Русская беседа
 
18 Сентября 2020, 23:11:18  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2]
  Печать  
Автор Тема: Старец Ефрем Филофейский (Мораитис) - Апостол Америки  (Прочитано 8831 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 82767

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 24 Августа 2013, 19:05:10 »

Святогорское братство
О старце Ефреме и основанных им в Америке монастырях



Старец Ефрем Филофейский

1989 года старец Ефрем Филофейский и его последователи основали 17 монастырей по периметру Соединенных Штатов, в которых подвизаются монашествующие разных национальностей, а паломники (и паломницы) из разных стран и континентов постигают святогорские монашеские традиции и азы молитвы Иисусовой.

Об афонском старце Ефреме много лет назад рассказывал мне другой афонский игумен – священноархимандрит Авель (Македонов), бывший в 1970-е годы настоятелем русского Пантелеимонова монастыря, а в 1989 году получивший благословение возобновить монашескую жизнь в порушенной Иоанно-Богословской обители под Рязанью. Тогда слова «Святая Гора» мало кому что говорили, как мало кто мог отличить покрой афонской скуфейки от русской. Но вскоре афонский устав, которому стало следовать монастырское братство, доносившиеся с клироса распевы и Чин о Панагии после литургии стали нам знакомыми и родными. Насельников в монастыре были единицы, и мы, совсем молоденькие, нарушая все афонские уставы, по благословению игумена готовили для братии обед и тут же, в трапезной, под иконами и картинами с афонскими сюжетами, ночевали; сажали вокруг убогого домика, где поначалу поселился вновь назначенный наместник, розовые кусты, а долгими зимними днями пили чай с вареньем из царских яблочек и слушали рассказы старца о Святой Горе Афонской.

При воспоминаниях о братии монастыря своего и соседних на казавшихся васильковыми глазах отца Авеля появлялись слезы. Один такой рассказ и был о старце Ефреме – его сомолитвеннике и сотруднике, игумене монастыря Филофей.

«Какая любовь, какой силы молитва, – смотря вдаль, повторял отец Авель. – Ведь он – ученик самого Иосифа Исихаста!»

Уже позже я разглядела, что глаза отца Авеля, казавшиеся васильковыми, были орехового цвета, и намертво усвоила, что Святая Гора – монашеская республика, куда женщинам вход запрещен. Слова старца сливались с чтением из патериков и его потешными рассказами о некоей журналистке, пробравшейся на Афон под видом мужчины. Она уже было ступила на отплывавший на материк корабль, как из моря «выпрыгнула» акула и поглотила ее. «А акул в тех местах отродясь не водилось!» – заключал отец Авель, и в глазах его прыгали смешинки.



В 1959 году старец Иосиф ушел в жизнь вечную, но отец Ефрем (Мораитис) продолжил подвизаться на Святой Горе. В 1973 году был избран игуменом Филофея, в короткий срок возродив там монашескую жизнь. Кинот Святой Горы просил и благословил его расширить и наполнить ищущими монашеского жития еще три афонских обители: Ксиропотам, Костамонит и Каракалл, которые и сейчас остаются под духовным руководством архимандрита Ефрема, так же как и ряд мужских и женских обителей в Греции.

Это было в 1970-е годы. А в 1989 году два афонита – архимандриты Авель и Ефрем, оба бывшие уже в преклонных летах, – оказались за тысячи километров от Святой Горы: один – в центре России, другой – на Североамериканском континенте, где положил начало первому из 17 существующих сейчас в США греческих монастырей, которые стали жить здесь по афонскому (или приближенному к нему) уставу, – женскому в честь Рождества Пресвятой Богородицы под Питтсбургом, в штате Пенсильвания. Спустя шесть лет, в 1995 году, старец, взяв с собой из Филофея пять монахов – американцев и канадцев греческого происхождения, перебрался в самую большую и жаркую в США аризонскую пустыню Сонора.

Благословенная Аризона

Самолет, разворачиваясь и настраиваясь на курс, долго кружил над Нью-Йорком и окрестностями, а потом резко, прямым крылом, взял курс на столицу Аризоны – Феникс. Один из самых быстро развивающихся городов США, почти 5-миллионный город вырос в пустыне и своим существованием в пекле напоминает сказочную птицу, возродившуюся из пепла.

 

В году минувшем Фениксу исполнилось 100 лет. Как полагается столице каждого американского штата, здесь есть свой аэропорт, университет и административный центр – Даунтаун. Но стоит выехать из цивильного центра, и уходящие в небо стройные силуэты пальм сменяет пустыня, из представителей флоры которой жители устраивают рядом с домами клумбы. Кажущееся на первый взгляд великолепие экзотики на самом деле всего лишь стандартный набор пород агавы и кактусов разных мастей – от колючих шаров до гигантских «многоруких» сагуаро. Аризона – единственное место на земле, где эти кактусы растут в природных условиях и законодательно охраняются. Так что если при строительстве дороги или обустройстве участка наткнутся на устремленного ввысь колючего великана, его обойдут, огородят, а то и сделают вокруг клумбу. Потому умирают гиганты естественной смертью, упав и распластавшись на земле на несколько метров.



Адресом обители святого Антония Великого, основанной в 1995 году в Сонорской пустыне старцем Ефремом, значится город Флоренс, или Флоренция. В США вообще принято давать населенным пунктам названия мест, уже существующих на картах разных стран мира. Недалеко от местной Флоренции есть городок Майами, но это не тот, что наводняют русские любители отдыха на побережье Флориды. А во Флориде есть одноименный нашему граду святого Петра Санкт-Петербург, как в северной части штата Нью-Йорк есть одноименный индийской столице городок – крошечный Нью-Дели.

В пейзаже нынешней Флоренции преобладают серо-выгоревшие тона, а когда-то поселение больше походило на небольшой «разноцветно-пряничный» европейский городок. Протестантские церкви, здание собраний местных «вольных каменщиков» и брошенная прямо на улице, среди кактусов, техника начала прошлого века. Город разросся вокруг знаменитых аризонских тюрем, и сейчас его пейзаж разнообразят не только кактусы, но и «заросли» колючей проволоки и сторожевые вышки.

За границей Флоренции снова тянется пустыня, охраняемая «сторожевыми башнями» рукастых кактусов-великанов. Проезжаем индейскую резервацию. Ни вигвамов, ни длинноволосых индейцев с перьями в прическе, ни раскосых глаз; по обе стороны от дороги – тающая в сумерках пустыня. А табличка всего лишь указатель принадлежности этих земель одному из более чем 17 индейских племен, проживающих в пустыне Сонора.

И вдруг за поворотом, на горе, на фоне угасающего неба, – бело-синяя Ильинская церковь, отделенная полоской пустыни от обители святого Антония Великого.

Обитель



Паломникам, имеющим намерение остаться в обители на ночь, благословляется прибыть в монастырь с 8 утра до 5 вечера. Среди тех, кто встречает паломников, рясофорный монах Серафим – русский насельник монастыря, который говорит по-гречески и по-английски; в его послушание входит прием паломников, работа с электронной почтой, поступающей на адрес монастыря, ответ на телефонные звонки, а также книжная лавка, монастырский веб-сайт, издательство, сопровождение экскурсий по монастырю и перевод, в том числе и исповедей русскоговорящих паломников, не знающих ни английского, ни греческого.

Облаченная в положенную в монастыре одежду, сделавшую доступным для зрения разве что мое лицо, перекрестившись, я вошла в монастырские ворота. «Господи, благослови!»…

Я запоздала к означенному времени: обитель уже спала, чтобы встать на молитву в полночь. Слева от главного собора дремали бронзовые львы. Отдыхало било. Сгустившаяся тьма скрывала буйство красок растительного мира. Появившаяся неизвестно откуда длинная грациозная аризонская кошка с характерным для здешних мест профилем сфинкса была единственным в сей час обитателем монастыря, который не ушел на покой до ночного бдения. Она мурлыкнула и уткнулась мне в ноги.

По дорожке я прошла в гостевой дом для паломниц, куда мужчинам вход запрещен. На первом этаже – комнаты для мирянок, на втором – кельи для монахинь. Комнаты, холл с современной кухней-столовой, гладильная – везде центральное кондиционирование и большие потолочные вентиляторы. От палящего солнца и нечаянного постороннего взгляда защищают деревянные жалюзи на окнах.



