Русская беседа
 
30 Ноября 2021, 09:57:23  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2]
  Печать  
Автор Тема: Новый вид иконоборчества: Кощунства против православных икон  (Прочитано 5192 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 91416

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 16 Сентября 2021, 23:48:06 »

Владимир Немыченков, священник Алексий Кнутов

УПАКОВКА, ФИРМЕННЫЙ СТИЛЬ И НАША ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Проблемы современного иконопочитания. Часть 3


Обертки для постных кондитерских изделий «От всей души». На левой обертке ангел в виде мальчика облачен в детскую рубашечку и держит в руках надкусанную плитку шоколада

Напомним читателям [см. Часть 2], что под нормой иконопочитания авторы понимают использование священного изображения в соответствии с его предназначением согласно догмату, а именно для достижения таких целей, как:

+ молитва, обращение ума от образа к первообразу;

+ явление человеку образа священного, приобщение его к священному через лицезрение сакрального образа;

+ почитание священных изображений, то есть воздаяние должной чести и поклонения первообразу через его образ на иконе, в том числе лобызанием (целованием устами), каждением фимиама (ладана), возжжением свечей и лампад;

+ освящение профанного пространства жизни человека;

+ благочестивое напоминание человеку о Священной истории и событиях нашего спасения, благодарение за это Богу и святых Его.

При условии:

+ использования священных изображений в названных целях и сохранения их от обмирщения и смешения с профанным (обыденным);

+ изготовления священных изображений из долговременных материалов для длительного благочестивого использования;

+ размещения священных изображений в достойных местах или форматах, в которых они не будут подвергаться попранию и поруганию, вольному или невольному.

Далее под священными изображениями, как и прежде, понимаются любые изображения священного: иконы (в т.ч. живописного исполнения), Крест, православные храмы и часовни.

Священные изображения в оформлении полиграфической продукции и изделий

В последнее время распространилась практика использования священных изображений (Крест, образы Спасителя, Богородицы, ангелов, святых угодников Божиих, православные храмы) на канцелярских печатях, на официальных бланках в виде герба, в качестве элементов «фирменного стиля» документов, на визитных карточках и т.п.

Названные изделия используются для нужд православных приходов, епархиальных учреждений, отделов и комиссий, общественных организаций и богоугодных заведений и т.п. При этом отчасти копируются светские приемы и делаются попытки воспроизвести старую дореволюционную традицию.

Следует различать назначение документов, снабжаемых указанными изображениями. Существуют документы долговременного хранения и благочестивого использования, например наградные грамоты и документы, ставленные грамоты священников и т.п. Можно предположить, что подобные документы будут благоговейно храниться и имеющийся на них герб в виде иконы (или содержащий икону в качестве его части), оттиск печати организации, включающий в себя священные изображения, не подвергнутся поруганию.

Однако использование бланков церковных или православных организаций с сакральной символикой и оттисками печати, ее содержащими, в текущей деловой переписке, особенно со светскими адресатами, и в рутинной канцелярской практике с большой долей вероятности приведет к поруганию священных изображений, символов и знаков, например в результате бытовой утилизации или иным образом.

Поэтому следует разработать указанные изделия без священных изображений или создать два разных их типа:

1. для документов долговременного хранения и благочестивого использования;
2. для текущей деловой переписки и канцелярской работы.

Подобное разделение встречалось и в прошлом, когда, например, изготавливались двусторонние печати: одна сторона была простой, а другая – для особых торжественных случаев.


Печать патриарха Иова (1589–1605)

Возможные возражения со ссылками на древнюю христианскую традицию использования священных изображений для изготовления печатей не совсем обоснованны. Следует иметь в виду ряд отличий нашего времени от прошлых веков.

1. Во-первых, в старину документооборот не был столь массовым явлением, как сейчас: царские, княжеские, епископские грамоты были относительно немногочисленны и изготавливались для практически «вечного хранения» в надежном месте.
2. Во-вторых, в древности важные документы снабжались вислыми двусторонними печатями, причем нередко из металла (золота, серебра, меди, олова, свинца и даже железа). Именно поэтому до нас дошли древние византийские и русские печати, которые хорошо описаны специалистами по сфрагистике[1].
3. В-третьих, старинные двусторонние вислые печати обычно имели на одной стороне надписание имени и должности владельца, а на другой – священное или иное изображение. Например, на лицевой стороне печатей патриархов Иова и Филарета не было даже крупного изображения креста – только надписание имени, сана и изображение благословляющей руки.


Печать патриарха Филарета (1619–1633)

Поэтому и в наше время церковные и православные организации для рядовой переписки и делопроизводства вполне могут обойтись простой печатью без священных изображений (включая прорись храма, куполов с крестами и т.п.), а в качестве герба или эмблемы своей организации использовать рисунки, не содержащие сакральные образы, символы и знаки.


