Мои дети (внуки) будут жить и учиться в России». И не беда, что речь идет о закрытом поселке – с вежливой полицией, без противного ДЭЗа, с детскими садами и больницами мирового уровня. Высокий образовательный уровень соседей гарантирован, как и отсутствие бомжей и антисоциальных элементов... В общем, рай для руководителей проекта, а также для отобранных и допущенных госкомиссией участников.

Только при чем здесь, простите, инновации и модернизация?

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/skolkovo-rai-dlya-izbrannykh-so-s
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #46 : 01 Октября 2011, 02:19:30 »

«Советские ученые горели идеей служения Истине»

Проект «Сколково» сегодня преподносится авторами и кураторами как нечто не только сверхамбициозное и суперсовременное, но и принципиально новое, невиданное для России. И это на фоне тех выдающихся достижений (сегодня, увы, в значительной степени уничтоженных и сведенных на нет), которых на протяжении предыдущих десятилетий добилась советская наука!

Опыт СССР в создании научных центров поистине бесценен. Новосибирский академгородок, Дубна, Черноголовка, Пущино, Протвино, Обнинск, Троицк и т. д., не говоря уже о закрытых административно-территориальных образованиях (ЗАТО), практически полностью ориентированных на «войну», внесли огромный вклад в становление советских научных школ, прежде всего в области математики и естественных наук.

Трудно даже перечислить все великие достижения этих научных центров. Скажем, все слышали о Большом адронном коллайдере. Это – ускорители на встречных пучках, предложенные советским ученым, академиком Гершем Ицковичем Будкером (исследования в этой сфере в 1967 году принесли ему Ленинскую премию), связавшим свою жизнь с Новосибирском. Или сверхтяжелые ядра в Дубне: только за последние 10 лет дубнинскими специалистами было синтезировано 6 новых элементов таблицы Менделеева и получено экспериментальное подтверждение существования «острова стабильности» сверхтяжелых элементов. И хотя статус наукограда Дубна получила лишь в 2001 году, Объединенный институт ядерных исследований начал функционировать еще с 1956 года.


Большой адронный коллайдер в Швейцарии

В том же 1956 году в подмосковном Троицке проявился Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований (ТРИНИТИ), где как в советское время, так и сейчас идут уникальные работы по изучению  поведения материалов в условиях сверхвысоких давлений. Список можно продолжать и продолжать.

Несмотря на то, что российские наукограды создавались в СССР в течение многих десятилетий, сам термин «наукоград» был введен в научный оборот авторами труда по исследованию проблем города Жуковского С.Никаноровым и Н.Никитиной в 1991 году. С Жуковского (бывшего поселка Стаханово, преобразованного в город в 1947 году) начали не случайно: именно он стал первым советским наукоградом. Т. е. все стартовало с тогдашней модернизации авиационной отрасли, с необходимости существенного расширения ЦАГИ (Центрального аэрогидродинамического института).


Центрального аэрогидродинамического института в Жуковском

Надо сказать, что общие стратегические и политические цели руководства СССР требовали ускоренного развития военно-промышленного комплекса и его научно-технической поддержки. Так же как и авиационный, другие крупнейшие проекты национального масштаба реализовывались путем серьезнейшей концентрации ресурсов, в первую очередь интеллектуальных. Все это приводило к созданию крупных научно-технических комплексов с соответствующими поселениями. В результате значительная часть научного и наукоемкого промышленного потенциала сосредоточилась именно в специфических инновационных поселениях.


Александр Хинштейн

Расцвет научных городков пришелся на эпоху Брежнева. Как отмечает Александр Хинштейн в своей книге «Сказка о потерянном времени. Почему Путин не смог стать Брежневым», Леонид Ильич Брежнев покончил с хрущевскими перекосами в экономике, однако военная политика впала в другую крайность: «Расходы на оборону достигли при нем размеров гигантских: до 60% всей выпускаемой в СССР продукции составляла теперь военная техника, оборонные расходы достигали 7-12% ВВП. Конструкторы, ученые, директора предприятий не знали отказа ни в чем – квартиры, зарплаты, премии, награды – но зато и работали они на совесть».

Самые засекреченные наукограды, относящиеся к ЗАТО, в советский период не показывались на картах, не упоминались в справочниках и имели специальные кодовые, часто «номерные», названия. Это, например, уже известные сегодня города Саров, Снежинск, Северск, Железногорск, Озерск. В других городах «закрытость» проявлялась прежде всего в запрете на их посещение иностранцами и отсутствии в открытой печати упоминаний многих градообразующих предприятий и организаций. К таким наукоградам относились Обнинск, Королев, Троицк, Протвино, Жуковский, Химки, Дзержинский, Сосновый Бор.


Статус первого российского наукограда Обнинск
получил в 2000 году, однако первую в мире проект
атомной электростанции разработали там еще в 1954 году


Комментируя для KM.RU феномен советских научных конгломераций, российский физик, работающий ныне в США, профессор Сергей Лопатников отметил в первую очередь фактор «уникальной творческой атмосферы и интенсивного обмена идей между людьми разных, казалось бы, специальностей, но поистине горевших идеей служения Истине».


Российский физик, профессор-исследователь Сергей Лопатников

Неизбежно возникающие на бытовом уровне контакты, семейные связи укрепляли профессиональное единство. «Важно было то, что во время становления академгородков перед теми, кто имел счастье в них попасть, не только открывались беспрецедентные возможности профессионального роста и творчества, но государством обеспечивалось комфортабельное жилье. Достаточно сказать, что в Новосибирском городке докторам наук предоставлялись коттеджи, стоимость которых сегодня исчисляется многими сотнями тысяч долларов», – подчеркивает профессор Лопатников.

Впрочем, возникали у жителей академгородков и серьезные проблемы. Главная из них была связана с общей для граждан нашей страны жилищной проблемой, которая крайне затрудняла миграцию населения. Редкий растущий ученый мог рассчитывать, что его «вызовут в Москву» и повторно обеспечат жильем. Основную массу работников жилье и прописка привязывали к академгородкам намертво. Со временем в академгородках, особенно подмосковных, оседали те, кто не имел возможности устроиться в Москве. С затрудненной миграцией связана и другая проблема, имевшая «стратегический», долгосрочный характер, – проблема молодежи.

Совершенно не обязательно дети ученых стремились стать учеными, хотя семейные традиции, безусловно, существовали. Но если дети не шли по следам родителей, то они сталкивались с серьезной проблемой трудоустройства. Скажем, что было делать в Пущино ориентированному на решение задач биологического профиля, молодому человеку, даже решившему стать ученым, но не биологом, а физиком или материаловедом? В поздние советские годы покинуть родное гнездо становилось все сложнее: стремительный рост академгородков был завершен, и получение квартиры, особенно молодыми кадрами, не говоря уже о потенциально «рабочей молодежи», рождавшейся в академгородках, становилось проблемой № 1. Это создало очень серьезный негативный потенциал, накапливающийся в новых поколениях.

Как бы то ни было, но советские научные городки позволили вытащить, укрепить и полноценно развивать страну после тяжелейшей Великой Отечественной войны, первыми улететь в космос и делать научные открытия мирового уровня. Позволит ли сколковский проект сделать аналогичный рывок? И для ученых, и для экспертов это пока еще большой вопрос.

«Сегодня на высшем уровне заявляется о намерении развивать науку в России. Это – замечательные заявления, и если они будут реализованы реально, то и позитивный, и негативный опыт советских академгородков должен быть, безусловно, осмыслен и учтен. Хотя, если говорить честно, такие начинания, как «Сколково», пока не вызывают большого доверия», – считает Сергей Лопатников.

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/sovetskie-uchenye-goreli-ideei-sl
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #47 : 01 Октября 2011, 02:24:20 »

Даже если будут созданы инновации, Россия не сможет их внедрить или продать

Проект «Сколково» стал одним из символов провозглашенной российскими властями модернизации страны. Но вот, представим, «Сколково» заработало и начало выпускать в массовом порядке высокотехнологичную продукцию. Сразу возникает вопрос: как создатели проекта планируют ее продавать, если Россия за последние 20 лет фактически полностью лишилась рынков сбыта в этой сфере? Причем речь в данном случае идет не только о конкретных странах, но и об определенных отраслях промышленности. Также не ясно, на какие производственные объемы можно будет рассчитывать.

В этой связи трудно не согласиться с мнением научного руководителя Инновационного института при Московском физико-техническом институте (МФТИ) Юрия Аммосова, заявившего в апреле 2011 года на круглом столе, посвященном развитию науки и технологий в России, что в условиях, когда в России отсутствует спрос на инновации, продукция «российской Кремниевой долины» не сможет вывести российскую экономику на инновационный путь развития.


Юрий Аммосов не видит в России спроса на инновации

Впрочем, в общественных дискуссиях по этой теме уже звучал тезис о том, что организаторы «российской Кремниевой долины» ничего производить не собираются, поскольку производство является проблемой бизнеса, который идет в «Сколково», причем как отечественного, так и зарубежного. И российское руководство, судя по всему, рассчитывает в первую очередь на западных коллег. 30 июня 2010 года, к примеру, было подписано соответствующее соглашение с американской компанией General Electric, командирующей в «Сколково» 50 научных работников, которые будут заниматься исследованиями в области энергоэффективности, здравоохранения и информтехнологий.


Логотип General Electric

Ни для кого не секрет, что сами российские компании не слишком озабочены покупкой и внедрением новых технологий, поскольку нацелены не на рост оборота, а на получение высокой маржи. Конкуренция раскручивается прежде всего вокруг доступа к ресурсам, а не вокруг потребителя. Подобная ситуация, по большому счету, до сих пор оставалась неизменной.

Что касается больших зарубежных компаний, пока не ясно, каким образом Россия получит выгоду от их участия, если они переведут свои исследовательские центры в «Сколково». Западные фирмы продолжат разработки новых технологий, но ведь нам важно, чтобы они реализовывали и продавали их в России, чтобы появились отечественные Google, STMicroelectronics и прочие, со штаб-квартирами и предприятиями в нашей стране. Однако закон о «Сколково» пока не стимулирует эти компании на продолжение размещения производства в России, поскольку через 10 лет (именно на этот срок рассчитаны различные налоговые льготы и преференции, касающиеся «Сколково») особых причин продолжать производство на территории РФ у них уже не останется. Получается, что они попросту будут стараться «забрать» у нас как можно больше наших идей, а потом уже смело нам продавать свою продукцию.


Главный офис Google в Калифорнии

Если же речь идет о российском малом бизнесе, то, как показывает опыт последних десятилетий, самостоятельно найти рынки сбыта он вряд ли сможет. В итоге остается непонятным, получат ли вообще российские граждане какую-либо пользу от этого проекта, или же все планируемые изобретения и инновации – это «кампания ради компаний.


Логотип Неокон

Чтобы «Сколково» заработало, нужно, чтобы там делали что-то, что можно продать, – говорит в интервью KM.RU президент консалтинговой компании «Неокон» Михаил Хазин. – Я не уверен, что и в США система продажи инноваций будет работать – в силу объективных причин, в силу последствий нынешнего мирового экономического кризиса. Так что про нас говорить? Что касается инвесторов, которые вкладывают или собираются вкладывать деньги в «Сколково», то тут к ним вопрос: как они надеются эти средства вернуть. Ну, сделают там какие-то открытия, но каким образом их получится внедрить в России? Сейчас доля несырьевого сектора экономики у нас не расширяется, а, наоборот, сокращается. Инновации будет просто некуда деть


Михаил Хазин считает, что сколковские инновации будет некуда девать

Аналогичные опасения звучат и из уст представителей российских научных кругов. Своей точкой зрения по рассматриваемой проблеме с KM.RU поделился член-корреспондент Российской академии естественных наук, писатель Виктор Михин:

Если в «Сколково» будут созданы т. н. прорывные технологии, то, интересно, в какой отрасли российской промышленности они потом будут использоваться? Возникает еще и такой вопрос: если сейчас идет второй этап приватизации, когда большинство государственных предприятий будет продано в частные руки, то не окажется ли, что государство, передавая туда сверхсовременные технологии, будет спонсировать эти самые частные предприятия за счет налогоплательщиков?