Старца Ефрема не раз спрашивали, почему для паломников созданы такие комфортные условия. На что получали ответ: в монастырь люди приезжают издалека, продолжительные ночные службы для большинства – уже испытание, а климат и монастырский дресс-код делают необходимыми для паломников и душ после жаркого дня, и отдых. Оно и верно: температура летом здесь поднимается до 45 градусов по Цельсию в тени!

Монастырь святого Антония – третья в Аризоне по посещаемости «достопримечательность» после знаменитого Гранд-Каньона и города Седоны. Помимо паломников ежегодно на экскурсию сюда приезжают до 25 тысяч туристов. Одновременно обитель может принять до 150 паломников, желающих остановиться на ночь и более. На престольный праздник в январе в обители всегда многолюдно: паломники и особенно паломницы стремятся, ища духовного совета и Иисусовой молитвы, посетить эту «частичку Горы Афонской».

Архимандрит Ефрем Филофейский прибыл в аризонскую пустыню Сонора летом 1995 года. Старец говорил, что то был Божий Промысл: в Аризону его «ноги привели». За 16 лет до этого – в 1979 году – он отправился в Канаду на лечение. Туда его пригласил один из греков, ранее бывавший на Афоне. Встречи старца с православными греками продолжались и в последующие годы во время его поездок в Канаду: в Торонто, Монреаль, Ванкувер. Потом старец стал приезжать и в США. Люди приходили на исповедь, за духовным советом и просили его содействия в устроении монастырей: православные греки Америки и Канады нуждались в духовной поддержке.

В городе Тусон, что примерно в часе езды от нынешнего монастыря, был у старца Ефрема знакомый священник – отец Антоний. В 1995 году, когда старец уже задумывал устроить в пустыне монастырь, отправились они на поиски подходящего участка земли. Свернули с асфальта на грунтовую дорогу посреди пустыни – и вдруг отец Антоний ясно услышал колокольный звон. В округе знали, что священник тот отличался острым умом. Сообразив, что это Божие указание, поехали в город, чтобы узнать, не продается ли участок. И совсем скоро приобрели землю всего за полцены. Монахи припоминают, что и продавца звали Антонием, и он долго откладывал сделки, имея желание продать свой земельный участок церкви или монастырю.

 

Среди первых, кто приехал строить новый монастырь, был и нынешний его игумен – архимандрит Паисий, грек, выходец из Канады, подвизавшийся на Святой Горе. К сентябрю прибыло еще пять афонитов. Среди пустыни, где «в тон» иноческой молитве завывали шакалы, где в изобилии водились змеи, поставили два вагончика: в одном была церковь, в другом – трапезная.

Главный храм, который было решено освятить во имя преподобного Антония Великого и святителя Нектария Эгинского, с Божией помощью планировали построить за… четыре месяца! К первому престольному празднику – святого Антония Великого, 17 января по новому стилю, которого придерживается Греческая Православная Церковь. Рабочих наняли по скромным на тот момент средствам, потому работали на строительстве и сами отцы – по 14–15 часов в день. И к празднику храм был почти готов. Вскоре устроились и трапезная, келейный корпус для братии, гостевые дома для паломников.



В 1996 году для главного монастырского храма была написана и прислана из Греции икона Божией Матери «Аризонская», иконография которой напоминает хорошо известную в России «Всецарицу».

Около 90 процентов нынешних монастырских построек возведено в первые пять лет существования обители.

Греческая соборная базилика, где ежедневно совершаются богослужения, освящена во имя преподобного Антония Великого, отца древнего монашества, и святителя Нектария Эгинского, особо почитаемого греческого святого, имеющего благодать исцелять от рака. Интересно, что все строившиеся на территории обители храмы возводили в традиционном для стран Православия стиле. Храм во имя Димитрия Солунского с луковкой и Серафимовская часовня – в русском стиле.

Деревья, кустарники и цветы были привезены в пустыню из питомников: сосны, лиственницы, неисчислимые виды и подвиды пальм. За алтарем главного собора растет Неопалимая купина со Святой Земли. Разросшись, растительность не только придает цветное великолепие пейзажу, демонстрируя мастерство братии в ландшафтном дизайне, но и создает особый микроклимат, защищая постройки и обитателей монастыря от испепеляющего солнца.

Есть в монастыре и своя ирригационная система: для полива используется капельный способ, некоторые участки земли поливаются в определенное время суток. По всей территории обители сбивают жар испанские фонтаны.

«Херувимские очи»



Братия молитвенно живет по афонскому уставу: подвизается в основном ночью, ибо ночь, как наставлял старец Иосиф Исихаст,«по своей природе помогает успокаиваться уму и дает время для молитвы».

Круг богослужений в монастыре выстроен следующим образом: после часов отдыха – с 7 до 10 вечера, которые соблюдаются на всей территории монастыря, – братия становится на келейное бдение, а в 1 час ночи собирается в храме на общую молитву: полунощницу, утреню и литургию.

«Старец нам говорил, что ум сразу после сна – отдохнувший, чистый. И поскольку он находится в таком состоянии чистоты и покоя, это самое подходящее время сразу дать ему, как первую духовную пищу, имя Христово», – читаем в книге старца Ефрема Филофейского «Моя жизнь со старцем Иосифом». На русский этот труд, несколько небольших цитат из которого я приведу, был переведен архимандритом Симеоном (Гагатиком) и уже стал библиографической редкостью, по крайней мере в США.

По будням ночные службы продолжаются до 3:30–4:00 часов утра, по воскресным дням и праздникам – на час дольше. После ночного богослужения и трапезы – трехчасовой отдых. Предполагается, что все паломники должны посещать монастырские уставные богослужения, как ночные, так и девятый час и вечерню в 3:30 дня и малое повечерие – в 5:00 вечера.

Вступив в утопающий в темноте храм со всполохами огней у алтаря и клироса, вижу стройные ряды мужчин. Монашествующие паломники молятся в стасидиях. Мирянки – по левую сторону – присели на стулья, а некоторые, с детишками, и прямо на пол. Русские, по обычаю, молятся стоя.


Било.    

Сама я пришла, заснув после пятичасового перелета из Нью-Йорка, знакомства с Фениксом, экстерьером местных исправительных учреждений и вечерним монастырем, только к началу литургии. Братия дивно пела по-святогорски.

«Старец нас учил, что тот монах, который не совершает бдения и который не сделал своим достоянием молитву Иисусову, не может называться монахом. Монах без бдения, не ставший нощным врением на нырищи (Пс. 101: 7), как бы птицей, которая не спит и поет, монах, не приобретший трезвения и молитвы, монахом, по сути, назван быть не может. Он монах не в душе, а лишь по внешности. Благодаря сознательному бдению монах приобретает, как говорят отцы, херувимские очи.



Старец, этот философ нынешнего времени, знал, что такое бдение ради Бога. Это не то бдение, когда всю ночь ловят рыбу или шатаются по улицам и дискотекам. Бдение – это то, что я совершаю в Боге… Это значит, что ум восходит, проходит через Небеса, видит Слово Божие, Которое выше ума и понятия, на Престоле и в Славе превыше небес, и там беседует с Ним… И сердце радуется, и человек восклицает: “Блажен тот, чей ум в Боге! Он счастлив и блажен”… Вот какова истина, вот что такое монах!» (Ефрем Филофейский. Моя жизнь со старцем Иосифом).

После службы, даже в пост, – вкусная трапеза: дыня, желтый и красный арбуз, чай, кофе, салат из местной разновидности огурцов, арахисовое масло и джем на хлеб, щербет и халва с орехами, маслины. Лимоны, апельсины, грейпфруты, яблоки, виноград, оливки – всё свое, монастырское. Братия трудится на разбитых в жаркой пустыне оливковых и цитрусовых плантациях и виноградниках; сами пекут хлеб, делают церковное и столовое вино, вкуснейший прозрачный джем из плодов (красных шишечек) кактуса.



