Русская беседа
 
25 Августа 2019, 20:46:03  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2] 3
  Печать  
Автор Тема: С 14 по 27 августа - Успенский Пост  (Прочитано 6578 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 14 Августа 2013, 14:07:14 »

Начался Успенский пост

Сегодня православные христиане отмечают «Происхождение честных древ Животворящего Креста Господня»



Успенский пост установлен перед великими праздниками Преображения Господня и Успения Божией Матери и продолжается две недели – от 14 до 27 августа. Успенский пост дошел до нас с древних времен Христианства. Он не такой строгий, как Великий, но более строгий, чем Петров и Рождественский посты.

В понедельник, среду и пятницу Успенского поста устав Церкви предписывает питаться сухоядением, то есть соблюдать самый строгий пост, без отваривания пищи; во вторник и четверг – «с варением пищи, но без елея», то есть без масла; по субботним и воскресным дням разрешается вино и елей. До праздника Преображения Господня, когда в храмах освящаются виноград и яблоки, Церковь обязует нас воздерживаться от этих плодов. По преданию свв. отцов, «если же кто от братии снесть гроздие прежде праздника, то запрещение за непослушание да приимет и не вкусит гроздие во весь месяц август». В праздник Преображения Господня по церковному Уставу разрешается на трапезе рыба. С этого дня по понедельникам, средам и пятницам в питание обязательно входили плоды нового урожая.

Пост духовный тесно соединяется с постом телесным, наподобие того, как душа наша соединяется с телом, проникает его, оживляет и составляет с ним одно целое, как душа и тело составляют одного живого человека. И потому, постясь телесно, в то же время необходимо нам поститься и духовно: «Постящеся, братие, телесне, постимся и духовне, разрешим всяк союз неправды», - заповедует Святая Церковь. В посте телесном на первом плане - воздержание от обильной, вкусной и сладкой пищи; в посте духовном - воздержание от страстных греховных движений, услаждающих наши чувственные наклонности и похоти. Там - оставление пищи скоромной - более питательной и употребление пищи постной - менее питательной; здесь - оставление прегрешений и упражнение в противоположных им добродетелях.

Сущность поста выражена в следующей церковной песне: «Постясь от брашен, душа моя, а от страстей не очищаясь, - напрасно утешаемся неядением: ибо - если пост не принесет тебе исправления, то возненавидена будет от Бога, как фальшивая, и уподобится злым демонам, никогда не ядущим».

И Великий, и Успенский посты особенно строги к развлечениям - в Царской России даже гражданские законы запрещали во время Великого и Успенского постов публичные маскарады, зрелища, спектакли.

Успенский пост начинается с праздника «Происхождение (изнесение) честных древ Животворящего Креста Господня». Таинственное выражение «происхождение древ Креста» обозначает просто крестный ход. В греческом часослове 1897 года так объясняется происхождение этого праздника: «По причине болезней, весьма часто бывавших в августе, издревле утвердился в Константинополе обычай износить Честное Древо Креста на дороги и улицы для освящения мест и в отвращение болезней. Накануне, износя его из царской сокровищницы, полагали на святой трапезе Великой Церкви (в честь Святой Софии Премудрости Божией). С настоящего дня и далее, до Успения Пресвятой Богородицы, творя литии по всему городу, предлагали его потом народу для поклонения. Это и есть предъисхождение Честного Креста». В Русской Православной Церкви этот праздник соединился с воспоминанием Крещения Руси в 988 году. Упоминание о дне Крещения Руси сохранилось в Хронографах XVI века: «Крестися князь великий Владимир Киевский и вся Русь августа I». В «Сказании действенных чинов святыя соборныя и апостольский великия церкви Успения», составленном в 1627 году по повелению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Филарета, дается такое объяснение праздника 1 августа: «А на происхождение в день Честного Креста бывает ход освящения ради водного и просвещения ради людского, по всем градам и весем».

В этот день же установлен праздник Всемилостивому Спасу Христу Богу и Пресвятой Богородице в честь победы в 1164 году великого князя Андрея Боголюбского над волжскими булгарами и греческого Императора Михаила над сарацинами. По принятому в Православной Церкви чину в этот день совершается поклонение Кресту (по чину Крестопоклонной недели Великого поста) и малое освящение воды. Вместе с освящением воды освящается также мед нового сбора (отсюда народное название праздника – медовый Спас).

http://ruskline.ru/news_rl/2013/08/14/nachalsya_uspenskij_post/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 14 Августа 2016, 07:44:59 »

Крест Христов и Успение Божией Матери

Слово протоиерея Александра Шаргунова на начало Успенского поста



В начале Успенского поста Церковь поклоняется Кресту Христову — тайне жизни и смерти и высшего добра, без которого человек не может стать самим собой. Ради этого Христос жизнь Свою положил за друзей Своих, за род человеческий. Ради этого Божия Матерь явила полную преданность воле Божией, истинную самоотверженность, и слова Ее в Благовещение: «Да будет Мне по слову Твоему» совершенно соединяются с Крестной молитвой Господней: «Да будет воля Твоя!» Об этой воле Божественной возрадовался дух Ее, и эта сила Вышнего всегда осеняла Ее, до Креста Ее Божественного Сына, до славного Ее Успения. Это есть любовь к Богу, без которой нельзя никому увидеть Крест Христов и поклониться ему. Эта тайна Сына Девы, мучимого, распятого, и Сына Божия, поруганного, оклеветанного, отвергнутого, проникая благодатно в неисследимые бездны ада, напоминает Церкви, тяжко раненой сегодня торжествующим безбожием, о подлинном месте ее надежды.
 
Там, где нет любви к Богу всем сердцем, всем помышлением, всей жизнью своей, место Бога занимает что-то другое: или некая идея, или добрые человеческие дела, которые постепенно становятся самоистуканством. Здесь тоже может быть своего рода духовность, и даже полная преданность тому, чему служат, но это преданность идолам. Откуда появились в нашем веке нацизм и коммунизм с их фанатичной преданностью, с героизмом, часто в самых худших духовных ситуациях? Сегодня человечество, особенно Россия, переживает другую смертельную опасность: отсутствие всякой преданности, всякого героизма, и если кругом не «измена, трусость и обман», то именно отсутствие самоотвер­женности, которое, конечно же, является естественным плодом искажения любви к человеку. Но если мы молимся о том, чтобы Господь послал нам «мужей силы и разума» для возрождения России, мы должны быть внимательными по отношению к прежним болезням, ибо многие хотят видеть присутствие добра и любви всюду, где человек проявляет жертвенное служение.
 
Это значит забывать, как заметил Климент Александрийский, что достоинство жертвенности заключается не в самоотвер­женности, которой она требует, а в истинности любви, которая вдохновляет эту самоотвер­женность. Может быть, из-за незнания этого совсем недавно некоторые христиане легко относились к пропаганде победы идеи коммунизма во всем мире, точно так же, как теперь (чаще всего это те же самые люди), внезапно «прозрев», радуются они победе над коммунизмом и не замечают худшего зла, более страшного — обезбоживания и расчеловечивания человека.
 
В свете Креста Христова мы призываемся увидеть, насколько понятие добра и любви, оторванное от своих Божественных глубин, может быть обезображено. Любовь к человеку может быть чуждой всякой любви к Богу, любовь к человеку может сознательно противиться любви к Богу. Прежде чем принять зло как норму своего существования, необходимо пройти некий промежуточный этап. Высшее искушение для отвергающего зло и ищущего добра человека, может быть, — желание показать, что ему не нужен Бог, чтобы делать добро.
 
Однако Люцифер, как значит само его имя, — это носитель света, то есть добра, отделенного от Бога. Антихрист, как точно сказал один богослов, будет тем, в ком будет позволено человечеству, объединенному и согласному, сказать Христу: «Ты нам больше не нужен!» — и это будет концом мира. Как будто в назидание всему человечеству поставлен длящийся уже без малого век позор России. «За отступничество от верности Кресту и Воскресению, — писал в начале столетия в архипастырском послании духовенству и пастве митрополит Макарий Московский, — в России будет попущена власть иноплеменная». «Будут времена, — говорил святой праведный Иоанн Кронштадтский, — когда Россию ощиплют, как курицу, но потом она снова поправится». Для чего поправится? Не просто для земного, в конце концов, всегда непрочного благоденствия, а для того, чтобы наибольшее число душ могло придти под сень Креста в годину наступающих всемирных бедствий. Крестная победа делает очевидным на земле и в вечности одно: когда царствует смерть и невозможна победа над смертью, что бы ни предпринимал человек, все — только попытка безумного бегства от смерти или не менее безумная очарованность смертью, открывающаяся в лжерелигиях.
 
Божия Матерь сказала в одном видении в 1917 году: «Многие души идут во ад, потому что никто не хочет пожертвовать собой и молиться за них с любовью». Многие души — тогда, а что сказать о множайше многих сегодня? Что же нам делать? Как уберечь нашу Россию, как спасти от вечной гибели наших близких и самих себя среди окружающего нас уже на земле ада, среди бессильных, бессмысленных исканий, и то очень немногими, личного и общественного совершенства, среди собственного нашего уныния, не ослабевающего даже от уроков, которые дают нам жития святых! Как возможно достигнуть такое человеку? Где взять эту любовь к Богу и человеку, которая из-за небывалого еще умножения беззаконий в мире охладела более чем во многих, иногда кажется, почти во всех. И вот мы слышим ответ стоящих у Креста — Божией Матери, Иоанна Богослова и разбойника благоразумного, и всех святых — на наше вопрошание о любви, если оно у нас есть на самом деле. Это легко, это самое легкое в мире — любить Бога и человека. Заповеди Его «не тяжки суть», говорит апостол любви. Бог дает эту любовь — это крест, это причастие, только надо решиться идти путем креста, надо только с верностью исполнять простые христианские обязанности, целовать со смирением и послушанием посылаемые нам кресты, которые связаны с Его Крестом, и покоряться порядку Промысла Божия в мире. Это духовность, которая освящала патриархов и пророков, преподобных, праведных, царей и мучеников, это святость всех веков и всех народов, и каждого человека, и нет пути более высокого, более замечательного, и в то же время — более легкого, чем тот, который дает Бог на всякое время, на всяком месте, всякому человеку. Вот то, что человек должен сделать со своей стороны, вот в чем состоит его верность: пусть он исполнит свое, Бог совершит остальное. Бог не требует от нас, чтобы мы были какими-то великими, имели то, чего у нас нет. Нет, говорит Он, приидите ко Мне такими, какие вы есть, с тем малым, что вы имеете, с пятью хлебами и двумя рыбами, и когда это малое будет в руках Божиих, совершится великое. Совершится наше спасение, наше приобщение тайне Креста Христова, Его любви и насыщение других людей хлебом жизни. Благодать Креста, когда ей предается человек, творит чудеса, превосходящие всякое разумение человеческое, ибо «ухо не слышало, око не видело, и не всходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его», исполняющим волю Его.
 
Однако на этом пути к Богу и к любви Его не должно быть опасных иллюзий. Нет воскресения без креста, нет созерцания без самоотверженности, нет святости без труда, нет присутствия Божия без исполнения скромных каждодневных человеческих наших заданий. И, тем более, нет Бога, если великое желание преодолеть ненавистный распад, царствующий в мире, не живет в нашем сердце, если нет в нем алкания и жажды этого дара свыше, сходящего от Отца Светов. Наконец, если нет поста как постоянного воздержания от всего, что питает нашу греховность и смертность, и нет молитвы, всегда возможной, и всегда трудной, как поклонение Кресту, которая одна может запечатлеть Евангелие в человеческом сердце, и Крест Христов, и славу Его Воскресения. И славу Успения Божией Матери.
 
Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

http://ruskline.ru/news_rl/2016/08/12/krest_hristov_i_uspenie_bozhiej_materi/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 15 Августа 2016, 08:20:58 »

Успенский пост

Проект «Лето Господне»

О духовном смысле Успенского поста, о том, как его провести, как и чем сугубо почтить в эти дни Матерь Божию, к Которой на Руси всегда было особенное отношение, рассказывает протоиерей Артемий Владимиров.



См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=UQSouJlBde8

 Чем отличается осенняя пора, очей очарованье, в России от, скажем, канадской осени? Те, кто бывал в Новом свете, знают, какие там яркие, огненные краски. Те, кто бывал в Новом свете, знают, какие сполохи можно увидеть в августе на озере Онтарио. Тот, кто видел канадские клены, как рдеющие языки пламени, с трудом может забыть эту красоту. И всё-таки тех, кто давно покинул пределы нашей родины, всегда тянет в Россию, осень которой незабываема в ее лиричности, тихости или, как говорил Федор Иванович Тютчев, стыдливости увядания природы. Итак, чем же отлична русская осень от осени австралийской или европейской? Тем, что наш народ, стихийно боголюбивый и поныне, а когда-то благочестивый, особенно чтит Матерь Божию, особенным чувством преданности, благоговения и благодарности проникнут к Царице Небесной. И именно Ей он, наш народ-труженик, посвящает середину августа – я сейчас мыслю о царском календаре, – когда 15 августа (ныне 28-го, то есть в завершение месяца) празднует осеннюю Пасху – так испокон века называют у нас день блаженной кончины Богородицы Марии – Ее успения, перехода за грань земного бытия пречистой непорочной Ее души.

И когда окажешься на лоне нетронутой природы или даже где-то в городском парке, в Сокольниках, в Нескучном саду в августе, взираешь на догорание кленов: медленно падают и неслышно ложатся под ноги листья золотые, зелено-красные; и услышишь где-нибудь на выселках: «Курлы-курлы-курлы» – летит в жаркие страны клин журавлей или другой перелетной птицы. А если встать поутру где-то в тургеневских местах и увидеть, как подымаются от малых речушек и озер, клубятся сгустки тумана, то так и представляется, даже при отсутствии художественного воображения, что этот туман, стелющийся по заливным лугам, или покров листвы, устилающий пушкинские аллеи там, в Михайловском, – это действительно покров, по которому неслышно, легкими стопами шествует Царица Небесная, в успенские дни навевая и вдыхая в наши сердца особенную тишину, умиротворение, благость, когда и верится, и плачется, и так легко-легко, и не хочется думать ни о чем суетном, земном, низменном… Наш народ уже перестал интересоваться курсом доллара, позеленевшим от злобы и свернувшимся в трубочку. Мы знаем, что цена на нефть вырастет и без нас – саудиты не враги сами себе, – но не хочется думать о злобе дня, о Евросоюзе, который трещит, как Тришкин кафтан, распадаясь на составные части, в светлые успенские дни.

Успенский пост, как вы знаете или, может быть, хотите знать, состоит из двух недель и начинается с фиксированной даты – 14 августа по новому стилю, а заканчивается, соответственно, 28 августа, в день Успения – блаженной кончины – Пресвятой Девы Марии. Царица Небесная всю жизнь жила воздержанно. Никому ничего не навязывая, Она, конечно, избегала всяких развлечений; Ее не интересовали ни саечки, ни булочки, потому что с юных лет Она питалась небесным хлебом, который приносили Ей не человеческие, но ангельские руки. Матерь Божия имела Своим светом, воздухом, пищей, питием росоносную, живительную благодать Духа Святого, которая изливалась в Ее девственное и непорочное сердце по горячей вере в Небесного Отца и в воплощенного Сына Божиего, Того Самого, Которого Она, как Человека, носила под сердцем и безболезненно, чудесно, без повреждения ключей девства родила, оставаясь Невестой Неневестной и непричастной ни похоти, ни сласти, ни тлению, ни страданию, и Которого носила на Своих руках, питая девственной грудью, будучи самой смиренной, самой кроткой, самой боголюбивой служительницей нашего Спасителя.

Итак, мы, желая хотя бы в малой мере привести в порядок собственные мысли и чувства, всегда охотно встречаем середину августа – 14-е число – и вступаем в золотую осеннюю пору с намерением, позабыв на малое время о бифштексах и ромштексах, расправить крылья, уже сложенные было за спиной, и вслед за журавлями полететь по горам, по долам, с птичьего полета обозреть нашу меленькую человеческую жизнь с ее городской суетой и затем возвести очи к Той, Которая взирает на нас со Своих икон: Казанской, Тихвинской, Владимирской… – будучи воплощением чистоты, красоты и любви.


Псково-Печерский монастырь. Храм Успения Пресвятой Богородицы

Как поститься Успенским постом? Конечно, прекрасно повоздержаться от мясного и молочного. Ревнители, желающие до буквы исполнить предписание поста, имеющие соответствующее к тому здоровье, рыбку вкушают только в середине поста на Преображение (мы об этом еще поговорим). Но внутренняя, сущностная сторона поста неизмеримо выше и глубже, и нам не удивить ни йогов-осьминогов, ни сыроедов, ни антропософов – о них вообще говорить не хочется – никакими мерами воздержания, но то, чего нет у бедных язычников, даровано, по милости Божией, нам. А нам даровано веровать в Богочеловека Господа Иисуса Христа и почитать и словом, и делом, и умом, и сердцем Его Пречистую Матерь, Которая совместила непостижимо материнство и девство, Которая, породив Христа, в Духе Святом является и нашей Родительницей, Учительницей, Наставницей, Которая нас всегда видит и слышит, нам внемлет и всегда ходатайствует за нас пред Престолом Божественного Своего Сына, принимая каждый наш молитвенный вздох, отирая каждую слезу, которая скатится со щеки сироты или вдовицы, помогая чудесно, а иногда и через людей, всем, кто в простоте сердца и незлобии призывает Богородицу.

    Русские святые находились в особой духовной связи с Царицей Небесной, предстояли Ей как послушники

Русское Православие в этом отношении действительно имеет свои несущественные, но внутренние отличия от жизни сербов, или болгар, или греков. Да, конечно, все мы дети Пресвятой Богородицы, но изучите жития русских святых: преподобного Сергия, преподобного Серафима Саровского, праведного Иоанна Кронштадтского… – все они находились в духовной связи с Царицей Небесной, служили Ей духом, предстояли Ей как послушники, Ее избрав Ходатаицей пред Престолом Пресвятой Троицы. И этим я вовсе не хочу сказать, что святые Греческой Церкви не имели сходного духовного опыта – несомненно, имели. Почитайте хотя бы жития святых афонитов – Петра Афонского, например, руководствуемого Царицей Небесной. Но, сличая иконографические традиции – греческую и русскую, взирая на фрески Феофана Грека и преподобного Андрея Рублева, вы не можете не увидеть определенного различия: обилие мягких и светлых тонов, аскетический, но прежде всего – радостный дух.

Особенность русского благочестия – это детская приверженность, преданность Царице Небесной, соединенная с сознанием своей полной беспомощности, слабости, но вместе с тем и радостной уверенности, что Она, Пресвятая Дева, никогда не оставит Свое малое дитя, Своего сосунка, ползунка, Свое чадо, но всегда подымет, предохранит от бед, утешит и приголубит. И самый лик преподобного Серафима – служки, смиренного послушника Царицы Небесной, – его пасхальная улыбка, круглый год светившая в Сарове всей России, его приветствие: «Радость моя, Христос воскресе!» – есть сокровенное, но вместе с тем столь осязаемое свидетельство близости духа этого любимца Божиего Царице Небесной, многократно, между прочим, являвшейся преподобному Серафиму и некогда, когда он еще был юн, изрекшей ему: «Сей есть от рода нашего». Вспомним и преподобного Сергия, жизнь которого увенчалась дивным явлением Богородицы, перстом Своим указавшей в его сторону со словами: «Любимиче Мой, скоро будешь с нами».

    Пусть выражением нашей любви станет 150-кратное внимательное и неспешное моление: «Богородице Дево, радуйся!»

Как же отметить в эти краткие, столь быстро несущиеся дни Успенского поста нашу зарождающуюся любовь к Царице Небесной? Лучше всего выражением этой любви послужит Богородичное правило, о котором напомнил русским людям преподобный Серафим в первой трети XIX века. Он подтвердил своим устным свидетельством, что во Вселенской Церкви на всем протяжении прошедших столетий никогда не угасало стремление христиан приносить Деве Марии архангельское приветствие: 150-кратное внимательное и неспешное моление, когда в устах и сердце христианина звучат слова: «Богородице Дево, радуйся! Благодатная Марие, Господь с Тобою! Благословенна Ты в женах и благословен Плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших». Не об этой ли молитве Михайло Юрьевич Лермонтов вспоминает в своем прекрасном стихотворении:

В минуту жизни трудную,
Теснится ль в сердце грусть,
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть…


– говоря об особой благодатной силе, которая пронизывает слова этого моления? А в ХХ столетии, незадолго пред мученической своей кончиной священномученик Серафим (Звездинский), епископ Дмитровский, писал из ссылки своим чадам, откуда-то из Туруханского края: «Дети мои! Если бы вы знали, как я счастлив посреди невзгод, лишений и гонений! Потому что, привыкши ежедневно обращаться к Царице Небесной с архангельским приветствием: “Богородице Дево, радуйся!”, я со страхом и трепетом сознаю, что даже земные мои пожелания – хочется ли рыбки или отдохнуть немного в невзгодах пути (а он шествовал по этапам. – прот. А.В.) – Бог предстательством Девы Марии дарует мне, и гораздо более, нежели я прошу и на что я надеюсь».


Успение Пресвятой Богородицы

Итак, дорогие мои, если мы хотим, чтобы эти две недели стали для нас сказкой, поэзией, радостью, если нам хочется выйти из замкнутого порочного круга депрессивных состояний собственной раздражительности, неуемного празднословия, каких-то гордостных помыслов, если мы устали от каких-то нецеломудренных воззрений, соответствующих низменных ощущений, которые грозят выкрасть из нашего сердца лилию чистоты и целомудрия, вооружимся этой молитвой – «Богородице Дево, радуйся!..» Не у всякого, быть может, получится 150 раз на дню произнести ее, но почему бы не ограничиться 15? Однако делать это нужно с чувством, с толком, с расстановкой, а главное – с живой верой, что в момент произнесения молитвы мы предстоим Царице Небесной.