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/dazhe-esli-budut-sozdany-innovats
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #48 : 01 Октября 2011, 02:41:48 »

Модернизация под силу только всему русскому народу

Cлово «модернизация» – едва ли не главное во внутриполитическом лексиконе президента Дмитрия Медведева. Глава государства говорит о необходимости модернизации на всевозможных форумах и конференциях, в интервью и на пресс-конференциях, при встречах с тружениками села и бизнесменами. И кто бы спорил с тем, что модернизация – вещь важная, полезная и необходимая даже для самого технологически развитого общества! Другое дело, что модернизация руин – занятие столь же странное и малопонятное, сколь и само словосочетание. Тут уместнее говорить о восстановлении, воссоздании. Для начала. А наука, образование, промышленность России, которые, начиная с перестроечных времен, уничтожали и разваливали (по-другому не скажешь), сегодня пребывают как раз в состоянии руин. И не только эти отрасли. Население страны вымирает, выжившие нищают, мозги и капиталы безостановочно утекают за границу, чиновничий аппарат сверху донизу изъеден тотальной коррупцией, инфраструктура держится на честном слове, оставшемся от советского «запаса прочности», многие ключевые технологии даже индустриального уровня утеряны, научные школы разрушены, а главное – социальная и региональная дифференциация достигли такого уровня, при котором, как утверждают учебники по социологии, и происходят революции.


По словам экспертов, в России и без Сколково
хватает мест, которые остро нуждаются в деньгах
и инновациях


Вполне возможно, что Дмитрий Медведев искренне желает изменить страну и готов сделать все возможное, чтобы процесс реальной модернизации (т. е., проще говоря, процесс развития и улучшения не только экономики, но и в целом страны по всем направлениям) начался как можно быстрее. Но почему в то же время его помощники и советники (которых он, кстати, сам себе выбирал) пытаются загубить саму идею на корню?

Например, человек, которого эксперты называют главным идеологом всех реформ, проводимых Дмитрием Медведевым, – Игорь Юргенс, председатель правления Института современного развития (ИНСОР), чей попечительский совет как раз возглавляет президент России, в сентябре прошлого года, отвечая на вопрос: «Что мешает модернизации России?», заявил следующее:

«Наверху по поводу модернизации все уже договорились. В процесс нужно включать народные массы. Народ нужно «зажигать». У русских должно возникнуть чувство модернизации как неизбежности.


Дмитрий Медведев убежден: будущего у России без «модернизации» нет

…Разговоры о наукоемком производстве, технологиях и т. д. в широких народных массах не встречают понимания. Поэтому «зажечь» народ трудно. …На Западе люди переселились из деревни в город уже давно, поэтому у них в сознании закрепилась индивидуальность: нужно пробиваться, надеяться на себя, развиваться, расти. Русские еще очень архаичны. В российском менталитете общность выше, чем личность. Поэтому «государство – все, а мои усилия – ничего». Пускай кто-то что-то делает, борется, а у меня своих проблем хватает, какая модернизация... Только к 2025 году русский народ станет совместим со среднеевропейским.

…Большая часть (человеческого капитала в России. – Прим. ред.) находится в частичной деквалификации. Учили не тому, не тем профессиям, устаревшим знаниям. Другая часть – общая деградация. Это – тревожная тенденция. Происходит люмпенизация рабочих.

…Сформировался средний класс. Он пока маленький, но это – достаточный ресурс, чтобы начать те процессы, о которых говорит президент. У предпринимателей все планы – модернизационные, потому что у них – конкуренция, и без модернизации не выжить. Средний класс, предприниматели, передовая часть интеллигенции, молодежь, для которой граница – уже не в Шереметьево, а в лэптопе. Даже если не трогать руками, не заниматься в ручном режиме, модернизация идет... Что можно, Медведев сделал с высоким темпом. Насколько это возможно с ЭТИМ (выделено нами. – Прим. ред.) народом, с войной кланов в элите и т. д.».

Вот так: с властями у нас, выходит, порядок, средний класс тоже ничего так сформировался, а народ (ЭТОТ народ!) подкачал. Непригоден для модернизации. В какой еще стране возможны такие оскорбительные по своей сути и безнаказанные высказывания высокопоставленных персон о народе? Должно быть, только в России. Стало быть, по Вашей, г-н Юргенс, логике получается, что для успешной модернизации в России надо заменить народ. Так, что ли? А, ну да, к 2025 году русский народ станет, как Вы выразились, «совместим со среднеевропейским». Дивная перспектива для русского народа, ничего не скажешь…


Игорь Юргенс решает важную задачу: «модернизирует» архаичных русских

Одновременно с Юргенсом (тоже в сентябре 2010 года) Анатолий Чубайс на Reuters Russia Investment Summit поведал, что в России «нет спроса на политическую модернизацию. Нужен социальный слой, который мог бы ее потребовать». Т. е. опять какие-то нелады с населением. А главная, по словам Чубайса, угроза для России – укрепление фашизма (сам фашизм, стало быть, уже налицо). При этом непотопляемый Анатолий Борисович напомнил слова покойного Егора Гайдара, который неоднократно сравнивал постсоветскую Россию с Веймарской республикой, т. е. с предгитлеровской Германией.


Егор Гайдар. С 15 июня по 15 декабря 1992 года — исполняющий обязанности Председателя Правительства Российской Федерации

Гневно заклеймил наш народ и заместитель научного руководителя ГУ-ВШЭ (профессором этого вуза, к слову говоря, является и г-н Юргенс. – Прим. ред.) Лев Любимов. В статье «Как нам быть с селом» он сообщает, что «миллионы наших сельских мужиков работать не хотят принципиально», и классифицирует этих принципиально ленивых мужиков:

«Один вид – протобезработные (будущие безработные), т. е. пацаны от 13 до 17 лет...

Другой вид – безработные (половина из них даже не служили в армии) в возрасте от 18 до 25-27 лет... Этот вид социально очень опасен, весьма близок к уголовному типажу.

Третий вид – безработные и вполне трудоспособные мужики в возрасте от 30 до 50 лет и больше. Содержатся они на зарплату жены или опять бабушки, воруют в садовых товариществах (их жертвами каждый год становятся, вероятно, миллионы), в соседних деревнях, по ночам вскрывают сельские магазины, сбывают краденое где попало, особенно во вторчермете и вторцветмете.


Анатолий Чубайс уверен, главная внутренняя проблема России - укрепление фашизма

…Эти местности – а их число несметно в Центральной России – дают в российский ВВП ноль, но потребляют из него немало. А главное – они отравляют жизнь десяткам миллионов добропорядочных россиян. Вдобавок эти местности – один из сильнейших источников социального загрязнения нашего общества. Создавать в таких местностях рабочие места накладно и бесполезно: эти самобезработные, как уже говорилось, работать не будут принципиально».

Поэтому «нужно немедленно изымать детей из семей этих «безработных» и растить их в интернатах (которые, конечно, нужно построить), чтобы сформировать у них навыки цивилизованной жизни, дать общее образование и втолкнуть в какой-то уровень профессионального образования. То есть их надо из этой среды извлекать. А в саму среду всеми силами заманивать, внедрять нормальные семьи (отставников, иммигрантов и т. д.), создавая очаги культурной социальной структуры», призывает г-н Любимов.

Вот что интересно. Браня народ, вышеуказанные и им подобные ораторы, в сущности, саморазоблачаются. Народ, который они называют «этим народом», создал не просто одно из крупнейших на земле государств: он создал уникальную цивилизацию – русскую цивилизацию. Народ, который Юргенсы и иже с ними обвиняют в архаичности, трудом многих поколений создал великую науку, покорил космос. А 20 лет назад, когда огромная страна под названием «СССР» рухнула под воздействием не внешних, а внутренних сил, это «жаждущее фашизма» население сумело не скатиться в войну всех против всех (чего далеко не всегда удавалось избегать в аналогичных ситуациях в других странах), освоилось и стало понемногу, своими силами выкарабкиваться из ямы, в которую его загнали и продолжают загонять всё более азартно ворующие чиновники. И если кому и под силу осуществить модернизацию страны, то не вороватым чиновникам, которые связывают свое будущее с другими странами, а совсем не с Россией, а именно народу. Только ему, господа Юргенсы, Чубайсы, Любимовы и прочие. Потому что русскому народу и не такое было под силу. Почитайте учебники истории – узнаете.

Юргенс говорит о деградации населения. Да, она очевидна. Но разве виноваты в этом пресловутые «общинность» с «архаикой»? Или «русский фашизм»? А разве эта деградация не является закономерным следствием 20-летней политики этих самых «модернизаторов»? Разве не Чубайс, не его единомышленники и соратники были все эти годы при власти, у власти, рядом с властью? Разве не под их «чутким» руководством в стране разваливалось и разворовывалось все, что создавалось народом на протяжении не то что десятилетий, а столетий? Разве не эти реформаторы довели страну до такого состояния, когда жить в России и рожать в ней детей считается делом бесперспективным, невыгодным и опасным? 20 лет эти «модернизаторы» реформировали страну, ни разу не выказывая ни малейшего желания принять на себя хоть часть ответственности за наблюдаемые последствия. И вроде бы все эти советчики-помощники – люди с высшими экономическими образованиями, с хотя бы теоретическими, но познаниями в экономике. Но продолжают верить (или, по крайней мере, заявлять), что полагаться в деле модернизации стоит на бюрократию и олигархов. Не понимают эти ораторы самого главного – того, кстати, что спасало ситуацию во многих мировых державах, включая США, чью модель Кремниевой долины наши власти сегодня и пытаются копировать. От тех, кто привык «пилить» бюджетные деньги да качать сверхприбыли из российских недр, можно ждать в лучшем случае лишь отдельных инновационных проектов, брошенных обществу в качестве кости с барского стола. По-настоящему модернизировать Россию, повторяем, может только сам народ. Но для этого надо открыть шлюзы его созидательной энергии, создать стимулы, найти правильные формы, в которые эта энергия могла бы воплотиться. Это – то самое звено, потянув за которое, можно вытянуть всю цепь.

Согласитесь, это на порядок сложнее, чем просто обвинить во всем русских и вбухать миллиарды (заработанные во многом именно русскими) на строительство пусть и суперсовременного, но оторванного от страны и ее экономики иннограда.

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/net-gospoda-yurgensy-modernizatsi
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #49 : 01 Октября 2011, 02:50:19 »

Сергей Кара-Мурза: «Сколково» — это завершение ликвидации научной системы, унаследованной от СССР»

Сергей Георгиевич Кара-Мурза, ученый с мировым именем, профессор, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН, политолог и публицист, широко известный своей активной гражданской позицией, не смог пройти мимо обсуждения о целесообразности создания инновационного центра в Сколково. В 2010 году в книге «Россия: точка 2010, образ будущего и путь к нему» (в соавторстве с В.В. Патоковым) С.Г. Кара-Мурза изложил свое видение будущего жизнеустройства России, предложил проект восстановления страны и способы реализации этого проекта. По мнению ученого, в России невозможно воспроизвести экономику западного типа с присущим ей образом жизни, именно поэтому и науку в России надо развивать так, как это делалось (причем довольно успешно) испокон веков. Американцы изначально шли другим путем, развивались по-другому, поэтому их вполне удачный опыт построения инновационных центров для России вряд ли приемлем.


Сергей Кара-Мурза в гостях у KM.RU

В эксклюзивном интервью КМ.RU Сергей Георгиевич поделился своими соображениями относительно идеи проекта «Сколково» и его перспектив.

Что скрывается за кампанией по строительству «новой Силиконовой долины» в России, по С.Г. Кара-Мурзе, сказать точно пока еще нельзя. «Это может быть и конъюнктурная пиар-акция, отвлечение внимания от каких-то других, более важных вещей и намерений, и прикрытие новой большой аферы по хищению «социалистической собственности», – говорит ученый. – Нельзя исключать и вариант искренней, хотя и несостоятельной попытки реанимировать имперские иллюзии в сфере науки и техники, теперь – в форме имитации популярного американского бренда. Источник этого проекта неизвестен, как неизвестны место, где он вынашивался, и методические основания, на которых он разрабатывался. Это – закрытая акция одного из административных кланов, о которой сейчас бессмысленно спорить. Мы почти ничего не можем сказать о ней, потому что информации крайне мало».


Силиконовая долина

Так или иначе, но Сергей Кара-Мурза убежден, что с 1991 года это – первое реальное заявление наших властей, призывающее развивать науку. Хоть как-то, но развивать. До этого любое высказывание, любые планы и намерения власти были направлены исключительно на демонтаж и ликвидацию старой системы. Поэтому, по мнению С.Г. Кара-Мурзы, не исключено, что из этой затеи, куда вбухиваются миллиарды, что-то, да и получится. Хотя, конечно, скорее всего, вопреки заявленным намерениям. «Ну, где-то что-то выйдет из-под контроля, и кто-то что-то там в итоге сумеет создать», – допускает Сергей Георгиевич. На этом, правда, его оптимизм в данном вопросе заканчивается.