Жалованная грамота Великого Новгорода Соловецкому монастырю на Соловецкий и другие острова 1459–1470 гг. с вислыми свинцовыми печатями городских концов

Для рядовой переписки вполне можно обойтись печатями и бланками без священных изображений

Не соответствует норме иконопочитания использование священных изображений в качестве декоративных элементов в оформлении полиграфической продукции следующего типа: баннеры (одноразовые или кратковременного использования), православные книжки-раскраски, ежедневники, блокноты, различные бланки приглашений и уведомлений, рекламные проспекты, печатные программки мероприятий (конференций, концертов, собраний и т.п.), билеты, этикетки, упаковка товаров и т.п.

Священные изображения на таких изделиях также не предназначены для молитвенного почитания, а служат неразумным и неблагочестивым украшательством, в результате которого профанируется священное.

В своем большинстве эти изделия в скором времени по использовании подлежат утилизации, что затруднительно делать благочестивым образом. Особенно это касается баннеров – зачастую многометровых полотен, которые почти невозможно утилизировать благочестиво.

Недопустимо также использовать священные изображения в качестве дизайнерских элементов оформления колонтитулов страниц каких-либо изданий и т.п.

Сказанное относится и к распечаткам священных изображений на любых материальных носителях, производимых с электронных ресурсов, если подобные распечатки имеют временное ограниченное назначение.

Священные изображения в виртуальном пространстве

Отцы VII Вселенского Собора в своем определении, разумеется, не предусматривали изготовление икон в виде фотографий (негативов и их отпечатков), кинофильмов, голограмм, лазерных шоу, цифровых изображений (фотографии, видеофильмы, компьютерные игры и т.п.) и др. Однако догматизированное (то есть утвержденное) ими и развитое последующими православными богословами учение о почитании в иконе ипостаси (лица), а не материи, позволяет и в наше время определить пределы благочестивого отношения к священным изображениям, изготовленным в любой изобретенной человеком форме.

«Ведь образ Христов, – пишет преподобный Феодор Студит, – на каком бы материале он ни был запечатлен, неотделим от Самого Христа, так как сохраняется вне материи, в представлении. Поэтому обоим – Христу и Его образу – подобает одна и та же честь и поклонение»[2]. То же самое относится и к образам Богородицы, ангелов и святых угодников Божиих.

Поэтому в дореволюционной России во избежание соблазна для верующих принимались меры к запрещению воспроизводить священные изображения новыми техническими средствами, например в кинематографе, называемом тогда «живой фотографией»:

«Принимая во внимание, что живая фотография посредством быстрого движения показываемых лиц производит сильное впечатление на зрителей, представляя изображаемые предметы как бы живыми и действующими, и что появление при подобных условиях изображений Христа Спасителя и Его Пречистой Матери, а также других священных лиц представляется крайне несоответствующим чувствам благоговейного уважения к святыне и может порождать соблазн, Святейший Синод определяет: воспретить на будущее время при устройстве зрелищ показывать путем живой фотографии священные изображения Христа Спасителя, Пресвятой Богородицы и угодников Божиих…»[3].

Наше время богато новыми технологиями воспроизведения изображения, что создает дополнительные соблазны. Одним из таковых является компьютер и цифровые технологии вообще.

Здесь надо сказать, что недопустимо использовать священные изображения в качестве «значка» (букв. «иконки») доступа к какой-либо программе, хотя бы и религиозного назначения. Например, в одной компьютерной программе электронной Библии в качестве «значка» («иконки») доступа используется лицевая сторона оклада Богослужебного Евангелия с изображением Господа Иисуса Христа и евангелистов. Поэтому при обращении к программе пользователь касается пальцем (или курсором) самого священного изображения, что неблагочестиво.


Первая страница презентации «Иконопись Древней Руси». Название написано поверх изображений на иконах

Недопустимой профанацией Сакрального является использование священных изображений в качестве фона, на который накладываются посторонние текст или изображения (например реклама, заголовки и др.).

Неблагочестиво также превращать священные образы в «плавающие» картинки на экране монитора.

Нельзя использовать визуальные эффекты, связанные с произвольным обращением со священными изображениями, например разделением их на фрагменты, дроблением, искажением и т.п. (печально видеть, как «эффекта ради» на экране компьютера в одной православной презентации в осколки «разбивался» образ Богородицы при переходе от одного слайда к другому).

Неблагочестиво использовать священные изображения в виртуальном (цифровом) пространстве в качестве декора, оформления логотипа и т.д.

Допустимая благоговейная форма использования священных изображений на любом носителе (в том числе в виртуальном (цифровом) пространстве) – это употребление их в качестве просветительского иллюстративного материала к соответствующим текстам.

Разработчикам интернет-сайтов следует предусмотреть, чтобы священные изображения и их фрагменты не выходили на печать в виде элементов украшения страниц, фирменного стиля сайта и т.п.

«Православный китч»


Образец западной религиозной живописи: «Ангельское пение». Вильям Бугро. 1881. Музей Гетти.

Нередко изделия церковного и православного обихода: иконы, лампады, подсвечники, малая пластика и т.д., которые продаются в светских и интернет-магазинах, а порой и в церковных лавках, – сделаны вульгарно и даже пошло.