Она взирает на нас Своим материнским – и радостным, и немного печальным – взором. Радостным потому, что Ей приятно, что мы, Ее чада, вспоминаем Ее, Марию Деву, протягиваем к Ней наши руки, ищем Ее покрова. Печальным потому, что Она ведает наше легкомыслие: едва лишь получим желаемое – расслабляемся, омрачаемся и опять впадаем в какое-то нечувствие и возвращаемся к опостылевшим душе грехам. Тем не менее, один инок афонский некогда, сознавая свое полное недостоинство после очередного рецидива впадения в какой-то грех, несовместимый с монашеским званием, обращаясь к Богородице, произнес такие слова: «Я – свинья, но твоя, Матерь Божия! Не отрини меня, нечистого и грешного раба Твоего!» И, представьте себе, Она не отринула! Так что русский народ не зря свидетельствует, что всякий, кто с верой и покаянием призывает имя Пресвятой Богородицы, получит Ее помощь. Даже если он ограничивается воплем мысленным: «Пресвятая Богородица, спаси, помоги, очисти! Вызволи меня из болота, из трясины, в которой я нахожусь! Укрепи меня, направь мои стопы на дорогу заповедей Божиих, дабы я провел оставшиеся дни Успенского поста в чистоте и честности, вере и верности! Даруй мне встретить день Твоего Успения чистым от всякой скверны плоти и духа!»

    Матери Божией мы особенно угодим, если прибегнем как можно скорее к серьезной, глубокой исповеди

И конечно, дорогие друзья, Матери Божией мы особенно угодим, если прибегнем как можно скорее к серьезной, глубокой исповеди, а, очистившись от терний, уязвляющих нас, вынув из сердца через исповедь все занозы грехов, приступим к Святой Чаше, не забывая, что, когда мы вкушаем Пречистую Кровь и Тело Спасителя, мы принимаем их из рук Богородицы, ведь Кровь и Тело именно Она подарила Боговоплощенному. Так что, в Святой Евхаристии становясь сотелесниками Господа, мы становимся одновременно и детьми в Духе Святом Пречистой Богородицы. И я очень верю, что этот Успенский пост принесет всем нам и облегчение, и очищение, и вдохновение. Ненадолго прощаемся с вами, потому что впереди нас ждет праздник Преображения.

Протоиерей Артемий Владимиров

http://www.pravoslavie.ru/96121.html
« Последнее редактирование: 14 Августа 2017, 08:31:59 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 15 Августа 2016, 09:11:56 »

Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)

Возвращаемся в Рай соблюдением поста



Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Наши грехи, недостатки исходят только молитвою и постом. Пост был заповедан человеку еще в Раю. Через послушание воле Божией Адам и Ева могли бы преобразить этот мир, но они не удержались в посте.

Иоанн Лествичник так говорит нам: «Кто хочет возвратиться опять в Рай, возвращается не иначе, как постом». О том, в чем должен состоять пост, Иоанн Златоуст говорит: «Да постится не одно только тело, не одно только чрево. Пусть постятся твои глаза, пусть постится твой язык. Пусть постятся твои уши, пусть постится твое сердце, пусть постятся твои руки и ноги. Глаза пусть не смотрят на неподобающее, уши пусть не слышат клеветы и осуждения. Язык пусть не произносит лжи, осуждения и неправды. Руки пусть не берут то, чего не клали, а ноги да не идут на совет нечестивых».

Что касается «совета нечестивых», то это не только какие-то собрания, куда мы и так с вами не ходим – клубы и прочее… Святые Отцы называют «советом нечестивых» совещание наших с вами дурных помыслов. Так вот Священное Писание предписывает «не ходить на совет нечестивых». «Совет» этот разрушается молитвой Иисусовой, призыванием имени Божиего. Поэтому сейчас, когда мы с вами проходим поприще Успенского поста, пусть пост не будет для нас только гастрономическим, связанным лишь с переменой пищи на столе. Главное, чтобы мы хотя бы в этот маленький отрезок времени подвизались подвигом добрым и чтобы произошла перемена в наших умах.

Добрый подвиг – это борьба со страстями и недостатками. Святитель Василий Великий так и сказал нам: «Мы не телоубийцы, мы страстоубийцы». Вот на что мы должны обратить свое внимание, начиная с сегодняшней недели. Вот почему надо усилить не только телесный пост, но и следить за тем, какие мысли, слова и чувства – в нашем сердце. И, самое главное, надо усилить молитву. Тот, кто не читал регулярно утренних и вечерних молитв, да читает их регулярно. Кто читал утренние и вечерние молитвы, пусть прибавит по кафизме в день. Кто читал кафизму, пусть прибавит канон Спасителю, на следующий день – Матери Божией, на следующий день – Ангелу Хранителю, чтобы, как сказал один подвижник нашего времени, «духовная гайка» не раскручивалась, а закручивалась. Водители знают, как важно своевременно подкручивать гайки на колесах. Ведь, не дай Бог, отвалится колесо, и тогда, пиши, пропало…

Мы должны следить за своим сердцем, чтобы в нем не возникало дурных мыслей и чувств. А если они есть, то надо ради Христа подвизаться, вести борьбу против дурных мыслей, слов и желаний... Ведь внутри нас может быть или рай, или ад. Когда мы с Богом, когда мы в молитве, когда мы очищаем свой ум, душу и сердце, тогда там рай. А когда мы даем волю страстям, тогда там может быть сущий ад.

Однажды к старцу пришел доблестный генерал. Он был человеком далеким от Церкви, и многочисленные победы не приносили ему радости, в душе не было мира, не было благодати. Человек этот понимал, что чего-то очень важного не хватает в его жизни, и верующие друзья сказали ему: «Сходи к старцу, посоветуйся». Генерал пришел к старцу и спросил: «А что такое Рай?» То есть что человеку в жизни нужно, чтобы рай был в душе? И старец ответил: «Ты подлец, трус и предатель». «Это почему?!» – генерал возмутился и даже вытащил саблю из ножен. «Я испытал тебя, – сказал ему тогда старец. – Вот это и есть ад». «Ладно. Понял», – ответил генерал и вложил саблю обратно в ножны. На что старец заметил: «А вот это – рай».

Таким был урок старца. Когда мы даем волю страстям, это и есть ад, а когда мы эти страсти пытаемся потушить, можем почувствовать сладость Рая.

В жизни, если не на каждом шагу, то, во всяком случае, часто мы слышим от людей: «Да ты подлец, предатель и трус». И, даже если это не всегда бывает высказано, мы чувствуем, что люди думают о нас именно так. В свою очередь, и мы начинаем про них думать то же самое, а значит, «вытаскиваем саблю из ножен». И, наоборот, когда мы стараемся жить по совету старца Паисия Афонского, который говорит: «Включай добрые помыслы», – пытаемся выправить ситуацию и начинаем думать: «Я ослышался. Не так что-то понял. Может, я что-то сам накрутил», – обретаем возможность почувствовать Рай. И пост помогает нам в этом делании.

Хотя бы в эти святые праздничные дни попытаемся иметь самое главное – трезвение. Ведь «трезвение, – как учат святые Отцы, – это постоянное внимание к своим мыслям, словам и поступкам». Где есть терзвение, там есть христианская жизнь. Каждую свою мысль, каждое свое слово, каждый свой поступок мы должны соотносить с евангельскими заповедями. Это и есть настоящий пост, настоящее воздержание, воздержание от страстей.

Будем помнить слова Иоанна Златоуста: «Да не только постится твое чрево, но и глаза, и язык, и уши, и ноги, и руки». Потеряв через нарушение поста Рай, возвращаемся в этот рай соблюдением поста, а значит, евангельских заповедей. Аминь.

http://www.pravoslavie.ru/96182.html

http://monasterium.ru/publikatsii/2013-06-03-11-32-43/vozvrashchaemsya-v-ray-soblyudeniem-posta/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #19 : 16 Августа 2016, 07:22:39 »

Святитель Илия (Минятий)

Похвальное слово в честь Богородицы (на дни Успенского поста)

Сей же род не исходит, токмо молитвою и постом.
Мф. 17, 21.




Пост и молитва суть два непобедимых оружия, которые с небес даны Церкви для борьбы против всех видимых и невидимых врагов. Три таких страшных врага ведут против нас непрестанную войну: мир, дьявол и плоть. Мир воюет с нами суеверностью и лживостью жизни; дьявол – тайными похотями и худыми помышлениями; плоть – негой, удовольствиями, постыдными склонностями и стремлениями. И трое воюют против нас, как будто сговорясь, дружно и во всеоружии искушений. Но мы очень счастливо отражаем нападающих на нас и побеждаем их молитвой и постом. Умерщвляем плоть, обращаем в бегство дьявола, попираем мир; и, окрыляемые как бы двумя крыльями, с одной стороны молитвой, с другой – постом, мы, возносимся духом к небу, поднимаемся над сетями и избегаем козней искушения. Поэтому божественный Златоуст так говорит о молитве: «Где молитва и благодарение, там ясно намечается область Святого Духа, демоны обращаются в бегство, и вся противная сила убегает». О посте же говорит Василий Великий, что с помощью воздержания и поста «одерживается победа над невидимыми врагами», как относительно упоминаемого ныне в Евангелии лунатика утверждает это Христос: сей же род не исходит, токмо молитвою и постом. Наша святая Церковь, которая все делает по наставлению Святого Духа, повелела нам, христианам, в течение этих четырнадцати дней совершать молитву и пост, т. е. призывание имени Божия и воздержание в честь преславной Приснодевы Марии, святейшей Матери Бога нашего. Правда, борьба непродолжительна, но победа очень блестяща и следствия победы обильны. Подвигоположница, Сама Богоневестная Владычица, Царица неба и земли, сидит одесную престола Трисиятельного Божества и, взирая долу на подвиг, держит венцы, чтобы увенчать победителей. Блаженны мы, если будем подвизаться когда должно. Кто в эти святые дн молитвой и постом мужественно победит мирские попечения, дьявольские ухищрения, плотские помышления, тот пусть с уверенностью дерзает и получить от Богоматери достойный дар. Это я утверждаю от лица Самой Пресвятой Девы и посему сегодня укажу, какую благодать и помощь получает от Пречистой Владычицы тот, кто чувствует к Ней благоговение и чтит Ее молитвой и постом.

Святейшая Дева есть и называется Матерью в двух смыслах: во-первых, как Матерь Бога, и во-вторых, как Матерь всех христиан. Она — Матерь Божия по естественному рождению и Матерь христиан по усыновлению. Она Матерь Божия по рождению, воистину Богородица, ибо поистине родила Самого Сына Божия от нетленного Своего чрева, где Божественное Слово соединилось с плотью и в единой нераздельной ипостаси объединило Свою Божескую и человеческую природу превыше естества, слова и разумения. Она – Матерь всех христиан по усыновлению: если мы – по благодати сыноположения – названные братья Иисуса Христа (см.: Евр. 2, 11), Которого родила Дева, и если Сам Иисус Христос, как говорит Павел, пребывает посреди нас, как перворожденный во многих братьях, то, следовательно, мы названные сыны Богородицы. Как Матерь Божия, по материнскому достоинству, Она должна иметь у Бога такую благодать, какую подобает иметь матери у сына; с другой стороны, как Матерь христиан, в силу материнской любви, она должна оказывать христианам такую же милость, какую мать должна оказывать своим детям.

Но благодать, которую имеет всесвятая Дева от Бога, должна соответствовать достоинству Матери Бога, а это достоинство беспредельно; стало быть, и благодать, которую Она получает, беспредельна. Равным образом и милость, которую Она оказывает христианам, должна соответствовать любви матери к детям, а эта любовь беспредельна; следовательно, и милость, оказываемая Ею, беспредельна. И далее, соразмеряя беспредельную благодать, которую Она, как Матерь Божия, получает от Бога, и беспредельную милость, которую Она, как Матерь христиан, оказывает христианам, должно признать, что Дева есть море благодатных сил. И действительно, Она – море великое по обширности, ибо воспринимает, как Матерь Божия, все неистощимые реки божественных дарований Духа; море великое по вместимости, ибо, как Матерь христиан, в изобилии изливает на них те же божественные дарования; таким образом, по дарованиям, которые она воспринимает, как Матерь Божия, Она — море беспредельное; а по дарованиям, которые раздает, как матерь христиан, Она – море неисчерпаемое. Слушатели, благоговейно чтущие Деву, я хочу, чтобы вы на этот раз из всех Ее преимуществ перед прочими созданиями обратили внимание на это: что Она есть Матерь Божия и Матерь христиан. И, как Матерь Божия, Она более всех святых и всех ангелов имеет дерзновение у Бога, Своего Сына; а как Матерь христиан, Она больше, чем все – и святые, и ангелы — оказывает нам, Своим детям, благодеяний.

Из древнего Рима был несправедливо изгнан Кориолан, благороднейший патриций и мужественнейший полководец; озлобившись, он призывает войско, возбуждает войну против неблагодарного отечества. Он ведет войну, побеждает и победителем приближается к Риму, окружает его, осаждает, стесняет. Он первый восходит на крепостные стены города, держа в руке меч, дыша угрозой и убийством, устрашая сжечь город до основания, а самих граждан истребить мечом, их кровью утолить свой справедливый гнев и загладить обиду, несправедливо ему причиненную. Тогда римляне сознаются в своей ошибке, раскаиваются в сделанном, смущаются от греха и стыда, с трепетом собираются на совет и не находят от угрожающей опасности никакого средства, кроме как упасть к ногам сего мужа, попросить прощение и смягчить его гнев. Итак, пошли впереди избранные из Сената, за ними – разные сановники и наконец простой народ, толпы женщин и детей, все со слезами на глазах и глубоким унынием на лице; они восходят на стену, являются перед Кориоланом, падают, кланяются, упрашивают, плачут и одним умиленным голосом просят пощады отечеству и своей жизни. Но тот стоит неумолимый, не преклоняется на просьбы, не смягчается от слез всех граждан; наоборот, он ожесточается, хочет дать знак к битве, повести войско в наступление, на убийство и всегубительство. Когда же в толпе он увидел опечаленное лицо почтенной женщины, Битурии, своей матери, которая напомнила ему свою нежную материнскую любовь, в то же мгновение взор его просветлел, гнев утих, меч опустился и выпал из рук; он останавливает наступление войска, примиряется с гражданами, входит в родной город не как враг, а как друг. Освобождает отечество от крайней опасности. Настолько присутствие одной матери перед сыном важнее, чем присутствие бесчисленной толпы народа. для сына что может быть приятнее имени матери? Что может быть сильнее слез и молений матери? Но возвратимся к нашему предмету.

Не правда ли, христиане, что мы грешим на всякий день, час и минуту? Пусть скажет это совесть каждого. Горе нам! Какими многообразными грехами осквернена наша жизнь! Она представляет собой один сплошной и непрерывный ряд самых тяжких беззаконий. Сколько нечистого в наших помышлениях! Сколько срамословия на нашем языке! Сколько лукавства в наших деяниях видит Сын Божий! Видит – и терпит, потому что Он долготерпелив. Но когда мы нераскаянные, неисправимые, упорные в зле, какой-то противоестественной неблагодарностью оскорбляем высшую божественную правду, возбуждаем Его праведный гнев, Он не терпит более, но вооружившись мечом и стрелами ужасного и неумолимого Своего гнева, как страшный воин восстает на нас и угрожает совершенным истреблением, смертью, вечным мучением; и, кажется, говорит нам то же, что иудеям в сегодняшнем Евангелии: О, роде неверный и развращенный, доколе буду с вами? доколе терплю вам? (Мф. 17, 17). Род неверный – не потому, что не имеешь веры, а потому, что не имеешь никакого дела веры; развращенный, отвергнувший страх предо Мной, поправший закон Мой, удалившийся от любви Моей, совратившийся в свои похотения! Доколе буду с вами? Доколе Я буду с вами в Моей Церкви и в Моих таинствах? Доколе терплю вам? Доколе Я буду вас выносить, поддерживать вас Своей кротостью и долготерпением? До каких пор? С этими словами Он оружие Свое очистит (в таком страшном образе описывает Его пророк), лук Свой напряже, и уготова и; и в нем уготова сосуды смертныя (Пс. 7, 13–14). Стрелы приготовлены и это – стрелы Сильнаго изощренны, со угльми пустынными (Пс. 119, 4). Одни стрелы, чтобы отнять или детей для наказания родителей, или родителей для вразумления детей, или мужа у суетной жены, или жену у непотребного мужа, или брата у грешного брата же. Другая стрела, чтобы поразить наше здоровье, дабы больных нас повергнуть в постель на долголетние страдания; третья, чтобы отравить нам счастье, чтобы бедностью смирить наше гордое око. Прочие, коих нельзя исчислить, чтобы они причинили нам всевозможные раны, истребили жилища, разорили имущество, уничтожили товары, рассеяли семейство тяжбами, раздорами, голодом, смертью, войнами, пленением и всей тьмой бедствий.

Оружие Свое очистит, лук Свой напряже, и уготова и; и в нем уготова сосуды смертные. Куда, несчастные грешники, мы убежим от такого негодования и гнева Сына Божия? Для нас нет иного исхода, как покаяться и припасть к стопам человеколюбца Бога нашего, а для этого обратиться к посредству священников, которые здесь, на земле, в Церкви, и к ходатайству святых, которые в раю. И представьте, что все: и монахи, и священники, и архиереи, и патриархи – совершают общее служение и моление; более того, все святые рая, весь лик пророков и апостолов, все множество мучеников, подвижников и девственников, все члены блаженных ангелов припадают перед престолом величества Божия, чтобы испросить для нас милости прощения. Гораздо больше всего этого ходатайства земной и небесной Церкви может сделать единственное слово Богоматери.

О, когда обратится Тот страшный Судия и увидит лицо Своей Матери, этой святейшей и сладчайшей Матери, Которая умоляет Его, Он тотчас станет приветлив, кроток, мирен, отложит меч и лук Своего Божественного гнева, тотчас покажет нам снисхождение и любовь и изречет нам вожделенное прощение, много бо может моление Матернее ко благосердию Владыки. Подумать только, христиане, кто простит? Матерь Божия, Которая имеет дерзновение к Богу несравненно больше всех святых. Прочие святые умоляют, как рабы Божии, Пресвятая Дева просит, как Матерь Божия. Кого умоляет? Сына Божия, Которого зачала, Которого родила, вскормила и воспитала; Которого одна Она возлюбила всей любовью, какой возлюбили Бога все блаженные вместе, и Которым была возлюблена всей любовью, какой Бог любит всех блаженных вместе. Все святые умоляют Бога, как Отца, Пресвятая Дева – как Сына. За кого умоляет? За христиан, которые суть Ее дети, по природе Ее потомки того же рода, той же крови, от которой и Сама произошла, а по благодати – братья Ее Сына. Все святые ходатайствуют за нас, как за братьев, Пресвятая Дева ходатайствует за нас, как за детей. Теперь примите во внимание Лицо, умоляемое Ею. Как велико ее дерзновение! И лицо, умоляющее. Как горяча Ее мольба! Возможно ли, чтобы не была оказана милость? Этот смысл имеет известное выражение Песни песней, с которым, мне думается, обращается к Деве Бог: Сердце наше привлекла еси единым от очию твоею (4, 9), – одним Твоим взором Ты проникла в Мое сердце, Я бросаю оружие, оставляю гнев, дарую прощение.

Вот какую милость оказывает, вот какую помощь подает нам, христианам, Святейшая Мария. Какое же почитание и благоговение должны оказывать Святейшей Марии мы, христиане? Она и Матерь Божия, и Матерь наша; как нашу собственную мать, мы должны чтить Ее; мы должны благоговеть перед Ней, потому что это – естественная обязанность, утвержденная Божественным законом; с другой стороны, как Матерь Божию, мы, люди, должны еще более чтить Ее; поэтому мы еще более должны благоговеть перед Ней. Ибо Ее, как Матерь Божию, чтят и перед Ней благоговеют сами святые рая и даже ангелы небесные. Следовательно, честь и благоговение к Святейшей Марии, как нашей Матери, должны быть велики, а как к Матери Божией, выше всякого сравнения. Кто не чтит и не уважает своей матери, тот недостоин названия человека; кто не чтит Матерь Божию и не благоговеет перед Ней, недостоин имени христианина. Кто может похвалиться, что он верный раб Иисуса, если он не есть верный раб Марии? Или как он благоговеет перед Сыном, не благоговея перед Матерью? О, если бы я по какому-нибудь несчастью утратил всякое благоговение, то никогда не утрачу благоговения к Деве Марии. При всяком несчастье – телесном или душевном, в котором бы я очутился, я буду прибегать к Ней в уверенности, что у Нее я найду в болезнях моих исцеление, в моих горестях – утешение и в грехах моих – прощение. И даже в самом аде я не теряю надежды на спасение от Царицы Небесной. Я не боюсь погибели, пока Она охраняет меня в Своих объятиях. Но когда потеряю благоговение к Деве, тогда я погибшая душа.

Но в чем же состоит благоговение к Деве? В молитве и посте. В молитве, которая есть призывание имени Божия; в посте, который есть воздержание. Это два способа, которыми, по определению Церкви, мы должны чтить Матерь Божию и нашу, особенно в эти дни. Какой же должна быть наша молитва? Не с беспорядочностью, не с волнением, не с бесстыдством, но со страхом Божиим, сокрушением сердца и слезами умиления. Каким должен быть наш пост в воздержании? Не только воздержание от яств, но и от греха; не только от мяса, но и от плотских страстей. Всесвятая Дева ждет от нас вместе с постом и чистоты сердечной с молитвой, и сокрушения сердечного. Чего же менее этого может требовать от христиан Матерь Божия и Матерь христиан? О, если бы мы поняли, какую милость и помощь получаем от такой Святейшей Матери!