Важно понимать, подчеркивает ученый, что в России сложился мощный механизм, тормозящий (скорее даже предотвращающий) инновационное развитие основных систем государства и общества. Механизм этот в большой мере рационален: нынешнему бизнесу действительно выгоднее получать товары (или, в крайнем случае, технологии) из-за рубежа. Ему действительно невыгодно совершенствовать свое «туземное» производство. Современная российская экономика невосприимчива к отечественным инновациям. Поэтому построение такого анклава инновационной деятельности, каковым планируется сделать «Сколково», абсолютно нецелесообразно с точки зрения официально принятых и реально действующих в нынешней России критериев. «Нью-Силиконовое» «Сколково» может быть или новой потемкинской деревней, или «станцией» какого-то западного исследовательского центра третьего разряда», – полагает Сергей Кара-Мурза.

Конечно же, важный аспект во всей этой акции – ее политический смысл. «Проект «Сколково» – это демонстративный разрыв с остатками научной системы, унаследованной от СССР, это – завершение ее ликвидации, – убежден Кара-Мурза. – Причем делается это дерзко, с глумлением, с намеренным оскорблением научного сообщества, при полном его, научного сообщества, отрешении от участия в обсуждении проекта нового строительства. О создании единой научной системы России речи нет, а анклавы типа «Силиконовой долины» эту систему заменить не могут. Они будут «подключены к капельницам и кислороду» из-за рубежа».

Не уверен Сергей Георгиевич и в том, что модель для подражания выбрана верно. «Сама аналогия с Кремниевой долиной в Калифорнии методически негодна (а скорее есть символ разрыва со «старой наукой» России), – считает ученый.– Никаких критериев подобия «Сколково» первой трети XXIвека в Калифорнии 1960-х гг. (период бурного развития Кремниевой долины в США. – Прим. ред.) не существует. Долина в США – всего лишь элемент большой научной, технологической, инновационной инфраструктуры, она складывалась как «оболочка» вокруг множества коллективов в момент научно-технического бума. Долина была приложена к коллективам в фазе бурного развития, а не коллективы были приложены к этой долине».

Возвращаясь к теме политической подоплеки проекта «Сколково», Сергей Кара-Мурза отмечает: «Все кадровые решения, принятые в отношении проекта, являются политтехнологическими и символическими. И Чубайс, и Вексельберг, и уважаемый престарелый Алферов, который должен украсить проект еще и ярлыком КПРФ... Вот какая у нас консолидация: «олигарх и коммунист в одной упряжке»!»

«Заявления политиков, которые делаются сейчас в связи с проектом, целиком лежат в русле доктрины технологического и научного развития, разработанной в 1991-1992 гг. в окружении Ельцина, – делает вывод ученый. – Эта доктрина, если смотреть через призму интересов России как целого, провалилась: это – эмпирический факт. Тем не менее, сегодня ее главные положения повторяются практически без изменений. Если за ними стоит искреннее намерение высших чиновников развить современную науку России, то эти заявления лишь демонстрируют незнание научной структуры, непонимание системы функций, которые наука и техника выполняют в условиях переходных периодов и кризисов, неосведомленность об анатомии и физиологии науки».

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/sergei-kara-murza-skolkovo-eto-za
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #50 : 01 Октября 2011, 02:54:47 »

«Губить лучшие научные институты ради постройки новых нельзя»

Российские чиновники, отвечающие за проект «Сколково», неоднократно заявляли: ради достижения обозначенных целей они готовы идти на все необходимые меры. У большинства российских обывателей такая постановка вопроса вызывает чуть ли не гордость за свою страну: мол, нет для наших властей недостижимых целей. Непонятно только, почему виртуальному пока «наукограду» надо, например, приносить в жертву реально существующее и более того – заслуженное и успешное научное учреждение   - Московский научно-исследовательский институт сельского хозяйства «Немчиновка» (НИИСХ. Старое название института - НИИ сельского хозяйства центральных районов Нечерноземной зоны. — Прим. ред.)


Московский научно-исследовательский институт сельского хозяйства «Немчиновка»

Оказывается, как отмечает издание GZT.ru  Федеральный фонд содействия развитию жилищного строительства под строительство российского аналога Кремниевой долины, то есть – Сколково, выделил два участка площадью 58,38 га и 88,87 га соответственно. Загвоздка в том, что эти земли принадлежат упомянутому НИИ сельского хозяйства, расположенному в соседней Немчиновке. Впрочем, по мнению сотрудников Института, у них, в итоге, могут отобрать не только эти участки, но чуть ли не все его опытные угодья.

Кстати, всего пока на строительство инновационного центра выделено порядка 300 га земли, однако привлеченные фондом иностранные эксперты по градостроительству из компаний ARUP (Великобритания), AREP (Франция), Royal Haskoning (Нидерланды) заявили, что выделенный участок площадью «ни по своей конфигурации, ни по границам, ни по размерам не соответствует утвержденным для проекта технико-экономическим показателям». Следовательно, площадь нужно увеличивать. Впрочем, сделать это будет непросто - перспектив на вырост нет, так как с одной стороны — МКАД и Москва, с другой — элитные посёлки.

НИИСХ в Немчиновке был основан в 1931 году. Ныне институт является крупнейшим научно-методическим центром по селекции, семеноводству и технологиям возделывания зерновых культур в Центральном федеральном округе России. За 80 лет было создано 180 сортов зерновых культур, 68 из которых признаны международными патентами. Общая посевная площадь под сортами зерновых культур селекции Института достигает 8,5 млн га, что составляет около 20% всей площади зерновых культур в стране. При этом, Институт обеспечен, хотя бы частично, молодыми активными научными кадрами и имеет хорошие перспективы развития.


Уничтожение посевных полей «Немчиновки» приведет, по словам экспертов, к необходимости закупать семена западных производителей

В прошлом году сотрудники НИИСХ направляли президенту России Дмитрию Медведеву обращение, в котором выражали опасение «относительно перспектив изъятия (у Института) более 200 га пахотных земель»( изначально под создание Сколково было выделено 300 га земли, однако эксперты уверены, что этой площади явно недостаточно -Прим. ред) для строительства на них иннограда в Сколково. Обращение было инициировано советом молодых ученых Института и лично заведующим лаборатории зернобобовых культур Александром Медновым. Сотрудники НИИ писали, что «глубоко встревожены многочисленными известиями о намечаемых планах строительства Инновационного центра исследований и разработок в Сколкове на землях, находящихся в пользовании Института».

Причем, молодые ученые опасаются не только изъятия у Института земли, но и закрытия Института, как такового, подчеркивал Александр Меднов. Тогда же замдиректора Института Виктор Штырхунов заявил интернет-изданию GZT.RU, что пока ни Россельхозакадемия, ни Министерство сельского хозяйства России не предоставили им конкретных сведений о дальнейшей судьбе НИИ и возможной передаче земель под строительство иннограда в Сколково. «У нас в стране негде строить? Мало земли свободной, брошенной, даже в Подмосковье? – риторически вопрошал Штырхунов. - Я не понимаю, зачем пытаться лезть на земли, которые эффективно используются, эффективнее их использовать уже нельзя! Мы ежегодно на 200 га земли производим продукции на сумму около 166 млн рублей в год. Я понимаю, государство хочет развивать науку и наукоемкие технологии. Но разве у нас не наука? Без сельскохозяйственной науки стране не обойтись, и губить лучшие научные институты ради постройки новых нельзя. Имея в стране 30 млн га свободной земли, не найти 300 га под этот инноград — это маразм. …Если нас (НИИСХ. – Прим.ред.) не будет, то сельское хозяйство, конечно же, не встанет: как говорится, заграница нам поможет. Они и так ждут, что мы у них семена закупать начнем, им деньги перечислять. Ведущие западные производители заинтересованы занять российский рынок. А сорта нашего НИИ пока конкурентоспособны: превосходят и другие отечественные образцы, и зарубежные, ориентированные на Нечерноземный регион. Канада, Турция также закупают у нас озимую пшеницу и овес. Но так как мы находимся на федеральной земле, то, конечно, государство вправе использовать ее как угодно, а нас может лишь поставить в известность о своем решении».

Андрей Шторх, член правления финансово-промышленной группы «Ренова», чей глава Виктор Вексельберг является президентом фонда «Сколково», прокомментировал ситуацию следующим образом: «Впервые об этом слышу. Как я понимаю, земля под застройку будет выделена государственная, соответственно, это вопрос к правительству. Ничем помочь не могу».


Логотип РАСХН (Россельхозакадемии)

Ведущие академики Российской Академии сельскохозяйственных наук (РАСХН) также направили на имя президента Дмитрия Медведева письмо, в котором выразили свое беспокойство возможностью «отчуждения у НИИ сельского хозяйства земли для строительства на нем иннограда в Сколково». После этого шага, отмечали академики, Институт действительно можно будет закрывать, так как изъятие практически всего опытного поля Института поставит под сомнение научное обеспечение сельскохозяйственного производства в Центральном федеральном округе. «В первую очередь это коснется создания отечественных сортов зерновых и зернобобовых культур и их первичного семеноводства. Будет разрушена создававшаяся годами уникальная материально-техническая база для научных исследований и останется невостребованным мощный кадровый потенциал института»,— говорится в письме.

Письмо было передано лично в руки Дмитрию Медведеву благодаря содействию другого академика — депутата Госдумы от КПРФ Владимира Кашина. Дмитрий Анатольевич поручил первому заместителю руководителя Администрации Президента РФ, идеологу и куратору проекта «Сколково» Владиславу Суркову «принять все необходимые решения с учетом согласованного подхода».

Вскоре руководство НИИСХ получило письмо от руководителя Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства Александра Браверманна, в котором тот сообщал, что, по поручению Президента, ему необходимо собрать документы для «вовлечения в оборот земельных участков, расположенных на территории Одинцовского района Московской области, вблизи деревни Сколково, необходимых для реализации проекта создания территориально обособленного комплекса для развития исследования, разработок и коммерциализации их результатов». При этом, Александр Браверманн просил директора НИИСХ Виктора Кутровского «рассмотреть возможность осуществлять деятельность (НИИСХ) на других земельных участках». То есть, - фактически переехать подальше от Сколково.


Александр Браверманн

Если говорить о землях, находящихся в ведении сельскохозяйственных научных учреждений, то случай с НИИСХ в Немчиновке, кстати, не единичный. Лесной форум Гринпис России (сообщество защитников российского леса под патронажем Гринпис. - Прим. ред.) сообщает, что из-за коммерческой застройки с «неопределенным назначением» своих земельных участков может лишиться и Павловская опытная станция Всероссийского научно-исследовательского института растениеводства имени Н.И. Вавилова в Санкт-Петербурге.

Получается, что мечты об инновациях правительству нужны, а вот вполне реальные и живые институты, способные обеспечить развитие современного сельского хозяйства в стране, – нет? Разве после этого будет кто-то удивляться, если все чаще станут звучать слова о том, что сами по себе мечты об инновациях правительству не нужны тоже, а нужна лишь земля в дорогих районах, которую можно под эти мечты изъять и освоить.

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/gubit-luchshie-nauchnye-instituty
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #51 : 01 Октября 2011, 03:00:25 »

Сколково как потенциальное место работы Медведева

До сих пор точно неизвестно, кто первый и почему предложил идею создания инновационного центра «Сколково». Хотя есть основания предполагать, что идея эта принадлежала известному российскому публицисту, писателю-футурологу, общественному и политическому деятелю Максиму Калашникову (настоящее имя – Владимир Кучеренко). 15 сентября 2009 года Максим Калашников в качестве ответа на статью президента Дмитрия Медведева «Россия, вперед!» опубликовал в своем блоге открытое письмо Президенту с предложениями инновационного развития. В нем, в частности, говорилось: «…Необходимо в кратчайшие сроки осуществить успешный проект – создание небольшого «города будущего» (сгустка инноваций) на одном из пустующих участков федеральных земель близ Москвы». Письмо дошло до Медведева и вызвало у него живой интерес: при встрече с тогда еще вице-премьером Сергеем Собяниным Президент поручил правительству РФ рассмотреть предложение Калашникова, касающееся технологической модернизации экономики. Через два месяца, в ноябре 2009 года, выступая с ежегодным посланием Федеральному Собранию, Дмитрий Медведев заявил: «Надо завершить разработку предложений по созданию в России мощного центра исследований и разработок, который был бы сфокусирован на поддержку всех приоритетных направлений. Речь идет о создании современного технологического центра, если хотите, по примеру Силиконовой долины  и других подобных зарубежных центров». Позже состоялись встречи Калашникова с Собяниным и заместителем главы администрации президента Владиславом Сурковым, где публицист высказал свои предложения.