Отдельно можно выделить ставшие уже привычными фигурки ангелов-куколок. Выполненные в инфантильно-мультипликационной манере, они искажают образ бесплотных духов, служащих Богу (см.: Евр. 1: 14), при явлении которых люди в Ветхом (см.: Суд. 13: 3–22) и Новом Завете (см.: Мф. 28: 2–8 ; Откр. 7: 1; 8 : 2) испытывали страх и ужас. Вместо этого подобная «продукция» настраивает ее обладателей на фамильярно-сентиментальное восприятие слуг Божиих. В таком виде их задача не возвещать волю Творца – защищать (см.: Пс. 33: 8 ), извещать (см.: Лк. 1: 11–20; 26–38) или карать (см.: Пс. 34: 5–6), – но «порхать» и играть на скрипке в духе выхолощенной религиозности западной христианской живописи.

В результате этого священные изображения, по определению являющиеся святыней, превращаются в своего рода «православный китч», профанирующий само церковное искусство, предназначенное для содействия благоговейной молитве.


Фигурки «ангелов» в церковной лавке рядом с православными иконами

Кич профанирует церковное искусство, предназначенное для содействия благоговейной молитве

Корнем названной проблемы является вольность авторов и производителей подобной продукции, их пренебрежение церковной иконописной традицией ради собственного самовыражения или получения прибыли. Однако не лишне будет напомнить предостережение Священного Писания: Проклят, кто дело Господне делает небрежно (Иер. 48: 10).

Поместный Собор Русской Православной Церкви 1551 года (Стоглавый Собор) запретил писать иконы по суемудрию, «от своего замышления», то есть по произволу художника, но

писать «с древних образцов, как греческие иконописцы писали и как писал Андрей Рублев и прочие пресловущии иконописцы» (гл. 41. 1)[4].

В особой главе, посвященной иконописи (гл. 43), Собор предписывает иконописцам с особым благоговением создавать святые образы, а именно: чтобы они

«с превеликим тщанием писали образ Господа нашего Иисуса Христа и Пречистыя Его Богоматери, и святых пророк и апостол, и священномученик и святых мучениц, и преподобных жен и святителей и преподобных отец по образу и по подобию по существу, смотря на образ древних живописцев и знаменовати с добрых образцов».

Если они этого не делают, то Собор предписывает им

«от таковаго дела престати, да не Божие имя таковаго ради писма похуляется. И аще которые не престанут от таковаго дела, таковии царскою грозою накажутся и от Бога осудятся»[5].


Упаковка рождественского подарка (из бумаги), выполненная в форме храма с изображением Святого Семейства и ангела. Священное изображение нанесено на профанный предмет из недолговечного материала

Дореволюционные гражданские законы в защиту веры, входившие в русское церковное право, также требовали следить за высоким качеством икон. В частности, «Устав о предупреждении и пресечении преступлений» предписывал «наблюдать, чтоб ни в церквях, ни в продаже и нигде не было икон, неискусно написанных и тем более писанных в странном и соблазнительном виде»[6].

Широко распространившаяся сегодня китчевая религиозная продукция стала для многих привычной. Вместо того чтобы воспитывать в людях священный трепет перед Божественным, такая продукция приземляет священные образы, делая их восприятие мещанско-потребительским.

Церковь призывает иконописцев следовать лучшим образцам, стремясь достичь догматической и вероучительной чистоты и цельности священных изображений, а также такой художественной выразительности, которыми обладало православное церковное искусство в периоды своего наивысшего расцвета.

Как же определить художественное качество произведения церковного искусства, его эстетическую ценность? Одно из важнейших понятий в эстетике – красота. Где нет красоты, там нет и образа Божия. По слову святителя Иоанна Златоуста: «Красота там, где Дух Святый». Поэтому красота Божия – это категория и эстетики, и онтологии. Форма и содержание священного образа не вмещаются в понятие «произведение искусства», но доходят до глубины понятия «церковная святыня». Тот или иной образ призван являть благовестие Христово о спасении мира через спасение человека[7].

Икона должна являть образ Бога – во Христе, в Божией Матери, в обоженном человеке, прославленном Церковью в лике святых. В иконе должна быть та правда о Боге и человеке, какой ее знает Церковь. Где нет красоты в ее высшем понимании, накопленном опытом Церкви, там нет Бога, там не может быть и Его образа[8].

Ответственность верующих

Нам всем следует помнить, что мы ответственны за те священные изображения, которые оказались в нашем распоряжении.

Их должно быть столько, сколько, например, святых угодников мы хотим почитать и молиться им, но так, чтобы мы были способны содержать эти иконы надлежащим образом. Нередко у православных христиан накапливается такое количество священных изображений (и разных других святынь), что они уже не знают, что с ними делать.

Следует избегать необдуманного накопительства священных изображений

Со священными изображениями, как и со всем остальным, не должно быть необдуманного накопительства. Если знакомые, вернувшись из паломничества, хотят подарить нам очередную иконку, то не будет греха, если мы со смирением откажемся (например, сославшись на то, что у нас уже много икон и новые некуда ставить).

Иконы и другие священные изображения должны храниться в приличных местах – на отдельных полках (примерно на уровне глаз или выше, но никак не ниже уровня пояса взрослого человека), не смешиваться с предметами бытового характера (фотографиями близких, посудой, предметами гигиены и т. д.).