Сироты, лишившиеся родителей, странники, бесприютные, больные, скорбные, грешные, не печальтесь: есть у вас Матерь, Матерь Божия! Матерь, Которая приютит вас в странствии, Которая напитает вас в бедности, Которая дарует вам в печалях утешение, в болезнях исцеление, из плена освобождение, в грехах прощение. Не горюйте: вы имеете Матерью Матерь Божию. Моряки, плавающие на море, призывайте Деву, чтобы в бурю иметь пристанище; путники, проходящие сушу, призывайте Деву, чтобы иметь в опасностях помощницу. Земледельцы, возделывающие землю, призывайте Деву, чтобы иметь благословение урожая в трудах своих. Юноши, учащиеся в школе, призывайте Деву, чтобы иметь свет познания в учении. Духовные и миряне, мужи и жены, призывайте Деву во всех нуждах, телесных и душевных, чтобы иметь Покровительницу в этой жизни, Покровительницу в час смерти и Ходатаицу в день суда. Христиане, от малого до великого служащие и поклоняющиеся имени Иисуса, чтите имя и благоговейте пред именем Девы Марии, Матери Иисуса и нашей. Иисус и Мария да будут написаны в ваших сердцах; Иисус и Мария да не сходят с уст ваших; Иисус и Мария пусть будут началом и концом ваших молитв. Имена Иисуса и Марии да будут первыми в раннее утро и последними вечером; с ними закрывайте глаза ваши ко сну; с ними входите и выходите из церкви; с ними начинайте и кончайте всякое дело, чтобы удостоиться в час последнего воздыхания иметь с одной стороны Иисуса, а с другой – Марию, и вместе с Иисусом и Марией прославиться в Небесном Царстве. Аминь.

http://www.pravoslavie.ru/1444.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #20 : 14 Августа 2017, 07:48:11 »

Пост — не повод для печали



 Святое и Божественное Писание говорит: Когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, и не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица (ср. Мф. 6, 16–17).

Святой Максим Исповедник говорит, что помазать голову — значит напоить свой ум Божественными словами, чтобы лицо наше сияло оттого, что внутри у нас обретается Божественное сознание, ведь лицо показывает, что у человека имеется в сердце. Пост никак не является поводом для печали, напротив, он служит поводом к тому, чтобы нам еще больше приблизиться к Богу, а приближение к Богу может доставлять только духовную радость.

    Приближение к Богу может доставлять только духовную радость

Покаяние означает обращение к Богу, обращение, которое бывает, когда мы приходим в состояние умиления[1]. Работа над своей совестью приносит умиление, а пост делает нас более чувствительными, более мягкими, более близкими к тому состоянию, когда человек жил с Богом. Тогда люди питались только плодами земли, а никак не мясом.

Святые отцы говорят, что то, что Бог сделал с Ноем после потопа, сказав ему: всё движущееся, что живет, будет вам в пищу (Быт. 9, 3), было не благословением, а снисхождением. Бог знал, что люди всё равно начнут есть мясо, даже если Он им не разрешит. Что уже и случилось с людьми до потопа, хотя Бог и говорил им: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; — вам сие будет в пищу (Быт. 1, 29). Несмотря на это, люди ели мясо и даже стали есть друг друга в ту эпоху, когда на земле появились исполины.

Поэтому давайте не будем уподобляться свиньям, отягощающим себя всем, что только может влезть в рот, а будем подобны мудрым, выбирающим то, что приближает нас к благостыне. Мы же видим, что овца питается травой, и она такая кроткая, что даже Сам Спаситель уподобил Себя Агнцу. Святые отцы говорят, что «многая еда подобна шумному войску»: не дает нам спать, не дает молиться и даже оставаться спокойными.

    Важно не то, сколько мы постились, а то, какую пользу мы из этого извлекли

И все же самое важное, на что мы должны обратить внимание, — это то, что Бог не хочет от нас поста бесплодного, ведь важно не то, сколько мы постились, а то, какую пользу мы из этого извлекли. Огромная польза, которую мы можем получить от поста, — это достигнуть более спокойного состояния, в котором мы могли бы познавать Бога. А чтобы пост не оставался бесплодным, особое внимание в этот период уделяется слову Божию, изложенному в Священном Писании, в Псалтири и у святых отцов.

У тех, кто воздерживается от тяжелой пищи, очевидно, имеется большее внимание ума, а значит, нам надо понять, что его мы и должны достигнуть, и тогда увидим в себе перемену. Вместо разрушенной скинии, то есть участи злого человека, которую мы разорили своим воздержанием от яств, мы водружаем краеугольный камень слова Божия, чтобы на этом месте процвели добро и любовь.

В Патерике, у аввы Иоанна (Колова), говорится: «Если царь захочет взять город, он первым делом перекрывает воду и пищу, и враги (страсти) тогда погибают от голода, покоряются ему. Так же и телесные страсти: если человек будет пребывать в посте и голоде, они ослабеют в брани с его душой». Так мы разрушим в себе ветхого человека и обновимся в свете Божественных учений.

Огромна скорбь бесплодного поста, он являет собой лицемерную злобу. Один монах говорил, что видел совершавших сверхчеловеческие подвиги, которые питались одними корнями, но как же печально было видеть, что они лишены были плодов духовных! Они совершали телесные подвиги, не имея действия благодати. И сегодня тоже можно услышать о таких, кто вычитывает всю Псалтирь целиком без передышки или ничего не ест очень долгое время, но только те, кто вкусил радость от слова Божия, знают, что, когда благодать Божия посетит тебя слезами, ты и одной кафизмы в Псалтири дочитать до конца не сможешь.

Подвизающиеся по «железобетонному» уставу молитвы показывают, что они обыкновенные уставщики; утверждают, что исполняют свой долг, но, как говорит святой Иоанн Лествичник, они подобны двум жерновым камням, которые всегда вращаются на одном месте и никогда не могут сдвинуться вперед. Стареют, так и не познав состояния блаженства, любви, в котором ты, как сын в Отчем доме, ничего не делаешь ради вознаграждения или потому, что это нужно сделать, а делаешь всё из удовольствия, наслаждаясь плодами, как чем-то таким, в чем нуждается не Отец, а твоя душа.

    Бог силен подать нам благодать, какими бы тяжелыми ни были времена

Тогда радость переполняет нас, и подвиги доставляют удовлетворение. И хотя времена сейчас трудные, а ревность духовная охладела, но мы еще складываем в свою котомочку то, что складываем, и веруем, что Бог силен подать нам благодать, какими бы тяжелыми ни были времена на земле. Известно, что на фронте подкрепление посылается туда, где потери тяжелее, — так и благодать посетит нас тогда, когда мы попадем в еще большую беду, если не впадем в малодушие.

В 20 лет, когда я почти ничего не знал о Боге, при наступлении Великого поста один монах сказал мне, что теперь, в пост, кладут больше земных поклонов. Услышав это, я возмутился: почему, когда я хорошо питаюсь, надо делать меньше поклонов, а теперь, когда не ем ничего, надо класть больше земных поклонов? Однако с тех пор прошло уже много лет, в течение которых я на собственном опыте понял, что многая еда приводит за собой отяжеление тела, расслабление, сон и леность, а пост делает тело подобным перышку, и ты достигаешь такой легкости, что сотни земных поклонов уже не только кажутся тебе пустяком, но ты еще и испытываешь потребность в том, чтобы их класть.

Когда хочется есть, а силы у тебя еще имеются, рекомендуется класть земные поклоны, чтобы отвлечь внимание ума от желудка. Дело в том, что когда тело совершает усилие, то кровь приливает и направляется к той части тела, которая это усилие совершает. Работа желудка — тоже усилие, так что, когда он действует, он является центром, к которому посылается кровь. А если кровь будет посылаться к другим частям тела, которые действуют в этот момент, она уже не сможет питать желудок. И он, будучи лишен того, что заставляло его вставать на дыбы, будет, таким образом, сидеть себе смирненько, не в силах будучи работать.



Каждый знает, что когда находишь себе дело, ты забываешь о голоде, а этим делом может явиться и определенное усилие, в особенности умное делание[2]. А если мы еще подумаем о том, что ум, чтобы функционировать, тоже нуждается в том, чтобы его соответствующим образом питали кровеносные сосуды, то вот мы и откроем уравнение, которое очень нетрудно решить. Итак, вывод таков: если у нас имеется умное делание, то желудок будет для нас только рабом, которому мы дадим есть тогда, когда сочтем нужным.

И если мы будем сосредоточенными, лицо наше исполнится радости, поскольку кровь будет направлена к голове. И вот ты уже помазываешь себе голову, а не как те, кто находит радость в яствах, — они помазывают свой желудок и расширяют себе чрево. Поэтому первыми правит голова, а вторыми — желудок.

Великая брань, однако, великая борьба с привычкой ожидает тех, кто не приучен обходиться без скоромной еды и не приучен от еды отказываться. Изменение времени приема пищи и уменьшение порций — это борьба, и первые дни здесь самые трудные, поскольку организм требует еды в те часы, к которым приучен. Это брань, отвлекающая нас от молитвы, она подобно тому, как если кто-нибудь стучится к тебе в дверь во время молитвы и дергает тебя: «Дай мне того-то, дай!»

Так и желудок, когда он приучен принимать пищу и не получает, говорит: «Дай мне еды, дай!» — но через определенное время «гонений» и терпения привыкнет к новым условиям. Поэтому святые пустынники, пятница ли была или четверг, держали всегдашний пост, кроме субботы и воскресенья, воздерживаясь от пищи до одного и того же часа. Постоянно держать пост легче, чем сегодня есть скоромное, а завтра воздерживаться: им мы вводим душу в великий покой, оберегая ее от бесполезной брани.

Дело в том, что в действительности мы тяжело постимся по той причине, что не привыкли к этому: скоромная еда усиливает аппетит, от этого нам бывает тяжелее и на молитве, и во всем. Поэтому, даже если нет поста, если тело у нас сильное и артачится, рекомендуется есть больше постного в качестве средства для пользы души и тела, это делает нас ближе к умилению.

Однако не будем полностью или непомерно лишать желудок питания, а будем подавать ему еду, как рабу, который помогает нам, ища среднего пути и избегая крайнего воздержания, способного довести нас до бездействия и болезни. Идея заключается в том, чтобы сократить подаваемый нами овес, чтобы конь наш (тело) перестал быть таким норовистым. Святой Иоанн Кассиан говорит: «Постом человека во всю его жизнь должна быть уравновешенность, потому что прием пищи в меру и с рассуждением подает телу здоровье, не лишая его святости».

    Будем поститься столько, чтобы нам не терять молитву

Пост надо регулировать в зависимости от наших занятий. Святые отцы говорят, чтобы мы ели столько, чтобы нам не терять молитву, а я дерзнул бы добавить: будем поститься столько, чтобы нам не терять молитву. То есть не будем через силу держаться устава поста, доводя себя до состояния бездействия, а будем подкрепляться настолько, насколько нуждаемся, чтобы сохранять ум свой проницательным, ведь если ум наш будет помрачен, то пост уже не будет пользовать нас нимало.


Фото: monasterium.ru

Многие не соблюдают пост, неверно понимая слово Евангелия, которое гласит: ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека (Мк. 7, 15). Однако они не понимают того, что до еды бывает ее похотение [желание], и человек, одобряя это похотение, уже оскверняется. Ведь похотение, каждый знает, исходит изнутри нас, так что, согласившись с помыслом, мы уже пали.

Дойдя до этого места, следует заметить, что невоздержание Евы было вызвано не только похотением вкуса, но, как нам хорошо известно из Священного Писания, оно было вызвано также и похотением глаз и желанием возвыситься (ср. Быт. 3, 6)[3]. Поэтому пост должен быть не только ограничением яств, но и постом для глаз и желаний. Ведь почему возникло разделение между Богом и человеком? По причине желаний, которые человек вообразил себе. Желаете — и не имеете, говорит апостол (Иак. 4, 2). Поэтому, пока в нас будут иметься мирские похоти, между нами и Богом будет оставаться это разделение, ведь благодать не действует при брани похотей.

Как я говорил уже, пост без делания дела Божия, то есть без того, чтобы делать то, чего требует от нас Бог, бесплоден. Отцы говорят, что если кто-нибудь постится, но не делает правды Божией, пост его является мерзостью пред Ним, а пророк Исаия говорит: разве Вы не знаете, какой пост Мне угоден? Разреши оковы неправды, угнетенных отпусти на свободу, раздели с голодным хлеб твой, скитающихся бедных введи в дом и от единокровного твоего не укрывайся. Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет (ср. Ис. 58, 6–8).

Пост служит для исцеления тела и души, потому что болезни вызваны, в том числе, и безрассудным питанием, и беспорядочной жизнью. Разумная жизнь с питанием простым, без излишеств, жизнь с благодарением, то есть с сохранением спокойствия перед лицом всего, что бы вокруг ни происходило, в полной уверенности, что всё в руках Божиих, ведет нас к душевной крепости, к священному здоровью, в котором мы сияем верой, надеждой и любовью.

Протосингел Иоанн (Булига)

Перевела с румынского Зинаида Пейкова

________________________________

[1] В духовном смысле умиление означает не то, что мы понимаем под ним в обычном мирском контексте. Оно означает скромность, смирение, сокрушение и, видимо, скорее происходит не от слова «милый», а от латинского слова humilitas, которое применительно к состоянию духа переводится как «смирение, унижение, уничижение».

[2] То есть Иисусова молитва.

[3] И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание.

_____________________________________________

http://www.pravoslavie.ru/105717.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #21 : 14 Августа 2017, 07:54:25 »

Подарок от преподобного Серафима на дни Успенского поста


Дивеево

 Со мной все время что-то происходит.

Всякие истории. Смешные и грустные, радостные и необычные. И очень много замечательных, чудесных свидетельств того, что мы не одиноки. Что нас любят и присматривают за нами сверху.

Это случилось летом 2006 года.

Я только вернулась из паломнической поездки в Дивеево. В то время мне особенно был духовно близок преподобный Серафим Саровский. Он мне и до поездки был дорог. Но после поездки к нему я полюбила его еще сильнее.

И вот, поехала я после Дивеево навестить мою бабушку, которая жила в Рязанской области. Деревенька ее называлась чудно — Свеженькая. И находилась она в густых рязанских лесах.

Стояло жаркое, засушливое лето. Был июль месяц — самая грибная пора. Надо сказать, что в тех местах грибов растет видимо-невидимо.

Тут тебе и лисички, и грузди, и подосиновики с подберезовиками, и опята с маслятами. Черныши, рыжики, сыроежки, свинухи (ну, этих-то мы совсем не брали). И, конечно же, боровики. Белые грибы, по-нашему.

С самого детства, сколько я себя помню, ходили мы в лес за грибами. И, пока их искали, проходили десятки и десятки километров. А к вечеру, уставшие и счастливые, волочили домой здоровущие плетеные корзины, битком набитые драгоценными грибными трофеями.

И вот приезжаю я к бабушке. И с поезда, едва успев поздороваться с ней, гляжу тоскливо, «подергивая ножкой», в сторону леса. Бабушка, приметив, что все мысли мои о грибах, говорит мне, улыбаясь: «Сходи уж ты, внучка, в лес. Сходи. Да только, вишь, грибов-то в этом году нет. Наши-то ходили, да высохло все. Вот пустые-то и возвращаются».

А меня и уговаривать не надо. Потому как я уж и ведро схватила. Есть там грибы или нет, а меня уже нету. Я умчалась: «Пока, бабуля, я скоро!»

А она мне вслед: «Может, и найдешь... Успенским-то как хорошо, с грибами-то».

К слову, бабулечка моя была человеком глубоко верующим. Была она молитвенницей и постницей. Все посты, малые и большие, соблюдала неукоснительно. Нам, внукам своим, поставит на стол пять видов каш, блины, молоко, сыр, яйца, творог. А сама — с чайком хлебушек ест.

Поэтому строгим Успенским постом грибы ее очень выручали. Наварит грибного супчика — и хорошо.

И вот хожу я по лесу. Хожу час, хожу два — ни единого грибочка. И весь охотничий азарт у меня уже угас. И устала я. Только одна мысль и крутится в голове: как же, думаю, бабушка будет постом-то? Что ж ей есть? И так мне ее жалко стало, что я взмолилась:

— Батюшка Серафим, ведь ты в лесу жил и все грибные места знаешь. Покажи их мне! Видишь ведь, не для себя собираю! А для бабушки. Как же она постом без грибов-то будет?!

И вдруг, смотрю, под листочком — белый гриб. И еще один, и еще. И ни одного червивого.



В общем, я за полчаса набрала полведра грибов и помчалась домой.

Дома — бабушка удивляется и радуется:

— Да внученька ты моя! Да где ж ты их набрала?

А я помалкиваю.

На следующий день с утра пораньше — шширк в лес. И снова хожу и воплю. Не даю преподобному покоя. И снова набираю полведра. Несу домой, а к вечеру снова собираюсь в лес. И снова — полведра белых грибов. Бабушка моя диву дается: «Да как же это? Вот так радость нечаянная!»

А я все молчу, ничего не рассказываю.

На третий день не выдержала и все ей поведала. А она мне и говорит: «Ой, внучка, не ходи-ка ты больше. Грешно это. Мне на пост, куда с добром. Хватит мне. Надо и другим людям грибов оставить. Жадничать не надо. А то батюшка и осерчать на тебя может».

Ну, я и послушалась.

А бабушка грибов насушила и постом ела их, нахваливала.

И вот, сколько потом деревенские наши в лес за грибами ни ходили, так ни одного белого гриба и не принесли. Потому что в тот год было очень засушливое лето, и грибов в лесу не было.

Просто батюшка Серафим очень любил мою бабушку.

Эльвира Шахбазова

14 августа 2017 г.


http://www.pravoslavie.ru/105738.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #22 : 14 Августа 2017, 08:07:14 »

Пост и телесное здоровье

Отрывок из книги "Православный пост", изданной Сретенским монастырем в 2005 г.


Православный пост. Сретенский монастырь, 2005 г. Переплет – мягкий, 96 с.

Цель воздержания в пище, телесного поста – укротить чувственность плоти, чтобы она меньше влияла на духовную жизнь человека и не отягощала его страстями. Вместе с тем, как уже говорилось, «поститься должно благоразумно, рассудительно, соображаясь с телесными силами, памятуя мудрое изречение святых отцов, что мы не телоубийцы, а страстоубийцы» (преподобный Амвросий Оптинский). Каждый должен определить себе меру поста, советуясь со своим духовным наставником, учитывая свою телесную крепость и состояние здоровья.

Согласно 69-му Правилу Апостолов для «немощных», то есть слабых здоровьем, разрешается послабление поста. Как поясняет святитель Филарет, митрополит Московский, это дозволительно, потому что «немощь сама собою доставляет то, что ищется посредством поста, то есть укрощение чувственности и бездействие плотских страстей. И, следовательно, для немощного не то нужно, чтобы усмирять плоть постом, а то, чтобы оно не сделалось вовсе неспособным служить душе».

Многое зависит от степени болезни и крепости здоровья человека. Вот какие советы дает святитель Феофан Затворник: «Кушайте рыбу, когда немощны. Бог благословит. Тут нет греха, когда делается по необходимости, а не по прихоти. А когда станете говеть, тогда воздержитесь, если будете крепки. А если нет, то воздержитесь день-другой перед самым причастием; даже и без этого можно, когда немощь». «Никаких нет законов убивать себя, коль скоро известно, что постное расстраивает здоровье. И святой Пахомий в уставе написал монахам больным есть мясо, если то нужно для здоровья».

В книге «Древние иноческие уставы» описывается следующий случай. В монастыре преподобного Пахомия два монаха, по болезни, дошли до истощения и попросили мяса. Ухаживающие отказали им по той причине, что монахи не должны есть мясо. Когда преподобный Пахомий узнал об этом, то отругал ухаживающих и для восстановления телесных сил больных накормил их мясом.

Если пост сильно истощает организм больного человека, то, конечно же, необходимо поддержать его пищею. Если достаточно употребление в пищу рыбы, или, скажем, молочных продуктов, то дальше не нужно послаблять. Если необходимо мясо, тогда оно будет уже лекарство. «Относительно поста, когда нет здоровья, –говорит святитель Феофан Затворник, – терпение болезни и благодушие во время ее, заменяют пост. Потому извольте употреблять пищу, какая требуется по свойству лечения, хотя она и не постная». Но при этом надо обязательно посоветоваться с духовником и, даже если он благословит ослабить пост, каяться пред Богом в своей немощи.

Известно, что великие подвижники и Божии угодники относились к посту не по-фарисейски и не как к самоцели. Они пользовались им, как средством. Суббота для человека, а не человек для субботы (Мк. 2, 27), – сказал и Сам Спаситель, что применительно к посту означает: «пост для человека, а не человек для поста».

Нарушение поста – это когда человек может поститься, но не прилагает к этому усилия. Если человек болеет и ему для поддержки телесных сил необходима рыба или скоромная пища, – то принятие их не будет нарушением поста. Если поставляется целью чисто внешнее, буквенное его соблюдение, не учитывающее состояния здоровья, – то это ложное понятие о посте, фарисейское. Нужно не буквально, по-книжнически и фарисейски, исполнять церковные постановления, а постигать их дух.