Монахи в будние дни, как правило, завтракают в кельях. Зато для паломников завтрак – время не только подкрепиться, но и пообщаться: тихо течет беседа, слышится речь греческая, русская, английская, французская, сербская, украинская…

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 82767

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 24 Августа 2013, 19:06:26 »

(Окончание)

«Время от времени у нас бывало много гостей, и им очень нравилась наша еда. “Что же это за еда у вас такая вкусная?!” – спрашивали они с удивлением. Старец готовил совершенно постную пищу, когда с тахином, когда с фасолью. Но это было настолько вкусно, что даже рыба не произвела бы на них столь сильного впечатления. А вкусной делала еду молитва Старца, его благословение. Там, где совершается дело Божие, еда и вода становятся сладкими как мед. Однажды я спросил Старца:

– Как это происходит? Почему так бывает?

– Это от Бога, от Иисусовой молитвы. Совершается молитва – и благословляется еда.



– Старче, мы каждый день едим постную пищу. И когда я ем рыбу – она как мед, когда я ем сухой хлеб – он как мед, когда фасоль ем – она как мед, чечевицу ем – и она как мед.

– Так и есть, – сказал Старец. – Для того, кто имеет правильное духовное устроение, что бы он ни ел – ничего не будет лучше этого. Отсюда можно узнать духовное устроение каждого инока…» (Ефрем Филофейский. Моя жизнь со старцем Иосифом).



Повязав платок концами назад, как принято в греческих монастырях, вышла из гостиницы. Тихо вокруг. Кажется, и храмы из серого камня со множеством оттенков, и колокольня под красной черепицей, и фонтаны – сказочный оазис в пустыне. И сотни деревьев, и одетые в красный камень дорожки, проложенные в пустыне и соединяющие храмы и строения в разных уголках обители. Зелень перемежается яркими красками оранжевых соцветий, лиловый спорит с переливами малинового… Едва ощутимый аромат, окутывающий меня, становится то сильнее, то исчезает, то изменяет «парфюмерный букет». Мой нос механически следует за запахом. В предвкушении аромата я утопила его в одном цветке, в другом, в третьем, прошлась по кустарникам. Они пахли пресной зеленью, а то и вовсе были без запаха! Проделала процедуру еще раз и… остановилась. Нет, это сам воздух источает аромат.

«У каливы Старца я тянул четочку, а он мне рассказывал о молитве, об отцах, за которыми ухаживал, когда они состарились. И в этом месте, у каливы, мир благоухал, как лилия и роза, хотя вокруг была одна сушь и ничего не росло, кроме низкого каменного дуба. Однажды я стал нюхать воздух, и Старец меня спросил:

– Что это ты делаешь?

– Старче, пахнет лилиями и розами.

– Вот балда! Подойди поближе, к двери.

Я подошел к двери в келлию Старца и вдохнул аромат. Я вошел: вся келлия благоухала так, что даже моя борода и одежда стали источать аромат. Старец мне сказал:

– Это от молитвы. Разве ты не понимаешь? Благоухание – это имя Христово.

Должно быть, он много молился той ночью. От Иисусовой молитвы благоухает не только человек, но и то место, где он стоит» (Ефрем Филофейский. Моя жизнь со старцем Иосифом).

Афониты



Две трети братии обители – греко-американцы, второе и даже третье поколение выходцев из греческих семей США и Канады. Непосредственно афонитов – пятеро.

Примерно пятая часть – американцы, принявшие Православие. Один брат – японец, выпускник Свято-Германовской семинарии на Аляске; отец Христофор – афроамериканец. Есть и послушник родом из Омска.

На монастырском кладбище похоронен крупный ученый-византолог, выпускник и преподаватель Гарварда, известный переводчик с греческого житий святых Константин Каварнос. Проживший всю жизнь в миру, но имевший склонность к иноческому житию, он за несколько лет до кончины был пострижен старцем Ефремом в схиму. Скончался схимонах Константин в возрасте 92 лет.

Впрочем, и молодые отцы из «Святого Антония» могут похвастаться учеными степенями и списком дипломов престижных университетов. Только не хвастаются, а, надев подрясник, не подметающий полами пустыню, отправляются в сады и на виноградник, на стройплощадку за воротами монастыря, в издательство и гостиницы, в пекарню и винодельню, принимать паломников, готовить обед, собирать финики…

Отец Серафим тоже мог бы рассказать о том, как учился в России и как продолжал образование в Америке. Три года ездил паломником в Антониев монастырь, а осенью 2002 года стал здесь послушником.

– Сначала ищущий монашества живет в обители трудником; по благословению старца, его, обычно спустя несколько месяцев, одевают в подрясник, – рассказывает отец Серафим. – После пяти-шести лет искуса послушника постригают в рясофор и меняют имя. Практики пострига в мантию у нас нет. В великую схиму постригают монахов преклонного возраста, в основном незадолго до кончины.

   

В честь преподобного Серафима имя новопостригаемому в греческих монастырях дается нередко. В главном храме обители, в иконостасе – образ святого в рост. Внизу иконы – металлические фигурки, изображающие разные части тела, а также ребеночка – так здесь выражают свое молитвенное воздыхание с просьбой об исцелении или исполнении желаемого.

– Я был не новичком в этом монастыре, но и у меня был период привыкания к языку, пище, традициям, – продолжает отец Серафим. – Греческий изучал с монахом, которого старец Ефрем благословил заниматься со мной два раза в неделю. Мне скоро дали послушания, связанные с общением с людьми, в том числе встречу и помощь паломникам, русским в частности. Так что через два-три года постоянного общения по-гречески и жизни в греческой среде я довольно хорошо освоил язык. Так и привыкал общаться и писать на трех языках одновременно.

***

   

Задолго до того, как нога моя ступила на благословенную землю Антониева монастыря, доводилось мне слышать о строгости здешних отцов. Причем не только от оскорбленных «антиабортной» епитимией паломниц (а это от года до трех лет без причастия!), но и от самих прошедших Афон архиереев и просто иереев.

Что можно сказать на это, прежде всего, тем, кто собирается отправиться в монастырь на исповедь? В греческой традиции не принято исповедоваться перед каждым причастием, и вы не увидите священника, стоящего у аналоя до, после и во время литургии. Для исповеди в греческих монастырях и храмах есть отдельное время и отдельное место. Потому что исповедь – дело серьезное. Впрочем… Может быть, это у страха глаза велики, или сами исповедники что-то преувеличивают?



– Отношения духовника и пришедшего на исповедь – это отношения отца и сына или отца и дочери со всеми вытекающими из этого последствиями: исполнение и благословения старца, и его наказания, – так понимает смысл духовничества студентка Ангелика, приехавшая на учебу в Сан-Франциско с острова Кипр. – Для меня важно, чтобы духовник непременно обладал духовным опытом и молитвенным настроем. Я неслучайно приезжаю именно в этот монастырь. Я встречала многих, кто попросил духовного руководства старца Ефрема и многие годы следует его наставлениям. Сама я исповедовалась и старцу Ефрему, и архимандриту Паисию. Это разные люди, но оба – настоящие духовники. Отец Паисий более строгий, аскетичный; старец Ефрем, когда принимает, буквально светится любовью. Мне даже поначалу казалось, что у него глаза – голубые. И только спустя время разглядела, что они карие! Понимаешь?

Понимаю, хотя самой мне не довелось в этот раз видеть старца Ефрема. Он возвращался в обитель после лечения в тот самый день, когда я уезжала в аэропорт.

А стоит ли вообще, приехав в обитель, непременно, всеми правдами и неправдами, стремиться попасть на исповедь именно к старцу Ефрему? Не достаточно ли для обычного паломника подойти к нему под благословение в храме, написать записку с просьбой, которую обязательно передадут? Тут каждый решает сам. Знаю, правда, что однажды даже некий весьма уважаемый русский протоиерей – из местных – сидел в приемной старца, но так и не дождался своей очереди…

Изначально отец Ефрем ехал в Америку для духовного окормления прежде всего своих соотечественников – греков, которые, несмотря на достигнутое большинством благосостояние вдали от исторической родины, испытывали духовный голод. А об афонской монашеской традиции, Иисусовой молитве в западном полушарии до появления в США архимандрита Ефрема вообще ничего не было известно.