«Магнит из бересты, резной с золотом: монах с книгой «Три собора. Дивеевский монастырь» (описание взято с сайта производителя)

(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 16 Сентября 2021, 23:51:31 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 91416

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 16 Сентября 2021, 23:49:37 »

(Окончание)

Отдельных слов заслуживает возникший недавно обычай изготавливать иконы и иные священные изображения, а также молитвы на магнитах. Данные изделия в силу их крепежного характера помещаются чаще всего на холодильниках, превращая последние в своего рода «иконостасы». Производители такой продукции не стесняются называть ее сувенирной и часто поражают своей безграмотностью. Так, одна фирма изготавливает подобные магниты массовыми сериями на любой вкус, рекламируя свой товар – «Церковные магниты на холодильник» – как оригинальные, но дешевые безделушки[9].

Священные изображения должны содержаться в чистоте и порядке.

Ношение икон в кошельках и портмоне не соответствует благоговейному почитанию священного.

Не следует производить и приобретать священные изображения-подвески на свободных креплениях (цепочках, шнурках) для употребления их в автомобилях. Во время движения такие подвески сильно раскачиваются из стороны в сторону, что противоречит благоговейному отношению к изображенным на них святым образам.


Икона-подвеска на автомобильном зеркале заднего вида

О благоговении к текстам религиозного содержания

Благоговейное, почтительное отношение должно распространяться и на тексты религиозного содержания, а также на те, где упоминается имя Божие, имена Богородицы, ангелов, святых угодников. С такими текстами, где бы они ни встречались – в церковной, светской печати, на баннерах или где-либо еще, – нельзя обращаться обычным образом. Недопустимо использовать их в бытовых целях, равно как и утилизировать вместе с обычным мусором. При необходимости – только сжигать. Еще лучше стараться поступать так, чтобы не возникало нужды в сжигании этих текстов, быть рассудительными в их приобретении, чтобы не возникало впоследствии недоумения, что делать с их преизбытком. Ведь сегодня не так легко передать кому-то ставшие ненужными духовные книги и периодику: у многих они есть в достаточном объеме, приходские библиотеки в целом тоже укомплектованы.

Утилизация предметов со священными изображениями и текстами

К таковым предметам, как правило, относятся многотиражные и единичные полиграфические изображения христианских святынь и символов: газеты, журналы, календари, документы (например, бланки писем) и распечатки компьютерных текстов, имеющие священные изображения и т.п., но не только это.

Большинство таких предметов не следует производить, распространять и приобретать, но раз уж они оказались в наших руках, то ради святыни мы должно утилизировать их благочестивым способом. Однако следует иметь в виду мнение современных подвижников благочестия на эту тему. Так, преподобный Гавриил (Ургебадзе) говорил, что сжигать можно только такую икону, на которой оказалось какое-то другое недостойное изображение или что-то другое непотребное и это невозможно стереть. «Если у иконы сохранился лик, ведь можно же ее обновить, сделать ей новую рамку. Как можно зарывать в землю или сжигать икону Господа или святого?!»[10].

Это вновь возвращает нас к современной практике неоправданно широкого использования священных изображений в качестве «украшательства» «православных товаров», церковных документов и т.п.

Еще раз скажем о «православной таре» для «православных товаров». Любая упаковка по своему функциональному назначению не предназначена для молитвы, а подлежит утилизации (уничтожению, выбрасыванию в бытовые отходы и т.п.) после использования самого товара. Наносить на упаковку священные тексты, тексты молитвословий, содержащих имя Божие, и священные изображения есть вопиющее кощунство, вызванное исключительно корыстными интересами производителей. Попытки производителей оправдаться в этом преднамеренном кощунстве предупреждениями к покупателям «благочестивым образом» утилизировать их продукцию не имеют никаких оправданий.

Мы грешим, покупая товар в упаковке со священным изображением, и поощряем ко греху производителя

Самым ярким примером такой иконоборческой деятельности является изготовление упаковок для свечей с иконами Спасителя, Богородицы, святых угодников Божиих. Производитель такой упаковки сознательно обрекает покупателей своей продукции или «коллекционировать» вырезанные из коробок бумажные иконки (предлагая использовать их профанным образом в качестве закладок), или искать место для их «благочестивого сжигания», или заваливать ими ближайший храм, который должен будет сжигать их за всех своих прихожан, или, не заморачиваясь, выбрасывать упаковку в бытовой мусор. И всё это ради «конкурентной борьбы» за покупателя, который-де скорее купит товар в «православной упаковке», то есть с иконой, чем без оной. Потому согрешает не только производитель, но и покупатель, ибо каждой такой покупкой он стимулирует делать именно такую кощунственную упаковку.


«Свечи освящены у иконы Божией Матери “Семистрельная”» (рекламный слоган на упаковке)

Повторим, что «рыночным образом» воздействовать на таких горе-производителей можно только абсолютным бойкотом их продукции как богохульной.