Бывает, что люди не постятся, слушая то, что внушает им лукавый: «Вы заболеете, произойдет истощение организма, особенно сейчас, при недостатке витаминов, при ослаблении сил». Враг всевает такой ложный страх, а причина этого – наше маловерие. Из «Житий святых» мы знаем, что подвижники питались пищей самой скудной: порой один хлеб и вода. Несмотря на это, «святые постники, к удивлению других, не знали расслабления, но всегда были бодры, сильны и готовы к делу, – пишет преподобный Серафим Саровский. – Болезни между ними были редки, и жизнь их текла чрезвычайно продолжительно». Так, например, преподобные Антоний Великий жил 105 лет, Павел Фивейский – 113 лет, Сергий Радонежский – 78 лет, Кирилл Белозерский – 90 лет, Макарий Желтоводский – 95 лет… Как видно, строгие посты и умерщвление плоти не сокращают жизнь человека.

«Удивительная вещь, – пишет святой праведный Иоанн Кронштадтский, – сколько мы ни хлопочем о своем здоровье, как ни бережем себя, каких самых здоровых и приятных кушаньев ни едим, каких здоровых напитков ни пьем, сколько ни отгуливаемся на свежем воздухе, а все в конце концов выходит то, что подвергаемся болезням и тлению. Святые же, презиравшие плоть, умерщвлявшие ее беспрестанным воздержанием и постом, лежанием на голой земле, бдением, трудом, молитвою непрестанною, обессмертили и душу, и плоть свою; наши тела, много питаемые и сластопитаемые, издают смрад по смерти, а иногда и при жизни, а их тела благоухают и цветут, как при жизни, так и по смерти. Удивительное дело: мы, созидая, разрушаем свое тело, а они, разрушая, созидали; мы, обливая его благоуханиями, не избегаем смрада его, а они, не заботясь о благоухании тела, а о том, чтобы душа была благоуханием для Бога, – облагоухали свои тела».

То, что пост вреден, могут говорить только те люди, которые сами не постятся. А те, кто соблюдают посты, по личному опыту знают, какую пользу он несет в себе и душе и телу, а главное – делу спасения.

http://www.pravoslavie.ru/1974.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #23 : 14 Августа 2017, 08:24:47 »

Митрополит Вышгородский Павел

«Успенский пост одновременно и печальный, и радостный»



 – Ваше Высокопреосвященство, мы благодарим Вас за очередную встречу, и главной темой нашей беседы будет Успенский пост. Владыко, не могли бы Вы рассказать о происхождении этого поста и его значении для жизни христианина?

– Успенский пост известен еще с первых веков христианства, это пост печали и скорби. Когда Божия Матерь пребывала с учениками после Воскресения Христова, они радовались постоянному Ее благословению, которое Она преподавала, общению, наставлению, и, как пишет святой патриарх Тарасий и другие святители, каждый желал увидеть лик Божией Матери, потому что от Нее исходила такая благодать и сила, которую действительно человек ощущал, и было настолько душе легко и отрадно.

Когда, по словам Самого Христа Спасителя, забирается Жених, тогда начинается и пост, воздержание, разного рода скорби и переживания. Так и произошло с Божией Матерью. Архангел Гавриил принес Ей известие о переходе в обители в Царство к Сыну Своему и райскую ветвь. И Божия Матерь готовилась к этому событию. Хоть Она знала все, но все равно, говорят святые отцы, как человек она переживала и смущалась в Своей душе.

И вот когда Господь хотел взять душу Матери в Свои руки, тогда произошел шум на улице (а перед этим прибыли апостолы), Она перешла в руки Своего Сына и Бога.

Конечно, радость Матери – печаль для народа, потому что апостолы и все живущие в то время в Иерусалиме остались без Молитвенницы, Ходатаицы перед Сыном, многие Благодетельницу потеряли, но Она, перейдя в загробную жизнь, осталась между нами и с нами.

Поэтому пост взял свое начало после Успения Пресвятой Богородицы. Мы переживаем эту величайшую трагедию для нас, но знаем, что «В рождестве девство сохранила еси, во успении мира не оставила еси, Богородице, преставилася еси к животу, Мати сущи Живота, и молитвами Твоими избавляеши от смерти души наша» (тропарь праздника Успения Пресвятой Богородицы).

Этот пост и печальный, и вместе с тем радостный. Потому что мы получили Отраду и Утешение. На этот пост припадает еще великий праздник – Преображение.

   

Преображение Господа и Спаса нашего Иисуса Христа произошло перед Его страданиями, как свидетельствует Евангелие. Явились Господу Моисей и Илия, один из числа умерших пророков, второй из числа живых. Согласно пророчествам, Илия должен будет прийти перед Вторым Пришествием Спасителя для проповеди, его убьют, и он будет причислен к лику мучеников.

Поэтому этот радостный праздник Преображение отмечается Церковью не в дни Великого поста с той целью, чтобы не перерывать пост Страстной седмицы, а это торжество отмечается в дни Успенского поста. Преобразившись на горе Фавор, Господь показал всему человечеству, что и человек преобразится, и его преобразит Свет Христов.

Православный верующий, преображаясь, получает в молитве, в посте Божественную благодать. Поэтому Успенский пост, как я уже говорил, одновременно и печальный, и радостный. Печальный – так как мы разлучаемся с Божией Матерью, а радостный – мы приобретаем Молитвенницу, Покровительницу, Соцарицу Неба и земли со Своим Божественным Сыном, а нам – Отраду и Утешение.

– Владыко, какое символическое значение имеет вынос Креста в канун Успенского поста из алтаря на середину храма?

– Христос спасает всякого человека. И через Крест мы получили усыновление Богу Отцу и прощение собственных грехов.

История этого праздника отправляет нас в IX век на Восток, в Константинополь. В то время в летний период, в августе народ особенно страдал от эпидемий, смертельных болезней. Но никто не может человеку помочь, если не поможет Господь. Поэтому Патриарх вместе с клиром взяли иконы, пояс Божией Матери и Животворящий Крест, носили по улицам города, останавливались на перекрестках, где водворялись новосооруженные Кресты, а Крест с частицей Древа Господнего постановлялся на середине храма в Софии, и люди приходили, прикладывались и получали отраду и утешение. Так Господь прекращал по молитвам всей Церкви, еще воинствующей на земле, всякие бедствия. Прекращались болезни, эпидемии. Так изнесение честных древ Животворящего Креста легло в добрую традицию нашей Святой Православной Вселенской Церкви.

Поэтому и мы сегодня выносим Крест, который дает человеку силу, который дает человеку желание нести свой жизненный крест и достичь тихой пристани Царства Небесного.

– Две недели Успенского поста – это небольшое время, но время очень полезное для души каждого христианина. Время, когда мы делаем паузы, передышки, и заботимся о духовном. Но как поститься людям, которые больны, которые подвержены каким-то и душевным, и телесным болезням. Как им проводить эти дни, дни Успенского поста?

– Я хочу отметить для дорогих читателей, что материалы нашего сайта направлены не на удовлетворение каких-либо амбиций человека, он направлен на спасение души, жизнь по Евангелию, на открытие истин Евангелия в жизни человека, каждого из нас.

И тот человек, который действительно болеет, как Вы говорите, он тем более старается поститься, потому что знает, что пост есть одно из двух крыльев спасения – поста и молитвы, которые помогают человеку исцелиться. Именно благодаря посту происходят множество исцелений. Многие верующие люди, в особенности пожилого возраста – как я и старше (я вижу по своей маме, и по другим женщинам моего родного села), когда они постятся, то постятся без послаблений. Они падают, даже теряют сознание, но для них нарушить пост равносильно предательству, лучше принять какие-то муки и страдания.

Поэтому кто может поститься, он должен поститься, пост такому человеку принесет исцеление плоти. Да, есть исключения. Для беременных женщин, кормящ их грудью матерей есть такое понятие как икономия в Церкви, то есть дается послабление человеку. Но можно подходить избирательно: например, вкушать рыбу и не вкушать мяса и молока. Сегодня достаточно витаминов, которые укрепляют силу человека. Но пост не может быть только с одним крылом.

Птица с отрубленным крылом не способна подняться ввысь. Только не вкушая скоромное без молитвы невозможно говорить о настоящем соблюдении поста. У молитвы нет пределов, нет границ. Нет времени, нет безвременья, мы непрестанно должны молиться.

Постоянно: на кровати, сидя, лежа, в дороге. Господь дает возможность творить всегда самую сладкую молитву: «Господи, помилуй!» Можно читать молитвы, псалмы, выученные наизусть, или Иисусову молитву. Это будет человека воодушевлять.

Конечно, есть моменты, когда по состоянию здоровья благословляется послабление на пост. Например, больному до или после операции. Я сам пережил два года назад такое состояние, Господь дал это испытание во время Великого поста. Хочу сказать, что во время болезни и кушать не хочется. Но если тебя обязывает доктор, для того, чтобы набрался человек сил, мог организм бороться с недугом, нужно следовать рекомендациям доктора.

Поэтому, если есть силы для поста, не надо брать у священника благословение на послабление. Без веских причин священник никогда вам не разрешит ослабить пост. Сам Христос сказал: «Род сей изгоняется постом и молитвой» (Мф. 17:21).

Если нет сил поститься, можно прийти на исповедь и сказать батюшке: «Батюшка, простите, я не мог или не могла совершить такой пост, потому что есть на то причины». И священник помолиться и благословит. Подойти к батюшке обязательно нужно. Но те, кто может поститься, не должен переживать, что пост навредит здоровью. Никто не умер от поста.

И сегодня, конечно, жаль, что в особенности молодежь, да и пожилые люди стараются сохранить красоту своего тела. Обременяют себя мыслями: «Вот врач сказал, гадалка сказала, ясновидящая сказала, мне нельзя или можно кушать что-то».

Кушайте все, когда можно. Только не ешьте людей и не пейте кровь человеческую. А когда установлен вам пост в среду и пятницу, в особенные дни в Церкви, если будете уповать на помощь Божию, Господь поможет Вам, потому что это модные ныне диеты вредят, они низводят многих в гроб.

Еще одна проблема – сегодня многие не могут зачать детей, пришлось мне изучить некоторые медицинские термины и обращаться за советом к врачам, потому что женщины многие приходят и жалуются: «Я хочу быть мамой, не могу зачать, не могу родить».

Конечно, если вы нагрешили, если вы высохли от какой-то диеты, ваш организм не может дать необходимые вещества для ребенка, для зачатия, его утробного ношения, то какая может быть речь о рождении? Без молитвы – это не пост.

Человек должен всегда помнить, что нужно во всем иметь меру. Церковь установила все посты не в убыток человеку, а наоборот для здравия, и человек должен помнить, что силы нужны для несения жизненного креста, борьбы со страстями и пороками, чтобы донести свой жизненный крест до тихой пристани Царствия Небесного.

– Сейчас нередки вопросы, владыко, о том, как часто надо исповедоваться и причащаться. И особенно это актуально во время церковных постов.

– Я не сторонник частого причащения людей, чтобы причащались каждый день.

Святой апостол Павел говорит, что когда причащаются без достойного благоговения и страха, многие болеют и умирают. Значит, мы должны помнить, что мы не едим хлеб и не пьем вино, мы едим Тело и пьем Кровь Христа Спасителя.

И когда человек причащается каждый день, он теряет смысл этого Причащения. Он скатывается к обыденному восприятию, к привычке. Вы вспомните себя, когда вы причащались в первый раз. Вы вспомните, когда вы прочитали в первый раз Евангелие, вы вспомните, когда вашей души коснулась благодать во время молитвы. Печально, когда причащаются небрежно. Даже это я наблюдаю и в Лавре. Нужно вычитать необходимые молитвы перед Причастием. Но с пониманием, благоговением, душевным трепетом, а не «на автомате».

Человек, который хочет причаститься, должен посмотреть в свою душу, переосмыслить свою жизнь, он должен попоститься три дня, если побольше – не согрешит. Он должен примириться со всеми. В семье в особенности. С друзьями, а недругов у нас не должно быть.

Он должен быть на вечернем богослужении, он должен прийти заранее до начала богослужения написать записочки, подать их, поставить свечечки. Прийти на исповедь, сосредоточиться. И нужно сказать Богу то, что ты считаешь своим грехом. Священник принимает исповедь, а слышит, принимает покаяние и прощает Сам Господь.

Бывает, что говорят на исповеди, что ничем не согрешили. Это заблуждение. Можно начать с того, что многие неправильно кладут крестное знамение. Да, есть ситуации, когда люди по увечью не могут достать до чела, руки не сгибаются – это один вопрос. Но если махать рукой, словно мух от себя отгонять, это и есть великий грех. И молитва грешников не будет услышана Богом. Она предается человеку в суд и во осуждение.

Я своим духовным чадам всегда советую причащаться каждое третье воскресенье. Или в любой день на неделе. А также в период Великого поста нужно причаститься на Благовещение, в Лазареву субботу, обязательно в Великий Четверток.

Обязательно в Четверток, даже если вы причащаетесь накануне в Вербное воскресенье, вы должны причаститься, потому что это великий, памятный исторический день – была совершена первая Евхаристия Самим Господом.

После Тайной вечери Господь совершает Евхаристию, но через священника, через каждого из нас. Но первую Евхаристию Господь совершил Сам в Великий Четверток перед Своими страданиями.

Человек должен причаститься на протяжении всех четырех церковных постов, также в свой день рождения, в свой день ангела. Может причаститься в такие памятные дни, если уже родителей нет, в день смерти своих отца и матери. Заказать панихиду, вспомнить их добрую жизнь, поблагодарить за их самоотверженность, они посвятили жизнь нам, своим детям. В этот день хорошо было бы также причаститься.

Напомню, что я не сторонник того, чтобы причащаться каждый день или каждое воскресенье. Не теряйте страха Божия.

Многие приводят в пример праведного Иоанна Кронштадтского. Но он – подвижник, а мы разве достойны? Преподобная Мария Египетская причастилась один раз за 53 года, и удостоилась Царства Небесного. Я не призываю к такому же, не говорю, что вы должны причаститься один единственный первый и последний раз. Я настаиваю на том, что нужно себя готовить к Таинству. Мы помним, что когда святая Мария Египетская попросила преподобного Зосиму прийти через год с Тайнами Христовыми, с каким благоговением она ждала. Она сотворила чудо, перекрестила Иордан и пошла по нему как по суше.

Вы можете это сделать? Если мы обижаем ближнего, своего родного мужа, жену, брата, сестру, как мы можем приступать к Чаше, к Огню, опаляющему всякое нечестие.

Хорошо бы сейчас, в Успенский пост, причаститься вначале на Преображение, и на Успение, если кто-то сможет. Но не надо каждый день, я не советую. Это не принесет вам радости.

– Владыко, Вы упомянули святую преподобную Марию Египетскую, которая причастилась один раз в жизни. А сейчас очень много наших соотечественников по разным причинам живут за границей, где не всегда есть православные храмы. Как быть таким людям?

– Сегодня с трудом можно найти город без Православного храма. Есть храмы Антиохийской Церкви, Александрийской Церкви, Иерусалимской, Константинопольской, Сербской, Болгарской, создает приходы наша Русская Православная Церковь, Американская Церковь. Если человек нашел себе работу за 10 тысяч километров от родины, нашел условия, которые так необходимы для его временной жизни, то он может найти и храм, хоть 2-3 раза в год поехать туда помолиться, причаститься Таин Христовых. Господь поможет, лишь бы человек захотел.

Если мешает нежелание, привычка откладывать «на потом», это уже другой вопрос. Сейчас многие находят время и возможности для развлечений. Заметьте, сегодня не только мужчины, но и женщины едут на фестиваль пива, едут в другие города и страны на футбольные матчи, на соревнования по фигурному катанию, куда только не зовут людей... А на храмы у нас нет времени. Некогда быть на богослужении, не хватает времени и сил подготовиться к Причастию.

Меня в современной жизни удивляет много чего. Вот мы спешим все на Афон поехать раз в год, но своих родных храмов мы не знаем. Как мы восхищаемся греческими священниками, а не знакомы со своим местным батюшкой.

– Владыко, и в завершение нашей беседы. Этот пост нас готовит к нашему престольному празднику, к празднику Успения. Чтобы Вы хотели пожелать братии, также всей нашей пастве в этом посту?

– Я в первую очередь хочу попросить нашу братию, чтобы мы дорожили этим кратким временем нашей земной жизни. Чтобы мы не ленились ходить в храм Божий, на все богослужения, на весь круг суточных богослужений. Чтобы мы старались жить в любви друг с другом, проповедью своей жизни привлекали людей к источнику жизни, к Христу. Не нашими делами, мы ничего не можем сделать, а Божией благодатью.

Я бы хотел обратиться к тем, кто нас будет читать, слышать, видеть, чтобы они посещали все свои храмы. Краткое время, дорогие братия и сестры, нашей жизни. Жизнь наполнена болезнями, страданиями, неправдами, горестями, поэтому вы найдете одну правду – Христа. Найдете одно место – «…дом Мой домом молитвы наречется…», значит, только храм.

Если вы полюбите храм, Церковь полюбит вас. Вы будете иметь благословение этого святого места, где вы будете молиться. Люди приходят в храм, они забыва ют обо всем земном. Нет неприязни, неправды, обмана и лицемерия. Значит, нас собрал Бог. Мы ощущаем благодать, пребываем в радости. Если мы собираемся в других местах, на зрелищах, где обзывают друг друга, где говорят неправду, всякую ложь, клевету, значит, это сборище сатанинское. Бойтесь такого сборища, где бы оно не проводилось: на телевидении, в других общественных местах, сектантских собраниях, потому что это люди, которые не желают вам спасения. И их дома исполнены неправды.

Многие сегодня любят смеяться над Церковью. Смеющийся над Церковью смеется над самим собой и идет в погибель. Потому что Церковь – Святая, в ней нет неправды. Грех насмехаться над теми людьми, которые желают всем самого главного – спасения души, и ведут к Господу.

Надо помнить, что мы тоже не ангелы, а земные люди. У каждого священника есть свои дети, своя семья, свои заботы. Прошу всех не смотреть пагубные сатанинские телевизионные программы, которые идут на уничтожение человечества, осуждающие самое святое, сеющие тлетворные сомнения в душах человеческих.

Сегодня мне кажется, что работает план по уничтожению всего святого, замещение святого грешным. Шествия геев и подобные собрания охраняют представители правоохранительных органов. Толерантность разрешает грех, греху везде зеленый свет. А христианина ожидают всякого рода притеснения. Но «за Имя Мое» будут ненавидеть, гнать христиан, потому что они не от мира сего.

Гонения за Имя Господне претерпела и Божия Матерь, когда получила от Архангела Гавриила весть о Зачатии Иисуса Христа. Тогда соседи в Назарете увидели, что Дева носит во чреве. Они начали всячески злословить Иосифа, Божью Матерь. Никто не знал Тайны Воплощения Божественного Сына. И когда они пришли в Иерусалимский храм, то священник совершил определенный чин. Во время совершения молитвенного пения Господь явно показывал, давал знак, если человек согрешил, были особые явления послушания или противления воле Божией. И когда над Божией Матерью и Иосифом прочиталась молитва, первосвященник ничего обличающего их не увидел, но он увидел ореол сияния над Ней, он сказал: «Идите и живите. На Вас нет греха».

Безропотно Пречистая переносила все скорби. Так пришлось Божией Матери бежать с Младенцем в Египет, терпеть изгнание от Ирода, претерпевать клевету и от первосвященников, книжников. Зная, что Ее Сын, Спаситель мира Христос придет и изменит обычаи греховные, изменит все человечество, как мы знаем из Евангелия, Ей и пришлось претерпеть разного рода насмешки, сострадать Ему на Голгофе, быть рядом, когда Его распинали на Кресте, видеть Его славное Воскресение.

В подражание Божией Матери сегодня христианин не должен держать обиды на кого-то, понимать, что эти люди, которые злословят других, сами несчастны. Это люди бедные, жертвы дьявола, которые не имеют никогда спокойствия. И они живут для того, чтобы навести на кого-то всякого рода неправду и клевету.

Не стоит их бояться, а нужно молиться за них, чтобы Господь нас сохранил, и их умудрил. Поэтому давайте чистым сокрушенным сердцем со слезами на глазах помолимся Господу и Божией Матери, чтобы Она и нас не забыла, убогих и несчастных.

Будем снисходительны, будем помнить, что тех грешных людей тоже матери родили, но не привили той любви к Богу, к людям. Им нужны наши молитвы, и по Своей милости все равно Господь им даст отраду и утешение.

– Владыко, благодарим Вас за наставление, ждем следующих встреч.

Беседовал архимандрит Иларион (Мокрицкий)
Lavra.ua

http://www.pravoslavie.ru/96195.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #24 : 14 Августа 2017, 08:39:30 »

Протоиерей Олег Стеняев

Еще раз о посте

 На нашем портале мы провели опрос среди читателей, постятся ли они. В опросе приняло участие более 2000 человек, и результаты таковы: примерно треть наших читателей – а мы считаем, что это, скорее всего, люди верующие или сочувствующие Православию, – соблюдают пост. А где-то 65% – это те, кто либо не соблюдает пост вообще, либо соблюдает его с какими-то послаблениями в еде.

Мы попросили протоиерея Олега Стеняева еще раз напомнить, что такое пост, как он связан с духовной жизнью православного христианина, а также дать советы тем, кто всё еще не решается начать поститься, как приступить к посту.




 Молитва и пост

Прежде всего, пост – это то, без чего мы не сможем одолеть силы зла, которые, как сказано, «изгоняются только молитвой и постом» (Мф. 17: 21). Пост и усиливает молитву, и сам по себе, как действие, связанное с нашим телом, ослабляет греховные позывы тела. Потому что человеку трудно вести молитвенную жизнь и в то же время никак не обращать внимания на позывы тела. Признаемся, ведь бывает так: мы читаем молитву, а ум наш где-то витает, мы думаем о чем-то другом, даже иногда неприличном. И вот мы останавливаем свою мысль, чтобы вспомнить, какую молитву читаем – Божией Матери или Христу?.. И даже переворачиваем листочек, чтобы посмотреть. Выходит, мы перестали молиться в какой-то момент: греховные прилоги через расслабление плоти воздействовали на нас. Пост помогает с этим справиться.