Дмитрий Медведев определил первую реперную точку, от которой начнется отсчёт системы координат Инновационного центра «Сколково», 14 декабря 2010 года

С тех пор о Сколково было сказано много. 19 марта 2010 Медведев на встрече со студентами-победителями предметных Олимпиад заявил, что в Сколково будет построен ультрасовременный научно-технологический комплекс по разработке и коммерциализации новых технологий. Вскоре возник солидный попечительский совет будущего инноцентра с президентом Медведевым во главе, Госдума с молниеносной скоростью взялась принимать законы, благоприятствующие работе потенциального инновационного центра.

Критиков у этого проекта появилось множество и сразу. Главный их аргумент: проект пытаются создать сверху, следовательно, в итоге, будет лишь гигантский «распил» бюджетных денег. Причем, в данном случае это будет не просто «распил», коих в истории нашей страны было множество, а «распил» на фоне мощнейшего экономического кризиса, бушующего во всем мире, не говоря уже о России. А ведь любой студент-экономист докажет, что при любом политическом и экономическом строе в период кризиса лучше вкладывать деньги в реальный сектор, создавая новые рабочие места: в строительство дорог, инфраструктуры, поддержку сельского хозяйства. Но в данном случае, Дмитрий Медведев, как видим, пошел своим путем, при том, что безработица в тот период росла, как на дрожжах, а сотни миллиардов рублей выделяются на создание потенциального иннограда.


Владимир Путин

Парадокс? Возможно. А, возможно, осознанный шаг. Многие эксперты и политологи сходятся во мнении, что Дмитрий Медведев занял высший государственный пост в очень непростое время. Рейтинг уходящего президента Владимира Путина был очень высоким, и Медведева поначалу никто не воспринимал всерьез - ни у нас в стране, ни на Западе. Его считали несамостоятельным, называли тенью Путина и даже в телеэфире уделяли его фигуре гораздо меньше времени. Победа в августовской войне 2008 года против Грузии, а затем и героическая борьба совместно с лидерами крупнейших мировых держав по преодолению финансового кризиса  положения дел особо не изменили.

И тогда (фактически с начала 2009 года), как отмечают аналитики, российский президент находит единственный верный метод — он начинает говорить и делать то, чего не говорил и не делал Владимир Путин.

«Свобода лучше несвободы», «Хватит кошмарить бизнес» - вот лишь некоторые из высказываний Дмитрия Медведева, которые сами по себе возражений у добропорядочных граждан, конечно, не вызывают. Однако слова и дела – это не всегда одно и то же, особенно – в нашей стране, поэтому высказывания эти в России особого эффекта ни на кого не произвели, зато на «ура» были восприняты на Западе.

Дмитрий Анатольевич тут-то и заявил о необходимости срочной модернизации страны.  А уже в октябре 2009 года и был придуман проект Сколково

Справедливости ради надо отметить, что поначалу все было довольно скромно: минимум информации, еще меньше общественного обсуждения. И так на протяжении года. Но летом 2010 года Дмитрий Медведев посетил США, поел с президентом Бараком Обамой гамбургеров в обычной американской забегаловке (именно туда Обама привел своего высокого гостя), пообщался с соотечественниками, работающими на Западе, встретился с губернатором Калифорнии Арнольдом Шварценнегером, который ему показал настоящую Кремниевую долину. Прощаясь, российский президент сказал губернатору «I’ll be back!» («Я вернусь!» - культовая фраза Шварценеггера, впервые сказанная им, точнее – его персонажем, в фильме «Терминатор». - Прим. ред.) и, похоже, стал в Штатах настоящей звездой.


Арнольд Шварценнегер и Дмитрий Медведев

В частности, аналитик компании PricewaterhouseCoopers  Бо Паркер согласен с тем, что президенту Медведеву действительно удалось произвести на американцев впечатление этакого рубахи-парня. «Молодой, образованный, любящий все новое - в США таких политиков любят, особенно если это политики из России, поскольку сразу же пропадает ощущение страха», - сказал г-н Паркер в интервью KM.RU.

После возвращения Дмитрия Медведева домой, началась мощная пиар-компания инновационных устремлений главы государства: телевидение, печатные СМИ наперебой вещали о наступлении новой эры - эра диверсификации в короткие сроки экономики страны и перехода России в стан высокотехнологичных держав. Комментарии на эту тему давали самые высокопоставленные чиновники. Так, помощник Президента Аркадий Дворкович отмечал: «Действовать нужно быстро. Кризис наглядно продемонстрировал необходимость диверсифицировать экономику. Для нас очень важно построить новый объект на пустой земле. И создать, таким образом, обстановку, где не существуют отпугивающие иностранных инвесторов барьеры, и, прежде всего, - коррупция и недостаточный технологический уровень». Получался очень интересный контраст:  Владимир Путин все больше ратовал за сохранение и развитие, например, отечественного автопрома, ездил по старым предприятиям, жестко разговаривал директорам неприбыльных заводов и фабрик, встречался с фермерами. Дмитрий же Медведев говорил об инновациях. То есть, инновации вообще и проект «Сколково», в частности могут быть элементом пиар-кампании Дмитрия Медведева в свете его будущих политических притязаний и амбиций, попыткой выйти из тени Путина, продемонстрировать не только свою самостоятельность, но и отличия от Путина. Впрочем генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин считает, что в таких внешне разнонаправленных словах и действиях Медведева и Путина нет противоречия. «Президент много говорит о будущем (и это правильно), а будущее это гораздо проще и целесообразнее создавать там, где правила игры хоть мало-мальски проработаны,  - отмечает г-н Мухин в комментарии KM.RU - Премьер Владимир Путин, в свою очередь, все больше говорит о восстановлении советской инфраструктуры. И это тоже правильно, особенно в отстающих регионах, поскольку  отказаться там сразу от всего, что уже работает и начать строить кластеры нового образца - глупо и дорого».


Аркадий Дворкович - помошник президента РФ

А в апреле 2011 года Дмитрий Медведев сделал в эфире телеканала «Дождь» неожиданное признание. На вопрос о том, что он собирается делать  в случае ухода из большой политики, Президент ответил: «Я не знаю, но уверен, что работу себе найду, причем - работу интересную. Хочу, чтобы жизнь была активной. Мне нравятся новые технологии. Может быть, если в Сколково все будет к тому времени хорошо, сомнений нет, хотел бы там преподавать».

Так, может быть, Дмитрий Анатольевич продвигает проект «Сколково» не только в целях реального развития инноваций в России, которые при нынешнем положении дел в любом случае невозможно будет массово внедрять в стране и продавать за рубеж, но и потому, что рассматривает подмосковный инноград, как отличное место работы для себя лично? Тем более, что с учетом тех небывалых налоговых и прочих льгот и преференций, которыми будут пользоваться сотрудники потенциального наукограда, это будет воистину райское место.

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/skolkovo-kak-potentsialnoe-mesto-
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #52 : 01 Октября 2011, 03:05:25 »

Строительство иннограда может спровоцировать транспортный коллапс

Решение построить «российскую Кремниевую долину» чуть западнее МКАД, в Сколково, близ элитных рублевских особняков критически оценивается экспертами еще и по той причине, что инноград строится под самым боком у Москвы – в двух километрах от Московской кольцевой. А состояние измученной в т. ч. транспортными проблемами Москвы нынче таково, что ее необходимо незамедлительно разгружать, иначе столица попросту захлебнется от многократной перегрузки жизненного пространства. Вместо этого нагрузку (прежде всего – опять-таки транспортную) в виде, по сути, элитного закрытого поселка, который в перспективе будет расти и развиваться,лишь увеличивают. Как шутят жители столичного района Кунцево, это можно делать, если только предположить, что Москва сделана из инновационной нанорезины, которую можно растягивать до бесконечности.


Московский район Кунцево

Район Кунцево упомянут не случайно. Он находится в непосредственной близости от Минского и Сколковского шоссе – основных магистралей, которые на сегодняшний день связывают Москву и будущий инноград. В перспективе чиновники планируют построить отдельную трассу на этом направлении. Правда, рассчитывать хотя бы на качественную работу не особо приходится. Предыдущая попытка построить отдельное шоссе закончилась крахом: автомобильная дорога, ведущая в инновационный центр «Сколково» от МКАД, была открыта в июне 2010 года. Строительство автодороги протяженностью всего-навсего 5,34 км обошлось государству в  без малого 6 млрд руб., однако буквально через 9 месяцев ей потребовался капитальный ремонт. Проверка состояния дороги была проведена по поручению первого вице-премьера России Игоря Шувалова. Она, в частности, обнаружила, что по всей протяженности трассы износился асфальт, мост через реку Сетунь деформирован, на пешеходном переходе провалилось покрытие, а в тоннеле подтекает вода. Сейчас дорогу пытаются перестроить, однако пока точно не известно, когда работы будут закончены.


Игорь Шувалов

Так или иначе, но понятно, что это направление перегружено. В будние дни, особенно в период с сентября по май, загруженность дорог в этом месте, согласно оценкам специализирующихся на информации о пробках порталов, составляет 7-8 баллов из 10 возможных. Т. е. состояние предкритическое.

Более того, и власти Московской области предупреждают, что открытие центра «Сколково» может спровоцировать транспортный коллапс на Минском шоссе. В частности, губернатор Подмосковья Борис Громов в одном из телеинтервью заявил: «Все основные трассы, и федеральные, и региональные, которые входят в Москву (а их 18), надо расширять. Например, после 33-го км на Минском шоссе нет проблем с транспортом, но до 33-го км, с учетом что будет «Сколково», – это катастрофа полная».


Борис Громов

Впрочем, по словам Громова, не факт, что даже упомянутое расширение трасс спасет ситуацию. Единственно верное решение губернатор видит в строительстве ЦКАД – Центральной кольцевой автодороги. За основу будущей дороги взята т. н. «бетонка», проходящая примерно в 50 км от Москвы. По задумке авторов этой идеи, главная задача новой кольцевой дороги – помочь разгрузить МКАД и все связанные с Москвой дороги. Планируется, что новая магистраль будет иметь общую протяженность порядка 520 км с 4-8 полосами движения. На трассе, как предполагается, появится 31 развязка и около 180 мостов и тоннелей. Проще говоря, главная идея заключается в том, что основной массив грузоперевозок будет осуществляться не через Москву, а по этой магистрали: кольцо позволит ограничить движение большегрузного и транзитного транспорта в черте Москвы и на подъездах к столице, что, с учетом будущей стройки в Сколково, просто жизненно необходимо, иначе все встанет окончательно и бесповоротно. Эксперты уже шутят: «Строительство ЦКАД – это  строительство дороги жизни».

Правда, существует в этом проекте и множество минусов, причем существенных. Так, по предварительной оценке, затраты на строительство ЦКАД составят порядка 470 млрд руб.

Чиновники для реализации проекта приняли решение о финансировании по схеме «государство + частный капитал». Поэтому образованное для реализации проекта ОАО «Центральная кольцевая автомобильная дорога» уже постановило, что проезд по ЦКАД будет платным, стоимость которого составит для легкового транспорта 3-5 руб. за км, для грузового транспорта – около 10 руб. за км. В этом случае, помимо тех огромных средств, которые выделяются собственно на создание иннограда, придется дополнительно потратить деньги на банальную доставку тех же стройматериалов к месту строительства будущего иннограда. Причем платить за это будет опять-таки само государство из бюджета, т. к. сам проект «Сколково» получил существенные налоговые и финансовые льготы.

Более того, предполагаемые сроки завершения строительства – 2025 год, а «Сколково», по словам чиновников, начнет функционировать уже в ближайшие годы; следовательно, транспортного коллапса в Москве избежать никак не удастся.

За чей счет будут жить в «Сколково» иностранцы?