Естественно, в многонациональной стране, где представлены 15 православных юрисдикций и – как бы нам ни твердили обратное! – велика тяга к истинной вере, не могли остаться безвестными ни сам старец, ни устраиваемые его учениками монастыри. Вот уже почти 20 лет по благословению архимандрита Ефрема обители строятся по периметру Соединенных Штатов – от Калифорнии до Флориды, тем самым давая благочестивому паломнику возможность чаще бывать в ближайшей. Православные верят, что молитва иноков ограждает страну от нестроений и природных катаклизмов.



В самой Антониевой обители, где подвизается отец Ефрем, духовничество многонациональных (не грекоговорящих) паломников поручено игумену монастыря – архимандриту Паисию. Паломницы имеют возможность, не покидая континента и даже страны, подольше пожить и потрудиться в одном из семи основанных старцем женских монастырей – в США и одном – в Канаде.

Накануне отъезда за ночной литургией мысли возвращались к словам афонского игумена Авеля, постриженного на Святой Горе в великую схиму с именем Серафим: «Когда весь мир спит, мы – молимся». Именно за этой молитвой, за стяжанием мирного духа люди и сегодня едут «к Антонию» в Аризону и еще 16 «Ефремовых» монастырей – в более доступную для многих «частичку Святой Афонской Горы».



Отстояв последнюю ночную литургию, похлопав по носу провожавшую меня кошку-сфинкса, отправляюсь восвояси – в тот мир, где мир потерян. У нас есть всё, но мы хотим больше, рвемся вперед, расталкивая других локтями, а то и кулаками. Но вдруг обнаруживаем, что душа наша – не насыщается, и радости в сердце не становится больше. Ищем причину, паникуем, требуем. А тут в пустыне – сады цветут, храмы строятся, братия широко улыбается. И сердце ищет и находит здесь не многословие, а столь желанную тишину или простые и незатейливые, идущие от сердца слова. Как много лет назад в деревянной хибарке, где на склоне лет поселился афонский игумен, так и здесь, среди пальм, где поселился его современник и сомолитвенник.

«Он не устраивал обсуждений и огласительных бесед, но приводил примеры из Патерика и из жизни… Поучение краткое, но насыщенное и попадающее в самую точку… Потому что если человек подвижник, ему не требуется много слов. Монашеская жизнь не нуждается в теоретизированиях, она нуждается в немногих истинах, но которые должны осуществляться на деле… Старец говорит тебе: “Молчи, твори Иисусову молитву, прогоняй помыслы и не празднословь”…

Мы должны жить в духе любви и братолюбия. Ибо то, чего нам недостает, – это любовь и смирение. Ведь если бы у нас были смирение и любовь с послушанием, нам не требовалось бы ничего другого, никакой другой философии» (Ефрем Филофейский. Моя жизнь со старцем Иосифом).

Татьяна Веселкина
(Нью-Йорк–Феникс–Флоренция)


http://www.pravoslavie.ru/put/63574.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 82767

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 09 Декабря 2019, 20:18:59 »

Отошёл ко Господу старец Ефрем Аризонский

Финикс, 9 декабря 2019 г.


Архимандрит Ефрем Аризонский. Фото: miloserdie.ru   

8 декабря 2019 года отошёл ко Господу старец Ефрем Аризонский (Иоаннис Мораитис), священнослужитель Американской архиепископии Константинопольского патриархата, сообщает "Союз православных журналистов" со ссылкой на «Orthodoxia news agency».

Как сообщается, старец упокоился после долгих лет болезни.

Архимандрит Ефрем Филофейский (Аризонский), в миру Иоаннис Мораитис, греч. Ιωάννης Μωραΐτης, родился 24 июня 1928 года в городе Волос (Греция).

Отец Ефрем – послушник и ученик старца Иосифа Исихаста, о котором он написал книгу «Моя жизнь со старцем Иосифом».

Филофейским старца Ефрема стали называть с 1973 года, когда он стал игуменом обители Филофей и за короткий срок возродил в ней монашескую жизнь. Затем Кинот Святой Горы благословил старца Ефрема на духовное руководство трех афонских монастырей: Ксиропотам, Костамонит и Каракал.

В 1960 году греческий богослов протоиерей Иоанн Романидис написал: «Святогорцы должны немедленно направить своих представителей в США и основать там монашеские обители, в противном случае Православие на Американском континенте ожидает неизбежная гибель».

Несколько лет спустя монастыри старца Ефрема появились во многих регионах США и Канады: Нью-Йорке, Техасе, Флориде, Вашингтоне, Северной Каролине, Пенсильвании, Иллинойсе, Калифорнии, Мичигане, Монреале и Торонто.

Главный – монастырь святого Антония Великого в Аризоне, поэтому старца называют Ефремом Аризонским, или «апостолом Америки».

http://pravoslavie.ru/126208.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10590


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 16 Декабря 2019, 09:32:05 »


Наставления старца Ефрема Аризонского


Восьмого декабря отошёл ко Господу старец Ефрем Аризонский (в миру Иоаннис Мораитис; 1928–2019), духовное чадо преподобного Иосифа Исихаста. Сегодня, на 9-й день по кончине старца, почтим его память, вспомнив его наставления.



Старец Ефрем Аризонский (Мораитис)


«Необходимо подчинить свою жизнь определённому чину»

«Чтобы обрести спасение, необходимо подчинить свою жизнь определённому чину. Ведь где порядок – там мир, а где мир – там и Бог; но где беспорядок – там путаница, а где путаница – там диавол».

«Для того чтобы в жизни был порядок, необходимо следовать наставлениям духовного отца».

«Так же как врач обследует больного, ставит диагноз и на основании этого диагноза назначает лечение, как и больной, чтобы получить исцеление, должен аккуратно принимать все лекарства и в точности выполнять рекомендации врача, и как самое малое отклонение от схемы лечения ставит под угрозу всё выздоровление, – так и, когда духовный врач назначает духовную терапию, верующий обязан следовать его советам и исполнять данные ему правила».

Старец Ефрем перечислял эти правила: «Молитва, земные поклоны, чтение Нового Завета и всего Священного Писания (Новый Завет – это новая Благодать Христова, вся Благодать Святой Троицы, а Ветхий – тень Её). Затем – это пост и внимание к помыслам».


Как правильно организовать свой день

Старец давал практические советы по организации своего дня:

«Сон – это образ смерти. Мы спим и не знаем, где в это время находимся, не ощущаем времени, и вновь восстаем, возвращаемся к осознанной жизни. Поблагодарив Бога от всего сердца за то, что Он удостоил нас вновь увидеть дневной свет, станем просить Его об оставлении наших грехов».

«Благодатью Божией мы поднимаемся утром, кто раньше, кто позже. Первое, что нам надлежит сделать, по нашему христианскому долгу и обязанности, по душевной необходимости, ради спасения – это встать на колени, поднять руки к Богу и помолиться».

«Проснувшись и припав ко благости Христовой, нужно, во-первых, поблагодарить Его за благополучно прошедшую ночь».

«Помолимся с утра, сделаем поклоны (сколько определил духовник), а если позволяет здоровье, то прибавим к ним и ещё. Что такое поклон? Это поклонение Богу».

«Даже один дополнительный поклон – это уже труд подвижничества, за который будет своё воздаяние от Бога. Те немногие поклоны, что мы творим, копятся потихоньку у Бога на Небе, и когда мы отправимся в Горняя, обретём их там в большом количестве. И это поможет нам дать добрый ответ в страшный час Суда».

«Пусть жёны молятся за мужей своих и за детей, а мужья – за жён и детей, дети же – за родителей. Так, взаимно помогая друг другу молитвами, мы будем идти к духовному возрастанию».

    Где бы мы ни оказались, не будем оставлять памятования о Боге

«Итак, мы молимся утром, потому что молитва подаёт нам свет, и свет этот светит в течение всего дня, а дальше мы отправляемся каждый по своим делам: кто на работу, кто в школу, кто в путешествие. Но и потом нужно нам не оставлять памяти Божией, ведь за утренней молитвой мы получаем от Бога благодать, силу, благословение; одесную нас становится ангел, и мы принимаемся за работу. И где бы мы ни оказались, не будем оставлять памятования о Боге».

«Что значит памятование о Боге? Это молитва: ‟Господи, Иисусе Христе, помилуй мя!” С памятованием о прощении, о котором мы просим всякий раз, когда воспоминаем о Боге, Господь удостоит нас спокойно вернуться домой».