Пост – самое благоприятное время для молитвы. Душа напрямую связана с телом, и если тело не контролируется в том числе постом, то это удар и по нашей душе.

Душе нужна тренировка, закалка. Эта закалка – пост, поддержка – молитва. Даже тело физически слабнет, если не делать никаких упражнений, не тренировать его. Сколько людей занимается спортом, ходит в спортзалы, чтобы поддерживать физическую силу тела! Почему так же серьезно мы не относимся к своей душе?

Когда мы не вкушаем скоромную пищу, мы как бы возвращаемся в райское состояние. Ведь наши прародители вкушали в раю только растительную пищу.

    Тело, смирённое постом, не мешает сосредоточиться на молитве

Ограничения в пище очень важны. Повторюсь: важны, потому что тело, смирённое постом, не мешает нам сосредоточиться на молитве.

Пост – благоприятное время и для иных тренировок плоти: когда супруги ради упражнения в молитве договариваются, что будут воздерживаться друг от друга. Невкушение скоромной пищи в пост очень помогает в этом.

Чтение Священного Писания – важная духовная поддержка в пост

Очень важно для духовной поддержки в пост читать Священное Писание. Я стараюсь во время Рождественского поста целиком прочесть его, а в Великий пост – дважды: и Ветхий, и Новый Заветы. Понимаю, что для работающих прочесть Библию в пост целиком сложно и трудно. Выберите какую-нибудь одну часть ее, например, только Евангелия, читайте внимательно, может быть, даже с комментариями святых отцов. А в следующий раз – во время другого длительного поста – читайте другие книги Библии, так же внимательно и вдумчиво. Посты станут для вас не только духовным упражнением, но и временем духовного образования.



    Обязательно читайте Евангелие дня и Апостол дня

И не забывайте, что есть Евангелие дня и Апостол дня: в календаре отмечается, какую часть Нового Завета Церковь читает в тот или иной день. Эти указания не только для священнослужителей, но и для мирян. Рекомендуется после утренней молитвы обязательно читать Евангелие дня и Апостол дня. Это короткий отрывок, и хорошо, если он станет темой для размышлений верующего человека.

Почему еще важно с молитвой соединять чтение слова Божия? Если я просто молюсь, то такая молитва может быть монологом и выше потолка не подниматься, но если я с молитвой соединяю чтение слова Божия, то получается, что в молитве я вопрошаю Господа, а через слово Божие получаю ответы от Него.

О послаблениях в посте

Для кого существуют послабления в посте? Могут не поститься беременные женщины, кормящие матери, заключенные и военнослужащие. Также пост послабляется для болящих: свое меню они обсуждают с врачом, у священника берут благословение.

Маленькие дети имеют целый ряд послаблений в посте – об этом говорится у святых отцов. Но важно помнить: послабления касаются только пищи. И если кто-то – беременная женщина, военнослужащий – не соблюдает пост в пище, то он должен для себя избрать другую форму поста. Например, отказаться от зрелищ, не смотреть кино, спортивные соревнования…

Что касается детей… Приведу пример из своей практики. Однажды ко мне подошел мальчик лет 6–7 и говорит: «Мне не разрешают поститься. Вы сказали, что надо находить свою форму поста. Что бы вы мне посоветовали?» Я ему сказал: «Откажись от жвачки». Мы видели, что он все время жует, и когда в храме ему делали замечание, он вынимал изо рта жвачку и за ухо приклеивал ее, а потом через какое-то время начинал опять жевать. Я ему предложил отказаться от жвачки – он отказался. Для него это было большим испытанием – не жевать; было видно, как тяжело это ему дается. Я даже просил приход молитвенно его поддержать. Мальчик справился, у него был настоящий пост. Мы за него очень порадовались. Спрашивали его: «Тяжело?» «Да, – говорит, – особенно в первое время, слюни даже копились во рту, потом стало полегче, я пил воду».

    Если кто-то не может совершать пост по всей строгости, это не значит, что он вообще не должен поститься

Так что если кто-то не может совершать пост по всей строгости, это не значит, что он вообще не должен поститься. Всегда есть, в чем можно именно себя ограничить для духовного возрастания.

Кстати, пост всегда сообщает радость пище: если человек всё время ест мясное и молочное, у него нет уже вкуса к этим продуктам, а если на время поста он отказывается от этого, а потом пост оканчивается, время разговения наступает, он хоть вкусовые качества мяса может оценить.

В зимний период организм очень устает от тяжелой мясной пищи, поэтому Рождественский пост и Великий пост избавляют нас от этой тягости. И когда мы в это время больше вкушаем растительной пищи – овощей и фруктов, то у нас улучшается сон, тело получает отдохновение. Отсутствует сонливость во время молитвы, потому что молитва, соединенная со скоромной пищей, – это тяжелая молитва.

Изучение Писания в пост принципиально другое: сознание более легко запоминает тексты, образно воспринимает их, не бывает блуждания мысли во время чтения.

Ты говоришь: «Я не могу», – а ты пробовал? А вдруг можешь?

Я бы дал совет людям, которые никогда по-настоящему не постились: попробуйте! Если человек попробует, то есть опытно войдет в мир поста, то он сможет оценить его. Потому что нельзя отвергать то, о чем ты не имеешь представления. Ты говоришь: «Я не могу», – а ты пробовал? А вдруг можешь?

Вообще у нас очень много полных людей, и многим было бы полезно попоститься и в другие дни, помимо постных. (Улыбается.) Люди почему-то готовы сидеть на очень строгих диетах, когда практически вообще ничего нельзя есть, но при этом, к сожалению, избегают постов. А ведь как много вкусных и полезных постных блюд.

Бывает и так: один мой знакомый во время Великого поста не постился и вдруг на Светлой седмице говорит: «Я решил сесть на жесткую диету». Спрашиваю: «Почему во время поста ты не принял такое решение?» Отвечает: «Не знаю, я собирался, но что-то меня отвлекало». Я объяснил ему, что – вернее, кто-то отвлек его: злые духи, бесы, которые постарались всё с ног на голову перевернуть: в пост – ешь, что хочешь; на Светлой седмице, когда надо разговляться, – жесткая диета.

    Сугубо попоститесь неделю – и придет такая духовная радость, что захочется и дальше пост продолжать

Хочу дать совет тем, кто думает, что не сможет понести пост в течение всей четыредесятницы: начните поститься хотя бы в среду и пятницу в этот Рождественский пост. И всё же попробуйте, что такое пост, – недельку сугубо попоститесь. А потом, когда вы войдете в ощущение этой легкости – в молитве, при чтении Писания, – придет такая радость духовная, тихая, спокойная, что вам захочется и дальше пост продолжать. Почему бы не попробовать? Ведь пост – это твое свободное волеизъявление. Дерзай! И ты поймешь, какое это благо. Ощутишь, как эти ограничения и молитва, соединенная с постом, приносит огромное обогащение душе.

http://www.pravoslavie.ru/88645.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #25 : 14 Августа 2018, 11:51:34 »

МИР ВЕРЫ. О ПОСТЕ И МИЛОСТЫНЕ



Пост есть одно из церковных установлений, которое в быту встречает наибольшее противодействие со стороны не только отошедшей от Церкви части населения, но и в среде верующих. Между тем пост имеет чрезвычайно важное влияние как на тело, так и на дух человека.
Если христиане поставили себе образцом, к которому надо стремиться, по которому надо устраивать свою жизнь, Христа Спасителя, то все действия Христовы на земле имеют для христиан особенное значение и этим действиям, по возможности, должно подражать.

Христос постился, постился необыкновенным образом. В течение сорока дней, приступая к делу Своей проповеди, Христос в Иорданской пустыне ничего не вкушал. И пост прежде всего является подражанием этому первоначальному труду Христову, предпринятому Им на первых шагах Своего спасительного для нас дела.

Тело и дух являются двумя противниками, находящимися в постоянной между собою борьбе, и задача всякого человека — подчинить движения тела руководству и воле духа.

Пост, как средство закаливать волю, ограничение себя в пище и в наслаждениях, знали вообще высшие народности и лучшие люди в этих народностях.

Когда Александру Великому, томившемуся со своим войском жаждою в безводной местности, принесли в шлеме немного мутной воды, и он, не желая насытить свою жажду, тогда как войско его должно было продолжать томиться ею, вылил эту воду, с таким трудом добытую, драгоценную в ту минуту, на землю — он тогда показал замечательный пример поста.

Когда философ равнодушно проходил мимо пира знатного римлянина, равнодушно слушал звуки расслабляющей, к неге зовущей музыки, равнодушно видел венки ярких и благоухающих цветов, украшающих головы пирующих, равнодушно смотрел на этот широкий размах блеска и роскоши и спокойно удалялся в свое скромное жилище — он совершал в это время подвиг поста.

Выступление Христа на проповедь было предварено появлением проповедника Иоанна Крестителя, который был величайшим постником.

Потрясающ образ этого человека с лицом, засушенным солнцем, обвеянным вихрями, человека, питавшегося саранчою и диким медом. Его потребности были умалены до чрезвычайности — в предзнаменование того, что на место прежнего счастья, мирского, состоявшего в наслаждении как можно большим количеством благ житейских, является новая жизнь и новое счастье, которое в состав прежнего счастья языческого вовсе и не входит: мир духа, счастье природы, ограничившей себя во всем и стремящейся только к истине, к работе для Бога, к сладостному познанию Божества и к подражанию Его совершенствам.

Был замечательный момент, когда с чрезвычайною яркостью, в последних своих выражениях, стояли друг перед другом эти две стихии: стихия самоугождения, бешенства, разгула — и стихия умерщвления плоти для господства духа.

Это было тогда, когда Иоанн Креститель был осужден на казнь Иродом по требованию дочери Иродиады, восхитившей гостей на пире своей пляской и взволновавшей их чувственность.

Бесстрашный пророк, которого, несмотря на все свои отрицательные черты, Ирод уважал, был заключен Иродом в темницу, как можно думать, по требованию Иродиады за постоянное обличение пророком ее беззаконного брака с Иродом. В темнице Ирод навещал Иоанна и беседовал с ним. Казалось, было так далеко от случившейся развязки. Но вот — пир, опьянение, порыв распущенной, грешной природы, разжженной бесстыдною пляской. И у опившегося, потерявшего волю над собою царя дочь Иродиады по настоянию матери исторгает смертный приговор...

Голова Иоанна отделяется от тела под страшным ударом палача. Ее приносят на блюде к пирующим, и, по преданию, в эту минуту в последний раз разверзаются бесстрашные уста пророка и в последний раз произносят свое постоянное обличение: «Не достоит имети тебе Иродиаду, жену Филиппа, брата твоего».

Смотрите... Вот тут, в этом зале, замершем от ужаса, встретились в столь ярком воплощении две жизненные стихии: потакание себе и безудержное служение страстям, доведшее человека до преступления, которого он не хотел, которому он сам никогда не поверил бы, — и целомудренное, непоколебимое бесстрашие служащего правде человека, приведшее его к гибели, но и в этой внешней гибели одерживающее победу над миром.

Пример Христа и Иоанна Предтечи нашел себе горячих последователей в христианстве, и по сравнению с ликующим язычеством христианство первых веков должно было представляться каким-то общим жизненным постом.

Вместо прежних тонких одежд, великолепных драгоценных украшений христиане одевались скромно, просто. Дорогую обстановку у себя выводили, вместо пиров для знати устраивали трапезы любви для нуждающихся. Скромные в слове, целомудренные в жизни, они не смели роскошествовать на той земле, где понес бедственную жизнь их Бог, и, вступив на путь самоотречения, все более и более жали себя, доходя до жестокости над собою.

Не только христианские мужи, но и женщины христианства доходили до изумительных подвигов самоотречения. Таковы были Мелании и Павлы. Их состояния не поддавались учету, их необъятные имения расположены были в различных частях тогдашнего света, знатность происхождения их сливалась с мифами. А кончали они свою жизнь в какой-нибудь тесной келье, в которой еле можно было протянуться.

* * *

В прежнее время против поста, установленного Церковью, сильно возражала медицина, утверждая, что пост убивает силы человека. В последнее время указания медицины близко сошлись с требованиями религии. Во-первых, доказано, что образованные классы общества употребляют в пищу чересчур большое количество мяса и что эта мясная обильная пища бывает причиною серьезной порчи организма, порождая значительные недуги, из которых самый распространенный при сидячем образе жизни и такой пище — артериосклероз (совр. атеросклероз. — Изд.). Серьезные врачи в один голос требуют переменной пищи и настаивают на том, чтобы заменять мясо зеленью и всевозможными кушаньями из круп.

Медицина пришла также к тому, что мы постоянно переобременяем себя излишним количеством пищи, с которым организм не справляется, отчего постоянно происходит засорение и отяжеление этого организма. Некоторые доктора пришли даже к выводу, что необходимо давать в течение полных суток, раз в неделю, организму совершенный отдых от пищи, не принимая в течение этого времени решительно ничего, кроме малого количества воды и сверх того проводя эти сутки в усиленном движении. Наконец, никто уже не возражает теперь против того положения, что наиболее полезным для человека является чередование пищи растительной и мясной: то именно распределение, которого придерживаются люди, исполняющие церковное установление о посте.

Русский народ, который в предшествующие века строжайшим образом соблюдал посты, был крупнейшим по росту и по силе народом, здоровью и виду которого завидовали иностранцы, как это было в Париже, когда мы заняли его после наполеоновских войн и парижане изумлялись росту и здоровью русских солдат. Давая отдых организму, мы способствуем большей продолжительности жизни. И замечено, что строгие постники, в каких бы трудах они ни находились, жили гораздо продолжительнее, чем человек, постоянно слишком обильно питающийся.

Наконец, всякий благоразумный человек прямо-таки раздражается тем громадным расходом на стол, который он должен производить, если придерживается исключительно мясной пищи, и скорбит о том, сколько бы он мог наделать добрых дел и употребить денег на помощь, например, церквам, если бы он значительно сократил свои расходы по столу.

* * *

Все эти соображения маловажны по сравнению со значением поста для духовной жизни человека. Пост есть великий хранитель, строгий часовой благочестия.

Можно сказать, что там, куда не входит пост, легко войдет разгул. Человеку, привычному к посту, легко заставить себя сдерживаться и в других отношениях. Ему будет легче справиться и со своим языком, греша которым люди создают себе столько бед. Ему будет легче содержать себя в ненарушимой телесной чистоте. К подвижнику поста легче приходит молитва, потому что отяжелевшая объеданием плоть — плохой товарищ для молитвы. Лица постившиеся знают, какую необычайную легкость приобретает человек от поста, словно за плечами его вдруг выросли невидимые крылья.

Из цифр статистики, которая никогда не лжет и рисует жизнь, как она есть, выясняется чрезвычайно доказательно и ярко то обстоятельство, что во время Великого поста по всей России значительно сокращается количество преступлений. Прямо страшно подумать, какие деньги тратятся в России во всякой решительно среде на разгул, как бы было лучше жить, если бы все эти деньги получили производительное употребление.

Одна из крупнейших трат денег — это громадные по относительной величине своей, прямо-таки ошеломляющие и ни с чем несообразные расходы, которые производят люди для того, чтобы попышней «сыграть свадьбу».

На какой важный и даже страшный шаг решаются брачующиеся люди, образующие новую молодую семью! Истинные христиане совершают это дело с полною сознательностью и испрашивают благодать Божию, вразумляющую и соединяющую их в «любви и совете», приготовляются к Таинству брака молитвою, постом и приобщением. У нас обыкновенно совершенно забыта духовная сторона этого дела, и все предсвадебные дни проходят в неперестающей суете, хлопотах о нарядах и приданом, о дорогих шелковых мешках с конфетами, раздаваемыми в богатых семьях гостям, о свадебном обеде и путешествии.

В последнее время в высших кругах не принято делать приемов по случаю свадьбы, и обыкновенно новобрачные уезжают в путешествие. Расходы на самую свадьбу значительно сокращены, но в крестьянском и мещанском быту свадебные пиршества сохраняют свой прежний, совершенно безумный характер. В эту пору, когда для молодого, начинающего хозяйства дорог всякий гвоздь, всякая плошка, должен быть начеку всякий рубль, люди непроизводительно выбрасывают целые сотни рублей. И крестьянская семья, в общем проживающая две-три сотни рублей в год, легко выбрасывает на свадебную пирушку до ста и более рублей.

Какой толк из того, чтобы споить до потери сознания целую деревню и чтобы говорили в окрестностях, что вот-де «Архиповы на свадьбе знатно угощали». С какой грустью вспоминаешь, когда слышишь о таких безумствах, совет русскому народу великого святителя Митрофана Воронежского: «Воздержно пей, мало яждь — здрав будеши; употреби старание, приложи труд — богат будеши».

Крестьяне стесняются купить какое-нибудь недорого стоящее приспособление по хозяйству, сберегающее их время, облегчающее труд, а выбрасывать зараз громадные деньги на опьяняющие пирушки не задумываются.

Пост является великолепным воспитательным средством. Едва ли человек, соблюдающий посты, будет неумерен в словах, расточителен, едва ли будет разбрасывать по ветру свои силы и свое время, к чему мы русские вообще так склонны. Очень жаль, и ничего доброго для русской души не предвещает то сплошное нарушение постов, которое замечается теперь в народном быту. Говорят: крестьяне и так постоянно постятся, потому что редко употребляют мясную пищу; не беда, если он в пост попьет молока или сдобрит кашу салом.

Это, конечно, не беда, а беда та, что он сознательно нарушает установления Церкви, которые раньше были для него незыблемыми, и, нарушив пост, он так же легко нарушит и другие, более важные заповеди. Отношение к посту показывает верность человека церковным установлениям вообще.

* * *

Если, с одной стороны, мы видим постоянные нарушения поста в разных слоях общества, доходящие иногда до прямого глумления над ним (на Страстной неделе наесться колбасы), то, с другой стороны, лица, даже придерживающиеся постов, нередко грешат против самой сути поста. Пост предполагает всегда воздержание, полное отсутствие услаждения пищею... Между тем что мы видим? В богатых семьях готовится великолепный рыбный стол, гораздо более дорогой, изысканный и вкусный, чем если б это был скоромный день и блюда были мясные. Уничтожается большое количество икры, достигшей теперь совершенно неимоверных цен. Все это поливается дорогими винами и сдабривается заморскими фруктами. Будет ли это воздержанием? Будет ли это подвигом поста?

Я слыхал еще и о других случаях. Господин, который считает себя чрезвычайно верным сыном Церкви и постоянно укоряет других в том, что они чего-нибудь не соблюдали и не исполнили, такой господин в вечер пятницы принимает приглашение ехать в какой-нибудь дорогой ресторан, где за ужином поют цыгане. Пост не внушает ему воздержаться от такого посещения. В ресторане, в двенадцатом часу, он заказывает себе мясной ужин, и когда уже блюдо подано, кладет пред собою часы и ожидает того момента, когда стрелка покажет двенадцать. Чрез минуту после этого момента, так как уже наступил следующий день, суббота, он считает себя вправе приняться за свою мясную трапезу. Не есть ли это фарисейство, и в весьма сильной мере?

Неужели достойно человека верующего, который помнит, что в пятницу Господь наш пребывал во гробе, сидеть и слушать расслабляющее пение хора, выбрасывать без всякой нужды десятки рублей для самоуслаждения, с сознанием еще, что вот-де какой я верный сын Церкви.

Настоящий пост будет состоять не только в том, чтобы не есть запрещенного мяса, но и в том, чтобы не есть и тех постных блюд, которые вам нравятся, а только насытить себя в той мере, чтобы не потерять силы для своего ежедневного труда.

* * *

Надо сказать еще о том великом нарушении поста, наблюдаемом в России повсеместно, каким является пьянство. Повесть об усекновении главы Иоанна Предтечи должна была, казалось бы, достаточно убедить людей в том, до каких ужасов и падений доводит людей нетрезвость. Но между тем это страшное предупреждение осталось бессильным, и пьянство охватывает нашу родину все более и более цепкими когтями — в вине тонет воля и разум народный, растлевается душа богобоязненного и идеального в стремлениях своих народа. Вино захлестывает русский талант, вино доводит до нищеты, до сумы и преступления.

У нас пьют по всякому поводу и без всякого повода. Родился человек в мире, его крестят во Христа с обязанностью стать воином Христовым, исповедником Его имени, вместилищем христианских добродетелей — и по этому случаю родные и приглашенные объедаются и напиваются. Человек кончает учение, вместив по возможности в свой мозг некую часть людской, данной Богом, премудрости, — опять эта незрелая юная молодежь напивается до того, что ее выносят и увозят иногда от места попойки бесчувственными. Зарождается новая семья — и опять свадьба становится поводом самого дикого разгула. Человек умирает, и не успеют зарыть его гроб и насыпать над ним могильный холм, как уже в честь этого события хлопают пробки от откупориваемых бутылок, и чрез какой-нибудь час гости, собравшиеся помянуть покойника, уже говорят заплетающимся языком.

Пьет юная, неокрепшая молодежь, пьют старики, пьет зрелый возраст. Мастеровые иногда прогуливают по четыре дня в неделю; начинают пропивать заработок с вечера субботы, беспробудно пьянствуют воскресенье и весь понедельник, опохмеляясь во вторник, и работают только со среды до субботы. Ни один заказ не может быть исполнен вовремя.

Жизнь останавливается, и над этой пьяной толпой, дающей жизнь вырождающимся детям, невидимо хохочет и ликует сатана, ни одно предприятие которому не удавалось так блестяще, как спаивание русского народа.

Всякий, у кого есть Бог в душе, пусть даст себе клятву бороться с этим недугом, губящим судьбу великого русского племени.