Есть и другая проблема, связанная со строительством иннограда в Сколково, образно выражаясь, в двух шагах от Москвы. Это - жилищная проблема. Строительство наукограда в Сколково может существенно повысить и, скорее всего, повысит и без того заоблачные цены на недвижимость в этом престижном районе Подмосковья. По мнению руководителя отдела стратегического консалтинга и оценки, партнер Агентства элитной недвижимости Intermark Savills Дмитрий Халин, район Сколковского шоссе по стоимости элитного жилья давно является одним из лидеров ближнего Подмосковья и вполне сопоставим с Рублевкой. «Это место (район Сколково. - Прим. ред.) всегда было статусным и дорогим, - говорит г-н Халин. - Его престиж изначально был обусловлен расположением дач высшего партийного руководства СССР в районе Заречья. Здесь расположены такие поселки, как «Кунцево-4», «Кунцево-9», «Осень», «Родники», «Сетунька».

Нетрудно предположить, что строительство иннограда международного размаха лишь подстегнет цены – точно так же как это, к примеру, происходит в охваченном олимпийской стройкой Сочи.

Казалось бы, рост цен на элитную недвижимость в Подмосковье – проблема не простых смертных, а тех, кто покупает такую недвижимость. Так, да не совсем так.

Спрашивается, как станут обустраиваться в «Сколково» иностранцы (а ведь именно они будут на первых порах составлять основной контингент сотрудников иннограда)? Кто будет оплачивать им жилье, стоимость которого, весьма вероятно, превысит цены Рублевки? Их собственные фирмы? Не факт, что они согласятся на такие расходы: к примеру, стоимость жилья и жизни в целом в той же Кремниевой долине в десятки раз меньше, чем в Москве. А если эти иностранцы будут приезжать в «Сколково» с семьями, детьми? Или все будет оплачивать гостеприимная и хлебосольная российская сторона?

Первый заместитель руководителя администрации президента РФ и один из кураторов проекта «Сколково» Владислав Сурков ведь недаром говорит: «Лучшим людям (в «Сколково») будут даны самые лучшие условия. И они будут знать, что они – самые лучшие. Они будут знать, что они находятся в самом лучшем месте в России и в одном из лучших мест в мире».

Значит, не исключено, что и пребывание иностранцев в иннограде будет оплачено из российского бюджета. Хотя эти деньги можно и нужно было бы потратить на конкретных российских ученых и конкретные научные учреждения страны, существующие сегодня в режиме выживания.

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/stroitelstvo-innograda-mozhet-spr
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #53 : 01 Октября 2011, 03:10:34 »

Леса Подмосковья вырубят ради «города будущего»?

О том, что проект «российской Силиконовой долины» в подмосковном Сколково весьма сомнителен как в экономико-финансовом, так и в научно-инновационном отношениях, различные эксперты и ученые говорили уже не раз, но об экологической стороне дела обычно как-то не вспоминали. Напротив, сам президент РФ Дмитрий Медведев выразил уверенность, что «город будущего» станет самым экологически чистым городом России. Да и президент Фонда «Сколково», руководитель российской части координационной структуры по созданию «российской Кремниевой долины» Виктор Вексельберг не скупился на аналогичные заявления.


Виктор Вексельберг верит, что с экологией в Сколково будет все  в порядке

Однако представители экологических организаций задаются вопросом: даже если в этом самом «городе будущего» строительство и впрямь будет вестись с соблюдением всех экологических стандартов и с применением новейших природосберегающих технологий, каковы в то же время будут последствия такого строительства для прочих районов Подмосковья, прилегающих к этому «очагу высоких технологий»?

И действительно, всем известно, что за МКАД свободных площадей под целый город (с минимальным, по проекту, населением в 40 000 человек) просто нет. Возможно, частично под «город будущего» пойдут соседние участки земли, принадлежащие структурам Романа Абрамовича и Елены Батуриной.


Эксперты «Гринпис» предрекают подмосковным лесам именно такое будущее

Но поскольку и этих земель явно не хватит, то, как предупреждает Лесной форум «Гринпис России», под застройку пресловутой «Силиконовой долины», скорее всего, пойдут и прилегающие лесные угодья, благо они пока в федеральной собственности.

«Строительство сколковского иннограда неизбежно приведет к дальнейшему сокращению площади подмосковных лесопарков, – заявил КМ.RU руководитель лесного отдела «Гринпис России» Алексей Ярошенко. – Если исходить из плотности населения существующих подмосковных научных городов (Дубна – около 9 человек на гектар, Пущино – около 11 человек), для нового наукограда с численностью населения в 30-40 тыс. человек потребуется территория в 3000-4000 га. «Вписать» такой город в существующий ландшафт, не задействуя для этого лесные территории, в окрестностях Сколково практически невозможно».


Губернатор Борис Громов

К тому же, «Сколково» не по воздуху же будет сообщаться с внешним миром. Следовательно, вновь встает вопрос прокладки магистрали – взамен той, что была построена год назад и успешно развалилась, хотя на нее «высокотехнологично» были потрачены миллиарды рублей. Накануне наступившего 2011 года власти Московской области уже высказывали опасения в связи с тем, что открытие  центра «Сколково» может спровоцировать транспортный коллапс на Минском шоссе и уже заявили о необходимости срочно заняться строительством новых дорог и развязок.

Представители же «Гринпис России» считают, что все планы дорожного строительства, в т. ч. связанные со «Сколково», могут принести непоправимый вред еще оставшимся в Подмосковье лесам. Уже сейчас, напоминает Алексей Ярошенко, в Московской области идет строительство трассы в обход Одинцово (в районе этого города как раз и будет располагаться «Сколково». – Прим. ред.) с северной стороны, причем будущая трасса практически полностью пройдет по лесам бывшего лесопаркового защитного пояса Москвы.


Алексей Ярошенко без оптимизма смотрит на будущее подмосковных лесов 

«Этот проект («Сколково») реализуется на основании специального распоряжения правительства, – говорит Ярошенко. – Оно предусматривает заключение концессионного соглашения в отношении автомобильной магистрали «Новый выход на Московскую кольцевую автомобильную дорогу с федеральной автомобильной дороги М-1 «Беларусь» «Москва – Минск».

Примечательно, что концессионная плата, согласно этому распоряжению, должна составить 1 руб. в год, т. е. 30 руб. за весь срок действия концессионного соглашения – 30 лет. Получается, что участок важнейшей части бывшего лесопаркового защитного пояса Москвы правительство оценивает всего в 30 руб. – по 15 коп. за гектар. Неудивительно, что большинство проектировщиков пытается проложить дороги в первую очередь именно по лесам: будущим собственникам дороги земля из-под леса обходится практически даром».


Логотип «Гринпис»

При этом уверенности в том, что эта дорога принципиально решит транспортные проблемы Подмосковья, понятное дело, нет. Зато она лишит жителей Одинцово и прилегающих поселков выхода в лес, фактически превратит город в узкий остров, ограниченный двумя крупными автомагистралями – нынешней автодорогой «Москва – Минск» и новым выездом на эту автодорогу. Участки леса, расположенные между новой автодорогой и существующими городскими кварталами, неизбежно будут быстро деградировать – просто в силу ограниченной площади и мощного негативного влияния новой автодороги.

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/lesa-podmoskovya-vyrubyat-radi-go
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #54 : 01 Октября 2011, 03:17:00 »

Как можно создавать наукоград на основе учреждения без научной базы?

21 сентября 2006 года в Одинцовском районе Подмосковья началось строительство, как было заявлено, первой в России бизнес-школы мирового уровня, получившей впоследствии официальное название «Московская школа управления Сколково». Землю под строительство – 25,6 га – выделила из своих владений британская компания MillhouseCapital, управляющая активами Романа Абрамовича, в ту пору – еще губернатора Чукотского автономного округа. Учредителями бизнес-школы стали 14 крупных предпринимателей (в т. ч. и Абрамович) и компаний. На закладку первого камня прибыл тогдашний президент Владимир Путин. «Государство поддержит этот проект, – заявил он. – Но вкладывать деньги в него будут исключительно бизнесмены. Выпускники, без сомнения, будут бизнес-элитой XXI века. И, конечно, это потребует от учредителей не только денег. Пять миллионов долларов мало будет! Придется вкладывать свою душу, время, часть своей жизни».


Московская школа управления СКОЛКОВО

Как там у бизнесменов вышло с душой, сказать сложно, однако именно по $5 млн каждый из них в этот проект и вложил. Помимо Абрамовича, в числе учредителей бизнес-школы – глава компаний «Северсталь» Алексей Мордашов, фактический хозяин торгового дома ГУМ Михаил Куснирович, топ-менеджеры существовавшей тогда еще РАО «ЕЭС России» Андрей Раппопорт и Валентин Завадников.


Дизайн школы разработали английские архитекторы

Вообще же инициатива создания Московской школы управления Сколково принадлежит главе ИК «Тройка Диалог» Рубену Варданяну. Идея появилась еще в 2000 году, когда топ-менеджеры компаний Sun Group (индийская бизнес-группа, специализирующаяся на информационных технологиях. – Прим. ред.) и McKinsey (международная консалтинговая компания, специализирующаяся на решении задач, связанных со стратегическим управлением. – Прим. ред.) обратились к председателю совета директоров «Тройка Диалог» Рубену Варданяну и тогдашнему главе Министерства экономического развития и торговли РФ Герману Грефу с предложением создания в России бизнес-школы мирового уровня. Варданяну идея понравилась, однако средств на проект тогда не нашлось. Оно, в общем, и не удивительно: в России тогда только-только появился новый президент, а цена на нефть еще не была заоблачной, так что бизнесу на тот момент такая школа была просто не нужна. Только в конце 2005 года Владимир Путин согласился обсудить идею и уже в начале 2006 года дал добро на ее реализацию, подчеркнув, что проект будет осуществляться на частные деньги в рамках национального проекта «Образование» (который, кстати, среди прочих курировал тогдашний вице-премьер Дмитрий Медведев).


По замыслу руководителей школы, образование в Сколково станет лестницей в новое, светлое будущее

Уже в октябре-декабре 2007 года школа представила свои первые исследовательские проекты: обзор российского фондового рынка, подготовленный совместно с Национальной ассоциацией участников фондового рынка (НАУФОР), и рейтинг российских транснациональных корпораций. В том же 2007 году бизнес-школа получила от Сбербанка кредит в размере $245 млн под залог выделенной ей для строительства земли.


Первую лекцию в бизнес-школе прочитали в 2009 году

В январе 2009 года в школе началось обучение: первый набор составил 26 человек (из 60 подавших документы). Несмотря на внушительные цены за обучение, поступить в школу может не каждый. Желающему нужно пройти три собеседования, в ходе которых необходимо убедить приемную комиссию в своем соответствии всем требованиям вуза: минимум 5 лет работы в бизнес-структурах минимум на должности руководителя среднего звена, владение в совершенстве английским языком и... обладание чувством юмора (так сказано на официальном сайте школы). Помимо студентов из России, сегодня обучение в бизнес-школе проходят студенты из 12 стран. Стоимость обучения в данный момент является рекордом Европы – €90 000, курс обучения составляет 71 день. Для сравнения: в США стоимость обучения по программе EMBA в Чикагском и Гарвардском университетах составляет от $50 000 до $70 000, в Европе – от €40 000 до €75 000, притом, что данные учреждения имеют давнюю историю и солидную репутацию.


Стоимость обучения в школе вывела Россию на первое место

До этого в России самой дорогостоящей программой подобного рода считался курс Dual Degree EMBA, организованный Высшей школой менеджмента совместно с коммерческой школой HEC (Франция), стоимость которого составляла €38 000. В других же бизнес-школах цена Еxecutive МВА, как правило, не превышает €30 000.


Московская школа управления СКОЛКОВО должна стать, по мнению Дмитрия Медведева, основой для будущего иннограда

Так или иначе, но именно на основе Московской школы управления Сколково уже нынешний президент Дмитрий Медведев решил создать Инновационный центр. «Будем строить этот центр в том месте, где у нас уже есть неплохой задел, для того, чтобы это сделать быстро. Скорость имеет особое значение, поэтому будем строить его в Сколково», – заявил 18 марта 2010 года президент на встрече со студентами школы управления.


Эксперты уверены, что школа в лучшем случае выпустит квалифицированных управленцев, а не людей, способных создать инновацию

Вот только непонятно: как можно создавать наукоград на основе совсем нового учреждения, которое, по мнению многих ученых, не располагает  научной базой? Научная база, считают ученые, там отсутствует по определению, а выпускники школы в лучшем случае станут добротными управленцами, возможно, успешными бизнесменами и предпринимателями. Но они не имеют ни малейшего отношения к понятию «инновация».