«И вечером, перед сном, вновь будем преклонять колена и приносить наши молитвы Богу. А среди дня или вечером откроем Новый Завет и прочитаем оттуда хотя бы одну главу».


«На работе будем внимательны»

«На работе будем внимательны: рядом работает много людей, и говорят всякое. Говорят слова подчас очень скверные, так как пребывают в страстном состоянии и ни о чём не помышляют, только о временном, суетном, о земных наслаждениях. Если молящийся человек внимателен, то не последует им; он жалеет таких людей и молится, чтобы Бог просветил их, чтобы они освободились от такого удушливого духовного состояния, вышли на чистый и вольный воздух».


«Жизнь любого человека – книга»

«Жизнь любого человека – книга, а каждый день жизни – одна её страница. У каждой книги есть конец, конец есть и у человеческой жизни. На страницах этой книги есть и плохое, и хорошее, записаны и светлые, и тёмные дела человека. А когда окончится жизнь, тогда откроется пред Богом эта книга, и на основании того, что в ней написано, человек даст ответ».


«Усердие ко спасению»

«Нам обязательно нужно усердие ко спасению: нельзя нерадеть, ведь мы не знаем, будем ли живы завтра. Мы не имеем власти даже над самой малой секундой времени. Все неустойчиво, непостоянно: наша жизнь, жизнь наших родителей, детей, родственников, здоровье, финансы – всё, что у нас есть, это всё ненадёжно, и всего в любой момент можно лишиться».

    Нельзя нерадеть, ведь мы не знаем, будем ли живы завтра

«Нерадение наводит то, что усердие на время отодвинуло от нас. Один из подвижников говорит, что молитвы, чётки, поклоны, посты нужны не Богу, а нам, так как, если всего этого нет, то в душу входит зло».

«Кто избегает травм? Тот, кто бодрствует, трезвится, кто внимателен, кто следит за собой и за дорогой, потому он реже падает. Кто получает травмы? Тот, кто невнимателен в пути, и потому легко падает. И часто причиной этого является нерадение. Нерадение при исполнении нами своих обязанностей ведёт к опасным последствиям».


«Что означает осуждение?»

«Что означает осуждение? Осуждение означает, что мы считаем себя безгрешными».

«Согрешил человек? Не суди его; лучше сказать: не осуждай. Плачь о его падении; отнесись к нему, как к своему собственному падению».

«Когда я анализирую дела человека не с намерением его осудить или унизить, не по гордости, но с любовью – например, говорю, что человеку было бы полезней того-то и того-то не делать, говорю с состраданием и молясь за него, – тогда это не осуждение. Но, если называю его эгоистом и унижаю в глазах других людей – то это грех осуждения».


Геронда с сестрами

«Несмотря на то, что все мы уязвлены, все покрыты ранами и поражены грехами, но всё равно осуждаем других. В больнице все люди болеют, но ведь ни один больной не осуждает другого. Никто не пеняет соседу: ‟Ты – больной!” – потому что человек видит, что он и сам болен. А мы, хотя все больны душой, – уязвляем друг друга. Это всё равно что у кого-то болел бы глаз, а он стал бы осуждать того, у кого болят лёгкие».

«Сколько людей, которых мы считаем ничтожными, грешниками, в один прекрасный день могут вдруг оказаться в Царствии Божием, а мы, занимающие место судей и выносящие приговоры, можем сами подвергнуться осуждению и низвергнуться в ад!»

«Грех есть огонь. Вода же, которой погашается этот огонь, есть покаяние. Если случится пожар в соседнем доме, разве ты не побежишь, чтобы помочь потушить его? Если будешь сидеть и безразлично смотреть, то пламя перекинется и на твой дом. Подобным образом ты не можешь оставаться равнодушным, когда ближний твой опаляется огнём греха. Пролей и ты слёзы, дабы пламя погасло. Если же пребудешь равнодушным, то будешь иметь осуждение, и на тебе будет грех».


«Нужно очень внимательно следить за своими словами»

«Вообще нужно следить за своим языком: когда и что говорить, – ведь мы люди малодуховные и потому постоянно ошибаемся. Говорят, что лучше упасть на острые камни, чем пострадать от острого языка. И впрямь: лучше упасть на камни, разбить себе голову или сломать ноги; и ноги, и голова – это телесные члены и могут быть вылечены. Но язык! Через язык совершаются страшные вещи: одним-единственным словом можно довести человека даже до самоубийства! Осуждая и унижая человека, можно довести его до отчаяния, а можно одним словом и подвигнуть на путь греха. А потом мы оправдываемся: ‟Я ведь просто сказал”. Посмотрите-ка, каковы последствия!»


Геронда с братией

    Через язык совершаются страшные вещи: одним словом можно довести человека до самоубийства

«Как-то в монастырь Симонопетра приехал один бесноватый. После всенощной он вместе с братией вышел из храма на балкон. Диавол, желая искусить одного монаха, доброго подвижника, проводившего строгую жизнь в Катунаках, сделал следующее. Этот бесноватый подошёл к монаху и сказал: ‟Помысел побуждает меня прыгнуть с балкона вниз”. Монах принял это за шутку и ответил: ‟Так чего же ты ждёшь?” А тот взял и прыгнул, и разбился насмерть. Монах думал, что бесноватый шутит, но тот говорил серьёзно. И потом многие годы помысел мучил монаха. Диавол так и так довёл бы бесноватого до смерти, но он увлёк ещё и монаха-подвижника, чтобы мучить его потом всю оставшуюся жизнь. Одно слово, а сколько мучений!»

«Так часто бывает и с женщинами, которые намереваются сделать аборт. Они идут за советом к подругам, а подруги говорят: ‟Да зачем тебе надо рожать? Вон и так у тебя сколько детей!” Женщина и сама уже наполовину решилась, а вторую половину ей добавила подруга. И вот она идёт и делает аборт – совершает убийство. Несомненно: половина ответственности за это убийство лежит на той подруге».

«Так и некоторые мамаши, у которых немного ума в голове: если случится дочке оступиться, они приступают с советами: ‟Не позорь себя и нас, сделай аборт, и всё”. Девушка идёт и убивает своего ребёнка. На ком тут лежит ответственность? На матери, которая дала ей такой совет. Видите, сколько одно слово может принести вреда? Поэтому нужно очень внимательно следить за своими словами».


О врагах
    Враги – это калёное железо, которым Господь врачует нас

«Помолимся и о своих врагах, о тех, кто на нас клевещет, кто нас осуждает, преследует, вредит нам. Это первое, что мы должны сделать, потому что, если не простим их, то и нас Бог не простит».

«Настоящая любовь к ближнему обнаруживается тогда, когда человек от всего сердца – а не только потому, что так нужно, ибо Бог так заповедует, – молится за врагов, прощает их и любит, ведь, по сути, наши враги – это наши благодетели».

«Кто нас искушает, кто осуждает, создает всякие неприятные ситуации, – тот, с одной стороны, есть орудие диавола, а с другой – Иисуса. Святые отцы говорят, что враги – это калёное железо, которым Господь выжигает наш эгоизм и гордость, врачует нас. Человек действует по злобе, а мы дикую маслину прививаем к доброй и получаем плод, полезный для жизни. Вот почему так благотворны для нас действия наших врагов!»

«Хочешь отомстить своему врагу? Святые отцы говорят, что нужно помолиться о нём, и твоя молитва вынудит Бога вмешаться. Бог будет действовать в согласии с правдой Своей, и ты оправдаешься за свою любовь».


«Покаяние – это лекарство»

«Великая и неоспоримая истина, что все мы без исключения поражены стрелой греха. Но если грех – это язва, то покаяние – лекарство».

«Покаяние есть ответ на милость Божию, или, пожалуй, милость Божия есть ответ на покаяние человека».

«Есть две реальности. Первая – это человеколюбие Божие; и вторая – человеческая греховность. Спрашиваю вас: какая из этих двух реальностей выше? Грехи человеческие, какими бы они ни были, имеют число. А человеколюбие Божие бесконечно и неисчислимо».