Отцы, старайтесь воспитать в детях отвращение к вину, старайтесь сделать из них убежденных трезвенников раньше, чем проклятая струя коснется их невинных еще уст.

Духовенство городское и пастыри сельские, своим примером прежде всего и горячим задушевным словом проповедуйте у себя трезвость, умоляйте, склоняйте ваших прихожан отказаться от зелья, губящего их жизнь временную и жизнь их в вечности.

Рисуйте себе все то светлое будущее, когда русский народ можно будет представить себе одним невместимым, молящимся Богу и поющим храмом и когда пьянство станет давно изжитою, печальною действительностью, страшным сновидением прошлого.

* * *

Хотя о христианской милостыне уместнее всего говорить в отделе о христианских добродетелях, о ней будет сказано сейчас для того, чтобы сблизить ее в мыслях читателей с постом.

В самом деле, она весьма близко подходит к посту, потому что в большинстве случаев она предполагает известные лишения себя на пользу другого.

Высокая милостыня будет не та, когда у вас лежат большие капиталы в банке и когда ваш кошелек набит золотом, а вы пренебрежительно протянете нищему копейку. Высокая милостыня есть та, когда, делая усилие над собою, иногда очень большое, лишают себя чего-нибудь для себя приятного, а иногда даже и необходимого, для того чтобы помочь другому в беде. Величайшая из милостыней, которую может подать человек человеку, — это отдача жизни.

Мне пришлось видеть однажды в одной очень богатой семье с большим положением проявление такой милостыни с некоторым понуждением себя, с принесением некоторой жертвы. В городе была блестящая свадьба, на которую были приглашены как особенно желанные гостьи мать с дочерью.

— Маруся не поедет на свадьбу, — сказала как-то мать, — она только что наткнулась на бедную семью, которая требует большой денежной поддержки. Мы в трауре, и Марусе надо было бы сшить себе новое платье. Она находит, что будет гораздо лучше, если вся цена платья целиком пойдет этой бедной семье.

— Как, — сказал я, — я недавно видел Марию Михайловну на свадьбе в белом...

— Да, но это было до нашего траура, и платье было шелковое, а теперь она должна сшить шерстяное. Она и решила на свадьбу не ехать, что для нее составляет некоторое лишение, и употребить эти деньги на бедных.

В большей или меньшей мере истинная милостыня всегда соединена с таким лишением. Конечно, лучше подавать копейку, чем ничего не подавать. Но такая легкая для себя милостыня похожа на то, как если бы кто распорядился отдавать бедным свои объедки, никогда не приготовив для нуждающихся особой трапезы как для дорогих гостей, что заповедовал людям Христос. И как такая милостыня далека от той великой бережности, от тех изощрений любви, в которых проходила жизнь настоящих христианских милостивцев. Христианство знает потрясающие образы милосердия: праведный Филарет и Иоанн, патриарх Александрийский, получили в память милосердия своего название Милостивых.

(Продолжение следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #26 : 14 Августа 2018, 11:54:04 »

(Продолжение)

Происходя из знатной семьи, отец семейства, Иоанн, овдовев и схоронив своих детей, стал отцом всех несчастных. Когда он вступил на патриарший престол, он призвал к себе лиц, заведующих церковным имуществом, и приказал им:

— Обойдите весь город и перепишите всех «моих господ».

— Кто это «твои господа»? — спросили они.

— Это те, которых вы называете нищими и убогими. Они «мои господа», потому что могут помочь мне достигнуть спасения и введут меня в вечную обитель.

В Александрии найдено было и переписано таких нуждающихся семь с половиной тысяч человек, и патриарх приказал выдавать им ежедневное пропитание. Всякую среду и пятницу Иоанн садился у церковных ворот, чтобы не пропустить никого из искавших у него помощи: всех принимал, выслушивал, разбирал распри, мирил враждующих. Люди удивлялись его такому терпению, а он отвечал:

— Мне никогда не возбранен вход к Господу Богу моему. В молитве я беседую с Ним и прошу то, чего хочу. Почему мне не дозволить моему ближнему невозбранный доступ ко мне, чтобы он доверил мне свои обиды и нужду и просил у меня чего хочет, помня слово Христово: «в нюже меру мерите, возмерится вам».

Однажды ему доложили, что в толпе, ждущей милостыни, стоят не только бедные, но и хорошо одетые — по-видимому, состоятельные люди.

— Если вы рабы Христовы, — сказал патриарх, — то вы подавайте, как повелел Христос, невзирая на лица, не спрашивая о жизни тех, кому вы даете. Знайте, что мы отдаем не свое, а Христово. Я верю, что, если со всей вселенной сошлись бы убогие в Александрию, чтобы получить от нас милостыню, то и тогда не оскудеет наше церковное имущество.

Великое милосердие Иоанна было внушено ему чудным видением, которое было ему на шестнадцатом году его жизни и о котором он любил вспоминать. Тогда он видел во сне прекрасную девицу, и девица сказала ему:

— Я старшая дочь великого Царя, я первая среди дочерей Его. Если ты будешь служить мне, то я испрошу от Царя великую благодать тебе и приведу тебя перед лицо Его. Никто у Него не имеет такой силы и дерзновения, как я. Я низвела Бога с неба на землю. Я Бога облекла в плоть человеческую для спасения людей.

Рассказывая об этом сне, Иоанн говорил:

— В образе этой девицы тогда являлось мне милосердие. На голове ее был венец, и о том, кто она, свидетельствуют ее слова, что Христос, побуждаемый лишь милосердием к людям, воплотился для нас, избавил нас от вечной муки. И кто желает обрести у Бога милость, тот должен иметь милосердие.

Иоанн не только кормил бедных. Он помогал людям разорившимся вновь обогатиться. Один купец, потерявший свое богатство в море, пришел к Иоанну за помощью. Иоанн дал ему пять литров золота (две с половиной тысячи рублей). Купец погрузил товары и повез их продавать, но корабль потерпел крушение, и купец снова пришел к Иоанну за помощью. Великий милостивец сказал купцу:

— У тебя оставалось золото, добытое неправдой, и ты его смешал с тем, которое ты получил от меня. За это ты был наказан.

И все же Иоанн велел дать купцу золота вдвое больше прежнего, но и эта поездка кончилась неудачей. Иоанн объяснил ее тем, что купец плыл на неправедно приобретенном корабле. И снова он помог купцу, дал ему целиком корабль, наполненный пшеницей. По пути забушевала буря, и в эту бурю Иоанн Милостивый явился купцу в видении и, ставши на корму, управлял кораблем. Корабль пристал к берегу Британии. Там была большая недостача хлеба, и купец с большою прибылью продал свою пшеницу. В уплату он получил половину золота и половину олова; и во время пути это олово чудесно превратилось в золото.

Помогая людям живым делом, святитель проповедовал милосердие и в словах, и в отзывах о людях:

— Чада, — говорил он, — перестаньте осуждать, так как этим вы впадаете разом в два прегрешения: во-первых, осуждая брата, вы нарушаете заповедь апостола: “прежде времени ничтоже судите”, потом вы клевещете на брата, не зная, согрешает ли он или покаялся».

И Бог призрел с высоких небес на неперестающий подвиг любви своего служителя, и, когда пришло время отшествия Иоанна от земли, ему явился в сновидении светозарный муж с вестью:

— Царь царей зовет тебя к Себе.

И как не думать, что в новом виде бытия душа Иоанна, расширявшаяся таким благодатным сочувствием к людям, не может забыть обычных дел милосердия и ждет зова о помощи, чтобы спешить с этой помощью...

Два святых мученика Косма и Дамиан — «врачи безмездные» названы бессребрениками по той широкой помощи, которую оказывали они людям. Изучив врачебное искусство, они увенчали его действовавшей в них благодатью. Обходя больных не только в Риме, откуда они происходили, но и в окрестных городах и селениях, они многих обращали ко Христу. Свое богатое наследие они раздавали бедным, питая голодных, одевая нагих, всячески поддерживая нуждающихся. И эту светлую жизнь милосердия они завершили мученическим подвигом.

Один из величайших подвигов милосердия, до какого когда-нибудь возвысилась душа человеческая, был подвиг епископа Ноланского — Павлина Милостивого. Уроженец нижней Франции, теперешнего города Бордо, Павлин занимал почетную должность сенатора, консула и правителя богатой области Кампании. Архиепископ Амвросий Медиоланский уговорил его принять христианство. Ему было всего тогда двадцать пять лет. Учение Христа он воспринял с такой полнотой, что роздал имение бедным, оставил те места, где родился и где жил в почете и богатстве, и удалился в Испанию в Пиринейские горы. Жители теперешней Барселоны силой вынудили его принять священство. А он, избегая славы человеческой, ушел в Италию и поселился в местечке Нола, в той самой Кампании, которою он некогда управлял.

Это был человек богато одаренный, в душе которого ключом била поэзия. Он любил украшать церкви, слагал превосходные церковные песни, воздвиг дом для странников и вел переписку с современниками, которая имеет высокую цену через проникающее ее глубокое религиозное настроение. Но высший подвиг, им показанный, был таков. В то время на Италию часто нападали сарацины-арабы и уводили жителей в плен. Пришла к Павлину бедная вдова, у которой только что арабы увели сына. Она просила помочь ей выкупить пленника. Епископ долго думал, откуда достать для нее денег, так как у него не оставалось решительно ничего. Наконец он вышел к ней, предлагая продать себя в рабство, чтобы выкупить сына. Долгое время женщина не могла понять, что предложение это серьезно; она думала, что Павлин над ней издевается. Епископ отправился в Африку и предложил себя в рабство взамен сына вдовы. Сделка состоялась, так как Павлин был человек трудолюбивый и знал хорошо садоводство. Он был приставлен к винограднику. Сын вдовы вернулся к матери. Впоследствии хозяин Павлина узнал тайну его происхождения и с миром отпустил его. Вот до каких вершин доходила в христианах любовь и самопожертвование.

Одним из любимейших духовных сказаний в русском народе является сказание о святом Филарете Милостивом, жившем на севере Малой Азии. Филарет занимал высокое общественное положение, был женат на знатной и богатой девице, у него было много стад, плодоносных нив, во всем широкое изобилие. Множество рабов и рабынь служили ему. Дом был полон сокровищами, но славнее всего был он милосердием своим. Вот рассуждения, которыми руководствовался Филарет в своей жизни:

«Ужели Господь дал мне так много для того, чтобы я питался всем один, жил в наслаждениях, угождая своему чреву? Не должен ли я разделить великое богатство, посланное мне Богом, с нищими, вдовами, сиротами, странниками и убогими? Всех этих людей Господь на Страшном Суде перед Ангелами святыми не постыдится назвать Своими братьями. Какая польза будет в день Страшного Суда от всех моих имений, если их сохраню лишь для себя? Но нужны ли мне там мои имения и земли и мои одежды? Лучше через нищих отдать Богу, как бы взаймы, и Бог никогда не оставит ни жены моей, ни детей моих. Ведь не напрасны слова пророка: “Я был молод и состарился, и не видал праведника оставленным и потомков его просящими хлеба”».

И Филарет являлся неистощимым милостивцем, к которому со всех сторон сходились нуждающиеся. Мало-помалу имущество Филарета таяло. Напали на его страну сарацины, увели в плен его стада и много рабов, и остались у него два раба, пара волов, лошадь и корова, дом и одна нива. И Филарет стал сам обрабатывать эту ниву. Потом он отдал своего вола земледельцу, у которого пал его вол; вскоре же этот земледелец выпросил у него и второго вола. Своего коня он отдал воину, который должен был снаряжаться на войну и достать где-нибудь лошадь. Оставались у него корова с теленком, один осел да несколько ульев пчел. Но теленка он отдал одному бедняку, который заявил ему, что желал бы иметь этого теленка, так как дары Филарета обогащают тот дом, куда они внесены. Когда же корова, разлученная со своим теленком, стала жалобно мычать, Филарет отдал тому человеку в придачу и корову. У него осталось только несколько ульев с медом, которым он питал себя и свою семью.

Филарет окончательно обнищал, когда в его город пришли царские посланцы, искавшие невесты для юного императора. Так как дом Филарета, стоявший на горе, отличался своими размерами и красотой, то посланцы изъявили желание остановиться тут. Жители говорили им, что в доме царствует величайшее убожество, но послы настояли на своем.

Жители этого места, узнав, какие гости у Филарета, по собственному почину нанесли ему всего нужного, чтобы приготовить богатую трапезу.

Услыхав, что у Филарета есть внучки, посланцы пожелали видеть их. И одна из них, Мария, отличавшаяся необыкновенной красотой, поразила их. Мария была увезена в Константинополь и стала императрицей. Возвысившись через этот брак, получая от царя громадные средства, Филарет продолжал свою деятельность на пользу людей и в глубокой старости достиг мирной кончины. Те золотые слова, которые он говорил, прощаясь со своими домашними, должны стать для всякого священным заветом милосердия.

«Дети мои, — говорил он, — вы видели, какую жизнь я проводил. Я не жил чужим трудом, но сам зарабатывал свой хлеб. Я не превозносился богатством, дарованным мне Богом, избегал гордости, возлюбил смирение. Когда я обнищал, я не скорбел, не хулил Бога, но благодарил Его за то, что Он наказал меня. Потом еще Господь более взыскал меня. Но и тут я не превознесся, а богатства, посланные мне Богом, снова я передал руками убогих Небесному Царю. Так живите и вы. Не дорожите мимотекущим богатством, но посылайте его в ту страну, куда я сейчас удаляюсь. Не забывайте страннолюбия, заступайтесь за вдовиц, помогайте сиротам, навещайте больных и сидящих в темнице, не чуждайтесь общения с Церковью, не присваивайте себе чужого, не обижайте никого, не говорите зла, не радуйтесь бедствиям даже врагов, погребайте мертвых и поминайте их в церквах».

И пример Филаретовой милостыни нашел многих подражателей в Русской земле.

Когда Владимир равноапостольный принял христианство, из человека дикого нрава он стал кротким, тихим и милосердным.

Глубоко скорбя о прежней, нечистой жизни своей, он говорил: «Господи, был я как зверь, жил я по-скотски, но Ты укротил меня, слава Тебе, Боже...»

Жестокий и мстительный в язычестве, Владимир-христианин сделался образцом кротости и любви к ближним. Он не хотел наказывать даже и преступников. Епископы представили ему, что злодейства умножились и строгие меры правосудия необходимы. Вняв их увещаниям, Владимир стал наказывать преступников, но весьма осторожно и без жестокости.

Бедным и нуждающимся отворен был вход к нему; он щедро раздавал им пищу, одежду, деньги; покоил странников, выкупал должников, невольников и пленникам возвращал свободу. Видя, что больные не в силах приходить к нему за помощью, он приказал развозить по улицам мясо, рыбу, хлеб, овощи, квас и мед. В праздничные дни всегда было у него три трапезы: первая — для митрополита с епископами, иноками и священниками; вторая — для нищих, третья — для самого князя с боярами и дружиною.

В начале XVII века, в царствование Бориса Годунова, разразилось страшное народное бедствие — великий голод.

Весною 1601 года небо омрачилось густою тьмою, дожди лили в течение десяти недель непрестанно, так что жители сельские пришли в ужас: не могли ничем заниматься — ни косить, ни жать; а 15 августа жестокий мороз повредил как зеленому хлебу, так и всем плодам незрелым. Еще в житницах и гумнах находилось немало старого хлеба; но земледельцы, к несчастью, засеяли новым, гнилым, тощим, и не видали всходов ни осенью, ни весною; все истлело и смешалось с землею. Тогда началось бедствие, и вопль голодных встревожил царя. Не только гумна в селах, но и рынки в столицах опустели. Борис велел отворить царские житницы в Москве и в других городах, убедил духовенство и вельмож продавать хлебные свои запасы низкою ценою, отворил и казну, раздавал целые кучи серебра народу. Но это пособие приманило в Москву несметное число нищих, и ужасы голода достигли до крайности. По свидетельству современников, люди сделались хуже зверей: оставляли семейства и жен, чтобы не делиться с ними последним куском. Не только грабили, убивали за ломоть хлеба, но и пожирали друг друга. Путешественники боялись хозяев, и гостиницы стали вертепом душегубства: давили, резали сонных для ужасной пищи. Мясо человеческое продавалось в пирогах на рынке. Матери глодали трупы своих младенцев... Злодеев казнили, жгли, кидали в воду, но преступления не уменьшались... И в это время другие изверги копили, берегли хлеб в надеже продавать его еще дороже. Но нашлись и люди сострадательные, готовые жертвовать всем своим достоянием для помощи братиям по человечеству и христианству.

Окрестные жители доселе ходят на могилу праведной боярыни Иулиании, почившей второго января 1665 года и положенной в селе Лазаревском в четырех верстах от города Мурома. Блаженная Иулиания является ярким примером сердобольной русской женщины, встающей во весь нравственный рост свой во времена общественных бедствий. <…>

* * *

Вообще древнерусская женщина вся сияла милосердием, всепрощением, кротостью и благочестием.

Вспомним рядом с Иулианией двух русских женщин, из которых одна жила много раньше, а другая — немного позже ее: преподобную Евдокию, великую княгиню Московскую, и царицу Анастасию Романовну, первую супругу Иоанна Грозного.

С супругом княгиня Евдокия пережила великое потрясение, которое предшествовало освободительной Куликовской битве. Что чувствовала она, когда в числе дружин своих, при колокольном звоне, с развевающимися знаменами, Димитрий выступал из Московского Кремля, выступал, быть может, на победу, быть может, на страшную гибель, за которой могло последовать такое разорение страны, какого не видала Россия и при Батые.

В народных сказаниях увековечена эта пора и сложены стихи, выражающие чувства Евдокии в эти дни. С другими московскими женщинами благоверная великая княгиня помогала русской рати, бившейся на Куликовом поле, своими горячими молитвами, воздвигая небо и Московских чудотворцев ополчиться против неверных.

Рано схоронив своего мужа, Евдокия жила подвижницей в честном вдовстве, но скрывала от людей свои подвиги. Имея тело, иссохшее от поста, чтобы прикрыть свою худобу, носила на теле по нескольку одежд, придававших ей вид тучности, и являлась всюду в пышности своего сана. Дети даже стали подозревать ее в вольной жизни. Тогда ей пришлось раскрыть свою тайну. Она позвала старшего сына и, сбросив с себя одежду, показала ему свое иссохшее тело.

Когда она шла уединиться, незадолго до конца, в созданном ею Вознесенском монастыре, один нищий-слепец стал просить ее даровать ему зрение. Княгиня украдкой подала ему рукав своей одежды, которым он утер лицо и прозрел.

(Продолжение следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #27 : 14 Августа 2018, 11:55:36 »

(Продолжение)

Краткая жизнь царицы Анастасии Романовны была подобна недолго горящей, но отрадной и прекрасной небесной звезде. В царице Анастасии Романовне были соединены все лучшие качества древне-русской женщины — глубокая вера, чудная скромность и целомудрие, задушевная мягкость обращения, глубокая привязанность, трогательная сострадательность, высокое настроение души. Ко всему этому прибавьте еще цветущую юную красоту. Анастасия Романовна принадлежала к числу тех редких женщин, в присутствии которых человек чище и лучше становится. К царице Анастасии можно приложить трогательные слова, сказанные поэтом Тютчевым про императрицу Марию Александровну, супругу Царя-Освободителя:

Кто б ни был ты, но, встретясь с ней, —
Душою чистой иль греховной,
Ты вдруг почувствуешь живей,
Что есть мир лучший, мир духовный.


Царица Анастасия была лучшей представительницей русского терема.

Терем Московской Руси сложился в тяжких обстоятельствах татарщины. Внешняя жизнь была слишком ужасна: постоянные избиения, неуверенность в завтрашнем дне, дикость нравов, павших вследствие общей безотрадной жизни, беспрерывные набеги и постоянные беды, голодовки от засух или наводнений, моровые поветрия...

Жить было тяжело. Хотелось создать себе отрадный уголок, в который бы можно было уходить и отдыхать от ужаса жизни. Таким уголком и явился терем.

Здесь, в недоступной постороннему глазу тишине, в единении с любящей и верной подругой, русский человек находил себе отдых от тягостей внешней жизни, от постоянной борьбы, от разных оскорблений и всяческих испытаний. Здесь запасались будущие русские деятели всеми необходимыми силами для жизни, полной борьбы, лишений и жертв. Действительно, они бесстрашно, стойко и свято умели стоять за родной край и служить родному народу, и это показывает, сколько благих сил было в тереме, этом гнезде русских орлят, какую мощь вдохнули в них русские женщины той поры, по-видимому, стоявшие вдали от общественной жизни.

Одною из этих прекрасных женщин, с прямым, любящим, сильным и терпеливым сердцем, и была царица Анастасия Романовна.

Ее нравственное воздействие на царя Иоанна IV было громадно. Совместная жизнь с нею была лучшею порою царствования Иоанна.

Кроткая Анастасия словно принесла с собою в дар супругу не только счастье, но и славу, удачи, — и все это безвозвратно рухнуло вместе с ее кончиной.

Отрадное, тихое семейное счастье, которое давала Иоанну царица Анастасия, так прекрасно сливалось с государственным трудом, с удачливыми предприятиями на пользу России, и вершины своей достигла эта жизнь во время Казанского похода. <…>

* * *

Русские цари подавали подданным пример милосердия. В священные дни поста и в дни великих праздников цари лично посещали тюрьмы, оделяя колодников милостынею, присылали из дворца для них разговенье.

В царствование царя Алексея Михайловича просиял своим милосердием один из самых сердобольных и трогательных людей — боярин Феодор Ртищев, отличавшийся глубоким образованием и начитанностью. Человек широких взглядов и терпимости, боярин пылал огнем такой любви ко всему страдающему, которая постоянно заставляла его выискивать пищу для удовлетворения позывов его милосердия.