Хотя директор по развитию Московской школы управления Сколково Ирина Прохорова смотрит в будущее с оптимизмом.

«В сентябре этого года мы отмечаем пятилетие, – сказала г-жа Прохорова в эксклюзивном интервью KM.RU. – В школе сегодня есть работающие исследовательские центры, более 4000 участников корпоративных программ, успешные выпускники программ Executive MBA и MBA. Напомним, что, в отличие от Инновационного центра, бизнес-школа построена и создана исключительно на частные деньги. Мы рады, что основная идея бизнес-школы – «школа предпринимателей» – была подхвачена на государственном уровне.

Инновационный центр может стать отличным дополнением и масштабной проекцией идей Московской школы управления Сколково. Мы находимся в рабочем диалоге с коллегами из Инновационного центра, у нас, безусловно, есть поле для взаимодействия, и мы очень надеемся, что Инновационный центр будет успешно реализован и оправдает все наши ожидания».

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/kak-mozhno-sozdavat-naukograd-na-
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #55 : 01 Октября 2011, 03:24:02 »

Печальный опыт азиатов: работа за копейки и утечка мозгов

Уникальный пример создания Кремниевой долины в Калифорнии стал эталоном, которому пытались следовать в самых разных странах мира. Надеясь повторить американский успех, многие государства избрали аналогичную кластерную модель. Зарубежный опыт, естественно, вызывает особый интерес в России, правда, не всегда получает адекватную оценку. Часто говорят об успехе индийского Бангалора, сравнивая его с провалом малайзийской Киберджайи. Эти примеры, как, возможно и опыт маленького Тайваня, можно считать весьма поучительными для людей, пытающихся создать аналогичный проект в нашей стране.


Бангалор

Бангалор (также Бенгалуру) — город в Индии с населением более 5 млн. человек, крупный экономический центр страны (суммарный годовой доход обосновавшихся здесь коммерческих организаций в переводе на доллары США составляет около 60 млрд. долларов), который нередко именуют «Кремниевой долиной Индии». В окрестностях Бангалора расположены представительства многочисленных IT-компаний, сосредоточенные в основном в двух крупнейших кластерах — Electronics City и Whitefield. Electronics Сity — технопарк площадью более 1,3 кв. км, был основан в далеком 1978 году и к началу 1990-х годов стал центром производства программного обеспечения. Сейчас арендаторами и клиентами Electronics City являются такие международные компании, как, например, Hewlett-Packard и Siemens. Главные офисы двух крупнейших индийских IT-компаний Wipro и Infosys также находятся здесь. Однако в последние годы из-за инфраструктурных проблем Бангалора - безумных дорожных пробок, нехватки коммуникационных резервов, роста цен на землю и т.д. - IT-компании устремились в другие индийские города. Пять лет назад руководство Wipro даже заявило о переносе своей штаб-квартиры из Бангалора, что всерьез напугало индийское правительство, которому все же удалось уговорить бизнесменов не торопиться.


Штаб-квартира Wipro в технопарке Electronic City

Как бы то ни было, благодаря Бангалору Индия вырвалась в лидеры мирового аутсорсинга. При этом для того, чтобы хоть как-то оценивать аутсорсинговые риски, индийские компании сертифицируются на соответствие стандартам управления качеством, самым распространенным из которых считается стандарт CMM американского Университета Карнеги—Меллона.


Штаб-квартира Infosys в технопарке Electronic City

Основная масса «инноваций», реализуемых в Бангалоре, не имеет непосредственного отношения к экономическим проблемам страны. Западные корпорации используют в Бангалоре мозги хорошо образованных, но низкооплачиваемых специалистов, чтобы экономить деньги, решая второстепенные задачи по собственным исследовательским программам. Стартовая зарплата IT-специалиста в Бангалоре – всего 3550 долларов в год (в США - более 20 тыс.). Хотя в Индии на такую зарплату можно обеспечить весьма приличный уровень жизни. Вообще, рассуждая об опыте этой страны, нельзя забывать об острейших социально-бытовых проблемах, усугубленных мировым экономическим кризисом, постоянной угрозе голода, ужасающей бедности и т.д.

В то же время нет ничего удивительного в том (и это особенно важно учитывать нашим чиновникам), что в прошлом веке Бангалор стал жертвой «утечки мозгов». Для многих индийских программистов он стал стартом на пути в Америку. Сегодня в Бангалоре представлены 66 иностранных компаний в IT-сфере.


Синьчжу - главный научный парк Тайваня

Аналогичная ситуация с «утечкой мозгов», кстати, сложилась и в тайваньской «Кремниевой долине», расположенной в окрестностях города Синьчжу. Основатель этого огромного научного парка, состоящего из конгломерата малых и средних предприятий, – компания Brilliance Semiconductor Inc. (ВSI) была создана в 1996 году при поддержке Национального научного совета и с тех пор вошла в число азиатских лидеров по производству полупроводников. Ее специалисты занимаются всем – от разработки до упаковки своей продукции. В Синьчжу рассказывают, что примерно с 1998 года «научные мигранты» начали потихоньку возвращаться – стимулами к этому стали высокие зарплаты и интересные научные проекты, появившиеся на родине. Правда, как рассказал КМ.RU выпускник факультета электронной инженерии Государственного тайваньского университета Чэнь И, получивший недавно докторскую степень за разработки в области оптической электроники, его соотечественников по-прежнему легко можно встретить в американских технологических компаниях, таких как IBM и Intel. А с однокурсниками ему сейчас «проще пообщаться в Калифорнии, чем дома». Заметим, что Синьчжу – головной из трех научных парков, остальные расположены в других частях острова: тайваньцы изначально не хотели «класть все яйца в одну корзину». Общая площадь парков превышает 3706 га. По данным Национального научного совета, только интегральные схемы и платы производятся здесь на сумму примерно 3,3 млрд. долларов в год. Государство оказывает существенную поддержку научным паркам – на них уходит 18,2% от расходной части бюджета непризнанной Китайской Республики на Тайване.


Мохамад Махатхир - Премьер-министр Малайзии в 1981 — 2003 годах

Но гораздо более амбициозный план в 1991 году выдвинул тогдашний премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад, назвав его «Вавасан-2020» («Видение-2020»), в соответствии с которым 30-летний рост экономики на 7% в год должен привести к восьмикратному росту ВВП, и в немалой степени за счет реализации программы «Мультимедийного суперкоридора Малайзии» (MSC). Ядром проекта стали два «города будущего» — Путраджайя (новая административная столица страны) и Киберджайя (научный технопарк площадью 3 тыс. кв. км, в первую очередь сфокусированный на информационных технологиях). Именно Киберджайя и должен был превратиться в «Кремниевую долину Малайзии». В середине 1990-х дело пошло в гору, но тут грянул азиатский кризис 1997 года, и правительству пришлось выкупить контрольный пакет акций девелоперов проекта. Власти прибегли к «ручному управлению», от которого первоначально вроде бы отказывались. 

В настоящее время в городе формально действуют более 500 компаний, включая сюда перенесли свои операции в Малайзии все ту же индийскую Wipro, а также Ericsson, Motorola, BMW и IBM.

По плану, проект MSC должен был вступить в «новую фазу», однако помешал кризис 2008 года. Потеряли работу, по крайней мере, 15 тысяч малайзийцев, занятых на производстве промышленной и бытовой электроники в своей «Кремниевой долине». На этот раз никакое «ручное управление» не помогло. А падение спроса на электронику в США, Японии и странах ЕС стало тяжелым ударом для сферы высоких технологий, обеспечивающей до 40% экспортных поступлений Малайзии.

«Кластер инновационного бизнеса, даже грамотно выстроенный, должен опираться не на здания, а на людей», - такой вывод делают эксперты из малайзийского опыта. Разрекламированный в малайзийских СМИ «уникальный сплав тропической экосистемы и новейших информационных технологий» в действительности так и не появился: надежды на то, что в Киберджайе широко развернутся реальные исследования и наладится, наконец, полноценное производство высокотехнологической продукции так и остаются надеждами.


Малазийский Киберджайа так и не стал успешным инноградом

Главные проблемы в осуществления проекта в Сколкове, по словам специалистов, абсолютно аналогичны приведенным выше. Аутсорсинг, отсутствие реального спроса внутри страны, а, следовательно, полнейшее ориентирование на внешние рынки, отсутствие необходимой инфраструктуры и, что самое печальное, утечка мозгов. На данном этапе можно сделать вывод, что отечественные чиновники, отвечающие за Сколково, с этими примерами не ознакомились. А, значит, упущен момент научиться на чужих ошибках. Стало быть (и это в лучшем случае) придется учиться на своих.

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/pechalnyi-opyt-aziatov-rabota-za-
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #56 : 01 Октября 2011, 03:29:52 »

«Первая цель Сколково — это не про науку»

Формируемый инновационный центр «Сколково», как заявляется, должен одновременно заниматься исследованиями по пяти приоритетным направлениям модернизации – это энергетика, информационные технологии, телекоммуникации, биомедицинские технологии, ядерные технологии. Причем компании, которым предстоит заниматься данными исследованиями, будут сконцентрированы на сравнительно небольшом участке земли: в настоящий момент речь идет о территории площадью чуть более 300 га, хотя эксперты полагают, что иннограду неизбежно придется расширяться. Возникает вопрос: а какой резон одновременно вести работы по вышеперечисленным направлениям на такой маленькой площадке, притом что очевидны принципиальные различия между ними по сложности, объему и даже совместимости на одной площадке? Все эти направления требуют совершенно разных средств, технологических и инфраструктурных затрат, уровня контроля и безопасности.

Вопросы «совместимости» представителей совершенно разных научных направлений в рамках проекта «Сколково» ставились, в частности, на круглых столах «Актуальные вопросы реализации проекта «Инноград Сколково» и «Инновации – стратегическое будущее России», состоявшихся в прошлом году на базе Инженерной секции Санкт-Петербургского союза ученых.


Николай Никольский считает, что сколковский проект заточен исключительно на получение быстрой прибыли

Доктор биологических наук, академик РАН Николай Никольский заявил тогда, что деятельность иннограда сведется к предоставлению площадки для «быстроокупаемых, прибыльных проектов. В этой связи вряд ли там будет широко представлена, например, биохимия, т. к. это – деятельность затратная и не совсем «на продажу», а тут нужен быстрый результат». В качестве примера академик рассказал о том, что предложенный его научной группой к финансированию проект по выращиванию кожи человека для лечения обширных ожогов был отвергнут, т. к. сколковские эксперты предпочли ему проект развития цифрового телевидения, у которого оказался более впечатляющий бизнес-план. «Как можно сравнивать такие проекты?!», – удивляется ученый.

Удивляется и экс-заместитель председателя Счетной палаты, публицист Юрий Болдырев. «Почему ядерные технологии надо развивать не в Дубне, не в Протвино, а именно в Сколково – прямо под боком у перенаселенной Москвы?», – спрашивает он.


Юрий Болдырев против ядерных исследований рядом с Москвой

Впрочем, на одном из упомянутых круглых столов ученым довольно доходчиво объяснили, что и зачем будет в «Сколково». Генеральный директор ОАО «Российская венчурная компания» («РВК», государственный фонд венчурных фондов, один из организаторов проекта «Сколково». – Прим. ред.) Игорь Агамирзян заявил: «У «Сколково» нет правильного позиционирования. Вот и рождаются всякие мифы. В ученой среде есть непонимание этого проекта. А первая цель, которую он (проект. – Прим. ред.) преследует, – это не про науку, а про то, как зарабатывать деньги на науке и высоких технологиях, как построить экономику на головах людей». Вот оно, оказывается, как: «Сколково» – это «не про науку»!

«У России нет традиций качественного производства, – продолжает г-н Агамирзян, – поэтому, чтобы занять свое место на международном рынке труда, нужно нацеливаться не на промышленное производство, а на создание интеллектуальной собственности: вот где Россия сильна. Сейчас в фундаментальную науку вливаются приличные деньги, хотя они и разложены по разным строкам бюджета. Точную сумму подсчитать невозможно, но это – миллиарды рублей, больше 2% от ВВП. А «выхлоп» от этих вложений близок к нулю».