Изготовление священного образа, в скором времени предназначенного для уничтожения (сжигания), неразумно и неблагочестиво, а по сути – и кощунственно. Одно дело – благоговейно утилизировать иконы, не поддающиеся восстановлению, и совсем другое – уничтожать священные изображения, находящиеся в хорошем состоянии, но изначально созданные не для молитвенного поклонения, а для декоративного оформления упаковки или товара временного пользования (календари, церковные газеты, журналы и т.п.).

Размещение священных изображений в качестве декоративных элементов на долговечном упаковочном материале, в том числе и для предметов, предназначенных для богослужения (домашнего или церковного, например для ладана), также неуместно и неблагочестиво, поскольку не соответствует норме иконопочитания и является профанацией сакрального образа. Изображение Креста и святых образов на таре из долговечных материалов (например из металла) создает только дополнительные трудности при ее утилизации.

В церковной практике принято относиться с благоговением даже к вышедшим из употребления или пришедшим в негодность освященным предметам, богослужебной утвари, предметам церковного обихода (вплоть до поминальных записок, поданных прихожанами).


Коробка для ладана с изображениями образов Богородицы, ангелов и знака Креста

Поэтому в случае прихода в негодность, обветшания, истечения срока службы и т.п. освященные предметы и священные изображения должны утилизироваться благочестивым способом: репродукции икон и священных изображений, издательская продукция, имеющая священные изображения (журналы, газеты, календари и т.п.), подлежат сожжению в церковных печах приходских храмов, монастырей, церковных учреждений или сжигаются самостоятельно владельцем в домашних условиях в чистом месте.

В последнем случае лучше всего сжигать в специально выделенном для этого металлическом контейнере (в мангале, бочке, ведре и т. п.), поскольку при сохранении существующего положения вещей это придется делать многократно. Оставшийся пепел следует ссыпать в какое-то непопираемое место (где не ходят люди, не бегают кошки и собаки) или в проточную воду (реку и т.п.), если она чистая.

К сожалению, надо признать, что даже до сжигания доходит далеко не всё. По неведению, невнимательности многие священные изображения подвергаются утилизации вместе с обычным бытовым мусором.

Выводы

1. Церковным учреждениям, православным приходам и организациям следует осмотрительно и выборочно использовать священные изображения (Крест, образы Спасителя, Богородицы, ангелов, святых угодников Божиих, православных храмов) на канцелярских печатях, на официальных бланках в виде герба т.п.

2. Недопустимо использовать священные образы в качестве элементов «фирменного стиля» документов, на визитных карточках и т.п.

3. Священные изображения на любом носителе, в том числе в виртуальном (цифровом) пространстве, должны изготавливаться и использоваться с соблюдением правил благоговейного к ним отношения.

4. Не следует производить, распространять и приобретать предметы, выполненные в виде священных изображений, или те, на которые они нанесены, если они искажают иконописный канон.

5. Надо всегда помнить, что мы ответственны пред Богом за те священные изображения, которые изготавливаем, распространяем, приобретаем или храним (дома, в автомобиле и т.д.). Поэтому:

+ не следует производить, распространять, приобретать и использовать сувенирные изделия со священными изображениями;

+ не следует производить, распространять, приобретать и использовать в автомобилях священные изображения-подвески на свободных креплениях (цепочках, шнурках);

6. К текстам религиозного содержания, а также к тем, где упоминается имя Божие, имена Богородицы, ангелов, святых угодников необходимо относиться с должным благоговением, подобно как к священным изображениям.

7. Отказ от неправомерного использования священных изображений и текстов для обыденных предметов позволит свести объемы благочестивой утилизации их материальных носителей до приемлемого уровня, обусловленного естественными причинами.

Владимир Немыченков, священник Алексий Кнутов

18 апреля 2019 г.


__________________________

[1] См., например: Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси. Т. 1: Печати Х – начала XIII в. М., 1970; Т. 2: Новгородские печати XIII–XV вв. М., 1970; Янин В.Л., Гайдуков П.Г. Актовые печати Древней Руси X–XII вв. Т. 3. М.: ИНТРАДА, 1998.

[2] Феодор Студит, преподобный. Послание 201. Чаду и исповеднику Фаддею // Феодор Студит, преподобный. Послания. Кн. 2. М.: Приход храма Святаго Духа сошествия, 2003. С. 328.

[3] Определение Святейшего Синода от 30 марта 1898 года за № 1213 // Московские церковные ведомости (Официальный отдел). 1898. № 15 и 16. Апреля 12 и 19.

[4] Стоглав. Казань, 1862. С. 165.

[5] Там же. С. 204–205, 208.

[6] Устав о предупреждении и пресечении преступлений. СПб., 1876. Ст. 103.

[7] Подробнее см.: Чернышев Николай, иерей; Жолондзь А.Г. Вопросы современного иконопочитания и иконописания // Альфа и Омега. 1997. № 2 (13).

Об иконописном каноне см.: Чернышев Николай, иерей. Иконное мастерство и каноничность // Творчество и развитие общества в XXI веке: взгляд науки, философии и богословия. Сб. ст. СПб.: Алетейя, 2017. С. 432–448.

[8] Там же.

[9] http://souvenires.ru/1002-cerkovnye-magnity.