«Когда рана заживает, остаётся след, шрам. Грех, когда ты в нём каешься, прощается и стирается, так что не остаётся даже и следа».

«Покаяние творит удивительное чудо: оно заставляет Бога забывать. Бог сердцеведец, Он всеведущ, у Него в памяти все люди, все их дела; и вдруг Бог ‟впадает в забывчивость”! Это Он предаёт забвению грехи людей, которые искренне каются».

«Покаяние – это плач, ведущий к радости».


«Сквозь призму вечности»

«Тропа жизни – это боль и слёзы; на ней повсюду терния и шипы».

«Всё прекрасное связано с болью, но и боль ведёт к радости».



«Роза производит шипы, а из шипа вырастает роза. Радуга обычно появляется после грозы. Буря должна пройти, чтобы на небе стали видны звёзды. Для создания шедевра скульптуры требуется большая работа молотком. Великие души обязаны своим величием тяжёлым скорбям. Золото и драгоценные украшения сначала проходят через огненную печь».

«Тот, кто смотрит на страдания сквозь призму вечности, уже победил».


Архимандрит Ефрем Филофейский
Подготовила Ольга Рожнёва

16 декабря 2019 г.


http://www.pravoslavie.ru/126380.html
« Последнее редактирование: 16 Декабря 2019, 12:41:07 от Дмитрий Н » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10590


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #19 : 17 Января 2020, 03:44:27 »


Труженик во славу Божию

Слово при прощании со старцем Ефремом Аризонским († 7 декабря 2019)


16 января 2020 года 40 дней по отшествии ко Господу глубоко почитаемого всеми православными старца Ефрема Аризонского (Мораитиса), наследника афонского подвижничества, возродителя монашеской жизни в Америке, где он основал 19 обителей. Чтя память старца, публикуем слово, сказанное старцем Никодимом, кафигуменом монастыря Филофей Святой Горы Афон, 11 декабря 2019 года при прощании с отцом Ефремом в монастыре святого Антония (Аризона, США).



Старец Ефрем Аризонский (Мораитис)


Высокопреосвященнейший архиепископ Американский Елпидифор!

Высокопреосвященнейшие владыки, всечестные старцы и старицы, возлюбленные во Христе братья!

«Скончавшуся мужу праведну, не погибнет надежда» (Притч. 11: 7). «Муж мудрый безмолвие водит» (Притч. 11: 12) и «Уста праведнаго поучатся премудрости» (Пс. 36: 30).

И вот для многовозлюбленного нашего старца и отца пришло «время сотворити Господеви» и принести приношение, которое принял Сам Господь наш, приношение чистое, благоугодное Самому Великому Архиерею, – священную и чистую душеньку блаженного старца.

Вот мы переживаем последний час телесного пребывания старца и прощаемся с ним с неизмеримой сыновней любовью, с ожиданием и надеждой, что, молитвами святых, встретим его вновь в Пренебесном Царствии Великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Да соберемся мы все вместе снова, как и сегодня, там, в сообществе преподобного старца Иосифа Исихаста, нашего дедушки, как называл его старец, с которым сегодня он оказался вместе в первый раз через 60 лет, после преподобного его успения 15 августа 1959 года. И так сообщество преподобнейших наших старцев пополнилось новым членом.

Радость и печаль одновременно затопляют сегодня сердца наши. Мы печалимся, что он ушел от нас и мы больше не видим телесными нашими очами сияющее, радостное, исполненное веселия, сладости и любви детское лицо святого старца и не слышим его утешительного голоса, его мудрых наставлений, слов, несущих надежду, которые с таким благородством, любовью и – главное – с рассуждением он всегда обращал к нам.

В таковые минуты, однако, мы не можем не вернуться, пусть и весьма поверхностно, к тому, что мы пережили и чему научились от святого старца, как словами, так и через писания, но в основном через дела, через пример, согласно слову Господа: «а иже сотворит и научит, сей велий наречется в Царствии Небеснем» (Мф. 5: 19).

Старец воспринял от Бога дар передавать окружающим многую любовь. Любовь не земную, каковую мы вкушаем от родственников и друзей, но любовь божественную, каковую ему обильно даровал Бог и которую он в свою очередь щедро передавал людям. С ним происходило парадоксальное и удивительное явление: те, кто находился рядом, ощущали, как их внутренность постепенно наполнялась чувственной благодатью, которую невозможно контролировать и которая продолжает пребывать, так что ты спрашиваешь: откуда приходит это явление?

   Рядом со старцем ты чувственно ощущал: тебя все более и более наполняет благодать

Старец был весьма чувствительным человеком и следил за тем, чтобы не огорчить никого. Даже когда обстоятельства требовали епитимии, ты видел в светлых и проницательных глазах его не гнев, но спокойствие, мир, невозмутимость, бесстрастие, любовь. Как основание всего монашеского отречения и в целом жизни во Христе, он, подражая Христу, Который «был послушен даже до смерти, смерти же крестный» (Флп. 2: 8 ), проповедовал добродетель послушания старцу, старице, от какового послушания проистекают и все иные добродетели.

Учение его не было чем-то его собственным. Это было продолжение и переживание подлинного предания святых отцов-проповедников трезвения нашей Церкви. И его Бог поставил как великого таинника благодати и божественных таинств.


Старец Ефрем Аризонский (Мораитис)

Как известно, блаженнейший старец особенно настаивал словом и писанием на возделывании молитвы: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя», которая, как он говорил нам, способна ввести тебя в рай. Он имел великую любовь ко Кресту. Он поднял свой тяжелый крест, этот маленький и немощный человек, но великан духом, и он нес его до конца – без ропота и, конечно, с великой радостью, потому что провидел его великую духовную пользу. Он встречал трудности (а они были многими и тяжело переносимыми) с безграничной верой и уверенностью в воле Божией и с огненной молитвой, посему он всегда получал от Бога ответ, которому он оказывал всецелое послушание, будь он положительным или отрицательным. Посему несколько раз некоторые его действия ставили нас в тупик, ибо не были согласны с нашей собственной логикой, однако в конечном счете результат их был превыше всех ожиданий. Потому что это была воля Божия, которую наши бедные и немощные мозги не могли постигнуть.

Всегда во всей своей жизни он для себя любил все простое, все смиренное, все незаметное, а не славу. Его интересовало только, как помочь, как спасти души тех людей, которые искали его помощи, но и тех, кого он видел находящимися на краю погибели. Он всегда отличал сущность вещей от внешних проявлений и делал все для того, чтобы «во всяком случае спасти некоторых», – и все во славу Божию, и только. Для Бога он всегда выбирал и приносил все самое лучшее, что только мог, и от духовной природы, и от материальной. Он желал, чтобы храм Божий был украшен и в своих частностях всем самым прекрасным и досточтимым.

Как подлинный отец и пастырь, он в высшей степени любил всех своих духовных чад, как монахов и монахинь, так и мирян. И вашей любви я предложу одно свидетельство из многих, пример его великой любви.

В 1986 году на Катунаках, на Святой Горе, двое его духовных чад посетили преподобного Ефрема, его духовного брата. Когда их встретил преподобный Ефрем, он весьма выразительно сказал: «Ваш старец очень богат». Они, поразившись, ответили ему: «Но наш старец совершенно не является богатым, геронда!»

«Да, он богатый, – повторил преподобный и продолжил: – Я видел его пред престолом Христовым, и ему сказал Христос: “Отче Ефреме, ты даровал Мне великое упокоение. Вниди же в радость Господа твоего” (Мф. 25: 21). Старец смиренно поблагодарил Господа, но сказал, что у него есть и монахи, и монахини и что если и они не войдут в рай, то и он не хочет войти в него. Христос наш соблаговолил к ним, но старец добавил: “Знаешь, Христе, у меня есть и миряне. Умоляю Тебя и за них”. В конечном счете Господь соблаговолил взять в рай и их всех вместе с вашим старцем. Из этого, – говорил преподобный Ефрем Катунакский, – вы понимаете, насколько духовно богатым является ваш старец? Он имеет великое дерзновение пред Богом».

   И тогда старец добавил: «Знаешь, Христе, у меня есть и миряне. Умоляю Тебя: пусть и они войдут в рай»

У нас есть свидетельства, что старец задержался в этой жизни потому, что переживал за своих духовных чад. И это мы видим доныне. Сколько он хотел давать радость всем – малым и великим, несмотря на плохое здоровье и возраст!