Во второй половине XVI века русская жизнь потерпела сильное экономическое потрясение. При неблагоприятных условиях велась война с Польшей за Малороссию. Голод опустошил деревни и села, сократилось производство хлеба. Пал курс денег, и вследствие этого усилилась до необычайности дороговизна жизни. В это время близко к царю стоял «ближний постельничий» Феодор Михайлович Ртищев — как бы тогдашний министр двора.

Крупный ум Алексеева царствования, богатого такими умами, человек скромный, любивший делать добро в тайне, окруженный уважением и придворного общества, и простонародья, воспитатель царевича Алексея, Ртищев поставил своей задачей служить маленьким людям нуждающейся Руси.

Если мы с особым вниманием остановились на личности Сергея Александровича Рачинского, как ярком представителе богоискательства и служения Богу в высших слоях культурной России, то с таким же вниманием надлежит разобраться в нравственной личностью незабвенного Феодора Михайловича Ртищева как яркого представителя христианского течения в образованных кругах Руси времен первых Романовых.

Ртищев был при своем обширном, тонком, изобретательном и любознательном уме, человеком редкой души. Прежде всего он являлся любопытным в том отношении, что у него совершенно не было никакого самолюбия. Он любил ближних больше, чем самого себя, и себя считал, совершенно серьезно и без всякой рисовки, как бы приставленным ко всякому нуждающемуся человеку, в качестве верного слуги этого человека. Он совершенно не знал чувства обиды, как другие не знают вкуса к вину, и первый шел навстречу тому, кто его обидел, с просьбой простить его и помириться. Для него людское множество не было бездушной массой, на которую знать смотрит свысока. Человек не был для него вещью, и всякий нуждавшийся в нем становился для него особенно значительным и интересным.

Высокое положение его как будто подгоняло его ретивость в творении добра, постоянно держа его в ощущении какой-то совестливости за свое высокое положение и за изобилие своей жизни по сравнению с другими людьми, не имевшими ни этого положения, ни этого изобилия. Но его доброта не действовала какими-то порывами. Он старался выработать постоянные установления, которые вовлекли бы в свой круг все русское множество «труждающихся и обремененных».

Когда царь Алексей двинулся в Польский поход, Ртищев сопровождал его. Здесь, в тылу армии, он насмотрелся на человеческие несчастья, которых не замечает передовая армия, терпящая первый урон, ведущая самоотверженную, но красивую и, так сказать, праздничную деятельность. Сердце Ртищева в эти дни расширилось более чем когда-нибудь. Страдая ногами, Ртищев с великим трудом мог садиться на лошадь. По дороге он созывал в свою колымагу больных, раненых и пострадавших. Доходило до того, что ему самому порой не оставалось в колымаге места, и он, кое-как влезши на коня, следовал за своим оригинальным лазаретом. В первом же городе он нанимал дом, где помещал всех этих изуродованных, изнуренных и престарелых людей, доставляя для них и врачей, и служителей:

«Назиратаев и врачев им и кормителей устрояше, во упокоение их и врачевание от имения своего им изнуряя».

Повествователь о жизни Ртищева добавляет тут некоторую трогательную подробность. Для всех этих людей в широком ртищевском денежном мешке была заключена тайная милостыня, данная Ртищеву для них царицею Марией Ильиничной. Более того, по тайному уговору между царицей и ближним постельничим было решено принимать в эти временные военные госпитали также пленных. Так эти два понимавшие друг друга человека старой Руси воплотили без шума слово Христово: «Любите враги ваша, добро творите ненавидящим вас».

Эти трогательные истории повторялись и в Ливонский поход царя, когда началась война со Швецией.

Ртищев выказал себя еще большим деятелем в борьбе с другой русской бедой того времени — он ревностно занимался выкупом пленных.

В XVI и XVII веках крымские татары часто нападали на окраинные русские земли и уводили в плен народ тысячами и десятками тысяч. Они их продавали в Турцию и другие страны. Чтобы выкупать пленных, правительство ввело особый налог, который назывался «полоняничные деньги». С татарскими разбойниками были даже договоренные порядки привоза пленников и расценка, по которой пленные выкупались сообразно их положению: за крестьян и за холопов платили по двести пятьдесят рублей с души, за людей высших классов платили тысячи. Но этих «полоняничных денег» на выкуп всех пленных не хватало.

Ртищев свел знакомство с одним купцом, православным греком. Купец был добрый человек, вел торговые дела с магометанским Востоком и любил выкупать пленных христиан. Этому человеку Ртищев вручил семнадцать тысяч рублей, к которым грек приложил и свои деньги. На все эти деньги он и выкупал у татар русских полонянников. Подобно тому как Ртищев ходил на войне за пленниками, так он и в мирное время облегчал тяжелое положение иностранных пленников, попавших в Россию.

Русская улица XVII века была неказиста как своей неопрятностью, так и своим составом. Тут нищие и калеки, стараясь перекрикивать друг друга, взывали к прохожим о подаянии, а пьяные ползали или в бесчувствии валялись на земле. Ртищев нанимал людей, которые подбирали по улице и больных, и пьяных и свозили их в дом, нарочно для этой цели устроенный Ртищевым на его счет. В этом доме больных лечили, пьяных вытрезвляли и, снабдив их необходимым, с миром отпускали домой. Кроме этого дома у Ртищева был другой дом, куда он собирал престарелых, слепых и неизлечимых калек и кормил их на свой счет. Дом этот под именем больницы Феодора Ртищева существовал и после его смерти на доброхотные деяния лиц, помнивших Ртищева.

Во времена общественных бедствий Ртищев широко раскрывал свою руку. А когда у него не хватало денег, он продавал свое имущество. Так, когда в Вологодском крае случился голод и архиепископ, сколько мог, кормил народ, Ртищев, просадивший все свои деньги на свои московские затеи, продал все свое лишнее платье и лишнюю домашнюю утварь, которой бывало много в домах богатых бояр. Вырученные деньги он послал в Вологду.

Человек, сердобольно относившийся и к иностранным пленникам, и к пострадавшим на войне солдатам, и ко всякому горю, не мог, конечно, быть равнодушным и к судьбе русского крестьянства. Крупный землевладелец, Ртищев имел много сношений с ними. И вот как заботился он о своих крестьянах. Он вынужден был продать свое село Ильинское. Покончив торг, он сам скинул покупщику некоторую часть договоренной цены, возлагая на него некоторые нравственные обязанности. Именно: он подвел нового владельца к образу и заставил его побожиться, что он не будет увеличивать повинностей, которые в пользу Ртищева отбывались крестьянами села и которые были, конечно, невысоки. Вот необычайные для нашей жизни векселя, какими обменивались в старину добрые люди.

Ртищев заботливо поддерживал инвентарь своих крестьян, он боялся расстроить их хозяйство высокими оброками и барщиной, и брови его недовольно сжимались, когда в отчетах управляющего оказывался переизбыток барского дохода.

В завещании Ртищев, оставивший наследниками после себя дочь свою княгиню Одоевскую и зятя, приказал всех своих дворовых отпустить на волю.

«Вот как устройте мою душу, в память ко мне будьте добры к моим мужикам, которых я укрепил за вами, владейте ими льготно, не требуйте от них работ и оброков свыше силы-возможности, потому что они нам братия; это моя последняя и самая большая к вам просьба».

Можно вспомнить еще о том, как Ртищев подарил городу Арзамасу землю. Частные покупатели за эту землю, принадлежавшую Ртищеву, давали ему до семнадцати тысяч. Но он знал, что земля до зареза нужна городу, и предложил ему купить ее, хотя бы по низкой оценке. Не имея денег, бедный город не знал, куда кинуться, и тогда Ртищев уступил землю вовсе задаром.

Все эти дела, освещенные искрой широкого отзывчивого сердца, теснятся на пространстве каких-нибудь двух с половиной десятилетий, потому что Ртищев жил недолго. Один из иностранных послов, побывавший в России, отзывается о Ртищеве, что, «едва имея сорок лет от роду, он превосходил благоразумием многих стариков».

Не выставляясь вперед, Ртищев был одним из тех скромных людей, которые не лезут в первые ряды. Но, по-видимому, затерянные в толпе, стоя в ее гуще, они идут, освещая путь передовым людям, высоко подняв над главами светоч, который не гаснет и служит одобрением, призывом и примером для тех, кто в будущем их поймет и, пленившись ими, станет им подражать.

Из примеров прославленных Церковью милостивцев должно вспомнить о жизни святителя Тихона Задонского.

В 1767 году он с Воронежской кафедры был уволен на покой с определением ему пенсии по пятьсот рублей и поселился в Задонском монастыре. Это был истинный народолюбец, учивший народ как своими вдохновенными писаниями, так и личными беседами и примером.

После поздней обедни, выходя из церкви, святитель беседовал с богомольцами или приводил к себе детей, чтобы их наставить. Сидя за своей скромной трапезой, святитель говаривал:

— Слава Богу, вот у меня хорошая пища, а собратии мои ходят бедно, в темнице сидят, иной без соли ест. Горе мне, окаянному.

Во время обеда святитель читал духовные книги, и умиленные мысли с одной стороны о Божием милосердии, которое его самого питает, а с другой — о тех, кто сидит без хлеба, приводили святители в такое чувство, что иногда, отложив ложку, он начинал плакать.

В жизни своей святитель соблюдал величайшую простоту. Когда он прибыл в Задонск, он имел с собою все то, что полагается по приличию иметь архиерею: шелковое платье, теплый и холодный подрясник и рясы на теплом меху, перину с подушками, хорошие одеяла, серебряные карманные часы. Все это он продал на бедных. Употреблял же он самые убогие вещи. Оловянная и деревянная посуда, два медных чайника, для воды и для чая, две пары чашек, чайник, два стеклянных стакана, медный таз, стенные часы с кукушкой, несколько холщовых полотенец и белых носовых платков — вот вся его утварь. Спал он на ковре, набитом соломой. Одеялом служил овчинный тулуп, покрытый китайкой. Одевался он также в высшей степени просто. У него была суконная гарусная ряска, два подрясника — один овчинный, другой заячий — покрытый темной китайкой. Подпоясывался он ременным поясом; носил шерстяные чулки, подвязанные ремнем, и коты. У него для выездов не было никакого приличного сундучка, а только старый кожаный мешок, в который он клал книги, гребни, несколько рубах и восемь фуфаек.

Благотворительность святителя Тихона простиралась особенно на простой народ. Он помогал бедным и из других сословий: так, он снабжал бедных девиц-дворянок приданым, но на крестьян было направлено его главное внимание.

Он давал на постройку тем, у кого был пожар. Давал скотину, земледельческие орудия и хлеб для посева неимущим крестьянам. Особенно широко развернулась его благотворительность во время одного неурожайного в той местности года. Ежедневно тогда при келье своей святитель раздавал и деньги, и хлеб.

Когда в Ельце случился пожар, святитель ездил сам в Воронеж и Острогожск и собирал там пожертвования.

Насколько сердечна была помощь святителя, можно видеть из следующего. Избегая благодарности тех, кому он помогал, соблюдая евангельскую тайну, святитель одному доверенному и уважаемому им человеку поручил в базарные дни ходить между крестьянами, привезшими хлеб для продажи, разузнавать, нет ли среди них человека, пораженного несчастьем. Этот доверенный у такого рода людей должен был приторговывать хлеб и вручать им тут же, смотря по обстоятельствам, или зараз все договоренные деньги, или часть этих денег, как бы в задаток. Затем он исчезал, и все деньги оставались, таким образом, в виде тайной милостыни.

Не ограничиваясь ближайшим к Задонску населением, святитель благотворил и дальним местностям. Три раза посылал он, например, на свою родину, в Новгородскую губернию, келейника с деньгами, раз послал полтораста рублей священнику соседнего со своей родиной села, с подробным и мудрым наставлением, как должны быть розданы эти деньги.

Святитель любил странноприимство и в малой келье своей давал приют бедным и больным. Он сам ходил за этими людьми, приносил им свою подушку, приказывал повару готовить для них лучшую пищу, по нескольку раз в день сам поил их чаем, утешал и ободрял их своими разговорами, по часу и более просиживал около них. Если такие люди умирали, он хоронил их на свой счет, отдавая им последний долг.

Святитель был усердным заступником за крестьян против несправедливостей и притеснений помещиков.

Однажды он увидел трех женщин с малолетними детьми, горько плачущих. Оказалось, что по клеветам и наветам двое сыновей старухи, мужья двух стоявших с ней женщин, были отданы в военную службу и у этих трех несчастных осталось на руках девять малолетних детей. Святитель не только стал помогать этой семье, но и, так как кормильцы ее были уже угнаны в далекие пограничные полки, решил хлопотать об их возвращении. Он написал об этом деле в Петербург, архиепископу Гавриилу, и по сношению этого отзывчивого иерарха с высшими властями дело было пересмотрено, оба брата возвращены в деревню.

Близки были также сердцу святителя заключенные в тюрьмах. Он нарочно ездил за сорок верст в Елец, чтобы посетить тюремных узников. Эти поездки свои он обставлял тайной. Подолгу беседовал он с заключенными, братски утешал невинных, напоминал виновным о Христе. Выходя из темницы, просил узников принять то, что им послал Бог и что он принес с собою. Затем он поспешно скрывался из города.

Святитель радовался в те дни, когда к нему приходило много просящих. Если же не случалось ни одного, то глубоко скорбел.

Ничтожной пенсии в пятьсот рублей не могло, конечно, хватить и на малую часть благодеяний святителя. Когда ему требовалась для помощи б€ольшая сумма денег, он объезжал своих почитателей. Главным же источником были те приношения, которые к нему отовсюду стекались.

Чрезвычайно трогательно отношение святителя к детям. Он с ласкою собирал их вокруг себя в своей келье, учил их молитвам, объясняя их чрезвычайно понятно. Самых малых детей он приучал произносить: «Господи, помилуй», «Пресвятая Богородица, спаси нас». Он оделял детей деньгами, белым хлебом и яблоками.

Если святитель бывал нездоров, не ходил в церковь и узнавал от келейника, что дети были и ушли, не видав его, то, бывало, с улыбкою промолвит: «Бедные, они ходят в церковь для хлеба и денег. Что же ты их не привел ко мне?»

Вообще, святитель любил быть в общении с народом и частенько, встречая крестьян на монастырском дворе, подсаживался к ним и заводил с ними речь как бы простой монах.

(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 14 Августа 2018, 11:57:59 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 75969

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #28 : 14 Августа 2018, 11:56:46 »

(Окончание)

Конечно святитель не перевернул жизнь своих современников, как еще не перевернул сложившегося быта ни один проповедник. Но в быту людей отзывчивых, совестливых, которые раньше не по жестокосердию, а по легкомыслию делали тяжелою жизнь крестьянства, в быту этих людей он многое смягчил и исправил. А на некоторых лиц из купеческого и помещичьего класса его слова и дела производили столь сильное впечатление, что они решили совершенно уйти от мира. Так случилось с сыном богатого помещика Бехтеева, у которого святитель не раз бывал.

* * *

Один из великих святых Церкви Католической дошел до величайшего самоотвержения — показал едва ли кем превзойденный подвиг. Он услыхал от кого-то, что чумной больной может исцелиться, если его согреет тело здорового человека. Чума — ужаснейшая из болезней, не дающая пощады своей жертве. В порыве распалявшего его милосердия праведник лег в постель чумного, чтобы согреть его своей теплотой. Вдруг на ложе страдания оказался лежащим Христос, Который вознесся тогда пред милостивцем в небеса, дав миру новое доказательство того, что тот, кто милует людей, служит Самому Богу.

Есть самоотверженные католические священники, которые посвящают свою жизнь на служение прокаженным, отправляясь на те уединенные острова, где расположены колонии прокаженных, и обыкновенно кончают тем, что сами заражаются проказой и умирают в страшных страданиях. Из таких самоотверженных людей особенно памятно имя молодого бельгийского священника отца Дамиана.

В Москве в прошлом <…> столетии сиял великий милостивец доктор Феодор Петрович Гааз, который все силы своего громадного сердца, всю изворотливость своего внимательного к чужим страданиям ума употребил на то, чтобы облегчать участь тюремных заключенных и преступников.

То было суровое время, когда преступников и даже лишь подозреваемых в преступлении пересылали с места на место прикованными к одной цепи всех вместе, мужчин, женщин и подростков, когда жизнь таких людей была сплошным адом. Феодор Петрович Гааз раз навсегда пожалел этих людей и служил им до конца своих дней, добившись для них многих облегчений.

Такую же деятельность, но в несколько ином направлении проявила скончавшаяся в Петербурге несколько лет тому назад княжна Мария Михайловна Дондукова-Корсакова. Она была истинно евангельская женщина. Происходя из богатой и знатной семьи, имея перед собою блестящий ровный жизненный путь, она отдала свою жизнь на служение бедным. Она была так добра, что раздавала бедным не только деньги, пока она их имела, но однажды в сильный холод, едучи в деревню за много верст и встретив в вагоне женщину, одетую в легкое платье, сняла с себя шубу и отдала совсем ей, а сама попросила на станции одолжить ей тулуп. Бывали случаи, что в осеннее ненастье она ходила по Петербургу в одних ботинках на босу ногу, отдав чулки какой-нибудь бедной. Она видела в преступнике страждущего брата и прикасалась к зачерствелым сердцам с необыкновенною нежностью, умея разбудить в преступнике человека. Особенно заботлива была она до политических заключенных и, пуская в ход свои связи, добилась права посещать их и просветлять их тяжелую судьбу словом и мыслью о Христе...

* * *

Христианство знает одну добродетель, или, скорее, некоторое свойство, общее всем добродетелям и называемое «рассуждением».

Оно состоит в известной мерности, в известном благоразумии всего поведения христианина, в том, чтоб все поступки человека сливались в одно прекрасное целое, развивались в здоровой гармонии.

Если, например, человек, увлекаемый хотя бы и светлой, но неблагоразумной мечтой, вдруг приступит к пустыннической жизни вместо того чтобы раньше, под руководством опытного старца, начать монашество, то он подвергает себя большим опасностям, точно так же как подверг бы себя большим опасностям тот, кто, будучи непривычен к посту, вдруг бы решил, в виде духовного подвига, пропоститься сорок дней... Человек опытный в духовной жизни признал бы такой поступок ни чем иным, как безумием.

Великое рассуждение требуется и для того, кто хочет мудро исполнить заповедь о милосердии. Могут быть случаи, когда милосердие, исполняемое от чистого сердца, может только идти во вред человеку.

Представьте себе, что на ваших глазах выходит из кабака нищий и просит у вас подаяния, или вы видите, что человек, которому вы только что подали милостыню, бежит с нею в кабак. Следует ли подать первому пьянице? Следует ли на следующий день подать второму?

Едва ли можно признать благоразумным совет некоторых подвижников подавать и в таких случаях, когда милостыня идет человеку прямо во вред. Ведь тем самым я отнимаю милостыню у действительно нуждающегося человека, доставляя возможность другому коренеть в своем зле. Едва ли не будет лучше воздержаться в таких случаях от милостыни и, чтобы не подпасть под осуждение в немилосердии, мысленно помолиться: «Господи, не поставь мне в грех моего отказа. Но я не хочу, чтобы милостыня, которую я подаю во имя Твое, обращалась в струю убийственного зелия. Вразуми этого человека. А если б он не злоупотребил моей милостыней, то пошли ему взамен другую милостыню».

Последнюю осень по главным улицам Петербурга расхаживал в студенческой форме человек с молодой женщиной. Они подходили к прохожим, называли себя студентом и курсисткой и просили помочь им, так как родные запоздали выслать им месячные деньги и они сидят без гроша.

Оказалось, что это наглые обманщики и самозванцы без всякого образования — проходимец из крестьянского сословия, который состоит в незаконном сожительстве с девицей крестьянского же сословия... Неужели поощрять такой обман дармоедов было бы делом высокой христианской милостыни?

Самая мудрая милостыня — это когда человек принимает на свое постоянное иждивение какого-нибудь беспомощного человека, будь то убогий, лишенный возможности трудиться старик, потерявший способность к труду, семья беспомощных сирот.

Счастлив тот, кто отыщет в нужде какого-нибудь юного талантливого человека, вовремя его поддержит и даст возможность ему выбиться на дорогу.

Русская жизнь знает необыкновенный пример такой благородной, предупредительной и мудрой помощи.

Один из знаменитейших русских композиторов Петр Ильич Чайковский первую половину своей жизни, не имея определенного обеспечения, размениваясь по мелочам, был лишен и того спокойствия духа, и того широкого досуга, который необходим для артиста. Эти обстоятельства знала его искренняя почитательница, обладавшая большим состоянием, госпожа фон Мекк. Она вела с ним оживленную переписку, восхищалась его творениями, но не искала личного с ним знакомства, так что эти двое, столь близкие по духу люди, ни разу в жизни не встретились: весьма замечательный пример чисто духовных отношений.

Желая доставить таланту Чайковского возможность развернуться во всей его силе, госпожа фон Мекк упросила его принять от нее, пока он не достигнет полной материальной обеспеченности, пенсию по шести тысяч в год, что являлось по тогдашней цене денег не меньше теперешних десяти. Приобретя таким образом полную независимость, Чайковский получил возможность отдаться свободному творчеству. Великодушное пособие госпожи фон Мекк, оказанное не человеку, а музыкальному гению, открыло лучшую пору творчества Чайковского. Этой умной женщине с виртуозно деликатным сердцем обязан не один Чайковский: обязан весь мир нашей родной русской музыки.

Во всемирной литературе мы найдем другой подобный пример людей гораздо более скромного положения. Существует рассказ знаменитого французского романиста Бальзака, озаглавленный им «Обедня атеиста». Один известный парижский врач в студенческие дни испытывал крайнюю нужду и пользовался помощью познакомившегося с ним простого человека, почти чернорабочего. Чернорабочий этот был верующим человеком и, умирая, взял с молодого врача, уже тогда довольно обеспеченного, слово в том, что, пока он жив, он будет ежегодно в день его памяти заказывать по нему заупокойное богослужение.