[10] Черноризов К. «Велий еси Господи…» Жизнь и проповедь святого Гавриила (Ургебадзе), исповедника и юродивого. М.: Индрик, 2016. С. 66–67. Выделено нами. – Авт.


https://pravoslavie.ru/120684.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 91416

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 17 Сентября 2021, 00:27:20 »

Священник Алексий Кнутов, Владимир Немыченков

ПРОСФОРЫ, АРТОСЫ И… ТОРТЫ ДЛЯ БАТЮШЕК

Проблемы современного иконопочитания. Часть 5

В последнее время все более широкое распространение в православной и церковной среде получает практика использования священных изображений на продуктах питания, как правило на кондитерских изделиях. Самое «безобидное» – это изображение храма на пасхальном пироге. Однако на тортах можно встретить и наперсный крест священника, и митру архиерея, и съедобное Евангелие из марципана, и Потир (Евхаристическую Чашу), и икону, да и самого батюшку… В самую пору задаться вопросом: откуда есть пошло сие «священное гортанобесие»?

Откуда на Руси пошли просфоры и артосы со святыми иконами

Согласно действующему ныне Типикону (отражающему богослужебную практику XVII в.), артос есть «просфора всецелая со крестом, на ней изображенным»[1]. В последовании артоса указывается, что в течение Светлой седмицы все действия с ним совершаются одновременно с иконой Воскресения:

+ «…вземшу иерею образ Воскресения Христова, диакону же приимшу от инаго артос».
+ «И вшедше в трапезу поставляют праздник [праздничную икону] и артос на местех их».

Там совершается обряд целования артоса («просфоры»). Из трапезной братия исходит «предъидущу иерею со иконою Воскресения Христова и диакону со артосом»[2]. И только в субботу Светлой седмицы после отпуста Литургии диакон несет в трапезную «артос, без образа Воскресения Христова»[3] (в обоих смыслах – без сопровождающей иконы и без образа на самом артосе – добавим мы!).


Артос с «дониконовским» 8-конечным крестом, орудиями страстей, Голгофой и главой Адама

В позднейшее время «в русской практике» стали изготавливать артос с изображением вместо креста «образа Воскресения Христова», то есть соединять в одном два разных несовместимых богослужебных предмета – икону и просфору (что были вынуждены отметить авторы соответствующей энциклопедической статьи[4]).


Артос без креста с изображением иконы Воскресения Христова


Артос без креста с аббревиатурой ХВ («Христос воскресе»)


Раздробление артоса с образом Воскресения Христова


Раздробленный артос с фрагментом образа ангела с иконы Воскресения Христова. Очевидно, что и образ Христа был так же рассечен, что трудно назвать благочестивым действием

Относительно просфор профессор Н.И. Барсов (1839–1903) сообщает, что с древнейших времен она имеет

«форму несколько сплюснутого кружка, род небольшой толстой лепешки, с оттиснутым сверху изображением креста. Такой вид просфора имела уже в IV веке, о чем ясно говорит Епифаний Кипрский»[5].

В Восточной Церкви еще до провозглашения христианства господствующей религией при императоре Константине на «древнейших экземплярах печатей греческих евхаристийных хлебов» при кресте появилась надпись:



, то есть NIKA.

У сирийцев и египтян печать евхаристического хлеба представляла собой множественное изображение крестов, нередко с надписью по кругу: αγιος ίσχυρος.

Сегодня в Православной Церкви просфора имеет древнейшую печать, изображающую четырехконечный крест, со словами:


В России эта печать была утверждена Московскими соборами 1666 и 1667 годов. Последний при этом наложил запрет на использование печатей с восьмиконечным крестом, сохранившихся до наших дней у старообрядцев[6]. Однако этот запрет (как и другие клятвы на старые русские обряды) через 300 лет был отменен Поместным собором 1971 года[7]. Таким образом, к настоящему времени печать для просфор в Русской Церкви, утвержденная ее Поместными соборами, должна иметь только четырехконечный или восьмиконечный крест.


Образцы печатей для просфор из книги: Sirmondus, Jacobus. Historia poenitentiae publicae: Eiusdem Disquisitio de Azymo,semperne in usu altaris fuerit apud latinos. – Paris, 1651. P. 122, 123


Канонические просфоры: крестовые (с 4-конечным и 8-конечным крестом) и Богородичная (с монограммой имени «Мария»)

Правда, Барсов оговаривает:

«В виде исключения, высшей церковной властью разрешается некоторым церквам, особенно монастырям, иметь печати для просфор с другими изображениями, например с изображениями святого монастыря или праздника, в честь которого сооружен храм (Преображенский всей гвардии собор в СПб имеет для просфор печать с изображением Преображения Господня и т.п.)»[8].

Обычай размещать на просфорах иные кроме креста изображения появился только в Синодальный период

Из сказанного следует, что обычай размещать на просфорах иные кроме креста изображения появился только в Синодальный период. Это свидетельствует о характерном для того времени упадке церковной культуры и утрате понимания значения и назначения святых образов (икон).