Было много чудесных событий, связанных со святым старцем, засвидетельствованных множеством монахов и мирян, но их мы оставляем Владыке Христу и Его Церкви, чтобы она рассудила об этом в будущем.

Нам стоит упомянуть о кое-чем личном для указания на высоту этого мужа. Когда-то я находился среди многих трудностей и искушений по причине тяжести игуменства и искал помощи от старца – что происходило очень часто, особенно в первые годы, – и он мне ответил следующим образом: «Не бойся, чадо мое. Крест твой есть и мой собственный крест. Я не оставлю тебя. Всегда желаю тебе, чтобы тебя осенила Божественная благодать, разгоняющая облака искушений».

По образу его преподобного старца Иосифа Исихаста и нашего дедушки, не смог бы досточтимый старец, как опытный воспитатель, пребывавший в духовной борьбе, оставить и полезные епитимии и прочие испытания для всех нас. Однако он делал это всегда после долгого рассуждения. Мы тысячекратно благодарим его и безмерно признательны за все. Если в нас есть что-то доброе, то – благодаря трудам отца нашего, а не нашим. Все происходило благодаря его молитве и спасительным наставлениям, во славу Божию, и только.



Святой старче, многовозлюбленный отче наш!

Вы нам щедро принесли многую, многую любовь. Такую, какую лично я совершенно не заслуживаю. Вы нас вооружили многими средствами, чтобы мы сражались в невидимой брани. На всякое время вы нам говорили: «Благодаря тому, чему я вас научил, вы все стали наполовину духовниками, способными помочь и другим людям в ближайшем будущем». И продолжили: «То, что мы говорим, – не из книг, но это то, что мы выстрадали, пережили, то, что мы опытно осуществляли и передаем вам это». «Протоптанная дорога», с абсолютной уверенностью в результате, которым является спасение души.

Святый старче, многочестне, возлюбленный наш отче! За все то, чем мы вас огорчили, как малые и бесчинные дети, – и наверняка мы вас огорчали, вольно и невольно, и прежде всего моя малость, – дерзаю от лица всех смиренно, на коленях попросить вас простить нас. Молим, чтобы оттуда, куда вы идете, к Тому, Кого возлюбили от юности, вы послали утешение в души наши и никогда нас не оставляли. Просим, молитесь к Владыке нашему Христу, да укрепит нас продолжать наше дело, да будем все едины, как непрестанно вы того желали и всегда нам об этом говорили, чтобы мы все, объединенные и помогая друг другу, со смирением и любовью и пониманием преодолевали всякое находящее на нас искушение, ибо «брат от брата помогаемый яко град крепкий».

Преосвященные владыки, возлюбленные братья!

Малый Иоанн из города Волос, аскет и обитатель пещер и калив Афона, позднее – геронда и кафигумен святой обители Филофей Святой Горы и затем земледелатель в винограднике этой страны США и ктитор сей священной обители Антония Великого и других многих обителей США и Канады – похоже на то, что он как бы распростер и распространил православную духовность по всей земле. И так афонские каливы «стяжали» вселенную, принося негасимый Свет Христов, «просвещающий всякого человека».

Возлюбленные мои!

Пал великан – восстал утешитель.

Итак, да будет нашим утешением ожидание встречи в невечерней славе вечного Царства Господа нашего Иисуса Христа, Которого столь много возлюбил приснопамятный старец, представивший себя в жертву живую любви к возлюбленному Жениху Христу. Аминь.

Вечная твоя память, незабвенне, многодосточтиме и многовозлюбленне наш отче и старче!

До встречи!


Старец Никодим, кафигумен монастыря Филофей Святой Горы Афон
11 декабря 2019 года

Перевел с греческого протодиакон Владимир Василик

Книги старца Ефрема Филофейского (Мораитиса) в интернет-магазине "Сретение"

16 января 2020 г.



https://pravoslavie.ru/127092.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10590


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #20 : 17 Января 2020, 04:04:06 »


Труженикам Христовым!

Письмо старца Ефрема Аризонского духовным чадам


16 января, исполнилось 40 дней по отшествии ко Господу старца Ефрема Филофейского и Аризонского. Публикуем одно из его писем чадам, в котором он описывает опыт пришествия на Суд Божий, и наставления старца из архива Свято-Никольского Черноостровского монастыря Малоярославца.



Старец Ефрем Аризонский


Мои возлюбленные и благословенные маленькие детки!

Молюсь непрестанно, чтобы Святое Христово Рождество даровало вам возрождение ваших душ. Пусть оно премного обогатит вас душевной чистотой. Зажжет в ваших душах пламень усердной работы над послушанием, которое так прекрасно вмещает все небесные милости.

Быть хорошим тружеником послушания – это значит быть хорошим воином Христовым: быть стремительным, бесстрашным героем, который несет свой крест и приносит жертвы ради любви нашего Распятого Бога, Господа Иисуса.

Труженик послушания, добрый и прекрасный душой, не будет задержан страшными мытарями (бесами) при разлучении его души с телом и восхождении ее к Божьему престолу. Господь Иисус примет такого труженика с радостью, с венцом в руке, чтобы увенчать его как победителя и Своего подражателя в крестной страсти.

Когда примерный труженик послушания молится, Господь слышит его просьбы и исполняет их, потому что этот человек и сам всегда внемлет Иисусу, великому Послушнику.

Как много мы читаем в житиях пустынников об этих удивительных тружениках послушания! Они были доблестными солдатами нашего Верховного Главнокомандующего – Иисуса!

Когда я читаю об их подвигах, я смущен и пристыжен своими поражениями в борьбе с бесами и страстями. Я стал посмешищем пред ангелами и людьми (ср. 1Кор. 4, 9).

Но вы, мои золотые и благословенные дети, должны подражать во всем этим древним послушникам. Сражайтесь, отсекая свое проклятое своеволие, повторяйте: «прости» и «благослови».

   Сражайтесь, отсекая свое проклятое своеволие, повторяйте: «прости» и «благослови»

Мой святой старец (и ваш дедушка – преподобный Иосиф Исихаст – прим. Ред.) постоянно советовал и приучал меня к совершенному отсечению своей воли. Он учил меня на деле переносить бесчестия и святые уничижения. Я был у него в послушании 20 лет, и только однажды услышал свое имя; а так всё, что я слышал, были лишь оскорбления и укоризны. Они-то и спасли меня.

Боже мой, как благодарен я ему за это божественно мудрое воспитание, которое он дал мне! Но я был тупоголовым детиной, не делающим прогресса, поэтому я ничего не приобрел.

Я желал умереть, когда мой старец был жив, потому что я знал, что буду спасен задаром. Видя, каким он был великим святым, я был уверен, что легко бы прошел по молитвам такого наставника страшные мытарства.

О! Что это были за годы! Как хорошо они подготовили меня к последующей многотрудной жизни! Как же они помогли мне перенести страшные искушения и труды в многообразных сражениях и битвах.

Так пусть его святые кости источают миро. Пусть миро истечет из его святых уст, что смиряли мое диавольское самомнение.

И как только Господь Славы счел меня достойным иметь его моим старцем и отцом, и генералом в сражениях моей монашеской жизни! Благодарю Тебя! Благодарю Тебя, мой Иисусе, за всё!

Простите, мои маленькие детки, позвольте рассказать вам кое-что еще.

Однажды, примерно через год после блаженного успения моего святого старца, во сне я увидел и почувствовал, что восхищаюсь на Небеса. Когда я был еще между Небом и землей, меня пронзило чувство, что я приведен и представлен пред Страшным Судом Божьим.

Вдруг с ужасом я понял, что прямо сейчас, через несколько мгновений, услышу приговор Христа, и если Господь не простит меня, буду ввержен навечно в кромешный ад. И в тот момент невообразимый смертельный ужас объял меня.

«Боже мой! Сжалься надо мной, Твоим никчемным созданием». О, если бы я только мог вернуться к жизни и борьбе! И после этой жизни я увидел, что опускаюсь на землю, и потом вдруг проснулся.