Надо заметить, что слова гендиректора «Российской венчурной компании» об «отсутствии у России традиций качественного производства» невольно перекликаются с заявлениями председателя правления ИНСОР Юргенса о русском народе: у Юргенса русский народ «не склонен к модернизации по причине своей архаичности», у Агамирзяна – в России качественно производить не умеют...

Кроме того, по словам Агамирзяна, существует и еще одна проблема – отсутствие квалифицированных экспертов в различных отраслях науки. Гендиректор «Российской венчурной компании» сослался на проведенный его компанией соцопрос, в котором участвовало 700 экспертов, и по результатам которого выяснилось что в России более-менее хорошо только со специалистами в области IT-технологий. По всем остальным областям науки – по 5-6 экспертов на всю страну (и это на фоне выдающихся достижений той же советской науки! – Прим. ред.).


В Сколково, по мнению экспертов, вряд ли кто-то будет заниматься высокотехнологичными медицинскими разработками

«Это и неудивительно, – прокомментировал глава «Российской венчурной компании» итоги данного опроса. – IT-бизнес у нас в стране – самый зрелый по международным стандартам. Причина в том, что у него нет советского наследства, и в его основе – то мировоззрение, которое принесли с собой западные компании, которые пришли на наш рынок. Ни в одном другом секторе такого не произошло: есть только единичные примеры успешных предприятий».

К слову, на официальном сайте «Российской венчурной компании» присутствует любопытное определение деятельности и предназначения компании: «Государственный фонд фондов и институт развития Российской Федерации, один из ключевых инструментов государства в деле построения национальной инновационной системы». Сформулировано красиво, а что на деле? А на деле Счетная палата РФ дала критическую оценку деятельности компании. В июле 2010 года по итогам проверки Счетная палата выпустила пресс-релиз, в котором, в частности, сказано следующее:

«В целом плановые контрольные и индикативные показатели деятельности ОАО «РВК» на 2009-2010 гг. не сбалансированы с целями и соответствующими целевыми показателями социально-экономического развития Российской Федерации, определенными в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года и других документах стратегического планирования, в т. ч. в Стратегии развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года. Отсутствует система индикаторов, характеризующих эффективность использования имущественных взносов Российской Федерации в уставный капитал инновационных компаний. Основная часть финансовых средств ОАО «РВК» не инвестирована в венчурные проекты или инновационные предприятия, а размещена на депозитах в банках».


Игорь Агамирзян считает, что в России нет традиций качественного промышленного производства

Весной 2011 года совместно с Фондом «Сколково» и госкорпорацией «Роснано» «Российская венчурная компания» открыла офис не существующего пока иннограда «Сколково» в американской Кремниевой долине под негласным девизом «Отечественные мозги в правильные руки». Правда, исходя из слов г-на Агамирзяна, отечественные мозги – это лишь специалисты в IT-области. Да и инвестиционная политика «Российской венчурной компании» позволяет предположить, что на финансовую поддержку могут рассчитывать главным образом те проекты, которые способны дать быструю финансовую отдачу.

Но дело в том, что если говорить о мировом рынке высокотехнологичных продуктов, то ведущие роли на нем прочно занимают крупные западные корпорации, которые вряд ли согласятся потесниться и отдать часть прибыли российским специалистам. Следовательно, единственная роль, уготованная нашим талантам в этой ситуации, – роль интеллектуального обслуживающего персонала.

Ну а если вдруг наши и впрямь предложат что-то новаторское, то западным корпорациям, думается, будет несложно забрать эти идеи.

С этим согласен и академик РАН Николай Никольский. «Вероятно, действительно все громкие направления исследований в «Сколково» заявлены, что называется, для успокоения толпы, в данном случае – научной среды, – говорит он в комментарии КM.RU. – Ни одного мало-мальски интересного проекта в «Сколково» не будет. Самые интересные же из потенциальных разработок будут у нас просто забирать, благо теперь там, в США, и офис сколковский есть. Так что бояться ядерных исследований в двух километрах от Москвы пока не надо».

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/skolkovo-eto-ne-pro-nauku
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #57 : 01 Октября 2011, 03:37:16 »

Публичные критерии успеха проекта не выработаны

Анализируя идею проекта «Сколково», эксперты приходят к выводу, что государство приступило к планированию экономического и правового режима территории, на которой должен разместиться инноград, не выработав объективных критериев успеха или провала проекта. Отсутствие публичных критериев или хотя бы контрольных показателей в проекте не позволяет оценивать степень его успешности и выводит проект и его менеджеров из-под общественного контроля, полагают ученые. Эту тему не раз поднимал, например, руководитель Инновационного института при МФТИ Юрий Аммосов. Почему участники проекта, говорящие о том, что они имеют право на ошибку, будут оплачивать эти ошибки не из собственного кармана, а из госказны? Как определить, чем определяется успех инициативы? Эти и подобные им вопросы эксперты постоянно задают авторам идеи «Сколково».


Юрий Аммосов пока не понимает, как будут оценивать успешность проекта в Сколково

Валерий Якубович, профессор менеджмента бизнес-школы «Вортон» Пенсильванского университета (США), писал в газете «Ведомости», что одним из важнейших условий развития «Сколково» является открытость предпринимательской сети для широкой общественности. Причем, по его мнению, если за предпринимателями – участниками проекта «Сколково» открыто признают право на ошибку, проект привлечет к себе самое повышенное внимание предпринимателей-жуликов, которые только и ждут того, чтобы распиливать бюджет под предлогом «ошибок».

«Вероятность того, что потуги возродить уничтоженную, по существу, за последние 25 лет науку ограничатся лингвистикой и пустым выкачиванием бюджетных денег, никак нельзя считать равной нулю, – полагает российский физик, профессор-исследователь Сергей Лопатников, уже много лет работающий в США. – Но время покажет. Попробуем быть оптимистами. Трудно, конечно, но вдруг повезет?»




Президент же Фонда «Сколково» Виктор Вексельберг говорит, что конечные цели и параметры проекта будут меняться, а конечный продукт и вовсе будет заметно отличаться от того, что предлагается сейчас. Т. е. в России планируют создать некую предпринимательскую среду, чтобы она функционировала без помощи Фонда (он, следовательно, по мере исчерпания своей функции отомрет).

Одновременно Вексельберг заговорил об основных критериях успеха проекта: количество, выручка и доходность прибыльных проектов, количество патентов и т. д.

Однако, по мнению Валерия Якубовича, президент Фонда «Сколково» поторопился. «Конечно, предлагаемые количественные индикаторы результативности «Сколково» важны. Но не менее важно, как они будут достигнуты, – полагает г-н Якубович. – По логике создателей, «Сколково» начнется с посевных (стартовых. – Прим. ред.) проектов, запущенных большими и малыми фирмами и командами «пришельцев». Среди наиболее известных глобальных компаний там думают открыть офисы Boeing, Cisco, Nokia, Siemens и другие. Нет ничего плохого в том, что в сколковских офисах этих гигантов будут реализовываться прибыльные инновационные проекты, но рапортовать на основе этого об успехе иннограда «Сколково» будет преждевременно. Наоборот, гиганты постепенно должны уйти в тень и уступить инициативу индивидуальным участникам посевных проектов, осмелившимся покинуть их теплые офисы и объединиться в новые команды для реализации независимых идей. Такой процесс и будет означать появление самоорганизующейся предпринимательской среды, которую абстрактно обрисовал Вексельберг. Только это – не абстракция».

Своей точкой зрения на сей счет с КМ.RU поделился главный редактор журнала «Деловая Россия» Владимир Гурвич: «Вопрос о том, нужно ли нам «Сколково», или это – очередная пропагандистская затея, будет еще долго дискутироваться. Любой проект, особенно когда он находится на первоначальном этапе развития и еще не дал никаких результатов, всегда крайне уязвим. Но с другой стороны, на протяжении последних 10 лет российская инновационная система не только не развивалась, но деградировала и практически находится на уровне бедных и отсталых стран. Даже экономический подъем, начавшийся с 2000 года, не изменил ситуацию к лучшему. Это означает, что в среднесрочной перспективе, если ничего не изменится, Россия может лишиться национальной инновационной системы по причине деградации своего инновационного потенциала.


Корпорация Cisco одной из первых решила открыть офис в Сколково

В мире существует модель инновационного развития, которую называют «пушинг пул». «Пуш» – это в данном случае «технологический толчок», когда государство поддерживает инновационное развитие через ноу-хау и наукоемкие технологии с помощью в т. ч. субсидий отдельным отраслям промышленности. А второй термин, «пул», означает создание на рынке даже несколько искусственного спроса на продукцию, произведенную в технико-внедренческих зонах и бизнес-инкубаторах. И только тогда, когда два эти вектора смыкаются, появляется положительный эффект. Т. е. это и есть тот самый критерий успеха.

В России именно такая ситуация: спрос на инновации со стороны экономики невелик. Это создает опасность того, что резиденты «Сколково» будут продавать свои разработки зарубежным компаниям. В принципе, это не так уж и плохо, однако если только этим дело и ограничится, можно будет считать, что идея провалилась».

В свою очередь, эксперт в сфере экономического мониторинга, бизнесмен Алексей Фридлянд в своем блоге предлагает такие критерии успеха «Сколково», сообщая, что даже заключил по этому поводу пари с американскими коллегами:

«Сразу отвергли такие критерии, как количество созданных бизнесов, количество сотрудников, объем заработной платы: ну понятно, слишком много возможностей для приписок и «мертвых душ». И вот на чем остановились.

Первое: объем экспортных продаж продуктов, принадлежащих сколковским компаниям, в страны ЕС, в Китай или в США (но не в страны СНГ!) в 2015 году должен превысить 3% аналогичных продаж «Газпрома». Скромненько, но реально.

Далее: хотя бы одна западная компания с капитализацией больше $100 млн должна быть куплена российской компанией из «Сколково» до 2018 года.

Третье: из пятерки крупнейших компаний «Сколково» (по объемам продаж) будет не более чем одна, где среди трех самых главных управляющих будут бывшие сотрудники КГБ, ТАСС, Внешторга или руководства ВЛКСМ (до 1990-х).

Далее: в период 2015-2018 гг. из числа руководителей 10 крупнейших сколковских компаний сядет в тюрьму за махинации не более чем один.

Ну и последнее: нам часто приходится нанимать команды для разработки новых идей. Так вот, не преувеличу, если скажу, что 80% нашего времени мы тратим на то, чтобы определить критерии успеха проекта и правильно выстроить контракты всех менеджеров. Очень важно, чтобы управляющие капиталом менеджеры не начинали «кушать» до того, как проект монетизировался для инвесторов. При этом делиться с теми, кто выполнил бизнес-план, совсем не жалко».

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/publichnye-kriterii-uspekha-proek
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #58 : 01 Октября 2011, 03:43:40 »

И снова Чубайс: от достижений Роснано – к достижениям «Сколково»

Раз уж проект «Сколково» с подачи президента Дмитрия Медведева получил статут архиважной государственной задачи, то и руководить им, по идее, должны люди как минимум высокопрофессиональные, как максимум – талантливые (в лучшем смысле этого слова), в полной мере уважаемые и достойные. В этой связи пристальное внимание привлекает один из членов совета Фонда «Сколково». Не может не привлекать внимание, потому что ну как же без него, самого непотопляемого российского политика (менеджера, управленца и т. д., и т. п.), который при всех постсоветских правительствах чем-нибудь да руководил? Речь об Анатолии Чубайсе.

Правда, его фамилия с понятием «всеобщего уважения» в нашей стране ну никак не ассоциируется. Ситуация прямо противоположная: Чубайс – один из самых непопулярных, если не самый непопулярный российский деятель постсоветской эпохи.


Анатолий Чубайс - глава Роснано

Однако многие ученые и эксперты уверены, что скромной должностью члена совета Фонда «Сколково» участие Анатолия Борисовича в многомиллиардном проекте не ограничится: напротив, Анатолий Борисович постепенно будет занимать все более высокие посты. По словам президента Фонда «Сколково» Виктора Вексельберга, Чубайс приглашен к участию в этом проекте, поскольку «имеет огромный опыт руководящей работы в научной сфере». Надо полагать, в данном случае имеется в виду работа Чубайса в госкорпорации «Роснано», которой Анатолий Борисович руководит в качестве генерального директора. О предыдущих «достижениях» руководителя Чубайса в данном случае вспоминать не будем, они слишком хорошо всем известны: и ваучеры, и доллары в коробке из-под ксерокса, и авария в энергосистеме, обесточившая в мае 2005 года районы Москвы, Подмосковья, Тульской, Рязанской, Калужской областей, и авария на Саяно-Шушенской ГЭС в августе 2009 года. Этим эпизодам трудовой деятельности Анатолия Борисовича посвящены километры публикаций. В данном случае речь не об этом, а о его «руководящей работе в научной сфере». Попытаемся просто понять, насколько эффективен «эффективный менеджер» Чубайс в качестве главы госкорпорации «Роснано».