Следует помнить, что просфоры и артос не являются предметами долговременного хранения, но прямо предназначены для скорого вкушения верующими во избежание их порчи. VII Вселенский Собор требует изготавливать священные изображения из долговечных и не разрушаемых (а значит – несъедобных) материалов и не знает иконопочитания в форме поедания священных изображений.

Вкушение верующими просфор с лицевыми изображениями превращается в иконофагию – поедание «иконы» (образа), что по внешней стороне походит на существовавшие ранее магические практики вкушения «обрядового хлеба»[9].

Использование артосов с образом Христа, а также просфор с образами Спасителя, Богородицы и святых ведет к регрессу религиозного сознания христиан, поскольку напоминает языческую теофагию – поедание бога, олицетворяемого изделиями из хлеба и злаков в форме человеческой фигуры, практиковавшейся в Древнем Риме, у ацтеков и других народов мира[10].

Древняя Церковь, борясь с языческими пережитками в быту и в церковном обиходе, максимально дистанцировалась от всего, что могло направить сознание людей на неверный путь, а именно в сторону от богооткровенной христианской истины и невольно спровоцировать падение в «естественную религию», какой является даже развитое язычество, а тем более примитивная магия. Поэтому и в наше время необходимо также избегать всего, что по своему содержанию оказывается сходным с языческими и магическими практиками.

Использование артосов и просфор с образами Христа, Богородицы и святых сходно с языческими практиками и напоминает теофагию

К сожалению, практика размещать иконы Христа, Богородицы и святых на просфорах успела широко распространиться и стать привычным заблуждением, выдаваемым за общее правило. Так, в одном православном журнале статья «Просфора» учит читателей, что служебная Богородичная просфора – это «большая просфора с печатью МАРИЯ или образом Богородицы». Статья с этим поучением рекомендуется журналом для занятий по программе «Основы православной культуры».


Для совершения Литургии используется пять служебных просфор. На фото – четыре из них: Богородичная просфора, Девятичинная, Заздравная и Заупокойная. Почти все – со святыми образами

А один из епархиальных сайтов напоминает читателям названия служебных просфор и помещает фотографию, на которой Богородичная просфора имеет образ Богородицы, а заздравная и заупокойная – образы святых (см. фото).

Соответственно запросам православных приходов и монастырей мастерские по изготовлению печатей для просфор предлагают широкий ассортимент деревянных и металлических печатей с иконами Спасителя, Богородицы, двунадесятых праздников, святых угодников и т.д. Спрос рождает предложение, а предложение подстегивает спрос. И теперь просфоры с иконами могут, вероятно, выпекать и без дозволения «высшей церковной власти», о чем когда-то писал Барсов.


Печать для просфор «Покров Пресвятой Богородицы» и ее оттиск

Итак, печать ликов святых, Господа и Богородицы на просфорах и артосах – это достаточно поздний обычай, свидетельствующий об утрате понимания предназначения священных изображений и должного обращения с ними. Представляется правильным вернуться к подлинной церковной традиции, для чего следует исполнять предписания Типикона и церковных соборов, относящиеся к артосам и просфорам.

Торт для батюшки и не только

К большому сожалению, общая ситуация складывается так, что неканоничные священные изображения с просфор и артосов переходят на бытовые продукты питания, что значительно усиливает процесс профанации сакральных образов.

Так, в последнее время всё большее распространение получает обычай изготовления кулинарных изделий с использованием изображений не только православных храмов, но и Креста, Библии (Евангелия), Евхаристических сосудов, ангелов, святых икон и др. Светские производители тортов активно расширяют ассортимент своих изделий за счет «товаров для православных». Так, наряду с заказными тортами к свадьбе, дню рождения, профессиональным праздникам и т.п. появились сладости для празднования Крещения младенца. Кулинары ничтоже сумняшеся предлагают своим клиентам поедать и фигурки младенцев, и ангелов, и Библию, и крещальный крестик с цепочкой…


«Торт на крещение – Ангел». Возможно, съедобен не только ангел, но и икона святой, в честь которой, вероятно, крещен младенец


«Торт на крещение облит шоколадом (с шоколадными потеками), украшен фигуркой ангела, цепочкой с крестиком и Библией» (описание производителя)


Торт со съедобным иконостасом

Некоторые кулинары умудряются изобразить все подробности Таинства Крещения, а заодно и храмовый иконостас. Торт превращается в съедобную «фотографию» происходившего в храме, «фотографию», подлежащую уничтожению в желудках родителей и гостей, ради желания удивить которых и заказываются кощунственные «шедевры кулинарии».

Торт становится «фотографией» происходившего в храме, которая кощунственно будет уничтожена – съедена

Если действия светских производителей еще можно объяснить незнанием предмета, непониманием догматов христианской веры, погоней за покупателем и проч., то подобные поступки церковных людей вызывают только недоумение и крайнее сожаление. Логику действий здесь можно понять: если допустимо вкушать образ Богородицы и святых на просфорах, а образ Спасителя на артосе, то тогда можно съесть наперсный крест из кулинарной мастики или марципана вместе с Потиром и Евангелием.