Я был так чрезвычайно исполнен ясного сознания и трезвенности, полон трепета… Моя благодарность Богу была безгранична, беспредельна за то, что мне дарована возможность вернуться к жизни и борьбе за спасение моей несчастной души.

К несчастью, однако, я все еще не начал каяться и исправлять свои злые дела.


Одно из писем-благословений старца Ефрема в Свято-Никольский Черноостровский монастырь

Я молюсь непрестанно, чтобы наш Христос сподобил меня не угодить в ад моих собственных упреков совести. Ибо, прежде чем мы предстанем пред Великим Судией живых и мертвых, мы будем судимы нашей собственной совестью.

Она будет бичевать нас неумолимо. Будет вещать нам о наших злых делах. Она представит их нам точно такими, какими мы их сотворили. Хорошо, если мы исповедовали их. Но если диавол соблазнил нас и мы не омылись в божественной бане чистосердечной Исповеди, горе нам!

   Боже мой, пока мы еще в этой жизни, я умоляю Тебя: дай нам положить спасительное начало покаянию

Мы выпьем тогда горечь раскаяния до последней капли. Потому что торг окончен и закрыт. От сего времени каждый будет зависеть от своих дел. Какая ужасающая, страшная правда!

Боже мой! Боже мой, пока мы еще в этой жизни, я умоляю Тебя: помоги нам прийти в чувство, – исправиться, раскаяться, изменить направление, чтобы наша совесть успокоилась и не обличала нас жестоко и безжалостно. Дай нам покаяться и положить спасительное начало покаянию.

Дети, дети мои, просите Бога послать Свой Божественный страх в наши души, в нашу жизнь. Это великий дар для нашего исправления и вхождения во златые врата Горнего Иерусалима.

Аминь. Да будет так.


Ваш неразумный отец


***


Наставления старца Ефрема


Мир есть страсти: а) похоть богатства; б) наслаждение тела и секс; в) похоть чести и зависть; г) сребролюбие; д) украшение и тщеславие; е) человеческая слава и злопамятность. Когда освободишься от этого, тогда изыдешь от мира страстей и станешь действительно свободным, вдыхая воздух Святаго Духа, будешь уже духовным!

Когда мы рабы страстей, душа наша мертва!

Грех – это язва на совести и рана в душе, причиняющие боль. Язва на теле Христовом, Церкви, которой мы члены, гвоздь в Тело Христово, Его повторное распинание – вот что такое грех.

Грехом мы теряем самое дорогое сокровище – нашу собственную бессмертную душу.

Если мы больны раком, и станет известно, что где-то на Северном Полюсе есть врач, который может нас исцелить, то мы бросим все, преодолеем все препятствия – только бы добраться до целителя и избавиться от телесного недуга. Нас не испугают ни трудности, ни финансовые затраты: оставляем все и идем… А когда рак греха угрожает смертью нашей душе – тем более нужно бросить все и бежать, невзирая на все препятствия. Придем в храм, к таинству Исповеди, встанем на колени, обнажим свою язву, получим лекарство и исцелимся – и так избежим страшной смерти души!

Покаяние творит удивительное чудо: оно заставляет Бога забывать наши грехи.

Всегда помышляй о том, что ты самый великий грешник в мире, и что если благодать Божия оставит тебя, то ты падешь во все мирские грехи! Всегда осуждай себя.

В государственных учреждениях во всех официальных книгах записей данные принято вычеркивать красным карандашом. Вот таким же карандашом каждый, кто хочет называться православным христианином, пусть сегодня же перечеркнет все памятные ему прегрешения брата. А брат – это всякий человек: знакомый и незнакомый, православный и не православный.


Открытка от старца Ефрема

Нет предела добродетели покаяния: ведь человек может согрешить мыслью и в последний момент. Это очень опасно. Нужно иметь большой опыт, чтобы праведно пережить то, что ожидает нас в последний час.

Когда примешь дар, попроси от Бога а) смирение; б) ангела хранителя; и в) чтобы у тебя отнял дарование, дабы не впасть тебе в гордость! Физические наши грехи делаются хранителями добродетелей, которые дает нам Бог.

Искушения, скорби, огорчения, приходящие или от диавола, или от людей, или возбуждаемые миром, который мы несём в себе, – всё это лекарства, всё это посылается Божиим Промыслом для того, чтобы к нам вернулось утраченное нами душевное здоровье.

Не уставай и сам подрубать корни своих страстей.

Что такое поклон? Это поклонение Богу. Мы поклоняемся Богу, а наш враг диавол этого не делает, не преклоняет ни главы, ни колен. Он Богу не поклоняется. Те, кто поклоняются Богу, – враги диаволу, а, значит, люди Божии. Поэтому поклоны имеют большое значение.

В доме твоем принимай только подобных тебе по образу жизни, убеждениям, нраву и добродетели.

Господь не проявляется в чём-то чувственном, Он проявляется в Своей любви, радости, тишине, мире, «всяк ум превосходящем» (ср. Фил. 4, 7).

   Будем всеми силами души в небесном свете Евангелия сражаться за Царствие Небесное

Будем всеми силами души в небесном свете Евангелия сражаться за Царствие Небесное.

Добродетелен тот, кто вместе с радостью принимает злая, которые сопровождают добродетель!

Мы не знаем на своём опыте, что такое смерть; тот, кто знает, может подтвердить, насколько всё это серьёзно.

Не проморгай, – время не в наших руках.

Бойся нерадения, как самого опасного врага.

Как мы понимаем, что страдаем от эгоизма? А так, что когда брат скажет нам обидное слово, или когда духовный отец сделает тебе замечание и ты почувствуешь смущение, возмущение, негодование, горечь, скорбь, тяжесть, смятение, раздражение, – то вот и познай из всего этого масштабы живущего в тебе эгоизма.

Любите, терпите, не замечайте немощей ближних, не гневайтесь, не горячитесь, прощайте друг друга, дабы уподобиться Христу и удостоиться быть рядом с Ним в Его Царстве.

Святой Бог попускает любящим Его искушения, дабы научить их борьбе.

   Святой Бог попускает любящим Его искушения, дабы научить их борьбе

Бог любит того, кто, будучи борим, противоборствует.

Гордость и эгоизм – это тяжелые хронические заболевания. Два великих недуга, которыми сковано сердце каждого человека; от них все ежедневно страдают.

Хотя эгоизм производит искушения, а искушения приводят эгоизм в негодность.

Искушения и скорби нас спасут. Избегающий скорбей пусть не ожидает и радостей.

Искушение – это шторм, и море выбросит весь мусор, который скопился на дне во время штиля!

Господь доводит нас до отчаяния, дабы мы были вынуждены призывать Его скорбно и горестно, чтобы во время вопля к Нему освящались наши уста и сердце.

Никто не взошел на небо без искушений.

Вместо того чтобы терять время зря, проговаривай молитву. И, когда приходят к тебе лень и нерадение, бойся угрозы Господа для лукавого и ленивого раба (ср. Мф. 25, 26).

Невнимательному в мелочах обязательно будет попущено впасть в великое. Внемли себе.


Старец Ефрем

Без истинного смирения соблазны остаются и возрастают, так что исчезает всякая надежда на исправление.

Чтобы преобразить сердце из плотского, страстного и эгоистичного в бесстрастное, необходима молитва.

Не изнемогай на молитве, сколько бы раз ты ни возвращал свой убежавший ум. Бог увидит твое расположение и труд и пошлет Свою благодать, которая соберет ум.

Затемняется ум, когда не имеет духовной работы и молитвы, так как лишается Божией помощи и демонизируется.

Не позволяйте своему уму принимать представление лиц и греховных образов, соблазняющих вас к плотским грехам или ведущих к гневу и ярости.

Ум, отступивший от созерцания Бога, становится либо скотоподобным, либо звероподобным.

Взирай лишь на себя и на свои грехи – и обретешь то, что превзойдет все твои чаяния.


Архимандрит Ефрем Филофейский
К публикации подготовила Ольга Орлова

Книги старца Ефрема Филофейского (Мораитиса) в интернет-магазине "Сретение"

16 января 2020 г.



https://pravoslavie.ru/127091.html
« Последнее редактирование: 20 Января 2020, 17:33:41 от Дмитрий Н » Записан
Страниц: 1 [2]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!