Авария на Саяно-Шушенской ГЭС в 2009 году

Анатолий Борисович занял кресло председателя правления Роснано в сентябре 2008 года. Как следует из выдержки на официальном сайте Госдумы, госкорпорации было выделено 130 млрд руб. в качестве имущественного взноса Российской Федерации.

Однако эффективно распорядиться ими организация не смогла. Это – не голословное утверждение, а вывод, сделанный по итогам проведенной в соответствии с поручением президента страны проверки (проводилась в феврале 2010 года. – Прим. ред.).

Проверяющие выяснили, что из 130 млрд руб. освоено было всего 10 млрд. Почти все остальные деньги, как доложил генпрокурор Юрий Чайка президенту Дмитрию Медведеву, положены в банки под проценты. «Из них 5 млрд – на обеспечение своей текущей деятельности», – добавил генпрокурор, напомнив, что деньги были переведены для реализации проектов создания перспективных нанотехнологий и наноиндустрии. В итоге, по данным прокуратуры, возможности Роснано эффективно использованы на 5 млрд из 130, т. е. на 4%. С освоением же еще 5 млрд, правда, полный порядок: пиар-кампания Роснано в 2009-2010 гг. прошла на высоком уровне.

Удивительная штука, но вопрос о том, где оставшиеся деньги – 120 млрд руб., никто почему-то никогда не ставил, в т. ч. проверяющие. Не менее интересным является тот факт, что Чубайс убедил правительственную комиссию в том, что возглавляемой им корпорации просто необходимо получить государственные гарантии (гарантии правительства страны, под которые корпорация получает кредит) на общую сумму 120 млрд руб. И корпорация их получила. Т. е., помимо уже выделенных 130 млрд, Чубайс в любой момент может получить банковский кредит еще на 120 млрд: у него госгарантии есть.


Логотип Роснано

Все бы ничего, если бы Роснано радовало нас грандиозными открытиями и продуктами. Да только где ж они? Пока в числе «успехов» Роснано фигурируют только светодиодные лампочки, разработанные 30 лет назад академической наукой. По крайней мере, именно с этими лампочками корпорация раз за разом выходит на различные международные выставки. Зато осенью 2010 года наблюдательный совет Роснано одобрил формирование фонда с целевым объемом $1 млрд. В качестве управляющего была выбрана американская компания Change Investment. А контроль за формированием фонда и инвестированием поручили стопроцентной «дочке» Роснано – Rusnano Capital AG, зарегистрированной в Швейцарии.

Правда, было еще и помпезное открытие завода по производству наноинструментов. Выпускать «монолитный твердосплавный инструмент с многослойным наноструктурированным покрытием» будут в Рыбинске. Т. е., по сути, запустят конвейер по производству наномолотков, наносверл и, образно говоря, наногвоздей. И все это на 5 млрд руб. из 10, освоенных корпорацией (5 млрд, повторяем, корпорация потратила на «обеспечение своей текущей деятельности», т. е. на текущие расходы). Возможно, инструменты с нанопокрытием тоже необходимы, но ведь официально корпорация объявила о том, что приоритетные направления развития Роснано – солнечная энергетика и энергосбережение, биотехнологии, машиностроение, наноэлектроника и медицина. Кстати, с медициной Чубайс пытался поработать. По его словам, Роснано планирует наладить производство четырех «инновационных онкологических препаратов». Однако вот что интересно. Заявителем выступила публичная американская компания Cleveland Clinic Foundation. В проекте предполагается участие ряда американских медицинских исследовательских учреждений. В США новинки пройдут «ускоренную проверку», затем будут зарегистрированы не в США (!), а в России: в 2015 году препараты придут на российский рынок. И только после успешных продаж в России товар будет поставляться и на американский рынок. Представьте себе: «ускоренная проверка в США»! Как это понять? Сам Чубайс объяснить так и не смог, заявив лишь, что у американцев в этом знаний и опыта больше. На деле же получается, что российские пациенты рискуют оказаться подопытными кроликами. Иначе объяснить трудно.


Главный офис Роснано в Москве

Ну и, наконец, особой гордостью Анатолия Борисовича, по его собственному признанию, является его идея отказаться от иностранных сим-карточек для сотовых телефонов и производить их самостоятельно. А что там все-таки с солнечной энергетикой и наноэлектроникой? В народе уже давно шутят, что нанотехнологии, создаваемые корпорацией под руководством Чубайса, настолько совершенные, что их просто не видно человеческим глазом.

Не секрет, что Россия всегда славилась своими учеными. Не секрет также, что в трудные для страны периоды крупные научные проекты возглавляли ученые с мировыми именами – Курчатов, Королев, десятки других. Эти люди своими проектами выводили страну на новый технологический и научный уровень. Но сегодня, выходит, поднимать науку доверили Чубайсу, который максимум на что способен, так это возглавить проект по производству сим-карт с многомиллиардным бюджетом. Нужен ли в «Сколково» такой человек «с огромным опытом руководящей работы в научной сфере»? Вопрос, мягко говоря, риторический.

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/i-snova-chubais-ot-dostizhenii-ro
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104559

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #59 : 01 Октября 2011, 03:50:42 »

«Сколково» — в шоколаде, остальные наукограды — в…

Когда едешь на автобусе из подмосковного Серпухова в Калугу, проезжаешь и мимо поворота на городок Протвино. Вид интересный. Поля, за ними – лесная панорама, а потом над верхушками деревьев возникают многоэтажные дома. «Там люди научные работают», – уважительно рассказывают местные жители. И они совершенно правы. Это Протвино – тот самый наукоград, где изучают «большую физику». Можно вспомнить хотя бы последние научные открытия, сделанные и официально зафиксированные в этом российском наукограде, где расположен Государственный научный центр Российской Федерации Институт физики высоких энергий (ГНЦ ИФВЭ). Итак, берем из Госрегистра:


Протвино - главный российский наукоград по изучению «большой физики»

№ 104 – явление образования антигелия-3;

№ 137 – закономерность в энергетической зависимости полных сечений (Серпуховский эффект);

№ 228 – закономерность масштабной инвариантности сечений образования адронов;

№ 244 – закономерность изменения радиуса сильного взаимодействия протонов при высоких энергиях;

№ 246 – явление потенциального рассеяния протонов высоких энергий;

№ 275 – явление образования элементарной частицы h-мезона;

№ 350 – явление фокусировки пучка заряженных частиц в однородном вдоль оси пучка переменном электрическом поле;

№ 387 – явление изменения знака поляризации протонов при их упругом рассеянии на протонах при высоких энергиях.


Герб Протвино

Этого мало? Оказывается, да. Под такие исследования не выделяются американские (французские, британские, итальянские и т. д.) деньги, на которые в т. ч. рассчитывают авторы проекта «Сколково». Причем то же Протвино получило звание наукограда лишь на пять лет и должно было еще оправдать свое предназначение. Советский опыт, оказывается, не в счет, тем более что официально статус наукограда Протвино присвоили лишь в 2008 году. Т. е. тем самым государство дает четко понять: пусть наукограды выживают как смогут: смогут за пять лет что-либо придумать и создать – хорошо, не смогут – до свидания. (Институт физики высоких энергий, фактически являющийся градообразующим предприятием Протвино, был организован в 1963 году.) Правда, в Минобрнауки России уже разработан законопроект, определяющий критерии, которым должны отвечать наукограды. По новому закону подтверждать соответствие статусу каждый наукоград должен раз в 10 лет – протесты ученых вылились хоть в какой-то результат. Все же на 5 лет продлили потенциальное существование наукограда.

Однако уже не раз со стороны федеральных органов звучали всякого рода претензии насчет того, что Протвино «не оправдывает себя». Трудно представить, чтобы подобные претензии предъявляли к еще не созданному «Сколково», которое, тем не менее, по словам кураторов проекта, «будет лучшим местом в России и одним из лучших мест в мире», в которое вкладываются огромные деньги, и чьи участники (уже определенные участники!) говорят, что у них «есть право на ошибку», как будто свои ошибки они будут оплачивать из собственного кармана, а не из госказны!


Комплекс Института физики высоких энергий

Плюс ко всему Протвино «сталкивают лбами» (на конкурсной основе) с другим наукоградом – «атомным» Обнинском, расположенным в Калужской области. До сих пор состязание проходило вроде бы на нормальной конкурсной основе, хотя все это не могло не нервировать научную публику. Опять же возникает вопрос: зачем стране вообще нужны такие конкурсы?

КM.RU поинтересовался на сей счет мнением одного из научных сотрудников ГНЦ ИФВЭ. Тот согласился ответить на условиях анонимности: по его словам, «любые комментарии по поводу нашего института, конкурсов и «Сколково» могут нам лишь навредить». «Заставлять ГНЦ ИВФЭ соревноваться с Обнинском – это что-то запредельное, – отметил наш собеседник. – В советское время такого не было никогда. Категорически нельзя в полной мере скрещивать теоретическую  науку и бизнес: они должны дополнять друг друга и заменять. Кстати, идея присваивать статус наукограда тем муниципальным образованиям, у которых основные фонды научно-производственного комплекса составляют не менее половины общего фонда города (за исключением ЖКХ) (это – один из критериев, по которому можно получить статус наукограда. – Прим. ред.), – тоже катастрофа. Ведь теперь в Протвино нельзя элементарно построить какой-нибудь ледовый дворец, потому что тогда по закону мы автоматически лишимся своего статуса. Что нас ждет в этом случае? Кирдык, т. к. и без того мизерные гроши мы перестанем получать вовсе».

Напомним, осенью прошлого года Госдума РФ отклонила Закон «Об инновационной деятельности», который в случае его принятия облегчил бы жизнь наукоградам, в частности, отменил вышеупомянутое положение о статусе наукограда. Но нет, вместо этого было решено развивать инноград «Сколково», по сути, лишающий другие научные центры финансирования. На «Сколково» будет затрачено порядка 200 млрд руб., т. е. в среднем около 9 млрд руб. в год, что в 15 раз больше той суммы, которую ежегодно выделяет федеральный бюджет на все наукограды России вместе взятые.

Отсюда и проблемы, причем самого разного свойства. Например, в подмосковном наукограде Троицке из-за сокращения финансирования не смогли построить детский сад!

Но в Комитете Госдумы по науке и наукоемким технологиям считают, что наукограды «должны и могут» финансировать себя сами. «Конкурсов на инновационные проекты сейчас очень много – участвуйте в них, получайте деньги», – заявил недавно журналистам председатель комитета Валерий Черешнев. Он полагает, что дальнейшее развитие наукоградов будет зависеть от того, насколько активно они будут сотрудничать со «Сколково». Получается, что цвет российской науки отныне целиком и полностью будет зависеть от иностранных бизнесменов в «Сколково».


Валерий Черешнев

Для справки: в данный момент статус наукограда официально присвоен 14 населенным пунктам в России:

Обнинск: исследования в области ядерной физики и атомной энергетики, метеорологии, радиологии, радиационной химии и геофизики.

Протвино: физика высоких энергий.

Дубна: ядерные исследования, прикладная акустика, машиностроение.

Жуковский: проекты в области авиастроения.

Королев: исследования в ракетно-космической отрасли.

Мичуринск: национальный центр садоводства.

Бийск: оборонный комплекс, производство взрывчатых веществ, исследования в области фармакологии.

Троицк: физика высоких давлений, спектроскопия, ядерные исследования.

Реутов: исследования в ракетно-космической отрасли.

Фрязино: электроника оборонного и гражданского назначения.

Пущино: биологический центр.

Черноголовка: математическая физика и химическая физика.

Кольцово: исследования в области эпидемиологии, вирусологии, бактериологии.

Петергоф: информационные технологии, проекты в области связи.

При этом независимые эксперты говорят еще о десятках «официально забытых» наукоградах нашей страны.

http://www.km.ru/front-projects/skolkovo-proryv-v-budushchee-ili-grandioznyi-raspil/skolkovo-v-shokolade-ostalnye-nau
Записан
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 ... 8
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!