Торт для батюшки

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 91416

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 17 Сентября 2021, 00:30:14 »

(Окончание)

Стоит заметить, что этот обычай скорее всего заимствован у инославных, где подобные съедобные «презенты» по разным поводам получили широкое распространение (чтобы убедиться в этом, достаточно сделать поиск в интернете по ключевым словам «торт для пастора» и т.п.).


«First Holy Communion Cakes». Торт для поздравления с первым Причастием у римо-католиков. В Потире видны облатки

На практике встречаются торты не только для священников, но и для… архиереев – в виде архиерейской митры (с крестом и накладными иконками) или более сложных композиций из митры, архиерейской мантии, жезла и панагии.


Торт «Митра» с иконами Христа и Богородицы

Праздничные пироги с… церквями

Другой далекий от истинного православного благочестия обычай в современной России – это изготовление рекордно больших тортов и пирогов опять же с церковной тематикой и на церковные праздники. Так, российский интернет обошли видеоролики и фотографии гигантских пасхальных куличей (в 300, 500 кг!), которые публично освящают православные священники, а затем потребляют все желающие.

Разрушение кулинарного образа храма означает символическое разрушение храма настоящего

В этом не было бы особой беды (хотя в такой гигантомании и угадывается тщеславие), если бы подобные изделия не украшались изображениями храмов (часто кафедральных соборов той или иной епархии), а иногда и фигурами ангелов или иконами. Ведь все эти православные соборы также будут публично, на виду у всех безжалостно разрезаны, разломаны и съедены. Но разве в этом состоит наше почитание дома Божия? Кулинарный образ храма возводит наш ум к его первообразу – настоящему храму. И поругание или разрушение первого означает символическое разрушение второго. Тем самым все участники подобного действа символически уподобляются тем богоборцам, которые боролись с Церковью почти весь XX век.


Гигантский кулич в Москве с храмом Христа Спасителя, Большим театром и зданием Московской мэрии


Потреблять московский кулич начали с «подкопа» под здание мэрии

Подобные вещи происходят в нашей действительности наряду со здоровым способом выразить прихожанами любовь и уважение к своему духовному пастырю: испечь и без «духовных» изысков украсить торт или праздничный пирог цветами и соответствующей надписью.


Пример нормального торта без «духовных» излишеств – поздравление священника с днем Ангела

Торт должен быть всего лишь кулинарным продуктом – съедобным, вкусным, красивым, свободным от какого-либо неблагочестия. Это так просто сделать. Надо только отказаться от использования ненужной и неуместной церковной и христианской символики: изображений храмов, святых образов и священных предметов.


Торт от «светской фирмы»

Мы не сможем с чистой совестью упрекнуть в чем-то светских производителей, пока не наведем должного порядка в своей церковной среде.

Заключение

Из вышесказанного можно сделать следующие выводы.

1) Размещение на артосах изображения Господа Иисуса Христа, а на просфорах – образов Спасителя, Богородицы и святых не соответствует древней церковной традиции.

2) Не соответствует норме иконопочитания использование священных изображений и изображений священных предметов (храм Божий, Библия, Потир, наперсный крест и т.п.), а также священных символов и знаков при изготовлении съедобных предметов небогослужебного назначения (пряники, печенье, хлеб, пирожные, торты и т.п.).

Отход от канонических изображений при изготовлении богослужебных съедобных предметов – просфор и артосов, – вероятно, мотивирует некоторых людей на их размещение (в том или ином виде) на продуктах питания (торты, пироги, пряники и т.п.), используемых в общецерковной практике во внебогослужебной сфере.

Очевидно, что в таких условиях Церковь не сможет требовать от «внешних», то есть светских, производителей отказа от подобной практики при производстве продуктов питания и упаковки к ним. Вследствие этого профанация священных изображений в российском обществе будет только разрастаться.

Поэтому представляется правильным в кратчайшие сроки отказаться от указанной практики в церковной среде.

Священник Алексий Кнутов, Владимир Немыченков

6 марта 2020 г.


___________________________

[1] Типикон, сиесть Устав: В 2 т. Т. 2. СПб., 1997 (Репр.) С. 945.

[2] Там же. С. 944–947 (последование артоса).

[3] Там же. С. 956–957.

[4] Желтов М.С., Рубан Ю.И. Артос // Православная энциклопедия. Т. 3. С. 470–472.

[5] Просфора // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 т. Т. 25а. СПб., 1898. С. 503–504. Выделено нами. – Авт.

[6] Деяния Московского Собора о разных церковных исправлениях в 1666 году. Деяние 11. Л. 35–48. См.: Л. 36 оборот – 37. Также см.: Деяния Московского Собора о разных церковных исправлениях в 1667 году. Л. 2.

[7] Поместный Собор РПЦ 30 мая – 2 июня 1971 года. Документы, материалы, хроника. М., 1972. С. 129–131.

[8] Просфора // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. 25а. С. 503–504.

[9] Пропп В.Я. Русские аграрные праздники. М.: Лабиринт, 2000. С. 32–36.

[10] Фрэзер Дж. Дж. Золотая ветвь. М.: АСТ, 1998. С. 502–517.



https://pravoslavie.ru/129071.html
Записан
Страниц: 1 [2]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!