И атеист соблюдал свое обещание, и всякий год он, считавший себя атеистом, не только заказывал, но и отстаивал богослужение по человеку, который в молодости пожалел его и своими трудовыми деньгами помог ему выйти на дорогу.

Я знал еще такого русского человека. Простой десятник по строительным работам, человек большой набожности и чистой праведной жизни, он скопленными им в крайних лишениях деньгами учредил при Московском университете стипендию для студента-медика из крестьян, помогая тем пробиться к знанию и к святому служению больных — бедным, способным людям своего сословия.

Вот одухотворенная и разумная христианская милостыня.

В жизнеописании одной из лучших русских поэтесс, Ю. В. Жадовской, упоминается некий Перевлесский, который имел большое влияние на развитие ее таланта.

Это был молодой образованный учитель словесности, дававший юной Жадовской уроки. Красивый, пылкий, с одушевленным словом, полный благородных стремлений, Перевлесский внушал большую симпатию, перешедшую у его ученицы в глубокое постоянное чувство. Богато одаренная, талантливая Жадовская была некрасива и, кроме того, имела недоразвитые руки. Несмотря на это, брак бы был возможен, если бы не самодурство старика Жадовского.

Происходя из старого дворянского рода, он не мог допустить, чтобы его дочь вышла замуж за учителя из семинаристов. Тем не менее он оказал на творчество Жадовской самое благоприятное влияние. Мысль о нем внушила ей лучшее из стихотворений ее, положенное впоследствии на музыку:

С какою тайною отрадой
Тебе всегда внимаю я.
Блаженства лучшего не надо,
Как только слушать бы тебя.


Этот Перевлесский был бедным мальчиком причетнической семьи из села Перевлес Рязанской губернии.

В то время почетным попечителем рязанской гимназии был очень добрый человек, обладавший к тому же крупным состоянием, Николай Гаврилович Рюмин.

Он встретил однажды в непогоду Перевлесского дурно одетым, шлепающим по жидкой грязи без калош, остановил его, познакомился с ним и получил от этого знакомства такое благоприятное впечатление, что решил вывести мальчика на дорогу.

Перевлесский никогда не забывал сделанного ему добра. После преподавательства в провинции и в Москве Перевлесский был назначен преподавателем словесности в Александровском лицее в Петербурге.

В своей большой хорошей квартире он отвел маленькую комнатку, куда любил уединяться, чтобы вспоминать там о трудном начале своего жизненного пути. Там стоял его бедный студенческий стол, некоторые другие вещи из его убогой студенческой обстановки, а на стене висели портреты Рюмина и его жены, которые пожалели его, бедного мальчика, в тяжелых тисках стремившегося к знанию, и дали ему возможность без изнурения достичь в жизни того, чего бы он не достиг без них.

* * *

Милостыня не состоит в одной подаче денег. Милостыня должна быть сдобрена душевным расположением, тем жаром душевным, который дает милостыне чистый вкус, лишает милостыню унизительности для принимающих и обусловливает известную высокую душевную работу для дающего и принимающего.

К одному из русских подвижников стекалось много денег для его добрых дел. В душевном волнении он часто вспоминал о милостыне, которую получал он от одного из своих духовных детей, и говорил, что рубль, поданный этим человеком с горящим сердцем, с ласковым взором, с выражавшимся во всем существе его великим и теплым усердием, доставлял ему б€ольшую радость, чем сотни и тысячи, которые приносили ему другие люди.

Сохранилось через апостола одно слово, сказанное Христом и не записанное в Евангелии: «Больше счастья в том, чтобы давать, чем принимать».

Это слово исполняют на деле все люди с большим сердцем и с чувствующею душою. Часто милостыня оказывается ценою всей своей жизни. Не слыхали ли вы о таких случаях, что, например, человек женится на девушке, которую он даже не особенно любит, зная, насколько он ей нужен и как без него она будет несчастна. И наоборот, часто девушка без особой склонности выходит замуж за человека, веря, что она ему духовно нужна и что при ней он будет жить лучше и полней, чем жил без нее.

В одной из драм известного писателя Чехова один человек, ведущий недостойный образ жизни и горячо любимый, спрашивает у этой любящей женщины, отчего именно она остановила свой выбор на нем и посвящает ему всю душу свою, которую она могла бы посвятить такому же, как она, достойному человеку. На это он получает ответ такой, который только и мог родиться в русской христианке. Сущность ответа в том, что женщине дорого самоотвержение, которым она окружает человека, — вся та работа любви, всепрощения и снисходительности, которых требуют отношения к подобным людям.

Вы нередко можете услышать мечты русской юной чистой девушки о том, чтобы найти какого-нибудь несчастного человека, который бы в ней нуждался и которому она могла бы посвятить свои силы и свою юность.

Если бы мы более пристальным и сердечным взором присматривались к жизни, мы увидали бы, насколько широко может быть приложима милостыня там, где, по-видимому, в ней нисколько не нуждаются. В душевной милостыне люди нуждаются, быть может, куда больше, чем в милостыне материальной.

Если бы только видеть, сколько неслышных стонов рвется из груди людей — по-видимому, вполне благополучных, обеспеченных, возбуждающих в других зависть, каким великим и непоправимым одиночеством страдают люди сильные, удовлетворенные во всем и удачливые!

Как часто бывает, что человек почти сходит с ума при мысли о том, что, в сущности, он никому не нужен, никто по нем не тоскует, к нему не стремится, что, умри он сегодня, и его потеря ни в ком болезненно не отзовется.

Очень часто люди живут, никем не узнанные, тая в душе громадные сокровища внутренней своей жизни, обремененные такими тайнами, часто светлыми и прекрасными, такими высокими мечтами, которых некому открыть, некому доверить. И одно утешение, одно разрешение такой безысходной тоски одиночества для таких содержательных людей в том, что их видит Тот, Который им всегда откликнется, только бы они кинулись к Нему — ждущий их и понимающий их Сын Человеческий.

Милостыня может быть оказана не только делом, но еще более словом.

В культурных странах путешественники получают от лиц, с которыми встречаются в вагоне и на улице, много полезных для них указаний: о гостинице, о путях сообщения, о магазине, где можно купить дешевый и добросовестный товар, — все это есть милостыня.

Вы встретили на дороге в запутанном месте человека заблудившегося и вывели его на дорогу — вы подали ему милостыню. Вы встретили в высокопоставленном обществе человека скромного положения, которому в этом обществе не по себе, вы к нему подошли, ласково с ним поговорили, так сказать, его отогрели — вы ему оказали милостыню. Вы просто дали человеку хороший совет, указали ему хорошую книгу по вопросу, его интересующему, снабдили его такой книгой, которая, может быть, произведет в нем душевный переворот, — все это христианская милостыня. Наконец, часто не только слово, но даже одобрительный взгляд имеет высокое значение больше иных слов и иных добрых дел.

Милостыня есть все то, что дает душа душе — будь то привязанность всей жизни или мгновенный взгляд сочувствия, брошенный при встрече двух лиц, которые на мгновение сошлись и тотчас навсегда разошлись. И можно думать, что область духа до такой степени непреходяща, что в будущем Царствии мы встретимся со всеми людьми, которым мы оказали какое-нибудь добро, которых одарили хотя на минуту нашим сочувствием.

Я слышал рассказ, над которым нельзя не задуматься. Одна русская, очень образованная и задушевная барышня, много путешествовавшая, ехала по Португалии. В купе, где она сидела, вошла местная, такая же образованная барышня, и они, сидя вдвоем, несколько часов говорили с увлечением о разных духовных предметах. У одной из станций иностранка встала, чтобы выйти из вагона.

— Как, — воскликнула русская барышня, — вы уже уходите? Наш разговор о таких важных вещах разом прерывается, и мы в этой жизни никогда, никогда, поймите, никогда не увидимся!

Иностранка подняла руку кверху и произнесла:

— В небе.

* * *

Дела милосердия есть лучший путь для забвения и исцеления от всяких личных недочетов.

Среди тех сестер милосердия, которых солдат-простолюдин так хорошо называет «сестра милосердия», есть много девушек, которые не сыскали в жизни своего счастья. Многие из них любили, готовы были для любимых людей на всякие жертвы, но ничего не получили в ответ. И их любовь, вместо того чтобы сосредоточиться на одном человеке, как бы распыленная теперь на много порывов, творит то дело сострадания и самопожертвования, которое им не было дано проявить над одним их избранником.

Недавно умершая вдова из высшего слоя общества (М. Н. Муханова, рожденная Рюмина), дочь человека, помогавшего Перевлесскому, была замужем менее года, так что ее сын родился после смерти отца. И этот мальчик умер ребенком.

На великолепной, широкой, утопающей в садах Донской улице в Москве, упирающейся в тот Донской монастырь, где были схоронены ее усопшие, она купила усадьбу с хорошим деревянным домом и стала воспитывать детей начиная с шестилетнего возраста, так что у нее бывало их всегда человек по пятнадцати. Дав детям первоначальное образование, она проводила их через средние и высшие учебные заведения. Все они хорошо устроились. Многие из них достигли в жизни высокого положения: есть врачи, профессора, управляющие казенными местами.

Не дав горю осилить себя, она вместо одного сына воспитала многих детей и приготовила им такую участь, какой они без нее никогда бы не имели.

Евгений Поселянин

Из книги "Идеалы христианской жизни"

http://pravoslavie.ru/2308.html

Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 9475


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #29 : 14 Августа 2019, 01:28:50 »


Об Успенском посте и о Кресте Христовом

Протоиерей Александр Шаргунов




Снова по милости Божией вступаем мы в Успенский пост. Пост этот самый краткий и самый сладкий. Начинается он с освящения меда, потом будет освящение плодов. И самый легкий этот пост, потому что Божия Матерь заботится о том, чтобы иго Христово было для нас легким. И заботится о теле нашем так же, как и о душе.

Начинается пост с освящения меда, чтобы мы знали не только о той сладости, которую Господь дает для тела, но и о сладости духовной. Чтобы сладость, которая исходит от Креста Христова, открылась нам в течение поста. Как некогда в Ветхом Завете в горькие воды Мерры опускалось древо, и они становились сладкими, приятными. Так да будет со всей нашей жизнью — от прикосновения Креста Христова к ней горечь ее да изменится в сладость.

Мы начинаем пост с поклонения Кресту Христову, потому что Успенский пост есть размышление о тайне смерти и о тайне жизни, земной и вечной. Чтобы эта тайна стала сладостной для нас, чтобы глубже открылась этим постом. День 1 августа по старому стилю, с которого начинается Успенский пост, считается днем крещения Руси. А крещение — это и есть такое погружение в воду крестную, благодать Христову, так что открывается людям тайна Креста и они готовы все принести Господу, и жизнь, и смерть свою, чтобы всегда быть с Ним. Вы знаете, что мученики всегда изображаются на иконах с крестом. И жизнь каждого человека тоже завершается крестом. Над нашей могилой будет стоять крест, если мы сподобимся этой милости. Дай Бог, чтобы крест вырастал из всей нашей жизни. Чтобы это было древо жизни, которое мы тоже питаем, принимая участие в том, что Христос совершил.

Весь Успенский пост — крестный. Начало Успенского поста — Крест, и в середине его — Крест, Преображение Господне, с его светом, возвещающим об исходе, который Господь должен совершить в Иерусалиме. И праздник Нерукотворного образа Спасителя, который является как бы завершением этого нашего пути, — тоже праздник Креста. Потому что Господа «не приняли, как имеющего вид идущего в Иерусалим» (Лк. 9, 51), и пречистый лик Его светит нам на фоне Креста. Церковь готовит нас Крестом к принятию тайны исхода Божией Матери. Потому что Ее Успение — это раскрытие победы Креста Христова, неотделимой от Его Воскресения.

Да, чем больше любовь, тем больше скорбь, как говорят святые отцы. Но в праздник Успения Божией Матери вспоминаются слова великого подвижника, которого ученики его нечаянно застали на молитве с преобразившимся лицом, и на их настойчивые вопрошания, что с ним случилось, он ответил: «Я был там, где стоит у Креста Господня Божия Матерь с возлюбленным учеником. И я хотел бы пребывать там умом всегда». Где Крест Христов и Его Воскресение, — красота всех добродетелей, расцвет души человека и тела его. Радость души, которую Бог дает — не так, как мир дает. И чистоты тела, причастного телу Христову и Божией Матери, знающего, что оно — храм Духа Святого (1 Кор. 6, 19).

Мы молились в течение всего поста, чтобы Господь сохранил нас от двух самых главных бед, которые угрожают сегодня всему роду человеческому, в особенности нашему русскому народу. От греха уныния и от греха нечистоты, нецеломудрия. И тот и другой грех стоит один другого. Это самые страшные грехи, потому что, как мы знаем, грех уныния — это тьма всех грехов вместе взятых. А грех нечистоты, когда он достигает того, что мы видим сегодня, естественно должен нам напомнить о первой кончине мира, когда Господь поставил предел физическому существованию рода человеческого, сказав: «Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими, потому что они плоть» (Быт. 6, 3).

Будем преодолевать всякое уныние, потому что Христос все победил. И смысл нашей жизни заключается в одном-единственном: чтобы мы через крестные скорби вошли в Его победу. Вслед за мучениками, вслед за всеми, кто узнал тайну Креста. И нет нам причины унывать, потому что Божия Матерь предстательствует сугубо за всех нас пред Господом.

Чтобы мы не унывали, чтобы мы имели мужество противостоять всякому растлению, Церковь предлагает нам сегодня задуматься о том, что совершилось у Креста Господня. Над теми словами, которые говорит Господь, видя Матерь Свою, стоящую у Креста, и ученика, которого Он любит: «Жено, се сын Твой». Господь обращается к Своей Матери в самый скорбный, самый горький для Нее час.

Почему самый горький? Потому что Она предает Богу Отцу Сына Своего, рожденного от Ее плоти. И то пророчество, которое некогда было сказано Симеоном Богоприимцем о том, что Ей Самой душу пройдет оружие, исполняется сейчас. Она предает Богу Отцу Своего Сына, и что остается Ей на земле? Вместо Него Она получает другого человека. Может ли такая замена, если можно так выразиться, утешить Ее? Господь дает Ей, уходя из этой земной жизни, того, кого Он любит. В лице апостола Иоанна Богослова, как мы знаем, Церковь видит всех христиан, и, в конце концов, весь род человеческий.

В лице апостола Иоанна Богослова Бог отдает Пречистой Своей Матери вместо Себя — Ее Сына — все человечество. Ее девственное материнство в рождении Сына Божия становится у Креста материнством для всего рода человеческого. Вот тайна жизни — благодатью Креста на место Сына Единородного становится все человечество. Весь человеческий род, как говорит святой Ириней Лионский, призван стать единородным сыном Божиим по дару Христа. Это страшные, непостижимые слова, но на Кресте Господь воистину совершает наше спасение. И благодать Его искупления, изливаясь на Божию Матерь и на всех людей, делает всех людей в новом рождении, в самом глубочайшем реальнейшем смысле братьями и сестрами, чадами Божией Матери.

В этом новом рождении раскрывается тайна девства. Всякое человеческое материнство имеет ограниченное число детей, которые рождаются по плоти. А благодать Приснодевства Божией Матери совершает непостижимое. Благодатью Приснодевства Ее материнство охватывает всех людей. У Божией Матери девственное материнство. Оно девственное, потому что связано с Ее Божественным Сыном. И оно охватывает всех людей по этой же причине.

Будем размышлять сегодня и во все дни жизни нашей о тайне материнства и девства, которые подвергаются небывалому осмеянию и поруганию в сегодняшнем мире. Нет выше добродетели, говорит преподобный Серафим Саровский, чем подвиг девства. Тем более это верно во времена всеобщего растления.

Однако всякое девство несет на себе печать Божественного, того, что превосходит всякое человеческое естество. Только тогда оно плодоносно, когда является выражением любви ко Господу и отдачей Ему всей своей жизни. Девство, которое на этом не основано, даже если оно по видимости имеет любовь к чистоте, остается просто бесплодием. Точно так же всякое подлинное христианское материнство — девственно, если оно не человеку, а Богу приносит свой высший дар, не ограничиваясь лишь человеческими отношениями, но прежде всего отдавая себя радостно своему Творцу.

Не забудем никогда, что слово, которым Господь вверяет Своего ученика Своей Матери, произнесено с высоты Креста. И будем помнить слова, сказанные Господом на Кресте возлюбленному ученику: «Се Мати твоя». Господь отдает Свою возлюбленную Матерь Своему возлюбленному ученику. Это действие совершенной любви, и оно простирается не только до смерти, до Ее исхода отсюда и до его кончины. Это действие совершенной любви, которое не будет иметь конца. Точно так же действие этой любви, этого усыновления нашего Божией Матери у Креста Господня — навеки.

И у Креста раскрывается также тайна девства. Девство — тайна будущего века, говорят нам святые отцы. Здесь, на земле, когда кто-то совершает подвиг девства, мы видим только воздержание, лишение. Но даже здесь оно — участие в избыточествующей жизни будущего века, когда оно совершается ради Христа. В приобщении той чистоте и той любви, которая у Самого Господа. Девство во Христе всегда связано с послушанием Господу, то есть с любовью к Нему. По мере возрастания нашего в послушании всем заповедям Божиим мы научаемся целомудрию и чистоте. И наоборот, непослушание хотя бы одной заповеди растлевает человека. А разврат телесный — это уже поражение всего человека, и души, и тела, всей личности его. Поэтому так страшен этот грех, и потому сатана, прежде чем придет антихрист, прежде чем наступит Второе Пришествие Христово, являет самое гнусное зло в высочайшей степени.

Девство — и в этом суть — не заключается только в умерщвлении плоти, но в обретении способности стать любящим человеком, в научении этому у Господа, у Божией Матери, у возлюбленного ученика Христова. Девство — это не есть жизнь, которая превозносится над браком, которая презирает плоть. Напротив, перед лицом Крестной жертвы Христовой, где Господь всего Себя приносит для спасения всех, в своей любви ко Господу человек сознает незначительность своего приношения, исполняется подлинным смирением. Христианское девство имеет своим началом Крест. На Кресте Господь раскрывает самым близким Своим ученикам сокровенные тайны жизни до скончания века. Поэтому откровение Божие говорит о ста сорока тысячах девственников, избранных Господом, которым вверяются все тайны жизни. Они являются любимыми во веки веков друзьями Господа.

Но мы видим, что у Креста Христова стоят не только Божия Матерь и не только возлюбленный ученик, девственник Иоанн Богослов, но еще две Марии. Мария Магдалина и Мария Клеопова. Мария Магдалина — это грешница, из которой Господь изгнал семь бесов, то есть полноту грехов. А полнота грехов, как мы видим, заключается в растлении и души, и тела. Эта грешница — одна из тех, ради кого Господь совершил весь Свой путь до Креста. Ради которой Он пришел на землю, чтобы обратить ее и подобных ей на Свой путь. Чтобы она тоже стала девственницей, как мы в Великую Среду поем: «Господи, иже во многие грехи впадшая жена, Твое ощутившая Божество, мироносицы вземше чин, с рыданием миро Тебе на погребение приносит». И блудница растленная, исповедует Церковь, становится непорочной девственницей — по дару Божию, силой Духа Святого.

И стоит там также Мария Клеопова. Тоже избранная Господом стоять у подножия Креста. Мы ничего не знаем о ней. Она не отличается какой-то особенной чистотой, какой-то особенной святостью, и грехов особенных, страшных у нее тоже нет. Она представляет собою как бы всех Марий, всех женщин и всех людей. Каждую душу человеческую, — среднюю, так сказать, — которая совершенно неприметно живет скромной жизнью, старается по мере сил своих что-то исполнять. И взор Господа всегда обращен не только к Пречистой Его Матери, не только к возлюбленному ученику, девственнику Иоанну Богослову, не только к великой грешнице, которую Он очистил от самого страшного греха. Господь видит также и Марию Клеопову.

Если Крестные страдания Господа — страдания за всех, то всякий человек, самые безвестные скромные люди могут стоять, и призваны все стоять у подножия Его Креста. Потому что Церковь Божию составляют не только те, кто от юности Христа возлюбил и сохранил чистоту, или те, кто от исключительных своих страшных грехов, как Мария Магдалина, как преподобная Мария Египетская, приведен Христом к покаянию, но также неизвестные, незаметные по видимости люди. Но надо, чтобы каждый из нас увидел в себе всю нечистоту, ради которой Господь воплотился и принял страдания, все множество грехов, за которыми стоят семь бесов.

Совершенная чистота, говорит святитель Игнатий Брянчанинов, даруется тому, кто видит свою нечистоту и всем сердцем оплакивает ее, обращаясь ко Господу о даровании чистоты. И к Божией Матери. Надо, чтобы каждый из нас приобщился той чистоте, которая у Нее и которая у возлюбленного ученика Христова. Благодатью Креста Господь вверяет всех людей Божией Матери, чтобы Она как Мать участвовала в приведении всех людей к Его Кресту и в уподоблении Ему через Его Крест и через собственный наш крест. Через соединение всей нашей жизни и смерти с Его жизнью и смертью.

Бесконечный свет Божества исходит от Креста Христова и наполняет собой девство и материнство Божией Матери, тайну Ее Успения, жизнь и смерть каждого человека, любящего Христа, то есть ищущего Его через исполнение святых Его заповедей. Потому что в них заключена жизнь вечная (Ин. 12, 50) Воскресения Христова и Богородичной Пасхи.


http://www.pravoslavie.ru/smi/63434.htm
Записан
Страниц: 1 [2] 3
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!